WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Интерференция дискурсов в англоязычной публицистике

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

 

На правах рукописи

 

 

 

Шевченко

Вячеслав Дмитриевич

 

 

Интерференция дискурсов

в англоязычной публицистике

 

 

Специальность 10.02.04 – Германские языки

 

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

 

 

 

 

Санкт-Петербург 2011

Работа выполнена на кафедре английской филологии и лингвокультурологии филологического факультета федерального образовательного учреждения высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет»

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор

Масленникова Анна Александровна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Шабес Владимир Яковлевич

(Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена)

доктор филологических наук, профессор

Третьякова Татьяна Петровна

(Санкт-Петербургский государственный университет)

доктор филологических наук, профессор

гриценко Елена Сергеевна

(Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова)

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Ивановский государственный университет»

Защита диссертации состоится «__» _____ 2011 года в __ час. на заседании совета Д 212.232.48 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 11, ауд. __.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени

М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская набережная, д. 7/9.

Автореферат разослан «____» ____________ 2011 года

Учёный секретарь

диссертационного совета Д 212.232.48                     д.ф.н. С.Т. Нефёдов

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

         Предлагаемое диссертационное исследование посвящено проблемам взаимодействия между различными дискурсами. Исследование такого сложного и многогранного явления, как дискурс, занимает лингвистов, литературоведов, философов, социологов и представителей других смежных наук уже долгое время. Предлагая разные трактовки понятия «дискурс», ученые сходятся во мнении, что дискурс, помимо текста, включает в себя и экстраситуационный контекст, оказывающий значительное влияние на процесс коммуникации.

Проблема взаимоотношений между различными дискурсами привлекает внимание ученых и в России, и за рубежом, однако исследования в этой области немногочисленны. По мнению Норманна Фэркло, комбинирование элементов различных дискурсов, используемых в конкретном языке, ведет к изменению характера дискурса и, как следствие, социального и культурного мира человека. Представители французской школы дискурс-анализа вводят понятие интердискурса для обозначения «дискурсивно-лингвистических феноменов, выступающих по отношению к выделенной дискурсивной целостности (последовательности) в качестве внешнего» . О понятии интердискурса упоминают французские ученые Мишель Пешё и Патрик Серио. Интердискурс рассматривается также в работах Й. Линк и У. Линк-Хеер. В России к настоящему моменту вышло несколько работ, посвященных проблеме интердискурсивности [Архипов 2005; Белоглазова 2010; Гончарова 2001; Сачава 2008; Чернявская 2003].

В рамках данной работы взаимоотношения между дискурсами рассматриваются как следствие происходящего на современном этапе активного взаимодействия между различными сферами деятельности человека, разными областями опыта и знаний. Этот процесс обусловлен ростом когнитивных потребностей человека, стремящегося познать окружающую действительность во всем ее многообразии. Проблема интерференции дискурсов связана с общей проблематикой взаимоотношений между разными дискурсами.

Интерференция дискурсов представляет собой происходящий в сознании человека сложный ментальный процесс, состоящий во взаимодействии между дискурсами, репрезентируемыми включенным и принимающим текстами, а именно: между отраженными в этих текстах когнитивными моделями ситуаций и коммуникативно-прагматическими характеристиками этих текстов, обусловленными спецификой социокультурных ситуаций общения. Этот процесс инициируется автором статьи и осуществляется реципиентом. В нашем исследовании текст рассматривается в качестве знака определенного дискурса; при этом он одновременно является одной из его составляющих.

Интерференция дискурсов происходит в результате включения интертекстуального фрагмента в принимающий текст. Когнитивные и коммуникативно-прагматические характеристики интертекстуального включения являются его дискурсивными свойствами, при помощи которых это включение репрезентирует определенный тип дискурса. Дискурсивные свойства интертекстуального включения неизменно оказывают влияние на принимающий дискурс.

Последовательность языковых и когнитивных операций, активизируемых в процессе ИД, включает в себя такие стадии, как:

1) сравнение журналистом разных объектов, явлений и событий, отраженных в текстах, относящихся к различным дискурсам; 2) поиск в структурах событий общих или отличных компонентов, зафиксированных в когнитивных моделях; 3) включение текстового фрагмента, относящегося к какому-либо дискурсу, в состав публицистического дискурса; 4) восприятие реципиентом формы и содержания включенного и принимающего текстов, репрезентирующих разные типы дискурса;

5) реализация дискурсивных свойств включения: актуализация когнитивной модели предметно-референтной ситуации, передаваемой языковыми средствами включения, актуализация модели коммуникативной ситуации; 6) взаимодействие между дискурсивными свойствами включения и принимающим дискурсом: анализ передаваемых когнитивных моделей ситуаций, их доминантных компонентов и особенностей коммуникативных ситуаций, оказывающих влияние на языковые средства, используемые в дискурсах.

Актуальность настоящего исследования обусловлена общим интересом представителей многих научных направлений к явлению дискурса, потребностью в разработке модели взаимодействия, основанной на лингвистическом и когнитивном анализе, необходимостью изучения сложных когнитивных операций, активизируемых при взаимодействии дискурсов.

Предлагаемый подход позволяет выделить алгоритм исследования связи между репрезентируемыми дискурсами на формальном, семантическом, когнитивно-ситуационном, экстраситуационном и коммуникативно-прагматическом уровнях, а также выявить и описать специфику этого процесса.

В качестве научной гипотезы выдвигается положение о том, что в результате включения интертекстуального фрагмента происходит взаимодействие не только между формой и содержанием включенного и принимающего текстов, но и между репрезентируемыми ими дискурсами. Отношения между текстами инициируют взаимодействие между когнитивными и коммуникативными компонентами дискурсов, к которым относятся включенный и принимающий тексты, т.е. процесс ИД.

В процессе ИД событие или объект могут рассматриваться с разных точек зрения, исходя из разных дискурсивных типов, каждый из которых обладает своими типологическими чертами. В подобных случаях, как пишет Х. Ортега-и-Гассет, «одна и та же реальность, рассматриваемая с разных точек зрения, расщепляется на множество отличных друг от друга реальностей» . В других случаях, наоборот, в разных событиях в ходе интерпретации дискурсов, репрезентируемых текстами, прослеживаются общие, схожие элементы и черты. Как показал анализ исследуемого языкового материала, в процессе ИД в сознании реципиента происходит соположение структур знаний о событиях, которые пересекаются вследствие взаимодействия текстов. Рассмотрение и интерпретация ситуации, относящейся к современной действительности и передаваемой принимающим текстом, происходит через призму ситуации, которая может относиться к иному культурно-историческому контексту и передается фрагментом включенного текста.

Научная новизна исследования заключается в том, что в немвпервые (1) рассмотрены активизируемые включенным и принимающим текстами механизмы взаимодействия между различными типами дискурсов, оказывающие значительное влияние на интерпретацию реципиентом событий и фактов; (2) выявлены когнитивные модели предметно-референтных ситуаций, актуализируемые в результате взаимодействия текстов, а также общие компоненты в структурах когнитивных моделей; (3) рассмотрены языковые средства выделения доминантных компонентов моделей ситуаций и изучено влияние специфики коммуникативных ситуаций на языковые средства, используемые для выделения доминант; (4) проанализированы и описаны типы отношений между дискурсами, репрезентируемыми взаимодействующими текстами.

Объектом исследования являются интертекстуальные включения (цитаты, цепочки взаимосвязанных цитат, предваряющих разделы публицистических статей, эпиграфы, интермедиальные включения) в современных англоязычных публицистических текстах. В качестве предмета исследования выступают когнитивные и коммуникативно-прагматические свойства включенного и принимающего текстов, взаимовлияние которых вызывает процесс ИД.

Цель диссертационного исследования заключается в изучении лингво-когнитивного явления, названного в данной работе ИД, выявлении и описании когнитивных и коммуникативно-прагматических свойств интертекстуальных включений и принимающих текстов, которые инициируют процесс ИД, выявлении языковых и когнитивных операций, активизируемых в процессе ИД.

В соответствии с целью были сформулированы конкретные задачи исследования:

  • определить, какие дискурсы, репрезентируемые интертекстуальными включениями, вовлекаются в процесс ИД;
  • рассмотреть особенности формы включенного и принимающего текстов, которые репрезентируют дискурсы, взаимодействующие в процессе ИД;
  • изучить когнитивные характеристики включенного и принимающего текстов, взаимодействие их когнитивных структур, а именно: актуализацию при помощи текстов когнитивных моделей различных ситуаций, а также рассмотреть содержательные особенности включенного и принимающего текстов;
  • выявить, какие компоненты актуализируемых когнитивных моделей предметно-референтных ситуаций становятся доминантными в процессе ИД и выделяются при помощи языковых средств во включенном и принимающем текстах, репрезентирующих разные дискурсы;
  • изучить специфику коммуникативных ситуаций, к которым относятся включенный и принимающий тексты, и ее влияние на используемые в них языковые средства, т.е. исследовать их коммуникативно-прагматические характеристики;
  • рассмотреть возникающие в процессе ИД типы отношений между дискурсами, репрезентируемыми в интертексте, такие как унисонные, диссонансные и координативные.

В качестве материала для исследования были использованы статьи из англоязычных (британских и американских) публицистических изданий за период с 1997 по 2010 год. Критерием отбора языкового материала послужило наличие в текстах статей интертекстуальных включений, репрезентирующих различные дискурсы. Общий объем выборки составил 4360 публицистических статей, на основе которых рассматривались механизмы отношений между дискурсами, репрезентируемыми включенным и принимающим текстами. Доминантные компоненты когнитивных моделей ситуаций, актуализируемых в процессе ИД, исследовались на материале 2000 текстов. Взаимодействие разных типов дискурсов, репрезентируемых включенным и принимающим текстами, также исследовалось на материале 2000 текстов. Процесс ИД, актуализируемый посредством эпиграфа, изучался на материале 360 статей.

Теоретической основой исследования послужили труды ученых, занимавшихся проблемами дискурса, таких как А. Белл, Р. де Богранд,

Д. Браун, Д. Юл, П. Вердонк, Р. Водак, А. Гарнэм, А.Ж. Греймас и

Ж. Курте, Д. Даунинг, Т.А. ван Дейк, П. Джонсон-Лэрд, У. Кинч,

М. Култхард, C. Миллз, Д. Поттер, Ф. Ривз, Б. Сандиг, М. Селтинг,

М. Стаббз, С. Тэйлор, Л. Филипс, М. Йоргенсен, М. Фуко, Н. Фэркло,

У. Чейф, П. Чилтон, К. Шеффнер, Д. Шиффрин, C. Эггинс, Д. Мартин,

Д. Эдвардс, А. Яворски, Н. Купланд и др., а также работы отечественных исследователей, таких как Н.Ф. Алефиренко, Н.Д. Арутюнова,

В.Н. Базылев, Е.В. Бакумова, Л.С. Бейлинсон, В.Г. Борботько,

А.И. Варшавская, Е.Н. Галичкина, Н.К. Данилова, В.И. Карасик,

И.Т. Касавин, А.А. Кибрик, Л.А. Кочетова, Е.С. Кубрякова,

О.А. Леонтович, М.Л. Макаров, Е.В. Михайлова, О.А. Панкратова,

И.Б. Руберт, Ю.С. Степанов, И.П. Сусов, Л.В. Цурикова, В.Е. Чернявская, Е.И. Шейгал и др.

