WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Целостная личность и современный социум: единство и оппозиционность

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

 

 

Сомкин Александр Алексеевич

Целостная личность и современный социум: единство и оппозиционность

 

Специальность 09.00.11 – Социальная философия

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

Саранск – 2011

Работа выполнена на кафедре философии для естественнонаучных и инженерных специальностей ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва»

Научный консультант:

доктор философских наук профессор

Н.С. Савкин

Официальные оппоненты:

доктор философских наук профессор

О.Я. Гелих

доктор философских наук профессор

А.Н. Кочергин

доктор философских наук профессор

Н.Л. Новикова

Ведущая организация:

Нижегородский государственный

университет им. Н.И. Лобачевского

Защита состоится «25» марта 2011 г. в 1400 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.03 при Мордовском государственном университете им. Н.П. Огарёва по адресу: 430000, Республика Мордовия, г. Саранск, ул. Б. Хмельницкого, 39а, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М.М. Бахтина Мордовского государственного университета.

Автореферат разослан «    » февраля 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук                                              В.М. Сидоркина


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы данной диссертационной работы обусловлена, во-первых, усилением внимания к особенностям взаимодействия личности и общества в настоящую переломную эпоху. В России завершается переходный период, знаменующийся сменой парадигмы ценностного мышления. Он означает отказ от партийно-классового подхода в государственной идеологии и признание приоритета общечеловеческих гуманистических ценностей, прав, свобод и достоинства каждой личности. При этом она выступает не средством достижения корыстных интересов отдельных политических лидеров, а главным критерием и целью исторического прогресса.

Во-вторых, – обострением глобальных проблем современности и возрастанием влияния человеческого фактора (роли конкретной личности) на общественные преобразования. В условиях увеличения нестабильности существования мирового сообщества любой поступок отдельного индивида может привести к непредсказуемым последствиям и даже самоуничтожению всего человечества (флуктуационная неустойчивость системы в точке бифуркации – согласно учению И. Пригожина, И. Стенгерс и Г. Хакена). Как следствие в российской и зарубежной науке появилась востребованность в концепциях «целостной личности» и «органичного социума», в которых на первый план выходит такое интегративное качество, как личностная ответственность за все происходящее, а также индивидуальная свобода и самостоятельность, высокий уровень социальной активности, профессиональная компетентность, экологическая ориентированность и гармоничность общего развития в противовес крайним индивидуалистским и коллективистским взглядам (например, в творчестве В.С. Барулина, С.Т. Гурьянова, И.С. Кона, А.Н. Кочергина, Н.Н. Моисеева, И.Т. Фролова, М. Бубера, А. Камю, Э. Мунье, Ж.-П. Сартра, А. Швейцера, К. Ясперса и др.). Однако наиболее глубокую проработку в отечественной философской традиции эти аспекты получили в трудах русских космистов (Н.А. Бердяев, В.И. Вернадский, В.С. Соловьёв, Н.Ф. Фёдоров и др.), мыслителя-гуманиста М.М. Бахтина, а также – в работах таких зарубежных социальных философов, как А.Дж. Баам (США) и Г.К. Гюнцль (Австрия)).

В-третьих, потребностью в модернизации научного планирования, прогнозирования и управления социальными процессами. Это чрезвычайно важно сегодня, когда попытка построения однополярного мира (во главе с США) закончилась экономическим кризисом, охватившим все страны. Всё б?льшее значение приобретают социально-философские исследования мировоззренческого и методологического характера. Особый интерес вызывают вопросы: единство и оппозиционность личности и современного социума; зависимость индивидуальной свободы от исторической свободы общества; обновление социальной типологии личности; новые проявления отчуждения личности в современном обществе и пути их преодоления; свобода и ответственность, права и обязанности личности в правовом демократическом государстве; характерные черты целостной личности, её структура и смысложизненные установки в быстро изменяющейся социальной среде, перспективы её самосовершенствования и т.д.

В-четвертых, необходимостью обращения к историко-философским источникам по изучаемой проблеме с целью выявления рациональных сторон отечественных и зарубежных теорий, их дальнейшего развития на современной методологической основе. При этом следует учитывать взаимное влияние идей российских, западноевропейских и американских мыслителей XIX – XX веков.

Степень разработанности проблемы. В настоящее время вопросам взаимосвязи личности и общества как целостных социальных систем уделяется пристальное внимание в различных областях знания. Появились работы социальных философов, этиков, культурологов, психологов, социологов, педагогов, правоведов и представителей других наук по данной тематике.

Основополагающее значение для раскрытия внутренних и внешних связей целостных системных образований (в том числе социальных)имеют труды отечественных и зарубежных ученых по общей теории систем – А.А. Богданова, Л.Л. Леоненко, А.А. Малиновского, Е.А. Мамчура, М.П. Поповича, В.Н. Сагатовского, В.Н. Садовского, Б.С. Украинцева, Л. фон Берталанфи, А.Дж. Вильсона, Н. Винера, Л. Заде, Р. Лилинфилда, Л. Стиилса, П. Фейерабенда и др., а также по методологии системно-целостного изучения общественных явлений – В.Г. Афанасьева, И.В. Блауберга, А.И. Уёмова, А.Д. Урсула, Б.Г и Э.Г. Юдиных, Д. Берлински, Н. Лумана, С. Ньюмана, Т. Парсонса и др.

Одно из принципиальных положений в объяснении специфики целостных (социальных) объектов занимает проблема самоорганизации как процесса поддержания и воспроизводства имеющегося уровня организованности (порядка). Её решению посвящены работы таких авторов, как Ф. Варела, М. Зелени, Э. Лоренц, У. Матурана, И. Пригожин, И. Стенгерс, Г. Хакен и др.

Если говорить о вкладе отечественной науки в развитие идей самоорганизации, необходимо отметить монографии С.П. Капицы, С.П. Курдюмова (по нестационарным структурам), М.В. Волькенштейна, Д.С. Чернавского (информационный подход к социальным процессам), Н.Н. Моисеева, А.П. Назаретяна (эволюционно-экологическое направление), В.И. Аршинова, Н.Ю. Климонтовича (философия синергетики), В.П. Бранского, В.В. Васильковой, В.Е. Хиценко (теоретические и прикладные аспекты социальной самоорганизации) и т.д.

Ключевую роль в понимании динамики взаимоотношений личности и социума как целостных социальных систем играют разнонаправленные тенденции  к единству (сохранению) и оппозиционности (изменению) своих элементов. Начало осмыслению категории «единство» было положено ещё античными философами (Аристотель, Парменид, Платон) и продолжено в Средние века (Н. Кузанский, Мейстер Экхарт, Фома Аквинский). Большой вклад в его разработку внесли представители немецкой идеалистической философии (Г. Гегель, И. Кант, И. Фихте, Ф. Шеллинг). Центральное место проблема духовных основ единства личности и общества занимало и в творчестве русских религиозных философов – С.Н. Булгакова, Н.О. Лосского, С.Н. и Е.Н. Трубецких, С.Л. Франка, П.А. Флоренского, Г.Г. Шпета и др. Современные исследования по данной проблематике связаны с именами А.Н. Аверьянова, П.П. Гайденко, Г.В. Кораблёва, Р.И. Косолапова, Г.А. Смирнова и др. Однако они разрабатывали данное понятие в общеметодологическом плане, безотносительно социальных систем.

Особый интерес в раскрытии этого вопроса с позиций взаимообусловленности личной свободы и социальной ответственности представляют труды русских философов-космистов: Н.А. Бердяева, В.И. Вернадского, В.С. Соловьёва, Н.Ф. Фёдорова, К.Э. Циолковского и др. Для выяснения теоретических источников концепций названных авторов и определения их связей с другими течениями использовались работы как российских, так и зарубежных учёных: К.М. Антонова, Н.Ф. Болдырева, А.Ф. Лосева, Б.Г. Режабека, С.Г. Семёновой, С.С. Хоружего, А. Бергсона, Э. Кассирера, Э. Мунье, Ф. Ницше, П. Тейяра де Шардена, Ж.-П. Сартра, Р. Штайнера, К. Ясперса и др.

Критические исследования, посвящённые особенностям понимания сущности личности и общества и их взаимоотношений в отечественной (марксисткой) философии ХХ века, представлены именами С.И. Валянского, В.В. Владимирова, Б.С. Ерасова, Е.В. Золотухиной-Аболиной (историко-философский аспект), Л.А. Булавки, Л.П. Буевой (становление советской культуры и искус­ства), В.Г. Голобокова, В.В. Ильина, Б.Ю. Кагарлицкого (социально-философ­ский подход), А.А. Зиновьева, В.Я. Ельмеева (социологическое рассмотрение), С.Г. Кара-Мурзы, А.С. Панарина (политологический анализ) и др.

Большое количество научной литературы издаётся по проблеме диалоги­ческого (комплексного) подхода к интерпретации взаимосвязи личности и социума на равноправных (партнёрских) началах, разработанного выдающимся мыслителем-гуманистом М.М. Бахтиным. Сюда можно отнести монографии и статьи Р.И. Александровой, Е.А. Богатыревой, Н.К. Бонецкой, О.В. Брейкина, Н.И. Ворониной, П.С. Гуревича, С.С. Конкина, В.Л. Махлина, О.Е. Осовского, И.В. Пешкова, Г.Л. Тульчинского и др.

В свете усиливающихся в последнее время тенденций к интеграции в ми­ровом масштабе возрастает интерес к признанию объективности положения об общей творческой эволюции человека и общества в учении «нового ценностного мышления» Г.К. Гюнцля. Среди авторов, изучавших эту концепцию, можно выделить Ф.М. Бурлацкого, А.К. Уледова, И.Т. Фролова, Г. Кагера, В. Прёльса, Р. Хехта и др. Однако они ограничились постановкой актуальных задач политологического и этического характера.

Всё б?льшую актуальность приобретают органицистские взгляды на трактовку сущности единства личности и социальных групп: Дж. Браун, Э. Гидденс, Ч.Х. Кули, К.Л. Морган, Г. Паркер, Р.В. Селларс, Э. Этциони и др. К сторонникам этого направления в российской науке относятся: Н.М. Амосов, В.Г. Крысько, А.В. Олескин, В.И. Франчук и др. В своих работах они стремятся преодолеть узость биологизаторских аналогий между человеком и обществом на основе современных научных достижений, пытаясь синтезировать естественнонаучные и социогуманитарные подходы. Одной из наиболее завершённых теорий, лежащей в русле органицистских идей, является впервые представленная в диссертации оригинальная социально-философская концепция целостной личности и «органического социума» известного американского философа А.Дж. Баама. Его труды не имеют переводных аналогов в отечественной литературе (Metaphysics. An Introduction (1986 г.); Polarity, Dialectic and Organicity (1988 г.); Why be moral? (1992 г.); Organicism: Origin and development (1996 г.) и др.) и были самостоятельно осуществлены диссертантом.

Что касается категории «оппозиционность», то необходимо констатировать, что сфера её применения в основном ограничена рамками лишь политологического анализа (Д.П. Зеркин, В.К. Спицин, С. Липсет). Можно отметить несмелые попытки её использования в социологии (Э. Бёрджес, П. Бурдье, Л. Визе, Р. Парк, Э. Росс) и в философии (А.С. Ахиезер, А.Дж. Баам) в качестве вспомогательного средства.

Кроме того, можно выделить ряд специализированных изданий (А.А. Давыдов, И.С. Кон, В.П. Кузьмин, В.А. Лекторский, Н.Ф. Наумова, В.И. Ротницкий и др.), в которых фигурируют близкие по содержанию с вышеназванными категории «идентичность» и «противопоставленность». На их основе раскрывается неравнозначность субъектно-объектных отношений в социальной системе.

Пристальное внимание культуре как фактору, обусловливающему не только единство, но и противоречивость личности и социума, уделялось такими учёными, как Г. Алмонд, Р. Бенедикт, Х. Гадамер, Э. Кассирер, Ф.Х. Кесседи, М. Мид, Л. Уайт, О. Шпенглер и т.д. Изучая различия между общественными системами, их политические и экономические особенности, они усматривали в культуре ключ к пониманию истоков социального противостояния. Проблемы социокультуры также широко представлены и в работах российских гуманитариев, в числе которых книги Л.Г. Бызова, А.Ю. Ивлевой, В.Л. Иноземцева, М.С. Кагана, А.М. Кармина, В.И. Каширина, Н.И. Лапина, Ю.М. Лотмана, В.Н. Фурса и др.

Ключевое значение в раскрытии деструктивных проявлений социальной оппозиционности имеют понятия «отчуждение» и «социальный конфликт».

Вопросы о причинах отчуждения личности и путях его преодоления впервые были поставлены ещё классиками немецкой идеалистической философии: Г. Гегелем, И. Кантом, Л. Фейербахом. Общественно-экономическая сторона этого явления фундаментально проанализирована основателями марксизма К. Марксом, Ф. Энгельсом, В.И. Лениным. Современным социально-философским аспектам данного феномена посвящены исследования как российских, так и зарубежных авторов: Ю.Н. Давыдова, Э.В. Ильенкова, А.Н. Кочергина, А.А. Миголатьева, Ф.И. Минюшева, Т.И. Ойзермана, Ж. Бодрийяра, П. Бурдье, Р. Генона, Г. Маркузе, А. Турена, Э. Фромма, М. Хайдеггера и др.

Основополагающая трактовка сущности социального конфликта была предложена О. Контом, К. Марксом и Г. Зиммелем. Дальнейшее развитие социальная конфликтология получила в творчестве таких западных социологов и философов, как Г. Спенсер (конфликт как основополагающий общественный закон), Р. Дарендорф (конфликтная модель развития общества), Э. Дюркгейм (рационалистическая теория разрешения микроконфликтов), Л. Козер, Н. Смелзер, Г. Бродаль (концепция «позитивно-функционального конфликта»), К. Боулдинг («общая теория конфликта»), К. Левин (идея ситуационной вариативности социальных конфликтов), Ч.Х. Кули (теория социальной напряжённости).

Кризисные процессы в российском обществе активно стимулировали изучение социальной природы конфликтов и в отечественной науке, которое осуществляется по нескольким направлениям: Ю.Г. Запрудский, П.Г. Здраво­мыслов, B.C. Мерлин (теоретические и методологические ориентиры социаль­ных конфликтов), А.Я. Анцупов, А.К. Зайцев, А.И. Шипилов (типология кон­фликтов), В.Н. Кудрявцев, В.С. Нерсесянц, Ю.А. Тихомиров (юридическая конфликтология), К.А. Абульханова-Славская, В.О. Руковишникова (соотно­шение конфликта и социальной напряжённости), Н.С. Данакин, И.А. Ильяева, А.И. Чумиков (управление социальными конфликтами).

