WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Всеобщее, особенное, единичное в структуре картины мира: философский анализ

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

Иванов Сергей Юрьевич

Всеобщее, особенное, единичное в структуре картины мира: философский анализ

09.00.01 – онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Магнитогорск – 2012

Работа выполнена на кафедре философии

ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет»

Научный консультант: Дегтярев Евгений Владимирович – доктор философских наук, проф., зав. кафедрой и профессор кафедры философии ФГБОУ ВПО «Магнитогорский государственный университет», г. Магнитогорск.

Официальные оппоненты:

Апухтина Нина Георгиевна – доктор философских наук, профессор, «Челябинская государственная академия культуры и искусств», г. Челябинск.

Кашапов Фёдор Адеевич – доктор философских наук, профессор, «Челябинская государственная медицинская академия», г. Челябинск.

Урманцев Наиль Мустафеевич – доктор философских наук, профессор, «Башкирский государственный аграрный университет», г. Уфа.

Ведущая организация: Челябинский государственный университет, г. Челябинск.

           

Защита состоится « 16» марта 2012 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.112.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при Магнитогорском государственном университете по адресу: 455038, г. Магнитогорск, пр. Ленина, 114, ауд. 211.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Магнитогорского государственного университета.

Текст автореферата размещен на сайте Высшей аттестационной комиссии http://vak.ed.gov.ru/ru/dissertation/ «       » ноября  2011 года

           

Автореферат разослан «____» __________________ 2012 года.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор философских наук,

профессор                                                                                                                      Дегтярев Е. В.

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. На современном этапе развития человеческого общества весьма актуальной выступает проблема роста научного и технического знания. Данный рост нередко бывает сопряжен с доминированием не только такой формы общественного сознания как наука, но и мифологическими, религиозными, идеологическими факторами. В связи с этим возникает проблема демаркации роста научного (да и не только научного, но и любого другого) знания. Также особо актуальной задачей выступает выявление во всем многообразии культуры человеческого рода таких структур и механизмов, посредством которых приращение знания осуществляется с необходимостью, а не случайным образом. Вместе с тем, получение истинных знаний не может ограничиваться лишь научными средствами и принципами. Как показано в настоящем исследовании, выявление структуры картины мира, определение того, чем она является по своему существу, в известной степени поможет определить концептуальные основания и логику приращения истинных знаний. Последнее выступает одной из актуальнейших задач современности.

Отметим также, что значимость проблемы исследования структуры картины мира с точки зрения всеобщего, особенного и единичного определяется необходимостью познания структуры как самой картины мира (выводящей на методологию приращения истинных знаний), так и содержательных ее аспектов. Вопрос о картине мира, о том каковой она должна быть, что она должна собой представлять, какие функции она должна выполнять, всегда интересовал и философов, и науковедов, и ученых из различных отраслей науки. Онтологические и гносеологические основания картины мира определяют не только предметное тело науки, но и, в известной степени, обусловливают тенденции ее развития как единого целого. В этом смысле они выступают крайне важной и актуальной проблемой, требующей серьезного анализа.

Достаточно важной является и проблема взаимосвязи структурных элементов картины мира с категориями и понятиями современного философского дискурса. Выявление конкретных механизмов данной взаимосвязи позволит более точно определить истинную роль и значение онтологии и гносеологии в развитии науки, более четко обозначить предметные области и философии науки, и методологии научного познания.

Кроме того, выявление и анализ структуры картины мира (в некоторых аспектах) позволит, в свою очередь, уточнить ряд вопросов, связанных с сугубо мировоззренческой проблематикой как философии, так и науки, определить истинную роль и значение философских категорий в становлении научного мировоззрения.

Степень разработанности проблемы. Проблеме соотношения категорий всеобщего, особенного и единичного, а также степени их влияния на структуру картины мира, уделяли внимание многие исследователи. Уже категориальное истолкование бытия через призму всеобщего, особенного и единичного в эпоху Античной философии с необходимостью приводит к определенному взгляду на мир, к определенным концептам того, как его должно познавать, как он вообще устроен и что он собой представляет. Такого рода вопросы ставили и по-своему решали представители Милетской школы (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен), мыслители Пифагорейской школы (Аристоксен, Архит Тарентский, Пифагор, Филолай), представители Элейской школы (Парменид, Зенон, Ксенофан), а также Эмпедокл, Анаксагор, Демокрит. Немаловажный вклад в данную проблематику внесли Сократ, Платон и Аристотель. Аристотель обобщил воззрения философов Античности и подвел своеобразный итог изысканиям мыслителей того времени по проблеме взаимосвязи всеобщего и единичного, определил роль и функции последних в структуре познания мира.

В Средние века, в эпоху Возрождения и в Новое время проблемы всеобщего, особенного, единичного в своих системах разрабатывали П. Абеляр, Фома Аквинский, Дж. Беркли, Ф. Бэкон, Альберт Великий, Вильгельм из Шампо, Г. Гегель, Т. Гоббс, Р. Декарт, И. Кант, Ансельм Кентерберийский, Г. Лейбниц, Дж. Локк, Николай Кузанский, У. Оккам, Росцелин, Б. Спиноза, Л. Фейербах, И. Фихте, Ф. Шеллинг, И. С. Эригена, Д. Юм.

Основатели философии диалектического материализма также внесли свой немалый вклад в решение проблемы всеобщего, особенного и единичного.

Многие отечественные мыслители, занимающиеся категориальным анализом всеобщего, особенного и единичного, также определяли роль и методологическую значимость последних для построения общей картины мира. Такие исследователи как А. Т. Артюх, Н. К. Вахтомин, Д. П. Горский, Б. М. Кедров, М. К. Мамардашвили, Л. К. Науменко, Ю. В. Осипов, Е. Ф. Солопов, Н. И. Шишлянников работали над дискурсивным анализом категорий всеобщего, особенного, единичного, выявляли их взаимосвязь с другими категориями диалектики. Ряд выдающихся отечественных мыслителей разрабатывали вопросы определения роли категорий всеобщего, особенного, единичного в диалектической логике и диалектическом материализме. К ним можно отнести Ж. М. Абдильдина, А. С. Арсеньева, Г. С. Батищева, В. С. Библера, В. А. Вазюлина, А. А. Зиновьева, Э. В. Ильенкова, П. В. Копнина, М. М. Розенталя и др. Многие исследователи интересовались формально-логическим содержанием категорий всеобщего, особенного, единичного. Среди них Г. Л. Бакрадзе, А. З. Барков, Т. В. Богомолова, Н. И. Бродский, В. В. Васильев, А. С. Волгина, М. Ф. Волкова, Л. С. Григорьева, П. Т. Ефимова, Е. Н. Зубань, Е. М. Зуйкова, К. Ч. Карабеков, А. М. Карпенко, Н. Н. Константинов, Ю. В. Лакис, Г. Д. Левин, В. А. Москаленко, Ю. И. Падалкин, З. Ф. Петрова, Л. К. Порфирьев, Ю. М. Почта, Ю. В. Преображенская, И. Свинцов, В И. Семенов, Н. Г. Скворцов, Л. А. Соломонова, Д. Спасов, В. П. Степанов, М. С. Строгович, Т. Д. Суходуб, Ю. В. Табакеев, И. Н. Тасев, А. Е. Фурман, П. Христова, Е. А. Черняева и др.

Проблемами поиска методологических путей выявления структуры картины мира занимались С. П. Крымский, В. А. Лекторский, И. Я. Лойфман, Е. А. Мамчур, В. С. Тюхтин, А. Д. Урсул, Г. П. Щедровицкий, Б. Г. Юдин и др. Вопросам определения роли и значимости предельных оснований бытия в научной картине мира, а также логике развития последней посвящены работы Я. Ф. Аскина, Л. Б. Баженова, В. П. Бранского, В. С. Готта, В. П. Каратеева, С. Т. Мелюхина, Л. А. Микешиной, Н. Ф. Овчинникова, А. И. Уемова, И. З. Цехмистро, М. Г. Чепикова, В. И. Шинкарука и др. Исследовали взаимосвязь между философией и наукой, а также разрабатывали вопросы единства, генезиса и структурирования знаний в современной картине мира такие мыслители как Н. Т. Абрамова, И. А. Акчурин, А. Г. Антипенко, В. И. Аршинов, Б. В. Бирюков, Л. Э. Венцковский, Е. В. Дегтярев, К. Х. Делокаров, Н. П. Депенчук, Г. А. Ключарев, А. С. Манасян, В. Ф. Манухин, Н. И. Мочалов, А. Л. Никифоров, И. Б. Новик, Л. И. Новикова, М. М. Новоселов, А. И. Панченко, Г. И. Рузавин, Ю. В. Сачков, В. М. Семенчев, В. Т. Салосин, Э. Д. Семенюк, А. Ф. Степанищев, Н. Д. Тищенко, Л. В. Фесенкова, Д. И. Широканов и др. Из зарубежных исследователей в первую очередь, в данном контексте, необходимо упомянуть Д. Агасси, К. Вайцзеккера, М. Вердеса, И. Зеемана, Т. Куна, И. Лакатоса, М. Полани, К. Поппера, У. Резеберга, С. Э. Тулмина и др.