Методологической базой исследования послужили основные положения современной теории дискурса, разрабатываемой в России и за рубежом, положения различных школ и направлений дискурс-анализа (конверсационного анализа, этнометодологии, дискурсивной психологии, нарративного анализа, критического дискурс-анализа), прагмалингвистики, социолингвистики и риторики. Анализ когнитивных дискурсивных структур проводился с использованием методов когнитивной семантики.

В ходе исследования были использованы следующие методы:

  • метод дискурсивного анализа;
  • метод построения когнитивных моделей ситуаций;
  • метод коммуникативно-прагматического анализа;
  • метод контекстуального анализа;
  • метод сравнительно-сопоставительного анализа.

На защиту выносятся следующие положения:

  • Процесс ИД затрагивает референциальную сферу различных типов дискурса, а именно: разнообразные и наиболее важные стороны жизни современного общества, представление которых нуждается в языковой репрезентации.
  • В процессе ИД в памяти реципиента актуализируются когнитивные модели ситуаций, отраженных во взаимодействующих текстах. Определенные компоненты моделей выделяются реципиентом в качестве доминант, т.е. наиболее значимых составляющих, которые оказывают влияние на развитие ситуаций. В качестве носителя доминанты выступает интертекстуальное включение, обозначающее наиболее значимый компонент ситуаций.
  • Выделение доминант может носить иерархический характер. Константным характером обладает такой компонент ситуаций, как «время». Исследование показало, что чем дальше отстоят друг от друга эпохи, которым принадлежат взаимодействующие тексты, тем сильнее проявляется контраст между событиями, ситуациями, объектами, к которым относятся включение и принимающий текст. Компонент «время» соотносится, таким образом, с ценностной категорией. Выделение пространственной доминанты происходит путем приписывания месту той или иной оценки. В публицистическом дискурсе реализуется два типа когнитивных моделей, доминантой в которых является компонент «место»: событийно-ориентированные и локально-ориентированные модели. В результате процесса ИД выделяются также доминантные характеристики участников, объектов, аксиологическая и акциональная доминанты.
  • В процессе интерференции имеет место эффект двойного видения, или двухфокусности. Он возникает, во-первых, когда одни и те же события, ситуации или объекты рассматриваются сквозь призму восприятия их разными индивидами – участниками различных социокультурных ситуаций общения (авторами текстов), подчеркивающими их доминантные составляющие. Во-вторых, эффект двойного видения возникает тогда, когда одно событие, ситуация или объект рассматривается сквозь призму другого события, ситуации или объекта; при этом в их когнитивных моделях выделяются схожие компоненты, являющиеся доминантными для субъектов – авторов текстов.
  • Как показало исследование, в ходе интерференции дискурсы, репрезентируемые взаимодействующими текстами, вступают в унисонные, диссонансные и координативные отношения, выделяемые на основе анализа когнитивных моделей ситуаций, отраженных во взаимодействующих текстах. Решающую роль в установлении типа отношений между дискурсами играет интенция автора публицистического текста. Унисонные отношения между дискурсами устанавливаются при сходстве ситуаций, их когнитивных моделей, референтов. Диссонансные отношения между дискурсами позволяют проанализировать ситуации на основе контраста между несовпадающими компонентами отраженных в них ситуаций. Координативные отношения между дискурсами приводят к сравнению двух ситуаций с разными когнитивными моделями на основе общих компонентов моделей, которые выступают в качестве координат при сопоставлении. Унисонные, диссонансные и координативные отношения между дискурсами задают специфические для каждого из этих типов схемы анализа ситуаций и их когнитивных моделей, отраженных в интерферирующих дискурсах.
  • Используемые языковые средства отражают специфику процесса коммуникации в репрезентируемых дискурсах. Они являются показателями целей участников дискурсов, особенностей их мышления и актуализируют в памяти реципиента знания о коммуникативных процессах в том или ином дискурсе.
  • Соотнесение включения с новой ситуацией, отраженной в принимающем тексте, приводит к тому, что языковая форма включения заполняется новым содержанием, наделяется новыми смыслами, играющими ведущую роль в процессе интерпретации дискурса.
  • В процессе ИД эпиграф выступает в качестве средства организации смысловой структуры последующего текста. Смыслы, содержащиеся в эпиграфе, оказывают значительное влияние на процесс интерпретации в целом, а также на восприятие содержания текста в частности. Особенностью процесса ИД, возникающего в результате включения эпиграфа, является то, что реципиент еще до ознакомления с принимающим текстом получает информацию о доминантном компоненте ситуации, отраженной в эпиграфе, а также о специфике коммуникативной ситуации, оказывающей влияние на языковые средства, используемые в эпиграфе.

Теоретическая значимость настоящего диссертационного исследования заключается в том, что основные ее положения могут рассматриваться как новое направление в общей теории дискурса, а именно: создание единой концепции интерференции различных дискурсов. Она вносит вклад в развитие теории коммуникации, раскрывая значимость механизмов интерференции, вовлекающих элементы индивидуального и общественного опыта. ИД актуализирует риторический потенциал результирующего текста. В процессе исследования были выявлены общие механизмы ИД. В диссертации предложен особый подход к проблеме взаимоотношений между включенным и принимающим текстами, поскольку в центре внимания в работе находится не взаимодействие между конкретными текстами, а механизм взаимовлияния различных типов дискурсов, репрезентируемых этими текстами. Дано новое понимание самого процесса ИД, основанное на учете экстралингвистической ситуации и доминантного положения одного из ее компонентов. В работе также рассматриваются механизмы когнитивного моделирования ситуаций, актуализации когнитивных моделей в культурном опыте реципиента.

Практическая ценность работы состоит в том, что ее результаты могут быть использованы при составлении спецкурсов и курсов лекций по теории дискурса, дискурс-анализу, когнитивной лингвистике, лингвистике текста, а также курсов лекций по теории коммуникации. Результаты исследования могут быть использованы в журналистской практике при написании аналитических статей и на практических занятиях по анализу текста.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационной работы обсуждались на международных и всероссийских научных конференциях и научно-практических семинарах «Академическая лингвистика: проблемы современной когнитивистики и переводоведения» (Санкт-Петербург 2003), «Компаративистика: современная теория и практика» (Самара 2004), «Сопоставительная филология и полилингвизм» (Казань 2005), «Семантика общения» (Орел 2005), «Когнитивное моделирование в лингвистике» (Москва, Варна, София, Констанца 2004, 2005, 2007, 2009), «Актуальные проблемы лингвистического образования: теоретический и методологический аспекты» (Самара 2005), «Наука и культура России» (Самара 2006, 2007, 2008, 2009, 2010), «Языковая личность – текст – дискурс: теоретические и прикладные аспекты исследования» (Самара 2006), «Международные Бодуэновские чтения» (Казань 2003, 2006, 2009), «Сравнительное литературоведение (литература в контексте)» (Баку 2006), «Англистика ХХI века» (Санкт-Петербург 2006, 2008, 2010), «Язык и культура в России: состояние и эволюционные процессы» (Самара 2007), «XXXVI Международная филологическая конференция» (Санкт-Петербург 2007), «Языковые коммуникации в системе социально-культурной деятельности» (Самара 2008), «Язык – текст – дискурс: традиции и новации» (Самара 2009), «Языковая образность в свете разных исследовательских подходов» (Самара 2010), «Язык – текст – дискурс: проблемы интерпретации высказывания в разных коммуникативных сферах» (Самара 2011), а также на ежегодных научных конференциях преподавателей Самарского государственного университета. По теме диссертации опубликовано 60 работ, в том числе 2 монографии и 10 статей в журналах, рецензируемых ВАК РФ.

Структура диссертационной работы обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы и источников выборки. В главе 1 рассматриваются вопросы теории дискурса, интердискурсивности, интерференции дискурсов. В главе 2 исследуется взаимодействие между типологическими характеристиками дискурсов, репрезентируемых включенным и принимающим текстами. Глава 3 посвящена исследованию когнитивных структур дискурсов, взаимодействующих в процессе интерференции, –дискурсивных доминант. В главе 4 анализируются типы отношений между дискурсами, репрезентируемыми включенным и принимающим текстами. В главе 5 изучаются дискурсивные свойства эпиграфа и их влияние на публицистический дискурс. В Заключении подчеркивается значимость исследования процесса ИД, подводятся общие итоги исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

         Во «Введении» освещается история вопроса, приводится определение интерференции дискурсов, обосновывается актуальность и научная новизна исследования; определяются объект, предмет и материал исследования, его цель и задачи; описываются теоретико-методологическая база и методы исследования; формулируются положения, выносимые на защиту; устанавливаются теоретическая значимость и практическая ценность исследования, а также уровень апробации его результатов; объясняется структура работы.

Глава 1 «Теоретические аспекты дискурсивных исследований и проблема интерференции» посвящена описанию истории возникновения понятия «дискурс», истории дискурсивных исследований в России и за рубежом, а также общетеоретическим аспектам исследований взаимодействия между дискурсами.

Отечественные и зарубежные исследователи, занимающиеся проблемами дискурса, сходятся во мнении, что дискурс представляет собой сложный и многогранный феномен, в состав которого входят языковые и экстралингвистические компоненты. Языковая специфика определенного дискурса обусловлена социокультурным и культурно-историческим контекстами, в которых находится язык. Определения дискурса, данные разными исследователями и представленные в первой главе, содержат указание на связь между языком и этими контекстами. Структура дискурса представляет собой динамичную систему, изменения в которой связаны с процессами, происходящими в различных сферах социальной жизни.

Разработанный в диссертации оригинальный подход к исследованию дискурса показал, что языковые средства актуализируют знания о когнитивных структурах дискурса, т.е. когнитивных моделях предметно-референтных ситуаций, отражаемых в дискурсе. Выбор коммуникантом тех или иных языковых единиц, обусловлен особенностями процесса коммуникации в определенном дискурсе, например, художественном, научном, публицистическом, деловом, мифологическом и т.п. Дискурсы возникают и модифицируются в рамках социокультурных ситуаций общения, специфика которых обусловлена характеристиками коммуникантов, целями общения, обстоятельствами, хронотопом, каналами общения и т.п. На процесс коммуникации в дискурсе существенное влияние оказывают также идеологические установки, действующие в обществе, а также культурные особенности и исторические события.

Знакомство с теоретической литературой по теме диссертации показало, что дискурсивные исследования, проводившиеся за рубежом, привели к появлению нескольких научных школ дискурс-анализа, например, школы конверсационного анализа, этнометодологии, дискурсивной психологии, критического дискурс-анализа, Бирмингемской школы дискурс-анализа, французской и немецкой школ и т.д. В России дискурсивные исследования проводятся в рамках научных школ, созданных в Москве, Санкт-Петербурге, Волгограде, Твери, Ставрополе и других городах. Каждое из направлений дискурс-анализа имеет свой объект исследования.  Ученые, занимающиеся конверсационным анализом, рассматривают проблему последовательности коммуникативных ходов в повседневном речевом общении; объектом исследований критического дискурс-анализа являются отражаемые в дискурсе конфликтные взаимоотношения между разными социальными группами, в том числе отношения между правящими и подчиненными группами общества.

