WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Идея и формы социального порядка в западной культуре XVIII – XXI вв.

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

Склярова Елена Алексеевна

 

Идея и формы социального порядка в западной культуре XVIIIXXI вв.

 

09.00.13 – философская антропология и философия культуры

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

Ростов-на-Дону

2010

Работа выполнена в отделе социальных и гуманитарных наук Северо-Кавказского научного центра высшей школы Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»

Научный консультант:

доктор политических наук, профессор Озеров Алексей Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук,

профессор Ерыгин

Александр Николаевич

 

доктор философских наук,

профессор Подопригора

Станислав Яковлевич

доктор философских наук,

профессор Тамбиянц

Юлиан Григорьевич

Ведущая организация: Южно-Российский государственный технический университет (Новочеркасский политехнический институт)

 

Защита состоится « 16 » марта 2011 г. в 15.00 час. на заседании диссертационного совета Д.212.208.13 по философским наукам в Северо-Кавказском научном центре высшей школы Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «____» __________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                     М.М. Шульман

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Современный мир, разнообразный и противоречивый, превратился в арену сосуществования и противоборства мировоззрений, культур, традиционных, модернистских и постмодернистских течений, представляя собой конгломерат противоположных конструктивных и деструктивных элементов, дающих начало порядку и хаосу в жизни человека III тысячелетия. Активизация постмодернистских процессов, составляющих главные характеристики эпохи, с ее неопределенностью и критикой рационализма, размытостью ценностных ориентиров порождает потребность в поиске новых философских основ осмысления жизненных реалий, связанных с идеей стабильности, упорядоченности и предсказуемости. На сегодняшний день с феноменами подобного рода работает синергетика, которая актуализирует проблему перехода «от хаоса к миру динамических конкретно-всеобщих форм…» . В данном диссертационном исследовании предлагается модель, позволяющая представить динамику культурных процессов как смену социокультурных порядков. Этот подход является достаточно актуальным в свете философско-культурологического рассмотрения проблематики социального порядка как западного культурного феномена, существовавшего в формах Старого порядка и Нового порядка в истории западной культуры XVIII – XXI вв.

Анализ культурного феномена порядка предполагает выявление специфических черт, приобретаемых им в контексте разных исторических эпох. Мы концентрируемся на субъективной стороне историко-культурного процесса, способе мышления и чувствования, стиле жизни человека прошлого и настоящего. Духовная жизнь общества, с присущими ей ментальными установками, определенный архетип культуры, психологический склад той или иной нации проявляются в отличительном стиле жизни и стиле мышления, которые обладают в современной культуре статус «неявного знания» (термин М. Полани ).

Рассмотрение стиля жизни и стиля мышления основных социокультурных носителей Старого порядка и Нового порядка позволяет раскрыть их влияние на формирование общего стиля данных культурных эпох. В связи с этим, актуализируется потребность в научном анализе «макрофеномена», которым является стиль культуры в самом широком значении этого слова. Интерес к стилю жизни и стилю мышления привилегированных слоев общества в XX веке приобрел необычайную остроту в связи с необходимостью расширения исследовательского поля субкультурных феноменов. Изучение элиты в ее культурно-историческом развитии позволит избежать тенденциозных представлений о ее роли в духовной жизни общества на «сломе» культурных эпох. Последовательный анализ стиля жизни и стиля мышления социальных слоев, определяющих главные характеристики культуры Старого порядка и Нового порядка, открывают новые горизонты поиска основных тенденций будущего развития человеческой цивилизации.

Свидетельством актуальности темы является обращение в условиях современной глобализации мировых процессов к идее Нового мирового порядка, пропагандируемой идеологами глобализма как единственно возможный вариант дальнейшего развития человечества.

Степень разработанности проблемы. Эволюция идеи порядка не достаточно исследована на сегодняшний день в философской антропологии и философии культуры. В данном диссертационном исследовании охватывается значительный временной отрезок, историческая эпоха Нового и Новейшего времени, что подразумевает обращение к исследованиям, в которых затрагиваются вопросы трансформации идеи социального порядка. Анализ эволюции идеи социального порядка в европейской культуре, проведенный в диссертационном исследовании, опирается на работы Д. Антисери, В. Горана, А. Гладилина, В. Иванова, Г. Франкфорта, Г. Франкфорта, А. Лосева, М. Петрова, Дж. Реале, В. Нерсесянца, М. Элиаде, Т. Якобсена.

Непосредственное отношение к изучаемой проблеме имеют труды отечественных и зарубежных мыслителей, заложивших фундамент анализа культурно-исторических феноменов. В этом случае особо следует подчеркнуть общеметодологическое значение работ М. Бахтина, В. Библера, Г. Гачева, Р. Гвардини, А. Гуревича, В. Давидовича, А. Ерыгина, Ю. Жданова, М. Оссовской, М. Петрова, С. Подопригоры, М. Хайдеггера, С. Хантингтона, Й. Хейзинги, О. Шпенглера. Существенное влияние на разработку темы оказали исследования представителей французской исторической школы «Анналов»: Л. Февра, М. Блока, Ж. Ле Гоффа, Ф. Броделя, в которых рассматриваются проблемы ментальности, смены установок, систем, ценностей. В данном ракурсе рассмотрения принцип анализа культуры базируется на нетрадиционном основании – мысли о пульсирующем характере культурного процесса, в котором каждая эпоха, оставаясь неповторимой, включается в общий ход мирового развития.

Необходимой основой для понимания стиля как неотъемлемой характеристики феномена культуры послужили работы: М. Алпатова, Л. Баткина, Г. Гегеля, П. Гуревича, Л. Ионина, И. Иоффе, А. Кантора, А. Кребера, Д. Лихачева, А. Лосева, А. Соколова, О. Шпенглера. Среди них, прежде всего, следует выделить работу А. Кребера «Стиль и цивилизации», в которой значение «стиля» расширяется до рамок «типа культуры» или «типа цивилизации». Стиль, являясь социокультурным феноменом, рассматривается как последовательный, самосогласующийся способ выражения определенного поведения или видов деятельности.

Представить Старый порядок в качестве культурно-исторического феномена во многом помогли труды П. Ардашева, Г. Бокля, Ф. Гизо, Ж. Жореса, Н. Кареева, А. Кистяковского, М. Ковалевского, А. Матьеза, С. Сказкина, Е. Тарле, А. Токвилля, И. Тэна, Э. Фора, Э. Фукса, Э. Шерэ, Ф. Шлоссера.

Старый порядок как феномен культуры анализируется через выработанные в отечественной и западной культурологии понятия стиль жизни и стиль мышления. Основная социальная группа, ставшая предметом анализа – дворянская аристократия. Понять особенности стиля жизни дворянской аристократии Старого порядка было невозможно без анализа литературного наследия XVIII в.. Наибольший интерес для работы представили мемуары Ж. Лабрюйера, Ф. Ларошфуко, Ж.-А. д’Помпадур, А.-Ж. Ришелье, Л. Сен-Симона, Ш. Талейрана, Ф. Честерфилда, Ф. Шатобриана, а также литературно-философские произведения Э. Берка, Г. Болингброка, Ф. Вейса, Б. Грасиана, А. Гуссе, А. Джерарда, А. Книгге, Г. Лихтенберга, Л. Мерсье, Ш. Монтескье, Ж. д’Сталь, Р. Таллемана, Тушар-Лафосса, С. Шамфора, в которых даются яркие характеристики быта высших слоев дворянского общества, раскрываются особенности придворных взаимоотношений.

К числу значимых результатов изучения проблем стилей теоретического и исторического мышления следует отнести идеи А. Брушлинского, М. Коула, Е. Кукушкиной, С. Куревиной, Л. Леви-Брюля, К. Леви-Стросса, Л. Логуновой, Е. Несмеянова, М. Фуко, В. Шкуратова, которые послужили теоретической основой рассмотрения стиля мышления феодальной аристократии.

В работе учитывается комплекс исследований, позволяющий представить Новый порядок как западноевропейский культурно-исторический феномен: М. Вебера, Т. Веблена, Р. Виппера, Г. Зиммеля, В. Зомбарта, О. Конта, С. Кравченко, В. Лега, О. Маргания, К. Маркса, Г. Маркузе, Х. Ортеги-и-Гассета, И. Реверсова, Л.-А. Сен-Жюста, Ю. Тамбиянца, Е. Тарле, А. Трачевского, Д. Травина, К. Ясперса, Э. Фромма.

Тема теоретического осмысления процессов, протекающих в культуре в условиях мировой глобализации, проявляется в исследованиях отечественных мыслителей: К. Гаджиева, М. Делягина, Ф. Зиятдиновой, С. Кара-Мурзы, Г. Киселева, О. Маргания, З. Неклессы, А. Панарина, Л. Романовой, В. Тураева, Д. Травина, А. Уткина, А. Чумакова. Непосредственное отношение к изучаемой проблеме имеют труды зарубежных мыслителей: С. Грофа, П. Рассела, Э. Ласло, Ф. Фукуямы, С. Хантингтона. В рамках каждой концепции акцентируется внимание на самых различных сферах, в которых проявляет себя глобализация – культуре, экономике, социальном порядке, информационной сфере, нормах поведения, разделении публичного и приватного. Методологические основы постижения культурных феноменов также можно найти в вышеперечисленных трудах.

Вместе с тем, в отечественных и зарубежных исследованиях тема социального порядка рассматривалась, в основном, в соотнесении с явлениями государственно-политической жизни. Однако, наличие значительного количества литературно-философских, исторических работ позволяет рассмотреть социальный порядок более углубленно, сквозь призму философско-культурологического анализа. Новая историческая реальность, сложившаяся за последние десятилетия двадцатого века и первое десятилетие века двадцать первого, оказывается объяснённой лишь отчасти, поэтому назревает очевидная необходимость в изучении процессов трансформации идеи социального порядка, с тем, чтобы выявить основные тенденции развития человеческой цивилизации.

Методологические и теоретические основания исследования.

Проблема культурных феноменов входит в предмет исследования культурологии, истории, социологии, психологии, этнографии и других наук. В связи с этим, диссертационное исследование имеет междисциплинарный характер и базируется на использовании общенаучной методологии (эмпирические и теоретические методы). Решение основной задачи, связанной с изучением индивидуального характера культуры Старого порядка и Нового порядка, было бы невозможным без применения методов эмпирического описания, классификации и теоретического обобщения.