Непосредственно структурой картины мира в определенных ее аспектах занимались В. Г. Горохов, И. А. Мамчур, И. П. Меркулов, А. П. Огурцов, В. Н. Порус, А. И. Ракитов, В. М. Розин, В. С. Степин, Ю. Б. Татаринов, А. Н. Чумаков, С. Б. Шухардин, и др.

Систематизация и анализ исследований по проблеме структуры картины мира свидетельствуют о целесообразности выявления в последней всеобщих, особенных и единичных аспектов, определения роли и значимости в картине мира таких категорий, каковыми и являются всеобщее, особенное и единичное.

Объект исследования. Объектом диссертационного исследования выступает картина мира.

Предмет исследования. Предметом диссертационного исследования являются всеобщее, особенное и единичное в структуре картины мира.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования выступает выявление и анализ всеобщего, особенного и единичного в структуре картины мира.

Цель определила задачи исследования:

– рассмотреть генезис категорий всеобщего, особенного и единичного;

– выявить сущностные аспекты категорий всеобщего, особенного и единичного;

– рассмотреть генезис представлений о картине мира;

– выявить сущностные аспекты картины мира;

– определить основные структурные компоненты картины мира;

– выявить всеобщее, особенное, единичное в онтологическом компоненте картины мира;

– выявить всеобщее, особенное, единичное в гносеологическом компоненте картины мира;

– выявить всеобщее, особенное и единичное в мировоззренческом компоненте картины мира;

– определить всеобщее, особенное, единичное в качестве структурных компонентов картины мира в современной философии;

Методология исследования. Методологическими основаниями диссертационного исследования выступают: диалектический метод; метод структурно-функционального анализа; системный подход. Диссертационное исследование основывается на принципах единства абстрактного и конкретного, а также единства исторического и логического. В работе также применяются и такие общенаучные методы как анализ и синтез, индукция и дедукция, обобщение и аналогия, сравнение и классификация.

Научная новизна исследования.

  1. Разработаны авторские определения категорий всеобщего, особенного и единичного.
  2. Доказано, что фактор всеобщего обусловливает единство в многообразии других факторов окружающей действительности.
  3. Выявлено, что фундаментальным основанием становления, формирования и развития картины мира выступает не столько история научных открытий, сколько генезис категориальных представлений о сущем (о бытии).
  4. Обнаружено, что существующая совокупность категорий и понятий отображающих картину мира, детерминирует выбор стратегии научного поиска ученого.
  5. Выявлено, что всеобщий уровень онтологического компонента картины мира реализуется через категорию бытия. Особенный уровень онтологического компонента картины мира выражается через категорию субстанции. Единичный уровень онтологического компонента картины мира определяется через совокупность понятий различных материальных объектов.
  6. Обнаружено, что всеобщий уровень гносеологического компонента картины мира определяется «законами диалектики», универсальными законами функционирования и развития бытия. Особенный уровень гносеологического компонента картины мира выражается через всеобщие законы функционирования и развития природного бытия. Единичный уровень гносеологического компонента картины мира реализуется через совокупность частнонаучных законов.
  7. Открыто, что всеобщий уровень мировоззренческого компонента картины мира определяется общечеловеческим (родовым) мировоззрением. Особенный уровень мировоззренческого компонента картины мира выражается посредством частного мировоззрения. Единичный уровень мировоззренческого компонента картины мира реализуется через индивидуальное мировоззрение.
  8. Разработана авторская концепция структуры родового мировоззрения, частного мировоззрения, индивидуального мировоззрения.
  9. Разработаны авторские трактовки картины мира, родового мировоззрения, частного мировоззрения, индивидуального мировоззрения.
  10. Открыто, что родовое мировоззрение лежит в основаниях картины мира, частное мировоззрение детерминируется родовым мировоззрением, а индивидуальное мировоззрение выступает как единичный фактор частного мировоззрения.
  11. Выявлены и раскрыты основные механизмы детерминации частного мировоззрения, определены основные связи и зависимости между частным мировоззрением и его основными структурными компонентами.
  12. Определено, что выявленные в данном исследовании структурные аспекты картины мира соответствуют базовым структурным «элементам» онтологии Н. Гартмана, феноменологии Э. Гуссерля, фундаментальной онтологии М. Хайдеггера, экзистенциализма Ж. П. Сартра, большинства представителей классического позитивизма, эмпириокритицизма, неопозитивизма, постпозитивизма, структурализма и постмодернизма.

Положения выносимые на защиту:

– всеобщее представляет собой такое исходное основание, которое обусловливает единство в многообразии различных явлений действительности. То есть всеобщее фактом своего бытия полагает к существованию многие другие факты реальности, которые реализуются в виде тенденции, объединяющей богатство и многообразие явлений действительности в систему, в единое целое; 

– особенное есть такой способ, через который всеобщее реализует себя в объективной действительности. Особенное представляет собой способ существования всеобщего, средство саморепрезентации данного всеобщего;

– единичное есть уникальная форма существования всеобщего, то есть всеобщее реализует себя через совокупность тех или иных единичных фактов действительности;

– картина мира представляет собой такого рода реальность, которая выражается, прежде всего, посредством «понятия понятия». Картина мира как «понятие понятия» реализует себя в трех базовых компонентах: в онтологическом, в гносеологическом и в мировоззренческом;

– базовые структурные «элементы» онтологии Н. Гартмана соответствуют выявленным в данном исследовании структурным аспектам картины мира. В частности бытие в онтологии Н. Гартмана относится к всеобщему уровню онтологического аспекта картины мира; физически-материальный, органически-живой, душевный и исторически-духовный слои бытия относятся к особенному уровню онтологического аспекта картины мира. Закон возвращения, закон нового и закон дистанции относятся к всеобщему уровню гносеологического аспекта картины мира, принцип детерминизма и принцип «экстракаузальных детерминант» относятся к особенному уровню гносеологического аспекта картины мира;

– в учении Э. Гуссерля феноменология как наука о «чистых феноменах» соответствует единичному уровню онтологического аспекта картины мира; в фундаментальной онтологии М. Хайдеггера всеобщим уровнем онтологического аспекта картины мира выступает бытие, особенным уровнем онтологического аспекта выступает Dasein, единичный уровень онтологического аспекта картины мира представлен самими феноменами; в экзистенциализме «экзистенциалы» человеческого существования представляют собой суть индивидуальное, уникальное, отдельное, личностное, но вместе с тем жизненно важное и фундаментальное, поэтому относятся к единичному уровню онтологического аспекта картины мира;

– представители классического позитивизма, эмпириокритицизма, неопозитивизма и постпозитивизма в качестве основных объектов философского анализа выделяют «элементы», соответствующие выявленной в данном исследовании структуре картины мира. Факты, явления и феномены действительности относятся к единичному уровню онтологического аспекта картины мира, устойчивые связи между данными фактами и явлениями действительности относятся к единичному уровню гносеологического аспекта картины мира, общие законы развития природы относятся к особенному уровню гносеологического аспекта картины мира, наука как форма общественного сознания, ее различные отрасли, специфические частнонаучные образования соответствуют особенному уровню мировоззренческого аспекта картины мира;

– представители структурализма в качестве основных объектов философского анализа выделяют «элементы», соответствующие структурным аспектам картины мира: сами структуры как формы объективной реальности соответствуют уровню особенного онтологического аспекта картины мира, различные многообразные и специфические составляющие данных структур соответствуют уровню единичного онтологического аспекта картины мира, всеобщие и необходимые связи, выражающие сущность структуры как таковой относятся к уровню особенного гносеологического аспекта картины мира, устойчивые, необходимые и повторяющиеся связи между отдельного рода элементами той или иной индивидуальной структуры определяют единичный уровень гносеологического аспекта картины мира;

– ряд виднейших представителей постмодернизма в качестве базовых объектов своего философского анализа вводят «элементы», соответствующие структурным аспектам картины мира: М. Фуко выделяет «полифонию» и многообразие различных артефактов человеческой культуры, которые мы относим к уровню единичного онтологического аспекта картины мира, исторические эпистемы мы относим к уровню особенного онтологического аспекта картины мира, единое, языковое, смыслообразующее поле дискурса – к уровню всеобщего онтологического аспекта картины мира. Ж. Деррида в основу своей философской системы кладет метод деконструкции, фундирующий уникальность в многообразии различных индивидуальных форм культуры определяемых нами как единичное онтологического аспекта картины мира. Ж. Делез в своих философских воззрениях возвращается к анализу бытия (уровень всеобщего онтологического компонента картины мира), которое реализуется посредством действия симулякров (особенное онтологического компонента картины мира), приводящих к разного рода «различенностям» в многообразных формах человеческой культуры (единичное онтологического аспекта картины мира);

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость настоящего исследования состоит в том, что материалы диссертации и полученные в исследовании выводы могут внести определенный вклад в такие сферы философского знания как онтология и гносеология.

Практическая значимость данного диссертационного исследования состоит в том, что материалы диссертации и полученные выводы будут полезны при чтении базового курса философии, а также при разработке курса «Онтология и теория познания» и соответствующих спецкурсов.

Апробация результатов исследования.

