WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Конструктивная устойчивость в научной картине мира: философский анализ

Автореферат докторской диссертации по философии

 

На правах рукописи

Шарипов Марат Рашитович

КОНСТРУКТИВНАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ

В НАУЧНОЙ КАРТИНЕ МИРА:

философский анализ

Специальность 09.00.01 - онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени доктора философских наук

Уфа - 2011


Работа выполнена на кафедре философии и методологии науки Башкирского государственного университета


Научный консультант:

Официальные оппоненты:


заслуженный деятель науки РБ доктор философских наук, профессор Б.С. Галимов

доктор философских наук, профессор Ильин В.В. доктор философских наук, профессор Хазиев B.C. доктор философских наук, профессор Рахматуллин Р.Ю.


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Уфимский государственный авиационный

технический университет»

Защита состоится 20 мая 2011 года в 10-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.013.03 в Башкирском государственном университете по адресу: 450074, г. Уфа, ул. 3. Валиди, 32, гл. корпус, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Башкирского государственного университета.


Автореферат разослан


2011г.



Ученый секретарь диссертационного совета доктор философских наук, профессор


С.М.Поздяева


2


Общая характеристика работы Актуальность проблемы. Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена потребностью анализа фундаментальных онтологических и гносеологических проблем устойчивости свойств и закономерностей реального мира. Данная устойчивость обеспечивается вибрацией между бытием и небытием, выражающей направленность человеческого духа к познанию бытия, и отделяющемуся от данной универсалии. Ибо, дух, устремляясь к полноте своего бытия, не выдерживает этой полноты и разлетается на части, переходя в небытие. Тем самым, проявляется вибрация, как бы уравновешивающая силы бытия и небытия, проявляется потенция, противостоящая небытию. Уже само первое возникновение [творение] указывает на вибрацию; последняя приведённая к устойчивости, есть некий пульс, представляющий уже начало более высокой жизни.1 Пульс поддерживает и обеспечивает жизнь социальной и духовной системы. Его изучение является актуальным в том плане, что он позволяет исследовать устойчивость любых систем мироздания, выражающих в результате обобщения и синтеза на различных стадиях исторического развития наук, основные понятия и представления о природе, обществе и человеке, как целостные представления о мире, как самостоятельные фрагменты единой, общенаучной картины мира.

Поэтому актуальным становится вопрос о поиске неких инвариантов или универсалий конструктивных отношений, осуществляющихся в многообразии способов самого отношения человека к миру, и представляющий поиск конструктивных форм устойчивого развития этих отношений. Причём, такими универсалиями являются всеобщие и ценностные категории науки и культуры, как некие инварианты и устойчивые состояния категорий бытия; устанавливающие, например, в отношении естественно научных знаний количественную величину их признаков, как реальную меру, адекватную количественной полноте рассудочных представлений в едином, рационально-целостном диалектическом методе познания, а в отношении социокультурного знания, выражающие порядковую и качественную величину признаков, как ментальную меру в составе универсумной, рассудочно определяющей лишь оценочную форму признаков культуры, находимую в полноте условных и произвольно рациональных форм, обнаруживая идеальную основу личности либо в объективных формах всеобщего жизненного правила (императивах), либо в субъективных принципах, максимах воли. Но, с другой стороны, неустойчивость бытия или вибрации есть неисчислимая потенциальность бытия, есть становящееся многообразие образов исходного небытия2, выражающие образы потенциальной неяв-ленности бытия или актуальной образ его неустойчивости, как Нечто, как актуальность небытия. Кроме того, с вибрациями обнаруживается также актуальная неяв-ленность бытия или трансцендентный образ его неустойчивости, как актуальность Ничто.

Очевидно, человек стремится обрести устойчивость коммуникативности такого бытия. Коммуникативность, представляет конструктивность рациональных

1 Шеллинг В.Ф.И. Система мировых эпох. Лекции 1827-1828гг. в записи Эрнста Ласо.

Томск, изд. «Водолей», 1999, с. 251.

2 Солодухо Н.М. Философия небытия // Н.М. Солодухо/ Изд-во Казан, гос. техн. ун-та. -

Казань, 2002. с. 18; С. -145.

3


форм в рассудочных общениях человека. Поиск устойчивости есть ответ на вопрос: «На что я могу надеяться?». Причём, устойчивость приобретается в активной форме познавательной деятельности; активность, которой определяет любовь, как такой вид бытия, который совместим со стремлением к мудрости. Любя, человек испытывает счастье, как чувство того, насколько ему удаётся постичь смысл собственной жизни. Конечно, в данном случае приходится проводить различие между субъективным чувством счастья и объективными условиями счастливой жизни. Однако, стремление к счастью, равно как и проблема устойчивости человеческого бытия, сводится к проблеме устойчивости Мироздания, сопряжённого с мировоззрением человека и картиной мира. В конечном счёте, с конструктивностью и рациональностью в онтологических основаниях бытия личности, ставящими вопрос: «Что я должен делать?», «Что есть человек?» (И.Кант). От природы человеку даны способности и потребности; от общества он получает знания и веру в обретении устойчивости своей духовной экзистенции. В связи с чем, следует отметить ответ М. Шеллера, выделившего пять идеальных антропологических типов устойчивости человека. Это, человек религиозный, человек разумный, человек умелый (натуральный, прагматичный), человек декаданса (дезертир, самоубийца), сверхчеловек, исполняющий роль героя общества1.

Кроме того, к конструктивным представлениям в мировоззрении человека, подтверждающими его антропологическую соразмерность с результатами космической эволюции, следует отнести идеи и принципы открытости и саморегуляции сложных и саморазвивающихся социальных и культурных систем, вырабатываемых в синергийной антропологии и синергетике, и включенных в качестве важнейших принципов в современную картину мира. В связи с чем, академик B.C. Степин подчёркивает, что «онтологией нового типа рациональности выступают представления о целостном космосе, органично включающем человека, представления об объектах действительности как исторически развивающихся человеко-размерных системах, обладающих "синергетическими" свойствами»2. Но, если картины мира, как и любой познавательный образ, есть схемы реальности, в которой действительность выступает лишь как её конститутивная и (или) конструктивная структурность, обладающая "синергетическими" свойствами», то следующим аспектом открытости и нового типа рациональности в конструктивных схемах реального выступает коммуникация как динамическая характеристика синергетического типа деятельности, выводящая к структурным и аструктурным формам синергий-ных образов. По мнению Ю. Хабермаса, и на что обратил внимание B.C. Степин: «Вместо того, чтобы полагаться на разум производительных сил, т.е. в конечном счете, на разум естествознания и техники, я доверяю производительной силе коммуникации»3. Очевидно, раскрытие действительных реальностей, объективно противостоящих субъекту, но и не идентичных объекту, представляет регулятивно-целостную форму концептуального единства или первичную контингенцию конститутивной структурности Разума, выражающую структурное раскрытие метафи-

1 Смирнов С.А. Человек перехода. Сборник, с.418 - Новосибирск: 2005. - 535с.

2 Степин B.C. Теоретическое знание, гл.7. - М. : Прогресс, - Традиция, 2000. - 744с.

3 Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. М., 1992. с. 85.

4


зической особенности Бытия. Тогда, в отличие от конструктивно-целостных возможностей ытергетического типа деятельности, коллективный принцип структурного творения или мозаичного создания, объединяющий образы телесного и духовного миров, определяется также в феноменологическом мире конструктивно-нецелостных синергииных возможностей (духа); и, избегая трансцендентности неконструктивных форм, представляет становление социально-исторической картины мира как мозаичной структурности, предложенной профессором Галимовым Б. С.

Степень исследования проблемы. Идея конструктивной устойчивости в устройстве мира прослеживается у представителей древнегреческой и немецкой классической философии (Протагор, Шеллинг, Гегель). Так, Парменид заявляет, что «Земля шаровидна, и что место её в середине». Её бытие - не поток как у Гераклита. Настоящая диалектика не противостоит, таким образом, метафизике. Она - «золотая середина» между релятивизмом и метафизикой. Ф.В. Шеллинг, в связи с этим, полагает, что бесконечный «естественный» прогресс невозможен, заводит нас в тупик. Необходима остановка, точнее, перестановка, переориентация на идею устойчивости мироздания и человека в нём1. Одним из инвариантов устойчивого развития мира выступает «идеальное» (например, любовь). Анализ категории идеального, проведённый Гегелем, показывает, что идеальное есть характеристика социальной сущности идеи как первоосновы всех вещей. Однако, считая идею как мысль субъекта сущностью, объективный идеализм Гегеля оставляет до конца не исследованной обратную сторону проблемы: является ли сущностью отдельная мысль вне субъекта?

Действительно, идеальность как сущность идеи есть нечто снятое (элиминируемая форма). Однако, снятое с сущего, утрачивает свою отрицательность (ничто) и становится идеальным или идеальной сущностью. Поэтому, снятое есть объективация различаемой связности. Но объективация рассматривает две формы бытия: сознательную и бессознательную форму. Причём, первая реализуется через: 1) уровень идеального как непосредственно постигаемый уровень смыслов (Нечто) мира духовного. А вторая реализуется через: 2) уровень соотнесения с реальным как интенциально постигаемый уровень опосредованных смыслов (Что-то), представляющий опосредованный мир реального или эмпирическую объективацию бессознательного, ведущую к вере и рассудочным формам рационального, а также через 3) интенциально постигаемый уровень редуцированных смыслов духовного мира (Нечто первичного опыта) как уровень "феноменологической редукции", окончательно отделяющий форму сознательного от бессознательного бытия, форму рационального от конструктивной нецелостности неопределённо рационального и вариабельного.

Кроме того, уровень идеального означает гегелевскую физическую идеальность (свет, звук) как отталкивание, как противоположность реальному свойству материальной инертности. Речь идёт о соответствующей форме «физического снятия», которая представляет

Актуальность реальной структурности или её конструктивную самость (корпускулу)2 и, по мнению автора, определяется ак-

1 Гулыга А.В. Философское наследие Шеллинга. М. Мысль -1987, с.33.

2 Галимов Б.С. Проблемы мозаичной философии. - Уфа, 2006. - 22с.

5


тивностью «духа», действующим в соответствии с регулятивной законодатель-ностью в самоорганизации реальной структурности физических и реальных идеальностей. Но реальные формы есть многообразие реальных возможностей (мозаичное полотно), содержащее «ничто» (особенности) своих корпускул, аналогичное понятию «ризоморфной среды» или аструктурности, введённой взамен традиционной категории структуры и имплицитно содержащей в себе «скрытый корень». А, «свет - это физическая идеальность,... и, как материальная идеальность есть нераздельное и простое вне-себя-бытие»1. Тогда идеальность реального, потерявшая свою отрицательность, своё «ничто» или свойство инертности, приобретает самость новой реальной формы -

Актуальность физической идеальности из собственной инертной реальности. Поэтому, процесс духовной актуализации реальных форм позволяет представить независимое и раздельное пребывание как самих реальных форм (инертную материю), так и физическую идеальность как снятую форму её структурной актуализации. Иначе говоря, в деятельности разума возникают не только "разнообразные плоды" [Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20], но совершается творение «плода вообще» или самоконструктивное творение физической идеальности (света) как отрицание своей динамической инертности, как творение реальной формы физической идеальности с нулевой массой покоя: т0= 0.

Вместе с тем, степень исследования виртуального в естественных науках (например, физике), в отличие от абстракций вариабельного в математике, требуют от рассудка признать за виртуальностью предикаментный признак и отнести её, как модальную категорию к закономерным и целостным формам произвольной (случайной) действительности. Однако, позволяющим наряду с одноуровневым многообразием онтологически равнозначных виртуальных реальностей, рассматривать образ многозначной и многоуровневой структурности реальных виртуальностей, как метафизических возможностей виртуала2.

Далее, обращаясь к принципам регулятивного (сущностного и конститутивного) генезиса, Э. Гуссерлем было отмечено: «Если теперь мы, как возможные, связанные с миром субъекты зададим себе вопрос об имеющих универсальное значение принципах конститутивного генезиса, то последние разделятся на две основные формы как принципы активного и пассивного генезиса»3. Такое разделение конститутивного генезиса на активные и пассивные принципы рассматривалась им как задача трансцендентальной конституции предметно сущностной структурности в точном смысле слова, как потребность в создании конститутивной теории физической природы или природы действительных очевидностей, как всеобщей финальной идеи подлинной науки.

Проблемы научного поиска, анализа оснований идей конструктивной устойчивости мира привлекают внимание многих исследователей. В связи с этим, диссертация опирались   на труды как отечественных авторов: А.Р. Абдуллина,

1 Гегель Г.В.Ф. ЭФН, в 2-х т. Философия природы, т. 2. М., Мысль, 1975, с. 132.

2 1) Шарипов М.Р. Формы существования виртуальной необходимости // Научное обозре

ние. -2008. - №2. - С.59-63. См. также, [1,3,9,27].

3 Гуссерль Э. Картезианские размышления, пер. с нем. Д. В. Скляднева. -СПб.: Наука,

Ювента, 1998. § 38.

6


H.C. Автономовой, П.В.Алексеева, И.А. Акчурина, П.С. Александрова, В.И.

Арнольда, М.Д. Ахундова, Р.Г. Баранцева, М.К. Быковой, Д.Ж. Валеева, В.И.

Вернадского, У.С. Вильданова, П.П. Гайденко, Б.С. Галимова, А.В. Гулыга,

А.А. Гусейнова, В.В. Ильина, P.P. Ильясова, Б.Б.Кадомцева, Е.Н. Князевой,

СП. Курдюмова, А.С. Колесникова, М.С. Кагана, А.Ф. Кудряшева, М.С. Куна-

фина, В.А. Кутырёва, В.А. Лекторского, А.В. Лукьянова, А.Д. Линде, А.Н. Лип-

кина, А.Ф. Лосева, Н.О. Лосского, Р.Х. Лукмановой, М.К. Мамардашвили, Е.А.

Мамчур, Л.А. Марковой, Л.А. Микешиной, A.M. Мостепаненко, Н.В. Мотро-

шиловой, А.В. Назарчук, В.В. Налимова, Н.А. Носова, Д.А. Нуриева, Р.А. Ну-

руллина, Т.А. Ойзермана, СМ. Поздяевой, В.Н. Поруса, М.А. Пронина, Б.И.

Пружинина,        О.С.Разумовского,        М.А.Пушкарёвой,            А.И.Селиванова,

Н.М.Солодухо, В.С.Соловьёва, В.ССтепина, Л.Б.Султановой, Ю.А.Урманцева, А.И.Уемова, А.Д.Урсула, П.А.Флоренского, В.СХазиева, ССХоружий, А.Н.Чанышева, В.И.Чудинова, В.СШвырева, Н.А.Шергенг, так и на работы зарубежных философов - Г.Башляр, Н.А.Бердяева, А.Бергсона, Л.Берталанфи, Ж.Бодрийяра, Л.Э.Я.Брауэра, Г.Вейля, Л.Витгенштейна, Г.В.Ф.Гегеля, К.Гейзенберга, Э.Гуссерля, Ф.Гваттари, Д.Гильберта, Ж.Деррида, Ж.Делёза, И.Канта, В.О.Куайна, Т.Куна, П.Коуэна, Дж.Серля, К.Левис-Стросса, К.Лоренца, Н.Лумана, К.Р. Поппера, М.Ф.Ницше, К.Маркса, У.Р.Матураны, И.Пригожина, А.Пуанкаре, Б. Рассела, П.Рикёра, Р.Рорти, М.Ceppa, Дж.Серля, П.Тейяр де Шардена, К.Уилбера, М.Фуко, П.Фейерабенда, И.Г.Фихте, Г.Фреге, З.Фрейд, М.Фуко, Э. Фромма, Ю.Хабермаса, М.Хайдеггера, Г.Хакена, К.Хюбнера, Г.Целлера, Э. Шредингера, Ф.Энгельса, А.Эйнштейна, К.Юнга, Э.Янча   и др.

