WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Духовно-нравственное оздоровление личности человека: анализ сущности и виртуально-образных форм (этико-философское исследование)

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

БИРЮКОВА Элеонора Алексеевна

 

 

ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОЕ ОЗДОРОВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА: АНАЛИЗ СУЩНОСТИ И ВИРТУАЛЬНО-ОБРАЗНЫХ ФОРМ

(ЭТИКО-ФИЛОСОФСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ)

 

Специальность 09.00.05 – Этика

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертация на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

Тула 2010

Диссертация выполнена на кафедре философии, культурологии, прикладной этики, религиоведения и теологии им. А. С. Хомякова в ГОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н. Толстого»

Научный консультант:                доктор философских наук, профессор

Мелешко Елена Дмитриевна

Официальные оппоненты:          доктор философских наук, профессор

Варава Владимир Владимирович

доктор философских наук, профессор

Золкин Андрей Львович

доктор философских наук, профессор               Антонов Евгений Алексеевич

Ведущая организация:       Калужский государственный университет

                                                        им. К.Э. Циолковского

Защита диссертации состоится «___» декабря 2010 г. в 11.00 часов на заседании Диссертационного совета ДМ 212.270.02 при Тульском государственном педагогическом университете им. Л.Н. Толстого по адресу: 300026, г. Тула, пр. Ленина, 125, корп. 3, ауд. 96.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого. Объявление о защите диссертации на соискание ученой степени доктора наук опубликовано в Бюллетене ВАК Минобразования и науки РФ в №6 (11) 2010 года.

Автореферат и объявление размещены на сайте ВАК: «___» _________2010 г.

Автореферат размещен на сайте: www.tspu.tula.ru

Автореферат разослан «___» _________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук                                                                  Е.Д. Мелешко

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Начало третьего тысячелетия характеризуется повышенным интересом исследователей к тенденциям развития духовно-нравственного мира людей, их нравственного роста. Настоящее исследование рассматривает идеи нравственного самосовершенствования, анализируя духовно-нравственное оздоровление как необходимую компоненту самосовершенствования и выделяя виртуальные образы как составляющую морального сознания и способ осуществления духовно-нравственного оздоровления. В этом плане актуальность диссертационного исследования несомненна, особенно в русле тех проблем, которые возникают в результате новейших информационно-технологических вызовов культуры и одновременно «оскудения духовного бытия на фоне гигантского роста информации».

Актуальность диссертационного исследования выражается в том, что способствует расширению этической базы исследований, так как основные этические понятия анализируются сквозь призму проблемы духовного оздоровления как доминанты духовно-нравственного совершенствования личности. Виртуальные образы, дополняя сложившуюся в этике традиционную схему структуры морального сознания, расширяют теоретические представления о формировании мотиваций к нравственной деятельности человека, влияния на ценностный ряд морального сознания. Поскольку процесс духовно-нравственного оздоровления охватывает в совокупности весь период жизни человека, то это позволяет выявить динамику, этапы и результативность работы над собой, что, с точки зрения многих ученых, является важной предпосылкой для весьма перспективных философско-аксиологических обобщений. Кроме того, наш исследовательский анализ использования в практике духовно-нравственного оздоровления образов виртуального типа, могут развить некоторые этико-концептуальные направления философии в исследовании личностных задатков людей. Это относится, например, к экологии здоровья человека, которая в нашем понимании выражает степень вписываемости людей в природу, в общество, в  собственный био-духовно-нравственный настрой.

Актуальность диссертационного исследования в социальном плане определяется интернационализацией жизни народов разных государств, определяющей гармонизацию межэтнического общения, что может быть решено только на основе утверждения в моральном кодексе любого социума принципов мультикультурности, толерантности, приоритета общечеловеческих  ценностей. Таким образом, наше диссертационное исследование,  связанное  с духовно-нравственным оздоровлением человека имеет несомненное социально-нравственное значение, выражая интересы представителей любого этнического образования. В систематизированном виде она представляет собой синтез знаний и опыта, объединяющий подвижнический опыт представителей различных культурно-исторических эпох.

Известно, что человек стремится трансформировать кратковременное, болезненное существование в полнокровную, долгую или даже вечную жизнь. Исследование этой традиции будет содействовать увеличению числа веских доводов в пользу взаимного доверия, сотрудничества, необходимых для гармоничного устройства жизни разных народов и этнических групп, проживающих на планете Земля.

Актуальность диссертационного исследования выражается, также и в образовательно-воспитательном аспекте. Это особенно важно,  с учетом  интенсивного  обсуждения  в философской и педагогической среде проблемы поиска  надлежащих способов  привития молодежи высоких моральных качеств, причем предлагается использование как традиционных, так и инновационных методов. В этой связи, насыщение аргументационной базы воспитательного процесса духовно-нравственными оздоровляющими контекстами позволит работать над улучшением характера молодых людей, элиминированием тех черт, которые выдают его моральную незрелость. К примеру, уяснение, открытого еще древними мудрецами этического принципа «бумеранга поступка» при сценировании виртуально-образных его хронотопов, может послужить сублимированию энергии молодежи в творческие, виды деятельности.

Степень разработанности темы. Исследуемые в нашей диссертации вопросы духовно-нравственного оздоровления человека и виртуально-образных форм, относятся к малоизученному  направлению в этике, хотя, как показывает анализ этической литературы, существует достаточное количество работ, посвященных проблеме духовных и нравственных ценностей, соотношению знания и ценностей, что можно объяснить, в том числе, и  развитием научного знания:  лишь в конце ХХ века появляются в философские исследования, связанные с углубленными изучением отражательной сферы сознания, с выявлением виртуальных образов, задействуемых в личностной самотрансформации.

Проблема духовно-нравственного оздоровления человека тесно связана с понятием духовной природы человека. Философская традиция в исследовании специфических особенностей человеческого духа, взаимосвязи телесного и духовного зарождается в античности, в трудах Платона и Аристотеля. Платон выявляет двойственную структуру человеческой морфологии: тело, а также душу, соприкасающуюся через свою разумную часть с нравственно-идеальными сферами. В трудах Аристотеля, рассматривается гармоническое сочетание телесности души, и ума, как  оснований морального совершенства через  взаимодействие с абсолютным Умом. В учениях Сенеки, Марка Аврелия, Цицерона, природа человека связана с представлениями о структурной триаде человека тело-душа-ум, которая затем в христианстве определяется как тело-душа-дух (Святой Дух). Эти идеи о специфике человека, возможностях его духовно-нравственной трансформации, продолжаются в трудах современных философов, таких как П. Тейяр де Шарден, М. Бубер, В.С. Библер, М.К. Мамардашвили, утверждающих, что человек благодаря духовно-нравственным усилиям, превосходя свою телесную природу, способен стать «ключом к Универсуму».

Работы современных авторов показывают, что традиция здесь является довольно устойчивой: у А. Адлера, Б.Г. Ананьева, В.Е. Бугеры, А. Рено, В.М. Снеткова находим мысль о необходимости,  при характеристике человека как представителя вида Homo Sapiens, учитывать различные стороны проявления его натуры и прежде всего, его моральные качества. Таким образом, духовно-нравственная компонента является ведущим фактором оздоровляющих изменений в человеке: их интерпретации как феномена духовности рассматриваются в трудах  Н.А. Бердяева,  Н.К. Бородиной и С.Б.  Крымского; А.Н.   Редель, Ю.М.     Щукина, осуществляющих идентификацию ее типовых проявлений. Интересными являются, на наш взгляд, исследования, в которых духовно-нравственное  как проявление душевности представлено в виде концепции (Э.  Фромм, Ю.Г.   Волков, Е.Ф.  Казаков, В.С.  Поликарпов, В.А.  Поликарпова), что способствует уяснению метаморфоз, происходящих в данном ареале.

Большое значение для исследования имело точка зрения Э. Гуссерля о духовно-нравственной жизни как «изначальной и затем вновь подлежащей активации воли к обновлению», что связано с идеей беспредельности человеческого саморазвития. Мы считаем важным ввести в исследовательское поле понятие «субъект-субъектное общение» (М.С. Каган), обозначенное как контакт со своим внутренним  миром; а также положения В. Франкла, Д. Фейдимена и Р. Фрейгера о значении и перспективе духовно-нравственная развития человека: только духовно-нравственная работа может обеспечить  значительный рост личностного «я».

Нами проанализированы публикации, в которых духовно-нравственное демонстрируется как учреждающая основа внутреннего мира людей, что имеет место у  А.В. Булыгина, Д. Деннета, Д.И. Дубровского, А.Н. Книгина, А.И. Лисина, В.Л. Райкова, В.В. Семенова.

А.В. Булыгин, Д.И. Дубровский, А.И. Лисин рассматривают внутренний мир как целостное идеальное, с присущим ему генезисом и субъективностью; Д. Денет, А.Н Книгин и В.Л. Райков отдают дань углубленному рассмотрению сознания, его видов и свойств; Т.В. Пермякова делает акцент на единстве духовности и нравственности человека («нравственный» означает, имеющий отношение к духовному»), эту позицию разделяют Г.Н. Кузьменко, А.В. Разин, Н.С. Розов, М.Н. Росенко, И.Л. Шеховская и др.

Данный аналитический обзор проблемы духовности, духовно-нравственных ценностей как оснований духовного оздоровления человека позволяет перейти к рассмотрению тех источников, в которых непосредственно затрагиваются те или иные аспекты проблемы духовно-нравственного оздоровления человека.

В трудах А.Д. Ботулу и Г.С. Шаталова рассматривается обоснование факта нерасторжимой связи между духовностью, нравственностью и здоровьем; Л.С. Астахова и Н.Н. Александрова уделяют внимание формированию понятийного аппарата, выражающего суть духовно-нравственного здоровья; Г.П. Малахов понимает духовно-нравственное оздоровление как на систему повседневного жизнеустройства; И.Ф. Ведин, С. Гроф и К. Гроф выявляют особенности духовно-нравственной работы как процесса, имеющего кризисные точки развития, влияющие на нравственные качества человека; Ф. Александер, Ш. Селесник и В.М. Кандыба, осуществляют глобальную ретроспекцию и вычленяют этапные достижения духовно-нравственного оздоровляющего движения в различных культурах,  на протяжении длительных отрезков истории.

Разумеется, мы учитываем тот факт, что духовно-нравственное оздоровление осуществляется с помощью определенных средств, и что среди них особенно выделяется работа с образами, способствующими самосовершенствованию как позитивному изменению духовных качеств человека. Поэтому для нас важны источники, в которых просматриваются изначальные подходы к пониманию человеческого образотворения и сначала как направленного видения. В наследии античных философов обнаруживается первое теоретическое осмысление образов. Это относится к трудам Платона, создавшего учение об эйдосах и их созерцании с целью возвышения души и Аристотеля, придававшего большое значение этическому анализу образных феноменов. Необходимыми для развития нашего исследования являются умозаключения Плотина об образах и прообразах, и о «внутреннем эйдосе», о проникновении человека «духовно-нравственным оком в сферу Божественного Единого, чтобы приобщаться к беспредельному».

Рассмотрены идеи христианских богословов, прежде всего Оригена, Григория Нисского, других Отцов Церкви о человеке как образе и подобии Божьем, как достоянии, которое утрачивается, но остается целью духовно-нравственного оздоровляющего самосознания.

Исследование образов в рамках теории отражения рассматриваются в трудах В.Д. Балина, П.В. Симонова, Ф.М. Ярошенко, определяющих психо-физические механизмы отражения; Т.А. Абрамовой, В.А. Барабанщикова, В.И. Жуковского, А.С. Масленникова, В.Д. Пивоварова, выявляющих ступени отражательного усложнения, идущего от первичного отражения и простых образов предметов внешней среды к вторичному отражению и сложным образам феноменов внутреннего мира личности.

Подчеркивается, что данные сложные образы вторичного отражения, как правило, располагаются в глубинных отделах отражающей сферы (в бессознательном и в сознании) и компонуются за счет импульсов исходящих из ощущений, восприятий и воспоминаний,  помогающих дополнить вторичный образ деталями, не зафиксированными в первичном образе. Среди этих образов выделяются виртуальные образы (виртуалы), используемые в процессе духовно-нравственного оздоровления, поэтому мы фокусируем внимание на литературе, в которой есть их интерпретация. Нас привлекают источники, свидетельствующие о  попытках  разгадать  сущность виртуалов и вызываемых ими изменений в состоянии сознания, которые делаются адептами духовно оздоровляющих движений, например, йогинами в Древней Индии, посредством апробирования глаголов с корнем «vrtti»; о широком применении термина «virtus» в системах духовно-нравственного оздоровления приверженцев стоицизма в Древнем Риме и, особенно, Цицерона; о придании виртуальному контексту средневековыми философами Ф. Аквинским и Н. Кузанским статуса «virtus caeli» – причины причин, выражающей силу Божественного предначертания, вносящего судьбоносные изменения в жизнь людей; о трактовке Гегелем, уже в Новое время виртуальной реальности как снятого (идеального) реального, существующего в образной форме и оттеняющего наиболее существенное в нем, что объясняет факт использования виртуальных образов в процессе духовно-нравственного оздоровления, как способность этих феноменов проявить сущностный  смысл морального абсолюта.

О.Е. Баксанский, Д.В. Воробьев, М.М. Кузнецов, В.М. Родин, П.Е. Солопов и другие, используя опыт предшествующих философских обобщений, демонстрируют собственную концептуально-теоретическую позицию,  в понимании виртуальной реальности. При этом ретушируются моральные переживания, сопровождающие созерцание виртуальных образов и формирующие некую внутреннюю среду. Понятие виртуальной реальности, на наш взгляд, применимо для обозначения того идеального пространства во внутриличностном ареале, которое является своеобразным этосом осуществления духовно-нравственной оздоровляющей деятельности. Также следует  отметить труды О.С. Анисимова, О.И. Генисаретского, С.Н. Коняева, А.Н. Михайлова, Н.А. Носова, Г.П. Юдина, где обозначена идея о возможности использования оздоровляющего потенциала виртуальных образов в процессе самосовершенствования личности.

Духовно-нравственному оздоровлению присущи особенности и качества, которые подробно рассматриваются в нашем диссертационном исследовании.  Вместе с тем специфика духовно-нравственного оздоровления человека во многом связана с культурной средой человеческого общежития, зависит от его мировоззренческих пристрастий и личностных свойств. В совокупности эти факторы склоняют к выбору различных ценностных символов и компонента духовности в качестве активаторов оздоровляющих мероприятий. Поэтому мы выделяем три системы духовно-нравственного оздоровления: архаическую, базирующуюся на чувственно-волевом импульсе и первом этическом идеале Справедливости; христианскую, внутренний стержень которой составляет эмоциональная сфера и ценностный символ Любви к Богу и теософскую, в которой превалирует рациональный срез и моральный абсолют Сострадания  и выявляем ведущие виртуально-образные приемы их осуществления. Предпочтение им отдано неслучайно: ведь в них проявляются главные категориальные блоки духовности: волевой, эмоциональный и интеллектуальный в синтезе с нравственно-образными позициями, что позволяет рассмотреть любую из подобных систем.

Исследования особенностей архаической системы, содержащих сведения о специфике образа жизни примитивных людей заявлены в публикациях: И.У. Ачильдиева, Дейла М. Брауна, Е. Вайта, Ч. Кули, А.Р. Рэдклифа-Брауна, В.Д. Хамбли; об агрессии и примирении у диких племен, подтверждающих наш тезис о том, что причиной духовного изменения пралюдей  является необходимость осмысления внутриплеменного конфликта  в трудах А.М. Буровского, М.Л. Бутовской,  Е.К. Кадиевой,  К. Лоренца, пишущих. А.К. Зайцев, а также В.Н. Кирсанов, Т.Ф. Крамм, Давида Ламберт, Ю.И. Семенов раскрывают сущность социального конфликта и возможности его локализации; Т.И. Алексеевой, Франца Боаса, Сьюзен Лангер, Л. Леви-Брюля, К. Леви-Строса, К. Г. Юнга, указывающих на сильно повышенный уровень чувственно-волевой восприимчивости, характерный для архантропов и ведущий к активизации отражения, порождению образов, в том числе и виртуальных, трактуемых в анимическом ключе; К. Белла, Н.С. Бледновой, Л.Б. Вишняцкого, Р. Кайя, М. Клакмана, В.Н. Нечипуренко, Е.Н. Панова, А.Я. Шера, доказывающих наличие у пралюдей страха перед анимическими духами и обусловленность,  данным фактом проявления стремления к элиминированию данного аффекта, что приводит к распространению образно-символического ритуала, направленного на справедливое решение проблем и усиление жизненной адаптации. В трудах У.Э. Баджа, В. Руднева, Э. Тейлора, Дж. Дж. Фрезера, З. Фрейда, В.Д. Шинкаренко, рассматривается появление магии, религии, тотема и табу как отправной точку перехода пралюдей от дикости и предморального уровня жизнедеятельности к человеческому бытию за счет их духовно-нравственной самотрансформации.