Методологической основой диссертации является системный подход, который ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта, на выявление многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоретическую картину. Применение системного метода позволяет выявить необходимый и достаточный набор характеристик, отличающих не только специфику определенной культуры, но и ее отдельных феноменов, таких, например, как стиль жизни и стиль мышления.

В диссертации используется диалектический метод, позволяющий выявить наиболее общие закономерности развития западной культуры, ее противоречивый характер, проявляющийся в единстве и борьбе старого и нового как противоположных тенденций, определяющих динамику культурных процессов.

Кроме того, теоретической базой исследования послужили идеи сторонников цивилизационного подхода (Г. Бокля, Ф. Фукуямы, С. Хантингтона, О. Шпенглера), а также идеи, изложенные в трудах представителей французской исторической школы «Анналов»: Л. Февра, М. Блока, Ж. Ле Гоффа, в которых особая роль отводится исследованию духовных факторов, определяющих лицо западной цивилизации.

Вспомогательными инструментами для выявления специфики избранного объекта послужили сравнительно-исторический и сравнительно-сопоставительный методы, позволяющие выявить и сопоставить уровни в развитии изучаемого объекта, произошедшие изменения, провести исторические параллели, анализируя особенности развития западной культуры XVIII – XXI вв.

Основной категориально-понятийный аппарат диссертационного исследования составляют следующие понятия: социальный порядок, порядок, хаос, идея, форма, Старый порядок, Новый порядок, глобализация, Новый мировой порядок, стиль, стиль жизни, стиль мышления.

В контексте нашей работы понятие социальный порядок используется для обозначения упорядоченного комплекса взаимосвязанных социокультурных элементов, обусловленных неповторимостью стилевых характеристик культурно-исторических эпох. Понятие порядок рассматривается как структурность, упорядоченное единство, определенность, оформленность, стройность и закономерность процессов и явлений в противовес хаосу – беспорядочному, бесформенному, неопределенному, деструктивному состоянию вещей. Идея есть смысловая сущность и определение вещи, принцип ее осмысления, а форма – очертание, строй.

Социальный порядок в западной культуре XVIII – XX вв. приобретает формы Старого порядка и Нового порядка. Старый порядок в работе определяется как последнее «звено» традиционного общества, как культурная эпоха, хронологически охватывающая период XVIII в. в западноевропейской истории, сформировавшаяся на стыке феодализма и капитализма, содержание которой заключается в культурном единстве неповторимых феноменах, ей присущих: стиле жизни и стиле мышления дворянской аристократии.

Новый порядок – культурно-исторический феномен Западной Европы, который формируется в процессе буржуазных революций и проявляется в стиле жизни и стиле мышления буржуазии как ведущего социального слоя общества. Период конца XVIII – XIX вв. – это период борьбы Старого порядка и Нового порядка, одержавшего окончательную победу только в конце XIX в. после завершения формирования основных институтов демократии: гражданского общества, парламентской системы.

Глобализация – процесс формирования целостной мировой системы социокультурных, финансово-экономических, политических связей на основе новейших средств телекоммуникаций и информационных технологий.

Важно определить понятие Нового мирового порядка. Новый мировой порядок – феномен, порожденный культурно-исторической ситуацией второй половины XX – XXI вв., основными чертами которого являются глобальная политика, экономика, культура и глобальный человек с потребительским стилем жизни и стилем мышления, воспроизводящем «универсальность» западного образца с его ориентацией на либерально-демократические ценности.

Исследование «диалога» западноевропейских культурно-исторических феноменов осуществляется с помощью таких категорий как стиль культуры, стиль жизни, стиль мышления. Следует уточнить, что в качестве перспективных используются подходы в определении стиля культуры, стиля жизни и стиля мышления, обоснованные А. Кребером, Л. Баткиным, Е. Несмеяновым, Ж. Туленовым, В. Эйдиновой. В связи с этим, в нашем понимании: стиль – это высшая степень самосогласованности всех элементов культуры; стиль жизни – проявление бытия эпохи, ее свойств, раскрывающихся в повседневной, ситуативной жизни; стиль мышления – способ отражения и осмысления действительности, включающий категориальный аппарат эпохи, особенности духовной жизни, систему ценностей, стиль мышления индивида.

Круг философско-культурологического исследования обозначен позициями, соответствующими специальности философская антропология и философия культуры, а именно:

  • исследование конкретных культурных феноменов в контексте общих закономерностей существования культуры;
  • общие закономерности культуры;
  • этапы развития культуры;
  • тенденции динамики культуры;
  • культура и социум.

Объектом диссертационного исследования являются идея и формы социального порядка в западноевропейской культуре.

В качестве предмета исследования выступают Старый порядок и Новый порядок как феномены западноевропейской культуры XVIII – XXI вв.

Цель исследования: раскрыть закономерности трансформации идеи социального порядка в западной культуре, дать сущностную характеристику формам социального порядка в западной культуре XVIII – XXI вв.

Основная гипотеза:

Идея социального порядка в мифологическом, философско-религиозном сознании человека проходит стадии от космологического и теологического понимания до рационалистических и иррационалистических концептуальных систем современности. В западной культуре XVIII – XXI вв. идея социального порядка приобретает конкретно-исторические формы: Старый порядок – Новый порядок, характерологические особенности которых составляют феномены стиля жизни и стиля мышления основных социокультурных носителей, формирующих общий стиль культуры. Трансформация идеи социального порядка отвечает запросам конкретных культурно-исторических эпох западной цивилизации.

Задачи исследования:

– дать общую характеристику концепций социального порядка в западной культуре, проанализировать методологические подходы к раскрытию идеи порядка от античности до Нового времени;

– определить формы социального порядка в западноевропейской культуре XVIII – XXI вв.;

– проанализировать специфику феномена Старого порядка, существовавшего на завершающем этапе средневековой традиционной цивилизации, присущего ему уникального стиля жизни и стиля мышления;

– выявить концептуальные основания Нового порядка;

– раскрыть характерные черты Нового порядка, проявляющиеся в стиле жизни буржуазии как основного социокультурного слоя общества;

– рассмотреть основные признаки стиля мышления эпохи Нового порядка;

– показать влияние процессов унификации стиля жизни и стиля мышления на формирование западного общества потребления;

– проанализировать основные концепты интерпретации процессов глобализации, ее последствий и путей выхода из кризисной ситуации;

– показать трансформацию Нового порядка XX – XXI вв. в условиях глобализации мировых процессов.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

– дана характеристика европейских концепций социального порядка, проанализированы основные методологические подходы к раскрытию идеи порядка в западной культуре от античности до Нового времени;

– определены формы социального порядка в западноевропейской культуре XVIII – XXI веков, в этой связи с философско-культурологической позиции рассмотрены понятия Старый порядок и Новый порядок;

– выявлена специфика Старого порядка, его сущность и проявления в западноевропейской культуре XVIII в.;

– установлены концептуальные основания Нового порядка;

– проведена реконструкция стиля жизни буржуазии как основного социокультурного слоя общества;

– охарактеризованы основные признаки, определяющие специфику стиля мышления эпохи Нового порядка;

– определены социокультурные предпосылки формирования западного общества потребления;

– выявлены и проанализированы основные подходы к интерпретации процессов глобализации, ее последствий и путей выхода из кризисной ситуации;

– проанализирован процесс трансформации Нового порядка XX – XXI вв. в условиях глобализации, создавшей предпосылки для формирования глобализма как идейно-философского основания Нового мирового порядка.

В связи с этим, на защиту выносятся следующие положения:

1. Идея социального порядка, являясь онтологичной по своей природе, отражает уникальный характер социокультурного развития западной цивилизации. Мифологизация представлений о порядке, установления и нормы формирует эмоционально-образное восприятие действительности, основанное на дихотомичной конструкции: Порядок – Хаос, в которой Порядок предстает как структурность, упорядоченное единство, определенность, оформленность, стройность и закономерность процессов и явлений, в отличие от Хаоса – деструктивного, беспорядочного, неопределенного, бесформенного, бессистемного и непредсказуемого характера явлений и процессов. Категориально оформленная в античной культуре, идея порядка трансформируется в средневековые представления о том, что основание мира находится за пределами чувственно-воспринимаемой реальности. Категория порядка, рассматриваемая в рамках христианской теологии как неизменная, неуничтожимая данность трансцендентного Бога, предопределяет традиционный стиль жизни и стиль мышления, исключающий саму возможность преобразования и реконструкции.

2. В Новое время формируются методологические концепты Старого порядка и Нового порядка. Старый порядок фиксируется как период XVIII столетия истории Западной Европы, когда доводятся до абсурда основные обычаи, образ жизни, система ценностей и способ мышления, тесным образом связанные с традиционной организацией общества, в противовес Новому порядку, господство которого проявляется в распространении новой либерально-демократической идеологии, светского мировоззрения, буржуазной системы ценностей, в формировании правовых систем и гражданского общества. Соответственно, социальный порядок рассматривается как упорядоченный комплекс взаимосвязанных социокультурных элементов, обусловленных неповторимостью стилевых характеристик данных культурно-исторических эпох, в которых стиль жизни – проявление бытия эпохи, ее свойств, раскрывающихся в повседневной, ситуативной жизни; стиль мышления – способ отражения и осмысления действительности, включающий категориальный аппарат эпохи, особенности духовной жизни, систему ценностей и стиль мышления индивида.

3. Социальный порядок в западноевропейской культуре XVIII – XXI вв. существует в культурно-исторических формах Старого порядка и Нового порядка, онтологически соприсутствующих в XVIII в., сложившихся как сложный механизм взаимодействия социокультурных элементов, составляющих антропологический смысл со-бытия. Старый порядок и Новый порядок характеризуются высшей степенью самосогласованности всех элементов культуры (стилем культуры), основными из которых являются стиль жизни и стиль мышления. Старый порядок – западноевропейский культурно-исторический феномен XVIII в., который проявляется в господствующей манере поведения, культуре быта, формах общения, традиционной этике, семейных отношениях, системе воспитания и образования; а также в понятийном аппарате эпохи, духовной стилистике, системе мировоззренческих ценностей и стиле мышления индивида. Новый порядок – культурно-исторический феномен Западной Европы, формирующийся в процессе буржуазных революций и проявляющийся в стиле жизни и стиле мышления буржуазии как ведущего социального слоя общества.

