WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Cоотношение рационального и эмпирического в познании: онтологические и эпистемологические следствия активности восприятия

Автореферат докторской диссертации по философии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА 
 

Сторожук Анна Юрьевна

Cсоотношение рационального и эмпирического в познании:

онтологические и эпистемологические следствия активности восприятия

Специальность 09.00.01 – Онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Новосибирск

2011


Диссертация выполнена в отделе философии Института философии и права Сибирского отделения Российской академии наук

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Симанов Александр Леонидович

Официальные оппоненты:                                                        

доктор философских наук, профессор Шипунова Ольга Дмитриевна (ГОУ ВПО Санкт-Петербургский Политехнический Университет)

доктор медицинских наук, доктор философских наук, профессор Карпин Владимир Александрович (ГОУ ВПО Сургутский государственный университет)

доктор философских наук, профессор Петрова Галина Ивановна (ГОУ ВПО Томский государственный университет)

Ведущая организация:                                Омский государственный университет (г.Омск)   

Защита состоится 22 декабря 2011 года в 10:00 часов на заседании диссертационного совета Д 003.057.01 при Институте философии и права СО РАН по адресу: 630090, г. Новосибирск, ул. Николаева, 8.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института философии и права СО РАН, с авторефератом – на сайте: http://www.philosophy.nsc.ru

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 года

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат философских наук                                                                                                      Хлебалин А. Ю.


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена усиливающимися тенденциями унификации. Значение интеграции научного и философского знания имеет особое мировоззренческое, эпистемологическое и методологическое значения, поскольку их синтез является определяющим для создания исследовательских установок, обоснования эмпирицистской методологии и формирования новой научной картины мира. Задача философии в данном случае состоит в экспликации общих метафизических и эпистемологических оснований развития науки как деятельности по производству знаний в определенном историческом контексте, рефлексии и критическом анализе принимаемых предпосылок, уточнению и обоснованию методов исследования.

Несмотря на многочисленные работы методологов, исследующих предпосылки и основания научного знания, проблема методологического и эпистемологического обоснования научной деятельности в полной мере до сих пор не решена. Анализ фундаментальных проблем обоснования научных методов, предпринятый философами, выявил существенное несоответствие философских представлений с применяемой научной методологией, например, необоснованность методов индукции и верификации, несоответствие концепции фальсификационизма реалиям научной деятельности, неадекватность представлений об опыте, рассматриваемого как непосредственная фиксация чувственных данных.

Усилия, направленные на построение концепции, систематизирующей и синтезирующей результаты различных областей научного и философского знания, приобретают особое значение в эпоху смены типов рациональности, когда происходит отход от логико-методологического подхода и все более доминирует ориентация исследователей на учет социокультурных факторов. Как феномен культуры наука исследовалась социологами, антропологами, культурологами в широком контексте, но релятивизм и субъективизм, заложенный в основания социокультурных подходов, был перенесен на саму науку, так что механизм развития научного знания и сами научные результаты стали рассматриваться преимущественно как исторически и культурно обусловленные моменты человеческой деятельности. В результате социокультурный подход и историческая школа столкнулись в ходе обоснования объективности и достоверности научного знания с непреодолимыми трудностями.

Изучение изменений, происходящих в эпистемологии науки, требует привлечения различных областей философского и научного знания – логики, методологии, когнитивных наук и др. Только комплексный подход позволит провести всестороннее рассмотрение процесса познания. В свою очередь необходимость мультидисциплинарных исследований делает особо актуальным анализ, учитывающий не только логические, методологические, нормативные, исторические, социокультурные факторы, но и предполагающий всестороннее рассмотрение эмпирических методов исследований в их отношениях с рациональностью.

Потребность в углубленном изучении оснований эмпиризма актуализирована также в связи с кризисным положением современной философии. Эпистемологические проблемы, стоящие перед философией сегодня, являются следствием упрощенного понимания опыта, принятого в рамках пассивной парадигмы, объединяющей ряд философских концепций: сенсуализм, наивный реализм, репрезентализм, теорию отражения и др. Понимание опыта как суммы отдельных ощущений подверглось критике, фактически оставившей эмпирическую философию без теории познания. Среди серьезных критических аргументов в адрес возможности опытного познания следует упомянуть теоретическую нагруженность наблюдения, лишающую опыт статуса независимого свидетельства истинности теории; принцип фальсификации К. Поппера, указавшего, что в основу эмпирической модели процесса познания положена процедура, недостоверная с точки зрения логики; историческое развитие понятия научного факта, приведшее к тому, что опыт нельзя считать достоверным свидетельством, и др. Одной из основных и актуальных проблем современной философии является отсутствие ясного представления о характере перехода от ментального образа воспринятого объекта к этому объекту в реальности. Соответственно, уточнение процедуры сопоставления внешней реальности и ее ментальных представлений является также актуальной задачей.

Понимание опыта зависит от исследовательских установок и уровня развития науки в целом. В свою очередь, изменение мировоззрения наполняет понятие опыта новым содержанием, экспликация которого требует привлечения современных научных данных и проведения на их основе философско-методологического анализа процесса познания. Как следствие, изменения в понимании опыта затрагивают широкий спектр онтологических и теоретико-познавательных проблем, включая проблемы реальности, объективности, познаваемости мира, причинности, отношения теории и эксперимента. Рефлексия с использованием современных концептуальных средств показывает, что центральным моментом в современном понимании опыта является его активность, обеспечивающая познание предметной реальности науки в процессе индивидуальной и коллективной деятельности ученых и тесно связывающая эмпирическое познание с теоретическими интерпретациями. В эмпирической философии активность субъекта была традиционно источником скептических аргументов и эпистемологических затруднений, опыт стремились «очистить» от искажающего влияния разума с целью обеспечения достоверности эмпирического познания. Многие значительные эпистемологические концепции, включая сенсуализм, теорию отражения, репрезентализм, конструктивизм и др. формировались в предположении пассивности восприятия. В результате ряд представлений о процессе познания сегодня не соответствует новым данным о процессе приобретения чувственного опыта, что препятствует разработке единой метамировоззренческой картины мира. Все это делает актуальным необходимость разработки эпистемологической теории, основанной на четком представлении о механизмах сопоставления ментальных образов внешним объектам и согласованной с современными научными данными.

Степень разработанности проблемы

Критические замечания в адрес эмпирического познания высказывали еще в Античности скептики и агностики. Анализ влияния рациональной способности на чувственную проводился в учении Ф. Бэкона об идолах. Ему же принадлежит разработка метода индукции. Р. Декарт провел демаркационную линию между душой и телом, что позволило считать опыт не зависящим от разума, а также развил механистический подход, примененный впоследствии к описанию чувственного познания в философии сенсуализма. Позитивисты, разработавшие основные концептуальные средства современной рационалистической традиции в философии, предпринимали неоднократные попытки очистить опыт от неверных интерпретаций и метафизических предпочтений, чтобы получить объективный и достоверный источник познания, что завершилось в философии логического позитивизма подменой опыта лингвистическими конструкциями, такими как протокольные предложения. В ходе происходящего лингвистического поворота опыт полагался непроблематичным источником знаний о мире, неявно истолковывался как пассивная фиксация происходящего.

Идея активности субъекта впервые появляется в немецкой классической философии, особое внимание ей уделяет И.Г. Фихте, а позже она переносится в марксизм. Если предшествующая философия рассматривала рациональную активность субъекта, то марксисты посредством понятия общественной практики впервые ввели в рассмотрение двигательную активность познающего субъекта. Идея рассмотрения деятельности не только внесла новизну в рамки философской рефлексии, но и вдохновила исследования многих психологов и нейрофизиологов, к чьим идеям в свою очередь потом обратились философы.

Постпозитивизм подверг критике основания позитивизма, вскрыв проблемы, связанные со слишком упрощенным пониманием процесса восприятия, что стало объектом критики. Дальнейший пересмотр понятия опыта был предпринят в рамках философии научного эксперимента (П. Галисон, Х. Раддер, А. Пикеринг, А. Франклин, Б. ван Фраассен, Я. Хакинг, Г. Хон,М. Хельдербекер, Р. Харе и др.), сконцентрировавшейся в основном на вопросах реализма и методологии познания. Эпистемологи пошли по пути натурализации (У. Куайн, А. Розенберг, П. Китчер, Г. Допплет и др.), представляющей собой слишком оптимистичную веру в возможности психологии бихевиоризма предоставить средства для решения философских вопросов. В результате некоторые вопросы онтологии и теории познания, такие как построение онтологических критериев существования, соотношение объективной и субъективной реальности, соотношение материального и идеального в описаниях природных явлений, механизмы построения идеализаций и абстрагирования, теоретическое обоснование концепций пространства и причинности, законы детерминации эмпирических видов познания и др. остались не достаточно полно исследованными, а философские представления о механизмах познания оказались несовместимыми с некоторыми современными научными данными.

