WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Дихотомия конфронтирующих категорий во фразеологических картинах мира немецкого и русского языков

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

Попова Наталья Владимировна

 

Дихотомия конфронтирующих категорий

во фразеологических картинах мира

немецкого и русского языков

 

 

Специальность 10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

 

 

 

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре переводоведения и когнитивной лингвистики лингвистического факультета

Института лингвистики и межкультурной коммуникации

Московского государственного областного университета

Научный консультант:

заслуженный деятель науки РФ,

доктор филологических наук, профессор Лев Львович Нелюбин

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Инна Георгиевна Кошевая

доктор филологических наук, профессор

Марина Николаевна Макеева

заслуженный деятель науки РФ,

доктор филологических наук, профессор

Мария Григорьевна Лебедько

Ведущая организация:

Гуманитарный институт

Северного (Арктического) федерального

университета им. М.В. Ломоносова

Защита диссертации состоится «21» октября 2011 г. в 1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 при Московском государственном областном университете по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва,         ул. Радио, д. 10 а.

Автореферат разослан «___» ____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук,

доцент                                                                   Марина Вячеславовна Фролова


Общая характеристика работы

Диссертационное исследование посвящено сопоставительному изучению дихотомии конфронтирующих категорий в виде идиом и паремий в немецкой и русской фразеологических картинах мира. Под категорией признается «научное понятие, обозначающее какой-нибудь наиболее общий, отвлеченный разряд явлений, предметов или их признаков» [Ушаков, 2006, с. 341].



Конфронтирующие категории могут выступать как семантические категории противоположности, выделяемые на основе бинарных оппозиций. В рамках бинаризма отношения противоположностей, возникающих в результате дихотомического разделения, приобретают статус организующего центра, обеспечивая упорядоченность и устойчивость структуры.

В работе в качестве конфронтирующих категорий рассматриваются категории красоты и безобразия. Категория красоты раскрывает свой смысл через категорию безобразия, так как они являются взаимопроявляющими себя феноменами, где отсутствие одного привело бы к исчезновению другого. Дихотомия «красота ? безобразие» является одним из критериев осмысления окружающей действительности и формирования систем ценностей. Для языковой картины мира она представляется показателем оценки, границы и содержание которой могут корректироваться этнокультурными закономерностями и социальными стереотипами. Названная дихотомия может быть представлена идиомами и паремиями, которые находят свое воплощение в символике фразеологической картины мира. Их изучение позволяет выявить закрепленные в сознании членов языкового коллектива прямо выражаемые эстетические оценки и качественные характеристики объекта и соотнесенности его с бытием человека и общества.

Фразеологические единицы играют особую роль в создании языковой картины мира, так как они связаны с культурно-историческими традициями народа, говорящего на данном языке. Отсюда, формируется фразеологическая картина мира как совокупность знаний о мире, подчеркивающая этноспецифические черты данного народа и отражающая национальные особенности морально-нравственного аспекта, которые указывают на эстетические и этические ценности.

Фразеологические картины мира на базе двух и более языков стали в современном языковедении актуальной темой исследования. Аль-Дайбани Ареф Али проанализировал возможности представления интеллектуальных способностей человека в английской и русской фразеологических картинах мира [Аль-Дайбани Ареф Али, 2003]. Е.В. Иванова рассматривала концептуализацию мира на материале английских и русских пословиц [Иванова, 2003]. Рэнчин Батсурэн занимался исследованием отображения универсальных этноспецифических черт языковой картины мира во фразеологических фондах английского, русского и монгольского языков на материале фразеологизмов-соматизмов и зоонимов [Батсурэн, 2010]. Как отражение наивной картины мира А.В. Частикова анализировала английские и немецкие фразеологические единицы, вербализующие макроконцепт «природные явления» [Частикова, 2009]. Особую роль отводила                      Л.Р. Гатауллина цветообозначениям в концептуализации мира на материале фразеологизмов английского, немецкого, французского, русского и татарского языков [Гатауллина, 2005]. Языковую картину мира сквозь призму фразеологии военной тематики рассматривала Л.И. Ахметсагирова, сопоставляя русский и немецкий языки [Ахметсагирова, 2010]. На материале немецкого, русского и башкирского языков в сопоставительном аспекте Э.М. Саитова исследовала репрезентацию имен лиц во фразеологических картинах мира [Саитова, 2007]. К.К. Дуйсекова изучала фразеологические картины мира французского и казахского языков в концептуально-лингвокультурологическом аспекте [Дуйсекова, 2006]. Образ человека во фразеологических картинах мира в татарском и русском языках отобразила Л.А. Мирсаетова [Мирсаетова, 2004]. Идиоматическую картину мира лезгинского, русского, английского и немецкого языков изучала З.Т. Гайдарова с позиций теории антропоцентризма [Гайдарова, 2010]. На материале русской и болгарской идиоматики               Н.П. Чернева определила семантику и символику числа в национальной картине мира [Чернева, 2003]. Ю.В. Верещинская занималась исследованием семантики чисел с компонентом «числительное» во фразеологических картинах мира русского и испанского языков [Верещинская, 2006]. Национально-культурную экзистенциональную картину мира на материале русских и адыгейских фразеологизмов представила Л.К. Бобрышева [Бобрышева, 2009].

Бинарный характер конфронтирующих категорий отражает двоичность восприятия окружающего мира. В описании любой картины мира, в том числе и фразеологической, может лежать бинарная оппозиция, обладающая универсальным характером. Целесообразно перечислить работы, посвященные исследованию выражения бинаризма конфронтирующих категорий во фразеологических картинах мира нескольких языков.

Р.Х. Каримова изучила концепты «труд» и «лень» в паремиологии неродственных языков: немецкого, английского, русского, башкирского и татарского [Каримова, 2004]. Градиент-концепт «дружба – мир ? вражда» на материале лексики и фразеологии русского и английского языков в лингвокультурном аспекте выявила О.М. Лунцова [Лунцова, 2007].                    Т.Ю. Передриенко в паремиях и афоризмах рассматривала конфронтирующие концепты «Бог» и «дьявол» в русской и английской лингвокультурах [Передриенко, 2006]. Е.В. Слепушкина проанализировала концепты «предупреждение» и «угроза» с учетом национального менталитета во фразеологических картинах мира русского и английского языков [Слепушкина, 2009].

«Красота» как лингвокультурологическая категория не подвергалась ранее лингвистическому анализу в трудах отечественных языковедов.                     Н.Д. Арутюнова, рассматривая красоту в качестве концепта, анализировала процесс взаимодействия этого концепта с такими концептами, как «истина», «добро» [Арутюнова, 2004]. В диссертации Ю.В. Мещеряковой исследовалась лексическая представленность концепта «красота» в английской и русской лингвокультуре [Мещерякова, 2004]. Данный концепт на материале русского и английского языков изучался И.О. Окуневой с позиции сравнительного анализа его вербализации в этих языках [Окунева, 2009]. Сопоставительному исследованию названного концепта в китайском и русском языках посвящена диссертация А.О. Пак [Пак, 2009]. Г.А. Садриева, сопоставив английский, русский и татарский языки, изучила образную составляющую концепта «красота» в виде устойчивых выражений [Садриева, 2007]. Концепт «красота» анализировался в лингвистическом аспекте вместе с концептом «любовь» в диссертации Е.В. Севрюгиной, которая исследовала проявление языкового отражения этих концептов в русской поэзии [Севрюгина, 2003].

Перечисленные подходы к изучению фразеосистем нескольких языков демонстрируют неизученность репрезентации дихотомии конфронтирующих категорий во фразеологической картине мира как показателя отражения, с одной стороны, общечеловеческого опыта, а с другой стороны, как специфического восприятия и понимания окружающего мира с последующим воспроизведением его в национальном самосознании. Это обстоятельство может служить аргументом актуальности избранной темы работы. Проведение данного исследования вызвано необходимостью показать, каким образом в рамках закона о единстве и борьбе противоположностей проявляется дихотомия красоты и безобразия во фразеологической картине мира в плане сопоставления двух языков: немецкого и русского.

Материалом для диссертационной работы, на основании которой проводилось комплексное исследование, послужили данные идеографических, толковых, этимологических, фразеологических, разговорных, двуязычных словарей  и словарей-справочников немецкого и русского языков; корпус частотных художественных и публицистических текстов из Интернет-ресурсов современного немецкого и русского языков.

Объектом диссертационного исследования выступают немецкие и русские идиомы и паремии, представляющие дихотомию красоты и безобразия во фразеологических картинах мира, которые рассматриваются посредством классификационного метода, предлагаемого в работе.

Предметом исследования стала семантика идиом и паремий, репрезентирующих названную дихотомию конфронтирующих категорий в немецкой и русской фразеологических картинах мира сопоставляемых языков.

Целью предлагаемой диссертации является выяснение характера проявления диалектического механизма существования дихотомии красоты и безобразия как конфронтирующих категорий во фразеологических картинах мира в плане сопоставления идиом и паремий двух дальних родственных языков: немецкого и русского ? в отношении зависимости от степени их межъязыковой соотнесенности.

Гипотеза данной работы формулируется следующим образом: можно предположить, что основная часть состава немецких и русских идиом и паремий отображает конфронтирующие категории красоты и безобразия во фразеологических картинах мира, проявляя частичное тождество с дополнительной дифференциацией. Конфронтация категорий фразеологическими средствами языка представляет собой сложное явление, выступающее в виде дихотомии внешнего и внутреннего плана с подключением возможности выразить себя эксплицитно и имплицитно.

Для достижения обозначенной цели работы в ходе исследования решались следующие задачи, являющиеся этапами анализа:

1) осветить философско-лингвистическое толкование понятий дихотомии как таковой, представлений о красоте и безобразии;

2) выявить состав базовых лексем, служащих лексико-семантической основой выражения конфронтирующих категорий красоты и безобразия в немецких и русских идиомах и паремиях; определить сходства и различия понятийных полей данных лексем в немецком и русском языках;

3) сравнить структуру и семантическое наполнение лексико-семантических полей базовых лексем, выражающих конфронтирующие категории красоты и безобразия в немецкой и русской фразеологических системах;

4) обосновать предлагаемую в диссертации классификационную методику семантического анализа фразеологической картины мира в рамках сопоставительного исследования названных языков;

5) классифицировать в виде структурно-смысловых блоков существующие идиомы и паремии, передающие дихотомию красоты и безобразия как конфронтирующих категорий;

6) выяснить зависимость диалектической корреляции конфронтирующих категорий красоты и безобразия от степени межъязыковой соотнесенности отражения во фразеологической картине мира семантики полученных блоков немецких и русских идиом и паремий;

7) установить методом сплошной выборки в рамках корпуса примеров, извлеченных из частотных художественных и публицистических текстов системы Интернет, возможность проявления и сохранения в них диалектики выражения конфронтирующих категорий красоты и безобразия в употребляемых структурно-смысловых блоках немецких и русских идиом и паремий.

