WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Лексика и словообразование хайдакского диалекта даргинского языка

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

 

На правах рукописи

 

 

ГАСАНОВА  УЗЛИПАТ УСМАНОВНА

 

ЛЕКСИКА И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ ХАЙДАКСКОГО ДИАЛЕКТА ДАРГИНСКОГО ЯЗЫКА

                                              

10.02.02 – языки народов Российской Федерации (кавказские языки)

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

Махачкала 2011

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования

 «Дагестанский государственный педагогический университет»

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор ДГПУ Ибрагимов Г.Х. (г. Махачкала);

доктор филологических наук, профессор, внс ИЯ РАН Муталов Р.О. (г. Москва);

доктор филологических наук, доцент ЧГПУ Сулейбанова М.У. (г. Грозный).

Ведущая организация –  Адыгейский государственный университет (г. Майкоп).

    Защита состоится 3-го февраля 2012г., в 14 ч., на заседании диссертационного совета    Д 212.051.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук в ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет» по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. №97.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Дагестанский государственный педагогический университет».

Автореферат размещен  на сайте  ВАК РФ «__ »  октября  2011 г.

Адрес сайта www.referat-vak@ministry.ru; эл.почты: referat_vak@obrnadzor.gov.ru

Автореферат разослан «       » _____________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                              

кандидат филологических наук                                                               М.О.Таирова                  

Общая характеристика работы

Объектом исследования представленной диссертации  является лексика, фразеология и словообразование хайдакского идиома даргинского языка. Исследование  проводится на  материале данного языка, в случаях явных расхождений также на материале конкретных говоров исследуемого диалекта.

Материал исследуемого диалекта дает нам  возможность для научных поисков, поскольку формирование хайдакского идиома обусловлено длительными и сложными процессами ареальной дифференциации, которые отражались в языке, создавая его своеобразную грамматическую структуру, привлекшую к себе внимание ряда лингвистов-кавказоведов. Важно отметить и то обстоятельство, что всестороннее и глубокое изучение хайдакского диалекта с точки зрения специфики его грамматического строя  позволит научно осмыслить  и уяснить многие языковые процессы, а также установить специфику их взаимоотношений. 

Хайдакский диалект дробится на  несколько говоров, что, в свою очередь, делает необходимым исследование неизученных диалектных единиц.

Для получения полного и объективного представления о системе языка требуется большой массив надежных данных. В этой связи обращение к различным источникам оказалось не только оправданным, но и неизбежным. Весь анализируемый материал извлечен из произведений фольклора, привлекались также данные из устной речи носителей хайдакского диалекта и разных его говоров. В отдельных случаях использовались результаты анкетирования.

Синхронное сопоставление хайдакского диалекта с даргинским литературным языком позволило установить, что хайдакский диалект обладает значительными особенностями, отличающими его от литературного языка. В последнее время ученые выделяют 17 самостоятельных языков даргинской группы [Коряков 2006], в  число которых входит и исследуемый нами хайдакский диалект. До работы Ю.Б. Корякова «Атлас кавказских языков» кайтакский, кубачинский, мегебский, чирагский диалекты также считались отдельными исследователями самостоятельными языками.  

Актуальность работыобусловлена, в первую очередь, неисследованностью лексики и словообразования хайдакского диалекта,  а также  необходимостью определения  его места в системе дагестанских языков.

Надежным источником при воссоздании картины исторического развития как языка, так и народа-носителя языка являются лингвистические данные.

Без предварительного анализа и полного описания  особенностей бесписьменных языков трудно решить многие важные проблемы языкознания. Сохранение различных стадий совершенствования языка  делает возможным сравнительно-историческое исследование лингвистических процессов в каждом конкретном языке.

Необходимость изучения хайдакского диалекта и речевых особенностей его говоров  обусловлена еще и тем, что идет постепенный процесс нивелирования диалектов и говоров, в основном под влиянием даргинского литературного языка.

Цель и задачи исследования. Основной целью диссертационного исследования является всесторонний и глубокий анализ синхронного состояния, изучения и научного описания лексики и словообразования хайдакского диалекта в сравнении с даргинским литературным  языком и на этой основе установление его статуса и места в системе дагестанских языков в целом.

В соответствии с поставленной целью решаются следующие задачи исследования:

- уточнить и определить место и статус  хайдакского идиома в системе дагестанских языков;

- охарактеризовать лексико-семантические группы слов и устойчивых словосочетаний как составной части лексико-фразеологической системы хайдакского диалекта;

- описать типичные лексико-семантические особенности лексики и фразеологии хайдакского диалекта их коммуникативные и прагматические функции;

- показать изменения, которые происходят в современном хайдакском диалекте в результате активизации  трехъязычия;

- выявить глубинные культурные смыслы лексем, входящих в качестве компонентов в состав хайдакских фразеологизмов и паремий;

- определить лингвистические и экстралингвистические факторы, обусловливающие характерные черты сходства и различия с даргинским  литературным языком, отдельными ареальными единицамикак в отношении структурной характеристики слов, так и в отношении их семантики;

- установить критерии, по которым в каждом отдельном случае проведено распознавание различных пластов заимствований с указанием их источников;

- обосновать причины фонетико-морфологических и семантических изменений заимствований и особенности их адаптации в хайдакском диалекте;

- выявить и описать словообразование имен существительных, прилагательных, числительных, местоимений и наречий;

- описать способы образования сложных слов, их структурно-семантические типы и словообразовательные значения.

В истории дагестанских языков происходили процессы конвергентного развития, однако они еще не были предметом специального изучения. «В первую очередь, - отмечает И.Х. Абдуллаев, следует выявить различные случаи конвергенции, в частности, в лексике (начиная с заимствований), затем в морфологии, словообразовании, синтаксисе и т.д.»  [Абдуллаев 1988: 88]. 

Сравнительный  подход позволяет дополнить внутрисистемное описание языка, помогает полнее и глубже осмыслить явления и категории каждого отдельного языка.

Степень изученности темы

Фонетику и морфологию хайдакского диалекта даргинского языка исследовала С.М. Темирбулатова в монографии «Хайдакский диалект даргинского языка» [2004]  и  докторской диссертации [2006]. Частичное исследование хайдакского диалекта проводилось С.Л. Быховской [1941], Ш.Г. Гаприндашвили [1963], З.Г. Абдуллаевым [1958-1959]  и др.  Вопросы же хайдакской лексики и словообразования остаются нерешенными.  А между тем, это представляет немалый научный интерес для выявления всех особенностей хайдакского диалекта.

Методы и приёмы исследования  мотивированы его описательным  и сравнительным характером, их использование дает возможность выявить наиболее характерные, отличительные особенности хайдакского языка-диалекта. Его описание дается в основном в сравнении с даргинским литературным языком. 

Используются также общенаучные методы лингвистики: сбор информации,  анализ устных текстов, описательный метод, включающий в себя приемы наблюдения, сравнения, интерпретации и классификации исследуемого материала, метод компонентного анализа, выявляющий содержательные характеристики лексемы, фразеологизма и паремии.

Научная новизна исследования. Настоящая работа является первым системным научным исследованием  лексической системы и словообразования хайдакского диалекта.   Впервые подробно описаны процессы лексико-семантической адаптации заимствований и выявлены закономерности их функционирования, более глубоко и системно проанализировано также фонетическое и морфологическое своеобразие заимствованной лексики в хайдакском диалекте. Предпринята попытка проследить историю хайдакских языковых контактов и охарактеризовать их результаты и особенности.

На основе анализа мотивирующих основ и словообразовательного инвентаря выявлены и описаны продуктивные способы и модели словообразования всех знаменательных частей речи и глагола хайдакского диалекта. Выделен ряд словообразовательных морфем, не отмеченных в специальной литературе о хайдакском диалекте.

Методологической основой послужили исследования лингвистов, разрабатывавших проблемы языков на различных уровнях. В основу диссертационного исследования положены идеи и взгляды таких исследователей, как: П.К. Услар, Р. Эркерт, Л.И.  Жирков, И.И. Фортунатов, А.А. Магометов, Ш.Г. Гаприндашвили, С.Л. Быховская, Т.Г. Брянцева, А.А. Реформатский, Г.А. Климов, А.Е. Кибрик, М.Е. Алексеев, В.Ф. Минорский, С.Н. Абдуллаев, З.Г. Абдуллаев, С.М. Гасанова, М-С.М. Мусаев, Г.Х. Ибрагимов, А.Г. Гюльмагомедов, И.Х. Абдуллаев, С.М. Темирбулатова, М-Ш.А. Исаев, В.М. Загиров  и др.

Теоретическая  ценность диссертационного исследования в том, что в ней впервые освещаются вопросы, решение которых имеет для хайдакского диалекта,  большое  значение: а) проведена классификация лексико-семантических групп; б) проведен семантический анализ ФЕ, паремий и ономастического материала, дана словообразовательная характеристика  хайдакского диалекта.

Ценным для дагестанского языкознания являются результаты изучения сравнительного исследования хайдакского диалекта  и даргинского литературного языка, позволяющего установить семантические универсалии в сфере лексики и словообразования.

Практическая значимость исследования заключается в следующем.  Настоящий опыт может быть использован при синхронном структурно-семантическом и сравнительно-типологическом изучении дагестанских языков и их диалектов; при составлении диалектологических и этимологических словарей; в типологических и генетических исследованиях по кавказским языкам; при составлении атласов  по языкам Дагестана, Кавказа; при составлении спецкурсов как по бесписьменным, так и по всем письменным  языкам  Дагестана. Включенный в работу фольклорный и этнографический материал может быть использован специалистами - фольклористами и этнографами. Рассмотренные в работе вопросы являются актуальными для хайдакского диалекта.  

Материалом исследования для настоящей работы послужила индивидуальная картотека автора – 7 тыс. слов, объединенных в «Хайдакско-русский словарь», около 400 фразеологических единиц, более 100 паремий, 30 сказок и другие фольклорные материалы, собранные методом записи устной речи хайдакцев. В центре исследования - систематические разноплановые наблюдения за речью хайдакцев.

Привлечены также различные словари и справочники, в том числе: «Русско-даргинский словарь» [С.Н. Абдуллаев, 1950; М-Ш.А. Исаев, 1988],  «Орфографический словарь даргинского языка» [З.Г. Абдуллаев, 1989], «Сравнительно-историческая лексика дагестанских языков» [1971], «Сравнительно-сопоставительный словарь» [С.М. Хайдаков,  1973], «Лексика даргинского языка» [М-С.М. Мусаев, 1978 ], «Словарь кавказских языков» [Г.А. Климов и М.Ш.  Халилов, 2003], «Сопоставительное изучение дагестанских языков. Имя,  фонетика». [А.Е. Кибрик,  С.В. Кодзасов, 1990] и др.

Результаты работы. Результаты исследования могут быть использованы, в частности, в сравнительно-исторических исследованиях по дагестанским языкам, поскольку анализ лексики хайдакского диалекта создает возможность разграничения заимствованной лексики от исконной. Материалы исследования обогатят общую теорию языковых контактов конкретными фактами и положениями. Вместе с тем материалы исследования могут быть использованы при составлении различных словарей. 

На защиту выносятся следующие основные положения:

Лексика хайдакского диалекта представлена следующими лексико-тематическими группами: названия пищи, термины родства, соматические названия, названия животного и растительного мира, названия бытовой утвари, хозяйственных построек и т.д.

Исследование лексики хайдакского диалекта – это сохранение лексического богатства языка для истории народа и истории языка.

Лексика хайдакского диалекта состоит из исконного и заимствованного пластов. Исконная лексика – это составная часть словарного фонда хайдакского диалекта (общедагестанский, собственно-хайдакский пласты).

В процессе семантической адаптации заимствований в хайдакском диалекте отмечается возникновение новых лексико-семантических вариантов заимствований под влиянием фонетических особенностей и лексической системы самого хайдакского языка-диалекта.

Новые морфемные структуры создаются за счет замены заимствованных формантов хайдакскими словообразовательными аффиксами.

В хайдакском диалекте наиболее регулярными и продуктивными способами словообразования частей речи являются суффиксация и словосложение.

Суффиксы существительных разнообразны по происхождению и функционированию. Мотивирующей основой для них выступают общие именные, звукоподражательные и глагольные основы.

Результатом сложения является образование копулятивных композитов, мотивационной базой которых являются парные сочетания слов, связанных сочинительными отношениями. Детерминативные композиты являются результатом сращения именных словосочетаний атрибутивного типа с определительными отношениями компонентов.

Сложные глаголы представляют в хайдакском диалекте большую самостоятельную группу слов. Мотивирующей основой сложных глаголов выступают разные части речи. 

Источники исследования. В своем исследовании мы опираемся на хайдакский материал, собранный нами, начиная с 1995 года, в селениях Кайтагского района (Шиляги, Варсит, Пиляки, Джирабачи, Джавгат, Чибахни, Карацан, Баршамай, Карталай и др.) Республики Дагестан. Материал отбирался путем непосредственных систематических наблюдений над непринужденной речью носителей языка, а также анализа произведений устного народного творчества.

Кроме того, привлекался материал других родственных языков. Использованы также данные письменных памятников (Свод законов Хайдакского уцмия), материалы словарей  даргинского языка.

Основные результаты исследования. 1. Проведён анализ современных лингвистических работ по проблемам изучения хайдакского диалекта. 2.   Определено место хайдакского диалекта в системе дагестанских языков. 3. Дана  лексико-семантическая и типологическая  характеристика исконной и заимствованной лексики хайдакского диалекта. 4. Выявлены общие и различительные признаки хайдакской лексики. 

Апробация работы и внедрение результатов исследования.  Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в докладах, сделанных на международных научно-практических конференциях и симпозиумах: «Проблемы региональной ономастики» (Майкоп, 2004), «Проблемы региональной ономастики» (Майкоп, 2008), «Проблемы русского языка в полиэтническом регионе» ( Махачкала, 2008), «Роль культуры в Российско-иранских   отношениях» (Махачкала, 2009), «Теоретические и методические проблемы национально-русского двуязычия» (Махачкала, 2009), «Контенсивная типология естественных языков» (Махачкала, 2009),  «Международный форум по проблемам науки, техники и образования» (Москва, 2010),  «Актуальные проблемы общей и адыгской филологии» (Майкоп, 2010), «Актуальные вопросы общего и кавказского языкознания» (Махачкала, 2010), «Второй Международный конгресс кавказоведов» (Тбилиси, 2010),  «Кавказские языки: генетические, ареальные связи и типологические общности» (Махачкала, 2010),  «Языковые и культурные контакты различных народов» (Пенза, 2010), «Философия и филология классического текста» (Пенза, 2010), «Материалы научно-практической конференции Института педагогики им. Тахо-Годи» (Махачкала, 2011), "Текст как единица филологической интерпретации" (Куйбышев, 2011), а также на заседаниях кафедры дагестанских языков ДГУ.