Психологи и физиологи решили многие частные вопросы теории познания и внесли существенный вклад в переосмысление понятия опыта (Дж. Брунер,Р.Л. Грегори, Е. Галантер, К. Левин, Д. Марр, Дж. Миллер, М. Мински, К. Прибрам, У. Найссер, Ж. Пиаже, Г. Хакен и др.). Работы советской психологической школы (Э.Ш. Айрапетьянц, В.Л. Бианки, Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, Н.А. Бернштейн, Л.Д. Выготский, В.В. Давыдов, В.П. Зинченко, С.В. Кравков, А.А. Леонтьев, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, Л.А. Орбели, А.А. Ухтомский, Л.А. Шварц, Ф.Н. Шемякин и др.) и заложили фундамент теории активности. Но их результаты не были отрефлексированы и синтезированы философами в единую концептуальную мировоззренческую схему. Согласно психологии и нейрофизиологии активность субъекта является необходимым условием возможности восприятия, а рациональное мышление формируется благодаря действиям. В философии же традиционные трудности, возникшие в связи с активностью субъекта, так и не были преодолены. Хотя философы пришли к пониманию необходимости пересмотра понятия опыта, но дискуссии о возможной достоверности опытного познания приняли онтологическую направленность и зашли в тупик в попытке решить проблемы реализма (реализм и антиреализм: А. Бэрд, Д. Дэвидсон, Р. Бойд, А. Файн, К. Гемпель, В. Селларс, А. Пикок, Х. Патнем, Д. Папинау, И. Ниинилуотто, Н. Картрайт, Дж. Смарт, Г. Максвелл, Дж. Леплин, Н.Р. Хэнсон и др.). В результате при отсутствии адекватных теоретико-познавательных концептуальных средств вновь возродилась тенденция понимать опыт как «непосредственный» контакт с миром.

Ответом на проблемы эпистемологии стала возникшая в 1990-е гг. теория активности, которая как российская (В.А. Лекторский, О.К. Тихомиров и др.), так и англоязычная (Й. Энгештрем, С. Тулмин, A. Нoе, Б. Нарди и др.), концентрируясь в основном на социокультурных аспектах деятельности, носит несколько декларативный характер и вместо попытки масштабного пересмотра неадекватных представлений скорее только намечает общее направление исследований, чем предлагает конкретные механизмы решения возникших проблем. Дискуссии о понятии деятельности касаются формулировки общих позиций и принципов, разработке конкретных вопросов уделяется незначительное внимание. Вместе с тем увеличивающееся отставание философии от современных научных представлений о процессе познания требует реформы философских представлений.

Объектом исследованияявляются процессы познания, взаимодействие эмпирического и рационального в познавательной деятельности, механизмы восприятия и мышления, научная теоретическая и эмпирическая деятельность.

Предметом исследования являются закономерности процессов получения эмпирического знания, механизмы познания, а также онтологические и эпистемологические следствия восприятия.

Цель исследования

В ходе концептуальной интеграции достижений фундаментальных научных результатов в построение на основе принципа системности современной научно-философской картины мира, проанализировать соотношение эмпирического и теоретического уровней знаний, вскрыть механизм их взаимовлияния, дать философское теоретическое обоснование экспериментальной научной деятельности, исследовать эпистемологические и методологические функции воспроизводимости научных экспериментов.

Для реализации заявленной цели поставлены и решаются следующие задачи:

– провести философско-методологический анализ основных современных концепций онтологии и теории познания, выявить недостатки традиционного понимания опыта в рамках пассивно-отражательной парадигмы философии, указать проблемы, решение которых затруднено в рамках данной парадигмы;

– раскрыть источник основных проблем, создающий невозможность адекватного описания процесса познания;

– вскрыть закономерности формирования философских категорий в сфере онтологии и теории познания, а также выявить причины инертности философского мышления, являющиеся источником неадекватных философских представлений о процессе восприятия;

– сформулировать основные постулаты и уточнить понятийный аппарат, положенные в основание развиваемой концепции, вывести онтологические и эпистемологические следствия из постулатов, дать ответы на критику рациональной и эмпирической философии, предложить альтернативные решения традиционных проблем, возникающих из-за упрощенного понимания процесса познания;

– исследовать соотношение объективной и субъективной реальности, научной онтологии и философского научного реализма с точки зрения развиваемой концепции;

– проанализировать современные методы онтологического и теоретико-познавательного обоснования научной теории, определить роль и значение деятельности субъекта для решения познавательных и методологических проблем научной деятельности, описать соотношение рационального и эмпирического в познании, выявить механизмы и последовательные этапы эмпирического научного исследования при достижении принципиально новых решений научных и технических задач.

Методологическая и теоретическая основы исследования

Методологической основой исследования является система философско-методологических принципов, включающая принцип системности, принцип материального единства мира, принцип причинности, принцип историзма обеспечивающих преемственность концептуального каркаса философии и позволяющие решить поставленные задачи.

Принцип системности позволяет исследовать законы системной организации материи на различных онтологических и теоретико-познавательных уровнях и отразить системный характер индивидуального и общественного развития на разных структурных уровнях. Принцип системности является связующим звеном между различными областями знания и используется для унификации положений и приведения их к одному основанию.

Принцип материального единства мира позволяет исследовать в свете новых научных данных отношение материального и идеального с учетом их структурной неоднородности в природных и социальных явлениях, а также онтологические категории пространства и причинности, их всеобщие и специальные свойства.

Принцип причинности позволяет проанализировать взаимоотношение причинной, структурной, информационной и системной форм взаимодействия и связи физических и психических явлений. Принцип причинности требует проведения анализа и экспликации механизмов получения знания посредством восприятия, обеспечивает преемственность этапов исторического и индивидуального развития.

Принцип историзма используется для отражения прогресса в совершенствовании форм информационно-функционального взаимодействия применительно к природным организмам, при описании эволюционного развития психических процессов, онтогенеза, а также позволяет наметить перспективы развития онтологии, теории и методологии познания в свете достижений научного прогресса.

Теоретическая основа диссертационной работы – труды философов в области онтологии и теории познания; научные результаты, полученные в области когнитивных наук философами, психологами, физиологами, кибернетиками, проливающие свет на познавательные процессы; данные исследования механизмов концептуального формирования понятий пространства и причинности. Широкое привлечение эмпирического материала естественных наук обусловлено необходимостью приведения в соответствие философских представлений с результатами современного научного познания с целью формирования новой унификационной философско-научной картины мира, что требует критического пересмотра сложившихся философских представлений и философской рефлексии оснований новой активной парадигмы.

Научная новизна исследования:

Научная новизна исследования заключается в следующих положениях.