Научная новизна данного исследования состоит в том, что впервые рассматриваются конфронтирующие категории «красота» и «безобразие» в парадигме дихотомии с целью установления выраженных языковыми средствами возможностей их существования и развития в сопоставительном плане в немецкой и русской фразеологических картинах мира. Наряду с этим уточняется дефиниция понятийного поля лексических единиц.

В диссертации предлагается новый метод классификации корпуса идиом и паремий в виде структурно-смысловых блоков, основанный на выявлении возможности выражения диалектического механизма конфронтации категорий во фразеологической картине мира. Этот метод состоит в поэтапном исследовании идиом и паремий, выражающих данные категории:

1) определение базовых лексем, представляющих своей семантикой дихотомию изучаемых категорий и имеющих семантическое воплощение в составе идиом и паремий, выступающих показателями фразеологической картины мира;

2) анализ понятийных и лексико-семантических полей этих лексем с целью установления характера дихотомии категориальных отношений;

3) систематизация и распределение по структурно-смысловым блокам и тематическим группам идиом и паремий, установленных методом сплошной выборки, отражающих выявленный характер дихотомии и имеющих семантическую представленность базовых лексем;

4) обращение к семантическим возможностям современного функционирования идиом и паремий в частотных художественных и публицистических текстах системы Интернет с целью выяснения современного состояния фразеологической картины мира;

5) выявление сходств и различий в зависимости от степени межъязыковой тождественности дихотомии категорий во фразеологических картинах мира на примере сопоставления нескольких языков.

В диссертации впервые обосновывается закономерность зависимости проявления дихотомии красоты и безобразия в идиомах и паремиях от степени их межъязыковой соотнесенности в рамках сопоставления двух дальних родственных языков. Новым является вывод о том, что существующая конфронтация категорий, выраженная в семантике идиом и паремий, проникает и в сферы функционирования этих языковых единиц, обеспечивая их существование и дальнейшее развитие в языке.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке философских проблем языка, а именно определения сущности репрезентации дихотомии конфронтирующих категорий во фразеосистемах с позиций сопоставительного языкознания. Разработанная в диссертации классификационная методика изучения языковых явлений на уровне междисциплинарного подхода делает возможным дальнейшее развитие методологии выявления диалектики существования и развития репрезентации разных конфронтирующих категорий в языке. Данная работа расширяет перспективы изучения семантического наполнения языковых явлений выражения фразеологической картины мира с позиций сопоставительного языкознания, опираясь на данные их межъязыковой соотнесенности.

Практическая ценность данной диссертации определяется возможностью применения полученных результатов исследования при чтении курсов лекций по сопоставительной фразеологии немецкого и русского языков, по теоретической и практической лексикологии, теории и практике перевода немецкого языка; спецкурса по проблемам сопоставительных подходов к изучению вербальной представленности ряда конфронтирующих категорий, а также при составлении фразеоэтимологических толковых словарей, учебных пособий и лексико-фразеологических практикумов по немецкому языку.

Теоретической базой данного исследования послужили работы ведущих языковедов, занимающихся проблемами как общей фразеологии, так и фразеологии отдельных языков [Авалиани, 1971; 1979; Амосова, 1963; Архангельский, 1964; Ахманова, 2004; Бабкин, 1970; Баранов, Добровольский, 2009; Виноградов, 1946; 1977; Городникова, 1977; 2006; Гусева, 2004; 2006; 2008; Добровольский, 1985; 1990; 1996; Ковшова, 1996; 2002; Копыленко, 1989; Кунин, 1996; Молотков, 1977; Ольшанский, 2005; Пономарева, 2002; Попова, 1989; Ройзензон, 1967; 1977; Солодуб, 1990; 1994; Телия, 1966; 1972; 1993; 1998; 1999; 2004; Чернышева, 1970; Шанский, 2002; Burger, 1981; 1987; 1992; Fleischer, 1997]. Эта работа базируется на трудах известных лингвистов, изучающих проблемы сопоставления языков [Аракин, 1946; Гак, 1974; 1977; 2000; Колшанский, 1974; Ярцева, 1960; Eckert, 1975; Filipec, 1971; 1976; Helbig, 1976; Korhonen, 1992; 2007; Wandruszka, 1969], и ученых, занимающихся исследованием сопоставительных характеристик конкретных пар языков [Гатиатуллина, 1968; Глазырин, 1972; Крушельницкая, 1961; Мокиенко, 1989; Попова, 2005; Райхштейн, 1974; 1980; 1982; Чайковский, 1997; Шарина, 2004; Crome, 1973; Eichler, 1974; Foldes, 1992; 2007].

Теоретическим фундаментом диссертации стали положения сопоставительного подхода к изучению лексико-семантического состава языков, представленные в работах Ю.Д. Апресяна [Апресян, 1963; 1995; 1999], Н.Д. Арутюновой [Арутюнова, 1980], Е.Г. Беляевской [Беляевская, 2003],    Л.И. Борисовой [Борисова, 1995], В.Г. Гака [Гак, 1977; 1998], Н.Г. Епифанцевой [Епифанцева, 1999], Г.Г. Ивлевой [Ивлева, 2005], В.Д. Ившина [Ившин, 2002], А.В. Кирилиной [Кирилина, 2002], Н.А. Красавского [Красавский, 2001],      Е.Л. Кузьменко [Кузьменко, 2005], Ю.Н. Марчука [Марчук, 1996], Л.Л. Нелюбина [Нелюбин, 2006], М.В. Никитина [Никитин, 1996], В.В. Ощепковой [Ощепкова, 1989; 1995], Е.В. Сидорова [Сидоров, 1991; 1992], Г.Т. Хухуни [Хухуни, 2008], Е.Г. Чалковой [Чалкова, 1999; 2006] и других.

Для решения поставленных задач в работе наряду с новым классификационным методом использовались следующие методы:

1) компонентный анализ применялся при изучении словарных дефиниций, лексической сочетаемости, для описания структуры и значения лексико-семантических полей базовых лексем в немецком и русском языках;

2) предлагаемый в работе метод учета диалектики существования и развития языковых явлений способствовал классификации немецких и русских идиом и паремий в виде структурно-смысловых блоков;

3) функциональный анализ продемонстрировал характер использования структурно-смысловых блоков идиом и паремий, представляющих диалектику существования категорий красоты и безобразия в немецких и русских электронных художественных и публицистических текстах;

4) структурно-семантический анализ позволил изучить структурную и содержательную сторону базовых лексем, входящих в состав идиом и паремий, репрезентирующих диалектику существования категорий красоты и безобразия в сопоставляемых языках;

5) метод моделирования дал возможность наглядно изобразить в виде схем механизм конфронтации категорий красоты и безобразия в их диалектической корреляции в немецкой и русской фразеосистемах;

6) сопоставительный метод помог определить универсальные и специфичные признаки семантического состава базовых лексем идиом и паремий, отражающих диалектические отношения категорий красоты и безобразия в плане межъязыковой соотнесенности в немецком и русском языках. Применение сравнительного метода обеспечило выяснение степени сходств и различий ключевых лексем идиом и паремий, выражающих изучаемую дихотомию в историческом и этимологическом аспектах.

Апробация результатов исследования

Материалы диссертации отражены в 43 публикациях общим объемом 46,5 п.л., включая две монографии (24 п.л.), учебное пособие (в соавторстве ? 7 п.л.), учебный словарь (1,5 п.л.), 39 статей (14 п.л.), в том числе 10 статей в научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, 5 статей в научно-теоретических и прикладных журналах. Результаты проведенного исследования представлены в докладах на конференциях различного уровня, в том числе 19 международных: «Naukowym progres na rubiezy tysiacleci–2008» (Praha, 2008); «Литература и культура в контексте Христианства. Образы, символы, лики России» (Ульяновск, 2008); «Образование и наука на 21 от век?2008» (София, 2008); «Постигането на висшето образование?2008» (София, 2008); «Бъдещи изследвания?2009» (София, 2009); «Языковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, 2009); «Язык. Культура. Коммуникация» (Ульяновск, 2009); «Слово и текст: коммуникативный, лингвокультурный и исторический аспекты» (Ростов-на-Дону, 2009); «Коммуникация и язык в социально-культурном пространстве: междисциплинарный подход» (Челябинск, 2009); «Проблемы прикладной лингвистики» (Пенза, 2009); «Молодежь и наука: реальность и будущее» (Невинномысск, 2010); «Романо-германская филология и дидактика в вузе» (Москва, 2010); «Актуальные проблемы лингвистики – германистики, романистики и русистики?IV» (Екатеринбург, 2011); «Фразеологические чтения?2011» (Курган, 2011); «Современные проблемы лингвистики и лингводидактики» (Волгоград, 2011).

 

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Красота и безобразие как конфронтирующие категории связаны между собой диалектическим законом о единстве и борьбе противоположностей, суть которого состоит не только в раздвоении единого на взаимоисключающиеся и противоположные стороны, но и в превращении одной сущности в другую с новыми качественными характеристиками или исчезновении одной в другой. Конфронтация красоты и безобразия в составе единого целого выступает как противоречие, которое составляет суть диалектического закона. Конфронтирующие категории красоты и безобразия относятся к разряду семантических категорий, так как они обладают универсальным характером и могут служить основой для сопоставления языков.

2. В немецком языке базовыми лексемами, используемыми в составе идиом и паремий, выражающих конфронтирующие категории красоты и безобразия во фразеологической картине мира, являются лексемы «die Schonheit» и «die Hasslichkeit», а в русском языке – «красота» и «безобразие». В немецком и русском языках существует сходство в понятийных полях базовых лексем в возможности выражения значений «наслаждение взору» ? «некрасивая внешность», «эстетическое восприятие прекрасного» ? «отсутствие эстетического вкуса», «душевная красота» ? «духовная некрасота». Различия в реализации понятий базовых лексем в русском языке проявляются в большем количестве микрополей, в выделении микрополей «наслаждение слуху» («изящество»), «прекрасное» (обобщенное) и «красота души» базовой лексемы «красота» и микрополя «непристойное поведение» базовой лексемы «безобразие». Понятийные поля «dieSchonheitdieHasslichkeit» и «красота ? безобразие» объединяются микрополями, репрезентирующими внешность субъекта: притягивающую и отталкивающую. В этом заключается диалектическое единство двух противоположностей, связанных между собой в сопоставляемых языках.





