WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Оформления практики материального и духовного производства

Автореферат докторской диссертации по философии

 

        На правах рукописи

 

 

Вершков Анатолий Валентинович

 

 

ОФОРМЛЕНИЯ ПРАКТИКИ МАТЕРИАЛЬНОГО

И ДУХОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА

 

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

 

 

Красноярск 2011


Работа выполнена на кафедре философии и социальных наук Сибирского государственного аэрокосмического университета имени академика М.Ф. Решетнева

Научный консультант:           доктор философских наук,  профессор

Чуринов Николай Мефодьевич

 

Официальные оппоненты:     доктор философских наук, профессор

                                        Грякалов Алексей Алексеевич                                                

          доктор философских наук,  профессор

                                        Лойко Ольга Тимофеевна

доктор философских наук, профессор

          Наливайко Нина Васильевна

Ведущая организация:           Сибирский федеральный университет

(г. Красноярск)

Защита состоится  « 24 » февраля 2011 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.249.01 при Сибирском государственном аэрокосмическом университете имени академика М. Ф. Решетнева по адресу: 660014, г. Красноярск, проспект имени газеты «Красноярский рабочий», 31, зал  заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Сибирского государственного аэрокосмического университета  имени академика

М. Ф. Решетнева.

Автореферат разослан   «___»_____________2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор философских наук,

доцент                                                                         Т. В. Мельникова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Актуальность темы диссертационного исследования определяется  необходимостью поиска спасительного вектора познания взаимоотношений   природы и общества.

Нарастание глобальных проблем и, в частности,  проблем экологического кризиса, переживаемый человечеством кризис духовности, замещение одних глобальных проблем другими, более опасными неизбежно ставит вопрос о том, почему, несмотря на все мероприятия, направленные на нейтрализацию этих проблем, обстановка на планете неумолимо осложняется. И в этой ситуации приближение к определенной черте невозврата становится все более очевидным. При этом на пути разрешения этих проблем становятся,  как ни странно,  мощные субъективные факторы: субъекты этих проблем нередко не хотят поступаться своими интересами и выгодами. Кроме того, и научное познание реализуется главным образом в системе той модели мира, в центре внимания  которой находится как раз именно возможность реализации потребительского отношения к природе и обществу, обеспечение искомых степеней свободы человека в реализации указанных интересов и  выгод. При этом практическая деятельность выступает  как определенным образом оформленная реализация указанных степеней свободы  субъектов практики по отношению к природе и обществу. Эти степени свободы несут на себе печать эгоизма и даже цинизма субъектов практики, и тем самым доказывают тупиковый характер развития цивилизации.

В этих условиях приобретает особую значимость исторически прошедшая всестороннее осмысление и  практическую апробацию концепция ранних греческих стоиков (Зенон Китийский, Клеанф, Хрисипп) о необходимости жить в согласии с природой. Данная концепция актуализирует проблему совершенствования отношений между людьми и отношений между природой и обществом,  и вместе с тем вызывает к жизни ту модель мира, в которой реализовали многие свои теории ранние греческие стоики. Этой моделью является космическая модель мира, и  в соответствии с ней востребуется проект науки, отличный  от того,  который обслуживает реализацию степеней свободы субъекта практики. Развертывание космического (названного по модели мира) проекта науки, призвано служить гармоничному сосуществованию природы и общества, изучению соответствующих законов. В свою очередь, изучение данных законов осуществляется в целях практики, призванной обеспечить неопределенно долгую коэволюцию природы и общества, а также призванной служить оперативному преобразованию практической деятельности, приведению ее к требованиям космической модели мира. С этой точки зрения актуализируются труды под названием «Домострой»,   в которых получает дальнейшее развитие концепции гармоничной организации взаимоотношений человека и природной среды,     практически преобразующей деятельности человека, а также намечено (в рамках космической модели мира), что практика как содержание всегда определенным образом оформлена, и практика как форма – всегда содержательна, что и послужило основанием для выработки  концепции данного исследования, согласно которой оказываются различимыми  технологическое и тектологическое оформления практики.

Степень разработанности проблемы. Основным аргументом в пользу выбора данной темы исследования является то, что,  несмотря на множество работ, посвященным различным аспектам практики, как отечественных, так и зарубежных авторов, до сих пор лишь намечено различение оформлений практической деятельности, а определения их не изучены.

Анализ понятий «материальное производство» и «духовное производство»,   их соотношение и специфику,  диссертант проводил с использованием        работ       К.Маркса,     Ф.Энгельса,          С.С. Батенина,  Г.Г. Бернацкого,    М.С. Кагана,    А.М Ковалева,   С.Э. Крапивенского,  А.С. Кармина,     В.А. Канке,     К. Мартеля,  М. Корифорта, В.Ж Келле, В.И. Толстых, В.Г. Федотовой, А.К. Уледова.

Вопросы технологического и диалектического детерминизма были освещены   Я.Ф. Аскиным,    В.М. Розиным,    Л.Г. Титаренко,      Р. Азоном, У. Ростоу, Дж. Гелбрейтом, О. Тоффлером.  З. Бжезинским  и других.

Различение технологически и тектологически оформленных  практик в природопользовании  анализировалась диссертантом  с использованием работ А.М. Астащенко, Иена Барбура, Р.А. Беляева, О. Белоконевой,  Лестера Р. Брауна, Норманна Р. Борлоуга,  Ю.В. Васюкова, В.И. Данилова-Данильяна, Ю.Н. Елдышева, А. Емельянова,  А.А. Жученко, В.А. Желтова, Т. Зиминой,      Л.А. Карпачевского,    Ф. Клингауфа,         В.Л. Колесникова,

А.Л. Конова, А.И. Кригера, В. Лебедева,  Ж.А. Медведева, А.К. Москалева,  Н.Н. Моисеева, Е.С. Павловского, Ю.И. Пиковского, С.И. Провоторова, Г.А. Романенко, Н.Ф. Реймерса, В. Смирнова, А.  Созинова,  Д.С. Стебкова,  Е.К. Саранина,      С.Н. Соломиной,        Э.Н. Сохина,          М.М. Тимофеева,

Н.А. Токаревой,  А.Н. Тюрюканова, В.М. Федорова, А.Д. Урсула, Г. Шеера, А.В. Шуваева, В.П. Якушева.

Изучение практики как антиэнтропийного процесса определяется работами     Ф. Ауэрбаха,     Э. Бауэра,     Л. Бриллюэна,    В.И. Вернадского,

С.А. Подолинского,        Ю.Г. Стахеева,      П.Г. Кузнецова,         К. Маркса,  

Ф. Энгельса, В.И. Ленина,  Н.А. Умова, К.Э. Циолковского, А.Е. Ферсмана,  Э. Шредингера и других.

Изучение практики как самовложения человеческого мира в природу намечено   в    работах   И.А. Ильина,    Л.Н. Плюща.  С.Э. Штоля,   Д. Дана, Э. Бауэра, Н.А. Умова и других исследователей.

     Теоретические  и практические  проблемы технологии раскрываются  в работах     отечественных    и     зарубежных   авторов,  в том числе в трудах  

А.Д. Бондаренко, Э.В. Гирусова, В.И. Данилова-Данильяна, В.Ф. Дорфмана, В.П. Каширина, В.Н. Князева, Т.Е. Попову,   М.В. Раца, Н.М. Чуринова,  М.Ф. Ющенко,    среди    зарубежных – Иена Барбура,   Д. Белла,  Х. Брукса,

Д. Гелбрейта,    Б. Коммонера,   С. Каспршика,  М.  Маркова,  Дж. Мартино,

Н. Стефанова и других.

Тектология как теория и оформление практики  получила     отражение            в       трудах      А.А. Богданова,       Л.И. Абалкина,       В.Ф. Асмуса,    Дж. Горелика,     Н.Н.      Моисеева,    Е.Н.      Князевой,  С.П.    Курдюмова,   Л. Нуаре,     А.Л. Тахтаджана,     В.С. Клебанера,     Ю.А. Урманцева,       А.П. Огурцова, В.Г. Пушкина,        В.Н. Садовского,    А.А. Малиновского, Н.М. Чуринова, Д. Уайта и других авторов.

Теоретическая определенность кибернетики  выявляется  в трудах  А.Н. Берга,  А.А. Ляпунова, С.Л. Соболева, А.И. Китова, В. В. Иванова, М.К. Поливанова,       В.А. Успенского,    А.Н. Колмогорова,  А.А. Маркова,

А.П. Александрова,   Е.П. Велихова,     А.М. Омарова,       Н.М. Чуринова,   С.  Бира, Н. Винера,   К. Шеннона, У.Р. Эшби, А. Бриллюэна и других.

История      возникновения        экологического   кризиса      изучалась   

В.А. Зубаковым,          Н.Н. Моисеевым,          В.И. Даниловым–Данильяном,

К.Я. Кондратьевым,    К.С. Лосевым,  В.П. Казначеевым,  А.И. Субетто, С.И. Забелиным,  Н.Ф. Реймерсом,  В.А. Красиловым, Г.С. Голицыным, В.М. Котляковым,     А.Д. Урсулом,    Ф.И. Гиренком,     В.Г. Горшковым, В. Хесле,  Р. Дорстом,  Б. Коммонером, Т. Бастианом,   лидерами     Римского клуба – А. Печчеи,  М. Медоузом, А. Кингом, В. Шнайдером и другими авторами.

Развертывание синергетики как науки об антиэнтропийных процессах осуществляется    в работах Г.Н. Алексеева, Д.Л. Антонова, В.И. Аршинова, Ф. Ауэрбаха,             Л. Бриллюэна,            В.Г. Буданова,         Л. Больцмана,

В.В. Васильковой,         В.Г. Губина,           И.И. Гвая,           Г.Х. Делакорова, М.С. Ельчанинова, А.М. Ковалева,      С.П. Курдюмова,      Е.Н. Князевой,      Г.Г. Малинецкого, Н.Н. Моисеева,          Джона фон Неймана,    Г.Н. Наана,   С.Ю. Пискорской, А.П. Руденко,     Е.А. Седова,  Р.Е. Ровинского,  Р. Фишера,   В. Шевлокова, М. Штеренберга, Н.М. Чуринова, Р. Хартли, К. Шеннона и других исследователей.

Самовосстанавливающий потенциал природы и возможности усиления его человеком,   исследуются в трудах В.И. Артамонова, В.И. Вернадского, В.А. Вронского,           Э.В. Гирусова,       В.В. Горшкова,       В.Г. Горшкова, 

В.И. Данилова-Данильяна,       В.В. Дежкина,     Жана Дорста,    Ю. Израэля,

Барри Коммонера,       Ю.З. Кулагина,       Б.М. Миркина,      Н.Н. Моисеева,

Л.Г. Наумова,          В.С. Николаевского,          Н.Ф. Реймерса,         Р. Одума,

С.А. Остроумова,         Ю.И. Пиковского,  Л.В. Поповой, Е.И. Сапожникова,

Ф.Г. Садыкова, В.В. Снакина, Е. Трибиса, А.В. Цыбаня и других авторов.

Перспективы коэволюционного взаимодействия природы и общества    развертываются      в     работах     С.П. Барцева,     Р. Бейли,     А.И. Бурцева, 

В.И. Вернадского, М.И. Виноградова, Ю.П. Галченко,  И.И. Гительзона, Г.Н. Голубева, В.Г. Горшкова, В.И. Данилова-Данильяна, М.Н. Изакова В.Д. Ильичева,      В.П. Казначеева,      В. Казютинского,   К.Я. Кондратьева,

В.М. Котлякова,        В. Кутырева,        К.С. Лосева,       Г.Е. Михайловского,

А.С. Монина,        Н.Н. Моисеева,      А.Д. Московченко,  А.А. Никольского,

В.А Охонина,          И.С. Печуркина,        Н.Ф. Реймерса,       Л.И. Сергиенко,

В.Е. Соколова,      В.Г. Суховольского,    О.В. Трапезова,   К.Н. Трубецкого,

Ю. Школенко,  А.Д. Урсула, Р.Г.  Хлебопроса и других ученых.

Анализ работ по теме диссертации дает основание сделать следующие выводы:

1) несмотря на большое количество работ, посвященным различным аспектам изучения практики, тем не менее,  в этих работах не дается различения типов практики, и, соответственно, эти оформления практики  не  стали  предметом специального изучения;

2) слабо  изучены определения технологически  и тектологически оформленной  практики.

Объектом исследования является материальное и духовное производства как типы практики

 Предметом исследования являются оформления практики – технологическое и тектологическое.

Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является изучение  оформлений практики материального и духовного производства.

