WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Роман в таджикской литературе ХХ века (проблемы формирование жанра)

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

                                                                                     На правах рукописи

Салихов Шамсидин Аслидинович

 

Роман в таджикской литературе ХХ века

(проблемы формирование жанра)

 

Специальность: 10.01.03 - Литература народов стран

                                   зарубежья (таджикская литература)

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора  филологического наук

                                             

 

                                                          Душанбе – 2011

         Работа выполнена в отделе современной таджикской литературы Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им. Рудаки  Академии наук Республики Таджикистан

     

Научный консультант:            академик Академии наук Республики           

Таджикистан, доктор филологических наук

Шакури Мухаммеджан

Официальные оппоненты:       доктор филологических наук, профессор

Асозода Худойназар

                                                            

академик Академии наук  Республики               

Таджикистан,  доктор филологичеcких наук 

Салимов Носирджон

доктор филологических наук

Муллоев Абдусамад

        Ведущая организация:                Хаджендский государственный

университет им. академика  Б. Гафурова

       Защита диссертации состоится «6» октября 2011г. в 10.00 часов на      заседании диссертационного совета Д 047.004.01 по защите докторских кандидатских диссертаций при Институте языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им. Рудаки  АН  Республики Таджикистан, (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 21).

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке имени Индиры Ганди Академии наук Республика Таджикистан (734025,  г.Душанбе, пр.Рудаки, 33).

             

Автореферат разослан «___»  _____________ 2011 г.

     

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук                                         Касимов О.Х.

                                        

Общая характеристика работы

Актуальность темы.  Первая половина ХХ века в истории таджикской литературы стала важным этапом для прозы в обретении ею эстетической зрелости. Именно в этой период идет интенсивный процесс формирования крупных эпических форм – повести и романа: накопился значительный опыт изображения жизни во всей ее сложности; появились новые виды жанра романа; историко-революционный, социально-бытовой, исторический и т.д. Они впервые в таджикской литературе изображали широко и достоверно, на высоком художественном уровне жизнь и борьбу народа, исторические и социальные события, происходящие в обществе. Возникновение таджикского реалистического романа и интенсивное его развитие было тесно связано с желанием авторов раскрыть суть общественных и политических преобразований  в начале ХХ века, понять народ и его живую историю, показать становление нового общественного строя в Таджикистане. Эти характерные социальные факторы определили облик и сущность нового жанра, пути его развития. Именно в этом заключается идейно-художественное значение первых реалистических романов, которые появились в таджикской литературе.

От начала своего зарождения таджикский реалистический роман за короткий исторический отрезок времени прошел сложный плодотворный путь. Истоками  таджикской литературы советского периода стала проза С. Айни и творчество его учеников  Дж. Икрами, С. Улугзаде, Р. Джалила, Ф. Ниёзи, Х. Ирфона и др. В своих произведениях они стремились отразить то новое, что вошло в жизнь таджикского народа с победой Октябрьской революции. Ими создано более десятки романов, многие из которых отличаются многоплановостью, масштабностью, композиционной целостностью, богатой образной системой, высокой культурой языка и отвечают всем требованиям этого жанра.

О своеобразии становления нового таджикского романа свидетельствует тот факт, что при его возникновении сама национальная традиция опиралась на эпические традиции персидско-таджикской классической литературы и романотворческие традиции мировой литературы. Это проблема до сих пор представляет большой научный интерес,  поэтому, рассматривая формирование жанровых канонов таджикского романа, нельзя не остановиться на истоках и основных факторах зарождения жанра. Каковы  же эти истоки? Во -первых, это историческая  действительность - сама жизнь и  происходящие в ней изменения; во- вторых, богатые национальные  эпические традиции; в -третьих , прозаические традиции классической   литературы и, наконец, богатый опыт мировой и русской романистики.

В литературоведческих исследованиях вплоть до сегодняшнего дня доминирует  точка зрения, что современный таджикский роман не имеет национальных корней и своим возникновением обязан воздействию на него русского и европейского романа. Вопрос этот, однако, не может, рассматривается столь прямолинейно  и однозначно, поскольку повествовательные жанры в персидско-таджикской классической литературе прошли весьма длительный и многообразный путь развития. Исследование  сложных процессов зарождения, становления и развития жанра таджикского реалистического романа в условиях метода социалистического реализма исключительно важно для современного литературоведения, где остро ставятся проблемы традиций, литературных влияний, творческого метода и новаторства.

Художественные искания таджикских писателей, их успехи, достигнутые в освоении жанра романа, и накопленный материал требуют тщательного научного изучения и обобщения. В связи с этим, нами впервые предпринята попытка монографического исследования процессов зарождения, становления и развития жанра романа в таджикской литературе ХХ столетия. Такая постановка вопроса представляется задачей не только актуальной, но и важной в прикладном аспекте при выявлении путей формирования качественно нового прозаического жанра в таджикской литературе.

Основная проблема малорезультативности исследований и недооценки таджикской литературы советского периода во многом связана с отсутствием точных методологических установок и новых, не до конца формировавшихся концепций изучения основных идейно-художественных тенденций в современной таджикской литературе. После начавшейся перестройки в конце уходящего века и ослабления жестких советских идеологических рамок некоторые таджикские литературоведы попытались пересмотреть пройденный этап таджикской литературы двадцатого столетия и по-новому оценить литературные события данного периода.

Переоценка и подведение итогов литературы одного столетия, особенно такого противоречивого как двадцатый, века коренного изменения литературно-эстетических взглядов,  политических и духовных революций являются не такой уж простой задачей. Эту весьма сложную задачу можно решить только путем специальных теоретических и методологических подготовок, завершением коллективных и подлинно объективных научных исследований. Как справедливо отмечает  Ф. Кузнецов, при рассмотрении подобных вопросов от ученых и специалистов требуется всестороннее, углубленное изучение с учетом жизненных условий, социально-политических противоречий и их влияния на художественную литературу тех времен.

Поэтому углубленное и комплексное изучение литературы двадцатого века, жизни и творчества его отдельных представителей, формирования и развития основных литературных тенденций и жанров в данном периоде приобретает особую актуальность для научного анализа и литературоведческих исследований. Создание таких монографических исследований дает отечественной литературоведческой науке возможность  объективного изучения и исследования фундаментальных проблем литературной жизни советского периода. Другая научная значимость таких исследований заключается в том, что  путем объективного уточнения литературных фактов и событий можно подготовить научно-критические тексты произведений крупных представителей таджикской литературы двадцатого столетия без политических и идеологических корректировок.

Следующая важная задача, которая стоит перед современной таджикской литературоведческой наукой – это создание фундаментального труда «История таджикской литературы двадцатого века: новый взгляд». Теоретические и концептуальные особенности создания такой истории, принципы обобщения материалов, периодизация литературных течений двадцатого века и другие проблемы, связанные с данной литературой, являются темой для отдельной научной дискуссии. Тем не менее, таджикские ученые в этом направлении попытались высказать свои соображения, примером чего служит статья академика М. Шакури «В поисках приобретения нового понимания». Кроме того, в трудах Х. Атахоновой, А. Сатторзода, А. Сайфуллаева, М. Ходжаевой, М. Имомова, А. Махмадаминова, А. Набави, Дж. Бакозоде были высказаны актуальные и заслуживающие внимания мысли. Они предлагают расматривать художественные качества литературы как основные критерии оценки литературных явлений и  литературного течения двадцатого века в целом. В этом отношении особенно ценно замечание  Х. Шарифова: «Художник, который не обогащает свое мастерство художественным опытом и национальными литературными традициями своего народа, обречен на неудачу».    

К сожалению, политические события начала двадцатого века  временно прервали естественный ход тысячелетних литературных традиций таджикского народа, которые в новых условиях стали считаться вредными и непригодными. По мнению М. Шакури: «Творческое мышление уступило свое место готовым заказным умозаключениям и выводам, которые защищали интересы руководителей и «хозяев» новой жизни».

В наше время задача науки о литературе состоит в том, чтобы объективно изучить и проанализировать литературные процессы минувшего столетия, оценить литературные события и тенденции развития таджикской литературы с точки зрения художественных и литературно-эстетических принципов, духовных потребностей современного читателя и с учетом полного соблюдения исторической справедливости. Сегодня новое мышление постепенно внедряется в таджикское литературоведение. Это непосредственно связано с появлением нового поколения таджикских литературоведов и восстановлением прерванных литературных связей с персоязичными странами. Новые литературные связи последовательно заменяют те многосторонние  литературные связи, которые были прерваны вследствие  развала Советского Союза.

Действительно, переосмысление литературных событий и новый взгляд на литературу ХХ века как на эпоху культурных, социальных и политических перемен в мышлении и духовных ценностей народа в настоящее время представляет весьма научно обоснованную значимость, так как литература данной эпохи находилась под давлением определенной идеологической силы. В связи с этим ученым и исследователям необходимо подойти к рассмотрению данного вопроса  объективно, рационально и без предрассудков, избегая поспешных выводов и необоснованных рассуждений. Именно такой подход в изучении многоаспектной художественной литературы, и ее жанровых разновидностей, с учетом новых тенденций современной науки представляет актуальность темы данного диссертационного исследования. Наряду с этим  в научный обиход вводятся новые аспекты исследования литературы советского периода,  которые могут побудить ученых и литераторов к анализу и интерпретации художественной литературы с точки зрения современной научной методологии.

Актуальность выбранной темы заключается также в том, что  таджикскому литературоведению предстоит важная задача подведения итогов и обобщения опыта художественной литературы ХХ столетия. Таджикские ученые литературоведы уже более двух десятилетий,  начиная с конца 80-х годов прошлого века, ведут дискуссии вокруг проблемы новой концепции изучения таджикской литературы советской эпохи. В этом направлении можно назвать работы таких литературоведов, как М. Шакури, С. Табарова, Х. Атахоновой, Х. Шарифова, Х. Асозода, А. Сатторзода, А. Сайфуллоева, Н. Салимова, М. Ходжаевой, М. Имомова, А. Махмадаминова, А. Набави, Дж. Бакозоде, внесших весомый вклад в формирование  и развитие новой литературоведческой концепции, в основе которой лежит принцип объективной оценки литературных событий, литературных течений и творчества отдельных писателей как художественное явление. Структура и содержание исторического описания литературы данного периода, принципы классификации их источников и периодизация литературы ХХ столетия являются отдельной темой для научных дискуссий. Поэтому изучение и исследование отдельных литературных жанров, и творчество некоторых писателей с точки зрения их основ и факторов формирования, их развития на различных этапах и в формах общественного и социально-политического строя представляется весьма важным и оптимальным способом достижения научной цели. В этой связи темой исследования данной диссертационной работы избраны анализ и интерпретация процесса формирования и развития  жанра романа в таджикской литературе ХХ века. Роман в современной таджикской литературе является одним из наиболее важных и имеющих большие возможности жанров отражения всех жизненных реалий, чем определяются основные направления развития художественной литературы. Исходя из этого, некоторые ученые считают, что формирование и развитие литературы определяется историей формирования и развития литературных жанров. С другой стороны, анализ и исследование литературных жанров представляет возможности выявления и определения различных творческих и эстетических особенностей литературных школ и направлений, социально-исторических аспектов общественной жизни определенного периода.

В диссертационной работе также рассматриваются вопросы, касающиеся формирования романного мышления и развития реалистического направления, основы которых были заложены в средневековой литературе  и постепенно  внедрены в творческую  практику авторов последующих веков. Формирование и развитие данного жанра некоторые исследователи связывают с тем, что в ХХ веке в таджикской литературе основополагающим стал реалистический стиль художественного творчества, в котором  удачно  реализовал  себя жанр романа.

Наш анализ будет проводиться наиболее с применением исторического экскурса в историю изучения романа. Внимание будет сосредоточено преимущественно на основные труды в этой области  М. Бахтина до Н.Т.  Рымара и А. Эсалнека. Это позволит      определить теоретические и методологические рамки изучения проблемы романа в таджикской литературе ХХ века.

Степень изученности проблемы. В персидском и таджикском литературоведении особенности романа были изучены и исследованы также и в зависимости от различных направлений, школ и стилей художественной литературы. Следует особо отметить, что анализ и интерпретация вопросов исторического развития литературных жанров, творческие школы и направления, стилевые, структурные и содержательные разновидности появились и  начали развиваться именно во второй половине ХХ века. Общие теоретические и методологические вопросы художественной прозы были рассмотрены в трудах Забехулло Сафо, Маликушшуаро Бахор, Сируси Шамисо, Шиблии Нуъмани, Эдуарда Брауна, Яна Рипки, Е. Э. Бертельса, М. Шакури, Х. Мирзозода, Р. Ходизода, С. Табарова, Х. Шарифова, Ю. Салимова, А. Алимардонова, К. Чиллаева, А. Рахмонова, М. Ходжаевой, Н. Салимова, Н. Зохидова и других ведущих ученых и современных исследователей персидской и таджикской литературы .

Вышедшие в свет научные труды ведущих ученых  М. Бахора «Стилистика или история формирования персидской прозы», З. Сафо «История литературы в Иране», Х. Хатиби «Проза в персидской литературе», С. Шамисо «Сочинение по стилистике», Х. Шарифова  «Теория прозы» намного ускорили процесс изучения и исследования жанров прозы, включая и  жанр романа в таджикской литературе  прошлого столетия.

Теоретические основы жанра романа более детально и всестороннее рассмотрены в трудах таких ученых, как Б.А.Грифцов, В.Шкловский, Г.Лукач, А.Н.Веселовский, В.Кожинов, М.Бахтин, Н.Т.Рымар и др. Следует отметить, что роман как один из наиболее популярных жанров художественной прозы встречается в литературе всех народов и национальностей. В определенных случаях изучением этого жанра занимались некоторые исследователи на примере творчества отдельно взятых конкретных писателей и прозаиков как жанр отдельной художественной литературы, примерами чего являются исследования А.В. Чичерина, В. Днепрова, В.И. Этова, Г. Кадырова, К. Султанова, С. Мирвалиева,  Р.Назаровой и других. Исследованием жанра романа в таджикском литературоведении занимались ведущие  таджикские литературоведы  М.Шакури, Ю.Бобоев, А.Сайфуллоев, С.Табаров, М.Ходжаевой, М. Имомов, А. Кучаров, А. Набави,  Х. Асозода и др. 

Тем не менее, до сих пор в таджикском литературоведении отсутствуют монографические исследования, где были бы  рассмотрены проблемы формирования и развития жанра романа в таджикской  литературе ХХ века. Всестороннее изучение  вчерашнего и сегодняшнего состояния со­временной романной прозы  вызывает необходимость более детальной интерпретации характерных особенностей различ­ных периодов таджикской литературы. Исходя из этого, в данном диссертационном исследовании сделана попытка восполнить существующий пробел и внести определенный вклад в решение данного вопроса. Таким образом, исследование специфики зарождения и формирования таджикского романа является важной и актуальной проблемой современного литературоведения и данный вопрос по-новому рассматривается в XXI веке, когда  в художественной литературе   появились различные жанровые формы романа.