4. Сущность Старого порядка заключается в уникальной системе социокультурных отношений, созданной абсолютизмом XVIII в. с целью сохранения режима, при которых централизованная власть «балансирует» между вторым и третьим сословием, выступая в образе третейского судьи, тем самым, создавая иллюзию порядка и стабильности в обществе. Специфика Старого порядка – в ориентации на доминирующий аристократически-традиционный стиль жизни высших слоев общества; в антиномичности стиля мышления, синтезирующего просветительско-рационалистический и традиционный элементы сознания. Являясь социокультурной средой, носителем Старого порядка, и, обладая неповторимым стилем жизни и стилем мышления, дворянская аристократия создает те отличительные черты общения, бытового уклада, манеры, привычки, моду, образ мысли, которые заимствуются на уровне подражания практически всеми слоями населения, что дает возможность считать Старый порядок единой культурной системой.

5. Идея Нового порядка, возникшая на «сломе» традиционной средневековой культуры, оформляется идеологией европейского Просвещения (теория общественного договора, естественно-правовые концепции, теория разделения властей). Ее содержание претерпевает существенную трансформацию в ходе Французской буржуазной революции 1789 г, имеющей общеевропейское значение, и отражается в первых революционных документах, проектах Робеспьера, Сен-Жюста. Утверждение идей о возможном переустройстве «Божественного порядка» позволяет человеку собственноручно моделировать свою жизнь, быт, культуру, строить социальный порядок на разумных началах. Динамика Нового порядка (в цивилизационном развитии Франции) во многом обусловлена конкретно-исторической ситуацией, сложившейся в Европе в XIX в., когда правовая система наполеоновского режима окончательно закрепляет и структурирует новые принципы, отражающие дух буржуазного общества, новую систему отношений, образ жизни и направление мысли.

6. Новый порядок становится европейским образцом буржуазной культуры, воплощающей стилевое единство феноменов обыденно-практической жизни и мышления. Демократизация и эгалитаризация как основные характерные признаки Нового порядка, в целом трансформируют стиль жизни людей: направленность деятельности, быт, манеру поведения, общения, семейные отношения, внешний вид людей, костюм, создавая новый этический кодекс эпохи, составляющими элементами которого являются: прагматизм, рационализм, демократизм отношений, направленность деятельности на увеличение капитала, с целью поддержания материального достатка. Унификация стиля жизни, ориентированного на удовлетворение материальных потребностей, создает предпосылки для формирования западного общества потребления, стимулируя массовую потребность в росте производства и потребления, в поддержании прав и свобод, гарантирующих незыблемость социокультурного порядка, культивирующего комфортный образ жизни.

7. Стиль мышления буржуазии как ведущего социального слоя Нового порядка включает логический строй, духовную стилистику эпохи, опирается на новую систему ценностей и формирует стиль мышления индивида в соответствии с основными запросами эпохи. Основными категориями эпохи становятся свобода, равенство, естественное право, демократия, собственность, деньги. Общую направленность духовной стилистики определяют: окончательное размежевание религии, философии и науки; рационалистические и эмпирические философские концепции; торжество научного способа познания мира, распространение антицерковных идей, атеизм. Эгалитаризм, индивидуализм, либерализм, прагматизм, рационализм, эгоцентризм превращаются в главные ценности эпохи. Стиль мышления индивида (отчасти как стиль «мышления деньгами»), характеризуется уникальными чертами, заставляя человека развивать творческие способности в предпринимательской деятельности, но в то же время подчиняется жестким правилам экономической жизни, требующей схематизации и стандартизации операций.

8. Глобализационные процессы создания единой мировой системы социокультурных, финансово-экономических, политических связей приводят к трансформации идеи Нового порядка. В рамках концепции «золотого» миллиарда осуществляется попытка обоснования необходимости сохранения основ Нового порядка, поддерживающего высокий уровень жизни (в силу физической ограниченности земельных ресурсов) для тех избранных народов, которые следуют идее либеральной демократии. В связи с этим, глобализация рассматривается как безальтернативный путь построения универсальной мировой истории. Напротив, концепция «революции сознания» противопоставляет агрессивному и соревновательному стилю западной культуры модель общества, освободившегося от эгоцентрического, материалистического модуса сознания. Постмодернистский подход интерпретации процессов глобализации, рассматривая современность как период уничтожения ценностей, разрушения иерархии, девальвации моральных установок, абсолютизирует «хаос», в котором человек вынужден жить без привязки к определенному пространству, времени, семье, социальной страте, профессии, политическим взглядам, культурным основаниям. В связи с этим, постмодерн можно интерпретировать как крайнюю, доведенную до абсурда, модель Нового порядка.

9. Глобализация современного мира становится условием формирования идеи Нового мирового порядка, которая отражает феномен, порожденный культурно-исторической ситуацией второй половины XX – XXI вв., основными чертами которого являются глобальная политика, экономика, культура и глобальный человек, потребительский стиль жизни и стиль мышления которого воспроизводят «универсальность» западного типа с ориентацией на либерально-демократические ценности. Новый порядок в условиях активизации процессов глобализации, по сути, разрушает собственные основания, эгалитаристские ценности, формируя одноликий футуристический образ миропорядка западного образца, в основе которого универсализм и одномерность.

Научно-практическая значимость результатов исследования. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы для дальнейшего рассмотрения и осмысления различных культурно-исторических феноменов с привлечением категорий стиль жизни и стиль мышления в качестве методологического основания. Вопросы, рассматриваемые в диссертационном исследовании, имеют не только теоретическое, но и практическое значение. Материалы диссертационного исследования включены автором в чтение вузовских курсов по философии и культурологии. Полученные выводы могут быть реализованы в практике педагогической работы, при разработке учебных пособий, лекционных курсов по философии, философии культуры, культурологии, философии права, спецкурсов по этике и эстетике.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования нашли отражение в опубликованных статьях и монографиях, применялись при разработке и чтении автором учебных курсов по философии и культурологии. Материалы работы использовались при разработке УМК по философии, культурологии, философии права.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, двенадцати параграфов, заключения и списка литературы (327 наименований). Общий объем диссертации составил 268 страниц машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Глава I. Методологические исследования идеи социального порядка в западноевропейской культуре. Предметом анализа в первой главе диссертационного исследования является возникновение и сущность идеи порядка, ее трансформация в европейской культуре от истоков западной философской мысли до периода Нового времени.

1.1. Западная мифология порядка: мифо-религиозные представления порядка, справедливости в обществе и жизни человека. В первом параграфе, вводном по своему характеру, обосновывается необходимость осмысления философских концепций порядка, справедливости, установления и нормы, укорененных в ранних мифологических представлениях. Анализируется процесс зарождения идеи порядка в западноевропейской культуре, определяется степень влияния мифологических представлений на формирование философско-религиозных идей в ранний период существования западной цивилизации, берущей свое начало в античности.

Специфика античных мифологических представлений порядка рассматривается на основе концепций В. Горана, В. Иванова, Г. Франкфорта, Г.А. Франкфорта, Дж. Уилсона, Т. Якобсена, в которых высказывается предположение о существовании предгреческих истоков античной мифологии. Однако особо подчеркивается тот факт, что греческие мистерии обладают рядом самобытных черт, характеризуются преуменьшением дистанции между богами и людьми, размышлениями о природе человека, притязаниями на общие корни с олимпийскими богами, упорядоченным взглядом на вселенную. Богиня правосудия (Дике) и богиня возмездия (Немезида), олицетворяющие принцип порядка и справедливости, выступают как силы, контролирующие ход событий в мире. В греческой космогонии рождение Космоса, Порядка из Хаоса, сопровождающееся деструкцией и конфликтом, вызывает ужас перед необъяснимыми и стихийными процессами, выдвигая на первое место Хаос в мировоззренческой системе ценностей человека. Напротив, классическая мифология противопоставляет себя мифологии Земли, основными чертами которой являются хаос и непредсказуемость. Антропоморфность олимпийских богов основана на принципах гармонии, меры и всеобщей упорядоченности.

В трудах культурологов и историков архаическое мышление предстает как мышление мифологическое, признаками которого являются: образность, наличие общих понятий, отсутствие разграничения между естественным и сверхъестественным, персонализация сил природы, поляризованность явлений, всеобщее опредмечивание (Л. Леви-Брюль, А. Лосев, В. Шкуратов). Важным признаком мифологического мышления является бинарность, состоящая из ячеек: правое – левое, Восток – Запад, сухое – влажное, порядок – хаос. По мнению Леви-Брюля, пралогическая структура мифологического мышления не чувствительна к логическим противоречиям и непроницаема для опыта, обобщения, она подчиняется закону партиципации, т.е. закону объединения предметов по сходству приписываемых вещам мистических сил, а не по сходству их качеств.

В параграфе дается общая характеристика мифа и мифологического мышления. Подчеркивается, что в любой мифологии можно найти общий принцип ее построения, принцип взаимоотношения ее отдельных образов. Миф наиболее яркая и самая подлинная действительность, это – совершенно необходимая категория мысли и жизни, далекая от всякой случайности и произвола. Следуя А.Ф. Лосеву, миф «содержит в себе строжайшую и определеннейшую структуру и есть логически, т.е. прежде всего диалектически необходимая категория сознания и бытия вообще».

В связи с этим отмечается, что западные мифо-религиозные представления порядка, справедливости в обществе и жизни человека являются первой попыткой онтологического осмысления мира, который реконструируется в своей дихотомии: порядок – хаос. Порядок как структурность, «правильный образ расположения», космос (упорядоченное единство), универсальная природная закономерность, в противовес Хаосу – беспорядочному, бесформенному, неопределенному, деструктивному состоянию вещей.

В целом, в мифологии миропорядок предстает как процесс рождения из Хаоса Космоса, основанного на принципах гармонии, меры и всеобщей упорядоченности, процесс, который фиксируется в образах и символах, составляющих основу мифологического мировоззрения. Философское мировоззрение античности, сохраняя мифологические представления порядка, оформляет их в категориальную систему, превращая образы в идеи. С этого момента идея порядка в западной культуре от античности до Нового времени формируется и трансформируется, отвечая запросам конкретных культурно-исторических эпох западной цивилизации.

1.2. Методологические подходы к раскрытию идеи порядка в западной культуре: от античности до Нового времени. Во втором параграфе рассматривается специфика понимания идеи порядка в западноевропейской культуре.