Основное содержание работы получило освещение в монографии «Лексика и словообразование хайдакского диалекта даргинского языка», в более 80 публикациях автора, в том числе в научных изданиях, рекомендованных ВАК для публикации материалов докторских диссертаций – 7 статей.

Структура и объём диссертации определены  поставленными задачами и спецификой исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения,  списка использованной литературы и приложения (Хайдакско-русский словарь, фольклорные тексты, анкеты).

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, содержится характеристика материала и методов его анализа, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

Первая глава – «Лексика хайдакского диалекта» - содержит  анализ общих проблем лексики, в ней рассматриваются особенности исконной лексики хайдакского диалекта, заимствованная лексика (арабизмы, тюркизмы, иранизмы, русизмы),  структура и семантика ономастики, антропонимия хайдакского диалекта, а также его лексико-тематические классы.

Особенности исконной лексики хайдакского диалекта.         Исследуемый нами хайдакский язык исторически находится в плотном окружении даргинского языка, и исследование языковых последствий их контактирования представляют большой лингвистический интерес как для хайдакского диалекта, так и даргинского литературного языка.

Если объединить все лексические единицы хайдакского диалекта,  то в их состав войдут следующие группы слов:

1. Слова, материально совпадающие с даргинским литературным языком (они представлены в основном именами существительными):  хайд. хъяр – дарг. хъяр «груша», хайд. кьяли –дарг. кьяли «ветка», хайд. хъар – дарг. хъар «крышка», хайд. гьурцеци - дарг. урцецц «почка», хайд. гъез -дарг. гъез  «волосы» и т.д.

2. Собственнохайдакские слова. В эту обширную  группу входят различные по своему значению слова, главным образом наименования орудий труда, предметов домашнего обихода, названия различного рода отвлеченных понятий, топонимы и т.д. Например: курси «стул», хилкья «тряпье», кьяга «жердь», чуп1ар «бахрома» и т.д.

Даргинские слова подвергаются в хайдакском различным фонетическим и семантическим изменениям. Если сравним фонологические системы хайдакского диалекта  и даргинского литературного языка, то увидим наряду с общими явлениями и существенные различия между ними. Фонетическое звучание даргинских слов отчетливо проявляется в консонантизме. В системе консонантизма фонетические преобразования даргинских слов весьма значительны. В хайдакском языке присутствуют геминированные согласные, отсутствующие в даргинском языке. Верхнефарингальный [х1] отсутствует в хайдакском диалекте, он здесь переходит в [гь]. Приводим расхождения, являющиеся результатом определенных фонетических законов и процессов. Это обширная группа слов с самыми различными значениями:

хайд.                                       дарг.                        русский

ккалкка                                   галга                         дерево

г1яркьвя                                  г1ярг1я                     курица

гьяли                                        х1яли                          жир

 гьяхъял                                  х1якьул                        лопух

Ряд понятий даргинского литературного  языка, обозначенных простым словом, в хайдакском диалекте  передаются составными словами:

     хайд.                                         дарг.                         русский

     дуцца бизи                              ц1ерхъ                          рысь

    г1ява ччакьва                          х1яйчу                          слоеный   хлеб

    ччанкка шин                            зешин                           рассол

Некоторые понятия хайдакского диалекта  обозначаются простым словом, а в даргинском литературном языке передаются составными словами:

  хайд.                                              дарг.                             русский

ттуттуг1я                                  михик1 вава                     гвоздика

межи                                             муси миа                          барбарис

шержи                                         итан жерши                     чеснок

Эти слова с точки зрения семантического объема стоят довольно близко к своим этимонам, во всяком случае, редко наблюдаются яркие случаи переосмысления и сужения значений слова: хайд. сакка «целина, необработанная земля» - дарг. сакка «луг». С появлением  даргинизмов развиваются новые тенденции во всей лексико-семантической системе хайдакского языка. Первым и ближайшим результатом процесса массового и интенсивного вхождения новых слов является появление многочисленных синонимов: г1яйри - гьав «охота», гьалак – хъяч1ли «быстро», гьари? - кваней?, квангваней? «где?»; бяхъя - дичаха «бей», пяхъяркьут1 – чибигь «драка»; и т. д.

Такие прочно закрепившиеся слова могут обнаруживать активность в словообразовательном отношении. Например, от заимствованного имени существительного может быть образовано другое имя существительное:къит1а - «пень» - къит1мар «пнистая местность»; г1яйри «охота» - г1яйриган «охотник».

Заимствованная лексика хайдакского диалекта. Процесс заимствования иноязычной лексики в большей или меньшей степени присущ любому языку во все периоды его развития, поскольку языки не существуют в полной изоляции. Изучение языкового заимствования имеет достаточно большую традицию в языкознании, так как невозможно найти какой-либо язык, который не пополнял бы своего лексического состава за счет иноязычных слов. Общим для всех языков мира, независимо от типологических различий, является заимствование. В развитии и обогащении хайдакского диалекта значительная роль принадлежит заимствованиям из других языков. Большое место в нем занимают следующие  основные пласты заимствований: арабизмы, тюркизмы, иранизмы и русизмы.

В хайдакском диалекте представлены заимствования из ряда языков мира, которые не находятся с ним в генетическом родстве. Эти заимствования связаны с хайдакским, в первую очередь, в силу исторических обстоятельств. Вследствие того, что носители диалекта в свое время подвергались воздействию ислама, в словарном составе хайдакского диалекта оказалось определенное количество арабо-тюркско-персидских лексических единиц, часть которых ассимилировалась и адаптировалась применительно к строю хайдакской  живой речи, другая часть либо не привилась, либо вышла из употребления.

Вместе с исламом на территорию Дагестана активно проникали арабский язык и арабская культура. Арабский язык постепенно становился единственным общепринятым письменным языком, он использовался в официальной  и частной переписке, на нем делались надписи на мусульманских надгробных памятниках. Арабский язык был языком деловых отношений, которым пользовались все образованные люди в дагестанском обществе, его распространению во многом способствовало отсутствие единого языка межнационального общения, функции которого он частично выполнял.

Проникновение ислама в Дагестан началось еще в 10 в. Это обусловило воздействие арабского языка на дагестанские языки. Количественный состав арабских заимствований в различных языках зависит от того,  имеет ли тот или иной язык письменность, т.к. в письменных языках количество арабизмов несколько преобладает за счет литературных источников. А в языках, не имеющих письменность, или в отдаленных от литературного языка диалектах, количество арабизмов иное, здесь они употребляются в основном, в разговорной речи. Арабский язык сыграл важную роль в обогащении их лексики. Всего нами выявлено более 800 арабизмов и активных лексем, входящих в хайдакский диалект. К ним еще надо прибавить значительное количество антропонимов арабского происхождения. При рассмотрении арабизмов с точки зрения их принадлежности к различным частям речи выявилось, что  наибольшую группу составляют  существительные. Влияние арабского языка на хайдакский язык-диалект было столь велико, что подавляющая часть арабизмов прочно вошла в обиход хайдакского языка. Это была в основном религиозная лексика и общественно-политическая лексика. Из арабского языка хайдакский заимствовал не только отдельные слова, но целые словосочетания религиозного характера: инша Аллагь «Если Аллах поможет», лайлатул кьадри «ночь определения судьбы», бисмиллагьи рах1манни рях1им «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного». 

Часть арабизмов подверглась хайдакской словообразовательной обработке: дунелла «земной, г1ямрулла «жизненный», саг1ятла «часовой», кьудратла «всемогущий», райх1ятил«свободный», кепбарара «опьянеть» и т.д. Следует отметить, что сложные слова состоят чаще всего из двух частей, основной смысл в них выражает арабское заимствование, а вторая часть – это вспомогательные хайдакские глаголы типа  бигьара,барара, ик1вара «стать», «сделать», «говорить», «быть»: мурахас+бигьара «освободиться», т1алав+барара «собрать», тилади +ик1вара «просить». 

Имеются примеры  расширения первоначальной семантики арабских слов: араб. хабар [habar]«сообщение, весть» -- хайд. хабар «сообщение, весть, рассказ, сказка»; араб. кьаcаб «разделка мяса» [qassab] – хайд. кьасаб «мясник, землемер»; араб. г1ямал [’amal]«работа, труд, действие, занятие, дело» -- хайд. г1ямал «действие, труд, работа,  занятие, дело, хитрость, уловка, возможность»; араб.махлукьат [mahluqat] «скопление народа; твари» – хайд. махлукьат «скопление народа, толпа, твари» ит.д.

В процессе лексико-семантических изменений заимствованные слова чаще приобретают дополнительные значения, и, следовательно, в исследуемом языке расширение значения слова наблюдается чаще, чем сужение.

При исследовании арабских и персидских слов мы опирались на «Словарь арабских и персидских заимствований в даргинском языке», составители – Н.И. Стоянова, И.И. Эфендиев [2005].

Слова, которые проникают из другого языка, приспосабливаются к фонетической системе языка-реципиента. В данном случае слова арабского языка, проникая в хайдакский, получают фонетическую адаптацию. Хайдакской фонетической системе не характерны эмфатические согласные, имеющиеся в арабском языке. Такие звуки  заменяются в хайдакском похожими по артикуляции звуками. Фонетическое освоение заимствований отчетливо видно как в вокализме, так и в консонантизме.

Фонетические изменения в вокализме следующие:

1) арабские долгие гласные передаются краткими: араб.кьабул [qubul] – хайд. кьабул «согласие», араб.  сабаб [sabab]– хайд. сабав «причина», араб. даим [da?im] – хайд. даим «постоянно», араб. г1язаб [’azab] – хайд. г1язаб «мука» и т.д.;

2) наблюдается также переход [а]в[e] (э): араб.васият  [wasiyyat] – хайд. вассет «завещание», араб. т1упан [tufan] –хайд. т1упен «потоп», араб. ятим [yatim] - хайд. йэтим «сирота».

Помимо изменений, в вокализме хайдакского и арабского языков отмечаются и фонетические соответствия, которые передаются звуками [а] =  [а]: [ахир] – ахир «конец», [аyя т] – аят «стих Корана»; [и]  =  [и]: [din] – дин «религия», [fil] – пил «слон» и др.

В консонантизме арабского и хайдакского языков хотя  и имеются  достаточно много соответствий, но наблюдаются и несоответствия. Имеются идентичные звукосоответствия, к каковым относятся: д = d, т = t, б =b, м =m, л = l, х = h,  с =  sи  соответствия, вызванные специфическими, похожими по артикуляции звуками. Необходимо отметить, что консонантная система хайдакского языка отличается целым набором согласных, отсутствующих в арабском языке. Это отсутствие геминат (кк, тт, чч, пп, тт), абруптивов (к1, т1, п1, кь, ц1, ч1),  увулярных (кь, къ) и др.

Фонетические изменения  в консонантизме следующие:

  1. верхнефарингальный [х1] здесь субституируется ларингальным гь:араб.х1яракат [harakat] – хайд. гьяракат «старание», араб. х1исаб [hisab]хайд. гьисав «счет», араб. х1укму[hukm] – хайд. гьукму «приказ».

Надо сказать, что в даргинском языке такое явление отсутствует. Это характерное явление хайдакского языка. Возможно, это влияние соседнего кумыкского языка.

2) спирант [г1]  исчезает совсем: араб. Кьург1ан [’al-qur’an] – хайд. Кьуран «Коран», араб заг1иф [da’if]– хайд. зяипли «больной»; араб. г1узру [’uzr] – хайд. узру «дело»;

3) сдвиг арабского спиранта [г1] в аффрикату [кь]: араб г1ярякьи [’araq]– хайд. кьярякьи «водка», араб.г1якьраб [’aqrab] – хайд. кьякьрав «скорпион»,  араб. г1яса [’asa]-- хайд. кьяйса «трость»;

4)  переход [б]– [в]: араб.табтар [daftar] – хайд. тавтар «книга», араб. насаб [nasab] – хайд. насав «род», араб. мактаб [maktab]– хайд. мактав «школа», араб. жаваб [jawab] – хайд. жабав «ответ»;

5) в хайдакском языке звук [ф] отсутствует. Он  передаётся в арабизмах как [п]: араб. фикр[fikr] – хайд. пикри «мысль», араб. инсаф [insaf]– хайд. инсап «совесть», араб. факьирун [faqir]– хайд. пакьир, араб. кафир [kafir] - хайд. капир «неверный»;

6)  замена арабского эмфатического [д] спирантом [з]: араб.рамадан [ramadan]– хайд. рамазан, араб. ради [radi]- хайд. разил «радостно», араб. даг1иф [da’if]– хайд. зяип «больной»;

7)  замена араб. [т] – [т1]: араб. талабун [talab]– хайд. т1алав «требование», араб. такьсир – хайд. т1акьсир «вина»;

8) замена ауслаутного [н]сонорным [л]: араб.ниг1мат [ni’mat] – хайд. лиг1мат «дар божий», араб. намус [namus]– хайд. ламус «совесть»;

9) замена сонорного [л] ауслаутным [н]: араб.ляг1нат [la’nat]– хайд. няг1на «проклятие»;

10) выпадение сонорного [л] в конце слова: араб.манзил [manzil] – хайд. манзи «время»;

11) замена  фарингального [х1] спирантом [г1]: араб.насих1ят [nasihat] – хайд. насиг1ят «наставление, нотация»; араб. маслих1ят [musalahat] – хайд. маслиг1ят «примирение»;

12) замена переднеязычного [д] надгортанным [т1] или придыхательным [т]: араб. пасад [fasad] – хайд. пасат1 «испорченность, разорение»; араб. кьасд [qasd] – хайд. кьаст «намерение, цель».

Как показывает наш материал, достаточно большая часть арабизмов, заимствованных даргинским языком, в хайдакском диалекте отсутствует, им соответствуют исконно хайдакские слова, например: хайд. акри, дарг. бугьтан «клевета»; хайд. ц1алип «молния», дарг. лямц1 «молния»; хайд. иприт1, дарг.  магьирси «искусный»;  хайд. инк1вяхъив, дарг. къаршиикиб «встретился» и т.д.

В хайдакском в то же время имеются арабские заимствования, отсутствующие в даргинском языке: хайд. курси «стул», араб. [kursiyy] стул, кресло, сиденье.