В соответствии с поставленной целью в работе  выдвигаются следующие задачи:

  1. показать, что материальное и духовное производства имеют оформления – технологическое и тектологическое
  2. показать, что понятие «технология» предназначено для обозначения определенного  оформления практики, корреспондирующегося с технологическим детерминизмом;
  3. доказать, что понятие «тектология» предназначено для  обозначения определенного оформления практики, корреспондирующегося с диалектическим принципом детерминизма;
  4. исследовать соотношение двух основных типов оформления практической деятельности: технологического и тектологического;
  5. показать,  в чем состоит сущностная определенность кибернетики и в чем состоит определенность её качествования;
  6. изучить основные этапы становления концепций  соотношения природы и общества  и показать, что антропоцентризм является  основой потребительского освоения действительности;
  7. показать практическую деятельность в  технологическом оформлении в различных областях природопользования и ее социальные последствия;
  8. доказать, что масштабы технологически оформленной практики таковы, что влекут за собой глобальный экологический кризис;
  9. показать, что синергетика по одной из своих наиболее продуктивных идей (синергетика – это наука о самоорганизации в природе и обществе) является наукой об антиэнтропийных процессах;
  10. показать, что усиление самовосстанавливающего потенциала природы  является одним из фундаментальных направлений тектологически оформленной практики;
  11. исследовать тектологически оформленную практику как антиэнтропийный процесс;
  12. доказать, что технологически оформленная практика  и тектологически оформленная практика  выступают как критерии различных типов  истинности:  метафизики истины и диалектики истины;
  13. показать, что тектологически оформленная практика – есть практика вложения человеческого мира в природу;
  14. изучить   тектологически оформленную  практику в процессе природопользования;
  15. изучить  перспективы развития отношений общества и природы.

Теоретико-методологическая основа исследования.  В соответствии с предметом и целью исследования изучение оформлений практики осуществляется  на основе диалектического и метафизических методов, а также философских принципов познания: принципе единства мира,  принципе всеобщей связи явлений, принципе развития, принципе историзма и конкретности истины, принципе отражения и т.д.

Решение исследовательских задач ведется на базе общенаучных методов анализа и синтеза, индукции и дедукции, логического и исторического, а также общенаучных исследовательских подходов – информационного, системного, сущностного, структурно-функционального и деятельностного.

Научная новизна исследования

  1. Разработан   новый понятийный аппарат  и вводится новое понятие «оформления практики материального и духовного производства».

       2. Показано, что понятие «технология» корреспондируется с технологическим  принципом детерминизма и раскрывает такое  оформление практической деятельности, согласно которому  практика предстает  как распределенный по времени пооперационный процесс создания «второй природы». Технология осуществляет практическую деятельность в соответствии с императивами существования и долженствования, определяющими содержание паттерна трансцендентальной реальности  и оправдывающего процесс  их восполнения. Всякая технология подчинена изобретенным законам и, следовательно, для нее действие объективных законов существенно в той мере, в какой этими законами можно  пренебречь или использовать их в технологических целях.

3. Показано, что технологическое оформление практики соответствует реализации на практике принципа дуализма, создания так называемой «второй природы.  Данное оформление практики актуализирует тот или иной  вариант универсалистской модели мира, продиктованной  необходимыми для субъекта практики   параметрами  потребительского отношения к природе и обществу. Доказано, что глобальные проблемы современности  в существенной мере обусловлены  технологическим оформлением практики как реализацией паттернов трансцендентальной реальности,  в той мере в какой они  представляют собой привнесение изначально чуждого природе и поэтому так или иначе отчуждаемого природой.

4. Доказано, что понятие «тектология» корреспондируется с диалектическим принципом детерминизма и отражает такое оформление практики, согласно которому достигаются гармоничные отношения между людьми  и между природой и обществом,  а практика предстает  как процесс      раскрытия       единства     природы    и    общества. Тектология  оформляет практическую деятельность в соответствии с императивами коэволюции природы и общества, неопределенно долгого  сосуществования природы и общества.

5. Показано, что тектологическое  оформление актуализирует  космическую модель мира, учитывающую, что практика осуществляется  в условиях всеобщей связи явлений, и, следовательно, практика должна иметь такое содержание, которое имело бы для жизни общества благоприятные последствия. Тектологически оформленная практика является антиэнтропийной формой социальной детерминации, обеспечивающей коэволюционное развитие природы и общества.

6. Показано, что сущностная определенность кибернетики заключается в том, что она является  неореалистским существованием общей теории технологии. При этом основным законом технологии является закон необходимого разнообразия У.Р. Эшби.

7. Показано, что потребительское освоение действительности, в том числе освоение природы, развертывалось  вместе с развитием антропоцентризма, который предполагает технологическое оформление практики. При этом   реализация потребительской стратегии освоения природы и общества имеет в своей основе  тот или иной вариант  метафизической рациональности, согласно которой или формулируется цель освоения природы и общества, или освоение природы и общества описывается как процесс достижения определенной цели.

8. Показано, что технологически оформленная практика  является основой социальной детерминации, вызывающей каскадно нарастающие негативные социальные последствия, в какой-то исторический момент  выступающие в качестве глобальных проблем. Глобальный экологический кризис является доказательством  неадекватности технологически оформленной практики  целям неопределенно долгого существования человечества на планете,  а также реализуемых посредством технологически оформленной  практики моделей мироустройства на планете.

9. Установлено, что процесс самоорганизации – это антиэнтропийный процесс, направленный на усовершенствование внутреннего устройства  объекта; на становление  внутренних оформлений совершенства, адекватных актуальному составу определенной целостности объекта. При этом  антиэнтропийные процессы обеспечивают:   а) отрицание  целого меньшего, чем сумма частей; б) установление  целого большего, чем сумма частей; в) установление части большего, чем целого.

10. Доказано, что,  несмотря на то, что биосфера и составляющие ее экосистемы обладают значительной  устойчивостью  и способностью к самоочищению, тем не менее, все усиливающееся антропогенное давление  требует, чтобы посредством антиэнтропийной, тектологически оформленной практики, во-первых, было минимизировано  антропогенное давление на природу, а, во-вторых,   устранены  наличные результаты указанного давления.

11. Показано, что усиление  человеком антиэнтропийного самовосстанавливающего потенциала природы может быть достигнуто на основе данных синергетики как науки, посвященной изучению законов  самовосстановления и самоочищения в природе и обществе. При  этом синергетика является определенным развитием общей организационной науки – тектологии, а процессы самоорганизации в обществе выступают как тектологические оформления практической деятельности.

12. Установлено, что в одном из значений понятие «природопользование» раскрывает деятельность человека, направленную на излечение природы от повреждений, нанесенных ей (природе) его неосмотрительными или эгоистическими преобразованиями. В этом сугубо антиэнтропийном значении понятие «природопользование» предполагает необходимость тектологически оформленной практики.

13. Показано, что тектологически оформленная практика – это практика, целенаправленно воспроизводящая собственно природные процессы, по аристотелевски подражающие  природе. Это практика, направленная на утверждение потенциала человеческого жизнеутверждения, заключенного в самой природе,   например, в сельском хозяйстве переход на экологически чистое сельское хозяйство, адаптивные стратегии интенсификации растениеводства, восстановительное природопользование, в медицине выявление основ взаимной неотторгаемости тканей организма человека,  а также  восстановительная клеточная терапия, использующая стволовые клетки.

14. Доказано, что у человечества нет альтернативы по отношению к стратегии коэволюционного развития природы и общества, единству природы и общества.

Положения,  выносимые на защиту.

1. Различимы две стратегии познавательной активности общества: стратегия покорения природы и стратегия сотрудничества с природой.

2.  Технологическое и тектологическое оформления практики соответствуют различным методологиям освоения обществом  природы.

3. Стратегия покорения природы и общества  реализуется посредством технологически оформленной практики, а стратегия коэволюции с природой  – посредством тектологически оформленной практики.

4. Следствием неосмотрительной  реализации стратегии технологически оформленной практики являются глобальные проблемы современности, следствием стратегии сотрудничества  с природой  – коэволюционное,  гармоничное развитие природы и общества.

5. Технологическое оформление практики актуализирует тот или иной  вариант универсалистской модели мира, тектологическое оформление актуализирует  космическую модель мира.

6. Технологическое оформление практики соответствует реализации на практике принципа дуализма, создания «второй природы», тектологическое оформление практики соответствует реализации на практике принципа единства мира.

7. Тектологически оформленная практика – это практика, целенаправленно воспроизводящая собственно природные процессы, по аристотелевски, подражающие  природе.

8.  Тектологически оформленная практика – это  практика антиэнтропийных процессов, которая должна быть положена  в основу    неопределенно долгого существования человечества, коэволюции природы и общества.

9. Тектологически оформленная практика – это практика,  направленная на выявление потенциала  человеческого жизнеутверждения,  заключенного в самой природе.

10. Тектология  оформляет практическую деятельность в соответствии с императивами совершенства,   технология – в соответствии с императивами долженствования и существования.

Теоретическое и практическое значение диссертации. Теоретическая  значимость  полученных в диссертации результатов определяется возможностью их использования  для проведения исследований в рамках проблематики  социальной философии, соответствующих версий тектологии, синергетики, кибернетики.

Практическая значимость результатов  состоит  в возможности переосмысления  стратегии и тактики  таких направлений прикладной деятельности как природопользование.

Предложенные в диссертации исследовательские  подходы, предложения и выводы  могут быть использованы в педагогической практике  для чтения таких учебных курсов как «Социальная философия»,  «Философия науки и техники», «Концепции современного естествознания»,  «Природопользование», «Экология», «Методы научных исследований».

Апробация диссертационного исследования.

Материалы диссертации использовались в учебном процессе Красноярского института экономии Санкт-Петербургской академии управления и экономики (НОУ ВПО) при чтении курса лекций по дисциплинам «Философия»,  «Экология», «Природопользование», «Концепции современного естествознания»

Основные положения диссертационного исследования  докладывались на II Международной научно-практической   конференции «Экологические проблемы современности» (Пенза, 2006 г.),  Международной научно-методической конференции «Актуальные проблемы современности» (Смоленск, 2007),  Х Международной научной конференции «Решетневские чтения» (Красноярск, 2007), Международной научно-практической конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований'2008» (Одесса, Украина,  2008), Пятом международном симпозиуме «Феномены Природы и Экология Человека» (Казань, 2008),  VII Международной научно-практической конференции «Новый имидж России» (Санкт-Петербург, 2008).

Объем диссертации и е структура  определяются целью исследования и последовательностью решения    задач исследования.  Диссертация включает в себя  введение, три главы,  тринадцать параграфов, заключение и список  использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень разработанности проблемы, определяются цель, задачи,  объект и предмет исследования,  формулируется научная новизна, а также основные положения,  выносимые на защиту.

В первой главе «Основные понятия практической деятельности» формулируется проблемное и понятийное  поле исследования, изучаются предпосылки исследования: оформления практической деятельности материального и духовного производства и методологические подходы в системе основных проектов науки.

В первом параграфе  «Материальное и духовное производства как типы практики и их оформления» диссертант анализирует понятия «материального производство» и «духовное производство» их соотношение и специфику.

Диссертант отмечает,  что не существует единой классификации видов деятельности. По одной из них, предложенной М.С. Каганом, деятельность делится на преобразовательную, познавательную и ценностно-ориентационную. Преобразовательную деятельность субъекта,  по мнению М.С.Кагана,  можно разделить на материально-практическую, если подвергаются изменению материальные объекты, и практически духовную,  если речь идет об образовании и преобразовании идеальных объектов. Диссертант констатирует,  что традиционно в научно-философском смысле,  понятие  «практика» употребляется для обозначения деятельности,  посредством которой люди вносят изменения в материальный мир. То есть к практике относится только материально-практическая преобразовательная деятельность. Такая точка зрения широко распространена в философской литературе и транслируется    различными учебными пособиями. Духовная деятельность, в том числе и практически духовная, к практике не относится.

Однако,  отмечает диссертант,  существуют и альтернативные точки зрения. Так,  В.Г. Федотова такое толкование практики считает натуралистическим, не признающим практической роли  культуры в преобразовании человека. Отказ от него, по мнению В.Г. Федотовой, должен внести принципиальные изменения в концепцию духовной деятельности.

На любой  ступени исторического развития  человеческое общество, чтобы жить, должно иметь пищу,  одежду,  жилищные и другие  материальные блага.  Изготовление необходимых  человеку средств существования совершается в процессе материального производства.

Материальное производство – всегда единство двух сторон – отношения людей к природе и отношения людей друг  другу. Если отвлечься от отношения людей друг к другу, то производство выступит просто как труд.