Мифологическое мышление, являясь обобщением интеллектуальных навыков архаического периода, оставалось господствующим на протяжении многих тысячелетий. Новые интеллектуальные навыки человечества формируются в античной культуре и постепенно превращаются в доминирующие, определяющие облик западноевропейской цивилизации до настоящего времени. Данные интеллектуальные открытия связаны, прежде всего, с обнаружением способности мышления к теоретизированию. Способность мышления оперировать абстрактными категориями, составляя сущность рациональности, была открыта Парменидом, отождествлявшем Мысль и Бытие. Само слово «идея» (эйдос) и однокоренные к нему означают «видимая фигура», «внешний вид». «Идея» (от греч. idea) в собственном смысле слова зрительный образ, наглядный образ; со времен Платона метафизическая сущность вещи. А.Ф. Лосев отмечает, что идея – это то, что видно в вещи. «Но если всмотреться в сущность вещи, в ее существо, в ее смысл, то он тоже будет «виден» и глазу и, главным образом, уму. Вот эта видимая умом (или, как говорили греки, «умная») сущность вещи, ее внутренне-внешний лик, и есть идея вещи» .

Категориальная система вокруг идеи порядка, возникшая в античности, впервые была сформулирована пифагорейцами. Мир, воспринимаемый пифагорейцами как порядок, проницаемый разумом, виделся ими как согласование предельных элементов с беспредельными; мир, в котором число и есть порядок. Собственно пифагорейцы были первыми, кто употребил термин порядок, который по-гречески звучал как «kosmos». Из идеи всеохватывающего космоса как порядка и гармонии вытекала идея тождества макрокосмоса (мира) и микрокосмоса (человека). Их сущность представлялась состоящей из одних и тех же начал.

Древняя пифагорейская концепция «космоса» нашла свое отражение у Платона. Его открытие сверхчувственной реальности направило философскую мысль в область сугубо рационального и интеллектуального познания, в котором идеи – не столько мысли, а «то, по поводу чего мысль думает, когда она свободна от чувственного, это подлинное бытие, бытие в превосходной степени. Идеи – сущность вещей, т.е. то, что каждую из них делает тем, что она есть» . По Платону – идея есть смысловая сущность и определение вещи, принцип ее осмысления. Идея представляет собой совокупность существенных свойств вещи, их состав и построение, их назначение.

Общая философско-эстетическая картина порядка Платона, связанная с пониманием мира как космического разума, была систематизирована и дополнена Аристотелем . Термины «порядок», «ряд», «слаженность» им употребляются в нескольких значениях. Во-первых, – taxis – порядок – это монархия, принцип, условие и сущность общественного устройства людей. В данном случае подчеркивается социально-политический аспект понятия. Во-вторых, – порядок – это строй вещи, слаженность, которая обладает фигурой и определенным положением. Порядок не только в обществе, но и в природе, ибо аристотелевская природа и есть «порядок».

На смену античной культуре, разделившей чувственный мир и рациональный, приходит средневековая культура, которая на основе данного разделения закрепляет господство духовного над материальным, ориентируясь на мир трансцендентный, вечный, неизменный и совершенный. Средневековый социальный порядок строится на повиновении государственной власти в контексте тех требований, которые выдвигает христианская мораль. По Августину, всемирная история представляется как противоборство земного града и небесного, а любая власть осмысливается как осуществление божественного промысла. В схоластической теологии Фомы Аквинского подчеркивается мысль о том, что человеку свойственно постигать цель, природный порядок вещей, завершением которого является высшее Благо – Бог. Вечный закон – это всеобщий закон миропорядка, который выражает божественный разум в качестве верховного правителя, абсолютного начала, обеспечивающего целенаправленное развитие мироздания.

Таким образом, в античности зарождаются, формируются, а в средневековье закрепляются онтологические представления об основании мира, находящемся за пределами чувственного мира вещей. Бытие Парменида, Идея Платона подготовили духовный мир западной цивилизации к появлению идеи трансцендентного Бога, создавшего космический и общественный порядок. В средние века категория порядка рассматривается в рамках христианской теологии: порядок как данность Бога, которая неизменна, неуничтожима и нетрансформируема. Данный порядок определяет средневековую структуру общества, иерархичность, изначально заданную функциональность; в целом, традиционный уклад жизни и способ мышления, определяемый признанием великой мощи Божественного Абсолюта. Содержание идеи социального порядка в Новое время раскрывается посредством осмысления того, что характеризует Старый порядок, уходящей феодальной эпохи и Новый порядок буржуазного общества.

1.3. Трансформация идеи порядка и новые методологические концепты: Старый порядок и Новый порядок. В данном разделе проводится сравнительно-исторический анализ концепций Старого порядка и Нового порядка, сформированных в Новое время вокруг идеи порядка.

Учитывается существование исторической традиции определения Старого порядка. По свидетельствам П. Ардашева , термин «Старый порядок» употреблялся еще до 1789 г. и означал положение дел во Франции до проведения административной реформы провинциальных собраний в 1774 г. После Французской революции значение данного термина изменилось. Уже Талейран , ностальгически вспоминая дореволюционную эпоху, отмечает ее неповторимый характер. В исторических сочинениях XIX в. преобладает отношение к Старому порядку как социально-политическому режиму, сложившемуся на исходе XVIII в., конечной датой которого является дата Великой Французской буржуазной революции 1789 г. «Старый порядок» только потому называется «старым», что противополагается новому режиму, за ним последовавшему» .

Уточняется степень различия между понятиями режим и порядок. Режим представляет собой, прежде всего, социально-политический строй того или иного промежутка времени. Это политическая организация общества. В XIX в. понятия режим и порядок практически не разграничиваются. По мнению Шерэ, верхняя граница «Старого режима» совпадает и истинной зарей XVIII в., с той, которая, порвав с традициями прошлого, подготовила революционное движение. Шерэ признает, что лучше не смешивать старый режим с предшествующими временами, с которыми у него мало сходства, ведь до 1715 г. осуществлялось великое царствование Людовика XIV – апогей абсолютной монархии. В связи с этим старый режим не простирается за дату смерти Людовика XIV и охватывает только два царствования Людовика XV и Людовика XVI. Эта точка зрения во многом совпадает с мнением Н. Кареева , который представляет Старый порядок как соединение политического абсолютизма с социальными привилегиями. Государство охраняло и поддерживало общественный строй, основанием которого был в XVIII в. придворный быт, соединявший на одной общей почве короля с его привилегированными подданными. Старый порядок невозможен без абсолютизма как политической организации общества, сосредоточивая в своих руках интересы господствующих сил государства (особенно на завершающем этапе существования абсолютизма).

Отмечается, что, несмотря на размытость временных границ эпохи Старого порядка, в диссертации рассматривается период XVIII вв., когда в Европе доводятся до абсурда основные традиции, обычаи, образ жизни и способ мышления, тесным образом связанные с феодальной организацией общества. Исходя из этого, эпоха Старого порядка является пограничной, находившейся на самом стыке феодального и буржуазного этапов развития человечества (используя термин Л.М. Баткина «переходность-конец»).

Классическим образцом феномена Старого порядка считается французский Старый порядок (в силу культурных, национальных условий, подготовивших идеальную среду для проявления наиболее ярких и характерных черт). По Шпенглеру , в каждой культуре история большого стиля начинается с феодального государства, которое ориентировано на одно сословие. Социально-культурной средой, носителем Старого порядка являлась дворянская аристократия, которая, обладая неповторимым стилем жизни и стилем мышления, играла роль законодателя морально-нравственных устоев.

Во временном промежутке Старый порядок развивается параллельно культуре и идеологии Просвещения, мировоззренческие ценности которой легли в основу так называемого Нового порядка, утвердившегося после революции 1789 г. Термин «Новый порядок» появился гораздо позже и олицетворял господство нового стиля жизни и стиля мышления, которые одержали победу в борьбе со Старым порядком и абсолютистским государством. В связи с этим верхней временной границей Нового порядка является Французская буржуазная революция, в ходе которой буржуазия завоевала власть и создала такой политический строй, который соответствовал ее политическому и социальному господству. Победа буржуазии была в то же время победой нового общественного строя, «победы буржуазии над феодализмом, национальности над провинциализмом, конкуренции над цехами, разделения над майоратом, господства собственников земли над господством собственников при помощи земли, просвещения над суеверием, промышленности над героической ленью, гражданского права над средневековыми привилегиями» .

Определения Старого порядка и Нового порядка можно считать «рамочными», открытыми для дальнейшего изучения и дополнения. Между тем, в нашем понимании Старый порядок – это культурно-исторический феномен Западной Европы переходного периода от феодализма к капитализму, который проявляется в определенном стиле жизни и стиле мышления, раскрывающихся в господствующей манере поведения, культуре быта, формах общения, традиционной этике, семейных отношениях, системе воспитания и образования; а также в понятийном аппарате эпохи, духовной стилистике, системе мировоззренческих ценностей и стиле мышления индивида. Новый порядок – это культурно-исторический феномен Западной Европы, сущность Нового порядка прослеживается в соотношении буржуазного стиля жизни и стиля мышления.

Старый порядок – это «последний оплот» традиционной, патерналистской культуры Западной Европы, ориентированной на аристократизм и элитарность. Феномены данного социального порядка рассматриваются во второй главе первого раздела диссертационного исследования согласно следующему направлению мысли: от идеи порядка к его феноменам, выраженным в стиле жизни и стиле мышления.

Глава II. Старый порядок как культурно-исторический феномен. Во второй главе проводится реконструкция Старого порядка как целостного западноевропейского культурного феномена на основе анализа стиля жизни и стиля мышления основных социокультурных носителей.

2.1. Стиль жизни европейского аристократического общества в эпоху Старого порядка. Первый параграф второй главы посвящен выявлению специфических черт стиля жизни придворной аристократии. Практически во всех странах Западной Европы монархия как форма правления породила Двор. По мнению автора, в основном здесь формировался тот неповторимый стиль жизни и стиль мышления, который стал основой Старого порядка. Но именно французский Двор и французская нация послужили его «архетипом» (подобно тому, как итальянские гуманисты являлись создателями великой Ренессансной культуры). Французский Двор превосходил изяществом, манерностью, роскошью и безупречностью вкуса все другие европейские придворные общества. В XVIII в. придворная жизнь во Франции была доведена до совершенства.