Основные положения диссертации обсуждались на Российской научной конференции «Философия ценностей» (Курган, 2004); на Международной научной конференции «Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук» (Магнитогорск, 2006); на XLIV внутривузовской конференции преподавателей МаГУ «Современные проблемы науки и образования» (Магнитогорск, 2007); на Всероссийской научной конференции «Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук» (Магнитогорск, 2008); на Международной научно-практической конференции «Социальные проблемы современной молодежи» (Магнитогорск, 2008); на XI Международной научной конференции «Ильенковские чтения» (Москва, 2009); на XLVI внутривузовской конференции преподавателей  МаГУ «Современные проблемы науки и образования» (Магнитогорск, 2009); на Международной научной конференции «Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук» (Магнитогорск, 2009); на Всероссийской научной конференции «Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук» (Магнитогорск, 2010). Материалы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры философии Магнитогорского государственного университета. Положения диссертации нашли свое отражение в 46 работах автора по исследуемой проблеме.

Структура работы.

Структура диссертационного исследования определяется его основными целями и задачами. Работа состоит из введения, четырех глав, включающих в себя девять параграфов, заключения и списка литературы.

Основное содержание исследования

Гл. I. Становление категорий всеобщее, особенное, единичное и их сущностные аспекты. &1.1. Становление категорий всеобщего, особенного, единичного. Рассматривая становление категорий всеобщего, особенного и единичного в эпоху Античности, в исследовании необходимо было подчеркнуть особую логику формирования данных категорий, проследить степень ее реализации в определенный исторический период. Уверенность древних греков в существовании чего-то исходного, первичного, выступающего основанием возникновения всего многообразия явлений действительности понуждает их к поиску первоначала, первоосновы. В этом направлении движется мысль Милетской философской школы. В ответ на это Пифагорейцы справедливо утверждают, что первоначало нельзя сводить к той или иной чувственной конкретности, оно должно существовать в разуме, точнее должен существовать некий переход от отдельного (суть не что иное как многообразие предметов) к целокупному (единство данного многообразия). Данный переход реализует себя не в чем ином, как в количественных отношениях. Однако уже Элеаты замечают, что сами по себе количественные отношения, как и выражающие их представители – числа, восходят от чувственного многообразия к первоосновам не через свою количественность, а в силу своей идеальности. Соответственно последнее и должно представлять собой истинно всеобщее, которое отражается в нашем сознании, и которое представляет собой истинно сущее бытие. Оно есть целое и единое, подлинно всеобщее в действительности, в отличии от всеобщего представленного в нашем сознании.

Развивая данный тезис, Сократ одним из первых заявил о понятийном статусе проблемы всеобщего. На примере моральной добродетели и моральных поступков, Сократ указывает на необходимость видения единичного со стороны самого всеобщего, со стороны понятия. Его ученик Платон еще в большей степени развивает данную идею. Платон в своих работах принципиально указывает на то, что единичное представляет собой лишь материал для познания субъектом всеобщего. В этом и осуществляется назначение единичного. Единичное представляет собой форму опосредствования между субъектом познания и всеобщим. Более того, на основе своего учения об идеях Платон утверждает подлинный онтологический статус за самим всеобщим.

Но в то же время ученик Платона Аристотель, обнаруживает ряд принципиальных сложностей перехода всеобщего в единичное. Каким образом всеобщее становится единичным и каким образом единичное становится всеобщим? С одной стороны Аристотель показывает, что всеобщее должно существовать не само по себе, а через единичное. С другой же стороны он показывает принципиальную невозможность вывода всеобщего из единичного. Обнажив до предела проблему онтологического существования всеобщего, Аристотель так до конца и не смог ее решить.

В средневековой философской мысли проблема всеобщего по преимуществу уже существует как проблема спора о природе универсалий. Рассмотрев, обобщив и подытожив данный спор отметим, что основными точками зрения выступают утверждения о безраздельном господстве всеобщего (реализм), утверждения о безраздельном господстве единичного (номинализм), тенденция поиска «золотой середины» между реализмом и номинализмом (концептуализм). Реализм провозглашался такими представителями как: И. Эригена, А. Кентерберийский, Альберт Великий, Фома Аквинский. Номинализм представляют следующие мыслители: Росцелин, Уильям Оккам, концептуализм защищался Вильгельмом из Шампо, Пьером Абеляром.

В эпоху Возрождения проблема соотношения всеобщего и единичного (теперь уже сквозь призму не универсалий, а человека) встает с новой остротой. Ее можно интерпретировать и как проблему единства мира, и как проблему онтологической сущности Бога, и даже в известной степени как проблему самоценности человека. Такие выдающиеся представители данной эпохи как: Н. Кузанский и Д. Бруно выявляют в общих чертах тот методологический путь, посредством которого впоследствии может быть решена проблема всеобщего и единичного. Такого рода путь получает название пантеизма.

В эпоху Нового времени проблема всеобщего и единичного уже начинает рассматриваться сквозь призму гносеологической проблематики, но все-таки преформированной проблемой онтологической сущности бытия. Что представляет собой окружающая нас действительность: всеобщее или единичное? Ф. Бэкон считал, что в объективном мире существуют лишь единичные, качественно обособленные тела, которые образуются в результате соединения простых природ и которые взаимодействуют по определенным законам. Т. Гоббс так же полагал, что в действительности существуют лишь единичные вещи, характеризующиеся определенными свойствами или акциденциями. Д. Локк вообще абсолютизирует субстанциальность единичных вещей. По мнению Д. Локка, реально существуют только единичные вещи, всеобщее же представляет собой качество, сторону отдельных, единичных вещей. Но если мир представляет собой совокупность единичных вещей, тогда и в нашем восприятии, и в сознании присутствуют лишь единичные вещи, соответственно такие характеристики вещей как: форма, пространственное расположение, субстанциональность и другие, есть не более чем наименования единичного. Последнее как доказывает Д. Беркли, с необходимостью заставляет нас признать реальность только в виде ощущений. Его логику доказательства с акцентом на субъективные человеческие качества развивает Д. Юм.

Но в Новое время так же развиваются учения, продолжающие пантеистическую традицию Н. Кузанского и Д. Бруно. Одним из выдающихся мыслителей, развивающих идеи пантеизма и отдающих приоритет всеобщему перед единичным, был Б. Спиноза. Всеобщее в понимании Спинозы представляет собой субстанцию в ее структурной тотальности. Отдельные, единичные вещи рассматриваются как нечто исходящее из субстанции, причем, каждая единичная вещь реализует свою специфику единичного через способ ее исключения из сферы других вещей. Мир у Б. Спинозы полагается к существованию посредством единой, всеобщей, бесконечной субстанции, обладающей бесчисленным множеством атрибутов. Всеобщее обусловливается проявлением одних и тех же атрибутов субстанции, а единичное его конечными модусами. То есть единичное полагается к существованию всеобщим, субстанцией.

В Немецкой классической философии проблема всеобщего и единичного волновала и И. Канта, и Г. В. Ф. Гегеля, и Л. Фейербаха и многих других мыслителей. И. Кант впервые стал понимать необходимость исследования всеобщего и единичного именно как категорий. Они для него стали представлять те необходимые формы, на основании которых и должна быть выстроена современная теория познания. Кант впервые проводит различие специфики общих суждений (т.е. всего того, что наблюдалось до сих пор) от специфики самого всеобщего (т.е. всего того, что будет наблюдаться и впредь, безотносительно ко всему последующему опыту). Посредством кантовского учения о синтезе, зарождается категориальное понимание всеобщего как некоего единства в многообразии, как такого способа соединения различных представлений, который приводит к их объединению с необходимостью перетекающего в целостность.

Г. В. Ф. Гегель, основываясь на достижениях Канта по проблеме соотношения всеобщего и единичного, интерпретирует данные категории уже не столько как трансцендентальные схемы синтеза представлений, сколько как осознанные мышлением «в себе и для себя» формы развития абсолютного духа. Из данного положения и вытекает гегелевское различие между сферой абстрактно-всеобщего (не идущего дальше представления) и сферой конкретно-всеобщего, доходящего у Гегеля до уровня понятий. Последнее по Гегелю и представляет собой не что иное, как закон возникновения, развития и исчезновения единичных вещей. Этим и обусловливается необходимость по Гегелю всегда видеть единичное не со стороны его единичности, а со стороны его всеобщности, представлять любое единичное как форму всеобщего. Толкуя же всеобщее исключительно как понятие, как чистую логическую категорию, мысля это всеобщее очищенным от «чувственной материи», Гегель интерпретирует его как схему деятельности «мирового духа». Всеобщее по Гегелю не может быть чувственно особенным и конечным, ибо последнее своей особенностью и конечностью, ограничивает «всеобщность всеобщего».

Таким образом, у Гегеля всеобщее как таковое, отличается формой внутренней завершенности и бесконечности. Поэтому всеобщее только и может существовать лишь в «чистом мышлении», и ни в коей мере, не существует во «внешней действительности». В сфере действительности мы имеем дело лишь с формами отчуждений и воплощений данного подлинно всеобщего, мирового духа.