В свете происходящих в нашей стране социально-экономических и политических перемен новое звучание обрела тема гармонизации взаимоотношений личности и социума на принципах социальной справедливости и равенства, которая стала объектом пристального рассмотрения у Т.И. Заславской, Б.Н. Кашникова, А.М. Миграняна, Н.М. Римашевской, Ю.П. Соломатина, А.И. Сухарева и др. Зарубежные философы и политологи развивают идеи социальной справедливости в основном в рамках либеральных и социал-дарвинистских концепций: Н. Бови, Г. Дейли, Дж.М. Кейнс, Дж. Майерс, Дж. Роулс, Р. Саймон и др.

Таким образом, можно сделать вывод, что вопросы сущности личности и общества и их взаимоотношений интенсивно обсуждаются как в отечест­венной, так и в зарубежной научной литературе. Всё более заметное место в этих исследованиях занимают работы системного и комплексного характера.

Вместе с тем анализ источников показывает, что ряд важных моментов в изучении данных социальных явлений к настоящему времени не получил глу­бокого освещения: до сих пор не разработана концепция целостной личности на основе обобщения достижений современных наук; недостаточно раскрыта проблема противоречивой взаимосвязи личности с социумом (большими и малыми социальными группами); имеющийся категориальный аппарат не в полной мере соответствует целям и задачам современного социогуманитарного познания.

Вышесказанное определило выбор объекта, предмета и темы данного диссертационного исследования. Объектом выступают целостные социальные системы (личность и социум) в совокупности их системных связей. Предметом – взаимосвязи единства и оппозиционности личности и общества.

Научная гипотеза. На основе обобщения ключевых положений наиболее перспективных концепций отечественных и зарубежных философов (русский космизм, марксизм ХХ века, учение М.М. Бахтина, органицизм А.Дж. Баама, «новое ценностное мышление» Г.К. Гюнцля и др.) выдвигается предположение о том, что личность представляет собой целостную динамическую социальную систему, обладающую поликомпонентной структурой, объединяющим внутрисистемным интегратором (интегративным качеством) которой выступает «её ценностная направленность», внешнесистемным (на современном кризисном этапе общественного развития) – социальная ответственность за свои поступки. Диалектику противоречивых взаимоотношений личности и социума наиболее полно можно раскрыть исходя из признания детерминированности связей между ними разнонаправленным стремлением к единству и оппозиционности. Их единство полагается возможным на основе бесконфликтных отношений и гармонизации взаимосвязей индивидуальной свободы, социальной ответственности, индивидуально-личностного смысла жизни и общечеловеческих ценностей. При этом ведущая роль в определении прогрессивного или регрессивного вектора развития социума отводится социальной оппозиционности, которая может носить как положительный (естественный), так и отрицательный характер. Предполагается, что под воздействием положительной оппозиционности осуществляется отрицание старых форм общественного устройства и естественный переход к новым, более совершенным. В случае её отрицательного характера происходит нарастание социальной напряжённости, углубление и расширение кризисных явлений, угрожающих единству общества. Преодоление негативных проявлений социальной оппозиционности видится в следовании принципам социальной справедливости.

Цель и задачи исследования. Цель работы состоит в том, чтобы на ин­тегративной основе социально-философского анализа раскрыть диалектику противоречивых взаимосвязей единства и оппозиционности целостной лично­сти и социума на современном этапе исторического развития.

Реализация общей цели предполагает решение следующих задач:

I. По методологии системно-целостного подхода

и принципа социальной оппозиционности

в современной социальной философии:

– определить типологическую специфику целостных систем; на её основе выделить сущностные признаки, обусловливающие качественное своеобразие целостных социальных систем;

– разработать новую сетку соотносительных социально-философских ка­тегорий для характеристики противоречивых взаимосвязей социальных субъек­тов (включая личность и общество); раскрыть их содержание и методологиче­ские функции.

II. По концепции целостной личности:

– эксплицировать доминантные черты целостной личности в актуальных современных социально-философских концепциях (русский космизм, марксизм ХХ века, учение М.М. Бахтина, органицизм А.Дж. Баама, «новое ценностное мышление» Г.К. Гюнцля);

– с учётом наиболее распространённых и перспективных подходов отече­ственных и зарубежных философов разработать концепцию целост­ной личности как социально-духовного феномена, показать её поликомпонент­ную структуру и главное интегративное качество.

III. По проблеме единства целостной личности

и современного общества:

– обосновать и подробно проанализировать такое историческое яв­ление в духовной жизни России (и других стран), как трёхкратную смену идеоло­гической (социально-философской и политологической) парадигмы в понима­нии взаимосвязи личности и общества;

– на базе сопоставительного анализа и обобщения рациональных положе­ний актуальных социально-философских концепций западноевропейских, аме­риканских и российских исследователей предложить авторское понимание спе­цифики единства личности и общества.

IV. По проблеме оппозиционности целостной личности

и современного общества:

– рассмотреть отрицательный и положительный типы социальной оппо­зиционности; выявить их сущностные характеристики, формы проявления, причины возникновения и значение в социальной жизни;

– раскрыть специфику положительной (естественной) оппозиционности личности и общества; дать её типологию; установить условия преодоления от­рицательной оппозиционности (или её перехода в положительную) и сохране­ния единства личности и общества.

Методологическую основу диссертационного исследования составляют:

– системно-целостный подход при изучении личности и социума, основанный на признании существования (особого) интегративного качества, а также сложной иерархической структуры, обеспечивающей устойчивое функционирование и развитие системы (с опорой на общеметодологические труды И.В. Блауберга, В.Н. Садовского, А.И. Уёмова, Б.С. Украинцева, Б.Г. Юдина, Л. фон Берталанфи, Н. Винера и др., а также социально-философские исследования, развивающие общие положения теории систем – В.Г. Афанасьева, Г.А. Смирнова, А.Д. Урсула, Н. Лумана, Т. Парсонса  и др.);

– парадигмальный подход при исследовании процессов смены парадигм в современном общественном сознании и в смысложизненных ориентациях личности, структурно включающих в себя множество подсистем, которые необходимо рассматривать не просто как взаимодействующие или противоборствующие друг с другом, а как элементы единого аксиологического и социокультурного пространства (основные принципы изучения этих процессов в рамках парадигмального подхода изложены в работах О.А. Ермолаевой, В.П. Кохановского, В.С. Стёпина, Г.К. Гюнцля, Р. Кёхера, Т. Куна, Р. Хехта и др.);

– общая мировоззренческая ориентация на признание приоритета общечеловеческих гуманистических ценностей (глобальный антропоцентризм в противоположность классово-партийному социоцентризму официальной философии советской эпохи);

– социально-философское обобщение новейших достижений частных наук (психологии, социологии, педагогики, лингвистики, биологии и т.д.) в комплексном изучении личности и общества;

– принцип взаимной дополнительности при координации философских и внефилософских (интуиция, философское сомнение, обыденное познание) методов исследования;

– герменевтический метод с целью адекватного понимания оригинальных англо- и немецкоязычных социально-философских научных текстов;

– принципы «ответственной вненаходимости» и «диалогичности мышления» учёного, разработанные М.М. Бахтиным;

– единство исторического и логического методов при раскрытии генезиса исследуемых концепций (русский космизм, марксизм ХХ века, учение М.М. Бахтина, органицизм А.Дж. Баама, «новое ценностное мышление» Г.К. Гюнцля);

– аксиологический (ценностно-оценочный) анализ выдвигаемых разными авторами ценностных приоритетов современного общества;

– синергетический подход при учёте современного кризисного («флуктуационного») этапа в развитии общества, влияющего на поведение личности;

– компаративный (системно-сопоставительный) подход при анализе сходных философских концепций и положений;

– изучение и применение специальных методов и подходов зарубежных философов (принцип целостности и системной иерархичности Г.К. Гюнцля, принцип «органичности» А.Дж. Баама, учение К.Г. Юнга об архетипах и интуитивном восприятии массовым сознанием переломных эпох в истории);

– традиционные общефилософские методы: индукция и дедукция, теоретический анализ и синтез, экстраполяция, идеализация и др.

Научная новизна диссертации состоит в социально-философском обосновании современной концепции целостной личности и исследовании её противоречивой взаимосвязи с социумом (большими и малыми социальными группами).

Оригинальная трактовка структуры и интегративного качества целостной личности осуществляется на основе комплексного анализа наиболее перспективных подходов отечественных и зарубежных авторов («русского космизма», учения М.М. Бахтина об «ответственной личности», «нового ценностного мышления» Г.К. Гюнцля, «органического социума» А.Дж. Баама и др.).

Диалектика противоречивой взаимосвязи личности и современного социума раскрывается посредством уточнения содержания методологически значимых соотносительных (парных) категорий: 1) социальное единство, социальная дополнительность, социальная оппозиционность и социальная напряжённость; 2) новые формы отчуждения личности и её отрицательная оппозиционность в современном обществе; 3) антагонистические противоречия, отрицательная оппозиционность и конфликт личности с обществом; 4) диалектические противоречия и положительная (естественная) оппозиционность личности и общества; 5) социальная свобода, социальная независимость и ответственность личности; 6) социальная справедливость и единство личности и общества.

В данной диссертации исследовано четыре тематических блока проблем. Соответственно логическому порядку изложения, на защиту выносятся следующие положения, обладающие научной новизной и социально-практической значимостью.

I. Методология системно-целостного подхода

и принципа социальной оппозиционности

в современной социальной философии

1. Определена типологическая специфика целостных систем, которая состоит: 1) в наличии новых интегративных качеств, не присущих составляющим её элементам в отдельности; 2) в способности к самостоятельному функционированию и развитию.

Выделены и исследованы два комплекса сущностных признаков, характеризующих качественное отличие целостных социальных систем:

а) общие признаки целостных социальных систем: 1) наличие общественных отношений как особого типа связей между элементами системы (политических, правовых, моральных и др.); 2) наличие объективного и субъективного факторов; 3) сознательная самоорганизация; 4) относительная автономность от природы; 5) социальное и биологическое самовоспроизводство; 6) вариативность развития и др.;

б) особенные признаки, выражающие специфику целостной личности: 1) включённость в систему социальных ценностей конкретного общества; 2) социальная регулятивность поведения (моральная, правовая, религиозная и административно-управленческая); 3) наличие индивидуальной свободы и социальной ответственности; 4) способность к перестройке уровней функционирования; 5) психологическая и социальная открытость (диссипация); 6) способность к «внутренней» и «внешней» социальной оценке; 7) индивидуальный уровень развития интеллекта, способностей и профессиональных навыков и др.

Акцентировано внимание на методологическом значении тех признаков системной целостности личности, которые составляют предмет дальнейшего рассмотрения.

2. Разработана новая сетка соотносительных социально-философских категорий для характеристики противоречивых взаимосвязей между социальными субъектами (включая личность и общество): «социальное единство» – «социальная дополнительность» – «социальная оппозиционность» – «социальная напряжённость».

Определены методологические функции, которые выполняет данная сетка категорий: 1) даёт более детальное представление о «многополярной картине» современного социума; 2) помогает целостно представить взаимодействие всего многообразия альтернативных сил общества; 3) даёт возможность правильно понять причинную обусловленность возникающих социальных напряжённостей; 4) позволяет разрабатывать критерии для оценки степени социальной напряжённости в конкретной общественной системе; 5) позволяет осуществлять мониторинг и прогнозирование напряжённостей во взаимодействии оппозиционных сил общества (конкретной страны) в определённый исторический период.

II. Концепция целостной личности

3. Выделены доминантные характеристики целостной личности: а) в русском космизме (индивидуальная свобода, нравственный долг, религиозно-онтологическая ответственность, творческое совершенствование в масштабах Вселенной); б) в марксизме ХХ века (партийно-классовая непримиримость, подчинение индивидуальных интересов социальным, индивидуальная свобода как осознанная необходимость, гармоничность физического, интеллектуального и нравственного развития); в) в учении М.М. Бахтина (социальная открытость, диалогическая коммуникабельность, ориентация на социальное партнёрство, ответственность и вина за всё происходящее); г)в органицизме А.Дж. Баама (полисубстанциальность, интегративная совместимость «Я»-компонентов, прагматизм); д) в «новом ценностном мышлении» Г.К. Гюнцля (религиозно-онтологическая воля к существованию, целостное самосовершенствование, творческая активность, ориентация на социальное партнёрство, глобальная ответственность).

4. На основе компаративного анализа наиболее распространённых подхо­дов отечественных и зарубежных мыслителей, разработана авторская концепция целостной личности. Целостная личность определяется как целостная динамическая система социально-духовных свойств человека, которая, генетически основываясь на его природных задатках, индивидуально формируется и гармонично проявляется в разных видах деятельности и общественных отношений. Определена её поликомпонентная структура, которая включает в себя: а) индивидуальные психологические свойства; б) индивидуальные социальные свойства; в) высокий уровень развития интеллекта и творческих способностей; г) высокую степень социальности (которая проявляется в социальной активно­сти); д) индивидуально-деятельностную подсистему (основанную, преимуще­ственно, на профессионально-трудовой доминанте); е) социально-регулятив­ную подсистему (включённость в моральную, правовую и религиозную под­системы общества); ж) информационно-коммуникативную подсистему. Инте­гративным социальным свойством, объединяющим все характеристики лич­ности, признаётся её ценностная (смысложизненная) направленность, важ­нейшей составляющей которой на современном (кризисном) этапе истории вы­ступает социальная ответственность.

III. Проблема единства целостной личности

и современного общества

5. Констатировано и подробно проанализировано уникальное историче­ское явление в духовной жизни России второй половины ХХ века – трёхкрат­ная смена идеологической парадигмы в понимании единства личности и об­щества: 1) переход от православно-христианской парадигмы (основанной на принципе «соборности») к партийно-классовой (состоящей в подчинении лич­ности интересам государства); 2) от партийно-классовой к «диалогической» (выражающейся в равноправном диалоге личности и общества – в учении М.М. Бахтина, популярном в «перестроечный» период); 3) от «диалогической» к «глобально-целостной» (заключающейся в значительном возрастании роли «человеческого фактора» в кризисный «флуктуационный» период развития взаимозависимого целостного мира – в концепциях Н.Н. Моисеева, И.Т. Фролова и др., заимствованных у Г.К. Гюнцля и И. Пригожина).