  1. Разработан новый концептуальный аппарат, позволяющий дать подробный анализ эпистемического процесса научной деятельности с точки зрения философии активности. Традиционно использовавшийся со времен логического позитивизма подход, основанный на разведении двух оснований научного познания – логики и опыта, был пересмотрен на базе более общего концепта структуры мышления, имеющего как рациональное, так и сенсомоторное происхождение. Данный концепт выступает как априорный при проведении научного исследования, но является апостериорным относительно онтогенеза. В основе развиваемого нового концептуального аппарата лежит преодоление примитивной дуалистической схемы в пользу мультимодальной системы значений, обеспечивающей более подробный и содержательный анализ эпистемических процедур научной деятельности.
  2. Установлена тесная связь и взаимообусловленность рациональных и эмпирических элементов познания, вскрыт механизм их зависимости от практической деятельности и активности. Впервые развивается холистический эмпирический подход к пониманию опыта, отличающийся от атомистического подхода. Рассмотрение процессов познания требует отказа от упрощенного понимания эмпирических процедур и расширение их за счет включения рациональных и сенсомоторных процессов. В эмпирических теориях познания, начиная с сенсуализма, стремление к пониманию опыта как чистого независимого источника знания о мире было вызвано стремлением обеспечить объективность и достоверность познания реальности, поскольку из предположения о возможности активности субъекта следовали труднопреодолимые аргументы в пользу субъективного идеализма. В диссертационном исследовании принимается комплексное понимание эмпирической процедуры, в соответствии с которым ее объективность и достоверность обеспечивается посредством привлечения учения о причинности, основанном на уровневом подходе к предметной деятельности. Уточнено содержание понятия опыта в контексте современных научных данных когнитивных и естественных наук.
  3. Впервые проведен философско-научный анализ источников личностного реализма с точки зрения расширения состава сенсорных модальностей. Обосновывается сенсорный характер онтологических представлений, обеспечивающих возможность культурно и исторически обусловленного межсубъективного взаимодействия, а также единство языковых каркасов. С точки зрения индивидуальной онтологии дан новый взгляд на проблему реализма, заключающийся в экспликации механизма построения онтологических критериев и основанный на использовании впервые введенного в работе принципа эмпирического холизма, описан процесс присвоения онтологического статуса внешним объектам, раскрыт механизм формирования предметной онтологии на основе индивидуального субъективного опыта и социально-обусловленной практики. Выявлены особенности развития онтологических представлений научной деятельности, заключающиеся в переходе от непосредственно наблюдаемых объектов и явлений к теоретическим сущностям, подчеркивается инструментальный характер онтологии научных теорий, поддерживающей реализм относительно законов, но отвергающей реализм относительно сущностей.
  4. В ходе эпистемологического анализа научной практики выделены основные этапы и элементы эмпирического познания, включающие создание, проверку и настройку оборудования, регулировку параметров и получение стабильного эффекта, достижение помехоустойчивости и изоляцию системы. Выявлены основные характеристики процесса эмпирического познания, описывающего механизм и виды соотношения теории и опыта, указаны структурные компоненты и их стадии. Разработана комплексная методология многоаспектного анализа эмпирических процедур, позволяющая выявить эпистемологическую роль отдельных этапов эксперимента. Познавательные процессы описаны как система тесно связанных и взаимообусловливающих друг друга сложно функционирующих механизмов. Выявлены и описаны основные этапы экспериментальной научной практики, дано эпистемологическое обоснование построенной на их основе модели эмпирического исследования. Применение мультимодальной концептуальной схемы, вместо примитивного бинарного противопоставления «теория-опыт», позволяет не только вскрыть обычно упускаемые из виду аспекты научной деятельности, за счет включения в рассмотрения разнообразных отношений эмпирического и рационального, таких как различные виды (не) соответствия между теоретически формируемыми ожиданиями и данными, но и отразить ряд критических аргументов, направленных на применение научной методологии, среди которых принцип фальсификации, теоретическая нагруженность наблюдений.
  5. Научная новизна исследования заключается в интерпретации восприятия как активного, где активность понимается, во-первых, как рациональная обработка результатов восприятия, обусловливающая как смысловое значение воспринятого и придание результатам индивидуального опыта общезначимое значение, так и формирующая ожидание, позволяющее сфокусировать внимание на определенном аспекте действительности, а во-вторых, как двигательная активность, обеспечивающая физическую сторону возможности восприятия посредством материального действия и соответствующих видов сенсорики. Трактовка рационального и эмпирического как взаимообусловленных сторон познавательного процесса, позволяет провести глубокий анализ познавательных процессов, демонстрирующий широту интерпретации результатов восприятия и его изменчивость, обусловленную как процессами адаптациями, так и эволюцией внутренних состояний.

Положения, выносимые на защиту:

1) Анализ современных зарубежных методологических и социокультурных концепций показал внутреннюю противоречивость и недостаточную обоснованность положений эпистемологии, касающихся изолированного рассмотрения рационального и эмпирического уровней знания, а также невозможность решения ряда теоретико-познавательных проблем, таких как эпистемическое обоснование эмпирических процедур, гарантирующее объективность и достоверность опытного познания, описание взаимовлияния теоретического и эмпирического, указания механизмов детерминации научного поиска. Показано, что основные критические аргументы (тезис недоопределенности теории данными У. Куайна, историческое развитие научного факта Л. Флека, теоретическая нагруженность наблюдений, невозможность провести границу теория/опыт Г. Максвелла), сформулированные в адрес логического эмпиризма, являются прямыми следствиями влияния рациональной познавательной способности на чувственную, что доказывает неадекватность традиционного понимания опыта как простой фиксации происходящего. Продемонстрирована неразрывная связь рационального и эмпирического элементов познания, их неотделимость от активности познающего субъекта, включающей поиск, сбор, сортировку, обработку и упорядочение информации, поступающей от органов чувств, и с необходимостью задействует рациональные способности.

2) Исследование специфики познания с помощью методов логико-исторического анализа показывает неадекватность существующих эмпирических и эпистемологических концепций, необходимость системного анализа восприятия и вскрывает комплексное влияние на познавательные способности, большая часть которого оказалась упущена философами, рассматривающими опыт исключительно как восприятие или ощущение. Полнота рассмотрения процесса эмпирического познания может быть обеспечена только путем введения нового концептуального аппарата, обеспечивающего целостность рассмотрения процессов приобретения и использования опыта. Одним из элементов развиваемой в диссертационном исследовании концепции является принцип эмпирического холизма: восприятие является непрерывным во времени процессом действия сложного комплекса раздражителей различной модальности, оказывающим влияние на весь организм и его двигательную активность, чье возбуждающе действие на органы чувств мы переживаем как ощущение благодаря фиксации внимания на части совместно действующих стимулов, представляющих малую долю из множества раздражителей. Данный принцип естественно возникает в ходе применения системного подхода к рассмотрению познавательных эмпирических процедур.

3) Показано, что основной причиной возникновения нерелевантных представлений о познании заключается в неявном использовании многими философами принципов механистического подхода, принятие которого повлекло искажение представлений о процессе познания, включая опытное познание. Для обеспечения однозначного перевода фактов во множество предложений опыт полагался простым отражением мира (пассивность восприятия). Следуя механицизму и атомизму, опыту приписывали свойство дискретности, чтобы каждая пропозиция соответствовала только одному изолированному факту, а каждое слово – объекту. Пассивно-отражательная парадигма автоматически обеспечивала решение проблем объективности и достоверности познания путем простого постулирования, но наивные и упрощенные представления о чрезвычайно сложном процессе восприятия привели к разработке упрощенных эпистемологических представлений, не способных разрешить проблемы, стоящие перед теорией познания, и способствовали появлению эпистемологических затруднений, таких как проблемы индукции и верификации, поскольку пришли в логическое противоречие с традиционными философскими концепциями, противопоставляющими рациональные и эмпирические моменты познания.

4) Построена концепция активного восприятия, целью которой является разработка нового понятийного аппарата, предполагающего отказ от противопоставления рационального и эмпирического в пользу холистического подхода, описывающего виды и механизмы взаимодействия между различными познавательными способностями. В качестве теоретической основы развиваемой концепции приняты положение об активности восприятия, принцип эмпирического холизма и концепция причинности. Обосновывается тезис, согласно которому объективность чувственного познания обеспечивается посредством различных видов причинности, связывающих рациональные и эмпирические способности через ряд стадий. Достоверность чувственного познания ограничивается пределами достигнутой адаптации и тесно связана с рациональной интерпретацией, придающей осмысленность чувственному опыту. Онтологические и эпистемологические следствия из постулатов составляют содержание концепции, позволяющей решить проблемы традиционного подхода, включая проблемы реализма, и отвести критические аргументы в адрес эмпирической философии.

5) Проведенное исследование закономерностей формирования и развития индивидуальной онтологии, уровней информационной деятельности перцептуальных систем человека в онтогенезе показало тесную связь оснований принятия онтологии с деятельностью и восприятием. На основе концептуальной интеграции и критического анализа данных естественных наук и философских идей выявлена эмпирическая составляющая психологических оснований онтологии и причинная зависимость онтологических допущений индивида от непрерывности потока ощущений, отраженная в принципе эмпирического холизма.

6) Предложен альтернативный подход к историографии науки, расширяющий сферу философско-методологического анализа в области отношений теории и эксперимента, основанный на введении нового концептуального аппарата, отражающего такие свойства планирования и проведения экспериментов и наблюдений, как формирование концептуальных ожиданий, сличение полученных в ходе эмпирической процедуры данных с ожиданиями и рациональную интерпретацию результатов. Анализ соотношения теоретического и эмпирического уровней знания позволяет выделить новые этапы планирования и теоретического обоснования сложных экспериментов и проведения наблюдений, а также объясняет роль эмпирических факторов в прогрессе научного знания. В рамках развиваемой концепции переосмыслена эпистемологическая функция [теоретической] нагруженности восприятия, обеспечивающая тесную связь эмпирического и рационального и играющая ключевую роль в обеспечении осмысленности и достоверности опытного знания.

