WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Формирование культурологической теории: Ф. Ницше и постмодернизм

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

Ирицян Гурген Эдмондович

 

ФОРМИРОВАНИЕ КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ:

Ф. НИЦШЕ И ПОСТМОДЕРНИЗМ

 

 

24.00.01 – теория и история культуры

 

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

Ростов-на-Дону

2010 г.

 

Работа выполнена на кафедре теории культуры, этики и эстетики факультета философии и культурологии ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет».

Научный консультант:                            Заслуженный деятель науки РФ,   

                                                                               доктор философских наук, профессор

Драч Геннадий Владимирович

       

Официальные оппоненты:                      Заслуженный деятель науки РФ,   

доктор философских наук, профессор

Иконникова Светлана Николаевна

                                                                   доктор философских наук, профессор

Несмеянов Евгений Ефимович

                                                                   доктор философских наук, профессор

Пигулевский Виктор Олегович                        

Ведущая организация:                            Московский педагогический

государственный университет

 

Защита состоится 26 мая 2011 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д. 212.208.11 по философским наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр.  Нагибина 13, факультет философии и культурологии ЮФУ, а. 434. 

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ЮФУ (Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан    «__» ______________ 2010 года.

Ученый секретарь                

диссертационного совета                                              М.В. Заковоротная   

 

Общая характеристика работы

Актуальность исследования. 

В настоящее время Россия и мировое сообщество в целом находятся в состоянии социо-культурного кризиса. Кризисность остается характерной чертой современного бытия и для преодоления этого состояния необходимо четкое, научно обоснованное понимание происходящих изменений в культуре. Роль культурологии как науки, как теоретической дисциплины, изучающей культуру во всей полноте ее проявлений, во всем многообразии исторических формообразований, в этих условиях объективно повышается.

Культурология находится еще на стадии своего конституирования как науки, она развивается, изучается ее сущность и структура, эта наука играет особую роль в обществе и поэтому весьма важно познание ее генезиса и идейных истоков.

Исторически этот процесс становления культурологии был связан с осознанием кризиса классической модели культуры в качестве теоретического и мировоззренческого основания мышления о человеке и его мире, берущего свое начало в эпохе Просвещения. Культурологические идеи Ф. Ницше, а столетием позже сформировавшийся постмодернистский дискурс, представляют собой этапы этого обоснования.

Ф. Ницше представляется нам важной фигурой при переходе от философии культуры к культурологии, немецкий мыслитель, по сути, репрезентирует этот переход. Ницше в своей «философии жизни» закладывает новую парадигму культурологизирования, которая подхватывается и развивается в ХХ веке постмодернизмом. «Философия жизни» немецкого мыслителя закладывает некоторые основы постмодернистского понимания культуры; в эпоху постмодерна  культурология продолжает развиваться как наука, осмысливающая все многообразие феноменов культуры. Немецкий философ в данном контексте представляется фигурой переходной, но знаковой – он находится на переломе эпох и научных парадигм. Обоснование определенного типа культурологизирования – есть своего рода традиция, которую заложил Ницше еще в конце XIX века. При этом существенное значение в процессе формирования данного типа культурологизирования имеет осознание и осмысление проблемы кризиса культуры, осуществленное Ницше. Постмодернистский дискурс воспринял этот подход к осмыслению сущности и динамики культуры, представляя и анализируя кризис культуры в различных его аспектах и проявлениях.

Мы отмечаем то, что постклассические философские направления, такие, как неокантианство, неогегельянство и позитивизм так же можно рассматривать как попытки перехода от философии культуры к теории культуры. Но через фигуру Ницше этот переход до сих пор подробно и глубоко не рассматривался, а во-вторых, его «философия жизни» с ее критикой философии тождества, ориентацией на телесность и витализм более радикально, ярко и убедительно, на наш взгляд, решает задачу выхода за рамки классической философии культуры. Учитывая все выше обозначенное,  исследование теоретических истоков культурологии и ее настоящего состояния, в частности в творчестве Ф. Ницше и постмодернистском дискурсе, наследовавшем посыл немецкого философа,является важной задачей в деле дальнейшей разработки этой проблематики.

В современном гуманитарном знании сложилось обширное «ницшеведение», в нем Ницше рассматривается, прежде всего, как философ и философский антрополог, историк, политический мыслитель и филолог, наконец, как художник слова. Но роль Ницше как мыслителя, подвергшего философию культуры всесторонней критике, показавшего кризис ее метафизических и рационалистических основ и этим способствовавшего формированию культурологической теории, в том числе в рамках постмодернизма,рассматривается недостаточно полно, можно выделить лишь те или иные аспекты этой проблемы, что подтверждает актуальность темы данного исследования.

Научная разработанность проблемы.

Проблема перехода от философии культуры к культурологии, а так же их соотношения активно обсуждается в отечественной гуманитаристике, она разрабатывалась такими исследователями как В.М. Межуев, А.Я. Флиер, М.С. Каган, П.С. Гуревич, С.Н. Иконникова, В.Е. Давидович, Ю.А. Жданов, Г.В. Драч, Е.Я. Режабек и некоторыми другими.

Так В.М. Межуев выделяет два этапа в развитии философии культуры – классический и постклассический. Постклассический этап выражает ограниченность и несостоятельность классического, пересматривает просвещенческие основания культуры, осознает кризис классической модели культуры. Начиная с «философии жизни» (Шопенгауэр, Ницше), справедливо считает Межуев, главной проблемой философии культуры становится тема кризиса культуры. Культурология, по Межуеву, представляет собой всю сумму общественных и гуманитарных наук эмпирически изучающих «культурное поведение человека и человеческих общностей».

В отношении отличия философии культуры от культурологии можно отметить еще несколько подходов, первый представлен М.Б. Туровским, который считает, что любая философия есть по определению философия культуры. Второй подход определяет философию культуры в качестве части или раздела общей философии, данная концепция представлена такими исследователями как М.С. Каган и П.С. Гуревич.

А.Я. Флиер считает, что выделение культурологии из комплекса социально-гуманитарных наук отражает объективную необходимость заполнения некоего «вакуума» в знаниях о культуре. Объектом культурологии являются «любые виды и формы человеческой жизнедеятельности» и в этом наука о культуре не отличается от истории, психологии и социологии. Предметом научного анализа становятся «ценностно-нормативные установки и механизмы, регулирующие всякую социальную практику и в особенности взаимодействие и взаимопонимание между людьми».

С.Н. Иконникова утверждает, что «культурология выявляет инвариантные структуры культурных феноменов, определяет динамику их изменений» и представляет собой целый «комплекс наук о культуре».

Довольно разносторонне и глубоко проблема формирования культурологии прорабатывается в коллективных трудах философов и культурологов Южного Федерального университета (Ростов-на-Дону). В них рассматривается, как современные культурологические теории берут начало в европейской философии XIX - XX веков и выражают ситуацию крушения целостного культурного проекта, все еще связанного с эпохой Просвещения и поиском рациональных оснований развития общества и культуры. В этих работах, выполненных под руководством профессора Г.В. Драча, уже содержится обоснование необходимости исследования роли Ф. Ницше в генезисе культурологии как самостоятельной науки. В них говорится о том, что культурологизирование, как осмысление феномена культуры зарождается в начале XX века, в частности, в творчестве таких известных мыслителей как О. Шпенглер, Й. Хейзинга, Э. Гуссерль, М. Хайдеггер. Культурология же, как самостоятельная научная дисциплина оформляется в середине XX века в трудах Л. Уайта, Б. Малиновского и др. Собственно культурология – это область знания, возникшая на стыке философии культуры, культурантропологии, социологии, психологии и истории культуры в процессе осознания кризиса классической модели культуры, понимающей культуру как духовное и рациональное образование. Культурология занимается теоретическим осмыслением фактического материала, полученного в результате эмпирических исследований культурных феноменов; она изучает культурно-исторические явления, выявляет закономерности их генезиса, функционирования и изменчивости.

Постмодернистский дискурс, широко заявивший о себе в последней трети ХХ века внес несомненную новизну и плюрализм в сферу теоретизирования о культуре. Его практика критики и преодоления классической философии культуры свидетельствует о том, что искания постмодернистов в значительной степени развиваются в русле идей Ницше. Постмодернизм, в числе прочих, опираясь и на Ницше, формирует свои дискурсы о культуре, характерной чертой которых является восприятие культуры как кризисной. Необходимо отметить и другие важнейшие особенности постмодернистского дискурса: отрицание онтологических оснований (религиозных, философских, этических и любых других); кризис идеологии классического гуманизма; иррационализм; плюрализм концепций и мнений; сомнение в реальности исторического прогресса; предпочтение искусства перед наукой, художника перед ученым; смешение жанров; эссеистика и моделирование текстов вместо философских и научных трактатов; прагматисткая концепция истины.

Совершая «прорыв» в постмодернистскую культуру, Ницше не был одинок - рядом с ним можно поставить имена и других мыслителей XIX века (прежде всего романтиков, С. Къеркегора и А. Шопенгауэра). И это связано с их философской критикой культа Разума и вариантами поисков выхода за его пределы. Но Ницше здесь первый среди равных. Как иррационалист он был наиболее радикальным, последовательным и поэтому еще в XIX веке он предвосхитил в своем творчестве важнейшие особенности постмодернизма и примерные ориентиры. Тезис о наследовании идеологами постмодернизма творчества Ницше может быть подтвержден путем обращения к текстам их работ. Достаточно упомянуть некоторые из них, посвященные осмыслению творческого наследия немецкого мыслителя. Например, статья Ж. Делеза “Тайна Ариадны” и его же работы «Ницше и философия», «Ницше», труды Ж. Деррида “Шпоры: стили Ницше” и “О грамматологии”, произведения М. Фуко “Ницше, Фрейд, Маркс» и «Ницше, генеалогия, история», «Слова и вещи», «О трансгрессии», книга П. Клоссовски «Ницше и порочный круг». В этих и во многих других философско-культурологических произведениях европейские и американские мыслители второй половины ХХ века, творчески осмысливая идеи немецкого философа, вырабатывают свое собственное осознание феномена культуры. Но в них Ницше не рассматривается как фигура, способствовавшая формированию новой науки о культуре.