3. В лексико-семантических полях красоты и безобразия в немецком и русском языках присутствует общий момент выражения внешности в семантике микрополей: привлекательная внешность и отталкивающая внешность. Лексико-семантическое поле лексемы «die Schonheit» включает микрополя, обозначающие красоту объектов и красоту человеческого голоса, пения. А лексико-семантическое поле лексемы «die Hasslichkeit» представлено микрополями, выделяющими безобразие субъекта во взглядах и действиях. Сходство в лексико-семантических полях красоты и безобразия в русском языке проявляется в том, что в обоих полях присутствуют микрополя, обозначающие внешность человека.

Лексико-семантическое поле безобразия в немецком языке включает микрополе «hasslicheGesinnung» ('безобразные взгляды, убеждения; отвратительное настроение') как свойство, оказывающее влияние на ближнего человека, в отличие от лексико-семантического поля безобразия в русском языке. А в русском языке присутствует микрополе безобразной внешности и поведения ? «восклицание возмущения «Безобразие!», употребляющееся только в разговорном языке.

4. Исходя из понимания того, что фразеологическая картина мира является совокупностью знаний об окружающем мире, оставивших свой след во фразеологии, она может изучаться в сопоставительном аспекте с философских позиций, т.е. исследование проявления в ней конфронтирующих категорий базируется на применении метода семантического анализа лишь только тех фразеологических единиц, где присутствует диалектика существования и развития конфронтации.

5. Были сгруппированы в виде структурно-смысловых блоков установленные немецкие и русские идиомы и паремии, вербализующие дихотомию конфронтирующих категорий красоты и безобразия:

1) внешняя красота + внутреннее безобразие;

2) внешняя красота + внешнее безобразие;

3) внутренняя красота + внутреннее безобразие;

4) внешнее безобразие + внутренняя красота;

5) внутреннее безобразие + внутренняя красота;

6) внешнее безобразие + внешняя красота;

7) внутреннее безобразие + внешняя красота;

8) особые случаи выражения категорий красоты и безобразия.

6. Диалектическое взаимодействие категорий красоты и безобразия во фразеологических картинах мира немецкого и русского языков является зависимым от степени межъязыковой соотнесенности идиом и паремий. При определении диалектической взаимообусловленности названных категорий редко встречаются связанные с калькированием явления полного межъязыкового тождества идиом и паремий немецкого и русского языков, к их разряду относятся структурно-смысловые блоки «внешняя красота + внутреннее безобразие» (противопоставление белокурых волос и подлости), «внешняя красота + внешнее безобразие» (конфронтация внешней привлекательности и недостатков во внешности), «внешнее безобразие + внешняя красота» (дихотомия уродства и красоты во внешности). Основную часть состава структурно-смысловых блоков идиом и паремий в сравниваемых языках в отображении упомянутых категорий занимают единицы, обладающие частичным тождеством с дополнительной дифференциацией. Данное обстоятельство указывает на возможный универсальный характер проявления конфронтирующих категорий в виде перечисленных структурно-смысловых блоков идиом и паремий во фразеологической картине мира других языков.

7. В современных частотных художественных и публицистических текстах системы Интернет на немецком и русском языках конфронтирующие категории красоты и безобразия активно проявляются в использовании структурно-смысловых блоков идиом и паремий:

1) внутренняя красота + внутреннее безобразие,

2) внешнее безобразие + внешняя красота.

Редко в текстах находит свое воплощение изучаемая дихотомия категорий в рамках структурно-смысловых блоков:

1) внешняя красота + внутреннее безобразие;

2) внутреннее безобразие + внутренняя красота;

3) особые случаи выражения категорий красоты и безобразия.

Структура, содержание и объем диссертационной работы определяются основной целью и поставленными задачами. Диссертация состоит из введения, двух частей: первая часть – из трех исследовательских глав, вторая – из двух глав, заключения, списка использованной литературы (около 650 источников литературы на русском и иностранных языках), списка лексикографических источников (около 100 единиц) и приложения в виде сводного словаря и таблиц. Работа содержит 40 схем, 22 таблицы, наглядно демонстрирующие основные результаты проведенного исследования. Каждая глава и каждая часть работы заканчиваются выводами.

основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются цель, соответствующие этой цели задачи и методы, отмечаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, излагаются положения, выносимые на защиту. Здесь характеризуются объект и предмет исследования, дается обзор основных направлений изучения фразеологического состава в немецком и русском языках, базовых положений теории по сопоставительной фразеологии немецкого и русского языков, проблем и направлений сопоставительной фразеологии в современной лингвистике. В соответствии со структурой работы излагается ее краткое содержание.

Первая часть диссертации «Диалектическая корреляция лексико-семантической представленности категорий красоты и безобразия в сопоставительном аспекте (на материале немецкого и русского языков)» состоит из трех глав.

Первая глава «Лингвофилософское толкование категорий красоты и безобразия и их диалектическая взаимообусловленность» посвящена представлению философских и лингвистических трактований понятий красоты и безобразия с разных точек зрения.

Во второй главе «Сравнительная характеристика диалектики существования категорий красоты и безобразия посредством репрезентации понятийных полей немецких и русских базовых лексем» рассматривается структура семантической представленности данных категорий в сопоставляемых языках. В главе подробно проводится сопоставительный анализ понятийных полей базовых лексем исследуемой дихотомии в немецком и русском языках.

Третья глава «Лексико-семантические поля базовых лексем категорий красоты и безобразия и их диалектическая связь (на материале немецкого и русского языков)» подробно раскрывает семантический состав слов, входящих в эти поля, и выявляет общие и отличительные черты в репрезентации категорий «красота» и «безобразие» в виде базовых лексем, доказывая путем сопоставительного анализа диалектическую обусловленность существования названных категорий в немецком и русском языках.

Красота и безобразие связаны между собой и представляют собой дифференцированные сущности. Обе эти категории находятся в движении, которое выражается в стремлении красоты к добру, а безобразия к злу. В этом и заключается вечная борьба между красотой и безобразием и, соответственно, между добром и злом.

Как категории «красота» и «безобразие» связаны между собой законом о единстве и борьбе противоположностей, суть которого состоит не только в раздвоении единого на взаимоисключающиеся стороны, но и в превращении одной сущности в другую с новыми качественными характеристиками. Взаимоотношения между этими категориями проявляются во внешнем и внутреннем противоречии, которое составляет суть диалектического закона. Однако «красота» соотносится с миром природы, а безобразие – нет, так как в мире все прекрасно и целесообразно.

Для выяснения характера дихотомии конфронтирующих категорий красоты и безобразия во фразеологических картинах мира немецкого и русского языков был определен состав базовых лексем, понятийные и лексико-семантические поля которых помогли выделить и определить семантику немецких и русских идиом и паремий, выражающих данную дихотомию. Базовыми лексемами репрезентации конфронтации категорий «красота» и «безобразие» в немецком языке выступили лексемы «die Schonheit» и «die Hasslichkeit», а в русском языке ? лексемы «красота» и «безобразие».

В работе впервые предлагается следующая дефиниция понятийного поля: совокупность элементов толкования определенной лексической единицы, базирующаяся на общности их содержания и понятийного сходства. Единство в противоречиях толкований понятийных полей базовых немецких лексем «die Schonheit» и «die Hasslichkeit» как противоположных сторон одной дифференциальной сущности проявляется во внешности человека: притягивающей («die Schonheit») и отталкивающей («die Hasslichkeit»). В понятийное поле «die Hasslichkeit», в отличие от понятийного поля «die Schonheit», входят микрополя «безобразный ход мыслей» и «неприличное действие человека», заключающие в себе нравственный аспект, расположенный в этической оценке субъекта и отображающий только его внутреннюю суть. Семантика обоих микрополей обладает отталкивающим действием.

Понятийное поле «die Hasslichkeit» включает в себя негативную оценку либо внешности (микрополе «безобразная внешность»), либо отражения окружающей действительности в сознании человека в виде мыслей (микрополе «безобразный образ мыслей») и поведения (микрополе «неприличное действие человека»). В понятийном поле «die Hasslichkeit» центром в семантике становится сам субъект, в отличие от понятийного поля «die Schonheit», которое включает, наряду с красотой человека, и красоту объекта (микрополя «красота природы», «красота (общее)»).

Понятийное поле «die Schonheit» содержит позитивную оценку внешности человека (микрополе «внешняя красота человека»), голоса человека (микрополе «внутренняя красота человека»), окружающей действительности (микрополе «красота природы») и отвлеченного понятия красивого («красота в абстрактном понимании»), в отличие от понятийного поля «die Hasslichkeit», выделяющего негативные стороны эстетической и этической оценок субъекта.

В противоречиях толкований понятийных полей базовых лексем «die Schonheit» и «die Hasslichkeit» единство проявляется в том, что в обоих полях подчеркивается внешность человека и субъект занимает центральное место в семантической структуре микрополей. В то же время внешность человека обладает противоположно направленной силой, что указывает на то, что понятия красоты («die Schonheit») и безобразия («die Hasslichkeit») – это конфронтирующие сущности одного явления.

В репрезентации понятийного поля русской лексемы «красота» присутствуют положительные стороны проявления красоты, которые обозначают то, что нравится своим внешним видом (микрополе «наслаждение взору»), благозвучностью (микрополе «наслаждение слуху»), гармоничностью (микрополе «душевная красота»), правильностью линий, сочетанием красок (микрополе «эстетическое восприятие прекрасного») и в целом – прекрасное (микрополе «прекрасное» ? обобщенное). Русская лексема «красота» имеет позитивное значение, в отличие от лексемы «безобразие», представляющей отрицательные моменты окружающего мира, которые складываются из неприглядности (микрополе «некрасивая внешность», «уродство»), возмутительности действий человека (микрополе «непристойное поведение»), бездуховности (микрополе «духовная некрасота»), неэстетического образа жизни (микрополе «отсутствие эстетического вкуса»).

