WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


СТАТУС И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ РЕКУРРЕНТНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

Терехова Евгения Викторовна

 

СТАТУС И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ РЕКУРРЕНТНЫХ КОНСТРУКЦИЙ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА

 

Специальность: 10.02.04 – Германские языки

                 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

Москва – 2011

      

Работа выполнена в секторе германских языков Учреждения Российской академии наук Института языкознания РАН

Научный консультант:            доктор филологических наук, 

Никуличева Дина Борисовна

Официальные оппоненты:      доктор филологических наук, проф.

Блох Марк Яковлевич

доктор филологических наук, проф.

Разинкина Нина Марковна

доктор филологических наук, проф.                                                 

Прошина Зоя Григорьевна     

Ведущая организация:             Дальневосточный Государственный  

Федеральный университет

Защита состоится        года в   часов на заседании  Диссертационного совета Д 002.006.02  по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора наук в Учреждении Российской академии наук Институте языкознания РАН по адресу: 125009, Москва, Б. Кисловский пер., дом 1, стр. 1, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН

       Автореферат разослан «___» ____________2011 года

Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор филологических наук                                  Молчанова Е.К.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена рассмотрению статуса устойчивых выражений, получивших в работе название рекуррентные конструкции, и описанию их функционирования в современном английском политическом дискурсе. Под рекуррентными конструкциями понимается особый тип устойчивых идиоматических выражений, характеризующихся инновационностью, а также ситуативной и хронологической отнесённостью к актуальному событию. Рекуррентными данные конструкции становятся в силу интенсивной тиражируемости в СМИ. В рамках политического дискурса исследуемые конструкции помимо свойств тиражной воспроизводимости также обладают способностью развивать текст.         

Рекуррентные конструкции (РК) как фразеологический феномен в отечественной традиции исследования фразеологических единиц никогда не выделялись. Эти конструкции могут существовать в языке как свободные словосочетания, однако, попадая в сферу политического дискурса, они утрачивают свою «свободу» - событие текста «связывает» их. Примером такой рекуррентной конструкции может служить сочетание streetmoney. Street money is a disreputable political practice of dispensing cash to local polls, grass-root community leaders and preachers to get out the vote on Election Day – it’s just part of the culture here (Philadelphia). «Уличными деньгами» называют наличные деньги, которые в соответствии с порочной политической практикой раздают местным избирательным участкам, местному населению и священнослужителям с целью привлечения избирателей в день выборов на голосование – здесь, в Филадельфии, такой подход является частью культурной традиции». Первый номинативный компонент в свободном словосочетании streetmoney, будучи соотнесённым с определённым событием политического дискурса выборной кампанией, переосмысляется, в нём активизируется сема «аморальности», «недозволенности», что придаёт всей рекуррентной конструкции коннотацию «грязных, порочных» денег, которые переходят из рук в руки, оставаясь частью культурной традиции Филадельфии. 



Рассматриваемые в работе конструкции, хотя и являются периферийными по отношению к основному ядру традиционно выделяемых фразеологизмов,  активно порождаются в современном английском политическом дискурсе, играют в нем ключевую роль и тиражируются многочисленными массмедийными изданиями. Рекуррентные конструкции анализируются в работе на уровне текстов, входящих в политический тип дискурса. Основным в работе является политический, однако для выявления специфики исследуемого объекта в данном типе дискурса использование рекуррентных конструкций рассматривается также на материале трёх других типов дискурса – дипломатического, научного и делового (бизнес-дискурса). Обращение к разным дискурсивным практикам обусловлено объективными причинами – именно в политическом дискурсе присутствует живая среда, в которой происходит активное образование РК, возникающих под влиянием и в тесной связи с быстро сменяемыми  ситуациями и событиями в политической сфере.

В диссертационном исследовании анализируются рекуррентные конструкции, которые «работают» в английском политическом дискурсе в соотнесении с денотатом – ситуацией или событием. Конструкция presidentialtimber в английском политическом дискурсе является смысловой доминантой как названия статьи, так и всего текста: Is 'The Donald' Presidential Timber? I decided to look at some pressing issues, both current and past, and see if I could put some kind of quantifiable measurement together to see if 1) he was truly made of solid Presidential timber, timber that was strong and upright despite any winds or dire events, or 2) was nothing much more than lightweight balsa wood, a type of wood that can be blown around by a gentle wind and does not stand up to the rigors of the job or strong principles. «Есть шансы у «Дональда» стать президентом? (Дональд Трамп, миллиардер, кандидат в президенты от партии республиканцев на выборах 2012 –  Е.Т.). Я решил посмотреть на важные вопросы, вчерашние и сегодняшние, чтобы понять, можно ли получить количественные показатели и убедиться в том, что 1) Трамп действительно сделан из прочного «президентского материала», из той породы деревьев, которая не ломается и не гнётся под ветрами или непогодой; или 2) он сделан из другого материала – легковесной бальзы (пробкового дерева), той породы деревьев, которую может унести легкий ветерок, которая не устойчива в суровых условиях и не имеет под собой твёрдой основы». РК presidentialtimber – «президентский материал» - в английском политическом дискурсе способствует развитию текста, порождая при этом новые смыслы и подсмыслы: timber that was strong and upright despite any winds or dire events – «это та порода деревьев, которая устоит и не согнётся под ветрами или непогодой». Сравнение рекуррентной конструкции presidentialtimber с бальзой порождает новый текст: lightweight balsa wood, a type of wood that can be blown around by a gentle wind and does not stand up to the rigors… - «…легковесная бальза, порода деревьев, которую может унести слабый ветерок, которая не устойчива в суровых условиях». В дискурсе предстоящих президентских выборов в США в 2012 году, с которым соотносится РК presidentialtimber, имеет место развитие исходного текста. Смысл сравнения «президентской древесины» с бальзой – доказать преимущества первой и непригодность второй породы дерева при «создании» президента.  

       Актуальность исследования определяется высокой продуктивностью возникновения РК в англоязычном политическом дискурсе, неизученностью этих идиоматических конструкций, включая их образование, использование и тиражирование. В предпринятом исследовании выявляются источники возникновения РК, особенности их сочетаемости и соотнесённость с главными событиями политического дискурса английских и американских СМИ.  

Объектом исследования является особый ранее не выделявшийся тип устойчивых идиоматических конструкций, получивших в работе название рекуррентных. Исследуются такие стороны изучаемого объекта, как взаимосвязь с ситуацией или событием политического дискурса, механизм образования рекуррентных конструкций в зависимости от их семантической структуры, а также инновационные модели метафоризации.           

Предметом исследования являются семантические, синтаксические и прагматические аспекты функционирования рекуррентных конструкций в современном английском политическом дискурсе, а также их перевод с английского языка на русский и их интерпретация относительно сообщения дискурса.

Цель работы заключается в изучении путей и способов возникновения, становления и тиражирования рекуррентных конструкций, выявлении их типов и возможных подтипов, а также в определении алгоритма их перевода на русский язык.

Достижение указанной цели требует решения следующих задач

  • определить рекуррентные конструкции как особый тип устойчивых идиоматических выражений;
  • описать соотнесённость РК с прецедентной ситуацией или событием современного английского политического дискурса;
  • рассмотреть особенности современного английского политического дискурса как источника возникновения устойчивых словосочетаний;
  • обосновать критерии выделения РК в английском политическом дискурсе vs дипломатический, научный и бизнес-дискурс;
  • выявить семантические особенности и структурно-семантические модели образования рекуррентных конструкций;
  • описать рекуррентные конструкции, лежащие в основе образования инновационных метафорических моделей;
  • рассмотреть проблемы перевода рекуррентных конструкций, в том числе их интерпретацию в контексте культуры;
  •  определить роль переводчика в процессе перевода «непереводимого».  