Под духовным производством понимают систему создания, распределения и потребления духовных ценностей.Сущность духовного производства заключается в  производстве мыслей, идей,  представлений, образов и материализации их в конкретные реальные духовные ценности (научную теорию,    художественный образ,  философскую категорию).                      Цель духовного производства – производство общественного сознания  в его целостности.

Материальное и духовное производство имеют ряд общих и специфических черт. Среди них можно выделить, согласно С.С. Батенину, следующие.

Человек является  главной  производительной силой общества и в материальном и духовном  плане. Однако,  в  сфере материального производства сам процесс возможен  лишь при условии опосредования его  через орудия  и средства труда.  При этом человек превращается в своеобразный придаток к машине.   Главный фактор в структуре духовных производительных сил - реализующиеся  индивидуальные духовные потенции  человека.

В сфере материального производства успех определяется соответствующими  трудовыми навыками, знаниями, умениями человека, в то время как в духовном производстве – талантом, реализующимся потенциалом человеческой

Всякое материальное производство может успешно функционировать  лишь на основе твердой дисциплины и успешного освоения  приемов и традиций (в овладении трудовыми операциями). Идеальным режимом труда в духовном производстве является самодеятельность, новаторство, творчество.

В сфере материального производства труд  – это труд совместный, характер которого ограничен рамками непосредственной кооперации.        В сфере духовного производства  труд чаще всего выступает как свободный труд конкретного индивидуального лица.    Опредмеченные продукты духовного производства отличаются от продуктов современного труда в товарном производстве тем, что их ценность не может измеряться общественно необходимым рабочим временем.      Продукты духовного производства (в отличие от продуктов материального производства) по своей природе уникальны, являются непосредственно всеобщим достоянием.    В духовном производстве  в отличие от материального производства, где действуют количественные критерии стоимости (общественно необходимое рабочее время) действуют качественные критерии.

Диссертант полагает, что материальное и духовное производство тождественны в том отношении,  что выступают как разновидности практики и как практики имеют соответствующие оформления. Для того, чтобы различать оформления,  существуют определенные основания, в том числе философские. Так, в сфере материального производства содержание практики изменяется в зависимости от способа взаимоотношений природы  общества.  Первый способ базируется  на потребительском отношении к природе, идее ее безграничного покорения, другой – на коэволюционном сосуществовании с ней. Об этом свидетельствует рассмотренная диссертантом история взаимоотношений природы и общества.

В сфере духовного производства - это дискуссия между представителями русского космизма  П.И. Новгородцевым и Н.И. Сетницким по вопросу  воплощении абсолютного идеала, и,  по сути,  это была дискуссия о путях общественного развития. Н.И. Сетницкий, выступая с точки зрения западной неореалистической традиции, защищает концепцию конечного совершенствования, в то время как  П.И. Новгородцев с иных диалектических позиций предлагает идею бесконечного совершенствования.

Диссертант считает,  что существуют  различные оформления практики материального и духовного производства,  как специфически человеческой формы активности, в том числе оформление практики, называемое им   технологическим, основанным  на понимании природы как простого ресурса человеческой деятельности, на идее ее безграничной переделки и покорения. Результатом такой деятельности  являются глобальные проблемы современности. 

Другое оформление  человеческой деятельности представляет собой  взаимодействие, жизнь в согласии с природой, где человек заботится не только о себе, но и о природе. Такая деятельность представляет собой стратегию взаимодействия природы и общества, крайне актуальную,  если не спасительную для настоящего времени. Оформленную таким образом практику диссертант называет тектологически оформленной практикой.

Во втором параграфе «Понятие технологии» диссертант анализирует понятие «технология». Диссертант отмечет, что понятие «технология» используется двояко, во-первых,  как характеристика  процессов,  преследующих       достижение       определенных     субъективных   целей,  и, во-вторых, как наука о достижении субъективно поставленных целей.

Согласно первому   оформлению практика предстает  как распределенный по времени  пооперационный  процесс создания «второй природы». При этом понятие «технология» корреспондируется с технологическим принципом детерминизма. Это  отождествляет  причинность с технологическими процессами и отрицает  объективный характер случайности.

Понятие технологии, как науки, как правило,  используют  в неореалистском и неономиналистском вариантах. Под технологией в неореалистском варианте, мы имеем в виду процесс  восполнения схем-паттернов трансцендентальной реальности, т.е. реальности примышленной, приписываемой содержанию мира.

Такая реальность, удваивающая мир, формируется на базе априорного знания, т.е. знания, которым располагает субъект до того,  как он приступил к изобретению технологии. Здесь под паттернами мы понимаем определенное, подлежащее воспроизведению частное проявление трансцендентальной реальности. 

Приступая к изобретению технологии,  субъект руководствуется некой шкалой ценностей, которая может быть личной, групповой или приписываться всему обществу в целом. Руководствуясь некой шкалой ценностей, субъект задается целью достижения потребного будущего, предположим, изготовления некоторого изделия. При этом изделие  выступает у него как некоторая произвольно сконструированная схема-паттерн: оно  должно обладать  набором заданных потребительских свойств. Субъект руководствуется двумя императивами: императивом существования (существует ли мир, в котором изготовляемое изделие может стать полезным); и императивом долженствования (есть ли такие люди, которые готовы приобрести изготовляемое изделие).

Таким образом, изделие-паттерн,  освященный силой императива существования  и императива долженствования, в конечном счете,  предстает как упомянутый  выше схема-паттерн трансцендентальной реальности.

Иначе трактует технологию неономинализм.  Неономинализм предполагает рассмотрение в качестве телесных сущностей вещи или процессы. Одной из таких сущностей выступает процесс производства,  и мы его описываем,  как хотим.  Неономиналистский вариант технологии – это описание процессов.  Создается технология описания процесса, в котором  описание выступает как конструирование знания, репрезентация действительности. Процесс, который объективно не является технологией,  описывается как технология. Отрабатываются варианты,  как можно что-либо описать.  Описание одностороннее, произвольное, ему лишь необходимо укладываться в рамки закона и подчиняться законам формальной логики. Примером такого описания может служить описание бихевиористами системы как закрытой, в то время как общеизвестно, что система функционирует одновременно и как открытая и как закрытая. Неономиналисты доказывают, что процессы производства непознаваемы, и поэтому  должны совершаться стихийно. Люди должны в своих теориях лишь,  так или иначе, комментировать процессы,  описывать их, но не должны в них вмешиваться. Позиция неономиналистов: мы  конструируем знания, а процесс как-то идет.  Поэтому перед исследователем стоит проблема описания, комментирования  того  или иного  предмета или процесса. Таким образом, неономиналисты являются  приверженцами стихийности  материального производства.

Из вышесказанного следует, что понятие технологии предполагает  непознаваемость практики  как некоторого процесса, поэтому данное понятие  актуализирует  следующие аспекты содержания практики:

а) практика – это сознательно осуществляющийся процесс возможного восполнения паттернов  трансцендентальной реальности;

б) технология – это понятие, предназначенное  для описания  стихийно осуществляющегося непознаваемого процесса практики.

Всякая технология подчинена изобретенным законам – законам технологии, и, следовательно, для нее действие объективных законов  существенно в той мере, в какой этими законами можно пренебречь или использовать их в технологических целях.

В  центр внимания законы технологии ставят сырье. Процесс реализации технологии осуществляется как процесс, в котором все подчинено осмыслению  судьбы сырья, которому необходимо придать определенную форму: сырье ставится в рамки жестких ограничений. Ставится такая задача, чтобы материализация исходного паттерна  была как можно более полной. Происходит снятие исходного паттерна материализованным паттерном. Сырье здесь как бы заполняет предустановленную изобретенную форму.

Паттерны представляют собой нечто изначально чуждое природе и так или иначе отчуждаемое природой.  Паттерны создаются в результате технологически оформленной практики и, следовательно, глобальные проблемы современности и, прежде всего, проблемы экологические обусловлены технологически оформленной практикой.

В третьем  параграфе «Понятие тектологии» диссертант анализирует  понятие  «тектология». Понятие «тектология» происходит от греческого слова tektonikos – созидательный. Оно предложено Э. Геккелем для обозначения одной из дисциплин морфологии  животных и растений,  и соответствовало технологическому проекту науки.  Далее  идея тектологии была подхвачена отечественным ученым А.А.  Богдановым и развернута им в фундаментальное  теоретическое  исследование, относящееся к альтернативному,  диалектическому проекту науки.

Развертывая идею тектологии, А.А. Богданов исходил из наличия содержания мира, представленного организацией, системой, диалектическим противоречием, сложностью и т.д.  В одном из значений  понятие «тектология»  выступает у него  как название «всеобщей организационной науки». Идея тектологии разрабатывалась Богдановым под впечатлением  осмысления целым рядом отечественных ученых всеобщей связи явлений, в результате которой  целое оказывается большим  или меньшим, чем сумма частей, а часть оказывается большей,  чем целое. Стройность или «гармоничность» выступают в данном случае  как меры организованности. При этом понятие «стройность»  выступает   в качестве обобщения  характеристик оформлений совершенства.

Диссертант считает, что в современном прочтении тектология предстает как методологическая альтернатива покорению природы и общества, методологическая альтернатива технологии. Тектология отражает такое оформление практики,  согласно  которому практика предстает как процесс раскрытия единства природы и общества.  Этим она отличается от технологии, понятия,  которое предназначено для описания стихийно  осуществляющегося непознаваемого процесса практики.  Тектологически оформленная практика – это познаваемый процесс. Оно актуализирует такое содержание практики, согласно которому достигаются  гармоничные отношения между природой и обществом. Тектология оформляет практическую деятельность в соответствии с императивами коэволюции между природой и обществом и неопределенно долгого  сосуществования природы и общества. Относясь к диалектическому проекту науки,  тектология корреспондируется с диалектическим принципом детерминизма, принципом,  выступающим как   образ причинно-следственной связи, предполагающий прообраз – законы диалектики, действующие независимо от сознания людей. Диалектический детерминизм  нацелен на  то, чтобы общество развивалось  в согласии и гармонии с развитием  природы. В этих целях  отношение между природой и обществом  строится таким образом,  что несовершенство в природе восполняется посредством  человеческой деятельности  и, тем самым, обеспечивает благополучие  сосуществования природы и общества. Диалектический детерминизм раскрывает все явления, процессы, события  как взаимосвязанные, влияющие друг на друга, и учитывает, что сила и значение  каждой связи  не равноценны и могут  обнаруживаться лишь  в процессе дальнейших изменений предмета.

Целью тектологий является достижение гармоничных, коэволюционных взаимоотношений между природой и обществом. Артефакты, создаваемые с использованием тектологий,  совместимы с первой природой. Тектологии совместимы с первой природой,  поскольку основаны на природных процессах, они экологичны, поскольку не загрязняют атмосферу. Тектологии основаны на стратегии коэволюции природы и общества, стратегии, основанной на домостроении, на строительстве гнезда, домашнего очага, на встраиваемости человека в природные процессы. Человеческая деятельность по познанию природы, согласно данной стратегии,  должна быть нацелена на то, чтобы сделать его естественной частью природы, причем на неопределенно долгое время. Не просто преобразование  мира, а желание стать частью,  неотделимой от природы  - таким  должно быть стратегическое направление  практической деятельности людей. Именно на такой практике  должно быть построено современное природопользование. Диссертант полагает, что тектология является актуальным вариантом природопользования, названным им «тектологическим природопользованием». В основе  тектологического природопользования лежит тектологически оформленная  практика.  Нынешнее природопользование, основанное на технологически оформленной практике,  привело человечество к глобальным  проблемам современности,  что является следствием неадекватности действительности данного деятельностного оформления практики.

В четвертом параграфе «Оформления практической деятельности» диссертант в системе и логике своего исследования принимает как тождественные понятия «практика» и «практическая деятельность» и в данном отношении он исходит из того, что практика как деятельность всегда содержательна и всегда имеет определенное оформление. Изучение практики с точки зрения  диалектики содержания и формы  показывает необходимость  введение нового понятия, а именно понятия «оформления практической деятельности материального и духовного производства». Диссертант показывает, что изучение  оформлений практической деятельности намечено в работах Н.М. Чуринова и Л.М. Марцевой, что в своих   оформлениях  практика всегда содержательна, а содержание практики  всегда раскрывается  ее оформлениями. При всем богатстве оформлений практики, определяемой  спецификой практической деятельности в экономической,  политической,  социальной и духовной сферах  жизни общества, тем не менее,  различимы  два основных типа ее оформлений:   технологическое оформление практики и тектологическое ее оформление.