Объект исследования. В качестве объекта исследования выступают теоретические системы действительности, т.е. достаточно сложные системы. Сложная система представляет собой совокупность взаимосвязанных подсистем природы, как определённый уровень организации, абстрагирования, формализации и актуализации их связей и явленных взаимоотношений, представляя саморазвивающуюся конструктивную взаимообусловленность в структурно-связной, структурно- смежной и структурно-общной (коммуникативной) форме объективации и детерминации. В сложных системах исследуются фундаментальные проблемы конструктивной устойчивости Мироздания, Вселенной и иных систем научных и философ-ско-теоретических знаний. Поэтому, областью исследования выступают структуры Бытия, реальности, действительности, онтологические критерии и формы их существования; соотношение объективной, субъективной и виртуальной реальности.

Предметом исследования является организация структурной определённости, сущностной и системной устойчивости сложных, саморазвивающихся систем как философски полагаемых и предметно определяемых форм абстрагирования в общенаучной картине мира.

Целью исследования выступает исследование конструктивного состояния структурной определённости и системной устойчивости целостных представлений о мире, установление принципов системного обоснования его устойчивости.

Данная цель предполагает решение следующих взаимосвязанных между собой задач исследования:

7


  1. провести системный анализ научных знаний, связанных с решением проблем достижения целостного и устойчивого состояния в произвольных формах универ-сумной связности, и найти выход к саморазвёртывающейся и самоорганизующейся форме неявленного хаоса ноуменов общечеловеческой идеи, как физической особенности в реальной организованности научной картины мира;
  2. рассмотреть основные регулятивные формы волевой деятельности в самораскрывающейся и саморазвёртывающейся картине мира;
  3. выявить конструктивные принципы и свойства системного обоснования устойчивого состояния и развития форм постнеклассической рациональности;
  4. провести различие между системными и межсистемными формами волевых, душевных, субъективных и нравственных регулятивов, а также конструктивными формами объективации детерминируемых ими отношений;
  5. исследовать рассудок и разум в контексте единой системы внешней объективности, в единой системе имманентной и трансцендентной активности волевых и духовных структур;
  6. на основе исследования регулятивной деятельности, провести анализ причин противоречивости форм научных убеждений (парадигм);
  7. провести сравнительное исследование оснований постнеклассической и мозаичной философии.

Теоретико-методологическая база исследования. Отнеся мироздание к тому образу мировоззрения, которое даёт общую картину мира и положение в нем человека в познавательных, ценностных и деятельностных его аспектах, в которых и через которые различается мир в целостности и единстве [2, гл.З], можно причислить методологическую идею различения конструктивной формы Мироздания к комплексу причин, возникших в истории науки и в философии [Кант, Шеллинг, Гегель, Свидерский], в связи с проблемами абсолютного, природы и духа, субстанции и субъекта, конечного и бесконечного, актуального и потенциального, породивших кризисы и реформации в основаниях наук, в частности, в математике с появлением ограничительных теорем А. Тарского, К. Гёделя и П. Линдстрема1 ; в связи с индуктивными методами в философии науки на основе признаков верификации и фальсификации2, признака несоизмеримости3 и пролиферации (размножения) научных теорий4, подтверждающих преимущественность системного подхода в определении научности знания и признаков устойчивости систем; с проблемой эпистемологического обоснования достижений в космологии хаотического и нехаотического сценариев развития Вселенной (А.Гут, А.Д. Линде, В.Л. Гинзбург, М.Тегмарк5), проблемами мозаичной философии как реальном проявлении в организации и эволюции форм конструктивной законодательности сложных систем (Б.С. Галимов),

1 Тарский А. Понятие истин в языках дедуктивных наук / А.Тарский // Философия и логи

ка Львовско-Варшавской школы. - М. : РОССПЭН, 1999. С.-54

2 Поппер К. Р. Объективное знание. Эволюционный подход . Пер. с англ., М.: Эдиториал

УРСС, 2002. - 384 с.

3 Кун Т. Структура научных революций / Т. Кун // М.: Мир, - 1977.

4 Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. «Прогресс», М.. 1986.

5 Павленко А.Н. Место "хаоса" в новом мировом "порядке"/ А.Н. Павленко // Вопросы

философии. - 2003. - № 9. С- 40.

8


взаимосвязанных с понятиями физических полей и нелинейных, синэнергетиче-ских систем, а также с синергийными моделями антропологического самоопределения человека (С.С.Хоружий, С. С. Аванесов), ведущих к глобальной деконструкции и дезорганизации всей старой рациональности и установлению культуры иррационализма как культуры виртуальной связности (наряду с материальной и идеальной)1, углубившуюся за пределы трансцендентального в ноуменальную сферу вариабельного (трансцендентного), в сферу многомерного смыслового пространства и проявившихся в необратимых и закономерных процессах жизненного мира человека, стремящегося, в силу универсализации его моделей и проблем, к поиску единой устойчивости. Очевидно, идея конструктивной устойчивости на принципах универсального эволюционизма имеет непосредственное отношение к устойчивому развитию самоорганизующихся reo- и социосистем в условиях развертывания гло-бализационного процесса, включая все виды обеспечения безопасности и, прежде всего те, которые отмечены в «Концепции национальной безопасности РФ», основанные на ноосферном подходе, развиваемому А. Д. Урсулом и А.Л. Романовичем, который акцентирует внимание на выживании человечества с помощью нравственно-справедливого, гуманизированного и экологизированного разума, или ноосфер-ного коллективного интеллекта для прогнозирования и осуществления безопасного и устойчивого будущего всей земной цивилизации. Это доказывает, быстро распространяющийся в современной эпистемологии, радикально конструктивный подход, полагающий, что процесс «познания понимается теперь не как описание того, что дано в опыте, а как вмешательство в природные процессы.... Познание понимается в рамках проективно-конструктивного отношения к миру»2. Тогда, исследование проблемы конструктивной устойчивости мира предполагает и присутствие строителя. Субъект при этом приобретает логическую роль в структуре нового знания о мире. Новое в науке выстраивается на своих собственных основаниях, а не выводится дедуктивно из прошлого3.

Научная новизна диссертации заключается в исследовании фундаментальных проблем конструктивной устойчивости в научной картине мира. Эта новизна конкретизирована в виде следующих положений, выносимых на защиту:

¦ обнаружено, что в качестве философской идеи в эпистемологической картине мира, способна выступить безусловная особенность Абсолюта, полагаемая как неявленная способность к потенциально необходимой и возможной противоречивости в вечном единстве полноты его возможностей, - идея Универсального Противоречия; порождающая в отрицании неуловимой особенности Абсолюта, образ «потенциального ожидания» или потенциальную неявленность «духа необходимой явленности», указывающему, что ожидание есть нечто сопротивляющееся непостижимому единству Абсолюта, имя которого - открытый и постижимый мир. Причём, потенциальная неявленность безусловного образа это уже иная, организующая особенность Абсолюта, выступающая как способность к произвольным

1 Шарипов М.Р. Реальные виртуальности виртуалистики. / М.Р. Шарипов// Межд. н.-п.

конференция, посвященная 100-летию БГУ, 2-5.XII. Т.IV, ч.1. Уфа- 2009.

2 Конструктивизм в эпистемологии и науках о человеке : «Материалы круглого стола» //

Вопросы философии. - 2008. - № 3. - С. 3-37.

3 Маркова Л.А. Переосмысление субъект-объектного отношения.// В.Ф.,2006, № 8. С.-99.

9


условностям возможной явленности этой особенности, раскрываемой самосознанием;

  1. выявлено, что организующая способность Универсального Противоречия выступает в единстве трёх разумных принципов истинной необходимости Сущего, представляющих активность или истины Разума: истину различимости как универсальную истину Природы, истину единства как универсальную истину Разума и истину целостности как универсальную истину природы, определяющих транс-цензус Мира из модуса его «Неявленности» в явленность Бытия, в конструктивность Универсума; причём, явленность есть видимость истинной необходимости сущего, возбужденная самосознанием как деятельность единого волевого духа, есть потенциальная неявленность или первичная явленность целостного регулятива природы, определяющей истины бытия сущего; явление - истина единства бытия сущностей сущего, есть развитая видимость сущего, в которой различается данное или видимость конкретно объективированного, видимость конкретной сущности в сущем, представляющую конструктивную положенность сущности или устойчивую полноту истинной необходимости сущего;
  2. определено, что из непосредственности данного, в результате рассудочной деятельности, возникает опосредованность системного качества и конструктивная целостность научных истин сознания. Из опосредованности заданного, в результате духовной деятельности, возникает непосредственность межсистемного свойства и конструктивная нецелостность аструктурных возможностей духовных истин сознания. В целом, формирующих организацию Мира как конститутивное содержание Разума, выражающее единую истинность Разума, определяемую метафизикой Бытия, где язык приобретает роль активной формы Разума и становится его Словом. Тогда, регулятивные законы природы превращаются в регулятивные принципы Разума в раскрытии до познавательной конститутивности бытия, что обращает всю реальную структурность в конститутивную форму единой регулятивности, в которой обнаружены два этапа коперниковского поворота;
  3. раскрыто, что на втором этапе коперниковского поворота, вся конститутивная структурность Мироздания становится регулятивной, т.е. человеческий разум заставляет вращаться на орбите своего сознания свой собственный абсолютно субъективный мир; причём, феноменологические редукции Гуссерля выводят сознание не только к действительности предметно- сущностного бытия и предметно-несущностного Бытия-I, а также к вариабельным формам эстетических ноуменов неопределённой объективности и экзистенциональным ноуменам неопределённой действительности Бытия-П фундаментальной феноменологии Хайдеггера, как образам экзистенций Бытия. Причём, Бытие-I - это форма актуально неявленной действительности или предикативная и несущностная форма объективной действительности, которая может быть дополнена до сущностных отношений определённой объективности (принцип дополнительности), а Бытие-П - это форма актуальной неявленности в действительность, есть объективная недействительность и неопределённая объективность (сх. 11);
  4. уточнено, что конструктивное содержание мозаичной философии есть раскрытие форм постнеклассической рациональности, в которых эпистемологическая картина мира, как способ проективно-конструктивного отношения к миру, вырас-

10


тает из идеи разграничения духовного и волевого восприятия в единой системе внешней объективности, из идеи имманентных и трансцендентных особенностей Мироздания. Такая картина позволяет преодолеть стихийность познания и выйти на уровень ноуменального и трансцендентального осмысления постигаемого мира, выражающей субъективность монизма и объективность дуализма как единую систему внешней объективности, разделяющуюся на феноменальный, душевный, жизненный и ноуменальные миры; причём, в конструктивной форме организации Мироздания различены формы реальной, ментальной и действительной меры как составляющие универсумной меры;

  1. найдено, что психологическая редукция Э. Гуссерля определяет «феноменальный мир» определённой объективности, состоящий из трансцендентальной действительности бытия объективной реальности и трансцендентальной реальности Бытия сущностной, объективной действительности (сх.6, 9, табл.4); эйдетическая редукция определяет «душевный мир» несущностной действительности или трансцендентальную инореальность Бытия-I; трансцендентальная редукция определяет недействительность (не)сущностных экзистенций и иррациональность «жизненного мира» в составе «ноуменального мира» Бытия-П; тогда как, ноуменальная редукция - редукция объективно- бессознательных образов трансцендентальной редукции Гуссерля, различающей конститутивную спекулятивность и вариабельность бессознательного содержания объективной особенности, составляющей ноуменальную трансцендентальность Бытия-П;
  2. установлено, что непосредственная деятельность силы воли создаёт собственное конститутивное содержание её волевой формы, т. е. собственную форму свободы воли. Тогда у каждой воли своё конститутивное содержание - своё бытие, но в единстве представляющие конститутивное содержание Разума и его Бытие, воплощённое в развёртываемой форме физической особенности Мироздания и в раскрытии гносеологической особенности Сознания; поэтому бытие воли - это конститутивный образ способности воли, не содержащей свою онтологическую особенность, а Бытие — это раскрываемый Сознанием, конструктивный образ конститутивных содержаний Разума, не включающий форму Разума, как трансцендентную особенность её содержаний, но способную быть представленной в спекулятивно организованных формах рассудка. Поэтому Сознание - это целостность универсальной истины Природы или Свободы Разума как формы, это целостное единство свободы самосознания или активности Разума, что есть конгруэнтность единого, мирового Духа. Причём, конститутивная структурность духовной воли -сознание, а автономная форма конститутивной структурности душевной воли -рассудок. Итак, сознание и рассудок - это конститутивные формы свободы воли каждой, отдельной сущности сущего; но, единая конститутивная непосредственность Разума в универсумном многообразии Бытия - Сознание, позволяющее утверждать, что «Разум - дом Бытия»;
  3. обосновано, что перцепция как акт восприятия, выражает не только конструктивность восприятия, а также акт некой не конструктивности (трансцендентности), обнаруживаемый в актах интеллектуальной организованности. Ибо, восприятие, являясь конструктивной формой возбужденного состояния системы, выражает также форму волевой деятельности или силу воли как способность, конститу-

11


тивно развёртывающей и раскрывающей концептуальные возможности объективной особенности системы; выступающая как субъективно не элиминируемая волевая форма, независимая от сознания субъекта и творящей внешний и предметный мир.

  1. обнаружено, что ментальность в отличие от реальности есть форма невозможной, но необходимой действительности. А, реальная действительность как истинная возможность и необходимость рациональных форм объективного, удовлетворяет бинарным условиям конкретной диалектики и логике отрицания; но, единство реальной и ментальной действительности сущностного Бытия определяется всеобщей диалектикой как единой и непрерывной логикой отталкивания (ex. 1а, 8); причём, ментальные объекты активного существования - это экзистенции Бытия или объективные ирреальности, т.е. волевые формы ментального бытия, не зависимые от сознания, вызывающие несенсорные образы их субъективного восприятия, как "шифры Бытия", как ментальные образы пассивного существования.
  2. выявлен конструктивный принцип различения системной и структурной явленности в многообразии объективированных взаимоотношений. Это обнаруживает демаркацию системных форм научного знания или научность, выражающую непосредственную различимость устойчивых отношений в становлении научной системы, как рассудочно понимаемую структурную необходимость заданного, игнорирующей аструктурность и переходящую в конструктивную полноту действительных форм, взаимосвязанную со свойствами: целостной явленности заданного и соответствии этой явленности устойчивой необходимости данного;
  3. обнаружено, что организованность отношений - это конструктивно связная взаимообусловленность или явленные формы обусловленной связности, а организованность в собственном смысле - это явленные и не явленные формы обусловленной связности. Поэтому, организация — это взаимообуславливание неявленных связей Мира в потенциально необходимой и возможной форме универсальной противоречивости, развёртываемой самосознанием (Разумом) и представляющей способность к произвольным условностям, порождающей не только регулятивно-целостные формы конструктивного, а также регулятивную нецелостность трансцендентной особенности Мира как форму не конструктивной и не рациональной организации. Тогда организованность проявляется в конструктивной (трансцендентальной) и не конструктивной (трансцендентной) форме взаимообуславли-вания связей мира. Причём, деятельность— это регулятивная форма конструктивных отношений или конструирование; а конструктивный элемент сущностных и волевых восприятий есть физическая идеальность, где идеальность -конструктивный элемент функциональных отношений субъективного восприятия. В связи с чем, конститутивная организация Разума, не полностью поддаётся функциональному определению, ибо есть образ внешних восприятий, но поддаётся регулятивности волевых (внешних) восприятий, в частности, выступающих в аст-руктурных формах;
  4. определено, что концептуальность - это целостность, условно-в-другом взятой первичной непосредственности духовных форм заданного; конструктивность -условно-в-себя взятая форма структурной целостности и аструктурной нецелостности в конститутивной организации данного или универсумная форма конститутив-

12


ной связности; рациональность - конструктивная полнота рассудочного содержания, это действительная мера конститутивной связности в составе универсумных форм, исключающая недействительную меру как нецелостность или аструктурную связность; парадигма - рациональная форма целостной полноты действительной меры, способная быть лишь количественной величиной структур сложной системы; инвариантность - количественная величина или реальная мера полноты структурной целостности. Конгруэнтность - явленные отношения качественных форм в единстве их непротиворечивой связности, способные стать инвариантностью конструктивного и их функциональной способностью; а, единство противоречивой связности определяет регулятивную способность качественной особенности.