Мы обращаем внимание на то, что сам Ницше не выделял специальную область исследования культуры и не создал целостного учения.  Культурологический комплекс идей развивался в его философии жизни в рамках тематики кризиса Западной культуры, критики христианства, диалектики аполлоновского и дионисийского, сверхчеловека как субъекта культуры, элитарной и массовой культуры и некоторых других. В целом же изучение и осмысление наследия немецкого философа происходило без ясного понимания его влияния на становление культурологии как отдельной науки.

Анализ отдельных идей о культуре у Ницше дает его младший современник неокантианец В. Виндельбанд. В 90-е годы  XIX века  к осмыслению его творческого наследия приложили усилия многие западные и российские писатели, критики, мыслители. К ранним работам, посвященным Ницше труды Г. Тюрка (1891), М. Нордау (1894), а так же статьи русских философов Л. Лопатина, Н. Грота и П. Астафьева. Кроме того статьи В. Преображенского, работы таких авторов как: Г. Гальвиц, Э. Гримм, Х. Каатц, А. Лихтенберже, А. Риль, О. Ричль, Евг. Шмидт, Р. Штайнер, Т. Циглер.

Философией Ницше интересовались Г. Брандес, Л.Н. Толстой, Габриеле дАннунцио, Н. Михайловский, Вл. Соловьев, Л. Шестов, С. Франк, В. Иванов, А. Белый, А. Швейцер, С. Цвейг, Г. Зиммель. Труды этих апологетов и критиков Ницше в основном носили характер историко-философского исследования.

Философия Ницше повлияла на одного из столпов европейской философии XX века М. Хайдеггера, посвятившего ряд работ анализу идей Ницше. К. Ясперс дал свою интерпретацию Ницше в произведении «Ницше и христианство». Не обошли своим вниманием наследие Ницше и такие представители экзистенциализма как Н. Бердяев, А. Камю, и М. Бубер. 

Из исследований последних 20 лет, посвященных Ф. Ницше, особое внимание привлекает статья В.А. Емелина «Ницше и постмодернизм», в которой автор тесно связывает идеи немецкого философа с постмодернизмом. В.А. Емелин утверждает, что «Вся основная проблематика постмодернистов, так или иначе, пересекается с главными положениями ницшеанской философии. Более того, многие противоречия, которые присутствуют в постмодернистских учениях,  могут быть лучше осмыслены и даже решены с помощью обращения к идейному наследию Ницше».

Интересы современных российских исследователей к творчеству немецкого философа сосредоточены, в основном, на следующем: проблемы нигилизма и иррационализма (И.Антонович, Д.А.Данелия, В.Б. Кучевский и др.); проблема влияния идей Ницше на представителей русской религиозной философии (И. Войская, Н.В. Мотрошилова, А. Скворцов, Т.Н. Синельникова, Р.Ю. Данилевский, А. Носов, Ю. В. Синеокая, В.П. Шестаков); моральная позиция и идеологические взгляды Ницше (Е.С. Баразгова, С.И. Шаповал, И.П. Ярославцева, Л.З. Немировская); проблема соотношения творчества Ницше и античной культурной и философской традиции (З.С. Антипенко и А.Н. Мочкин).

Большинство же исследований творчества Ф. Ницше представляют собой обзорные статьи, посвященные основным этапам его жизненного пути, эволюции и толкованию его философских взглядов (К. Азадовский, И.С. Андреева, А. Гусейнов, Т. Кузмина, В. Подорога, В. Пустарнакова, В.П. Визгин, А. Дугин, Д. Ледницкий, С.Н. Артановский, А. Аствацатуров, Г.Г. Кириленко, А.А. Лаврова, К.А. Свасьян и др.).

Из самых последних по времени исследований, которые в определенной степени касаются интересующей нас проблематики, обращают на себя внимание работы Р.М. Алейник, И.В. Беспаловой и Д.А. Беляева. В трудах этих исследователей отмечаются разные аспекты влияния идей Ницше на постмодернизм.

Таким образом, в историко-философской и культурологической литературе, несмотря на огромный массив аналитических работ в отношении «философии жизни» Ницше, ощущается явный недостаток исследований, специально направленных на выявление ее роли в переходе от классической философии культуры к культурологии и наследования постмодернизмом данного культурологического посыла.  

Основной проблемой диссертационного исследования является выяснение вопроса о том, может ли «философия жизни» Ф. Ницше и постмодернистские модуляции, наследовавшие идеи последней, считаться тем направлением мысли, которое ведет к становлению и развитию культурологии?  

Объектом исследования является начало культурологии, разрыв её с классической, рационалистической философией культуры, формирование культурологии как науки.  

Предметом исследования является роль «философии жизни» Ницше в этом разрыве и переходе от философствования к культурологизированию, что и унаследовал постмодернизм.

Целью диссертационной работы является обоснование гипотезы о том, что Ф. Ницше посредством своей «философии жизни» создал предпосылки для новой культурологической парадигмы, которая и получила свое развитие в  постмодернизме.

Реализация этой цели предполагает постановку и решение следующих задач:

  1. Провести содержательный анализ того, как Ф. Ницше осмысливал постановку проблемы культуры представителями классической философии культуры, тем самым, отмечая кризис классической модели культуры.
  2. Раскрыть методологический потенциал положения Ницше о диалектике дионисийского и аполлоновского, а также значение формы эссе и принципа свободного моделирования для становления новой культурологической парадигмы.
  3. Установить содержание вопроса о преемственности между принципами понимания культуры Ф. Ницше и методологией постмодернистского мышления для выявления пути формирования и развития науки культурологии.
  4. Рассмотреть постмодернистский дискурс Ю. Хабермаса, Ж.-Ф. Лиотара, Ж. Делеза, М. Фуко, Ж. Деррида и Р. Рорти во взаимосвязи с «философией жизни» Ф. Ницше, в контексте развития культурологического мышления.

         Теоретико-методологическая основа исследования.

Диссертация опирается на фундаментальные отечественные и зарубежные исследования в области теории культуры, философии и социологии. Эти работы освещают проблемы генезиса культурологии как отдельной науки, а также соотношения культурологии и философии культуры. Сложность и противоречивость становления и развития культурологии, в особенности ранние этапы ее генезиса, а также ее отношение к постмодернизму, обу­словило применение синтеза философского, культурологическо­го и структурно-функционального анализа, методов описания, объяснения, системного подхода и компаративного. В диссертации, также, использован сравнительно-исторический подход к проблеме становления  культурологической теории, позволяющий увидеть ее связь с традицией иррационализма и осмысления кризиса культуры, основанной Ф. Ницше и востребованной в рамках постмодернистского дискурса.

Теоретико-методологической основой исследования является методологический потенциал деятельностной концепции культуры, представленной в трудах М.К. Петрова, В.М. Межуева, Н.С. Злобина, Э.А. Баллера, Л.Н. Когана, В.Е. Давидовича, Э.С. Маркаряна, Ю.М. Лотмана, Ю.А. Жданова, Г.В. Драча, Е.Я. Режабека, М.С. Кагана, 3.И. Файнбурга, А.Я. Флиера.

В работе, кроме того, используются важнейшие общенаучные методы исследования: такие как методы рефлексии и детерминации, сравнения источников, логические методы: индукции и дедукции, а также аналитический, синтетический и экстраполяции.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в нем:

- проанализировано, каким образом Ницше, в результате критики основ классической, рационалистической философии культуры, стал основоположником традиции осмысления ее кризиса, а также кризиса культуры вообще, осуществив переход к новому неклассическому,  иррационалистическому пониманию культуры и специфики знания о ней;

- раскрыто методологическое значение положений Ницше о диалектике дионисийского и аполлоновского, а также формы эссе и принципа свободного моделирования для становления новой культурологической парадигмы;

- проведен содержательный анализ постмодернистского дискурса Ю. Хабермаса, Ж.-Ф. Лиотара, Ж. Делеза, М. Фуко и Ж. Деррида, во взаимосвязи с идеями Ф. Ницше, в контексте интерпретации культуры как самостоятельного направления философского дискурса и нового типа культурологизирования, иллюстрирующего одну из форм генезиса и современного развития культурологии как самостоятельной науки;

- установлено содержание преемственности между принципами понимания культуры Ф. Ницше и методологией постмодернистского мышления, что выявляет путь формирования культурологии;

- показана противоречивость и многообразность восприятия ницшевского творческого наследства постмодернизмом на примере конкретной проблематики исследований Р. Рорти. Последствием подобной интерпретации идей Ницше постмодернизмом является переход от абстрактных размышлений о культуре к осмыслению конкретного многообразия и полифонии характерного для культурологии.

- создана новая модель генезиса и современного развития культурологии в контексте философских дискурсов Ницше и постмодернизма.

Тезисы, выносимые на защиту.