6. На основе сопоставительного анализа и обобщения наиболее перспек­тивных исследований западноевропейских, американских и российских учёных, разработана авторская точка зрения: единство личности и общества определяется как преобладание бесконфликтных взаимоотношений между ними на основе реализации принципа социальной справедливости и гармонизации взаимосвязи индивидуальной свободы, социальной ответственности, индивиду­ально-личностного смысла жизни и общечеловеческих ценностей.

Приводится уточнённый вариант систематизации социальных ценностей. Выделяются четыре подсистемы, расположенные на трёх иерархических уровнях: 1) а) общезначимые ценности личности; б) альтернативные ценности личности; 2) государственно-идеологические ценности; 3) высшие интегративные ценности человечества.

IV. Проблема оппозиционности целостной личности

и современного общества

Выделено и исследовано два типа социальной оппозиционности: отри­цательный и положительный.

7. Отрицательная оппозиционность определяется как такое состояние социальной системы, при котором преобладание одного или нескольких её полярных элементов или подсистем ведёт к распаду структурных связей, подавлению стабильного функционирования и развития остальных элементов и самой системы в целом. Показано, что следствием её усиления в современном российском обществе явилось возникновение новых форм отчуждения личности. Предложена наиболее полная классификация форм отчуждения личности (отчуждение человека от общества, от человека, от политики, отчуждение социальных структур и институтов от трудящихся, отчуждение науки и техники, отчуждение человека от экологии, культуры и морали и т.д.).

Доказано, что крайней формой проявления отрицательной оппозиционности выступает социальный конфликт. Раскрыты основные причины возникновения конфликтов между личностью и обществом (к ним относятся: ценностные противоречия, усиленные ресурсными, организационными и межличностными противоборствами), их структурные компоненты (противоречие; индивиды как его носители; объект (ценности, блага, ресурсы) и предмет (нужды и потребности) конфликта; собственно конфликт; способность достигать поставленные цели) и типология (по сферам проявления: экономические, идеологические, культурные и т.д.; по степени длительности и напряжённости: внутренние, внешние, прямые, косвенные, активные, пассивные скрытые и т.д.; по субъектам конфликтного взаимодействия: внутриличностные, межличностные, межгрупповые и т.д.; по предмету конфликта: реалистичные и нереалистичные; по социальным последствиям: конструктивные, деструктивные и т.д.

8. Положительная (естественная) оппозиционность личности и обще­ства представлена как выражение диалектических противоречий. Рассмотрена её типология: реформирование и конкуренция. Обосновано положение о том, что главным условием преодоления отрицательной оппозиционности (или превращения её в положительную) и сохранения единства личности и общества является социальная справедливость. Она определяется как реальное воплощение принципов общественного устройства, направленных на укрепление социального единства (пропорционального распределения социальных благ и др.) и предотвращение возникновения отрицательной оппозиционности и антагонистических противоречий. Её осуществление связывается с изменением ценностной системы в направлении признания приоритета общечеловеческих гуманистических ценностей.

Выделен и классифицирован (по сферам жизнедеятельности личности) комплекс критериев для оценки социальной справедливости в отношении обще­ства и личности: 1) государственно-правовой критерий; 2) социально-нравст­венный; 3) религиозно-нравственный; 4) социально-статусный; 5) профессио­нально-статусный; 6) административно-статусный; 7) финансово-трудовой; 8) семейно-бытовой; 9) гендерный; 10) возрастной. Отмечено, что определяю­щую роль в этом комплексе играют государственно-правовой, социально-нрав­ственный и финансово-трудовой критерии.

Достоверность и обоснованность выводов обеспечивается использова­нием широкой совокупности источников российских и западных авторов (в том числе англо- и немецкоязычные тексты в подлиннике), применением современ­ных методов социально-философского анализа.

Научно-практическая значимость полученных результатов определя­ется: во-первых, потребностями научного управления процессами обществен­ного развития, особенно в переломные эпохи. Указываются перспективы пре­одоления кризисного состояния в духовно-нравственной сфере. Во-вторых, они могут использоваться для обогащения методологии отечественной социальной философии на основе знакомства с оригинальными концепциями зарубежных исследователей. В-третьих, собранный практический материал полезен при анализе взаимного влияния отечественной, западноевропейской и американ­ской философской мысли. В-четвёртых, основные положения и выводы дис­сертации могут быть также применены в лекционной работе: 1) при чтении ву­зовского курса лекций по социальной философии в следующих разделах и те­мах: «Типология социальных систем», «Личность и общество», «Социальная закономерность и сознательная деятельность людей», «Современные социаль­ные противоречия и пути их решения»; 2) при разработке спецкурсов по кон­цепциям: «нового ценностного мышления» Г.К. Гюнцля, «социального органи­цизма» А.Дж. Баама, «социального поступка» М.М. Бахтина и др.

Научная апробация работы. Основные результаты данного исследования были изложены диссертантом на следующих конференциях: международные – «Интеграция региональных систем образования» (Саранск, 2003; 2008; 2010), «Проблемы развития регионального социума» (Саранск, 2006), «Традиции и воспитание» (Саранск, 2007), «Молодежь в начале XXI века: основные ценности, позиции, ориентиры» (Самара, 2008), «Татищевские чтения: Актуальные проблемы науки и практики», раздел «Человек и общество: история и современность» (Тольятти, 2008), «Психология и философия дома» (С.-Петербург, 2008), «Философия и современность» (Саранск, 2008; 2009), «Человек в системе социальных и культурных взаимодействий» (Биробиджан, 2008); всероссийские – «Саранские философские чтения» (Саранск, 2005; 2008), «Модернизационные парадигмы в экономической истории России» (Саранск, 2007), «Социально-демографические проблемы Поволжья в этническом измерении» (Саранск, 2007), «Роль семьи в сохранении родного языка и национальных традиций» (Саранск, 2008), «Глобализация и этнокультурное развитие регионов России» (Саранск, 2008), «Приволжский федеральный округ: социально-экономические векторы развития» (Саранск, 2008), «Этнонациональные ценности в условиях глобализации» (Махачкала, 2008), «Оптина пустынь и русская культура» (Калуга, 2009); региональные – научно-практические конференции молодых ученых (Саранск, 2000; 2007 – 2010); (Пушкин, 2008; 2010), Огарёвские научные чтения (Саранск, 2001; 2008 – 2010), Евсевьевские чтения (Саранск, 2007), Державинские чтения (Саранск, 2007 – 2010), «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 2008), «Научный потенциал молодежи – будущему Мордовии» (Саранск, 2009), в лекциях и на семинарских занятиях со студентами.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, четырёх  глав, заключения, приложения и библиографического списка. В текст работы включены восемь таблиц (с. 42, 145, 151, 211, 212, 229, 254, 257) и девять схем (с. 35, 54, 76, 98, 102, 124, 138, 219, 259). Библиографический список насчитывает 471 наименование. Общий объём работы составляет 334 страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, анализируется состояние научно-теоретической разработанности проблемы, характеризуется источниковая и библиографическая база, формулируются объект и предмет, цель и задачи исследования, определяется его методология и эвристические возможности в достижении научной новизны.

В первой главе «Методология системно-целостного подхода и принципа социальной оппозиционности в современной социальной философии» определяется и конкретизируется исходная методологическая основа диссертационной работы.

В первом параграфе «Современная социальная философия как глав­ный интегратор социогуманитарных наук в изучении личности и обще­ства» автором рассматривается специфика особой роли социальной философии в познании человека и социума. В настоящее время в мировой научной мысли нет единства в понимании того, какая именно наука может выполнять приоритетную интегративную функцию. Так, например, в американской философии предпочтение отдаётся социологии; в европейской (и частично в американской) – психологии (социально-психологические учения); в отечественной философии в 80-х годах ХХ века на первый план также выдвигается психология и т.д.

Сегодня вопрос о конкретных путях и формах синтеза чрезвычайно раз­ветвлённого и гетерогенного обществоведческого материала в пределах неко­торой обобщённой концепции решается на основе двух ведущих стратегий.

Первая заключается в использовании системно-целостного подхода, изначально ориентированного на комплексную проблематику в изучении целостных (в том числе социальных) систем и имеющего в своём содержании базовые методологические установки (В.Г. Афанасьев, И.В. Блауберг, В.Н. Сагатовский, А.И. Уёмов, А.Д. Урсул, Л. фон Берталанфи, Г. Клир, Н. Луман, С. Ньюман, К.М. Чёчман и др.).

Второенаправление размышлений в этой области связано с выдвижением той или иной дисциплины в качестве стержневой при интеграции данных других наук и организации междисциплинарных исследований проблемы человека и общества. В качестве таковой часто (особенно в зарубежной традиции) предлагаются: психология (Б.Г. Ананьев, Б.Ф. Ломов, В.Н. Мясищев, С.Л. Рубинштейн, А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм и др.), социология (Г.В. Осипов, М.Н. Руткевич, В.А. Ядов, Р. Мертон, Л.А. Хёршфельд, С. Этран, А. Йенгоян и др.), биология (А.М. Каримский, Р.С. Карпинская, С.А. Никольский, К. Лоренц, А. Розенберг, Р. Сэттлер, Э.О. Уилсон и др.), антропология (К. Леви-Стросс), лингвистика (Р. Якобсон) и др. Однако необходимо признать, что эвристический потенциал данных дисциплин ограничен узостью предметного поля осуществляемых в их рамках изысканий. Это, в свою очередь, неизбежно приводит к редукционизму (психологизму, социологизму или биологизму соответственно) в трактовке столь сложных социальных феноменов как личность и социум или необоснованным попыткам распространения представлений, сложившихся внутри отдельного узкоспециализированного знания, на всю сферу социогуманитаристики (как это происходит со сторонниками антропологии и лингвистики).

Признавая в целом правомочность отмеченных выше направлений сближения разных концептуальных представлений о человеке и обществе и необходимость дальнейшего обсуждения выдвинутых в ходе их реализации конкретных предложений, автор считает, что роль главного интегратора современных социогуманитарных наук принадлежит социальной философии. Лишь она способна объединить проводимые ими исследования различных аспектов общественной жизни в единую картину, формулируя основополагающие подходы и принципы познания. Поэтому в сложившейся в мире ситуации всё б?льшую значимость приобретают социально-философские исследования мировоззренческого и методологического характера. Они помогают системно подойти к анализу и решению стоящих перед человечеством проблем.

По мнению диссертанта, специфика интегративной функции социальной философии в изучении целостной личности и общества состоит: 1) в универ­сальности категориального аппарата (его применимости в любых частных науках на основе максимальной обобщённости понятий); 2) в системно-целостном восприятии личности и общества (представлении их как целостных социальных систем с особыми интегративными качествами, обеспечивающих взаимодействие всех основных социальных субъектов и их сущностных взаимосвязей); 3) в комплексном подходе (способности объединять усилия разных дисциплин о личности и обществе); 4) в использовании разных методов исследования по принципу «взаимодополнительности».

В основе этой функции лежат принципы материально-энергетически-информационного единства мира (по Р. Кёхеру) и интегративного качества целостной системы (по В.Г. Афанасьеву). Отсюда ключевая роль в раскрытии противоречивой взаимосвязи личности и общества как целостных социальных систем принадлежит системно-целостному подходу и выдвинутому автором принципу социальной оппозиционности, речь о которых пойдёт ниже.

Во втором параграфе «Системно-целостный подход в современной социальной философии» анализируются особенности целостных систем (в отличие от суммативных и организованных) и их разновидности (неорганические, органические и социальные). Под целостной социальной системой соискатель понимает высокоорганизованную самоуправляемую саморазвивающуюся совокупность взаимодействующих социальных субъектов (личность – социальная группа – общество), формирующих особую социокультурную реальность и соответствующий ей тип общественных отношений, посредством которых она обеспечивает воспроизводство своих элементов, структурно и функционально идентичных ей, находящихся в отношениях единства и оппозиционности друг с другом, самой системой и окружающей средой.

Основными методами системно-целостного подхода при изучении цело­стной социальной системы (личность, социальная группа и общество) явля­ются: системно-интегративный (выделение главного интегративного качества, обеспечивающего её целостность); системно-структурный (раскрытие специ­фики её внутренней организации и взаимосвязей её частей, в том числе, и свя­зей с более общим целым, подсистемой которого она выступает); системно-компонентный (анализ её состава, количественной и качественной характери­стик компонентов, их координации и субординации); системно-функциональ­ный (выявление её основных функций как единого целого); системно-генети­ческий (установление источника её возникновения и формирования); оценочно-параметрический (характеристика современного состояния социальной сис­темы); эволюционно-прогностический (определение тенденций и перспектив её развития и перехода на качественно новый уровень); социально-ценностный (выявление структуры социально значимых ценностей, норм и отношений).

Исходя из вышесказанного, автор полагает, что признание одного или не­скольких свойств целостных социальных систем (напр., устойчивость (В.А. Лось, С.В. Макар, А.Д. Урсул), самоорганизация (В.В. Василькова, В.Е. Хиценко, К. Майнцер), самовоспроизводство (В.Я. Ельмеев, Н.С. Савкин, А. Турен), функциональная самодостаточность (Н.Г. Козин, В.Л. Кузьмиченко), самоуправляемость на основе информационной связности (В.Г. Афанасьев, Б.С. Украинцев, Р. Джонсон, Ф. Каст, Д. Розенцвейг)) достаточными в раскрытии их сущности не вполне обосновано. Для познания столь сложных систем, по мнению диссертанта, необходимо выделить два комплекса сущностных признаков, относящихся: а) к целостным социальным системам в общем и б) выражающих специфику целостной личности:

А) Общие признаки целостных социальных систем:

1) наличие общественных отношений как особого типа связей между элементами социальной системы (политических, экономических, правовых, культурных, моральных и др.); 2) наличие объективного и субъективного фак­торов (объективных законов общественного развития и субъективных желаний и стремлений отдельных людей); 3) сознательная самоорганизация; 4) особая иерархичность; 5) относительная автономность от природы; 6) операциональ­ная замкнутость (относительная независимость поведения и реагирования на внешние раздражители); 7) социальное и биологическое самовоспроизводство; 8) нелинейность развития («зигзагообразность»); 9) вариативность развития.