  1. выявлены системные принципы устойчивости Мироздания: принцип о внесистемном происхождении волевых форм в конструктивной взаимообусловленности структурных отношений; принцип линейной суперпозиции возбуждения динамической системы; принцип общей объективации, основанный на двух взаимообусловленных методах: волевой и духовной деятельности, представляющих в единстве метод выражения физической и конструктивной идеи системного основания; причём, рациональность и актуальность, в конструктивных формах сущностной действительности, становятся соответственно критерием системной устойчивости и признаком существования сложной системы;
  2. раскрыто, что понятие виртуальная реальность выступает как форма особой и одноуровневой системы виртуальной связности равнозначных реальностей, возникающей в конструктивно целостных, субъективных формах трансцендентальных образов объективной реальности, исключающих свою особенность, но обладающих вне уровневой и единой формой внешней активности, формой объективного «Я», выступающей как конструктивно-целостная возможность вещного «нечто». Тогда как реальная виртуальность выступает как виртуальность становящаяся реальной, в которой образ виртуальности трансцендентен по отношению к реальности и обнаруживает объективность конструктивно-целостной особенности сущностного «нечто», являющейся сущностной, метафизической Реальностью, выражающей объективные формы сущностной виртуальности, и субъективные формы виртуальной необходимости, как формы действительной, произвольной и неопределённой виртуальности (табл.5);
  3. установлено, что во взаимообусловленности волевых и духовных форм осуществляются радиальная и тангенциальная связность межсистемных отношений; причём, в радиальной связности воплощаются виртуальные преобразования структурно-смежной обусловленности отношений, а в тангенциальной связности, выступающей в качестве парадигмы конструирующего сознания, воплощается развитие и эволюционное становление структурно-связных взаимоотношений волевой формы, становление душевной формы и форм научных убеждений (парадигм). Причём, в многообразии межсистемных отношений радиальной связности, - объективность внешних отношений волевых определений духовных форм входит в противоречие с системными требованиями тангенциальной связности внутренних и нравственных отношений духовных определений душевной воли, что представляет их несоизмеримость (сх. 10,10а).

13


Теоретическая и практическая значимость. Теоретическая значимость исследования определяется предметом и философскими исследованиями в организации саморазвивающихся форм Мироздания, взятых в структурных отношениях связной, смежной и общной объективации и детерминации Универсума, и дальнейшего осознания образа Абсолюта. В философском смысле поиск рациональных образов в сфере трансцендентного, иррационального или бессознательного сводится к исследованию конструктивных инвариантов и конгруэнтов универсумного многообразия. Такие исследования проливают дополнительный свет, в конечном счёте, на кризисную ситуацию эпохи постмодерна, породившей парадигму "бытия-небытия-ничто" и заключающуюся в противоречивости старой онтологии, ведущей к подмене её нигитологией; а также являются продолжением исследований по проблеме презентации времени Ж. Деррида и форм деконструкции, по развитию идей трансцендентального субъективизма Э. Гуссерля1, раскрывающих подлинность феноменологического реализма и неявно предполагающих в своём основании физическую идею системного основания как движущую форму волевого восприятия, наряду с духовным восприятием. Данные исследования подкрепляют исходные идеи номадологического проекта Ж. Делеза, и находят свое выражение в консти-туировании постмодерниского понятия "ризомы" взамен традиционной категории "структуры", фиксирующей принципиально аструктурный и нелинейный способ организации целостности и самоконфигурирования.

Причём, развитие концепции конструктивности мозаичного полотна профессора Б.С. Галимова соответствует идее ризоморфной2 среды, а конструктивное содержание мозаичного многообразие есть непосредственное раскрытие форм пост-неклассической философии. Учитывая, что номадическая, как и мозаичная среда, реализуется в последовательно сменяющихся виртуальных структурах, проявляющих неодетерминизм и фиксирующих принципиально аструктурный и нелинейный способ организации целостности, можно утверждать, что бинарность или логическая концепция западной рациональности, как и вся диалектика в чистом виде, остаётся в реальном. Тогда как истинно необходимая конструктивность, определяемая в единстве Бытие-Небытие-Ничто есть также аструктурные формы; где, возникает единая логика или условный образ триалектики, как формы, соединяющей диалектику конкретного и «потенциальное ожидание» в единый социокультурный организм мозаичного многообразия и определяющей, тем самым, главный принцип всеобщей диалектики - идею единой и всеобщей взаимообусловленности, являющей в реальность истинную структурность Мироздания, приобретающей форму мировоззрения в единой картине мира.

Концепция «Универсального Противоречия» и его организующая деятельно-креативное содержание «духа необходимой явленности», как конструктивного носителя природы, служит способом осознания гегелевской физической идеальности

1 Гуссерль Э. Картезианские размышления (Cartesianische meditationen) / Э. Гуссерль; пер.

с нем. Д. В. Скляднева. -СПб.: Наука, Ювента, 1998.

2 Делёз Ж., Гваттари Ф. Ризома. Введение // Корневище. Книга неклассической

эстетики. М., 1998.

14


и утверждения принципов всеобщей диалектики. Кроме того, для философии, виртуальность приобретает значение модальной всеобщности для всех конструктивных связностей Бытия, становясь системной предикаментной категорией. Для математики имеет значение представления о конечном и бесконечном, актуальном и потенциальном, раскрытие проявлений реальной бесконечности и конструктивных форм континуума. Для физики имеет значение дальнейшее осознание идей близко-действия и дальнодействия, взаимообусловленности и причинности, необратимости, виртуальности и вариабельности, вакуума, пространства, времени и физических полей, нелинейных, синергетических систем, и их расширения до систем мозаичного многообразия, понятий существования и пустого множества. Результаты исследований и теоретические положения могут быть использованы в процессе разработки спецкурсов для студентов вузов по курсу «Истории и философии науки», в публичных лекциях, рассчитанные на аудиторию интересующихся естественно- научной и философской проблематикой.

Апробация работы. Теоретические положения, методологические подходы и практические результаты, содержащиеся в диссертации, излагались и обсуждались на международных, всероссийской, межрегиональной научных и научно- практических конференций и конгрессах: в том числе, на международном конгрессе (2000), «Фундаментальные проблемы естествознания и техники» (С- Петербург, 2000); Proceeding of Congress - 2000, «FUNDAMENTAL PROBLEMS OF NATURAL SCIENCES AND ENGNEERING»(St. Peterburg - 2000); на V российском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество» (Новосибирск, 20.08.09); на футурологическом конгрессе «Будущее России и мира» (4 июня 2010), ИНИОН РАН (Москва - 2010); на международной научной конференции «Новые идеи в Естествознании» (С.-Петербург - 1996); на VIII международной научной конференции «Пространство, время, тяготение» (БГТУ, С- Петербург- 2004); на международной научно-практической конференции, посвященной 60-летию ЮНЕСКО (09.11.2007, БГУ, Уфа, 2007); на международной научной конференции (15.02.08, МГИ-МГУ-КГУ); на международной научной конференции «IV Садыковские чтения» (Уфа, 2008); на международной научно-практической конференции, посвященное 100-летию БГУ (Уфа, 2009); на конференции «Дни Петербургской философии» (СПбГУ, 2009); на II международной научно-практической конференции «Современные проблемы науки, образования и производства» (НФ Университета Российской академии образования, Н.Новгород, 2010) и др. Результаты исследований изложены в 78 статьях и тезисах, опубликованных в открытой печати, общим объёмом 43 печатных листов, включающих 6 депонированных работ (ВИНИТИ) и 5 публикаций в сети Интернет. Кроме того, изданы две монографии: «Философия и структура Мироздания», ИД «Петрополис», С- Петербург- 2004, - 17 печатных листов; «Мироздание и структурно- связные формы Универсума. Философский анализ», РИО БашГУ, Уфа, 2006, - 21 печатный лист.

Структура диссертации. Диссертация изложена на 365 страницах и состоит из введения, 3 глав, выводов, заключения, 19 схем, 7 таблиц, а также списка литературы, содержащей 437 наименований.

Основное содержание диссертации.

15


Во введении даётся обоснование актуальности проблемы и степени её научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования; описывается теоретико-методологическая основа исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы

В первой главе «Философские проблемы исследования конструктивной устойчивости в научной картине мира» рассматриваются проблемы развития форм научного мировоззрения и познания устойчивости Мироздания. Определяется, конструктивная и физическая идея системного основания, - соответственно: идея о концептуальной форме субъективной устойчивости полагаемых форм, как различаемой непосредственности определяемого, заданного, а также идея о целостности структурных форм явленности как непосредственности определённого, данного в его объективной устойчивости (табл.3; сх.8, 86). Если первая, обусловливается рассудочной способностью мышления и принципами теоретического разума в рефлектирующей способности суждения, выражающей особенное через всеобщее и организующей условную-в-другом конструктивную устойчивость системных форм формальной целесообразности или поиск дедуктивной и структурно-связной возможности системной ситуации. То вторая, представляет определяющую способность индуктивных суждений, включающей практическую целесообразность и выражающей условную-в-себя структурную смежность всеобщего через особенное; полагающей, что конструктивно заложенная, первичная целостность структурной явленности исходит из априорности духовных образов в объективной и субъективно неэлиминируемой форме внешних восприятий в соответствии с принципами практического разума. Это, предполагает, что в единстве объективной и субъективной устойчивости взаимосвязей определяется устойчивость бытия, а неустойчивость определяется в качестве небытия. Причём, единства небытия и бытия представляет эпистемологическую модель Мира и Мироздания. Где, образ потенциальной неявленности бытия предстаёт образом актуальной неустойчивости, как Нечто, как образ актуального Небытия; а, актуальная неявленность бытия предстаёт образом трансцендентной неустойчивости, как образ актуального Ничто.

В первом параграфе «Проблема устойчивости в свете специальной и общей теории относительности» исследуется конструктивное развитие основных инвариантных признаков структурной устойчивости классически-целостной, ньютоновской физики и переход её к системно устойчивой, релятивистски-целостной, эйнштейновской форме относительности. Причём, взаимообусловленность связей — это потенция неявленных форм волевого определения, имеющая различную конструктивную связность, становящаяся определённой формой обусловленных отношений или детерминизмом структурной явленности; но, также проявляющей в отношениях структурной явленности этих взаимосвязей, форму неопределённой взаимообусловленности или индетерминизм отношений. Далее, промежуточным звеном между индетерминизмом и физическим или реальным детерминизмом, выступает виртуальный детерминизм (табл.5).

Во втором параграфе: «Идея устойчивости в основаниях математики и логики. Ментальность и (не)сущностные образы экзистенций Бытия», рассматривается проблема конечного и бесконечного, дискретного и непрерывного. Helу


прерывность - это конструктивное порождение непрерывных возможностей во взаимообусловленности реальных форм, приобретающее форму интенсивной бесконечности, обусловленную ограниченностью конечной сущности, как взятой ус-ловно-в-другой форме. Но, знание меры конечного и переход в другую конечную форму, в другую меру конечного, бесконечное многообразие которых есть реальная бесконечность, - это также выход к условно-в-себя взятой мере экстенсивной бесконечности, представляющей конструктивное единство структурных взаимоотношений конечного объекта, как нечто данного и актуального, со всем многообразием других объектов. Причём, обе бесконечности могут быть как актуальной, так и потенциальной бесконечностью.

Осознание диалектической противоречивости актуальной и потенциальной бесконечности, равно как и осознание противоречия в «формалистической» программе Д.Гильберта, ведёт к поиску новых математических оснований физики. Это теория категорий и теория высших категорий, которые уже не являются формально замкнутыми морфизмами преобразований (см. В.Ф., №7, 2010, стр.74), а представляют межбытие реальных (физических) идеальностей реальной бесконечности. Такие исследования приводят к выводу о том, что в основе бытия лежат бессодержательные образы явленных форм. Это первопорядковые логики, в которых признак тождества (=) может не ставиться, т.к. операции сравнения возникают в логиках высших порядков, где появляется количественная различимость счётного и несчётного, конечного и бесконечного, и возникает реальность или многообразие возможного. Логика первого порядка представляет логику абстрактной и количественно неразличимой (невозможной) действительности, логику ментальной действительности, логику бессодержательных форм, логику пустых идей, имеющую лишь конгруэнтные формы чисто качественной различимости, в составе обще конгруэнтной различимости возможных форм необходимого. В связи с чем, наряду с объективной реальностью материальных объектов, можно допустить существование ирреальной объективности ментальных объектов активного существования как экзистенций сущностного Бытия, не зависимых от нашего сознания. Однако, находимых в несенсорных формах духовных перцепций, как ментальные объекты пассивного существования, порождающие спекулятивные образы объективно- бессознательных форм пси-феноменов или (не)сущностные образы конгруэнтов субъективных восприятий бытия, как конгруэнтов допредикативного опыта (Хайдеггер), или «шифров бытия» (Ясперс), подтверждая идею Ж. Сартра о том, что существование предшествует сущности. Сюда же можно причислить рассказы о «силе» на-гваля К. Кастанеды, выражающей спекулятивное означивание (differance) экзистенций как (не)сущностных объектов, как «шифров бытия» произвольной и неопределённой объективности (сх. 11, табл.4).

В третьем параграфе «Онтологический аспект метафизической природы кризисов естествознания. Метафизические основания Абсолюта. Идея Универсального Противоречия и универсальной истины» рассмотрена природа метафизических кризисов, порождённых соответствующими дискуссиями в логике и философии, приведших к переосмыслению роли бытия. По предложению В.А. Ку-тырёва [В.Ф., № 5, 2000.], предложено учение о небытии именовать "нигитологи-ей" в противовес онтологии. Очевидно, такое предложение связано с тем, что ста-

17


рая онтология метафизических теорий основывалась на конструктивной идее системной устойчивости в конструктивном основании систем, и не достаточно определилась с ролью физической идеи о структурной целостности в конструктивном основании систем.

Но, в вопросе перехода к Абсолюту как беспредельной полноте возможностей существует проблема непостижимости его в области априорных образов Разума. Причём, следует различать (сх.5а): созерцание и познание как волевые формы духовной и душевной деятельности, желание и требование - формы волевой деятельности, а постижение и различение - формы волевой и духовной деятельности, в том числе, как сенсорных, так и несенсорных (сущностных) форм восприятия, выводящих Разум на творение, развёртывание и раскрытие, онтологически обусловленных Абсолютом. Если рефлектироваться к образу Абсолюта, как безусловному и несотворимому, вечному и всеобщему первоначалу всего существующего, выступающему в безначальной, духовной форме существования как Сущее рассудочной абстракции наиболее высокого порядка, то Абсолют — это не постижимый и не выразимый образ, единый в себе и во всём, есть 1) безусловность, взятая вне связей и взаимоотношений, т.е. безотносительная, но совершенное и полное, при-ложимое ко всякому бытию как органон и канон бытия, есть 2) неявленный образ всеобщей, безначальной и беспредельной полноты возможностей существования в самодостаточном и целостном единстве всего многообразия Сущего, представляющий непостижимую форму жизненных образов разумного (положительного) постижения истины. Если, органон - это полагаемый в явленности положительный образ Абсолюта как спекулятивное многообразие возможностей истинных необхо-димостей пассивных форм практического применения принципов Разума, то продукт активной формы практического Разума является каноном чистого разума, который устанавливает границы органону или границу бессознательным спекуляциям Разума, предохраняя его от заблуждений. Поэтому Сознание - это активный агент Разума, который представляет свою активную содержательность в образе Мирового духа (самосознания), наполняя им пассивные формы практического Разума (сх. 1; 1А; 2), обнаруживающие собой - организующую деятельность Разума (Сознание). Но, выражающие в концептуальной деятельности различения - Субъективную волю, в конструктивной деятельности постижения - Универсумную волю, а в рациональной деятельности понятие трансцендентального Субъекта, соответствующего идее о единой и разумной первосущности. Будучи самодостаточным и безусловным каноном любого бытия и подтверждая своё неявное присутствие, Абсолют проявляет свою суть в явленности свойств бытия, лишь отрицая и отталкивая себя. Это является всеобщей, безначальной и единственной особенностью его неявного присутствия в любом бытии, - безусловной особенностью универсальной противоречивости. Поэтому, Универсальное Противоречие, как в непосредственная и опосредованная особенность Абсолюта, как объективный образ его отталкивания и отрицания, - выражает всеобщую и необходимую способность к потенциально необходимой и возможной противоречивости, т.е. единый признак «всеобщей диалектики», как истинную необходимость пассивного и активного начала Абсолюта, становления его объективной и субъективной формы (логики). Это обнаруживает универсальную истину Природы, выступающую активностью и формой Разума и выражающую способность Абсолютного Различия этой формы в постигаемой сфере Абсолюта. Тогда как, содержание Разума, в лице «духа необходимой явленно-

18


ста» как совершенного, абсолютного Духа Природы, представляет универсальную истину Разума как содержание универсальной истины Природы, как её концепту-алъностъ, требующей лишь единства различённых образов Абсолюта или отсутствие пустоты в беспредельной полноте различаемых возможностей, как способность к Абсолютному Хаосу. А, требование универсальной истины природы — это истина необходимой явленности концептуально-целостных возможностей Разума. Единство трёх различаемых форм универсальной истины - это универсальная истина Бытия, — истина непосредственной и опосредованной особенности Абсолюта или способность его в образе У.П. к потенциально неявленной противоречивости, способность к образу «всеобщей диалектики» и «диалектики конкретного» в основаниях Абсолюта (ex. 1а, 8). Но единая и безусловная способность Абсолюта в образе Универсального Противоречия, отрицающей пустоту, требует признать за пустотой иную атрибутивную способность Абсолюта, выступающей его неуловимой особенностью, различаемой лишь в рассудочных формах явленного и неявленного постижения.