7) Включение в философское рассмотрение таких сторон восприятия, как рациональная и двигательная активность позволило на основе научных разработок, анализирующих отдельные этапы планирования и совершения действий, провести анализ воспроизводимости научных экспериментов, в ходе которого выделены этапы, имеющие различное аксиологическое, познавательное и методологическое значение. Уточнение эпистемологического значения этапов проведения эксперимента позволило решить следующие проблемы, стоящие перед эмпиризмом и реализмом: предложено альтернативное объяснение научному прогрессу, что ослабляет no-miracle аргумент Патнема и тезис недоопределенности Куайна. Привлечение к рассмотрению роли рациональной активности в эмпирическом процессе и признание теоретической нагруженности позволило решить проблему нелокальности экспериментальных данных, а также вскрыть механизм трансляции социокультурных ценностей.

Теоретическое значение результатов исследования Теоретическое значение результаты диссертационного исследования состоит в подведении новых оснований под рационалистическую философскую традицию. Разработка новых концептуальных оснований исследования позволяет на основе тесного сближения рациональных и эмпирических элементов познания построить стройную непротиворечивую концепцию, дающую обоснование объективности и достоверности эмпирических процедур, что является существенным вкладом в рассмотрение таких проблем эмпирической философии, как проблема индукции и проблема теоретической нагруженности и др. Построена концепция активного восприятия, освещающая проблемные вопросы онтологии, теории познания и научной методологии. Экспликация механизма процесса восприятия позволила выявить тесную связь рационального и чувственного в познании, придающую осмысленность и общезначимость индивидуальному чувственному опыты, а также прояснить роль двигательной активности, устанавливающую связь между субъективным чувственным образом и реальностью. Новое понимание процесса восприятия создает предпосылки для изменения мировоззренческих оснований философских и общенаучных концепций путем отхода от наивного реализма и фундаментализма в области теории познания и позволяет более подробно осветить эпистемологические функции эксперимента в научном познании.

Расширен методологический арсенал эмпирической философии, введен и обоснован принцип эмпирического монизма, обеспечивающий проведение комплексного анализа эмпирических эпистемических процедур. Демонстрация тесной связи природы эмпирических и теоретических процессов вносит существенный вклад в анализ проблемы причинности, может использоваться для развития методологии и теории философии науки. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в научных разработках в области когнитивных наук, педагогики и психологии.

Практическое значение результатов работы состоит в возможности снятия ряда псевдопроблем, возникших в философии вследствие неверного понимания опыта, и оптимизации исследований в области философии и когнитивных наук. Возможно использование результатов исследования для решения конкретных проблем, стоящих перед когнитивными науками, в частности разрешения проблемных ситуаций в процессах компьютерного моделирования когнитивных функций, таких как задачи распознавания образов, в снятии проблемных ситуаций в физиологических исследованиях, возникающих при попытках объединить нейрологическое и поведенческое описания. Интеграция результатов исследования с данными педагогических наук позволяет с помощью философской рефлексии прийти к осмыслению требований образовательной политики, к новым более эффективным формам обучения и преподавания. Данные об особенностях когнитивных актов, вносящие изменение в понимание познавательных способностей человека, могут быть использованы в ходе методической работы на курсах повышения квалификации работников образовательной сферы. Итоги исследования позволяют уточнить и дополнить содержание курсов учебных дисциплин «Онтология и теория познания», «Когнитивная психология», «Педагогика». Развиваемая концепция вносит существенный вклад в повышение эффективности учебного процесса и теоретического уровня преподавания философии в высших учебных заведениях на основе современных психофизиологических исследований процессов восприятия и усвоения материала, предусматривая активное участие учащихся в освоении материала.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования отражены в научных публикациях, включающих две авторские и две коллективные монографии, в научных сборниках (2 публикации) и рецензируемых журналах (18 статей). Общее количество публикаций по теме диссертации: 31. Основные положения развиваемой концепции докладывались и обсуждались на международных и региональных научных и научно-практических конференциях («XXXIX Международный Виттгенштейновский конгресс», г. Кирхберг-ам-Весль, Австрия, август 2006 г.; Международная конференция «III Таврические чтения», Крым, Украина, сентябрь 2008 г.; «Региональная научная конференция молодых ученых Сибири в области гуманитарных и социальных наук», г. Новосибирск, Институт философии и права СО РАН, май 2005, май 2006, ноябрь, 2007; Летняя философская школа «Голубое озеро», г. Новосибирск, Новосибирский государственный университет, июль 2003, июль 2004, июль 2005, июль 2006; «Летняя логическая школа», п. Чемал, Алтай, июль 2000, июнь 2001 г.; региональная методическая конференция «Компьютер и новые технологии в гуманитарном образовании», Новосибирск, Новосибирский государственный университет, январь 2007; Международная конференция «Философия физики: Актуальные проблемы», г. Москва, Московский государственный университет, 17-18 июня 2010 г. и др.). Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседаниях Отдела философии Института философии и права СО РАН г. Новосибирск, 2009, 2011г., межинститутских семинарах Института философии и права СО РАН 2004-2006 гг. и учебных курсах («Онтология и метафизика» – философский факультет Новосибирского государственного университета; «Когнитивная психология» и «Современные проблемы программирования» – факультет информационных технологий Новосибирского государственного университета; «Философия», читавшегося на факультетах информационных технологий, механико-математическом, физическом Новосибирского государственного университета, спецкурс «Человек. Общество. Личность» читавшийся в Специализированном учебно-научном центре Новосибирского Государственного Университета).

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, восьми приложений и списка использованной литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении раскрывается актуальность темы диссертационного исследования, оценивается состояние ее разработанности, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, характеризируются его методологические основы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формы апробации результатов исследования, раскрывается содержание положений, выносимых на защиту.

Глава 1. Неадекватное понимание опыта как причина кризиса рационалистической традиции содержит описание основных проблем современной философии и эпистемологии науки. Рассматриваются основные цели, задачи и методы их решения, предлагаемые в рамках традиционных подходов, указаны трудности, обязанные своим происхождением неадекватными эпистемологическими эмпирическими теориями. Приводятся критические аргументы, вызвавшие наибольшие затруднения для существующих концепций.

1.1. Обзор основных направлений философии и эпистемологии науки в ХХ в. Критика опыта и его роль в познании

В данном пункте дается краткий обзор эпистемологических эмпирицистских концепций, начиная с философии Нового времени. Особое внимание уделено анализу понимания опыта в рамках логического позитивизма, где развивалась концепция логического атомизма, ставшая источником ряда проблем. Выявлены эпистемологические и онтологические функции опыта: наблюдение, полагаемое непроблематичным источником знания о мире, использовалось для решения следующих философских проблем.

• Установления онтологического статуса теоретических объектов: реальным полагалось только то, что наблюдаемо.

• Обоснования объективности, независимости внешнего мира от познающего субъекта.

• Обеспечения истинности познания: факты, выраженные в виде протокольных предложений, играли роль достоверных свидетельств, истинность всех остальных предложений устанавливалась путем сопоставлением с предложениями об опыте.

• Разработки корреспондентной теории истинности.

• Решения проблемы демаркации науки и метафизики.

• Определения значения и смысла имен через процедуру остенсии.

В результате проведенного рассмотрения установлено, что наблюдение играло значительную роль в решении проблем теории познания и онтологии, неявно используясь во многих основополагающих понятиях.

1.2. Кризис в философии и неадекватное понимание опыта

Критикуется понимание опыта как «чистого» беспроблемного источника знаний о мире и рассматривается ряд критических аргументов: принцип фальсификации К. Поппера, дезавуировавшего роль опыта как свидетельства истинности теории; тезис У. Куайна о недоопределенности теории данными, поставивший под сомнение возможность использования опыта для решения онтологических проблем; утверждение Л. Флека об историческом развитии научного факта, сделавшим истинность или ложность свидетельства не абсолютной, что поставило под сомнение объективность научных теорий; невозможность провести границу «теория/опыт», указанная Г. Максвеллом, сделавшая невозможным применять наблюдения для решения вопросов реализма; теоретическая нагруженность наблюдений, ставшая источником целого ряда проблем (имеется опасность порочного круга в рассуждениях; «зараженные» теорией наблюдения не обладают статусом независимых свидетельств; фактически, сравнивается не теория с наблюдениями, а две теории).

Проведенный анализ показал, что перечисленные выше критические аргументы являются следствием упрощенного понимания опыта, на которые следует дать ответ с точки зрения развиваемой концепции. С целью решения последней задачи дается определение активности восприятия и показывается, что основные критические аргументы в адрес опыта являются ее прямыми следствиями.