В русле рассмотрения христианской парадигмы мы обращаем внимание на труды светских религиоведов: Р.Х. Баландина, В.А. Бочарова, Р. Генона, Г.И. Юраскиной, раскрывающих символические и понятийно- категориальные составляющие христианской религиозности; С. Дзуфри, В.Н. Катасонова, Д.В. Новикова, Дж. Янга, делающих акцент на образно-семантических и духовно-нравственных качествах христианства; Э.-А. Жильсона, А.-И. Мару, К. Субири, создающих возможности для общей визуализации содержания текстов выдающихся теологов. Большое значение имеют и труды виднейших представителей христианской догматики: Блаженного Августина, монаха Иосифа, монахини Игнатии, преподобного Никодима Святогорца, протоиерея Григория Флоровского, святителя Луки (Войно-Ясенецкого), святителя Феофана Затворника и других, благодаря которым удается высветить нюансы духовно-нравственной оздоровляющей работы, связанных с образно-символическим выражением чувства Любви к Богу, выводящим на сопричастность и даже сродненность с христианскими ценностными символами.

Завершая обзор научной литературы анализом теософской доктрины Е.П. Блаватской, ее ретроспективную соединенность с сакральными контекстами буддизма. Для этого мы обращаемся к трудам Ю.Л. Каптена, Я.Л. Мак-Грила, Н.С. Семенова, М.Т. Степанянц, В.К. Шохина, в которых присутствует информация, указывающая на специфику буддийских ценностных установок по проблеме самосовершенствования;   к трудам Р.  Генона,  А. Деви-Неел, Т.В. Ермаковой, Дж. Стронга, Шри  Аорубиндо Гхоша, К. Эррикера, выявляющим акты применения образных клише, изменяющих состояние сознания, восточными учителями ведущих духовно-нравственных оздоровляющих направлений. Далее, нами используются труды Е.П. Блаватской, А. Безант, раскрывающих этическое и образно-символическое содержание теософского абсолюта Сострадания. В тексте учитываются факты, приводимые в воспоминаниях о Е.П. Блаватской, ее родственников и членов теософского общества: у С. Кренстон находим описание событий, сопровождавших вовлечение Е.П. Блаватской в теософское движение, у Г. Мерфи – размышления о том, почему Махатмы именно Е.П. Блаватской передали тайные знания по духовно-нравственному оздоровлению; у А.Р. Синнет рассказ о том, какими моральными принципами руководствовалась Е.П. Блаватская при выборе учеников и соратников; у Е. Хольт упоминания о методах работы Е.П. Блаватской по самосовершенствованию и нравственному росту.

Объект исследования: Духовно - нравственное оздоровление личности как этический феномен.

Предмет исследования: Виртуальные образы как составляющие компоненты духовно-нравственного оздоровления личности.

Цель диссертационного исследования: целостный этико-философский анализ сущности духовно-нравственного оздоровления личности как этического феномена и виртуально-образных составляющих морального сознания.

Задачи исследования, решение которых обеспечивает достижение поставленной цели:

– приведение в соответствие с потребностями исследования содержание  и логику категориального аппарата, посредством понятийных экспликаций «духовность»-«нравственность»-«оздоровление»; «отражение»-«образ»-«виртуал»; «концентрация сознания»-«глубинно-проникающий взгляд»-«созерцание этического абсолюта»;

– выявление и систематизирование ситуаций создания и использования  виртуальных образов в русле их дихотомического деления на те, которые направляют жизненную энергию на самосовершенствование, связанную с процессом духовно-нравственного оздоровления, или ее деградации, т.е. болезнетворения;

– определение исходной базы формирования виртуальных образов и соответствующих им состояний сознания, ведущих  к составлению картин и сценариев, содействующих духовно-нравственному развитию человека;

– вычленение ступеней усложнения виртуальной образности, начиная с ее функционирования на бессознательном уровне, затем предсознательном и, далее, на уровне сознания, когда в соответствии с целью личностного самосовершенствования ей придаются искомые духовно-нравственные оздоровляющие качества;

– осуществление дифференциации подходов к духовно-нравственному оздоровлению на примере рассмотрения трех показательных систем, в которых наличествует ценностно-символическая специфика как в формировании абсолютов личностного совершенства, так и в способах взаимодействия с их образно-виртуальными аналогами.

Методологическая и теоретическая база работы адекватна цели, задачам и общей линии диссертационного исследования. Внедрение в сферу этико-философского исследования виртуальных компонентов требует реализации особых подходов. В диссертационном исследовании ведущим методом является метод полионтизма, который, позволяет осуществить адекватный анализ взаимодействия человека с виртуальными образами в процессе его внутриличностной работы над собой. Вместе с тем, рассмотрение идеи духовно-нравственного оздоровления требует повышения функциональности полионтизма, для чего осуществляется его дополнение синергетическим контекстом, что помогает определить место виртуалов в совокупности ценностных образно-символических разрядов.

В методический арсенал также входят: теория отражения, дающая ключи к выявлению виртуальных активаций духовно-нравственного оздоровляющего типа через интерпретацию категории «отражение отражения»; принципы: а) атрибутивности – используемого при ранжировании понятий из экспликации отражение – вторичное отражение – виртуал; б) компаративности – применяемого для сопоставления виртуально-образных композиций систем духовно-нравственного оздоровления различных культурно-исторических эпох; в) единства исторического и логического – который используется при анализе качественного состояния виртуальной образности, создаваемой на стадии смутного сознания пралюдей в период начальной архаики, затем на стадии проясненного, но недостаточно зрелого сознания людей поздней архаики и на стадии духовно и морально зрелого сознания людей-личностей во время расцвета их цивилизационного бытия; г) абстрактного и конкретного, помогающего реконструировать связи между различными духовно-нравственными оздоровляющими системами и их виртуальными аранжировками (например, системами Цицерона, христианских подвижников, Е.П. Блаватской и А. Безант); д) диалектики – содействующего исследованию синтеза и противоположностей,  возникающих во взаимодействиях понятий, выражающих суть духовно-нравственного и образно-виртуального.

Новизна диссертационного исследования состоит в целостном этико-философском анализе сущности, генезиса, типологических и специфических составляющих феномена духовно-нравственного оздоровления человека как особенности морального самосовершенствования, связанного с наличием в моральном сознании виртуальных образов (виртуалов), способствующих формированию морального идеала и являющихся моральной мотивацией, инициирующих человека к духовно-нравственной деятельности. Определяется смысл, содержание, типология, виртуальных образов (виртуалов), их влияния на процессы духовно нравственного оздоровления. В диссертационном исследовании на широком историко-философском, культурологическом материале представлены различные модели и системы духовного оздоровления человека, на основании которых выводится содержание духовного оздоровления как расширения морального воления, нравственного творчества и нравственной свободы человека.  Теоретическая и практическая значимость работы  заключается в том, что представленный в ней этико-философский анализ виртуальных составляющих духовно-нравственного оздоровления позволяет заполнить некоторые «белые пятна», имеющиеся сейчас в трактовке моральных состояний человека, форм и методов его личностной самотрансформации. Информационный ресурс диссертационного исследования  может быть использован в процессе чтения учебных курсов по философской этике, культурологии, религиоведению, экологии, а также междисциплинарных спецкурсов, например, таких как «Философско-аксиологический фактор виртуальной деятельности в духовно-нравственном оздоровлении»; «Виртуальные образы ценностных символов религиозного аскетизма»; «Историко-культурные традиции виртуального образотворения в системах духовно-нравственного оздоровления личности»; «Виртуальная среда сегодня и ценность нравственного здоровья людей»; «Философские проблемы экологии духовно-нравственного здоровья». Выводы и рекомендации, содержащиеся в нашей работе имеют все основания быть задействованными при подготовке философов, историков, психологов, педагогов, специалистов по религии, акмеологии в высших учебных заведениях, при повышении квалификации в системе послевузовского образования.

Положения, выносимые на защиту:

1. В диссертационном исследовании определены метафизические и этические основания феномена духовно-нравственного оздоровления. Человек имеет особую жизненную природу, характеризующуюся присутствием в одном организме двух разнонаправленных частей: животной, инстинктивно-бессознательной особи и мыслящей, осознающей и оценивающей происходящее личности, что дает возможность посредством духовно-нравственной деятельности гармонизировать взаимодействие органических частей, изменять не только внешнюю среду обитания, но и себя, осуществляя самотрансформацию. Показано, что в ареале живого, человек единственный, кто знает о своей смертности, глубоко переживая это, стремится сделать все, чтобы обрести бесконечно долгую жизнь. Такое положение обусловливает возникновение идеи перманентного поддержания полнокровного бытия за счет духовно-нравственного оздоровления. В связи с этим духовно-нравственного оздоровление определяется как способность человека к насыщенной духовно-нравственной жизни, что является неотъемлемой составной частью жизни, главным условием его личностного роста.

2. Нами определено, что взаимодействие духовно-нравственного оздоровления и виртуальных образов, представляет собой процесс всемерного развития качеств, обеспечивающих достижение гармонии. Раскрыта отражательная особенность морального сознания  в момент его активизации при формировании в сознании образа этического абсолюта. Выявлены содержательные характеристики образов, используемых в духовно-нравственном оздоровлении, сделан вывод о том, что отражение, связанное с виртуальными образами формируется как образ вторичного отражения, производимого с нескольких первичных образов, с привлечением фрагментов восприятия и воображения, хранящихся в памяти. Виртуальный образ или виртуал (virtual – действенный) – образ достаточно высокого уровня абстрагирования, он является собирательным и не может быть, в силу этого, образом первичного отражения с какого-либо конкретного предмета внешней среды.

3. Определена типология виртуальных образов морального сознания по степени их воздействия на процессы духовно-нравственного оздоровления. Это виртуальные образы, которые подразделяются следующим образом: 1)виртуальные образы в процессе активизации, которые происходят в области морального сознания, более расширенного, по сравнению с образами первичного отражения. Они позволяют нагляднее показать те духовно-нравственные метаморфозы, которые происходят с человеком в процессе духовно-нравственного оздоровления; 2) виртуальные образы в проекции противоположных значений: оздоровляющие – болезнетворные, которые позволяют раскрыть  целостность нравственных исканий человека; 3) виртуальные образы как составляющие резервного фонда ареала морального сознания, в условиях ценностных кризисов, при реализации шагов по нравственному самоизменению; 4) проекция виртуальных образов морального сознания и демонстрация общего и особенного в духовно-нравственной оздоровляющей деятельности, 5) моральное сознание и приемы духовно-нравственной оздоровляющей деятельности, в ходе исследования ряда показательных систем.

4. В диссертации заявлено, что виртуальные образы содержат аксиологический контекст, являясь мощной мотивацией, побуждающей к самоизменению, что проявляется в усилении эмоций, ибо на фоне созерцания абсолюта, собственные несовершенства кажутся еще более значимыми. Эти переживания инициируют активации новых виртуальных образов, показывающих ступени духовно-нравственного изменения личности. Отсюда возникают многомерные виртуально-образные миры, вовлекающие человека в интенсивную творческую самореализацию.

5. Выявлено, что духовно-нравственное оздоровление  представляет собой непрерывный процесс нравственного самосовершенствования, у которого имеется начальный этап, но отсутствует завершающая фаза, отчего его схема выглядит как бесконечная лестничная вертикаль. В связи с этим анализируются условия деятельности субъекта духовно-нравственного оздоровления посредством рассмотрения индикаторов расконсервации его морально-энергетического потенциала. Производится моделирование структуры процесса взаимодействия человека с этическим символом и подведение ее видовых параметров под вертикаль лестничного типа Движущим мотивом преодоления такого пути становится моральная потребность человека в общении с образом идеала, обладающим мощным зарядом моральной силы, мотивации, которая, по мере развития личности, начинает переходить в дух подвижника, определяя духовно-нравственное содержание его существования и деятельности.  

6. Определены характеристики виртуальной образности, которые являются сложным, многомерным образованием. Нами показано, что виртуальные образы предполагают применение для своей интерпретации особого метода – синергетического полионтизма, способствующего выявлению неоднозначной роли виртуально-образных структур в формировании субъекта духовно-нравственного оздоровления и выбора им этического абсолюта, особенно в современных условиях распространения внешних виртуально-информационных сетевых структур.

7. В диссертации выявлено, что имеются общие и частные показатели успешной реализации духовно-нравственного оздоровления. К обязательным относятся: сублимационный перевод энергии от материальных структур организма к идеальным; нарастающая концентрация сознания на мысли о самооздоровлении до уровня его измененности (невосприимчивости внешних раздражителей); сведение фрагментов в законченный виртуальный образ, с последующей фокусировкой сознания на его форме и содержании; отслеживание позитивных подвижек в ходе духовного оздоровления и их закрепление. В свою очередь, специфика обуславливается разнообразием систем духовного оздоровления и их постулатов; срезов духовности, задействуемых в формировании виртуальных образов; этических абсолютов, избираемых для общения; сюжетных клише, принимаемых к исполнению. В целом специфика хорошо просматривается при исследовании отдельных показательных систем духовно-нравственного оздоровления: архаической, христианской и теософской. 

8. Установлены способы, субъективные и объективные возможности, цели и задачи реализации программы духовного оздоровления как расширение границ морального воления, творчества и свободы. На основе анализа идейных основ и типологических параметров личностного самосовершенствования выявляется его специфика, для чего в качестве примера используются три показательных системы: архаическая, христианская и теософская, в которых этические абсолюты Справедливости, Любви и Сострадания в соответствии с постулатами духовно-нравственных преобразований, заложенных в данных системах, приобретают виртуально-образные формы: Тотема; триединого Бога; страны забвения Нирваны.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на кафедре философии и культурологии Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого.

Вместе с тем, апробация научного материала и полученных выводов была осуществлена:

- в ходе публикаций монографий, статей и тезисов, общим объемом 52 п.л.;

- в ходе выступлений на конференциях и симпозиумах (всего свыше 30 выступлений):

1.  Древние  мировоззренческие   парадигмы о преодолении смерти через духовное оздоровление личности // Научно-методическая конференция профессорско-преподавательского состава, посвященная 40-летию НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева. – Новомосковск, 1999.

2. Толерантность и компаративистика в призме глобальной парадигмы оздоровления человека через духовность. // Четвертый международный философский симпозиум «Диалог цивилизаций: Восток-Запад». – Москва, 1999.

3.  Основы духовного оздоровления православного исихазма в опыте российских подвижников // Вторые Петровские чтения Петровской Академии Наук и Искусств «Россия вчера, сегодня, завтра». – Санкт-Петербург, 2000.

4.  Этапы развития идеи продления жизни на основе духовного оздоровления личности // Межвузовская научно-теоретическая конференция «Человек, наука, общество». – Новомосковск, 2000.

5.  Виртуальные миры духовного оздоровления человека // Научная конференция Центра виртуалистики института философии РАН «Виртуалистика 2001». – Москва, 2001.

6.  Интерпретация духовности в современном философском ракурсе // Межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы гуманитарных наук», - Новомосковск, 2001.

7. Научное познание духовности – путь преодоления паранормальных верований // Международный научный симпозиум «Наука, антинаука и паранормальные верования». – Москва, 2001

8. Специфика построения виртуальных миров духовного оздоровления человека // XXIII научная конференция профессорско-преподавательского состава НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева. – Новомосковск, 2001.

9.  Философские инновации в высшем образовании: виртуальные модели духовного оздоровления человека // Четвертые Петровские чтения Петровской Академии Наук и Искусств. – Санкт-Петербург, 2002.

10.  Гуманитарные новации в техническом вузе: виртуальные системы духовного оздоровления человека // Международная научно-методическая конференция «Практические и научно-методические аспекты подготовки специалистов в современном техническом вузе». – Белгород, 2003.

11. Значимость идей гуманитарной виртуалистики о духовном оздоровлении человека для современного высшего образования // Международная научная конференция «Россия на пути к демократии и устойчивому развитию: характер общества и его способность к модернизации». – Тула, 2003.

12. Феномены духовной культуры: этические детерминанты виртуальной деятельности человека // Пятые Петровские чтения Петровской Академии Наук и Искусств. – Санкт-Петербург, 2003.

13. Вузовские философские новации: виртуальные технологии нравственно оздоровляющего обучения // Научная конференция « Инновационные технологии в современном обществе». – Санкт-Петербург, 2004. 

14. Культурные грани виртуального: синергетический полионтизм в этике духовного оздоровления // Шестые Петровские чтения Петровской Академии Наук и Искусств. – Санкт-Петербург, 2004.

15. Отражение в виртуальных образах нравственных состояний субъекта духовного оздоровления // XXV научная конференция профессорско-преподавательского состава и сотрудников НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева. – Новомосковск, 2005.

16. Философия о роли виртуальных образов в становлении нравственного Пути духовного оздоровления // Седьмые Петровские чтения Петровской Академии Наук и Искусств. – Санкт-Петербург, 2005.

17. Здоровье и нравственное самочувствие детей: аргументы виртуально-игрового подхода // III Международная научно-практическая конференция «Проблемы демографии, медицины и здоровья населения России: история и современность». – Пенза, 2006.