Как мы уже и отмечали, тюркизмы занимают в хайдакском диалекте заметное место,так как на одном из тюркских языков, кумыкском говорят ближайшие соседи по территории. В XVII в. в составе Кайтагского уцмийства вместе с хайдакцами находились и кумыки. Несомненно, длительные этнокультурные связи кумыкского и хайдакского народов способствовали проникновению лексики из одного языка в другой, поэтому заимствование тюркизмов в хайдакском диалекте более значительное, чем в других дагестанских языках.

Слова, проникающие из другого языка, приспосабливаются к фонетической системе языка-реципиента. В данном случае тюркизмы, проникая в хайдакский, получают фонетическую адаптацию. Зафиксированы звуковые переходы, появление процессов ассимиляции и т.д. Здесь необходимо выделить общие и отличительные черты фонетических систем обоих языков. Хайдакской фонетической системе не характерны некоторые звуки, имеющиеся в тюркских языках [о], [ы], [оь], [уь], поэтому они заменялись в хайдакском  похожими по артикуляции звуками. Здесь происходит замещение [ы][и]: кум. къянчык – хайд. къянчик «негодяй», кум. языкъ – хайд. язикъ «измученный», кум. къызгъын – хайд. къизгъин, кум.  къыян – хайд. къиян «мучение», замещение [ы][у]: кум. ажыгъ – хайд. ажугъ «злоба», замещение [о][у]: кум. ортакъ – хайд. уртахъ «друг».

Среди согласных звуков также происходит замещение, например: [къ][хъ]: кум.буйрукъ – хайд. буйрухъ «приказ», замещение [къ][кь]: кум.къанц1а – хайд. кьанц1а «бурый»; кум. къямц1а – хайд. кьяц1а «щипцы» и т.д.

Ряд кумыкских слов при освоении утрачивает грамматические свойства языка-источника. Также наблюдается образование от тюркских заимствований новых слов при помощи собственно хайдакских словообразовательных элементов: от кумыкских основ образованы с помощью словообразовательного суффикса –ил ряд прилагательных: кум.  бул «изобилие» - хайд. бул+ил  «обильный, кум. эркин «свободный» - хайд. эркин+ ил «свободный, просторный» и т.д.;

Некоторые тюркизмы в хайдакском диалекте подверглись переоформлению в соответствии с законами языка. Общее число тюркизмов в хайдакском диалектенасчитывается,  по нашим подсчетам, около 800 слов (по данным «Хайдакско-русского словаря», составленного нами и включающего около 7000 слов).

Общеизвестно, что одним из важнейших внешних факторов исторического развития языка  в современном мире  признаются языковые контакты. Науке практически неизвестны языки, структурное и материальное развитие которых протекало бы в изоляции от внешних воздействий. Данный факт  позволяет утверждать, что все языки можно охарактеризовать как «смешанные».

В хайдакско-кумыкских контактах можно усмотреть явление адстрата. Контакты обусловлены следующими факторами:

  1. совместная жизнь в смешанных населенных пунктах Кайтагского района (с. Маджалис, пос. Родниковый);
  2. нахождение ряда хайдакских сел (с. Санчи, с. Ахмедкент) в окружении кумыкских сел (с.Янгикент, с. Туменлер);
  3. общая граница. Кайтагский район граничит с Каякентским районом и Дербентским (в селах Дербентского района, граничащих с Кайтагским районом, проживают азербайджанцы и турки: с. Салик, с. Великент).

В основном были заимствованы существительные (названия домашней утвари, одежды, пищи, фруктов, названия животных и птиц: къаз «гусь», урдек «утка», къабакъ «тыква» и т.д.).

Иногда синонимические ряды и антонимичные пары хайдакского диалекта  состоят из одних   тюркизмов:  угъраш, къурумсакъ, купеюгъли  «негодяй»; туй, шатлихъ «праздник, свадьба»; тяниш, юлдаш «друг» (синонимы);  кум.эски «старый» - кум. енги «новый», кум. азгъин «лентяй» – кум. бажардичебил «старательный» (антонимы) и т.д.

В хайдакском диалекте являются заимствованными такие словообразовательные суффиксы, как  -чи, -лихъ: далайчи «певец», рушбатчи «взяточник», вец1лихъ «десятка». Также заимствовано большое количество мужских и женских личных кумыкских имен.   Отсутствие в кумыкском языке грамматических классов никак не повлияло на хайдакский, хотя именно оно привело к утере грамматических классов в других дагестанских языках, в частности в лезгинских.

Говоря о заимствованиях из кумыкского языка в хайдакский, нельзя не сказать и об обратном явлении – влиянии хайдакского на кумыкский, в частности на кайтагский диалект кумыкского языка.

Наличие абруптивов, как явление заимствованное, в кумыкских диалектах, в том числе и в кайтагском, отмечает и Н.Х. Ольмесов: «Абруптивные согласные больше характерны для какашуринского, параульского, гелинского говоров подгорного, утамышского, янгикентско-туменлерского, алходжикентского говоров кайтагского диалекта…» [Ольмесов 1997: 184].

Таким образом, мы пришли к выводу, что совместное проживание и соседство представителей, относящихся к разным семьям языков, приводит к заимствованиям обоюдного характера. Явление адстрата здесь очевидно. По нашим наблюдениям, в количественном отношении тюркизмов в хайдакском диалекте больше, чем в даргинском языке.

Дагестано-иранские культурные связи восходят к глубокой древности.  Как известно, в первых веках I тысячелетия до н.э. ираноязычные племена киммерийцев и скифов проникли через Кавказ в Переднюю Азию и имели там постоянные центры. Как полагают исследователи,  иранский этнический элемент, в том числе и культура,  с той поры постоянно присутствуют на территории, занимаемой носителями дагестанских  языков.

Как известно, наряду с зороастризмом в раннесредневековом Дагестане начала распространяться и другая религия – иудаизм, связанная с ираноязычным народом – татами.

Еще одним из факторов дагестано-иранских религиозных и культурных связей является распространение в Дагестане шиизма – одного из основных направлений ислама, широко распространенного в Иране. Иранцы принимали участие в распространении ислама в Дагестане.

Иранизмы  в хайдакском диалекте в количественном отношении уступают арабизмам и тюркизмам. «Это, видимо, объясняется тем, что впоследствии, благодаря исламу, арабский язык стал господствующим фактором в духовной жизни дагестанцев и, возможно, очень старые заимствования из персидского языка были вытеснены новыми заимствованиями из арабского языка» [Хайдаков 1971: 68].  

Сравнительно с другими, особенно с северными дагестанскими языками, персидские  заимствования в хайдакском диалекте составляют наиболее значительный пласт. Это объясняется тем, что его носители соседствуют с носителями азербайджанского, табасаранского и лезгинского языков, в которых персидские заимствования  преобладают.А через соседние контактирующие языки в хайдакский более активно проникали персидские слова, чем, например,   в  даргинский язык.

Заимствованы хайдакским диалектом  в основном имена существительные,названия предметов домашнего обихода:  хунжи «пастушья сумка», шир «краска», гунгун «маленький кувшин с носиком»; названия тканей: парча «парча», махмар «велвет», дарай «шелк»; названия плодов и растений: калам  «капуста», бамбаг «хлопок», «вата»; названия, связанные с социальным положением человека: шагь «шах», дуст  «друг»; названия животных и птиц:  гаймиш «буйвол», булбул «соловей»;названия построек: сенгер «баррикада», кьасси «полка»; названия, связанные с торговлей:  рат1ал «мера веса», шегьи «пять копеек», тумен «10 рублей»; названия пищи: чакар «сахар», палав «плов»; отвлеченные понятия: багьна «причина», давла «богатство», пурман «разрешение», дурус «точно» и др.

В хайдакском диалекте имеются примеры  расширения первоначальной семантики слов: перс.  сангар [sangar] «окоп, укрепление» -- хайд. сенгер «окоп, траншея, баррикада»; перс.чирха [carhe] «прялка» - хайд. чихра «прялка, катушка, вращение».

Примеры сужения семантики: перс. шиша [sise]«стекло, окно, бутылка» – хайд. шиша «бутылка, стекло»; перс. шагьар  [sahr]«город, страна»  – хайд. шагьар «город»; перс. тухум [tohm] «семя, род, порода» – хайд. тухум «племя, род» [Н.И. Стоянова, И.И. Эфендиев, Махачкала, 2005].

Фонетическое освоение заимствований отчетливо видно, как в вокализме, так и в консонантизме. Фонетические изменения в вокализме: переход [и] в [у]:  перс. танур [tanur] – хайд. тарун «печь»; переход [а] в [е]: сангар [sangar] «окоп, укрепление» – хайд. сенгер «окоп, траншея, баррикада»; переход [а] в [и]: перс. ханжар [hanjar] «кинжал» – хайд. хинжар «кинжал»; перс.пагьлаван [pahlavan] «канатоходец» - хайд. пагьлиган «канатоходец»; переход [е]в[а]: перс. пелав [pelav] «плов» -  хайд. палав «плов»; перс.х1иллекар [hilegar] «хитрец» - хайд. гьиллакар «злоумышленник»; переход [е] в [и]: перс. кешмеш [kesmes] «кишмиш» - хайд. кишмиш «кишмиш»; переход  [о] в [у]: перс. кунгур[kongor] «носик кувшина» - хайд. гунгун «маленький кувшин»; перс. [gonah] «грех» - хайд. гунагь «грех».

Фонетические изменения  в консонантизме: переход [ф] в [п]: перс. [farman] «разрешение, приказ» - хайд. пурман «дозволение»; перс. [asrafi] «золотая монета» - хайд. ашрапи «монета»; перс. [tofang] «ружье» - хайд. тупанг «ружье».; переход [н] в [л]: перс. [nisan] «метка, знак» - хайд. лишан «метка, знак»; переход [л] в [р]: перс. [mahmal]  «вельвет» - хайд. махмар «вельвет»; переход [х] в [гь]: перс. [ajdaha] «дракон» - хайд. аждагьа «дракон»; переход [с] в [ш]: перс. [sir] «краска» - хайд. шир «малярная краска».

Первые хайдакско-русские контакты появились еще в XVII веке, когда «в 1631г. в Москву прибыл посол уцмия Рустем-хана Шамсей с просьбой принять Кайтагское владение в русское подданство и разрешить его людям свободно торговать в русском государстве» [История народов Северного Кавказа с древнейших времен до конца XVIII века. 1988: 344]. Еще в 1616 году, до  этого официального случая,  кайтагский уцмий Рустем-хан вступил в отношения с воеводами Терского города, отмечает Р.Г. Маршаев [Маршаев 1954: 7].

После присоединения Дагестана к России и особенно после Октябрьской революции 1917 г. влияние восточных языков на дагестанские языки резко ослабло ввиду сильной экспансии русского языка. Ранние заимствования из русского языка в хайдакский, отражающие сферы социального взаимодействия носителей названных языков, относились к лексике административно-управленческой, военной, культурно-бытовой и т.д. Различные социальные и культурные перемены, преобразование государственного строя и жизненного уклада хайдакцев породили новые понятия, требовавшие новых наименований.

Роль русского языка в хайдакском диалекте до сих пор остается неисследованной. Хотя русский язык играет немаловажную роль в Кайтагском районе. Как мы уже и отмечали,  потребность в расширении общественных функций хайдакского диалекта  приводит к софункционированию хайдакского диалекта и с русским  языком. Как известно, в регионе компактного проживания хайдакцев одним из компонентов многоязычия является русский язык. 

Лексика хайдакского диалекта в современном ее состоянии характеризуется наличием значительного количества русских слов (прогресс, революция, пропаганда, партия, модернизация, монополия и др.). Эти  термины  по  своему  происхождению  принад­лежат  к  различным,  главным  образом  западно-европейским  языкам.  Некоторые же  из  них  являются  собственно русскими:  большевик,   совет, ярмарка и др.

Заимствования из русского языка в хайдакском, как и в других дагестанских языках, занимают значительное место. Русские слова попадают в хайдакский, в первую очередь, через устную речь, т.к., как мы уже отмечали, Кайтагский район является одним из  многонациональных районов республики Дагестан (устное общение представителей хайдакской, кумыкской и даргинской народностей здесь в основном ведется на русском языке), затем через средства массовой информации и художественную литературу.  Усвоение русских слов происходит напрямую через русский язык, без посредничества даргинского или кумыкского языков.

Из звуковых процессов, которые имеют место при адаптации русизмов, самым распространенным является устранение стечения согласных в начале слова.

В отдельных случаях, и довольно часто это в последнее время наблюдается в хайдакском, используются русские слова вместо арабских. К примеру, если в современном даргинском  языке вместо слова книга используется арабское слово жуз «книга», в хайдакском арабский вариант не используется. Здесь встречается русское слово кинига «книга». То же самое и с арабским словом кьимат «оценка», которое в даргинском языке активно употребляется, в хайдакском встречаем русское слово оцинка «оценка» и т.д.

Структура и семантика ономастики хайдакского диалекта. Общеизвестно, что ономастические исследования помогают выявлять пути миграций различных народов, языковые и культурные контакты и  более древнее состояние языков. Исследование собственных имен представляет огромную важность благодаря специфическим закономерностям их передачи и сохранения.     

Ономастика тесно связана с историей и культурой, и более всего подвержена влиянию культурно-исторических связей носителей данного языка с другими народами. Следовательно, на формирование ономастической лексики хайдакского диалекта  оказывает влияние и заимствованная лексика. Наиболее четко это влияние отразилось на антропонимах. Антропонимы арабского, персидского, тюркского, а в настоящее время и европейского  происхождения в достаточной степени распространены в исследуемом языке-диалекте.

Топонимия Хайдака своеобразно отражает местность, природу, важные исторические события, особенности культуры. Имеются  объяснения происхождения этнонима Хайдак, -пишет Р.М. Магомедов, - согласно преданию, хайдак означает «гоняй скот с гор ими обитаемых» [Магомедов 1964: 5]. Такого мнения придерживался и Л.В. Комаров. Он отмечает, что тюркское название «кара» т.е. «черный», дано по виду гор, покрытых густым лесом, ограничивающих Кара-Кайтак с юга» [Комаров 1957: 18]. Версий о происхождении названия Хайдак множество. Об этом  подробно говорится в истории изучения вопроса.

Этимология некоторых названий отражает исторические события. Например, название села Шиляги означает шилла х1и  «сельская кровь». По преданию, на территории этого села произошла кровопролитная битва с Надыр-шахом, после чего текли реки крови. До этой битвы это село называлось Уллучайкент, что означало буквально «Село у Большой реки», т.к. данное село расположено на берегу реки Уллучай. После тех событий село стало называться Шилагьи «Шиляги».