Активность восприятия включает поиск, сбор, сортировку, обработку и упорядочение информации, поступающей от органов чувств. Активность как поиск релевантной для наблюдателя информации указывает на недоопределенность восприятия данными. Поскольку активность восприятия включает сбор релевантной информации, отвечающей ожиданиям наблюдателя, постольку в первую очередь отбираются подтверждающие примеры. Каждое опытное свидетельство будет интерпретировано в соответствии с точкой зрения исследователя, поэтому факт обладает культурной относительностью, процесс наблюдения и формулировка его результата оказываются в зависимости от господствующих убеждений (Л. Флек). Сортировка полученной информации производится на самых первых этапах восприятия и включает категоризацию. Процесс категоризации придает смысл воспринятому, для осуществления понятийной категоризации необходимой предпосылкой является наличие опыта и знаний. Таким образом, восприятие оказывается всегда понятийно нагруженным и «чистое» восприятие просто невозможно (теоретическая нагруженность наблюдений, Н.Р. Хэнсон, П. Дюгем).

Обработка информации включает интерпретацию и понимание воспринятого с учетом знаний, намерений, потребностей и многих других трудно контролируемых факторов, в силу которых описания одной и той же ситуации различаются у разных наблюдателей. Поэтому наблюдения оказываются настолько тесно связанными с теоретическими ожиданиями и ценностными установками, что провести четкую границу между объективным видением и субъективными установками оказывается невозможным (невозможность провести границу теория/опыт как следствие активности восприятия).

Дальнейшее рассмотрение посвящено исследованию происхождению нерелевантного понимания и анализу причин его распространенности в философии. Происхождение неверного понимания опыта связывается в диссертации с принципом тождества бытия и мышления. Данный принцип для обеспечения однозначного перевода множества фактов во множество предложений потребовал принять предположения об опыте как о чистом беспроблемном источнике знаний о мире. Опыту также приписывается свойство дискретности, чтобы каждая пропозиция соответствовала только одному изолированному факту, а каждое слово – объекту. Подобная дискретизация опыта стала источником проблем как реализма, так и семантики.

Причины инертности философского мышления, заключающиеся в верности пассивно-отражательной парадигме, связаны с удобствами, которые она обеспечивает. Устоявшаяся пассивно-отражательная парадигма достаточно надежна и удобна с философской точки зрения, поскольку автоматически решает ряд проблем теории познания:

1) постулируется существование внешнего мира (объективной реальности);

2) предполагается познаваемость мира (через репрезентационный контекст – реальность является причиной ощущения);

3) тождественность бытия и мышления обеспечивает адекватность познания.

Таким образом, положительное решение основных вопросов онтологии и эпистемологии достигается простым постулированием.

В противовес пассивной парадигме формулируются два принципа, принимаемые как постулаты в дальнейшем исследовании: активность восприятия и принцип эмпирического холизма. Для пояснения первого принципа дадим ряд определений.

Ощущение – результат анализа обобщенного сигнала чувственной способности – восприятия. Ощущение не является отправным пунктом познания, как считали сенсуалисты, а представляют собой абстракцию или мнимую сущность, на которую была перенесена эпистемологическая функция обеспечения достоверности.

Восприятие – когнитивный процесс, заключающийся в фиксации внимания на сложном комплексе сенсорных раздражений, переработанных и слитых с имеющимся у субъекта опытом. Восприятие, с одной стороны, является личным переживанием, т.е. субъективно, с другой, благодаря двигательной активности воспринимающего, оно носит объективный характер, поскольку тело наблюдателя действует как объект в материальном мире. Наконец, посредством рациональной переработки и теоретической интерпретации чувственного сигнала, обеспечивается связь данных индивидуального восприятия с общепринятыми и научными знаниями.

Под активностью восприятия понимается как (неосознанная) рациональная интерпретация эмпирически полученной информации, функции которой были перечислены выше, так и двигательная активность наблюдателя в процессе восприятия.

Опыт – обобщенные и систематизированные результаты последовательности восприятий, выраженные на общепринятом языке. Благодаря выразимости в понятиях, опыт характеризуется нелокальностью значения и может быть передан другому лицу посредством условных знаков – слов, изображений или жестов. Опыт с необходимостью не является «чистым», поскольку коммуникация предполагает мотивацию относительно адресата передачи опыта, а также в силу использования общепринятого языка и интерпретаций, могущих включать различные заблуждения.

Наблюдение – активное восприятие, вид познавательной деятельности, включающий поиск, сбор, переработку, сортировку, упорядочение и интерпретацию информации, представляющей собой сигналы внешнего мира. Наблюдение всегда концептуально нагружено.

Нагруженность наблюдений понимается в двух смыслах:

1) некоторое предшествующее наблюдению состояние наблюдателя, выражающееся в его предрасположенности замечать скорее одни сигналы внешнего мира, чем другие и состоящая в целенаправленном поиске именно ожидаемых сигналов;

2) интерпретация полученной информации с определенной точки зрения, позволяющая согласовать полученные данные с предварительными ожиданиями. Последние могут быть сформированы под влиянием научной гипотезы, теории, модели и в этом случае носят название теоретической нагруженности наблюдений, предполагающей использование приборов для регистрации сигналов и теоретического языка для выражения результатов наблюдений (или экспериментов).

Эксперимент – вид исследовательской деятельности, включающий, помимо наблюдения, формулировку гипотезы, планирование последовательности действий, внесения изменений в окружающую среду с целью создания условий для воссоздания ожидаемого явления, а также контроль условий наблюдения, включающий обеспечение изоляции системы, настройку измерительного оборудования, проведения измерений, фиксацию и обработку результатов.

Под знанием понимается адекватно подтвержденное ожидание. Это определение подобно определению знания как обоснованной истинной веры, а причина смены определения кроется в желании уйти от использования особого психического состояния – веры, к состоянию ожидания, имеющего материальное основание – состояние нервной системы. Классическое определение знания как обоснованной истинной веры вынуждает философию разрабатывать понятие обоснования в рамках логической достоверности, что затрудняет переход от лингвистического анализа к процессам познанию внешнего мира. Понятие ожидания, входящее в определение знания, учитывает материальные аспекты общественной познавательной деятельности, а двигательная активность посредством привлечения материальной причинности обеспечивает возможность получения объективного и достоверного знания в пределах достигнутой адаптации к условиям.

Сущность второго вводимого принципа состоит в применении системного холистического подхода к процессу восприятия, в рамках которого происходит отказ от дискретизации наблюдения. Принцип эмпирического холизма полагает восприятие как непрерывный процесс воздействия раздражителей различной модальности, оказывающих влияние на весь организм, формирующих готовность к восприятию, познанию и мышлению. Данный принцип подчеркивает необходимость учета не только информационной составляющей воспринимаемого сигнала, являющейся причиной ментального образа, но и влияние сигналов на общее состояние воспринимающего, поскольку именно последнее определяет нашу способность воспринимать. В то же время, обсуждая психофизическую проблему, исследователи, как правило, игнорируют физическую составляющую, целиком сосредотачиваясь на природе и сущности мышления. Тело является необходимым посредником между физическим сигналом, приходящим из внешнего мира и его ментальным образом и должно учитываться в философии как неотъемлемый инструмент познания.

Показано, что основные критические аргументы в адрес эмпиризма являются прямыми следствиями активности восприятия. Это указывает на неадекватность традиционных представлений, сформировавшихся в предположении упрощенного понимания опыта. Существенной чертой активного восприятия является тесная связь эмпирического и рационального в познании, традиционно разделяемыми и противопоставляемыми в философии. Принципы активности восприятия и эмпирического холизма являются постулатами и кладутся в основу развиваемой далее концепции активности восприятия.

1.3. Эмпирические основания и эпистемологические следствия принципа эмпирического холизма

Пункт посвящен обсуждению психофизической проблемы с точки зрения активности восприятия и рассмотрению проблем сенсуализма как ранней эмпирической эпистемологической теории. Согласно принципу эмпирического холизма требуется рассматривать не изолированное наблюдение, как имело место в философии логического позитивизма, а опыт в более широком контексте. Обращение к процессу восприятия неявно предполагается во многих философских понятиях, что требует масштабного пересмотра сложившихся философских представлений с учетом современных научных данных о процессе восприятия. Предлагается решение некоторых проблем пассивного подхода к восприятию с точки зрения принципа эмпирического холизма: как сумма ощущений образует тела? как двумерные сетчаточные образы преобразуются в образы трехмерных тел? как возможно знание о том, что выходит за пределы зрительного поля? как возможно восприятие (пустого) пространства? проблема реализма цвета.