Результатом различных трактовок понятия «дискурс» стало появление двух основных направлений современного дискурс-анализа: формального и функционального. В рамках первого направления занимаются изучением особенностей языковой формы, которая обусловлена типологическими характеристиками дискурса. Объектом исследований второго направления являются функции языка в определенном социальном контексте.

В первой главе диссертационной работы обращение к истории изучения взаимоотношений между различными дискурсами обусловлено темой настоящего диссертационного исследования. В этой главе отмечается, что дискурсы постоянно вступают во взаимодействие друг с другом в результате пересечения различных сфер и областей коммуникативной активности человека. Связи между разными дискурсами устанавливаются в результате взаимодействия между разными областями знаний и социальными практиками. Пересечение знаний из разных областей в одной точке особенно характерно для современного англоязычного публицистического дискурса; это вызвано необходимостью привлечения различных знаний для детального представления ситуаций, событий, объектов и т.п. Взаимодействие между дискурсами традиционно исследовалось в отечественной и зарубежной лингвистике в связи с понятием интердискурсивности, которая представляет собой использование в рамках определенного дискурса способов коммуникации, характерных для других дискурсов.

Другим видом взаимодействия между дискурсами является анализируемый в реферируемой работе процесс интерференции дискурсов. Рассмотренные в работе примеры позволили установить, что процесс интерференции возникает вследствие взаимодействия между включенным и принимающим текстами на когнитивном и коммуникативно-прагматическом уровнях. В ряде точных и гуманитарных наук интерференция понимается как вмешательство и воздействие иных, чужеродных элементов. Проведенный в ходе исследования анализ позволил установить, что при интерференции дискурсов в качестве таких элементов выступают когнитивные и коммуникативные структуры иного дискурса, репрезентируемого включенным текстом. В процессе ИД в памяти реципиента фиксируется информация о точках соприкосновения разных дискурсов, о когнитивных и коммуникативных особенностях взаимодействующих дискурсов. В каждом случае ИД возникает, с одной стороны, контраст между дискурсами, объединяемыми общей, значимой для участников дискурсов темой, а с другой стороны – сходство между отражаемыми в репрезентируемых дискурсах ситуациями.

В реферируемой диссертационной работе исследуются языковые средства, манифестирующие специфику дискурсов, которым принадлежат включенный и принимающий тексты. Изучение процесса ИД отличается от интертекстуальных исследований. В рамках последних рассматривается включение в текст другого текста или его фрагмента с иным субъектом речи, изучаются композиционно-стилистические аспекты включения одного текста в состав другого, т.е. исследуется разнообразие объемов, форм и функций включения «другого голоса», его экспрессивного потенциала в рамках иного текста. ИД представляет собой более обширный процесс, включающий взаимодействие не только между текстами, но и между когнитивными и коммуникативными структурами дискурсов, к которым относятся включенный и принимающий тексты. Исследование процесса ИД предполагает изучение данных когнитивных и коммуникативных структур, актуализируемых при помощи языковых средств. В процессе ИД в памяти реципиента актуализируются когнитивные модели ситуаций, отраженных во взаимодействующих текстах. В ходе ИД реципиенту приходится оперировать моделями разных ситуаций; в результате сравнения когнитивных моделей передаваемых ситуаций происходит обновление этих моделей в памяти реципиента. Сопоставление когнитивных структур дискурсов, т.е. нахождение различий между отражаемыми в дискурсах когнитивными моделями ситуаций, позволило выделить 3 типа отношений, устанавливающихся между дискурсами в процессе интерференции: унисонных, диссонансных и координативных.

Языковые средства, используемые во включенном и принимающем текстах, демонстрируют особенности коммуникативных структур репрезентируемых ими дискурсов, т.е. специфику социокультурных ситуаций общения, к которым относятся текстовые составляющие дискурсов. Специфика социокультурных ситуаций общения, в которых порождаются дискурсы, оказывает существенное влияние на функции текстов. В результате происходит параллельная реализация разных коммуникативных целеустановок текстов, репрезентирующих разные дискурсы. Реципиент воспринимает передаваемую информацию с точки зрения участников разных социокультурных ситуаций общения, что, в свою очередь, приводит к более глубокому и тщательному анализу информации, передаваемой в рамках публицистического дискурса.

В первой главе также отмечается, что результатом ИД может стать возникновение скрытых смыслов. Как показало исследование, применение цитаты к новой ситуации, отраженной в принимающем тексте, приводит к тому, что языковая форма заполняется новым содержанием, наделяется новыми смыслами, играющими важную роль в процессе интерпретации и анализа дискурса.

в главе 2 «Влияние дискурсивных типов на процесс интерференции» изучается влияние особенностей социокультурных ситуаций общения, бытующих в репрезентируемых дискурсах, на процесс ИД. Языковые средства, содержащиеся во включенном и принимающем текстах, помимо передачи содержания, манифестируют, как показал анализ, особенности социокультурных ситуаций общения, в которых создаются дискурсы.

В данном разделе диссертационной работы рассмотрено взаимодействие между художественным и публицистическим дискурсами, возникающее при включении фрагмента художественного произведения в состав публицистической статьи. Выявлено, что в таких случаях особенностью ИД является экспрессивное воздействие, оказываемое фрагментом художественного произведения, в котором содержится описание какой-либо частной ситуации. Фрагмент художественного произведения, содержащий подобное описание, выбирается журналистом и включается в состав публицистического дискурса для подтверждения передаваемого в нем общего содержания.

В процессе интерференции художественного и публицистического дискурсов проявляется специфика относящихся к данным дискурсам социокультурных ситуаций общения. Так, например, цель писателя заключается  в художественном отображении возможного мира, а цель участника публицистического дискурса (журналиста), заключается в передаче точной информации о событиях и фактах современной действительности и воздействии на восприятие реципиента (читателя). Знаками социокультурной ситуации общения художественного дискурса могут выступать экспрессивные языковые и стилистические средства (эмоционально-оценочные прилагательные, сравнения, риторические вопросы), например:

Acoldnight,’ Cubbittsaid. The old gentleman swivelled his eyes on him like opera glasses and went on coughing: hack, hack, hack: the vocal cords dry as straw. Somewhere out at sea a violin began to play: it was like a sea beast mourning and stretching towards the shore. ThebookisGraham Greene’s “Brighton Rock”; the violin is playing, unseen through sea mist, in the concert hall on the West Pier. Both Brighton’s piers have starring roles in the story: they are the stages where killings are discussed, threats made, fortunes told. Savage gang warfare is intercut with candy floss and penny-in-the-slot machines. Laughterkeepspacewithhorror. Life is at its bawdiest and most reckless, but death lurks everywhere. This is the essence of piers” (The Economist, December 22nd 2007, p. 39).

Приведенный пример с включением из художественного произведения используется для демонстрации проявления общего в частном: журналист включает фрагмент художественного дискурса, содержащий описание частной вымышленной ситуации, с целью подтверждения общей идеи, выраженной в публицистическом дискурсе. Средствами художественного отображения автором частной вымышленной ситуации являются сравнения, придающие экспрессивность тексту (thevocalcordsdryasstraw, itwaslikeaseabeastmourningandstretchingtowardstheshore). Участник публицистического дискурса приводит общие суждения, подтверждаемые описанием частных случаев, заимствованных из художественного дискурса, достигая своей цели –информирования и убеждения реципиента (Lifeisatitsbawdiestandmostreckless, butdeathlurkseverywhere. Thisistheessenceofpiers).

Используемые в публицистических статьях и художественных произведениях языковые средства одновременно актуализируют у реципиента аналитический и художественный типы мышления. В данном разделе диссертационной работы на основе анализа примеров доказано следующее: включение фрагмента произведения, репрезентирующего художественный дискурс, в состав научно-популярного публицистического дискурса подчеркивает контраст между научным и художественным типами мышления, доминирующими в этих дискурсах, контраст между разными способами понимания и представления мира.

Во второй главе также рассмотрены особенности интерференции поэтического и публицистического дискурсов. На примере включения фрагментов поэтических произведений в состав публицистических статей показано, что содержащиеся во фрагментах стихов экспрессивные языковые средства демонстрируют особенности такого компонента социокультурной ситуации общения поэтического дискурса, как цель участника (поэта), которая заключается в эстетическом отображении реальной или вымышленной действительности. Так, например, в статью Эвана Томаса TheDayThatChangedAmerica, посвященную трагическим событиям 11 сентября 2001 г., включен фрагмент поэмы Альфреда Теннисона “The Charge of the Light Brigade”, датированный серединой XIX века:

XVI. never forget

In the firehouses of New York, pride is mixed with a tinge of bitterness. The nation’s new heroes, working without a contract, are mobbed by flower-bearing fans offering thanks and tears. They’re also attending rounds of funerals each day and collecting their brothers’ memorial booklets, stand-ins for bodies. Some firefighters are recalling the words of Tennyson’s “Charge of the Light Brigade.”

Was there a man dismay’d?

Not tho’ the soldier knew

Someone had blundered:

Theirs not to make reply,

Theirs not to reason why,

Theirs but to do and die.

There are fragmentary reports that some of the chiefs tried to call their men out of the North Tower before it collapsed, and that even Feehan had a premonition: in the final minutes he put his men to work digging in the rubble, not racing into the doomed building. No one will ever know exactly what happened. Most firefighters just shrug and say, “Heaven has some fire department now.”

(Newsweek, Dec. 31, 2001/Jan. 7, 2002, p. 67)

При включении в состав текста современной публицистической статьи фрагмента поэтического произведения происходит процесс совмещения коммуникативно-прагматических целеустановок текстов, принадлежащих разным дискурсам. Знаком цели участника репрезентируемого поэтического дискурса является используемый во фрагменте поэтического текста прием отождествления, с помощью которого в одной точке совмещаются лексические единицы, обозначающие действия различного характера; это достигается посредством рифмовки последних слов и использованием глаголов в трех последних строках в одной грамматической форме инфинитива (tomakereply, toreasonwhy, todoanddie). В семиотическом плане фрагмент поэтического текста не только служит знаком иной культурно-исторической действительности, но и обладает особой структурой означающего, выстроенной посредством приема отождествления. Включение фрагмента поэтического дискурса в состав публицистического позволяет взглянуть на современные события через призму поэтического дискурса и наоборот, поскольку между дискурсами устанавливаются диалогические отношения.

Языковые единицы, содержащиеся в публицистической статье, служат средствами манифестации специфики соответствующего компонента социокультурной ситуации общения публицистического дискурса – коммуникативной цели участника, заключающейся в информировании и убеждении реципиента (TherearefragmentaryreportsthatsomeofthechiefstriedtocalltheirmenoutoftheNorthTowerbeforeitcollapsed, andthatevenFeehanhadapremonition: inthefinalminutesheputhismentoworkdiggingintherubble, notracingintothedoomedbuilding. No one will ever know exactly what happened. Most firefighters just shrug and say, “Heaven has some fire department now). Особенность процесса ИД в этом случае заключается в пересечении и взаимовлиянии социокультурных ситуаций общения, репрезентируемых взаимодействующими текстами, в ходе которого происходит параллельное аналитическое и эстетическое восприятие событий и фактов.