Название районного центра Кайтагского района Маджалис в переводе с арабского означает мажлис «собрание, суд». По преданию, здесь собирались старейшины всего региона, чтобы обсудить важные вопросы хозяйственной и политической жизни.

Некоторые названия сел отражают местность, природу. Например, название села Санчи происходит по месту его расположения  сана гьаби – «на солнечной стороне». Название села Ч1ях1дик1на - ч1ях1дикна букв.означает «там, где скользко»напрямую связано с его месторасположением, на территории этого села очень глинистая скользкая земля. Имеются названия сел, связанные с именами людей: Ахмедкент, Маллакент. 

Состав хайдакской ономастики неоднороден. В соответствии с грамматической структурой слова подразделяются на простые, производные и составные. Простые названия являются непроизводными, в них нет топонимообразующих формантов: Андахъ, Жандац, Рудхъи, Рудхъян, Гъяй.

Составные топонимические названия состоят из двух или трех лексем: Ник1а Г1ялила укра «склон маленького Али», Санайла гат «холм Саная».

Производные микротопонимы представляют собой форму местных падежей, образованные с помощью формантов -гу (букв. под чем-то), -цци, -ей (букв. где-то), -са (около): Ч1ух1ягу «под молодым деревцем», Нихъгу «под пещерой», Цях1ралцци «в ельнике», Чухаса «около ореха» и т.д.

Составные названия представляют собой несколько самостоятельных слов. Их достаточно большое количество. В качестве второго или третьего компонента выступают такие слова как,дубур «гора», укар «склон», балт1а «поляна», г1яниц «родник», ччеми «мост»: Вач1ала г1яниц «родник Вачи», Хъерхъ чемиса «у черного моста» и т.д.

Антропонимия хайдакского диалекта. Современный хайдакский именослов представляет собой достаточно богатую и сложную систему, возникшую в результате использования различных источников, правил и традиций, а также поиска и фантазии поколений с учетом лингвистических и внеязыковых факторов, в разные периоды языкового развития.                

Принципы и закономерности образования и функции антропонимов всех дагестанских языков в основном однообразны. Основная часть хайдакских антропонимических единиц восходит  к  общедагестанскому  антропонимическому фонду, который,  в свою очередь, делится на две части: 1. Первая группа, относится  к исконным лексическим единицам, возникшим на хайдакской почве и хайдакской действительности. 2. Вторая группа антропонимических единиц относится к заимствованиям.  Вопрос исконности и заимствованности личных имен хайдакцев в специальном плане не исследовался. Этимология имен, анализируемых в нашей работе,  дается по следующим источникам: Э.Я. Сафаралиева «Как тебя зовут?» [Махачкала, 1994], Н.И. Стоянова, И.И. Эфендиев «Словарь арабских и персидских заимствований в даргинском языке» [Махачкала, 2005], М.Р. Багомедов «Словарь даргинских личных имен» [Махачкала, 2006].

В Хайдаке встречаются следующие исконно хайдакские мужские и женские имена: Ацци (м) (букв. дядя), Хвалатта(м) (букв. хвала+атта «старший отец, дедушка»), Ц1ибац (ж)(букв. ц1и + бац «новая луна»), Уцма(м) (букв. Уц «бык» + Ма усеченное от Магомед), Динди(м) (букв. «чулок»), Г1яжа (ж) (букв. «тётя»). Отличительными особенностями этих имен является их значение, которое буквально можно перевести с хайдакского.

Антропонимы арабского происхождения обусловлены распространением ислама в Дагестане и составляют наиболее обширную группу имен. Они в значительной части имеют характерные суффиксальные форманты: -ат, -ят,  -дин, -уллагь, среди нихженские: Сарият, Аминат, Жарият, Жавгьарат, Жувайрат; мужские: Г1явдуллагь, Хайруллагь, Исматуллагь и т.д.

Хайдакские имена-арабизмы выражают различные религиозные понятия, составляющие несколько антропонимических групп:

1.Мусульманские канонические имена арабского происхождения.

Как и во всех дагестанских языках, в хайдакском диалекте достаточно широко распространены  имена и эпитеты Аллаха, которых было 99, пророков и деятелей ислама. Широко распространено имя пророка Мухаммада, а также имена других пророков, которые упомянуты в Коране. Это: Муса, Иса, Яхъя, Юсуп, Ильяс, Адам, Якьуп, Сулейбан, Исмяг1ил и др. Достаточно часто, особенно в нижнем Хайдаке, встречается сокращенная форма от имени пророка Мухаммада – Мях1ямма, также широко распространены двусоставные имена, где основным компонентом выступает имя пророка + эпитет к имени:Мях1яммадх1яжи, Мях1яммадг1яли и др.

2. Имена родственников пророка Мухаммада также активно используются в хайдакском именнике: родители (Г1явдуллагь – отец, Аминат – мать, Х1ялимат – кормилица); жёны (Хадижат, Г1яйшат, Х1япсат, Сапият, Райгьанат); дети (Ибрагьим, Кьасум, Г1явдуллагь, Пат1имат, Рукьият, Зайнаб, Умукурсум); внуки (Х1ясан, Х1усен); 

3. Имена ангелов, вошедшие в хайдакский через арабский: Жавраил/Жабряг1ил (Гавриил), Микаил (Михаил) и др.

4. Антропонимы – названия званий, титулов: Х1яжи «паломник», Кьади «судья», Малла «мулла», Г1ялим «ученый», Муслим «мусульманин» и др.

Антропонимы тюркского происхождения. С носителями тюркских языков, в частности с кумыками, хайдакцы имеют давние связи, они соседствуют, проживают на одной территории. Естественно, что в таких условиях наиболее активно протекает процесс заимствования имен. Многие хайдакские имена содержат тюркские компоненты: -бек /бег, -къиз, -чи, -бика, гуль-, ай-: Женские: Гульхалун, Айбала, Айбика, Къизпери; Мужские: Агъабег, Исабег, Бегацци, Бег, Нух1бег, Байрамбег и т.д.

Антропонимы персидского происхождения.     

Мужские: Мирзабег, Шагьвали, Шагьг1яппас, Г1яппас, Мирза, Навруз, Зураб,  Мерден,  Израил, Мирзажан; Женские: Майсарат, Жасмина, Шагьризат, Шагьаназ, Шагьпери, Шагьселим, Фируза, Фарида, Зумруд.

Антропонимы русского происхождения. Относительно данных идионимов  (сюда мы относим и европейские имена, заимствованные через русский язык) следует сказать, что они составляют незначительный пласт в хайдакском именослове: Марина, Жанна, Зоя, Майя, Роза, Дина, Руслан, Артур, Артем, Сережа и т.д.

Для многих народов Библия в прошлом была основой не только культурного, нравоучительного, но и философского познания. В Библии упоминается около 2800 персонажей со своими индивидуальными именами. Как известно, многие имена  соответствуют персонажам Ветхого и Нового завета. У отдельных народов свои предпочитаемые имена, передававшиеся из поколения в поколение. Такие имена, как Даит/Дауд (Давид), Даниял (Даниэл), Сулейман (Соломон), Якьуп (от Яков), Исакь (от Исаак), Мяда (от Мадай), Лязу (от Лазарь), Микаил (от Михаил), Х1ява (от Ева), Марият (отМария), Муса (от Моисей), Яхъя (Иоанн), Ибрагьим (от Авраам) и многие другие, встречаются и в хайдакском диалекте.

В хайдакском диалекте есть имена, которые свидетельствуют о тесных связях с другими кавказскими народами: древнеосетинское имя Заур, армянские имена Наргиз, Наира, грузинские имена Анзор, Зураб, Заза,  Нателла, Манана.

Во всех случаях заимствований имена претерпевали изменения,   связанные с особенностями хайдакского диалекта.

Лексико-тематические группы

Древнейшим слоем лексики хайдакского диалекта является исконная лексика. Исконная лексика – это слова наиболее древнего происхождения, составившие основу словарного фонда хайдакского диалекта даргинского языка. В ней выделяются несколько хронологически различных пластов: слова общедагестанского уровня, общедаргинские слова и собственнохайдакские слова. Все названия хайдакского диалекта условно разделены на тематические группы. Объем собранной лексики хайдакского диалекта достигает около 7 тысяч единиц. Исследование показывает, что наиболее развитым является бытовая лексика, названия домашней утвари, животноводства, названия растений и садоводства.

Названия животных и птиц. Названия крупного рогатого скота:хайд. кьвял, дарг. кьял «корова»; хайд. уц, дарг.унц «вол»; хайд. к1ашша / бугъа, дарг. бугъа «бык»; Мелкий рогатый скот: хайд. чума, дарг. кигьа «баран»; хайд. мукьара, дарг. мукьара «ягненок»; хайд. кичба, дарг. гежба «козленок»; Названия лошадей: хайд. ирчи, кквацца, дарг. урчи, газа «лошадь, конь»; хайд. тяйкьи, дарг. тяй «жеребенок»; Названия птиц: хайд. г1яркьвя, дарг. г1ярг1я «курица»; хайд. шип1яй, дарг. жибх1я «цыплёнок»; хайд. ччигъят1, дарг. ц1удара къяна «грач»; Названия диких животных: хайд. ттуж, дарг. дугелибуг, дугякь «барсук»; хайд. дуцца бизи, дарг. гурднягъ «рысь»; хайд. г1ярта, дарг.т1аргьа «ласка»; хайд. г1ят1а, дарг. пяспясаг «лягушка»; Названия насекомых: хайд. п1ирп1ир, дарг. къабулдан «бабочка»; хайд. гидар, дарг.къанда «клоп»; хайд. зимзар, дарг. имиала «муравей» и т.д.

Названия плодов, ягод, злаков и растений. Здесь представлен достаточно богатый перечень названий фруктов, овощей и злаков, т.к. в садах и огородах  выращиваются все виды фруктов, за исключением цитрусовых. Общее название фруктов «ц1идехь»: хайд. гъимгъи, дарг. кякян «слива»; хайд. лази, дарг. улелъа «земляника»; хайд. мямяр, дарг. чадур «ежевика» и т.д.

Названия украшений, одежды и обуви. К лексике, отражающей материальную культуру, как правило, относятся слова, связанные с жилищем, надворными постройками, домашней утварью, одеждой.

Вышивка и пошив одежды культивируются у хайдакцев с древнейших времен. Из домашних кустарных производств были развиты шерстяное и конопляное ткачество, изготовление тканей и пошив из них различной одежды: хайд. валжагъ «архалук»; хайд. къабалай «распашное платье»;  хайд. чуп1ри, дарг. чубк «бахрома»; хайд ккуртти, дарг. х1ева «платье»; хайд. ашмаг (заимст.из армян.), дарг. к1аз «шаль» и т.д.

Сохранились названия станков, тканей: жулгьа «станок для ковра», кьяшкья «остатки шерсти», дирикан «чесалка», хъиц1и «полное веретено», чихра «станок для производства нитей», ццик1ва «клубок».

Названия бытовой утвари и хозяйственных построек. Дом помогает человеку ориентироваться в пространстве: удаляясь от него или приближаясь к нему, человек чувствует себя уверенно, поскольку он знает, что в данный конкретный момент дом находится на определенном месте, и в случае необходимости на него всегда можно выйти. В данном случае дом является своего рода точкой ориентации в пространстве, благодаря которой можно определить местонахождение других объектов. Причем хайдакский язык фиксирует это направление движения относительно ориентира, которым выступает жилище, при помощи локативных падежей, а иногда и наречий: хъил «в доме», хъалса «у дома», хъилттар «из дома», хъилгьаби « по направлению к дому» и т.д.

В группу этнолексем хайдакского диалекта можно внести слова-наименования со значением строительства и устройства дома, строительных материалов, орудий труда:  хайд. цциххен, дарг. зехни«толстое бревно», ирхъал, дарг. дук1и «короткие балки для перекрытия», хайд. лук1ам, дарг. ч1алхьа «жердь для перекрытия крыши», хайд. кьяга, дарг. ч1алхьа «разновидность жерди», хайд. ккарцал, дарг.къаркъала т1ал «каменная колонна»,  хайд. мугьрук1, дарг. х1ябдерхьа«балка для закрепления стропил», хайд. муккур, дарг. гермукь «каменный круглый каток для укатки крыши», хайд. ляуз, дарг. чярт «глиняный раствор, смешанный с соломой».

Обозначения сооружений опор и перекрытий: хайд. гевш, дарг. хьулчи «фундамент», хайд. мярцал,дарг. лац«стена»,  хайд. мукьлукь, дарг. шиндири «желоб для стока воды с крыши»; названия частей дома: хайд. муцрук1, дарг. ганзухъ«крыльцо, лестница», хайд. т1ялхъи, дарг. ганзи«ступенька», хайд. мяла, дарг. улкьай «окно», хайд. рагъ, дарг.г1ебик1«затвор для ворот», хайд. ч1илик1, дарг.к1илик1«затвор для  маленьких дверей», хайд.гъулмухь, дарг. гимицала«защелка»; названия частей дома и подсобных помещений составляют отдельную группу: хайд. хъали, дарг. хъали «дом, комната», хайд. тавхана, дарг. тавхана «гостиная», тавла хъали «гостиная», хайд. гуни хъали, дарг. уди хъали «нижняя комната», хайд. чев хъали, дарг. чев хъали «верхняя комната»,  хайд. сяхъяла, дарг. гьаргала «терраса, открытая часть дома», хайд. к1ем, дарг. дяг1и «загон для телят».

Названия посуды, мебели: хайд. курси, дарг. ута «стул»; хайд. дивхьни, дарг. т1алх1яна «посуда»; хайд. ккурц1ут1и, дарг. кашин «шумовка»; хайд. г1яшак, дарг. шанг «кастрюля»; хайд. бурта, дарг. чебхьла «крышка»; хайд. гута / миндар, дарг. г1янала «подушка» и т.д.

Названия пищи и напитков.   Анализ лексики пищи даёт интересный материал для выяснения этногенеза народа. Данная тематическая группа одна из богатейших. Немало здесь  названий блюд, которые  отсутствуют в даргинском языке. Это названия, связанные с жизнью хайдакцев: хайд. черза «верхний слой жира в супе»; хайд. муст1и «виноградная водка» (исконно хайдакское); хайд. буттугъ (исконно хайд.) «перловая каша»; хайд. бявгъри (исконно хайд. образовано от глагола бувгъябарара «размельчить, растолочь») «соус из толченых орехов»; хайд. силт1и (исконно хайд.) дарг. – «каша из толокна и сладкого сиропа»; хайд. авжат (исконно хайд.), хайд. хунж (мы предполагаем, что данное слово заимствовано хайдакским из табасаранского гъванжжир), дарг. чабдиг «блины».