Б) Особенные признаки, выражающие специфику целостной личности:

1) сознательная самоуправляемость; 2) ролевая включённость в систему социальных связей; 3) включённость в систему социальных ценностей кон­кретного общества; 4) социальная регулятивность поведения (моральная, пра­вовая, религиозная, административно-управленческая); 5) наличие типологиче­ских и индивидуальных характеристик; 6) наличие индивидуальной свободы и социальной ответственности; 7) способность к перестройке уровней функцио­нирования; 8) психологическая и социальная открытость (диссипация); 9) спо­собность к «внутренней» и «внешней» социальной оценке; 10) социальная трансцендентность (способность выходить за пределы «наличного» бытия в ус­ловия иного существования: в прошлое, будущее, в параллельные фантастиче­ские миры и т.п.); 11) процессируемость (способность приводить в движение (процессировать) совокупность надындивидуальных материальных и духовных образований: орудия труда, язык, наука, искусство, религия, моральные нормы и т.д.); 12) самореферентность и семантическая замкнутость (восприятие окру­жающего мира на основе поиска внутренних соответствий (референтов)); 13) рефлексивность; 14) контингентность (вариативность описаний социальной системой самой себя и окружающей среды вследствие неоднозначности, разно­направленности и непредсказуемости развития социального мира); 15) способ­ность к вербальной и другим формам коммуникации; 16) индивидуальный уро­вень развития интеллекта, способностей и профессиональных навыков.

Следует иметь в виду, что целостность социальной системы обеспечивается всем комплексом вышеперечисленных системных признаков. А её развитие, наряду с другими факторами, определяется двумя ведущими тенденциями: их одновременным стремлением к единству (б?льшей интеграции) и оппозиционности (противоборству элементов внутри социальной системы, равно как и систем между собой, доходящее порой до (само)уничтожения).

В третьем параграфе «"Социальное единство" и "социальная оппозиционность" в сетке категорий, характеризующих интенсивность социальных противоречий» автор исследует содержание категорий «социальное единство» – «социальная дополнительность» – «социальная оппозиционность» – «социальная напряжённость», которые методологически используются в дальнейшей работе. Исходным для их понимания являются представления о динамичных неравновесных состояниях целостных социальных систем, постоянно меняющихся под влиянием множества внешних и внутренних факторов.

Социальное единство трактуется диссертантом как такое состояние общественной системы, которое характеризуется гармоничной уравновешенностью внутренних сил и тенденций, что создает условия для её стабильного функционирования и устойчивого развитияв определённых условиях окружающей среды, в конкретный исторический период. Эта устойчивость носит динамичный характер и достигается путем уравновешивания каждого возникающего изменения другим, ему противоположным (оппозиционным).

Оно неразрывно связано с понятием социальной оппозиционности, состояния противоположного социальному единству, при котором взаимодействия внутренних сил и тенденций в социальной системе испытывают альтернативную напряжённость, обусловленную наличием в её структуре полярных элементов (партий, больших и малых социальных групп, разнонаправленных тенденций развития и т.д.).

На основе характера противоречивого взаимодействия между целостными социальными системами и их элементами (подсистемами), соискателем выделены основные виды социальной оппозиционности:

– оппозиционность между тождественными социальными системами (элементами); здесь под тождеством понимается то общее (свойство, функция, качество, форма и т.д.), что присуще ряду систем, способствует их самосохранению во взаимодействии со средой и вместе с тем служит причиной их «оппозиционности», «отталкивания», «борьбы» между собой (напр., борьба за лидерство среди стран, относящихся к одному географическому региону (Китай – в Азии, Германия – в Евросоюзе, Россия – на постсоветском пространстве); конкуренция между производителями одинаковых товаров за рынки сбыта; стремление личности к лидерству в коллективе, партии, организации и т.д.);

– оппозиционность между различными социальными системами (элементами) (напр., между государством и крупным бизнесом, обществом и отдельными социальными группами (национальными, сексуальными и др. меньшинствами, политическими партиями, экологическими организациями и т.п.), личностью и коллективом (семьёй) и т.д.);

– оппозиционность между противоположными (антагонистическими) социальными системами (элементами) (напр., противостояние по линии «богатые» (Север) и «бедные» (Юг) страны, капиталистические и социалистические; внутри общества – между обеспеченными и бедными слоями населения и т.д.).

Данная оппозиционная альтернативность в отношениях между социальными системами и их элементами определяется степенью социальной напряжённости, трактуемой автором как процесс чрезмерного сосредоточения социальной энергии в определённой сфере социальной жизни, проявляющейся в действиях разных социальных сил (личностей, социальных групп, партий, государств) и обусловленный выбором ценностных ориентиров на определённом историческом этапе, в конкретных социальных условиях.

В зависимости от социальной направленности выделены её виды: протекционистская (пронапряжение); дисфункциональная (диснапряжение); кооперативная (сонапряжение); взаимозависимая (интернапряжение).

Важную роль в преодолении дезинтеграции личности и общества играет социальная дополнительность, которую диссертант понимает как способность социальных агентов (субъектов социальных действий) взаимодействовать на социальном уровне (участвовать в общественной деятельности) на основе принципов относительной взаимозависимости и взаимности, сотрудничая (дополняя усилия друг друга) в достижении общих целей и в условиях низкой негативной социальной напряжённости, отсутствии антагонистических противоречий, непримиримой борьбы между различными группами в обществе, готовности индивидов пренебречь свои личными (эгоистическими) интересами ради общего блага.

Соискателем определены методологические функции, которые данная категориальная сетка может выполнять в социальном познании: 1) даёт более детальное представление о «полярной картине» современного социума; 2) помогает целостно представить взаимодействие альтернативных сил общества в их динамике и взаимосвязи; 3) позволяет оценить степень социальной напряжённости «многополярного единства» конкретной общественной системы; 4) правильно понять причинную обусловленность возникающих социальных напряжённостей приоритетным выбором тех или иных путей развития (исторических возможностей, тенденций, ценностных приоритетов) и соответствующими изменениями условий бытия разных социальных субъектов; 5) позволяет разрабатывать конкретные критерии (показатели), по которым можно осуществлять оценку и прогнозирование напряжённости во взаимодействии оппозиционных сил конкретного общества (страны) в определённый исторический период.

Во второй главе «Формирование концепции целостной личности в современной социальной философии» автор исследует процесс формирования общей теории личности в современной философии. Отмечается его незавершённость. Рассматриваются наиболее перспективные подходы в российской и западной философии.

В первом параграфе «Доминантные характеристики целостной личности в отечественной и зарубежной философии» диссертант компаративно анализирует представления об изучаемом феномене в отечественной и зарубежной философии прошлого столетия (русский космизм, марксизм ХХ века, учение М.М. Бахтина, «новое ценностное мышление» Г.К. Гюнцля).

Первые попытки системного подхода к осмыслению проблемы личности в российской философии были осуществлены в творчестве известных русских философов-космистов серебряного века. Родовой чертой этого направления является признание необходимости дальнейшего развития человека ко всё б?льшей целостности. Это определяет акцентирование внимания на таких характеристиках личности как её индивидуальная свобода, нравственный долг, ответственность и творческое самосовершенствование, которые представлены следующими основными трактовками: нравственно-онтологическая ответственность за восстановление утраченной первозданной гармонии (всеединства) (В.С. Соловьёв); стремление к индивидуальной свободе, связанной с ответственностью за полноту слияния с Божественным Духом (Н.А. Бердяев); нравственный долг живых поколений в сохранении памяти о предках (Н.Ф. Фёдоров); необходимость (долг) преодолеть свою низшую (животную) природу через творческое самосозидание (В.И. Вернадский); стремление к б?льшему совершенству в масштабах всей Вселенной (К.Э. Циолковский).

После известных событий 1917 года дальнейшее развитие отечественной философии осуществлялось в рамках марксистской парадигмы. Главным методом познания выступал метод диалектического материализма. Это означало материалистическую трактовку сущности личности, а её возникновение и формирование объяснялось диалектически. Согласно такому пониманию, человек, как социально-биологическое существо, является частью общества, т.е. представителем определённого класса, а также специфической целостностью – единством общего (социальный компонент) и единичного (присущего только данному индивиду), с признанием ведущей роли первого элемента. Отсюда сущность личности определялась как совокупность общественных отношений. Её доминантными социальными чертами считались: умение подчинять индивидуальные интересы социальным, исходить из признания индивидуальной свободы как осознанной необходимости, гармонично развиваться физически, интеллектуально и нравственно (причём в последнем упор делался на принцип партийно-классовой непримиримости).

На деле (в условиях авторитарного государства) это вылилось в тотальный партийно-классовый контроль поведения каждого человека через системы образования, воспитания и др. Происходило ограничение реальной свободы личности и нивелирование её индивидуальной ответственности за происходящие в обществе процессы.

Конец XX века знаменуется переориентацией российской философии от партийно-классового социоцентризма к гуманистическому глобальному антропоцентризму. На первый план выходят мировоззренческие вопросы социальной философии: о природе, сущности и предназначении человека, смысле его жизни и истории всего человечества, отношении к окружающим людям, обществу и природе. Вместе с тем не отрицаются положительные достижения философии советской эпохи («воспроизводственная концепция» К. Маркса, идея гармоничного развития личности и др.).

Одной из предтеч новой ориентации в социогуманитарных науках явился М.М. Бахтин. Его учение о «диалогической и ответственной личности» выступает как альтернатива узости и догматизму партийно-классового подхода. Являясь в мир, человек оказывается в пространстве «сплошь оговорённых» предметов и ценностей. Чтобы интериоризировать их в качестве своих, ему необходимо в процессе социализации вступить в диалог «социальных языков» с сознанием их создавшим. А для этого индивид должен овладеть ценностным метаязыком, т.е. «помыслить их участно». Поскольку именно «участное мышление» наделяет событиe эмоционально-волевым тоном и помогает пережить свою сопричастность к нему.

Бахтин впервые заявляет о диалогизации всей человеческой жизни,  осуществляемой на партнёрских началах и отвергающей любое насилие. В этом процессе ключевое значение приобретает отдельно взятый поступок как звено в жизненной цепи. Поэтому он обязательно должен носить ответственный характер, доказывающий «не-алиби в бытии» каждого. Но на такой поступок способна лишь «сплошь ответственная личность», понимаемая как «участно мыслящий и событийствующий со всем миром» в процессе диалога индивид, воспринимающий своё существование в феноменальном мире как «единственную возможность проявить свою самость» и укоренить себя в нем . Главным интегративным качеством такой личности выступает добровольно и сознательно принимаемая на себя ответственность и вина за всё происходящее, в том числе, за творящееся в мире зло.

В современной западной философской мысли в противовес социо- и биологизаторским теориям выступила концепция целостной личности известного австрийского мыслителя конца XX века Г.К. Гюнцля, являющегося представителем течений «универсализма» и «интегративного мышления». Он стремился сочетать целостный системный анализ с глобальным эволюционным подходом и признанием существования космической трансцендентной энергии (Омеги). Гюнцль указывает путь к новому пониманию человека как «подлинно свободной, ответственной и творчески активной личности» . Её исходным и направляющим онтологическим началом выступает воля к существованию, стремящаяся к достижению б?льшей целостности (совершенства). Поэтому предназначение человека заключается в разумном (ответственном) управлении ходом эволюции Вселенной. Тем самым истории человечества и роли в ней отдельной личности придается космический масштаб. Это роднит мысли Гюнцля с идеями философов русского космизма.

Такая вселенская задача предполагает совершено особый характер ответственности и свободы личности. Последняя делится на две сферы – положительную (активная воля) и отрицательную (отсутствие внешних ограничений). Специфически человеческим проявлением выступает преобладание положительной составляющей – свободы ради целей. Она коренится в творческой активности личности, как выражении онтологической воли, которая не задает ей конкретного содержания, определяя только её общее направление ко всё б?льшей целостности, любви и гармонии, закреплённых в социальных идеалах.

Соискатель делает вывод о том, что в современной российской и зарубежной философии преобладают представления о личности как о целостной системе, чьё развитие и творческое самосовершенствование возможно лишь в равноправном партнёрском диалоге с другими людьми. Это во многом определило возросшую в последнее время актуальность органицистских взглядов на вопрос о сущности человека, о которых речь пойдёт в следующем параграфе.

Во втором параграфе «Системная поликомпонентность структуры личности» диссертант рассматривает проблему структурной комплексности современной целостной личности на основе органического подхода (И. Ансофф, Э. Гидденс, Дж.Э. Лавлок, Р. Шеннон, Р.Х. Холл, Э. Этциони, С. Янг, Н.М. Амосов, В.Г. Крысько, А.В. Олескин, В.И. Франчук и др.). Наибольший интерес, по мнению соискателя, представляют социально-философские работы видного современного представителя американского «органицизма» конца XX века А.Дж. Баама. Он сумел по-новому переосмыслить основные положения «органицизма» (Дж. Браун, Ч.Х. Кули, К.Л. Морган, Г. Паркер, Р.В. и У. Селларс и др.) и создать свою оригинальную системную философию. Его концепция отличается высокой детализированностью системы личности по сферам её жизнедеятельности и удачно коррелирует с принятой в отечественной философской традиции четырёхкомпонентной структурой личности, существенно её дополняя.

Методологической основой учения американского философа являются принципы «органичности», «интегративной совместимости», «единства индивидуального и социального блага», «полисубстанциальной сущности» личности и общества. Такой подход позволяет учитывать все положительные стороны различных философских направлений и школ, синтезируя их в единую Мировую Философию, которая в перспективе могла бы стать мировоззренческой базой для интеграции всего человечества. Методологические принципы соответственно дополняются положениями ведантизма, нейтрального монизма, дуализма, креационизма, эманационизма, эмерджентизма.

Личность трактуется Баамом как «совокупность взаимосвязанных элементов "Я", образующих целостное многоуровневое и уникальное духовное единство» . Как единое целое она обладает полисубстанциальной сущностью (органическое «Я»), в которую входит множественность взаимосвязанных черт («Я»-компонентов), выступающих в качестве её характеристик. Главным интегративным качеством личности является стремление добиться сaмого лучшего для себя, учитывая при этом интересы других людей и «наивысшего блага» для общества. По утверждению автора, это, по сути своей, стремление к высшим социально-нравственным ценностям.