Во второй главе реферируемой диссертационной работы также исследуются особенности интерференции мифологического и публицистического дискурсов. Анализ материалов выборки показал, что мифологические тексты обладают следующими функциями:

1) просветительской, объясняющей происхождение природных, физиологических и других явлений; 2) социально-регулятивной функцией, объясняющей происхождение и особенности социального устройства и предписывающей членам общества определенный тип социального поведения. Просветительская функция мифологического текста является его наиболее частотной функцией, поскольку миф возник вследствие необходимости удовлетворения потребности в знаниях. Именно эту функцию выполняет фрагмент мифа в одном из примеров, анализируемых в данном разделе диссертационной работы – статье Майкла Парфита HuntfortheFirstAmericans, посвященной вопросу происхождения племен, заселивших американские континенты:

Ice had formed ahead of them, and it reached all the way to the sky. The people could not cross it … A Raven flew up and struck the ice and cracked it. Coyote said, “These small people can’t get across the ice.” Another Raven flew up again and cracked the ice again. Coyote said, “Try again, try again.” Raven flew up again and broke the ice. The people ran across” – Paiute legend (National Geographic, December 2000, p. 43).

При включении в состав публицистического дискурса фрагмента мифа происходит дешифровка семиологической системы мифа в соответствии с научным типом мышления участника публицистического (научно-популярного) дискурса, в результате которой языковые единицы включения, репрезентирующего мифологический дискурс, воспринимаются реципиентом не в своем прямом значении, а как образные средства – знаки, олицетворяющие природные, социальные, физиологические и другие процессы. События и явления окружающей действительности предстают в мифах в виде конкретно-чувственных образов.

Тексты, репрезентирующие мифологический дискурс, имеют в своем составе имена собственные и языковые единицы, обозначающие животных, птиц, людей, божеств, их действия и местонахождение и т.п., которые являются знаками мифологического мышления участников репрезентируемого дискурса, поскольку символизируют то или иное природное или социальное явление. Особенностью интерференции мифологического и публицистического дискурсов является репрезентация научного и мифологического типов мышления участников социокультурных ситуаций общения в рамках этих дискурсов.

Анализ особенностей бытийного дискурса, репрезентируемого текстами дневниковых записей, показал, что его участниками являются человек и его внутреннее «я», с которым человек вступает в диалог, посвященный текущим событиям и явлениям внешнего мира. Цель участника бытийного дискурса заключается в раскрытии своего внутреннего мира, передаче мнения о значимых для него событиях. Включение фрагментов дневниковых записей в состав публицистики позволяет сравнить оценку событий и явлений, данную журналистом на основе позиций, занимаемых его печатным изданием, с субъективной оценкой участника бытийного дискурса.

В примерах, анализируемых в этом разделе диссертационной работы, мы сталкиваемся с передачей индивидуальных авторских впечатлений об описываемых событиях, выражением субъективной оценки событий участником бытийного дискурса посредством сравнений, использования эмоционально-оценочной лексики, восклицательных высказываний:

LeavingMissouri. No pen can adequately describe our start. Half-a-dozen circuses combined in one would have been tame in comparison. Not one of our 300 mules … had ever had a bit in its mouth or a collar on its neck” – Bernard J. Reid, recalling his 1849 journey. <…> It was an exciting scene, the long train half submerged in the wide expanse of water, the splashing and floundering of the mules, the whoops and yells of the men, and the foam and roar of the dashing waters. <…> Great God, I thought, what a sight lay before us. … hundreds of teams stretching forward like a great Caravan in line on the dark & winding trace leading toward the setting sun” (National Geographic, September 2000, p. 37-53).

Включения, репрезентирующие бытийный дискурс, используются журналистом с целью передачи индивидуальных впечатлений непосредственных участников событий, описываемых в принимающем дискурсе. Знакомство с этим опытом позволяет оказывать более эффективное воздействие на восприятие читателя.

Специфика интерференции бытийного и публицистического дискурсов состоит в том, что используемые во взаимодействующих текстах языковые средства и приемы (сравнения, эмоционально-оценочная лексика, восклицательные предложения, оценочные прилагательные в сравнительной и превосходной степенях, повторы) отражают разные цели участников социокультурных ситуаций общения репрезентируемых дискурсов. С одной стороны, это – выражение оценки журналиста, основанной на позициях, занимаемых печатным изданием, а с другой – выражение, а также интенсификация субъективной оценки участника бытийного дискурса.

Особенностью современного англоязычного публицистического дискурса является включение в его состав цитат из фильмов, музыкальных произведений, телепередач и других источников. Данные дискурсы включают не только языковые знаки, но и визуальные, звуковые, музыкальные знаки, поэтому включение фрагментов, репрезентирующих эти дискурсы, приводит к интермедиальному взаимодействию между дискурсами, в процессе которого высказывания из фильмов и песен манифестируют особенности коммуникации в песенном и кинодискурсах, репрезентируемых этими включениями. На языковые единицы, входящие в состав включения, репрезентирующего песенный дискурс/кинодискурс, возложена функция не только передачи содержания и реализации когнитивных моделей ситуаций, но и актуализации знаний о других знаках, входящих в состав дискурса-источника и участвующих в передаче содержания. Эти знания, а также специфика языковых средств во включении отражают особенности компонентов социокультурных ситуаций общения в дискурсах-источниках.

В разделе, посвященном анализу интерференции песенного и публицистического дискурсов, устанавливается, что языковые средства песенного текста отражают такой компонент репрезентируемого песенного дискурса, как намерение участника оказать эмоциональное и эстетическое воздействие на слушателя. Специфика репрезентируемого песенного дискурса влияет на убеждение реципиента, принятие им авторской позиции, отраженной в публицистическом дискурсе. Кроме того, другие особенности песенного дискурса, например, ситуация предъявления текста песни аудитории, ожидания слушателей, присутствие музыкальных сигналов, цель исполнителя и т.п., оказывают влияние на выбор и использование особых риторических средств в текстах песен.

Риторическими средствами, отражающими цель участника репрезентируемого песенного дискурса, являются рифма и имитация диалогической речи. В большинстве фрагментов песенного дискурса, включенных в состав публицистического, представлен косвенный диалог, т.к. происходит обращение к собеседнику, но ответные реплики не представлены. Так как в этих случаях имитируется диалог между возлюбленными или друзьями, цитаты, репрезентирующие песенный дискурс, демонстрируют эмоциональность его участников. В примере из статьи, посвященной Майклу Джексону, на наличие собеседника указывают обращения (Hey, baby), личные и притяжательные местоимения (you, your):

“But he had sold 750m albums and, from Riga to Rio children danced like him. In the words of his “Dirty Diana”, “That’s OK/Hey baby do what you want/I’ll be your night lovin’ thing/I’ll be the freak you can taunt/And I don’t care what you say/I want to go too far/I’ll be your everything/If you make me a star” (The Economist, July 4th 2009, p. 79).

Монологическая же речь в составе песенного текста отражает стремление участника песенного дискурса сконцентрировать внимание на своем эмоционально-психологическом состоянии. Специфика песенного текста, его образный потенциал, обусловленные особенностями социокультурной ситуации общения в репрезентируемом песенном дискурсе, используются для воздействия на определенные сферы личности (эмоциональную и эстетическую), что способствует убеждению и принятию позиции журналиста.

При включении цитаты из фильма в структуру публицистической статьи имеет место выход языковых знаков из совокупности знаков (включающей также визуальные и звуковые) и перевод их из звуковой в письменную форму. Переходя в новый принимающий дискурс, языковые знаки сохраняют связи с другими видами знаков, с которыми они были использованы в фильме; благодаря этим связям в памяти реципиента актуализируются знания о визуальных и звуковых знаках, используемых для передачи означаемого в фильме. Так, например, языковые единицы, обозначающие имена персонажей фильма, могут актуализировать в памяти реципиента визуальные образы актеров, сыгравших их роли; цитата из фильма также может актуализировать визуальные и звуковые образы ситуации, к которой она относится. В статье Thebabywiththemoatwater, в которой говорится о конституционной реформе в Британии, языковые единицы JuniorODaniel, PappyODaniel, hisfatherschallenger актуализируют визуальные образы персонажей фильма:

“He’s the re-form candidate, daddy,” Junior O’Daniel says of his father’s challenger for the governorship of Mississippi in the film “O Brother, Where Art Thou?”. A lot people like that re-form. Maybe we should get us some.” <…> It is now too late for Mr Brown to portray himself as an anti-establishment hero: as Pappy O’Daniel puts it in the film, “How we gonna run re-form when we’re the damn incumbent?” But Mr Brown could nobly sacrifice some authority in a way that prime ministers tend to avoid however keen they sound in opposition, as Mr Cameron does now. Go on, prime minister: call his bluff” (The Economist, May 30th 2009, p. 40).

Специфика интерференции публицистического и кинодискурса состоит в том, что актуализация визуальных и звуковых образов посредством языковых знаков приводит к повышению экспрессивности языковых средств, используемых в цитате, репрезентирующей кинодискурс. Это способствует более эффективному воздействию на восприятие реципиента. Чем сильнее контраст между включенным и принимающим текстами, тем эффективнее воздействие на реципиента, поскольку данный контраст позволяет выделить наиболее значимые элементы содержания. Восприятие реципиентом особенностей языковых единиц, используемых в цитате и принимающем публицистическом тексте, ведет к осознанию специфики процесса коммуникации в дискурсах, репрезентируемых данными текстами. Особенности языковых средств манифестируют такие компоненты социокультурных ситуаций общения в рамках репрезентируемых дискурсов, как цели участников (журналиста, писателя, поэта и др.), особенности их мышления; при этом происходит актуализация в памяти реципиента знаний о коммуникативных процессах в том или ином типе дискурса.

Глава 3 «Взаимодействие между когнитивными структурами дискурсов и типы дискурсивных доминант» посвящена исследованию актуализации и взаимовлияния когнитивных структур дискурсов, включающих когнитивные модели предметно-референтных ситуаций, отраженных во включенном и принимающем текстах; данные когнитивные модели сопоставляются автором статьи с целью выделения наиболее значимых их компонентов.

В этом разделе диссертационной работы было установлено, что при описании различных ситуаций некоторые их компоненты, оказывающие значительное влияние на развитие и исход ситуации, т.е. обладающие доминантным характером, выделяются журналистом. Для того чтобы выделить наиболее важный компонент передаваемой ситуации (доминанту), журналист обращается к иной ситуации, в структуру которой входит такая же доминанта. Сопоставление когнитивных моделей ситуаций активизирует когнитивные механизмы абстрагирования, действие которых приводит к построению в памяти реципиента категориальной ментальной модели – системы обобщенных представлений об обеих сопоставляемых в процессе ИД ситуациях.

Интертекстуальное включение, выделяя определенные элементы содержания принимающего текста, указывает на доминантный компонент передаваемой ситуации. Актуализация когнитивных связей приводит к выделению той же доминанты в когнитивной модели ситуации, передаваемой принимающим текстом.