Согласно философским устремлениям Л. Фейербаха, всеобщее должно представляться не в абсолютном духе или идее, а в самом материальном мире. Истинно же всеобщее необходимо истолковывать как единство материи и духа проявляющееся в том, что последнее является атрибутом первого.

У Маркса всеобщее заключает в себе «все богатство частностей» не только и не столько как идея и даже не как простое единство материи и духа, сколько как вполне действительное особенное явление, несущее в себе ту или иную «тенденцию стать всеобщим». Всеобщее у Маркса развивает «силой своих внутренних противоречий» другие реальные явления и особенные формы своего движения, ведет к различному многообразию своих формопроявлений и родовых отличий, которые все в большей и большей мере могут растворяться в различных случайных, превратных, абстрактных формах и отношениях.

&1.2. Сущностные аспекты категорий всеобщего, особенного, единичного. В данном параграфе раскрывается сущность категорий всеобщего, особенного, единичного, а так же выявляются тенденции взаимоотношения данных категорий друг с другом. Всеобщее как категория выражает сущность того или иного объекта через раскрытие особой логики экспликации многообразия, богатства всех проявлений данного объекта, но в то же время всеобщее схватывает тотальную, генетически-исходную связь, опосредствующую богатство данного многообразия. Перед субъектом познания всеобщее всегда предстает в виде чувственно-данного факта, значимость которого заключается в том, что он выступает исходным основанием системы других, производных от него особенных факторов второго, третьего и прочего порядков. В последнем случае и реализуется момент представленности всеобщего в особенном. Таким образом, всякое всеобщее репрезентирует себя как особенное, но далеко не каждое особенное возможно эксплицировать как всеобщее. Для того, что бы диагностировать исследуемый особенный факт на предмет его «всеобщности» или «не всеобщности», необходимо определить, представляет ли последний всеобщую основу, генетически исходную абстракцию, из развития которой могут быть поняты в своей необходимости все другие особенные явления данной тотальной системы.

Кроме того, всеобщее как категория может отражать реальный исторический процесс развития исследуемой совокупности явлений в лоне их единства и целостности. С другой стороны всеобщее может представляться самой объективной реальностью, которая заключает в себе необходимость развития всего многообразия, богатства и целокупности явлений окружающей действительности. То есть всеобщее может выступать не только категориальной абстракцией, но и реальным, объективным фактом действительности.

Как правило, любой процесс реализующийся в действительности, оказывается в чем-то необходимым, в чем-то случайным, соответственно в нем могут присутствовать и артефакты всеобщей тенденции (поступательного, необратимого, закономерного преобразования качественных изменений) и элементы неповторимости и уникальности. В последнем случае всеобщее может быть представлено как существенно-необходимое в самой действительности. Единичное же в таком случае, выступает как уникальная, неповторимая экспликация самой действительности. Но всеобщее и единичное могут так же быть представлены как категориальные абстракции субординирующие в сознании человека формы необходимого и формы случайного, уникального, неповторимого.

Таким образом, всеобщее можно понимать как генетически-исходную абстракцию, которая лишь потенциально содержит в себе логику раскрытия различных многообразных форм исследуемой тотальной системы. Здесь всеобщее реализует собой определенное основание, фундирующее дальнейшую логику развития определенных тенденций и из данного всеобщего основания могут возникать его особенные формы. Соответственно всеобщее нами понимается как такое исходное основание, которое обусловливает единство в многообразии различных явлений действительности. То есть всеобщее фактом своего бытия полагает к существованию многие другие факты реальности, которые реализуются в виде тенденции, объединяющей богатство и многообразие явлений действительности в систему, в единое целое.

Кроме того, всеобщее есть категория, обозначающая генетически-исходное основание, которое в действительности всегда реализуется в той или иной особенной форме или способе, в реальном конкретном явлении или в чувственно-данном факте. Специфицирующая особенность данного факта служит основанием тотальной системы развития других (опосредованных первым) чувственных фактов и факторов второго, третьего и прочего порядков. Всеобщее представляет собой, прежде всего, становящуюся реальность, осуществляющуюся в окружающей действительности в форме факта, который обусловливает единство в многообразии других фактов окружающей действительности.

Всеобщее может быть представлено в двух своих ракурсных видениях. С одной стороны всеобщее есть существенно-необходимое, причинно-обусловленное, сущностное в самих феноменах действительности в виде той или иной данности факта. С другой стороны всеобщее представляет собой идеальный способ деятельности по опосредствованию явлений окружающей действительности. Всеобщее, в данном случае, есть такой элемент «категориальной сетки», посредством которого мы осуществляем понимание и видение мира.

В самой реальной действительности всеобщее воплощается не в чистом виде, не в своей абстрактной форме, а через свою особенную форму или единичный факт. То есть особенное может представлять собой способ, через который всеобщее реализует себя в объективной действительности, особенное таким образом возможно истолковать в качестве средства саморепрезентации всеобщего. В соответствии с этим и единичное представляет собой не что иное, как уникальную форму существования всеобщего в действительности. Ведь всякая тотальная необходимость или закон, реализуется через совокупность тех или иных единичных фактов, форм, явлений, феноменов окружающей действительности.

Гл. II. Генезис представлений о картине мира и ее сущностные аспекты. & 2.1. Генезис представлений о картине мира. Вообще, выявление того, что представляет собой картина мира, определение ее сущностных аспектов с необходимостью предполагает предварительный анализ ее генезиса. На заре цивилизации основной формой самовыражения человеческой культуры выступал миф. Мифотворчество как процесс связывания человека с окружающим миром, как определенный способ интерпретации мира, образует особую картину мира, характеризующуюся образностью, чувственностью, непосредственностью. Впоследствии яркие краски описания все в большей и большей мере уступают рациональным, рассудочным формам, мир уже представляется как сущее, как то, что есть в качестве единого, как бытие. Соответственно и картина мира представляется как отражение такой реальности, в которой действуют объективные зависимости, обусловливающие сам принцип реализации сущего. Человечество в лице древних греков осуществляет поиск первоосновы мира, формирует категориальный ракурс видения этого мира.

В эпоху Античности картина мира с известной долей условности разворачивается от своего самого абстрактного и бедного содержания, ко все более и более богатым многообразным формам и отношениям. Если вначале мир понимается как природа (в образности и чувственности последней), то впоследствии он есть уже первоначало в виде той или иной стихии, затем мир представляется как количественное отношение, после этого он предстает уже как единое и целое, потом являет себя как множество элементов и т. д. В конце концов, в учении Платона мир понимается со стороны его чистой всеобщности, со стороны понятия. То есть в учении Платона уже реализуется идея о том, что картина мира может представлять собой прежде всего понятийный аспект действительности. Его ученик Аристотель начинает истолковывать мир сквозь призму категорий: содержания и формы, сущности и субстанции, возможности и действительности. Как показывает Аристотель, именно через данные категории необходимо исследовать проблему отношения чувственно воспринимаемой вещи к ее понятию, самой действительности к ее понятию, к картине мира. Соответственно картина мира должна включать в свою структуру вышеозначенные категории.

Представленная древними греками модель «картины мира» в своих различных вариациях, в дальнейшем приобретает характерную «устойчивость» по отношению к различным изменениям и новшествам. С известной долей условности это находит свое отражение и в религиозной картине мира, поэтому и картину мира эпохи Античности (в своей завершенной форме) и религиозную картину мира эпохи Средневековья возможно эксплицировать как формы единой идеальной реальности – картины мира как таковой. Вообще, в религиозной картине мира эпохи Средневековья, основанием сущности и самого существования мира выступает Бог, который представляет собой высшее совершенство. Бог един по существу, но троичен в лицах: Бог – отец, Бог – сын, Бог – святой дух. То есть единство Бога эксплицируется множеством его форм, что находит свое специфическое отражение в самой религиозной картине мира.

В эпоху Нового времени религиозная картина мира все в большей и большей мере начинает истощать свое собственное содержание, изменять ту логику функционирования своей структуры, посредством которой она интерпретировала, объясняла и понимала сам мир. В рамках самих религиозных форм зарождались и развивались новые тенденции, методологические предпосылки в объяснении и понимании мира. Например, Ф. Бэкон видел ключ к пониманию мира в накоплении и обобщении фактов, Р. Декарт выдвигает особый рациональный конструкт «Cogito ergo sum», Б. Спиноза выдвигает идею субстанции и наполняет ее особым содержанием. Спиноза предлагает такую модель, согласно которой, в основе мира лежит субстанция, по большому счету – природа во всей тотальности своего бытия. Природа сама выступает причиной самой себя, именно через природу необходимо выводить все артефакты окружающей действительности.

Таким образом, в содержании картины мира эпохи Нового времени присутствуют и концепт Бога (в его религиозной трактовке), и концепт субстанции (божественные силы реализуются уже в самой природе), реализуются онтологические и гносеологические установки многих исследователей объясняющих мир и нередко противоречащие друг другу (дуализм у Р. Декарта, плюрализм у Г. Лейбница и проч.). Кроме того, именно в эпоху Нового времени зарождается собственно научная картина мира, соответственно приобретает особую актуальность и значимость проблема приращения истинных знаний, которая как показал И. Кант, оказала огромное влияние на объяснение и понимание мира.