В понятийных полях базовых лексем «die Schonheit» в немецком языке и «красота» в русском языке имеют место сходные моменты в семантической структуре микрополей: «внешняя красота человека» в немецком языке и «наслаждение взору» в русском языке; «красота голоса, пения» в немецком языке и «наслаждение слуху» в русском языке, «красота в абстрактном понимании» в немецком языке и «прекрасное» в русском языке. Как в немецком, так и в русском языке понятие красоты выступает как неотъемлемая часть при зрительном (внешности человека), слуховом (голоса человека) и зрительно-слуховом (абстрактное понимание прекрасного, красивого) восприятии.

В немецких и русских понятийных полях базовых лексем «die Schonheit», «красота» и «die Hasslichkeit», «безобразие» существует сходство в присутствии семантической конфронтации, которая реализуется микрополями «наслаждение взору» ? «некрасивая внешность», «эстетическое восприятие прекрасного» ? «отсутствие эстетического вкуса», «душевная красота» ? «духовная некрасота». Отличительным моментом при сопоставлении понятийных полей русских лексем «красота» и «безобразие» можно считать выделение микрополей «наслаждение слуху» («изящество») и «прекрасное» базовой лексемы «красота» и микрополя «непристойное поведение» базовой лексемы «безобразие». Лексема «красота» включает больше микрополей, чем лексема «безобразие».

Однако в русском языке, в отличие от немецкого языка, понятие красоты связано не только с красивыми внешними данными субъекта, но и с внутренней красотой психического мира человека, а именно красотой души. Это является главным различием в семантической структуре базовых лексем «die Schonheit» и «красота».

Сходство в семантической структуре понятийных полей «die Hasslichkeit» и «безобразие» реализуется в присутствии микрополей: «безобразная внешность» (в немецком языке) ? «некрасивая внешность (уродство)»             (в русском языке); «неприличное действие человека» (в немецком языке) ? «непристойное поведение» (в русском языке).

В обоих языках подчеркивается отрицательная оценка внешности человека (микрополя «безобразная внешность» в немецком языке и «некрасивая внешность» в русском языке), негативная этическая оценка мышления (микрополя «безобразный образ мыслей» в немецком языке и «духовная некрасота» в русском языке), поведения субъекта (микрополя «неприличное действие» в немецком языке и «непристойное поведение» в русском языке). Но в понятийном поле «безобразие» в русском языке присутствует микрополе «отсутствие эстетического вкуса», которое не находит аналогии в немецком понятийном поле лексемы «die Hasslichkeit». В понятийных полях «die Hasslichkeit» и «безобразие» семантическая структура микрополей построена только на субъекте, где человек обладает неприглядной, даже уродливой, внешностью, умственной некрасотой: взглядов, убеждений, образа мыслей ? и неэтично ведет себя в обществе.

Таким образом, в понятийных полях «die Schonheit – die Hasslichkeit» в немецком языке и «красота ? безобразие» в русском языке присутствуют противоположности, которые объединяют микрополя, представляющие внешность субъекта: притягивающую и отталкивающую. В этом заключается диалектическое единство двух противоположностей, связанных между собой в обоих языках.

Кроме понятийных полей базовые лексемы могут иметь репрезентацию и в виде лексико-семантических полей. В современной лингвистике под лексико-семантическим полем понимается «совокупность языковых единиц, объединенных общностью содержания и отражающих понятийное, предметное или функциональное сходство обозначаемых явлений» [Кобозева, 2000, с. 99].

Диалектическая связь лексико-семантических полей красоты и безобразия в немецком языке проявляется во внешности субъекта, занимающего центральное место в семантике. Однако принцип противоречия отражает противоположные стороны, а именно: лексико-семантическое поле красоты – внешняя красота человека, а лексико-семантическое поле безобразия – безобразие во внешности,что также имеет место в понятийных полях этих лексем.

Лексико-семантическое поле красоты («die Schonheit») в немецком языке имеет ряд позитивных сторон проявления красоты, которые отражаются в понятийном поле этой лексемы, а именно то, что привлекает своим внешним видом (микрополе «dieklassischeSchonheitdesStils», микрополе «dieSchonheitdesGesichts», микрополе «ungewohnlicheSchonheit», микрополе «verbluhteSchonheit»); благозвучностью (микрополе «dieSchonheitdesGesangs»); гармонией (абстрактное), проявляющейся в природе (микрополе «dielandwirtschaftlicheSchonheit, dieSchonheitderUmgebung»); правильностью линий (микрополе «dieSchonheitenderStadt, desLandes, derWelt»); естественностью (микрополе «dieganzenaturlicheSchonheit»); внешними и внутренними ценностями (микрополе  «diestrahlende, makellose, jugendlicheSchonheit»).

В противоположность лексеме «die Schonheit» лексема «die Hasslichkeit» представляет в значениях микрополей негативные стороны, которые образуются из неприглядности (микрополе «hasslichesAussehen»), бездуховности (микрополе «hasslicheGesinnung») и неэтичного поведения (микрополе «hasslicheHandlung»), что также может иметь свое проявление в понятийном поле этой лексемы.

Сходным моментом при сопоставлении микрополей, входящих в лексико-семантическое поле русской базовой лексемы «безобразие», является проявление значения нарушения или отсутствия эстетических (о внешности) и этических (о поведении) ценностей. В лексико-семантическое поле лексемы «красота» включаются микрополя, семантика которых подчеркивает эстетические ценности, а именно: создание явления (вещи), привлекающего к себе внимание; наслаждение красотами природы; создание человеком красивой внешности или красивой внешней стороны предмета; красота мышления и красота физической подготовки. В семантике микрополей лексико-семантического поля лексемы «безобразие» можно выделить значение отсутствия или нарушения эстетических и этических ценностей, что отличает его от лексико-семантического поля лексемы «красота».

В немецком и русском языках в составе лексико-семантических полей названных лексем присутствует общее выражение в семантике полей притягивающей и отталкивающей внешности, что констатируется и при сравнении их понятийных полей. При сопоставительном изучении представленности изучаемых категорий во фразеологических картинах мира необходимо учитывать полученные данные по семантическому наполнению понятийных и лексико-семантических полей базовых лексем для отбора и анализа таких языковых единиц, которые в наибольшей мере представляют данную картину мира. К числу таких единиц предлагаем отнести идиомы и паремии, так как именно в них отражаются мировидение и миропонимание народов, национально-специфические и универсальные особенности этнического восприятия предметов и явлений окружающей действительности.

Вторая часть диссертации «Механизм выражения дихотомии конфронтирующих категорий красоты и безобразия в немецкой и русской фразеологических картинах мира» представлена двумя главами.

В первой главе «Теоретическое обоснование семантического анализа фразеологической картины мира в сопоставительном языкознании»дается определение фразеологической картины мира,описываются современные подходы сопоставительного исследования ее представленности во фразеосистемах языков, перечисляются имеющиеся направления конфронтативного изучения немецкого и русского фразеологического состава языков [Авалиани, 1971; Бедоидзе, 1997; Буянова, Коваленко, 2004; Гарифулин, 1973; Гусева, 2008; Добровольский, 1988; Долгополов, 1973; 2004; Красавский, 2001; Кудина, 1982; Кузнецова, 2002; Куркова, 1980; Милехина, 1974; Миннулина, 2003; Неведомская, 1973; Райхштейн, 1980; 1982; Ротт, 1967; Сафина, 2002; Солодухо, 1977; Сумин, 1999; Траутман, 1977; Хайруллина, 1997; Шадрин, 1991; Burger, 1973; Coulmas, 1981; Fix, 1979; Fleischer, 1997; Foldes, 1992; Friederich, 1976; Hausermann, 1977; Heesch, 1977; Kade, 1981; Klappenbach, 1961; Korhonen, 1992; Menac, 1987; Rechsiegel, 1992; Rotkegel, 1973; Schade, 1976; Schmidt, 1967; Trautmann, 1990; Wotjak, 1992]. В главе обосновывается  предлагаемая и используемая в работе классификационная методика семантического анализа фразеологической картины мира.

Вторая глава «Отражение механизма действия конфронтации категорий красоты и безобразия в немецкой и русской фразеологических картинах мира (на примере идиом и паремий)» посвящена систематизации приемов выяснения межъязыкового сопоставления в современной лингвистике. Используя данные семантического наполнения понятийных и лексико-семантических полей базовых лексем  «die Schonheit», «die Hasslichkeit» и «красота», «безобразие», был выявлен список идиом и паремий, демонстрирующих исследуемые конфронтирующие категории в немецком и русском языках. В ходе анализа идиом и паремий была осуществлена их группировка в виде структурно-смысловых блоков и входящих в них тематических групп. В главе проведен подробный сопоставительный анализ немецких и русских идиом и паремиологических единиц на эксплицитном и имплицитном уровнях, выражающих диалектические отношения категорий красоты и безобразия.

Сопоставление (сравнение) языков составляет основу различных теоретических и прикладных направлений современных типологических, сравнительно-исторических, трансляционных, контрастивных и лексикографических исследований. Особенностью сопоставительного фразеологического исследования является аппроксимативность (приблизительность) анализа и его результатов. Строгое понятие тождества не совсем «применимо к сопоставляемым фразеологическим фактам, каждый из которых занимает в системе своего языка специфическое место и имеет особую значимость, которая не повторяется в неизменном виде в иноязычной системе для соотносительного факта» [Райхштейн, 1980, с. 17]. Наряду с отношениями полного тождества и полного различия существуют промежуточные ступени, которые могут быть приравнены к неполному или частичному тождеству с дополнительной дифференциацией.

Межъязыковая соотнесенность идиом и паремий немецкого и русского языков обнаруживает тождество, неполное тождество и различия главным образом в лексическом и структурно-синтаксическом аспектах (аспектная соотнесенность), а также в их совокупном содержании, т.е. сигнификативно-денотативном и коннотативно-прагматическом значении (функционально-смысловая соотнесенность). Между названными языковыми единицами немецкого и русского языков устанавливаются качественные семантические и формально-семантические отношения, которые существуют внутри языка. Семантическая принадлежность компонентов к той или иной тематической группе в целом отражается на характере их межъязыкового тождества.

Исследование фразеологических картин мира на базе немецкого и русского языков позволило впервые наглядно и наиболее ярко представить национально-культурную специфику языкового сознания данных народов, внешние и внутренние качества человека, их историю, менталитет на примере сопоставления конфронтирующих категорий красоты и безобразия, представляющих собой диаду, т.е. взаимоисключающие и взаимопредполагающие друг друга противоположности.