В этой главе реферируемой диссертационной работы проанализированы причины и условия возникновения дискурсивных доминант, выделенных нами в процессе ИД. Исследованный обширный материал показывает, что в качестве основных доминант при ИД выступают следующие:

  • пространственная доминанта;
  • хронологическая доминанта;
  • субъектные доминанты (характерологическая, аксиологическая);
  • акциональная доминанта.

Пространственная доминанта, т.е. такой доминантный компонент когнитивных моделей ситуаций, как место, выделяется для того, чтобы указать на события, связанные с этим местом. В рамках разных дискурсов место, являясь доминантой, становится связующим звеном между разными событиями. В интерферирующих дискурсах выделение пространственной доминанты происходит путем приписывания месту той или иной оценки участником публицистического дискурса (журналистом). Таким образом, оценка становится средством выделения компонента «место» в моделях передаваемых ситуаций. Субъектом оценки может быть либо участник включенного дискурса, либо участник принимающего дискурса. Компонент «место» в когнитивных моделях передаваемых ситуаций выделяется путем сочетания существительного пространственной семантики с оценочными элементами.

Так, в статье BerlinsUnquietGhosts, в которой речь идет о столице Германии, Берлине, событиях, происходивших в этом городе, и их роли в мировой истории, автор Ричард Холбрук использует цитату с целью оценки места описываемых событий и, таким образом, выделения компонента «место» в когнитивных моделях ситуаций, отраженных в публицистическом дискурсе. Во включениях соответствующий смысл выделяется путем сочетания существительного пространственной семантики с оценочными элементами, т.е. языковыми единицами, содержащими оценочный компонент коннотативного значения, например,

“Berlin, Berlin, great city of misery,” wrote Heinrich Heine in the 19th century. “In you there is nothing to find but anguish and martyrdom.” Heine was prophetic, but I think Berlin’s years of excessive drama have finally come to an end. Many Berliners miss the exciting days when they were the center of the world’s attention” (Newsweek, September 10, 2001, p. 29).

В данном примере участник включенного дискурса (HeinrichHeine) наделяет место оценочной характеристикой «город скорби». Языковая структура части высказывания, содержащая этот смысл, имеет следующий вид: N (существительное пространственной семантики) + of + N (оценочный элемент). Оценочным элементом является существительное, обозначающее эмоции, которые вызывает у участника объект оценки, в данном случае город. Использование в высказывании синонимичных существительных (anguish,martyrdom) способствует усилению оценки.

В главе 3 также анализируются примеры, в которых в качестве субъекта оценки выступает участник принимающего дискурса – автор статьи. В статье Дэвида Энсона TheBestIsYettoCome, посвященной проблеме модернизации системы высшего образования в Европе, субъектом оценки выступает участник публицистического дискурса (журналист). В данном примере компонент «место» когнитивных моделей ситуаций выделяется посредством сочетания существительного пространственной семантики с оценочным элементом, в качестве которого выступает прилагательное, обозначающее соответствие оцениваемого объекта эстетическим представлениям реципиента. Таким образом, компонент «место» выделяется в когнитивной модели ситуации «научное открытие»:

“A striking number of research universities have also preserved the idea of the academic village. A handful of hermits apart, most scholars prefer to live in a community of scholars in which academic and social life are melded together, preferably in beautiful surroundings. James Watson’s account of a walk in Cambridge after he and Francis Crick discovered the double helix of DNA makes the point perfectly: “I slowly walked toward the Clare Bridge, staring up at the gothic pinnacles of the King’s College Chapel that stood out sharply against the spring sky. I briefly stopped and looked over the perfect Georgian features of the recently cleaned Gibbs Building, thinking that much of our success was due to the long, uneventful periods when we walked among the colleges or unobtrusively read the new books that came into Heffer’s Bookstore” (The Economist, September 10th 2005, p. 21).

Анализируемая цитата, заимствованная из бытийного дискурса, содержит сочетания имен собственных с существительными, обозначающими архитектурные сооружения (theClareBridge, GibbsBuilding), сочетания прилагательных с существительными, обозначающими архитектурные особенности зданий университета (thegothicpinnaclesoftheKingsCollegeChapel), а также их принадлежность определенной эпохе (theperfectGeorgianfeatures). Эти языковые средства используются для передачи особенностей места, детального его представления и, следовательно, для выделения компонента «место» в когнитивной модели ситуации, что подчеркивает его значимость для события (discoveryofthedoublehelixofDNA). Автор статьи, используя фрагмент дневниковой записи знаменитого ученого, подчеркивает мысль о важности университета как места, в котором царит особая атмосфера, благоприятная для проведения научных исследований. Цитата используется для выделения пространственного компонента когнитивной модели ситуации. В цитате также эксплицитно указана связь между успехом деятельности и повседневными действиями, совершаемыми в определенном месте (muchofoursuccesswasdueto).

Проведенное исследование показало, что в англоязычном публицистическом дискурсе есть два типа когнитивных моделей, в которых выделяется доминанта «место»: событийно-ориентированные модели ситуаций, при реализации которых компонент «место» выделяется с целью указания на события, произошедшие в нем (само место при этом не является каузатором происходивших в нем событий); локально-ориентированные модели ситуаций, в которых место является каузатором происходивших в нем событий.

Что касается хронологической доминанты, то такой компонент моделей ситуаций, как «время», также обладает значимостью для участников дискурсов. Дискурсы, взаимодействующие в процессе интерференции, в основном характеризуются фактором временного разрыва, хотя он, как было установлено в главе I диссертационной работы, не является необходимым условием ИД. В рассмотренных в главе 3 примерах хронологическая доминанта выражается при помощи сочетания числительного и существительного, обозначающего определенный период времени в прошлом (the 19th century, 20th-century). Кроме того, показателями хронологических составляющих ситуаций являются языковые средства, обозначающие личности и события, относящиеся к прошлому (Kaiser Wilhelm II, World War I, Hitler’s troops held torchlight parades, the Nazis burned books, Soviet tanks smashed through the Brandenburg Gate in 1945). Анализ примеров показал, что между хронологическими компонентами ситуаций, к которым относятся включенный и принимающий тексты, устанавливаются следующие отношения: настоящее (принимающий текст) a прошлое (включенный текст). Эти отношения характерны для большинства проанализированных нами примеров. Дискурсы, между которыми благодаря текстам устанавливаются диалогические отношения, может разделять значительная временная дистанция, тем не менее, в разных ситуациях наблюдаются схожие компоненты, т.е. центральное место в них занимают одни и те же аспекты.

Нами было установлено, что между хронологическими компонентами ситуаций могут устанавливаться и другие отношения. В следующем примере хронологические составляющие обеих ситуаций относятся к настоящему:

“Our entire economy is in danger,” said President Bush on September 24th, adding that “our country could experience a long and painful recession.” Of course, the president was trying to urge the passage of the $700 billion bail-out plan and Ben Bernanke, the chairman of the Federal Reserve, explicitly linked failure to pass the plan with a recession” (The Economist, October 4th, 2008, p. 73).

В этом примере показателями хронологических компонентов ситуаций являются языковые средства, обозначающие наших современников (PresidentBush, BenBernanke); между хронологическими компонентами ситуаций, к которым относятся включенный и принимающий тексты, устанавливаются следующие отношения: настоящее (принимающий текст) a настоящее (включенный текст).

В результате анализа хронологических характеристик взаимодействующих дискурсов мы пришли к выводу о том, что чем дальше фрагменты разных дискурсов отстоят друг от друга во временно?м плане, тем сильнее воздействие на восприятие реципиента, прослеживающего контраст/сходство между ситуациями и их когнитивными моделями, которое стремится подчеркнуть автор статьи. Дата текста актуализирует знания о соответствующем культурно-историческом периоде, а также информацию об изменениях в когнитивных моделях ситуаций, произошедших за это время. В таких случаях хронологическая доминанта всегда оказывается выделенной наряду с другим доминантным компонентом, например, пространственным, акциональным и др.

В реферируемой главе было также проанализировано выделение в процессе ИД характерологической доминанты, под которой понимается некоторый признак, свойство или качество субъекта, оказывающее существенное влияние на развитие ситуации. С целью эксплицитного выражения характерологической доминанты автор использует включения, в которых соответствующий смысл передается посредством сочетания существительного, номинирующего субъекта, с прилагательным, обозначающим определенный признак субъекта, который является его значимой характеристикой. В одном из примеров, проанализированных в главе, цитата, репрезентирующая иной дискурс, включается в состав публицистического дискурса с целью демонстрации несовпадения доминантных характеристик участников отображаемых ситуаций:

“This week he opens the constitutional convention in Brussels that’s supposed to shape the economic and political future of 500 million people. At least since Charlemagne, French leaders have wished they could mold the Continent in their own image. They still exult in the vision of 19th-century poet and novelist Victor Hugo, who predicted “an extraordinary nation” that “would have as its capital Paris but no longer be called France: it will be called Europe … and in the centuries that follow, still further transformed, it will be called ‘Humanity’” (Newsweek, March 4, 2002, p. 10).

В этом примере характерологическая доминанта передается словосочетанием со структурой Adj + N. При этом в качестве субъекта, обозначаемого существительным, выступает целая нация; признаком субъекта, его значимой характеристикой является качество нации, выраженное оценочным прилагательным.

В случае имплицитного выражения доминанта выделяется путем декодирования содержащегося во включении скрытого смысла, которое осуществляется на основе элементов интекста, косвенно обозначающих признак субъекта. Декодирование скрытых смыслов становится мощным инструментом воздействия на восприятие реципиента, поскольку в этом случае языковая игра автора с читателем активизирует процесс интерпретации, актуализирует знания о мире, необходимые для процесса декодирования и выделения доминантных составляющих моделей ситуаций. По нашим наблюдениям, кодирование информации в медиа-дискурсе часто сопровождает информирование и оценку передаваемых событий, что связано с необходимостью избежать прямой номинации. Так, в статье, посвященной блистательному американскому ученому-политологу Сэмюэлу Биеру, скрытый смысл, содержащийся в цитате, указывает на характерологическую доминанту ситуаций:

“You are old, Father William,” the young man said,

“And your hair has become very white;

And yet you incessantly stand on your head –

Do you think, at your age, it is right?”

                                                                  Lewis Carroll

His hair turned no whiter than a pale auburn, and he was never caught standing on his head, but even in his advanced years Sam Beer continued to surprise – by playing the harmonica in bravura style, for example, or by coming 13th in a skydiving competition among 250 contestants half his age. The vitality that sparkled most brightly, though, was that of the mind.