В структуре личности Баам выделяет четырнадцать «Я»-компонентов, которые содержательно (логически) подразделены соискателем на шесть подсистем: 1) индивидуально выраженные природные задатки человека (Физическое «Я»); 2) социально-психологические свойства («Я»-Долженствование, «Я» как Свободное, «Я» как Независимое, «Я»-Совершенствование); 3) индивидуальные социальные черты (Социальное «Я», «Я»-Интерес, «Я» как Ценность); 4) высокие нравственные качества («Я» как Агент, «Я» как Справедливое, «Я» как Совестливое), 5) индивидуальный уровень интеллектуального развития, знаний и навыков («Я» как Способное к Умственной Деятельности, «Я» как Собственник), 6) уровень гармоничности развития («Я» как Органическое). Все вышеперечисленные аспекты «Я», переплетаясь и взаимодействуя в одном человеке, образуют феномен личности (органическое «Я»).

Для того чтобы стать подлинно «органической личностью», по Бааму, необходимо неустанно трудиться над собой, расширяя и углубляя свои знания того, что есть высшее благо для себя и других. Достижение этого (как идеала) возможно только в обществе в сотрудничестве с другими людьми, его составляющими.

При этом, как отмечает диссертант, речь у него идёт о развитом демократическом (западном)обществе, с рыночной экономикой, фундамент которого составляет индивид, действующий как свободный агент и инициатор своих поступков, чья деятельность ограничивается законами. Поэтому в основе концепции Баама лежит анализ личности в условиях современного атомизированного индустриального социума, где индивидуализм преобладает над коллективизмом, разумного баланса между которыми и пытается достичь американский философ в своем учении.В третьем параграфе «Современное понимание целостной личности как социально-духовного феномена, её структура и интегративное качество» обосновывается авторское понимание феномена целостной личности (на основе синтеза рациональных положений разных учений).

В современной отечественной философии личность трактуется, как пра­вило, либо как субъект общественных отношений и сознательной деятельно­сти (М.С. Каган, В.Е. Кемеров, И.С. Кон и др.), либо как устойчивая система социально-значимых черт (С.А. Лебедев, Н.Ф. Наумова, К.К. Платонов и др.). В философии Востока личность формируется преимущественно на коллективи­стских ценностях (С. Вивекананда, М. Икбал, Н. Китаро, Д.Т. Судзуки и др.). На Западе, напротив, преобладает идея персонификации, заключающаяся в том, что разнообразные мировоззренческие и идеологические ориентации приобретают сегодня «личное» оформление, закрепляясь в конкретных социально-психологи­ческих типах (А. Гелен, Э. Кассирер, Э. Мунье, М. Шелер и др.).

Существенным шагом в разработке проблемы личности, по мнению соискателя, явилось обращение к определению так называемого конституирующего личностного начала (интегративного качества), которым у разных исследователей выступают различные индивидуальные или социальные свойства человека. Например, направленность личности – у Л.И. Божович, иерархия деятельностей и мотивов – у А.Н. Леонтьева, отношение – у В.Н. Мясищева, самореализация личности – у Л.С. Подымовой и Л.Н. Макаровой, деятельная активность субъекта – у В.А. Петровского, установка – у Д.Н. Узнадзе, реализация инобытия себя в других как «идеальное бытие» – у Э.В. Ильенкова и др.

Редукционизм присущ и многим ведущим направлениям исследования личности в зарубежной психологии и философии (напр., интроверсия – экстраверсия – у Г.Ю. Айзенка, архетипичность сознания – у К.Г. Юнга, стремление к превосходству – у А. Адлера, борьба с фрустрацией – у Э. Фромма, самоактуализация – у А. Маслоу, самооценка – у К. Роджерса, формирование социокультурных сил – у П.А. Сорокина, способы социального конструирования «Я» – у Ч.Х. Кули и Дж.Г. Мида, соотношение механизмов социализации и индивидуализации – у А. Шюца, процессы самоидентификации в интерсубъективном поле социального взаимодействия – у П. Бергера и Т. Лукмана и др.

Таким образом, заключает автор, продуктивная направленность на выяв­ление конституирующего начала не привела к созданию целостной концепции личности, потому что, во-первых, до сих пор, по сути дела, осталась, недоказанной ведущая, детерминирующая роль того или иного «основания» в развитии или в структуре личности в целом, во-вторых, сам факт разноречивости в выделении множества «конституирующих начал» свидетельствует о неправомерности их сведения к какому-либо одному из них, недвусмысленно демонстрируя то, что содержание личности гораздо более сложное и многоаспектное, чем мы привыкли думать, и, в-третьих, расширение и углубление знаний о сущности и предназначении личности выдвигает каждый раз на передний план те или иные, актуальные для данного этапа общественного развития, черты.

Ряд зарубежных учёных (Л.А. Хьелл и Д.Дж. Зиглер , Р.Б. Кэттел и Р.М. Дрегер и др.) указывают на наличие общих положений, присущих всем определениям понятия «личность»: важность индивидуальности и индивидуальных различий, как особых качеств отличающих одну личность от остальных людей; личность представляется в виде некоей гипотетической (идеальной) структуры, которая формируется в процессе социального поведения человека; акцентируется внимание на значимости рассмотрения личности в соотношении с её конкретной жизненной историей и перспективами дальнейшего развития; в структуре личности имеется нечто относительно неизменное и постоянное во времени, характеризующееся устойчивыми формами поведения в меняющихся ситуациях. В целом личность представляется как социально-психобиологиче-ская система, обладающая особым интегративным качеством, которое оказывает преобладающее воздействие и на её индивидуальное своеобразие, и на поведение в той или иной ситуации.

На основе обобщения вышесказанного диссертант даёт социально-фило­софское определение личности как целостной динамической (постоянно раз­вивающейся) системы социально-духовных свойств человека, которая, генети­чески основываясь на его природных задатках, индивидуально формируется, противоречиво проявляется в разных видах деятельности и общественных от­ношений и направлена на реализацию своего внутреннего потенциала.

В таком понимании она включает в себя: а) индивидуальные психологиче­ские свойства (темперамент, память, воображение, способности, чувства, эмо­ции, привычки и т.д.); б) индивидуальные социальные свойства (социальная и профессиональная принадлежность, социальная направленность и т.д.); в) вы­сокую степень социальности человека (насколько верно человек отражает в своем сознании и деятельности ценностные ориентиры своей социальной группы, общества в определённую историческую эпоху); г) индивидуально-деятель-ностную подсистему (все свойства и черты личности иерархически сгруппированы в зависимости от выполняемых видов деятельности; доминант­ной выступает профессиональная деятельность); д) высокий уровень развития интеллекта и творческих способностей (сюда относится умственный потен­циал человека, степень реализации им своих способностей, которые он целесо­образно использует для социальной адаптации (приспособления), творческого преобразования жизни и самореализации на благо себя и всего общества); е) социально-регулятивную подсистему (включённость в моральную, правовую и религиозную подсистемы общества); ж) информационно-коммуникативную подсистему (обеспечивает связь с внешним миром; реализуется в межличност­ном и межъязыковом общении в процессе создания, получения, хранения, пе­редачи и интерпретации информации).

Согласно такому пониманию, по утверждению соискателя, главное в че­ловеке – это его личностное начало, главное в личности – её социальные харак­теристики, важнейшие социальные черты – её ценностные ориентации. Их об­щим объединяющим внутрисистемным интегратором (интегративным каче­ством) признаётся – «ценностная направленность личности», а внешнесис­темным (на современном кризисном этапе общественного развития) – соци­альная ответственность за свои поступки (схема 1).

Схема 1

Автор констатирует, что особое значение в жизни личности имеет инди­видуально-личностный смысл жизни. Каждый из людей наполняет его своим собственным содержанием и в зависимости от степени развития волевых ка­честв воплощает в своей жизнедеятельности. Поэтому так важно, чтобы смысл жизни конкретного индивида согласовывался с высшим смыслом жизни каж­дого человека. Предназначение (или высший смысл жизни) человека состоит в гармоничном развитии и творческой реализации всех своих способностей и жизненных сил с гуманистическими и прогрессивными целями (т.е. на благо себе, окружающему природному миру и обществу).

Подобная трактовка личности, по мнению диссертанта, наиболее полно и исчерпывающе отражает её сущность, избегая крайностей (в западной философии – преувеличенный индивидуализм, в восточной – акцент на духовной стороне развития личности, в отечественной – недостаточное внимание проблеме ценностной направленности личности, являющейся её важнейшей сущностной характеристикой и обусловливающей её поведение в социуме) и лежит в русле системно-целостного подхода.

В третьей главе «Единство личности и общества: смена парадигм в понимании» предметом рассмотрения выступает проблема гармонизации взаимоотношений личности и общества. В диссертации показывается эволюция понимания данного феномена в новейшей социальной философии второй поло­вины ХХ и начала XXI века.

В первом параграфе «Трёхкратная смена парадигм в понимании единства личности и общества в отечественной социальной философии» объектом исследования выступает процесс смены парадигм в трактовке сущности взаимосвязи личности и общества в российской философии.

В качестве исходного, соискатель использует определение, данное Т. Куном, в понимании которого парадигма представляет собой завершённую концептуальную схему, выступающую нормативной основой для практической деятельности научного сообщества в исторически ограниченный период времени. Такой период закономерно завершается очередной научной революцией и скачкообразной заменой устаревшей парадигмы новой, более прогрессивной. В силу своей универсальной применимости парадигмальный подход относится к общенаучному уровню познания. Среди основных его принципов Кун выделил принцип системно-целостного строения зрелой парадигмы; принцип научной эвристичности; принцип доминирования одной парадигмы; принцип временн?й ограниченности существования; принцип революционной смены парадигм; принцип качественной несоизмеримости .

Вышеназванные принципы парадигмального подхода дополнены рядом общенаучных методов, разработанных О.А. Ермолаевой, и соответствующих определённым аспектам и этапам исследования: метод дисциплинарной мат­рицы, представляющий собой особый способ анализа парадигмы как четырёх-компонентной системы (включая «образцы», «модели», «символы» и «ценности»); парадигмально-генетический, рассматривающий процесс возникновения новой парадигмы, согласно общим закономерностям; парадигмально-пере-строечный, исследующий динамику скачкообразного перехода от одной (устаревшей) к другой (новой) парадигме; парадигмально-исторический, пред­ставляющий всю историю науки (и других сфер духовной жизни) как этапы (ступени) сменяющих друг друга парадигм .

Большую продуктивность парадигмальный подход показывает и в изучении переломных этапов в развитии духовной и социальной сфер жизнедеятельности общества, приобретая, таким образом, не только общенаучный, но и социально-философский статус. Автор рассматривает возможность закономерных скачкообразных коренных качественных сдвигов в общественном развитии, опираясь на концепцию Г.К. Гюнцля, который выделил четыре ступени в этом процессе: новое время (назревание объективных условий для качественных перемен); новое мышление (осознание необходимости этих перемен передовыми мыслителями, идеологами); новое общественное сознание (принятие массовым сознанием ценностных установок на перемены); новый этап интеграционного развития общества (сознательно проводимые преобразования) .

На основе парадигмального подхода диссертантом констатировано и подробно проанализировано уникальное историческое явление в духовной жизни России ХХ века – трёхкратная смена идеологической парадигмы в понимании единства личности и общества: 1) переход от православно-христианской парадигмы (основанной на принципе «соборности» и разрабатываемой в русской философии серебряного века) к партийно-классовой (состоящей в подчинении личности интересам государства – в учении Г.С. Смирнова и др.); 2) от партийно-классовой к «диалогической» (выражающейся в равноправном диалоге личности и общества – в учении М.М. Бахтина, популярном в «перестроечный» период); 3) от «диалогической» к «глобально-целостной» (заключающейся в значительном возрастании роли «человеческого фактора» в кризисный «флуктуационный» период развития взаимозависимого целостного мира – в концепциях Г.К. Гюнцля, А.Дж. Баама, Н.Н. Моисеева, И.Т. Фролова и др., которые имеют тенденцию к реализации в настоящее время. На первый план выходят мировоззренческие вопросы социальной философии: о природе, сущности и предназначении человека, смысле его жизни и истории всего человечества, отношении к окружающим людям, обществу и природе, гармоничности его развития и т.д.).

Поэтому в следующем параграфе соискатель обращается к рассмотрению проблемы взаимодействия личности и социума в зарубежных концепциях.

Во втором параграфе «Новое понимание единства личности и общества в гуманистическом направлении западноевропейской и американской философии» автором анализируются современные подходы к пониманию сущности взаимосвязи индивида и социума в зарубежных социально-философских и социологических концепциях. Данная проблематика развивалась в рамках трёх сменяющих друг друга парадигм: классической (XIX век; общество трактуется как целостная система, независимая от человека – в трудах М. Вебера, Э. Дюркгейма, О. Конта, К. Маркса, Г. Спенсера и др.); неклассической (первая половина XX века; общество выступает как постоянно меняющаяся под воздействием социальных агентов конструкция – в работах П. Бергера, Т. Лукмана, Дж. Дьюи, К. Поппера, М. Шелера и др.); постнеклассической (вторая половина XX – начало XXI веков; общество понимается как динамическое единство социальных структур и активных действий личности – А.Дж. Баам, Э. Гидденс, Г.К. Гюнцль, А. Турен, Э. Этциони, эволюционный космизм, синергетизм и др.).

О.А. Ермолаева выделяет пять общих признаков концептуального ядра постнеклассической парадигмы, которые имеют непосредственное отношение к социальному познанию: 1) качественное своеобразие целостности неорганической, органической и социально организованной материи; 2) открытие общих закономерностей спонтанного (самопроизвольного) возникновения сложных динамических систем из хаоса (то есть из неорганизованных структур, беспорядочного скопления элементов); 3) признание общей направленности космической эволюции с этапами развития человеческого общества по пути повышения системной целостности; 4) системно-иерархическое строение материи (в том числе социальной); 5) достижение качественно нового уровня интеграции естественнонаучного и социогуманитарного познания.

Её возникновение было вызвано необходимостью преодоления кризиса устаревших парадигм (на Востоке – «догматизированного марксизма», на Западе – вариантов «теории социального равновесия») и связывалось с появлением в 70-х – 80-х годах ХХ века гуманистического направления в социологии. Его основоположники стремились уйти от глобальной идеологической конфронтации двух социальных систем (приведшей к дегуманизации общества) и вернуться к гуманистическим традициям. Это выразилось в переоценке роли личности в современной социальной системе, заключающееся: во-первых, в признании человека в качестве активного субъекта исторического процесса (самостоятельного, свободно мыслящего и осознанно выбирающего социальные ценности и свой жизненный путь); во-вторых, в рассмотрении общества не только как репрессивной политической системы, подавляющей личную свободу и навязывающую индивидам стандартизированные ценности и цели, но и как необходимого условия развития и становления целостной личности; в-третьих, в переосмыслении человеческого существования как совместного творческого совершенствования самого себя и общества (т.е. создания таких общественных условий, которые способствовали бы максимально полной реализации потенциала личности).