На основе данных по семантике понятийных и лексико-семантических полей базовых лексем «die Schonheit», «die Hasslichkeit» и «красота», «безобразие» были найдены идиомы и паремии, выражающие диалектику существования категорий красоты и безобразия во фразеологических картинах мира сопоставляемых языках. Они подразделены на структурно-смысловые блоки (ССБ), каждый из которых включает разные тематические группы.

Существующая в перечисленных структурно-смысловых блоках конфронтация изучаемых категорий может дополнительно найти свое воплощение в сферах эксплицитности и имплицитности их функционирования в сопоставляемых языках. Данное обстоятельство является гарантией существования и дальнейшего развития их как языковой единицы.

Эксплицитное выражение диалектики внешней красоты и внутреннего безобразия находит свое воплощение в следующих тематических группах: 1) «красота лица и тела - лицемерие»; 2) «внешняя привлекательность, сила, здоровье - глупость»; 3) «притягательность, нарядность - бесполезность»; 4) «красота человека в действии - душевная пустота».

Во фразеологических картинах мира немецкого и русского языков в тематической группе «красота лица и тела - лицемерие» стереотипом внешней красоты является образ красивой женщины с ямочками на щеках, а лицемерие выступает стереотипом внутреннего безобразия человека. Однако в русской фразеологической картине мира красота лица связана с символом молодости женщины, а внутреннее безобразие – с ее негативным нравом.

Тематическая группа немецких и русских паремий «внешняя привлекательность, сила, здоровье - глупость» во фразеологических картинах мира сравниваемых языков представляет красоту символами больших размеров головы сильного, здорового, молодого мужчины, а безобразие ? в форме глупости с ассоциацией малого размера мозга. В русской фразеологической картине мира внешняя красота может быть представлена и символами красоты орла, а внутреннее безобразие – образом глупости птицы «тетерев».

Группа паремий «притягательность, нарядность - бесполезность» в немецкой и русской фразеологических картинах мира выражает внешнюю нарядность человека символами красивой одежды и волос женщины, а внутреннее безобразие выступает символом бесхозяйственности. В русской фразеологической картине мира безобразие как бесполезность может представляться отсутствием ума. В современных художественных и публицистических электронных текстах на русском языке эти паремии применяются, выражая свое начальное значение:

«Ваши дома подобны вокзалам ? они холодны, шумны и неприветливы. «Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит своими руками». И «где бабы гладки, там воды нет в кадке» [Новоселов, Электронный ресурс].

В тематической группе паремий «красота человека в действии - душевная пустота» внешняя красота действий человека соотносится в немецкой и русской фразеологических картинах мира с внешней привлекательностью, а душевная пустота – с образами недостойного поведения.

Немецкие и русские имплицитные идиомы и паремии структурно-смыслового блока «внешняя красота и внутреннее безобразие» были объединены в следующие тематические группы: 1) «внешняя красота - измена»; 2) «красота светлых волос - глупость»; 3) «красота белокурых волос - обман, вульгарность, подлость»; 4) «притягательный вид - запретные действия»; 5) «привлекательный внешний вид - бесполезность».

В немецкой и русской фразеологических картинах мира тематическая группа паремий «внешняя красота - измена» соотносит внешнюю красоту с образом красивой женщины со светлыми волосами, которая способна проявлять свой ветреный характер, выступающий символом безобразия. Паремии тематических групп «красота светлых волос - глупость» и «красота белокурых волос - обман, вульгарность, подлость» отображают глупость и бесхозяйственность в виде вульгарности в немецкой фразеологической картине мира и обман в русской фразеологической картине мира как стереотипы безобразия, проявляющиеся у красавицы. Группа паремий «притягательный вид - запретные действия» внешнюю красоту выражает образом спелого плода, а внутреннее безобразие ? грешностью человеческой натуры:

Бесполезность внешней красоты человека, которая в немецкой и русской фразеологических картинах мира соотносится с символами красоты лица человека, представляют паремии и идиомы тематической группы «привлекательный внешний вид - бесполезность». Но в немецкой картине мира это может быть и образом красоты человеческого тела. Использование в художественных и публицистических электронных текстах этих идиом и паремий показывает устойчивость их исходных значений.

Структурно-смысловой блок «внешняя красота + внешнее безобразие» немецких и русских идиом и паремий эксплицитно представлен тематическими группами: 1) «красота наряда - безвкусие в одежде»; 2) «внешняя привлекательность - недостатки во внешности».

Идиомы тематической группы «красота наряда - безвкусие в одежде» в немецкой и русской фразеологических картинах мира демонстрируют внешнюю красоту посредством красивого наряда человека, переходящую во внешнее безобразие за счет отсутствия вкуса в одежде. Данные идиомы употребляются в электронных художественных текстах на сопоставляемых языках, выражая устойчивость их начальных значений, но в русских текстах отмечаются случаи их метафорического употребления:

«Das ist nun einer mit einer Brille auf der Nase, einer Perle im Schlips und einer Bugelfalte in der Hose, und der sieht zusammengenommen aus wie ein lackierter Affe, und das ist er auch» [Hugel, Электронный ресурс];

«Комнату озарила Аура Высшего, и вдруг Елена увидела себя в Новом свете – стоящей у двери Смысла Вселенского Бытия. ... Вернулась в дом и надела белое открытое платье: она решила навсегда отказаться от имиджа золушки, выряженной пугалом...» [Бережная, 2009, Электронный ресурс].

В немецкой и русской фразеологических картинах мира паремии тематической группы «внешняя привлекательность - недостатки во внешности» ассоциируются с образом красивых цветов с негативными свойствами. В русской фразеологической картине мира дихотомия может иметь вид обобщенного представления об эфемерности внешней красоты. В современных немецких и русских художественных и публицистических текстах системы Интернет анализируемые паремии проявляют начальное значение.

Имплицитно отражают диалектические отношения внешней красоты и внешнего безобразия немецкие и русские идиомы и паремии, объединенные в тематические группы: 1) «правильные меры - беспорядок», 2) «относительная привлекательность в ограниченном пространстве».

Паремии группы «правильные меры - беспорядок» в немецкой и русской фразеологических картинах мира представлены образами упорядоченной жизни, имеющей недостатки. Это значение устойчиво при использовании паремий в электронных текстах. В немецкой и русской фразеологических картинах мира внешняя красота посредством идиом и паремий группы «относительная привлекательность в ограниченном пространстве» соотносится со стереотипами красивых, но пустых слов мужчины перед женщинами в ограниченном пространстве. Исходная семантика идиом и паремий сохраняется при их функционировании в немецких и русских художественных и публицистических электронных текстах:

«Was ist das nu mehr, dass es ’n Land in der Welt gibt, wo Pavians bei den Weibern Hahn im Korbe sind. Es sind Viertelmenschen so wie ich ’n Viertelspanier» [Kandide, Электронный ресурс];

«?Ну, как ? первый парень на деревне, это очевидно. Чего тут далеко ходить ? выбор один» [Баширов, Электронный ресурс].

Немецкие и русские паремии, эксплицитно отображающие диалектику внутренней красоты и внутреннего безобразия, разделяются на следующие тематические группы: 1) «ум - глупость посредством ошибок»; 2) «радость - боль»; 3) «видная личность - подозрения»; 4) «позитивное желание - непереносимые муки».

В немецкой и русской фразеологических картинах мира тематическая группа паремий «ум - глупость посредством ошибок» выражает дихотомию внутренней красоты и внутреннего безобразия за счет присутствия ума у человека, способного совершать ошибки. Тематическая группа «радость - боль» ассоциирует чувство радости с наличием боли.

В немецких текстах употребляются паремии, которые выступают как антипословицы в исследованных выше случаях:

«Es kommt mir vor als hatte ich nie gelacht

nie geweint, gelacht geweint» [Goethe, Электронный ресурс].

Антипословицей можно считать «Nie gelacht, nie geweint» по отношению к проанализированной выше паремии «Leicht gelacht, leicht geweint». Данное явление требует самостоятельного рассмотрения и не входит в задачи нашего исследования.

Паремии группы «видная личность - подозрения» выражают в немецкой и русской фразеологических картинах мира временную связь диаметральных понятий света и тени, а паремии группы «позитивное желание - непереносимые муки» ? желание сделать что-нибудь хорошее наряду с душевными муками. Русские паремии этого блока эксплицитно отображают во фразеологической картине мира диалектическую связь внутренней красоты и внутреннего безобразия образами ума и глупости, созидания и совершения ошибок, достоинства и заурядности, простодушия и неприятностей. Эксплицитные идиомы и паремии этого ССБ могут употребляться в публицистических и художественных электронных текстах на сравниваемых языках, выражая исходное значение, но в русских текстах этого блока имеет место трансформация для выражения стилистического значения:

«О, как бы расточительны мы были с нашей жизнью, если бы мысль о смерти не стояла на страже. Где более света, там гуще тень: так все премудро соглашено в мире» [Лобачевский, Электронный ресурс].

Имплицитно отражают диалектическую взаимообусловленность внутренней красоты и внутреннего безобразия в немецком и русском языках идиомы и паремии,  сгруппированные нами в следующие тематические группы: 1) «ангельская (невинная) красота - обман, лицемерие»; 2) «краснословие - лицемерие»; 3) «позитивные внутренние качества - скрытность»;                     4) «высоконравственность - крайне негативные действия».

Во фразеологических картинах мира сравниваемых языков внутренняя красота в идиомах группы «ангельская (невинная) красота - обман, лицемерие» ассоциируется с красотой внутреннего мира человека, а безобразие – с обманом и лицемерием. В обоих языках проявляется сходство в функционировании этих идиом в публицистических электронных текстах с сохранением начального значения:

«Wenn diese nun das Unschuldslamm zu spielen, steht es ihnen sehr schlecht an. Ambiguitat uberrascht nicht, racht sich aber» [kreuz.net, Электронный ресурс];

«Могу сказать с абсолютной убежденностью ? это прекрасно! Ибо рядом с Вами все это время, маскируясь и прикидываясь агнцем, жил Иуда»

[5vetrov, Электронный ресурс]. В русских текстах имеют место случаи метафорической трансформации идиом.

Паремии тематической группы «краснословие - лицемерие» соотносят красоту с образом покорного, безропотного, полного невинности человека, способного проявлять лицемерие, символизирующее внутреннее безобразие. В немецкой фразеологической картине мира связь внутренней красоты и внутреннего безобразия проявляется посредством образа надежности характера человека, который может лицемерить. В русской фразеологической картине мира конфронтация «краснословие - лицемерие» символизирует поступки человека через восприятие органами чувств.