Решение данных проблем с точки зрения активного подхода становится возможным в результате учета влияния прошлого опыта, применения принципа эмпирического холизма, принципа системности и материалистического понимания причинности. Показано, что благодаря тому, что эмпирическое познание вовлекает очень отвлеченные теоретические представления, происходит аппроксимация чувственного опыта, обеспечивающая объективность чувственного познания и предметность восприятия.

Таким образом, в первой главе показано, что основные эпистемологические понятия и концепции, сформированные в предположении пассивности восприятия, являются источником серьезных философских проблем. Неадекватность таких представлений подтверждается тем, что основные критические аргументы в адрес опыта являются прямыми следствиями активности восприятия. Показано, что определенную роль в формировании неадекватных представлений об опыте играет принцип тождества бытия и мышления. Были сформулированы постулаты развиваемой концепции активности восприятия, определены основные понятия, предложены решения проблем пассивного подхода и дан ответ на критику, традиционно выдвигаемую в адрес рационалистической традиции в философии. Подчеркивается важность активности наблюдателя для обеспечения объективности и адекватности познания, рассмотрены традиционные затруднения и скептические аргументы, и предложено альтернативное объяснение проблем пассивной концепции с точки зрения активного подхода.

Основная цель второй главы «Онтологические следствия активности и непрерывности восприятия» – выявить эмпирические основания принятия онтологии, вскрыть механизм и закономерности формирования индивидуальной и общественной онтологии, исследовать проблемные для традиционной онтологии области, такие как проблема реализма, происхождение представлений о пространстве, реализм цвета и взглядов на причинность с точки зрения философии активности.

Параграф 2.1. «Основания индивидуальной онтологии» посвящен обсуждению происхождения оснований индивидуальной онтологии. Согласно принципу системности, нашедшему конкретное выражение в принципе эмпирического холизма формулируется базисное онтологическое допущение, подчеркивающее тесную связь индивидуальной онтологии инепрерывность процесса восприятия. Подчеркивается важная роль проприо- и интероцепции в формировании онтологических допущений. Анализируются случаи совместного появления / исчезновения веры в собственное существование и корреляция с наличием / отсутствием соответствующих ощущений. Показана положительная корреляция между психологическими состояниями и наличием соответствующих ощущений, что позволяет считать проприоцептивные ощущения необходимым условием принятия личностной онтологии.

В параграфе 2.2. «Основания веры в существование реальности и реализм в науке» обсуждаются основания принятия предметной онтологии, проблемы научного реализма и механизмы обеспечения предметности и объективности воспринимаемого. Рассмотрены различные аспекты воспринимаемой реальности, в том числе те, объяснение которых проблематично для пассивного подхода. Одними из аспектов является предметность и объективность восприятия, представляющая проблему для пассивного подхода. В рамках развиваемого активного подхода предполагается конструирующая роль сознания, в основе которой лежит двигательная активность, обеспечивающая знание механической причинности, делающая возможной экстраполяцию имеющегося опыта, обеспечивающая прагматической составляющей семантического значения данного объекта и определяющая его онтологический статус. Исследуется процессы объективации, получающие свою материальную основу через движение и проприоцептивные чувства. Понятие объективности включает абстрагирование и экстраполяцию на множество объектов и концептов, представляющих мир в целом, что с необходимостью предполагает концептуальную нагруженность наблюдений.

Обсуждается онтологический статус цвета, описываются механизмы, с помощью которых восприятие цвета повышает чувство реализма. В рамках пассивной парадигмы определение онтологического статуса цвета представляет проблему, поскольку цвет не является объектом. С точки зрения принципа эмпирического холизма, цвет как свойство света повышает чувство реализма, поскольку является дополнительным источником ощущений и оказывает комплексное действие на организм через влияние на вегетативную нервную систему, ускоряя или замедляя биохимические процессы. Другим фактором повышения чувства реализма является непосредственное влияние цвета на эмоциональную сферу.

Решение проблемы реализма тесно связано с проблемами объяснения, поскольку объяснение фактов выходит за рамки наблюдаемых явлений и предполагает апелляцию либо к универсальным законам, либо к теоретическим терминам. Рассмотрены шесть моделей объяснения, особое внимание уделено моделям, сформулированным в рамках антиметафизических и антиреалистических подходах. Показано, что объяснительная научная теория неизбежно сталкивается с необходимостью решения метафизических проблем.

Причинность является фундаментальным понятием, лежащим в основе всех познавательных процессов. Поскольку восприятие тесно связано с движением, знание причинности возникает благодаря материальному единству субъекта и мира. Поскольку тело само является материальным объектом, действующим среди других объектов, и связано с окружающей средой генетически и причинно, постольку оно дает представления о силах и регулярностях, экстраполяция которых снабжает информацией о законах, действующих в мире. Действие в свою очередь является сложным многоуровневым процессом, вовлекающим различные виды причинности. Субъект руководствуется целевой причиной, формирование которой находится в зависимости от социокультурных отношений, таким образом, аксиологическая причинность служит механизмом трансляции общественно-значимых ценностей. На следующем уровне построения движений применяется понятие механической причинности, поскольку тело действует в материальном мире как материальный предмет. Рассмотрение психофизической проблемы помимо механического вовлекает еще два типа движения материи: электрический и химический, сложные отношения между которыми оставляют ее открытой. Наконец, мышление имеет информационную природу и как вид движения подчиняется законам логики.

В параграфе 2. 3. «Пространство с точки зрения философии активности» проанализирована роль чувственного опыта в происхождении представлений о пространстве с точки зрения философии активности, рассмотрены вопросы отношения объективного и субъективного, рационального и эмпирического в понятии пространства. Обосновывается точка зрения, согласно которой базовые представления о пространстве возникают из опыта в результате синтеза данных, поставляемых анализом ощущений различной модальности. Рассматривается процесс эволюции взглядов на физические свойства пространства и на психологические основы его восприятия. Показано, что восприятие пространства формируется в онтогенезе благодаря двигательной активности, посредством которой приобретаются знания причинности, представления о мире и объектах, понимание законов непрерывности и субстанциональности. Познание внешнего мира расширяет знания о пространстве, чувственное восприятие пространства совершенствуется по мере накопления жизненного опыта, достигая завершенности к подростковому возрасту.

Указан механизм объективации пространственных характеристик, функционирующий на основе полимодального синтеза сигналов. Множественность сенсорных механизмов восприятия пространства позволяет утверждать, что восприятие пространства образуется благодаря совмещению рациональной и двигательной активности субъекта в результате синтеза сигналов различной модальности. Исследуется механизм, порождающего разночтение в понимании свойств некоторых объективно существующих сущностей на примере пространства в рамках физических теорий. Поскольку при изучении объективного физического пространства оно заменяется модельной конструкцией, ее структура в большой степени определяется используемым математическим формализмом и метафизическими допущениями. Эмпирические знания присутствуют даже в самых абстрактных понятиях и играют консервативную роль, связывая содержание понятий со сложившейся практикой освоения мира, посредством наличия унифицированной процедуры измерения. Таким образом, эмпирическое в составе понятия играет консервативную роль, а логическое обусловливает изменение смысла понятий при переносе их в другую теорию.

Итак, во второй главе посредством экспликации механизма формирования и развития онтологических представлений была разработана концепция активности восприятия. С учетом принципа эмпирического холизма показано, что непрерывность ощущений является важнейшим основанием индивидуальной онтологии, а будучи дополненным знанием причинности, данный принцип является основой и наивного реализма. Анализ происхождения пространственных представлений показывает важность активности восприятия в формировании наиболее общих понятий, обуславливает генетическое родство рационального и эмпирического с точки зрения философии активности.

Глава 3. «Эпистемологические следствия активности и непрерывности восприятия» посвящена анализу оснований познания, обсуждению эпистемического значения чувственного познания в научной практике, экспликации роли активности наблюдателя в процессе проведения научного наблюдения и эксперимента. Цель рассмотрения – вскрыть механизм приобретения знания, проследить ступени его формирования и проанализировать функциональную зависимость между восприятием и деятельностью в процессе научного экспериментирования.

Параграф 3.1. «О врожденном знании» посвящен обсуждению соотношения рационального и эмпирического в познании, большое внимание уделяется влиянию рациональной способности на процесс приобретения опыта. В отличие от традиционного эмпиризма, стремящегося обосновать достоверность опыта путем очистки его от рациональных интерпретаций, концепция активности восприятия принимает за исходный пункт тесную связь рационального и эмпирического, отраженную в тезисе теоретической нагруженности наблюдения. Рациональное в опытном познании проявляется двояко: во-первых, в виде перцептивной гипотезы, как наличие доопытных ожиданий, что является необходимым условием восприятия, во-вторых, как интерпретация увиденного. Обсуждается возможность обеспечить достоверность опытного познания.