Все формы практики имеют специфическое  оформление – технологическое. Существует множество технологий, цель которых достижение  априори намеченных целей.    В рамках достижения этих целей формулируются императивы  существования и долженствования. Когда они сформулированы, формируется технологическая практика, при котором процесс практики произвольно разбивается на операции, за которыми закрепляются люди и механизмы. Оформленная таким образом практика несет на себе возможность волюнтаризма, субъективизма и эгоизма, и не учитывает социальных последствий, которые возникают  в ходе реализации  технологически оформленной практики. Отсюда возникают  технологические и социальные  проблемы, которые требуют технологически оформленной практики для   устранения последствий. Создается впечатление замкнутого круга, из которого нет выхода. Однако, поскольку существует технологическое оформление практики, то должно существовать  и другое нетехнологическое оформление.

В этой ситуации диссертант  обратил внимание  на то, что А.А. Богданов в своей работе «Всеобщая организационная наука – тектология» при раскрытии содержания практики  обращает внимание на диалектику части и целого. При этом, если технология выступает как сумма частей операций, то по Богданову целое выступает большим чем сумма частей,  а часть больше чем целое.

В настоящее время  все большее распространение находят такие оформления практики,  которые позволяют избежать последствий, полученных посредством  технологически оформленной практики. Автор видит выход человечества из тех угроз, которые вытекают из технологически оформленной практики в развертывании потенциала тектологии, а развертывание тектологической практики как альтернативы практики технологической.

    Изучение каждого из двух указанных оформлений практики, как доказывает автор диссертации, предполагает  адекватную каждому  из них методологию научного познания. Технологическое оформление практики  может быть  результативно изучено в том случае, если в процессе его изучения реализуется метафизическая методология, позволяющая понять природу  данного оформления практики, ее определения,  специфику ее осуществления  и т.п.  Тектологическое оформление практики может быть плодотворно изучено  только тогда,   когда в процессе  его изучения  применена диалектическая методология.  При этом выясняется, что тектологическое оформление практики имеет иное происхождение, собственный набор определений и специфический процесс реализации практики в ее данном оформлении.

        Технологическое оформление практики задает  соответствующий тип  практической деятельности, на основе которого создается, так называемая,  вторая природа, материализующая принцип  удвоения мира. Технологически оформленная  практическая деятельность в целях своего научного обоснования  руководствуется  потребительски существенной  универсалистской моделью мира и обслуживающим ее  метафизическим проектом науки. Согласно данному проекту науки актуализируется тот или иной вариант  универсалистской модели мира, продиктованной необходимыми для субъекта практики  параметрами потребительского отношения к природе и обществу. И в этом значении целью технологически оформленной практики является, в соответствии с принципом антропоцентризма, так сказать, покорение природы и общества  в целях достижения субъектом  технологически оформленной практики своих потребительски существенных результатов. Однако, как правило, следствием подобного эгоизма субъекта технологически оформленной практики являются глобальные проблемы современности, и, в том числе, проблемы экологического плана. При этом стратегически  фундаментальным положением  технологически оформленной практики, является положение, согласно которому можно достичь любых субъективно поставленных целей, если для этого  изобретена соответствующая технология, позволяющая оформить  необходимую для этого практическую деятельность.

Диссертант доказывает, что тектологическое оформление практики  детерминирует особый тип  практической деятельности, на основе которого  получает всестороннее воплощение  принцип единства мира. Тектологически оформленная практика  в целях своего научного обоснования руководствуется  заданной необходимостью коэволюции природы и общества, космической моделью мира и обслуживающим ее  диалектическим проектом науки. Согласно данному проекту науки,   практическая деятельность  как диалектика субъекта и объекта  во всех случаях  учитывает необходимость  гармоничных отношений природы и общества,  а также гармоничных отношений между людьми,  что детерминируется объективной  всеобщей связью явлений, в рамках которой  любая  детерминация  указанных отношений  влечет за собой нередко  непредсказуемые социальные последствия,  в том числе опасные для жизни общества. Следовательно,  в условиях реализации космической модели мира,   в основании которой  лежит положение  о всеобщей связи явлений,   практическая деятельность по форме  и содержанию должна быть  такой, чтобы  она влекла  за собой благоприятные для жизни общества последствия. При этом тектологически оформленная практика  характеризуется, в том числе,  направленностью на достижение гармоничного  коэволюционного  взаимодействия природы и общества, встраиваемостью общества в природные циклы по принципу  матрешки, когда одно совершенство встраивается в другое совершенство.

Диссертант полагает, что научное познание должно пройти очередной этап  своего становления, согласно которому должны быть дифференцированы результаты, полученные на основе  теории познания как теории репрезентации, и результаты, полученные на основе теории познания как теории отражения. Данная точка зрения развертывается, в частности в работах Н.М. Чуринова, И.А. Пфаненштиля, Н.А. Князева. При этом актуализируются соответствующие модели мира, проекты науки, методологии и логики научного познания, выявляются  допустимые масштабы реализации технологически  и тектологически оформленных практик. 

Во второй главе «Технологически оформленная практика» выявляются и анализируются основные определения технологически оформленной практики.

В первом параграфе «Кибернетика как общая теория технологии» исследуется  сущностная  определенность  кибернетики.

Диссертант показывает, что кибернетика, к сожалению,  уже через 30-40 лет после возникновения  практически прекратила свое существование, а причина этого -  не  была выявлена сущностная определенность  кибернетики. Кибернетика фактически развертываясь  как произвольное соединение идей, теорий и концепций,  представляла собой механическое  соединение различных дисциплин и  оказалась методически и концептуально не определена.  Между тем уже в 1950-е годы высказывались перспективные идеи, которые могли ввести кибернетику в русло ее концептуальной  определенности. Такая идея формулировалась, например,   французским исследователем А.  Лантеном, который еще в 1953 писал о кибернетике как общей теории   технологии.

Устранение концептуальной неопределенности кибернетики предпринималось в работах целого ряда зарубежных и отечественных авторов, в том числе  в работах Н. Винера, К. Шеннона, Дж. фон Неймана, У.Р. Эшби, а также А.Н. Колмогорова, М.А. Гаврилова, В.И. Шестакова, А.Д. Урсула, В.С. Тюхтина, В.С. Готта и других исследователей. В данном отношении показательными являются работы, посвященные соотношению прямой и обратной связи,  проблемам   управления в системах различной природы,  проблемам  самовоспроизведения автоматов,  проблема автоматического решения интеллектуальных задач,  проблемам  искусственного интеллекта, программирования и т.д. Однако, как полагает автор диссертации, наиболее фундаментальным результатом в данном отношении явилась формулировка английским специалистом в этой области  Уильямом Россом Эшби закона необходимого разнообразия, согласно которому  устанавливается соотношение  пропускной способности R  как канала связи,   и мощности R как регулятора. Данный закон, который

рядом авторов определялся как основной закон кибернетики (А.Д. Урсул, В.С.      Готт,      В.С. Тюхтин,     Л.А. Порушенко   и др.)    фактически   был

продуктивным решением  задачи  выявления  концептуальной определенности  кибернетики как науки,   а именно как общей теории технологии. Согласно закону необходимого разнообразия,  любой технологический процесс с любым набором операций  представал как  нечто заключенное  в определенный канал связи,  например, конвейер с некоторой его пропускной способностью. Скорость  реализации этого процесса задается  соответствующим регулятором, позволяющим       корректировать скорость технологического процесса в той мере, в какой является  допустимой мощность регулятора, чтобы технологический процесс не прервался.

В процессе регулирования человек вносит в технологический процесс те поправки, которые не предусмотрены каналом, системой принятых априори ограничений. Выраженная в системе ограничений канала, по которому проходит сырье, непреклонность и решительность воли человека является опосредованностью существования технологии. В то же время сочетание сборочных и упаковочных операций во время прохождения технологического процесса  олицетворяет непосредственность бытия технологии.

В ходе продвижения сырья по каналу как по системе ограничений на всем протяжении технологического процесса реализуются обе стороны его онтологии, взаимно дополняющие друг друга и определяющие  жесткость автоматизированного технологического процесса.

Итак,  ряд исследовательских результатов позволял реализовать  идею Андре Лантена  о кибернетике как общей теории технологии. Однако неореалистская тенденция  восполнения понятия «кибернетика» произвольным набором  идей,  концепций и теорий вначале способствовала превращению кибернетики  в общенаучное направление исследований, а затем подобное  воспроизведение понятия «кибернетика» оказалось контрпродуктивным.   В   то  же   время,     как      показывает      диссертант,  

У.Р. Эшби, руководствуясь традиционной для Англии неономиналистской методологической традицией,  развертывает необходимый для описания производственных процессов понятийный аппарат.  В частности,  У.Р. Эшби показывает продуктивность понятия «машина», понимаемое им как математическое преобразование, полагая, что действительный производственный процесс в принципе непознаваем и в этом смысле  можно достичь его более или менее удачного описания. Подобное описание может осуществляться  и на основе закона необходимого разнообразия,  и данный закон позволяет пренебречь теми сторонами производственного процесса, которые не укладываются в рамки данного закона, во-первых,  постольку,  поскольку эти стороны могут не интересовать субъекта производственного процесса, занятого проблемой  достижения поставленных целей; а, во-вторых.  постольку,  поскольку  последствия  предпринимаемого производственного процесса имеют вероятностный характер и не представляют для него непосредственной опасности.

Таким образом, общая теория технологии, формулируемая  по неореалистскому варианту  дуализма, по своему сущностному статусу является теорией создания «второй природы», как правило, чуждой природе и, в конечном  счете, отторгаемой природой.

В неономиналистском варианте дуализма  общая теория  технологии и теория кибернетики представляют собой тезаурусы языков описания процессов материального и духовного производства.

Во втором параграфе «Антропоцентризм как основа потребительской стратегии освоения действительности» исследуются основные этапы становления антропоцентрических идей.

Анализируя данные отечественных и зарубежных авторов, диссертант показывает, что антропоцентризм в своем развитии прошел несколько этапов. Первый этап, называемый «детской стадией антропоцентризма», наступает  на ранних этапах развития цивилизации. Он  характеризуется осознанием выделенности человека из мира природы. Своего завершения данный период  достигает в Древней Греции. Следующий этап – этап  «коллективно заявленного родового антропоцентризма». Данный этап характеризуется ценностной установкой, созвучной тезису Протагора «Человек – есть мера всех вещей». В этот период начинает укореняться потребительское отношение  к действительности, и, прежде всего,  к природе, возникает  иллюзия неисчерпаемости природных богатств.  Времена Средневековья характеризуются этапом, называемым «отчужденной теологической формой антропоцентризма». Отношение к природе в данный период – потребительское. Природа лишается своего онтологического статуса,  поскольку признается  божьим творением, но,  тем не менее, находится  под божественным покровительством,  что ограничивает   возможности для ее эксплуатации. В эпоху Возрождения отвергается главная особенность средневекового мировоззрения - теоцентризм и осуществляется  переход к «аутентичному антропоцентризму». Происходит поворот от принижения человека к его возвеличиванию. Свойства бога переносятся на человека и, прежде всего,  в том отношении, что его природа активно творческая.  Отношение к действительности, и, прежде всего, природе начинает приобретать уже откровенно потребительский характер, так как, лишившись божественного покровительства, она становится объектом для изучения и эксплуатации со стороны человека, который делает это на свой страх и риск.

В период Нового времени завершается переход от созерцательного отношения к природе к отношению, основанному на трезвом эгоистическом расчете технического использования. Проблема практического освоения действительности решается следующим образом: можно достичь любой цели, если для этого изобретена необходимая технология, или актуальный деятельный процесс  описывается  (трактуется, комментируется и т.д.) как процесс достижения какой-либо цели. Начиная с Нового времени,  антропоцентризм становится доминирующей идеологией  в западноевропейской культуре в своей наиболее последовательной форме,  получившей название «деспотический антропоцентризм».

Диссертант полагает,  что реализация  потребительской стратегии освоения действительности  имеет в своей основе тот или иной вариант метафизической рациональности, согласно которой или формулируется цель  освоения действительности, или освоение действительности описывается как процесс достижения определенной цели. Метафизическая рациональность  в том или ином варианте включает   в себя идеологию, культуру, цивилизацию западноевропейского общества. Она   берет  свое начало в античные времена и   завершает  становление в Новое время. Антропоцентризм – это европейская модель мироощущения. В европейских цивилизациях  присутствует  уверенность в своем всемогуществе, порождающая  деятельныйхарактер европейской культуры, активизм по отношению к миру.  Данное понимание человека было  поддержано католической и протестантской идеологией, которая   представляет  человекоцентристскую идею земной жизни, утверждая человека в сознании того, что он венец творения: европейскому активизму нужна была соответствующая идеология.  Эта идеология получила оформление в антропоцентризме, согласно которому  европейская цивилизация, ставя перед собой задачи  построения общества потребления, общества всеобщего благоденствия, общества высокого качества жизни и т.д. приступила к покорению природы и общества, в полном соответствии со своими технологическими возможностями и обслуживающим эти возможности   метафизическим  (универсалистским) проектом  науки. Антропоцентризм  при этом является основой потребительской стратегии освоения действительности.  И, поэтому,  для целей покорения природы и общества была востребована технологически оформленная практика.