Дихотомия позитивных внутренних качеств человека и его скрытности в немецкой и русской фразеологических картинах мира отражается посредством паремий группы «позитивные внутренние качества - скрытность» стереотипом проявления осторожности в общении с человеком, имеющим скрытный характер. В русской фразеологической картине мира такой человек может сравниваться с птицей «гусь». Внутренняя красота во фразеологических картинах мира обоих языков выражается с помощью идиом тематической группы «высоконравственность - крайне негативные действия» посредством символа высоконравственного мышления и поведения, а внутреннее безобразие отражается в негативных действиях, которые в немецкой фразеологической картине мира сравниваются со стихией воды, а в русской фразеологической картине мира – со стихией огня. При своем функционировании в немецких и русских художественных и публицистических текстах системы Интернет имплицитные идиомы и паремии данного ССБ проявляют первичное значение.

В немецких и русских художественных электронных текстах встречаются идиомы «vor Edelmut triefen» и «пылать благородством» для реализации в языке пренебрежительных чувств в виде ненависти и отвращения к кому-либо с изменением исходного значения:

«Wenn in diesen Filmen stets Resistance-Kampfer auftreten, die vor Edelmut  … triefen, weil sie aus dem Hinterhalt verblodete Nazis, die in deutscher Uniform stecken, abmurksen, was gegen jedes Kriegsrecht ist, mussen wir applaudieren, auch wenn diese Nazis unsere Onkel und Gro?vater waren» [Kohler, Электронный ресурс];

«Кубатай-кавказец у тебя Марью увел, а ты благородством пылаешь [Буркин, Электронный ресурс].

Однако в русских текстах можно фиксировать метафорическую трансформацию ряда идиом и случаи употребления «антиидиом»:

«С какими одухотворенными лицами поднялись они потом разом, какое в глазах у них пылало благородство, какая в развернутых плечах и в чуть откинутых головах была отвага!» [Немченко, Электронный ресурс].

Эксплицитно и имплицитно может быть представлен структурно-смысловой блок немецких и русских идиом и паремий «внешнее безобразие + внутренняя красота». Эксплицитно диалектическую связь красоты и безобразия могут отражать паремии, объединенные в две тематические группы: 1) «уродливая внешность - доброта, нежность»; 2) «маленький рост - достоинство».

Символами растений выражается в немецкой и русской фразеологических картинах мира соотношение внешнего безобразия и внутренней красоты в группе «уродливая внешность - доброта, нежность». А группа паремий «маленький рост - достоинство» имеет отражение во фразеологических картинах мира в виде корреляции маленького роста человека с достоинствами его характера: доброты, энергичности, уверенности в себе, смелости. В русской фразеологической картине мира эта корреляция представлена символом птицы «сокол» с ценностью малого количества золота. В немецких художественных, публицистических и русских публицистических электронных текстах могут использоваться эти паремии с сохранением исходного значения. В русских текстах наблюдается и метафорический перенос их значений.

Однако в русских художественных электронных текстах функционирует паремия «мал да удал» с целью отображения в языке небольшого, не бросающегося в глаза предмета, но характеризующегося своими качествами, т.е. наблюдается метафорический перенос:

«? Мал да удал, ? прошепелявил вояка в полушубке. ? Это старинный греческий клинок. Таким вот мечом Александр Великий полмира завоевал!» [Ера, Электронный ресурс].

В одну тематическую группу «неприглядность - опыт, польза» объединяются имплицитно представленные немецкие и русские идиомы и паремии данного ССБ. Во фразеологических картинах мира сравниваемых языков эта группа соотносится с дихотомией образов старости и пользы за счет опыта человека. В немецкой картине мира символом опыта выступает старое железо, в русской картине мира – старый конь. Специфичным для русской фразеологической картины мира является присутствие символа пороха для демонстрации опыта человека, внешнее безобразие может быть выражено символами неказистой внешности животных и человека, а их внутренняя красота – символами работоспособности, дальновидности и ума. В немецких и русских электронных художественных и публицистических текстах идиомы и паремии употребляются без изменения  первичного значения:

«Fruher war alt gleichbedeutend mit verbraucht, immobil und retro. Oldies von heute sind nicht mehr grun hinter den Ohren, und zum alten Eisen gehoren sie noch lange nicht» [Schweizer, Электронный ресурс];

«Недаром говорится «старый конь борозды не испортит». Вот и мы ? старухи-колхозницы ? себя не хуже молодых показали» [Михалевич, Электронный ресурс].

Эксплицитно структурно-смысловой блок немецких и русских идиом и паремий «внутреннее безобразие + внутренняя красота» представлен тематическими группами: 1) «лицемерие - добродетель»; 2) «непригодность - польза».

Во фразеологических картинах мира сравниваемых языков посредством паремий тематической группы «лицемерие - добродетель» внутреннее безобразие соотносится с лицемерием, злыми намерениями, а внутренняя красота – с дружелюбием и пользой, что находит свое воплощение в образе волка:

«Mondwolfe sind uberall, heist die Botschaft der 40-jahrigen Autorin Nina Sadur, und meint damit das Bose, den Wolf im Schafspelz, das Fressen und Gefressenwerden, das Heulen mit den Wolfen» [Angheloff, Электронный ресурс];

«С Пугачевой мы близкие... друзья. Я ? волк в овечьей шкуре. Мне нравятся девушки в шифоновых платьицах. … ? Галкин: Недавно меня назвали «волком в овечьей шкуре». Да, я мягкий, и вообще меня можно назвать дипломатом» [peoples, Электронный ресурс].

Вторая группа паремий «непригодность - польза» в немецкой и русской фразеологических картинах мира представлена образом мертвой лисы. В русской картине мира корреляция внутреннего безобразия и внутренней красоты связана с символом овцы. Эксплицитные паремии этого ССБ используются в электронных публицистических текстах с сохранением исходного значения.

Тематическая группа имплицитных немецких и русских идиом «глупость, дурость - остроумие» входит в структурно-смысловой блок «внутреннее безобразие + внутренняя красота». В идиомах просматривается диалектическая взаимосвязь внутреннего безобразия в виде дурачества и внутренней красоты в виде остроумия, что находит свое отражение во фразеологических картинах мира в образе клоуна. В немецкой фразеологической картине мира эта дихотомия представлена символической корреляцией глупости и мудрости, а в русской фразеологической картине мира ? в соотнесении глупых и умных поступков человека. В немецких и русских публицистических и художественных электронных текстах идиомы функционируют, демонстрируя исходное значение, но имеет место и его изменение.

В сопоставляемых языках в примерах из публицистических электронных текстов встречаются идиомы «sich dumm stellen», «прикидываться дурачком», «изображать из себя простачка» для выражения благоразумных действий человека под маской дурачества с сохранением начального значения:

«Der Vorteil der Klugheit besteht darin, dass man sich dumm stellen kann» [zitaten-online, Электронный ресурс];

«А вообще, с годами понимаешь, что по жизни следует порой просто прикидываться дурачком или хотя бы простачком. Особенно в семье, да и перед начальством некоторым помогает простачка из себя изображать» [Москвина, Золотов, 2007, Электронный ресурс].

Однако в немецких публицистических текстах встречаются случаи использования идиомы «sich dumm stellen» с отрицательным оттенком значения, а именно для представления человека, растрачивающего время впустую, без достижения какой-либо цели, т.е. наблюдается изменение исходной семантики:

«Viel Manager glauben, dass sich ohne genaue Fristen die Menschen und vergebens dumm stellen werden, die Zeit zu vergeuden» [ger.putnik, Электронный ресурс].

В русских художественных электронных текстах идиома «прикидываться дураком», не сохраняя начальное значение, может обозначать человека, которому под личиной дурака проще прожить:

«? Тогда зачем же вы прикидываетесь дураком?...

? Мне страшно, Джон. А дураку все нипочем» [Гацунаев, Электронный ресурс].

Имплицитно структурно-смысловой блок немецких и русских паремий «внешнее безобразие + внешняя красота» включает в себя следующие тематические группы: 1) «уродство - красота внешности с течением времени»; 2) «непривлекательная внешность - нарядная внешность».

На примере паремий тематической группы «уродство - красота внешности с течением времени» дихотомия внешнего безобразия и внешней красоты воспроизводится во фразеологических картинах мира немецкого и русского языков образом гадкого утенка из сказки Г.Х. Андерсена. В своем функционировании паремии в современных публицистических электронных текстах могут выражать чувственную сферу человека с сохранением начального значения.

Тематическая группа паремий «непривлекательная внешность - нарядная внешность» в немецкой и русской фразеологических картинах мира соотносится для изображения внешней красоты человека с символом красивой одежды. Но внешняя непривлекательность выражается скрытно за счет обобщенного представления несовершенства человека. Образ пня в русской фразеологической картине мира выступает символом неуклюжего человека. В немецких публицистических электронных текстах паремии используются с изменением исходного значения, что влечет за собой появление антипословицы. Паремия «Das Kleid macht nicht den Mann» как отрицательная конструкция позволяет нам убедиться в обратном: важнее характер и поведение человека, чем внешнее впечатление от одежды:

«Das Kleid macht nicht den Mann – und nicht darauf kommt es an im Leben, was wir sind, sondern wie wir es sind» [de.wikisource, Электронный ресурс].

Эксплицитно отражающий диалектически противоположные категории красоты и безобразия структурно-смысловой блок немецких и русских паремий «внутреннее безобразие + внешняя красота» включает паремии, сгруппированные в тематическую группу «безобразный характер, поведение - притягивающий внешний вид». В немецкой и русской фразеологических картинах мира паремии ассоциируются метафорически с образами определенных птиц: вороны и павлина, внутреннее безобразие дополнительно ? с нечистотой, а внешняя красота ? с яркой внешностью человека.

Пословицы «Innen Schmutz, au?en Putz» и «Сверху ясно, снизу грязно» нельзя считать полностью тождественными за счет специфики в семантике ключевых слов, однако диалектика внутреннего безобразия и внешней красоты может проявляться следующим образом: внутреннее безобразие ? в виде безнравственности в личной и общественной жизни ассоциируется в немецкой и русской фразеологических картинах мира с нечистотой, а внешняя красота ? с яркой внешностью человека. В ходе исследовательского поиска примеров нами был обнаружен русский афоризм «Снаружи наша жизнь св?тл?й, а въ сущности и въ ней немало грязи!», который, вероятно, может быть исходным для современной пословицы «Сверху ясно, снизу грязно»:

«Межъ временемъ его (Ювенала) и нашимъ много связи. Снаружи наша жизнь какъ будто бы св?тл?й, А въ сущности и въ ней немало грязи [Жемчужниковъ, Электронный ресурс].