В хайдакском диалекте имеется множество названий различных соусов. По своей морфологической структуре они относятся к составным словам: название и слово-определитель. Например: чуххала ччешин или бявгъри «ореховый соус», нисинна ччешин «соус из сыра», шержила ччешин «чесночный соус», милг1ялла ччешин «соус из яиц»» и т.д.

Термины родства. В хайдакском сохранилось значительное количество архаичных терминов родства, представляющих интерес для исторической лексикологии. Хайдакская основа г1яжа «тётя» является заимствованной из кумыкского языка, в кумыкском ажав «сестра».  В хайдакском  отсутствуют термины, обозначающие внуков, племянников. Для обозначения этих понятий прибегают к описательной форме: уцци «брат» - уццила урши «племянник, сын брата», рицци «сестра» - риццила урши «сын сестры», урши «сын» - уршила урши «сын сына, внук». 

Общественно-политические термины: хайд. укка, дарг. халкь «народ»; хайд. жамиг1ят, дарг. жамаг1ят «народ»; хайд.г1ямру, дарг. г1ямру «жизнь»; хайд. укка «народ», хайд. мяг1зурдехь «известность». 

Названия природных явлений: хайд. курссум, дарг. мерс «землетрясение»; хайд. ц1алип, дарг.лямц1 «молния»; хайд. швярххун, дарг. бурям «ураган».

Названия, характеризующие человека: хайд. микмигъдехь, дарг. симсирдеш «скупость»; хайд. чиг1ясбан, дарг. чехусан «избалованность»; хайд. к1улт1мяхъ, дарг. канихус «обжора» и т.д.

Соматическая лексика. Соматическая лексика в дагестанских языках в основном является исконной и восходит к эпохе общедагестанского хронологического уровня: бек1 (хайд.), бек1 (дарг.) «голова», бек1ла вакъкъа (хайд.), бек1ла вахъ (дарг.) «череп», някъ (хайд.), някъ (дарг.) «рука», т1я (хайд.), кьяш (дарг.) «нога», кьвакь (хайд.), кьукьа (дарг.) «колено», урч1и(хайд.), урк1и (дарг.) «сердце»,  бии (хайд.), х1и (дарг.) «кровь», дацци (хайд.), жих1 (дарг) «моча».

В соматических названиях обоих языков наблюдаются  также слова общедагестанского корня: хайд. бек1, дарг. бек1, авар. бек1ер, лак. бак1 «голова»; дарг. михъири, хайд. михъер, рутул. мыхыр,  таб. мухуру, цах. муху «грудь»; дарг. к1ент1, хайд. ч1вент1, авар., арчин. к1вет1, таб. квант1 «губа» и т.д.

Названия металлов. В названиях металлов мы наблюдаем генетически родственные основы с общедагестанскими названиями во многих словах: хайд. мегь, дарг. мегь «железо»; хайд. мургьи, дарг. мургьи «золото»и т.д.

Обозначение признака. По лексическому значению прилагательные разнообразны и могут обозначать различные признаки: прилагательные, обозначающие вкус и запах; прилагательные, обозначающие признак предметов; прилагательные,  обозначающие цвет; прилагательные, обозначающие размер; прилагательные, обозначающие свойство предмета; прилагательные, обозначающие форму; прилагательные, указывающие качество; прилагательные, указывающие физические и возрастные признаки; прилагательные, выражающие временную семантику и т.д.

Следует отметить, что среди слов, обозначающих цвет, в хайдакском диалекте имеются отсутствующие в даргинском языке.  Например: женгер (заимст.из табасаран.) «бирюзовый», мажици  (заимст.из кум.) «рыжий», кьанцаци (заимст. из кум.) «русый», ц1ябухьил «бледный», къушил «темный».  В хайдакском языке также мы наблюдаем наличие обозначения оттенка цвета, типа красноватый, синеватый. Например: ит1нуц1ил «красноватый», бухъуц1ил «желтоватый», хьац1укьил «синеватый», хъерхъуц1ил «черноватый, темноватый», ц1ябухьил «бледноватый».                  

Обозначения признака действия

Они выражают самую разнообразную временную и пространственную семантику: чирка «утром», нисна «вечером», гьежин «здесь», гьетин «там» и т.д.Эти слова также выступают выразителями признака: хъяч1ли «быстро», кут1ли «коротко», гъукли «низко», гьекли «близко». Выражают: состояние человека (разил «весело»,   пашманни «грустно» и т.д.); состояние целостности  цаник1ва «чуть-чуть»,  цабутIа,  цабутIагван«частично»,  цакесек «немного»);  вес ( кукли «легко», декIли «тяжело»); скорость (хъяч1ли  «срочно», гьалакли «быстро»,  багьлал  медленно»);  меру и степень (декIли «тяжело»;  хъяч1ли вахьара «побыстрее идти»).

Обозначение действия в хайдакском  диалекте происходит с помощью глагола. По нашим подсчетам в хайдакском диалекте более 150 непроизводных (первичных) глаголов.Количество производных глаголов намного превышает количество непроизводных: аргъара «понять», диччахара «любить», асара «купить», цяна «прийти», бакьара «услышать». В подобных инфинитивно-глагольных конструкциях выделяются инфинитивные формы глаголов, описывающих действия и состояния. В первичных глаголах отрицательная приставка а- располагается в начале слова, а в производных -  внутри слова: учиабяхъяра «не собирать», ттураагьабарара «не вытаскивать», гьанабикара «не вспомнить» и т.д.

Глаголы обозначают физическое, психическое, интеллектуальное состояние субъекта, пребывание или перемещение  его в пространстве, занятия, движение, свойства: движение: в(р,б,д)ахьара «ходить», гьархвара «суетиться», гьаб(р,д)уцара «поднять откуда-то», чиу(р,б,д)цара «приложить», бетахъв(р,б,д)икара «перейти», гьиццара «встать», б(р,д)укъкъара «отнести»; наличие: в(р,б,д)игьвара «быть», в(р,б,д) арккара «найти», в(р,б,д)иххяра «иметь, хранить», игьярв(р,б,д)арара «беречь»;  состояния: иццара «болеть», нагькагана «растеряться», гванав(р,б,д)игьара «согреться», в(р,б,д)ярг1яра «замерзнуть», в(р,б,д)евччана «согреться»; физические воздействия: т1ак1в(р,б,д)ерттара «остолбенеть, поразиться», какв(р,б,д)арццара «остолбенеть», дяг1в(р,б,д)ерххара «сойти с ума», кьвят1в(р,б,д)ихьара «задушить», гьивхъана «повеситься»; звукопроизводство: антъахъара «произнести звук, пикнуть», гъундраик1вара «ворчать», мандрав(р,б,д)ик1вара «бурчать»; глаголы изменения состояния: бит1ана «тянуться, длиться», бигьара, дегъара, цагара «стать»: ниснадегъара «вечереть», шаладикара «светлеть»,  гъерцагара «наступление сумерек».

Во второй главе – «Фразеологизмы хайдакского диалекта» – рассматриваются функционально-семантические особенности фразеологических единиц (далее ФЕ), благопожеланий и проклятий, пословиц и поговорок.

Как правило, в состав лексики входят не только слова, но фразеологические единицы, которые по своему значению могут быть равны отдельно взятому слову.

Относительно структурных границ фразеологизмов среди ученых нет единого мнения. В то время как некоторые исследователи (например, В.В. Виноградов, А.И. Смирницкий и др.) относят к фразеологизмам только словосочетания, другие (в частности, А.В. Кунин) говорят, что нижней границей фразеологизмов является двухсловное образование, а верхней границей - сложное предложение, в качестве которого может выступать только пословица [Кунин 1996: 26]. А.В. Кунин делит фразеологию на три раздела: идиоматику, идиофразеоматику и фразеоматику. Идиоматика включает в себя единицы с наиболее осложненным значением, а фразеоматика - с наименее осложненным. Как видно из приведенных выше классификаций, в основу выделения и классификации фразеологизмов, как правило, кладутся мотивированность, контекстуальность и осложненность значения.

Свободные словосочетания определяются многими исследователями, как переменные комбинации словесных знаков, возникающие при построении предложения и используемые вне предложения в качестве составных названий, обозначающих единые, но расчлененные понятия (В.В. Виноградов, Ф.Ф. Фортунатов, Б.А. Ларин). Таким образом, словосочетание – это сверхсловная единица, в которой слова объединены в смысловом и грамматическом отношении. Слова в словосочетаниях могут быть соединены разными видами подчинительной связи: чяхъли гьурч1ара «высоко залезть», хъяч1ли вахьара «быстро ходить» и т.п.

К настоящему времени различные исследователи выдвигают разные критерии, позволяющие дифференцировать свободное словосочетание и ФЕ.  Одни исследователи таким критерием считают характер соотнесенности словосочетаний с действительностью, т.е. цельность номинации (О.С. Ахманова, С.И. Ожегов); другие – невыводимость значения ФЕ из значений составляющих её компонентов, или же несоответствие значения всего словосочетания значениям составных компонентов, или же «погашенность» значений слов в составе ФЕ (Б.А. Ларин, А.И. Смирницкий).

Таким образом, для дифференциации ФЕ и словосочетания  нужен целый комплекс признаков, характеризующих ФЕ с различных сторон, а именно: фонетический (наличие у сверхсловной конструкции лексического ударения); морфологический (соотнесенность с той или иной частью речи); синтаксический (употребление ФЕ в качестве различных членов предикативной единицы); семантический (идиоматичность – цельность номинации, выражаемая сверхсловной единицей) [Исаев 1995: 28].

ФЕ хайдакского диалекта можно распределить по следующим семантическим группам: отношение к себе и другим  людям (жалость, эгоизм, уважение, человеколюбие, сочувствие, сострадание, благодарность, неблагодарность, гордость, зависть, злословие, отношение к труду (трудолюбие, лень, щедрость, бережливость, скупость);  характеристики честности человека (честность, правдивость, искренность, обман, лицемерие, лесть, предательство); морально-волевые качества (мужество, выдержка, смелость, трусость); ценностно-нормативные понятия (добро, зло, благо): урч1и саркли,букв. «с открытым сердцем» (откровенно);  урч1и-урч1елццир, букв. «от всей души» (от всего сердца); бек1 буццул,букв. «голова работает» (умный человек); шала бек1, букв.«светлая голова» ( в том же значении) и т.д.

Фразеологические единицы отражают национальную специфику языка, его самобытность. Приведем примеры: лут1и т1я лямц1гьабиран,букв. «облизывающий пятки» подхалим; микванцци агьабиран,букв. «не ставить в ноготь» ни во что не ставящий; бек1и мярттакагъивли, букв. «на голову сев» посадить на голову и т.д.

Знакомство с работами дагестанских фразеологов (А.Г. Гюльмагомедов 1978; М.М. Магомедханов 1972; С.Н. Гасанова 1992; С.Г. Гаджиева 2001, М.Д. Хангереев 1995) показывает, что очень высока частотность употребления слов, обозначающих понятия «сердце», «голова», «глаз», «рука», «нога», «лицо». Но в количественном отношении на первом месте стоит слово «сердце»: урчIи гьерегъбегур, букв. «сердце вслед кем-то или чем-то тянется» («жалеть о прошедшем, ушедшем, пропавшем, сильно досадовать о неосуществленном); урч1елжи цIа цав, букв. «на сердце огонь» («на душе тревожно, боязно, страх одолевает; сильное волнение, беспокойство») и др.

Хайдакские соматические фразеологические единицы могут быть выражены и другими соматическими ФЕ, где смысловыми центрами выступают соматонимы илби «глаза», дягI «лицо», ттутту «рот», тIуп «палец», някъ «рука», мукъ «спина», т1я «нога», ляг1 «ухо»: няхъ батбухъана,букв. «рука сорвалась»; някъ ккачбегъара,букв. «рукой дотронуться», някъби дуцив кигара,букв. «руки держать, никого не трогать»;  ттутту буцара,  букв. «держать рот» молчать и т.д.

Частотность употребления соматонимов в ФЕ хайдакского диалекта, иллюстрирует следующая таблица

Таблица 1.

сомато-

нимы

урч1и

«сердце»

бек1 «голова»

някъ

«рука

луццум «язык»

т1я

«нога»

миса  «рот»

илби «глаза»

Част-ть упот. в в хайд. диал..

47

30

15

14

12

11

7

В ФЕ хайдакского диалекта частотность соматонимов наблюдается в следующей последовательности: урч1и «сердце», бек1 «голова», някъ «рука», луццум «язык», т1я «нога»,  миса «рот», илби «глаза».

Названия животных также широко используются для образной характеристики человека  в хайдакском  диалекте. В процессе сравнения представителей двух разных предметных групп, в данном случае человек-животное, на первый план выдвигается один какой-либо признак, либо какая-нибудь черта. Один и тот же образ может отличаться несколькими свойственными ему признаками, которые, реализуясь в словах-прилагательных, становятся основой при создании компаративных ФЕ, что способствует обогащению компаративной фразеологии.

Частотность употребления зоонимов в ФЕ хайдакского диалекта, иллюстрирует следующая таблица

Таблица 2.

зоонимы

бецI

волк

эмгьа

осел

хвя

собака

уц

бык

Част-ть употр.

в хайд. д.

12

10

7

5

Сведения о количестве ФЕ с зоонимами мы извлекли из собранного нами фольклорного материала,  данного в Приложении. В ФЕ хайдакского диалекта наиболее часто встречается  зооним  бец1 «волк». С образом волка сравнивают отважных, находчивых, смелых людей.

Благопожелания и проклятия хайдакского диалекта

Основным источником образования и употребления проклятий и благопожеланий является разговорная речь. Благопожелания и проклятия  являются устойчивыми речевыми формулами и в фольклоре хайдакцев занимают одно из центральных мест, ноя вляются наименее изученными.

По своей тематике благопожелания можно распределить на множество разных групп. Например, благопожелания по поводу рождения ребенка, сватовства, проводов в армию и др.

Много проклятий и благопожеланий образовано в хайдакском диалекте при участии религиозных терминов:  Аллах,кьияма «судный день»:Кьияма кадицццав этти «Чтоб для тебя наступил судный день»; Кьямалцци викаби «Чтоб попал на страшный суд».

В проклятиях и благопожеланиях хайдакцев наиболее частыми являются термины родства. В них находим стремление оскорбить проклинаемого через его близких родственников: ила аба ревк1! «Чтоб убили мать твою!»; Ила уцци кихь! «Чтоб убили твоего брата!» и т.д.