       Теоретической базой исследования послужили работы отечественных и зарубежных учёных, вносящих существенный вклад в развитие фразеологии.

В области теории фразеологии в основу работы легли исследования А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского и В.Н. Телия. Идеи и представления В.В. Виноградова, В.П. Жукова, А.В. Кунина, В.М. Мокиенко, Б.А. Ларина, Н.Н. Амосовой и других известных учёных, внёсших большой вклад в развитие фразеологии, также нашли своё отражение в этой диссертации.

Наше исследование опирается также на идеи и работы по лексической семантике – это труды Ю.Д. Апресяна, А. Вежбицкой, Н.Ф. Алефиренко и др.

В основу когнитивного направления легли положения таких учёных, как Р. Ланакера, Р. Джакендоффа, Дж. Лакоффа, Л. Тальми, Дж. Фодора и отечественных учёных Е.С. Кубряковой, В.З. Демьянкова, Е.Г. Беляевской, Д. Ли, М.В Никитиной, З.Д. Поповой, И.А. Стернина, Р.М. Фрумкиной и др.

Лингвокультурологическое направление, в основе которого лежит идея взаимосвязанности языка и культуры, в работе представлено трудами В.Н. Телия и учеников её школы – М.Л. Ковшовой, И.Г. Брагиной, В.А. Масловой, В.В. Красных и других.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Рекуррентные конструкции являются особым типом устойчивых словосочетаний в современном английском политическом дискурсе. Они соотносятся с денотативной ситуацией – непосредственно связаны с конкретным событием использующего их политического дискурса.

2. Рекуррентные конструкции являются инновационными идиоматическими выражениями. Их специфика выявляется в сопоставлении с новообразованиями других типов, неологизмами и окказионализмами.

3. Все рекуррентные конструкции соотносятся с ситуацией или событием политического дискурса. РК не кодифицированы в общих и специальных словарях.

4. В структурном плане рекуррентные конструкции характеризуются смысловой бинарностью, которая проявляется в нескольких основных типах и подтипах: (1) рекуррентные конструкции с именным ядром, один из компонентов которых, определяемый или определяющий, является маркированным; (2) рекуррентные конструкции с глагольным ядром, в качестве которого выступают вторичные предикаты (инфинитивы, герундии и причастия); (3) рекуррентные композитные конструкции с несколькими подтипами. Структурно-семантической основой выделяемых типов РК является их смысловая бинарность – присутствие стандартного и нестандартного (маркированного) компонентов конструкции. Под маркированным компонентом РК понимается нестандартный, нетривиальный, часто экспрессивный компонент конструкции.

5. Одной из главных особенностей рекуррентных конструкций является способность воспроизводиться массмедийными изданиями.

6. Причинами возникновения РК являются (а) необходимость точного именования, передачи или развития авторской мысли, поскольку узуальной лексики или свободных словосочетаний для развёртывания дискурса недостаточно; (б) стремление автора кратко, но ёмко сформулировать мысль или передать информацию. Новообразованная конструкция в состоянии заменить бoльшие по объёму отрезки дискурса; (в) эстетический вкус автора и пр. 

7. Одним из источников возникновения рекуррентных конструкций являются заимствования.

8. Рекуррентные конструкции лежат в основе образования инновационных метафорических моделей: имеет место перенос и переосмысление буквального значения компонентов конструкции, «ответственных» за метафоризацию РК.

9. Специфика перевода рекуррентных конструкций на русский язык определяется функционально-прагматической, динамической стратегией перевода, предполагая принятие решений на основе лингвистических и экстралингвистических факторов при интерпретации текста. Переводческие решения складываются из двух основных этапов: выработки стратегии перевода и определения конкретного языкового воплощения этой стратегии с опорой на  лингвокультурологические особенности текстов.     

В работе использованы следующие научные методы: метод дефиниционного анализа; семантический анализ; метод  структурного анализа по непосредственно составляющим, метод контекстно-сопоставительного анализа и метод интроспекции. Методологическую основу исследования составляют работы, выполненные в рамках теоретического аппарата когнитивной лингвистики и лингвокультурологических  исследований. Так, применение когнитивного подхода к исследуемым устойчивым словосочетаниям основывается на том положении, что в процессе речевой деятельности человека происходит взаимодействие разнообразных видов знаний. Лингвокультурологический подход, способствуя достижению «органической связи языка, культуры и национального менталитета» , исходит из того, что ценностное ядро культуры может храниться только в языке, а происходящие в сознании индивидуума разнообразные мыслительные процессы направлены на извлечение нового знания в контексте окружающей его культуры. Понимая под переводом действие по переносу сообщения из одной лингвокультурологической среды в другую, приводится пошаговый алгоритм адекватной передачи текста с английского языка на русский.

       Материалом исследования являются политические тексты, представленные в  интернет источниках и в современных английских массмедийных изданиях. Используются также данные англоязычных толковых словарей и сайтов (все переводы на русский язык выполнены автором исследования). Статистика: из 237 выделенных нами рекуррентных конструкций, первый тип рекуррентных конструкций с именным ядром в двух своих подтипах насчитывает 64 и 124 конструкции, с определяемым и определяющим компонентами, соответственно. Количество рекуррентных конструкций второго типа с глагольным ядром составляет 24, остальные 25 конструкций – композиты и их подтипы.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в 27 публикациях, 12 из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК (общий объём около 10,5 п.л.). Изданы 2 монографии (одна в соавторстве) объемом 144 и 174 стр. (6,1 и 10,8 п.л.) в 1990 и 2010 гг.  Исследования по диссертации обсуждены на международных и российских лингвистических и переводческих конференциях: XII симпозиум «Психолингвистика и теория коммуникации», Москва, ИЯз РАН 1997 г.; Азиатский Конгресс Переводчиков, ун-т Гонконга,  2003 г.; FEELTA/PAC-5: Дальневосточная и Тихоокеанская Ассоциация преподавателей английского языка, ДВГУ Владивосток, 2004 г.;  Translation and Culture Diversity, 18 FIT World Congress, Shanghai, China, 4-7 Aug., 2008: Перевод и разнообразие культур. Всемирный Конгресс Переводчиков, Шанхай 2008 г.; 4-е Жуковские чтения в НовГУ им. Ярослава Мудрого, Международный научный симпозиум, 4-6 мая 2009 г., Великий Новгород; V Международная научная конференция, 26-27 апреля, 2010 г., Челябинск «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах»; Международная научная конференция, посвящённая юбилею доктора филол. наук, проф. В.Н. Телия: «Живодействующая связь языка и культуры», Москва-Тула, 1-3 ноября 2010 г.  

Научная новизна работы состоит в комплексном подходе к изучению рекуррентных конструкций – их типологии, источников возникновения в политическом дискурсе, специфики использования в современном английском политическом дискурсе vs дипломатический, научный и бизнес-дискурс с применением когнитивного и лингвокультурологического подходов. Рассмотрены структурно-семантические модели функционирования рекуррентных конструкций применительно к английскому политическому дискурсу. В рамках когнитивной теории метафоры определены инновационные метафорические модели. Анализ семантики, синтактики и прагматики этих конструкций, их тесная связь с событиями и актуальными ситуациями политического дискурса также предприняты впервые. В работе разработана стратегия перевода рекуррентных конструкций с английского на русский язык.   