В сам?й гуманистической социологии возникло три направления: первое сосредоточило основное внимание на изменчивости предмета социологии (социальных ценностей и норм, политической, экономической и культурной среды) в процессе исторического развития (П. Бергер, Л. Козер и др.); второе занимается, преимущественно, методологическими проблемами (Г. Блумер, Г. Гарфинкель, Т. Лукман, Э.А. Тириакьян и др.); третье имеет праксиологическую направленность – оно пытается включить гуманистическую социологию и социальную философию (наравне с политикой, церковью и бизнесом) в процесс преобразования современного общества (Г.К. Гюнцль, А.Дж. Баам и др.).

Одним из наиболее ярких представителей последнего направления является Г.К. Гюнцль . В его концепции «нового ценностного мышления» синтетически соединились четыре составляющие новой социально-научной парадигмы: 1) осознание возросшей целостности общества (как начального этапа перехода к глобальной интеграции человечества); 2) применение законов синергетики (для объяснения сущности кризисных явлений и путей их преодоления); 3) использование эволюционно-космического подхода (для объяснения общей направленности развития космических объектов, земной природы и человеческого общества по пути их поэтапного системно-целостного совершенствования); 4) разработка и применение принципа системно-иерархического строения природы и общества (как уточнение и дополнение системного подхода).

Согласно точке зрения австрийского философа, главная причина длительного противостояния двух социальных систем в XX веке состояла не в военном, экономическом или политическом противоборстве государств, а в разном понимании сущности человека и личности. Еще в 1920-х годах Р. Штайнер предупреждал о двух ложных социальных идеалах: «личной свободы» на Западе и «всеобщего равенства» на Востоке. Они оба ведут к тоталитарному государству.

В отличие от многих предшествовавших мыслителей Гюнцль исходит из равноправного онтологического и аксиологического статуса человека и общества, отношения между которыми должны выстраиваться на основе гармонии и синтеза интересов. Для этого, по его мнению, необходимо исходить из признания следующего: общество – это целостная система, состоящая из частей (индивидов) и имеющая общую объединяющую цель развития; социальные конфликты являются неизбежным следствием плюрализма общественной системы; все члены общества равны в своих правах и личном достоинстве, оставаясь в то же время различными в способностях, жизненных целях, мнениях, знаниях и т.д.

Учёный утверждает, что подобная дихотомия социального и личностного характеризует общественное существование и как противоречивое, и как взаимосвязанное. Такое единство противоположностей служит не только источником конфликта между индивидуальным и социальным, но и фундаментом безграничных возможностей развития. Оно сводится к синтезу двух начал – абсолютного и относительного. Только на этом пути, полагает Гюнцль, человек способен достичь целостности и направить к ней Универсум. Это подтверждается идентичностью структур микро- и макрокосмоса (человека и мира). Поэтому главным в настоящее время философ считает синтез широкого демократизма с твёрдым государственным порядком. В новой целостности общества его «структуры-части» должны сохранять свой суверенитет и свободу в рамках всеобщего и координирующего общественного порядка.

Отсюда единство личности и общества трактуется Гюнцлем как гармоничная взаимосвязь индивидуальной свободы и социального порядка. Последний понимается как чёткая организация жизнедеятельности демократического государства, основанная на принципах суверенитета личности, социального партнёрства, субсидиарности (взаимопомощи). На практике это нашло своё воплощение в наличии консультативных рабочих советов на современных предприятиях Австрии, полной открытости и гласности финансовых расходов и доходов каждого работника и владельца предприятия, ориентации всей государственной системы на формирование и проявление творческой личности.

Диссертант указывает на то, что онтологической основой такого единства выступает космическая энергия «Омега», направляющая эволюцию всей Вселенной (космоса, земной природы, социума, общественного сознания) к созиданию б?льшей целостности (системного совершенства). Достигается оно посредством творчества, определяемого австрийским мыслителем как способность к целенаправленной организации отдельных вещей или процессов в новые целостности. Творческий акт всегда ориентирован на достижение единства двух начал в человеке – общественного и личностного, т.е. одухотворение его биологической и социальной природы в направлении б?льшей гармонии и совершенства.

Однако подобная идеализация исходных основ взаимосвязи личности и общества в потустороннем абсолютном начале, по мнению автора, приводит Гюнцля к мистицизму в понимании подлинных источников их самодвижения. При этом неправомерно отождествляются понятия ответственности и общественного порядка.

Концептуальный подход Гюнцля дополняется рядом положений из учения американского философа А.Дж. Баама. С точки зрения «социального органицизма» Баама, единство личности и общества заключается во взаимосвязи «органической свободы» и социальной ответственности личности.В структуре последней диссертант выделяет онтологический, аксиологический, нравственно-психологический и юридический аспекты рассмотрения, включающие: 1) «ответственность» за все совершаемые поступки как свободного агента и инициатора своих действий; 2) способность признавать последствия своих поступков и отвечать за них; 3) готовность возместить причинённый ущерб в соответствии с принципом взаимности и социальной справедливости; 4) способность разумно соотносить свои поступки со сложившейся ситуацией; 5) ответственность перед другими людьми за их благосостояние; 6) ответственность за сохранение приоритетных смысложизненных ценностей.

Такое единство, по утверждению автора, основано, во-первых, на структурной идентичности личности и общества. Это объясняется тем, что личностный индивидвыступает физическим носителем и элементарной социально-духовной составляющей общества, являясь необходимым условием и основанием его существования. Во-вторых, – на взаимном прагматическом учёте личностью и обществом интересов друг друга (в своём стремлении к сaмому лучшему для себя и социума) через увеличение коллективного благосостояния в рамках социальной целостности, которое определяет направление развития.

При этом социальные группы, по Бааму, не только тождественны с индивидами по интересам, но и противостоят им, обладая целевой оппозиционностью. Поэтому одной из важнейших функций социальной группы является забота о своих членах, согласование их индивидуальных интересов, стремление способствовать достижению ими того, к чему они стремятся через повышение общественного благосостояния.

Существенным недостатком концепции Баама, по мнению диссертанта, являются чрезмерный прагматизм в понимании взаимоотношений индивида и социума и индивидуалистический редукционизм в раскрытии сущности последнего.

В третьем параграфе «Гармонизация взаимосвязей индивидуальной свободы, социальной ответственности и ценностных приоритетов личности и общества как интегративный показатель их единства» автором анализируется проблема современных оснований единства личности и общества с целью гармонизации их взаимоотношений.

В современной социальной философии существуют различные интерпре­тации взаимосвязи личности и общества. К ведущим из них относятся: процесс социального воспроизводства (В.Я. Ельмеев, Н.С. Савкин, А. Турен), различ­ные модели устойчивого развития (В.А. Лось, С.В. Макар, А.Д. Урсул), инфор­мационные и коммуникативные процессы (В.Л. Иноземцев, Д. Белл, Э. Тоф­флер), стремление к безопасности (Г. Бехман, М. Клопфер, К.М. Майер-Абих), степень кооперации или конфликтности (Г. Зиммель, Р. Парк, Э. Росс, Ф. Тен­нис) и др. Несмотря на перспективность представленных социально-философ­ских концепций и важность их дальнейшей разработки, в них недостаточно внимания уделяется роли индивида и его ценностных ориентаций в общественных процессах.

Диссертантом предложена система современных социальных ценностей, состоящая из четырёх подсистем, расположенных на трёх иерархических уровнях:

1) а) общезначимые ценности личности (они делятся на первичные – основные витальные ценности; нравственные ценности повседневных отношений; основные гражданские ценности и т.д., и вторичные – политико-правовые; социально-экономические; экологические и т.д.);

б) альтернативные ценности личности (гуманистические и светские ценности; религиозные христианские ценности; социально-групповые ценности; консервативные ценности; интересы творческого труда; индивидуальные ценности (личное благо));

2) государственно-идеологические ценности (с ориентацией в рамках страны: «национальная идея»);

3) высшие интегративные ценности человечества (признание единства космического мира и человечества и, прежде всего, общей эволюционной направленности их развития; принятие неизбежности эволюционного перехода к планетарной интеграции человечества; определение духовной основой такой интеграции общечеловеческих гуманистических ценностей; признание экономической основой интеграции партнёрских отношений; признание политической основой нового принципа совместного выживания (вместо селекционного принципа, принцип субсидиаритета (взаимопомощи)).

Их интегративным началом, по мнению автора, выступает индивидуально-личностный смысл жизни человека, который объединяет (на основе приоритетной задачи) несколько жизненных целей, среди которых можно выделить индивидуально-личностную цель (личное благо); личностно-групповую цель (благо своей семьи, трудового коллектива и т.п.); конкретно-историческую цель (благо современного общества); перспективную социальную цель (благо будущих поколений); перспективную природную цель (сохранение экологического равновесия и многообразия жизни на Земле).

Их осуществление возможно на принципах индивидуальной свободы, понимаемой соискателем как возможность личности реализовать свои творческие способности и задатки на благо общества и самой себя в соответствии с общепринятыми ценностными ориентациями и неразрывно связанной с ответственностью. Социальная ответственность означает сознательное соблюдение личностью предъявляемых ей требований и запретов.

Таким образом, исходя из сопоставления и обобщения наиболее перспективных исследований западноевропейских, американских и российских авторов, диссертант трактует единство личности и об­щества как преобладание бесконфликтных взаимоотношений между ними на основе реализации принципов правового равенства и социальной справедливости и гармонизации взаимосвязей индивидуальной свободы, социальной ответственности, индивидуально-личностного смысла жизни и общечеловеческих ценностей.

Четвертая глава «Оппозиционность личности и общества и преодоление её антагонистических форм» посвящена изучению положительной и отрицательной оппозиционности и поиску путей преодоления её антагонистических форм.

В первом параграфе «Новые формы отчуждения личности как следствие усиления отрицательной оппозиционности в современном российском обществе» соискателем анализируется социальный феномен отрицательной оппозиционности.

Поскольку единство личности и общества носит диалектический характер, оно может переходить в свою противоположность – оппозиционность. В случае её положительной направленности социум успешно разрешает возникающие в нём противоречия и переходит к новым формам единства. Отрицательная оппозиционность, напротив, способствует нарастанию социальной напряжённости, углублению кризисных явлений, угрожающих целостности общества. Она определяется автором как такое состояние социальной системы, при котором преобладание одного или нескольких её полярных элементов или подсистем ведёт к распаду структурных связей, подавлению стабильного функционирования и развития других элементов и самой системы в целом. Одной из наиболее распространённых форм её проявления выступает отчуждение.

Под отчуждением диссертант понимает объективный процесс превращения деятельности человека в самостоятельную силу, господствующую над ним и враждебную ему. Феномен отчуждения пронизывает все сферы и уровни общественного бытия – экономическую (отчуждение от собственности), политическую (отчуждение от власти и управления), правовую (невозможность реализации своих прав), социально-психологическую (отчуждение от себя и других людей). Соискатель придерживается точки зрения, сторонники которой (Э.В. Ильенков, А.Н. Кочергин, И.С. Кон, Ж. Бодрийяр, Э. Ван ден Хаас и др.) выдвигают в качестве основы всех форм отчуждения личности её отчуждение в процессе труда (как социально организованной деятельности), заключающееся: в отчуждении условий деятельности от деятельности; в отчуждении результатов деятельности от субъекта деятельности; в отчуждении теории от практики; в машинном отчуждении (человек – придаток машины).

Причиной такого положения является преобладание капиталистических отношений в трудовой сфере, определяющих её сущностные черты и направленность: предельное разделение труда (конвейер); абстрактный характер производимого продукта для рабочего; отношение к труду лишь как к средству заработка; принцип «технической возможности» (т.е. замена человеческого труда машинным); принцип «максимальной эффективности» – труд направлен на получение максимальной прибыли, а не на развитие человеческой сущности.

Исходя из вышесказанного автором выделены следующие основные современные формы отчуждения личности в социальной сфере: 1) отчуждение человека от общества (индивидуализм и эгоизм); 2) отчуждение человека от человека (социальное одиночество); 3) отчуждение человека от политики (политический нигилизм и конформизм); 4) отчуждение социальных структур и институтов от широких слоёв населения (бюрократизм); 5) отчуждение человека от культуры (бездуховность, массовая культура); 6) отчуждение науки и техники; 7) отчуждение человека от экологии (загрязнение биосферы); 8) отчуждение человека от духовности и нравственности (дегуманизация, аморализм и потребительство).

Перечисленные формы отчуждения являются проявлением высокой степени негативной оппозиционности различных социальных слоёв российского общества. Демократизация страны привела к существенному ослаблению эксплуатации человека социальными институтами (сужение деятельности спецслужб, ликвидация ГУЛАГа, расширение прав и свобод личности, переход на рыночную экономику и др.). Однако увеличила отчуждение между людьми и группами, прежде всего, экономическое (спад производства, рост безработицы, падение уровня жизни и т.д.). Труд в таких условиях стал не средством самореализации, а попыткой обеспечить выживание. Закономерным результатом ухудшения экономического положения стало усиление всех других видов отчуждения (политического (отчуждения от власти), социального (платное образование, медицина и др.) и т.д.). Как следствие, девальвация идентичности личности россиянина с традиционными коллективистскими ценностями.

Соискателем обосновано утверждение, что в качестве детерминанты соответствующего типа социокультурных взаимодействий на основе овеществлённого труда, отчуждение становится субъективным феноменом и сопровождается преобладанием в сознании индивида таких поведенческих доминант, как чувство бессилия перед враждебными общественными силами, представление о бессмысленности своего существования, непризнание системы социальных ценностей (аномия), ощущение одиночества, самоотчуждение и т.д.

Намечены пути «снятия» отчуждения, главные из которых сводятся к созданию таких условий труда и образования, при которых каждый индивид смог бы максимально реализоваться на благо себя и общества. Для этого необходима ценностная переориентация общества и личности в направлении признания приоритета общечеловеческих гуманистических ценностей.

При этом необходимо помнить, что усиление отчуждения как проявления негативной оппозиционности может привести в итоге к нарастанию социальной напряжённости, которая способна перерасти в социальный конфликт. Об этом речь пойдёт в следующем параграфе.

Во втором параграфе «Конфликт личности и общества как крайняя форма проявления отрицательной оппозиционности между ними» диссертантом рассматривается проблема социального конфликта как выражение глубинных социальных противоречий между индивидами и социальными группами, чьи интересы обладают целевой оппозиционностью.