Имплицитно диалектика существования внутреннего безобразия и внешней красоты в немецких и русских идиомах и паремиях находит свое проявление в тематических группах: 1) «недостатки - оптимизм»; 2) «лицемерие - красота внешности».

Идиомы тематической группы «недостатки - оптимизм» в немецкой и русской фразеологических картинах мира соотносятся с символом привлекательного розового цвета, выражения позитива, а проявление безобразия имеет имплицитную форму. При функционировании в публицистических электронных текстах они сохраняют первичное значение, но в немецких публицистических электронных текстах отмечаются случаи его изменения.

В немецких публицистических электронных текстах могут встречаться примеры с идиомами, которые отличаются негативным контекстным значением: игнорирование окружающей действительности может лишить наслажденья от восприятия прекрасных сторон жизни:

«Wer eine rosarote Brille tragt, ist blind fur die weniger schonen Seiten? ebenso, wenn etwas in rosarotem Licht gesehen oder rosarot ausgemalt wird» [galerie-max, Электронный ресурс].

Тематическая группа паремий «лицемерие - красота внешности» отображает внешнее проявление красоты в немецкой фразеологической картине мира символами монеты и домашнего животного и образом человека с двумя лицами в русской фразеологической картине мира.

Структурно-смысловой блок немецких и русских идиом и паремий «особые случаи выражения категорий красоты и безобразия» разбивается на три части: 1) «внешняя красота + внутреннее безобразие или внешнее безобразие + внутренняя красота»; 2) «внешнее безобразие + внутренняя красота и внешняя красота + внутреннее безобразие»; 3) «внешняя красота + внешнее / внутреннее безобразие».

В первую часть входит тематическая группа паремий «нарядная одежда - отсутствие ума ? непривлекательная одежда - наличие умственных способностей», которые в немецкой и русской фразеологических картинах мира выражают дихотомию двойственной представленности красоты и безобразия посредством образа одежды человека и его ума. Паремии второй части «внешнее безобразие + внутренняя красота и внешняя красота + внутреннее безобразие» организуются в тематическую группу «бедность + честность и богатство + стыд». В немецкой и русской фразеологических картинах мира внешнее безобразие репрезентируется в виде отсутствия средств к существованию, а внутренняя красота – в виде положительных моральных качеств, достатка, способного сочетаться  с позором. Безобразие в русской фразеологической картине мира может быть выражено и символом недоброжелательности, бедности, подлости, совмещающихся с красотой образов богатства, честности.

В тематическую группу «блеск - негативные намерения» третьей части «внешняя красота + внешнее / внутреннее безобразие» мы включили идиомы, в которых диалектика красоты и безобразия может представляться в немецкой и русской фразеологических картинах мира блеском, бросающимся в глаза, наряду со случаями отсутствия блеска. Идиомы могут использоваться в публицистических электронных текстах, выражая начальное значение:

«Luftlandedivision bei einer Divisions-Parade als Ehrengast besucht, wobei der Divisions-Kommandant und der Brigadegeneral bei der Parade durch Abwesenheit geglanzt hatten» [kreuz.net, Электронный ресурс];

«Государство в Киргизии пока блистает своим отсутствием» [Пущаев, Электронный ресурс].

Диалектическое взаимодействие конфронтирующих категорий красоты и безобразия во фразеологических картинах мира немецкого и русского языков является зависимым от степени межъязыковой соотнесенности идиом и паремий. При определении диалектической взаимообусловленности названных категорий редко встречаются связанные с калькированием явления полного межъязыкового тождества идиом и паремий немецкого и русского языков, к их разряду относятся структурно-смысловые блоки «внешняя красота + внутреннее безобразие» (противопоставление белокурых волос и подлости), «внешняя красота + внешнее безобразие» (конфронтация внешней привлекательности и недостатков во внешности), «внешнее безобразие + внешняя красота» (дихотомия уродства и красоты во внешности). Основную часть состава структурно-смысловых блоков идиом и паремий в немецком и русском языках в отображении конфронтирующих категорий красоты и безобразия занимают единицы, обладающие частичным тождеством с дополнительной дифференциацией. Данное обстоятельство указывает на возможный универсальный характер проявления данных категорий в виде перечисленных структурно-смысловых блоков идиом и паремий во фразеологических картинах мира других языков. В нашем исследовании также имели место случаи, при которых отсутствовало межъязыковое тождество немецких и русских идиом и паремий. Диалектическая действительность существования категорий красоты и безобразия на фразеологическом уровне в немецком и русском языках является зависимой от степени их межъязыкового тождества.

Категории красоты и безобразия в современных электронных художественных и публицистических текстах на сопоставляемых языках активно находят свое выражение в ходе функционирования следующих структурно-смысловых блоков идиом и паремий: 1) «внутренняя красота + внутреннее безобразие», 2) «внешнее безобразие + внешняя красота». Редко используется изучаемая дихотомия категорий в рамках структурно-смысловых блоков: 1) «внешняя красота + внутреннее безобразие»; 2) «внутреннее безобразие + внутренняя красота»; 3) «особые случаи».

  Диалектические отношения категорий красоты и безобразия проявляются в немецкой и русской фразеологических картинах мира эксплицитно и имплицитно. Но русская фразеологическая картина мира обладает спецификой.

Каждая глава и каждая часть диссертации заканчиваются выводами.

В заключении обобщаются результаты работы и перечисляются основные выводы, полученные в ходе исследования.

Библиография содержит список теоретических работ на русском и иностранных языках, а также список словарей.

 Приложение содержит «Сводный словарь идиом и паремий, выражающих диалектическую связь категорий красоты и безобразия в немецком и русском языках», в котором представлены структурно-смысловые блоки идиом и паремий. В приложении находятся таблицы, систематизирующие тематические группы идиом и паремий с учетом общих и специфичных признаков в обоих языках, и приводится сопоставительный анализ ССБ «внешняя + внутренняя красота» и «внешнее + внутреннее безобразие».

Представляется возможным дальнейшая разработка предлагаемой проблематики в виде исследований стилистических значений базовых лексем, используемых в разных по своему характеру текстах; проблемы перевода идиом и паремий, вербализующих конфронтирующие категории в немецком и русском языках; установления диахронии формирования семантического наполнения как базовых лексем, так и идиом и паремий, раскрывающих дихотомию конфронтирующих категорий в немецкой и русской фразеологических картинах мира.

Основное содержание диссертации отражено в следующих опубликованных работах:

1. Попова Н.В. Диалектическая связь лексико-семантических полей красоты и безобразия в сопоставительном аспекте (на материале немецкого и русского языков): монография. – Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2009. – 109 с.

2. Попова Н.В. Диалектика взаимосвязи понятий красоты и безобразия во фразеосистемах немецкого и русского языков (в сопоставительном аспекте): монография. – Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2010. – 180 с.

3. Попова Н.В. (в соавторстве) Красота и добро по-немецки и по-русски: интересные уроки по сопоставительной лексикологии немецкого и русского языков: учеб. пособие на досуге. – Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2009. – 119 с.

4. Попова Н.В. Сводный словарь идиом и паремий, выражающих диалектическую связь понятий красоты и безобразия в русском и немецком языках: учеб. пособие. – Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2010. – 23 с.

5. Попова Н.В. Диалектическое единство понятий красоты и безобразия в немецком языке // Вестник Поморского ун-та. Сер.: Гуманитарные и социальные науки. ? Архангельск: Изд-во Помор. гос. ун-та им М.В. Ломоносова, 2008. ? № 14. – С. 255?259.

6. Попова Н.В. Особенности конфронтативно-фразеологического сопоставления русских и немецких устойчивых словесных комплексов // Вестник Челяб. гос. ун-та. Сер.: Филология. Искусствоведение. ? Челябинск: Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2009. ? № 27 (165). – С. 98?104.

7. Попова Н.В. Понятие «безобразие» в русском языке как нарушение эстетических и этических ценностей // Вестник Вятского гос. гум. ун-та. Сер.: Филология. Искусствоведение. ? Киров: Изд-во Вят. гос. гум ун-та, 2009. ? № 1 (2). – С. 46?50.

8. Попова Н.В. Отражение диалектики существования понятий внешней красоты и внутреннего безобразия в тематической группе «Красота лица и тела – лицемерие» в немецких и русских паремиологических единицах // Вестник Поморского ун-та. Сер.: Гуманитарные и социальные науки. ? Архангельск: Изд-во Помор. гос. ун-та им. М.В. Ломоносова, 2009. ? № 9. ? С. 178?183.

9. Попова Н.В. Сопоставление фразеологической картины мира в русском и немецком языках на примере диалектического моделирования тематической группы «Внешняя привлекательность, сила, здоровье – глупость, тупость» // Известия Самар. науч. центра Рос. академии наук. Сер.: Педагогика и психология, Филология и искусствоведение. ? Самара: Изд-во Самар. науч. центра РАН, 2009. – Том 11, № 4 (6). – С. 1596?1603.

10. Попова Н.В. Особенности имплицитного выражения диалектических отношений понятий внешней красоты и внутреннего безобразия в немецких и русских паремиях // Вестник Поморского ун-та. Сер.: Гуманитарные и социальные науки. ? Архангельск: Изд-во Помор. гос. ун-та им М.В. Ломоносова, 2009. ? № 10. – С. 224?230.

11. Попова Н.В. Диалектический подход к исследованию лексико-семантических полей красоты и безобразия в немецком языке // Вестник Рос. ун-та дружбы народов. Сер.: Лингвистика. ? М.: Изд-во РУДН, 2010. ? № 1. – С. 56?63.

12. Попова Н.В. Дефиниция диалектической взаимообусловленности понятий внутренней красоты и внутреннего безобразия на эксплицитном и имплицитном уровнях в немецких и русских паремиях // Известия Самар. науч. центра Рос. академии наук. Сер.: Педагогика и психология, Филология и искусствоведение. ? Самара: Изд-во Самар. науч. центра РАН, 2010. – Том 12, № 3 (2). – С. 501?509.