Кант показывает, что тотальное противоборство различных философских систем и, более того, отсутствие всякого «законодательства разума», есть характерная черта воззрений того времени. Другими словами, картина мира эпохи того времени еще не представляет собой непротиворечиво оформленной, структурно субординированной системы знаний. В ней каждый концепт противоборствует другому, «стремясь» занять доминирующее место. С другой стороны, те правила, которым надлежит следовать для построения законодательства разума, оказывается сформулированы еще Аристотелем и за две тысячи лет показали свою бесполезность по отношению к главной задаче того времени: выявления логики приращения истинных знаний. Кант предельно четко поставив проблему, выявляет существенную связь между предельными основаниями бытия, которые обусловливают сущностные экспликации самой картины мира и тем методом, посредством которого мы и конструируем априорно-синтетические суждения. Но оказывается, что сами категории выражающие предельные основания бытия, внутренне противоречивы и взаимоисключают друг друга. Созданная Кантом система принципов «законодательства разума», оказывается насквозь изначально пронизанной трещинами антиномий, не подлежащих непротиворечивому «согласию».

То есть, как показывает Кант, картина мира в отношении своего содержания оказывается насквозь противоречивой, тотально противоборствующей системой, не имеющей выхода. Она как бы «раскалывается» на части, выступает не единым целым, а неким набором противоречащих друг другу тенденций, феноменов, бессвязной совокупности фактов и т. п. Но, в то же время, картина мира, по сути, должна представлять собой единую целостность, посредством которой человечество могло бы все в более и более адекватной степени отражать объективную реальность в тех или иных своих формах. Следовательно, необходимо было найти такой новый принцип организации данной целостности, который бы решил проблему противоречивых определений бытия в мышлении и всем своим основанием фундировал бы «истинно» философскую картину мира.

&2.2. Сущностные аспекты картины мира. Особым принципом организации целостной системы знаний, как показывает Гегель, должно выступать понятие. То есть, для того, что бы что-либо познать, необходимо это постичь в понятии, при этом возникновение понятия в познающем субъекте как раз и может свидетельствовать о том, что мы уже познали это нечто на определенном уровне конкретности, достоверности и полноты. Переход от незнания к знанию, вне зависимости от содержания последнего, можно интерпретировать как особого рода реальность, которая познаваема в своих всеобщих и необходимых моментах и соответственно может быть выражена в понятии. Но мы также можем постигнуть в понятии логику перехода от «непонятийного» знания к знанию «понятийному». Сама логика овладевания понятием того или иного феномена действительности может и (как доказывал Гегель) должна быть выражена в понятии. Понятие того, как постигать понятия тех или иных процессов или феноменов действительности, знаменует собой логику постижения, как отдельных аспектов действительности, так и самой действительности через ее единство и целостность. То есть, искомым основанием картины мира может выступать не что иное, как понятие понятия.

Иметь понятие о понятии это значит вскрыть такой универсальный способ познания, посредством которого человечество постигает адекватные знания, соответствующие самой действительности. Предметной областью получения истинных знаний могут выступать законы природы, законы общественного развития, законы по которым происходит само постижение истины. И в первом, и во втором, и в третьем случае, результатом нашего познания выступают понятия: понятия природы, понятия общества, понятия постижения понятий. Логически раскрыв сущность последнего (понятия постижения понятий), мы категориально обозначим то, как находятся все остальные понятия. То есть гносеологически понятие понятия выступает определяющим по отношению к понятиям о мире и об обществе, соответственно с этой точки зрения его можно истолковывать и как подлинное основание картины мира.

Признавая понятие понятия основанием картины мира, мы можем вывести определенный способ понимания и интерпретации последней. Таким образом, подлинной картиной мира в нашем понимании выступает не объективно наличествующий мир каков он есть сам по себе во всем многообразии его свойств, не мир выраженный в понятии как своего рода единство и целостность, не логика постижения мирового бытия в понятиях, а все моменты данного бытия представленные именно в своем единстве и целокупности, фундированные концептом понятия понятия. От конкретного многообразия всех форм действительности к абстрактному, но абстрактному схватывающему существо различных аспектов действительности в понятиях, а от него к генетически исходному абстрактному, выявляющему суть всего дальнейшего развития познания (универсальному способу деятельности формирования понятий, понятия понятий) и восхождение от этой абстракции к подлинно всеобщему процессу постижения мировой действительности в понятиях. Конечная реальность и будет представлять собой картину мира.

Но единство в гносеологическом отношении понятия понятия как универсального способа мыследеятельности, равноправно реализующего себя в различных содержаниях, должно иметь своей основой онтологическое единство последних. То есть, сам закон познания и постижение последнего в понятии, имеет своим основанием объективное единство в многообразии окружающей нас действительности мирового целого, природы. А из этого следует, что возможно выделить три уровня реальности:

  1. Сам мир, каков он есть и его объективные законы.

2.  Этот же мир и его законы, выраженные в понятиях, в идеальном плане, через различные формы культуры человеческого рода.

3.  Понятие, как универсальный способ деятельности человеческого рода, посредством которого осуществляется постижение законов мира в понятиях.

Первый уровень реальности можно привести в соответствие онтологическому аспекту картины мира, второй уровень реальности так или иначе соответствует мировоззренческому аспекту картины мира, третий уровень реальности соответствует гносеологическому и методологическому аспектам картины мира. Здесь необходимо отметить, что обозначаемая нами структура картины мира, ее онтологический аспект, гносеологический аспект, методологический и мировоззренческий аспекты, обусловливаются самой иерархичностью действительности, определенной «субординированностью» мира как такового.

Картина мира, как понятие понятия, включает в себя универсальный способ образования понятий определенных аспектов действительности. Соответственно, картина мира содержит в себе систему категорий, особым образом отражающих достижения мировой человеческой культуры. Но, не смотря на свою опосредованность категориями, картина мира оказывается всеобъемлющей. Она представляет собой самоосознание всеобщей и необходимой закономерности становления себя, выраженной в категориях. То есть, картина мира включает в свое содержание категории, выражающие логику самосознания процесса познания, категории, отражающие в чистом виде универсальный способ «производства понятия», коими и выступают категории абстрактного и конкретного.

Картина мира, как понятие, должна обусловливать переход от абстрактного к конкретному. Картина мира содержит в себе и логику такого перехода, и вместе с тем генерирует в виде системы категорий все те способы умственной деятельности, на основании которых реализуется сам данный переход, само восхождение от абстрактного к конкретному. Абстрактное представляет собой ту или иную абстракцию, фундирующую этап, момент перехода к конкретному или становления конкретного. Абстрактное через специфику себя именно как абстракции, в конечном счете, обусловливает видение и понимание конкретного. Конкретное представляет собой весь путь прохождения генетически-исходного абстрактного или системы абстракций к конечному многообразию в своем единстве. Под абстрактным понимается односторонность знания, но такая односторонность, которая в тенденции, потенциально обусловливает его конкретизацию. Конкретным же выступает полнота знания, наличие всех абстрактных моментов «воплощенных» в данную полноту через концепт понятия.

Гл. III. Компоненты картины мира сквозь призму категорий: всеобщее, особенное, единичное. &3.1. Онтологический компонент картины мира. В параграфе обосновывается, что одной из важнейших составляющих картины мира выступает ее онтологический компонент. Последний включает в себя всеобщую составляющую, фундирующую картину мира на уровне собственно самого бытия, особенную составляющую, выводящую картину мира на уровень субстанциональной представленности бытия и единичную составляющую, опосредствующую бытие отдельных, единичных предметов и вещей.

Бытие выражает себя как суть существование, но, вместе с тем, оно содержит в себе не только «чистое» существование, но также репрезентирует в себе сторонние эрзацы своих предельных оснований, логические принципы разворачивания последних и т. д., и т. п. Бытие являет себя на феноменальном уровне в форме различных предметностей и спецификаций. Но бытие так же выступает тем всеобщим основанием, посредством которого человек начинает понимать свою роль и место в этом мире, в последнем случае бытие являет себя уже в качестве философской категории, через которую выражаются моменты единства мира и человека.

Категория бытия, выступая в качестве всеобщего онтологического компонента картины мира, устанавливает и «очерчивает» границы физической, химической, биологической, социальной, синергетической, антропологической и других частнонаучных картин мира на интерпретацию универсума как такового. Категория бытия в структуре картины мира имеет статус всеобщего основания постольку, поскольку само бытие выступает как суть всеобщее в действительности, в окружающей нас реальности, в универсуме.

Если всеобщим в картине мира на онтологическом уровне ее интерпретации выступает категория бытия, то в качестве особенного структурного элемента картины мира выступает категория субстанции. Субстанция реализует себя в действительности как способ существования бытия, как средство «разворачивания» бытия в определенных многообразных формах выражения. Существенным отношением субстанции как особого рода формы бытия, выступает причинное отношение. Субстанция представляет собой причину всех явлений действительности, но сама не является ничьей причиной, то есть субстанция представляет собой причину самой себя. Субстанция выражает собой тотальность причинных взаимосвязей при взаимоотношении отдельных вещей между собой, то есть субстанция и есть сама данная тотальность, она не может иметь причины ни в чем, кроме как в самой себе.