Под социальным конфликтом автор понимает крайнюю форму проявления антагонистического противоречия между оппозиционными социальными субъектами (личностями или социальными группами), обусловленную противоположностью их интересов (или потребностей, ценностей, целей) и выражающуюся в их столкновении (политическом, военном, юридическом и т.п.) с целью подавления (или уничтожения) одного из них.

К основным компонентам социального конфликта принято относить противоречие (источник конфликта); индивидов как носителей данного противоречия, представляющих различные социальные интересы (субъекты конфликта); ценности, блага, ресурсы и т.д., по поводу которых возникает конфликт (объект конфликта); нужды и потребности, материальные образования (предмет конфликта); столкновение субъектов (собственно конфликт); силу (физическую, интеллектуальную и моральную) как способность достигать поставленных целей.

Среди причин современного социального конфликта, по мнению автора, главными являются ценностные противоречия, связанные с неприятием ценностей, верований, убеждений и целей одних индивидов или групп другими людьми или коллективами. Нередко они усилены такими дополнительными факторами, способствующими возникновению конфликтов, как ограниченность ресурсов (борьба за средства жизнедеятельности); специфика организационной структуры и функционирования социальных групп и составляющих их индивидов (одни управляют, другие подчиняются); негативные межличностные взаимоотношения (стереотипы, предубеждения, неправильные стили поведения, ложные атрибуции и т.д.).

На основе типологии общественных отношений дана уточнённая классификация конфликтов между личностью и обществом:

1) по сферам проявления (экономические, идеологические, культурные, социально-бытовые, семейно-бытовые, духовно-нравственные, юридически-правовые, политические, экологические, производственно-трудовые, гендерные, возрастные);

2) по степени длительности и напряжённости (острые длительные, слабовыраженные и вялотекущие, слабовыраженные и быстротекущие, внутренние, внешние, прямые, косвенные, активные, пассивные скрытые (латентные));

3) по субъектам конфликтного взаимодействия (внутриличностные, межличностные, конфликты «личность – группа», межгрупповые, межгосударственные, межэтнические, конфликт принадлежности);

4) по предмету конфликта (реалистичные (предметные), нереалистичные (беспредметные));

5) по социальным последствиям (конструктивные, деструктивные).

Конфликты в обществе не проходят бесследно. Их последствия многообразны и могут иметь как негативное, так и позитивное значение. Поэтому, по словам М. Дойча, «цель состоит не в том, чтобы устранить или предотвратить конфликт, а в том, чтобы сделать его продуктивным» . То есть своевременно и оптимальным образом разрешать назревающие противоречия, переводя их в положительную оппозиционность. Её значению и роли в жизни личности и общества посвящён следующий параграф нашего исследования.

В третьем параграфе «Положительная (естественная) оппозиционность личности и общества как выражение диалектических противоречий» соискателем анализируется положительная оппозиционность личности и общества как созидающий и необходимый элемент социальной жизни, под воздействием которой происходит отрицание старых, отживших форм общественного устройства (отдельных компонентов социальной системы) и переход к новым, более совершенным в результате благополучного разрешения диалектических противоречий.

Социальная система как целостное образование проходит ряд этапов от зарождения, формирования и зрелости до перехода в качественно новое состояние. Соответственно этому процесс возникновения и развития диалектических противоречий также имеет несколько ступеней: от несущественных различий между противоположными сторонами в начале возникновения системы до их усиления и обострения. Характер противоречий зависит от специфики противоположных сторон, а также от тех условий, в которых разворачивается их взаимодействие. Определяющим здесь, на взгляд автора, является положительная (естественная) направленность социальной оппозиционности, под влиянием которой происходит формирование сущности самих противоречий.

Согласно диалектическому подходу источником общественного развития выступает единство и борьба противоположностей в рамках социальной системы. Однако наличие противоположных сторон является необходимым, но недостаточным условием развития. Они создают предпосылки для него, но не выступают его движущей силой. Только изменение одной противоположности относительно другой создает оппозиционную напряжённость, порождая диалектическое противоречие. Поэтому антагонистический или неантагонистический характер последнего обусловлен положительным (естественным) или отрицательным характером социальной оппозиционности.

Диссертантом выявлена группа факторов, играющих детерминирующую роль в формировании направленности оппозиционности между личностью и обществом: 1) степень различия в ценностях, целях и интересах разных индивидов и групп (целевая оппозиционность); 2) острота социальной напряжённости между личностями, социальными группами и обществом; 3) потенциальная разрешимость (степень готовности к общественным преобразованиям).

Социальная оппозиционность является естественной (положительной) в том случае, если возникающие в ходе её усиления диалектические противоречия в общественной системе своевременно снимаются: происходит отрицание устаревших форм общественного устройства и переход к новым, более прогрессивным. Таким образом, автор приходит к выводу о том, что главное отличие социальной оппозиционности от общественных противоречий заключается в её более фундаментальном характере: она служит предпосылкой возникновения противоречий и определяет их характер.

Соискателем выделены её типологические формы:

реформирование (замена или усовершенствование отдельных элементов или подсистем социальной системы с целью оптимизации её функционирования);

конкуренция (продуктивное соперничество между социальными системами и/или их элементами).

Раскрыты особенность и характер оппозиционности в современном российском обществе. Показаны причины усиления её негативной направленности, которые подразделяются на «старые» (генетические), нерешённые ещё в советском обществе (неспособность удовлетворять возрастающие потребности населения, уравниловка, ограничение свободы личности и т.д.) и «новые» (социальные), возникшие в результате реформ советской системы (разрушение общественной структуры, углубление кризиса экономики, науки, культуры, образования и т.д., декларирование свободы и демократии с одновременным усилением отчуждения народа от управленческих функций и собственности и др.).

Такое положение не способствует снятию социальной напряжённости и преодолению отрицательной оппозиционности между различными слоями российского социума. Выход видится в повороте к идеалам социальной справедливости, о которых будет говориться ниже.

В четвёртом параграфе «Социальная справедливость как главное условие преодоления оппозиционности и сохранения единства личности и общества» предметом рассмотрения выступает одна из важнейших категорий не только социальной философии, но также аксиологии и этики – «социальная справедливость», – чьи требования влияют на всю систему социальных ценностей в обществе.

Социальная справедливость трактуется автором как реальное воплощение принципов общественного устройства, направленных на укрепление социального единства (пропорционального распределения социальных благ и др.) и предотвращение возникновения отрицательной оппозиционности и антагонистических противоречий.

Её осуществление связывается с изменением ценностной системы в направлении признания приоритета общечеловеческих гуманистических ценностей и включает в себя ряд ключевых аспектов: психологический – восприятие распределения прав и обязанностей среди членов социальной группы или общества как справедливого, обеспечивающее психологический комфорт и сплочённость; правовой – законодательное закрепление справедливых социальных отношений в праве (гражданском, административном, уголовном) в сочетании с эффективным механизмом контроля за их соблюдением; социальный – предполагает равномерное распределение благ в обществе, как общей оценки благополучного состояния социума.

Соискателем выделен и классифицирован (по сферам жизнедеятельности личности) комплекс критериев для оценки социальной справедливости в отно­шении общества и личности: 1) государственно-правовой критерий (соответст­вие между гражданскими правами и обязанностями личности); 2) социально-нравственный (между конкретным поступком и общественным мнением); 3) религиозно-нравственный (между деянием и воздаянием); 4) социально-ста­тусный (между социальной принадлежностью и социальным положением); 5) профессионально-статусный (между профессиональной деятельностью и её общественным признанием); 6) административно-статусный (между практиче­ской ролью в жизни трудового коллектива и занимаемой должностью); 7) фи­нансово-трудовой (между трудом и материальным вознаграждением); 8) се­мейно-бытовой (между семейно-бытовыми правами и обязанностями); 9) ген­дерный (между социальным положением мужчин и женщин); 10) возрастной (между социальным положением взрослого населения, молодежи, детей и ста­риков).

Определяющую роль в этом комплексе играют государственно-правовой, социально-нравственный и финансово-трудовой критерии.

К основным механизмам, затрудняющим развитие социальной системы, относятся так называемые институциональные «ловушки», неэффективные, но устойчивые институты или нормы общественного устройства, тормозящие развитие. Замедление процесса реформирования российского общества определяется, с точки зрения автора, двумя такими ловушками, как социальное равенство (уравниловка) и государственный патернализм (отсутствие личной инициативы, активности).

Их преодоление видится в переходе российского общества к реальным (а не декларативным) демократическим формам управления, в основе которых должно лежать, прежде всего, духовно-нравственное воспитание и созидание новой гуманистической системы социальных ценностей. Это поможет нашей стране сохранить свою самобытность и самостоятельность, своё православное лицо и принципы коллективизма и соборности, развиваясь не только в политико-экономическом, но также и в научно-техническом и культурно-нравственном отношениях.

В заключении диссертации подводятся общие итоги исследования, формулируются основные результаты, обладающие научной новизной, практической значимостью и выносимые на защиту, намечаются перспективы дальнейшей разработки поставленных проблем.

В работе впервые проведено системно-целостное социально-философское исследование взаимодействия личности и социума (больших и малых социальных групп) с точки зрения их единства и оппозиционности.

На основе комплексного анализа наиболее перспективных подходов отечественных и зарубежных авторов («русского космизма», учения М.М. Бахтина об «ответственной личности», «нового ценностного мышления» Г.К. Гюнцля, «органического социума» А.Дж. Баама и др.) дана оригинальная трактовка структуры и интегративного качества современной целостной личности.

Посредством уточнения содержания методологически значимых соотносительных (парных) категорий: «социальное единство» – «социальная дополнительность» – «социальная оппозиционность» – «социальная напряжённость» раскрыта диалектика противоречивой взаимосвязи личности и современного социума. Рассмотрены новые формы отчуждения личности и проблема её конфликта с обществом как выражение антагонистических противоречий и отрицательной оппозиционности в современном обществе. Проанализированы диалектические противоречия и положительная (естественная) оппозиционность личности и общества. Обосновано положение о единстве личности и общества как преобладании бесконфликтных взаимоотношений между ними на основе реализации принципа социальной справедливости и гармоничного сочетания социальной свободы и ответственности личности, индивидуально-личностного смысла жизни и общечеловеческих ценностей.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Монографии:

  • Сомкин, А.А. Актуальные концепции «целостной личности» в современной социальной философии / А.А. Сомкин // Науч. ред. проф. Д.Е. Фролов. – Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 2006. – 120 с.
  • Сомкин, А.А. Проблема личности в современной американской философии: компаративистский подход / А.А. Сомкин. – Саранск, 2007 // Рукопись деп. в ИНИОН РАН от 19.09.07. – № 60380. – 128 с.
  • Сомкин, А.А. Учение А.Дж. Баама о целостной личности и современном обществе / А.А. Сомкин  // Науч. ред. проф. Д.Е. Фролов. – Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 2008. – 84 с.
  • Сомкин, А.А. Специфика системно-целостного изучения личности в современном социогуманитарном познании / А.А. Сомкин, С.Э. Алексерова, Н.Б. Андреев, Т.А. Бахор и др. // Философия, вера, духовность: истоки, позиции и тенденции развития: колл. монография / Под общ. ред. О.И. Кирикова. – Воронеж: ВГПУ, 2008. – Кн. 16. – С. 48-67.
  • Сомкин, А.А. Целостная личность и современный социум: единство и оппозиционность / А.А. Сомкин. – Саранск: Изд-во Морд. ун-та, 2010. – 292 с.

 

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации

результатов кандидатских и докторских диссертаций:

  • Сомкин, А.А. Ориентация на целостную личность как исходная установка «нового ценностного мышления» К. Гюнцля / А.А. Сомкин // Вестник Тамбовского ун-та. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов: Изд-во Тамбов. ун-та, 2008. – Вып. 1 (57). – С. 229-235.
  • Сомкин, А.А. Трактовка сущности целостной личности и её главного интегративного качества в трудах русских философов-космистов (социально-философский аспект) / А.А. Сомкин // Вестник Тамбовского ун-та. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов: Изд-во Тамбов. ун-та, 2008. – Вып. 11 (67). – С. 376-382.
  • Сомкин, А.А. Взаимодействие личности и социальной группы как фактор гармоничного развития регионального социума / А.А. Сомкин // Регионология. Научно-публицистический журнал. – Саранск: «Крас. Окт.», 2008. – № 2 (63). – С. 221-226.
  • Сомкин, А.А. Формально-логическое моделирование в исследовании целостных социальных систем / А.А. Сомкин // Известия Волгоградского государственного педагогического ун-та. Сер. «Социально-экономиче-ские науки и искусство» / Научный журнал. – Волгоград: Изд-во «Перемена», 2008. – № 8 (32). – С. 8-11.
  • Сомкин, А.А. Свобода и ответственность личности как взаимосвязанные социально-философские категории / А.А. Сомкин // Аспирантский вестник Поволжья / Научно-информационный межвузов. журнал. – Самара. – № 5-6. – 2008. – С. 75-81.
  • Сомкин, А.А. Специфика интегративной функции социальной философии в современном социогуманитарном познании / А.А. Сомкин // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина / Научный журнал. Серия философия. Отв. ред. А.А. Беляева. – СПб. – № 2. – 2009. – С. 149-156.
  • Сомкин, А.А. Диалектика соотносительных категорий: «социальное единство», «социальная дополнительность», «социальная оппозиционность» и «социальная напряжённость» / А.А. Сомкин // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина / Научный журнал. Серия философия. Отв. ред. А.А. Беляева. – СПб. – № 3. – Т. 1. – 2009. – С. 188-199.
  • Сомкин, А.А. Сущность личности в отечественной философии советского периода и творчестве М.М. Бахтина: альтернативность подходов / А.А. Сомкин // Вестник Тамбовского ун-та. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов: Изд-во Тамбов. ун-та, 2009. – Вып. 11 (79). – С. 163-169.