18. Развитие экологического сознания на основе уяснения нравственных составляющих виртуальной природы вещей // VI Международная научно-практическая конференция «Состояние биосферы и здоровье людей». – Пенза, 2006.

19. Экофилософия о необходимости познания нравственных параметров виртуальных взаимодействий // Третья Международная научно-практическая конференция «Гуманитарные и естественнонаучные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития». – Новомосковск, 2006.

20. Новое в экопросвещении: нравственно-виртуальные подходы к оздоровлению людей // V Международная научно-практическая конференция «Природоресурсный потенциал, экология и устойчивое развитие регионов России». – Пенза, 2007.

21. Структура здоровья человека с позиции этико-виртуального подхода // IV  Всероссийская научно-практическая конференция «Окружающая среда и здоровье». – Пенза, 2007.

22. Этика и виртуалистика духовно оздоровляющего направления в экологическом просвещении // IV Международная научно-практическая конференция «Гуманитарные и естественнонаучные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития». – Новомосковск, 2007.

23. Виртуальная модификация раздела о нравственной деятельности человека в общей теории отражения // Межвузовская научно-теоретическая конференция «Философские вопросы интерференции естественных и гуманитарных дисциплин. - Новомосковск, 2008.

24. Философско-виртуальный анализ гражданственности студентов как ценности социального бытия // Всероссийская научная конференция «Человек в условиях цивилизационных вызовов». – Саратов, 2008.

25. Философское определение ценностных показателей виртуальных экосистем // Х Петровские чтения: Всероссийская научная конференция. – Санкт-Петербург, 2008.

26. Экология здоровья человека: этико-виртуальный срез проблемы // Пятая Международная научно-практическая конференция «Гуманитарные и естественно-научные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития». – Новомосковск, 2008.

27. Молодой человек в социуме: использование виртуальных образов при решении нравственных проблем // I Международный симпозиум «Социальная теория и проблемы информационного общества». – Ижевск, 2009.

28. Установки философской виртуалистики в контексте духовно-нравственного развития студентов // Всероссийская научно-практическая конференция «Духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы формирования и защиты». – Волгоград, 2009.

29. Экофилософия о ценностно-виртуальных показателях здоровья человека // XXVII научная конференция профессорско-преподавательского состава и сотрудников НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева. – Новомосковск, 2009.

30. Влияние виртуальных образов на духовное здоровье человека: конфигурации философской аксиологии // VII Международная научно-практическая конференция «Пси-фактор: психологические факторы жизнедеятельности». – Новомосковск, 2010.

31. Образно-виртуальные рецепции духовно-нравственного оздоровления религиозных подвижников в древнеиндийском и античном социумах // Межвузовская конференция преподавателей и студентов «Россия: дни боевых побед и трудовых подвигов», посвященная 65-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. – Новомосковск, 2010.

32. Философская проблема адекватной оценки воздействия виртуально-сетевых средств на духовно-нравственное здоровье людей // Международная (заочная) научно-практическая конференция «Модернизация и перспективы развития современного общества» (экономический, социальный, философский, правовой аспекты). – Саратов, 2010.

Структура работы определяется целью, задачами, а также принятым научным способом исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя девять параграфов, заключения и списка литературы, содержащего свыше пятисот наименований.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

         Во Введении обосновывается актуальность темы, а также степень ее разработанности, выделяются объект и предмет, цель, задачи, приоритетные методологические принципы, теоретическая и практическая значимость всего исследования, формулируются общие положения, выносимые на защиту и способы апробации концептуальных установок диссертации.

В главе I «Теоретические и методологические основания духовно-нравственного оздоровления человека подводится теоретический фундамент под раскрытие темы диссертационной работы. Этико-философский дискурс инициируется рассмотрением характерных особенностей жизненной природы человека и его духовно-нравственного мира. Анализируются возникновение и этапы развития духовно-нравственного оздоровления, сущность, неотъемлемые составные части и виртуально-образные формы реализации.

В параграфе 1.1. «Духовно-нравственное оздоровление как неотъемлимая  компонента духовной жизни человека» акцент делается на сложном морфологическом составе организма представителей вида Homo Sapiens, обусловливающем вычленение в нем не двух частей, как у других высших животных, а трех: физической, психической и духовно-нравственной. В силу этого, органическое состояние людей зависит от трех показателей: физического здоровья, наличие которого фиксируется критерием «я могу»; психического здоровья – с критерием «я хочу»; духовно-нравственного здоровья с критерием «я должен» (Т.В. Блинникова, Г.А. Шкерина). Каждый вид здоровья важен для человека, каждый высвечивает грань его природы. Духовно-нравственное здоровье опирается на жизненную необходимость, на то единственное этически ценное, чего нужно придерживаться в данный момент (В. Франкл). Его отсутствие может свести на нет значимость других органических достоинств, так и недостатков, когда имеющий развитое тело, красивую внешность и эмоциональную обаятельность человек, будучи признан моральным уродом, вызывает отвращение; и, наоборот, телесно слабый, внешне неприятный человек, за счет добродетелей и высоконравственного подвижничества часто вызывает восхищение у окружающих людей (Д.Б. Богоявленская).

Столь неординарное сочетание в человеке психо-соматического и духовно-нравственного является объектом исследовательского внимание представителей этико-философского направления, которые анализируют нравственную природу человека, его духовно-нравственный мир. Первые интерпретации данного вопроса обнаруживаются у древнегреческих трагиков Софокла, Еврипида, а также у историка Гомера, указывающих на роковые события в жизни людей, которые происходят когда они делают неправильный ценностный выбор: зная лучшее, выбирают все равно худшее (Еврипид), т.е. выбор делается в пользу того, что «я хочу», а не того, что «я должен» или «я обязан». Платон считает, что душа человека  заключена в теле, обуреваема страстями, что препятствует достижению идеалов Добра и Блага. В большинстве случаев лишь после смерти тела души достигают божественного мира идей и находят блаженство. В то же самое время мудрецы посредством духовно-нравственного самосовершенствования и телесное воздержания проявляют способность созерцать мир идей. Аристотель в природе человека выделяет тело-душу-ум, при этом главную роль он отводит уму, при напряженной рациональной деятельности которого, поддерживаемых моральными помыслами и мотивацией, удается слиться с абсолютным божественным умом, найти и ощутить гармонию покоя и блаженства.

Трехсоставная структура природы человека сохраняется и в последующих теориях, но в поздне-эллинистический период у Сенеки, Марка Аврелия, Цицерона и далее у христиан, ум понимается как дух (Святой Дух). Проблема взаимодействия духа и души определяется следующим образом: душа через соприкосновение с духом определяет назначение человека как служение добру, красоте, Богу (С.А. Франк). При установлении возможности возникновения в человека единства душа-дух появляется необходимость в понятии, которое фиксировало бы факт ее наличия – им становится слово «духовность» (Л.П. Буева, А.В. Маринченко); ретуширование сочетаемости духовности с нравственностью (Т.В. Пермякова, С.М. Яковлюк) и формирование категории духовно-нравственное (Т.Е. Васильева, М.А. Киндзерская). Даже при выделении иных блоков сознания, например, рационального, аксиологического, эмоционально-волевого, духовно-нравственная часть остается в виде опоры, внутреннего стержня личности (Т.С. Батракова, М.С. Копытина).

В итоге нами делается вывод о том, что по своей природе люди предназначены для полнокровной духовно-нравственной жизни, с целью преодоления своей телесности, животного начала, приобщения к высшим духовным и нравственным ценностям. Данный процесс представляет собой процесс духовно-нравственного совершенствования человека, который связан с духовно-нравственным оздоровлением как  условием нравственного роста, фиксирующего отказ от негативных влияний, обусловленных плотской и эмоциональной природой человека как существа телесного.

В параграфе 1.2. «Феномен духовно-нравственного оздоровления человека в культуре: содержание и морально-ценностный смысл»

В данном параграфе диссертационного исследования рассматривается положение  о том, что человек единственное существо, которое осознает свою смертность и поэтому в его жизни так или иначе «всегда есть тоска по вечности» (Н.А. Бердяев), порождающая желание продлить жизнь до бесконечности, достичь бессмертия. Но, вместе с тем, идеал полнокровной, здоровой жизнь на уровне цветущей зрелости возраста «акме», с которым древние греки связывают высшую степень проявления моральной силы человеческой души (Л. Винничук) является определяющим. Высшими ценностями являются не животные потребности, связанные телесностью, которая рано или поздно, поддается воздействию старения и немощности, а на нравственные и духовные ценности. Эта духовно-нравственная устремленность человека является определяющим ценностной мотивацией возникновения духовно-нравственного оздоровления.

Отмечается, что сущность данной идеи выражается в понятии «оздоровление», означающем перманентное восстановление утрачиваемой жизненной силы; содержание ее заключается в духовно-нравственном очищении (освобождении, развитии, трансформации), указывающем, что оздоровление идет за счет вытеснения негативных помыслов и переориентации на высокоморальные приоритеты; способом ее является аскетическое подвижничество, подразумевающее ущемление потребностей плоти и сублимационный перевод высвобождающейся физической энергии в духовно-нравственное русло. Исторически материалом, в котором содержатся идеи духовно-нравственного оздоровления является текст Священного писания, учение или легендарный текст, детерминирующий выбор цели, с опорой на определенное мировоззрение и соответствующие ему ценностные приоритеты. Цель – это этический абсолют, взаимодействие с которым дарует бессмертие духа; причем, как правило, мифология формирует абсолют с этическими доминантами Справедливости и Ответственности; религия – Смирения и Любви к Богу; философия – Мудрости и Долга.

Первые опыты осуществления идеи духовно-нравственного оздоровления, относятся к VI-V вв. до н.э. и осуществляются на базе джайнистского учения «Правачанасара», выдвигающего Мудрость духа Атмана в качестве абсолюта вечности, и орфических священных текстов, возводящих в абсолют бессмертия дух Орфея, синкретически включающий в себя Справедливость, Любовь и Мудрость (Э. Щюре). Опыты такого рода свидетельствуют о том, что реализация идеи духовно-нравственного оздоровления требует применения особых средств, подготавливающих к слиянию с этическим абсолютом, основными являются концентрация сознания и созерцание (видение образа абсолюта). Значимость визуализаций здесь настолько велика, что создаются специальные учения о постановке внутреннего взора и об образах как объектах духовного видения: теория о вечных эйдосах-идеях Платона, об эйдосе эйдосов Уме Аристотеля, о человеке как образе и подобии Бога в христианстве, современная теория отражения. В ней выделяются образы первичные,  являющиеся отражением предметов внешней среды и вторичные, отражающие феномены внутреннего мира людей. Вторичные образы, которые называют еще виртуальными образами или виртуалами  (Д.В. Пивоваров, П.Е. Солопов), по сути,  и являются средством воплощения идеи духовно-нравственного оздоровления, ибо, благодаря сращиванию в них импульсов бессознательного и сознания с актами воображения и фантазий происходит выход на образотворение искомого этического абсолюта.

Отсюда, в диссертационном исследовании следует вывод о том, что идея духовно-нравственного оздоровления – это одна из важнейших составляющих бытия человека, связанная с его ценностным выбором, моральной самореабилитацией, и личностным ростом. С течением времени она подвергается изменениям, но при этом не утрачивает, ни своей изначальной сущности, ни структурных компонентов, ни своего предназначения в жизни людей.

В параграфе 1.3. «Духовно-нравственное оздоровление и виртуально-образные формы его проявления: историко-философский дискурс» внимание уделяется генезису понятия «виртуальное», его вмененности в духовно-нравственный оздоровляющий процесс, рассмотрению развития  семантики образной воплощенности, соответствующей реальной проявленности его сущности.

В диссертационном исследовании установлено, что виртуально-образные формы духовно-нравственного оздоровления впервые фиксируются в йогических трактатах (VI в. до н.э.). В этих текстах представлены способы медитативные рецитации, т.е. бесконечные повторения некоей священной формулы, содействующей формированию образа этического абсолюта Мудрости, используемой для интенсификации процесса концентрации сознания и достижения духовно-нравственного оздоровления (здесь освобождения). Для устойчивого удержания в сознании используется вытеснение или распыление суетных мыслей, и данное действие обозначается глаголом с корневой вставкой «vrt» или «vrtti», указывающей, как мы считаем, на постепенное уяснение того, что визуализацию этического абсолюта  обеспечивает особый образ, требующий для своего возникновения определенной подготовки. Далее уже в период античности у стоиков, особенно, в системе Цицерона используется понятие «virtus», которое означает Добродетель. Здесь виртуальное указывает на долгую моральную работу над своим разумом, как и на удаление из сознания порочных мыслей, что поддерживает общий тон духовно-нравственного действия, ориентирующегося также на этический абсолют, реализующийся в образе Доблестного Мужа – Гражданина. Следующий подход формируется у средневековых схоластов Ф. Аквинского и Н. Кузанского, употребляющих понятие «virtus caeli», (причина причин) и придающих виртуальному статус Божественного промысла, обусловливающего, в качестве потенциальной фазы в развитии любой вещи, ее последующее возникновение и развитие. В данном случае виртуальное снова тяготеет к образному и этическому, ведь промысел Бога закладывает в каждую вещь виртуально прообраз ее вида; вместе с тем виртуальное – это импульс силы Бога, т.е. Добра и Любви.

В период Нового времени и современности окончательно закрепляются понимании виртуального образный контекст и возможность его использования в процессе духовно-нравственного оздоровления. Это инициируется Гегелем, который пишет о виртуальном как о снятом (идеальном) бытии, запечатленном в идеальном феномене, имеющем образную форму. Кроме того, виртуальное он называет виртуальной реальностью, что используется последующими исследователями (Н.А. Носов, В.М. Розин, Л.А. Хачатуров), в современной терминологии используется словосочетание «виртуальные миры» и даже  «тотальность виртуального» (В.В. Афанасьева), опираясь на последние открытия наличия виртуального в различных сферах жизнедеятельности людей. Более глубокий анализ смысла понятия виртуальности приводит к следующим результатам. Так, уточняется факт образного воплощения виртуалов, их функциональность, за счет открытия понятия «табло-самообразов» (В.Ф. Жданов), к этому добавляется выявление нюанса амбивалентного их влияния на духовно-нравственное здоровье людей (В.М. Маслов, Г.П. и Н.А. Юрьевы). Исходя из этого  в диссертационной работе различаем два направления, рассматривающих влияние виртуальных образов на человека– болезнетворное, расшатывающее личностный стержень, и оздоровляющее, укрепляющее ориентацию человека на высшие ценностные приоритеты.

В итоге констатируется факт множественности этико-философских подходов к рассмотрению виртуально-образных форм духовно-нравственного оздоровления человека. В ходе их генезиса уточняется понимание места и роли, видового разнообразия, отражательного статуса виртуалов в общем процессе морального самосовершенствования человека.

В главе второй «Духовное оздоровление человека как тип духовно-нравственной деятельности человека» раскрываются общие черты, морального самосовершенствования. В связи с этим в данной главе диссертационного исследования представлена многомерность виртуальных образов и ее спроецированность на этическое состояние субъекта духовно-нравственной инициативы; дихотомическое деление духовно-нравственных программ по критерию направленности оздоровления или гармонизации духовного мира человека, или его полную трансформации; лестничной структуре духовно-оздоровляющего процесса, включающей в себя отдельные ступени духовно-нравственного роста.

В параграфе 2.1. «Многомерность контекстов виртуальной образности в системе морального сознания и ее воздействие на моральную мотивацию» рассматриваются виртуальные образы, как одни из главных средств нравственного реформирования личности человека. В данной главе диссертационного исследования выдвигается положение о том, что виртуальный феномен активируется в глубинных слоях морального сознания, в силу чего нуждается в значительных морально-конструктивных усилиях. Последние приводят к возникновению сконцентрированного сознания, изменяющего восприятие, делающего его экстатическим, способным создавать образы вторичного отражения, выводящие на слияние с этическим абсолютом, оказывающих оздоровляющее воздействие на субъекта духовно-нравственного процесса.

Трудность взаимодействия с виртуалами заключается также в том, что они характеризуются многомерными качествами проявленности: могут находиться в потенциальном и актуальном состоянии; отражаться от первичного и вторичного образа; укладываться образными слоями, создавая целостный ситуативный блок; обладают способностью влиять на эмоциональное состояние человека: портить настроение человека и поднимать его; содействовать постепенному накоплению болезнетворного патогенна, либо осуществлять влияние на направленность сознания к духовно-нравственному преображению. В силу этого, для определения качеств виртуального, подспудно влияющих и мотивирующих моральную позицию человека в  выборе им того или иного символа абсолюта, предлагается такой философский метод как полионтизм (В.В. Афанасьева, Н.И. Леонов, В.М. Маслов и др.). В нашем диссертационном исследовании мы используем синергетический полионтизм, с целью повышения уровня его функциональности. Данный подход соответствует установкам современных философов (Р.Ф. Абдеев, В.В. Афанасьева, О.А. Дроботенко). Синергетизм помогает раскрыть многомерность виртуального в разных срезах его проявления, в том числе в актах перехода от состояния недозакрепленности морального кредо – к его закреплению, а также объединения фрагментов интенциональности в общий информационно-энергетический поток. Данный поток активно продвигается в сознание и заполняет его структуры, в которых осуществляется отражение главных этических смыслов в образно-символической форме.