В данном параграфе отмечается, что невозможно отразить «жизненный» уклад Старого порядка без характеристики его составляющих элементов, которыми являются великосветские манеры, этикет, хороший тон, светское общение, салонная жизнь, основные традиции Двора. Отличительные черты французского характера, сформировавшиеся под влиянием определенных условий, способствовали установлению классических форм салонной жизни. По внутреннему складу француз предпочитал находиться в обществе, и только национальный гений и природные дарования могли благоприятствовать общественному духу французов, объединяя их на долгие часы вместе. Хороший тон предполагал обязательное выполнение таких условных светских приличий как манера держать себя в обществе, следовать моде, иметь о некоторых предметах светское мнение. Главным условием хорошего тона была необходимость скрывать свои истинные чувства от постороннего взора в соответствии с требованиями светских приличий. В эпоху Старого порядка внешний вид, жест, акцент, взгляд подчинялись известным правилам хорошего тона, которые соблюдались и способствовали удовольствию общения. Светские приличия требовали определенного светского языка, великосветского тона. Светский язык – это язык комплиментов, учтивых речей, требующий остроумия и находчивости. Важным элементом светской беседы являлось соблюдение границ откровенности. Такое знание приемов светского общения достигалось только навыком. Учтивость, которая проявлялась почти во всех аспектах придворной жизни, не всегда являлась олицетворением справедливости, доброты, она лишь создавала видимость этих свойств, не затрагивая сущности человека. Учтивые манеры оттеняли присущие людям того времени достоинства, придавая им приятность. Но при Дворе было гораздо больше людей, у которых светскость или богатство играли роль разума и способностей. Они умели, согласно этикету, войти и выйти; поддержать разговор, не участвуя в нем; понравиться, не сказав ни слова; придать важность собственному облику, храня упорное молчание. Выражение лица, тон, жест, улыбка были заранее продуманы, так как только самый удачливый мог выиграть серьезную, холодную игру, которой была придворная жизнь. Особенности придворной жизни сформировали определенный тип взаимоотношений между супругами. Брак, семья, дети – это все, чему в эпоху «Старого порядка» при Дворе придавалось не слишком большое значение. В салоне, где существовали для общества и в обществе, места для супружеских отношений не оставалось. Обычаи и обязанности при Дворе разъединяли супругов, принадлежавших к высшему свету.В параграфе отмечается роль, которую играли салоны в общественной жизни XVIII в. Они располагали успехом, известностью, репутацией, знакомили публику с авторами, посещавшими их, давали имя и бессмертие женщинам, собиравшим вокруг себя интеллектуальную элиту того времени. До нас дошли имена хозяек салонов XVIII в.: г-жа Ламбер, сохранившая в своем салоне традиции XVII в., г-жа Дубле, салон которой был средоточием парижских новостей, г-жа Тансен, объединившая в своем салоне людей интеллектуальных, г-жа Дюдеффан, г-жа Жоффрен, благодаря которым французская литература стала модной по всей Европе. Салонная жизнь является, на наш взгляд, характерной особенностью аристократического общества XVIII вв., важным составляющим элементом дворянского стиля жизни.

Французский Двор, являясь основной социокультурной средой Старого порядка, был законодателем нравов, традиций, обычаев, моды практически для всей аристократии Западной Европы. Стиль жизни как проявление бытия эпохи Старого порядка раскрывается через систему этических норм и правил придворной жизни. Данный стиль жизни зависит от следующих обстоятельств: различных форм проявления абсолютизма в государствах Западной Европы, национального характера, «духа» каждого народа, его социально-психологических особенностей. Законодателем западноевропейского стиля жизни была Франция, так как только здесь социально-психологические, национальные условия способствовали доведению до совершенства культурной системы, оказавшей влияние практически на все государства Западной Европы.

Исходя из этого, мы можем считать, что стиль жизни эпохи Старого порядка имеет свои специфические черты, которые формируют собственный, уникальный стиль культуры. Но стиль культуры определяется взаимодействием стиля жизни и стиля мышления. А это невозможно без понимания ряда проблем, связанных с особенностями стиля мышления дворянской аристократии XVIII в.

2.2. Дворянская аристократия: стиль мышления. Во втором параграфе анализируется понятие стиль мышления, его признаки, раскрываются определенные уровни стиля мышления, которыми являются логический строй, особенности духовной стилистики эпохи, система ценностей и стиль мышления индивида. Изучение особенностей составляющих элементов стиля мышления Старого порядка позволило проанализировать систему мышления дворянской аристократии. Сознание дворянской элиты представляло собой сложную систему ввиду своего взаимодействия с наукой, философией, идеологией и искусством. Оперирование категориями: нация, общее благо, свобода личности, гражданское право становилось неотъемлемой частью стиля мышления дворянства (как просветительско-рационалистический компонент). Но в то же время не теряют своей актуальности такие категории как сословность, регламентация, привилегированность, происхождение (как традиционно-аристократический компонент стиля мышления). Дворянство сохраняет представления о своей социальной группе как о высшем сословии, сословии воинов, закрытом и основанном на праве рождения.

Изменение духовной стилистики как значимого компонента дворянского стиля мышления обусловлено восприятием научных достижений, новых философских идей XVII – XVIII вв. Идеи Просвещения формировали новую мировоззренческую систему, основанную на отрицании Божественного начала и провозглашении активной роли индивида. К ценностным ориентациям дворянства относились – честь, знатность рода, верность, доблесть, чин, должность. Это «глубинный пласт» дворянского сознания XVIII в., который включает в себя традиционные представления. Вместе с тем изменения в общественной жизни вели к изменениям в общественной и индивидуальной психологии. Роль воина получила переосмысление, возникал образ воина-патриота, служащего не только монарху, но, прежде всего, Родине. Важным занятием становится его участие в административном управлении, «гражданские должности», свободные профессии, искусства. Синтез элементов традиционного сословного сознания и просветительско-рационалистического свидетельствует о противоречивости сознания дворянской аристократии, которое отражалось в противоречивости стиля мышления, его дуалистичности и противоборстве. Авторитет, происхождение, репутация, семейные традиции, с одной стороны, и новые ценности буржуазной эпохи, с другой.

2.3. Роль «высших слоев» общества в формировании сознания Нового времени. В третьем параграфе второй главы ставится вопрос о месте и роли дворянства в социальной духовной жизни общества в период, предшествующий Французской буржуазной революции. Показывая разные подходы к данной проблематике, анализируя идейно-культурную среду Франции XVIII в., автор приходит к следующим выводам:

Во-первых, в любую конкретно-историческую эпоху господствующими являются идеи, распространяющиеся теми слоями населения, которые имеют экономическую и политическую власть. Важную роль при этом играет фактор социально-психологического подражания «верхам» со стороны нижестоящих на социальной лестнице групп населения. Подражание происходит как сознательно, так и бессознательно, стихийно.

Во-вторых, общественное мнение, которое сыграло значительную роль в становлении сознания Нового времени, сформировалось, в основном, благодаря литературе, существовавшей за счет покровительства со стороны аристократических салонов. Именно в салонах активно шел процесс сближения между представителями аристократии и литературы. Различие в рангах уходило на второй план, уступая место образованности, уму, светскому лоску. Все это привело к демократизации или дезаристократизации салона.

В-третьих, основными причинами революционных событий являются социально-психологические изменения в сознании людей: осознание своей угнетенности, собственной значимости, несправедливости существующего строя. Без новых идей Просвещения невозможно представить сознание людей, выступивших против абсолютизма. И распространение нового мировоззрения стало возможным благодаря литературе. Парадокс заключается в том, что дворянство, в силу своего положения и образованности, одним из первых знакомилось с достижениями литературы, философскими идеями (в большинстве своем, являлось их создателем), но для него эти знания не могли стать новыми идеологическими убеждениями. Тем не менее высшие слои дворянства успешно усвоили новые общественно-политические ценности эпохи в качестве элементов системы мышления и не менее успешно (но скорее неосознанно) распространяли эти ценности во многом благодаря своему стилю жизни и стилю мышления.

Анализ особенностей стиля жизни и стиля мышления дворянской аристократии Западной Европы XVIII в. показал, что специфические особенности, а также единство стиля жизни и стиля мышления позволяют считать Старый порядок уникальным, самодостаточным и целостным культурно-историческим феноменом.

Идеи о возможности переустройства общества на рациональной основе, появившиеся, в том числе и в недрах салонной жизни, фиксировали общественные изменения и появление новых оснований, определивших судьбу Нового порядка.

Глава III. Новый порядок: стиль жизни и стиль мышления. В третьей главе диссертационного исследования рассматриваются философские идеи о сущности Нового порядка, а также дается его феноменологическая характеристика, с помощью которой вырисовывается общая картина, позволяющая представить стилевое единство обыденно-практической жизни и мышления человека.

3.1. Философско-культурологические теории и динамика Нового порядка. В данном параграфе анализируются теории, идеи Просвещения, определившие судьбу многих европейских государств в эпоху Нового порядка. Распространение идей о возможном переустройстве «Божественного порядка» стало возможным в ситуации «онтологического нигилизма», постигшей западноевропейское общество (Ф. Ницше, М. Хайдеггер). Критика религиозных знаний, принимаемых на веру, порождала опытно-рациональное знание, которое давало возможность человечеству самостоятельно моделировать свою жизнь, быт, культуру, собственноручно строить социальный порядок.

В центре философско-культурологических идей Нового порядка – теория естественного права и общественного договора, согласно которой каждый человек обладает правом на жизнь и свое место в мире «по природе», в силу своего рождения, «естественного» состояния (Дж. Локк, Т. Гоббс). В немалой степени английское Просвещение было сосредоточено на этических и эстетических проблемах (Э. Берк, Э. Шефтсбери, Ф. Хатчесон), в то же время английский деизм раскрывал проблемы веротерпимости и свободомыслия (А. Коллинз, С. Кларк).

Немецкое Просвещение, опираясь на классический рационализм XVII века (С. Пуфендорф, Х. Вольф, Х. Крузиус), внесло значительный вклад в развитие эстетики (Г. Лессинг и А. Баумгартен), утверждало принцип историзма, создавший общую картину эволюции природы от неорганической материи до высших форм человеческой культуры (И. Гердер).

Французское Просвещение, начиная с XVIII века, выступало с критикой моральных принципов, пропагандируя идеи о возможности переустройства общества на основе «человеческих» законов (Ш. Монтескье). Радикальные просветители (Д. Дидро, Ж-Ж. Руссо, К. Гельвеций, П. Гольбах) призывали к свержению королевской власти, нарушавшей условия общественного договора. Отличаясь своей радикальной социальной и антиклерикальной направленностью (Вольтер), философия французского Просвещения выполняла функции пропаганды науки, воспитания граждан, распространения знаний («Энциклопедия» Д. Дидро и Ж. Д’Аламбера).