(The Economist, May 2nd, 2009, p. 80)

Наряду с высказываниями, непосредственно указывающими на пожилой возраст участника (Youareold, FatherWilliam) и обозначающими физические черты, свойственные человеку пожилого возраста (Andyourhairhasbecomeverywhite), цитата содержит также высказывание, номинирующее действие, выполнение которого, согласно традиционным представлениям, не свойственно пожилому человеку (Andyetyouincessantlystandonyourhead). Использованный в цитате вопрос представляет собой, так называемое, вопросительно-восклицательное высказывание, в котором происходит функциональный сдвиг от вопросительного высказывания к восклицательному. В данном примере имплицируется, что в пожилом возрасте человеку несвойственно стоять на голове: Doyouthink, atyourage, itisright?a Itisnotrightatyourage. Скрытый смысл, в свою очередь, указывает на признак субъекта, которым является такое его личностное качество, как экстраординарность. Признак субъекта является каузатором производимых действий (экстраординарность субъекта a совершаемые им необычные действия). Во включении указано только следствие – действия субъекта; выводы об антецеденте, т.е. о причине действий – личностных качествах, которые являются характерологической доминантой ситуации, должен сделать реципиент. Цитата Л. Кэрролла задает модель декодирования скрытого смысла, по которой подобный скрытый смысл выявляется в принимающем тексте. В нем также номинируются действия субъекта, позволяющие сделать вывод о его личностных качествах (playingtheharmonicainbravurastyle, coming 13thinaskydivingcompetitionamong 250 contestantshalfhisage). Однако один из признаков субъекта назван в принимающем тексте эксплицитно (Thevitalitythatsparkledmostbrightly, though, wasthatofthemind), таким образом, доминантой в рамках когнитивной модели ситуации становится характерологический компонент. Следует отметить, что включение цитат, в которых доминантная характеристика принадлежит вымышленному персонажу, способствует более эффективному выделению этого компонента в структуре модели ситуации.

В главе 3 было установлено, что для выделения аксиологической доминанты автор использует цитаты, в которых языковые средства обозначают субъекта оценки, оценку и объект оценки. Оценочное значение может передаваться при помощи различных частей речи (прилагательных, существительных, глаголов), например:

InAfghanistanasinShakespearescomedies, thefutureislessrosilysettledthanitmayseem. AsitissaidinLovesLaboursLost”: “Worthies away! The scene begins to cloud” (The Economist, September 10th 2005, p. 82).

С аксиологической точки зрения, в ситуации художественного дискурса субъект А отрицательно оценивает событие В. В ситуации публицистического дискурса субъект С подвергает отрицательной оценке событие D. Автор статьи стремится подчеркнуть один из компонентов современной ситуации – отрицательную оценку, которую участник С дает некоторым событиям и которая совпадает с отношением персонажей пьесы – участников ситуации, относящейся к художественному дискурсу. Отношение участников, таким образом, – это общий, объединяющий разные передаваемые ситуации компонент, который становится доминантой, выделяемой согласно авторской интенции при помощи интекста. Средством выражения оценки в этом случае является глагол tocloud.

Аксиологическая доминанта также выделяется путем декодирования смыслов, передаваемых элементами интекста, которые косвенно выражают отношение участников ситуации. Например, в статью Карлы Пауэр Outoftheshadows, посвященную проблеме иммиграции в Европу и США, включена цитата из разговора Г. Уэллса с пожилым американцем, которая содержит скрытый смысл, указывающий на отношение участника:

“When the writer H.G. Wells visited the United States at the turn of the 20th century, he was astonished at the native enthusiasm for immigrants. “Let them all come!” one elderly Yonkers resident exhorted the perplexed Briton. “We can do with them all …” Wells spent the rest of his stay trying to make Americans “understand the apprehension with which this huge dilution of the American people with profoundly ignorant foreign peasants filled me” (Newsweek, August 13, 2001).

Цитатные высказывания, обозначающие желательность действий, которые, по мнению американца, должны совершить иммигранты (Letthemallcome), а также действия жителей США по отношению к иммигрантам (Wecandowiththemall), имплицируют смысл ImmigrantsarewelcometotheUS, указывающий на положительное отношение участника как доминантный компонент отображаемой ситуации.

Как показал анализ публицистических материалов, проведенный в рамках главы 3, информирование о действиях – одна из самых важных задач в рамках публицистического дискурса, поскольку ход и исход событий зависят, прежде всего, от действий участников разных ситуаций. Для выделения этой доминанты авторы статей используют включения, принадлежащие другим дискурсам. Выделение смысла «действия участников» происходит путем использования включений, содержащих языковые средства, обозначающие субъект, действие, выполняемое им, а также объект действия. Данная доминанта реализуется с помощью использования повелительного наклонения, средств передачи модальности, например:

“Some have memorized verses of a classic Somali poem written by the mullah. The gruesome ode is addressed to Richard Corfield, a British political officer who commanded troops on this dusty edge of the empire. The mullah instructs Corfield, who was slain in battle, on what he should tell God’s helpers on his way to hell. “Say: ‘In fury they fell upon us.’/Report how savagely their swords tore you.” The mullah urges Corfield to explain how he pleaded for mercy, and how his eyes “stiffened” with horror as spear butts hit his mouth, silencing his “soft words.” Say: ‘When pain racked me everywhere/Men lay sleepless at my shrieks.’” Hyenas eat Corfield’s flesh, and crows pluck at his veins and tendons. The poem ends with a demand that Corfield tell God’s servants that the mullah’s militants “are like the advancing thunderbolts of a storm, rumbling and roaring” (Newsweek, October 12, 2009, p. 40).

Для выделения компонента «действия» в когнитивной модели ситуации автор использует репрезентирующую поэтический дискурс цитату, которая содержит акциональные глаголы, обозначающие агрессивные и военные действия участников по отношению к объекту –противоборствующей стороне (Infurytheyfelluponus; Reporthowsavagelytheirswordstoreyou; Spearbuttshithismouth). В данном случае акциональная доминанта также выделяется посредством повелительного наклонения, указывающего на необходимость совершения действия.

Исследование позволило установить, что взаимодействие между когнитивными структурами дискурсов, репрезентируемых включенным и принимающим текстами, является важной составляющей процесса ИД. Взаимодействие между языковыми средствами включенного и принимающего текстов приводит к выдвижению определенных смыслов в их смысловых структурах, что, в свою очередь, способствует выделению определенных компонентов актуализируемых когнитивных моделей ситуаций, т.е. доминант.

В главе 4 «Типы отношений между дискурсами, репрезентируемыми в интертексте» рассматривается проблема отношений между дискурсами, репрезентируемыми включенным и принимающим текстами, которые обусловлены соответствием либо несоответствием между когнитивными моделями ситуаций, актуализируемыми в процессе ИД. В результате проведенного исследования были выявлены три типа отношений между дискурсами, репрезентируемыми включенным и принимающим текстами: унисонные, диссонансные и координативные. Главным фактором, оказывающим влияние на установление определенного типа отношений между дискурсами, является интенция участника публицистического дискурса – журналиста, который достигает смыслового соответствия или намеренного несоответствия между включенным и принимающим текстами, что, в свою очередь, свидетельствует о сходстве или различиях между когнитивными моделями ситуаций, отражаемых во взаимодействующих дискурсах.

Так, взаимодействующие дискурсы вступают в унисонный тип отношений при сходстве когнитивных моделей передаваемых в них ситуаций или референтов, что приводит к сходству элементов содержания текстов как составляющих дискурсов. Унисонный тип отношений характерен для тех случаев, когда автору необходимо провести параллели между похожими ситуациями, имевшими место в различные культурно-исторические периоды, между настоящим и прошлым, а также показать сходство когнитивных моделей ситуаций. Разные дискурсы вступают друг с другом в унисонные отношения вследствие того, что одни и те же аспекты становятся объектами внимания разных участников (журналистов, писателей и т.п.) в рамках разных социокультурных ситуаций общения. В зависимости от специфики дискурсов, а также особенностей культурно-исторического периода та или иная ситуация получает в них разное языковое выражение. При сходстве ситуаций различия между их языковыми реализациями, которые обусловлены спецификой того или иного дискурса, подчеркивают сходство когнитивных моделей этих ситуаций. Если в разных дискурсах отражается одно и то же событие, языковая реализация его когнитивной модели во взаимодействующих дискурсах зависит также и от представлений коммуникантов, их картины мира как в плане культурного, так и в плане индивидуального опыта. В одном из анализируемых в этой главе примеров из статьи Arayoflightinthedarkdefile, посвященной текущим боевым действиям в Афганистане,  включенный и принимающий тексты относятся к схожим предметно-референтным ситуациям («боевые действия»), принадлежащим разным эпохам. Общие модели ситуаций, включающие такие компоненты, как «противники», «боевые действия», «место боевых действий», практически совпадают. Также наблюдается совпадение таких компонентов частных моделей, как «характеристики участников» и «исход боевых действий». В рамках обеих ситуаций их участники обладают следующими общими характеристиками: сильная, подготовленная, хорошо вооруженная сторона vs. плохо вооруженный противник:

Paddy Ashdown, the British politician and ex-commando who was nearly appointed as the United Nations’ envoy to Kabul, makes the point by quoting “Arithmetic on the Frontier”, a poem by Rudyard Kipling describing the British empire’s troubles fighting Afghan tribesmen armed with the jezail, a home-made musket:

A scrimmage in a Border Station

A canter down some dark defile

Two thousand pounds of education

Drops to a ten-rupee jezail.

In such a fight against a weaker but elusive enemy, says Kipling, “the odds are on the cheaper man.”

(The Economist, March 29th, 2008, p. 31)

Во включенном тексте одна из характеристик (уровень подготовки военного) передается посредством метонимии – вместо такого словосочетания, как well-trainedBritishofficer/soldier, указывается сумма, затраченная на его подготовку. Характеристика противника передается путем указания стоимости его оружия (ten-rupeejezail). Таким образом, в поэтическом и публицистическом дискурсах используются разные языковые средства (twothousandpoundsofeducationastrongenemy: :ten-rupeejezailaweakerenemy) для передачи одних и тех же характеристик участников; контраст между ними подчеркивает сходство этих компонентов когнитивных моделей ситуаций. Еще одним общим элементом является такой компонент ситуаций, как «исход действий» – поражение в партизанской войне более сильной стороны.

Диссонансный тип отношений между дискурсами возникает в случае сходства когнитивных моделей ситуаций, реализуемых во взаимодействующих текстах, которые репрезентируют разные дискурсы; однако некоторые из компонентов моделей отличаются друг от друга, результатом чего является несовпадение элементов содержания. Диссонансные отношения между дискурсами позволяют проследить несовпадения в когнитивных моделях ситуаций, которые обусловлены произошедшими в них изменениями, что в результате приводит к обновлению моделей, хранящихся в памяти индивидов. Особенности отражаемых в дискурсах моделей ситуаций обусловлены спецификой того или иного культурно-исторического периода, эпохи. Прослеживая различия между составляющими моделей, реципиент будет обращаться к тому культурно-историческому периоду, к которому относится текст, чтобы узнать, какими событиями и явлениями могут быть вызваны эти несоответствия. Диссонансные отношения между взаимодействующими дискурсами позволяют найти различное в схожем.

В рамках диссонансных отношений между дискурсами могут не совпадать различные компоненты моделей ситуаций, конструируемых на основе дискурса. В этом отношении показателен анализируемый в главе 4 пример из статьи Keepingoutmorethanterrorists, повествующей о прибытии в США граждан других стран:

“On the boats and on the planes/ They’re coming to America/ Never looking back again/ They’re coming to America.” Neil Diamond might want to rethink the lyrics of his 1980 hit in light of recent developments” (The Economist, February 10th, 2007, p. 49).