В диссертационном исследовании отмечается, что в традиционных обществах при замедленном течении информации, в виртуально-образные формы переходят в основном процессы, связанные с ритуально-художественным творчеством, несущем в себе религиозно-мистические смыслы, часть которых используется в оздоровляющих духовно-нравственных опытах. В нынешних условиях информационная энергия действует лавинообразно, рождает ощущение хаоса, захлестывает сознание. Стремясь овладеть ею, люди ускоряют процессы ее обработки, сокращая зону контакта с первичными образами и расширяя сферу виртуального. Здесь возникает множество этических проблем, ведь совершается трансформация: от созерцания первичного – природы, художественных ценностей во вторичное. За этим стоит моральное оскудение, тормозящее формирование субъектности духовно-нравственного оздоровления, но не принимаемое во внимание, потому что неосознаваемой остается причина (Т.Е. Васильева), которая в действительности состоит в том, что продуцируемые внешние средства, управляющие сознанием в виде виртуальных фирм, денег, почты, компьютерных игр, сетевых коммуникаций, призванные увеличить комфортность жизни, они вовсе не тождественны тем виртуалам, которые порождаются в моральном сознании человека и служат поддержанию духовно-нравственных основ. Виртуально-медийная паутина в информационно-энергийном  плане очень агрессивна, она ведет к превращению человека и его менталитета в свои сетевые подотделы (А.А. Старков). В этих условиях возрастает значимость сохранения и расширения сферы влияния личностных виртуально-отражательных средств, используемых для проведения моральной самоидентификации, самостоятельного осмысления задач нравственного роста в качестве субъекта жизненного процесса.

В выводах указывается, что виртуальная образность, будучи сложным, многомерным образованием предполагает применение для своей интерпретации особого метода – синергетического полионтизма. Он способствует выявлению неоднозначной роли виртуально-образных структур в формировании моральной мотивации субъекта духовно-нравственного оздоровления и выбора им соответствующих моральных ценностей, обусловленных этическим абсолютом, особенно в современных условиях распространения внешних виртуально-информационных сетевых структур.

В параграфе 2.2. «Типология духовно-нравственного оздоровления: уровни моральной гармонизации или трансформации личности» подлежит развертыванию тезис о том, что при имеющихся различиях в тех внутренних и внешних причинах, которые вынуждают людей заниматься самосовершенствованием, безусловно, и достигаемые в этом деле результаты также могут быть далеко не одинаковые.

В зависимости от потребностей и задатков личности человек определяет степень необходимого ему морального самоизменения и реализует, как правило, один из двух типовых проектов духовно-нравственного оздоровления. Каждый из них способствует достижению определенного уровня личностного развития, но, вместе с тем, качественные показатели данных уровней в моральном плане существенно друг от друга отличаются. Первый тип не предполагает проведения каких-либо радикальных перестроек морального сознания, наоборот, духовно-нравственное оздоровление, производимое в его рамках, предназначено для упорядочивающей гармонизации личностного ареала, восстановления в нем тех ценностных приоритетов, которые ранее обеспечивали оптимистичный жизненный настрой, а затем были поколеблены или даже утрачены в силу некоей стрессовой ситуации. Второй тип совсем иной, люди, к нему примыкающие, в ходе духовно-нравственного оздоровления, полностью трансформируют структуру самости, меняют личностные показатели и этическую ориентацию – фактически в их моральное сознание изменяется, рождается и начинает жить новый человек.

Далее в диссертационном исследовании акцент делается на общих чертах, характерных для типов духовно-нравственного оздоровления. Указывается, что, прежде всего,   их объединяет исходный тезис о приоритетном влиянии духовно-нравственной сферы на состояние здоровья человека, суть которого выражается в изречении: «в здоровом духе – здоровое тело» (А.Д. Ботулу, Л. Хей, Г.С. Шаталова), а не «в здоровом теле – здоровый дух», как это часто постулируется сейчас в медикаментозных программах. Между тем, первичность телесного по отношению к духовному устанавливается лишь с Нового времени, что и привело к возникновению идеи духовно-нравственного оздоровления и практических опытов ее реализации. Вторичность телесного закреплялось такими его определениями: «темница души» или «гробница души», употребляемыми, например, в Древней Греции Платоном и Аристотелем, а также далее неоплатониками. В христианстве телесное обретает значение вместилища души, «храма души», но верующие подвижники часто применяли аскетические приемы, несовместимые с телесным благополучием. Еще одним общим моментом для типов духовного оздоровления является установление того правила, что любой человек, прежде чем приступить к работе над собой должен найти наставника, досконально знающего теоретические и практические нюансы избранной человеком системы, имеющий незыблемый авторитет в глазах ученика. Объединяет эти два типа духовно-нравственного оздоровления – использование в качестве главного средства самоизменения виртуально-образных форм.

В диссертационном исследовании определены различия между двумя типами духовно-нравственного оздоровления. Наиболее важное из них уже было упомянуто, когда речь  шла о результативности: первый тип предполагает гармонизацию личности и может рассматриваться в качестве облегченного варианта внутренних моральных реформ, как курс терапии. Таких терапий в современных условиях очень много, они устраняют беспокойство и нравственные метания. Синергетисты, учитывая, что энергия виртуального отражения может нести здоровье, считают, что активнее надо внедрять гештальт-терапию, которая ведет к созданию метафорического образа себя, нацеливающего на «возвращение к самому себе» (В.И. Аршинов, Е.Н. Князева). Системы второго типа, наоборот, уводят от себя теперешнего к себе новому, в котором ничего от прежнего нет, кроме телесной оболочки – это моральное перерождение дается тяжело: через ломку и отбрасывание всего временного – желаний, семьи, друзей – и слияние с вечным – Богом, Нирваной. Еще одно отличие в отношении к учителю: для первого типа характерно присутствие его на всех стадиях оздоровления; для второго типа важно присутствие учителя только вначале трансформации, затем, передав все, что он имеет из своего опыта ученику, он уходит – ученик сам доводит процесс до конца и становится тоже учителем. Наконец, отличие есть и в использовании виртуально-образных форм: при первом типе происходит расшифровка и девиртуализация бессознательных виртуалов, проникающих в сознание и мешающих гармоничному существованию человека, в этом случае они заменяются на морально позитивные образы; при втором типе виртуальные символы этических абсолютов создаются осознанно и намеренно с привлечением аскетических мероприятий, помогающих удерживать концентрацию сознания на идее вечности.

В диссертационном исследовании представлен вывод о том, что данный вид деятельности базируется на учете тех способностей к моральному изменению, которые имеются у конкретного человека. Поэтому каждый может изменить себя к лучшему, гармонизировать свою жизнь или повернуть ее течение в совсем новое русло.

В параграфе 2.3. «Лестничная структура направленности духовно-нравственного оздоровления: подвижнические ступени морального роста» анализируются условия деятельности субъекта духовно-нравственного оздоровления посредством рассмотрения индикаторов расконсервации его морально-энергетического потенциала. Производится моделирование структуры процесса взаимодействия человека с этическим символом и подведение ее видовых параметров под вертикаль лестничного типа.

Первым индикатором, свидетельствующим о начале работы над собой, является концентрация сознания на мыслях и представлениях об абсолюте, о предстоящей встрече с ним. Сознание постепенно становится измененным, уходя от внешних раздражителей и фокусируясь на одной теме. Для усиления его закрытости от всего постороннего применяются дополнительные акты подвижничества – молитвы, медитации и т.д. – суживающие горизонты внутреннего видения до небольшого места: постамента, сцены, облака и др. (Дж. Корнфилд). Следующий индикатор указывает на то, что концентрация сознания достигает порогового пика, ибо в месте видения начинает формироваться образ вторичного отражения (виртуал), вбирающий в себя те черты, которые должны быть присущи идеалу, включая и моральные качества, как о них думает субъект духовно-нравственного оздоровления. Еще один индикатор обращает внимание на то, что человек способен осуществить  постановку внутреннего взгляда, удерживать образ длительное время (на высшем уровне постоянно). Это достигается за счет выделения в виртуальном образе этически значимого фрагмента (жест руки Будды, взгляд Христа), закрепляющего на нем внимание и вызывающего экстатическое настроение (Э. Конзе). Так создаются предпосылки для непосредственного взаимодействия с ним и реализации внутриличностных изменений.

Далее указывается, что человек, начиная работу над собой, замыкаясь в своем внутреннем мире, не остается в полном одиночестве, хотя на общий взгляд и существует один, ибо он производит умозрительно разделение своего измененного сознания на несколько ипостасей, с помощью которых движется к цели. Исполняя с момента возникновения вторичного образа, роль виртуального субъекта, человек распределяет творческую энергию вдохновения, порождаемую созерцанием символа морального совершенства по следующим типовым каналам: он выступает в обличье ипостаси «наличное я», которое визуально может иметь вид портретного сходства с внешностью человека, но может и задействоваться под видом любого персонажа или вещи; еще одна ипостась «абсолютное сверх-Я» – это тот идеал, на который хотел бы походить человек, после завершения процесса духовно-нравственного оздоровления, фактически данная ипостась идентична виртуалу этического абсолюта; наконец, еще одна ипостась – «инкорпорирующее я», в которую функционально вмещается сознание виртуального субъекта (О.И. Генисаретский). Оно совершает челночные рейсы между двумя другими ипостасями, способствуя включению моральных свойств «абсолютного сверх-Я» в «наличное я».

Привыкание к высшим этическим приоритетам, переделывание себя под них так, чтобы они уже стали восприниматься как свои собственные, занимает долгий период, длиною во всю жизнь. В силу этого, человек берет на себя ответственность за особый тип подвижнической самореализации, а именно путничество. Он открывается хронотопу пути, вариабельность структурирования которого достаточно широка. Но, при этом опыт показывает, что оздоровляющее духовно-нравственное движение обычно идет вперед и вверх, поэтому лестничная структурная конфигурация при любой этической семантике пути является базовой. Варианты обычно касаются уложения ступеней личностного роста: лестница может включать в себя упорядоченную последовательность ряда ступеней восхождения (Иаков); иногда между ступенями вкрапливаются, для закрепления наработанных морально-подвижнических аскез, как бы горизонтально вытянутые ступени-стоянки (Иоанн Лествичек); ступени иногда оформляются как внепространственные сингулярности, объединяющие множественные однопорядковые события, по примеру шестидесяти четырех гексаграмм китайской «Книги перемен» (Лао-цзы); бывают и ступени, представляющие собой мелкие стоянки, которые выстраиваются цепью, напирая друг на друга (О.И. Генисаретский). В последнем случае, волновое напряжение, нарастающее из-за повторяемости актов подвижничества, часто заканчивается мгновенным претворением (верующий вдруг чувствует в себе природу Божественного).

При подведении итогов отмечается, что самосовершенствование является сложным процессом, которое требует отслеживания начала духовно-нравственного оздоровления, знаменующееся созданием виртуально-образного воплощения этического абсолюта. Необходимо проводить фиксацию ступеней морального развития человека, поэтому путь подвижничества постепенно приобретает перспективу лестничной вертикали устремленной в бесконечность.

В главе третьей «Этико-философский анализ систем духовно-нравственного оздоровления: специфика соотношения этических абсолютов и виртуально-образных воплощений» этико-философский анализ идейных оснований и типологических параметров личностного самосовершенствования, выявляет его специфику на материале показательных системы: архаическая, христианская и теософская, в которых этические абсолюты Справедливости, Любви и Сострадания в соответствии с постулатами духовно-нравственных преобразований, заложенных в данных системах, приобретают виртуально-образные формы: Тотема; триединого Бога; страны забвения Нирваны.

В параграфе 3.1 «Этико-философский анализ архаической системы духовно-нравственного оздоровления: этический абсолют Справедливости в виртуально-образной форме Тотема» выявляется динамика развития сознания пралюдей от состояния смутности и до нравственного опыта создания анимических виртуально-образных форм к достаточно высокому уровню нравственного мышления, находящему свое выражение в виртуальном образе хранителя рода, Тотема, под неусыпным контролем которого люди осуществляют духовно-нравственное оздоровление посредством исполнения жесткой аскезы табу.

Диссертационное исследование рассматривает ретроспективу возникновения духовно-нравственного оздоровления, начиная  с родоплеменных общественных отношений, тот период выживания, когда человек ведет отчаянную борьбу за выживание. В силу этого жизнь наполнена стрессовыми ситуациями, которые человек, в силу смутности сознания и отсутствия зачатков нравственности, не способен адекватно воспринимать, из-за чего находятся в плену чрезмерных переживаний и страстей (К.Г. Юнг). Под влиянием страха, пралюди воспринимают условия и объекты внешней среды искаженно, что-то от себя преувеличивая, дополняя, путем вторичного отражения с первичных образов. Так они создают вокруг себя виртуальный мир полубессознательных видений, в котором соседствуют объекты, образы объектов и образы образов объектов или виртуалы. С учетом подобной специфики к ним применяется название «обволакивающие», поскольку они всегда рядом, вокруг архантропов. Подоплеку подобной виртуально-образной деятельности составляет синкретизм, характерный для смутного сознания, проявляющийся в неразличении внешнего и внутреннего, объективного и субъективного, материального и идеального, живого и неживого и т.д.

Констатация того факта, что одними из первых вторичному отражению подвергаются управители природных стихий, которые, по расчетам первобытных представителей вида Homo Sapiens, могут посодействовать закреплению людей в лоне матери-природы. Они в виртуально-образном виде предстают как демоны. И хотя этот мир демонов называется анимическим, существа в него входящие, не воспринимались поначалу духами или душами в чистом виде. Первые люди слишком были погружены в естественную природу, чтобы представлять себе что-то из нее выпадающее. Поэтому демоны в виртуально-образной форме облекались в физическую форму, в которую внедрялась примета, выдававшая род занятий – у русалок это рыбий хвост, у эльфов крылышки и т.д. Вместе с тем, все они были думающие, чувствующие, живые особи, ибо пралюди понимают, что найти общий язык могут только те существа, которые имеют одинаковую природу.

Однако надежды на использование демонов для усиления своего положения не оправдываются – демоны не подчиняются людям, строят против них козни. Как считают люди, причина в том, что они не учли хитрость демонов, состоящую в сокрытии своего преимущества, а именно умение входить в тело и выходить из него, т.е. становиться невидимыми для людей и тайно вредить им (Дж.Дж. Фрезер). На самом деле причиной является постепенное прояснение сознания из-за чего демоны в физической форме «видятся» реже, только когда люди испытывают сильный страх или злость, в более спокойное время мир открывается им таким, каков он есть и видения исчезают. Но пралюди продолжают думать о демонах, теперь как о духах, что является шагом к анимизму в буквальном его значении. Анимический виртуал не является оздоровляющим в духовно-нравственном отношении, скорее наоборот, он оказывает болезнетворное влияние. Но при этом он действует от противного: увеличивая страхи людей, он направляет их на путь осмысления ситуации, развития сознания и нравственности.

Толчком этому служат не только внутренние комплексы пралюдей, но также, в значительной мере, социальные факторы (А.А. Гусейнов). Архаические люди устанавливают власть самого сильного мужчины племени – вожака, который является единственным продолжателем рода (М.Л. Бутовская). Участь его сыновей тяжела, ибо вожак, опасаясь, что среди них найдутся желающие расправиться с ним с помощью орудий или демонов, часто калечит или даже убивает их. Большая часть сыновей уходит из племени, и образует общину, ими движет не только страх за свою жизнь, но и кровная обида на отца. В голове они прокручивают одни и те же мысли: правильно-неправильно; равны-неравны. справедливо-несправедливо. Из этих потуг высекаются первые искры нравственного чувства, выражающего стремление к Справедливости вместе с тем, постоянное держание перед глазами образа отца ведет к виртуализации его облика.

Сосредоточение сознания на одном предмете наводит сыновей на идею о том, что демоны «портят» отца, оскверняют его, и он не понимает, что делает. Нужно ликвидировать грязное тело, наполненное демоническими влияниями, и очистить душу отца. Ему подстраивают несчастный случай, и он погибает, при этом сыновья считают, что спасают его от порчи. Для создания нового тела каждый член племени съедает часть плоти вожака (З. Фрейд). Теперь они все единое целое и затем вместе вносят во время ритуалов в новое общее тело очищенную с помощью магии душу вожака. Чтобы основательно припугнуть демонов отцу в виртуально-образной форме намеренно придают облик свирепого (или хитроумного) зверя: теперь это – Тотем, Отец-Зверь хранитель рода. Чтобы какой-либо иной сильный мужчина не захотел опять захватить права вожака, власть отдается формально матери, что знаменует собой начало матриархата, но фактически она принадлежит Тотему. Женщины племени, входя в общее тело Тотема, становятся неприкосновенными для своих мужчин и жен им теперь надо искать в каких-либо других общинах. Матриархат и экзогамия устанавливают одинаковую для мужских особей племени Справедливость, а для снятия возможных ее нарушений вводятся табу, нравственные запреты на кровосмешение, убийство соплеменника, как и отказ поддерживать слабейших сородичей. Смычка Тотем-Табу есть исходная мифологема, выводящая дикарей на человеческий путь жизни (В.Ф. Петров-Стромский). Справедливость дополняется талионом, устанавливающим закон равного воздаяния за нарушение новых правил по принципу «око за око» (Р.Г. Апресян).