В четвёртом параграфе «Рефлексия над метафизическими основаниями Абсолюта. Образ триалектики». В анализе образа Абсолюта, выделяются пять главных особенностей, наполняющих «жизнью» образ «Нечто», образ актуального Ничто, как отрицаемой пустоты (0), что требуют принять в качестве непосредственной и неявленной особенности безусловного образа Абсолюта, - его непосредственную способность к универсальной противоречивости, выступающую объективной способностью Абсолюта. Причём Абсолют совпадает по смыслу с субстанцией. Их единство - это единство объекта и субстанции, это независимая и автономная активность самосознания, различаемая в данной концепции организации Абсолюта от известных классических теорий философии (Гегеля, Шопенгауэра и Фихте).

Но в познавательной деятельности разума граница между тем, что уже познано и тем, что должно быть познано передвигается в сфере трансобъективного. Тогда, можно сказать, что пустое множество есть та грань в понятиях духа или предикативная граница в сфере духовно- бессознательных форм, которая отделяет любое абстрактное представление от непостижимости Абсолюта и выражает её, разграничивая постижимые образы от непостижимых; так удаётся различить становление нетождественных форм в трансобъективном. Причину такого становления можно видеть лишь в силе истинного отрицания тождественных форм, накладываемой «всеобщей диалектикой» и обнаруживающей свойство контрарности в тождественности первичного многообразия всеединства, выражающей в активности свободы самосознания: образ «жизни» в вечном и устойчивом единстве её противоположностей. Поэтому, контрарность выражает конструктивную идею, идею устойчивости к потенциальным формам мышления и познания, обнаруживающих качественные формы бытия и гарантирующих конструктивную явленность «живого» воображения позитивной философии.

Таким образом, требование абсолютной явленности противоречий в актуально неявленном Ничто, есть потенциально необходимая и возможная противоречивость или потенциальная неявленность У.П., есть образ абсолютного требования: 1) требования «потенциально необходимой явленности» или Абсолютной воли, выражающей формы Разумом, 2) требования «потенциальной возможности необходи-

19


мой явленности», концептуально порождаемой «духом необходимой явленности», выражающей содержание Разума. Тогда, проблемы, порожденные метаморфозой бытия и небытия и противоречиями в основаниях теории множеств, требуют в качестве исходного онтологического понятия принять идею Универсального Противоречия, как идею истинного образа единого основания в эпистемологической картине Мира. Причём, в отличие от логического отрицания ( 0 ), которое не изменяет

его, т.е. 0 = 0=0;- действие У.П. как истинного отрицания, отталкивания 0 создаёт образы: ? (0) = Абсолютной идеи и ? ? (0) = Абсолютной истины. Кроме того, бинарность дуальных структур классической рациональности [158], как и вся диалектика конкретного, остаётся в реальном. А, в единстве Бытие-Небытие-Ничто надо говорить о триалектике как форме, соединяющей диалектику и «потенциальное ожидание» в единый организм, выводящий образ положительной философии, образ единства бытия и мышления в непрерывной логике всеобщей диалектики.

В пятом параграфе «Проблема устойчивости в основаниях физики и их значение для решения вопросов структурной устойчивости сложных, саморазвивающихся систем» рассматривается кризис идеологии механицизма в физике, который обнаружил внутренние противоречия всей классической физики 19 века. К таким противоречиям можно отнести: проблему «тепловой смерти» Вселенной, проблему «ультрафиолетовой катастрофы», проблему «эфирного ветра». Безусловно, объяснение этих противоречий выводит науку, а также всю философскую мысль, на новый уровень познания действительности.

Во второй главе «Конструктивные взаимоотношения сложных систем, Представление и описание» анализируется понятие Универсума как конструктивной и структурно-смежной формы Мироздания; выясняются понятия связи и отношения, Воли и Присущей воли, Сущего и сущности, выделяется понятия взаимообусловленности и взаимоотношений в связи детерминированностью взаимосвязей.

В первом параграфе «Уровни Мира (Бытия). Мироздание. Космос и Универсум. Регулятивные и концептуальные схемы организации Разума. Различение, связь, явленность и существование структурных отношений» определяется, что в ОНКМ образ Мироздании - это форма мировоззрения, как некое философское целое или замкнутый в себя круг, дающий общую картину мира и положение в нем человека в познавательных, ценностных и деятельностных его аспектах, в которых и через которые этот мир различается в целостности и единстве. Поэтому, в широком смысле, Мироздание - это философская система или модель единого, неделимого и развёртывающегося жизненного образа физической особенности, которое охватывает как объективную (явленную), так и необъективную, потенциальную неявленность Природы, раскрывающуюся как метафизический образ организации духовного единства объективной особенности Мира. В узком смысле, мироздание выступает как гносеологическая модель единой и неделимой природы, т.е. объективно существующей природы во всех проявлениях её объективной действительности. Поэтому, Природа - это единство жизненных ноуменов как различимых образов Абсолютной идеи, есть соответствующий единый образ истинной

20


необходимости или потенциальное ожидание организации единства его жизненных различимостей.

Причём, Мир - это концептуальный образ Абсолютной идеи, находящий себя лишь как полнота отдельных сторон непостижимого образа Абсолюта и выражающий концептуальную форму потенциального ожидания «быть» Разумом или единством содержания и формы: «духа необходимой явленности» и Абсолютной воли. Абсолют, в свою очередь, вневременный и вне сущностный образ, который пребывал до пребывания, когда не было ни существующего, ни несуществующего, ни «Начало» их; но который, тем не менее, включая в себя всё многообразие миров и, пожертвовав своим единством в истинной необходимости целостного, прибегнув к Универсальному Противоречию (У.П.), сотворило все сущее и миры, определив каждому своё «начало».

В отличие от представления о Космосе как об упорядоченной, структурно организованной и завершённой целостности мира, принятой в качестве одной из "метанаррации", возникло представление о мире как понятии, об открытом, структурно- неопределенном, бесконечном и целостно не организованном Универсуме. Хотя, образ Универсума противопоставил себя структурно определенной и упорядоченной связности космоса, и сместился к бесформенной неупорядоченности ха-осмоса, - однако, он не утратил свою целостность как образ всеединства, как единство реального и идеального, как внутренне органическое единства бытия и духа или понятия "мир как целое", как "всё сущее" в абсолютном тождестве объективного и субъективного, т.е. не утратил образ абсолютного идеализма, приобретя в такой целостности необходимый образ конструктивного элемента, образ концептуальной целостности. Поэтому, современное представление о мире, как внутренне органическом единстве, соответствующем учению о всеединстве, как одной из сторон Абсолюта, выражающим его активность или способность к универсальной противоречивости, стало отождествляться с Универсумом.

Формы волевой деятельности Разума в креативно - порождающей форме волевого восприятия или постижения и наполняемые «духом необходимой явленности», устанавливают первичные формы волевой объективации и актуализации физической особенности, формы развёртывания природы, и формируют основные ре-гулятивы природы: явленность, рациональность, объективность (объективация), действительность (необходимость и актуальность), диалектичность и реальность (возможность и вибрация, актуализации), наполняющие Мироздание. Различае-мость организации концептуального образа Абсолютной идеи выделяет его уровни: Мир, Природу, физический мир, Мироздание, объективность, действительность и реальность, различаемых в 3 формах: бытие, Бытие-I и Бытие-П; «differance» - ре-гулятив деконструкции как процедурная форма трансцендентального различения и конструктивно-целостного означивания действительности: бытия и Бытия-I, но "Differance" - регулятив дезобъективации всего Бытия. Рассматривая различения и постижения особенностей природы как образы и схемы целостного, истинного отрицания, формируемые в духовных и волевых восприятиях разума, можно распознать: связь - это различаемая идеей «потенциальной противоречивости» регулятивная форма особенного, являемая в процессе её различения как единый образ идеи отталкивания в соответствии с универсальной истиной Разума, взятой в про-

21


тиворечивой форме необходимого или достаточно необходимого (виртуального) единства в постигаемой явленности всеобщего этой особенности. Причём, явлен-ность - это активность целостного единства, это конгруэнтность концептуального. А, конструктивно целостная различимость действительности- это означиваемая истинность явленных отношений, это определяемый в полноте своих возможностей образ сущего, который в устойчивой форме истинной необходимости сущностных отношений, в зависимости от выбора системы абстрагирования, есть познаваемый образ или сущность.

Во втором параграфе «Понятие воли и Бытия. Присущая, Субъективная воля и Универсумная воля. Свобода воли и её детерминантность. Истинность, целостность и устойчивость взаимосвязей. Конструктивность сущего. Синергия взаимодействия. Мозаичный принцип структурного творения - полный образ постнеклассической рациональности», воля определяется как требование или способность различимых форм Природы быть регулятивной формой свойств этой различимости, быть причиной свободы явленных форм такой регулятивной способности, проявляющей соответствующие способы детерминаций (волевые и духовные). Поэтому воля - целостное единство регулятивной формы, т.е. требование. Требование, как необходимые и обязательные желания - это единая форма активности духовного содержания воли, определяющая характер воли, её детерминантность и силу воли. Причём, в активной форме единого требования выступает самосознание (Сознание), определяющее силу воли или её способность, как регулятивную форму волевой различимости и характер как конститутивный образ Разума. Поэтому, самосознание - активная форма Разума. Тогда способность — это сила воли или условие волевой деятельности, выражающее активность её потенции, которое в потенциальной неявленности есть особенность воли, раскрываемая формой Разума, а характер — это содержание способности или конститутивный образ способности воли, раскрывающей свою особенность как конститутивность в концептуальных формах конструктивной деятельности воли. Причём, раскрытие особенности воли в концептуальных формах конститутивной способности, характера, есть бытие воли, не включающее в свой состав эту особенность, как ничто своего бытия. Очевидно, такая особенность воли есть её онтологическая особенность; в отличие от образа «нечто», как актуальности определяемого. Поэтому, бытие не есть ничто из реальности (М. Хайдеггер) или бытие воли — это конститутивный образ способности воли, не содержащей свою онтологическую особенность. Но, конститутивный образ способности воли, в явленности её духовного содержания, есть духовная целостность конститутивного единства, характера воли, есть образ сознания волевой формы (см. гл.З, §1). Тогда Бытие — это раскрываемый Сознанием, конструктивный образ конститутивных содержаний Разума, не включающий форму Разума как таковую, как трансцендентную особенность её содержаний, придающей им активность. Вследствие этого, у каждой воли своё конститутивное содержание - своё бытие, но в единстве представляющие конститутивное содержание Разума и его Бытие, воплощённое в развёртываемой форме физической особенности Мироздания и в раскрытии гносеологической особенности Сознания.

22


Итак, воля, как регулятивная форма требования, есть причина конститутивного содержания её характера, есть причина становления сущности воли, выражающей содержание её бытия, есть безусловность данного. И всё то, что соответствует характеру действия воли или её конститутивности, определяется как истинная необходимость явленных структур, определяется как целостность и научность всей структурно- формирующей деятельности силы воли, создающей возможные признаки (kong) целостности. Поэтому, целостность данного выступает как безусловное и первичное требование универсальной истины природы, что и есть физическая идея системного основания. В отличие от волевой безусловности данного, свобода воли — это условие волевого самоопределения, условие заданности определяемого, выражающая конструктивную способность воли, которая выступает либо в пассивной форме и потенциальной неявленности своей регулятивности, либо как деятельность активной формы истинной необходимости, как регулятивная целостность волевой формы сущего, определяющей эту деятельность и её конститутивную содержательность, характер воли. Поэтому, свобода как условие волевого самоопределения, является конструктивной идеей деятельности и условием содержания волевых требований в регулятивной и функциональной форме самоопределения. Тогда детерминантностъ воли - это регулятивность функциональной способности воли, предметно реализующей её требования (волю), это конструктивная форма полагаемого требования, создающая необходимую свободу функциональной деятельности. Поэтому, свобода воли - это содержание конструктивных форм регулятивной способности воли или условие их заданности, и также как характер воли, выражает конститутивные формы собственной волевой способности. В связи с чем, конститутивная структурность духовной воли - сознание, а конститутивная структурность душевной воли - рассудок. Причём, единая конститутивная структурность Разума в универсумном многообразии Мироздания - это Сознание волевой способности Внешней воли. Иначе говоря, сознание и рассудок - это конститутивные формы свободы воли каждой, отдельной сущности сущего. Но в этом обнаруживается свободное проявление внутреннего мира субъекта и творческий характер детерминирующей деятельности его воли, в которой свобода не есть причинные отношения феноменов объективной действительности, а есть, по выражению Н. А. Бердяева, прорыв в этом мире, есть мощь духа творить не из природного мира, а творить из себя1, творить собственный мир волевой способности.

Раскрывая формы мозаичного единства системных структур в конкретной системе абстрагирования или формы мозаичного полотна, как коллективное единство конструктивной целостности и не целостности корпускул истиной необходимости в закономерностях волевой и духовной регулятивности, - обнаруживаются образы отталкивания «всеобщей диалектики». Причём, принцип мозаичного единства коллективных типов взаимоотношений системных структур, определяет системные формы мозаичного полотна, которое, как и ризоморфная среда, также как и синергия, - включает в себя своё отрицание, «ничто» или особенности своих корпускул, создавая собственную конститутивность и обнаруживая формы объективной и инореальной явленности и, не включают концептуальность не конструктив-

Бердяев Н.А. Философия свободы. Смысл творчества. Изд. Правда. М., 1989. с. 370.

23


ных и нерациональных форм. Поэтому образ мозаичного многообразия есть полный образ постнеклассической рациональности и выражает единую конструктивность истинно-целостной и нецелостной необходимости Универсума, представляет объективность реального и инореального в виде вариабельной, иррациональной и объективной связности познавательных форм Бытия, объединяя образы телесного и духовного миров в виде коммуникативных форм постнеклассического, диалектически всеобщего образа мышления, включающей аструктурность. Поэтому, идея синергизма и «динамизм» Лейбница лежат в основании мозаичной философии.

Очевидно, полнота истиной необходимости - это единство различных потенций жизни, взятых в полноте их противоречий. Но в такой единой активности диалектического взаимообуславливания, как противоречивой возможности единства потенций в предстоящей явленности структурных форм жизни, обнаруживается -органический принцип единства мозаичной философии, как создание и развёртывание коллективных (коммуникативных) форм противоречивого взаимодействия. Причём, конгруэнтность духовного образа жизни выступает синергийной целостностью в потенции всех её противоречивых онтологии, выступает единой формой Бытия-П, обладающей структурно-смежной обусловленностью взаимосвязей и представляющей форму радиальной связности в межсистемных отношениях, порождающей знаниевую форму духовных истин разума, в которой, определяются концептуальные образы конструктивной нецелостности бытия всеобщего, образы эзотерических, ведических, оккультных и библейских видов духовного знания.