Теоретическая значимость работы заключается в выделении, обосновании и описании нового типа устойчивых конструкций, получивших в работе название рекуррентных; в определении взаимозависимости и соотнесённости рекуррентных конструкций с прецедентным событием или проблемой; в выявлении источников возникновения РК; определении и описании инновационных метафорических моделей. В исследовании также разработана стратегия и приёмы перевода с опорой на семантический, когнитивный и лингвокультурологический методы.  

Практическая ценность работы заключается в возможности использования теоретических и практических результатов в общих и специальных курсах лекций или семинарах для студентов, выбравших своей специальностью область фразеологии. Выводы последней главы, посвящённые трудностям перевода рекуррентных конструкций, а также Иллюстративный глоссарий структурно-семантических типов этих конструкций может быть использован при составлении учебных пособий и методических разработок для спецкурсов по фразеологии. Полученные выводы также могут быть полезны тем, кто работает в области теории и практики перевода для обоснования выбора варианта переводческой стратегии или анализа причин ошибок. Иллюстративный глоссарий может использоваться в качестве словаря практикующими переводчиками или  студентами на занятиях по практическому переводу.

       Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырёх глав с выводами, заключения, библиографического списка, списка использованных словарей и справочных ресурсов, списка использованных  интернет сайтов, списка источников примеров и приложения – Иллюстративного глоссария структурно-семантических типов рекуррентных конструкций. Общий объем диссертации без учёта глоссария – около 545 страниц текста в компьютерном наборе.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, актуальность диссертационного исследования, формулируются предмет и объект исследования, определяются цель и задачи, приводятся теоретическая и практическая значимость и научная новизна, описывается использованный материал, определяется методологическая основа его анализа, приводятся данные апробации работы.

       Глава 1 «Характеристика и критерии выделения рекуррентных конструкций» (доказываются 1-4 положения диссертации) посвящена ситуативной обусловленности рекуррентных конструкций, их определению, критериям выделения в дискурсе и сравнению функционирования этих конструкций в политическом дискурсе в сопоставлении с дипломатическим, научным и бизнес-дискурсом.  Политический дискурс рассматривается в качестве «питательной» среды возникновения РК, выделяются и описываются типы и подтипы этих конструкций, их взаимосвязь с конкретными событиями дискурса, обосновывается инновационность РК относительно таких новообразований как неологизмы и окказионализмы, сопоставляются понятия текст и дискурс.

Традиционно в лингвистике понятие “текст” определяется как система, а понятие “дискурс” – как процесс, то есть постоянно изменяющаяся среда. Часто дискурс понимается как включающий одновременно два компонента: и динамический процесс языковой деятельности, вписанной в её социальный контекст, и её результат, конечный текст. Для нашего исследования такое широкое понимание дискурса является предпочтительным по многим причинам: оно способствует решению задач, поставленных в данном исследовании, интерпретации событий дискурса и соотнесённых с ними РК,  преодолению трудностей перевода конструкций с английского языка на русский.

Сравнение политического дискурса с (а) дипломатическим, (б) научным и (в) бизнес-дискурсом выявляет следующие различия между ними. Дипломатический дискурс допускает присутствие рекуррентных конструкций, однако цели современной дипломатической деятельности, ее официальный, публичный, регламентированный характер, высокая степень документированности дискурса отдельными участниками дипломатической деятельности ограничивают функционирование РК нормами и установками конкретных видов дипломатических документов или дипломатической коммуникации.

Особенности научного дискурса, состав и структура словаря общенаучной и терминологической лексики позволяют выделить типичные для конкретных композиционных частей произведения приёмы, соответствующие операциям научного мышления, в основе которых лежит получение нового знания. РК появляются в конкретных композиционных частях текстов научного дискурса, их всего десять, с вполне определённой целью: сделать логику изложения не только стройной, но и доходчивой для адресата.

Использование рекуррентных конструкций в бизнес-дискурсе связано с речевой идиоматизацией делового общения, но число РК в этом типе дискурса не так велико относительно широкого спектра использования идиоматической лексики, стилистических экспрессивных средств, включая табуированную лексику. Специфика бизнес-дискурса заключается в сосуществовании функций сообщения и воздействия. Бизнес-дискурс с научным объединяет информативность, логичность, объективность, насыщенность специальной терминологией; с дипломатическим и политическим –  манипулятивность.

Политический дискурс является естественной «средой обитания» рекуррентных конструкций, служащих продуктивным способом экспрессивного именования новых явлений в жизни общества с его постоянными изменениями. Язык, как неотъемлемый элемент общественного сознания, закономерно отзывается на подобные события, в первую очередь это затрагивает область лексики как наиболее динамичную сферу языковой системы. В дискурсе рекуррентные конструкции являются экспрессивным средством именования понятия, темы или предмета, которые легко запоминаются участниками ситуации и подхватываются СМИ: РК warchest или warroom – «копилка/кубышка» или «оперативный штаб», употреблённые вместо уже имеющихся сочетаний election campaign fund и headquarters со значением «фонд избирательной кампании» и «штаб-квартира» демонстрируют процесс возникновения рекуррентных конструкций как экспрессивного средства именования аналогичных понятий.       

В работе также сравниваются свойства и отличия рекуррентных конструкций, неологизмов и окказионализмов как новообразований. Неологизмы, появившись в определённый период, приобретают характеристику общественно узаконенных номинаций, начинают использоваться в речи, текстах и, наконец, принимаются языковой традицией. Они могут быть и словосочетаниями, и отдельными словами, например, The creation of Wikipedia is more or less akin to installing a Bodleian library in every house in Britain. «Создание Википедии более или менее равносильно появлению Бодлианской библиотеки в каждом доме Великобритании» (Бодлианская библиотека Оксфордского университета по имени основателя Томаса Бодлея, Thomas Bodley, Е.Т.). Слово Wikipedia – композит, образованный стяжением слова Wiki, где слово wiki – «гипертекстовая среда», обычно Веб-сайт, + основа pedia от encyclopedia, «энциклопедия». Это сложное слово является неологизмом, в котором присутствует признак новизны, и в приведённом контексте оно вполне понимаемое и воспроизводимое, легко переводимое, но уже кодифицированное в словаре, даже если далеко не все пользователи понимают значение первого слова Wiki. По этой причине этот композит не может рассматриваться как рекуррентная конструкция, поскольку данное сложное слово уже зарегистрировано в словаре.





В.В. Виноградов подчеркивает, что «образование новых слов есть практически непрерывный процесс, но все так называемые новообразования первоначально представляют собой факты речи и становятся фактами языка лишь в результате многократного воспроизведения в готовом виде» (выделено мною, Е.Т.). Это очень важное сходство между рекуррентными конструкциями и неологизмами: и те, и другие появляются сначала в речи или дискурсе, и только потом начинают воспроизводиться, становясь частью языка. Неологизм в процессе тиражирования к тому же утрачивает свою новизну восприятия.    