Сравнивается два взгляда на процесс восприятия. Согласно первому, совместимому с пассивной парадигмой, процесс восприятия управляется только внешними стимулами; согласно второму, близкому к активному подходу, восприятие частично зависит от знаний, ожиданий, настроения, мотивации наблюдателей. В основании последнего подхода лежит гипотеза о существовании неких априорных (доопытных) структур, упорядочивающих опыт. Предположение о существовании априорных структур восприятия объединяет два традиционно противостоящих подхода: эмпирический и рациональный, заимствуя от первого источник познания, а от второго – постулирование некоторого вида врожденного знания. Принятие данного предположения дает некоторые преимущества, так как позволяет преодолеть старое противостояние эмпириков и рационалистов.

В духе Дж. Локка раскритикованы основания принятия предположения о существовании врожденного знания. Понятие априорных структур, упорядочивающих опыт, не может обеспечивать достоверность познания, как это предполагалось в философии рационализма, и требуется дальнейшее обсуждение содержания врожденных способностей. Обсуждается природа и возможность доопытного знания. С точки зрения активного подхода процессу познания предшествует некоторое ожидание, являющееся своего рода априорным доопытным состоянием. Согласно принципу материального единства, познавательные структуры должны иметь некий материальный субстрат. На роль доопытных способностей подходят безусловные реакции на определенный внешний стимул, являющиеся видом телесной активности, и рассматриваемые как врожденный вид телесного знания. Они представляют стартовую способность для научения восприятию и движению, реализация которой зависит от внешней среды.

В параграфе 3.2.«Значение активности наблюдателя для познания мира» обсуждается связь восприятия и двигательной активности в процессе познания. С точки зрения активного подхода каждое действие представляет собой процесс решения двигательной задачи, состоящий из ряда последовательных фаз и управляемых по принципу обратной связи. Выработка любого двигательного навыка не строится по схеме проторения нервного пути посредством зубрежки, как считают последователи пассивной механистической парадигмы, а представляет собой освоение последовательности сенсомоторных этапов. Движение не воспроизводится по раз и навсегда установленной схеме, а каждый раз строится заново в процессе решения поставленной задачи.

Следовательно, с точки зрения активности восприятия, понятия обучения и повторения нуждаются в пересмотре. С этой целью обсуждаются эпистемологические следствия понимания движения как решения поставленной задачи. Отсутствие готовой «схемы действия» обусловлено необходимостью адаптации к постоянно изменяющимся условиям, что приводит к отсутствию точной повторяемости любых, даже однотипных, движений. Это обстоятельство выражается как тезис методологической недоопределенности: каждая последовательность направленных на получение результата действий будет отличаться от любой другой идентичной последовательности.

Методологическая недоопределенность приводит, по меньшей мере, к двум следствиям, имеющим отношение к историографии науки. Во-первых, возникает вопрос об адекватности моделей историографии, предложенных с позиции социокультурного подхода, где передача знания рассматривается как воспроизведение образца. Во-вторых, обостряется проблема построения систематизации методологических средств эксперимента, поставленная Я. Хакингом. Обсуждаются и критикуются основания социокультурных подходов к историографии науки, первым и самым известным из которых является подход Куна, описывающий развитие нормальной науки как следование парадигме. Заметим, что до середины ХХ в. под изменениями научного знания понимались изменения преимущественно теоретического знания. Для историографических и некоторых философских работ последних двух десятилетий характерно внимание прежде всего к экспериментальной работе.

Смена взгляда на научную деятельность потребовала от философов науки хорошего знания научных методов, процедур, результатов, что повлекло обращение к работам историков науки, описания экспериментов которыми с необходимостью содержат субъективный взгляд на науку и ценностно нагружены. Стремящийся к объективности философ должен учитывать субъективную составляющую исторических свидетельств и по возможности избегать предвзятости.

Вторая важная задача теоретической философии – поиск объяснений общего понимания методов, процессов, открытий науки. Применительно к экспериментальной практике поиск общих закономерностей затруднен тем, что эксперимент происходит здесь и сейчас и имеет локальное значение. Соответственно, следующий пункт посвящен проблеме развития подхода к историографии науки с точки зрения философии активности, который в дальнейшем позволит решить и проблему нелокальности экспериментальных результатов.

Разработан новый подход к историографии науки с точки зрения активности восприятия, в рамках которого отношение теории и данных рассматривается с точки зрения соответствия опыта теоретически сформированным ожиданиям, что позволяет рассмотреть гораздо большее случаев, чем охватывается пассивным подходом. Так, данные могут оставить лакуны – незаполненные части структуры или, напротив, оказаться избыточными. Данные могут соответствовать структуре в целом, но расходиться с ожиданиями в деталях при попытках дальнейших уточнений. Возможны неожиданные открытия или, напротив, теоретические ожидания могут не оправдаться, то есть данных для заполнения некоторой теоретической схемы, может не оказаться. Наконец, возможны значительные расхождения ожиданий и данных наблюдений. Это – тот самый случай, который традиционно рассматривается в философии науки как случай несоответствия теории фактам и трактуется как случай фальсифицирования теории.

С точки зрения активного подхода задача научной теории состоит не только в создании некоторого способа описания и объяснения готовых «неизменных» чувственных данных, но и в задании некоторого способа видения, формировании структур, упорядочивающих чувственный опыт тем или иным путем. Эти структуры находят отражение в языке научной теории и играют организующую роль при восприятии. Логика отражает структуру и задает соотношение и положение ее частей, опыт заполняет структуру данными и специфицирует детали входящих в структуру элементов. Данные всегда нагружены в том смысле, что опыт упорядочивается и обобщается с самого начала.

С точки зрения философии активности рассмотрение отношений теории и эксперимента, как приведения в соответствие ожиданий и данных позволяет объяснить и эмпирический, и теоретический прогресс. Поиск соответствия является основным движущим фактором научного прогресса, а разработка новых теорий рассматривается как поиск новых структур, иначе упорядочивающих данные.

3.3. Эпистемологическая роль воспроизводимости эксперимента

Задача данного пункта – рассмотреть развитие двигательных способностей восприятия в онтогенезе и указать на примере научного эксперимента, каким образом происходит обобщение и расширение познавательных функций. В рамках пассивного подхода воспроизведение результата с логической точки зрения представляет получение еще одного следствия, очень похожего на уже ранее полученные, что незначительно увеличивает правдоподобность теоретической гипотезы. Достоверное заключение об истинностном значении теории можно сделать только на основе отрицательного результата, подтверждения же, сколько бы их ни было, делают суждение только более правдоподобным, но не доказывают истинности. С точки зрения логики стремление ученых воспроизвести эксперимент является, по меньшей мере, странным. Данный пункт посвящен оценке эпистемологической роли воспроизводимости эксперимента в рамках активного подхода и прояснению понятия воспроизводимости с точки зрения методологической недоопределенности.

Рассматриваются уже существующие подходы к описанию воспроизводимости экспериментов и обсуждению ее эпистемологической роли, в частности нормативности, стабильности и нелокальности. Нормативность обеспечивается тем, что воспроизводимость способствует трансляции норм научной практики. Стабильность достигается благодаря тому, что посредством воспроизводимости эксперимента или экспериментального результата он становится менее чувствительным к различным помехам. Наконец, нелокальность достигается возможностью воспроизведения другими современными учеными, что играет важную эпистемическую роль: если теоретическое знание имеет возможность широкого распространения благодаря выразимости в понятиях, то эксперимент, происходящий здесь и сейчас, как правило, локален.

Показано, что пассивный подход не может дать адекватное объяснение эпистемической функции эксперимента, поэтому возникает потребность применения концепции активности восприятия к данной проблеме. Эксперимент рассматривается как познавательная процедура, связанная с реализацией действий. По аналогии с процессом выработки предметных навыков, подробно исследованных физиологом Н.А. Бернштейном, проводится аналогия между воспроизводимостью эксперимента и повторяемостью действия. Обращение к физиологии действия показывает, что воспроизведения как такового просто не происходит: каждый раз решается новая двигательная задача для создания движения, действия, явления. Поэтому понятие воспроизводимости требует тщательного анализа, вследствие чего рассматриваются основные этапы производства действия и эксперимента.

Показано, что воспроизводимость представляет собой новое решение двигательной задачи, способы решения которой изменяются не только под влиянием объектной среды, но и исторически, что представляет собой механизм трансляции коллективных навыков. Объектами воспроизведения могут быть и цель, и полученный результат, что играет важную роль в передаче социальных и культурных ценностей.