И в песенном, и в публицистическом текстах реализуется когнитивная модель ситуации «въезд иностранцев в страну», т.е. наблюдается сходство между предметно-референтными ситуациями, к которым относятся цитата и принимающий текст. Несоответствие касается такого компонента ситуаций, как «количество участников». Во фрагменте песенного дискурса элементы содержания, связанные с данным компонентом ситуации, переданы имплицитно. Путем упоминания двух видов транспорта (Ontheboatsandontheplanes) автор передает квантитативное значение. Смысл «большое количество» передается имплицитно во включенном тексте в соответствии со спецификой коммуникации в песенном дискурсе. Посредством высказывания Neverlookingbackagain передается позитивное отношение людей к стране-пункту назначения и негативное или безразличное отношение к странам, из которых они приехали. Смысл «большое количество» вступает в противоречие со смыслами, содержащимися в принимающем тексте, поскольку на каком-то этапе соответствующие компоненты некоторых частных моделей предметно-референтных ситуаций изменились вследствие внутренних и внешних событий в США, что привело к изменениям в когнитивной модели. Когнитивная модель ситуации «въезд иностранцев в страну», относящаяся к 1980 году, отличается от когнитивной модели ситуации 2007 года, что вытекает из отличий в предметно-референтных ситуациях и, следовательно, отражается в содержании текстов. Изменения произошли в таких компонентах модели, как «процесс получения американской визы» (tortuousvisaprocess) и «количество приезжающих в США», поэтому в современном публицистическом тексте при помощи сочетания глаголов tofall и todrop с числительными эксплицитно передается смысл «уменьшение количества приезжающих». В соответствии со спецификой коммуникации в данном виде дискурса в публицистическом тексте приводится точная информация об уменьшении количества желающих въехать в США:

ThenumberofoverseasvisitorstotheUnitedStates (ie, excludingCanadiansandMexicans) hasfallenby 17% since 2000. Last year, arrivals from western Europe dropped by 3%, despite the attractions of a weaker dollar and a record-breaking year for world tourism. <…> But it will take bigger smiles and smaller queues to win back all those travellers who have decided that it is a lot less hassle to go elsewhere” (Ibid., p. 49).

Взаимодействующие дискурсы вступают в координативные отношения, когда происходит сравнение разных предметно-референтных ситуаций, к которым относятся взаимодействующие тексты, на основе схожих компонентов в их когнитивных моделях, в результате чего достигается соответствие между смыслами, содержащимися в текстах, репрезентирующих дискурсы. Одним из примеров, на материале которого анализируется данный тип отношений, является статья Willthecreditcrisistriggeradownturn?”, повествующая о финансово-экономических проблемах в США:

“At the climax of “The Day the Earth Caught Fire”, a science-fiction film made in 1961, the fate of the planet hangs in the balance. The world’s great powers decide to detonate nuclear bombs, hoping to push the Earth off a collision course with the sun. Do they succeed? The final scene shows two versions of the next day’s Daily Express: the headline on the first reads “World Saved”; the other, “World Doomed”. In the 2007 sequel, “The Day the Credit Markets Seized Up”, Wall Street seemed this week almost to have made up its mind about the ending: World Saved, Probably. Financial markets had expected the Federal Reserve to cut interest rates by a quarter of a percentage point on September 18th, but prayed fervently for a half. When the half came, America’s markets rejoiced: the S&P 500 index enjoyed its largest rise on a single day since January 2003; the next day share prices elsewhere jumped for joy and junk-bond markets sprang back to life” (The Economist, September 22nd, 2007, p. 15).

В этом примере благодаря включению цитаты из фильма современная кризисная экономическая ситуация сопоставляется с вымышленной ситуацией из научно-фантастического фильма. Общим компонентом в когнитивных моделях ситуаций, сопоставляемых читателем в результате взаимодействия текстов, является компонент «исход действий», который служит основанием для сравнения этих разных ситуаций. В фильме представлены два взаимоисключающих варианта развития дальнейших событий. Один из вариантов решения сложной проблемы, а именно: «спасительный» вариант, предполагающий благополучное ее разрешение, – как раз и является общим элементом, объединяющим две разные ситуации: предотвращение космической катастрофы vs. предотвращение финансовой катастрофы. Языковым средством передачи содержания, связанного с данным компонентом ситуаций, является высказывание WorldSaved.

Устанавливающиеся в процессе ИД унисонные, диссонансные и координативные отношения между различными дискурсами задают специфические для каждого из этих типов схемы анализа ситуаций, их когнитивных моделей и компонентов этих моделей.

Глава 5 «Функции эпиграфа в процессе интерференции дискурсов» посвящена анализу процесса интерференции дискурсов, репрезентируемых эпиграфом и принимающим текстом, и особой роли эпиграфа в этом процессе. В этой главе рассматривается специфика процесса ИД, обусловленная сильной позицией эпиграфа. Так, нами было установлено, что эпиграф выступает в качестве средства, влияющего на восприятие смысловой структуры последующего текста: журналист выбирает эпиграф к готовому тексту и содержащиеся в эпиграфе смыслы благодаря его позиции оказывают значительное влияние на процесс интерпретации публицистического текста. Позиция эпиграфа обуславливает выполнение им специфических функций в рамках триады отношений между дискурсами (функции создания противоречия, функции создания точки отсчета, функции усиления смысла, функции частичной актуализации информации, генерализирующей функции, импликативной функции).

Актуализация когнитивной модели ситуации, отражаемой в эпиграфе, происходит до знакомства с публицистическим текстом. Эта модель анализируется и сравнивается реципиентом с моделью ситуации, реализуемой в тексте статьи. Из-за особого положения эпиграфа ситуация, отражаемая в нем, занимает доминирующее положение при анализе ситуации, к которой относится публицистический текст.

В процессе ИД активным субъектом является журналист, выбирающий эпиграф для статьи. Этот участник определяет доминантные составляющие ситуаций, отражаемых в эпиграфе и тексте. Как и в других случаях ИД, эпиграф выступает в качестве средства выделения доминантных составляющих ситуаций. Особенности формы и содержания эпиграфа и статьи указывают на различия и специфику социокультурных ситуаций общения в дискурсах, к которым относятся эпиграф и текст.

Особое значение в процессе ИД приобретает культурно-исторический период, к которому относится эпиграф. Результаты анализа показали, что чем дальше отстоят друг от друга эпохи, которым принадлежат взаимодействующие тексты, тем сильнее проявляется контраст между событиями, ситуациями, объектами и т.п., к которым относятся эпиграф и интерпретируемый им текст. Знаками иного культурно-исторического периода могут служить имена авторов эпиграфов, даты их создания, а также сами события, отраженные в эпиграфе.

В «Заключении» обобщаются основные результаты проведенного исследования и намечаются его дальнейшие перспективы.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монографии

  1. Введение в теорию интерференции дискурсов: монография /

    В.Д. Шевченко. – Самара: СамГУПС, 2008. – 194 с.

  2. Теория интерференции дискурсов (на материале англоязычной публицистики): монография / В.Д. Шевченко. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2010. – 212 с.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ

  1. Анализ языковых составляющих британского кинодискурса//Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. 2005. Вып. 4. – С. 135-141.
  2. Эпиграф в американской публицистике//Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. 2006. Вып. 10. – С. 258-265.
  3. Трансформированная цитата как средство взаимодействия дискурсов//Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. 2007. Вып. 1. – С. 70-77.
  4. Процесс интерференции дискурсов в англоязычной публицистике//Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2007. Вып. 7 (51). – С. 114-119.
  5. Некоторые аспекты процесса интерференции дискурсов в американской публицистике//Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина. Серия: Филология. 2008. Вып. 2 (13). – С. 36-44.
  6. Функции эпиграфа в публицистике//Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2008. Вып. 7 (63).

    – С. 138-141.

  7. Фрагменты бытийного дискурса в составе публицистики//Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Серия: «Педагогика и психология», «Филология и искусствоведение». 2008. № 2. – С. 308-314.
  8. Взаимодействие дискурсов как способ создания портрета нации //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Тематический выпуск. Том 11. 2009. № 4 (30) (4). – С. 1050-1054.
  9. О взаимодействии художественного и публицистического дискурсов//Вестник Самарского государственного университета. Гуманитарная серия. 2009. Вып. 3. – С. 150-156.
  10. Фрагменты иноязычных текстов в составе публицистики//Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. – Тамбов, 2009. – Вып. 5 (73). – С. 37-41.

Статьи в других изданиях

    • Использование морфемы –s для образования разговорных форм слов и высказываний в современном английском языке (на материале британского кинодискурса)//Сборник научных трудов студентов, аспирантов и молодых ученых. – Выпуск 5. – Самара: СамГАПС, 2004. – С. 169-170.
    • Когнитивно-прагматические предпосылки использования цифровых знаков в песенном и кинодискурсах//Слово – Высказывание – Дискурс: Международный сборник научных статей / Под ред. А.А. Харьковской. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2004.

      – С. 180-183.

    • Интертекстовые включения в публицистическом дискурсе (на материале журналов Newsweek и The Economist)//Компаративистика: Современная теория и практика: Международная конференция и XIV Съезд англистов (13-15 сентября 2004 г.). Том первый. Самара: Издательство СГПУ, 2004. – С. 354-357.
    • Когнитивные аспекты взаимодействия делового и военного дискурсов//Актуальные проблемы коммуникации и культуры. Вып. 2. Международный сборник научных трудов. Пятигорский государственный лингвистический университет. Москва – Пятигорск, 2005. – С. 273-275.
    • Некоторые аспекты изучения учебно-делового дискурса//Филологическая проблематика в системе высшего образования: Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 2 / Под общей редакцией М.М. Халикова. Самара: СамГАПС, 2005.

      – С. 81-88.

    • Переход лексической единицы strategy в деловой дискурс//Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. Вып. VII: Сборник научных трудов / Под ред. канд. филол. наук, доц. Т.Ю. Тамерьян; Сев.-Осет. гос. ун-т. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2005. – С. 331-336.
    • Интертекстуальность заголовков публицистики//Новiтня фiлологiя. – 2005. - № 2 (22). – Миколаiв: МДГУ, 2005. – С. 144-145.
    • Практика межкультурной коммуникации в прессе//Сопоставительная филология и полилингвизм: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции (Казань, 29 ноября – 1 декабря 2005 года). – Казань: РИЦ «Школа», 2005.

      – С. 308-309.

    • Трансформация цитаты в заголовках публицистики//Современные методы и технологии исследования германских языков [Текст]: Международный сборник научных статей / под ред. С.И. Дубинина. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2005.

      – С. 107-118.

    • Дискурсивная специфика языковых единиц в британском фильме//Семантика общения: Материалы всероссийской научной конференции/Отв. ред. Ф.А. Литвин. – Орёл: Орловский государственный университет, 2005. – С. 67-69.
    • Прагматика британского кинодискурса//VIII Международная конференция «Когнитивное моделирование в лингвистике»: Труды. – Москва – Варна: «Учеба» МИСиС, 2005. – Т.2. – С. 168-174.
    • Практика межкультурной коммуникации в кино//Актуальные проблемы лингвистического образования: теоретический и методологический аспекты: сб. матер. III Международ. науч.-практ. конф. Самара, 14-16 ноября 2005 г. Часть II / отв. ред. Л.В. Сухова; Самар. гуманит. акад. – Самара: Самар. гуманит. акад., 2006.