Окказионализмы – это индивидуальные авторские образования, и в отличие от РК они несут на себе имя своего создателя и существуют лишь в том контексте, в котором они появились. Поэтому их часто называют «авторскими окказионализмами», например, I call it the Louis XIV test. «Я называю это «тест а-ля Людовик XIV», и автор статьи объясняет, что он имеет в виду под тестом a la Людовик XIV. С одной стороны, даже самый богатый дом олигарха сегодня не сравнится с дворцами короля Франции Людовика XIV. А с другой, сам король не отказался бы от всех тех благ цивилизации, которыми сегодня может обладать человек среднего достатка: интернет, телефон, iPod, iPad и пр., стоимость которых не идёт ни в какое сравнение с королевскими дворцами и вполне позволительна для средне- статистического жителя почти любой страны. Маловероятно, что этот окказионализм когда-либо войдёт в словарь или будет широко употребляться: подобные слова создаются непосредственно в тексте и не воспроизводятся СМИ. Потенциально они в языке не присутствуют, и системной, языковой и общественной потребности в них нет, поскольку они создаются исключительно по желанию автора, без авторских пояснений они непонятны для остальных читателей, однако создаются эти слова по уже существующим в языке моделям. В отличие от них появление и воспроизведение рекуррентных конструкций происходит быстро и анонимно, имя их творца часто опускается в силу главного принципа: как можно скорее сочинить и продать политическую новость.

В соответствии с приведённым определением рекуррентные конструкции являются устойчивыми, идиоматическими и воспроизводимыми новообразованиями. Большинство ученых относят к устойчивым сочетаниям воспроизводимые, готовые к использованию единицы языка. Воспроизводимость - это регулярная повторяемость языковых единиц разной степени сложности, в том числе и рекуррентных конструкций, а устойчивость - это степень семантической слитности и неразложимости компонентов. В отличие от свободных сочетаний слов фразеологические образования являются устойчивыми словосочетаниями, воспроизводимыми, существующими как целостные по своему значению и устойчивые в своем составе и структуре образования.  

Если теоретически все словосочетания считать принадлежащими  двум большим классам, переменным (или свободным) и устойчивым (несвободным) фразеологическим словосочетаниям, то попытка найти место и дать определение рекуррентным конструкциям может оказаться весьма нелёгкой. Ясно, что между этими двумя крайними случаями можно обнаружить массу переходных, не поддающихся точной классификации случаев. Наше решение назвать эти словосочетания рекуррентными конструкциями вызвано тем, что в сегодняшнем политическом дискурсе они возникают на пике событий дня, затем начинают воспроизводиться другими авторами в тиражах многочисленных массмедийных изданий.

В работе рассматривается понятие идиоматичности, котороев самом общем смысле можно представить как невозможность получения смысла целого из смысла его составных частей по сколько-нибудь регулярным правилам (И.А.Мельчук 1960; Ю.Д.Апресян 1995). А.Н. Баранов и Д.О. Добровольский считают, что «идиоматичность означает осложнённость способа выражения содержания – осложнённость не в смысле максимального усложнения языковых форм как таковых, а спрессованности, концентрированности выражения и нетривиальности понимания. Идиоматичность текста возрастает благодаря имплицитной информации –  пресуппозиции, импликатуре дискурса, намёку, аллюзии и т.п. Наличие языковой игры также существенно усиливает идиоматичность. Чем больше смысловых слоёв в плане содержания текста, тем более он идиоматичен» . Мы разделяем такое широкое толкование понятия идиоматичности и следуем ему в своей работе. Приведём пример, weasel words, «говорить ни к чему не обязывающие слова, быть скользким/уклончивым при разговоре». Эту рекуррентную конструкцию можно использовать применительно к политику или дипломату, речь которого часто завуалирована, двусмысленна, малозначима. Значения слова weasel таковы: 1 – зоологич. семейство куньих (горностай, куница, ласка, колонок); 2 – пронырливый, гибкий, ускользающий; 3 – (US Army) доносчик, стукач. Второе значение маркированного компонента РК weasel words служит основой для переосмысления всей конструкции.

И рекуррентные конструкции, и фразеологические единицы неоднословны, идиоматичны и воспроизводимы, эти свойства являются общими для них. Рекуррентные конструкции не могут иметь предикативную структуру предложения, поэтому они не могут быть эквиваленты (а) идиомам, (б) пословицам, (в) поговоркам или (г) афоризмам, форма которых – предложение, а не раздельно оформленное словосочетание. Например, (а) tobeupthecreekwithoutapaddle, «оказаться в затруднительном положении». Эта идиома не отвечает основным критериям рекуррентных конструкций: она уже зафиксирована в словаре, не бинарна и употребляется только в предложении. То же самое справедливо относительно (б), (в) и (г).

Суммируем критерии выделения рекуррентных конструкций:

(1) РК взаимосвязаны с событием или ситуацией политического дискурса, например, использование РК bladder diplomacy соотносится с манерой лидера Ливии Каддафи, который мог часами вести беседу, потчуя своих гостей-дипломатов чаем и кофе. Значения слова bladder: 1 – камера; 2 – ёмкость/ резервуар; 3 - мочевой пузырь. Дословно - *«многочасовая дипломатия, когда сигналы о дальнейшей невозможности сидеть за столом переговоров подает мочевой пузырь», отсюда перевод РК как «многочасовые переговоры».

(2) РК обладают способностью к воспроизведению благодаря своей смысловой «цепкости», по выражению Д.Б. Никуличевой, «смысловой выпуклости», которая и привлекает внимание адресата. Например, Tea Party senators, дословно *«сенаторы на чаепитии». Похожая конструкция в словарях отсутствует, в политическом дискурсе это образование переосмысливается, приобретает переносное значение: «сенаторы, проводящие политику «Чаепития»», которая направлена против решений правящей демократической партии и Президента Обамы. Эта РК берёт своё начало в 1773 году, тогда она использовалась как the Boston Tea Party, «Бостонское чаепитие». Основанием для такого именования послужило конкретное событие: груз чая был выброшен протестующими американцами в Бостонскую бухту в знак протеста против Британской короны и политики налогообложения импорта. В настоящее время рекуррентная конструкция Tea Party senators широко воспроизводится, модель образования новых конструкций на её базе стала очень продуктивной, а образованные с её помощью РК тиражируются СМИ.

(3) РК всегда семантически бинарны, т. е. состоят из номинативной, синтаксической или композитной конструкции и минимум двух смысловых компонентов.

(4) В состав РК входит нестандартный маркированный компонент, который характеризуются образностью, «отвечает» за идиоматический перенос и переосмысление конструкции в целом. РК допускают (а) переосмысление одного из компонентов, который мы называем маркированным, что приводит к нарушению исходной семантической сочетаемости ключевого, немаркированного, слова (см. ниже). И (б) метафорический перенос буквального значения обоих компонентов  типа fair play – «честная игра» (метафорическая модель «политика > спорт»). Пример РК (а) с переосмысленным компонентом представлен предложной моделью образования конструкций: Spawning of terrorism, дословно: «рассадник/средоточие терроризма». Значения маркированного компонента spawning: 1 – метать икру; 2 – нереститься; 3 - плодиться; 4 – размножаться; 5 – являться средоточием или рассадником. РК представляет собой метафорический перенос по подобию процесса, происходящего в нерестилищах: метать икру = порождать несметное количество > плодить террористов: «политический террор/политика > множество икринок (террористов) > нерестилище (место «воспроизводства»/ обучения террористов)». Эта инновационная модель даёт метафорически ёмкое и экспрессивное описание процесса появления террористов. Их, как икринок у рыбы, легион, и в дикой природе они воспроизводятся очень быстро. Журналист очень точно подметил это свойство террора: быструю цепочку воспроизведения в строго определённых местах, наличие такого привходящего элемента, как террористы-смертники, и привлёк внимание политиков к этому факту путём употребления РК.