Развитие науки и, прежде всего,  естествознания в эпоху Просвещения,  показало, что в масштабах Вселенной человеку  уготована весьма скромная роль. Это подорвало отношение к антропоцентризму и показало уязвимость  универсалистской  модели мира, имеющей ограниченные перспективы  ее практической реализации, теоретическая же реализация граничит с опасностью    вырождения в схоластическое схемотворчество. и многократное увеличение опасности  глобальных проблем.  Однако антропоцентризм оказался живучим. Частичное возрождение антропоцентрических идей  в ХХ веке связано с бурным развитием научно-технического прогресса. У человека возникла возможность  реализовать проекты, в какой-то мере  ставящие его над природой  и поднимающие его до уровня творца новых закономерностей, равноценных или заменяющих природные. Идеология антропоцентризма привела к очередному  этапу в своем развитии,  который диссертант называет «антиэкологическим» этапом.  

Диссертант доказывает, что антропоцентризм является теоретической основой технологического детерминизма, согласно  которому главной причиной социальных изменений  принимается технико-технологический фактор, детерминирующий  социально-исторический процесс. Как пишет В.М. Розин: «Технологический детерминизм, или концепция автономной технологии» сегодня достаточно популярна. И, думаю, вот почему: по сути, она основывается  на естественнонаучном подходе, обещающем выявление  законов технологического функционирования  или эволюции. В свою очередь, возможность выявить законы технологии, как думают сторонники  этой точки зрения, служат условием  эффективного (опять же понимаемого в инженерной идеологии) воздействия на саму технологию».1 Технологический детерминизм раскрывает технику и технологию как развивающиеся на основе собственных внутренних закономерностей, учитывая, что данный тип детерминизма  определяется законами самой технологии. Фактически эти законы изобретаются людьми в соответствии с методологией метафизики.

-------------------------

1Розин, В.М. Философия техники / В.М. Розин - М.: NOTA BENE, 2001. С.14-15.

В третьем параграфе «Технологически оформленная практика в природопользовании» диссертант анализирует практическую деятельность в ее технологическом оформлении в различных областях природопользования   и ее социальные последствия.

С неореалистской точки зрения  технологическое оформление практики в каждом отдельном случае начинается с постановки цели, а также  с формулировки императива существования,  согласно которому определяется возможность  восполнения абстрактной цели практической деятельности, и императива долженствования,  согласно которому  имеет место субъект, который способен восполнять осуществление абстрактной цели. И для этого он располагает  необходимой технологией, т.е. по распределенной по времени последовательностью операций, позволяющей осуществить  практическое восполнение абстракций. Подобное восполнение абстракций,  т.е. целей практической деятельности, всегда имеет сугубо рационализированный характер, вытекающий из общих установок антропоцентризма. Субъект, находясь в условиях давления на него  со стороны конкурирующих  с ним субъектов, должен  быть прагматичным и все, за счет чего он  может обеспечить достижение цели, должно быть задействовано. При этом он вынужден, так сказать,   играть с природой, невзирая на то, что  природа, в конечном счете,  может жестоко отомстить обществу, хотя субъект, предвидя это, может  на какое-то время  отдалить расплату за содеянное.

Технологически оформленная практика, реализуемая в системе антропоцентризма, выступает как основа построения общества потребления со все возрастающими масштабами изобретения, роста, возвышения и удовлетворения потребностей. И субъективно  потребительские инициативы   не могут быть ничем ограничены и не могут быть определены

иначе как ограничения свободы. И в правовых государствах такие ограничения не могут быть  чем-то иным, кроме  ограничений, налагаемых нормами права, хотя субъективно  законодатели в таких государствах заинтересованы в минимизации подобных ограничений или переложения данных ограничений  на других, друг на друга и т.д.

С неономиналистской точки зрения любой тип практической деятельности, хотя главным образом технологическую практику,  которая  может иметь место  в условиях антропоцентрического  самоутверждения общества, подвергается описанию только как технологически оформленная практика. И поскольку изначально предполагается, что процесс практической деятельности  непознаваем, постольку имеется в виду плюралистически многообразный, многовариантный характер технологического описания, трактовки, оправдания и т.д. данного процесса практической деятельности,   исходя из того расчета, что какой-либо  вариант для субъекта практики окажется более или менее выгодным, приемлемым. В этих целях создаются разнообразные языки описания, оправдания,  интерпретации технологически оформленной практики или практики иного оформления, тем не менее, все равно описываемой, оправдываемой  как технологически оформленная практика. Кроме того, заранее разрабатываются необходимые технологии описания, интерпретации и оправдания практической деятельности как технологически оформленной практики, которая в русской философии раскрывается, например,  как подвижничество, и, следовательно, подлежит не ее технологическому описанию, а ее отображению, согласно  теории познания как теории отражения.

Диссертант показывает, что как неореалистская, так и неономиналистская  точки зрения на процесс технологического оформления  практики развертывается  на основе теории  познания как теории репрезентации. А между тем социальные последствия технологически оформленной практики таковы:

а) в энергетике: уже сама добыча угля ведет к серьезным экологическим и человеческим издержкам. Пример тому,   аварии на шахтах и болезнь  «черных легких» (антрактоз). Добыча угля оказывает значительное воздействие на окружающую среду, снижая ценность земли, загрязняя реки и портя природную красоту ландшафта. Сжигание угля приводит к кислотным осадкам -   одной  из причин легочных и бронхиальных заболеваний, а также парниковому эффекту. К аналогичным последствиям приводит сжигание нефти и угля. Строительство крупных плотин в гидроэнергетике приводит к затоплению лесов, полей и населенных пунктов,  полному разрушению экологических систем рек, при которых  природе наносится невосполнимый ущерб.  В ядерной  энергетике – это высокая степень риска аварий, трудность и дороговизна    исправления допущенных ошибок,  сложно решаемая  проблема  захоронения высокотоксичных радиоактивных отходов с большими периодами полураспада, а также радиоактивное  заражение местности вблизи атомных электростанций;

б) в сельском хозяйстве: химизация, в частности применение пестицидов приводит к повышению устойчивости к пестицидам у более,  чем 500 видов насекомых-вредителей, десятков видов возбудителей болезней и сорняков. Пестициды значительно расширяют масштабы негативного воздействия   на окружающую среду и влияют на безопасность продуктов питания. Использование тяжелой сельскохозяйственной техники разрушает почвенную структуру, снижает урожайность, усиливает эрозионные процессы. Частая культивация  междурядий способствует переносу вирусных заболеваний растений, а комбайновая уборка во многом способствует  распространению наиболее вредоносных сорняков.

Указанные и другие  последствия применения технологически оформленной практики в природопользовании показывают, что технологически оформленная практика является основой социальной детерминации, вызывающей негативные социальные последствия, которые нарастают каскадно. В  какой-то исторический момент эти каскадно нарастающие негативные социальные последствия начинают выступать в качестве глобальных проблем. Данный вид детерминации является технологическим и описывается теорией технологического детерминизма. Теория технологического детерминизма является репрезентантом технологической детерминации или методологической основой описания технологической детерминации. При этом теория технологического детерминизма выступает или как обоснование необходимости  технологического оформления практики, или как язык описания  практического освоения действительности.

              В четвертом параграфе  «Глобальный экологический кризис как следствие технологически оформленной практики» исследуется роль технологически оформленной  практики в возникновении глобального экологического кризиса.

Диссертант доказывает, что  причиной глобального  экологического кризиса  является  избранная и ставшая предметом предпочтения   человечества технологически оформленная практика. Данный тип практики   базируется  на  антропоцентрической стратегии освоения действительности, предполагающей раскрытие содержания действительности  в качестве сырья  для достижения субъективистски существенных целей.

Общество, вступившие на путь технологического развития,  в значительной мере изменило  систему природного биосферного круговорота на планете.  Оно включило в него, главным образом,  во все более широком масштабе  невозобновимые ресурсы Потребление этих невозобновимых ресурсов геосферы растет экспоненциально, причем с большей скоростью, чем численность населения. Подобная динамика  потребления, в частности, обусловила  и  экспоненциальный рост отходов, что стало для общества трудно разрешаемой проблемой.  Проблема осложняется тем,  что в природную среду попадают отходы искусственного происхождения, для которых природа еще не обрела методов их нейтрализации.

Экологи доказывают, что ни один биологический вид не может жить в собственных отходах. Накапливая отходы, общество создает реальную угрозу для собственного выживания, что является свидетельством  неадекватности реализуемых посредством технологически оформленной практики  моделей мироустройства  на планете.         

В результате техногенных трансформаций  биосфера постепенно теряет свою способность к восстановлению, регенерации. Даже возобновимые природные ресурсы  по мере их  эксплуатации перестают быть возобновимыми. Сохранение прежних  тенденций роста антропогенной нагрузки на биосферу грозит ей  полной утерей биологической продуктивности, а обществу вымиранием, что является доказательством неадекватности технологического оформления практики целям неопределенно долгого  существования человечества на планете.

Такие глобальные экологические проблемы, как парниковый эффект, утончение озонового слоя, кислотные осадки являются следствием реализации технологически оформленной практики, прежде всего, в энергетике.

Актуализацию  глобальных экологических проблем детерминируют  процессы химического производства.  Ежегодно химическая  промышленность выпускает  более ста миллионов тонн 70000 различных органических соединений, и ежегодно к ним прибавляется  около тысячи новых. Лишь малая доля этих химикатов основательно проверена на безвредность для человека и окружающей среды. Многие из них не разлагаются в природе, накапливаются  в определенных организмах и могут доходить по пищевой цепочке  до человека.

Одной из проблем, которая относится к глобальным, является загрязнение гидросферы нашей планеты,  в частности, Мирового океана. Мировой океан загрязняется в огромных количествах нефтью, соединениями искусственного происхождения и токсичными металлами, в первую очередь свинцом, ртутью, кадмием. Эти  химические соединения имеют  глобальное распространение, непрерывный характер поступления и выраженный отрицательный эффект на морские организмы и популяции. Кроме этого, в Мировом океане затоплены ядерные реакторы, снаряды с ипритом, люизитом.

Разрушительны последствия осуществления технологической практики в  сельскохозяйственном  производстве, поскольку сельскохозяйственные технологии являются наиболее экологически емкими. Отрицательные экологические  последствия приносят механизация, химизация,  мелиорации, укрупнения и специализации, проводимые в аграрной отрасли, а также опустынивание. К недальновидным последствиям человеческой деятельности  относятся эрозия почвы и ее деградация.

Современные технологии сельского хозяйства  - это одна из основных причин исчезновения многих видов. Виды  животных   и растений исчезают как в результате  прямого истребления, так и косвенным образом через уничтожение мест обитания популяций животных и птиц. Это ведет к возрастанию роли так называемой  «серой» флоры  и фауны, адаптированной к   искусственным ландшафтам – агроценозам, городам и свалкам. И по видовому разнообразию, и по численности сорняки, паразиты и приживалы  уже начинают заменять  собой наземную  «дикую» флору и фауну.

 Третья глава «Тектологически оформленная практика» посвящена изучению тектологически оформленной практики и осмыслению коэволюционного, гармоничного сосуществания  природы и общества.

В первом параграфе «Синергетика как наука об антиэнтропийных процессах» диссертант доказывает, что синергетика имеет перспективы, если она будет развертываться как наука об антиэнтропийных процессах.  Он исходит из того, что синергетика является наукой  о самоорганизации в природе и обществе. По-видимому, именно с этой концепцией связано продуктивное развитие  синергетики как науки. Исследовательский потенциал синергетики оказывается  плодотворным при изучении нелинейных самоорганизующихся систем. Одним из основных предметов изучения средствами синергетики  является самоорганизация. В условиях космической модели мира  самоорганизация  является одним из оформлений совершенства, деятельные определения которого в своей активности  направлены во внутрь самой себя.  Такая направленность деятельных определений  самоорганизации в данном случае предстает как  антиэнтропийный процесс,  направленный  на усовершенствование внутреннего устройства объекта; на установление  внутренних оформлений совершенства, адекватных актуальному составу  определенной целостности объекта. В результате антиэнтропийных процессов возникает определенная системная институциальность (формирование определенных элементов системы), единство которых и выступает как самоорганизация. Антиэнтропийные процессы реализуются в природе и обществе. Диссертант доказывает, что в жизни общества  подобные антиэнтропийные процессы реализуются  на основе тектологически оформленной практики -  практики созидания, практики, направленной  на создание, сохранение и воспроизведение оформлений совершенства. Антиэнтропийные процессы обеспечивают а) отрицание  целого меньшего, чем сумма частей; б) установление целого большего,  чем сумма частей; в) установление части  большей, чем целое. При этом оформления совершенства выступают как определенные воспроизведения всеобщей связи. В них реализуется прерывность и непрерывность,  определенность и неопределенность, конечность и бесконечность всеобщей связи.