Цель и задачи исследования. В диссертации предпринята попытка теоретического осмысления путей становления и развития жанра романа, а также соотношения художественного вымысла автора с объективностью и выявления современной идейно-художественной эволюции данного жанра. Исходя из этого, основная цель данного исследования заключается в комплексном, всестороннем изучении и интерпретации жанра романа в таджикской литературе, истории становления данного жанра в персидско-таджикской литературе, а также его развитии в ХХ столетии. Для достижения данной цели поставлены и решены следующие задачи:

- выявление основных факторов формирования жанра романа и реалистической прозы в истории таджикской литературы;

- определение национальных факторов и мотивов становления и развития жанра романа в таджикской литературе ХХ века;

- изучение и определение генезиса формирования и развития реалистического образа мышления в классической персидско-таджикской литературе и формирования жанров  реалистической прозы в таджикской литературе;

- проведение научно обоснованной классификации литературных факторов становления и развития жанра романа в таджикской литературе;

- выявление степени влияния политических изменений и просветительских мыслей ХIХ и начала ХХ веков в формировании и развитии художественной прозы в таджикской литературе;

- анализ и освещение вопросов влияния творчества таджикских просветителей ХIХ века, русских и зарубежных романистов  на творчество таджикских прозаиков  и формирование романного мышления в период появления и развития реалистической прозы в таджикской  литературе;

- определение места и роли Садриддина Айни в развитии таджикского реалистического романа, влияние его творческой школы на развитии таджикской прозы  начала ХХ века;

- периодизация процесса становления и развития жанра романа в современной таджикской литературе.

Научная новизна  диссертационного исследования заключается в том, что впервые в монографическом плане рассматривается история становления и развития жанра романа в таджикской литературе. Проблема специфики романа как своеобразной модели художественного мышления в таджикской литературе ХХ века и его жанрово-стилевые особенности раскрывают оригинальность романной прозы. В диссертации дается определение жанра романа, его основные эстетические принципы, которые раскрываются на конкретных примерах, взятых из таджикской литературы ХХ века.

Другая важная  особенность работы заключается в разработке общей концепции научного исследования генезиса и формирования жанровых особенностей таджикского романа и его исторической судьбы. В таджикском литературоведении до сих пор нет обстоятельной работы, посвященной  комплексному и монографическому анализу проблем формирования таджикского романа, его традиций и современного состояния развития. Отдельные журнальные статьи, при всех их научных достоинствах, не восполняют этот пробел.

Всем этим и объясняется стремление автора диссертации,  опираясь на труды предшественников, представить исследование актуальной темы – «Таджикский роман ХХ века» монографически, в целом и по возможности всесторонним освещением, сосредоточив свое внимание на основных факторах зарождения и развития жанра романа в таджикской литературе минувшего века. 

Основными источниками исследования являются:

  1. Прозаические произведения и эпические поэмы классиков персидско-таджикской литературы  Фирдоуси, Низами, Джами, Дониш, Шохина и др.
  2. Народные романы и прозаические дастаны  «Самаки Айяр», «Доробнаме», «Марзбоннаме», «Синдбаднаме», «Тысяча и одна ночь», «Хатамнаме», «Искандернаме», «Абумуслимнаме»    и тд.
  3. Прозаические произведения таджикских просветителей  Ахмади Дониша, Мирзо Сироджа, Фитрата, Аджзи, Садри Зие, Шохина, Мунзима и др.
  4. Реалистическая проза С. Айни «Одина», «Дохунда»,  «Рабы», «Бухарские палачи»,а также публистические и исторические произведения писателя.
  5. Романы Дж. Икроми «Дочь огня», «Двенадцать ворот Бухары», «Поверженный»; С. Улугзаде «Утро нашей молодости», «Шоди», «Восе», «Фирдоуси»; Р. Джалила «Пулат и Гулру», «Шураб» и др.

  Прикладная значимость работы. Результаты исследования могут  быть  применены в изучении  таджикской литературы ХХ века, а также в исследовании проблемы прозы последующих лет. Выводы по жанровым и художественным особенностям романной прозы могут оказать существенную помощь при изучении вопросов теории и истории литературы. Итоги проделанной работы могут быть использованы при чтении курсов теории литературы, современной таджикской литературы и спецкурсов по таджикской прозе ХХ века, а также могут быть включены в учебники и учебные пособия высших учебных заведений.

Научно-теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в том, что в нем подробно и последовательно рассматривается процесс становления и жанровые  многообразие таджикского романа.  Впервые детально анализируются многие разновидности данного литературного жанра. В работе также речь идет о типологических особенностях и поэтики жанра романа, рассматриваются наиболее значительные произведения, внесшие серьезный вклад в развитие жанра, изучается место и роль романа в системе эпических жанров национальной прозы, обогащение и обновление жанра романа в процессе взаимодействия его с другими жанровыми разновидностями.

Теоретические и методологические основы исследования. Теоретической базой и методологической основой диссертационной работы послужили фундаментальные исследования таких ведущих ученых, как М. Бахтин, В. Кожинов, А.Н. Веселовский, Т. Лукач, Н.Т. Рымар, В.Е. Хализев, А. Эсалнек, а также таджикских и иранских ученых, в числе которых З. Сафо, М. Бахор, Х. Хатиби, С. Шамисо, М. Шакури, Х. Мирзозода, С. Табаров, Х. Шарифов, Х. Асозода, Н. Салимов.

При рассмотрении отдельных вопросов, в том числе анализе жанровых и стилистических особенностей конкретных прозаических произведений таджикской литературы, мы опирались на  научные труды  Р. Ходизаде, А. Рахмонова, С. Амиркулова, Ю. Салимова, К. Восе, М. Имомова, А. Махмадаминова, М. Раджаби, А. Набави, К. Чиллаева, Г. Кадирова, М. Ходжаевой.

Методы исследования. В качестве основных методов  применены методы комплексного исторического, структурного и сравнительного анализа, которые позволили научно определить основные факторы и исторические предпосылки появления реалистического романа в таджикской литературе  ХХ века.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.    Теоретическая концепция формирования жанра реалистического романа в таджикской литературе ХХ века, включающая:

а) обоснование жанра таджикского романа как литературного феномена и жанра, определяющего основные тенденции развития   реалистической прозы ХХ века;

б) характеристика истоков и генезиса жанровых особенностей романа в истории персидско-таджикской литературы;

в) идентификация и характеристика важнейших социо-культурных и художественно-литературных факторов, зарождение и формирование жанра романа в таджикской средневековой литературе ;

г) анализ жанровых особенностей народных романов и прозаических дастанов классической литературы.

    2.   Новые обстоятельства и новые факторы формирования жанров     реалистической прозы в конце ХIХ и начале ХХ века:

а) влияние просветительской литературы джадидизма в формировании жанровых особенностей таджикской реалистической прозы;

б)  общая характеристика первых таджикских реалистических романов и их влияние на развитие основных тенденций национальной прозы первой половины  ХХ века;

в)  определение и оценка вклада С. Айни как автора первого таджикского реалистического романа в развитии реалистической прозы;

г)   роль и влияние литературной традиции в формировании и становлении национального романа и ее жанровые разновидности;

д)   общая характеристика писательской и художественной школы С. Айни и продолжение его романнотворческой традиции в творчестве его последователей Дж. Икроми, С. Улугзода, Р. Джалила и других.

Хронологические рамки диссертации. Особенности выбранной  темы определяет также хронологические рамки исследования. Как было отмечено, формирование любого литературного жанра (в том числе жанра романа) невозможно проследить в пределе одной эпохи. Исходя из этого, наряду с общетеоретическими аспектами проблемы, исследование включает краткое изложение истоков основных этапов формирования таджикского реалистического романа в классической и современной таджикской литературе.  В свою очередь, этот временной отрезок разделен на периоды: а) Х-ХIV века; б) ХVII-ХIХ века; в) первая половина ХХ века.

Апробация работы.  Основное содержание диссертации нашло свое отражение в двух монографиях и более 25 научных статях соискателя, опубликованных в Таджикистане и Иране. Список публикаций приводится в конце автореферата. Отдельные положения диссертационной работы отражены также в научных докладах и сообщениях, прочитанных автором на республиканских и международных конференциях и симпозиумах в Республике Таджикистан и в Исламской Республике Иран.     

Диссертационная работа обсуждена и рекомендована к защите на совместном заседании отделов истории литературы, современной таджикской литературы и фольклора Института языка, литературы, востоковедения и письменного наследия им. Рудаки АН РТ (13 мая  2011 г. протокол №4).

Объём и структура работы. Характер исследуемого материала и круг поставленных задач определили содержание, структуру и методологические принципы настоящей работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка  использованной литературы.                     

                         

Основное содержание работы

Во введении обосновываются актуальность проблемы, ее научная новизна, определяются  цель и задачи работы, теоретические и методологические основы диссертации, объект и материал исследования. Здесь же дается обзор основных тенденций в исследовании исследуемой  проблемы, аргументируются практическая значимость исследования, ее новизна и обосновывается  структура диссертации.

Первая глава - «Литературные предпосылки становления таджикского романа» - состоит  из двух разделов, в которых речь идет об истории становления и теоретических основах реалистического романа в таджикской литературе и о традициях романной прозы в истории персидско-таджикской литературе.

В первом раздел первой главы - «История формирования  жанра романа в персидско-таджикской литературе»- определяются основные предпосылки формирования данного жанра в таджикской литературе.

Общеизвестно, что современный роман как важное литературное явление, зародился как своеобразный жанр художественной литературы на заре буржуазного общества в результате синтеза новых эстетических взглядов и этических потребностей человечества, корни которых уходят в глубь веков. Наряду с этим, художественные сочинения, схожие с романной прозой, прослеживаются в литературе разных народов, как Запада, так и Востока. Например, эпические произведения античных авторов, несомненно, можно считать началом формирования эпического мышления и, в последующем романной прозы в литературе.

В средние века  структурные и содержательные компоненты романа в зависимости от социальных и культурно-политических перемен подверглись определенным изменениям и, можно cчитать, что все это представляло процесс развития жанра романа в художественной литературе как наиболее популярного литературного жанра, достигшего своего совершенства в течение нескольких столетий. Популярность данного жанра объясняется также и его особенностью, заключающийся в том, что в нем приоритетным являются стремление автора осмыслить объективность, а не просто  фиксировать или описать фактологические данные. Поэтому этот жанр можно считать своего рода способом погружения в реальную жизнь, в объективность и наряду с этим автор считает необходимой попытку прогноза будущих событий, чтобы не повторить ошибки прошлого, то есть  установить причинно-следственные связи.

В историческом плане развитие романа как литературный жанр берет свое начало со времен возникновения первых эпических произведений. По мнению некоторых ученых, другие эпические жанры классической литературы уступили свое место популярной романной прозе, наряду с  чем, изменяя свою форму, слились с этим жанром. Имеют место и такие рассуждения, что некоторые жанры устного народного творчества также являлись первоосновой жанра романа.

Романная проза описывает человеческую жизнь, социальные, политические факты и явления, места и исторические событие, используя  при этом языковые эффекты и словесную действенность, что нельзя проследить в исторических источниках, хотя в большинстве случаев значительное количество произведений романной прозы тесно связаны с историческими процессами и явлениями.  Основное отличие  жанра романа от исторического описания заключается в том, что в нем применяются определенные приемы искусства с учетом эстетических потребностей и этических норм и принципов человеческого общества. По мнению Н.Т.Рымара, основная цель романной прозы- решение конкретных проблем, которые могут проявляться в человеческой жизни,  не нарушая при этом эстетические и этические нормы и принципы социальной среды и всего общества .

Становление и развитие романной прозы в персидско-таджикской литературе насчитывает своеобразную историю,  начинающуюся со времен античной и классической литературы. Говоря о дальнейшем развитии жанра романа в современной таджикской литературе, следует отметить те факторы, которые сыграли решающую роль в его генезисе,  а также исторические и литературные труды первых таджикских прозаиков, опыт зарубежной литературы и  быстро меняющуюся действительность в начале ХХ века. Таджикская романная проза со времен  ее становления на всем протяжении своего развития всегда подчинялась художественным принципам и ценностям своей эпохи, о чем свидетельствует использование в ней разных жанровых и стилевых форм, а также таких извечных тем человеческой жизни как борьба добра со злом, прошлое и настоящее, жизнь и смерть, этико-эстетические ценности и другие материальные и моральные ценности. 

Говоря о процессе становления и развития романной прозы в таджикской литературе, в данном разделе нам удалось рассматреть разновидности жанров прозы в различные исторические периоды как эпические произведения, притчи, философские изречения, предания, сказания, легенды, повествования, дастаны, путевые заметки, которые способствовали  формированию романного мышления в таджикской литературе. 

Второй раздел первой главы - «Традиции романной прозы в истории персидско-таджикской литературы» - посвящен проблемам разновидности романной прозы в античной и классической персидско-таджикской литературе, становления и развития идентичной формы романа в современной таджикской литературе. О разновидностях эпических произведений в древнеиранской, персидско-таджикской классической литературе подробно говорилось в работе иранского ученого Забехулла Сафо «Эпические произведения в Иране». Следует отметить, что ряд эпических произведений в древнеиранской литературе, таких как сказание о праведном Зарире, сказания о деяниях Ардашира Бабакана, сказания о Рустаме, сказания о Каве, сказания о Сиявуше и других народных героях древнего Ирана можно назвать эпическими произведениями, которые были написаны в форме жанра средневеково романа. Естественно, чтобы научно  обосновать данную концепцию необходимо отдельное монографическое исследование, в котором следует проанализировать и интерпретировать определенные факты и научные аргументы, рассмотрение которых не входит в задачи нашего исследования. Содержание таких произведений, как  «Шахнаме» Фирдоуси, «Гаршоспнаме» Асадии Туси, «Зафарнаме» Хамидуллаха Муставфи, «Шахнаме» Фатхалихана Сабо, «Доробнаме» Тарсуси, «Искандарнаме»  и других эпических произведений классического периода вполне соответствует  жанровой структуре романа.

Иранский ученый Сируси  Шамисо придерживается мнения о том, что эпос в Иране до и послеисламского периода охватывает вопросы величия и мощи Ирана как государства, темы могущества и доблести, смелости, храбрости  и героизма его царей, полководцев и витязей.  Некоторые другие, особенно мистические, произведения, которые были написаны после завоевания Ирана арабами и распространения ислама, описывают поражение и  разгром иранского государства cо страны арабов и тюркских царей. Поэтому можно сделать вывод о том, что возникновение эпоса в персидской литературе носит стадиальный характер и обусловлен определенноми историческими обстоятельствами.

Вышеприведенные аргументы еще раз доказывают, что в древнеиранской и персидско-таджикской классической литературе как воплощении культурных, литературно-эстетических и этических ценностей иранских народов эпос сыграл весьма важную роль в культурной и духовной жизни иранских народов. Как уже было отмечено, герои, и образы прозаических произведений доисламского Ирана, в эпических жанрах исламского периода уступили свое место суфиям, аскетам и мудрецам, которые вели духовную и разумную борьбу против зла, невежества и неблаговидных поступков человека.

Таким образом, после распространения ислама эпическое мышление в персидско-таджикской литературе приобрело новое содержание, где вместо воспевания величия и могущества прослеживается покорность и подчинение, а вместо гордости и героизма воспевались покаяние и терпимость.  

В последующие века число эпических произведений значительно сократились; это привело к тому, что в литературоведческой науке остались нерешенными множество вопросов, касающихся теории прозы и классификации эпических жанров. В таджикском литературоведении при изучении и классификации эпических произведений персидско-таджикской классической литературы ученые применяют  два термина. Для одных  произведений применяют термины дастан и кисса (дастан, сказание, рассказ), а для других  прозаических произведений используют термин роман.  Термины достон и кисса употребляются чаще всего для обозначения таких жанровых произведений, которые по содержанию больше относятся к народным сказаниям и приключенческим поэмам, а термин роман употребляется для обозначения крупнопланных произведений типа «Абумуслимнаме», «Тутинаме», «Самак Айяр», «Доробнаме» и др.