  1. Идеи о культуре, содержащиеся в творчества Ф. Ницше, выявили неспособность рационалистической философии культуры в лице ряда просветителей и представителей классической немецкой философии объяснять имевшие место к концу XIX века характеристики и тенденции самоопределения человека и его мира. Введение Ф. Ницше понятий «жизнь», «воля к власти», «творчество», а также эстетических  параметров существования человека, последующие за этим ход рассуждений и выводы позволяют содержательно определить пути преодоления классической философии культуры и начало традиции осмысления кризиса культуры, что и выводит на формирование новой культурологической парадигмы.
  2. Философия жизни Ницше позволила сформулировать и обосновать его основные культурологические идеи: осуществление воли к  власти как деятельностная основа культуры, кризис христианской морали как исходный объяснительный принцип в осмыслении состояния культуры, роль идеи сверхчеловека в осмыслении субъекта культуры, диалектика массового и элитарного, «нигилизм» и «переоценка ценностей», кризис Западной культуры. Зафиксированная немецким мыслителем неклассическая, иррационалистическая интерпретация культуры, посредством особых знаков, образов и мифов, уводит от базовых положений философии культуры «подготавливая почву» для новой науки о культуре.
  3. Диалектикой аполлоновского и дионисийского начал  в культуре Ницше объясняет противоречивость жизни и культуры, отдавая предпочтение дионисийскому началу. Аполлоновское начало в культуре уместно отождествить с пониманием культуры в философии культуры – это рационализм, гуманизм, спекулятивность, непротиворечивость. А дионисийское начало – одна из основ «философии жизни», буйство и полнота жизни, мощь чувственности, отказ от светлого и возвышенного, но спекулятивного в культуре в пользу реальной жизненности. В предпочтении Ницше дионисийского начала в культуре видится теоретическая предпосылка для более широкой интерпретации феномена культуры, которая реализуется уже в рамках культурологии.
  4. Немецкий мыслитель закладывает основы новой культурологической парадигмы не только, по сути, содержанию своих идей, но и по форме их изложения. Его яркая эссеистика и моделирование нетривиальных, нелинейных текстов становится революционным способом постановки проблем и поиска их решений. Через столетие представители постмодернизма стали наследниками и продолжателями, как содержательного разнообразия творчества Ницше, так и неординарной стилистики, ставшей фирменным знаком интеллектуалов последней трети прошлого века.   
  5. Роль Ницше можно рассматривать как промежуточную, переходную между новоевропейской моделью дискурса и постмодернистской. Содержательный анализ творчества Ницше и некоторых типичных представителей постмодернизма свидетельствует, что их понимание дискурса строится на ницшевских идеях плюрализма, неоднозначности и принципиальной открытости для творчества. Постмодерн начинает свое доминирование с отрицания всех основоположений модернизма, наследуя, в том числе, и культурологический поворот, подготовленный Ницше.
  6. Фигура Ницше для Ю. Хабермаса представляется промежуточной при переходе от модерна к постмодерну. Ницше, по мнению Хабермаса, является родоначальником одного из типов дискурса модерна, той линии, которая идет к Хайдеггеру и Деррида. Характерной чертой модерна является распад трех сфер культурной жизни научной, моральной и эстетической. Весь проект модерна, в данном случае – это ответ на этот вызов, поиск объединяющих начал. Ницше искал объединяющее начало в искусстве и мифологии. То есть певец Заратустры отводит искусству функцию объединяющего не только художественного, но и морального и постигающего начала. Мифология и искусство приходят на смену религии, поэт на смену философу. В этом направлении будет выстраиваться критика модерна у последователей Ницше (Хайдеггер, Деррида) и других критиков рациональности культуры эпохи Просвещения. Объединяющим Ницше и постмодернизм, с точки зрения Хабермаса, становится смешение литературного и философского жанров, что и иллюстрирует наследование постмодернизмом культурологического посыла немецкого философа.        
  7. Теоретические поиски сущности культуры постмодерна у Ж-Ф. Лиотара связаны с образом мышления Ницше, с его идеями о кризисе метафизических основ философии культуры, выраженном в таких концептах как «нигилизм», «декаданс», «перспективизм» «смерть Бога». Представители постмодернизма во главе с Лиотаром, двигаются по пути, уже частично «расчищенному» предшественниками, и понимание кризисности культуры в постмодернизме находит свои формальные и сущностные основы в философии жизни Ницше. Теория культуры Лиотара провозглашает в качестве основных характеристик нестабильность, нелинейность, принципиальный плюрализм, отказ от тотальности познания и бытия, подобные характеристики говорят о том, что французский мыслитель работает в плоскости культурологической парадигмы, заложенной еще Ницше.
  8. Ж. Делез, занимаясь анализом идей Ницше о культуре, возводит их в ранг концептов постмодернистского дискурса. Рассматривая идеи Ницше он, не только осуществляет их анализ, но трансформирует их в концепты – важнейшие смыслосодержащие понятия своей теории. Делез объявляет Ницше философом различия, закладывающим основы современного мышления, базирующегося на генеалогическом методе познания с его стремлением к тонкому анализу, различающему нюансы и обертона. Французский исследователь особо выделяет у Ницше такие темы как телесность, плюрализм в трактовке воли, критика философии тождества, смерть бога и др. Существует содержательная связь между теоретическим наследием Ницше и культурологическими идеями М. Фуко. Эта связь прослеживается и в отношении культурологического поворота, подготовленного немецким мыслителем. Философия жизни Ницше, понятая французским мыслителем как философия воли, становится одним из генераторов идей для осмысления процессов и технологий, связанных с развитием системы контроля власти над обществом. В данном отношении Фуко наиболее близок к Ницше, так как их роднит обращение к проблеме телесности, связанное с биологизаторством, свойственным философии жизни. Подобные трактовки теоретического наследия Ницше идут в разрез с основными положениями спекулятивной философии культуры и могут считаться вариантом культурологизирования.      
  9. Важнейшие концепты философии жизни Ницше были использованы Ж. Деррида в качестве антиметафизической интерпретации культуры для обоснования принципа деконструкции. К таковым относится критика западной метафизической линии от Сократа до Гегеля, пересмотр понятия истины в сторону релятивизма и конвенционализма, концепция философа-артиста «танец с ручкой в руке», риторическое и филологическое вопрошание, радикализация концепций интерпретации, перспективы, оценивания, различия. Когда Деррида, выступает со своей радикальной критикой «западной логоцентрической традиции», он опирается на антиметафизический посыл идей о культуре Ницше, что может быть охарактеризовано как один из путей формирования культурологии.
  10. Восприятие ницшевских идей постмодернизмом в определенной степени противоречиво. Данное положение доказывает то обстоятельство, что теоретико-мировоззренческое наследство Ницше как бы не вмещается в исследования Рорти, в его представления о кризисе классической философии, в модель грядущей «пост-философской» культуры. Такая противоречивость восприятия, характерна не только в отношении Рорти, она может быть отнесена и к другим представителям постмодернизма. Немецкий философ не стал для постмодернистов простым образцом для подражания - теоретико-мировоззренческое наследие Ницше перерабатывается и творчески используется как материал при создании новейших, «прорывных» подходов и концепций, находящихся на грани различных дисциплин и традиций. Одним из последствий подобных «прорывных» концепций является переход от абстрактных размышлений о культуре в философии культуры к осмыслению конкретного многообразия и полифонии характерного уже для культурологии.

            Научно-практическая значимость исследования.

Изучение роли Ф. Ницше в осознании кризиса рационалистических и спекулятивных основ философии культуры и подготовки почвы для постмодернистской дискурса имеет важное научное значение для понимания закономерностей становления и развития культурологии как науки. Результаты исследования имеют практическое применение, они могут быть использованы в преподавании общих курсов культурологии, философии и социологии культуры, а также при разработке специальных курсов по теории и истории культурологических концепций, философии жизни, а также постмодернистской концепции культуры. Материалы исследования могут послужить основой для создания учебных пособий, курсов, методических разработок по изучению философии, истории и теории культуры.

Апробация работы.

Положения, результаты и выводы исследования, содержащиеся в диссертации, докладывались и обсуждались на заседаниях  кафедры теории культуры, этики и эстетики факультета философии и культурологии Южного Федерального Университета.

Основные положения и выводы диссертационного исследования докладывались и обсуждались на межвузовских, региональных, всероссийских и международных конференциях, в частности: на третьем Российском философский конгрессе  «Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия» (Ростов-на-Дону 2002 г.), на пятом Международном конгрессе «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». (Пятигорск, 2007 г.), на пятой Всероссийской научно-практической конференции «Культура и власть» (Пенза 2007 г.), на пятой Всероссийской научно-практической конференции «Традиционное, современное и переходное в Российском обществе» (Пенза 2007 г.), на седьмой региональной научно-технической конференции: «Проблемы эксплуатации водного транспорта и подготовки кадров на юге России». (Новороссийск. 2008 г.), на межвузовской научно-практической конференции «Совершенствование методики вузовского преподавания как условие повышения качества профессионально-творческой подготовки студентов» (Пятигорск – Новороссийск 2009 г.), на пятом Российском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество» (Новосибирск 2009 г.), на международной научной конференции «Философия М. Хайдеггера и современность» (Краснодар 2009 г.), на третьей Международной научно-теоретической конференции «Социально-политические и культурные проблемы современности» (Симферополь. 2010 г.), на одиннадцатой международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества». (Новосибирск, 2010 г.). 

Структура работы.

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав (тринадцати параграфов), заключения и списка литературы, включающего более 300 источников.

Основное содержание работы.

Введение содержит обоснование темы исследования и его актуальности, степени изученности проблемы. Формулируется предмет и объект исследования, определяются цель и задачи, тезисы, выносимые на защиту, обозначается методологическая основа, раскрывается научная новизна и практическая значимость результатов диссертационной работы.

Глава I. «Теоретические принципы классической постановки проблемы  культуры как объект философского интереса Ф. Ницше» призвана обозначить основные принципы понимания культуры представителями классической философии культуры и отношения к ним «философии жизни» Ф. Ницше. Анализ философии культуры в сравнении с идеями Ницше позволяет утверждать, что последние являются во многом противоположностью философии культуры, выражением кризиса ее рационалистических и метафизических основ. В «философии жизни» мы находим другое, отличное от философии культуры понимание феномена культуры основанное на «жизненности», иррациональности и плюрализме, что и представляется началом формирования новой культурологической парадигмы.

Параграф 1.1. «Формирование классической модели культуры и отношение к ней Ф. Ницше» посвящен анализу формирования классической модели культуры, модели, кризис которой в XIX веке осознал и ярко провозгласил Ф. Ницше. Автор выявляет основные концепты европейского просветительского мышления, во многом, определившие развитие реальных форм жизни и культуры всего Нового времени. Показывается отношение немецкого мыслителя к концепции культуры, выработанной такими яркими деятелями эпохи Просвещения как Ж.Ж. Руссо, Д. Вико и И.  Гердер.

В трудах представителей Просвещения формировалась классическая модель культуры, которая рассматривала ее как результат исторического развития человечества и уровень его разумных и гуманных способностей. Важнейшим достижением эпохи Просвещения в области философского осмысления культуры стало ее рассмотрение с позиций гуманизма, рационализма и прогрессизма.

Философия культуры эпохи Просвещения, опирающаяся на столь ограниченные ценности, не может претендовать на монополию в понимании культуры, - вот о чем говорят, на наш взгляд, идеи о культуре, содержащиеся в «философии жизни» Ф. Ницше. И эти идеи существенно расширяют представление, о культуре привнося в него «жизненность», деятельностный и ценностный аспекты.