 

Статьи в научных сборниках:

  • Сомкин, А.А. «Целостная личность» и её интегративное качество в философии В.С. Соловьёва и Н.А. Бердяева / А.А. Сомкин // Социально-гуманитарные исследования: теор. и практ. аспекты (Межвуз. сб. науч. тр.). – Саранск: Ковылк. тип., 2006. – Вып. V. – С. 105-108.
  • Сомкин, А.А. Личность и социум в современном американском «органицизме» (по концепции А. Баама) / А.А. Сомкин // Философия. Наука. Культура (по материалам ХХХХII Евсевьевских чтений): сб. науч. тр.; Мордов. гос. пед. ин-т. – Саранск, 2007. – С. 96-101.
  • Сомкин, А.А. Проблема понимания сущности «целостной личности» в современной социальной философии / А.А. Сомкин // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: междунар. сб. науч. тр. / под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Вып. ХХХVIII. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – С. 24-29.
  • Сомкин, А.А. «Новое ценностное мышление» К. Гюнцля в контексте современных глобальных проблем / А.А. Сомкин // III Державинские чтения в РМ: мат-лы регион. науч.-практ. конф., Саранск, 21 марта 2007 г. / Рос. правовая акад. М-ва юстиции РФ, Средне-Волж. фил.; / [редкол.: В.А. Адушкин и др.]. – Саранск: «Крас. Окт.», 2007. – С. 378-380.
  • Сомкин, А.А. Проблема свободы и ответственности в концепции А.Дж. Баама и М.М. Бахтина – компаративистский подход / А.А. Сомкин // Философия в XXI веке: междунар. сб. науч. тр. / под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Воронеж: ВГПУ, 2007. – Вып. 14. – С. 10-21.
  • Сомкин, А.А. Проблема толерантности в полиэтничном обществе как проблема соотношения индивидуальной и социальной этики (в философско-этической концепции «органицизма») / А.А. Сомкин // Социально-демогр. проблемы Поволжья в этническом измерении: мат-лы Всерос. науч. конф., г. Саранск, 22-23 мая 2007 / МГУ им. Н.П. Огарёва; [отв. ред. проф. Н.М. Арсентьев]. – Саранск: Изд. центр Историко-социол. ин-та МГУ им. Н.П. Огарёва, 2007. – С. 314-316.
  • Сомкин, А.А. Социально-психологические основы формирования и воспитания современной гармоничной личности в отечественной и зарубежной традиции: компаративистский подход / А.А. Сомкин // Традиции и воспитание: мат-лы междунар. научно-практ. конф. (МГУ им. Н.П. Огарёва 24-26 окт. 2007 г.) / Правительство РМ, МГУ им. Н.П. Огарева и др.; редкол.: Н.И. Мешков (отв. ред.), Ж.А. Конакова, Т.Д. Андронова и др. – Саранск: Изд-во Мордов. гос. ун-та, 2007. – С. 324-327.
  • Сомкин, А.А. Системный подход и актуальные проблемы современного образования (философский анализ) / А.А. Сомкин // Интеграция образования. Научно-методический журнал. – Саранск: «Крас. Окт.», 2008. – № 2 (51). – С. 107-112.
  • Сомкин, А.А. Проблема личности в современном гуманитарном познании: системно-целостный подход / А.А. Сомкин // Мат-лы V юбилейной междунар. науч.-практ. конф. «Татищевские чтения: Актуальные проблемы науки и практики» / Гуманитарные науки и образование. Раздел «Человек и общество: история и современность» (г. Тольятти, 16-19 апреля 2008 г.). – Тольятти: изд-во Волжского ун-та им. В.Н. Татищева, 2008. – Ч. 1. – С. 334-349.
  • Сомкин, А.А. Специфика диалогического характера социального взаимодействия как процесса формирования целостной личности / А.А. Сомкин // Языковой дискурс в социальной практике: Мат-лы межвуз. науч.-практ. конф. – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. – С. 271-276.
  • Сомкин, А.А. Проблема свободы личности в современных социально-философских концепциях – компаративистский подход / А.А. Сомкин // Философия и современность: мат-лы Междунар. науч.-теорет. конф. (Саранск, 21-22 янв. 2008 г.): в 2 ч. / [редкол.: Б.Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.]; Саран. кооп. ин-т РУК. – Саранск, 2008. – Ч.1. – С. 87-90.
  • Сомкин, А.А. Американский прагматизм Д. Дьюи, У. Джеймса, А. Баама: компаративистский подход / А.А. Сомкин // XXXVI Огарёвские чтения: материалы науч. конф.: в 3 ч. Ч. 1. Гуманитарные науки / сост. О.И. Скотников; отв. за вып. В.Д. Черкасов. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. – С. 22-24.
  • Сомкин, А.А. Социокультурный аспект формирования целостной личности (по концепции А.Дж. Баама) / А.А. Сомкин // Вестник Российского философского общества. – М.: «Московские учебники и СиДиПресс», 2008. – № 2 (46). – С. 81-83.
  • Сомкин, А.А. «Целостная личность» в представлении Н.Ф. Фёдорова, К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского: пути и перспективы развития / А.А. Сомкин // Всероссийская науч.-практ. конф. «Четвертые Саранские философские чтения»: Русская философия: историография, источниковедение, методология / МГУ им. Н.П. Огарёва [и др.; под общ. ред. Е.В. Мочалова]. – Саранск, 2008. – С. 282-285.
  • Сомкин, А.А. Роль семьи в формировании современной гармоничной личности / А.А. Сомкин // Роль семьи в сохранении родного языка и национальных традиций: мат-лы Всерос. науч.-практ. конф. (Саранск, 24-25 апр. 2008 г.) / редкол.: Н.И. Мешков (отв. ред.) [и др.]. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. – С. 112-115.
  • Сомкин, А.А. Специфика культуры как социального механизма формирования целостной личности / А.А. Сомкин, О.А. Данилова // IV Державинские чтения в республике Мордовия: мат-лы регион. науч.-практ. конф. (г. Саранск, 29-30 апр. 2008 г.) / РПАМЮ РФ, Средне-Волж. фил.; [редкол. В.А. Адушкин и др.]. – Саранск: «Крас. Окт.», 2008. – С. 435-437.
  • Сомкин, А.А. Становление и развитие системных идей в современном социогуманитарном познании / А.А. Сомкин // IV Державинские чтения в республике Мордовия: мат-лы регион. науч.-практ. конф. (г. Саранск, 29-30 апр. 2008 г.) / РПАМЮ РФ, Средне-Волж. фил.; [редкол. В.А. Адушкин и др.]. – Саранск: «Крас. Окт.», 2008. – С. 543-547.
  • Сомкин, А.А. Философско-методологические основания концепции «нового мышления» / А.А. Сомкин // Человек и общество: на рубеже тысячелетий: междунар. сб. науч. тр. / под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Вып. ХLII. – Воронеж: ВГПУ, 2008. – С. 13-21.
  • Сомкин, А.А. Специфика понятия «социальная группа» в социально-философской концепции А.Дж. Баама / А.А. Сомкин // Язык. Культура. Общество: сб. науч. тр.; ГОУ ВПО «МГУ им. Н.П. Огарёва». – Саранск: Тип. «Рузаевский печатник», 2008. – С. 93-96.
  • Сомкин, А.А. Специфика современного гуманитарного познания / А.А. Сомкин // Труды членов Российского философского общества. – М.: Российское философское общество, 2008. – Вып. 15. – С. 311-317.
  • Сомкин, А.А. Стратегия развития российского социума в условиях глобального экологического кризиса (опыт системного анализа) / А.А. Сомкин // Приволжский федеральный округ: социально-экономические векторы развития: мат-лы Всерос. науч. конф. (г. Саранск, 15-16 мая 2008 г.) / МГУ им. Н.П. Огарёва; [отв. ред. проф. Н.М. Арсентьев]. – Саранск: Изд. центр Историко-социол. ин-та МГУ им. Н.П. Огарева, 2008. – С. 188-195.
  • Сомкин, А.А. Проблема формирования современного гуманистического мировоззрения в концепции «нового мышления» Г.К. Гюнцля / А.А. Сомкин // Молодёжь в начале XXI века: основные ценности, позиции, ориентиры [Текст]: мат. III Междунар. науч. конф. молодых учёных, аспирантов и студентов, 20-21 нояб. 2008 г. / [редкол.: А.П. Жабин (гл. ред.), Л.Г. Лебедева (отв. ред.) и др.]. – Ч. 1. – Самара: Изд-во Самар. гос. экон. ун-та, 2008. – С. 279-282.
  • Сомкин, А.А. Кому и зачем нужна социальная философия? Или возможна ли единая наука о человеке: интеграция versus дифференциация / А.А. Сомкин // Центр и периферия: науч.-публицист. журн. Рос. академия наук, НИИ гуманитар. наук при Правительстве РМ. – Саранск. – № 4. – 2008. – С. 4-8.
  • Сомкин, А.А. Модернизация отечественной системы образования в контексте проблемы формирования гармоничной целостной личности / А.А. Сомкин // Интеграция региональных систем образования: мат-лы VI Междунар. конф. – Саранск, 11-12 дек. 2008 г. – Вып. 6: в 2 ч. / отв. ред. проф. Н.П. Макаркин; сост.: В.И. Ивлев, Н.В. Маркина. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – Ч. 1. – С. 30-33.
  • Сомкин, А.А. Специфика интеграции социальных групп в общество (по концепции А.Дж. Баама) / А.А. Сомкин, Н.В. Бойков // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты: межвуз. сб. науч. тр. / редкол.: Л.И. Савинов (пред.) [и др.]. – Саранск: Ковылк. тип., 2009. – Вып. VII. – С. 11-14.
  • Сомкин, А.А. Мотивационные механизмы регуляции поведения малых социальных групп / А.А. Сомкин, Н.В. Бойков, С.В. Алуев // Социально-гуманитарные исследования: теоретические и практические аспекты: межвуз. сб. науч. тр. / редкол.: Л.И. Савинов (пред.) [и др.]. – Саранск: Ковылк. тип., 2009. – Вып. VII. – С. 46-48.
  • Сомкин, А.А. Проблема отчуждения в современном обществе / А.А. Сомкин // XXXVII Огарёвские чтения: мат-лы науч. конф.: в 3 ч.: Гуманитарные науки / сост. О.И. Скотников; отв. за вып. В.Д. Черкасов. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – Ч. 1. – С. 27-29.
  • Сомкин, А.А. Интересы личности в структуре социальной деятельности (по концепции А.Дж. Баама) / А.А. Сомкин // XXXVII Огарёвские чтения: мат-лы науч. конф.: в 3 ч.: Гуманитарные науки / сост. О.И. Скотников; отв. за вып. В.Д. Черкасов. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – Ч. 1. – С. 42-44.
  • Сомкин, А.А. Категории единство и оппозиционность и их роль в изучении целостных социальных систем / А.А. Сомкин // Актуальные проблемы науки: мат-лы Международной научно-практ. конф., – Кузнецк, 25 сент. 2009 г. – Вып. VI. В 3 т. – Кузнецк: Тип. ИП Тугушева С.Ю., 2009. – Т. 2. – С. 160-166.
  • Сомкин, А.А. Проблема конфликта личности и общества в социальной философии: история и современность / А.А. Сомкин // Гуманитарные исследования: традиции и инновации: межвуз. сб. науч. тр. / редкол.: Н.Л. Новикова (отв. ред.) [и др.]. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – Вып. 3. – С. 183-190.
  • Сомкин, А.А. К вопросу о социальной справедливости в современном обществе / А.А. Сомкин // Мат-лы итоговой региональной научно-практ. конф. «Научный потенциал молодежи – будущему Мордовии»: в 2 ч.: Гуманитарные науки / сост.: О.В. Бояркина, О.И. Скотников; отв. ред. В.Д. Черкасов. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. – С. 326-328.
  • Сомкин, А.А. Эволюционный антропоцентризм как исходная установка русского космизма (Н.Ф. Федоров, В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский) / А.А. Сомкин // Мат-лы ХII Всероссийских чтений, посвящённых братьям Киреевским «Оптина пустынь и русская культура». – Калуга: КГПУ им. К.Э. Циолковского, 2009. – С. 110-115.
  • Сомкин, А.А. Специфика целостных социальных систем как объектов комплексного исследования / А.А. Сомкин, Л.А. Пореченская, Н.В. Бойков, В.В. Какаев // Сб. науч. тр. Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского / отв. ред. С.А. Нарсеев. – СПб.: Изд-во ВКА, 2009. – Т. 2. – С. 94-98.
  • Сомкин, А.А. Положительная оппозиционность личности и общества как выражение диалектических противоречий / А.А. Сомкин // Сб. науч. тр. Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского / отв. ред. С.А. Нарсеев. – СПб.: Изд-во ВКА, 2009. – Т. 2. – С. 98-103.
  • Сомкин, А.А. Трёхкратная смена идеологической парадигмы в понима-нии единства личности и социума в отечественной философии ХХ века // Гуманитарий. Ежегодник Историко-социологического института МГУ им. Н.П. Огарёва / глав. ред. Н.М. Арсентьев. – Саранск. – № 9. – 2010. – С. 11-20.

Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности / Л. Хьелл, Д. Зиглер. – СПб.: Питер, 2003. – 608 с.

Cattel R.B. Handbook of modern personality theory / R.B. Cattel, R.M. Dreger. – N.Y.: Acad. Press, 1972. – 756 p.

Kuhn T. Seconds Thoughts on Paradigms // Kuhn T. The Structure of Scientific Theories. – Urbana, 1974. – P. 459-482.

Ермолаева О.А. Основные принципы, методы и уровни современного парадигмального подхода / О.А. Ермолаева // Вестник НГУ им. Н.И. Лобачевского. – Н. Новгород., № 1 (9). – 2008. – С. 165.

Gunzlе Ch. Bewaltigungen der Vergangenheit und der Zukunft durch «Neues Denken» / Ch. Gunzlе. – Linz: Universitatsverlag R. Trauner, 1992. – 190 S.

Последователями учения Г.К. Гюнцля в Австрии и Германии выступили: Р. Кёхер, В. Прёльс, П. Фишер, Р. Хехт и др.; в России: О.Я. Гелих, Н.В. Казакова, В.В. Минеев, В.П. Нефедов, Д.М. Филин и др.

Deutsh M. The Resolution of Conflict / M. Deutsh. – New Haven, 1973. – P. 17.

Социальная энергия понимается нами как способность мобилизации и объединения физических, психических, интеллектуальных и нравственных усилий социальных агентов (личностей, социальных групп, общества в целом) на решение общественно значимых задач.

Бахтин М.М. Искусство и ответственность // Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. – М.: Худ. лит., 1986. – С. 3-4.

Gunzlе Ch. Die Gesellschaft des Atomzeitalters / Ch. Gunzlе. – Wels: Verlag Welsermuhl, 1958. – S. 135.

Bahm A.J. Why be moral? / A.J. Bahm. – New Mexico. Albuquerque: World books, 1992. – Р. 241.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.