Многие литературоведы при употреблении термина кисса и особенно термина дастан основной акцент делают на эпическое содержание конкретного произведения, где речь идет о конкретных случаях и социальных взаимоотношениях в контексте определенного пространства и времени. В большинстве персидских и таджикских словарей слово дастан обозначает рассказ, сказание, быль, рассказ о прошлом, пересказ приключений. В этом плане данный термин указывает, прежде всего, на жанровые особенности этих произведений.

Иранский  литературовед Мухаммад Махджуб отмечает, что термин дастан в современной персидской прозе вполне соответствует тому значению, которым обозначают один из видов прозаических  произведений. Позже литературоведами Ю.Борщевским и Ю.Салимовым проведена классификация эпических произведений, где главным измерением являлось соответствие основного идейного содержания эстетическим потребностям социальных групп и общества в целом. Приключенческий народный эпос средневековья Ю. Борщевским выделен в следующие виды и группы: 1)рыцарские романные прозы; 2) фантастические повести; 3) городские повести и новеллы; 4) плутовские (авантюрние) новеллы; 5) аллегорические рассказы; 6) новеллы и рассказы с религиозным содержанием.

Таджикский литературовед Ю. Салимов в своем исследовании «Персидско-таджикская повествовательная проза» дополняет проведенную классификацию Ю. Борщевского и разделяет персидско-таджикскую сказочную прозу на рыцарские романы, рассказы, новеллы, предание и сказание. Грузинский литературовед А. Гвахария при анализе и интерпретации грузинских вариантов персидских прозаических произведений использует термин дастан в силу того, что этот термин соответствует больше  таким произведениям, а также употребляется с таким же содержанием в русской иранистике и в иранском литературоведении. 

На всем пути своего эволюционного развития, начиная с древних времен и по сегодняшний день, жанр романа в таджикской литературе проблему человека, его места в мире эстетических и духовных ценностей решает по-новому. При определении и исследовании критериев становления и развития рассматриваемого жанра современное литературоведение в основном опирается на научные достижения и концепции европейских исследователей, которые также признают тот факт, что начало возникновения жанра романа, а точнее, его предпосылок, относится к древности или средневековью; здесь также можно говорить и об античном и рыцарском романах, которые, благодаря некоторым своим чертам, сближаются с романом в современном понимании его жанровой структуры. Вместе с этим в современном литературоведении встречаются и такие рассуждения, что произведения античности и классического периода якобы имеют некоторую схожесть с современным жанром романа, большую, чем однородные явления. Конечно, общеизвестно, что недостаточная разработанность проблемы романной прозы в современном таджикском литературоведении является основной причиной подобных разночтений. Поэтому можно лишь напомнить, что эпические жанры в древнеиранской и классической литературе возникли и начали развиваться намного раньше, чем в некоторых других литературах. Именно по этой причине анализ и интерпретация становления и развития эпических жанров в персидско-таджикской литературе требует специального и особого подхода.

Многие эпические жанры древнеиранской и персидско-таджикской классической литературы по структуре и содержанию отличаются от романных и некоторых эпических жанров литературы других народов. Например, отличие героических легенд древнеиранской и персидско-таджикской классической литературы от французских и испанских рыцарских романов состоит в том, что героические легенды имеют намного всеохватывающее содержание и они шире по форме, чем упомянутые рыцарские романы. Поэтому можно утверждать, что формирование и развитие жанра романа в персидско-таджикской литературе началось, намного раньше, чем в некоторых других литературах, что тесно связано с развитием общественного строя, социальных взаимоотношений, культурных и эстетических норм и потребностей отдельно взятого общества. Высказывая свою точку зрения, по этому поводу грузинский ученый И.В.Каладзе считает, что средневековый персидско-таджикский романный жанр, несомненно, начал формироваться намного раньше и уже в ХI веке этот жанр завершил процесс становления, что подтверждается созданием конкретных художественных произведений, которые являются значимыми и ценными литературными шедеврами. Несмотря на такое убедительное рассуждение, можно сказать, что оно требует дополнительных доказательств, которые предстоит представить  современному литературоведению. 

Вместе с тем  в средневековой персидско-таджикской повествовательной прозаической литературе прослеживаются те особенности содержания и формы, которые являются определяющими компонентами жанра романа. На примере таких произведений можно увидеть и проблемы частной жизни. Если в древности в эпосе центральное место занимали цари, полководцы, жрецы, религиозные предводители или же герои, воплощавшие в себе силу и мудрость целого общества, то уже в средневековом эпическом жанре, подобно роману, на первый план выходят образы обыкновенных простых людей. Идейно-содержательные стороны этих произведений также охватывают вопросы счастья и радости в частной жизни, борьбы за свободу, человеческое достоинство и других моральных норм и ценностей. Примером таких произведений могут стать  поэмы Айюки «Варка и Гулшах», Унсури «Вомик и Узра», Фахруддина Гургани  «Вис и Ромин»  и др.  Интересным является также то, что в этот период вокруг многих исходных произведений возникали много новых сюжетных комплексов, появлялись новые герои, в результате чего от исходного произведения многовековой давности зачастую оставались в его более поздней версии только имена главных героев и основной сюжет. Таким образом, в персидско-таджикской классической литературе возникало так много новых сюжетных комплексов и новелл, что, по существу, можно говорить не о новых вариантах, а  почти о новом произведении. Таким образом, можно видеть, что перед нами не окаменевшая, а динамично развивающаяся традиция, всегда вызывающая у читателя чувство изумления и восхищения. Несмотря на это, перед нами встает вопрос о том, что как научно обосновать определение и классификацию жанра этих произведений.

Сюжетное ядро значительной части таких произведений восходит к глубокой древности и к устной традиции. Исходя из этого факта, а также из общих закономерностей литературного процесса, необходимо рассматривать подобные произведения  не как некую промежуточную форму, а как письменную литературу особого рода, своеобразие которой  состоит не в ее кажущейся жанровой неопределенности. А в вполне определенно выраженном народном характере, народные истоки этих произведений ни в коей мере  не препятствуют их развитию в литературе. Именно подобным способом сформировались такие основные жанровые формы как дастан, кисса, хикоят, которые уже с тех времен соответствовали разновидностям прозаических жанров современной литературы, в том числе романному жанру.  Следует отметить, что в этих произведениях в отличие от обычных сказок герои действуют активно, осмысленно, чем и проявляется их индивидуализм, который реже прослеживается в сказках и других жанрах древнеиранской литературы.

Авторы этих произведений уже не возводят непреодолимые барьеры между добром и злом и не ставят своих героев по их обеим сторонам, а их герои, как и в реальной повседневной жизни, могут находиться на разных позициях, исходя из своих целей, мировоззрений, моральных норм и ценностей, а также эстетических и материальных потребностей. Именно в этот период происходит индивидуализация героев, которая в древних фольклорных источниках не была ярко выражена, так как герои больше воплощали в себя интересы и мечты всего общества. Подобная индивидуализация героев в произведениях данной эпохи свидетельствует о том, что на самом деле в эпических сочинениях того периода отчетливо проявляются основные атрибуты и особенности жанра романа. Примером это является серия произведений о Юсуфе и Зулейхе, Лейли и Меджнуне, Фархаде и Ширин.

Таким образом, началось формирование такой своеобразной и совершенной художественной формы, в которой можно увидеть идеальное совмещение романтического и реалистического мышления, которое способствовало всестороннему структурному, и содержательному плану развития литературных жанров и в целом всей персидско-таджикской классической литературы. При анализе художественной литературы данной эпохи можно выявить, что этот период стал этапом формирования особого художественного мышления, которое, несомненно, можно назвать романным мышлением, и оно проходит путь развития длиной в несколько столетий и до наших дней. Общеизвестно, что жанр дастан в древнеиранской и персидско-таджикской классической литературе вначале имел форму героического эпоса. В таких эпических произведениях центральное место занимали героические и приключенческие истории с описанием различных и необычных образов и сюжетов. Своеобразная и отличительная особенность этих произведений заключалась в том, что в происходящих в произведении действиях не прослеживается вмешательство автора. С течением времени как идейные, так и содержательно-структурная особенности эпических произведений, постепенно развиваясь,  приобретали новые контуры и атрибуты. Важнее всего было то, что в происходящих в этих произведений действиях стал активно участвовать сам автор, а в самих произведениях началось более детально  описание различных жизненных аспектов отдельно взятых людей, надежд и видения конкретных личностей, а также мечты и чаяний народных масс.

Эпические произведения классического периода персидско-таджикской литературы по тематическому и содержательному направлению разделялись на рыцарские, героические, любовные, аллегорические, романтические, философские и нравственные произведения, каждое из которых имеет своеобразные художественные и стилистические особенности. Например, «Гаршоспнаме» Асадии Туси особо отличается от других произведений своей эпохи тем, что и по объему, и по содержанию оно больше соответствует особенностям жанра романа и  самое главное в нем то, что произведение посвящено  всего одному человеку – Гаршоспу, хотя и здесь автор соблюдает традицию рассказа в рассказе, которая часто встречается в других эпических произведениях той эпохи. Вместе с тем, можно перечислить и другие произведения, которые также были написаны нетрадиционно, где чаще используется диалог между героями и участие самого автора, такие как «Хусрав и Ширин», «Лейли и Меджнун» Низами. Данный литературный стиль в последующие века стали использовать и поэты  Амир Хусрав Дехлави, Салмони Соваджи, Джами, Хотифи, Мулхами Бухорои и Шохин, что стало своего рода творческой школой для большого количества поэтов  персидско-таджикской классической литературы.

Возникновение романного мышления, в свою очередь, способствовало  формированию и совершенствованию основных атрибутов жанра романа. Дальнейшее развитие эпической формы таких поэм, о которых шла речь выше, двигалось в направлении романизации – более подробной разработки сюжета и характеров героев. В такие произведения  начали включать поучительные повести со вставками из новелл и притч, так называемые включенные или обрамленные произведения.

В персидско-таджикской литературе классического периода имеется большое количество прозаических произведений художественного, преимущественно повествовательного характера, созданных анонимными авторами и остававшимся долгое время малоизученными. Лишь во второй половине ХХ века появляются некоторые исследования, раскрывающие их особенности и значение, в их числе работа таджикского ученого  Ю. Салимова «Персидско-таджикская повествовательная проза». Автор отмечает, что возникновение подобных повествовательных произведений тесно связано с необычными для нас мероприятиями, так называемыми бозори ќиссахонї, когда в многолюдных местах проходили кружки народных рассказчиков, повествовавших интересные легенды, сказки, предания, былины о народных героях, исторические рассказы о прошлом. Рассказчики соответственно имели при себе огромные рукописные книги, содержащие повествовательный материал.

Запомнить и передавать тексты этих рассказов из уст рассказчиков, с дословной точностью было невозможно. Поэтому, начиная с  XI-XII веков, некоторые из подобных прозаических произведений записывались и передавались из поколения в поколение и дошли до нас с именами их составителей или переписчиков, которые, в свою очередь, внесли свою корректировку в содержание и смысловое обогащение этих произведений.   

Таким образом, благодаря этим переписчикам и рассказчикам были сохранены тексты замечательных историй и приключений, а также преданий и легенд «Самак айяр», «Доробнаме», «Искандарнаме», «Абўмуслимнаме», «Хотамнаме» и др. Несомненно, эти произведения можно отнести к жанру средневекового романа в силу не только  соответствия их объема, но и, в первую очередь, таких существенные особенности, как отражение социальной жизни и общественных конфликтов, изображение человеческой личности, ее помыслов и действии. Исходя из вышеприведенного, можно сделать вывод о том, что именно составители и переписчики этих произведений внесли огромный вклад в становление жанра романа в персидско-таджикской классической литературе.

Становление жанра романа также тесно связано с процессом самосознания иранских народов, в результате чего у них возникает интерес к своему историческому прошлому, стремление воссоздать его в письменном виде. В качестве примера можно привести тот факт, что было осуществлено несколько попыток составить общий свод исторических преданий в форме книги царей («Шахнаме»), что предпринятое Дакики начинание удалось Абулкасыму Фирдауси, осуществившем в грандиозной форме, интересном содержании и изложенном в стихотворной форме произведении.

Таким образом, становление и развитие литературных жанров и художественных произведений тесно связаны с социально-экономическим положением, условиями и образом жизни людей, духовными, культурными ценностям, эстетическими потребностями, нравственными нормами и принципами общественного строя. Наряду с тем, что упомянутые выше, так называемые народные романы содержат своеобразные литературно-эстетические особенности, они также сыграли немаловажную роль в формирования и  развитии романа и других прозаических жанров. Интересен факт, что в океане повествовательной прозы, насчитывающем огромное количество многочастных романов, все они отличаются своеобразными специфическими особенностями, что очень редко прослеживаются в других произведениях. Например, содержательная форма «Калила и Димна», «Синбоднаме» и «Гулистон» интересна тем, что в каждом из этих произведений использованы особые стили выражения мысли, художественные приемы, где их авторы преследуют общие цели – достижение как нравственного, так и эстетического эффекта у своего читателя или слушателя. Вместе с тем, можно видеть, что в этих произведениях наличествуют разные черты типа рыцарского, исторического, авантюрного, плутовского, семейно-бытового содержания.

По мнению Н. Т. Рымара, в процессе становления жанра романа и развития его эстетической природы немаловажная роль принадлежит жанру новеллы.  В некоторых произведениях жанра романа персидско-таджикской классической литературы, таких как «Джомеъ-ул-хикоят» (Сборник рассказов), «Чор дарвеш» (Четыре дервишей), «Калила и Димна» , «Тўтинома» (Предание о попугае) обнаружены такие приемы типа как вставные новеллы в рассказе или рассказ в рассказе, позволяющие  делать вывод, что подобные произведения являются сборником различных логически взаимосвязанных и близких по содержанию рассказов или новелл. Причем в этих  книгах, что вставные рассказы или новеллы внутри большого рассказа, не всегда взаимосвязаны между собой хотя на самом деле это не так. Их авторы и составители были нацелены на то, что читатели или слушатели смогли найти ту нить, которая связывает их общность и именно выявление этой взаимосвязи раскрывает оригинальность заложенных в этих рассказах эстетических и нравственных ценностей. Например, в книге «Калила и Димна», рассказывая о человеке, который пользовался большим уважением царя, по вине завистников и недоброжелателей был  изгонан из дворца, автор неслучайно приводит рассказы о Льве и Корове, об Обезьяне и Мастере, споры Шанзоба со Львом или приключение Лисы. Во всех этих рассказах поднимались вопросы взаимоотношения людей разного социального статуса и различного мышления. Подобным образом автор стремился довести до читателя свою идею и давал ему самому возможность сравнивать разные ситуации,  и аллегорически через поведение животных показывает  проблему и путь ее решения. Подобное можно наблюдать и в «Синдбаднаме», где автор приводит рассказы различного содержания и даже в определенной степени их разделяет. При этом целью автора, являлось желание объяснить читателю и слушателю понятия добродетели и морали, чести и человеческого достоинства посредством содержания рассказов, в основе которых лежат проблемы взаимоотношения людей и соблюдения ими в социальной среде нравственных норм и принципов. Мухаммад Захирии Самарканди приводил такие рассказы как «Хамдуна бо Рубох ва Мохї» (Обезьяна, Лиса и Рыба), «Гургу Рўбох ва Уштур» (Волк, Лиса и Верблюдь), «Дузду Шер ва Хамдуна» (Вор, Лев и Обезьяна) последовательно друг за другом, но они не состоят внутри одного рассказа, как в других произведениях т. е.рассказ в рассказе, но, приводя эти рассказы в  цепочке, автор стремился к тому, чтобы они взаимно дополняли друг друга, а читатель смог для себя извлечь то, что не смог в предыдущих рассказах. Таким образом, в «Синдбаднаме» Захири Самарканди речь идет о Синдбаде как мудреце-мыслителе, ставшем жертвой клеветы.