С другой стороны, в синергетическом подходе рассматривается конструктивная целостность регулятивных форм различных потенций истиной необходимости, выражающих явленный образ взаимосвязей непротиворечивого единства синергии, выражающих целостность всевозможных взаимодействий в соответствующих им межсистемных состояниях. Такой конструктивно целостный и непротиворечивый образ единства синергии представляет в полноте взаимодействия уже инвариантные формы, или знаниевые формы научных истин разума, проявляющихся в рассудочных способностях мышления, как сущностные формы бытия метафизической реальности и несущностные формы Бытия-I, формирующие уже структурно-связную обусловленность синергетических конструкций определённой и произвольной объективности, представляющих их тангенциальную связность в межсистемных отношениях Бытия (сх. 11).

В третьем параграфе «Конгруэнтность. Простая, полная и сущая определённость. Непосредственность и положенность структурных взаимосвязей. Понятие сущностных, системных, структурных и аструктурных взаимоотношений. Основные категории и познавательные формы деятельности в структурной взаимообусловленности Мира. Понятие о реальной, ментальной и действительной мере структурных отношений», обосновывается понятие простая (частичная) определенность взаимосвязей как структурный признак взаимообуславливания, соответствующий логикам первого порядка, принципам бинаризма и отношениям не реальной (ментальной) действительности; а также понятие полной определённости взаимосвязей, выражающих системную явленность как устойчивость этой системы. Конгруэнтность — это такая форма определения, которая сохраняет свою качественность при различных трансцензусах и дефинициях этой

24


формы в различные системы абстрагирования, трактуемых, как эквивалентные дефиниции и трансцензусы, возможные лишь в многообразии непротиворечивых связей простой определённости. Причём, в конгруэнтной, чисто-качественной различённое™ взаимосвязей, обнаруживаются взаимосвязи ирреальной (мнимой), ментальной действительности как реальности иной актуальности, взятой в сущностной необходимости действительных и не возможности каузальных отношений, определяемых в полноте Бытия. Поэтому, Бытие - это возможность не только реально-сущностных, но и действительно-сущностных отношений полной определённости, состоящее из ментального и реального бытия; а, ментальное бытие - это непосредственность ирреальных (нереальных), т.е. ментальных отношений бытия простой определённости, выступающей формой не бытия относительно бытия. Далее, подробно рассматриваются в логической схеме взаимообусловленности основные познавательные категории Универсума (сх. 4). Если, качества - это единство противоречивых отношений, то конгруэнтности - это единство непротиворечивых отношений в многообразии всевозможных взаимосвязей бытия или их целостная форма. Далее, обосновывается принцип различения системной и структурной яв-ленности: 1) определённость концептуально целостных и не всегда устойчивых отношений есть структурные отношения, есть понятие структурной формы, а 2) определённость концептуально устойчивых и не всегда целостных отношений есть системные отношения, есть понятие системной формы.

Но, среди познавательных форм деятельности разума можно различить: концепту алъностъ как условную-в-другом целостность первичной непосредственности духовных форм волевых определений заданного, а конструктивность — услов-ная-в-себя взятая единая величина конститутивной организации данного, в целостности её структурной и нецелостности аструктурной связности. Причём, полнота конструктивности или конструктивная целостность, определяющая действительность, есть непосредственная форма выражения конститутивного содержания эво-люционно оформившейся человеческой душевной воли, есть непосредственность духовного содержания рассудочного мышления душевной воли в многообразии виртуальных структур сознания, лишь в которой и определяется рациональность. Тогда, рациональность — это действительная мера конструктивной полноты в составе универсумных форм конститутивной структурности, наполняемая полнотой человеческой духовности, которая в её эффективной и целесообразной форме регулятивной направленности, есть рассудочная форма логического мышления, исключающая аструктурную связность, как недействительную форму универсумной меры конститутивных структур; парадигма — рациональная форма, взятая в полноте структурных отношений рациональной целостности системных форм тангенциальной связности, способных быть лишь количественной величиной структур сложной системы. Инвариантность (inv) - количественная величина или реальная мера структурной целостности, которая в конструктивной полноте рационального описания волевых форм, являет парадигму научной картины. Конгруэнтность (kong) -явленные отношения качественных взаимосвязей в единстве их непротиворечивой формы, способные стать системной устойчивостью или инвариантностью конструктивного. Иррациональность и вариабельность — конструктивная величина нецелостной полноты в конститутивной связности, есть вне рассудочная форма кон-

25


ститутивной аструктурности человеческого духа. Причём, иррациональность - это полнота конститутивной связности конструктивно нецелостной (универсумной меры) или аструктурная полнота недействительных форм порядковой величины; вариабельность — это не полнота конститутивной связности конструктивно нецелостной или аструктурной и недействительной формы универсумной меры качественной величины. Поэтому, конститутивная связность Мироздания в концептуальной целостности её конструктивных форм, выражается общей, универсумной мерой конструктивных форм: в структурности реальной меры, как конструктивной целостности, и аструктурности ментальной меры, как конструктивной нецелостности, что определяет полную конститутивную связность Универсума (сх.4; 11).

В четвёртом параграфе «О волевых и духовных формах, их системности и субстанциональности. Формы явленности и объективности. Процессы и процессуальное™ в системных и сущностных состояниях. Об априорных способностях и регулятивных восприятиях, трансцендентальной функциональности и типах Бытия. Постижение и познавательные формы восприятий и мышление. Сущее (субъект) и сущее. О трансцендентальной редукции. Репрезентации Разума», раскрывается система как ансамбль недетерминированных качеств и признаков, как многообразие устойчивых духовных форм, объединенных единой формой волевого определения, указывающей на определяемость системной поло-женности (устойчивость) и не определённость её структурной целостности. Причём, субстанция, как единство материальной, физической природы и мышления, духа (Спиноза), - это форма единой системности, т.е. концептуальная форма единого волевого определения всех структурных взаимосвязей регулятива явленности (истинно-Сущего), выражающая в единстве явленного, всё многообразие единого системного взаимообуславливания, как полагаемую и конструктивную формы деятельной, первичной Силы, выступающую объективной способностью Абсолюта, т.е. Универсальным Противоречием, осуществляющим собственную иерархию межсистемной связности относительно абсолютного Ничто. Далее, различается: процесс, как конструктивная полнота системы относительно единства его отдельных структур. Тогда как, процессуальность - это многообразие различных форм конструктивной полноты в конкретной структурности системного состояния. Очевидно, процесс раскрывает единую полноту конструктивного познания непосредственной структурной целостности в многообразие возможностей её системной по-ложенности, выражает индуктивную форму непосредственного. Процессуальность выражает опосредованность единого многообразия конструктивных форм различной полноты некоторой структурности системного состояния, выражает дедуктив-ность опосредованного.

Если говорить о целостной полноте полагаемых признаков системы, представляющей полный набор положенных и детерминируемых непротиворечивых признаков, то возникает описание устойчивого состояния системы. Поэтому, состояние системы - это форма полной её определённости или форма целостной полноты признаков её содержания, выражающая их единую целостность, выражающая определяющую меру непротиворечивости в явленном многообразии конструктивных отношений полагаемой системы абстрагирования. Поэтому, состояние системы представляет конгруэнтную или единую качественную, духовную форму кон-

26


структивно целостного описания системной положенности и представляет непротиворечивость конструктивной формы действительной меры.

Далее, предлагается такая форма представления о взаимодействии, воздействии (раздражения), возмущения, возбуждения и восприятия в системе, которая представляют образ не только субъективной, но и волевой деятельности и восприятия. Образ субъективного, в частности духовного и душевного восприятия, есть гносеологическая форма, являющаяся в процессе познания как абстрактная стихия познания сущего, как стихия восприятий различной и неопределённо рациональной целостности, включающей идеальность форм гносеологической и физической особенности; которая, в частности, в своей конструктивной и рационально- целостной форме духовной деятельности, определяет уже абстрактную стихию мышления, в том числе, логику как науку о чистой идее в мышлении. Образ волевого восприятия представляет, - или конструктивно-автономную возможность системы, как познавательно задаваемую законодательную форму отдельных структурных, сущностных, эмпирических и системных восприятий физических и эмпирических феноменов, или конструктивность физической (реальной) возможности, взятую в её данности и онтологически обусловленную трансцендентной (сущей) способностью волевой деятельности в субъективно неэлиминируемой форме, а также трансцендентальной (ментальной) способностью как субъективно элиминируемой волевой и духовной формой субъекта, закономерно реагирующей на возбуждения, и ведущей к способности волевых, душевных, субъективных, духовных и интуитивных восприятий.

Причём, восприятие - это процессуальная форма возбужденного состояния, представляет непосредственную способность волевого определения в многообразии возбуждений среды, в том числе, в многообразии возбуждений неопределённой целостности. Тогда, восприятие как непосредственность волевой способности силы воли, есть не только созерцание или сенсорные восприятия возбуждения любых структур Разума, а есть волевые восприятия (не)сенсорных форм постижения этих структур или волевые определения, которые определяются в форме законодательной и диалектической связности их непосредственной структурности, данной до всякого созерцания, представляя образ внешних восприятий. Поэтому, форма явлений во внешней восприимчивости, формируется в душе раньше всех чувственных восприятий, и отнесена была И. Кантом к чистым или духовным перцепциям a priori, обусловленных духовной волей в составе субъективной. Можно сказать, что способность - это эволюционно формирующаяся сила воли, способ и форма её волевого определения или волевого восприятия, предшествующая любой созерцательной форме, и выражающей, в частности, априорность духовных перцепций, взятых в пассивности их конститутивной структурности, как формы внешней восприимчивости, воплотившей в себе все необходимые свойства и условности внешнего мира, но проявляющуюся в рецептивности чувственных и духовных восприятий Субъективной воли. Тогда, способность духовных восприятий - априорность, а способность субъективных восприятий - рецептивность, различающие свободу воли в пассивной сфере внешних, волевых восприятий. Поэтому, конститутивная структурность Разума, полностью не поддаётся функциональному определению, ибо есть образ внешних восприятий, есть конститутивность Сознания, различаемая лишь в априорности регулятивных формах волевых (внешних) восприятий.

27


Итак, восприятие как первично определённая и структурно-связывающая форма волевого определения системы, детерминируемая волевой деятельностью силы воли, - представляет концептуальное выражение конструктивной особенности системы, представляет волевую конструктивную способность постижения и познания объективной особенности, т.е. представляет либо, конструктивный образ духовных определений субъективной деятельности, либо образ регулятивной, волевой деятельности, раскрываемой в конструктивности целостной и нецелостной организованности различающихся форм физической особенности. Тогда, перцепция как акт восприятия, выражает не только конструктивность восприятия, а также акт некой не конструктивности (трансцендентности) или иной конструктивности в организации не рассудочного восприятия, обнаруживаемого в актах интеллектуальных взаимодействий (перцепций). Поэтому, интуиции сознания являются не конструктивной организованностью интеллектуальных перцепций, а апперцепции - это лишь конструктивно осознанные восприятия.

Очевидно, что активность духовных определений возникает лишь в полноте их единства с волевыми формами сущностных восприятий. Тогда, лишь присутствие активной части духовного определения сущности превращает эту сущность в субъект или Сущее с Субъективной волей, обладающее рассудочным мышлением. Таким образом, сущим является любой реальный объект бытия сущностной действительности, определяемый в многообразии явленностей как объект виртуальной, а затем и диалектической реальности. Но, Сущее (субъект) - это сущее, проявившее особое состояние своей эволюционно сформировавшейся волевой формы, определяемой как волевая душевная форма (Душевная воля), которая становится способной взаимодействовать с духовной воле. В свою очередь: душа - равносвязная, в том числе структурно- связная, форма первичной явленности в многообразии ноуменальных (эстетических) возможностей, наделённая способностью к собственной, законодательной регулятивности. Форма души - это регулятивная субстанция, обнаруживающая самодетерминирующий механизм структурного взаимообуслав-ливания своих связей, обусловленный внесистемной формой его происхождения, определяемый принципом о внесистемном происхождения волевых форм.

Далее обосновываются понятия раскрытия, становления, развёртывания, развития, творения и вибрации. Поэтому, рассматривая размышления как форму содержания сознания или форму мысли, утверждается, что мысль как содержательная составляющая идеи сознания, представляет принадлежность к предопределенному и предпосланному всеобщему и единому, представляя его содержательную необходимость и закономерность как свою. Тогда мысль представляет трансцендентальное содержание продукта сознания, или содержание «предпосланного» источника, как того трансцендентного объекта (сознания), - предпосланного в образе пустой идеи «быть» и пустоты, заполненной этой мыслью. Иначе говоря, мысль -это динамическая категория отношения или трансцендентальная форма общения в многообразии целесообразных (регулятивных) форм Природы. Это предполагает объективацию мысли как ментального сопровождения её содержания или предметного выражения её рациональной целостности, называемую вибрацией ментального содержания или объективацией регулятива истинной необходимости сущего, приобретающей субъективную объективированность реальных вибраций. Мысль

28


порождает вибрации в многообразии процессуальных возможностей рационально-целостных взаимосвязей, порождает реальный трансцензус из необходимого в возможное, т.е. актуализацию необходимой действительности в возможную реальность. Такой же смысл мысли полагается «Живой этикой» Е.И. Рерих. Таким образом, вибрация есть творение и развёртывание многообразия конструктивных возможностей рационально-целостных взаимосвязей Сущего в устойчивой форме реального трансцензуса, соединяющего мир истинной необходимости, мир действительного с миром реальных возможностей, наполняя своим содержанием соответствующие формы развития, являя их как формы движения материального поля. Вибрации сопровождают мозаичное многообразие сущностного взаимообуславли-вания, и отображают его как мозаичную среду системных форм.

В пятом параграфе «О единой критике чистого Разума. Процессуальный дух и сущность. Духовная и волевая процессуальные сущности. Ноуменальная редукция и дезобъективация структур Бытия; ноуменальная трансцен-дентальность. Принцип общей объективации и единая система внешней объективности. Физическая идеальность и душевная идеальность. Организованность волевой конструктивности» анализируется многообразие гносеологической и физической особенности в познавательной деятельности рассудочных и духовных восприятий, раскрывающих организацию регулятивной деятельности Разума, и выделяется два взаимообусловленных метода деятельности в познании реального: метод духовный (способность познания) и волевой (способность желания, требования), выражающие в единстве: субъективные, волевые восприятия, способные творить не из природного мира, а творить из себя собственный мир своей свободы, - свободу Субъективной воли (сх. 5а; 6), которая определяется в единстве субъективного и объективного бытия, в единстве форм полагаемой, пребывающей и прибывающей объективности, составляющие единую систему внешней объективности и представляемые разумом как принцип общей объективации, как принцип об осуществляющейся в Природе единой форме объективной и субъективной действительности.

Причём, разум субъекта есть трансцендентальная или духовная процессуальная сущность, выражающая либо, мышление, как форму душевной деятельности, возможную лишь в активной форме духовных восприятий теоретического Разума, как развитый (активный) дух, как сформировавшийся рассудочный признак способности суждения субъекта в своей полноте либо, выражающий постижение, как познавательный признак способности суждения, возможный лишь в деятельности пассивного духа, обнаруживающего концептуальные формы сущностных и нравственные целесообразности душевных восприятий практического Разума (сх.5а). Поэтому признаки способности суждения выступают в таких формах восприятий, которые 1) в единстве с мышлением представляют способность познания в чистых понятиях разума или критику чистого рассудка как трансцендентальную и рассудочную способность суждения, духовных или системных восприятий, обнаруживающих феноменальный мир действительных сущностей гносеологической особенности; 2) в единстве с познанием представляют способность требования или желания или критику чистого разума1 различающей формы волевых и сущностных восприятий субъекта,  обнаруживающих абстрактную стихию постижения физиче-

29


ской особенности Мироздания, сферу бытия реально сущего и его сущностей; 3) способность суждения как таковую, как критику чистого суждения в абстрактной стихии познания душевных форм, как познавательную форму субъективных восприятий, включающую дополнительно когнитивные и эмпирические восприятия, и переводящей качественные состояния душевного мира в конгруэнтные состояния жизненного мира субъекта, выступающую как рассудочная форма сознание субъекта. Причём, все три способности восприятия формируют единую критику чистого Разума как самораскрывающуюся в самосознании стихию априорных образов, как конструктивную явленность свободы духовных определений универсальной истины природы в многообразии регулятивных возможностей Субъективной воли, представляющие в единстве трансцендентальный метод постижения Природы в определяющей и рефлектирующей форме суждения (сх.8а).