Понимание культуры в эпоху Просвещения, основанное на идеалах гуманизма, рационализма и прогрессизма, несмотря на идеи немецкого романтизма, продолжало доминировать и в первой половине XIX века, но постепенно ко второй половине, а особенно к концу этого века значимость такого подхода к феномену культуры становится все более проблематичной. Это стало понятно, в том числе благодаря и Ф. Ницше, который сумел выявить и выразить в художественной форме кризис просвещенческой парадигмы культуры. Он показал, что в действительности все сложнее и многообразнее, чем это определяли просветители. Гуманность не столь неотвратима, рационализм во многом несостоятелен, прогрессивное развитие человечества может завершиться (если оно вообще существовало), демократия вредна для истинных творцов и субъектов культуры, т. е. для интеллектуальных гениев, она их стесняет и мешает им осуществиться. Метафизические основы понимания культуры осознаются Ницше как пришедшие в состояние кризиса и отвергаются.

Во втором параграфе – «Немецкая классическая философия о культуре и восприятие ее позиций Ф. Ницше» – автор рассматривает интерпретацию феномена культуры в классической немецкой философии и осознание кризиса такой интерпретации в работах Ф. Ницше. Под классической философией культуры понимается концепция культуры, выработанная, в частности, И. Кантом и Г. Гегелем. Немецкая классическая философия рассматривала культуру как исторический процесс развития духа, стремясь при этом преодолеть противоречие, обозначенное Руссо как основное и соединяющее “Природу” и “Культуру”. Оно является необходимым, но преходящим моментом на пути к их синтезу. 

В целом немецкая классическая философия понимала культуру как прогресс сознания: морального (Кант), эстетического или философского (Гегель). Эта философия отождествляла культуру с формами духовного и политического саморазвития человека и общества, исходя из признания множества типов и форм культуры, располагающихся в определенной исторической последовательности и образующих единую линию духовной эволюции человечества. Немецкая классическая философия сместила акценты с анализа природы на исследование человека, человеческого мира и истории. И чем дальше продвигалась мысль немецких философов, тем яснее становилось, что речь должна идти не о первозданной природе, а о мире человеческого духа, мире интеллектуальной культуры, организованном в соответствии с законами Истины, Добра и Красоты. Немецкие классики, начиная с Канта и заканчивая Гегелем, выводили мир культуры из деятельности человеческого духа, и мыслящий субъект, таким образом, оказывался основой мироздания. Они отчетливо осознали, что человек живет не в мире природы (вернее не только в мире природы), а в мире культуры. И только глядя на него, как на продукт культуры, можно надеяться на дальнейшее познание и самопознание человека. Итак, культура в классической философии культуры предстает как прогресс человеческого сознания и мышления.

Говоря об общем кризисе европейской культуры Ф. Ницше, прежде всего, по мнению автора, имел ввиду несоответствие многообразной и зачастую иррациональной жизни рационалистическому характеру ее осмысления в рамках философии культуры. Немецкий мыслитель обращает внимание на то, что образовался большой разрыв между философско-спекулятивными умозаключениями о культуре и самой культурой как жизненной, экзистенциональной реальностью. Ф. Ницше показал, что метафизическое осмысление культуры (как, например у И. Канта) больше не актуально, метафизика изжила себя и не несет в себе никакого позитивного заряда в деле осмысления культуры. Не соглашаясь с пониманием культуры у И. Канта, Ф. Ницше отвергает и его этический категорический императив. Он предлагает смотреть на человека как на существо свободное, как на субъекта и творца культуры; перевести мораль, а вместе с ней и всю культуру из всеобщей и спекулятивной плоскости (у Канта) в плоскость индивидуальную и жизненную.

Более рельефно ницшевская идея о реальном, живом человеке как субъекте культуры просматривается в отношении Ницше к философии культуры Г. Гегеля. Для Гегеля индивид и все человечество не участвуют осознанно в деяниях Мирового Духа, они втянуты в этот процесс (познание Мировым Духом самого себя) помимо своей воли. Человеку не предоставлено ни интеллектуальной, ни физической свободы, он находится под контролем и, по сути, является средством, инструментом, при помощи которого Дух достигает своих целей. Несамостоятельность человека как субъекта мирового процесса, утверждавшаяся Гегелем, полностью отрицалась Ницше. Пафос большинства его работ проникнут стремлением к освобождению индивида из под гнета всеобщего и абсолютного. Человек берет судьбу культуры в свои руки, он является не средством (как у Гегеля), а целью.

Идеи философии жизни Ницше значительно расширяют понимание феномена культуры, они основываются на биологическом и мифопоэтическом подходах к сущности человека и культуры, большое внимание уделяется проблеме телесности и с этих позиций осуществляется критика философии культуры с ее рационализмом. Подобные не классические подходы к осмыслению культуры и являются ранним этапом формирования культурологической теории.

Глава II. «Теоретические основания ницшевского осмысления кризиса классической философии культуры» посвящена выявлению комплекса культурологических идей Ф. Ницше, выраженных в рамках его философии жизни. От философии культуры (философии мысли) он переходит к философии жизни, и в своих идеях о культуре расширяет это понятие, предлагает по-другому взглянуть на этот феномен, тем самым, расчищая интеллектуальное пространство для генезиса новой науки о культуре. Параграф 2.1. «Философия жизни Ф. Ницше как начало осмысления кризиса философии культуры» представляет анализ целого ряда культурологических идей немецкого мыслителя, которые понимаются автором как творческая попытка осознания и описания кризиса философии культуры. Благодаря работам Ницше в европейской гуманитарной науке начинается формирование традиции по осмыслению кризиса культуры, которая позже будет воспринята  и развита О. Шпенглером, М. Хайдеггером, М. Фуко, Ж. Делезом, Ж. Деррида и многими другими. После Ницше тема кризиса культуры, ее трагедии, декаданса прочно входит в современную философию и культурологию более того,  становится доминирующей.

Философия жизни Ницше имеет общие черты, объединяющие ее с более поздними представителями этого направления В. Дильтеем, Г. Зиммелем, А. Бергсоном и О. Шпенглером. Все они обращаются к жизни как к первичной реальности и целостному органическому процессу, демонстрируют антисциентистский, иррационалистический настрой. Жизнь понимается представителями этого направления философии как целостный процесс постоянного творческого становления и совершенствования, противостоящий всему догматичному, косному и застывшему. Наиболее адекватным способом выражения жизни считается литература, искусство, интуиция, то есть внерациональные виды постижения мира. При этом само понятие жизни понимается разнопланово, например, космологически (Бергсон), культурно-исторически (Дильтей, Зиммель) и биологически как в случае с Ницше. Певец Заратустры в своем варианте философии жизни отталкивается от концепта витальности связанной с человеческой телесностью. Это предопределено влиянием на него естествознания и в целом научно ориентированной культуры, в частности, в биологии XIX века был совершен ряд революционных открытий, всколыхнувших широкую общественность. То есть, налицо в определенной степени и на определенном этапе творческой биографии Ницше биологизаторский дискурс, повлиявший на формирование его варианта философии жизни. При анализе культурологических идей Ницше необходимо учитывать тот биологизаторский посыл, который содержится в его философии жизни и который связывает ее с такими представителями постмодернизма как Ж. Делез и М. Фуко.   

Автор показывает, что культурологические идеи немецкого мыслителя, такие как кризис Западной культуры, кризис христианской этики, «воля к власти» как деятельностная основа жизни, культура элитарная и массовая,  индивид – субъект культуры (сверхчеловек) в художественных формах, и каждая на свой лад, отмечают  кризисность культуры, а также ограниченность и догматичность понимания ее в рамках классической философии культуры. Культурологический комплекс идей Ницше, содержащийся в его философии жизни значительно расширяет горизонты осмысления феномена культуры, уходя от рационализма и спекулятивности, обращаясь к жизненной, деятельностной основе культуры. Большинство этих идей нашли свое воплощение в том, что стали, по сути дела, «мостиком» для перехода в смысловое поле современной теории культуры. 

В параграфе 2.2. «Принцип нигилизма в восприятии кризиса философии культуры» рассматриваются такие культурологические идеи Ницше как «нигилизм» и «переоценка всех ценностей». Эти идеи, по мнению автора, представляют собой своеобразный анализ кризиса спекулятивных основ философии культуры, зафиксированного певцом Заратустры.      

Автор показывает, как немецкий мыслитель посредством идей «нигилизма» и «переоценки ценностей» подвергает разрушению метафизические основы понимания культуры в философии культуры. Ницше вкладывает в «нигилизм» и «переоценку ценностей» тот смысл, что высшие ценности рано или поздно обесцениваются, в данном случае – это ценности культуры, понятой метафизически, спекулятивно, в отрыве от человеческой жизни и телесности. «Нигилизм» немецкого мыслителя не тотален, а избирателен – говоря «нет» неизменному, всеобщему, сверхчувственному догматическому в понимании культуры, он отрицает лишь то, что препятствует включению жизненности в культуру. Его «нигилизм» можно интерпретировать как категорическое отрицание тоталитаризма мысли в деле понимания культуры. Тем самым Ницше становится предвозвестником современной культурологической теории, предвосхищая в своем творчестве некоторые ее принципы.

«Нигилизм» и «переоценка ценностей», для Ницше, являются чем-то всеобъемлющим и необходимым, средством спасения культуры (это перекликается с аксиологическим подходом в понимании культуры). Эти идеи являются инструментами, под ударами которых рушатся потусторонние, трансцендентные, иллюзорные ценности, что и решает сложнейшую задачу критики метафизических основ понимания культуры. «Нигилизм» Ницше девальвирует уникальность мысли, всемогущество ее образов в статусе культуры. Ведь философия культуры, провозглашая культуру развитием способностей мышления, опиралась именно на эти метафизические основания. В их критике «нигилизм» для Ницше означает, вместе со «смертью Бога», отвержение всего «сверхчувственного», которое находится над эмпирическим миром и обусловливает сущность культуры в рамках философии культуры. Нигилизм – это культурно-историческое движение, которое впервые выражено в таком глобальном виде именно Ницше, и это важная мысль в контексте исследования, т. к. его идеи о переоценке ценностей как спасении культуры являются тем поворотным моментом, после которого, становится публичным новое понимание культурной действительности.

Ницше закладывает новую культурную парадигму посредством критики современной ему философии культуры, которая интерпретировала культуру как долженствование единичного, перед всеобщим. Он дал наиболее последовательную и радикальную критику рационалистических философских традиций в интерпретации культуры, он расшатал культурный проект, базировавшийся на поиске рациональных оснований развития общества. Творчество Ницше стало воплощением глубокого, системного кризиса философии культуры, выражением кризиса Западной культуры, он открыл дорогу для других подходов к осмыслению феномена культуры, в частности, к культурологическому.