В целом это произведение учит правителей осмотрительности в ведении   дел, когда решается человеческая участь, и как важно иметь рядом с собой мудрых и преданных соратников. Другое произведение, где обрабатываются народные сказки, «Тутинаме», повествует о том, как после отъезда купца хитрый попугай убеждает его жену каждую ночь слушать сказки и в итоге коварство попугая доходит до такой степени, что купец, возвратившись домой, убивает свою жену за измену, которая вообще несостоялась. Исходя из этого, можно еще раз убедиться в справедливости мнения Н. Т. Рымара о том, что одним из способов становления жанра романа является объединение различных логически взаимосвязанных рассказов и новел в одно целое, чем усиливается действенность художественного слова.

Следует отметить, что в данной главе проводится подробный анализ сюжета и жанровых особенностей романных или так называемых   романноподобных произведений персидско-таджикской классической литературы «Калила и Димна», «Марзбоннаме», «Доробнаме», «Искандарнаме», «Абумуслимнаме», «Самаки айяр», «Амир Хамза», «Амир Арслон» и в итоге делается вывод, что эти произведения можно уподоблять рыцарским, авантюрным и приключенческим произведениям жанра романа западной литературы эпохи средневековья.

Вторая глава диссертация - «Социально-политическая ситуация и возникновение новых течений в литературе ХIХ века»- состоящая из четырех разделов, посвящена подробному анализу социально-политического положения в Средней Азии и литературных течений и школ данной эпохи.

В первом разделе второй главы- «Влияние социально-политических изменений на литературно-эстетическую мысль ХIХ века»  -рассматривается вопрос становления новой литературно-эстетической мысли в контексте социально-политических изменений в Средней Азии во  второй половине ХIХ века.

ХIХ век в истории таджикской литературы принято называть переходным периодом из эпохи классической литературы в эпоху новой литературы. Здесь возникает такой вопрос, к какому периоду можно отнести или как можно назвать этот отрезок времени, который находится между периодами классической и новой литературной эпохой. Таджикский литературовед С. Амиркулов, рассматривая данную проблему, приходит к выводу, что переходный период от персидско-таджикской классической литературы к эпохе новой таджикской литературы не ограничивается только второй половиной ХIХ века и, как показывает анализ и интерпретация литературы конца ХVIII и первой половины ХIХ веков, этот процесс начался еще в начале ХIХ века и продолжался почти до конца этого столетия. По этому первую половину ХIХ века можно назвать переходным этапом классической литературы к эпохе новой таджикской литературы. «Прежде всего, нужно уточнить, что таджикская литера­тура в пределах Средней Азии рассматривается нами относитель­но всей персоязычной литературы Среднего Востока и Индии. Некоторое сужение литературного процесса таджикской литера­туры в пределах Средней Азии совпало с периодом, когда в стране стали проявляться приметы общемирового процесса развития политико-экономической и социально-культурной жизни. Благо­даря этой новой исторической тенденции были сняты прежние местнические и национальные барьеры отчуждения, в силу чего происходило постепенное углубление связей и расширение вза­имовлияния наций и народов. Таким образом, заметная активиза­ция некоторых внутренних факторов обновления социально-эко­номической и литературно-культурной жизни отдельных регионов была вполне закономерным процессом».  

С другой стороны, процесс перехода от эпохи классической литературы к новой литературе тесно связан с изменениями общественной жизни и социально-политическими реформами, происходившими в Средней Азии, которые начали развиваться с первой половины ХIХ века. Одним из важных аспектов вышеупомянутых изменений является становление и развитие тесных политических, экономических и социально-культурных связей между различными странами региона и другими зарубежными государствами. Эти социально-политические, культурные и экономические взаимоотношения исторического значения предоставили для участвующих стран новые возможности создания общественно-политического и социально-культурного строя.

Начиная со второй половины ХIХ века, в социально-экономической и культурной жизни народов Средней Азии  происходят заметные изменения. Впервые в 1869 году в городе Ташкент открывается первая новая типография, а в 1870 году - первая новая библиотека для обслуживания своих читателей из числа представителей различных слоев населения: эти учреждения сыграли важную роль в развитии культуры, литературы и социальной жизни народов Средней Азии. Отрадно было еще то, что 28 апреля 1870 впервые была опубликована газета «Туркестанские ведомости», которая считается первой газетой в истории народов Средней Азии.

Другое наиболее важное явление, в наибольшей степени способствовавшее развитию социально-экономической и культурной жизни народов Средней Азии, является просветительское течение, где важную роль сыграл известный таджикский писатель, ученый, философ  Ахмад Дониш. Прогрессивные просветительские воззрения Ахмада Дониша оказали значительное влияние на творчество таких таджикских мыслителей, как Тошхуджа  Асири,  Сиддики, Хайрат, Возех, Шамсиддин Шохин, Савдо, Музтариб, Абдулвохид Мунзим, Мирзо Сиродж, Садриддин Айни, а само просветительство явилось новым направлением в истории таджикской литературы. Главная цель таджикских просветителей заключалась в  приобщении народа к получению и освоению знаний, к светским наукам, ознакомлению с достижениями развитых стран в области науки, техники, экономики и культуры, а также к управлению государством на основе просветительских идей. Именно такой подход, по их мнению, может предотвратить ущемление прав простых людей, несправедливость, произвол и насилие в человеческом обществе. По основным социально-философским, политическим и культурным аспектам просветительских идей и  взглядов Ахмада Дониша и его единомышленников проведено достаточно много исследовательских работ.Большинство реформаторских идей, социально-философских, культурных, политических взглядов таджикских просветителей до настоящего времени сохраняют свою актуальность и являются особо значимыми для современной науки.

В диссертационном исследовании нами проведены анализ и интерпретации работ Ахмада Дониша, а именно «Редкостных собитый»  в сопоставительном плане с произведениями просветителей России, Турции, Ирана и Афганистана. Были определены их тождественность, общность мировоззрения и соответственно выявлены отличительные особенности просветительских взглядов Ахмади Дониша, а также стилистические особенности их произведений.

Будучи последователем идей и воззрений   Дониша, Садриддин Айни внес весьма значимый в исследование разносторонней просветительско-реформаторской деятельности таджикских просветителей XIX века и одним из первых занялся изучением его творчества и его последователей. Осмысление Ахмади Донишем исторической действительностьи и его наблюдения над социально-экономическим положением и политическим строем Бухарского эмирата привели просветителя к идее реформы эмирата на основе здравомыслия и справедливости, а в последующем - к свержению политического аппарата эмира. Это все говорит о том, что Ахмад Дониш, как смелый критик Бухарского эмирата, долгое время работал в придворных кругах эмира Музаффара и бесстрашно разоблачал порядки двора, поступки и поведение чиновников и различных должностных лиц государственного аппарата.

Важная и значимая роль «Редкостных событий» Ахмади Дониш заключается в том, что данное произведение явилось основой возникновения нового течения свободомыслия среди образованного и передового населения Бухары. Воззрения и идеи Ахмади Дониша сильно повлияли на других просветителей, в числе которых были Тошхуджа Асири, Сайдахмад Сиддики, Хайрат, Возех, Шамсиддин Шохин, Савдо, Музтариб, Абдулвохид Мунзим, Мирзо Сиродж, критиковавшие в своих произведениях политический строй Бухарского эмирата. Основной причиной влияния произведений Ахмади Дониша на своих современников и будущих реформистов заключается в том, что просветитель объективно оценивает сложившуюся ситуацию в Бухарском эмирате своего времени и остро критикует политический строй, который является главным виновником создавшегося положения.  Его позиция является критической, реформистской по отношению к общественной жизни и форме правления феодального Бухарского Эмирата. Свои критические,  общественно-политические взгляды просветитель излагал доступным языком и действенным стилем, которые имели эффективное воздействие не только на его современников, но и на будущие поколения. В своем трактате Ахмади Донишу удалось раскрыть глубину отставания своей родины, порожденного невежеством и безграмотностью мангитских эмиров и фанатично настроенных клерикальных кругов Бухарского эмирата.

Таким образом, идеи и воззрения Ахмади Дониша стали основой развития и распространения просветительских идей и реформистских требований и других прогрессивных течений в Бухарском эмирате в ХIХ веке и по всей Средней Азии в течении последующих лет. Образы типа Муллохола, Шукурбека, Ходжи и других лиц, которые создал Ахмади Дониш в «Редкостных собитый», нашли свое отражение в произведениях других таджикских просветителей Возеха в «Савонех-ул-масолик» (Происшествия на путях и фарсахи государств), Шамсиддина Шохина в «Бадоеъ-ус-саноеъ» (Художественное искусство) и «Тухфаи дустон» (Подарок друзьям) и др.

Литературно-эстетическое мышление Ахмади Дониша и своеобразный стиль автора позволили ему  так действенно, радикально и эффективно выражать свои мысли, что этим он смог повлиять на многих передовых людей и привлечь внимание всей общественности Бухарского эмирата. Так как жанр прозы предоставляет больше возможности высказать свои идеи и воззрения относительно общественно-политического строя и социально-культурной жизни, Ахмади Дониш из этого многообразия избрал повествовательные приемы и жанры рассказа. Несомненно, творчество  Дониша является наилучшим примером прозы его времени, которая является завершением классической литературы и началом эпохи новой таджикской литературы. Поэтому многие литературоведы считают, что «Редкостных событий» Ахмади Дониша и упомянутые произведения других таджикских просветителей Возеха и  Шамсиддини Шохина являются наилучшими примерами философско-исторической прозы ХIХ и начала ХХ вв. Следуя этим мастерам слова, стали создаваться новые художественные произведения, основу которых составляли многочисленные жизненные рассказы и легенды, которые в большей степени способствовали усовершенствованию содержательной и структурной форм современного жанра романа, а также реалистического стиля  в таджикской литературе.   Другое произведение Ахмада Дониш «Исторический трактат»  явилось началом создания ряда  произведений литературно-исторического содержания. Произведения Дониша, несомненно, можно считать важнейшими источниками по истории Бухары ХIХ века, и его сочинения оказали заметное влияние на развитие новой таджикской литературы и литературы народов всей Средней Азии.

В духовном и культурном развитии Ахмади Дониша, которое привело его в условиях феодальной замкнутости общественно-политической жизни Бухары к просветительским идеям, ярко прослеживается влияние знакомства поэта с общественно-политическим строем, культурой и наукой России его времени. Наряду с этим, на мировоззрение Дониша сказалось  определенное воздействие и передовых идей европейских стран. Однако в то время идеи Дониша не только не были популярны среди широких народных масс, но далеко не все его последователи и преемники понимали и принимали эти идеи. 

Ахмади Дониш - писатель, один из самых плодовитных в истории таджикской литературы. Он оставил после себя обширное научное и литературное наследство, включающее произведения по самим различным областям знания. Его произведения, правдиво и безпощадно воссоздающие картину страшного прошлого таджикского народа, благодаря своей высокой художественности и силе заключенных в них идеи, и сегодня сохраняют свое огромное историческое, воспитательное и литературное значение.

Второй раздел второй главы - «Джадидизм и возникновение нового литературного мышления»- посвящен вопросам возрождения нового социально-культурного и политического течения джадидия в Бухаре в конце ХIХ и начале ХХ века и его влиянию на становление, развитие и распространение новой таджикской реалистической прозы.

Следует отметить, что джадидизм, являясь продолжением просветительского движения в Средней Азии, сыграл заметную роль в развитии демократических идей и свободомыслия в этом регионе и стал символом нового этапа в стонавлении социально-культурных отношений и активного участия представителей этого течения в общественной жизни начала XX века. У истоков этого просветительского движения стоял Ахмади Дониш, внесший весомый вклад в становление и развитие нового просветительско-реформистского мышления, которое продолжалось и развивалось его учениками и последователями, в числе которых находились Хайрат, Возех, Шамсиддини Шохин, Соми, Садри Зиё, Тошходжа Асири, Аджзи, Абдуррауф Фитрат и Садриддин Айни.

Главными очагами распространения и развития джадидизма были самые большие города Средней Азии Бухара, Самарканд, Коканд, Хева и Ташкент, которые являлись административными, научными и культурными центрами региона. Как справедливо отмечает Р. Ходизода,  литература джадидизма, отличавшаяся прежде всего, простым, доступным языком, стала намного ближе народу, а в ее произведениях начали больше проявляться мечты и чаяния простого народа. Все это говорит о том, что стиль литературы джадидизма считается сравнительно более  приближенным к реалистическому стилю и в этом заключаются отличительные особенности таджикской литературы второй половины ХIХ и начала ХХ века. 

Масневи «Дахмаи шохон» (Усыпальница царей) Мирзо Содики Мунши, «Юсуф и Зулайхо» Хозика, «Тухфаи дўстон» (Подарок друзьям) Шамсиддина Шохина, «Хайратангез» (Удивительные истории) Абдурахмана Носеха можно отнести к числу тех произведений, которые заложили фундамент для нового этапа развитии романного мышления и внесли весомый вклад в формирование жанра таджикского реалистического романа.

Таким образом, как таджикская просветительская идеология, так и джадидизм внесли в литературу новые идеи, мотивы, содержание, и этим сыграли большую роль и в художественно-эстетическом обновлении литературы, в обогащении ее форм и жанров, способствовали зарождению реалистических тенденций, которые нашли свое воплощение главным, образом, в прозе. Следуя творчеству Ахмади Дониша и его просветительским идеям, в таджикской прозе появились такие произведения как «Миръоти ибрат» (Зеркало образца), «Анджумани арвох» (Слет духов) Сиддикии Аджзи, «Савонех-ул-масолик» (Происшествия на путях и фарсахи государств) Кори Рахматуллоха Возеха, «Бадоеъ-ус-саноеъ» (Художественное искусство) Шамсиддини Шохина, сыгравшие немаловажную роль в развитии просветительской литературы и идеалов джадидизма. Как отмечает академик М. Шакури, среди них особое место занимают произведения «Миръоти ибрат»,  и «Анљумани арвох» Сиддикии Аджзи, которые стремительно разошлись по всей Средней Азии, несмотря на то, что издание и распространение этих произведений местными властями были строго запрещено.

Третий раздел второй главы - «Литература джадидизма и становление новой художественной прозы» -посвящен вопросам становления нового стиля и новой прозаической литературы, а также проблемам жанровой классификации творчества писателей данного периода.

Литература рассматриваемого периода отличается своеобразными особенностями в стиле, содержании, воплощении социальных, духовных и культурных проблем того времени, у истоков которой стоит Ахмади Дониш. На самом деле, после того, как были написаны и изданы его произведения «Редкостных событий» и «Исторический трактат», многие писатели стали подражать ему, в результате чего появилось немало ценных и интересных книг, в которых поднимались просветительские проблемы. В качестве образцового примера  подражания произведениям Ахмади Дониша можно назвать произведению Мирзо Сироджи Хаким «Тухафи ахли Бухоро» (Подарок бухарским друзьям), которое с точки зрения охвата происходящих случаев и явлений его времени, стиля художественного описания и даже оформления книги было высоко оценено современниками.  Данное произведение вызвало большой резонанс среди населения Бухары и сыграло огромную роль в распространении и развитии просветительских идей и идеологии джадидизма. Многие ученые считают, что «Тухафи ахли Бухоро» написано как воспоминания писателя в форме путевых заметок, хотя это произведение в корне отличается от путевых заметок, популярных в классической литературе. Вот что по этому поводу отмечает сам автор: «Покорный слуга (я) с целью путешествия ездил по многим странам, и долгое время находился на чужбине и то, что пришлось мне увидеть и пережить как хорошего, так и плохого, постарался описать и представить моему дорогому читателю. Вот так и появились эти путевые   записки» .