Соматонимы  также составляют одну из наиболее важных частей лексикона любого языка, так как они отражают представление человека о самом себе. Данные термины представляют большой интерес с точки зрения изучения лексической системы языка. В хайдакских проклятиях наиболее распространенными являются следующие соматонимы: илби «глаза», бек1«голова», урч1и «сердце», бии «кровь»:  ила  илби ттурадик «чтобы твои глаза выпали»; ила илби сукъурдигь «чтоб ослепли твои глаза»; ила бек1и бала бак1 «чтоб на твою голову пришла беда» и т.д.

Названия частей тела в хайдакском диалекте  употребляются чаще в проклятиях, чем  в благопожеланиях. Частотными являются те соматонимы, которые выполняют жизненно важные функции для человека. Наиболее уязвимыми частями тела обычно считаются глаза, голова, сердце, язык. Видимо, поэтому и является активным их употребление в проклятиях хайдакцев.

                  Пословицы и поговорки хайдакского диалекта

На современном этапе исследования языка изучение пословиц ученые выделяют в самостоятельную отрасль филологии – паремиологию. Из анализа научной литературы видно, что вопросы паремиологии всегда вызывали интерес у ученых. Однако лингвистический интерес паремиология начала вызывать у ученых относительно недавно, поэтому её можно отнести к молодым отраслям языкознания.

Как известно, пословицы складывались на протяжении многих веков, представляя собой особую ценность при изучении культурно-языкового сознания носителей языков. Этимология хайдакских пословиц неизучена и представляет широкое поле для исследования. Для исследования отдельных фрагментов языковой картины мира, объективированных в ассоциативно-образном содержании пословиц, особое значение приобретает лингвокультурологическое изучение пословиц и поговорок любого языка, позволяющее выявить особенности мировосприятия и мироощущения его носителей. Кроме того актуальность такого направления обусловлена особым интересом исследователей на современном этапе к проблеме отражения концептов внутренного и внешнего мира. 

Пословицы и поговорки составляют весьма значительную по объему, типичную и в высшей степени употребительную серию паремий. Пословицы и поговорки хайдакского диалекта служат активным источником пополнения лексического фонда языка.

В пословичный фонд исследуемого языка входят названия частей тела, термины родства, названия домашних и диких животных, птиц, растений, пищевых продуктов, отдельных действий и качеств. Они  отражают самые разнообразные стороны жизни.

К основным памятникам истории, духовности и менталитета относится фольклор народа.  Хотя быт многих народов, особенно в ХХ в. унифицировался, сблизился во многих деталях, - «и тем не менее, в ядре своем каждый народ остается сам собой до тех пор, пока сохраняется особенный климат, времена года, пейзаж, национальная пища, этнический тип, язык - ибо они непрерывно питают и воспроизводят национальные склады бытия и мышления» [Гачев 1988: 36].

Общеизвестно, что национальная культура присутствует на всех уровнях языка. Особенно ярко она проявляется в фразеологизмах и паремиях. Сознание человека, организуя действительность по аналогии с пространством и временем, данного в непосредственных ощущениях, превращают единицы языка в ключевые культурные концепты, в которых наиболее актуальным и важным является этнический менталитет. Именно в нем и  находятся особенности  мышления хайдакцев как образа культуры, который  является одним из направлений  духовной жизни.

Лингвистические данные анализа фразеологических единиц и паремий позволяют говорить о языковой картине мира хайдакца. В них отражается глубинная семантика различных представлений. А.С. Чикобава пишет, что «язык – сложнейший продукт общественной многовековой жизни народа, естественно, создает предпосылки для различных точек зрения о сущности научного анализа языка. Однако самым существенным в научном изучении естественных языков следует считать изучение языка в связи с культурой и ее историей, с мышлением и его историей: ибо только в таком случае познается самое важное в сущности языка. Изучая язык в связи с культурой,  в первую очередь, аппелируют к показаниям лексики» [Чикобава 1957: 145].

В третьей главе «Словообразование хайдакского диалекта даргинского языка» анализируются деривативные особенности исследуемой ареальной единицы. Словообразованию даргинского языка посвящено несколько работ. Специальной монографи­ческой работой, посвящённой словообразованию в даргинском языке,  является работа М. Г.-3. Магомедова «Именное словообразование в даргинском языке» [1972], в которой автор поставил главной целью осветить «основные вопро­сы именного словообразования в даргинском языке, особенно необходимые учителю даргинского языка в его школьной практике».

З.Г. Абдуллаев в работе «Даргинский язык» [1993] дает подробную характеристику словообразовательных аффиксов и суффиксальных комплексов.

Ряд интересных наблюдений, касающихся словообразования  сирхинского диалекта даргинского языка, мы находим в работах З.А. Кадибагамаевой  [2009], Б.К. Саидовой  [2010].

Словообразование имен существительных. Говоря о словообразовании существительных даргинского языка, С.Н. Абдуллаев отмечает следующее: «Даргинские существительные не богаты словообразовательными суффиксами, и большинство тех суффиксов, которые ныне имеются, как бы окаменели, стали непродуктивными. В даргинском языке, надо заметить, почти нет ни увеличительных, ни уменьшительных суффиксов, но имеются суффиксы, выражающие профессию и некоторые другие» [Абдуллаев 1954: 85].

Сравнивая хайдакский диалект с даргинским литературным языком, мы выяснили, что некоторые хайдакские суффиксы идентичны  даргинским  ( -ла, -а, -и,-н  ). Помимо этих суффиксов, имеются и другие,  характерные  данному  диалекту. В хайдакском диалекте  ряд уничижительных суффиксов является достаточно продуктивным. Мы наблюдаем их различные варианты: -укь, -унт1, -уч1, -ук1, -ут1, -яхъ, -яч1:-укь:шетл-укь «гуляка», питн-укь «сплетник», хьунр-укь «бабник»,  дечч - укь «пьяница»; -унт1: дек- унт1 «место, где собирают навоз»; -ук1: пухн-ук1 «засранец», сунт1-ук1 «сопляк»,   тусн-ук1 «трус»; -уч1: г1ярхн - уч1 «сопляк», ирх -уч1 «трус», гъунт1-уч1 «нытик», ля-уч1 «чрезмерно внимательный, любитель подслушивать»; -яхъ:низб-яхъ «вшивец», шутр-яхъ «слюнтяй»,  т1узн-яхъ «врун», ччалм-яхъ «спорщик», -ут1: бисс-ут1 «плакса»,-яч1: билг1-яч1 «вор», кяб-яч1 «топчение».

Суффикс -ри достаточно широко распространен в хайдакском диалекте. Образованные  посредством данного суффикса слова носят разнородный характер: ричче-ри «озноб» (от глагола рурччара «кипеть, дрожать»), дак-ри «начинка» (от сложного глагола дакни кадихьара «поставить внутрь», дихь-ри «доверие» (от глагола дихьара «доверить»).

Суффиксы ай, -к1ай/-кай, –т1ай/-тай, -к1и, -к1у. В хайдакском диалекте можно обнаружить отрицательно-оценочные существительные с данными суффиксами: чвакква-тай «красотка», ник1а-тай «малолетка», ник1а-кай «младший», мялу-т1ай «маленький кружочек». С данными суффиксами образуются чаще всего имена собственные, обозначающие разную степень оттенка фамильярной уничижительности и уменьшительности. Именно так в  хайдакском характеризуются данные суффиксы, с помощью которых от собственных имен существительных образуются имена лиц: Мямма - Мямма-т1ай, Кьурбан – Кьурбан-ай, Пат1имат – Пат1и-к1ай, Г1яли – Г1яли-к1и, Салимат – Сам-к1у, Тагир –Тан-к1у и т.д.

Суффикс –ра обозначает множество действий, состояний: бахъ –ра «все вместе». Наиболее часто наблюдается в мимеоизобразительных словах: гъунд-ра «ворчанье», манд-ра «пыхтенье», швянт1-ра «сопенье», гъинт1-ра «придирки», пист-ра «возня», пярхъ-ра «дерганье» и т.д.

Суффиксы -яй, -ай/-ей обозначают местоположение или предназначение вещи: кьукь-яй «кувшин для молока» (от слова кьукьуппи «колени» - кьукьуппалцци бурцан букв. «удерживающий коленями».    

Суффикс -дехь является наиболее продуктивным и характеризуется тем, что он: а) от именных корнеоснов со значением предметности образует отвлеченные существительные: мейдан «человек»> мейдан-дехь «человечность»; б)-служит для образования отвлеченных существительных от основ качественных прилагательных: бяу-дехь «широта», шала-дехь «светлость»; в) от личной формы глагола: би «есть»  би-дехь «имущество»; г) от имен числительных и наречий образует субстантивы с оттенком абстрактности: ца «один» > ца-дехь «единство», хъяч1ли «быстро»> хъяч1-дехь «быстрота».

Суффикс -кья служит в основном для обозначения рода занятий человека: арши «жатва» >арши-кья «жнец», мура «сено»> мура-кья «косарь».

Суффикс –ала обозначает в основном отвлеченные понятия: игъ-ала «проклятие», иргъ-ала «сознание», ицц-ала «болезнь», бурт1-ала «доля от садака».

В системе хайдакского словообразования наблюдаются как собственнохайдакские, так и заимствованные суффиксы. К таким относятся: -кар,-чи, -лихъ.

Суффикс -чи служит для обозначения рода занятий человека: хабар «весть» - хабар-чи «рассказчик», къалай «олово» -къалай-чи «лудильщик».

Мы  полагаем, что имеющийся в хайдакском диалекте суффикс -чи проник из тюркских языков (в частности, из соседствующего по территории кумыкского языка). На сегодняшний день он является одним из наиболее распространенных и продуктивных словообразовательных суффиксов хайдакского диалекта. В отдельных случаях  суффикс  -чи дает качественную характеристику выраженного данным именем денотата и придает словам негативный оттенок, в результате чего отдельные существительные имеют отрицательную коннотацию, например: рушбат-чи «взяточник», къутур-чи «чесоточный», кьуц1ур-чи «попрошайка»  и т.д.

Суффикс –кар в основном обозначает людей по их склонностям. Является заимствованным из персидского языка и присоединяется он в основном к заимствованным словам: г1якьлу-кар «умник», зулму-кар «насильник», тахси-кар, багьна-кар «виновник» и т. д. 

Суффикс -а достаточно распространен. Он может прибавляться и к именной и к глагольной основе. В качестве производящих выступают следующие основы: бисс-а «плач» (от глагола биссара «плакать», диркь-а «равнина» (от прилагательного диркьил «ровный»).

Суффикс -лихъ прибавляется обычно к основам числительных. Мы полагаем, что суффикс –лихъ в хайдакском является скорее вариантом кумыкского суффикса –лыкъ. Данный суффикс присоединяется к количественным числительным от одного до десяти, а также к двадцати и ста:  ца-лихъ «единица», ч1у-лихъ «двойка», вец1-лихъ «десятка», вер-лихъ «семерка», шу-лихъ «пятерка», гъаъ-лихъ «двадцатка», дарш-лихъ «сотка» и т.д.

В словообразовании хайдакского диалекта, помимо продуктивных суффиксов, имеются и малопродуктивные. К таким относятся  суффиксы  - гу, -хана, -л, -ал, -ла.

К наиболее продуктивным суффиксам имени существительного в хайдакском диалекте относятся:  -ла, -л,  -ри, -ра, -хана, -гу, -лихъ, -а, -кар, -кьар /гар, -чи, -ала, -кья, -дехь, -ай/- яй/-ей, -к1ай/-т1ай/-тай, -к1и/-к1у, -уш/-укь/-уч1/-ук1/ -яхъ.

Композитное словообразование имен существительных. Вопросы композитного словообразования – совершенно неисследованная область грамматической  системы хайдакского диалекта.

Сложные слова в хайдакском диалекте характеризуются следующими особенностями: 1) сложное слово выражает одно лексическое значение и в предложении выступает как один член, вступающий в связь с другими словами в качестве единого целого; 2) для сложных слов характерно наличие одного главного объединяющего ударения; 3) сложные слова обладают признаком непроницаемости и монолитности, то есть компоненты сложного слова невозможно расчленить вставкой между ними других слов: г1яваччвакьва «слоеный хлеб»; 4) сложные слова, как и обычные простые слова, активно участвуют в словообразовании в качестве производящей основы, при этом все словообразовательные аффиксы принимает только их второй компонент: г1явмузан «треугольник», г1явмузил «треугольный», г1явмузли «треугольно» и т.д.  

Сложные слова в хайдакском диалекте образуются следующими способами: 1) сложением основ, 2) редупликацией или путем повторения основ, корней.

В зависимости от характера и глубины изменения компонентов, а также по степени слияния последних сложные слова данного типа подразделяются на следующие подгруппы: а) сложные слова, в которых материальные изменения не произошли: хъалиц1а «очаг, семья» (хъали «дом»+ц1а «огонь»); мухъякка «ячмень на глазу» (мухъя «ячмень»+ кка «заноза»; б) сложные слова, в которых произошли лишь незначительные материальные изменения: угъдуссан «трехлетка» (угъ усеч. от угъал «четыре» + дус «год»  + суффикс – сан); г1явк1ап1ппар «клевер» (г1яв от г1ябал  «три»+ к1ап1ппар «лист»); в) сложные слова, в которых один из компонентов в результате изменений утратил свое значение и стал несоотносительным с каким-либо самостоятельным словом: дарккмахъ «внутренность» состоит из даркк «внутренность» +  махъ  отдельно не употребляется.

В хайдакском языке способ сложения основ является одним из продуктивных.

Словообразование имен прилагательных. Выделяются два типа образования прилагательных в хайдакском диалекте:  морфологический (суффиксация) и морфолого-синтаксический (словосложение, редупликация).

Суффиксация в системе имен прилагательных является одним из главных способов производства новых слов.

С помощью суффикса -а образуются прилагательные, обозначающие форму физического вида определяемого предмета: къанд+а «куцый», кут1+а «коротышка», гъвярц1+а «узкий», г1ямуз+а «треугольный» и т.д.

Наиболее продуктивными суффиксами прилагательного в хайдакском  являются л \-ил\-ел:  кут1-ил «короткий», буцц-ил «плотный», бук1ал-ил «тонкий», ит1ин-ил «красный» и т.д. Параллельно с ними в качестве суффикса прилагательного в хайдакском  выступает  и  собственно хайдакский суффикс -кан. Он является характерным только для хайдакского языка (точнее, для нижнехайдакских говоров) суффиксом прилагательного: эрзив+ци, зрзиб+ил «прозрачный», керзив+кан, керзив+ци, керзиб+ил «ясный», бакьун+кан, бакьун+ил «пасмурный» и т.д.