Это единство есть объективно полагаемая сущность волевой и духовной про-цессуальности. Если, духовная процессуальная сущность раскрывает рассудочные формы полагаемой объективности, то волевая процессуальная сущность, полагает и творит внешнюю пребывающую и прибывающую объективность субъекта. Воля - конструктивна, а дух- концептуален. При этом в сфере волевых восприятий, определяются феноменологические идеи гуссерлевых редукций о первичной сущности предмета, устанавливающие границу между познаваемым и непознанным, между непознанным и непознаваемым. Появляется возможность различения трансцендентального, вариабельного и трансцендентного. Появляются понятия ноуменальной трансцендентальности и дезобъективации структур Бытия. Действительно, в отличие от дедукции и индукции, редукция - это конструктивный поиск общего единства в целостной основе концептуальной общности, конструктивный поиск феноменологической идеи. Поэтому, редукция - это формализация общего единства в целостном, это феноменологический способ очищения предметов от образов предметного воображения их первичной сущности, представляющем поиск единства в упрощении структурной целостности этого предмета, представляющем «нечто» первичного опыта. Однако, обладающего принципиальной невозможностью полноты формализации такого единства (это теоремы Гёделя), т.е. полноты очищения системных восприятий сознания. А, потому, сохраняющего тот внепредметный остаток неочищенного единства, что выступает как сущность свободного предмета, как феномен, отделённый от рассудка и от предметов сознания.

Причём, процесс редукции, как рассудочная форма очищения системных восприятий данного сознания, является целостной деконструктирующей функцией рассудка, определяющей свободу его осадка, как собственные априорные способности данного рассудка. Поэтому, в трансцендентных и волевых формах душевных восприятий или духовных постижениях Субъективной воли проявляется возможность к дезобъективации предметного воображения или очищения предмета посредством сознания, посредством свободных и виртуальных определений виртуального духа сознания, имеющего пассивную форму своего интуитивного содержания в единой сфере внешних или волевых (когнитивных, сущностных) восприятий, которые в отталкивании определяют априорный и единый образ очищенного «нечто», выражающего контрарное единство волевых определений «живого» воображения» в потенции бесконечной незавершённости Сущего. Тогда, процесс де-

30


конструкции предмета в целостности его бытия, есть означиваемый образ differance в прибывающей сфере произвольной объективности Бытия-I, как рациональная форма структур конструктивной целостности. Но, в аструктурной сфере конструктивной нецелостности Бытия-П, поиск означиваемой истинности спекулятивных воображений о первичной сущности как «нечто» первичного опыта, представляет уже расширение образа differance в Difference, есть иной процесс деконструкции, -процесс дезобъективации духовных восприятий Разума, есть регулятивно- целостная форма трансцендентной активности процессуального духа, охватывающей всю структуру Бытия и находящей в неконструктивности «духовно бессознательного», регулятивную целостность вариабельного, как форму ноуменальной редукции относительно объективно- бессознательной сферы трансцендентальной редукции Гуссерля. В целом составляющих ноуменальную трансцендентальность Бытия-П.

В связи с чем, различается феноменальный мир сознания, подчиняющийся психологической редукции Гуссерля и рассудочным интенциям чистых понятий разума, как редукция эмпирических восприятий, определяющей формы бытия. Это рассудочный мир субъекта и мир полагаемого Бытия. Следующая, чисто предикативная или несущностная форма актуально неявленной действительности, представляет феноменологию Бытия-I, которую можно лишь помыслить и конструктивно дополнить до рассудочных и сущностных феноменов сознания, но которая конструируется в форме эйдетической редукции сущностных восприятий и определяется как интенция задаваемой полагаемости (устойчивости), выступая в образе душевного мира сознания. Это феноменология инореальной действительности, в составе ноуменальной действительности и трансцендентальной инореальности бытия, составляющих вместе предметно- несущностную действительность конструктивной (инореальной) сущности. Но в иной актуальности душевного мира, представляющей феноменологию недействительной аструктурности Бытия-П в абстрактной стихии познания, можно обнаружить жизненный мир коммуникативного сообщества и ноуменальный мир вариабельностей небытия, выносимых за скобки трансцендентальной инореальности Бытия-I, и представляющих уже трансцендентальную и ноуменальную редукцию, определяемых как явленность (не)сущно-стного и вариабельного содержания Бытия.

Причём, ноуменальный мир относится к сфере познания, но расширяющийся в постижении его когнитивными и сущностными перцепциями, становясь познаваемым, а значит, трансцендентальным. Тогда, исключая непознанное (трансобъективное, вариабельное) и непознаваемое (трансинтеллигибельное, трансцендентное), можно сказать, что трансцендентальность — это всё то познанное и познаваемое, что составляет наши представления о Бытие, включая познаваемую часть ноуменального мира как непознанного. Причём, познаваемая часть непознанного есть вариабельное, а непознаваемая часть непознанного есть трансцендентное. Поэтому, непознанное выступает как трансобъективное или объективная особенность трансцендентного и вариабельного. Тогда, обращаясь к различимым особенностям Разума (гл.3,§1), лежащими за пределами человеческого сознания и позволяющим выделить сферу свободы самосознания как сферу активной составляющей сознания, определяющей границы любого возможного опыта; и, рассматривая сознание как образ потенциально не явленной трансцендентной особенности, но бес-

31


прерывно и беспричинно являемой лишь как форма пустой идеи в многообразии ноуменов Абсолютной идеи, - можно определить трансцендентность как организацию различимой не конструктивности и регулятивной нецелостности Бытия, выступающую нерационально- целостной и неопределённо- виртуальной формой объективной особенности (сх.2;11), и вариабельность как организацию нерационально-целостной и произвольно-виртуальной формы объективной особенности.

Показывается, что гегелевская физическая идеальность (свет, звук) как отталкивание, как противоположность реальному свойству материальной инертности, представляет собой структурную актуальность или конструктивную самость (корпускулу, Б.С. Галимов). Иначе говоря, в деятельности разума совершается творение «плода вообще» или самоконструктивное творение физической идеальности (света). Это творение корпускулы или реальной формы физической идеальности с нулевой массой покоя: т0= 0. Поэтому, корпускула - это физическая идеальность или идеальная форма всеобщего и необходимого в многообразии внешних восприятий реального, есть актуальность реальной самости или реальное «нечто», выступающее как идеализация онтологической особенности реального, как абстрактный объект априорного образа. Такое понятие физической идеальности, есть не только "форма вещи вне вещи", а есть также творение реальной формы как корпускулы, как физической идеальности. Это реальность идеальной сущности: корпускулы или света; это актуальность реальной самости, обладающей метафизическим основанием своей конструктивной формы. Тогда, возникает углубление понятия идеального, данного Э.В. Ильенковым, как функциональной формы отношений, обусловленной человеческой деятельностью1. Идеальность -это конструктивный элемент как в деятельности Субъективной, а также Внешней (Присущей) воли, творящей физическую идеальность абсолютного «Я». Поэтому идеальность - это не только конструктивный элемент человеческой деятельности в функциональных отношениях применения принципов теоретического Разума, а также конструктивный элемент регулятивных отношений в практическом применении принципов Разума, в деятельности его сущностных и волевых восприятий, выражающих физическую идеальность. Где деятельность - это полагаемая в многообразии неявленной взаимообусловленности и услов-но-в-себя взятая форма организованных отношений сложных систем. Иначе говоря, деятельность - регулятивная форма конструктивных или организованных отношений, есть конструирование определяемого и определённого. Тогда организованность отношений или конструктивность есть изменения в сложной системе, порождаемые такой регулятивностью, которая является органически целостной или конгруэнтной формой структурной явленности (успокоенности, по Шеллингу), имеющая отношение к действительной организации конструктивной целостности. В связи с чем, организованность проявляется в конструктивной (трансцендентальной) и не конструктивной (трансцендентной) форме обу-славливания взаимосвязей Бытия. Тогда, организованность в собственном его смысле - это явленные и не явленные формы обусловленной связности. Поэтому, организация - это взаимообуславливание неявленных связей Мира в потенциально

Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в научно-теоретическом мышлении // Э.В. Ильенков. - М., 1997.

32


необходимой и возможной форме универсальной противоречивости, развёртываемой самосознанием (Разумом) и представляющим способность к произвольным условностям в потенциально необходимой и возможной явленности этих форм, порождающих не только регулятивную целостность конструктивного, а также регулятивную нецелостность не рациональной и не конструктивной организации трансцендентной особенности Мира.

В третьей главе «Качественные характеристики межсистемных форм взаимоотношения человека с Мирозданием» определяются регулятивные и познавательные формы Мироздания, раскрываемые Универсальным Противоречием (Разумом) при субъективном и объективном становлении научного знания.

В первом параграфе «Разум, виртуальный и трансцендентальный Дух, стихия априорных образов. Сознание и рассудок. О научной истинности рассудка и разума. Свойство заданной явленности и необходимого соответствия как системные и структурные свойства субъективного и объективного познания в становлении научного знания. Критерии научности знания и системной устойчивости сложных систем. Формы абстрактной конечности рассудка», рассматривается картина Мира как раскрытие и развёртывание постижимой сферы Абсолюта, той его особенностью (У.П.), которая в своей безусловности абсолютного Различия и абсолютного Безразличия, различает абсолютную безусловность, и представляет её как грань абсолютной трансинтеллигибельности между постижимой и непостижимой сферой Абсолюта, как Абсолютное Ничто; в отталкивании которого, раскрывается различимость всех безусловностей Абсолютного Ничто в определяемые образы условностей Мира. Причём, главной особенностью Абсолютного Ничто и образом различимости его отталкивания в единстве абсолютного Различия (потенциальной трансинтеллигибельности) и абсолютного Безразличия (актуальной трансинтеллигибельности), выступает образ Абсолютной идеи, который в единстве такой различимости обнаруживает сферу постижимости Абсолюта, различающуюся формой и содержанием, и представляющей в этом Разум. Наряду с этим, Разум - это единство регулятивной активности и «духа необходимой явленности», т.е. единство универсальной истины Природы (истина различимости) и абсолютного Духа (ex. 1А, 2; 3). Где, образ регулятивной активности - это свободный Разум или Абсолютная воля. А, «дух необходимой явленности» и абсолютная Свобода этого Духа - это содержательные возможности или духовность бесформенных содержаний Разума, выступающая как различённая форма пассивных образов Мирового Разума. Причём, свободное Сознание есть свобода такой различимости в содержании Разума, есть признак абсолютной Свободы, но не имеющее ещё полноты самосознания такой свободы, и потому, не активная форма Сознания, а абсолютный (Совершенный) Дух, но ещё не Мировой Дух (Нус), не теоретический Разум. Однако в абсолютной духовности различимых и свободных содержаний Разума, проявляется возможность к их концептуальному единству, обуславливаемому универсальной истиной Разума (истиной единства), как формой регулятивной активности Разума, вызывающей образ теоретического Разума или единство свободного Сознания в Мировом Разуме, как «гносеологическую особенность» Мироздания (сх.З). В свободном многообразии бессодержательных ноуменов Свободной воли, универсальная истина Разума обуславливает их единство, и определяет

33


образ практического Разума или единство свободного Разума (абсолютного Различия) в Свободной воле, выступающее как «физическая особенность» Мироздания. Тогда как, самосознание — это единый образ абсолютной духовности свободного содержания Разума и регулятивной активности свободы его формы - свободы самосознания, придающей активность совершенному Духу, выступающему как мировой Дух. Поэтому, активность Сознания, определяемая в потенциальной неяв-ленности его единства, есть первичная форма явленности и объективности этого единства как самосознание (сх.3;1а; табл. 4). Однако истинная явленность Сознания, определяется в истинно целостной форме конгруэнтов первичной явленности, в целостности универсальной истины природы (истины целостности), устанавливающей целостность или полноту единства самосознания как концептуальную целостность и конгруэнтность единства бесформенных содержаний Мирового Духа. Итак, Сознание — это потенциальное ожидание конгруэнтных форм самосознания, это способность к целостному единству теоретического и практического Разума, выступающему в познавательной и созерцательной форме субъективных функций сознания; в последней из которых, возникают постигаемые формы сознания.

Выясняется, что душа, как результат деятельности душевной воли, формирует рассудок, а сознание, как вне-себя-сущее, как результат деятельности духовной воли, формирует мышление. Причём, душевная рассудочность - это индивидуальная душевная деятельность человека, а мышление - единая духовная деятельность сознания. Поэтому, в отличие от общего мышления, рассудочное мышление есть человеческое, логическое мышление, взятое в единой и всеобщей форме относительно своих тождественностей и несущее на себе эволюционной характер сознательных проявлений духовной формы волевого самоопределения. Рассудок — это такой уровень качественного состояния сознания, который проявляется лишь в активной форме духовной воли, выражающей духовные восприятия, способной находить конструктивные отношения истинной необходимости, в соответствии с эволюци-онно сформировавшейся формой душевных восприятий, т.е. находить, в соответствии с универсальной истиной природы, означиваемую истинность структурных взаимосвязей в многообразии взаимообусловленностей их потенциального ожидания, как гештальт- качественную целостность в способностях человеческой души. Т.е. в соответствии с виртуальными формами сознания, сознания человека (но, не иного разума), определяются рассудочные формы истинной необходимости между всеобщим и особенным, как прегнантно подогнанные формы человеческих душевных восприятий. Рассудок - это разумно мыслящее сознание в своей единственно возможной форме человеческого, логического мышления, как необходимой формы чистых понятий сознания, относительно произвольного многообразия тождественностей опосредованного познания, определяющее в синтезе своих созерцаний чистые понятия Разума или трансцендентальные формы сознания. А мышление - это познавательный процесс, опосредованно раскрывающий форму означиваемой истинности в многообразии тождественностей истинной необходимости, в многообразие виртуальных форм сознания, выражающих функции сознания. Очевидно, мышление - это деятельность всеобщего (сознания) как абстрактное отношение к у-себя-бытию [Гегель, Т.1, с. 88, 120]. Причём, рассудочное мышление есть человеческое, логическое мышление, есть сознательная деятельность душевной воли, порождающей функции рассудка и его образы (сх.6).

34


Если говорить о данном, как о непосредственном образе свободного созерцания того, что есть сфера постижимых образов, ибо вне этой сферы возникает образ неданного (трансителлигибельного), тогда многообразие возможностей этой сферы, есть полагаемость данного, есть заданное; и, обнаруживаемого как потенциальное ожидание истинных необходимостей предметно определённого, выражаемого объективируемым рассудочным мышлением в форме означиваемой истины, как предметно определяемое.

Исходя из понятия целостности (цельность, всё единство) как категории физической идеи системного основания и устойчивости как категории конструктивной идеи системного основания, выражающей состояние полноты целостности или целостной отграниченности, - выстраиваются аналитические суждения: о непосредственности определения предметно определённого, как индуктивного определения его структурной непосредственности, как формы всеобщей диалектики, служащей принципам практического Разума и поиску конструктивных форм научного знания, в единстве объективной и субъективной логики. Также выстраиваются суждения об опосредованном определении синтетических форм предметно определяемого, как дедуктивной формы рефлективно полагаемой системной положенно-сти определённого, как формы конкретной диалектики, служащей принципам теоретического Разума и поиску форм духовного знания. В первом случае, конструктивный поиск идёт от устойчивой особенности данного к всеобщей форме необходимой структурно- связной определённости (kong), а затем к полноте этой определённости или системной полноте первоначальной, непосредственной устойчивости (inv). Во втором случае, конструктивный поиск идёт от всеобщей заданности определяемого, к его возможной, концептуальной и духовной форме структурно- смежной конгруэнтности, а затем к соответствующей конструктивности системной по-ложенности, к полноте духовных и концептуальных форм определяемого.