Субстанция реализует собой не просто существование, а особенное существование, субстанция воплощает в себе существование в единстве своих качественных, количественных, причинно-обусловленных, случайных и необходимых моментов. Субстанция представляет собой особенный способ существования бытия через определенные «функции», то есть окружающий нас мир представляет собой не просто экспликацию бытия, а форму субстанционально выраженного бытия. В известном смысле субстанция и есть не что иное, как объективная реальность, только интерпретируемая со стороны ее внутреннего «субординированного» единства, безотносительно к бесконечным и многообразным изменениям, посредством которых и через которые она существует в действительности. Соответственно категория субстанции и выражает собой особенное онтологического компонента картины мира.

Единичный уровень онтологического компонента картины мира реализуется через понятия об отдельных объектах, явлениях, феноменах окружающей действительности. Объекты, по отношению к которым реализуется пространственная или временная ограниченность, декларируют себя как единичные объекты и находят свое отражение на единичном уровне онтологического аспекта картины мира. Спецификация единичного может представлять собой не что иное, как ограниченность и абстрактность всеобщего. Посредством отсутствия тех или иных важнейших свойств определяющих сущностную детерминацию бытия, в той или иной мере, возможно вывести все многообразие спецификаций отдельных и единичных вещей.

Богатство многообразия единичных объектов во всей своей совокупности не могут обусловливать бытие универсума и его субстанциональность. То есть, и в отношении онтологического компонента картины мира всеобщее нельзя выводить из единичного, его необходимо выводить из самого себя, из того единичного факта, который уже имплицитно заключает в себе в скрытом виде всеобщую тенденцию и соответственно выступает уже не столько единичностью, сколько особенностью. Вообще, всё многообразие представленных в бытии единичных объектов всей своей предметной и качественной специфичностью как бы содержательно наполняют бытие, дают ему возможность наглядно эксплицировать свои предельные основания.

Категориальные философские основания (всеобщее, особенное, единичное), выражающие суть основные уровни экспликации действительности в онтологическом компоненте картины мира, оказываются сопряженными, взаимосвязанными и субординированными друг по отношению к другу. Но данного рода взаимосвязи преимущественно реализуются через «логику присутствия» во всеобщем (бытии) особенного и единичного (субстанции и единичных объектов), а также через «логику экспликации» особенного и единичного во всеобщем (объекты со всем богатством своих многообразных свойств и отношений образуют истинное содержание самой субстанции, а последняя выступает фундирующим способом осуществления бытия).

&3.2. Гносеологический и методологический компоненты картины мира.

Гносеологический компонент картины мира включает в себя, прежде всего, всеобщий уровень отражающий единство и всеобщность законов и тенденций, «по которым» реализуется знание о бытии, уровень особенного, выявляющий единые законы постижения природного бытия и уровень единичного, посредством которого осуществляется познание тех или иных отдельных, частнонаучных законов или их совокупностей в действительности. Методологический компонент картины мира реализует в себе в первую очередь фундаментальные основания выявления всеобщих законов функционирования и развития бытия, ведущие основы, посредством которых открываются основные законы функционирования и развития природного бытия, и методологические основания выявления частнонаучных законов в действительности.

Всеобщее гносеологического компонента картины мира, с необходимостью интерпретирует себя на уровне тех законов функционирования и развития, которые остаются едиными и в природе, и в обществе, и в мышлении. В известном смысле можно отметить, что единые законы функционирования и развития природы, общества, мышления представляют собой законы диалектики, соответственно всеобщее гносеологического компонента картины мира реализует себя на уровне диалектических законов: законе единства и борьбы противоположностей, законе перехода количественных изменений в качественные и закона отрицания отрицания. В той степени, в какой данного рода законы отражают всеобщность и единство природной реальности, общественной жизни людей и мышления, в той мере они и составляют истинное содержание всеобщего гносеологического компонента картины мира.

Если всеобщие закономерности функционирования и развития бытия выражают собой всеобщий уровень гносеологического аспекта картины мира, то всеобщие законы функционирования и развития природы реализуют в себе особенный уровень гносеологического аспекта картины мира. Всеобщие законы функционирования и развития природы своим специфическим содержанием фундируют всеобщность закономерностей функционирования и развития бытия. То есть, всеобщие законы развития бытия не столько проявляются в природном бытии, сколько рождаются в нем. Они первоначально реализуются в качестве объективной природной реальности. Характерные примеры всеобщих законов функционирования и развития природы можно усмотреть в выделяемых И. Кантом основоположений постоянства субстанции, временной последовательности исходя из принципа причинности и закон взаимодействия. Последние могут трансформировать себя в закон сохранения энергии (физика), закон постоянства состава (химия), закон причинности и закон взаимодействия (метафизика). На примере данного рода законов (особенное гносеологического компонента картины мира) и реализуют свою истинную сущность законы диалектики (всеобщее гносеологического компонента картины мира).

К единичному уровню гносеологического компонента картины мира относится все многообразие частнонаучных законов. Единичное гносеологического аспекта картины мира представляет собой каждый раз новое, специфическое и уникальное содержание в виде той или иной существенной связи, определенного отношения фактов действительности. То есть, специфическое содержание отдельного закона, выражающее существенную связь во взаимодействии «элементов бытия» между собой, безусловно, реализуется как единичный аспект гносеологического отношения к самому бытию и как суть всеобщее по отношению к тому устойчивому, но происходящему каждый раз по разному взаимодействию соответствующих форм и объектов действительности.

Если особенный уровень гносеологического аспекта картины мира представляет собой тотальное единство принципов, по которым осуществляется развитие природы, то на единичном уровне единая целостность и тотальность принципов и законов, реализующая общее развитие природы как таковой, отсутствует. На единичном уровне гносеологического аспекта картины мира, присутствуют лишь частные закономерности и любая количественная совокупность данных закономерностей не может заменить ту подлинную тотальность принципов, по которым осуществляется развитие природного бытия. Если на уровне особенного гносеологического аспекта картины мира за содержанием всеобщих законов функционирования и развития природного бытия можно увидеть проявление, экспликацию всеобщих законов развития бытия как такового, то на уровне единичного гносеологического аспекта картины мира, за содержанием самих частных закономерностей, можно увидеть лишь проявление всеобщих тенденций функционирования или развития природного бытия.

&3.3. Мировоззренческий компонент картины мира. Мировоззренческий компонент картины мира, так же как онтологический и гносеологический ее компоненты, включает в себя уровень всеобщего, уровень особенного и уровень единичного. На уровне всеобщего мировоззренческого аспекта картины мира, последняя представляет собой совокупность инвариантных знаний и представлений о мире, тот всеобщий «образ действительности», который человеческий род сохраняет из поколения в поколение. Такого рода «образ действительности» мы называем «общечеловеческим или родовым мировоззрением». То есть родовое мировоззрение представляет собой всеобщее мировоззренческого компонента картины мира как таковой. Структура общечеловеческого мировоззрения включает в себя систему представлений, знаний, норм, идеалов и ценностей, выражающих процесс и результат деятельности коллективного субъекта познания (человечества). Родовое мировоззрение выступает как частный элемент картины мира.

На уровне особенного мировоззренческого аспекта картина мира может быть представлена «частным мировоззрением». Частное мировоззрение может характеризоваться исторической преемственностью и «ограниченностью», оно представляет собой не столько мировоззрение всего человечества, сколько мировоззрение «определенной социальной группы или слоя». Частное мировоззрение представляет собой экспликацию общечеловеческого или родового мировоззрения в том или ином социально-историческом периоде, реализующем определенную специфику по отношению к той или иной исторической эпохе, по отношению к определенному социальному сообществу. Представления, знания, нормы, идеалы и ценности, реализующиеся в частном мировоззрении, эксплицируют себя в различных социально-исторических условиях и выражают себя через мифологию, религию, идеологию, искусство, науку и другие формы общественного сознания. Частное мировоззрение реализует себя как средство перехода всеобщего (общечеловеческого мировоззрения) в единичное (индивидуальное мировоззрение). Основными механизмами детерминации частного мировоззрения выступают мифы (включающие в себя различные жизненные сюжеты, образы, исторические предания, легенды, сказки, эпосы), произведения искусства, религиозные культы, каноны, обряды, научные эталоны, нормы и ценности, идеологическая пропаганда, агитация и прочее. Вышеозначенные артефакты реализуют собой основные связи и зависимости между частным мировоззрением и его основными структурными компонентами.  

Уровень единичного мировоззренческого компонента картины мира представлен индивидуальным мировоззрением, характеризующимся уникальностью и неповторимостью, но в то же время включающем в себя представительство определенных ценностей социальной группы того или иного исторического периода (частное мировоззрение) а также общечеловеческие идеалы, нормы и ценности (родовое мировоззрение). Индивидуальное мировоззрение так же реализует в себе в различной степени некоторые инварианты ряда социально-исторических эпох и включает в себя аспекты общечеловеческого, трансцендентального, родового мировоззрения. К единичному мировоззренческого компонента картины мира, можно отнести повседневные, жизненно-практические, профессиональные, научные знания, определенные системы ценностей (включающие в себя, например представления о добре и зле), «образы» прошлого, «проекты» будущего, включающего определенные способы жизни и поведения. Все это и реализует в своей совокупности индивидуальное мировоззрение отдельного человека.