Параграф 2.3. «Диалектика дионисийского и аполлоновского в осознании кризиса философии культуры» посвящен анализу интерпретации Ницше взаимодействия дионисийского и аполлоновского начал в культуре.

Ницше уверен, что существование аполлоновского и дионисийского начал в культуре незаслуженно забыто, т. к. только это знание способно объяснить противоречия в жизни и культуре. Размышляя о древнегреческой трагедии, об этих началах немецкий мыслитель выходит за рамки философии культуры, которая не видит названой противоречивости культуры. В конечном итоге Ницше отдает предпочтение дионисийскому началу в культуре, отождествляя его с жизненностью, иррациональностью, мощью и буйством аффективных порывов. В противовес аполлоновскому светлому и рационалистическому началу, которое «угнетает и принижает жизнь».

Как считает автор, аполлоновское начало в культуре уместно отождествить с пониманием культуры в философии культуры – это рационализм, гуманизм, спекулятивность, непротиворечивость. А дионисийское начало – это одна из основ «философии жизни» - это буйство и полнота жизни, мощь чувственности, отказ от светлого и возвышенного, но спекулятивного в культуре в пользу реальной жизненности. В предпочтении Ницше дионисийского начала в культуре видится теоретическая предпосылка для более широкой интерпретации феномена культуры, которая реализована в рамках культурологии.

По мнению автора одну из важных мыслей о культуре в «философии жизни» Ницше можно выразить в следующем виде: необходимо, чтобы мы решительным актом воли приняли эту жизнь (глубинной основой которой является диалектика аполлоновского и дионисийского), как она нам теперь дана, со всеми ее страданиями и муками, со всей ее бессмыслицей. Эта мысль находится в непримиримом противоречии к концепции культуры в рамках классической философии культуры, культура у Ницше уже не есть только развитие «человека разумного», культура для него – это жизнь «человека деятельного». Слабый ищет в жизни смысла, цели и предустановленного порядка; сильному, она должна служить материалом для творчества его воли. В конце концов, каждый должен идти, по мнению мыслителя, своей уникальной дорогой, иначе человек не реализует своих творческих возможностей. Претворяя в реальность чьи-то наставления и предсказания, идеи и теории, человек не может стать ни чем, кроме как рабом обстоятельств, различных теорий, идеологий, не имеющих ничего общего с реальной жизнью. Именно такой идеологией представляется в свете идей Ницше вся предшествовавшая ему философия культуры, на базе идей которой основывалась классическая модель культуры.

Ницше, по сути дела, закладывает определенную традицию по осмыслению кризиса культуры, становится основоположником линии, в русле которой разворачивалась теоретизирование о культуре через ее кризисность. Язык Ницше полон мифов и символов (аполлоновское, дионисийское, жизнь, нигилизм, переоценка ценностей и т. д.), а это уже не философия культуры со своим стремлением к рационализму и академизму – это мостик к современной культурологическим теориям.

Параграф 2.4. «Постмодернистская стилистика Ф. Ницше в деле осмысления культуры» раскрывает значение ницшевской стилистики в осознании кризиса философии культуры не только по содержанию, но и по форме.

Вскрывая смыслы и значения культурных реалий, описывая кризис современной ему культуры, немецкий мыслитель при этом пользовался не совсем обычными для теоретиков своего времени способами выражения мысли. Произведения Ницше сплошь и рядом афористичны, изложены в форме эссе и свободного моделирования текста. По мысли автора такая стилистика в высшей степени логична и символична в контексте основных интенций творчества мыслителя. В решении сложнейшей и радикальнейшей задачи по осмыслению кризиса философии культуры (мысли), Ницше пользовался постмодернистской (как ее потом назовут) литературной стилистикой. Его труды – это цепь относительно замкнутых, иногда даже не связанных между собой фрагментов, набросков, эскизов с постоянным использованием мифов и легенд, проповедей и иносказаний. При этом Ницше предстает настоящим художником и большим мастером слова. Если жизнь культуры является мозаикой страстей, кодов, чувств, деяний – то и ее выражение должно быть адекватным, а не логически «заезженным».

По существу своей духовной природы Ницше был не систематик, а скорее свободный интеллектуальный художник. В своих произведениях он боролся с систематизмом, граничащим с догматизмом, и стоящим за этим разумом делал это при помощи своего уникального «антифилософского» стиля. Это было выражением другого взгляда на культурную действительность, отказом от привычных для Нового времени теоретических способов ее отражения. Стиль Ницше полностью адекватен духу, содержанию его «плюралистического осмысления» культурной действительности, он изначально отбросил академичность, системность, неприступность и завершенность в рассмотрении культуры. Поэтому попытки четко сформулировать культурологию Ницше, облечь его взгляды в целостный, систематический всегда наталкиваются на принципиально антисистемный дух самой «философии жизни».

Вместе с тем, Ницше, как считает автор, несмотря на свою очевидную противоречивость, непоследовательность, что отмечают многие исследователи, в то же время последователен и непротиворечив в своих основных идеях о культуре. Это прослеживается в четкой приверженности мыслителя духу «философии жизни» - жизнь непоследовательна, зачастую непредсказуема; алогична и соответствующая ей стилистика философа, она  повторяет коллизии жизни – афористичность, дискретность текстов, мифологичность и многое другое «взято» Ницше из жизни реальной культуры.

Художественный стиль был одним из средств, при помощи которого Ницше показал как кризис рационалистической философии культуры, так и кризис духовной культуры вообще, что и понимается автором как ранний этап формирования культурологической теории. Этими, наработанными Ницше средствами в свое время в полной мере воспользовались, а также развили и приумножили, представители постмодернизма, подхватив, в определенной степени, как содержание, так и форму ницшевского миросозерцания.

В параграфе 2.5 «Принципы понимания культуры Ф. Ницше и методология постмодернистского мышления: вопрос о преемственности» рассматривается теоретико-мировоззренческая связь между принципами понимания кризиса спекулятивных основ философии культуры Ницше и методологией постмодернистского мышления.  

Автор считает, что Ницше как иррационалист еще в XIX веке вобрал в себя некоторые особенности постмодернизма. Он выразил характер постмодернизма и его ориентиры, стал одним из духовных оснований и формообразующих источников, из которых «питались» мыслители второй половины прошлого века, которых причисляют к постмодернистской традиции. 

По мнению большинства современных исследователей, мы живем в эпоху постмодерна, которая пришла на смену культуры модерна. (Постмодерн – есть определенное состояние культуры, а постмодернизм – попытка рефлексии этого состояния.) Существует целый ряд интерпретаций на тему взаимоотношений модерн – постмодерн, но мы склоняемся к варианту, который определяет модерн как культурную модель Нового времени, а постмодерн – как ситуацию кризиса этой классической модели культуры. Уместно так же привести точку зрения на эту проблему авторитетного итальянского исследователя У. Эко, который полагает, что постмодернизм есть не «фиксированное хронологическое явление, а некое духовное состояние», поэтому, может быть, у любой эпохи есть свой постмодернизм. Это духовное состояние Эко связывает с кризисным состоянием эпохи, и в данном случае постмодернизм, по его убеждению, есть кризисное состояние модернизма.  Интересна и важна точка зрения на соотношение модерна и постмодерна отечественного культуролога П.К. Гречко он считает, что постмодернизм выступает по отношению к модерну в качестве, своего рода, опровержения, критики, иронии и насмешки. Такое опровержение, прежде всего, относится к духовным основам модерна, состоящим из трех базовых идей – Разума, Прогресса и Эмансипации. Все три базовые идеи критикуются постмодерном не сами по себе, а за их просвещенческую заданность, считает профессор Гречко. И действительно, классическая модель культуры, то есть модерн, зиждется на ряде основоположений, которые казались большинству мыслителей  XIX века незыблемыми. Это, прежде всего, рационализм, гуманизм, логицизм и прогрессизм. Постмодерн, же начинает свое доминирование с отрицания всех основоположений модернизма, используя в качестве «генератора идей», в том числе, и философию жизни Ницше.

Идеи немецкого философа творчески перерабатываются, в процессе созидания своих собственных подходов понимания феноменов культуры в теориях постмодернистов. Можно говорить о полифоничности восприятия наследия Ницше в постмодернистском дискурсе. Немецкий мыслитель предстает как философ различия и именно с этой позиции критикует философию тождества Гегеля и других классиков. Постмодернистский дискурс о культуре интерпретирует идеи певца Заратустры в том же духе философии различия, что и приводит их к плюрализму и полифонии в восприятии теоретико-мировоззренческого наследия Ницше. Главное же, по мнению автора, заключается в том, что постмодернизм унаследовал ницшевский переход от философствования к культурологизированию, от спекулятивных измышлений классиков философии к исследованию конкретных и многообразных явлений культуры характерных для современной культурологии. 

Глава III. «Ф. Ницше и дискурсы постмодерна» посвящена анализу культурологических идей Ницше в проекции на практику постмодернистского мышления. Автор пытается показать, что и Ю. Хабермас и ряд мыслителей постмодернистского направления формировали свои представления о культуре и кризисе метафизических и спекулятивных основ философии культуры в тесном взаимодействии и под определенным влиянием теоретико-мировоззренческих построений Ф. Ницше. Автор выявляет то, что постмодернисты подхватили знамя борьбы с осмыслением культуры, в рамках классической философии культуры, что и понимается как путь формирования и современного развития культурологической теории.

Параграф 3.1. «Ю. Хабермас: Ф. Ницше как переходная фигура от модерна к постмодерну» представляет связь, которую обнаруживает Ю. Хабермас между теоретическими построениями представителей постмодернизма и идеями о культуре Ницше в деле осознания перехода от модерна к постмодерну, то есть от классической философии культуры к современным теориям культуры. Фигура Ницше, для Хабермаса представляется как промежуточная в процессе перехода от модерна к постмодерну, Ницше стал поворотным пунктом, после которого начинается критическое переосмысление фундаментальных оснований просвещенческого проекта рационалистически обоснованной культуры.