Данное произведение Мирзо Сироджа отличается от других путевых записок классической литературы тем, что в нем использовался тот описательно-критический стиль, который прослеживался у Ахмади Дониша, что усиливает публицистический тон этого произведения, потверждаюший влияние творчества Ахмада Дониша, особенно его «Редкостных события». Наряду с этим в произведении Мирзо Сироджа  можно увидеть то, что редко прослеживается в произведениях его современников и в определенной степени в творчестве писателей последующего времени. Структура и содержание, язык и стиль произведения своей доступностью и реалистичностью привлекают внимание читателей и в нем приведены интересные рассказы о жизни отдельных людей, описание природы и жизнеописание различных поколений в других странах. Автор на примере Бухары, проводит четкую границу между странами Запада и Востока, которая отделяет стереотипность от гибкости и творчества, традицию от новаторства. Мирзо Сиродж не противопоставляет Запад - Востоку, а традицию -новаторству; напротив, сопоставляя и раскрывая их реальную пользу  показывает как можно, соединив их продвинуться вперед и развивать свое общество. Таким образом, можно полагать, что Мирзо Сиродж был одним из последователей Ахмади Дониша и его роль в развитии современной таджикской литературы весьма велика.

Другое произведение, которое произвело весьма заметное впечатление на читателей в бухарском эмирате, было «Мунозираи мударриси бухорої бо як нафар фарангї дар Хиндустон дар бораи мактаби джадида» (Полемика бухарского учителя и европейца в Индии о создании новых школ) Абдуррауфа Фитрата, изданное в 1909 в Стамбуле, перевезенное через Россию и распространенное в Средней Азии. Для большей  выразительности и действенности художественного слова автор использовал методы диалога и дискуссии между двумя представителями Европы и Азии, которые полемизировали по социально-экономическим, культурным и нравственным проблемам. Автор книги беспощадно разоблачает реакционное духовенство и государственные устои эмирата. По мнению Фитрата, для изменения и улучшения жизни народа следует бороться против невежества и темноты их предводителей, сорвав с них маски ханжества.

Следующую свою книгу под названием «Индийский путешественник» Абдуррауф Фитрат пишет и издает в 1912 году. Пафос этой книги  как цели джадидизма, заключается в том, чтобы в корне изменить и улучшить жизнь  бедного, малообразованного народа,  путем просвещения.

Таким образом, программа джадидов, главных носителей просветительских идей в Средней Азии конца Х1Х – начала ХХ веков, заключалась в скорейшем проведении реформ в системе образования и подготовке высококвалифицированных специалистов по жизненно важным отраслям культуры и народного хозяйства.  Затем с помощью уже подготовленных специалистов развивать экономику, промышленность и сельское хозяйство, поднять жизненный уровень народа, улучшить его благосостояние и в итоге в корне изменить инфраструктуру общества, провести реформу государственного аппарата. Такое содержание четко прослеживаются в творчестве Садри Зиё,  который по свидетельству  С. Айни, также был последователем идей Ахмада Дониша и других просветителей конца  того времени.

В результате проведенного анализа литературы данного периода удалось определить некоторые  особенности, которые свойственны именно ей.  Во-первых, литература данного периода как никогда стала на путь развития реалистического стиля и основными героями этих произведений явились реальные люди. Во-вторых, писатели стали заострять свое внимание на острые проблемы повседневной и реальной жизни простых людей, сопоставляя их жизнь с жизнью ограниченной прослойки общества, живущей за счет простого народа. Решение этих проблем писатели видят только в повышении роли и статуса образованных и просвещенных людей, и именно они должны править государством. В-третьих, содержательную основу произведений данного периода в основном составляли реальные жизненные случаи и ситуации, которые также имеют художественную и литературную значимость. Таким образом, джадидизм, являясь продолжением просветительского движения в Средней Азии, сыграл заметную роль в развитии демократических идей и свободомыслия в Средней Азии.

Четвертый раздел второй главы- «Проблемы становления и развития современного романа в персидской и таджикской литературе»- посвящен  становлению и развитию современного романа в таджикской литературе конца ХIХ и начала ХХ века. Анализ и интерпретация данного вопроса проводится в сопоставительном плане с разными периодами развития персидско-таджикской, персидской и таджикской литератур. 

Следует отметить, что появлению жанра современного романа в таджикской литературе способствовала не только литература периода просвещения и литература джадидизма, но и то, что в её основе, как уже отмечалось в предыдущих разделах, лежали традиции и принципы прозы классической литературы.

Большинство исследователей считает ХIХ и ХХ века эпохой значимых перемен, которые определили дальнейшее развитие литературы народов Средней Азии в целом. Следует отметить, что такая точка зрения вполне соответствует действительности в том плане, что все эти изменения в литературе начинаются как отражение глобальных изменений, которые произошли в общественной жизни народов Средней Азии и других стран, вызвавших изменения общественного, политического и социально-культурного строя.

Если сопоставить эволюционное развитие жанра романа в современной таджикской, персидской литератур, а также в дариязычной литературе Афганистана, то можно обнаружить наличие общих корней и взаимосвязанных факторов. В их основе лежит, прежде всего передовая мысль таких просветителей как Мирзо Малкумхон в Иране, Ахмади Дониш в Бухаре  и Махмуди Тарзи в Афганистане. Выше уже отмечалась основополагающая роль Ахмади Дониша в становлении таджикского просвещения конца ХIХ начала ХХ века. Он жил в эпоху религиозного фанатизма, когда любой интерес ко всему новому беспощадно карался. Создавать в то время реалистические произведения о жизни других народов считалось смелым явлением. Личности самого выдающегося просветителя вызывает различного  рода суждения. У Ахмади Дониша первые просветительские мысли и идеи появились еще за долго до его поездки в Россию. Именно во время своих поездок он воочию увидел прогресс и развитие России и начал  осознавать степень отсталости Бухары по сравнению с другими странами.

Труд Ахмади Дониш «Редкостных собитый» для Бухары и всей Средней Азии, произведения иранского ученого Мирзо Малкумхона «Усули одамият» (Быть человеком), «Нидои адолат» (Голос справедливости), «Сирот ал-мустаќим» (Правдивый путь), афганского писателя Махмуди Тарзи «Саёхатнома» (Путевой дневник) имели общую значимость и социальную ценность и соответственно однородное содержание. Вслед за этими великими просветителями появились новые личности, такие как Мирзо Сиродж, Абдуррауф Фитрат и Садриддин Айни в Средней Азии, Зайналобидин Марогаи, Абдурахим Толибов в Иране, Абдулходии Дови и Лудин в Афганистане, которые внесли значимый вклад в развитие просветительской литературы своих стран.

Их произведения, написанные в основном подобно романной прозе, стали своего рода толчком в развитии жанра романа. Например, книгу Абдурахима Толибова «Китоби Ахмад ё сафинаи Толибї» (Книга Ахмада или антология Толиби), созданную в форме романа европейских писателей начала ХХ века, иранский ученый М.Гулям назвал «романоподобный».                             

Вышеупомянутое произведение, как и «Саёхатномаи Иброхимбек» Зайналобидина Марогаи, стоит у истоков формирования и развития новой персидской прозы.

Отмечая роль персидской, турецкой, татарской, русской печати в просвещении народов Средней Азии, Садриддин Айни пишет: «В Бухаре того времени особенно была распространена книга «Саёхатномаи Иброхимбек» которая была написана и издана на персидском и то, что критиковал автор книги, вполне соответствовало той реальной жизни Бухары.  Именно поэтому эта книга имела большой спрос и сильно повлияла на мысли и рассуждения многих людей» (3,25).

Интересно отметить, что «Саёхатномаи Иброхимбек» Зайналобидина Марогаи была также распространена и в Афганистане. Известный афганский просветитель Махмуди Тарзи регулярно издавал на страницах газеты «Сирољ-ул-ахбор» отрывки из этого произведения и этим способствовал повышению  просвещённости народов Афганистана в начале ХХ века.

Таким образом, и Саёхатномаи Иброхимбек» Зайналобидина Марогаи, и «Редкостных собитый»  Ахмади Дониш, написанные в духе критического реализма, имеют общие особенности.

Как и произведения Ахмади Дониша, так и творчество Зайналобидина Марогаи повлияли на творчество Абдуррауфа Фитрата, что можно выявить в его произведениях «Сайёхи хиндї» (Индийский путешественник) и «Мунозира» (Полемика), которые Садриддин Айни называет «романоподобными» произведениями. Таким образом, передовые идеи и просветительская мысль Ахмади Дониш, Зайналобидина Марогаи нашли свое отражение в творчестве Абдуррауфа Фитрат, Садриддина Айни и были продолжены и развиты последующими писателями Средней Азии. В связи с этим очень уместно замечание узбекского литературоведа Р. Назаровой о том, что произведение «Новое счастье или национальный роман» Хамза Хакимзаде Ниязи, как приверженца идеи просветителей дореволюционного периода, было удачной попыткой в реализации нового литературного жанра.

Таким образом, становление и развитие романной прозы в таджикской литературе основывается на целом ряде литературных, культурных и социальных факторов, имевших место в общественной жизни конца ХIХ и начала ХХ века. Наряду с этим, исторические корни жанра романа исходят из древней словесной культуры иранских народов и персидско-таджикской литературы средневековья.

Третья глава – «Творческая школа Садриддина Айни и дальнейшее развитие жанра романа» - посвящена определению особенностей творческой мастерской Садриддина Айни, роли и места писателя и его творчества в становлении и развитии новой реалистической прозы таджикской литературы ХХ века. Данная глава состоит из четырех разделов, которые  между собой тесно логически и идейно-содержательно взаимосвязаны.

В первом разделе третьей главы -«Основные факторы становления литературной личности С. Айни» -рассматриваются вопросы становления совершенной личности Садриддина Айни как литератора и мыслителя. Развитие таджикской литературы в ХХ веке непосредственно связано с творчеством и личностью Садриддина Айни. 

Однако такая тесная взаимосвязь личностного совершенствования основоположника литературы с самой становящейся новой литературой в силу существовавшего в то время не получила объективного исследования. В большинстве научных исследованиях советской эпохи различные аспекты творчества писателя и самой личности С. Айни были рассмотрены с точки зрения классовости и противопоставления человеческого общества на две противоборствующие идеологи. Именно такой ограниченный и односторонний подход в изучении и исследовании, как творчества, так и индивидуальности Садриддина Айни не смог предоставить объективного рассмотрения и определения основных качеств этой неповторимой и феноменальной личности. За последние десятилетия появились научные исследования  известных ученых  М.Шакури, С.Табарова, М.Имомова, Ш.Рахмонова, А.Набави, А.Махмадаминова, М.Абдуллоха, которые внесли весомый вклад в объективное и всестороннее изучение творческой личности Садриддина Айни  как выдающегося представителя таджикской литературы ХХ века. Нет сомнений, что их исследования являются началом новых открытий в творческой мастерской феномена С. Айни. Книги М.Шакури «Равшангари бузург» (Великий просветитель) (2006), С.Табарова «Зинданомаи Садриддин Айнї (1875-1899)» (О жизни Садриддина Айни) (2008), М.Имомова «Љахонбинї ва тафаккури бадеии Садриддин Айнї» (Мировоззрение и художественное мышление Садриддина Айни) (2001), Ш.Рахмонова «Аќидахои адабї ва назари эстетикии устод С.Айнї»  (Литературные и эстетические взгляды Садриддина Айни) (2008) в определенной степени сформировали новые направления в изучении творчества и личности С. Айни в современном таджикском литературоведении.

Настоящее отношение С. Айни к революции и социалистическому строю можно определить после тщательного анализа и интерпретации его таких произведений, как «Таърихи инќилоби Бухоро» (История Бухарской революции), «Мухтасари тарљимаи холи худам» (Кратко о моей жизни), «Ёддоштхо» (Воспоминания). По его произведениям можно делать объективный вывод о том, как Айни рассматривает все положительное и негативное как старой, так и новой жизни.

Начало просветительской деятельности С.Айни относится к тому времени, когда по всей Средней Азии возникают национально-освободительные движения, шире и глубже распространяются идеи просветителей Ахмади Дониша, Мирзо Малкумхона, Зайналобидина Марогаи и др.. 

События, происходившие в тот период  в Средней Азии, не могли оставить Садриддина Айни на стороне. Создание школ нового типа, так называемые «джадидские школы», издание книг и статьей о необходимости социальных и политических реформ были основными темами обсуждения передовых и просвещенных людей, среди которых особое место занимались С. Айни. Как ученики и последователи Ахмади Дониша, Айни и его соратники боролись, прежде всего, за просвещение, за национальную школу и за культурное возрождение в обществе.

С. Айни определяет свое отношение к разным общественно-политическим и социально-культурным явлениям, имевшими определенные противоречия с реальными тенденциями развития общественной жизни, в своих трудах «Таърихи инкилоби Бухоро» , «Мухтасари тарчумаи холи худам», «Ёддоштхо», историческим фоном для которых явилась обста­новка в самой Бухаре и в эмирате. Проводя много времени за книгами, Айни подробно изучил классическую литературу и будучи любознательным человеком, пристально вглядывался в окру­жавший его мир. Он всегда внимательно наблюдал жизнь людей в городе и деревнях, а также духовенство и учащихся медресе, чиновников эмира, ремесленников и кре­стьян, тем самым постепенно расширяя свой кругозор. С. Айни читал очень много книг, и познакомившись с трудами Ахмада Дониша и его едино­мышленников, присоединился к просветительскому движению.  Таким образом, во второй части его «Воспоминаний» появляется образ крупнейшего ученого и про­светителя XIX в. Ахмади Дониша, идеи которого оказали большое влияние на молодого Айни, уделившего ему впоследствии много стра­ниц своего произведения. Также, как Ахмади Дониш, Айни осознал, что борьба с невежест­вом, распространение грамотности, приобщение к куль­туре является важной задачей прогрессивно настроенных просветителей его времени.  

Наряду с этим, С. Айни познакомился с трудами, в числе которых были произведение просветителей Зайналобидина Марогаи, Абдурахима Толибова,  Мирзо Фатхали Ахундова, И. Гаспаринского, а также статьями других просветителей, регулярно издававшихся в газетах и журналах того времени «Хабл-ул-матин», «Чехранамо», «Тарджумон» «Мушфики».

Другой фактор, который способствовал развитию творческой личности С. Айни как писателя - просветителя и реалиста, было создание книг для школ нового типа, открывшихся в то время в Бухаре и в других крупных городах Средней Азии. В одну из бухарских школ нового типа Айни поступил перевод­чиком, чтобы помочь таджикским детям в обучении. Позже, в своей автобиографии Айни пишет о том, что полученный в новой школе опыт помог ему написать книгу для чтения. К этому времени С. Айни был уже автором нескольких книг, которые имели обучающий характер для детей и подростков: «Зарурияти динния» (Необходимое в религиозном воспитание), «Тартил-ул-Курон» (Изучение Корана) и «Тазхиб-ус-сибён» (Воспитание детей) и эти работы, несомненно, способствовали шлифованию и оттачиванию писательских и творческих навыков Айни.

Второй раздел третьей главы - «Садриддин Айни и дальнейшее развитие таджикской реалистической прозы»- посвящен вопросам становления и развития реалистической прозы в  современной таджикской литературе.