Гл. IV. Всеобщее, особенное, единичное, как структурные компоненты картины мира в современной философии. &4.1. Всеобщее, особенное, единичное, как структурные компоненты картины мира в современной философии: доминирование всеобщего. В параграфе рассматриваются современные философские течения посредством выделения в них концепта всеобщего. Превалирование всеобщего в данных современных философских концепциях и направлениях весьма относительно, тем не менее, классификация по данным концептам с одной стороны раскрывает специфику самих философских течений современности, с другой наполняет конкретным содержанием структурную модель картины мира. То есть, философские течения современности в известном смысле, уточняют и углубляют структурные элементы картины мира, но, в то же время, сама структура картины мира логически субординирует многие понятия тех или иных современных философских течений и направлений.

Определяя онтологический компонент картины мира в качестве основного, выявляя бытие в качестве всеобщего данного онтологического аспекта, проанализировав ряд современных философских концепций исследующих феномен бытия, сознания, познания и других, мы выяснили, что структурно обозначенные основные «элементы» онтологии Н. Гартмана вполне соотносятся с выявляемой в данном исследовании структурой картины мира. Бытие в онтологии Н. Гартмана относится к всеобщему уровню онтологического аспекта картины мира, физически-материальный, органически-живой, душевный и исторически-духовный слои бытия относятся к особенному уровню онтологического аспекта картины мира, закон возвращения, закон нового и закон дистанции относятся к всеобщему уровню гносеологического аспекта картины мира, принцип детерминизма и принцип «экстракаузальных детерминант» необходимо отнести к особенному уровню гносеологического аспекта картины мира.

В учении Э. Гуссерля феноменология как наука о «чистых феноменах» соответствует единичному уровню онтологического аспекта картины мира, в фундаментальной онтологии М. Хайдеггера всеобщим уровнем онтологического аспекта картины мира выступает бытие, особенным уровнем онтологического аспекта выступает Dasein, единичный уровень онтологического аспекта картины мира представлен у М. Хайдеггера самими феноменами. В экзистенциализме как влиятельном философском течении двадцатого века, «экзистенциалы» человеческого существования по мнению большинства его представителей представляют собой суть индивидуальное, уникальное, отдельное, личностное, но вместе с тем жизненно важное и фундаментальное, поэтому с полным правом могут быть отнесены к единичному уровню онтологического аспекта картины мира.

Представители позитивизма (к которому мы относим и классический позитивизм, и эмпириокритицизм, и неопозитивизм, и постпозитивизм) в качестве основных объектов философского анализа выделяют факты, явления и феномены действительности (которые с полным правом возможно отнести к единичному уровню онтологического аспекта картины мира); устойчивые связи между данными фактами и явлениями действительности (выражающими соответственно единичный уровень гносеологического аспекта картины мира); общие законы развития природы «возвышающиеся» над любыми частнонаучными законами (которые относятся к особенному уровню гносеологического аспекта картины мира); науку как отдельную инфраструктуру, предельно объединяющую данность всех фактов и законов и дополняемую специфическими частнонаучными образованиями (особенное мировоззренческого аспекта картины мира).

Представители структурализма в качестве основных объектов философского анализа выделяют сами структуры как формы объективной реальности (которые возможно отнести к уровню особенного онтологического аспекта картины мира), различные многообразные и специфические элементы данных структур (их в данном случае необходимо отнести к уровню единичного онтологического аспекта картины мира), всеобщие и необходимые связи, выражающие сущность структуры как таковой (которые относятся к уровню особенного гносеологического аспекта картины мира); устойчивые, необходимые и повторяющиеся связи между отдельного рода элементами той или иной индивидуальной структуры (представляющие единичное гносеологического аспекта картины мира).

&4.2. Всеобщее, особенное, единичное, как структурные компоненты картины мира в современной философии: доминирование единичного. В параграфе рассматриваются современные философские течения посредством выделения в них концепта единичного. Выделение единичного как доминирующего в современных философских концепциях и направлениях также весьма относительно, но, как и было уже отмечено выше, приводит к выявлению некоторых, ранее не известных, артефактов современного философского дискурса, связанного и с содержанием концепта картины мира, и с философскими течениями современности.

Рассматривая такие «понятия» современной философии второй половины двадцатого века как дискурс, эпистема, деконструкция, симулякр, ризома, артефакт и другие, мы напрямую сталкиваемся с фундированием уникального, неповторимого, единичного. Во многом это связано с доминированием в наше время культуры постмодерна и выражается в самой философии как постмодернизм. Одним из сподвижников данного взгляда, принято считать М. Фуко. Фуко все многообразие различных артефактов человеческой культуры считал уникальными и неповторимыми по своей сути формами дискурса, соответственно последние необходимо отнести к уровню единичного онтологического компонента картины мира. Фуко так же говорит о наличии особых «однонаправленных» смысловых ракурсов (эпистем) в каждой исторической эпохе, через которые организуются различные (исторически обусловленные и детерминированные) сферы знания. Доминирующая в определенную историческую эпоху эпистема, определяет знаковое и смысловое отношение между «словами» и «вещами». Но эпистемы не самодостаточны, они выступают особыми формами единого, языкового, смыслообразующего поля, именуемого дискурсом. Таким образом, вполне логично дискурс отнести к уровню всеобщего, а эпистемы к уровню особенного онтологического компонента картины мира.

Фуко полагал, что вся культура человеческого рода основывается на дискурсивных отношениях между означаемым и означающим и, тем самым, может быть истолкована как текст. Ж. Деррида в известном смысле догматизирует данный тезис, заявляя о том, что не существует ничего кроме текста. Но текстам изначально присуща «полифония» трактовок, смыслов, интерпретаций. Раскрытие каждой из них и представляет собой не что иное, как деконструкцию. Метод деконструкции позволяет каждый раз по новому увидеть нечто, в известном смысле создать это нечто, придавая последнему новый концептуальный смысл. Метод деконструкции создает индивидуальное, неповторимое, уникальное. То есть метод деконструкции представляет собой восхождение к единичному и через единичное в онтологическом компоненте картины мира.

Современник Ж. Деррида и последователь М. Фуко Ж. Делез говорит о необходимости деконструирования самой деконструкции, результатом чего будет выступать подлинное творчество, но уже не в отношении «случайного» и «деконструированного материала», а в отношении философии как таковой. В философии, помимо концепта бытия, должна реализовать себя теза о том, что индивидуальное выступает как подлинно сущее. Но всякая индивидуальность, всякое различение реализуется в ином, и таким образом, оказывается не равным себе. Нетождественность, неравенство порождает становление, но становление должно привести себя к себе, уравнять себя с самим собой. Последнее выступает как повторение, но нет повторения без различия. Повторение, рефлексирующее знание о своем собственном отличии от повторяемого, Делез и называет симулякром. Делез утверждает то, что бытие как однозначное бытие, плюралистичное бытие всегда осуществляет себя лишь через симулякры, через «мнимые тождества» в истинных различиях. Более того, однозначность бытия как раз и состоит в том, что оно может выражать себя только в различиях.

Таким образом, в концепции Делеза бытие (которое есть однозначное и различенное бытие) реализует себя на уровне всеобщего онтологического компонента картины мира, симулякр (как механизм перехода) реализует себя на уровне особенного онтологического компонента картины мира, различенности (как формы человеческой культуры) осуществляют себя на уровне единичного онтологического компонента картины мира.

Многие философы второй половины двадцатого века, в известной степени опираясь на исследования М. Фуко, Ж. Дерриды, Ж. Делеза, уточняли и углубляли отдельные тезисы постмодернизма, но при этом не создавая своей структурной модели картины мира, довольствуясь культом индивидуального, отдельного, единичного. Тем не менее, к концу двадцатого века все большее и большее количество исследователей говорят о необходимости снятия индивидуального в общечеловеческом, различенного в тождественном, единичного во всеобщем.

В общем и целом можно отметить, что определяемая в настоящем исследовании структура картины мира (на том или ином уровне, в том или ином компоненте) логически соответствует и логически сообразуется с понятиями многих философских течений и направлений двадцатого века. Последние в определенных контекстах уточняют и углубляют структурные элементы картины мира, но в то же время, сама структура картины мира логически субординирует многие понятия тех или иных современных философских течений и направлений.

Заключение. В заключении подводятся итоги исследования, проведенного в диссертационной работе.