При подведении итогов диссертационного исследования мы приходим к выводу о том, что через систему духовно-нравственного оздоровления, базирующуюся на единстве этических абсолютов Тотем-Табу-Талион, включающую в себя и виртуально-образную составляющую, проходит все прачеловечество. Причем эти этические абсолюты имеют не только авторитарный характер, но и являются нормативами, регулирующими поведение индивидов. Понятно, что нравственная деятельность человека, не предусматривает свободу личностного самовыражения; разнообразия в применении виртуально образных средств; радостно-добросердечных форм общения с этическим абсолютом, но при этом она позволяет приобрести первый опыт самосовершенствования, открытия в себе неисчерпаемого нравственно-духовного мира.

В параграфе 3.2. «Христианский путь духовно-нравственного оздоровления: этический символ Божественности в виртуально-образной проекции вечной Любви и Добра» демонстрируется специфика системы общехристианского направления духовно-нравственного оздоровления человека, показательность которой выражается в особой нюансировке духовно-нравственного абсолюта Добра за счет слияния его с такой гармонизирующей категорией как Любовь. Именно в том, чтобы научить людей любви к Богу, нацелить их на процесс постепенного взращивания ее в себе, и состоит смысл христианского пути.

В диссертационном исследовании определено, что по своей структуре данная система духовно-нравственного оздоровления в виртуально-образной форме представляет собой лестничный Путь, каждая ступень которого указывает на сближение с Христом как со Спасителем, усиление любви к Нему и обожение души верующего. Путь распадается на две части: ступени предварительной подготовки, а также ступени непосредственного обожения. Предварительная часть включает в себя ступени трех виртуально-образных проекций.  В первой из них визуализируется момент выбора именно христианского учения в качестве основы духовно-нравственного оздоровления. Для этого осуществляются сравнительные виртуально-образные корреляции с символами различных систем (тотемизма или буддизма). Если аскет выбирает христианство, то становится ближе к Христу и переходит далее уже на вторую ступень, где должен заняться самообследованием. Тут строится виртуал пятиярусного человека (Феофан Затворник), в котором первые этажи захламлены – это тело, чувства и мысли, погрязшие в грехах; на верхние же два этажа, где обитают добродетельность и Божественный дух, жизненная энергия не способна подняться: ее тянут вниз плохие дела. Если человек понимает свое состояние и готов признать прошлые ошибки, то он сразу переходит на следующую ступень. На третьей ступени он осуществляет покаяние во всех своих поступках и помыслах, которые принесли с собой зло ему и другим людям. Здесь идет осмысление эпизодов прегрешений, проигрывание вариантов развития событий как если бы зло не было сделано. В завершение верующий дает обет не совершать такого больше никогда.

Анализ Пути обожения в диссертационном исследовании показывает его особенность, заключающуюся в том, что количество ступеней Пути обожения неизвестно, ибо он длится всю жизнь. Но в нем различаются этапы, имеющие собственное виртуально-образное оформление. Вместе с тем есть и один общий виртуальный проект, объединяющий отдельные виды работы на каждом этапе в одно большое дело. Единый виртуал сразу дает визуализацию всех ступеней Пути, например, в виде отвесной скалы, на вершине которой пребывает Христос. Верующий стремится к встрече с ним и изо всех сил карабкается вверх.

Этапный шаг первого духовно-нравственного действия, предполагает работу со своей душой и называется «поле незримой духовной брани». Душа здесь предстает в виртуальном образе поля, на котором верующий уничтожает сорняки, т.е. плохие черты характера. Второй этапный шаг развивает чувство любви к Господу на основе виртуально-образного сюжета «дворец бесконечно любящего сердца», показывающего, как на очищенном поле души вырастает прекрасный сад из добродетелей и в глубине его, в самой верхней части сердца верующего, возводится дворец, материалом для которого служит постоянно усиливающаяся любовь к Спасителю. Третий этапный шаг определяется как «холодная зала священного безмолвия» и виртуально-образный его срез демонстрирует завершение строительства дворца. Верующий осматривает здание своей любви и подбирает место для свидания с Богом. Он входит в особую залу, где проявляется Иисус (И. Брянчанинов). Данный момент знаменует достижение верующим середины пути и в общем виртуально-образном ареале он достигает середины скалы. Четвертый этапный шаг называется «сияющий облик внутреннего человека», он включает линию непосредственного взаимодействия с Богом. Человек, в продолжение прошлого сюжета, видит в облике Христа самого себя, но безгрешного, сияющего и начинает аскезой и отрешением от мирских страстей «соскабливать» с себя греховные наслоения. Внутри сердца появляется человек неотличимый от Господа, значит обожение движется к завершению. На скале верующий тянет руку к очередному выступу, но тут ее ловит и сжимает ладонь Христа, они теперь вместе и не на скале, а в небесном полете (Каллист Ангеликуд). Пятый этапный шаг завершает систему христианского духовно-нравственного оздоровления, он называется «исцеляющая благодать небесной росы» и дает понять, какой фактор бесконечно поддерживает жизнь людей, достигших святости: в образно-виртуальной форме показывается, что пищей им становятся капли Божьей благодати, истекающие в анклав внутреннего мира, и дарующие ощущение полноты истинной жизни.

В качестве вывода подчеркивается то, что в христианском духовно-нравственном оздоровлении, несмотря на суровый аскетико-подвижнический контекст, имеется мощный притягательный общий фон, возникающий благодаря широкому вовлечению импульсов свободы воли человека, осуществление морального выбора, на основании которых развивается Любовь к Богу и стремление выразить ее в прекрасных виртуально-образных формах.

В параграфе 3.3. «Теософская система духовно-нравственного оздоровления: этика Сострадания в корреляции с виртуальным образом потока Нирваны» рассматривается этическая компонента, осуществляющая трансценденцию сознания.  Для достижения этого состояния, представители теософского учения направляют примкнувших к ним учеников на Путь разрыва всех связей с обществом и его моральными нормами, разрушения своей личности и эго (Е.П. Блаватская). Виртуальный образ оздоровляющей инстанции соответствует подобной установке и представлен как изливающийся из инобытия поток Нирваны.

В исследовании отмечается: как и во многих других системах такого рода, в теософии духовно-нравственный оздоровляющий процесс также делится на два отрезка: «испытательный Путь» и «самый Путь» или «Путь ученичества» (А. Безант). Также производится структурирование и виртуально-образных форм: создаются две панорамы – в одной демонстрируется цель подвижнической работы, в другой – способы ее достижения и их результативность. Показ в виртуале цели происходит таким образом: ученик визуализирует себя сидящим в зале Храма Мистерий и готовящимся к посвящению в тайное знание. Перед его взором открывается сцена, где царит мрак, но в нем есть незримое «Присутствие» – это Абсолютный Дух или Атма. Он реализуется по типу дыхания: на выдохе он отбрасывает свои эманации в бесконечное пространство, образуя вселенную, так приходит период Манвантары – созидания; на вдохе сворачивает пространство, вбирая в себя физический мир, и наступает период Пралайи – распада (Е.П. Блаватская). Получается, вечен один Абсолют, и, чтобы полностью оздоровиться, необходимо вернуться к нему, хотя эта задача не является просто: для ее решения следует больше узнать об Атме.

Абсолютный дух имеет главное деятельное звено, а именно разум, в котором наличествует некое беспокойство. Трение потоков сознания порождает свет, переходящий, при сгущении, в огонь и далее в пламя. Здесь ученик изменяет общий ракурс визуализации в первой панораме, на первый план им выдвигается  виртуальный образ огромного столба пламени, окруженного миллиардами искр. Среди них необходимо обнаружить свою искру, которая тут представляет собой духовную душу конкретного человека или Буддхи, способствующую его рождению. Всматриваясь в виртуал, ученик вычленяет, шесть ступеней или оболочек (тел), которые необходимо преодолеть, чтобы соединиться с Атмой: 1. физическое тело; 2. эфирное тело (астральный двойник); 3. прану (жизненный принцип эфирного тела); 5. манас (индивидуальный разум); 6. Буддхи (духовную душу индивида); 7. Атму (высший дух) – это принцип, вбирающий в себя индивидуальную Буддхи. Ученик понимает, что главное тут достичь Буддхи, которая рядом с Атмой, однако, прежде чем проходить ступени, или как говорят теософы, «сбрасывать оболочки», нужно понять три закона движения к Абсолюту: закон перерождений; закон кармы; закон жертвы.

Показывается, что ученик начинает испытательный Путь, который состоит в сбрасывании оболочек, при этом речь не идет о буквальном оголении человека, а о прорыве индивидуального разума сквозь шесть преград к общему разуму, т.е. работают только духовно-нравственные составляющие человека. Первая панорама с пламенем и искрой остается, а вторую рекомендуется делать с видом высокой горы, у основания которой, на тропинке, лежит воздушный шарик с привязанным к нему камнем (А. Безант). Шарик – это виртуально-образная форма ученика, а камень – его оболочки. Они никак не дают подняться, и ученик применяет теософское правило чистоты, т.е. тщательное отслеживание и стагнирование желаний и поступков. Внешнее бездействие ведет к сбрасыванию оболочек и в виртуале шарик поднимается до самой вершины горы, на которой находится Храм – испытательный Путь закончен. В Храме проходит Путь ученичества, здесь горит искра Буддхи и разум ученика, медитируя на ней, проводит концентрацию сознания, углубляющуюся на четыре ступени посвящения, включающую в себя: джаграту – знание о прошлых жизнях; свапну – путешествия во время сна в реальные события; сушупти – знание о всех законах природы духа; Турийю – переход сознания во все. Происходит смыкание разума ученика с его душой-Буддхи, он становится Архатом – учителем, свободным от связей с физическим миром. Если сделать последнее концентрирующее усилие, то сознание перейдет в поток Нирваны и растворится в нем, слившись с Атмой.

В ней в итоге предлагается Архату пойти на жертву Сострадания, не входить в Нирвану, вернуться назад к людям и рассказать им о пути к Атме, чтобы  избавить их от бесконечных перерождений и страданий. Нам видится, что это поднимает статус теософии до значительных высот, ибо она ведет человека к совершению высокоморального поступка, личностно его трансформирующего. Этический контекст, как показывает теософия, составляет внутренний стержень духовно-нравственного оздоровления, без которого не может обойтись ни одна система, как и без виртуально-образных форм его воплощения.

В Заключении подводятся главные итоги диссертационного анализа, формулируются основные выводы и на их базе определяются дальнейшие исследовательские перспективы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии

  1. Виртуальные основы этики духовного оздоровления / РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский ин-т. – Новомосковск, 2003. 128с. (7,87 п.л.).
  2. Виртуальная этика: философский анализ образных контекстов духовно оздоровляющей деятельности человека / ГОУ ВПО «РХТУ им. Д.И. Менделеева», Новомосковский институт. – Новомосковск, 2007. 272с. (16,0 п.л.).

Коллективные монографии

  1. Этика духовного оздоровления в виртуальном ракурсе теории отражения // Философия, вера, духовность: истоки, позиция, тенденции развития: Монография / В.В. Егоров, Г.Ф. Карпова, А.Ф. Поломошнов и др.; Под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Книга 4. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2005. Глава 1.§ 1.11. С.126-136 (0,6 п.л.).
  2. Динамика  взаимодействия этических и виртуальных составляющих духовного оздоровления человека // Научные исследования: информация, анализ, прогноз: монография / [В.В.Попов, В.В. Шигуров, Б.С. Щеглов и др.]; под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Книга 10. – Воронеж: ВГПУ, 2006. Глава1. §1.6.  С.61-85 (1,5 п.л.).
  3. Философско-виртуальное исследование этической коммуникации младших школьников // Педагогика: семья – школа – общество: монография / [Н.Н. Мосорова, В.М.Симонов, Е.Н. Абузярова и др.]; под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Книга 10. – Воронеж: ВГПУ, 2007. Глава XIX.  С.133 – 141 (0,5 п.л.).
  4. Новации в ВУЗе: виртуальные этические технологии духовно оздоровляющего обучения // социально-экономические, исторические и культурные аспекты развития города Новомосковска и Новомосковского района / ГОУ ВПО РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский институт (филиал). – Новомосковск, 2009. Глава 1. § 1.1. С. 25-33 (0,8 п.л.).
  5. Философское исследование нравственных и виртуальных составляющих архаической системы духовного оздоровления человека // Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития: монография ([А.М. Аматов, Т.С. Батракова, Т.А. Бахор и др.]; под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Книга 19. – Воронеж: ВГПУ, 2009. Глава IV. С. 44-59 (1 п.л.).

 

Публикации в рецензируемых научных изданиях,

 включенных в реестр ВАК МОиН РФ

Статьи:

  1. Категориальные сочетания этических и виртуальных аспектов в системе духовного оздоровления Цицерона // Известия ТулГУ. Серия. Философия. Вып. 3. 2005. С. 37-44 (0.4 п.л.).
  2. Виртуальная интерпретация теории отражения в этике духовного оздоровления // Известия ТулГУ. Серия. Философия. Вып. 4. 2006. С. 308-314 (0,6 п.л.).
  3. Виртуальная композиция этического языка у учащихся младших классов // Известия ТулГУ. Серия. Психология. Вып. 6. / Под ред. Е.Е.Сапоговой / 2006. С. 228-240 (0,8 п.л.).
  4. Задействование виртуальных компонентов нравственного воспитания студентов в педагогическом пространстве вуза // Известия ТулГУ. Серия. Педагогика. Вып. 2. 2006. С. 9-18 (0,55 п.л.).
  5. Исторические и современные предпосылки обоснования философского полионтизма в этико-виртуальных системах // Известия ТулГУ. Серия. История и культурология. Вып. 5. 2006. С. 308-314 (0.45 п.л.).
  6. Исторические этапы познания этико-виртуальных сторон духовного оздоровления субъекта // Известия ТулГУ. Серия. История и культурология. Вып. 5. 2006. С. 315-330 (1,0 п.л.).
  7. Нравственное ориентирование школьников в виртуальной среде // Народное образование: российский общественно-педагогический журнал. №2 (1355). 2006. С. 192. Электронная версия. (0,6 п.л.).
  8. Виртуальное содействие привитию школьникам нравственных качеств гражданственности // Народное образование: российский общественно-педагогический журнал. №7 (1372). 2007. С. 190. Электронная версия. (0,6 п.л.).
  9. Апробация этико-виртуальной парадигмы теории психического отражения // Вестник Университета Российской академии образования. № 4 (38). 2007. С. 75-77. (0,4 п.л.).
  10. Этическая сущность философии виртуального полионтизма // Вестник Университета Российской академии образования. № 2. 2008. – В производстве С. 25-37(0,4 п.л.).
  11. Ранняя философско-антропологическая мысль о виртуальной составляющей духовного оздоровления человека // Вестник Университета Российской академии образования. № 4(47), 2009. С. 83-90 (0,6 п.л.).
  12. Философская оценка влияния виртуально-социальных коммуникаций на духовное здоровье человека // Вестник Университета Российской академии образования. № 3(50), 2010. С. 38-47.

Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов на научно-практических конференциях:

  1. Толерантность и компаративистика в призме глобальной парадигмы оздоровления человека через духовность // Четвертый международный философский симпозиум «Диалог цивилизаций: Восток – Запад». Вып. 1. Материалы «круглого стола» «Кризис современной философской компаративистики в условиях диалога культур. Логика истории и будущее современных цивилизаций». Российский университет дружбы народов 10-14 ноября 1999г. – М.: Изд-во РУДН. 2000. С. 226-228 (0,2 п.л.).
  2. Этапы развития идеи продления жизни на основе духовного оздоровления личности // Человек, наука, общество: Материалы II Межвузовской научно-теоретической конференции / Под ред. проф. Седугина В.И. – Новомосковск: НИ РХТУ, 2000. С. 85-88 (0,3 п.л.).
  3. Интерпретация духовности в современном философском ракурсе // Актуальные проблемы гуманитарных наук: межвуз. научно-теоретич. конф. Тезисы докладов. – Новомосковск: НИ РХТУ, 2001. С. 3-5 (0,2 п.л.).
  4. Научное познание духовности – путь преодоления паранормальных верований // Поругание разума: экспансия шарлатанства и паранормальных верований в российскую культуру XXI века. Тезисы к международному симпозиуму «Наука, антинаука и паранормальные верования». Москва 3-7 октября 2001г. Сост. и ред. В.А. Кувакин / Библиотека журнала «Здравый смысл». – М.: изд-во Российского гуманистического общества, 2001. С. 19-20 (0,1 п.л.).
  5. Основы духовного оздоровления православного исихазма в опыте российских подвижников // Вторые Петровские чтения: Сборник научных трудов. – СПб.: ПАНИ, 2001. С. 190-195 (0,45 п.л.).
  6. Методологическая культура педагога как основа духовно оздоровляющего взаимодействия с обучаемыми // Проблемы научного обеспечения модернизации российского образования. Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Тула, 26-27 сентября 2002г.) – Тула: ТГПУ, 2002. С. 50-51 (0,1 п.л.).
  7. Специфика построения виртуальных миров духовного оздоровления человека // Актуальные проблемы гуманитарных наук, экономической теории и практики: Материалы XXIII научной конференции профессорско-преподавательского состава и сотрудников НИ РХТУ им. Д.И.Менделеева, 4-7 декабря 2001г. – Новомосковск: НИ РХТУ, 2002. С. 3-6 (0,3 п.л.).
  8. Виртуальная концепция духовного оздоровления человека как информационная резервная база гуманитарного знания // Современные технологии в российской системе образования: сборник материалов I Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2003. С. 21-23 (0,2 п.л.).
  9. Виртуальная парадигма духовного оздоровления человека как информационный ресурс гуманитарного образования // XXI век: Россия и Запад в поисках духовности: сборник материалов международной научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2003. С. 285-286 (0,1 п.л.).
  10. Гуманитарные новации в техническом вузе: виртуальные системы духовного оздоровления человека // Научно-методические и практические аспекты подготовки специалистов в современном техническом вузе: Сб. научных трудов Международной научн.-методич. конф. – Направление 3. Ч.1. – Белгород: Бел ГТАСМ, 2003. С. 45-48 (0,3 п.л.).
  11. Значимость идей гуманитарной виртуалистики о духовном оздоровлении человека для современного высшего образования // Россия на пути к демократии и устойчивому развитию: характер общества и его способность к модернизации. Материалы международной конференции 1-3 апреля 2003 года. – Тула: Гриф и К, 2003. С. 316-319 (0,3 п.л.).
  12. Информационные технологии философской виртуалистики в психологии духовного оздоровления человека // Психолого-педагогическая подготовка специалиста: теория и практика: Материалы конференции. – М.: Изд-во УРАО, 2003. С. 20-23 (0,3 п.л.).
  13. Философские инновации в высшем образовании: виртуальные модели духовного оздоровления человека // Четвертые Петровские чтения: Сборник научных трудов. – СПб.: ПАНИ, 2003. С. 215-219 (0,4 п.л.).
  14. Философская корреляция виртуальной образности с нравственной идентификацией субъекта // Сборник научных трудов Новомосковского филиала Университета Российской  Академии образования: Т. 1. – Тула: Изд-во Тул. гос. пед. ун-та им. Л.Н. Толстого, 2003. С. 6-14 (0,7 п.л.).
  15. Этика духовной работы в виртуальной реальности // Человек и Вселенная, № 12(33), 2003. С. 6-13 (0,5 п.л.).
  16. Вузовские философские новации: виртуальные технологии нравственно оздоровляющего обучения // Инновационные технологии в современном обществе: Материалы заочной научно-практической конференции / Под общей ред. Шарухина А.П. – СПб.: Издательство Института управления и экономики, 2004. С. 22-26 (0,4 п.л.).
  17. Новая гуманитарная виртуалистика в техническом вузе: виртуальная этика духовного оздоровления человека // Общество, экономика, образование: портрет России ХХI века: Сборник материалов Международной научно-практической конференции / РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский ин-т. Новомосковск, 2004. С. 199-203 (0,4 п.л.).
  18. Феномены духовной культуры: этические детерминанты виртуальной деятельности человека // Пятые Петровские чтения: Сборник научных трудов. – СПб.: ПАНИ, 2004. С. 243-246 (0,3 п.л.).
  19. Философская полионтика нравственных виртуализаций духовного оздоровления // Человек и Вселенная, № 7(40), 2004. С. 8-17 (0,75 п.л.).
  20. Виртуализация моральных качеств личности в процессе духовного оздоровления // Сборник научных трудов Новомосковского филиала Университета Российской академии образования. Т. 3. Ч. 1. – Новомосковск: НФ УРАО, 2005. С. 50-52 (0,1 п.л.).
  21. Виртуальная этика в практике духовного оздоровления // Философия в XXI веке: Международный сборник научных трудов / Под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Выпуск 5. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2005. С. 149-154 (0,45 п.л.).
  22. Виртуальная этика духовного оздоровления в динамике терминов «ethos» и «virtus» у древнеримского трибуна // Сборник научных трудов Новомосковского филиала Университета Российской академии образования. Т. 2. – Новомосковск: НФ УРАО, 2005. С. 6-9 (0,3 п.л.).
  23. Культурные грани виртуального: синергетический полионтизм в этике духовного оздоровления // Шестые Петровские чтения: Сборник научных трудов. – СПб.: ПАНИ, 2005. С. 122-124 (0,2 п.л.).
  24. Синергия виртуального полионтизма в этике духовного оздоровления // Актуальные вопросы преподавания естественных и гуманитарных дисциплин: Сборник научных статей. Выпуск второй / РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский ин-т. - Новомосковск, 2005. С. 28-29 (0,1 п.л.).
  25. Специфика взаимодействия этического и виртуального в системе духовного оздоровления Цицерона  // Человек и Вселенная, № 2(45), 2005. С. 10-14 (0,4 п.л.).
  26. Философская виртуальная онтология в этической реализации духовного оздоровления // Философия в XXI веке: Международный сборник научных трудов / Под общей ред. проф. О.И. Кирикова. – Выпуск 5. – Воронеж: Воронежский госпедуниверситет, 2005. С. 154-160 (0,55 п.л.).
  27. Воздействие на экологическую ситуацию в обществе нравственных параметров эковиртуальных систем индивида // Окружающая среда и здоровье: сборник материалов III Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2006. С. 27-29 (0,2 п.л.).
  28. Здоровье и нравственное самочувствие детей: аргументы виртуально-игрового подхода // Проблемы демографии, медицины и здоровья населения России: история и современность: Сборник материалов III Международной научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2006. С. 43-46 (0,3 п.л.).
  29. Идеи этической виртуалистики о духовном оздоровлении человека в гуманитарной составляющей высшего образования // Философия отечественного образования: история и современность: Сборник материалов II Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2006. С. 21-22 (0,1 п.л.).
  30. Нравственное воспитание учащихся в виртуальной среде // Теория и практика дополнительного образования, № 3, 2006. С. 33-35 (0,2 п.л.).
  31. Развитие экологического сознания на основе уяснения нравственных составляющих виртуальной природы вещей // Состояние биосферы и здоровье людей: сборник статей VI Международной научной конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2006. С. 34-35 (0,1 п.л.).
  32. Философские вариации этико-виртуальных взаимодействий в системах духовного оздоровления человека // Сборник научных трудов Новомосковского филиала Университета Российской академии образования. Т. 4. – Новомосковск: НФ УРАО, 2006. С. 31-36 (0,45 п.л.).
  33. Философия о роли виртуальных образов в становлении Пути духовного оздоровления // Седьмые Петровские чтения: Сборник научных трудов. – СПб.: ПАНИ, 2006. С. 87-90 (0,3 п.л.).
  34. Философия о роли нравственных виртуалов в духовном оздоровлении человека // XXV научная конференция профессорско-преподавательского состава и сотрудников НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева: Тезисы докладов. Часть 1. / РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский ин-т. – Новомосковск, 2006. С. 100-101 (0,1 п.л.).
  35. Экофилософия о необходимости познания нравственных параметров виртуальных взаимодействий // Гуманитарные и естественнонаучные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития: Материалы второй международной научно-практической конференции (Новомосковск, 23-24 сентября 2005 г.). – Новомосковск: НФ УРАО, 2005. С. 15-17 (0,2 п.л.).
  36. Этическая бытийственность виртуальных прецедентов духовного оздоровления // Труды НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева. Серия. Социально-гуманитарные знания. Вып. 1(17) / РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский ин-т. - Новомосковск, 2006. С. 4-7 (0,3 п.л.).
  37. Виртуальное стимулирование нравственного развития студентов // Восьмые Петровские чтения: Материалы Всероссийской научной конференции 15-16 ноября 2006 г. – СПб.: ПАНИ, 2007. С. 238-240 (0,2 п.л.).
  38. Новое в экопросвещении: нравственно-виртуальные подходы к оздоровлению людей // Природоресурсный потенциал, экология и устойчивое развитие регионов России: сборник статей V Международной научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. С. 22-23 (0,1 п.л.).
  39. Структура здоровья человека с позиции этико-виртуального обоснования // Окружающая среда и здоровье: сборник статей IV Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. С. 32-33 (0,1 п.л.).
  40. Философское осмысление этапов развития союза этических и виртуальных аспектов духовно оздоровляющей деятельности человека // Сборник научных трудов Новомосковского филиала Университета Российской академии образования. Т. 5. Ч. 1. – Новомосковск: НФ УРАО, 2007. С. 22-27 (0,45 п.л.).
  41. Этика и виртуалистика оздоровляющего направления в экологическом просвещении // Гуманитарные и естественнонаучные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития: Материалы четвертой международной научно-практической конференции (Новомосковск, 28-29 сентября 2007 г.). В 2-х ч. – Ч. 1. – Новомосковск: НФ УРАО, 2007. С. 16-17 (0,1 п.л.).
  42. Виртуальная модификация раздела о нравственной деятельности человека в общей теории отражения // Актуальные вопросы естественных и гуманитарных дисциплин: Сб. научных трудов. Выпуск третий / ГОУ ВПО РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский институт (филиал). - Новомосковск, 2008. С. 31-34 (0,4 п.л.)
  43. Виртуальный анализ нравственно-социальных коммуникаций младших школьников // Социально-философские и экономические аспекты развития современного общества: Материалы Международной научно-практической конференции / Отв. ред. Л.А. Тягунова. – Саратов: Издательство «Научная книга». В 2-х ч. Ч. 1, 2008. С. 45-48 (0,4 п.л.).
  44. Образовательный сегмент в виртуально-этическом отражательном контексте // Девятые Петровские чтения: Материалы Всероссийской научной конференции. – СПб.: ПАНИ, 2008. С. 86-87 (0,3 п.л.).
  45. Философско-педагогические средства виртуальной оптимизации этической сферы гражданственности студентов // Сборник научных трудов Новомосковского филиала Университета Российской академии образования. – Новомосковск: НФ УРАО, 2008. Т. 6. Ч. 1. С. 38-42 (0,4 п.л.)
  46. Экология здоровья человека: этико-виртуальный срез проблемы // Гуманитарные и естественнонаучные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития: Материалы пятой Международной научно-практической конференции. – Новомосковск: НФ УРАО, 2008. В 2-х ч. Ч. 1. С. 20-21 (0,3 п.л.).
  47. Древняя трактовка философско-этических и виртуальных основ духовного оздоровления // Актуальные вопросы естественных и гуманитарных дисциплин: Сб. научных статей. Выпуск четвертый / ГОУ ВПО «РХТУ им. Д.И. Менделеева» Новомосковский институт (филиал). – Новомосковск, 2009. С. 22-25 (0,3 п.л.).
  48. Методика нравственно-виртуальных визуализаций в контексте формирования гражданственности студентов // Труды НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева. Серия: Научно-методические исследования / ГОУ ВПО «РХТУ им. Д.И. Менделеева» Новомосковский институт (филиал). – Новомосковск, 2009. (0,5 п.л.).
  49. Нравственное восприятие социальной защищенности у детей: философско-виртуальная позиция // Современное общество: актуальные проблемы и перспективы, всерос. науч.-практ. конф. (2009; Волгоград). Всероссийская научно-практическая конференция, апрель 2009 г.: [материалы] / отв. ред. А.А. Огарков [и др.]. – Волгоград. – М.: ООО «Глобус», 2009. С. 301-304 (0,4 п.л.).
  50. Способ развития нравственности обучающегося человека в педагогике С. Гессена: философско-виртуальный взгляд // Сборник научных трудов Новомосковского филиала Университета Российской академии образования. – Новомосковск: НФ УРАО. Т. 7. Ч. 2. С. 5-7 (0,3 п.л.).
  51. Установки философской виртуалистики в контексте духовно-нравственного развития студентов // Духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы формирования и защиты: науч.-практ. конф. (2009; Волгоград). Всероссийская научно-практическая конференция «Духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы формирования и защиты», 16 марта 2009 г.: [материалы] / отв. ред. А.А. Огарков [и др.]. – М.: ООО «Глобус», 2009. С. 37-47 (0,4 п.л.).
  52. Философско-виртуальный анализ гражданственности студентов как ценности социального бытия // Человек в перспективах цивилизационного развития. Сборник научных статей. – Саратов: «Издательский дом «МаРК», 2009. С. 229-234 (0,4 п.л.).
  53. Философское определение ценностных показателей виртуальных экосистем // Десятые Петровские чтения: Материалы всероссийской научной конференции 12-13 ноября 2008 г. – СПб.: ПАНИ, 2009. С. 130-132 (0,3 п.л.).
  54. Экофилософия о ценностно-виртуальных показателях здоровья человека // XXVII научная конференция профессорско-преподавательского состава и студентов НИ РХТУ им. Д.И. Менделеева. Тезисы докладов. Часть 1. / ГОУ ВПО «РХТУ им. Д.И. Менделеева» Новомосковский институт (филиал). – Новомосковск, 2009. С. 75 (0,1 п.л.).
  55. Влияние виртуальных образов на духовное здоровье человека: конфигурации философской аксиологии // Пси-фактор: психологические факторы жизнедеятельности: Материалы VII международной научно-практической конференции (Новомосковск, 27 февраля 2010 г.). – Новомосковск: НФ УРАО, 2010. С. 11-12 (0,2 п.л.).
  56. Образно-виртуальные рецепции духовно-нравственного оздоровления религиозных подвижников в древнеиндийском и античном социумах // Межвузовская конференция преподавателей и студентов «Россия: дни боевых побед и трудовых подвигов», посвященная 65-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. / ГОУ ВПО «РХТУ им. Д.И. Менделеева» Новомосковский институт (филиал). – Новомосковск, 2010. С. 41-45 (0,1 п.л.).

Добротворская С. Духовное здоровье молодежи // Народное образование , № 2, 2002. С. 163; Залманов А.С. Чудо жизни. Тысячи путей к выздоровлению / Пер. с франц. и нем. – М.: «РИПОЛ-КЛАССИК», 1997. С. 15-77; Шкерина Г.А., Блинникова Т.В. Духовно-нравственное здоровье и социальные проблемы // Духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы формирования и защиты: науч.-практ. конф. (2009; Волгоград). Всероссийская научно-практическая конференция «Духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы формирования и защиты», 16 марта 2009 г.: [материалы] / отв. ред. А.А. Огарков [и др.]. – М.: ООО «Глобус», 2009. С. 32-36; Хей Л. Здоровый дух – здоровое тело / Пер. с англ. Е. Шапельниковой. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997. С. 125-180; Хуклаева О. Душевное здоровье школьников: типичные нарушения и способы их профилактики // Директор школы, № 2, 2003. С. 61 и др.

Порус В.н. Рациональность. Наука. Культура. М.,2002. С.334.

Адорно В.Т. Проблемы философии морали. - М.: Республика, 2000. С. 15-75; Викторчук Е.Н. Неклассические модели этической аргументации: Моногр.- СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2003. С. 75-150; Дуванова С.П., Хижкина Н.А. Проблемы исследования особенностей ценностных ориентаций отечественными педагогами // Развивающийся человек в пространстве культуры: психология гуманитарного знания: Тезисы Всероссийской научно-практической конференции 26-27 октября 2004 г. / Под ред. Е.Е. Сапоговой. – Тула: Тульский государственный университет, 2004. С. 25-27; Ethical Theory: Character and Virtue // Midwest Studies in Philosophy. Vol. XIII. – Notre Dame:  Notre Dame University Press. P. 400-415; Hare R.M. The Language of  Morals. – Oxford: Oxford University Press, 1952. P. 20-36; Heller, Agnes. General Ethics. – Oxford: Clarendon Press, 1988. P. 165; Paul Kurtz. Forbical Fruit: The Ethics of Humanism. – Amherst; N.Y.: Prometheus Books, 1988. P.12-31.; Поросенков С.В. Существование и деятельность по определению ценностного отношения. – Пермь: Изд-во Перм. гос. ун-та, 2002. С. 30-65; Шрейдер Ю.А. Ценности, которые мы выбираем: Мысли и предпосылки ценностного выбора. – М.: Эдитореал-УРСС, 1999. С. 85-200; Невярович В. Терапия души. Изд. 2-е. – М.: «Русский хронографъ», 2000. С. 7-128.