Возникновение реалистической прозы в таджикской литературе ХХ века имеет непосредственную связь с творческой деятельностью С. Айни. Вместе с тем, необходимо отметить, что персидско-таджикская проза имеет глубокие исторические корни, исходящие из глубины веков. Так называемые народные романы как «Абумуслимнаме», «Тутинаме», «Самаки Айяр», «Доробнаме», «Марзбоннаме» сыграли немаловажную роль в формировании и развитии современного таджикского  романа.  Во всех вышеперечисленных произведениях рассматриваются реальные темы из жизни общества и проводится описание  жизненно важных проблем, в центре которых находится человек, идейную основу произведений составляют думы и чаяния народа в лице отдельно взятых героев и исторических лиц. Например, в таких произведениях, как «Самаки Айяр», «Искандарнаме», «Доробнаме», «Марзбоннаме» и «Амир Хамза» высказывания философско-нравственного характера приводятся в тесной спаянности с зарисовками быта, читая которых читатель воспринимает жизнь во всех ее проявлениях, неповторимых красках и оттенках. Поэтому можно считать, что именно эти произведения заложили основу жанра романа в персидско-таджикской классической литературе.

Начало ХХ века можно рассматривать как новый этап развития современного литературного эпоса, в котором открываются новые страницы и возможности таджикской романной прозы. Известный таджикский литературовед Ю. Бобоев делит историю развития таджикской романной прозы на три этапа: 1 этап – 20 – 40-е годы ХХ века; 2этап – 40 – 60-е годы; 3 этап – начало 70-х годов ХХ века. Однако он не приводит научное обоснование данной периодизации и поэтому сомнительным кажется также и то, что такой периодизацией ставится  граница между классической литературой и литературой послереволюционного социалистического строя.

Если прислушаться к мнению С. Айни, то история становления таджикской современной прозы начиналась еще до Ахмади Дониша и его современников. Здесь также не исключено и становление таджикской романной прозы, так как С. Айни называет произведения Абдуррауфа Фитрат «Полемика…» и «Индийский путешественник» романоподобными.  Например, о «Полемике…» Абдуррауфа Фитрат он пишет: «это произведение написано простым, доступным и понятным персидским языком наподобие романа и выражало интересы и чаяния народных масс Бухары, что и произвело очень глубокое впечатление на своих читателей».

В это время в Бухаре начали распространяться книги и статьи иранских, турецких, русских и татарских просветителей, которые оказали действенное влияние на общественное мнение и взгляды народных масс, особенно просвещенных людей того времени. Произведения Зайналобидина Марогаи «Саёхатномаи Иброхимбек», Абдурахима Толибова «Китоби Ахмад ё сафинаи Толибї», турецкого писателя Шамсиддини Соми «Ишќи Талъат ва Фитнат» (Любовь Талъат и Фитната) быстро получили широкое распространение среди жителей Бухары и других больших городов Средней Азии.

Еще раньше Айни был знаком с романами  узбекского писателя Абдулла Кадыри «Минувшие дни», «Скорпион из алтаря», русского писателя А.Фадеева «Разгром», английской писательницы Этель Лилиан Войнич «Овод», французского писателя Фердинанда Дюшена «Луна» и арабского прозаика Зайдана «Карбела», которые были известны в Бухаре  и в Средней Азии в целом. Исходя из этого, можно сделать вывод, что Садриддин Айни еще в раннем дореволюционном периоде своего творчества знал особенности как современного, так и европейского романа.

Именно поэтому 20-е годы ХХ века являются периодом литературных поисков в творческой деятельности С. Айни, основу чего составляют идеи и концепции критического реализма Ахмади Дониша. Исходя из этого, будет ошибочным суждение, что реализм в творчестве Айни возник и развивался под влиянием русской пролетарской литературы.

Идейно-содержательные основы творчества С. Айни, которые заложили фундамент реалистической прозы современной таджикской литературы, имеют глубокие корни, исходящие из древнеиранской и классической персидско-таджикской литератур, которые, наряду с романтическим стилем, развивали и реалистический стиль художественного творчества, что явно прослеживается в творчестве Рудаки, Саъди, Джами, Васифи. В творчестве Айни особенности критического реализма начали развиваться под влиянием Ахмади Дониша.

Перед тем как С. Айни создал  свои реалистические художественные произведения, он написал и издал два важных документально-исторических произведения «Таърихи амирони манѓитияи Бухоро» (История династии мангитов Бухары) (1923) и «Материалхои таърихи инќилоби Бухоро» (Материалы истории Бухарской революции) (1926),  которые стали толчком и важным мотивом для появления других произведений в реалистическом стиле. В этот период ему также удалось издать свои первые произведения в реалистическом стиле «Мохрўй»,  «Ахмади Девбанд» (Ахмад – заклинатель дивов), «Ќулбобо», которые повлияли на дальнейшее развитие реалистического стиля современной таджикской литературы: эта тенденция получила еще больший импульс  после создания им повестей «Бухарские палачи» и «Одина».

Одновременно С. Айни в своих произведениях местами прибегает к некоторым частным компонентам приключенческого стиля, чем усиливает действительность выражения своей мысли; в качестве примеров могут послужить некоторые эпизоды из повести «Бухарские палачи».  Это произведение было написано еще до Бухарской революции, в августе-сентябре 1920 года, а его узбекский вариант был издан на страницах журнала «Инкилоб» сколько позже - в 1922 году.

Многие эпизоды в рассказах «Миршаббобо», «Сохибони шариат» (Хозяева шариата), «Пирзода» имеют прочные реальные основы из жизни  людей дореволюционной Бухары. В повести «Бухарские палачи» писатель использует литературный прием рассказ в рассказе, который часто встречается в персидско-таджикской прозе классического периода. В этом аспекте повесть «Бухарские палачи» имеет определенную схожую форму с произведениями классической литературы «Четыре дервиша»,  где также использован этот прием; тем самым писатель соблюдает традицию прозы классической литературы и придерживается принципа преемственности художественного творчества.

Повесть «Бухарские палачи» является первым шагом Садриддина Айни в создании новой творческой школы в прозе, где в дальнейшем удалось ему достичь совершенства художественного творчества благодаря появлениию его последующих произведений «Одина», «Дохунда»,  «Рабы».

Определение жанровых особенностей и классификация прозаических произведений и в настоящее время представляет некоторые сложности и это требует от нас тщательного пересмотра и конкретной жанровой интерпретации творчества С. Айни. Эти сложности возникли по следующим причинам: когда писатель сочинял свои первые прозаические произведения, в таджикском литературоведении еще не была разработана обоснованная классификация жанров прозы и поэтому сам писатель не смог определить какому жанру относятся его прозаические произведения.  Например, некоторые исследователи называют повести «Бухарские палачи»  и «Одина» романами, а сам писатель повесть «Ятима» иногда считаем романом. Вот как он об этом пишет: «Я написал свой так называемый роман «Ятим» и представил для издания» .

В современной таджикской литературе после появления в свет двух романов С. Айни «Дохунда» и «Рабы» были конкретно определены и обоснованы жанровые особенности нового таджикского романа.

Третий раздел третьей главы -«Дохунда» - первы роман в таджикской реалистической прозе»- посвящен вопросам становления первого современного романа в таджикской прозе начала ХХ века и дальнейшего развития жанровых особенностей романа в современной таджикской литературе. В диссертационной работе определены факторы политического, социального, нравственного и эстетического характера, которые способствовали становлению  и развитию нового жанра романа в современной таджикской литературе. В 1930 году выходит в свет роман Садриддина Айни — «Дохунда», посвященный недавнему прошлому таджикского крестьянства, его борьбе против тирании эмиров и их приспешников. «Дохунда» как первый современный роман в таджикской литературе ХХ века является показателем просветительского духа и примером исторической ответственности писателя. Несомненно, в этом романе просветительская проза поднялась на более высокий уровень, что еще раз доказывает развитые навыки убеждения Садриддина Айни.   Его роман «Дохунда» является важным источником познания реального положения таджикского народа в Бухарском эмирате, знакомства с жизнью простых людей, осознания их бедствующего положения и свидетельством равнодушия правителей к народу и жизни людей.  В романе «Дохунда» С. Айни выступает уже зрелым ма­стером слова. Язык романа, композиция, герои, имена которых стали нарицательными, глубина характеристик и другие особенности творчества Айни сразу произвели впечатление на широкого круг читателей. В романе четко проявился талант Айни как писателя - реалиста, который знает жизнь таджикского народа во всех ее мельчайших деталях. С особым мастерством описаны писателем также характеры соответственно как положительных, так и отрицательных персонажей романа.

Сравнивая соответствия  реальной жизни с эпизодами романа, А. Сайфуллоев приходит к такому выводу: «В таджикской советской литературе произведением, которое может, служить показателем процесса социалистического реализма, является роман «Дохунда» С. Айни (1927 – 1930 гг.)».  

Следует отметить, что в романе «Дохунда» воплощены идейные и содержательные основы таких произведений как «Дела Артамоновых», «Жизнь Клима Самгина» М. Горького, «Чапаев» Д. Фурманова, «Железный поток» Серафимовича, «Коммунистка Равшан» Б. Майлина, «Минувшие дни», «Скорпион из алтаря» А. Кадыри.

Язык романа впечатляет тем, что в памяти читателя надолго остаются чудесные пейзажи природы, эпизоды сельской жизни, описание свадеб и других ритуалов, о которых пишет автор. Автор в романе описывает также тяж­кий труд простого крестьянства, которое эксплуататоры привели к разорению. Удачно описаны автором образы бедняка Бозора и его сына Едгора, попавшего в кабалу к кулаку и затем превратившегося из забитого батрака в сознательного борца за справедливость, строи­теля новой жизни. Яркой индивидуальностью наде­лил писатель и героиню романа - смелую девушку Гульнор, в образе которой автор показывает борца за права и свободу жен­щин. Едгор испытывает тя­жкий подневольный труд, тюрьму и пытки, а Гульнор - хрупкая девушка, про­являет смелость, борется против насилия за свое счастье. Роман предоставляет читателю возможность рас­ширить свое мировоззрение о феодальной Бухаре при династии мангитов и о борьбе народных масс за свою свободу и право.

Роман «Дохунда» состоит из пяти глав, которые содержат логически следующие взаимосвязанные новеллы о жизни героев и отдельных исторических лицах, что свидетельствует о следовании автора традиционным приемам его предшественников классической литературы. Об этом уместно отмечает русский ученый литературовед В. Шкловский: «Современный роман представляет единство новелл художественной литературы».  

С. Айни как основатель современного романа таджикской литературы смог показать наилучший пример нового таджикского национального романа, в котором соблюдаются и традиции классической литературы, и преемственность последующих писателей, и новые принципы и требования, предъявляемые современному романному жанру. Написание романной прозы в форме новелл появляется в европейской литературе, и для примера можно привести «Декамерон» Боккаччо. В последующие времена в европейской литературе прослеживается проникновение самого автора в происходящие в произведении события и в этом плане лучшими образцами может служить творчество  Оноре де Бальзака и Эмиля Золя.

Влияние романа «Дохунда» ярко прослеживается в творчестве как последующих таджикских писателей, так и в произведениях узбекских, туркменских, казахских и киргизских писателей, что своевременно подметил Р. Мукимов: «…под влиянием творчества и произведений Садриддина Айни сочинили свои работы не только молодые писатели, но и опытные узбекские, казахские, туркменские и киргизские прозаики начали писать свои исторические романы о жизни простых людей».

Таким образом, произведения Садриддина Айни стали эталоном художественного творчества современной литературы, а роман «Дохунда» открыл школу романной прозы и новую эпоху таджикского реалистического романа.     

Четвертый раздел третьей главы  - «Роман «Рабы» и художественное познание исторического эпоса»- посвящен вопросам роли и влияния исторических фактов и материалов в романах С. Айни. В 1935 году выходит крупнейшее произведение Садриддина Айни - «Рабы», исторический роман, который состоит из пяти частей. Роман охватывает большой период истории таджикского народа, начиная со второй половины XIX в. и кончая пролетарской революцией и строительством социалистического строя в Средней Азии. В основу романа положена история одной семьи на протяжении трех поколений. Композиционно роман построен так, что одновременно с описанием тяжелой жизни рабов автор дает историю знатной семьи, члены которой принадлежат к господствующей верхушке бу­харского эмирата.

Если роман «Дохунда»  можно рассматривать как завершающий этап окончательного формирования таджикской реалистической романной прозы, то роман «Рабы»   С. Айни представляет основной и важный этап развития таджикского реалистического романа. В это время, как отмечает сам С. Айни, он больше и глубже познакомился с европейской и особенно русской литературой. В своей статье «Мудрый учитель» Айни пишет: «Творчество Горького очень многому научило меня и, нужно прямо сказать, ока­зало решающее влияние на формирование меня как писа­теля. После того, как было образовано Государственное издательство Таджикистана, мне удалось прочитать произведения Горького  «Детство», «В людях», «Дела Артамоновых», а также я прочитал некоторые другие его произведения и статьи на таджикском и узбекском языках. При сочинении своих статьей и произведений, описании образов, использовании литературных приемов я часто использовал то, что мною было взято из творчества М. Горького.  

В 1930 году С. Айни довелось прочитать произведения М. Горького «Мать», а также сочинения других русских поэтов и писателей: «Кавказский пленник», «Капитанская дочь» А. С. Пушкина, «Хаджи Мурат» Л.Н. Толстого, «Чапаев» Д. Фурманова, «Железный поток» Серафимовича и других писателей. Следует отметить, что больше всего Айни сближают с Горьким и с другими русскими писателями его времени общие взгляды на литературный процесс, на отношение к прошлому.

Роман С. Айни «Рабы»  показывает, что в это время у автора уже было больше опыта, и он больше стал использовать новые материалы. Как отмечает академик М. Шакури, «В романе «Рабы» охват происходящих процессов намного шире по сравнению с романом «Дохунда», а также использование исторических фактов сравнительно больше. Как по структуре, так и по содержанию «Рабы» представляются сложным и объемным, и этот факт доказывает то, что перо С. Айни стало более острым, совершенным и отточенным». Можно сказать, что своим романом «Рабы» С. Айни заложил основу таджикского национального романа в современной таджикской литературе и, по словам известного литературоведа И. Брагинского, роман  «Рабы» С. Айни в отличие от других его произведений написан особым стилем, где проявляются широкие возможности реалистического стиля». В романе выведены представители различных слоев общества Бухарского эмирата, например, духовенство, сословие во главе с эмиром и чиновниками, купечество, низшая сельская админи­страция, баи и вер­хушка феодального общества. Особенно ярко идейный замысел автора раскрывается в эпизодах бунта и бегства рабов, в сборе налогов с крестьян.

Важным и интересным представляется еще то, что в романе строго выдержан исторический принцип построения сюжета. В нем пять частей, и каждая часть охватывает определенный отрезок времени, а последние три части посвящены Бухарской революции, борьбе с басмачеством и социалистическому строительству. Значительное место в романе занимают женщины и женские образы, представляющие различные слои населения.  Главные персонажи не только ярко индивидуализированы, но и ти­пичны. В романе много бытовых зарисовок, язык его изобилует мета­форами, меткими выражениями, пословицами,  отражение лич­ных переживаний автора можно найти в определенных главах произведения. Роман содержит в значительной степени автобиографические сведения, которые искусно пере­плетаются с художественным вымыслом, на что С. Айни неоднократно указывает в «Воспоминаниях». По мнению  А. Набави, «Первый этап творческого поиска С. Айни посредством воплощения реальности социалистического строя и нового человека и выражения жизненных реалий завершается в романе «Рабы». Таким образом, этот роман написан о судьбах народа, о жизни поколений   и поскольку эта книга написана о прошлом, то ее можно рассматривать как завет для будущего.