В связи с чем, научное знание - это проверенный практикой результат объективного познания истинной необходимости определённого, основанный на разумной форме мышления в сфере всеобщей диалектики, диалектики отталкивания, есть истинность научных знаний сознания, предполагающая дуализм объективного мира, как его актуальности. Духовное (теоретическое) знание - это практически значимый и субъективный результат познания истинной необходимости определяемого, и представляет субъективность определяемых форм истинной необходимости, взятых в полноте их противоречий. Поэтому, духовное знание определяется в рассудочных формах конкретной, рассудочной диалектики, формах его отрицания, как истинность духовных знаний сознания, предполагающая монизм субъективного мира как объективность бытия всеобщего. Но, рассудочные определения, обладая конечностью в бесконечном разнообразии императивных форм разума, выступают индуктивностью определённого в его регулятивной всеобщности, и требуют соответствия с разумной, всеобщей диалектикой, диалектикой практического Разума, выражающей единство принципов объективной и субъективной логики, единство разумной формы, как всеобщей или единой (непрерывной) логики Разума. Поэтому, знаниевая форма всеобщих истин разума - это образ Абсолютной истины, есть всеобщая, непрерывная или единая истинность Разума.

Таким образом, субъективное и объективное, соответственно, - это понятия, наделённых единым свойством, имманентно присущим всем формам Мироздания:

35


1) способностью к заданной явленности целостной возможности определяемого в потенциальном ожидании его истинной необходимости, предполагающей лишь целостность субъективных выражений и духовные формы монизма; 2) свойством необходимого соответствия формам непосредственной устойчивости данного, как возможности объективного выражения конструктивной устойчивости его волевых форм, - определяющего необходимое соответствие первичной непосредственности данной устойчивости, мыслимым формам всеобщей целостности и обнаруживающих их дуализм.

Очевидно, способность к заданной явленности возможной целостности определяет структурную целостность в полагаемости концептуальных форм как конструктивную взаимосвязь качественных форм Бытия, способных к целостной полноте своей устойчивости. Но, идея целостного, есть форма универсальной истины природы. Которая, выступая в системно полагаемой и концептуальной форме целостного единства, - определяется в самораскрытии как соответствующая структурная форма виртуальной связности, в конструктивно рассудочной или разумно доказательной рациональной форме действительной полноты структур конструктивной целостности, как «критерий рациональной формы» объективной действительности, или рассудочный критерий научности знания, взятый в непосредственности как способность к заданной явленности структурной формы в многообразии виртуальных форм. Поэтому, обращаясь к различению системных форм как научных форм изучаемого объекта, следует рассматривать научность как конструктивную и рассудочную форму структурно различимой возможности или целостную форму качественных отношений; как рассудочно понимаемую конструктивную форму конгруэнтной целостности, игнорирующей их аструктурность и переходящую в конструктивную полноту системной положенности действительных форм.

Однако, требующей, в дальнейшем, для поиска своей устойчивости в структурном многообразии потенциального ожидания найденной научности, - рассудочный критерий системного соответствия как признак соответствия этой научности рассудочным формам необходимой устойчивости; - достаточный для ожидаемого синтеза рациональных структур. Тогда, признак системной устойчивости сложных и саморазвивающихся систем соответствует такому необходимому волевому (конструктивному) определению, который в виртуальном многообразии возможных структур или регулятивных форм достаточно необходимой целостности (научности), устанавливает явленность их в межсистемной и целостной форме структурно-связной определённости, в соответствии с характером волевой формы, определяющей необходимость соответствующей структурно- связной рациональности. Но, признак системной устойчивости обусловлен эволюционно оформившейся душевной волей человека, конститутивно раскрывающей душевные определения в рассудочной форме человеческих, душевных восприятий, устанавливая соответствующую рациональность структурной связности. Тогда, критерий системной устойчивости сложных систем - это рассудочная мера, а в целом, универсум-ная мера конструктивно требуемого соответствия необходимой (искомой) структурной целостности субъективно понимаемым формам системной устойчивости.

В связи с чем, возникает необходимая и непосредственная взаимосвязь между признаком системной устойчивости и основным признаком существования слож-

36


ной системы как следствия первичной целостности природных систем, как следствия физической идеи системного основания. Тогда, существование регулятивной целостности, иначе говоря, волевой формы в многообразии возможностей есть структурная форма необходимого, есть требование актуальности структурных отношений, - есть основной критерий и признак существования сложной системы.

Во втором параграфе: «Конструктивные свойства линейных сред. Принцип линейной суперпозиции», выявлено, что конструктивные свойства линейных сред динамических систем позволяют сформулировать принцип линейной суперпозиции возбуждений (возмущений, воздействий) как определяющийся принцип способности познания, порождающий линейные формы объективации в субъективной среде. Иначе говоря, первичным свойством априорного мышления, выступает имманентное свойство линейной возбудимости этого субъективного восприятия, порождающее логические, конструктивные и метафизические теории, наделённые принципом линейной суперпозиции абстрактных представлений. Такая способность априорного мышления в субъективной среде ведёт к классическим и абстрактным представлениям о логике, линейных алгебрах и пространствах, взаимосвязанных с континуумом, лежащем в основе построения моделей сложных систем.

В третьем параграфе: «О первом и втором этапе коперниковского поворота. Трансцендентальная и экзистенциональная феноменология Бытия. Означиваемая истинность как структурная конститутивность и её актуальность. О сущности и существовании, явление и явленности. Устойчивость и реальность жизненных форм сложной системы. Виды взаимодействия, движение, развитие и причинность. Идея близкодействия и дальнодействия», рассматривается как законы природы превращаются после «коперниковского поворота» в регулятивные принципы Разума допознавательной конститутивности Бытия, обращающие всю реальную структурность бытия в единую структурную регулятив-ность, в которой обнаруживаются два этапа коперниковского поворота.

На первом этапе коперниковского поворота допознавательная конститутивность бытия обращается в регулятивные формы познания всей реальности Мироздания. Возникает концепция регулятивности реальной структурности, породившей дуализм кантовского бытия и, в первом приближении, феноменологию трансцендентальной или кантовской философии бытия, сводимой к рациональной целостности реального бытия, называемой сущностным Бытием. И, далее, концепция регулятивности в интенциях трансцендентальной феноменологии Гуссерля, функционально выразила сферу трансцендентальных феноменов предметной конститутивности Бытия-I. Можно сказать: на первом этапе коперниковского переворота язык не имел ещё полной эпистемологической возможности подменять метафизические основания Бытия и рассматривал его актуальные формы вне общего онтологического основания, избегая конструктивности абсолютной субъективности. На этом этапе человеческий разум заставил вращаться на орбите своего сознания предметы эмпирического мира, предписывая им рассудочные формы рациональной конструктивности как сенсорные формы эмпирических законов опытного познания, как формы научной истинности сознания и дуализма бытия.

На втором этапе коперниковского поворота, вся конститутивная структурность Мироздания становится регулятивной, ибо человеческий разум заставляет вращаться на орбите своего сознания свой собственный абсолютно субъективный

37


мир. Поэтому, определилась регулятивная возможность всей конститутивной структурности Мироздания, в которой Разум концептуально строит свой собственный мир спекулятивных универсалий и различает экзистенциональное и эстетическое содержание, как радикальную конструктивность образов жизненного мира, в образе трансцендентальных и ноуменальных структур не сенсорных восприятий, в образе шифров Бытия и ноуменальных феноменов Dasein. Можно сказать, что на втором этапе, человеческий разум заставил вращаться на орбите своего сознания свой собственный, абсолютно субъективный мир, мир спекулятивных универсалий разума в образе ноуменов разума, его вариабельных, эстетических и иррациональных идей, облекая их в соответствующую конститутивную организованность. Теперь конститутивная структурность сознания душевной воли, обращается в спекулятивную конструктивность рассудочных форм душевной законодательности и спекулятивность теоретического Разума, определяющей формы духовной истинности сознания и монизм бытия. Но, такая, организация конститутивной законодательности жизненного мира сводится к спекулятивной конструктивности «языка» субъекта. Поэтому, на втором этапе коперниковского поворота, Хайдеггер провозгласил: "язык - дом бытия ". Однако язык индивидуален, а Разум же выступает за пределы индивидуального, и обращается к метафизическим основаниям Бытия, обращается к трансцендентным требованиям своей спекулятивной организованности, которые, находясь в потенциальном ожидании состояния актуальной неявленности объективной особенности бытия (актуальное Ничто), духовно определяются в регулятивных формах Разума и превращают его интеллектуальные перцепции, прибегнув к У.П., в метафизический образ "начал" того вневременного и вне сущностного образа Абсолюта, который пребывал до пребывания, когда не было ни существующего, ни несуществующего, ни «Начало» их, но включало в себя всю безусловность их многообразия. Это возвращает содержание Разума в образе безначального существования «духа необходимой явленности» к его истинной форме как единой истинности Разума, определяющей "Разум - дом Бытия ", где язык приобретает роль активной формы Разума, становится первоначалом Бытия или его Словом. Теперь, форма Разума обращается в Язык Бытия и становится домом Бытия.

Очевидно, волевые условия самоопределения свободы воли выражаются в деятельности активной формы волевой способности Сущего, в конститутивной организации бытия, и выражают свободу действительности волевых условий в конститутивной деятельности сознания. Тогда действительность в непосредственном и метафизическом представлении Сущего, воплощает деятельность (actualitas, лат.), которая в возможностях своей потенциальной неявленности есть тождественность пассивных форм волевых условий, есть их потенциальное ожидание, - а, в активности выражает необходимость свободы таких тождественностей как актуальность истинной необходимости или актуальность их действительности. Но, раскрывается и такая явленность в деятельности активной формы волевых самоопределений свободы, как актуальность аструктурных истин Бытия в необходимой конститутивно-сти волевой формы, обладающей лишь формой возможной объективации или формой нецелостной актуальности, но не актуализацией в составе единой действительной и недействительной актуальности. Это тоже конструктивность, но в ней описывается произвольная и неопределённая объективность, - это не полнота конструктивной объективности Универсума. Такая структурная явленность объективной действительности, предполагает переход потенциальных возможностей актуально-

38


сти качественных структур рассудочных форм к их единственной, действительной возможности, быть явлением актуализации или целостной полнотой рассудочной действительности, быть конструктивной целостностью, т.е. целостностью единой актуальности. Поэтому, актуализация возникает лишь в сущностной действительности, которая есть полнота конструктивной и рационально- целостной действительности (Реальности) или первичная актуальность структур, а вторичной актуализацией является целостность сущностной явленности реального и ментального бытия (сх. 11; табл.4), т.е. формы реальной и ментальной действительности (сх.9).

Поэтому, в соответствии с признаком существования сложных систем и критерием их системной устойчивости, действительность — это актуальность, это актуализированный продукт волевого действия в структурных возможностях Бытия, определяемый условием волевого самоопределения или свободой характера волевой формы Разума, находящей в себе рассудочную возможность выявления своих конструктивно- целостных форм, конструируемых мышлением, представляя сущностные формы первичной актуальности. Явленность структурной актуальности в возможностях конструктивной полноты, выражающей действительность, может быть, либо 1) рациональностью полноты конструктивной целостности или рационально- целостной конструктивной явленностью структурной актуальности, т.е. рационально- целостной сущностной действительностью, что есть Реальность, форма метафизической, рациональной Реальности, состоящей из реальной и ирреальной (ментальной) действительности, либо 2) рациональностью неполноты конструктивной целостности, т.е. условной (несущностной) действительностью форм условной и произвольной рациональности Бытия-I, называемой инореальностью.

В четвёртом параграфе «Детерминизм и взаимообуславливание. Принцип о внесистемном происхождении волевых форм. Способы виртуализации в объективации структурных взаимоотношений. О вариабельности взаимообуслав-ливания, границах детерминации и темпоральности. Радиальная и тангенциальная компоненты взаимоотношений и объективации в межсистемной обусловленности взаимосвязей Бытия и несоизмеримость парадигм» полагается, что первичным и необходимым условием взаимодействий и детерминизмов является - воля, или волевая регулятивная форма, выступающая как регулятивная форма особенного, различаемая идеей о «потенциальной необходимой противоречивости» (У.П.), и являемой как единый образ отталкивания или многообразие волевых определений связей данного. Последнее, есть активная форма самосознания воли, развёртывающей эту связь, есть целостное единство регулятивной формы, есть требование воли. Причём, многообразие волевых определений выступает, либо в явленной активности их взаимоотношений, или в неявленной пассивности взаимо-обуславливания и потенциального ожидания этих взаимоотношений, целостное единство которого есть свобода волевой регулятивности, конститутивно раскрываемая в соответствии с регулятивной способностью волевой формы или характером воли; в том числе, рассудочным характером человеческой души. Потенциальное ожидание истинной необходимости в многообразии конструктивного взаимо-обуславливания отражено в принципе о внесистемном происхождении волевых форм, утверждающем: "познавательная форма необходимой взаимообусловленности межсистемных отношений, выражается системным волевым определением, имеющую внесистемную, регулятивную форму происхождения" [2 м, с. 165].

39


Очевидно, полнота полагаемой возможности в целостно определённой форме волевого взаимообуславливания, есть конструктивная форма системной детерминации свободы волевой регулятивности как необходимая форма того волевого определения, в способностях которого выступает деятельная форма характера воли, в том числе, рассудочная форма человеческой деятельности. Тогда как, достаточно необходимые формы целостной определяемое™ волевых взаимоотношений, есть виртуальные преобразования в данной системе абстрагирования, есть взаимообусловленность целостной связности волевой формы (сущего), не имеющего полноты целостной возможности. Поэтому, виртуальность - это такая способность воли в полагаемых возможностях её волевых отношений, которая имеет в возможных формах достаточно необходимой определяемости своей особенности - потенцию к регулятивной целостности взаимообуславливаемых связей, но без надлежащей полноты целостной связности. Очевидно, целостное взаимообуславливание многообразия конститутивной связности есть виртуальная связность, это становящаяся форма объективации свободы воли; есть, одновременно, виртуальная необходимость (табл.5), способная быть определённой, произвольной и неопределённой виртуальностью конструктивной объективации. Причём, конструктивная полнота рассудочных форм волевых взаимоотношений, есть системная форма сущностной детерминации реального и ментального бытия, которое, в зависимости от реального или ментального выбора системы абстрагирования, представляет либо виртуальные реальности, либо реальные виртуальности всей сущностной действительности [1;3;9;11;27;29;33;41].

Если в детерминации свести конститутивную связь причинных отношений к динамике движения - это приводит к их темпоральному маркированию в информационной форме рассудочных представлений. Тогда, темпоралъностъ означает субъективно осознанную конструктивность временной особенности Бытия, как определяемую возможность конгруэнтной связности структур конститутивного содержания в параметрически обусловленной форме образов субъективной конструктивности полагаемого и прибывающего Бытия. Тогда как, идея параметрической взаимообусловленности, выдвигаемая в объективных формах познавательной и постигаемой способности разума не принадлежит рассудочной способности, а исходит из особенности в онтологии активной формы Разума, в схематических постижениях саморазвивающейся объективной связности пребывающего Бытия. Поэтому, в многообразии рассудочно дополняемой структурной связности инореальной действительности душевного мира Бытия-I, проявляется линейно параметрическая или предметно темпоральная форма детерминации (табл.5). В аструктурной связности инореальной объективности, жизненного мира Бытия-П, проявляется нелинейно параметрическая или проективно темпоральная (иррациональная) детерминация, а также неопределённо параметрическая детерминация как истинный индетерминизм вариабельного, выражающий неодетерминизм произвольной виртуальности и шифры Бытия. В потенциальной неявленности неопределённой виртуальности или первичной явленности потенциального ожидания нет детерминаций и индетерминаций. Это область метафизического детерминизма или духовно- бессознательная сфера интуиции сознания, выражающая истинную необходимость Разума как интуитивный образ рассудка в собственном смысле его абсолютной субъективности, как интуитивное вслушивание или созерцание метафизических форм

40


ноуменального мира сознания в сфере объективной бессознательности, в сфере шифров и понимающего Бытия.