(5) РК не кодифицированы в общих и специальных словарях, например, конструкция one-armed advisors, буквальный перевод - *«однорукие советники»: Just give me one-armed advisors. Don’t give me any more people who tell me “on the one hand, on the other hand”. «Мне нужны советники, которые дают однозначный совет. Мне не нужны такие, которые постоянно говорят, с одной стороны, с другой стороны (дословно: *«с одной руки, с другой руки»)». Этот пример семантически и грамматически не прозрачен, буквальный перевод композитной конструкции one-armed advisors  как *«однорукие советники» неверен. Лишь развёртывание события политического дискурса позволяет понять, что речь идёт о нежелании советников брать на себя всю полноту ответственности за принимаемые решения. Как следствие, они постоянно предлагают различные альтернативы и варианты решения проблемы, on the one hand, on the other hand, что допускает перевод с «одной стороны,  с другой стороны».

(6) РК соответствуют одному из выделяемых структурных типов:

(а) – с именным ядром, например, a Teflonman, дословно - *«тефлоновый человек». Этот тип РК с атрибутивным маркированным компонентом функционирует как устойчивая идиоматическая конструкция: Teflon, занимая позицию определяющего, имеет словарные значения: 1 – синтетическое покрытие против пригорания тефлон/фторопласт; 2 – торговая марка/бренд «тефлон»; 3 – неуязвимый. Последнее значение слова лежит в основе переосмысления конструкции: «человек, которого нельзя уничтожить», что соответствует переводу на русский «непотопляемый политик».

(б) – с глагольным ядром, to juice the economy, дословно *«наполнить экономику соками, в которой to juice является нестандартным маркированным глагольным компонентом конструкции со следующими значениями глагола to juice: 1 – выжимать сок; 2 – добавлять сок; 3 – доить корову. Второе значение служит основой для переосмысления конструкции в контексте выхода экономики из кризиса, отсюда её перевод «вселять жизнь/подъём экономики».  Toputclampon– «надеть хомут/зажать», в политическом дискурсе в своём переносном значении используется применительно к некоторым средствам СМИ – «зажимать рот, не разрешать печатать журналистам или изданиям материалы»;givingthefingerдословно *«показать средний палец», что означает неприличный знак-жест, которым воспользовались в своих выступлениях президенты США Джордж Буш и Барак Обама. Президент Буш откровенно показал хохочущей аудитории свой средний палец во время выступления в 2006 г. Кандидат Обама в 2008 году был более сдержан: он средним пальцем потёр подбородок, когда говорил о своей сопернице Хилари Клинтон. (в) композитным конструкциям с подтипами, например, РК grass-roots campaign, перевод: «кампания, проводимая снизу вверх». В  словаре Мультитран найдены следующие значения маркированного композита дефисного написания grass-roots: 1 –  массовый; 2 – простые люди; 3 – массовый; 4 – низовой; 5 – стихийный; 6 – широкие массы. Переосмысление композита grass-roots происходит на основании его  значений 4 и 6 – «низовой, на уровне корней/возникший в народе». Выборная кампания проходит внизу, в народных массах, прорастая от самых корней вверх: так растут деревья, трава, так должна пройти, «вырасти» президентская избирательная кампания, чтобы оказаться правильной – так происходит семантическое развитие и приращение маркированного нестандартного компонента grass-roots относительно прямого денотативного значения.

В качестве подтипов композитных конструкций можно привести примеры, образованные (1) путём сложения основ: Londongrad > London + grad < gorod, дословно «Лондонград» или перевод – «Русские в Лондоне», впервые эта РК появилась в Британских СМИ в марте 2010 г.; или множество РК со словом gate, которое утрачивает свое прямое значение «ворота», приобретая значение «скандал» по аналогии с первой РК Watergatescandal, «Уотергейтский скандал». Сегодня, когда президент США Билл Клинтон был обвинён в любовных связях с различными женщинами, которые он имел во время своего президентства, этот скандал получил название как sexgate, «сексгейт». (2). Путём стяжения основ: Obamanomocis > Obama + nomics < economics. (3). Композиты с антропонимами: Hilaryland > Hillary + land, «ближний круг людей, лояльных Хилари Клинтон». (4) Композиты, образованные путём стяженияаббревиатурысантропонимом: Obama was upset with his own campaign after a low-level staffer referred in a press release to Clinton as “D-Punjab”– because of her ties to supporters of India. «Обаму огорчил ход его предвыборной кампании, когда он узнал о том, что один из его младших штатных сотрудников штаба назвал Хилари Клинтон в пресс-релизе «Д-Пунжаб, Демократом от штата Пунджаб» по причине её связей со сторонниками Индии». Невозможно перевести композит D-Punjab, *Д-Пунжаб без соотнесения с породившей его прецедентной политической ситуацией, а именно желанием сотрудников штаба Обамы дискредитировать Хилари Клинтон,  его соперницу, представив её защитницей интересов выходцев из Индии в Конгрессе. (5). Композиты дефисного написания, образованные путём словосложения, например, Moscow-on-Thames, так и в шутку, и всерьёз жители Лондона называют свою столицу, «Москва-на-Темзе». Аллюзия прозрачна: много российских олигархов облюбовали Лондон как место своего постоянного проживания. (6) Рассматриваемый ниже подтип композита: glocalization, буквально «глокализация» или «глобализация на региональном уровне», образуется по особому типу стяжений, но прототипическая бинарность смыслов здесь остаётся: globalization иlocalization даёт стяжение корней, объединённых общим суффиксом. Можно предположить последующее появление новых типов или подтипов продуктивных композитных РК.    

Связи внутри особых структурных типов РК как infomercial-level hawking, буквальный перевод – «по всем каналам крик рекламы» можно представить, как показано на Рис.1. Схематический анализ усложнённой рекуррентной конструкции как межуровневого синтагматического явления или иерархического объединения двух бинарных структур в рамках одной РК представлен в виде усложненной рекуррентной конструкции:     

Рис.1

NP1

     NP2      N1

       NP3         N2     hawking

    N3          N4    level      

Infomercial = Information + Commercial

На первом уровне непосредственно составляющих (NP = Noun Phrase) маркированным является NP1, определяемый компонент hawking, значения которого таковы: «обсуждение, дискутирование, дебаты, хриплый крик, распространение слухов/сплетен», поскольку имеет место не нейтральное обсуждение проходной темы, а общенациональные дебаты о реформе здравоохранения. На втором уровне анализа по непосредственно составляющим NP2 маркирован определяющий компонент, стяжение infomercial, которое образовано путём контаминации двух слов: information + commercial и которое можно было анализировать по непосредственно составляющим (NP3, NP4), если бы у этого композита имелись другие зависимые слова. Подобные многокомпонентные конструкции не отменяют базовых принципов бинарности и  маркированности одного из компонентов РК, каждого на своём уровне. Как правило, такому анализу чаще всего подвергаются рекуррентные композитные конструкции.

В главе 2 «Рекуррентные конструкции и политические профессионализмы, связанные с характерными для них типами ситуаций», доказываются 5-6 положения диссертации, посвящённые анализу прецедентных рекуррентных конструкций и политических неоднословных терминов. И РК, и профессионализмы появляются в англоязычном политическом дискурсе в соотнесённости с определёнными, то есть прецедентными событиями или ситуациями, потом в связи с ними же и первые, и вторые начинают интенсивно тиражироваться, например: To lose someground, kind of like my elbow --- it's getting better every day.  (Laughter.) To lay the groundwork for greater global cooperation. (Интервью Госсекретаря США Хилари Клинтон). «Оступиться, типа того, что случилось с моим локтем (Хилари Клинтон сломала руку, Е.Т.), --- он уже почти не болит, и мне лучше с каждым днём. (Смех в зале), --- чтобы заложить основу более значительным отношениям сотрудничества в мире». (Председательствующий): Madam Secretary, I trust you will not take it the wrong way when I say, break a leg. (Laughter.) «Мадам Секретарь, я надеюсь, Вы меня правильно поймёте, если я Вам пожелаю «сломать ногу». (Смех).