Поскольку процесс  самоорганизации  может осуществляться только на основе антиэнтропийных процессов, постольку синергетика, ставя перед собой задачи изучения антиэнтропийных процессов, детерминирующих становление оформлений совершенства  во всем их богатстве,   имеет перспективы  оформиться  в качестве науки. При этом методологией этой науки  становится диалектическая методология.

Диссертант показывает, что весьма существенным предвосхищением  синергетики стала  «всеобщая организационная наука – тектология» русского ученого А.А. Богданова, который впервые развертывает  представление  о тектологически оформленной практике  и доказывает, что методологии тектологически оформленной практики  адекватна диалектическая методология. И в контексте  исследовательских программ русских космистов  «всеобщая организационная наука – тектология» предстала как наука о коэволюции природы и общества.

Второй параграф «Самовосстанавливающий потенциал природы и усиление его человеком» диссертант посвящает изучению императива совершенства, который реализуется в природе и обществе.

Понятие «императив совершенства» введено Н.М. Чуриновым, исходя из стандарта космической модели мира. Актуальны два основных значения  понятия «императив совершенства»: широкое и узкое.  «В широком значении под императивом совершенства  имеется в виду диалектическое противоречие: это одно из оформлений совершенства, отличающееся от других тем, что является источником движения и развития. В узком, собственно социологическом, значении «императив совершенства» является  характеристикой необходимости совершенствования общественных отношений, реализации антиэнтропийного  процесса, отрицательного вклада в социальную энтропию»1..

Биосфера обладает значительной способностью к самоочищению и самовосстановлению    в различных формах: физических формах (оседание частиц, испарение и др.),  химических формах (окисление веществ кислородом, коагуляция и осаждение,  гидролиз токсикантов), в  биологических  формах (включение загрязняющих веществ в обменные процессы, их разрушение и перевод в другие нетоксичные формы соединений) и т.д. Все эти формы самоочищения и самовосстановления  действительны как процессы разрешения диалектических противоречий, благоприятные    для     жизни      биосферы. Очевидно,    что формирование

биосферы  преодолевало те этапы своего становления, которые были связаны с разрешением  ряда соответствующих  противоречий, например, при попадании нефти в почву с ней происходят различные трансформации.

Сначала происходят процессы физико-химического (температура, электромагнитные излучения и т.д.) и частично микробиологического (бактерии)      разложения   алифатических   компонентов нефти. Далее идет

микробиологическое разрушение, главным образом низкомолекулярных структур и новообразование смолистых веществ,  на третьем этапе трансформируются высокомолекулярные соединения – смолы, асфальтены,

полициклические углеводороды. Длительность процессов трансформации зависит от климата и изменяется от нескольких месяцев до десятков лет, причем самый короткий первый этап (до 1,5-2 лет), а самый продолжительный третий из-за высокой стойкости высокомолекулярных структур к биологическому разрушению. 

Ключевой элемент надежности системы  природной очистки – саморегуляция биоты. Практически все организмы, участвующие в процессах самоочищения,  находятся под двойным контролем организмов предыдущего и последующего звеньев пищевой цепи. Значительную роль играют и различные формы  сигнализации, в том числе с использованием  химических веществ – носителей информации или регуляторных сигналов.

Усиление антропогенного воздействия  на экосистемы  влечет за собой  опасное снижение эффективности систем самоочищения.

------------------------------

1 Чуринов, Н.М. Совершенство и свобода. 3-е изд., доп / Н.М. Чуринов. - Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2006. С.633 - 634.

Не только сами экосистемы, но и отдельные виды в них также обладают устойчивостью к антропогенным воздействиям и успешно борются с загрязнениями. Диссертант аргументирует данное положение на примере  жизни растений. Он показывает  устойчивость растений к вредным примесям, то есть их способность противостоять действию ядовитых веществ, сохраняя декоративные качества и нормальную продуктивность. И если даже предположить, что у растений нет каких-либо специфических приспособлений к защите от  антропогенного воздействия,  и они обладают комплексной устойчивостью к негативным различным факторам внешней среды (в том числе и загрязнителям),  выработанной  в эпоху, предшествовавшую появлению человека, то и в этом случае  мы должны признать  наличие мощных  антиэнтропийных процессов в природе. Ведь многие загрязнители существовали и в эпоху, предшествовавшую появлению человека. Так, например, вулканическая деятельность приносит в атмосферу Земли в настоящее время до 2-4 млн. тонн сернистого газа SО2, причем в предшествовавшую геологическую эпоху масштабы вулканической деятельности были гораздо выше. Озон появился в атмосфере Земли в результате действия жесткого ультрафиолета.  Оксиды  азота образуются в ходе восстановления нитратов, процесса который осуществляет множество растений и микроорганизмов. Аммиак  в огромных количествах синтезируется в почве в результате аммонификации белков и мочевины. В почве в результате деятельности микроорганизмов образуются такие токсиканты, как оказывающий канцерогенное и мутагенное действие нитрозоамин, а также метан и метилртуть. С тяжелыми металлами растения широко сталкиваются в местах выхода на поверхность полиметаллических руд.      

Диссертант доказывает, что устойчивость природной среды при наличии масштабных факторов ее загрязнения продуктами  неантропогенного происхождения,   является свидетельством  наличия мощных природных антиэнтропийных процессов и императивов совершенства, которые подлежат всестороннему изучению главным образом на основе теории познания как теории отражения и отчасти на основе теории познания как теории репрезентации. Изучение этих процессов  и императивов совершенства, на основе которых реализуются  антиэнтропийные процессы, является условием того,  что,  вследствие  результатов такого изучения,   становится возможным, во-первых, усиление данных процессов, и, во-вторых, развертывание аналогичных природным антиэнтропийных процессов и императивов совершенства, позволяющих нейтрализовать  негативные факторы антропогенного происхождения, средств нейтрализации которых  природа еще не выработала.  Реализация указанных возможностей востребует тектологическое оформление практической деятельности, которая предполагает в данном отношении: 1) минимизацию антропогенного давления на природу и максимизацию встраивания человеческого мира в природные  процессы; 2) указанные антиэнтропийные процессы и императивы совершенства, становясь основными предметами  изучения  всеобщей организационной науки - тектологии и, в частности,  синергетики оказались бы одновременно и предметами тектологического оформления  практики.

В третьем параграфе «Определения тектологически оформленной практики»  исследуются определения тектологически оформленной практики. Параграф состоит из трех частей.

В первой части параграфа «Практика как антиэнтропийный процесс» изучаются определения практики как антиэнтропийного процесса и соответствующего оформления совершенства.

Полагая,  что проблема практики  как антиэнтропийного процесса относится к числу  малоисследованных, диссертант показывает, что первым определения     практики      как     антиэнтропийного  процесса   исследовал

С.А. Подолинский. Он заложил  основы новой, совершенно оригинальной теории труда, согласно которой  главное внимание уделяется соотношению энергии и энтропии. Работа всей жизни С.А. Подолинского «Труд и его роль в распределении энергии» характеризует  труд как соединение  механической и психической работы, накопленной в организме. Согласно мнению С.А. Подолинского,  соединение является следствием   увеличения количества энергии на земной поверхности.   Увеличение это может происходить или непосредственно – через превращение новых количеств солнечной энергии в более превратимую форму, или опосредовано – через сохранение от рассеяния, неизбежного без вмешательства труда, известного количества уже существующей на земной поверхности превратимой энергии.

Изучая многообразные формы и процессы труда, Подолинский вводит понятие полезного труда, как процесса, при котором происходит или сбережение  энергии или ее накопление. При этом не являются трудом процессы, происходящие в неорганическом мире и в мире растений и животных.

Идеи Подолинского нашли свое продолжение в работах Н.А. Умова, предложившего ввести в физику закон, противоположный второму началу термодинамики      и   отражавший специфические функции живой материи;  

К. Э. Циолковского, высказавшего гипотезу об обратимости процессов в природе, когда, наряду с процессами рассеяния, идут процессы концентрации    энергии;     К.А. Тимирязева,     А.Е. Ферсмана,   вслед      за

С.А. Подолинским прямо утверждавшего, что производственная деятельность (т.е. одна из основных форм практики) человека детерминирует  накопление энергии, т.е. является  антиэнтропийным процессом, а также В.И. Вернадского. Свой вклад в развитии представлений о практике как антиэнтропийном процессе внес отечественный ученый Э. Бауэр. В 1935 году им  была опубликована работа под названием «Теоретическая биология». В ней была выдвинута гипотеза о существовании основного закона биологии,  названного автором «принципом устойчивой неравновесности». Суть принципа состоит в том, что живые организмы при изменении внешних условий изменяют свое состояние и это изменение направлено в сторону увеличения свободной энергии системы, что дает возможность совершения работы над внешними условиями. 

Из более поздних работ можно отметить работу «Термодинамические аспекты     труда   как   отношение   человека  к  природе»  П.Г. Кузнецова и

Ю.П. Стахеева,   в которой авторы,  прямо продолжая работу С.А. Подолинского, раскрывают трудовую деятельность людей и роль этой деятельности во взаимодействии  с природой  в содержании,    которое подготавливает ее антиэнтропийное понимание  и тектологическое оформление.

Они    доказывают,  что,    при термодинамическом подходе, наряду с двумя основными законами: законом сохранения энергии и вторым началом термодинамики, действует еще один закон,  противоположный второму началу термодинамики. Этот закон определяет необходимость возникновения жизни, и трудовая деятельность людей представляет собой одну      из    физических     реализаций    действия   этого закона. Как пишут

П.Г. Кузнецов и Ю.П. Стахеев: «Коротко этот закон природы, относящийся к той ее части, которую мы называем живой, может быть сформулирован как  закон возрастающей скорости уменьшения энтропии»1    и действие его

проявляется в увеличении темпов роста энерговооруженности общества. И,  в    это   же   время    понятие «энтропия» обогащается   содержанием: кроме

понятий «физическая энтропия», «статистическая энтропия», возникают понятия «информационная  энтропия» и «социальная энтропия». Так понятие «энтропия» оказывается в фокусе  социального познания,  и особое значение  приобретает антиэнтропийное видение социальных процессов. 

Диссертант доказывает, что не практика вообще, а  только тектологически оформленная  практика обладает качествами антиэнтропийного процесса. Уже   С.А. Подолинский сомневался,  является ли труд (практика) по добыче ископаемых источников энергии полезным, т.е. энергосберегающим: до настоящего времени  энергия расходуется крайне расточительно.  По-видимому, еще никто не оценивал энергетические затраты, идущие на компенсацию  загрязнения окружающей среды в результате промышленного  производства, расходы на восстановление загубленной природной среды,   здоровье населения и другие аспекты роста социальной энтропии.

Тектологически оформленная практика  является антиэнтропийной формой социальной детерминации, обеспечивающей коэволюционное развитие природы и общества. Теоретической  основой тектологически оформленной практики является диалектический детерминизм.

------------------------------

1Кузнецов, П.Г. Термодинамические аспекты труда как отношения человека к природе / П.Г. Кузнецов, Ю.П. Стахеев. Природа и общество. М.: 1968. С.299.

Во второй части параграфа «Практика как подвижничество» исследуется тектологически оформленная практика как подвижничество

Во второй части параграфа «Практика как подвижничество» диссертант показывает,  тектологически оформленная  практика  выступает как подвижничество

Диссертант отмечает, что          существует деление подвижничества на религиозное и мирское. Исторически первым появилось религиозное христианское подвижничество, прошедшее длительный период становления и развития. Первыми выразителями подвижнической жизни было монашество, причем в обычном словоупотреблении монашество, подвижничество и аскетизм были синонимами.

Автор показывает, что всемирно историческое значение христианского аскетизма состоит в том,  что в нем на основе  всестороннего стремления к Христу происходит нравственное  совершенствование, очищение и освящение  человеческой личности, имеющее объективное значение  не только для монашества, но и для всего мира. 