В многообразии отображений и преобразований волевых определений различаются формы: 1) тангенциальной системной связности, не меняющей формы волевого детерминизма в структурно-связном многообразии регулятивных волевых форм душевной воли и, способной быть целостной и не целостной формой волевого определения в силу её первичности, т.е. представляющей результат объективации как восхождения от её структурных взаимоотношений к системным формам; 2) радиальной межсистемной связности, меняющей формы волевого детерминизма в соответствии с единой регулятивной волевой формой Сущей (Субъективной) воли в межсистемных формах структурно- смежной объективации; и, представляет целостные формы преобразования волевых определений, в соответствии с их истинной необходимостью или регулятивной целостностью в межсистемных переходах радиальной связности; однако не наполненных полнотой устойчивости. Тогда, многообразие отношений форм тангенциальной связности выделяет системные формы Универсума, а многообразие форм радиальной связности выделяет межсистемные отношения сложных систем. Анализ многообразия форм всеобщих взаимоотношений представлен в схеме 10А: «Конструктивность взаимообусловленной

связности в многообразии волевых и духовных форм Мироздания». Очевидно, в конструктивно- целостных и сущностных формах структурного взаимообуславли-вания реальных межсистемных отношений единым определением диалектической воли осуществляется реальная соизмеримость системных форм, обладающих единой сущностной формой тангенциального взаимообуславливания практическим Разумом, выступающего в структурно- смежной, субстанциональной форме межсистемных отношений; отображением которых, являются парадигмальные схемы, обнаруживающие несоизмеримость своих соответствующих конфигураций теоретического Разума, в силу формального разграничения их тангенциальной и радиальной компоненты волевых определений. Причём, способ приведения их в соизмеримые схемы реального мира является бесконечным, познавательным процессом приближения к реальной истине, как к очевидности универсальной истины природы, требующей поиска системной устойчивости в многообразии свойств необходимой целостности, требующей необходимых принципов дополнительности, что раскрывает суть существующей «проблемы несоизмеримости» парадигм.

В заключение диссертационной работы подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы, позволяющие подчеркнуть научную новизну и практическую значимость работы. Отмечается важность изучения поставленных проблем, и намечаются пути дальнейшего их изучения. Обосновывается, что радиальная связность межсистемных взаимоотношений - это вертикальный путь духа и душевной формы человека.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

МОНОГРАФИИ 1м. Шарипов М.Р. Философия и структура Мироздания. / М.Р. Шарипов // Монография. Изд. «Петрополис», С- Петербург - 2004. - 267 с. - (17 п.л.).

41


2м. Шарипов М.Р. Мироздание и структурно-связные формы Универсума. Философский анализ/М.Р.Шарипов//Монография. РиоБашГУ, Уфа-2006.-362с. - (21 п.л).

СТАТЬИ, ВХОДЯЩИЕ В ПЕРЕЧЕНЬ ВЕДУЩИХ РЕЦЕНЗИРУЕМЫХ НАУЧНЫХ ЖУРНАЛОВ И ИЗДАНИЙ ВАК РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

  1. Галимов Б.С, Шарипов М.Р. Виртуальные реальности и реальные виртуальности в структуре 22,27,20,29,18,31,16,33.виртуалистики // Социально- гуманитарные знания. - 2010. - №9. - С. 263-270. - (0,67 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Рациональность в регулятивной структурности Мироздания / М.Р. Шарипов // Социально- гуманитарные знания. - 2010. - №9. - С. 285-291. -(0,63 п.л.).
  3. Шарипов М.Р. От виртуальных реальностей к реальной виртуальности / М.Р. Шарипов //Социально-гуманитарные знания. -2010. - №9. - С. 197-202. -(0,76 п.л.)
  4. Шарипов М.Р. Предпосылки Абсолюта. / М.Р. Шарипов // Социально- гуманитарные знания.- 2009. - №10. - С. 87-94. - (0,43 п.л.).
  5. Шарипов М.Р. О возможно новой интерпретации космологического красного смещения. / М.Р. Шарипов // Известия ВУЗов, "Физика", 3, Томск, 1981// Деп. ВИНИТИ № 323-81, - С 39. - (1,7 п.л.)
  6. Шарипов М.Р. Глобализация и кризисы мировой цивилизации / М.Р. Шарипов // Власть, - 2010. - № 6. - С. 120-121. - (0,13 п.л.).
  1. Галимов Б.С, Шарипов М.Р. Система научного образования и генезис конститутивной конструктивности Разума. / М.Р. Шарипов // Искусство и образование. - 2009. - № 8. - С. 23-28. - (0,32 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Эволюция человека и формирование волевой душевной формы./М.Р. Шарипов //Искусство и образование.-2009.-№ 8.-С.59-63.- (0,35 п.л.)

9.  Шарипов М.Р. О научной и духовной организации Разума / М.Р. Шарипов //

Искусство и образование.- 2010.- № 8.- С. 57-62.- (0,35 п.л.)

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Шарипов М.Р. Некоторые особенности виртуальной реальности. / М.Р. Шарипов // Конгресс. Наука. Философия. Общество. Материалы V РФК - 2009. Новосибирск, 20.08.09- С. 58-59. - (0,06 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Диалектика конечного и бесконечного в структуре пространства-времени картины мира / М.Р. Шарипов // Деп. в ИНИОН АН СССР, №10720, 10.08.82 , С. 16. - (1 п.л.).
  3. Шарипов М.Р. Формы существования виртуальной необходимости. / М.Р. Шарипов // Научное обозрение, - 2008. - № 2. - С. 59-63. - (0,3 п.л.).
  4. Шарипов М.Р. Вселенная - старше и больше. / М.Р. Шарипов // Деп. ВИНИТИ, № 743-В96, 6.03.96. - С. -36. - (1,7 п.л.).
  5. Шарипов М.Р. Космология потенциальной пространственно-подобной гиперповерхности. / М.Р. Шарипов // Деп. ВИНИТИ, № 2541-85, 16.04.85.- С. -30.
  6. Шарипов М.Р. Лоренцова компонента космологического красного смещения. / М.Р. Шарипов // Новые идеи в Естествознании. Межд. научная конференция. - СПБ, 17-22.06.1996. - С. 10- Деп. ВИНИТИ, № 1215-В99, 16.04.99 - (0,45 п.л.).
  7. Шарипов М.Р. О структуре Мироздания. / М.Р. Шарипов // Деп. в ВИНИТИ, № 1216 - В99, 16.04.99 - С.-14. - (0,64 п.л.).

42


  1. Шарипов М.Р. Простое гармоническое отношение и устойчивость Вселенной / М.Р. Шарипов // Фундаментальные проблемы естествознания и техники. Конгресс -2000, С- Петербург, 2000, стр.61.- (0, Обп.л).
  2. Sharipov M.R. Simple harmonic relation and stability of the universe. //M.R. Sharipov/ Fundamental problems of natural sciences and engineering, Proceeding of Congress - 2000, № 1, vol. 1, St. Peterburg, 2000. p.391-396. - (0,58 п.л.).
  3. Шарипов М.Р. Научная система и духовное знание -I, -II;. / М.Р. Шарипов // Вестник философии и социологии Курского Гос. университета. Материалы всероссийская научно-практическая конференция «Социокультурные процессы в современной России», 22-23.04.10, КГУ, г. Курск, 2010. - С. 56-63. (0,87 п.л.).
  4. Шарипов М.Р. Философское осмысление идеи пустое множество. / М.Р. Шарипов // Новые идеи в философии. Общероссийская научная конференция. Вып. 13, 14-16.04.2004. Т. 2. г. Пермь 2004. - С. 339 - 351. - (0,75 п.л.).
  5. Шарипов М.Р. Проявление «тёмной энергии» во Вселенной как кажущееся космологическое явление. / М.Р. Шарипов // Пространство, время, тяготение. YIII Межд. научная конференция. БГТУ, 16.08.2004. г. СПБ - 2004.- С. 35. - (0,03).
  6. Галимов Б.С, Шарипов М.Р. Мораль и нравственность в системе волевого восприятия /М.Р. Шарипов// Материалы межд. научно-практической конференции, посвященной 60-летию ЮНЕСКО. РИО БашГУ.- Уфа-2007. - С. 54-57. -(0,25 п.л.)
  7. Шарипов М.Р. Кажущиеся космологические явления и их влияние на результаты наблюдений. / М.Р. Шарипов // XIY Петровские чтения. Труды XIII -XIY межд. семинара, КГУ, 13.01. - 14.02. Казань 2003. С- 477- 484. - (0,5 п.л.).
  8. Шарипов М.Р. Кажущие космологические явления и эволюция Вселенной. /М.Р. Шарипов // Наука и практика. Диалоги нового века. Межд. науч.-пр. конференция, 17-19 марта 2003, г. Наб. Челны- 2003. - с. 160-165. - (0,31п.л.).
  1. Шарипов М.Р., Захаров А.В. Космологическая сила отталкивания или кажущиеся космологические эффекты? / М.Р. Шарипов //XIY Петровские чтения. Труды XY межд. семинара, КГУ, 22.06-3.07. Казань 2004. С- 292- 306.- (1,15 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Конечное и бесконечное в структуре Мироздания. / М.Р. Шарипов // Перспективы развития современного общества. Всероссийская научная конференция, КГЭУ, 10-11.ХП.2003. Казань -2004, с. 57-86. - (1,4 п.л.).
  3. Шарипов М.Р. К метафизическим основам Абсолюта./ М.Р. Шарипов// Межд. науч.-практ. конференция. ГОУ ВПО «МГГУ им. М. А. Шолохова», 27.04.2007, г. Стерлитамак, 2007, С. - 68-78. - (0,6 п.л.).
  4. Шарипов М.Р. Метафизика свободы виртуальной необходимости. / М.Р. Шарипов // Генезис категории виртуальная реальность. Межд. научная конф., 15.02.08. МГИ-МГУ-КГУ. - Саранск - 2008. - С. 292-297. - (0,3 п.л.).
  5. Шарипов М.Р. Метафизическое основание Абсолюта. / М.Р. Шарипов // Философская мысль и философия языка. Росс, н.-пр. конференция с межд. участием, 17.06.2008. Академия БЕГУ. - Уфа. - 2008. С.- 208-219. - (0,3 п.л.).
  6. Шарипов М.Р. Метафизические основы виртуальной необходимости.

/ М.Р. Шарипов // Универсалии систем. СПбГУ. IV межд. конференция, 19.IV.08. Петрополис. СПБ.- 2008. - (0,3 п.л.).

31.    Шарипов М.Р. Содержание принципов системного основания. / М.Р.

Шарипов // IV Садыковские чтения. Материалы межд. научной конференции. -

Уфа : РиоБашГУ, - 2008. - С. 91-97. - (0,3 п.л.).

43


  1. Шарипов М.Р. Устойчивость процесса цивилизационного развития и сущность глобализации. / М.Р. Шарипов // Дни Петербургской философии. 22.11.08. - СПбГУ. Санкт-Петербург. - 2008. с. 30-33. - (0,2 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Глобализационный процесс и постнеклассическая рациональность. / М.Р. Шарипов// Шолоховские чтения. IV-ой Всероссийской н.- практ. конференция, 18.12.2008. СФМГГУ. Стерлитамак-2009. - с. 186-190. - (0,3 п.л.).
  3. Шарипов М.Р. Реальные виртуальности виртуалистики. / М.Р. Шарипов// Роль класс, университетов в формировании регионов. Межд. н.-п. конференция, посвященная 100-летию БГУ, 2-5 декабря. Т.ГУ,ч.1.Уфа-2009. С. 156-160,- (0,23п.л)
  4. Шарипов М.Р. Эволюция человека и постнеклассический рационализм. / М.Р. Шарипов // Дни Петербургской философии. 19.11. -21.11.09. - СПбГУ : Санкт-Петербург - 2009. - с. 37-43. - (0,35 п.л.).
  5. Шарипов М.Р Рациональность в структуре сложных систем. / М.Р. Шарипов// Шолоховские чтения. V-ой Всероссийской н.- практ. конференция, 19.12.2009. СФ МГГУ им. М.А. Шолохова. Стерлитамак, 2010. - (0,2 п.л.).
  6. Шарипов М.Р. Глобализация и постнеклассическая рациональность. / М.Р. Шарипов// Инновации и высокие технологии. Всеросс. н.-п. конференция. 28-30. IV. 2009. КГТУ-НХТИ. Нижнекамск - 2009. - С. 119-123. (0,6 п.л.).
  7. Шарипов М.Р. О мире реальном и действительном. / М.Р. Шарипов// Инновации и высокие технологии. Всеросс. н.-п. конференция. 28-30. IV. 2009. КГТУ-НХТИ. Нижнекамск - 2009. - С. 123-126. (0,39 п.л.).
  1. Шарипов М.Р. Некоторые особенности виртуальной реальности./ М.Р. Шарипов// Наука: перспективы развития. Всеросс. н.-п. конференция. 14 мая 2009. КГТУ-НИИТТ. Нижнекамск - 2009. - С. 253-259.   (0,8 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Философия Абсолюта: от Гегеля и Бергсона к постнеклас-сической рациональности./ М.Р. Шарипов// Наука: перспективы развития. Всеросс. н.-п. конф. 14.V.2009. КГТУ-НИИТТ. Нижнекамск - 2009. - С. 268-274. - (0,7 п.л.)
  3. Шарипов М.Р. От абсолюта Шеллинга и абсолютного «Я» Фихте к философии всеединства и трансцендентальному Субъекту Канта./ М.Р. Шарипов// Наука: перспективы развития. Всеросс. н.-п. конф. 14 мая 2009. КГТУ-НИИТиТ. Нижнекамск - 2009. - С. 260-264. - (0,58 п.л.).
  4. Шарипов М.Р. Виртуалистика и реальная виртуальность. / М.Р. Шарипов // V Садыковские чтения. Научная конференция факультетов философии и социологии Баш ГУ, г. Уфа - 2009. С. 195-207. - (0,72 п.л.).
  5. Галимов Б.С, Шарипов М.Р. Постижение Абсолюта. / Б.С. Галимов // V Садыковские чтения. Научная конференция факультетов философии и социологии Баш ГУ, г. Уфа - 2009. С. 195-207. - (0,54 п.л.).

44.    Шарипов М.Р. Рациональность в структуре сложных систем./ М.Р.

Шарипов // V Садыковские чтения. Научная конференция факультетов философии

и социологии Баш ГУ, г. Уфа - 2009. С. 195-207. - (0,72 п.л.).

  1. Шарипов М.Р. Структура гиперсферы мнимого радиуса. / М.Р. Шарипов // К устойчивому развитию монопрофильных городов. -Всеросс. н.-п. конференция. 23.04.10. -Нижнекамск-2010. - С.248-255. (0,91 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Кажущееся красное смещение на поверхности псевдосферы./ М.Р. Шарипов // К устойчивому развитию монопрофильных городов. -Всеросс. н.-п. конференция. 23.04.10. -Нижнекамск-2010. - С.256-264. (0,97 п.л.).

44


47.  Шарипов М.Р. Кризисы мировой цивилизации в процессе глобализацион-

ного развития./ М.Р. Шарипов // Современные проблемы науки, образования и

производства. II Международная научно-практическая конференция, 16.04.10. Ни

жегородский филиал Университета РАО, Н.Новгород-2010.   - (0,30 п.л.).

48.    Шарипов М.Р. Конечное и бесконечное в структуре Мироздания.

Сборник трудов. Всероссийская научная конференция "Перспективы развития

современного общества", 10-11 декабря 2003, г. Казань -2004, стр. 57-86. (0,9 п.л.)

  1. Шарипов М.Р. От метафизики бесконечного к метафизике континуума. / М.Р. Шарипов // Будущее России и мира. Футурологический конгресс, 4 июня 2010. Труды ИНИОН РАН, Москва - 2010. С. - (0,1 п.л.).
  2. Шарипов М.Р. Виртуальные случайности в структуре мироздания /М.Р. Шарипов// Межвуз. сборник научных трудов Волгоградского гос. техн. университета, вып. №14, с. 15-22: Волгоград, 2010. С.-129. - (0,35 п.л.).

45


ШАРИПОВ Марат Рашитович

КОНСТРУКТИВНАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ В НАУЧНОЙ КАРТИНЕ МИРА:

философский анализ

Специальность 09.00.01 - онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

46

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.