Наиболее значимые работы автора, в которых нашли отражение основные положения диссертации:

  1. Иванов С. Ю. Категории единичного, особенного, всеобщего: опыт логико-философского анализа: монография. – Магнитогорск, 2008. – 229 с.
  2. Иванов С. Ю. Всеобщее, особенное, единичное в структуре картины мира: философский анализ: монография. – Магнитогорск, 2011. – 297 с.
  3. Иванов С. Ю. Системность научного познания // Вестник Поморского государственного университета, 2007. – № 7. – С. 34-38. (Перечень ВАК).
  4. Иванов С. Ю. Проявление основных законов диалектики в научном познании // Вестник Оренбургского государственного университета, 2008. – № 7. – С. 75-79. (Перечень ВАК).
  5. Иванов С. Ю. Всеобщее как категория диалектической логики // Вестник Челябинского государственного университета, 2009. – Вып. 14. – С. 122-125. (Перечень ВАК).
  6. Иванов С. Ю. Всеобщее, особенное и единичное как категории диалектической логики // Вестник Оренбургского государственного университета, 2009. – № 10. – С. 19-22. (Перечень ВАК).
  7. Иванов С. Ю. Категория особенного как антиномия всеобщего и единичного // Вестник Челябинского государственного университета, 2010. – Вып. 16. – С. 148-151. (Перечень ВАК).
  8. Громадская О. С., Иванов С. Ю. Категории всеобщего, особенного и единичного в философии Г. В. Ф. Гегеля // Социально-гуманитарные знания, 2010. – № 9. – С. 96-101. (Перечень ВАК).
  9. Иванов С. Ю. Категория особенного как диалектическая связь категорий всеобщего и единичного // Вестник Оренбургского государственного университета, 2010. – № 1. – С. 12-15. (Перечень ВАК).
  10. Иванов С. Ю. Роль категории всеобщего в «Капитале» К. Маркса // Вестник Оренбургского государственного университета, 2010. – № 7. – С. 24-27. (Перечень ВАК).
  11. Иванов С. Ю. Категории всеобщего, особенного и единичного в «Капитале» К. Маркса // Социально-гуманитарные знания, 2010. – № 9. – С. 235-242. (Перечень ВАК).
  12. Иванов С. Ю. Категории всеобщего, особенного и единичного в философии И. Канта // Социально-гуманитарные знания, 2010. – № 10. – С. 69-75. (Перечень ВАК).
  13. Иванов С. Ю. Структурные компоненты картины мира // Философия и культура, 2011. – № 3. – С. 86-98. (Перечень ВАК).
  14. Иванов С. Ю. Концепты всеобщего, особенного и единичного в контексте структурной модели картины мира // Философия и культура, 2011. – № 5. – С. 43-49. (Перечень ВАК).
  15. Иванов С. Ю. Сущностные аспекты картины мира // Социально-гуманитарные знания, 2011. – № 9. – С. 210-215. (Перечень ВАК).
  16. Батеженко В. В., Иванов С. Ю. Концепты свободы и необходимости в картине мира: философско-методологический анализ // Социально-гуманитарные знания, 2011. – № 9. – С. 122-128. (Перечень ВАК).
  17. Иванов С. Ю. Роль и возможности картины мира в предметном самоопределении философии // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, 2011. – № 5. – С. 79-82. (Перечень ВАК).
  18. Иванов С. Ю. Всеобщее, особенное, единичное в современных философских течениях: роль и значение картины мира // Философия и культура, 2011. – № 8. – С. 7-16. (Перечень ВАК).
  19. Иванов С. Ю. Всеобщее, особенное, единичное в структуре картины мира // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, 2011. – № 5. – С. 73-78. (Перечень ВАК).
  20. Иванов С. Ю. Философский дискурс как базовый концепт возможных структурных моделей картины мира // Философия и культура, 2011. – № 9. – С. 8-14. (Перечень ВАК).
  21. Иванов С. Ю. Постмодернизм и картина мира // Философия и культура, 2012, в печати № 2 (Перечень ВАК).
  22. Иванов С. Ю. Картина мира: опыт логико-философского анализа // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук: сборник статей Международной научной конференции: в 2 т. – Магнитогорск: МаГУ, 2006. – Т. 1. – С. 86-89.
  23. Иванов С. Ю. Роль категорий философии в научном познании // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук: сборник статей IV Международной научной конференции: в 5 т. – Магнитогорск: МаГУ, 2009. – Т. 1. – С. 44-48.
  24. Батеженко В. В., Иванов С. Ю. Атеизм, как форма экспликации решения «Основного вопроса философии» (онтологические, гносеологические, аксиологические, творческие аспекты) // Исторические судьбы атеизма: сборник статей Международной научно-теоретической конференции. – Магнитогорск: УрАГС, 2011. – С. 30-34.
  25. Иванов С. Ю. Философский анализ понятия: картины мира // Философия ценностей. Материалы Российской конференции. – Курган: КГУ, 2004. – С. 168-171.
  26. Иванов С. Ю. Категории субъекта и объекта в контексте практики // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук: сборник статей Всероссийской научной конференции. – Магнитогорск: МаГУ, 2007. – С. 10-14.
  27. Иванов С. Ю. Исторические предпосылки формирования понятия «модель» и их роль в научном познании // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук: сборник статей Всероссийской научной конференции: в 2 т. – Магнитогорск: МаГУ, 2008. – Т. 1. – С. 18-22.
  28. Иванов С. Ю. Роль практики в методологии науки // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук: сборник статей Всероссийской научной конференции: в 2 т. – Магнитогорск: МаГУ, 2008. – Т. 1. – С. 79-84.
  29. Иванов С. Ю. Проблема творческой интуиции в диалектической методологии и логике // Философские вопросы естественных, технических и гуманитарных наук: сборник статей V Всероссийской научной конференции. – Магнитогорск: МаГУ, 2010. – С. 23-26.
  30. Батеженко В. В., Иванов С. Ю. Проблематика научного познания и творчества в контексте мировоззренческой функции философии // Вопросы экономики, управления и права в контексте философско-антропологической парадигмы: сборник статей Всероссийской научно-теоретической конференции. – Екатеринбург - Магнитогорск: УрАГС, 2010. – С. 91-96.
  31. Батеженко В. В., Иванов С. Ю. Адепты творчества как факторы взаимосвязи научного знания и художественной культуры // Личность, общество, право: проблема ценностей и приоритетов: материалы Межвузовской заочной научно-практической конференции. – Магнитогорск: УрАГС, 2010. – С. 21-23.
  32. Иванов С. Ю. Ценностные ориентации научного познания: методологический анализ // Современные проблемы науки и образования: материалы XLVII внутривузовской научной конференции преподавателей МаГУ. – Магнитогорск: МаГУ, 2009. – С. 185-186.
  33. Иванов С. Ю. Взаимосвязь философских и естественно-научных категорий // Вестник развития науки и образования. – М.: «Наука», 2007, № 4. – С. 53-55.
  34. Иванов С. Ю. Роль формализации знания в контексте научного познания // Вестник развития науки и образования. – М.: «Наука», 2007, № 6. – С. 35-37.
  35. Иванов С. Ю. Взаимосвязь научного познания и практики в условиях современной научной революции // Научная жизнь. – М.: «Наука», 2007, № 6. – С. 52-53.
  36. Иванов С. Ю. Анализ гегелевского решения проблемы начала и его роль в познании // Вопросы гуманитарных наук, 2007. – № 4. – С. 38-40.
  37. Иванов С. Ю. Практическая основа научного предвидения // Современные гуманитарные исследования, 2007. – № 6. – С. 80-83.
  38. Иванов С. Ю. Практическая природа абстрагирования // Вопросы гуманитарных наук, 2007. – № 6. – С. 51-54.
  39. Иванов С. Ю. Научный факт, его познавательная ценность и роль в познании // Альманах современной науки и образования, 2007. – № 7. – 61-62 с.
  40. Иванов С. Ю. Наука как формопроявление духа, ее роль в становлении теоретического мышления // Научная жизнь. – М.: «Наука», 2008, № 1. – С. 21-24.
  41. Иванов С. Ю. Классификации понятия модели и их роль в формировании научного мышления // Вестник развития науки и образования. – М.: «Наука», 2008, № 1. – С. 37-39.
  42. Иванов С. Ю. Ролевой статус стиля мышления как фактора социальной детерминации научного познания // Вестник развития науки и образования. – М.: «Наука», 2008, № 1. – С. 39-42.
  43. Иванов С. Ю. Анализ методологических направлений в развитии науки и их роль в теоретическом мышлении // Современные гуманитарные исследования, 2008. – № 1. – С. 128-131.
  44. Иванов С. Ю. Предмет и статус методологии научного познания в контексте формирования теоретического мышления // Актуальные проблемы современной науки, 2008. – № 2. – С. 48-52.
  45. Иванов С. Ю. Современные тенденции в развитии методологии научного познания и мышления // Научная жизнь. – М.: «Наука», 2008, № 2. – С. 45-48.
  46. Иванов С. Ю. Методология научного познания и мышления в контексте мировоззренческой функции философии // Вопросы гуманитарных наук, 2008. – № 2. – С. 69-72.
  47. Иванов С. Ю. Философские категории как этапы становления и формирования теоретического мышления // Альманах современной науки и образования, 2008. – Ч. 1. – № 4. – 77-78 с.
  48. Иванов С. Ю. Научный метод как способ перехода логики познания в логику объекта // Альманах современной науки и образования, 2008. – Ч. 1. – № 6. – 88-89 с.
  49. Иванов С. Ю. Категориальный анализ проблемы в научном познании и педагогическом мышлении // Альманах современной науки и образования, 2008. – Ч. 2. – № 6. – 79-82 с.                  

  

 

       

          

         

          

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.