Конструкции toloseground и to laythegroundwork характеризуется игрой слов и многослойностью значений – свойства, являющиеся типичными для прецедентных РК, их перевод –  «оступиться и заложить основу», соответственно. Значение идиомы break a leg дословно: (1) *«сломать ногу»; её переносное значение (2) –   пожелание успеха, «ни пуха, ни пера». Хилари Клинтон обыгрывает прямое и переносное значения РК «оступиться и заложить основу», в то время как председательствующий использует речевое клише break a leg, принося при этом свои извинения: I trust you will not take it the wrong way. Председатель опасается, что в свете сложившейся ситуации/прецедента – у Госсекретаря сломана рука – его пожелание «сломать ногу» в переносном значении (как пожелание успеха, «ни пуха, ни пера») может быть воспринято аудиторией, в которой, как всегда, много иностранных журналистов и тележурналистов, в прямом смысле. Ярко выраженная многослойность РК, игра слов, связанная с заменой её прямого значения на метафорическое, ирония и живой диалог коммуникации этих примеров делают интервью Госсекретаря США ярким, образным, запоминающимся.

Когнитивной базой для прецедентных единиц служат прецеденты в широком смысле, а прецедентные единицы функционируют как образцовые языковые факты, служащие моделью для воспроизводства сходных фактов и представленные в речи определенными вербальными сигналами, которые актуализируют содержание, стандартное или нестандартное в плане своей креативности. Прецедентные единицы можно считать одной из доминирующих моделей речетворчества, для которой важнейшим условием её продуктивности и функционирования является когнитивная репрезентация, по Тальми.  В широком понимании прецедентов в них включаются: (1) языковые клише и штампы разного уровня; (2) хорошо известные изречения и афоризмы; (3) устойчивые словосочетания, в том числе рекуррентные конструкции; (4) пословицы и поговорки; (5) бытовые трюизмы; 5) цитаты из популярных песен, фильмов.

Важнейшей разновидностью прецедентных единиц являются прецедентные тексты. Термин «прецедентный текст» впервые ввёл в научный обиход Ю.Н.Караулов в 1986 году, считая, что особенностью каждого прецедентного текста является то, что он выступает как «целостная единица обозначения», как знак, отсылающий к тексту-источнику и представляющий его по принципу «часть вместо целого». Прецедентность определяется им как известность, хрестоматийность, востребованность текстов как отдельной языковой личностью, так и языковыми группами. Он представляет их как «тексты, значимые для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношении, имеющие сверхличностный характер. Они хорошо известны широкому окружению данной личности, включая ее предшественников и современников, и, наконец, обращение к которым возобновляется неоднократно в дискурсе» (выделено мною, Е.Т.) данной личности. Например, In one of my favorite observations, Max Vabor said, «Politics is the long and slow boring of hard boards.  It takes both passion and perspective.  Perspective dictates passion and patience». «Макс Вабор в одном из моих любимых цитирований отмечает, что «политика – это длительный и медленный процесс сверления досок. Для этого нужно быть страстным и обладать видением. Видение диктует страсть и терпение».

Это высказывание принадлежит Госсекретарю США Хилари Клинтон, и, нельзя не заметить, этот «текст в тексте» поэтизирует высказывание в целом, делает его многоплановым, ср. одно качество диктует другое, это последнее тянет за собой новое и т.д. Здесь также имеет место переосмысление и метафоризация прецедентной РК с глагольным ядром boringofhard boards,  которая имеет расширяющее определение hard, «доски из твёрдой породы дерева», что позволяет получить инновационную метафорическую модель: «политика > это сверление досок», придаёт новизну и  экспрессивность высказыванию в целом. Такая же экспрессивность, многослойность, выраженная в чередовании прямого и переносного значений при использовании РК to lose the ground и to lay the ground, дословно *«потерять дорогу, чтобы проложить путь», перевод – «оступиться, чтобы заложить основу», - характерна для этих прецедентных РК.

Хронологически тексты могут быть прецедентными в течение относительно короткого срока: они могут быть неизвестны предшественникам языковых личностей, или могут выходить из употребления раньше, чем сменится поколение носителей языка (например, рекламный ролик, анекдот, афоризм, шутка). То же самое справедливо относительно прецедентных РК, связанных с прецедентными единицами, например: The Obama administration's much-toutedresetpolicywith Russia. «Широко разрекламированная политика администрации Обамы – перезагрузка отношений с Россией». Значения исходного маркированного компонента reset являются следующими: 1 – настройка; 2 – восстановление; 3 – восстановление исходного положения; 4 – возврат в исходное положение; 5 – переустановка. В политическом дискурсе эта конструкция приобретает переносное значение, присущее сфере информатики: “перезагрузить или поставить новую программу, которая позволит развитие политических отношений двух стран «с чистого листа»”. В основе метафорического переноса лежит модель: «перезагрузка программы > новый уровень отношений между двумя странами». Прецедентная РК resetpolicyбыла неизвестна нашим предшественникам, появилась благодаря переосмыслению значения из области программирования, после установления дружеских отношений между Россией и США, и тихо и незаметно выйдет из обращения вместе с породившим её прецедентным событием.

В работе также рассматриваются прецедентные рекуррентные конструкции vs неоднословные политические профессионализмы, место последних в политическом дискурсе, их сходство с терминами и отличие от них. Различия между прецедентными политическими профессионализмами и терминами состоят в том, что последние по определению являются (а) однозначными; (б) как правило, однословными; (в) не могут быть экспрессивными и (г) они кодифицированы в словарях. Иными словами, термины по определению малопривлекательны для политического дискурса, который отдаёт предпочтение ярким и экспрессивным сочетаниям слов и конструкциям. Предположительно, существуют неоднословные политические термины, которые возникли как политические профессионализмы, но в настоящее время уже не ощущаются как таковые: iron curtain или cold war, «железный занавес» и«холодная война» уже зафиксированы в словарях, превратившись в термины, хотя первоначально были неоднословными профессионализмами. Если бы в терминосистеме существовало такое определение как «профессиональный термин», можно было бы утверждать, что в этом случае профессионализмы выступают в качестве разговорных эквивалентов соответствующих им по значению терминов: опечатка в речи газетчиков = ляп; руль в речи шоферов = баранка. Поскольку такое понятие  отсутствует, в политическом дискурсе предпочтительно использовать слово профессионализм.   