Четвертая глава - «Жанровое самопознание и становление национального романа» - состоит из четырех разделов и посвящена вопросам становления и развития современного национального романа в таджикской литературе.

Первый раздел четвертой главы   - «Полемика о становлении и развитии жанра романа»- посвящен анализу и интерпретации различных концепций и взглядов на становление и развитие романа как отдельно взятого литературного жанра. Интересным представляется то, что жанр романа и по содержанию, и по структуре имеет сравнительно большой объем. Относительно данного жанра до сих пор не сформулировано окончательная мнение, и главной концепцией по этому вопросу пока остается теория немецкого философа Гегеля и русского ученого М. Бахтина.  По мнению Гегеля, роман как отдельный литературный жанр является наиболее всеохватывающим произведением при описании жизненных процессов и явлений в рамках художественного творчества. Как литературное явление данную задачу еще в древней литературе в рамках стилевых возможностей выполняли другие эпические жанры и прежде всего эпос.

Среди исследователей-литературоведов по вопросов становления и развития жанра романа бытуют два мнения: 1. роман как литературный жанр существует c древних времен и, со временем развиваясь, может видоизмениться; 2. роман-жанр нового времени и впервые он возник в европейской литературе.

Таким образом, до сих пор ведутся споры по поводу того, что роман является традиционным или новым литературным жанром и никто еще не представил более обобщенную идею по существующим вопросам. В связи с этим, вопросам уместно отметить мнение П.А. Гринцера, что традиционный роман и новый роман не могут быть различными друг от друга жанрами, а наоборот, они представляют разновидности одного и того же литературного жанра».

Исходя из подобных точек зрения можно сделать вывод о том, что роман - жанр синтетический, в известной мере аккумулирующий и обобщающий достижения других жанров, и это дополняет литературоведческое определение жанра романа, которое можно рассматривать как формально-содержательную категорию. Жанр романа является целостным выражением эстетического соотношения изображаемого с определенной структурно-стилевой системой авторского отношения к изображаемому. Поэтому очень важно рассматривать романный жанр в контексте и динамике современных эпических форм, в аспекте взаимодействия различных жанров и их движения в исторической перспективе и в современном контексте. Роман как наиболее развитый литературный жанр изобилует показом размеренного, спокойно-рассудительного уклада жизни людей с их вековыми традициями, соблюдением обычаев и слитностью с природой. Авторы в данном жанре всегда склонны изображать жизнь людей в разных ее проявлениях - и в радости, и в горе, в острые драматические периоды, и проводят мысль о том, что они причастны к большому историческому времени, осознанно или неосознанно приобщены к бытийному единству.

Второй раздел  четвертой главы - «Романы Джалола Икрами и изучение литературных традиций»- посвящен анализу и интерпретации структурных и содержательных особенностей романной прозы в творчестве Дж. Икрами.

Дж. Икрами своим первым романом «Шоди» продолжил традицию, начатую С. Айни в современной таджикской литературе. Как считает сам писатель, в романотворческой школе его учителями являются С. Айни и М. Шолохов. Если обратить внимание на то, что роман «Шоди» по охвату событий является продолжением романа «Рабы» С. Айни, то по охвату темы и  описанию образов героев произведения имеет определенные схожие контуры с романом М. Шолохова «Поднятая целина». По мнению Т. Ломидзе, «Поднятая целина» помогла Джалолу Икрами заметить определенные тончайшие стороны жизни своего народа и связать реальную жизнь с мечтой отдельно взятых людей».

Следует отметить, что этот роман Дж. Икрами был издан после тщательной редакции С. Айни, о чем Дж. Икрами пишет в своих воспоминаниях: «Так и я написал роман «Шоди» на 36 школьных тетрадях арабской графикой. После обсуждения с издательстве эти тетради я прислал устоду Садриддину Айни в Самарканд. Через некоторое время устод Садриддин Айни прислал обратно мне эти тетради. Эти тетради с редакцией устода до сих пор хранятся у меня, так как эти тетради стали для меня целой литературной школой.

В этой редакции устод Садриддин Айни не только корректирует языковые особенности, но и высказывает мнения о событиях, образах. Редактор на последней страницы тетради отмечает, что «Этот роман хорошо написан, но если писатель еще будет работать над ним, то будет своевременным и нужным».

С точки зрения содержания роман «Шоди» более схож с публицистическими романами, которые были весьма популярными на ранних стадиях литературы ХХ века. Своеобразие романа «Шоди» заключается в том, что в нем главными героями становятся Шоди - сын простого дехканина, Истадака и Али, которые в дореволюционной жизни заработали на жизнь у землевладельцев, не имея  ни земли, ни средств пропитания. Этим Дж. Икрами показывает бесконечное многообразие человеческих характеров, людских судеб во всей достоверности их индивидуальных особенностей, жизненных красок. Решение судьбы каждого персонажа воспринимается как единственно верное, неизбежное, обусловленное всем развитием характера, хотя и изобилующим самыми крутыми поворотами. Можно сказать, что благодаря роману «Шоди» человек развивает свое мышление и кругозор, а также познает определенные тонкости человеческой жизни и окружающего его мира. Уместно по этому поводу отмечает   Т. Рымар, полагая, что роман является не только формой мышления, но и формой миропознания.  Таким образом, роман «Шоди» изображает одну из эпох ломок общественного уклада, автор сумел посмотреть на жизнь глазами народа. Язык и поведение героев романа, их мысли и чувства типичны для простых людей в эпоху коллективизации. Все это говорит о том, что роман «Шоди» - подлинно народное произведение, которое написано простым доступным языком.

Психологизм и раскрытие характеров Дж. Икрами, начатый в романе «Шоди», в другом его романе «Признаю себя виновным» проходит красной нитью через все эпизоды произведения, что свидетельствует об углублении и совершенствовании данного метода выражения мысли и формы миропостижения. Особенность романа «Признаю себя виновным» - динамика событий и психологизм в раскрытии человеческих характеров и в нем прослеживаются нравственные искания молодых людей.

Отличительная особенность творческой мастерской Дж. Икрами заключается в том, что в центре его творчества находится внутренний мир неповторимых личностей, со всеми своими достоинствами и пороками, противоречиями и конфликтами. Дж. Икрами не разделяет своих героев на положительных и отрицательных, и нарушив такой стереотип, писатель удачно доказывает, что внутренний мир человека, его натура настолько сложны, что строго их делить или группировать и этим самим поставить  клеймо качества на людей в определенной степени противоречит законам природы. По мнению М. Шакури, произведения Дж. Икрами заполнены разными событиями, острыми сюжетами, глубоким психологизмом и эти особенности выделяют его творчества среди других художественных произведений. С этой точки зрения трилогия Дж. Икрами «Дочь огня», «Двенадцать ворот Бухары» и «Поверженный» открывает новую веху исторических романов с привлечением новых неповторимых образов и разных характеров с глубоким психологизмом. При этом Дж. Икрами строго соблюдает многовековую традицию преемственности,  и поэтому в романе часто встречаются стихотворные строки, бейты и высказывания из творчества классиков персидско-таджикской литературы Хафиза, Саъди, Бедиля, Хакани. Дж. Икрами в своих сочинениях не обходится без крылатых фраз и стихотворных строк из устного народного творчества, без пословиц и поговорок, которые могут вдвое усилить действенность художественного слова.  В первой книге трилогии «Дочь огня»  повествует об истории Бухары 1900-1920 годов, рассказывает о дореволюционной жизни города и его обитателях - бедняках ремесленниках, о дворе эмира, о намечающихся социальных переменах. Действия двух остальных книг – «Двенадцать ворот Бухары» и «Поверженный» происходят в послереволюционные годы в обстановке жестокого классового конфликта.

Творчество Дж. Икрами воплощает в себя удачное слияние европейского романотворческого стиля и многовековой традиции романной прозы персидско-таджикской литературы.

Третий раздел четвертой главы- «Сотим Улугзаде и национальный реалистический эпос»- посвящен проблемам развития исторического романа в современной таджикской литературе.

Основу творчества С. Улугзаде составляют главным образом, так называемые атрибуты историчности и событийности художественного произведения, ожидающие своего всестороннего исследования в таджикском литературоведении. Существует точка зрения о том, что атрибут историчности не представляет собой определенную жанровую принадлежность и является более растяжимым и всеохватывающим понятием в отношении к литературным жанрам. Н.Д. Тамарченко, придерживаясь концепции и теории М. Бахтина, считает, что основные атрибуты или показатели исторического романа считаются соотношением историчности и событийности, что прослеживается в романной прозе классического периода. По его мнению, в Европе ХIХ века существовал три вида исторического романа, образцами которых являются психолого-приключенческий роман В. Скотта «Айвенго», философско-приключенческий роман В. Гюго «Человек, который смеется» и народные эпические произведения Н.В. Гоголя.

Проявление особенностей европейского жанра романа в творчестве прозаиков стран Востока заключается в том, что атрибут историчности находится в тесной связи с национально-патриотическими чувствами конкретной нации и народа. Известный иранский  литературовед М. Гулям считает, что образцы жанра романа, прежде всего нужно искать в художественных произведениях исторического характера, а именно в исторических романах. Такого мнения придерживаются и таджикские ученые Г. Кадыров, Х. Шарипов, Л. Демидчик, которые считают атрибут историчности как основное определение исторического романа. Через призму творческого взгляда С. Улугзаде можно просмотреть целую картину истории таджикского народа, начиная с самых древних времен      («Рудаки», «Согдийская легенда», «Восе», «Фирдоуси») и кончая строительством социалистического строя («Утро нашей жизни»). В целом С. Улугзаде своими историческими произведениями смог создать целую историческую панораму жизни таджикского народа.   

Писатель в своих исторических произведениях, в основном, преследует две главные цели, первая из которых заключается в реальном и объективном описании исторического факта, исторической ситуации и социального положения того же исторического времени. Другая творческая цель автора заключается в том, что своим творчеством С. Улугзаде сохраняет определенные исторические факты и события, которые являются весьма важными и ценными для каждого народа. Таким образом, С. Улугзаде в каждом своем историческом произведении удачно реализует реальное описание и сохранение исторических фактов и событий для будущих поколений.

Именно поэтому С. Улугзаде, прежде чем приступить к работе над  историческом произведении, детально изучает существующие исторические факты, источники, собирает материалы, общается со свидетелями и очевидцами исторических событий. Например, перед тем как С. Улугзаде написал свой роман «Восе», он изучил архивные документы, историю этих событий, выезжал в места, где ему удалось увидеть, где и приблизительно в каких условиях жил его герой – Восе, беседовал с теми людьми, которые в раннем детстве были очевидцами этих событий.

По мнению Р. Мусулмониёна, именно С. Улугзаде удалось в совершенстве создать в своем историческом романе образ такой исторической личности как Восе.    

В другом своем историческом романе «Фирдоуси»  писатель, преследуя цель объективного описания исторической реальности и сохранения исторических фактов и событий удачно и доступно создает образ Фирдоуси, описывает его окружение и среду, близких и преданных друзей, родных и наряду с этим проникает вместе со своим героем вглубь, в историю древних иранских царей, стремясь найти в той среде объективные данные. Таким образом, С. Улугзаде в своем историческом романе «Фирдоуси» параллельно описывает две истории одного народа на различных исторических этапах, то есть историю древнего Ирана, над которой в романе усердно работает его герой – Фирдоуси, а также изучает и описывает историю времени самого героя романа.

Таким образом, писательская деятельность С. Улугзаде отличается от других произведений тем, что в его творчестве всегда выделяются две стороны атрибута историчности: объективное описание исторических событий и их сохранение в произведении посредством фактологических описаний.

Четвертый раздел четвертой главы - «Структурно-содержательные рамки и творческие грани жанра романа Рахима Джалила»- посвящен вопросам литературных и творческих поисков в таджикском реалистическом романе. Будучи учеником и соратником Садриддина Айни, Р. Джалил навсегда оставался последователем своего учителя. Творчество Рахима Джалила имеет своеобразные особенности и заключается в том, что в его произведениях мы видим абсолютно разных неповторимых личностей, которые одновременно некоторыми качествами  похожи друг на друга.

Как и другие писатели, Р. Джалил в молодые годы начинал свои сочинения с маленьких жанров: рассказ, новелла, стихи и др. После выхода в свет романа  «Бессмертные люди» Рахим Джалил еще раз доказал, что он является последователем и достойным учеником С. Айни. По мнению многих литературоведов, это произведение, пополнив число романной прозы таджикской литературы первой половины ХХ века, показало, что оно может продолжать историко-революционную тему, начатую Садриддином Айни. Роман «Бессмертные люди» (издан также и под названием «Пулат и Гульру»), завершенный в 1949 году, выдержал несколько изданий на таджикском и русском языках. Р. Джалил смог в романе убедительно показать, как таджикский народ борется за свободную  и достойную жизнь и за свои права.

Важное место в творчестве Р. Джалила занимает исторический роман «Шураб», который можно назвать первым крупным произведением о  рабочем классе Таджикистана. Роман охватывает исторические события первой половины ХХ века и описывает самоотверженный труд в сложных условиях таджикских шахтеров, разрабатывающих угольные копи вместе с представителями других народов. Несомненно, этот роман Р. Джалила открывает читателю новый мир, показывает всю сложность жизни тех дней, красоту мира и человеческих чувств. Посредством образов Хола, Давлата Назарова, Акбара, Эсанпая, Файзуллы, Халима, русских и украинских рабочих Матвея Бурова, Пётра Данилова, Сергея Антонова, Дарьи, читатель может глубже понять  людей, открывает для себя то, что они не так просты, как могут показаться. Все они наделены и умом, и прекрасными человеческими чувствами, и этим писатель раскрывает душу человека в ее цельности и сложности. Р. Джалил, когда изображает ограниченность своих героев, то он в этом обвиняет не только их самих, но видет здесь и вину той жизни, которая породила эти ограниченности и недостатки. Одновременно с этим поражает читателя огромным богатством мыслей, чувств, переживаний, которые они несут в себе.

Это все говорит о том, что произведения Р. Джалила направлены на формировании социальных навыков у читателя и имеют больше всего социальный характер. Особенностью романа «Шураб» является насыщенность сложных событийных ситуаций, и писатель в этих событиях раскрывает реальную данность, в самом обыкновенном находит необыкновенное.

В диссертационном исследовании подверглись всестороннему исследованию и изучению исторические предпосылки, социально-культурные факторы и литературные аспекты становления и развития жанра романа в таджикской литературе, которые заключаются в следующих выводах:

 1. Роман как значимое литературное явление и как своеобразный жанр художественной литературы зародился на заре буржуазного общества и под влиянием новых эстетических взглядов и этических потребностей человечества. Наряду с этим, следует отметить, что корни становления и развития жанра романа уходят в глубь веков, и  художественные сочинения, схожие с романной прозой, прослеживаются в литературе разных народов как Запада, так и Востока. В последующие века структурные и содержательные компоненты литературных жанров в зависимости от социальных и культурно-политических перемен подверглись определенным изменениям и, можно сказать, что все это представляло процесс развития как романного, так и других жанров в художественной литературе.