При всех национальных особенностях Просвещение имело несколько общих идей: во-первых, существует единый порядок природы, верное воспроизведение законов которого позволяет человеку построить естественную нравственность, естественную религию и естественное право; во-вторых, единственным источником знания является разум, освобожденный от предрассудков и опирающийся исключительно на факты; в-третьих, теоретическое познание неотделимо от практического действия, которое обеспечивает прогресс как высшую цель бытия.

Исторический оптимизм Просвещения был разрушен в ходе Великой Французской революции, которая коренным образом пересмотрела основные идеи и принципы Вольтера, Дидро, Руссо. Реальные процессы и явления революционных событий отражались в основных положениях новых идеологов. Декларация прав 1789 года содержала в себе все демократические и социалистические принципы, выводимые из идеи прав личности. Цель М. Робеспьера – разрушение норм, привилегий и ценностей старого режима, создание нового демократического общества.

Окончательно Старый порядок теряет свой легальный характер 10 августа 1792 после штурма королевского дворца, положившему конец правлению Людовика XVI. Позиция Робеспьера стала преобладающей в определении конечных политических, моральных и социальных целей революции. Пропагандированная им идея равных прав перед законом легла в основу Нового порядка, устанавливаемого в ходе событий 90-х годов XVIII столетия, и была поддержана Сен-Жюстом. Именно Сен-Жюст представил систематически разработанный проект идеального общественного устройства в работе «Республиканские установления», в котором декларирует: «Установления есть гарантия правительства свободного народа от разложения нравов и гарантия народа и гражданина от разложения правительства... Террор может освободить нас от монархии и аристократии. Но что избавит нас от нравственного разложения? Установления!» . Законы, в его понимании, не столько отражают, сколько творят общественные отношения. Конституция для него – само общественное устройство страны.

Существует резкий контраст между тем, что написано в Декларации прав человека и гражданина, принятой революцией, и практикой самой революции. Декларация провозглашает так называемые естественные права: право на жизнь, свободу слова, свободу печати, уличных собраний и шествий, в это же время во Франции широко применяется система террора. Французская революция 1789 года ярко продемонстрировала миру, что идея «наилучшего» установления и практическое ее воплощение – это две иногда прямо противоположные реальности, которые приобретают своеобразные формы, зависящие от конкретно-исторических событий.

История европейской цивилизации XIX века является логическим продолжением событий, связанных с революционными преобразованиями во Франции. Но, тем не менее, Новый порядок XIX в. и Новый порядок XVIII в.– суть не одно и то же. В связи с этим, в параграфе рассмотрены особенности культурной динамики Нового порядка в период XIX века (на примере цивилизационного развития Франции). Рассмотрение правовых документов (в частности Кодекса Наполеона) представляет значительный интерес в качестве иллюстрации укоренения новых жизненных принципов в правовой системе Франции, закрепляющей основы Нового порядка.

Луи Наполеон (Наполеон III) полагал, что Франции нужны, прежде всего, Порядок и Прогресс, обеспечить которые сможет только сильная авторитарная власть. Порядок понимался как результат вмешательства и регулирования государством социально-экономической и политической жизни: обеспечение перехода от стихийной экономики к экономике полностью организованной, централизованной, планируемой, при сохранении рынка и конкуренции; создание первой системы медицинского и пенсионного страхования; социальное обеспечение.

Имперская форма Нового порядка оказалась для Франции наиболее благоприятной с точки зрения мобилизации капитала для нужд общества, а рыночные отношения, получив правовое обеспечение, осуществили проведение модернизации страны. Кодекс Наполеона стал образцом для создания гражданских кодексов в Италии, Бельгии, Голландии, Польше. Швейцарии; сыграл огромную роль в укоренении Нового порядка, установлении буржуазных отношений не только во Франции, но и других европейских странах.

Имперский порядок (в цивилизационном развитии Франции), как свидетельство динамики Нового порядка, закрепил основы буржуазного общества, структурировав капиталистические отношения, которые, получив дальнейший импульс своего развития, оказали существенное влияние на формирование единого западноевропейского буржуазного стиля культуры.

3.2. Национальные особенности культуры быта западноевропейской буржуазии в XVIII – XIX вв. Во втором параграфе данной главы прослеживаются изменения в обыденно-практической жизни, обращается внимание на национальные особенности культуры быта западноевропейской буржуазии и в то же время стилевое единство повседневной жизни данного социального слоя. Ведущей социальной группой стала буржуазия, укоренившая рыночный быт и стиль жизни. Прагматизм и рационализм пронизывают все сферы жизнедеятельности человека: от экономической до духовной, формируя особое представление о морали: «Морально все, что выгодно!».

Демократизация всех сторон жизни отразилась на внешнем облике человека, моде, стиле костюма. Формируется новый идеал физической красоты. Если эпоха Старого порядка воспевала детскую незрелость форм, хрупкость, женственность, утонченность и женоподобие, то Новый порядок и буржуазная идеология пропагандировали новый физический тип человека.

Революционные преобразования в значительной степени изменили семейные отношения. Буржуазный стиль жизни требовал могущества, влияния и успеха, но без денег и собственности добиться высокого положения в обществе не представлялось возможным. Распространенными становятся браки между бывшей аристократией и буржуазией. В данном случае брак превращался в откровенную коммерческую сделку, где графский, княжеский титулы были предметом торга. В послереволюционную эпоху широко распространены брачные объявления, в которых на первом месте требования к партнеру материального характера. И это вполне объяснялось уже вошедшим в привычку стилем жизни, предполагающим комфорт и удобство. Этим запросам в немалой степени соответствовал стиль – бидермайер, который отражает общее настроение буржуазной эпохи, выражающееся в создании мира удобного и комфортного, прочного и основательного. Отношение буржуазии к жизни, предполагающее, что все должно быть использовано для удовлетворения телесных потребностей, поставило на службу человеческим потребностям весь жизненный мир и претворило его в средство обслуживания и самоутверждения, в объект обладания и манипуляции. Отчасти такое отношение к миру формировалось в процессе образования и воспитания.

В предмет капиталистической эксплуатации превращены развлечения и удовольствия, значительно демократизировавшиеся по сравнению с предыдущей эпохой. Главные формы развлечений пронизаны интересами индивида, среди которых были трактир, танцевальные помещения, карнавал и балы, театр, игра и спорт, морские купания, балет и танец соло, варьете, кабаре, кинематограф.

Трансформация стиля жизни после буржуазных революций затронула практически все европейские государства. «В силу этих своих последствий революции 1648 и 1789 гг. носили не только местный английский или французский характер – они были «революциями общеевропейского стиля» . Но в то же время данные изменения происходили в соответствии с национальными особенностями и отличались местным колоритом. Стиль жизни буржуазии имел свои отличительные черты в таких странах как Англия, Германия, Италия, Испания, что в немалой степени было обусловлено национальным характером каждого народа.

3.3. Новый человек: новый стиль мышления.Господство Нового порядка в полной мере проявилось в широком распространении новой идеологии, мировоззрения, системы ценностей; в утверждении нового буржуазного стиля мышления. В третьем параграфе рассматриваются особенности стиля мышления в эпоху Нового порядка. Стиль мышления буржуазии как ведущего социального слоя Нового порядка включает логический строй, духовную стилистику эпохи, опирается на новую систему ценностей и формирует стиль мышления индивида в соответствии с основными запросами эпохи.

Основными категориями эпохи становятся свобода, равенство, естественное право, демократия, собственность, деньги.

Общую направленность духовной стилистики определяют: окончательное размежевание религии, философии и науки; рационалистические и эмпирические философские концепции; торжество научного способа познания мира, распространение антицерковных идей, породивших атеизм.

Эгалитаризм, индивидуализм, либерализм, прагматизм, рационализм, эгоцентризм превращаются в главные ценности эпохи.

Стиль мышления индивида (отчасти как стиль «мышления деньгами»), с одной стороны, характеризуется уникальными чертами, заставляя человека развивать творческие способности в предпринимательской деятельности, с другой – подчиняется жестким правилам экономической жизни и конкурентной борьбы, в которой выживает только сильнейший.

3.4. Формирование западного общества потребления: унификация как стиль жизни и мышления. Новый порядок как утвердившаяся система капиталистических отношений породил новый феномен общественной жизни – западное общество потребления. Отмечается, что теоретическая разработка проблемы, связанной с формированием западного общества потребления началась еще в XIX веке. М. Вебер, Т. Веблен, Г. Зиммель и др. анализируют в своих работах процессы, происходившие в социально-экономической сфере в период с XVIII по XIX век, раскрывая некоторые основные понятия, связанные с общественным потреблением. Обращается внимание на вклад К. Маркса в становление проблематики потребления, который, изучая характер потребления в капиталистическом обществе, раскрыл значения таких понятий как «товарный фетишизм», «закон возвышения потребностей», «формационные типы потребления». По Марксу, сформированный в культуре буржуазного общества рабочий – такой же ненасытный потребитель, как и капиталист, и его потребности ограничены только доходом: «Рабочий, однако, не связан ни определенными предметами, ни определенным способом удовлетворения потребностей. Круг его потребления ограничен не качественно, а только количественно. Это отличает его от раба, крепостного и т.д.» .

В XIX веке создается наука об обществе, которая подобно естественной науке открывает и обосновывает законы общественного развития. «Позитивная» социальная теория, позволяющая руководителям утвердить в обществе благополучие и порядок. О. Конт показал, как действуют обоснованные им законы в отношении движения индивидов к позитивному обществу, олицетворяющему собой систему порядка и прогресса. Девиз позитивизма, по Конту: «Любовь, Порядок и Прогресс». «Любовь как принцип, порядок как основание и прогресс как цель – таков основной характер окончательного строя…» . Индивид, как считал Конт, сам по себе несовершенен, его природные инстинкты порождают негативные импульсы, приводят к деструктивным действиям в отношении общества, создают предпосылки несвободы индивида, его слабости и незащищенности перед лицом беспорядка. XIX в. – начало поиска конкретных и абстрактных законов общественного развития, век развития наук и утверждения позитивного сознания в обществе. В связи с этим, позитивизм отражал реалии западноевропейской индустриальной трансформации. Применение научных открытий преображало мир производства и потребления: процессы урбанизации, рост транспортных сетей, капиталов, изменение образа жизни, – все это укрепляло веру в науку и человеческую рациональность.