Профессионализмы определяются как «слова или выражения, свойственные речи той или иной профессиональной группы» . В работе под ними понимаются группы профессионалов в области политики, политических технологий, СМИ и пр., работа которых связана с политическим дискурсом. Они широко используют рекуррентные конструкции, политические неоднословные профессионализмы и термины, между которыми можно провести определённую аналогию. Если термины являются узуальными названиями каких-либо специальных понятий, профессионализмы могут употребляться как их неофициальные заменители (субституты) в ограниченной специальной тематикой речи лиц, связанных одной профессией. По происхождению профессионализм, как правило, результат метафорического переноса значений слов бытовой лексики на терминологические понятия: по сходству, например, формы детали и бытовой реалии, характера производственного процесса и общеизвестного действия или, наконец, по эмоциональной ассоциации. Благодаря этим свойствам прецедентные неоднословные политические профессионализмы активно воспроизводятся политическим дискурсом, например, a stump speech, с определяющим маркированным компонентом stump, основными значениями которого являются: (1) пенёк; (2) грубая, необработанная и неочищенная от сучьев нижняя часть дерева; (3) сруб дерева; (4) нога - шутл.; (5) протез. Выступление кандидата перед своим электоратом, как правило, бывает импровизированным, шумным, грубоватым, с деревянной, сколоченной на скорую руку, трибуны.  Так, второе значение маркированного компонента stump может служить основой для переосмысления и переноса значения: грубая, необработанная и неочищенная от сучьев нижняя часть дерева > деревянная, сколоченная на скорую руку, трибуна для выступлений > выступление кандидата перед своим электоратом. В политическом дискурсе на русский язык этот профессионализм переводится как “выступление кандидата во время агитационной поездки”. На заре своего зарождения эта конструкция, a stump speech, характеризовалось новизной, свежестью, экспрессивностью, бинарностью. Со временем она утратила некоторые указанные свойства, кроме экспрессивности, и перешла в разряд прецедентных неоднословных профессионализмов, утратив даже компонент «speech». Сегодня этот профессионализм зафиксирован в словаре как «thestump», перевод его не изменился.    

Причины возникновения рекуррентных конструкций  могут быть различными, но их соотнесённость с прецедентным событием – одна из главных причин их появления. Авторы англоязычных текстов, используя образные средства и конструкции для описывания событий дискурса, делают его эмоционально более привлекательным и доступным, более запоминающимся и открытым для различной интерпретации. И прецедентная РК – strong-armtactics «методы силового воздействия»; и идиома – to cross the line «зайти слишком далеко/перегнуть палку»; и прецедентное цитирование Карла фон Клаузевица war is diplomacy by other means – «война есть дипломатия иными средствами» «работают» на конкретные (прецедентные) события, делая их выпуклыми и узнаваемыми. По выражению Н.Д. Арутюновой, «такое слияние образа и смысла контрастирует с тривиальной таксономией объектов, актуализирует «случайные связи», не сводит интерпретацию дискурса к буквальной парафразе» . Это высказывание Н.Д. Арутюновой многое объясняет в онтологии изучаемых рекуррентных конструкций.  

Часто понятия прецедентности и интертекстуальности используются как взаимозаменяемые термины. Основным маркером интертекстуальности является прецедентный феномен, а современный политический текст часто строится и воспринимается как своего рода диалог с другими текстами. Автор «развивает и детализирует высказанные ранее идеи, полемизирует с ними, даёт свою интерпретацию фактов, подчёркивает собственную позицию» . Если прецедентные феномены реализуются в форме прецедентных текстов, высказываний, ситуаций и имён, то рекуррентные конструкции охотно их «обслуживают», например: Palin now is getting criticism from people of Jewish faith, such as J Street Project, for use of the term blood libel, which has at times been used by Christians to persecute Jews. «The term blood libel brings back painful echoes of a very dark time in our communal history when Jews were falsely accused of committing heinous deeds», said Jeremy Ben-Ami, J Street president. «В настоящее время за использование выражения кровавый навет, Пейлин подвергается критике со стороны людей еврейского вероисповедания, представителей J Street  Project. Указанное выражение, по мнению этой организации, «использовалась в своё время христианами с целью преследования евреев. Кровавый навет возвращает нам очень болезненные воспоминания о тёмных временах нашей истории национальных общин, когда евреев неправомерно обвиняли в ужасных поступках», заявил  Иеремия Бен-Ами, президент организации». 

Здесь интерес представляют (а) прецедентная РК: «J Street Project» и (б) неоднословный профессионализм «the blood libel», перевод «кровавый навет». РК J Street Project является подтипом композитной конструкции-аббревиатуры, второе выражение, the blood libel, зародилось как рекуррентная конструкция, которая постепенно, утратив свой статус РК, стала использоваться как неоднословный политический профессионализм.

(а) Новая еврейская организация, название которой совпадает с  РК J Street Project, создана в США в апреле 2008 года, она выступает за мирное двустороннее разрешение Израильско-Палестинского конфликта и бoльшую роль США в достижении этой цели. Соотнесённость данной конструкции с прецедентной политической ситуацией, её многослойность прослеживается в трёх плоскостях: (1). J Street, как название американской организации лоббистов, основная задача которой выступать против определённых Вашингтонских политиков и руководителей, географически находится в столице США, Вашингтоне Д.С. По градостроительному плану все улицы Вашингтона вместо топонимического именования названы буквой в алфавитном порядке. Поэтому выражение J Street воспринимается как название улицы, на которой находится данная организация. (2). Тем не менее, улица с названием J Street отсутствует в общем плане именований (порядок именования улиц следовал алфавиту от буквы А до буквы I, затем переходил к букве K, K Street, в силу исторических или орфографических причин). Буква J, как и улица с одноимённым названием J Street, выпадает, что позволяет утверждать факт наличия улицы с виртуальным названием. (3) Становится очевидной ещё одна причина подобного именования организации. Ассоциация с первой буквой в слове «Jewish» отсылает к названию J Street: «улица, на которой находится еврейская организация». (4) Будучи расположенной в самом центре столицы, улица K Street, с которой виртуально соседствует J Street, является местом компактного расположения многочисленных влиятельных лоббистских фирм и компаний. Название улицы K Street стало синонимом мощнейшего Вашингтонского истеблишмента лоббистов. Таким образом, в выборе названия (улицы) отражено послание основателей и доноров новой организации всем тем, кто делает «большую» политику в Вашингтоне. В переносном метафорическом смысле, организация J Street Project, как и название улицы J Street, которая теперь является их официальным виртуальным адресом, до 2008 г. на политической карте столицы отсутствовали. Можно предположить, что присутствующая в названии организации аллюзия подчёркивает то, как эта организация позиционирует себя и свою политическую платформу. Иными словами, она и её взгляды несколько отличаются от позиции более консервативных лоббистских компаний, расположенных на улице К. Анализ РК J Street Project полностью соотносится с политическим феноменом посредством указания на прецедентное событие образования организации J Street Project.

В главе 3 «Лингвистические и прагматические особенности функционирования рекуррентных конструкций в современном политическом дискурсе» доказываются 7-9 положения диссертации, в центре внимания которых когнитивная метафора, особенности её употребления в политическом дискурсе, взаимосвязь метафоры и рекуррентных конструкций, поскольку присутствие метафоры наряду с РК способствует увеличению выразительности и экспрессивности политической речи. Инновационные метафорические модели и РК, маркированным компонентом которых выступают заимствования, также используются политическим дискурсом для привлечения внимания адресата.

Метафора представляет собой важный объект исследования лингвистики в силу того, что метафорика относится не только к области чистой формы, но и к сфере мышления и сознания человека. С точки зрения воздействия, использование метафоры в политическом дискурсе позволяет в той или иной мере влиять на восприятие человека, а также на понимание им тех или иных социально значимых событий или явлений, формировать их оценку. В широком смысле метафора может структурировать мышление человека, модель его мира, его политическую ориентацию.

Анализ лингвистических и прагматических особенностей  РК в рамках теории концептуальной метафоры позволяет выявлять отношения между  разными  областями: понятийной  и  предметно-конкретной. Речь идёт о метафорических моделях, которые выделяются при описании концептуальных метафор, рассматриваемых многими отечественными и зарубежными учёными: «политика > война», «политические ресурсы > деньги», «политика > охота», «политика > спорт» и пр. Все указанные модели активно «работают» на поле политического дискурса. Рекуррентные конструкции, функционирующие в современном английском политическом дискурсе, обладая способностью расширять текст, способствуют появлению инновационных метафорических моделей. Примером может служить рекуррентная конструкция a cancer on the campaign, которая возникла в ситуации персонифицированной избирательной президентской кампании в рамках концептуальной метафоры «политика > болезнь».