13. Попова Н.В. Диалектическая интеграция понятий внешней красоты и внутреннего безобразия в немецких и русских пословицах // Известия Самар. науч. центра Рос. академии наук. Сер.: Педагогика и психология, Филология и искусствоведение. ? Самара: Изд-во Самар. науч. центра РАН, 2010. – Том 12, № 3 (3). – С. 779?785.

14. Попова Н.В. Экспликация диалектики отношений понятий внешнего безобразия и внутренней красоты в немецких и русских паремиологических единицах // Вестник Вятского гос. гум. ун-та. Сер.: Филология. Искусствоведение. ? Киров: Изд-во Вят. гос. гум. ун-та, 2010. ? № 2 (2). – С. 98?101.

15. Попова Н.В. Философский подход к интерпретации закона о диалектическом единстве и борьбе противоположностей // Naukowym progress na rubiezy tysiacleci: мaterialy IV Miedzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji 01?15 czerwca 2008 roku. Prawo. Filizofia. ? Przemysl: Nauka i studia, 2008. ? T. 11. ? С. 62?66.

16. Попова Н.В. Философское понимание слов «красота» и «безобразие» как диалектического единства // Альманах современной науки и образования. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы: межвуз. сб. науч. тр. ? Тамбов: Грамота, 2008. ? № 8(15). ? Ч. 2. – С. 157?159.

17. Попова Н.В. Единство и борьба красоты и безобразия как эстетических категорий // Литература и культура в контексте Христианства. Образы, символы, лики России: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Ульяновск, 22?25 сентября 2008 г.) / сост., отв. ред. проф. А.А. Дырдин. – Ульяновск: УлГТУ, 2008. ? Ч. 1. ? С. 153?155.

18. Попова Н.В. Специфика реализации микрополей лексем «красота» и «безобразие» с учетом русского менталитета // Образование и наука на 21 от век: материали за 4-а международна научна практична конференция 17?25 октомври. Филологични науки. Философия. ? София: Бял ГРАД – БГ, 2008. – Т. 6. ? С. 14?18.

19. Попова Н.В. Понятия красоты и безобразия в немецком языке как внешняя и внутренняя стороны одного явления // Филологические науки. Вопросы теории и практики: межвуз. сб. науч. тр. ? Тамбов: Грамота, 2008. ? № 2 (2). ? С. 93?96.

20. Попова Н.В. Амбивалентный образ красоты в лингвистическом аспекте // Постигането на висшето образование: материали за 4-а международна научна практична конференция 17?25 ноември. Филологични науки. Музика и живот. ? София: Бял ГРАД – БГ, 2008. ? Т. 9. ? С. 9?11.

21. Попова Н.В. Категоризация красоты с позиций восприятия и оценки субъекта и объекта // Постигането на висшето образование: материали за 4-а международна научна практична конференция 17?25 ноември. Педагогически науки. ? София: Бял ГРАД – БГ, 2008. – Т. 7. ? С. 59?61.

22. Попова Н.В. Дихотомия «красота – безобразие» как один из критериев осмысления окружающей действительности // Постигането на висшето образование: материали за 4-а международна научна практична конференция 17?25 ноември. Педагогически науки. ? София: Бял ГРАД – БГ, 2008. – Т. 7. ? С. 61?64.

23. Попова Н.В. Дефиниция понятия «красота» как базовой универсальной ценности // Постигането на висшето образование: материали за 4-а международна научна практична конференция 17?25 ноември. Педагогически науки. ? София: Бял ГРАД – БГ, 2008. – Т. 7. ? С. 64?66.

24. Попова Н.В. Проявление национальных особенностей семантической структуры слов «безобразие» и «die Hasslichkeit» в русском и немецком языках // Иноязычная филология и дидактика в неязыковом вузе: междунар. межвуз. сб. науч. тр. ? Москва–Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2009. ? вып. 5. ? С. 225?228 .

25. Попова Н.В. Теоретические аспекты типологизации фразеологизмов в системе языка // Бъдещи изследвания: материали за 5-а международна научна практична конференция 17?25 февруари. Филологични науки. История. ? София: Бял ГРАД – БГ, 2009. – Т. 8. ? С. 57?59.

26. Попова Н.В. О единстве и борьбе толкований понятийных полей лексем «красота» и «die Schonheit» в русском и немецком языках // Иноязычная филология и дидактика в неязыковом вузе: междунар. межвуз. сб. науч. тр. ? Москва–Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2009. ? вып. 5. ? С. 177?181.

27. Попова Н.В. Специфика структуры лексико-семантического поля красоты в русском языке // Альманах современной науки и образования. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы: межвуз. сб. науч. тр. ? Тамбов: Грамота, 2009. ? № 2(21). ? Ч. 1. – С. 100?102.

28. Попова Н.В. Демонстрация внешнего и внутреннего безобразия субъекта в лингвистическом аспекте (на материале немецкого языка) // Альманах современной науки и образования. Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы: межвуз. сб. науч. тр. ? Тамбов: Грамота, 2009. ? № 2(21). ? Ч. 2. – С. 116?121.

29. Попова Н.В. О системных связях и стилистическом расслоении фразеологизмов // Филологические науки. Вопросы теории и практики: межвуз. сб. науч. тр. ? Тамбов: Грамота, 2009. ? № 1(3). ? С. 161?163.

30. Попова Н.В. Эстетическая оценка понятий «красота» и «безобразие» в языковом дискурсе // Молодежь и наука: реальность и будущее: материалы II Междунар. науч.-практ. конф. (г. Невинномысск, 03 марта 2009 г.) / редкол. В.А. Кузмищев, О.А. Мазур, Т.Н. Рябченко, А.А. Шатохин: в 9 т. ? Невинномысск: НИЭУП, 2009. – С. 268?270.

31. Попова Н.В. Аспекты взаимодействия фразеосистем немецкого и русского языков // Языковые и культурные контакты различных народов: сб. стат. междунар. науч.-практ. конф. / под ред. А.П. Тимониной. ? Пенза: Приволжский Дом знаний, 2009. ? С. 125?126.

32. Попова Н.В. Об особенностях классификации идиом в общеграмматическом и этимологическом аспектах // Язык. Культура. Коммуникация: материалы III Междунар. науч.-практ. конф. (г. Ульяновск, март 2009 г.) / отв. ред. проф. С.А. Борисова. ? Ульяновск: Изд-во УлГУ, 2009. ? С. 117?120.

33. Попова Н.В. Художественный перевод как вид искусства слова // Теория и практика иноязычного профессионального общения: материалы третьей межвуз. школы-семинара студентов по проблемам иноязычного профессионального общения 21 апреля 2009 г. / отв. ред. Л.Г. Попова, Л.М. Шатилова, Н.В. Попова, Е.Н. Нуждова. – Москва?Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2009. – С. 5?8.

34. Попова Н.В. Об универсальных и специфичных признаках в семантической характеристике немецких и русских фразеологических единиц // Слово и текст: коммуникативный, лингвокультурный и исторический аспекты: материалы междунар. науч. конф. 01?04 октября 2009 г. / отв. ред. Л.В. Табаченко, А.А. Козакова. ? Ростов н/Д: Изд-во НМЦ «Логос», 2009. – С. 27?28.

35. Попова Н.В. Роль внешней и внутренней формы в значении немецких и русских идиом // Коммуникация и язык в социально-культурном пространстве: междисциплинарный подход: материалы междунар. конф. (Челябинск, 02?04 декабря 2009 г.) / под общ. ред. Е.В. Харченко. ? Челябинск: Издат. центр ЮУрГУ, 2009. – С. 284?286.

36. Попова Н.В. Специфика имплицитного отражения диалектической действительности понятий внешнего безобразия и внутренней красоты в немецком и русском языках // Проблемы прикладной лингвистики: сб. междунар. науч.-практ. конф. – Пенза: Приволжский Дом знаний, 2009. – С. 91?93.

37. Попова Н.В. Эксплицитное выражение диалектики отношений понятий внешней красоты и внешнего безобразия в немецких и русских идиомах // Актуальные проблемы профессионального речевого общения: материалы II Междунар. науч. Интернет-конф. молодых ученых / отв. ред. Л.Г. Попова. – Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2010. – С. 182?187.

38. Попова Н.В. Диалектическая интерпретация понятий внутреннего безобразия и внутренней красоты в немецких и русских паремиях // Молодежь и наука: реальность и будущее: материалы III Междунар. науч.-практ. конф.    (г. Невинномысск, 03 марта 2009 г.) / редкол. В.А. Кузмищев, О.А. Мазур, Т.Н. Рябченко, А.А. Шатохин: в 6 т. ? Невинномысск: НИЭУП, 2010. – С. 217?219.

39. Попова Н.В. Паремии как средство отражения духовного народного облика // Актуальные проблемы профессионального речевого общения: материалы II Междунар. науч. Интернет-конф. молодых ученых / отв. ред. Л.Г. Попова. – Мичуринск: Изд-во Мичур. госагроун-та, 2010. – С. 174?177.

40. Попова Н.В. Диада во фразеологической картине мира // Романо-германская филология и дидактика в педагогическом вузе: материалы I Междунар. науч. заоч. конф. 16?17 ноября 2010 г. / отв. ред. Л.Г. Попова. ? Москва: Изд-во Москов. гум. пед. ин-та, 2011. ? С. 45?47.

41. Попова Н.В. Вербализация диады понятий внутреннего безобразия и внешней красоты в немецких и русских идиомах // Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики: материалы ежегод. междунар. конф. (Екатеринбург, 04?05 февраля 2011 г.) / ред. Н.Н. Сергеева. ? Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. пед. ин-та, 2011.? Ч. 1. ? С. 234?236.

42. Попова Н.В. Бинарная оппозиция понятий внутреннего безобразия и внешней красоты в немецких и русских идиомах // Фразеологические чтения памяти профессора В.А. Лебединской: сб. материалов междунар. науч. конф. 02?03 марта 2011 г. / отв. ред. Н.Б. Усачева. ? Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2011. ? С. 236?239.

43. Попова Н.В. Диадическое бытие понятий внешнего безобразия и внешней красоты на имплицитном уровне в немецких и русских паремиях // Современные проблемы лингвистики и лингводидактики: концепции и перспективы: материалы междунар. заоч. науч.-метод. конф. (г. Волгоград, 15 апреля 2011 г.) / редкол. О.В. Атьман, О.А. Малетина и др. ? Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2011. ? Ч. 2. ? С. 191?197.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.