Век техники характеризуется рационализацией всей деятельности человека. Труд превращается в регламентированную деятельность, совершаемую различными индивидами, превращенными в часть действующего механизма. Меняется повседневная жизнь человека, главным условием которой становится обеспеченность всем необходимым при постоянно увеличивающихся потребностях. В повседневном поведении на первый план выдвигается соответствие правилам. По словам К. Ясперса, желание поступать, как все, не выделяться создает поглощающую все типизацию, бытие человека сводится к всеобщему, отдельный человек живет как сознание социального бытия. «Едиными становятся не только моды, но и правила общения, жесты, манеры говорить, характер сообщения» . Мерой человека становится средняя производительность, за которой исчезает сам индивид. В XIX в. свобода понималась как свобода вкладывать и использовать собственность с целью получения прибыли. Подлинное чувство свободы оказалось в сфере потребления, где каждый переживает свободу потребителя. Фундаментальной посылкой общества становится неограниченное потребление как цель жизни, жажда обладания; состояние потребности становится всеобщим. Э. Фромм, характеризуя определенный вид потребления, комментирует его основные принципы следующим образом: «Никогда не откладывай на завтра удовольствие, которое ты можешь получить сегодня» .

Век XIX создал все условия для появления так называемого «одномерного человека». В «Одномерном человеке» Г. Маркузе создает социально-политический портрет развитого индустриального общества. Анализируя в своей книге корпоративный капитализм 60-х годов XX в. Маркузе приходит к выводу, что все более возрастающий уровень жизни и потребления в развитых странах Запада, отрицательно сказываются на перспективе социалистических революций. Любой индивид, не желающий быть выброшенным «одномерным обществом» на его задворки, всячески пытается избежать какой бы то ни было оппозиционной деятельности и нонконформизма в рамках «репрессивной толерантности» западного капитализма.

Индустриальное общество XIX в. создало все предпосылки для формирования западного общества изобилия, стимулируя потребность в производстве и потреблении, в поддержании прав и свобод, гарантирующих свободную конкуренцию, свободную прессу, свободный выбор между торговыми марками при глобальном наступлении на потребителя, унифицируя стиль жизни и стиль мышления человека. Именно XIX в. в западной культуре – период реализации и утверждения идей Нового порядка, воплощенных в процессе установления либеральных демократий.

Новый порядок – это культурно-исторический феномен Западной Европы периода капитализма, который формируется в процессе буржуазных революций и проявляется в стиле жизни и стиле мышления буржуазии как ведущего социального слоя общества. Новый порядок становится европейским образцом буржуазной культуры, воплощающей стилевое единство феноменов обыденно-практической жизни и мышления.

Глава IV. Новый порядок в условиях глобализации мировых процессов. Предмет анализа в четвертой главе – трансформация Нового порядка в условиях глобализации мировых процессов. Глобализация, отчасти реализуя идею Нового мирового порядка, разрушает саму форму Нового порядка, его социокультурные основы. В связи с этим, закономерно возникает вопрос: является ли глобализация формой Нового порядка или это феномен, в котором отражаются тенденции социокультурного развития, дающие основание говорить о зарождении принципиально нового культурно-исторического типа как возможного альтернативного варианта развития земной цивилизации?

4.1. Методология исследований форм Нового порядка в XXXXI вв. Данный параграф посвящен анализу обозначенных в современном мире позиций интерпретации процессов глобализации, ее последствий и путей выхода из кризисной ситуации.

Сторонники первого подхода связывают «затруднения человечества» с физической ограниченностью ресурсов Земли, которые способны поддерживать высокий уровень жизни только «золотому» миллиарду избранных, поддерживающих Новый мировой порядок, в основе которого – либеральная демократия, гражданское общество, рыночный образ жизни, глобальная политика, экономика, культура и глобальный человек с универсальным стилем жизни и стилем мышления. Последствия такого рода глобализации, усиливающей мировое неравенство, маргинализацию развивающихся стран, могут оказаться неблагоприятными для значительной части человечества, кого Запад по существу исключает из мирового процесса. Новое планетарное разделение труда в состоянии в недалеком будущем четко отделить страны «золотого миллиарда» от тех, кто не подчинился навязанным правилам игры, кто оплачивает благополучие «золотого миллиарда» своим здоровьем и собственной жизнью, национальной деградацией, упадком своей культуры, изменением образа жизни.

Сторонники второго подхода рассматривают причины кризисной ситуации человечества в господстве материалистического сознания, породившего агрессивный, соревновательный стиль западной культуры, который становится доминирующим во всем мире в условиях глобализации. Чтобы спасти современную цивилизацию от гибели, необходимо освободиться от эгоцентрического, материалистического модуса сознания и тем самым избежать нарастания глобальных проблем современности.

Среди современных концепций выделяется постмодернистский подход интерпретации глобализма, который рассматривает современность как период уничтожения ценностей, разрушения иерархии, девальвации моральных установок. В связи с этим, человек вынужден приспосабливаться жить в условиях «хаоса», без привязки к определенному пространству, времени, семье, социальной страте, профессии, политическим взглядам, культурным основаниям. Такому существованию человечество во многом обязано доминирующей западной цивилизации. Поэтому постмодерн можно интерпретировать как крайнюю, доведенную до абсурда, модель Нового порядка.

Таким образом, глобализация вносит изменения в саму концепцию Нового порядка. Опираясь на идеологию Нового мирового порядка, пропагандируемую многими глобалистами, Новый порядок в условиях активизации процессов глобализации, по сути, разрушает собственные эгалитаристские ценности, формируя футуристический образ мироустройства. В основе такого порядка западного образца – «универсальная» капиталистическая система отношений, рыночный образ жизни, либеральная демократия, глобальная политика, экономика, культура и глобальный человек с потребительским стилем жизни и стилем мышления.

В связи с этим, глобализм как форма Нового порядка западной культуры XX века – одна из возможных реальностей недалекого будущего для всего человечества. Образ будущего человечества по-разному представляется современными футурологами. Будет ли это «технотронный концлагерь», ориентированный на неолиберальный Новый миропорядок, либо каждому из нас удастся совершить «революцию» в своем собственном сознании?

4.2. Старый порядок и Новый порядок в современной культуре: культурно-антропологические аспекты со-бытия.

Современный стиль жизни и стиль мышления как феномены культуры – это результат влияния, взаимопроникновения Старого порядка и Нового порядка. В III тысячелетии идеи Старого порядка и Нового порядка претерпели существенную трансформацию. Анализируя идеи Старого порядка, мы тем самым признаем их актуальность и в настоящее время. Старый порядок был невозможен без абсолютизма как политической организации общества, где все подчинено интересам господствующих слоев. Некоторые идеи и черты абсолютизма мы находим и в современной жизни: стремление к самостоятельному существованию государственной власти, рассмотрение главы государства как единого источника власти, жажда «сильной руки», жесткая централизация, сильная вертикаль власти, бюрократизация общества, коррумпированность чиновников, видимое равновесие между различными слоями общества, отстранение широких масс населения от политического и государственного управления, военно-финансовое укрепление, сосредоточение жизни в едином центре страны и процесс формирования влиятельного слоя «слуг короля», которым в силу своего привилегированного положения предоставлена возможность вести «достойное» материальное существование.

Социальная стратификация сохранила свою пирамидальную основу. Как и в эпоху Старого порядка, верх данной пирамиды занимают «высшие слои» общества (политическая элита, финансовая элита). Но в эпоху Старого порядка феодальная, дворянская аристократия являлась социально-культурной почвой, питавшей неповторимый дух данного времени, играла роль законодателей морально-нравственных устоев для всего общества. В наше время политическая элита в большинстве своем играет роль законодателей анти-моральных норм и правил.

Европейская цивилизация на рубеже тысячелетий при всем своем эгалитаризме сохранила фрагменты элитарной культуры, аристократического стиля жизни, превратив их в неявные течения. Черты данной культуры можно увидеть сегодня в стиле высокой моды, в стремлении соответствовать современным канонам красоты. Изменение идеалов красоты – следствие естественного развития культуры, но сохранение самой идеи красоты является на сегодняшний день уже достижением.

Наш век невозможно назвать «Галантным веком». От «великосветских манер», «хорошего тона», «светского общения» не осталось и следа. Образ «Прекрасной Дамы», воспетый в рыцарских романах, и культивируемый дворянской средой, трансформировался в образ «железной леди», «бизнес-леди», чему в немалой степени способствовала западноевропейская эмансипация. Глобальный курс на эгалитаризацию превратил современную женщину в женоподобного мужчину, вынуждая играть роль защитника своего малого отечества, своего крова и очага. Уничтожая свою природу, современная европейская цивилизация мстит самой себе рождением больных детей, в целом демографическим кризисом (белая раса составляет всего 11% населения планеты). Семья сегодня рассматривается, в большинстве своем, как «слабое звено» в цепи стремлений и достижений свободного Индивида.

Стиль мышления человека III тысячелетия отражает его стиль жизни, ориентированный на повседневность и обыденность. Логический строй современного стиля мышления составляют понятия, наполненные новым содержанием. Оперирование такими категориями как «нация», «общее благо», «свобода личности», «гражданское право» осуществляется политической элитой зачастую с целью пополнения своего политического капитала, удержания власти и усиления своего влияния. Будучи актуальными в эпоху Старого порядка такие категории как «сословность», «регламентация», «привилегированность», «происхождение» (традиционно-аристократический компонент стиля мышления) приобретают новое значение: «сословность» – дифференциация и иерархичность, «регламентация» – бюрократизация всех сфер жизни общества, «привилегированность» – право власть держащих, «происхождение» – условность, не требующая привязанности к своим корням, генам. Постепенно исчезает «глубинный пласт» сознания, включающий традиционные представления, рассуждения, фразеологию, особенности духовной стилистики эпохи. Ценностные ориентации, к которым относились честь, знатность рода, верность, доблесть, служба Отечеству, должность, безвозвратно утрачены. Утрачены и многие моральные качества, присущие привилегированному сословию и возвышающие его над другими сословиями.