С увеличением числа людей, ведущих аскетический подвижнический образ жизни, появилась необходимость  составить определенные правила, которые легли в основу иноческой жизни и составили монастырские уставы. В основу иноческой жизни полагались следующие обеты: целомудрия,  послушания, нестяжательства, юродство Христа ради.  Главные средства достижения цели – пост   и молитва. Смысл христианского подвижничества состоит в том, что отрекаясь от мира, христианский отшельник укрепляет свою внутреннюю духовную связь   миром. Связь его с миром через это становится  только сильнее, а его нравственное влияние на мир делается только  шире и глубже. Для мира очень полезно уже само существование монашества, как пример  высшего осуществления  христианско-нравственного идеала. По объяснению великих подвижников, почти всю жизнь проведших в пустыне или в монастырских стенах, умереть для мира  - значит жить для него  в лучшем смысле слова.

Автор считает, что необходимо различать подвижничество – деятельность и подвижничество -  практику.  Христианское подвижничество -  это деятельность, но не практика, поскольку здесь отсутствует такая характеристика практики как внесение изменения в материальный мир.  Кроме того,     на наш взгляд,  православное подвижничество,  по сути более соответствует понятию  «праведничество», а понятие «подвижник» понятию «праведник».

Подвижничество как тектологическая социальная практика, на взгляд  автора диссертации – это,  прежде всего – «доброделание»,  служение своему народу и Отечеству, в результате которого происходит материальное преобразование действительности, приводящее  к отрицательному вкладу в социальную энтропию. Такое подвижничество диссертант  называет  мирским,  поскольку происходит оно в миру,  в обществе  и для общества,  для людей в этом миру живущем. Так и священнослужители отличались не только  высокими нравственными качествами,  но и служением своему Отечеству. Православными подвижниками были  преподобные  отцы Савватий, Зосима и Герман Соловецкие, первые жители  и благоустроители прежде необитаемого  Соловецкого острова, Стефаний Пермский и преподобный Сергий Радонежский. Последний, не имея опыта дипломатической работы  по просьбе князя Дмитрия Донского,  достиг мира с Рязанью в 1385 году, мира, от которого зависела сама судьба Московского государства. Необходимо отметить, что случилось это после многократных бесплодных попыток самого Дмитрия заключить такой договор. Подвижник, по В.И. Далю «славен великими делами» Именно великими делами во славу Отечества отличаются мирские подвижники. История Отечества знает немало имен подвижников,  живших в разные исторические эпохи, имеющих различный социальный статус и различный имущественный уровень.  Среди них великие  князья, императоры, священнослужители, военные,  ученые, люди творческих профессий. Среди них диссертант отмечает такие имена,  как   князь Дмитрий  Пожарский  и купец Кузьма Минин,  своим ратным и трудовым подвигом внесших порядок в устроение земли Русской во времена  смуты 1612 г, Н.М. Карамзин,  автор «Истории государства Российского», созданию которой он посвятил почти всю свою жизнь, наполненную упорным и кропотливым,  порой каторжным трудом, Н.И. Пирогов маститого врачевателя, общепризнанного национального символа  служения стране и народу

Вышеприведенные биографии позволяют нам выделить то главное, что отличает мирского подвижника, По мнению диссертанта, это:

- любовь к Родине;

- бескорыстное, честное служение Отечеству;

- гигантская  по  масштабам,   часто незаметная и кропотливая работа;

- высочайшая нравственная чистота;

- следование императиву совершенства, предполагающее  осуществление антиэнтропийного процесса,  внесения отрицательного вклада в социальную энтропию.

Число подвижников растет в трудные для Отечества времена. Так «смутные времена» выдвинули, кроме Минина и Пожарского, таких выдающихся личностей,  как патриарх Гермоген и князь Михаил Скопин-Шуйский. Именно  поэтому в лихие предвоенные, суровые годы.   Второй мировой войны и трудные послевоенные годы в нашем Отечестве выдвигается целый ряд подлинных подвижников. Такими подвижниками  были, например,  С.П. Королев и его соратники В.П. Глушко, М.К. Янгель и В.Н. Челомей.- создатели ракетной и космической техники, показавших  образцы подвижничества истинно русских людей, работавших не за страх, не за высокое вознаграждение и награды,  а за совесть  на благо Родины.

В настоящее время, как показывает автор,  существует точка зрения,  что времена подвижников ушли в прошлое. Подвижничество ныне не в моде, оно не только перестало пользоваться уважением и сочувствием, но и признается весьма многими несовременным, не имеющим никакой цены, даже противоестественным, насилующим человеческую природу.  Почему же подвижничество уходит в прошлое? Частично ответ на этот вопрос мы можем получить в  статье С.Н. Булгакова «Героизм и подвижничество».  Исследуя судьбы русской интеллигенции и народа  в предреволюционные и революционные годы, С.Н. Булгаков приходит к выводу, что народное мировоззрение и духовный уклад определяются христианской верой. Именно в православном христианском подвижничестве черпал наш народ свои силы многие года в своих многотрудных делах на благо Отечества. Христианские черты воспринимались  иногда  помимо ведома и желания, через посредство окружающей среды, из семьи, от няни, от духовной атмосферы, пропитанной церковностью. Черты эти исчезали  по мере ослабления   прежних христианских навыков. На замену христианству пришел атеизм. Как отмечает С.Н. Булгаков, русский атеизм пришел с Запада и был воспринят как последнее слово западной цивилизации. Мы отошли от наших российских корней и стали воспринимать чужие и во многом чуждые нам идеи. Выросли целые поколения «нехристей», отвергающих христианские ценности и идеалы, в том числе и идеалы подвижничества.

Однако, отмечает диссертант,  подвижничество живет, и земля русская не оскудевает подвижниками.

В третьей части параграфа «Практика как самовложение человеческого мира в природу» диссертант показывает, что тектологически оформленная практика  есть практика вложения человеческого  мира в природу.

Диссертант показывает, что «идея самовложения в жизнь» сформулирована и реализована ученым-космистом И.А. Ильиным. Развертывая  эту идею как концепцию применительно к изучению тектологически оформленной практики, диссертант  устанавливает,  что данная идея восходит  к истокам в лице  ранних греческих стоиков, теоретически обосновавших необходимость жить согласно с природой. Причем каждая историческая эпоха актуализирует свою сторону  этой необходимости.

Все структурные уровни организации живого, начиная с клеточного и заканчивая биосферой,  вносят вклад (делают самовложение) в  собственном отношении, причем с повышением сложности организации этот вклад становится все заметнее и весомее. Примерами данных процессов является самообновление клеточных структур,  так называемая перестройка на ходу. В природе идут как энтропийные (гибель видов), так и антиэнтропийные (появление совершенно новых видов) процессы. Эти процессы образования живого взаимосвязаны и взаимозависимы.  В результате возникают новые виды животных и растений, формируя соответствующие  оформления совершенства. Происходит развертывание оформлений совершенства в их единстве, целостности и взаимосвязанности. Этот процесс идет с явно положительным балансом. Временное упрощение организации сменяется ростом сложности, превышающим предыдущий уровень. И это явное свидетельство того, что эволюция жизни на Земле сопровождается постоянным ростом отрицательной энтропии. При этом все этапы биологической эволюции предельно детерминированы и идут в направлении деятельного  развертывания оформлений совершенства. Доказательством этого может служить открытое американским ученым Джеймсом Даном явление цефализации, суть которого состоит в том, что со времен кембрия, когда появляются зачатки нервной системы и далее идет медленное, но  неуклонное усложнение и усовершенствование нервной системы.

В ходе жизнедеятельности  осуществляется непрерывное самообновление оформлений совершенства, диалектика энтропии и негэнтропии, при которой процессы жизнедеятельности противостоят процессам роста  энтропии, старения  и смерти. Происходят процессы, сопровождающиеся  разложением одних  структур и замены их новыми структурами,  обладающими высокими антиэнтропийными оформлениями. Весь ход биологической эволюции  – это непрерывное усложнение организации  и ее совершенствование, то есть антиэнтропийный процесс. При этом в ходе эволюции от поколения к поколению вырастает объем внешней работы и, следовательно, возрастает степень неравновесности  соответствующих живых систем.

Особая роль в самовложении в жизнь принадлежит человеку, единственному мыслящему существу во Вселенной. Выйдя из природы и являясь его неотъемлемой частью,  человек должен полностью вкладывать  себя в жизнь. Сделать это он может при помощи осуществления антиэнтропийных процессов – тектологически оформленной практики. Поэтому данный тип деятельностного оформления практики является  решающим условием  органического самовложения человеческого мира в мир природы и коэволюции человеческого мира и мира природы.

Таким образом, только человек способен полностью вложить себя в жизнь, выполнить свое историческое предначертание  - сохранить жизнь на планете Земля. И сделать это он может только путем тектологически оформленной  практики, только путем такого познания природы, которое позволяет  человеку встраиваться в природные процессы, как встраиваются друг в друга составные части матрешки, как одно совершенство встраивается в другое совершенство. Подобно тому, как все живые существа  могут выжить,  только  по-своему встраиваясь в природные процессы, так и человек  на основе космического, диалектического проекта науки и тектологически оформленной практики не может вызвать конфликта между человеческим миром и миром природы. Данный конфликт предстает в виде глобальных проблем современности, вследствие чего человеческий мир становится предметом отрицания со стороны природы.

         В четвертом параграфе «Тектологически оформленная практика в природопользовании» диссертант доказывает, что общество располагает  весьма  существенным опытом  реализации  тектологически оформленной практики в процессе природопользования.     

Диссертант показывает, что в одном из значений  понятие «природопользование» раскрывает деятельность человека, направленную на  излечение природы от повреждений, нанесенных ей (природе) его неосмотрительными или эгоистическими преобразованиями. В этом сугубо антиэнтропийном значении понятие «природопользование» предполагает необходимость тектологически оформленной практики.

Изучая тектологически оформленную практику в различных областях природопользования, диссертант показывает, что исторически общество уже наметило некоторые пути встраивания  в природные процессы: в области энергетики – это использование энергии Солнца (гелиоэнергетика), ветроэнергетика, энергия приливов и отливов, геотермальная энергетика (использование энергии земных недр), водородная энергетика и т.д.  При этом практика целенаправленно обеспечивает встраиваемость человеческого мира  в собственно природные процессы,  по-аристотелевски,  предстает как подражание  природе. Например, тектологичность геотермальной энергетики обусловлена, во-первых, неисчерпаемостью данного природного ресурса, во-вторых, использованием для получения энергии природных процессов и, в-третьих, ее экологичностью – отсутствием вредных материальных выбросов в биосферу.

Диссертант доказывает, что тектологически оформленная практика имеет место      в сельском хозяйстве – это практика перехода на экологически чистое сельское хозяйство, предполагающее полный отказ от применения различного рода химикатов, в том числе минеральных удобрений типа нитратов, а также гербицидов и пестицидов. Это такие специфические отрасли сельскохозяйственной деятельности, как рыбоводство, пчеловодство, лесоводство, плодоводство, собирательство, возобновимые промыслы. К тектологически оформленной практике диссертант относит  адаптивные стратегии интенсификации растениеводства, ориентированные на более эффективную утилизацию неисчерпаемых и воспроизводимых ресурсов Земли и расширение не только продуктивной,  но и средообразующей функции агроэкосистем и агроландшафтов на основе всесторонней биологизации и экологизации интенсификационных процессов.

Весьма существенным процессом тектологически оформленной практики, еще  требующим концептуального всестороннего теоретического решения, является также восстановительное природопользование, например,  агролесомелиорация или защитное лесоразведение. Агромелиорация – это многофункциональное биэкологическое мероприятие, основной задачей которого является оптимизация лесистости аграрных территорий, обеспечивающая достижение максимальной продуктивности агропромышленного производства. Тектологически оформленная практика  - это также  практика сужения  технологически оформленной практики, например, переход на замкнутые производственные циклы. Замкнутые циклы аналогичны природным, поскольку  в   природе биогеохимические циклы объективно замкнуты. Конечные продукты одного цикла становятся исходными продуктами других и так далее. Современное сельское хозяйство, как правило, чрезмерно специализировано, то есть, ориентировано на выпуск какого-то одного вида продукции. Это требует производства  огромного количества однотипных ресурсов и сопровождается большими отходами: по количеству отчуждаемого вещества в отходы идет до 96-98% исходного природного ресурса. Между тем, человечество знает относительно замкнутые сельскохозяйственные системы. Пример, система «земледелие – животноводство». Она утилизирует отходы внутри себя. Земледелие дает животноводству корма, а также отходы переработки возделываемых  культур. В свою очередь животноводство обеспечивает земледелие чрезвычайно полезными для плодородия органическими удобрениями. В результате создается относительно замкнутый круговорот веществ. Примером таких замкнутых производств являются личные подсобные хозяйства, крестьянские фермы.