В хайдакском достаточно часто встречаются суффиксы прилагательных –пар/-тар,  –ар: илбар «глазастый», ляг1бар «ушастый», ч1унт1руппар «губастый», супелтар «усатый», мялиппар «носатый» и т.д. Данные суффиксы присоединяются к основам множественного числа прилагательных: мялиппи «носы» - мялип+пар «носатый», ц1атти «клочья шерсти» - ц1атн+ар «лохматый», ширкми «рога» - ширкм+ар «рогатый».  Чаще всего с помощью данных суффиксов образуются имена прилагательные с негативной оценкой референта. Практически во всех приведенных примерах данные суффиксы придают словам увеличительно-уничижительный оттенок, поскольку он указывает на чрезмерное увлечение, злоупотребление чем-либо, или дает отрицательную оценку того, что имеет (из частей тела) размер больше нормы.

Наиболее продуктивными суффиксами имени прилагательного в хайдакском диалекте являются:  -а, -ар/-тар/-пар, -л /-ел/-ил, -ци.

Образование сложных прилагательных.  Образование сложных прилагательных с компаративным отношением компонентов в хайдакском диалекте можно считать одним из продуктивных способов словообразования. В основном это прилагательные, обозначающие цвет или различные оттенки: мургьи-ранг «золотистый», образовано от сущ. мургьи «золото» + сущ. ранг «цвет»; хайд. шала-ит1инил букв. «свет-красный», образовано от сущ. шала «свет»+ прил. ит1инил «красный».

Редупликативные прилагательные явление также частое в хайдакском диалекте. В таких прилагательных первый компонент обычно выступает в краткой форме, а второй - в полной форме. Данный способ предполагает повторение одной и той же основы, употребляются они для усиления значения. При удвоении корня в хайдакском диалекте происходит некоторое усиление признака или появляется значение множественности, что и преобладает в лексико-грамматическом характере нового образования.  Возможно оформление сложных прилагательных различными аффиксами. Обычно аффиксы присоединяются ко второй части сложного слова: хайд. хвала-хвалаци «большой-пребольшой», хайд. гъук-гъукил «невысокий», хайд. къуш-къушил «темноватый», хайд. хъяч1-хъяч1ил «быстрый».

В хайдакском диалекте встречаются сложные прилагательные, где оба компонента являются антонимами: музи-кьускьарил «сладко-горький», кьанц1ли-музици «кисло-сладкий» и т.д.

Имеются и такие прилагательные - композиты, в которых первая часть является числительным, а вторая часть – существительным в родительном падеже: хайд. ч1удярхъла «двухэтажный», образовано от основы числительного ч1ел - ч1у «два» + сущ. в родительном падеже дярхъла «этажа».

Словообразование числительных. В хайдакском диалекте можно выделить  следующие способы  словообразования числительных: словосложение, редупликация,  суффиксация.

В хайдакском диалекте следующая система образования числительных. Простые числительные от двух до десяти в даргинском языке имеют своим окончанием форматив -ал. В хайдакском диалекте числительное 8 имеет словообразовательный форматив -ан: гаан

В простых числительных от 2 до 10 и в числительных 20 и I00 -ал является оконча­нием количественного числительного, в десятках от 30 до 90 к окончанию -ал прибавляется -али. В сложных же числительных (до 99) это окончание выпадает и появляются элементы -ну, -ра, связывающие обе части числительного.

Сложные числительные до 99 связываются между собою союзными суффиксами -ну и –ра, прибавляемыми к обеим частям сложного целого (вецIну ч1ура «I2», гъану цара  «2I», шуцIанну шура «55», ирчIамцIанну гаъра «98»).

В хайдакском диалекте числительные  даршал «I00» и азир «I000» с другими числительными соединяются посредством аффикса  -лум: :   даршлум ца «I0I», азиллум ца «I00I».

Остальные числительные хайдакского диалекта являются аналитическими, которые образуют несколько групп. В отличие от синтетических числительнгых,  состоящих из одной величины, анали­тические числительные состоят из нескольких величин: двух, трех, четырех, пяти и т.д. Для образования аналитических числительных хайдакского языка соединяются между собой синтетические  числительные  (единичные величины)  с  помощью  суффиксов -ну/-нну, -лум, -ра.

Образование сложных числительных.   Сложные числительные в хайдакском диалекте образуются с помощью редупликации разделительных числительных: ца-ца «по одному», ч1у-ч1у «по два», шу-шу «по пять», вец1-вец1 «по десять», дарш-дарш «по сто», азир-азир «по тысячи», вер-вер «по семь», вец1ну шура-шура «по пятнадцать», шуц1а-шуц1али «по пятьдесят» и т.д.

Данный способ словообразования выделяется в качестве общекавказской изоглоссы. Так образуются  в кавказских языках, как правило, разделительные числительные. В их основе лежит удвоение простой формы соответствующих количественных числительных. 

Надо отметить, что в числительных типа вец1ну шура-шура «по пятнадцать» повторяется только вторая часть числительного: гъану г1явра-г1явра «по двадцать три», шуц1ану-цара-цара «по пятьдесят одному» и т.д.          

Образование сложных местоимений. Сложные местоимения в хайдакском диалекте немногочисленны. Образуются объединением двух или более простых указательных местоимений. Мотивирующими основами могут выступать как простые ука­зательные местоимения, так и производные наречия места и направ­ления. Наиболее распространенным является  тип «местоимение + местоимение»: Гьет-гьеж «то-сё», гьек1-гьех «тот-этот», гьетгван-гьежгван «такой-сякой», гьелра-гьежра «и то и это», гьар-гьар «каждый», гьетти-гьехтти «так-сяк» и т.д.

Словообразование наречий. Наречия хайдакского диалекта исторически представляют собой имена, застывшие в той или иной форме. Они встречаются в форме  именительного, эргативного, родительного, дательного падежей. Иногда они встречаются  и в форме местных падежей. Надо сказать, что наречия хайдакского диалекта, кроме своих застывших падежных форм, имеют и форму исходного падежа на -р, а также формы направительных падежей на -к1ин, -жин, -тин, -хин: чевтта «сверху» - чевттар «сверху», чевттарк1ин «сверху от говорящего по направлению вниз», чевттаржин «сверху к говорящему», чевттартин «сверху от говорящего по направлению  в сторону», чевттархин «сверху вниз»;

Непроизводными считаются наречия, в которых с точки зрения современного состояния не встречаются словообразовательные морфемы: суффиксы или приставки. Такие наречия,  как правило, представляют чистые корни, ср.:  сса  «вчера»,  гъурш  «завтра»,   лак  «наверх»,  ц1ил «потом» и т.д.

Одним из продуктивных способов пополнения состава наречий в хайдакском диалекте является аффиксация различных именных основ. Таковыми являются все производные наречия хайдакского диалекта, а они составляют большинство. Исходной основой могут служить прилагательные, существительные, местоимения, числительные и сами наречия. В качестве словообразовательных суффиксов наречий используются морфемы и морфемные комплексы:  -ли,  -ла,  -ни, -ра,  -на,  - (а)т ,  -тти,  -б (в,р) , -сет, -гьаби, -ин, -а. При образовании наречий эти суффиксы прибавляются к основам дейктонимов, существительных, прилагательных, числительных. Отдельные именные основы и морфемы выступают в качестве словообразовательных основ и суффиксов целого ряда единичных наречий. Специфичность и многообразие являются характерной особенностью словообразования  наречий.

Анализ образования производных наречий с помощью различных суффиксов позволяет сделать некоторые выводы относительно роли суффиксации в пополнении наречного фонда хайдакского диалекта. Нет сомнений в том, что суффиксация в системе словообразования вообще, в образовании наречий, в частности, занимает особое место. Можно даже сказать, что суффиксация - единственный из аффиксальных способов словообразования наречий, который к настоящему времени сохранил свою продуктивность. Суффиксация в хайдакском диалекте, став основным способом словопроизводства наречий, в то же время как в формальном, так и в семантическом отношении все еще тесно связана со словоизменением наречий.

Образование сложных  наречий. Словосложение как способ образования наречий фиксируется многими исследователями. Мы составили следующую классификацию наречий-композитов. I. Сложные наречия, образованные путем сочетания двух или более слов.По частеречной характеристике компонентов они подразделяются на следующие модели: а) местоимение(гьеж «этот», гьет «тот», гьел «этот») + существительное (свременной или пространственной семантикой): гьежбари  «сегодня» --гьеж «этот» + бари «день»; гьеждус «в этом году» -- гьеж «этот» + дус «год»;  гьетдус  «в прошлом году» -- гьет «тот» + дус «год»;  б) наречие + существительное (с временной или пространственной семантикой): ц1илдус «в следующем году» – ц1ил «потом» + дус «год»; в) числительное + существительное: цабут1а «чуть-чуть» ца    «один» + бут1а «кусок».

Отдельную группу составляют наречия, образованные путем сложения одинаковых или разных основ.

I. Сложные наречия образуются путем сочетания двух или более слов. Первыми компонентами таких сложений чаще всего выступают в хайдакском диалекте: местоимения  гьеж  «этот»,  гьет  «тот», гьел  «это»; числительное  ца  «один»; наречие  ц1ил  «потом».    

Часть таких образований представлена слитными наречиями: а) местоимение + существительное гьежбари  «сегодня»,  гьеж  «этот» + бари  «день»,  гьеждус   «в этом году»,  гьеж  «этот» +  дус  «год»,  гьеждуччи  «этой ночью» -  гьеж  «этот» +  дуччи «ночь»;

б) наречие + существительное ц1илдус  «в следующем  году» –  ц1ил  «потом» +  дус  «год»;  в)   числительное + существительное цабут1а  «чуть-чуть» –  ца  «один» +  бут1а  «кусок»,   цатях1яр  «одинаково» –  ца «один» +  тях1яр  «положение, состояние».

II. Ряд наречий хайдакского диалекта образуется путем присоединения двух различных слов: а) обычно соединяются антонимичные слова:  гьетин-гьежин «туда-сюда»,  лаг-кат  «вверх-вниз»,  мягъла-сагъли «взад-вперед»,  гуни-чев «вниз-вверх».  

б) составные, образованные путем соединения разных слов. Подобные сложения являются составными словами. Например, наречия места:  гьар мусна «везде и всюду»,  гьар гьаби  «везде»;

в) словосложения, вторая часть из которых не имеет самостоятельного значения. Подобные образования пишутся через дефис:  кам-гьамли  «редко»,  рах-махли  «изредка».  

III. Некоторые наречия образуются путем присоединения определительных частиц к наречиям:  кван-биккал  «куда угодно»,  цигли-бигьалра  «как-нибудь»,  цикъкъел –бигьалра «когда-нибудь».

В ряду сложных наречий выделяются редупликативные наречия. Различают полную и частичную редупликацию:

а) полная редупликация: багьсар-багьсар «сначала», уркка-уркка «время от времени», бут1а-бут1а «кусками», гъяма-гъяма «кусками», бук1а-бук1а «кучками»;

б) частичная редупликация (основа + суффикс): бикку-бикку-л «по желанию», баъ-баъ-ли «частично», тум-тум-ли «кучками», шира-шира-л «пешком», хвярт-хвярт-ли «обиженно»,  цаби-цаби-л  «самостоятельно» и т.д.

Словообразование глаголов. Одной из наиболее сложных в грамматическом отношении частей речи в хайдакском диалекте является глагол. Словообразовательная, формообразовательная и словоизменительная система  глагола хайдакского диалекта намного богаче и разнообразнее, чем в даргинском литературном языке. Глагол здесь имеет богатую морфемную структуру.

Исследованию глагольного словообразования в литературе по дагестанским языкам уделено достаточно внимания, в том числе и по даргинскому языку. В хайдакском диалекте глагольное словообразование достаточно подробно описывает в своей работе С.М. Темирбулатова.  

По своей структуре хайдакские глаголы можно разделить на три группы: простые (первообразные глаголы, состоящие из моноконсонантного корня); производные и сложные.

Производные глаголы образуются  при помощи различных превербов.  Превербы  – специальные глагольные префиксы,  пространственно-направительные или местные – образуют от исходной глагольной основы новые структуры с самостоятельным лексическим значением конкретизации местонахождения предмета в пространстве. В хайдакском диалекте  представлена следующая группа превербов:  гьа-, ка-, ца-,  бе-. Каждый из этих превербов в хайдакском имеет серию вариантов: гьа-/гья-/гье-  (снизу вверх): гьа-хьвара «полететь вверх», гьа-къкъара «принести снизу вверх», гьа-/гья-бяхяна «пустить снизу вверх», гьа-кара «привести снизу вверх», гьа-басана «отправить снизу вверх», гьа-/гье-берттара «оторвать снизу с корня»; ка- /кя-/ке- (сверху вниз): ка-хьвара «полететь вниз», ка-къара «принести сверху вниз», ка-/кя-бяхяна «пустить сверху вниз», ка-кара «привести сверху вниз», ка-ссара «спустить сверху вниз», ка-бихьхьара «поставить», ка-/ке- берттара «сорвать сверху» и т.д.

В хайдакском диалекте существует и другая группа превербов, как мы уже  говорили, указывающая на местонахождение предмета в пространстве. Это са-и производные от него сагъли-, сар-, сатти-, сягърягъ-, обозначающие «впереди, вперед»: сагъли-буцара «держать впереди», сар-бахьара «идти впереди», са-бухъана «опередить», сатти-бяхъяра «утащить вперед», сягърягъ-барара «подать вперед». В данную группу входят также и следующие превербы со значением «сзади, за, позади, назад»: мягъла-, мягъя-, мягърягъ-, гьерегъ-: мягъя-викара /мягъла-викара «отстать», мягърягъ-барара «подать назад».

В хайдакском диалекте имеются помимо пространственно-направительных превербов, еще и так называемые местные превербы, которые образуют от исходной глагольной основы новые структуры. Они указывают на приближение, удаление, совместность и место действия. Это: чи- «на» (чи-гьурч1ара «залезть наверх», чи-кигара «сесть наверх», чи-гьассара «взять на себя», чи-бихьара «загрузить», чи-гьабарара «окучивать»),   чев- «наверху»(чев-кигара «сесть наверху», чев-ухьара «наговаривать на кого-л.», чев-гьассара «всплыть наверх»), чер- «с кого-либо, у кого-либо снять» (чер-цассара «отнять») и т.д.