Обсуждаются вопросы, связанные с эпистемологической ролью воспроизводимости: как понимать понятие воспроизводимости? является ли то обстоятельство, что результат может быть получен разными методами, основанием для уверенности в его правильности? можно ли воспроизвести ошибочный результат? в какой мере развитие технологии способствует повышению воспроизводимости результатов?

Показано, что с точки зрения философии активности воспроизведение результата обеспечивает поиск оптимальных путей решения задач, стандартизацию, помехоустойчивость. Поскольку образцы никогда не воспроизводятся в точности, повторение – всегда новое построение, не точное копирование результата, а творческое решение поставленной задачи, включающее различные стадии: оптимизацию способов решения, повышение точности, экстраполяцию нового метода в новую область, стабилизацию – получение нового, менее зашумленного, эффекта. В противоположность Т. Куну, считавшему, что парадигма отмирает только вместе с ее носителями, а появление нового возможно только в результате научной революции, подход философии активности позволяет объяснить появление нового знания в процессе уточнения существующих теорий.

Таким образом, в третьей главе рассмотрены эпистемологические проблемы философии активности, проанализирован эпистемический статус и источники врожденного знания, предложен альтернативный подход к историографии науки, дана оценка роли воспроизводимости научного эксперимента.

В Заключении излагаются выводы проведенного исследования, намечаются перспективные направления разработки философии активности. Диссертация включает восемь приложений.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах общим объемом 38 п. л.:

Монографии

  1. Сторожук А.Ю. Пределы науки. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2005. — 11 п.л. ISBN 5-94356-306-7. Второе издание Сторожук А. Пределы науки. Проблема демаркации науки и лженауки. Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. – 240 c. ISBN: 978-3-8433-2069-6.
  2. Сторожук А.Ю. Основания эмпиризма и активность восприятия. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2010. – 148 с. ISBN 978-5-7692-1156-0.
  3. Storozhuk, A. Color: Ontological Status and Epistemic Role. New York: Nova Science Publishers, 2010. – 66 pр. ISBN: 978-1-61668-201-9.

Коллективные монографии

  1. Сторожук А.Ю. Согласие и несогласие ученых в различных ситуациях соотношения теории и наблюдения // Феномен несогласия в гуманитарных и естественных науках. М.: Спутник+, 2006. - С.12-26.

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Сторожук А. Ю. Проблема построения критерия определения научности гипотезы // Философия науки, № 1(7). —  Новосибирск, 2000. — С. 98-100.
  2. Сторожук А. Ю. Проблема определения соответствия теории фактам // Философия науки. — 2003. — № 1(16). — С. 89-101. — 1 п.л.
  3. Сторожук А.Ю. Научная онтология: вертикальный мир // Гуманитарные науки в Сибири. — 2003. — № 1. — С. 15-19. — 0.5 п.л.
  4. Сторожук А. Ю. Философия научного эксперимента: реакция на кризис рационализма // Философия науки. — 2004. — № 3(22). — 1, 75 п.л.
  5. Сторожук А.Ю. Краткий очерк развития историографии науки после Т. Куна // Вестник НГУ. Серия: Философия. – Новосибирск, 2004. – С. 93-97.— 0.5 п.л.
  6. Сторожук А.Ю. Проблема наблюдения как аргумент в дебатах о реализме // Философия науки, № 1(24). — Новосибирск, 2005.— С. 49-62.— 0. 75 п.л.
  7. Сторожук А.Ю. Отношение теории и данных в нелингвистическом контексте // Вестник НГУ. Серия: Философия. – 2006. – 2 (4). – С. 38-43.
  8. Сторожук А.Ю. Наблюдение о наблюдении // Вестник НГУ. Сер.: Философия. – 2006. – 1 (4). – С. 30-37.
  9. Сторожук А.Ю. Эволюция и современные проблемы общей теории относительности // Философия науки, № 3(34). — Новосибирск, 2007— С. 60-82.
  10. Сторожук А.Ю. К вопросу происхождения представлений о пространстве // Философия науки, № 1(32). — Новосибирск, 2007. — С. 180-199.
  11. Сторожук А.Ю. Философский натурализм: основания и критика // Гуманитарные науки в Сибири – 2007. – С. 37-40.
  12. Сторожук А.Ю. Локк и современные подходы к анализу восприятия // Вестник НГУ. Сер. Философия. – 2007. – 2 (5). – С. 17-21.
  13. Сторожук А.Ю. Три этапа развития философии науки в ХХ веке // Вестник НГУ. Сер. Философия. – 2008. – 1 (6). – С. 17-25.
  14. Сторожук А.Ю. Воспроизводимость экспериментов с точки зрения философии активности // Философия науки, № 3(38). — Новосибирск, 2008. — С. 59-76.
  15. Сторожук А.Ю. Объективное и субъективное в восприятии пространства // Философия науки, № 4 (39). — Новосибирск, 2008. — С. 77-97.
  16. Сторожук А.Ю. Принцип тождества бытия и мышления как источник ошибок в философии: смешение понятий причинности и мифы о восприятии // Философия науки, № 1(40). — Новосибирск, 2009. — С. 41-60.
  17. Сторожук А. Ю. К вопросу соизмеримости понятий: логическое и эмпирическое в категории пространства // Вестник НГУ. Сер.: Философия. – 2009. – 1 (7). – С. 32-36.

Прочие публикации

Публикации в рецензируемых журналах

  1. Storozhuk, A. Perception: Mirror-Image or Action? // Journal for General Philosophy of Science. – 2007. –V. 38. – Pp. 369-382.
  2. Сторожук А.Ю. Основания нового эмпиризма: некоторые следствия теоретической нагруженности наблюдений // Культура народов Причерноморья. Научный журнал. Крым. № 130. 2008. ISSN 1562-0808 С. 34-36. (список ВАК Украины).

Статьи в научных сборниках

  1. Сторожук А.Ю. К проблеме построения критерия научности // Философия: история и современность.– Новосибирск: Изд-во НГУ, 2002. – С. 24-45. — 1 п.л.
  2. Сторожук А. Ю. Теория Птолемея и коперниканская революция в астрономии // Философия: история и современность 2004-2005. Новосибирск-Омск: Изд-во ОГУ, 2005. – С. 41-60. — 1 п.л.

Публикации в материалах научных мероприятий

  1. Сторожук А.Ю. Область применения детерминистического подхода в современной науке // Вероятностные идеи в науке и философии. — Новосибирск, 2003. — С. 53-54. — 0.2 п.л.
  2. Сторожук А.Ю. Роль логико-лингвистического анализа в философии У. Оккама и в лингвистическом направлении аналитической философии // Летняя философская школа «Голубое озеро-2004»: Риск в философском измерении. – Новосибирск, 2004. – С. 183-186.
  3. Сторожук А.Ю. Понятие полноты научной теории // Образ гуманитарных и социальных исследований в XXI веке. Материалы региональной научной конференции молодых ученых Сибири в области гуманитарных и социальных наук – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2004. – С. 34-39. – 0.5 п.л.
  4. Сторожук А.Ю. Вещественная и кинетическая теория теплоты: борьба идей // Летняя философская школа «Голубое озеро-2005»: Наука и философия в Сибири: традиции, новации, перспективы. – Новосибирск, 2005. – С. 50-54.
  5. Сторожук А.Ю. Философские следствия взглядов на природу перцепции // Актуальные проблемы гуманитарных и социальных исследований. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2006. – С. 60-64.

Storozhuk A. Two Viewpoints on Perception: Possibility of Dialog // 29th International Wittgenstein Symposium. – Austria: Kirchberg am Wechsel. – 2006. рр. 337-339.

  1. Сторожук А.Ю. Критические аргументы в адрес эмпирицизма // Летняя философская школа «Голубое озеро-2006»: Технопарк как модель интеграции технологии, науки и образования. – Новосибирск, 2006. – С. 104-110.
  2. Сторожук А.Ю. Опыт применения интернета в учебном процессе // Компьютер и новые технологии в гуманитарном образовании. Материалы методической конференции. Новосибирск: Новосиб.гос ун-т, 2007. С. 79-82.

Общее число публикаций: 53.

Бумага офсет. Формат 60х84 1/16. Печать офсетная.

Усл. печ. л. 1, 5 (???) Уч.-изд. л. 2,00 (???) Тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии ООО «Нонпарель»

630090, г. Новосибирск, ул. Институтская, 4/1

Лицензия ПДЛ 57-52 от 01.04.1999.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.