Бирюкова Э.А. Новое в экопросвещении: нравственно-виртуальные подходы к оздоровлению людей // Природоресурсный потенциал, экология и устойчивое развитие регионов России: сборник статей V Международной научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2007. С. 22-23; Бирюкова Э.А. Экология здоровья человека: этико-виртуальный срез проблемы // Гуманитарные и естественнонаучные факторы решения экологических проблем и устойчивого развития: Материалы пятой международной научно-практической конференции (Новомосковск, 26-27 сентября 2008 г.). В 2-х ч. Ч.1. – Новомосковск: НФ УРАО, 2008. С. 20-21.

Васютенкова И.В.  Сущностные аспекты и актуальность поликультурного образования в современных условиях // http/new. loiro. ru/index. php; Гречко П.К. Конфликт, терпимость, толерантность // Поликультурное общество: стабильность и коммуникация. – М.: «Уникум-Центр», 2003. С. 18-44; Лекторский В.А. О толерантности // Философские науки, № 2, 1999. С. 14-18; Садохин А.П. Межкультурная коммуникация: Учебное пособие. – М.: ИНФРА, 2004. С. 120-237; Тишков В.А. Толерантность и согласие в трансформирующихся обществах: Доклад научной конференции ЮНЕСКО «Толерантность и согласие» // Очерки теории и политики этничности в России. – М.: Русский мир, 1997. С. 156-274 и др.

Казаков Е.Ф. Генезис душевной жизни (Опыт социально-философской рефлексии на материале искусства) / Кемер. Гос. ун-т. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2000. С. 110-280; Кандыба В.М. Мировой опыт духовного саморазвития. Энциклопедия духовной самореализации. – СПб.: Издательство «Лань», 2003. С. 12-350; Назаров В.Н. Феноменология мудрости: образы мудреца в истории культуры: нравственно-философское исследование. – Тула: Изд-во Тульского государственного педагогического института имени Л.Н. Толстого, 1993. С. 20-270; Слинин Я.А. Трансцендентальный субъект: Феноменологическое исследование. – СПб.: Наука, 2001. С. 150-500; Табаков В.И. История как саморазвертывание сущности человека. – СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2005. С. 17-60.

См., например: Бабочкин П.И. Духовно-нравственное становление специалиста в вузе (в зеркале социологии). – М.: Социум, 1999. 34 с.; Васильева Т.Е. О духовно-нравственном воспитании // Духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы формирования и защиты: науч.-практ. конф. (2009; Волгоград). С. 119-127; Graz D. Paradigmenschwund und Krisenbewusstsein. Zum gegenwartigen Stand erziehungswissenschaftlicher Theoriebildung // Padagogik Rundschau. Bd. 43, № 1, 1989. S. 17-27; Gostemeyer K.-E. Padagogik nach der Moderne? Vom kritische Umgang mit Pluralismus und Dogmatismus // Zeitschrift fur Padagogik. Bd. 39, № 5, 1993. S. 860-865; Lipman M. Thinking in Education. – Cambridge: Cambridge University Press, 1991. P. 101-108; Чевозерова Г.В. Философский аспект концепции духовно-нравственного развития молодежи // Проблемы нашей жизни, № 22(76), 2001. С. 15-18.

Бирюкова Э.А. Задействование виртуальных компонентов нравственного воспитания студентов в педагогическом пространстве вуза // Известия ТулГУ. Серия. Педагогика. Вып. 2. – Тула: ТулГУ, 2006. С. 9-18; Бирюкова Э.А. Идеи этической виртуалистики о духовном оздоровлении человека в гуманитарной составляющей высшего образования // Философия отечественного образования: история и современность: Сборник материалов II Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2006. С. 21-22; Бирюкова Э.А. Философские инновации в высшем образовании: виртуальные модели духовного оздоровления человека // Четвертые Петровские чтения. Сборник научных трудов. – СПб.: ПАНИ, 2003. С. 215-219.

Белов А.К. Новые горизонты развития философской науки. – М.: УРСС, 2005. С. 10-85; Этика: новые и старые проблемы: Сб. науч. тр. к 60-летию А.А. Гусейнова / Отв. ред. Апресян Р.Г. – М.: Гардарики, 1999. С. 15-250; Гусейнов А.А. Философия между знаниями и ценностями // Философские науки, №2, 2001. С. 47-66; Эпштейн М. Знак пробела. О будущем гуманитарных наук. – М.: Новое литературное обозрение, 2004. С. 8-15.

Coco Conn, Jaron Lanier, Margaret Minsky, Scott Fisher, Allison Druin. Virtual Environments and Interactivity: Windows to the Future. URL: http: //www.siggraph.org / publications / panels / siggraph 89 / pol.html, 1998; Носов Н.А. Виртуальная реальность // Вопросы философии, № 2, 1999. С. 158.

Albert K. Uber Platons Begriff der Philosophie. – Tubingen: Academia Verlag, 1989. S.10-22; Анчел Е. Этос и история: [Пер с венг.] / предисл. М.А. Хевеши. – М.: Мысль, 1988. С. 48-64; Аристотель. Становление этики // Этика: учебник для вузов / Под общей редакцией А.А. Гусейнова и Е.Л. Дубко. – М.: Гардарики, 2007. С. 6-12; Лосев А.Ф., Тахо-Годи А.А. Платон. Аристотель. – М.: Мол. Гвардия, 1993. 383 с.; Тема человеческой природы у Платона и Аристотеля // Майоров Г.Г. Философия как искание Абсолюта. Опыты теоретические и исторические. – М.: Едиториал УРСС, 2004. С. 87-96; Универсум Платоновской мысли. Платоновская и аристотелевская традиции в античной и европейской философии: Материалы XIII Платоновской конференции / Под общ. ред. А.В. Цыба. - СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2005. 184 с.

Марк Аврелий Антонин. Размышления: пер. с латыни С.М. Рогозина. – М.: Эксмо, 2008. 115 с.; Мыслители Рима: Наедине с собой: Соч. – М.: Эксмо-Пресс; Харьков: Фолио, 1998. 830 с.; Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Дух, душа и тело. – М.: Православный Свято-Тихоновский институт; «Русское зерцало», 1999. С. 15-160; Цицерон Марк Туллий. Избранные сочинения: Пер. с лат.– М.:АСТ; Харьков: Фолио, 2000. 461 с.

Библер В.С. Нравственность. Культура. Современность. (Философские размышления о жизненных проблемах). – М.: Знание, 1990. 60 с.; Бубер М. Два образа веры: пер. с нем. – М.: Республика, 1995. 464 с.; Мамардашвили М.К. Необходимость себя. Введение в философию, доклады, статьи, философские заметки. – М.: «Лабиринт», 1996. 431 с.; Тейяр де Шарден П. Феномен человека. - М.: Устойчивый мир, 2001. 232 с.

Адлер А. Понять природу человека. – СПб.: Акад. проект, 2000. С. 63-220; Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – СПб.: Питер, 2001. С 100-220; Бугера В.Е. Сущность человека. – М.: Наука, 2005. С. 50-176; Рено Ален. Эра индивида: К истории субъективности. Пер. с франц. С.Б. Рындина, под ред. Е.А. Самарской. – СПб.: Владимир Даль, 2002. С. 380-470; Снетков В.М. Принципы человековедения // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Вып. 3, 2004. С 99-109.

Бердяев Н.А. Дух и реальность. – М.: АСТ; Харьков: Фолио, 2003. С. 10-480; Бердяев Н.А. О человеке, его свободе и духовности: Избр. тр. / Ред.-сост. Л. И. Новикова, И.Н. Сиземская. – М.: Моск. психол.-соц. ин-т Флинта, 1999. С. 8-390; Бородина Н.К. Духовность: Феномен и понимание. – Волгоград: ВолгГАСА, 1999. С. 38-115; Крымский С.Б. Контуры духовности: новые контексты идентификации // Вопросы философии, № 2, 1992. С. 21-28.; Редель А.Н. Духовность – основа российского менталитета. К вопросу о социокультурных предпосылках модернизации российского общества. – М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000. С. 12-36; Ю.М. Щукин. Сущность духовности, ее светский и религиозный варианты // Россия на пути к демократии и устойчивому развитию: характер общества и его способность к модернизации. Материалы международной научной конференции 1-3 апреля 2003 года. – Тула: Гриф и К°, 2003. С. 208-212.

Волков Ю.П., Поликарпов В.С. Человек: Энциклопедический словарь. – М.: Гардарики, 1999. С. 319; Казаков Е.Ф. Генезис душевной жизни (Опыт социально-философской рефлексии на материале искусства. С. 80-230; Поликарпов В.С., Поликарпова В.А. Феномен человека – вчера и завтра. – Ростов н/Д: Проф-пресс, 1996. С. 39-64; Фромм Э. Душа человека. Пер. с нем. В.А. Закса, пер. с англ. Т. Панфиловой, Л. Чернышовой. – М.: АСТ: Транзиткнига, 2004. С. 175-300.

Husserl E. (Aufsatze uber Erneuerung) // Husserl E. Aufsatze und Vortrage 1922-1923. Husserliana XXVII. – Dortrecht: Hrsg. V.Thomas Nenon und Hans Reiner Sepp, 1989. S. 43.

Kagan M.S. Mensch – Kultur – Kunst. Sistemanalitische Untersuchung. – Hamburg, Harvestehude: Rolf Fechner Verlag, 1994. 344 S.

Франкл В. Неизведанное Я / Пер. с англ. И.Е. Киселевой. – М.: Прогресс, 1998. С. 130-215; Фейдимен Д., Фрейгер Р. Личность и личностный рост. Вып. 1. Пер. с англ. – М.: изд. Российского открытого университета, 1991. С. 18-75.

Булыгин А.В. К истокам идеального: (Естественнонаучный анализ проблемы) / Науч. ред. В.Г. Иванов. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1988. С. 30-95; Дубровский Д.И. Проблема идеального: Субъективная реальность. 2 изд. –  М.: Канон+, 2002. С. 220-360; Лисин А.И. Идеальность. – М.: Информациология: РеСК, 1999. С. 34-180.

Деннет Дэниел С. Виды психики: на пути к пониманию сознания. Пер. с англ. В. Веретенникова. Под общ. ред. А.Б. Макеевой. – М.: Идея-Пресс, 2004. С. 25-150; Книгин А.Н. Философские проблемы сознания. – Томск: Изд-во Томского ун-та, 1999. С. 160-310; Райков В.Л. Общая теория сознания: Иерархия сознаний и задачи человеческого существования. – М.: АСТ, 2000. С. 130-250.

Кузьменко Г.Н. Этика: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, Издательство «Весь мир», 2002. С. 20-35; Пермякова Т.В. Нравственные основания здоровья личности // Духовно-нравственный мир современного  российского общества: проблемы формирования и защиты: науч.-практ. конф. (2009; Волгоград). С. 30; Разин А.В. Нравственный мир человека. – М.: Акад. проект, 2003. С. 42-74; Розов Н.С. Конструктивная аксиология и этика ценностного сознания // Философия и общество, № 5, 1999. С. 92-119; Росенко М.Н. Основы этических знаний / Оформление обложки А. Олексеенко и С. Шапиро. – СПб.: Издательство «Лань», 1998. С. 40-62; Шеховская Н.А. Духовность как нравственная основа личности // Педагогика, № 5, 2002. С. 77.

Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа: познание и врачевание от древности до наших дней. – М.: Мысль, 1995. С. 20-144; Астахова Л.С., Александрова Н.Н. Альтернативные пути религиозно-нравственной социализации в условиях аномии: позиционирование понятий духовно-нравственного здоровья // Духовно-нравственный мир современного российского общества: проблемы формирования и защиты: науч.-практ. конф. (2009; Волгоград). С. 9-14; Ботулу А.Д. Философия духовности и здоровья. – М.: Academia, 2005. С. 15-250; Ведин И.Ф. Теорема личности: дороги и тупики самосозидания. – М.: Молодая Гвардия, 1998. С. 48-230; Духовный кризис: Когда преобразование личности становится кризисом / Под ред. Станислава и Кристины Гроф / Пер. с англ. А.С. Ригина. – М.: Независимая фирма «Класс»; Изд-во Трансперсонального института, 2000. С. 85-280; Кандыба В.М. Мировой опыт духовного саморазвития. Энциклопедия духовной самореализации. С. 20-440; Малахов Г.П. Оздоровление – путь к жизни. – Ростов-на-Дону: Изд-во «Проф-Пресс», 1997. С. 30-335; Шаталова Г.С. Философия здоровья. – М.: «Елен и К°», 1997. С. 30-70.

Главева Д. Учение Хакуина о «внутреннем взгляде» // Вопросы философии, № 10, 1997. С. 95-113; Huber H. Eidos und Existenz. Umrisse einer Philosophie der Gegenwartigkeit. – Basel: Schwabe & Co. A.G. Verlag, 1995. S. 15-60; Правачанасара. [«Суть учения»]//Вопросы философии, № 9, 2000. С. 134-150.

Адо Пьер. Духовные упражнения и античная философия / Пер. с франц. при участии В.В. Воробьева. – М.: СПб.: Изд-во «Степной ветер»; ИД «Коло», 2005. С. 35-432; Брамбо Роберт. Философы Древней Греции / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. – М.: Центрполиграф, 2002. С. 112-322; Бутина-Шабаль С.А. Античная метафизика: страсти по бесплотному. – М.: Парад, 2005. С. 83-309; Дюмон Ж.-П. Античная философия / Пер. с фр. Е. Шукшиной. – М.: Астрель: АСТ, 2006. С. 48-121; Платон. Диалоги: пер. с древнегреч. – М.: АСТ; АСТ МОСКВА, 2007. С. 10-220; Runciman W. Plato’s Parmenides in Studies in Plato’s metaphysic, editet by R.E. Allen. – New York: the Humanites Press, 1967. P. 154-155; Seth Bernandete. On Plato’s Simposium = Uber Plato’s  Simposion. – Munchen: Siemens Stiftung, 1994. S. 15-90.

Aristotle. Poetics. Jntroduction / Commentary and Appendices by D.W. Lucas. – Oxford; University Press, 1968. P. 24-38; Асмус В.Д. Античная философия. 3 изд. – М.: Высш. шк., 2001. С. 58-120; Бернс Джонатан. Аристотель: краткое введение / пер. с англ. С.Х. Фрейберг. – М.: АСТ, 2006. С. 29-47; Гусейнов А.А. Этика Аристотеля. – М.: Знание, 1984. С. 18-44; Muller A.W. Praktischen Folgern und Selbstgestaltung nach Aristoteles. – Freiburg; Munchen: Alber, 1982. S. 165-350; O’Connor D.K. Aristotelian Justice as a Personal Virtue // Midwest Studies in Philosophy. P. 417-427; Родзинский Д.Л. Природа сознания в античной философии. – М.: МАКС-Пресс, 2002. С. 57-94;  Seidel Helmut. Aristotles und der Ausgang der antiker Philosophie. 2 erg. Aufl. – Berlin: Dietz, 1988. S. 18-216; Vogel C. Philosophy means to the Greeks // International Philosophical Quarterly. Vol.1, 1961. P. 35-37.

Адо Пьер. Плотин или Простота взгляда: пер. с фр. – М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 1991. С. 16-130; Плотин. Трактаты 1-11. – М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 2007. С. 25-400; Ситников А.В. Философия Плотина и традиция христианской патристики. – СПб.: Алетейя, 2001. С. 60-230; Султанов Ш.З. Плотин: Единое: творящая сила созерцания. – М.: Мол. гвардия, 1996. С. 12-390.

Беседы (омилии) Святителя Григория Паламы. Ч. 3. – М.: Паломник, 1993. С. 43-235; Григорий Нисский. Об устроении человека / Перевод, послесл. и примеч. В.М. Лурье. – СПб.: Axioma, 2000. С. 27-200; Жильсон Этьен-Анри. Философия в Средние века: от истоков патристики до конца XIV века / Пер. с фр. А.Д. Бакулова. – М.: Республика, 2004. С. 17-230; Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. – К.: Общество любителей православной литературы; Изд-во им. свт. Льва, папы Римского, 2004. С. 25-430; Протоиерей Григорий Флоровский. Восточные Отцы IV-VIII веков. Репринтное издание. – Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1999. С. 30-240; Сочинения древних христианских апологетов: [Сб.] – СПб.: Благовест: Алетейя, 1999. С. 12-925.

Балин В.Д. Психическое отражение: элементы теоретической психологии. – СПб.: Изд-во С-Петерб. ун-та, 2001. С. 15-460; Симонов П.В. Теория отражения и психофизиология эмоций. – М.: Наука, 1970. С. 12-130; Ярошенко М.Ф. От пассивного отражения до разумного мышления. – Кишинев: Штиица, 1982. С. 50-210.