  Ницше, согласно Хабермасу, для того чтобы найти точку опоры вне модерна, обращается к архаике, он объявляет своим идеалом философию досократиков и мифологию бога Диониса. И делает он это в противовес идеалистической линии в философии от Сократа до Гегеля и христианства. Ницше создает новую мифологию, в которой объединяется искусство, философия и жизнь, понимаемая как дионисическое буйство энергии. В интерпретации Хабермаса критика рационализма модерна у Ницше – это не что иное, как противоборство дионисического начала в культуре аполлоновскому, при несомненном предпочтении дионисического. По мнению Хабермаса модерн у Ницше перестает пониматься как культурная эпоха, обещающая великое преодоление объективных преград стоящих на пути у общества на основе разума, просвещения и детерминированных ими демократии и либерализма.

В целом, исходя из основной гипотезы Хабермаса, Ницше является родоначальником одного из типов дискурса модерна, той линии, которая идет к Хайдеггеру и Деррида. Характерной чертой модерна является распад трех сфер культурной жизни научной, моральной и эстетической, утверждение каждой из них на принципах субъективизма. Религия утратила силу социальной и культурной интеграции. Весь дискурс модерна, по мнению Хабермаса – это ответ на этот вызов, поиск объединяющих или интегрирующих начал. Если Гегель искал объединяющее начало в разуме, то Ницше в художественной мифологии. То есть певец Заратустры отводит искусству ту функцию объединяющего не только художественного, но и морального и постигающего начала. Мифология и искусство приходят на смену религии, поэт на смену философу. При этом, такое искусство, освобожденное от теоретического (научного) и практического (морального) разума, автономное, следовательно, изначально аморальное, находящееся по ту сторону добра и зла. В этой парадигме будет выстраиваться критика модерна у последователей Ницше (Хайдеггер, Деррида) и прочих критиков рациональности культуры эпохи Просвещения. Объединяющим Ницше и постмодернизм становится смешение литературного и философского жанров (дискурсов), что понимается автором как вариант перехода от классических форм философствования о культуре к культурологизированию.     

В параграфе 3.2. «Образ мышления Ф. Ницше в качестве теоретико-мировоззренческой предпосылки поиска Ж.-Ф. Лиотаром сущности культуры постмодерна» показано, что теоретические поиски сущности культуры постмодерна у Ж.-Ф. Лиотара связаны с идеями  «философии жизни» Ницше о кризисе метафизических основ философии культуры, выраженном в таких концептах как «нигилизм», «декаданс», «перспективизм» и некоторых других.    

Автор считает, что идея Ницше о смерти бога – может расцениваться как своего рода закат метанаррации, тем самым, кризис метафизической  укорененности бытия культуры обоснованный философией культуры был отрефлексирован Ницше еще в XIX веке примерно за сто лет до появления теории Лиотара. Теория культуры Лиотара провозглашает в качестве основных характеристик нестабильность, нелинейность, плюрализм, отказ от тотальности познания и бытия, эти же концепты были характерны и для идей о культуре немецкого философа.                                                                  

Автор отмечает общую интенцию, которая представляет точку соприкосновения между теорией французского исследователя и идеями Ницше – это их антидогматический, антитоталитаристский, антиметафизический и плюралистический настрой. Французский теоретик пишет о кризисе метафизической философии, об исчезновении великого героя и великих опасностей в конце XX века, тогда как Ницше заявлял об этих же проблемах за сто лет до этого. Теория культуры Лиотара формировалась под определенным, хоть и опосредованным влиянием философии жизни Ницше. Обнаруживаются многочисленные подтверждение этому в текстах Ницше и по отношению к кризису религии: смерть Бога, критика христианства, и, прежде всего, в отношении кризиса метафизической (классической) философии культуры и в отношении критики науки. Лиотар во многом солидаризуясь с Ницше, отмечает тот факт, что современный мир существует в условиях глубокого кризиса гуманизма и традиционных эстетических ценностей (возвышенного, прекрасного, гениального, гармоничного, идеального). Такое состояние переживает модерн, в котором происходят процессы необратимого разрушения целостной картины мира, которая была обоснована философией культуры (философией мысли) выражающиеся в абсурдности эстетического: дезинтеграции персонажа и его окружения в произведениях  Кафки и Джойса, живописи Эрнста, в современной музыке и театре. Когда Лиотар работает в подобном ключе – он, по сути, превращается в культуролога, обращаясь к интерпретации конкретного фактологического материала.      

Квинтэссенцией эпохи метанарраций, то есть модерна, по мысли Лиотара, является философия Гегеля, вбирая в себя всю «спекулятивную современность». Философия духа Гегеля – один из примеров метанаррации, она же является квинтэссенцией классической философии культуры, другие примеры: политические идеологии, классический гуманизм, идеи научно-технического прогресса, ведущего к улучшению условий жизни человека. Кредит доверия, другими словами легитимность в отношении этих великих повествований, согласно Лиотару – иссяк, а это значит вступление общества в культуру постмодерна. По мнению автора, Ницше еще в ХIХ веке начал работу по осмыслению кризиса подобных явлений духовной культуры, правда, он не использовал терминологию Лиотара, но по общему смыслу и духу был критиком и разрушителем, так называемых, великих повествований – к таковым можно причислить христианство, гуманизм, сциентизм, классическую немецкую философию, демократию. 

Сам Лиотар отмечал, что начало того процесса, который развернулся во второй половине ХХ века, и который характеризуется как «закат метанарраций» уходит своими корнями в XIX век. Он видел и определенное влияние идей Ницше на те процессы, которые анализировал, в частности это касается осознания и описания нигилизма. Теория культуры Лиотара провозглашает в качестве основных характеристик нестабильность, нелинейность, плюрализм, отказ от тотальности познания и бытия, эти же концепты были характерны и для идей о культуре Ницше. Данные подходы жестко «бьют» по рационалистическим и метафизическим основам классической философии культуры, тем самым, подготавливая почву для современной науки о культуре.

Параграф 3.3. «Теория культуры Ж. Делеза и роль наследия Ф. Ницше в ее формировании» посвящен анализу теории культуры Ж. Делеза и роли философии жизни Ницше в ее формировании. Данный анализ позволяет утверждать то, что новая культурологическая парадигма, заложенная Ницше получает определенное развитие в новаторских модуляциях французского мыслителя.

Делез следуя установкам Ницше, осуществляет философию различия деталей, нюансов и обертонов. Французский мыслитель полагает, что именно Ницше было свойственно больше чем кому бы то ни было тонкое искусство различения в противовес тяжеловесной и абстрактной гегелевской философии тождества. С точки зрения Делеза исторический контекст идей отшельника из Сильс-Марии - это борьба с диалектикой Гегеля как философией тождества с ее «слишком крупной сетью, сквозь которую проходит самая важная рыба», то есть своего рода антидиалектика выступающая против тотальной типизации и схематизации реальности. Разорвать иерархию и догматический порядок призвана философия жизни Ницше интерпретируема Делезом как философия ценностей и философия воли. В рамках философии ценностей французский исследователь обратил особое внимание на генеалогический метод Ницше. Исследование глубинных истоков культурных феноменов приводит Делеза к пониманию воли как доминирующей в деле оценки, он утверждает тот факт, что любые ценности есть результат действия той или иной воли. Критика философии тождества у Делеза приписывается и самому Ницше, он утверждает, в частности в работе «Ницше и философия», что вся философия певца Заратустры строилась как негативная реакция на Гегеля.       

Делез, занимаясь анализом идей Ницше, возводил их в ранг концептов постмодернистского дискурса.  Когда он рассматривал такие идеи Ницше как нигилизм, генеалогия, переоценку ценностей, смерть бога, последнего человека, вечное возвращение того же самого, сверхчеловека, волю к власти, то он не просто их анализировал, он утверждал эти идеи в качестве концептов своей философии – важнейших смыслосодержащих понятий. Кроме того, для Делеза Ницше выступает в качестве концептуального персонажа, то есть, как бы двойника, в уста которого вкладываются те или иные идеи. Сам Ницше, по мнению Делеза, пользовался подобной техникой его концептуальными персонажами были, например, Дионис и Заратустра. 

Французский философ относит Ницше к разряду «номадических» мыслителей – это значит мыслителей настроенных антиметафизически, мыслителей натуралистов. Ницше, Лукреций, Юм, Спиноза, Бергсон, – закладывают основы критики западной классической традиции, при чем немецкий ученый и в этом ряду выдается и своей радикальностью и своей общей близостью к идейным исканиям самого Делеза. Он считает, что наиболее влиятельные философы традиционалисты стоят на службе у власти, работают на официальные институты, создавая систему культурной субординации, тем самым, усугубляя ситуацию кризиса общества и культуры. Делез вместе с Гваттари попытались создать теорию кочевой культуры и философии - номадологию. Номада – означает кочевник. В отличие от традиционной оседлой, системной и жестко структурированной мысли, кочевая мысль и культура свободны от всевозможных догм, от закрепощающих иерархий, тем самым создаются предпосылки для наиболее полной реализации творческих потенций человека.

В целом интерпретация Делезом философии жизни Ницше как философии ценностей и воли, использование генеалогического метода, идеи плюрализма, темы телесности и трактовка смерти бога получила широкое распространение во французском постмодернизме особо повлияв на теорию культуры Мишеля Фуко. Эти идеи и концепты Делеза генетически восходящие к Ницше и представляются автором как путь формирования и развития культурологической теории. 

В параграфе 3.4. «Постмодернистская методология познания как генеалогический метод: М. Фуко и Ф. Ницше» анализируется связь, существующая между философией жизни Ницше и культурологическими идеями М. Фуко. Подобный анализ показывает, что в этом направлении и происходит смена научных парадигм, то есть осуществляется переход от философии культуры к культурологии.

Фуко, говоря о конце человека и антропологии в «Словах и вещах», имеет в виду вполне конкретные явления. Речь идет о подходах, которые преодолевают, по его мнению, двойственность прежних гуманитарных наук. Под прежними гуманитарными науками он понимает философию сознания - такие направления как антропологически ориентированную французскую феноменологию и экзистенциализм в лице Ж-П. Сартра. Прообразом нового неантропологического подхода в гуманитаристике для Фуко выступают психоанализ, структурная лингвистика и структурная этнология (К. Леви-Стросс). Эти направления решают важную задачу по выходу за плоскость сознания и работают на уровне бессознательных структур, которые определяют сознание. В этом же контексте Фуко рассматривает роль Ницше, немецкий мыслитель еще в XIX веке своей философией жизни понимаемой как философия воли представил сознание как артефакт, нечто поверхностное, выражение глубинной борьбы за власть. Этот аспект в философии жизни Ницше подчеркивал сначала Делез, а через него уже и Фуко.