При образовании производных глаголов хайдакского диалекта возможны такие морфонологические процессы, как чередование гласныхе – у:бевкк-ана – бувкк-ана «родить – рожать»,  эрц1-ара – урц1-ара «шипеть»,  беръ-ара – буъ-ара «сгнить - гнить»; а – у: бавкк-ара – бувкк-ара «запрячь – запрягать», баркк-ара – буркк-ара «найти – находить»; а - и: баццара – биццара «искупаться – купаться», бакьара – бикьара «слышать – услышать».

С помощью чередования достигается видовое различие глагольных форм.  «В разных глаголах значение вида выражается по-разному – это чередование гласных основы, выпадение и наращение инфиксоидов, выпадение классных показателей» [Муталов 2002: 56].

В хайдакском диалекте имеют местоассимиляция: кабухъунли – кабухъунни «катаясь», чигьеберхурли – чигьеберхулли «дойдя»; сабухъунли – сабухъунни «опередив»; наращение–л-:бяч1ана – бялч1ана «задавить – давить», бигьана – билгьана «привязать – привязывать», бит1ана – билт1ана «выкопать – копать», кухъана – кулхъана «покататься – кататься», бесана – белсана «отправить – отправлять», кабиссана – кабилссана «лечь – ложиться»;  наращение –р-: чибигара – чибиргара «привязать – привязывать», буцара – бурцара «поймать – ловить», батара – бартара «оставить – оставлять», бикара – биркара «покрасить – красить»;выпадение  согласных (ка-вигара –кигара «сесть», ке-вегъара – кегъара «дойти», ка-виссана – киссана «лечь», са-вухъана – саухъана «опередить», са-вурхвара – саурхвара «идти впереди»  и т.д.).

Образование сложных глаголов.   Сложный глагол представлен в хайдакском диалекте богаче, чем простой. Это объясняется тем, что он  образуется путем присоединения простого глагола к всевозможным именным основам. Сложными являются глаголы, представляющие собою цельнооформленные лексические единицы, состоящие из двух слившихся в единое целое элементов и характеризующиеся спаянностью и неразложимостью составляющих компонентов. В качестве первого компонента таких сложных глаголов выступают различные по происхождению элементы, в качестве второго компонента этих сращений выступают некоторые простые глаголы.

Сложные глаголы в хайдакском диалекте представляют собой самую  большую  самостоятельную группу слов. Мотивирующей основой таких глаголов выступают разные части речи. Вспомогательный глагол утрачивает лексическое значение. Он выполняет роль словообразовательного элемента и становится выразителем грамматических значений. В сложных глаголах словообразовательную функцию вспомогательного глагола можно сравнить с функцией словообразовательного аффикса. Подобно аффиксу, вспомогательный глагол образует от глаголов различные новые слова.

Говоря о  словосложении глаголов, необходимо отметить, что немаловажную роль играют здесь и заимствования из русского языка, с помощью которых образуется ряд сложных глаголов хайдакского языка: отказбарара «отказать» (отказ + барара «сделать»),    организоватьбарара «организовать» (организовать + барара «сделать»),  дежуритьик1вара «дежурить» (дежурить + ик1ара «статься»), заказбарара «заказать» (заказ +барара «сделать»).

Сложные глаголы в хайдакском диалекте образуются не только присоединением простых глаголов к именным основам, но и сочетанием двух форм глагола. Это один из распространенных способов глагольного словообразования в хайдакском  диалекте.  Оба глагольных компонента могут быть в форме инфинитива: виссаравигара «заплакать» (виссара «плакать» + вигара «начать»,  уччаракигара  «начать пить» (уччара «пить» + кигара «начать») и т.д.

При образовании сложных глагольных композитов в хайдакском диалекте  наиболее употребительными простыми глаголами являются: барара «делать», бигьара «стать»,  батара «оставить», буцара «держать» и т.д.

Сложные глаголы  хайдакского диалекта обладают следующими структурно-семантическими особенностями: а) сложные глаголы, обладают единым лексическим значением; б) сложные глаголы образуются из  полнозначных глаголов, поэтому их компоненты в семантическом отношении равноправны; в) в хайдакском  диалекте насчитывается  ряд глаголов, которые выступают в качестве  вспомогательных: бигьара,  барара, ик1вара,   ухъана, бикара  и т.д.  г) будучи отдельной лексической единицей, они выполняют в предложении единую для них синтаксическую роль в качестве одного из членов предложения; д) между элементами сложных глаголов нельзя вставить третье знаменательное слово без ущерба для их значения и структуры. Наличие даже потенциальной способности глагольного сочетания разделяться третьим словом говорит о самостоятельности его компонентов, о том, что это сочетание является свободным. е) в  сложных глаголах хайдакского диалекта невозможно обнаружить синтаксические взаимоотношения между компонентами, как это мы имеем между свободными   глагольными сочетаниями; ж) компоненты сложных глаголов характеризуются взаимопроникновением, поскольку второй компонент в сложных глаголах уточняет значение основного глагола и относится только к нему.

Присоединением к именной части глаголов с непереходным значением образуются так называемые стативные сложные глаголы. В данные сложные глаголы входят семельфактив, раритив и мультипликатив.

Семельфактив (форма категории состояния, выражающая единичный квант мультипликативной ситуации -один раз): тях1кабигара «прыгнуть», т1якьбигара «треснуть», т1ирбигара «брызнуть» и т.д.

Раритив (форма категории способа действия, выражающая воспроизведение ситуации – время от времени): иццара+кабиргара «время от времени болеть», бисса+биргара « плакать время от времени», зара+биргьара «время от времени выздоравливать», хъус+биргара «время от времени подползать», къяйц1+биргара «время от времени искать», бахъ+биргьара «увеличиваться», буц+биргьара «плотнеть» и т.д.

Мультипликатив (единый множественный акт, состоящий из отдельных повторяющихся квантов –всегда): дуцI+бикIвара "бегать",  гъук+бик1вара «все время понижаться», чяхъ+бик1вара «подниматься», т1ир+бик1вара «брызгать»,  т1якь+бик1вара «трескать», гьак1ра+бик1вара «качаться» и т.д. 

Как показывает наш материал, примеров сложных глаголов, выражающих  семельфактив,  раритив и мультипликатив в хайдакском диалекте можно привести много. Глаголы совершенного вида передают значение семельфактива, глаголы несовершенного вида – раритива. Мультипликатив в хайдакском диалекте передается глаголом бикIвара, имеющим первоначальное значение "говорить".  Глагол   бик1вара всегдавыступает в форме несовершенного вида.

В заключении подводятся итоги исследования и излагаются основные выводы.Так, на основе лексико-семантического анализа убедительно доказывается, что лексика хайдакского диалекта представляетсобой организованную систему, элементы которой связаны многочисленными и разнообразными отношениями.

Прежде всего,  следует подчеркнуть, что обращение к материалам хайдакского диалекта, сравнение их с материалами литературного даргинского языка,  проливает свет на многие его особенности.  Хайдакский диалект рассмотрен в работе в комплексном плане, т.е. затронуты узловые вопросы его лексики и словообразования с последующим выявлением всего комплекса лексико-словообразовательных средств, конструирующих этот диалект. 

Описание лексики и фразеологии хайдакского диалекта в сравнении с даргинским литературным языком способствует выявлению  национально-специфических особенностей языковой картины мира.

Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих публикациях:

I. Монографии

Гасанова У.У. Лексика и словообразование хайдакского диалекта даргинского языка.  – Махачкала,  2011.  (23 п.л.)

II. Статьи, опубликованные в изданиях, включенных в перечень ВАК РФ:

1. К вопросу о классификации хайдакского языка-диалекта // Вестник  университета Российской академии образования. М., 2009, №5. С.35-37.

2.Особенности лексики хайдакского языка// Искусство и  образование. М., 2010. № 7. С. 148-151.

3. Культурные концепты в хайдакской языковой картине мира // Искусство и образование. М., 2010. С.135-139.

4. Соматические фразеологизмы хайдакского языка // Вестник Поморского  госуниверситета. // Серия гуманитарные и социальные науки. №9. Архангельск, 2010. С.146-152.

5. Заимствованная лексика в хайдакском языке // Вестник университета Российской академии образования. М., 2010, С.32-34.

6. Национальное своеобразие фразеологизмов   хайдакского языка // Вестник Новгородского государственного лингвистического университета им. Н.Добролюбова. Вып. 13. Нижний Новгород, 2011. С.26-32.

7. Существительные хайдакского языка, образованные  основосложением // Вестник университета Российской академии образования. № 1. М., 2011, С.62-64.

III. Статьи, опубликованные в других изданиях:

8. Микротопонимика села Шиляги Кайтагского района //Дагестанская ономастика. Вып. 2. Махачкала, 1996. С.45-48.

9. Об особенностях шумных согласных кайтагского диалекта даргинского языка //Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. Вып. 4-5. Махачкала, 2003.С. 126-127.

10. Прилагательное в кайтагском диалекте даргинского языка //Труды молодых ученых. Махачкала, 2003. С.99-102.

11. Структурная классификация микротопонимов села Шиляги    Кайтагского района Дагестана // Проблемы региональной ономастики. Майкоп, 2004. С.60-62.

12. Структура наречий непроизводной основы даргинского языка и его диалектов. // Проблемы общего и дагестанского языкознания. Махачкала, 2005. Вып.3. С.162-165.

13. Сравнительная словообразовательная характеристика наречий даргинского языка (на материале лит.яз., хайдакского диалекта и мугинского говора) // Проблемы общего и дагестанского языкознания. Махачкала, 2005. Вып.3. С.158-162.

14. Инклюзив и эксклюзив в диалектах даргинского языка // Проблемы общего и дагестанского языкознания. Махачкала, 2005. Вып.3. С.165-167.

15. Словообразовательный суффикс –ли в диалектах даргинского языка //Проблемы общего и дагестанского языкознания. Махачкала, 2005. Вып.3. С.54-57.

16. Числительное в кайтагском диалекте даргинского языка //Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. Вып. 6. Махачкала, 2005.С.141-144.

17. ФЕ даргинского языка и хайдакского диалекта, указывающие на образ действия // Проблемы общего и дагестанского языкознания. Выпуск 4. Махачкала, 2007. С. 112-114.

18. Словосложение в хайдакском диалекте даргинского языка //Современные проблемы кавказского языкознания и тюркологии. Вып. 7. Махачкала, 2007. С.75-78.

19. Антропонимы и этнонимы в составе хайдакских топонимов // Проблемы региональной ономастики. Мат-лы 6–й Всерос. науч.конф. Майкоп, 2008.С. 93-95.

20. Словосложение существительных в хайдакском диалекте даргинского языка // межд. конференц. «Проблемы русского языка в полиэтническом регионе». Махачкала, ИПЦ  ДГУ, 2008. С.100-103.

21. Синонимы и многозначные слова в хайдакском языке // Семантика языковых единиц разных уровней // Махачкала, ИПЦ ДГУ. Вып. 11. 2008. С.42-47.

22. Наречия хайдакского языка  // Семантика языковых единиц разных   уровней // Махачкала, ИПЦ ДГУ. Вып.11. 2008. С.47-52.

23. Арабизмы в хайдакском диалекте даргинского языка // //Современные проблемы кавказского языкознания. Вып. 8. Махачкала, 2008. С.58-62.

24. Суффиксы имен прилагательных в хайдакском диалекте даргинского языка  // Современные проблемы кавказского языкознания Вып. 8. Махачкала, 2008. С.63-67.

25. Иранизмы в хайдакском языке // материалы межд. конференц. «Роль культуры в российско-иранских   отношениях». Махачкала, ДГУ. 2009. С.142-145.

26. Языковая ситуация в среде общения хайдакцев  // Материалы международной научно-практической конференции «Теоретические и методические проблемы национально-русского двуязычия». Махачкала: ИЯЛИ  ДНЦ РАН, 2009. С.133-135.

27. Тюркизмы в хайдакском языке // Материалы межд. конф. «Контенсивная типология естественных языков». Махачкала, ДГУ  2009. С.74-76.

28. Языковая картина мира хайдакца в характеристиках человека // Кавказский лингвистический журнал. Вып.1-2. Махачкала, 2010.С.41-43.

29. Синонимия компаративных ФЕ хайдакского диалекта даргинского языка и английского языка // Кавказский лингвистический журнал. Вып.1-2. Махачкала, 2010.С.43-47.

30. Тема толерантности в хайдакских паремиологических единицах// Труды Международного форума по проблемам науки, техники и образования // Москва, 2010.С.51-52.

31. К семантической характеристике хайдакских антропонимов //У11 Межд. науч. конф. «Актуальные проблемы общей и адыгской филогии»// Майкоп, 2010. С.56-59.

32. Непроизводные основы в хайдакском языке // Современные проблемы   кавказского языкознания Вып.9. Махачкала, ДГУ, 2010. С.98-101.

33. Инклюзив и эксклюзив в хайдакском языке //Межд.конф. «Актуальные вопросы общего и кавказского языкознания». Махачкала, 2010. С.76-78.

34. Соматическая лексика в хайдакском и даргинском языках //2 Международный конгресс кавказоведов. Тбилиси, 2010. С.392-394.

35. Об одном словообразовательном суффиксе-ли наречий  в хайдакском языке // Вопросы кавказского языкознания. Махачкала, ДГУ. 2010. С.67-71.

36. Хайдакские пословицы и поговорки о нравственности //Международная конференция «Кавказские языки: генетические, ареальные связи и типологические общности». ДНЦ Махачкала, 2010. С.56-60.

37.Хайдакские паремии, выражающие гостеприимство //Материалы межд. научно-практич. конференции (с присвоением USBN) «Языковые и культурные контакты различных народов». Пенза, 2010. С.36-39.

38. Семантическийанализ компонентов компаративных ФЕ в хайдакском языке // Материалы межд. конф. (с присвоением USBN) «Философия и филология классического текста». Пенза, 2010. С.57-61.

39. Семантика глаголов хайдакского языка //Вопросы кавказского языкознания. Махачкала, ДГУ. 2010. С. 75-78.

40. Лексическое оформление хайдакских пословиц // Материалы научно-практической конференции НИИ педагогики им. Тахо-Годи. Махачкала, 2011. С. 14-16.

41. Антропонимия хайдакского языка // Мат. международной научно-практической конференции (с присвоением USBN) "Текст как единица филологической интерпретации" Куйбышев, 2011. С.53-58.

42. Религиозная терминология в проклятиях и благопожеланиях хайдакского  языка // Вопросы кавказского языкознания. Вып. 4. Махачкала, 2011. С.84-86.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.