Абрамова Т.Н. Невербальные мыслительные акты в «зеркале» рационального сознания // Вопросы философии, № 7, 1997. С. 99-113; Барабанщиков В.А. Динамика зрительного восприятия / Отв. ред. Б.Ф. Ломов. – М.: Наука, 1990. С. 12-190; Жуковский В.И., Пивоваров Д.В. Зримая сущность (визуальное мышление в изобразительном искусстве). – Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1991. С. 100-160; Масленников А.С. Диалектика отражательных процессов в нервных анализаторах. Науч. ред. С.А. Петрушевский. – Челябинск: Южно-Уральское кн. изд., 1975. С. 40-150.

Упанишады йоги и тантры / Пер. с санскр. и сост. Б.В. Мартынова. – М.: Алетейя, 1999. С. 20-40. См. также: Бонгард-Левин Г.М. Древнеиндийская цивилизация: История. Религия. Философия. Эпос. Литература. Наука. Встреча культур. – М.: Вост. лит., 2000. С. 36-254; Eknath Easwaran. The Upanishads. – Harmondsworth: Penguin Arkana, 1988. P. 305-311; Пименов А.В. Возвращение к дхарме. – М.: Наталис, 1998. С. 18-400; Свами Викенанда. Философия йоги; Пер. Я.К. Попова в ред. Н. Ковалевой. – М.: РИПОЛ-КЛАССИК, 2003. С. 12-390; Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. – М.: Высшая школа, 1981. С. 12-60.

Батлук О.В. Цицерон и философия образования в Древнем Риме // Вопросы философии, № 2, 2000. С. 115-140; Бирюкова Э.А. Специфика взаимодействия этического и виртуального в системе духовного оздоровления Цицерона // Человек и Вселенная, № 2(45), 2005. С. 10-14; Gorler S. Untersuchungen zu Ciceros Philosophie. – Heidelberg: Artz, 1974. S. 8-14; Мыслители Рима: Наедине с собой: Соч. – М.: Эксмо-Пресс; Харьков: Фолио, 1998. С. 180-460; Seel O. Cicero: Word-Staat-Welt. – Stuttgart: Jamme C. (Hrsg.), 1953. S. 18-32; Suss W. Cicero. Eine Einfuhrung in seine philosophischen Schriften. – Wiesbaden: Ch. Cordon (Hrsg), 1966. S. 12-47; Цицерон Марк Туллий. Избранные сочинения. Пер. с латин. – М.: «Худож. лит.», 1975. С. 250-280; Цицерон Марк Туллий. Философские трактаты: Пер. с лат. 2 изд. – М.: Наука, 1997. С. 10-29.

Антология философии средних веков и эпохи Возрождения / Сост. С.В. Перевезенцев. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С. 350-440; Коплстон Фредерик Чарлз. Аквинат. Введение в философию великого средневекового мыслителя / Пер. [с англ.] В.П. Гайденко. – Долгопрудный (Моск. обл.): Вестком, 1999. 274 с.; Кузанский Н.О видении Бога // Сочинения в двух томах. Т.2. – М.: Мысль, 1980. С. 40-50; Носов Н. Фома Аквинский  и категория виртуальности // Виртуальная реальность: философские и психологические аспекты. – М.: Институт человека РАН, 1997. С. 68-85; Фома Аквинский. О сущем и сущности // Историко-философский ежегодник’ 88. – М.: Наука, 1989. С. 180-250; Фома Аквинский. Учение о душе / Пер. с лат. К. Бандуровского, М. Гейде. – СПб.: Азбука-Классика, 2004. С. 80-110.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т. 3. – М.: Наука, 1977. С. 120-130; История философии: Энциклопедия / Сост. и гл. ред. А.А. Грицанов. – Мн.: Интерпрессервис; Книжный дом, 2002. С. 275-780; Пушкин В.Г. Философия Гегеля. Абсолютное в человеке: Учеб. пособие. – СПб.: Лань, 2000. С. 10-240.

Баксанский О.Е. Виртуальная реальность и виртуализация реальности // Концепция виртуальных миров и научное познание. – СПб.; РХГИ, 2000. С. 292-305; Воробьев Д.В. Об идее реальной действительности и ее виртуальных аналогах // Человек и Вселенная, № 7(40), 2004. С. 30-35; Кузнецов М.М. Виртуальная реальность: взгляд с точки зрения философа // Виртуальная реальность: философские и психологические аспекты. С. 86-99; Розин В.М. Виртуальные реальности: природа и область применения // Социально-политический журнал: социально-гуманитарные знания, № 6, 1997. С. 183-189; Солопов П.Е. Виртуалистика и философия. – М.: ВИУ, 2000. С 8-47 и др.

Анисимов О.С. Дух и духовность: рефлексивно-виртуальная версия неогегельянца // Труды лаборатории виртуалистики. Выпуск 14. – М.: Путь, 2001. С. 6-110; Генисаретский О.И. Совершенный человек: пространственность и событийность перфективного праксиса // Виртуальная реальность: философские и психологические аспекты. С. 8-36; Коняев С.Н. Реальная виртуальность: границы наблюдения в информационных пространствах искусственно созданных миров // Концепция виртуальных миров и научное познание. С. 30-55; Носов Н.А., Михайлов А.Н. Диагностика виртуальной образности  // Труды лаборатории виртуалисти. Выпуск 10. – М.: Изд-во «Путь», 2000. С. 9-55; Юрьев Г.П. Виртуальный человек в экстремальных условиях // Труды лаборатории виртуалистики. Выпуск 9. – М.: Институт человека РАН, 2000. С. 12-60.

Ачильдиев И.У. Власть предыстории. – М.: Прометей, 1990. 180 с.; Hambly W.D. Origins of Education among Primitive Peoples. – N.Y.: Oxford University Press, 1969. P. 12-36; Кули Ч. Человеческая природа и социальный порядок. – М.: Идея-Пресс; Дом интеллектуальной книги, 2000. 320 с.; Рэдклиф-Браун А.Р. Структура и функции в примитивном обществе. – М.: Восточная литература, 2001. 304 с.; The first men / by Edmund White, Dale M. Brown. – C.: Time-life infern., 1973. 156 Р.

Буровский А.М. Идиллический палеолит? // Общественные науки и современность, № 1, 1998. С. 163-172.; Бутовская М.Л. Агрессия и примирение как проявление социальности у приматов и человека // Общественные науки и современность, № 6, 1998. С. 149-160; Кадиева Е.К. Ранние гоминиды: австралопитековые: Учебное пособие. – Ярославль: Нива, 2000. 74 с.; Лоренс К. Агрессия (так называемое зло). – М.: Амфора, 2001. 142 с.

Зайцев А.К. Социальный конфликт. Изд. 2-е. – М.: Academia, 2001. С. 240-380; Кирсанов В.Н. Краткий курс истории антропогенеза, или сущность и происхождение труда, сознания и языка. – М.: Палея, 1999. С. 90-320; Т.Ф. Крамм. Управление энергией конфликта: как превратить работу в творчество: Пер. с англ. – М.: АСТ: РЕФЛ-бук, 2001. С. 140-270; Ламберт Давид. Доисторический человек: Кембриджский путеводитель / Пер. с англ. В.Э. Махлина; под ред. А.Н. Олейникова. – Л.: Недра. Ленингр. отд-е, 1991. С. 15-210; Семенов Ю.И. На заре человеческой истории. – М.: Мысль, 1989. С. 10-300.

Алексеева Т.И. Адаптивные процессы в популяциях человека. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. 215 с.; Боас, Франц. Ум первобытного человека. Пер. с англ. А.М. Водена. – М.-Л.: Госиздат, 1926. 153 с.; Лангер, Сьюзен. Философия в новом ключе: исследование символики разума, ритуала и искусства; / Пер. с англ. С.П. Евтушенко / Общая редакция и послесловие В.П. Шестакова. – М.: Республика, 2000. 287 с.; Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. – М.: Педагогика-Пресс, 1999. 602 с.; Леви-Строс, Клод. Первобытное мышление / Пер. с фр. А.Б. Островского. – М.: Республика, 1994. 382 с.; Юнг К. Психологические типы / Пер. с нем. Софии Лорне, переработанный и дополненный Валерием Зеленским / Под общ. ред. Валерия Зеленского. – СПб.: «Ювента»; М.: Издательская фирма «Прогресс-Универс», 1995, 715 с.

Bell C. Ritual Theory, Ritual Practice. – New York: Oxford University Press, 1992. P. 9-15; Кайя Р. Миф и человек. Человек и сакральное. – М.: ОГИ, 2003. 296 с.; Clackman M. Essays on the Ritual of Sozial Relations. – Manchester: University Press, 1962. P. 12-17; Нечипуренко В.Н. Ритуал (опыт социально-философского анализа). – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовск. ун-та, 2002. 292 с.; Панов Е.Н. Знаки, символы, языки: Коммуникация в царстве животных и в мире людей / Рос. акад. наук. Ин-т проблем экологии и эволюции им А.Н. Северцова.  – 5. изд., испр. и доп. – М.: Товарищество науч. изд. КМК, 2005. 495 с.; Шер Я.А., Бледнова Н.С., Вишняцкий Л.Б. Происхождение знакового поведения /Кемер. гос. ун-т; Ин-т истории матер. культуры РАН. – М.: Научный мир, 2004. 279 с.

Бадж У.Э. Амулеты и суеверия. – М.: Рефл-бук, 2001. 384 с.; Руднев В. Педантизм и магия // Логос, № 1, 2006. С. 233-261; Тейлор Э. Первобытная культура. – М.: Политиздат, 1989. 573 с.; Фрезер Дж. Дж. Золотая ветвь: исследование магии и религии / Пер. с англ. – М.: ООО Фирма «Издательство АСТ», 1998. 784 с.; Фрейд З. Тотем и табу / Пер. с нем. М.В. Вульфа. – СПб.: Азбука-классика, 2006. 256 с.; Шинкаренко В.Д. Смысловая структура социокультурного пространства: Игра, ритуал, магия. – М.: КомКнига, 2005. 232 с.

Баландин Р.Х. Религия. Философия: Великие тайны бытия. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2000. 382 с.; Бочаров В.А., Юраскина Г.И. Божественные атрибуты. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003. 173 с.; Генон Р. Символика креста. – М.: Прогресс-Традиция, 2004. 704 с.

Дзуффи С. Эпизоды и персонажи Евангелия в произведениях изобразительного искусства: энциклопедия искусства; Пер. с итал. В.Ю. Траскина / Стефано Дзуффи. – М.: Омега, 2007. 384 с.; Катасонов В.Н. Христианство, наука, культура. – М.: Правосл. Свято-Тихон. гуманитар. ун-т, 2005. 344 с.; Новиков Д.В. Христианское учение о человеке // Человек, № 1, 2001. С. 119-127; Янг Дж. Христианство / Пер. с англ. К. Савельева. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004. 384 с.

Жильсон Этьен-Анри. Философия в средние века: от истоков патристики до конца XIV века. 678 с.; Мару Анри-Ирене. Святой Августин и августианство (пер. О. Головой). – Долгопрудный: Вестком, 1999. 315 с.; Субири К. Сверхприродное бытие: Бог и обожение в теологии Св. Павла. Обожение // Человек, № 1, 2001. С. 94-106.

Августин Аврелий. Исповедь / Блаженный Августин; Пер. [с лат.] и коммент. М.Е. Сергеенко. – М.: ЭКСМО, 2006. 524 с.; Монах Иосиф. Старец Иосиф Исихаст. Житие. Учение «Десятигласная духодвижимая труба» и толкование на нее / Пер. с греческ. – Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева Лавра; Свято-Преображенский Валаамский мужской ставропигиальный монастырь, 2000. 384 с.; Монахиня Игнатия. Старчество на Руси. – М.: Изд-во Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1999. 315 с.; Преподобный Никодим Святогорец. Невидимая брань / Пер. с греч. Святителя Феофана Затворника. – М.: Изд-во им. Свт. Игнатия Ставропольского; СПб.: Изд-во «Знамение», 2000. 320 с.; Протоиерей Григорий Флоровский. Восточные Отцы IV-VIII веков. Репринтное издание. 260 с.; Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь. – М.: Правило веры, 1999. 338 с.; Схимитрополит Ювеналий (Тарасов). Проблемы современного православного воспитания: доклады, выступления, размышления. – Курск: КГУ, 2006. 225 с. и др.

Каптен Ю.Л. Основы медитации (вводный практический курс). – Самара: ИЧП «АВС», 1994. 362 с.; Макс Грил Я.Л. Выдающиеся мыслители Востока: Выдающиеся мыслители, философские и религиозные произведения Китая, Индии, Японии, Кореи, исламского мира. Пер. с англ. С. Барановой и др. – М.: КРОН-ПРЕСС, 1999. 655 с.; Семенов Н.С. Философские традиции Востока: Учебное пособие. – Мн.: ЕГУ, 2004. 304 с.; Степанянц М.Т. Мир Востока. Философия: Прошлое, настоящее, будущее. – М.: Вост. лит., 2005. 374 с.; Шохин В.К. Школы индийской философии: Период формирования. IV в. до н.э. – II в. н.э. – М.: Вост. лит., 2004. 412 с.

Генон Рене. Человек и его осуществление согласно Веданте. Восточная метафизика / Пер. с фр. Н. Тирос. – М.: Беловодье, 2004. 253 с.; Шри Аорубиндо Гхош. Синтез йоги. – М.: Никос. 831 с.; Деви-Heeл А. Посвящение и посвященные в Тибете. Пер. с англ. – СПб.: ОРИС, 1994. 367 с.; Ермакова Т.В. Классические буддийские практики: Путь благородной личности. – СПб.: Азбука-классика: Петерб. Востоковедение, 2006. 303 с.; Стронг Дж. Будда: Краткая биография / Пер. с англ. О. Перфильева. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2003. 240 с.; Эррикер Клайв. Буддизм. Пер. с англ. Л. Бесковой. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2005. 304 с.

Безант Анни. Алхимия духа. Сборник / Пер. с англ. – М.: Сфера, 2000. 336 с.; Безант Анни. Древняя мудрость / Пер. с англ. Е.Ф. Писаревой. – М.: Сфера, 2000. 368 с.; Безант Анни. Путь ученичества. Сборник / Пер. с англ. – М.: Сфера, 2000. 320 с.; Блаватская Е.П. Ключ к теософии / Пер. с англ. – М.: Изд-во «Сфера» Российского Теософского Общества, 1999. 416 с.; Блаватская Е.П. Наука жизни. Сборник / Пер. с англ. – М.: Сфера, 1999. 320 с.; Блаватская Е.П. Тайная доктрина: В 4 т. Т. 1. – Д.: Сталкер, 1997. 400 с.; Блаватская Е.П. Теософский словарь. – М.: Изд-во «Сфера» Российского Теософского Общества, 1994. 640 с.

Кренстон, Сильвия. Е.П. Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения: Пер. с англ. / При участии К. Уильямс; под ред. Л. Данилова и др. – 2. изд.; испр. и доп. – Рига: Лигамма; М.: Сирин, 1999. 731 с.; Мерфи, Говард. Когда приходит рассвет: Жизнь и труды  Е.П. Блаватской / Пер. с англ. Ю. Окунь. – Челябинск: Урал LTD, 1999. 437 с.; Неф Мери К. Личные мемуары Е.П. Блаватской / Пер. с англ. Л. Крутикова, А. Крутиков. – М.: Сфера, 1993. 315 с. (Сер. «Белого лотоса»); Оккультный мир Е.П. Блаватской. Сборник / Пер. с англ. – М.: Сфера, 1996. 512 с.; см. также: Elizabeth G.K. Holt. A Reminiscence of  H.P. Blavatsky in 1873 // The Theosophist. – Adyar, Madras, India: December, 1931. P.257-266; Blavatsky Still Lives and Theosophy is in a Flourishing Condition // Echoes of the Orient: The Writtings of William Quan Judge. – San Diego, California. Vol. 3, 1987. P. 138-141; The Letters H.P. Blavatsky to A.P. Sinnett. – Pasadena, California: Clarendon Press, 1973. P. 100-151.

Афанасьева В.В. Тотальность виртуального. – Саратов: Изд-во СарГУ, 2005. С. 12-47; Борчиков С.А. Метафизика виртуальности (Опыт единой теории виртуальной реальности) // Труды лаборатории виртуалистики. Выпуск 8. – М.: Институт человека РАН, 2000. С. 16-35; Корсунцев И.Г. Философия виртуальной реальности // Виртуальная реальность: философские и психологические аспекты. С. 37-55.

Бирюкова Э.А. Культурные грани виртуального: синергетический полионтизм в этике духовного оздоровления // Шестые Петровские чтения: Сборник научных трудов. – СПб.: ПАНИ, 2005. С. 122-124; Бирюкова Э.А. Синергия виртуального полионтизма в этике духовного оздоровления // Актуальные вопросы преподавания естественных и гуманитарных дисциплин: Сборник научных трудов. Выпуск второй / РХТУ им. Д.И. Менделеева, Новомосковский ин-т. – Новомосковск, 2005. С. 28-29; Бирюкова Э.А. Философская полионтика нравственных виртуализаций духовного оздоровления // Человек и Вселенная, № 7 (40), 2004. С. 8-17.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.