Непосредственное отношение имеет к стратегии гуманитарного познания весьма существенная, в творчестве Фуко, теория дискурса и «дискурсивных практик». Концепт дискурса находится в определенной сущностной связи с идеями  о культуре Ницше. Методология дискурса у Фуко, оформляется на пересечении философии языка, лингвистики, семиотики и когнитивной антропологии. Во многом благодаря Фуко тематика дискурса, становиться одной из наиболее разрабатываемых и популярных в рамках постмодернистской рефлексии культуры. Французский ученый, реализуя свою исследовательскую программу, создает партикулярную и плюралистическую модель культуры, а Ницше выполняет у него роль генерализатора идей.

         Фуко, вслед за Делезом, обратил особое внимание на генеалогический метод Ницше, он считал себя продолжателем данного метода и в своих наиболее значимых трудах, зачастую отталкиваясь от идей немецкого мыслителя, пытался расшифровать происхождение и сущность современной власти и всей западной культуры в целом. Генеалогии Ницше и Фуко пытаются сделать явными «низменные первоистоки» современных культурных форм, показать то, как они были созданы зачастую с помощью войны, насилия и кровопролития. Генеалогический метод исследует кризисность и разорваность историко-культурного процесса, чему Фуко придавал особое значение.

Философия жизни Ницше понятая французским мыслителем как философия воли становится одним из генераторов идей для осмысления процессов и технологий, связанных с развитием системы контроля власти над обществом в новой истории Запада. В данном отношении Фуко наиболее близок к Ницше, так как их роднит обращение к проблеме телесности, связанное с биологизаторством, свойственным его философии жизни. В том числе под влиянием Ницше власть трактуется Фуко максимально широко не только как социальный институт или способность одних повелевать другими, но как нечто универсальное и присущее любой части общества и любому индивиду. Власть проявляется как господство научных дискурсов навязываемых массам, как «дисциплинарная власть» воплощенная в системе тюрем, исправительных учреждений, казарм, больниц и т. п. («Надзирать и наказывать»), наконец как общепринятые формы сексуального поведения, укоренившиеся в культуре («История сексуальности»).

В параграфе 3.5. «Ж. Деррида: роль философии жизни Ф. Ницше как антиметафизической интерпретации культуры для обоснования принципа деконструкции» показано, что теория культуры Деррида, выраженная в принципе деконструкции, имеет формальную и сущностную связь с философией жизни Ницше, наследуя критический потенциал по отношению к философии культуры.

Когда Деррида, выступает со своей радикальной критикой «западной логоцентрической традиции», он опирается, в том числе и на антиметафизический посыл идей о культуре Ницше. В тоже время автор диссертации признает тот факт, что идеи Ницше не заимствуются теорией деконструкции на прямую, его концепты представляют собой лишь точку отсчета, начальный пункт деконструктивистской активности; то, что интересует здесь деконструкцию, выступает в функции некоторой основы для последующего использования в своих собственных целях.   Деконструктивистская программа направлена на борьбу с метафизическими, структурирующими и центрирующими тенденциями в философии, литературе и культуре в целом. Деконструкция – своего рода метод постмодернизма, который включает в себя и позитивный, продуктивный импульс порождения различий.

Автор выделяет важнейшие концепты философии жизни Ницше использованные Деррида в качестве антиметафизической интерпретации культуры для обоснования принципа деконструкции. К таковым относится критика западной метафизической линии от Сократа до Гегеля, пересмотр понятия истины в сторону релятивизма и конвенционализма, концепция философа-артиста «танец с ручкой в руке», риторическое и филологическое вопрошание, радикализация концепций интерпретации, перспективы, оценивания, различия. Наконец, стилистическая неординарность, выраженная в неканоническом письме.

Деррида утверждает то, что всю деятельность Ницше можно оценить как активную критику той философии, которая всячески подавляет различие, утверждает тождество и метафизическую тотальность, то есть речь здесь может идти о классической философии культуры. Весь настрой философии жизни Ницше направлен, как это было показано во второй главе данной работы, на разрушение метафизического монизма в классической модели культуры. Французский исследователь в определенном смысле вслед за Ницше пересекает границы между философией и литературой, понимая саму философию как «обходной путь к литературе». На этом пути он действует как культуролог, уходя от философии культуры, обращаясь к моделированию и обновлению ее. Вслед за Ницше Деррида усиливает тенденцию к эстетизации философии и культуры вообще. Направление теоретизирования, обозначенное Деррида,  стремится отдалить философию  от логики и естествознания и сближая ее с риторикой, лингвистикой, гуманитарным знанием, искусством. Важное в контексте исследования состоит в том, что все эти идеи находятся в русле  критики классической философии культуры и наследуют культурологический поворот, заложенный философией жизни Ницше.

Параграф 3.6. «Противоречивость восприятия ницшевского наследства постмодернизмом (Р. Рорти)» призван показать определенную противоречивость восприятия теоретико-мировоззренческого наследства Ницше постмодернизмом на примере исследований Р. Рорти.

Рорти, являясь представителем прагматической версии постмодернизма в своем теоретизировании фиксирует и осмысливает по своему понятый кризис духовной культуры. В деле осмысления и интерпретации кризиса он, в том числе, опирается на идеи и концепты Ницше. Сущность кризиса понимается Рорти как господство метафизической интерпретации истины, на которой базируется современная  философская традиция. Она использует метафору ума как «зеркала природы» - познание, означает в рамках данного подхода, адекватное отражение внешнего мира в философских понятиях, словно в зеркале. Такой взгляд, по мнению американского исследователя, позиционирует философа как некого третейского судью, имеющего право определять каждой концепции свое место в системе культуры, что, в конце концов, приводит к догматизму и застою. Подобное положение вещей в социально-гуманитарной сфере есть кризис, требующий адекватного противодействия. Поэтому, Рорти объявляет о наступлении пост-философской научной культуры, которая отказывается от «проекта Истины», утрачивает связь с трансцендентальным, на котором базируется всякая метафизика. По мнению автора в данном отношении можно говорить о созвучности в понимании кризиса философии культуры у Ницше и кризиса философской традиции у Рорти.

Противоречивость восприятия идей Ницше проявляется в том, что американский мыслитель видит в этих идеях как позитивные стороны, помогающие в деле его проекта  по пересмотру метафизики, так и негативные – которые позволяют отнести Ницше, все-таки к последним метафизикам, как это делал, в свое время, М. Хайдеггер. Автор диссертации обращает внимание на то, как Рорти разводит по противоположным сторонам «перспективизм»  Ницше и его же идею «воли к власти». Представитель постмодернистского прагматизма считает, что там, где Ницше развивает свой перспективизм, он утверждает невозможность абсолютной точки зрения, отбрасывает идею «субстанции», тем самым, предстает в образе «антиэссенциалиста» - там его идеи убедительно антиметафизичны и продуктивны. Когда же немецкий философ становится на точку зрения самосозидающей воли к власти, выраженной в концепте сверхчеловека, то это, по мнению Рорти, не что иное, как возврат к метафизике.

Важным является то обстоятельство, что методология исследовательской работы, которую предлагает Рорти в корне отличается от таковой в философии культуры. Американец призывает работать, исследовать не с позиции над объектом, не с высоты вечных истин (философия культуры), а заниматься конкретными исследованиями с точки зрения ученого, понимающего, что его взгляд – лишь один из множества возможных, а это уже вариант культурологизирования.

Автор считает, что противоречивость восприятия идей Ницше характерна не только в отношении теории Рорти, она может быть отнесена и к другим представителям постмодернистской традиции, очевидно и как минимум это относится к теоретизированию М. Фуко и Ж. Деррида. Подобная неоднозначность говорит о том, что немецкий философ не стал для постмодернистов простым образцом для подражания, дело обстоит гораздо тоньше и сложнее, его теоретико-мировоззренческое наследие перерабатывается и творчески используется при создании новейших, «прорывных» концепций и теорий, находящихся на грани различных дисциплин, подходов и традиций. То есть Ницше, в определенной степени, и подготовил культурологический поворот, который реализовался в рамках постмодернизма.  

В заключении отмечается то, что осмысление Ф. Ницше кризиса метафизических и рационалистических основ философии культуры, произведенное в столь радикальной и неординарной манере стало  началом основания традиции в социо-гуманитарной сфере - это традиция есть, по сути, новая культурологическая парадигма, предшествовавшая современной культурологии. Данная традиция была востребована, возобновлена и продолжена в рамках постмодернистского теоретизирования о культуре. В то же время, постмодернистский дискурс выявил определенную полифонию и разнообразие в отношении интерпретации философии жизни Ницше. Целый ряд мыслителей относимых к разряду постмодернистов воспринимают и описывают состояние современной культуры и философии как кризисное, а это и есть один из путей формирования и развития культурологии.   

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии

  1. Ирицян Г.Э. Ф. Ницше и осмысление культуры постмодерна. Пятигорск-Новороссийск: Изд-во Пятигорского государственного лингвистического университета, 2008. - 6,75 п.л.
  2. Ирицян Г.Э. Критика философии культуры: Ф. Ницше и дискурсы постмодерна. Пятигорск-Новороссийск: Изд-во Пятигорского государственного лингвистического университета, 2010. – 14,5 п.л.