 2. В современной литературоведческой науке возниклись проблемы, которые, в основном заключаются в отсутствии конкретных норм, новых методов и концепций анализа и интерпретации творчества и жизни современных писателей и поэтов таджикской литературы с точки зрения современных научных концепций, которые исключают любую идеологическую цензуру над литературой. В связи с этим, перед современной литературоведческой наукой стоит важная задача  переосмысления и пересмотра пройденного пути и достигнутых целей, которые явились определенными достижениями современной таджикской литературы. В настоящее время в нашем обществе происходят значимые процессы преемственности поколений, которые являются результатом определенных политических перемен и отсутствия политической и идеологической цензуры над литературой. Исследование жанра романа как важного и значимого явления в таджикской литературе ХХ столетия в этом плане является наиболее актуальным и своевременным.

 3. В диссертационной работе подвергнута анализу проблема генезиса жанра романа как значимого явления в истории таджикской литературы. Становление и развитие жанра романа рассматривается в контексте постоянной динамики эпических форм, а также во взаимодействии различных жанров. Роман как наиболее развитый литературный жанр изобилует показом размеренного, спокойно-рассудительного уклада жизни людей с их вековыми традициями, соблюдением обычаев и слитностью с природой. В диссертации сделаны следующие выводы, касающиеся истории становления жанра романа:

а) жанр романа и по содержанию, и по структуре имеет сравнительно большой объем. Касаясь истории данного жанра, главными концепциями остаются теории немецкого философа Гегеля и русского ученого  М. Бахтина, по мнению которых роман как отдельный литературный жанр является наиболее всеохватывающим произведением описания жизненных процессов и явлений в рамках художественного творчества. В древней литературе данную задачу в рамках стилевых возможностей выполняли другие эпические жанры и прежде всего эпос, влияние которых не исключено в становлении и развитии жанра романа. Например, содержание таких произведений, как  «Шахнаме» Фирдоуси и других эпических произведении классического периода, вполне соответствует содержанию жанра романа и охватывает вопросы величия и мощи Ирана как государства, темы могущества и доблести, смелости, храбрости  и героизма царей, полководцев и витязей страны;

б) другим фактором становления и развития жанра романа в таджикской литературе является развитие разных видов прозы как новеллы и других ее разновидностей. Многие ученые считают возникновение и развитие жанра новеллы в европейской литературе началом становления романа. Написание романной прозы в форме воссоединение новелл прослеживается в европейской литературе; в качестве примера можно назвать «Декамерон» Бокаччо. В древнеиранской и персидско-таджикской классической литературе как воплощении культурных, литературно-эстетических и этических ценностей иранских народов важную роль сыграло эпическое мышление, составляющее основу эпических произведений. После распространения ислама эпическое мышление в персидско-таджикской литературе приобрело новое содержание, где вместо воспевания величия и могущества прослеживается покорность и подчинение, а вместо гордости и героизма  покаяние и терпимость;

в)  исторические корни жанра романа исходят из древней словесной культуры иранских народов и персидско-таджикской литературы средневековья, и так называемые «народные романы» сыграли немаловажную роль в формировании и развитии современной таджикской романной прозы. Романы первых писателей современной таджикской литературы С. Айни и Дж. Икрами воплощают в себя удачное слияние современного романнотворческого стиля и многовековой традиции романной прозы персидско-таджикской литературы.

 4. Становление и развитие романной прозы в таджикской литературе базируется на ряде литературных, культурных и социальных факторов, которые имели место в общественной жизни конца ХIХ и начала ХХ века. Корни реализма в нашей литературе уходят в глубь столетий, но  как считают и многие исследователи, основные компоненты реализма стали развиваться после приближения литературы к реальной и повседневной жизни народа со времен так называемой «ремесленной литературы» ХVII века. Отличительная особенность литературы данного периода заключается в том, что она стала реальнее изображать жизнь людей в разных ее проявлениях - в радости, в горе, в острые драматические периоды. Произведения Ахмада Дониша «Редкостных события»,   Мирзо Сироджи Хаким «Тухафи ахли Бухоро», и «Наводири Зиёия» Садри Зиё можно считать продолжением и развитием тех литературных течений и жанров, которые внесли значимые изменения в литературе.

 5. Другой фактор заключается в распространении книг и статьей иранских, турецких, русских и татарских просветителей, которые повлияли на общественное мнение и взгляды народных масс, особенно просвещенных людей того времени. Произведения Зайналобидина Марогаи «Саёхатномаи Иброхимбек», Абдурахима Толибова «Китоби Ахмад ё сафинаи Толибї», турецкого писателя Шамсиддини Соми «Ишќи Талъат ва Фитнат»  стремительно распространялись среди населения Бухары и других больших городов Средней Азии. Издание газет и журналов среди населения Средней Азии также сыграли важную роль в развитии культуры, литературы и социальной жизни народов региона.

  6. Главной целью таджикских просветителей было приобщение народа к получению и освоению знаний, к светским наукам, ознакомлению с достижениями развитых стран в области науки, техники, экономики и культуры, а также к управлению государством на основе просветительских идей. Следует отметить, что джадидизм, являясь продолжением просветительского движения в Средней Азии, сыграл заметную роль в развитии демократических идей и свободомыслия в этом регионе и стал символом нового этапа в развитии социально-культурных отношений и активного участия представителей этого течения в общественной жизни начала XX века.

 7. Возникновение реалистической романной прозы в таджикской литературе ХХ века имеет непосредственную связь с творческой деятельностью С. Айни, который является основоположником современного таджикского романа, а его произведение «Дохунда» (1924) принято считать первым реалистическим романом современной таджикской литературы. 

 8. Если роман «Дохунда» С. Айни представляет этап окончательного формирования таджикской реалистической романной прозы, то роман «Рабы» показывает основные и важные этапы развития таджикского исторического романа. В это время,  как отмечает сам  С.  Айни,  он глубже познакомился с европейской и особенно русской литературой, произведениями А.С. Пушкина  «Кавказский пленник», «Капитанская дочка»,  Л.Н.Толстого  «Хаджи Мурат», М. Горького «Детство», «В людях», «Дела Артамоновых», Д. Фурманова «Чапаев», Серафимовича «Железный поток» и др.

  9. С. Айни как основатель современного романа таджикской литературы смог показать достойный пример нового таджикского национального романа, в котором соблюдаются и традиции классической литературы, и преемственность последующих писателей, и новые принципы и требования, предъявляемые современному романному жанру.

 10. Отличительная особенность творческой мастерской Дж. Икрами как ученика и последователя С. Айни заключается в том, что в центре его творчества находится внутренний мир неповторимых личностей со всеми своими достоинствами и пороками, противоречиями и конфликтами. Произведения Дж. Икрами заполнены разными событиями, острыми сюжетами, глубоким психологизмом, что в комплексе выделяет его творчество среди других таджикских романов.

 11. Творческая деятельность С. Улугзаде отличается тем, что в его творчестве всегда присутствуют два аспекта атрибута историчности: объективное описание исторических событий и их сохранение в произведении через фактологические описания. С. Улугзаде в каждом своем историческом произведении удачно дабивается реального описания и сохранения исторических фактов и событий для будущих поколений.

 12. Произведения Р. Джалила направлены на формирование социальных навыков у читателя и носят чаще всего социальный характер. Исторический роман Р. Джалила «Шураб», является первым крупным произведением о рабочем классе Таджикистана. Особенность романа «Шураб» заключается в насыщенности сложных событийных, ситуаций через которые писатель раскрывает реальность, находя в ней  самой нечто необыкновенное.

Таким образом, начиная свое развитие с древних времен и продолжая в течении многих столетий, жанр романа в таджикской литературе по- новому решает проблему человека, его места в мире, материальных и духовных ценностей. Жанр романа как наиболее развитый литературный жанр изобилует показом размеренного уклада жизни людей с их вековыми традициями и слитностью со средой и бытом.

 

 

 

Основные положения диссертации отражены

в  следующих публикациях:

1. Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ:

                                             

  1. Вклад М. Раджаби в изучении таджикской литературы начала ХХ века // Известия Академии наук  РТ. Серия: гуманитарных наук,  2006, №1.- C. 26-31   ( на тадж. яз.).
  2.  С. Айни и  формирование реалистической прозы // Известия Академии наук  РТ. Cерия: гуманитарных наук, 2008, №12.-С. 2-13 (на тадж. яз.).
  3. Национальные традиции в современной прозе // Известия Академия наук РТ.       

 Серия:  филолигия и востоковедения, 2009, №1.-С.34-38, (на тадж. яз.).

  1.  Один из факторов пояления современной таджикской прозы // Вестник ТНГУ,     

 2009,     №4(52) .С. 167-171 (на тадж. яз.).

  1. Деревенская тема и национальное мышление в прозе // Известии Академии      

      наук РТ.  Серии: гуманитарных наук, 2009, №1.-С.64-70 (на тадж. яз.).

  1. С. Айни и таджикский роман // Известия Академии наук РТ. Серия:     

     гуманитарных наук,  2010, №3.- C. 1-3 (на тадж. яз.).

  1. Образ автора в прозе С. Айни // Известия Академии наук РТ. Серия:      

 филология и  востоковедение,  2010, №1.-С.17-21 (на тадж. яз.).

2. Монографии:

8. Поэтика таджикского рассказа 70-80-х годов ХХ века (Проблемы                художественного времени и пространства) . – Душанбе: Дониш, 2006 .-170 с.( на тадж. яз.).

9. Литература и ее познание.- Душанбе: Дониш, 2009.-237c. ( на тадж. яз.). 

10. Роман в таджикской литературе ХХ века (Проблемы формирования жанра) . - Душанбе:  Дониш, 2011.-305 с.( на тадж. яз.).

                                                       3.Статьи:

11. Структура повествования «Ахмада Девбанда»  С. Айни  // Джашнномаи  Айни,  Ч.9. -      Душанбе: Дониш, 1998.-С. 174-182 ( на тадж. яз.).

12. Теоретические основы познания  таджикской прозы ХХ века  // Фуруги андеша. – Худжанд,  2000.-С. 6-10 ( на тадж. яз.). 

13.Независимость и возраждение духовности //Авранг, 2001, №2.- С. 3-6 ( на тадж.  яз.)

14. Пейзаж в «Сафарноме» Н. Хисрав // Тезис докладов республиканской конференции КГУ   «Н. Хисрав и прогрессивная мысль человечества». – КГУ, 2003.- С. 20-33 ( на тадж. яз.).

15.Бахманяр- новое явление в современной таджикской прозе // Тезисы докладов международной   конференции преподавателей персидского языка и литературы.- Тегеран, 2003, С.160-164 (  на тадж. яз.).

16. Художественный образ женщин …. // Проблемы таджикской  филологии. Вып.6. РТСУ, 2003.-С. 123-129 ( на тадж. яз.).

  1. Предназначение литературы // Шохрохи вахдат, 2004.-С. 26-29 ( на тадж. яз.).
  2. Сравнительное изучение взглядов С. Айни и А. Лохути о поэзии // Бархаят шеърият. – Бухара, БГУ; 2004.-С. 67-69 ( на тадж. яз.).
  3. Современная таджикская проза //Чустурхо–Тегеран, 2005.- С. 73-85 ( на перс . яз.).
  4. Сюрреалистическая тенденция в таджикской прозе ХХ века // Адабиёт ва санъат, 2005, 14 июля  ( на тадж. яз.).
  5. О таджикской литературе периода независимости // Тезисы докладов Международной конференции посвященной 15-летнию Независимости Республики Таджикистан. – Ходжент: ХГУ, 2006.-С.120-124  (на тадж. яз.).
  6. Отражение cплаченности народа в современной таджикской литературы // Садои Шарк, 2007, №6.- C. 84-89 (на тадж. яз.).
  7. Джалол Икрами и Бухара // Посдорони насри муосири точик. – Худжанд, 2008.- C. 113-112 (на тадж. яз.).
  8. Национальный характер в современной таджикской прозы // Номаи пажухишгох, 2008, №17.- C.129-136  (на тадж. яз.).
  9. Трагедия человека и ее художественное познание // Куллапаймои сухан. – Душанбе: Деваштич, 2008.-C. 170-176  (на тадж. яз.).
  10. Образ пророка в творческом мышлении Достоевского //  Cафинаи умед, 2009, №1.- С.8-12  (на тадж. яз.).
  11. Б. Гафуров и современная таджикская  проза // Тезисы докладов Международной конференции «Б.Гафуров -видный исследователь истории Средней Азии». – Душанбе: Дониш, 2009.- С. 189-194 (на тадж. яз.).
  12. Реалистические традиции  прозы  в персидской, таджикской и дари литературе // Тезисы докладов Международной конференции преподавателей персидского языка и литературы.- Тегеран, 2011.-C. 70-73 (на перс. яз.).

    29.  Новый этап в развитии таджикской прозы// Рамзошнои маъни.- Худжанд:     ДДХ, 2011.-  C.327-332   (на тадж. яз.).

Гулом М. Румони торихи.-Техрон: Чашма, 1381.-С.13.

Мусулмониён Р. Дар боги Фирдавси /Эчози хунар.-Душанбе: Адиб, 1992.-С.150.

Шакури М. Диди эстетикии халк ва насри реалисти (нашри дувум).-Худжанд: Нури марифат, 2006.-С.94.

Рымар Н.Т. Введение в теории романа.- С.268.

Амиркулов С. Тахаввули адабиёти точик дар нимаи якуми асри ХIХ.- Душанбе, 2010.-С.13-14.

Мирзо Сирочи Хаким. Тухафи ахли Бухоро (сафарнома).-Душанбе: Адиб, 1992. - С. 9-10.

Назарова Р. Узбекский роман и современность.-Ташкент: Изд-во литературы и искусства, 1975.- С.24.

Айни С. Куллиёт. ч.1.- Сталинобод: Нашрдавточик, 1958.-С.56.

Айни С. Куллиёт. ч.11. (к.1).- Душанбе: Ирфон, 1963.-С.101.

Айни С. Куллиёт. ч.1. -С.98-99.

Сайфуллоев А. Мактаби Айни.-Душанбе: Ирфон, 1978.-С.87.

Шкловский В. О теории прозы. – М. – Л.: Круг, 1925.-С.64.

Мукимов Р. Мавкеи романи «Дохунда»  дар инкишофи жанри романи тарихи дар адабиёти халкхои Осиёи Миёна ва Казокистон/Масалахои филологияи точик.-Душанбе: Дониш, 1967.-С.80.

Айни С. Куллиёт. ч.11. (к.1)- Душанбе: Ирфон, 1963.-С.193-194.

Шакури М. Диди эстетикии халк ва насри реалисти (нашри дуввум).-Хучанд: Нури марифат, 2006.-С.161.

.Брагинский И.С. Хаёт ва эчодиёти Садриддин Айни.-Душанбе: Ирфон, 1968.-С.111.

Набави А. Чусторхо ва ибтикорот дар наср.-Душанбе: Адиб, 2009.-С.32.

Гринцер П.А. Типология средневекового романа//Вопросы литературы. 1984, №7.-С.227.

Ломидзе Г. В поисках нового.-М.:Сов.писатель., 1963.-С.176.

Икроми Дж. Он чи аз сар гузашт (ёддоштхо).-Душанбе, 2009.-С.134.

Рымар Н.Т. Введение в теории романа. -С.18.

Кузнецов Ф. В поисках истины/История советской литературы: новий взгляд. ч.1.-М.:Наука, 1989.-С.3.

Шарифов Х. Марзи адабиёт// Садои Шарќ, 1990, №7.-С.120.

.Шакури М. Нигохе ба адабиёти точикии садаи ХХ.-Душанбе: Пайванд, 2006.-С.17.

Рымар Н.Т. Введение в теории романа.-Воронеж: ВГУ, 1989.-С.3.

Шамисо С. Анвои адаби. – Техрон: Боги оина, 1370.-С.75.

Махджуб М. Достонхои омиёнаи форси//Сухан, шумораи аввал, 1338.- С. 66-67

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.