      – С. 278-283.

    • Когнитивные схемы в межкультурных исследованиях//«Наука и культура России», Международная научно-практическая конф. (2006; Самара). III Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России», 24-25 мая 2006 г., ч. 2 [Текст]: [посвящ. Дню славянской письменности и культуры памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия: материалы] / редкол.: А.В. Ковтунов [и др.]. – Самара: СамГАПС, 2006. – С. 68-70.
    • Роль когнитивных моделей в процессе интерференции дискурсов//Языковая личность – текст – дискурс: теоретические и прикладные аспекты исследования: материалы международной научной конференции: в 2 ч. – Ч. 1. – Самара: изд-во «Самарский университет», 2006. – С. 61-70.
    • Роль психических процессов в осознании механизма интерференции дискурсов//III Международные Бодуэновские чтения: И.А. Бодуэн де Куртенэ и современные проблемы теоретического и прикладного языкознания (Казань, 23-25 мая 2006 г.): труды и материалы: в 2 т./Казан. гос. ун-т; под общ. ред. К.Р. Галиуллина, Г.А. Николаева. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2006. – Т.2. – С. 28-30.
    • Взаимодействие литературы и кино в рамках публицистики//Сравнительное литературоведение (литература в контексте): II Международная научная конференция. – Баку: Бакинский славянский университет, 2006. – С. 144.
    • Интерференция в американском публицистическом дискурсе//Актуальные проблемы коммуникации и культуры. Вып. 4. Международный сборник научных трудов. Москва – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2006. – С. 213-217.
    • Практика межкультурной коммуникации в англоязычных кино и прессе//Коммуникативное пространство дискурса в современных германских языках: международный сборник научных статей / под ред. А.А. Харьковской. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2007. – С. 212-219.
    • Взаимодействие жанров в американской научно-популярной публицистике//Филологическая проблематика в системе высшего образования: межвузовский сборник научных трудов / Самарская гос. акад. путей сообщения; под общей ред. М.М. Халикова. – Вып. 3. – Самара: СамГАПС, 2007. – С. 61-65.
    • Фрагменты мифологических текстов в составе публицистического дискурса//«Наука и культура России», Международная научно-практическая конф. (2007; Самара), IV Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России», 24-25 мая 2007 г., ч. 2 [Текст]: [повящ. Дню славянской письменности и культуры памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия: материалы] / редкол.: А.В. Ковтунов [и др.]. – Самара: СамГУПС, 2007. – С. 77-79.
    • Эпиграф в американской публицистике: дискурсивный аспект//Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики: Сборник научных трудов. Вып. IX / Под ред. докт. филол. наук Т.Ю. Тамерьян; Сев.-Осет. гос. ун-т. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2007. – С. 111-115.
    • Цитата в заголовках публицистики//Англистика ХХI века: Сборник материалов III Всероссийской научной конференции. Санкт-Петербург, 24-26 января 2006 г. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2007. – C. 239-244.
    • Включение иноязычных текстов в состав публицистического дискурса//Язык и культура в России: состояние и эволюционные процессы: материалы всероссийской научной конференции / отв. ред. Н.А. Илюхина, Н.К. Данилова. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2007. – С. 254-260.
    • Интерференция ораторского и публицистического дискурсов//Система языка и дискурс: междунар. сб. науч. ст. / отв. ред. С.И. Дубинин. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2007. – С. 91-103.
    • Эпиграф в американском публицистическом дискурсе//Материалы XXXVI Международной филологической конференции 12-17 марта 2007 г. Вып. 3: Актуальные проблемы переводоведения / Под ред. В.И. Шадрина. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2007. – С. 100-107.
    • Взаимодействие мифологического и научно-популярного текстов в публицистике//Когнитивное моделирование в лингвистике: Труды IX международной конференции / ред. В. Соловьев, Р. Потапова, В. Поляков. – Казань: Казанский государственный университет, 2007. – С. 300-310.
    • Realization of Conceptual Structures within the Discourse//Anuari de Filologia. Filologia Anglesa i Alemanya. Universitat de Barcelona, 2008. Volums XXVI. Seccio A. Numero 13. Any 2004. P. 97-104.
    • Роль эпиграфа в интерпретации публицистического текста//Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты: Межвуз. сборник научных трудов. Вып. 7 – Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. – С. 102-110.
    • Фрагменты дневниковых записей в составе публицистического дискурса//«Наука и культура России», Международная научно-практическая конф. (2008; Самара). V Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России», 26-27 мая 2008 г. [Текст] : [посвящ. Дню славянской письменности и культуры памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия: материалы] / редкол.: А.В. Ковтунов [и др.]. – Самара: СамГУПС, 2008.

      – С. 301-303.

    • Фрагменты кинодискурса в составе публицистики//Известия Самарского государственного университета. URL: http://weblib.ssu.samara.ru/e_proceedssu/htdocs/ViewIssue.php?section=Philology&pubyear=2008&issue=1&style=0 (дата обращения: 16.07.08).
    • Интерференция художественного и публицистического дискурсов//англистика XXI века. Сборник материалов IV Всероссийской научной конференции, посвященной 60-летию кафедры английской филологии ЛГУ/СПбГУ. Санкт-Петербург, 21-23 января 2008 г. – СПб.: СПбГУ, 2008. – С. 101-102.
    • Интерпретация включений в составе публицистического дискурса//Интерпретация текста: ментальное зеркало видения [Текст] : сб. науч. трудов / ГОУ ВПО «Урал. гос. пед. ун-т». – Екатеринбург, 2008. – С. 96-104.
    • Фрагменты песенных текстов в рамках публицистики //Коммуникативно-когнитивные аспекты лингвистических исследований в германских языках: междунар. сб. науч. ст. / под ред. А.А. Харьковской; Федеральное агентство по образованию. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2008. – С. 237-246.
    • Массовая коммуникация и обновление структур знаний индивида//Третья международная конференция по когнитивной науке: Тезисы докладов: В 2 т. Москва, 20-25 июня 2008 г. – М.: Художественно-издательский центр, 2008. Т. 2: – С. 496.
    • Актуализация субъектных позиций реципиента (на материале фрагментов взаимодействующих дискурсов)//«Наука и культура России», Международная научно-практическая конф. (2009; Самара). VI Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России», 25-27 мая 2009 г. [Текст] : [посвящ. Дню славянской письменности и культуры памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия: материалы]. Том 2 / редкол.: А.В. Ковтунов [и др.]. – Самара: СамГУПС, 2009. – С. 63-65.
    • Иноязычные высказывания в публицистических текстах//«Языковые коммуникации в системе социально-культурной деятельности», Третья Междунар. науч.-практ. конф. (2008; Самара) [Текст]. Материалы Третьей Междунар. науч.-практ. конф. «Языковые коммуникации в системе социально-культурной деятельности», 10-11 ноября 2008 г. / М-во культуры РФ; ФГОУВПО «СГАКИ»; науч. ред. д-р филол. наук, проф. Е.В. Вохрышева. – Самара: Самар. гос. акад. культуры и искусств, 2009. – С. 35-37.
    • Роль фрагментов песенного дискурса в рамках публицистики//Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. XI / Под ред. докт. филол. наук Т.Ю. Тамерьян; Сев.-Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2009. – С. 94-98.
    • О сопоставительных отношениях между дискурсами//Язык – текст –дискурс: традиции и новаторство: материалы международной научной конференции: в 2 ч. / под ред. проф. Н.А. Илюхиной; Федеральное агентство по образованию. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2009. Ч. 1. – С. 192-195.
    • Взаимодействие электронного и публицистического дискурсов//IV Международные Бодуэновские чтения (Казань, 25-28 сентября 2009 г.): труды и материалы: в 2 т. / Казан. гос. ун-т; под общ. Ред. К.Р. Галиуллина, Г.А. Николаева. – Казань: Казан. гос. ун-т, 2009. – Т.1: История языкознания. Фонетика и фонология. Лексикология и фразеология. Прикладное языкознание. Сопоставительная лингвистика. – С. 195-196.
    • Взаимодействие научной фантастики и публицистического дискурса//Фантастика и технологии (памяти Станислава Лема): Сборник материалов международной научной конференции (Самара, 29-31 марта 2007 г.). –  Самара, 2009. – С. 235-242.
    • Фрагменты средневековых текстов в составе публицистического дискурса//Феномен границы в языке и литературе: междунар. сб. науч. ст. / отв. ред. С.И. Дубинин. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2009. – С. 186-194.
    • Характерологическая доминанта в дискурсах//«Наука и культура России», Международная научно-практическая конф. (2010; Самара). VII Международная научно-практическая конференция «Наука и культура России», 24-25 мая 2010 г. [Текст] : [посвящ. Дню славянской письменности и культуры памяти святых равноапостольных Кирилла и Мефодия: материалы] / редкол.: А.В. Ковтунов [и др.]. – Самара: СамГУПС, 2010. – С. 265-267.
    • Актуализация пространственной доминанты в процессе взаимодействия дискурсов//Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики: Сборник научных трудов. Вып. XII / Под ред. докт. филол. наук, проф. Т.Ю. Тамерьян; Сев.-Осет. гос. ун-т им. К.Л. Хетагурова. Владикавказ: Изд-во СОГУ, 2010.

      – С. 138-142.

    • Типы отношений между дискурсами//Обработка текста и когнитивные технологии: Сборник статей, вып. 18. Когнитивное моделирование в лингвистике: [Текст]: Труды XI Междунар. науч. конф. (Констанца, 7-14 сентября 2009 г.) / отв. науч. ред. В.Д. Соловьёв, В.Н. Поляков. – Казань: Изд-во Казан. гос. ун-та, 2010. – С. 197-209.
    • Актуализация когнитивных моделей в процессе взаимодействия дискурсов//Англистика XXI века: материалы V Всероссийской научной конференции памяти профессора Варвары Васильевны Бурлаковой, 20-22 января 2010 г. / [Ред.-сост.: Екатерина Владимировна Трощенкова и др.]. – Санкт-Петербург: Ассоциация «Университетский образовательный округ Санкт-Петербурга и Ленинградской области», 2010. – С. 258-260.
    • Унисонные отношения между дискурсами//Семантика и прагматика дискурса: межвуз. сб. науч. ст. / под ред. А.А. Харьковской. – Самара: Издательство «Самарский университет», 2010. – С. 181-191.
    • Образность цитаты в публицистике//Языковая образность в свете разных языковых подходов (Материалы региональной научной конференции с международным участием). – Самара: АНО «Издательство СНЦ РАН», 2011. – С. 127-129.
    • Диссонансные отношения между дискурсами//Язык – текст – дискурс: проблемы интерпретации высказывания в разных коммуникативных сферах: материалы международной научной конференции / научный редактор Н.А. Илюхина. – Самара, 12-14 мая 2011 года. – Самара: Изд-во «Универс групп», 2011. – С. 191-193.

    Можейко М.А. Порядок дискурса//Постмодернизм. Энциклопедия. – Минск: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2001. – С. 330.

    Ортега-и-Гассет Х. Дегуманизация искусства//Самосознание европейской культуры XX века: Мыслители и писатели Запада о месте культуры в современном обществе. – М.: Политиздат, 1991. – С. 237.

     






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.