   

Статьи в научных журналах, рекомендованных ВАК

  1. Ирицян Г.Э. Культура постмодерна и постмодернистские идеи Ф. Ницше. // Культурная жизнь Юга России. Региональный научный журнал. № 3, Краснодар, Краснодарский государственный университет культуры и искусств.  2006. – 0,4 п.л.
  2. Ирицян Г.Э. Моделирование текстов Ф. Ницше как стилистический постмодернизм. // Научно-образовательное издание: Социально-гуманитарные знания. Региональный выпуск. Краснодар, 2009. – 0,4 п.л.
  3.  «Философия жизни» Ф. Ницше как начало формирования теории кризиса культуры. // Вестник Адыгейского государственного университета. Выпуск 3. Майкоп, 2009. – 0,4 п.л.
  4. Ирицян Г.Э. Культурологические идеи Ф. Ницше как осознание кризиса культуры. // Научно-образовательное издание: Социально-гуманитарные знания. № 8. 2009. – 0,4 п.л. 
  5. Ирицян Г.Э. Осмысление Ф. Ницше кризиса культуры в практике постмодернистского мышления: оценка Ю. Хабермаса. // Теория и практика общественного развития. Электронное периодическое издание. Выпуск №1 2010. – 0,5 п.л.
  6. Ирицян Г.Э. Основы осмысления кризиса культуры: Ф. Ницше и постмодернизм. // Вестник Адыгейского государственного университета. Выпуск 2. Майкоп, 2010. – 0,5 п.л.
  7. Ирицян Г.Э. Дионисизм Ф. Ницше как новая культурологическая парадигма. // Теория и практика общественного развития. Электронное периодическое издание. Выпуск №2 2010. – 0,5 п.л.   
  8. Ирицян Г.Э. «Нигилизм» Ф. Ницше как фиксация кризиса культуры. // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. Выпуск 3. Ростов-на-Дону, 2010. – 0,5 п.л.      

 

Статьи и материалы научных конференций

  1. Ирицян Г.Э. Фридрих Ницше как философ культуры. // Материалы второй научно-методической конференции НФ Московского Гуманитарно-Экономического Института: Наука и знание. Новороссийск, РИО НГМА. 2000. – 0,2 п.л.
  2. Ирицян Г.Э. Постмодерн как состояние современной культуры. // Материалы третьей научно-методической конференции  НФ МГЭИ: Наука и знание. Новороссийск, РИО НГМА. 2001. – 0,2 п.л.
  3. Ирицян Г.Э. Фридрих Ницше и переход от философии культуры к культурологии. // Материалы четвертой научно-методической конференции НФ МГЭИ: Наука и знание. Новороссийск, РИО НГМА. 2002. – 0,3 п.л.
  4. Ирицян Г.Э. Фридрих Ницше и становление культурологии. Ученые записки Ростовского института защиты предпринимателя. Выпуск 6. Ростов-на-Дону,  Изд-во Ростовского гос. пед. ун-та. 2002. – 0,2
  5.  Ирицян Г.Э. Фридрих Ницше как разрушитель классической модели культуры. // Материалы третьего Российского философского конгресса: Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия. Т. 2. Ростов-на-Дону, Изд-во СКНЦ ВШ 2002. – 0,1 п.л. 
  6.  Ирицян Г.Э. «Высшая культура» Ф. Ницше и «универсальное господство» Р. Дарендорфа: сравнительный анализ. // Материалы пятой научно-методической конференции НФ МГЭИ: Наука и знание. Новороссийск, РИО НГМА. 2003. – 0,2 п.л.    
  7.  Ирицян Г.Э. Ценностно-деятельностное осмысление культуры у Ф. Ницше. // Материалы научно-практической конференции преподавателей НФ ПГЛУ по итогам НИР в 2002. Пятигорск, Из-во ПГЛУ. 2003. – 0,2 п.л.   
  8.  Ирицян Г.Э. «Единственный» и «сверхчеловек»: М. Штирнер и Ф. Ницше. // Материалы второй межвузовской научно-практической конференции. НФ ПГЛУ: Совершенствование методики вузовского преподавания как условие модернизации высшего образования. Пятигорск, Из-во ПГЛУ. 2003. – 0,2 п.л.   
  9.  Ирицян Г.Э. Кризис гуманизма и Ф. Ницше. // Сборник научных трудов НГМА. Выпуск 8. Новороссийск, РИО НГМА. 2003. – 0,3 п.л. 
  10.  Ирицян Г.Э. «Одномерный человек» Г. Маркузе: критика политической культуры современного общества. // Материалы 3-й межвузовской научно-практической конф. НФ ПГЛУ: Совершенствование методики вузовского преподавания как условие модернизации высшего образования.  Пятигорск, Из-во ПГЛУ. 2004. - 0,2 п.л.  
  11.  Ирицян Г.Э. Власть элиты и восстание масс: Ф. Ницше и Х. Ортега-и-Гассет. // Сборник научных статей № 3. Нальчик-Армавир. Издательский центр Армавирского Лингвистического Университета  Армавир. 2004. – 0,4 п.л.
  12. Ирицян Г.Э. Ф. Ницше и культура постмодерна. // Материалы межвузовской научно-практической конференция НФ КА МВД РФ: Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на Северном Кавказе. Новороссийск, РИС КА МВД РФ. Краснодар. 2004. – 0,2 п.л.  
  13.  Ирицян Г.Э. Неогуманизм или моральные доктрины Ф. Ницше и Э. Фромма. // Материалы научно-практической конференции преподавателей НФ ПГЛУ по итогам научно-исследовательской работы в 2004. Пятигорск – Новороссийск, Изд-во ПГЛУ. 2005. - 0,2 п.л.  
  14.  Ирицян Г.Э. Модернизм и постмодернизм в политической культуре: Н. Макиавелли и Ф. Ницше. // Материалы 4-й межвузовской научно-практической конференции НФ ПГЛУ: Совершенствование методики преподавания как условие модернизации высшего профессионального образования. Пятигорск – Новороссийск, Изд-во ПГЛУ. 2005. - 0,2 п.л.  
  15.  Ирицян Г.Э. Модерн и постмодерн: Н. Макиавелли, Ф. Ницше и Ф. Фукуяма. // Материалы межвузовской научно-практическая конф. НФ КА МВД РФ: Актуальные проблемы права и правоприменительной деятельности на Северном Кавказе. Новороссийск, РИС КА МВД РФ. Краснодар. 2005. - 0,2 п.л. 
  16.  Ирицян Г.Э. Культурологические идеи Ф. Ницше и постмодернизм. // Материалы 5-й межвузовской научно-практической конференции. НФ ПГЛУ: Совершенствование методики преподавания как условие модернизации высшего профессионального образования. Пятигорск – Новороссийск, Изд-во ПГЛУ. 2006. - 0,2 п.л.
  17.  Ирицян Г.Э. Либерализация общественной жизни и социальная философия Ф.Ницше и Х. Ортега-и-Гассета. // Научный журнал Армавирского Филиала Краснодарского Краевого Института дополнительного профессионального педагогического образования: Синергетика образования. Армавир, РИС АФ ККИдппо. 2007. – 0,4 п.л.
  18.  Ирицян Г.Э. Стилистический прорыв в постмодернизм: Ф. Ницше и классическая философия культуры. // Материалы 6-й межвузовской научно-практической конференции. НФ ПГЛУ: Совершенствование методики преподавания как условие модернизации высшего профессионального образования.  Пятигорск – Новороссийск, Изд-во ПГЛУ. 2007. - 0,2 п.л.
  19.  Ирицян Г.Э. Постмодернистская стилистика Ф. Ницше. // Материалы 5-го Международного конгресса: Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру. Симпозиум 6-й. Пятигорск, Изд-во ПГЛУ. 2007. – 0,3 п.л.
  20.  Ирицян Г.Э. Ф. Ницше и социализм. // Материалы 5-й Всероссийской научно-практической конференции: Культура и власть. Пенза, Изд-во Пензенского Государственного педагогического Университета. 2007. - 0,2 п.л.
  21.  Ирицян Г.Э. Сравнительный анализ политической культуры лидерства Ф. Ницше и М. Вебера. // Материалы 5-й Всероссийской научно-практической конференции: Традиционное, современное и переходное в Российском обществе.  Пенза, Изд-во ПГПУ. 2007. - 0,2 п.л.
  22. Ирицян Г.Э. Критика Ф. Ницше метафизических основ понимания культуры как опора постмодернизма. // Материалы 7-й региональной научно-технической конференции: Проблемы эксплуатации водного транспорта и подготовки кадров на юге России. Часть 2. Новороссийск. 2008. - 0,2 п.л.
  23.  Ирицян Г.Э. Культура постмодерна и виртуальная экономика. // Материалы научно-практической конференции преподавателей НФ ПГЛУ по итогам научно-исследовательской работы в 2008 году.  Пятигорск-Новороссийск. Изд-во ПГЛУ. 2009. - 0,3 п.л.
  24.  Ирицян Г.Э. Нигилизм и «вечное возвращение» Ф. Ницше как осознание кризиса культуры. // Материалы межвузовской научно-практической конференции: Совершенствование методики вузовского преподавания как условие повышения качества профессионально-творческой подготовки студентов. Пятигорск-Новоросссийск, Изд-во ПГЛУ. 2009. – 0,3 п.л.
  25.  Ирицян Г.Э. Культурологические идеи Ф. Ницше и культура постмодерна. // Материалы 5-го Российского философского конгресса Наука. Философия. Общество. Т. 2. Новосибирск 2009. - 0,1 п.л.
  26.  Ирицян Г.Э. Осмысление кризиса культуры от Ф. Ницше к М. Хайдеггеру. // Материалы международной научной конференции «Философия М. Хайдеггера и современность». Краснодар 2009. – 0,3 п.л.
  27.  Ирицян Г.Э. Осмысление кризиса культуры от Ф. Ницше к постмодернизму. // Материалы III Международной научно-теоретической конференции «Социально-политические и культурные проблемы современности». Симферополь, 2010. – 0,3 п.л.
  28.  Ирицян Г.Э. Ф. Ницше, постмодернизм и традиция осмысления кризиса культуры. // Материалы XI Международной научно-практической конференции «Система ценностей современного общества». Новосибирск, 2010. – 0,3 п.л.   

См.: Межуев В.М. Культурология и философия культуры. [Электронный ресурс]. Режим доступа: // http://www.countries.ru/library/sophia/mezuev.htm.

Иконникова С.Н. Контуры исторической культурологии. // Методология гуманитарного знания в перспективе XXI века. К 80-летию профессора М. С. Кагана. Материалы международной научной конференции. Серия «Symposium». Выпуск №12. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского философского общества, 2001. C. 42-51. С. 43.

См.: Культурология. Под ред. Г.В. Драча. М.: Альфа-М; ИНФРА-М, 2008., Культурология. Под ред. Г.В. Драча. Р/Д.: Феникс, 2010. 

Емелин В.А. Ницше и постмодернизм. [Электронный ресурс]. Режим доступа: // http: //emelin.narod.ru/nietzscht.htm. С. 1. 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.