Для человека III тысячелетия противовесом авторитету, репутации, семейным традициям являются субъективность, индивидуализм, независимость. Иногда субъективность ради самой субъективности, индивидуализм вопреки реалиям жизни, независимость от страха раскрыть свою истинную сущность. «Я» становится на первое место в жизни человека. Эгоцентризм как главное качество человека эпохи Нового порядка приобретает статус главной ценности после окончательной победы буржуазного строя в Европе.

Идеи и черты Нового порядка в большей степени соответствуют нашей реальности. Общественный строй западной цивилизации практически не изменился со времен Французской революции 1789 года. Данная революция была поистине революцией общеевропейского масштаба, после которой укрепилось не только политическое господство буржуазии; революция утвердила Новый общественный порядок, буржуазный стиль жизни и стиль мышления, буржуазный стиль культуры в целом. В главных чертах Нового порядка, утвердившегося в Европе в XVIII – XIX вв., мы узнаем современный мир – мир III тысячелетия. Эти черты нам близки и узнаваемы, потому что это еще и наши черты, качества, доведенные до абсурда.

Новый мировой порядок, декламируемый многими глобалистами как принципиальное новшество, зародился и утвердился в недрах западной цивилизации задолго до наступления III тысячелетия. Этот «порядок», видоизменяясь, зачастую напоминает хаос, который современное человечество пытается остановить в своем постоянном поиске единственно верного пути развития.

В заключении сформулированы выводы, рассматриваются перспективы дальнейшего исследования обозначенных проблем.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

1. Склярова Е.А. Старый порядок как западноевропейский культурно-исторический феномен. – Ростов-на-Дону: АПСН СКНЦ ВШ, 2006. – 10,25 п.л.

2. Склярова Е.А. Социальный порядок в западной культуре: идея и формы. – Ростов-на-Дону: АПСН СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010. – 8 п.л.

Коллективные монографии

3. Склярова Е.А. Старый порядок и Новый порядок в Европейской культуре: антропологические аспекты со-бытия. В сб.: Общество как со-бытие: «система» и «жизненный мир»: коллективная монография. – Омск: СИБИТ, 2007.– 1 п.л.

4. Склярова Е.А. Западная мифология порядка: мифо-религиозные представления порядка, справедливости в обществе и жизни человека. В сб.: Научные исследования: информация, анализ, прогноз: монография. Глава XIII. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 0,4 п.л.

5. Склярова Е.А. Стиль мышления европейской аристократии XVII XVIII вв. В сб.: Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития: монография. – Книга 12. Глава XV. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 1,2 п.л.

6. Склярова Е.А. Идея порядка в русском обществе XVII – XVIII вв. В сб.: Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития: монография. – Книга 13. Глава XIII. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 0,4 п.л.

7. Склярова Е.А., Каменева И.Ю. Духовный поиск в эпоху постмодерна: общество и образование. В сб.: Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития: монография. – Книга 19. Глава XXII. – Воронеж: ВГПУ, 2009. – 0,5 п.л.

Статьи в изданиях, рекомендуемых ВАК для публикации основных научных результатов диссертации

8. Склярова Е.А. Французский двор XVII – XVIII вв. как социокультурная основа Старого порядка // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2006. – № 2. – 0,3 п.л.

9. Склярова Е.А. Стиль как неотъемлемая характеристика феномена культуры // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2006. – № 3. – 0,3 п.л.

10. Склярова Е.А. Понятия стиля жизни и стиля мышления в отечественной культурологии // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2006. – № 4. – 0,3 п.л.

11. Склярова Е.А. Старый порядок как западноевропейский культурный феномен // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 2006. – № 5. – 0,3 п.л.

12. Обаева Е.В., Склярова Е.А. Нравственные регулятивы в условиях глобализации мировых процессов // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ЮФУ, 2007. – № 2. – 0,4 п.л.

13. Склярова Е.А., Обаева Е.В. Современное российское общество: стиль жизни // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ЮФУ, 2007. – № 3. – 0,3 п.л.

14. Обаева Е.В., Склярова Е.А. Современное российское общество: стиль мышления // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ЮФУ, 2007. – № 4. – 0,3 п.л.

15. Склярова Е.А., Обаева Е.В. Россия и глобализация: социокультурный аспект // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ЮФУ, 2007. – № 5. – 0,3 п.л.

16. Склярова Е.А. Новый порядок и Новый Мировой порядок // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ЮФУ, 2010. – № 2. – 0,5 п.л.

17. Склярова Е.А. Философско-культурологические теории Нового порядка // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ЮФУ, 2010. – № 3. – 0,5 п.л.

18. Склярова Е.А. Трансформация идеи и форм социального порядка в западноевропейской культуре XVIII – XXI вв. // Экономические и гуманитарные исследования регионов. – Пятигорск: Научно-исследовательский центр гуманитарных проблем Кавказского региона, 2010. – № 2. – 0,5 п.л.

Публикации в других научных изданиях

19. Мацко Е.А. (Склярова Е.А.). Стиль жизни и стиль мышления феодальной аристократии Западной Европы в эпоху «Старого порядка» (середина XVII-XVIII вв.) // Научная мысль Кавказа. Приложение № 1. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 1998. – 0,2 п.л.

20. Склярова Е.А. «Старый порядок» и «Новый порядок» // Научная мысль Кавказа. Приложение № 4. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ, 1999. – 0,2 п.л.

21. Склярова Е.А. Россия и глобализм // Философия и социальная динамика XXI века: проблемы и перспективы: сборник статей II международной конференции. – Омск: СИБИТ, 2007. – Ч.2. – 0,3 п.л.

22. Склярова Е.А. Трансформация идеи порядка в западной культуре // Сб. материалов Международной научно-практической конференции «Современное общество: проблемы и направления развития». – Ростов-на-Дону: СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2007. – 0,4 п.л.

23. Склярова Е.А. Экзистенциальные размышления на тему: «Кто ты – человек III тысячелетия?» // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов. – Выпуск XXXVII. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 0,4 п.л.

24. Склярова Е.А. Глобализм как форма нового порядка // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов. – Выпуск XXXVII. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 0,4 п.л.

25. Склярова Е.А. Идея порядка в западной культуре: от античности к современности // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов. – Выпуск XXXVIII. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 0,4 п.л.

26. Склярова Е.А. Роль «высших слоев» общества как законодателей стиля жизни и стиля мышления в формировании сознания Нового времени // Философия в XXI веке: международный сборник научных трудов. – Выпуск 12. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 0,4 п.л.

27. Склярова Е.А. Национальные особенности культуры быта высших слоев общества Западной Европы XVII – XVIII в.в. // Философия в XXI веке: международный сборник научных трудов. – Выпуск 13. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – 0,5 п.л.

28. Склярова Е.А. «Русский коммунизм» как модель Нового порядка XX века // Ученые записки ДЮИ. – Т.34. – Ростов-на-Дону: ДЮИ, 2008. – 0,9 п.л.

29. Склярова Е.А. Трансформация западных идей Нового порядка в русском обществе I половины XIX в. Ученые записки ДЮИ. – Т.35. – Ростов-на-Дону: ДЮИ, 2009. – 0,5 п.л.

30. Склярова Е.А. Идея порядка в духовной и обыденно-практической жизни современной России. Современная Россия: проблемы социально-экономического, экологического и духовно-политического развития. Всероссийская научно-практическая конференция, июнь-июль 2009 г. – Волгоград – М.: ООО «Глобус», 2009. – 0,5 п.л.

31. Склярова Е.А. Старый порядок и Новый порядок в современной культуре: аспекты межкультурной коммуникации. Проблемы регионального управления, экономики, права и инновационных процессов в образовании: VI Международная научно-практическая конференция. – Таганрог: НОУ ВПО ТИУ иЭ, 2009. – 0,4 п.л.

32. Склярова Е.А. Особенности культуры быта западноевропейской буржуазии в эпоху Нового порядка // В мире научных открытий. – №5. Периодическое научное издание. – Красноярск: НИЦ, 2009. – 0,4 п.л.

33. Склярова Е.А., Каменева И.Ю. Университеты и мировые тенденции глобализации // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: международный сборник научных трудов. – Выпуск XLIV. – Воронеж: ВГПУ, 2009. – 0,5 п.л.

34. Склярова Е.А. Идея и формы социального порядка в западной культуре XVIII – XXI вв. // Философские проблемы: вчера, сегодня, завтра: ежегодный сборник научных статей кафедры философии и культурологии РГЭУ “РИНХ”. – Ростов-на-Дону: «РГЭУ “РИНХ”», 2010. – 0,5 п.л.

Декларация прав человека и гражданина 1789 года. http://www.hrights.ru/text/akt/chapter1.htm

Робеспьер М. Избранные произведения. В 3 т. М., 1965.

Сен-Жюст Л.-А. Речи. Трактаты. СПб., 1995. С.280, 285. http://liberte.newmail.ru/

Фукс Э. Иллюстрированная история нравов: Буржуазный век. М., 1994. С. 5.

Маркс К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. Т. 46, Ч. II, С. 235.

Конт О. Курс позитивной философии. Антология мировой философии. Т.3. М., 1971, С.584 – 586.

Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994. С. 310.

Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993. С.194.

Маркузе Герберт. Одномерный человек. http://downshift-travel.ru/wp-content/uploads/2006/10/markuze_odnomerniy_chelovek.htm

Жданов Ю.А. Тайна синергетики // Избранное. В 3 т. Т 3. Ростов-на-Дону, 2009. С. 157.

Полани М. Личностное знание: На пути к посткритической философии. М. 1985.

Лосев А.Ф. Диалектика мифа. М., 1930. С. 45.

Лосев А.Ф. История античной эстетики. Т. II. М., 1969. С. 173.

Дж. Реале, Д. Антисери. Западная философия от истоков до наших дней. I. Античность. Санкт-Петербург, 1994. С. 104.

Аристотель. Политика // Мыслители Греции. От мифа к логике: Сочинения. М., 1999. С. 517.

Ардашев П. Н. Администрация и общественное мнение во Франции перед революцией. Киев, 1905.С 70.

Талейран Ш. Мемуары. М., 1959. С. 5.

Шерэ Э. Падение старого режима (1787–1789). Т. 1, 2. СПб., 1907. С. 6.

Кареев Н. История Западной Европы в Новое время. Т. 3. СПб., 1899.

Шпенглер О. Закат Европы. Т. 1. М., 1993. С. 389.

Фукс Э. История эротического искусства. М., 1995. С. 337.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.