Тектологически оформленная практика – это практика, направленная на выявление потенциала человеческого жизнеутверждения,  заключенного в самой природе, например,   в медицине выявление основ взаимной неотторгаемости  тканей организма человека, восстановительная клеточная терапия, основанная на восстановлении утраченной части тела с ее структурой, использующая стволовые клетки. Однако,  цельное концептуальное теоретическое решение такого пути практики  требует дальнейшего развертывания.  Более того, господствующее положение  в научном познании пока еще занимает  западный  потребительски универсалистский,  технологический проект науки.

В пятом параграфе «Перспективы развития отношений общества и природы» изучаются перспективы развития отношений общества и природы. Прежде всего, диссертант доказывает, что у человечества пока нет альтернативы совместному проживанию с природой. В качестве таких альтернатив в перспективе диссертант исследует концепцию автотрофизация человечества и выход человечества за пределы Земли в космос. Концепция автотрофизации человечества предполагает превращение общества в систему в материально-энергетическом отношении независимую   от биосферы. Диссертант доказывает, что реализация концепции автотрофизация не решает  проблему выживания человечества, даже фантастически технологизированный переход на автотрофный путь не позволяет человечеству быть независимым от биосферы,  пренебречь биосферой и эгоистически распрощаться с биосферой  без крайней опасности для себя. Данная технологическая концепция даже не предполагает возможности изучения встраивания  человеческого мира в мир природы и, соответственно,  наличия тектологически оформленной практики.

Диссертант доказывает необходимость взвешенного, неспешного  изучения возможности выхода человечества в космическое пространство. Его освоение требует значительных энергетических затрат, на каком-то этапе выходящих  за пределы земных возможностей. Космонавтика должна  развиваться  с учетом наличных физических лимитов нашей планеты. Дело не в том, кто доберется до дальних планет, а в том в какой мере это определяется  детерминантами тектологически оформленной практики. Во всех случаях у человечества нет иной   альтернативы, чем  стратегия коэволюционного  развития природы и общества, чем всестороннее изучение единства природы и общества, чем всемерное развертывание космического, тектологического проекта науки.  Глобальный экологический кризис является свидетельством неадекватности реализуемых посредством  технологически оформленной практики  моделей мироустройства  на планете, свидетельством нерегулируемого  антропогенного давления на природу. Попытка решить экологические проблемы путем замещения одного типа технологически оформленной практики другим ее типом может лишь на какое-то время отложить  наступление экологического кризиса. При этом, тектологически оформленная практика  ни на каком этапе не может быть  замещена технологически оформленной практикой.

Человечество способно выжить только в наличных параметрах существования биосферы. Антропогенные воздействия выводят биосферу из равновесного состояния в квазиравновесное состояние, в котором она долго находиться не может без тяжелейших последствий для человечества. Отсюда задача человечества – средствами тектологически оформленной практики путем максимального уменьшения антропогенного воздействия сделать все, чтобы не вывести биосферу из состояния равновесия. Для этого необходимо, в частности,  фундаментально изучить,  выяснить пороги допустимого технологического воздействия, превышение которых влечет за собой разрушение  биотической регуляции окружающей среды и  возникновению необратимых глобальных изменений. Необходимо такое развитие цивилизации, которое не позволяет разрушать биоту и окружающую среду

Диссертант доказывает, что решить  техническую сторону коэволюции биосферы и общества  может только тектологически оформленная   практики в глобальных масштабах, что исторически в отечественной теории и практике имеет место множество заделов  для квалификации их  как адекватных  стандартам тектологически  оформленной практики, законам ранних греческих стоиков жить  в согласии с природой. Таковы, например, идеи В.С. Голубева об экологическом хозяйстве, к которому он относит рыбоводство, пчеловодство,      адаптивные       зерноводство     и   животноводство,   идеи

А.Д. Урсула о неособирательстве, идеи В.А. Кобылянского о единстве природы и общества, В.И. Данилова-Данильяна о стратегии предотвращения экологической катастрофы.

          В заключении обобщаются результаты  диссертационного исследования  и излагаются наиболее  важные в теоретическом и практическом значении  выводы.

Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях:

I. Монографии.

      1. Вершков, А.В. Технологическая и тектологическая практика: Монография /А.В. Вершков – Красноярск: Сиб. гос. аэрокосмич. ун-т, 2007. -192 с. – ISВN 978-5-86433-324-2.

     2. Вершков, А.В. Практика и ее деятельностные оформления: Монография / А.В. Вершков – Красноярск: Сиб. гос. аэрокосмич. ун-т,  2008.- 242 с. - ISBN 978-5-86433-367-9.

II.  Издания, входящие в перечень  рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК

1. Вершков, А..В. Технологическая и тектологическая практика в энергетике / А.В. Вершков // Вестник СибГАУ.  – 2006. – Вып.3 (10) -.С. 113-117.

2. Вершков, А.В. Синергетика: проблемы и перспективы /А.В. Вершков // Вестник СибГАУ. – 2007. – Выпуск 2 (15). – С.135-139.

3. Вершков, А.В. Воспитание совершенного человека – задача современного образования / А.В. Вершков // Философия образования. – 2007. - №3. – 125-129.

4. Вершков, А.В. Экологизация современного образования / А.В. Вершков // Философия образования.  – 2007. - №4. - С.61-64.

5. Вершков, А.В. Тектология: современное прочтение / А.В. Вершков // Экономика и управление. – 2008. –  №1. – С.39-44.

6. Вершков, А.В. Изучение самовосстанавливающего потенциала природы – задача современного природопользования / А.В. Вершков // Философия образования. – 2008. - №4. -  С.87-98.

7. Вершков, А.В. Домостроительство – как форма отношения человека к природе / А.В. Вершков // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. - 2009. №106. – С.64-70.

III. Другие публикации.

1. Вершков, А.В. Технологии и тектологии в природопользовании / А.В. Вершков // Теория и история. -2004.- №2. - С.96-103.

2. Вершков, А.В. Экологическая ниша человечества – история и современность // Теория и история. - 2005. - №1. - С.169-175.

3. Вершков, А.В. Технологическая и тектологическая практика в природопользовании / А.В. Вершков // Теория и история. – 2005. - №1. - С.175-183.

4. Вершков, А.В. Экологизация – стратегический ориентир развития высшего профессионального образования / А.В. Вершков // Внутривузовские  системы обеспечения качества образования: мат-лы 3-й Межд. научно-практ. конф. – Красноярск: 2005. – С.9-11.

5. Вершков, А.В. Самоочищение природной среды / А.В. Вершков // Теория и история . – 2005.- №2. – С.125-133.

6. Вершков, А.В. Становление антропоцентризма / А.В. Вершков // Теория и история. – 2005. - №2. – С.133-138.

7. Вершков, А.В. Коэволюции природы и общества: вопросы и перспективы / А.В. Вершков // Теория и история. - 2006. - №1. - С. 169-176.

8. Вершков, А.В. Технологии и тектологии в практике сельскохозяйственного природопользования / А.В. Вершков // Теория и история. -  2006. - №1. – С.176-188.

9. Вершков, А.В. Проблемы взаимодействия природы и общества – новый подход / А.В. Вершков // Экологические проблемы современности: сборник статей II Межд. научно-практ. конф. – Пенза, 2006.- С.101-103.

10. Вершков, А.В. Тектологическая практика в природопользовании / А.В. Вершков // Управление и экономика. Сборник научн. трудов  - Красноярск, 2006. – С.60-65.

2.. Вершков, А.В. Антиэнтропийные процессы живой природы / А.В. Вершков // Труды КГТУ. -2006. - №2-3. - С. 422-442.

11. Вершков, А.В. Экологизация современной экономики – стратегическое направление устойчивого развития / А.В. Вершков // Социально-экономическое развитие развития регионов  в условиях перехода к инновационной деятельности :I Межд. научно-практ. Интернет - конф.- Новосибирск, 2006. – 147-152.

12. Вершков, А.В. Антиэнтропийность тектологической практики / А.В. Вершков // Решетневские чтения: материалы Х Межд. научн. конф. посвященной памяти генерального конструктора  ракетно-косм. систем академика М.Ф. Решетнева.- Красноярск, 2006. – С. 389.

13. Вершков, А.В. Совместимость как свойство тектологической практики / А. В. Вершков // Решетневские чтения: материалы Х Межд. научн. конф,. посвященной памяти генерального конструктора  ракетно-косм. систем академика М.Ф. Решетнева.- Красноярск, 2006. – С. 390.

14. Вершков, А.В. Способы познания природы / А.В. Вершков // Управление и экономика ХХI века: мат-лы научно-практич. конф.- Красноярск, 2006. – С.32-36.

15. Вершков, А.В. Тектологическая практика  как антиэнтропийный процесс /А.В. Вершков // Теория и история. – 2006. - №2. -  С.206-215.

16. Вершков, А.В. Тектологическая практика как процесс самовложения человеческого мира в природу / А.В. Вершков // Теория и история. -2006. - №2. – С.215-221.

17. Вершков, А.В. Тектологии  в медицине / А.В. Вершков // Теория и история. -2006.- №2. – С. 222-226.

18. Вершков, А.В. Антиэнтропийные процессы живой природы / А.В. Вершков // Труды КГТУ. -  2006. - № 2-3. – с. 422-442.

19. Вершков. А.В. Технологическое и тектологическое оформление практики / А.В. Вершков // Ученые записки Санкт-Петербургской академии управления и экономики. – 2007. – Выпуск 1. – С.121-125.

20. Вершков, А.В.  Оформления совершенства: философский подход /А.В. Вершков // Ученые записки Санкт-Петербургской академии управления и экономики. – 2007. - №4. – С.112-118.

21. Вершков, А.В. Генетическая инженерия растений как биотехнология / А.В. Вершков // Теория и история. – 2007. - №1. – С.214-218.

22. Вершков, А. В. Проблемы и перспективы развития синергетики / А.В. Вершков // Теория и история. – 2007. - №1. – С.208 – 214.

23. Вершков, А.В. Проблемы и перспективы  коэволюции природы и общества / А.В. Вершков // Управление и экономика. Теория и практика. – Красноярск, 2007.- №3. – С.95-102.

24. Вершков, А.В. Человечество и его экологические ниши / А.В. Вершков // Актуальные проблемы современности: научн. труды международной научно - методич. конф – Смоленск, 2007. – Выпуск 1. – С.81-91.

25. Вершков, А.В. Социальная энтропия / А.В. Вершков // Теория и история. – 2007. - №2. – С.192-202.

26. Вершков, А.В. Понятие о технологии / А.В. Вершков // Теория и история. – 2007. - №2.- С.202 – 209.

27. Вершков, А.В. Кибернетика как общая теория технологии / А.В. Вершков // Теория и история. - 2007. - №2. – С.209-215.

28. Вершков А.В. Природопользование технологическое и тектологическое / А.В. Вершков // Экономика и управление в современных условиях: мат-лы межрег. научно-практич. конф. Часть 1.- Красноярск, 2007. – С.81-87.

29. Вершков, А.В. Деятельностные оформления практики / А.В. Вершков // Теория и история.- 2008.- №1.- С.191-203.

30. Вершков, А.В. Антиэнтропийные процессы / А.В. Вершков // Теория и история. – 2008.- №1. – С.187-193.

31. Вершков, А.В. Отрицательный вклад в энтропию / А.В. Вершков // Теория и история. – 2008. - №1. – С.182-186.

32. Вершков, А.В. Экологическая ответственность технологий / А.В. Вершков // Современные направления  теоретических и прикладных исследований: сборник научн. трудов по материалам межд. научо-практич. конф. Том 19. Философия и филология. – Одесса, 2008. – С. 30-38.

33. Вершков, А.В. Переход от антропоцентризма к антропокосмизму и тектологически оформленной практике / Диалог культур-2008. Новый имидж России: сборник научн. статей к VII Межд. научно-практич. конф.- Санкт-Петербург, 2008. – С.26-32.

34. Вершков, А.В. Тектологически и технологически оформленные практики в социальном познании / А.В. Вершков // Феномены природы и Экология человека: сборник научн. трудов и материалов пятого межд. симпозиума 26-28 мая 2008 г. В 2-х томах. Том 1. – Казань, 2008. – С.116-119.

35. Вершков, А.В. Усиление самовосстанавливающего потенциала природы / А.В. Вершков // Управление и экономика. Теория и практика. – Красноярск, 2008. - №4. – С.97-102..

36. Вершков, А.В. Подвижничество как тектологически оформленная социальная практика / А.В. Вершков // Теория и история. - 2009. -№2. – С.57-64.

Подписано в печать                   . Формат 60x84/16

Объем 2. 69 п.л. Тираж 120 экз. Заказ № _____________

Отпечатано  в отделе копировально-множительной техники

Сиб. гос. аэрокосмического ун-та им. акад. М.Ф. Решетнева

___________________________________________________

660014 . г. Красноярск., просп. им. газ. Красноярский рабочий, 31

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.