Предложная рекуррентная конструкция acanceronthecampaign в силу потенциальных ассоциативных связей и небуквализма играет ключевую роль в процессе переосмысления РК и образования инновационной метафорической модели в тексте: For several months, Obama had been thinking about giving a broader speech on the subject of race, and now the moment had arrived. He knew that Wright's remarks could stir racial fears that could become a cancer on the campaign unless some steps were taken to cut it out, and that he was the only one skillful enough to attempt the operation. «В течение нескольких месяцев Обама размышлял о том, что ему нужно выступить с развёрнутым  докладом на расовую тему, и этот момент наступил. Он понимал, что комментарии Райта могут разжечь расовые страхи, которые могут превратиться в раковую опухоль на теле выборной кампании, если не предпринять определённые шаги, направленные на её удаление; и что он единственный обладает достаточным опытом для проведения подобной операции».

Появление метафорических моделей, которые ранее отсутствовали, рассматривается в работе как частный случай уже существующих в политическом дискурсе моделей. Хронологически до 2008 года на самую высокую должность США никогда не баллотировался афроамериканец. Инновационная модель «выборная кампания > раковая опухоль» рассматривается в работе как расширение базовой метафорической модели «политика > болезнь»; она указывает на то, что возникновение этой злокачественной, с трудом поддающейся лечению болезни, обусловлено, как показывает текст политического дискурса, расовым вопросом. С одной стороны, напугано белое население страны: люди читают самые невероятные истории о Бараке Обаме в сети: «Барак Хуссейн Обама», «он принесёт клятву верности США на Коране», «он мусульманин и даже террорист». С другой - белое население страны, особенно люди старшего возраста, не могут объяснить глубинные источники страха и неприятия чернокожего кандидата в президенты.

В этой метафоре имеется ещё один слой, на котором возникает другая метафора: «свои» против «чужого». «Свои» - это люди белые, уже немолодые, консервативно настроенные и представители рабочего класса. А «чужой» - это чернокожий кандидат в президенты, либерал, представитель элиты, юрист. Этот хорошо отработанный приём политической борьбы и построенные на его основе когнитивные метафоры также активно используются политическим дискурсом. В силу многослойной природы рекуррентных конструкций на каждом уровне их метафорического переосмысления могут образовываться новые смысловые поля, которые способствуют образованию инновационных моделей.  

Рассмотрение метафоры с точки зрения когнитивно-дискурсивного подхода предполагает попытку выявления внутренних связей между использованной метафорой и причинами, побудившими политический дискурс к её употреблению. Так, манипулируя страхами и настроениями граждан Америки, создавая на поверхностном уровне правдивый, а по существу – искажённый образ соперника-демократа Обамы, РК a hot-air balloon в речах республиканца МакКейн в силу ассоциативной соотнесённости с денотативной ситуацией достигает цели, а переосмысленный многослойный образ используемой рекуррентной конструкции позволяет выделить инновационную метафорическую модель «политика > обман»: Schmidt took the lead. Obama was flying so high that McCain's guns could barely reach him, he said. So the answer was … make him fly a little higher, until the voters saw that he really was nothing more than a hot-air balloon. "This guy is acting like a celebrity," Schmidt said. "He is a celebrity. Only celebrities draw 200,000 people. Presidents do, too, but he's not a president. With McCain's "celebrity" ad, the Obama camp saw a warning shot. McCain's message makers hoped to fuel fears that Obama was not trustworthy and that he was somehow "other" from mainstream voters, particularly working-class older whites. «Шмидт (главный стратег выборной кампании МакКейна, Е.Т.) взял слово. «Обама так высоко летает, что пушки МакКейна почти не в состоянии его достать», сказал он.  «Поэтому наш ответ … пусть летит ещё выше, пока избиратели сами не увидят, что он в действительности всего лишь шар, надутый горячим воздухом. Этот парень ведёт себя как знаменитость, продолжал Шмидт. Он и есть знаменитость: только звёзды собирают по 200.000 человек. Президенты тоже собирают столько же, но он не президент». В рекламе МакКейна «Обама - знаменитость», команда Обамы увидела предупредительный выстрел. Создатели подобного образа в команде МакКейна надеялись разжечь у людей страх, что Обаме нельзя доверять, что он какой-то «другой», отличается от основных избирателей, особенно от старшего поколения белых людей, представителей рабочего класса.

Использованная метафора недвусмысленно указывает, что именно кандидат Обама, политический соперник республиканца МакКейна, уподобляется воздушному шару, он легковесный и ненадежный кандидат. Появление подобного образа кандидата в президенты, лидера гонки Обамы, было спровоцировано командой соперников-республиканцев и их отстающего в гонке лидера МакКейна. Умело и своевременно вброшенная реклама помогла республиканскому кандидату набрать очки и значительно сократить разрыв. Манипулятивная мысль проста: Америке не нужны молодые и неопытные либералы-«звёзды», ей намного лучше подойдёт умудрённый годами и опытом патриот-республиканец.  

Язык политического дискурса в очень значительной степени погружён в метафору войны, состязаний или спорта. В основе концептуальных метафор политики лежат концепты врагов или оппонентов, победителей или побеждённых. Рекуррентные конструкции, возникающие в этих случаях для создания и передачи нужных ассоциативных связей – putbootsontheground, характеризуются многослойностью, яркостью, экспрессивностью и новизной, с одной стороны, а с другой – текстообразующими свойствами: We can't putbootsontheground in Libya – but what about thefins? Sending in the Marines could protect civilians and hasten Gaddafi's departure.  (Rear Admiral Chris Parry is a former MoD director general of development, concepts and doctrine). «Мы не можем направить наземные войска в Ливию – а если “морских котиков”? Отправка морских пехотинцев может помочь защитить гражданское население и ускорить уход Каддафи. (Контр-адмирал Крис Парри, генеральный директор развития концепций и доктрины Министерства Обороны)».

Пример интересен противопоставлением образного метафорического и буквального значения РК put boots on the ground в результате метафорического переноса подобия: «сапоги > солдаты –пехотинцы» и «плавники/ласты – солдаты морской пехоты». В основе переноса значения слова fins лежит образ ластоногих морских животных, котиков, дельфинов, морских львов, а дельфины обладают ещё и плавниками – fins может употребляться в любом из своих двух значений: 1 – ласты; 2 – плавники. Автор статьи, Контр-адмирал Крис Парри предлагает хитроумный выход из тупиковой ситуации: если Резолюция Совбеза ООН запрещает ввод наземных войск, давайте введём морской спецназ, и нас никто не обвинит в её нарушении. Соответственно, происходит выбор ключевых образов, которые вербализуются с помощью РК, и образуется новый текст, в заголовок которого вынесена анализируемая конструкция: название «наземных войск» ассоциируется с образом putbootsontheground, а «морской спецназ» – со словом thefins (морской спецназ за их боевое оснащение часто называют «котиками»).        

Один из признаков рекуррентных конструкций, функционирующих в политическом дискурсе, их многослойность, находит своё выражение не только в политических, но и финансово-экономических текстах. Так, РК iron-cladlawsorrulesв силу своих ассоциативных связей с денотативной ситуацией порождает метафорическую модель: «финансовая политика > это железо». Мировой финансово-экономический кризис «высветил» немало событий и ситуаций, когда нарушение «железных правил» приводит к пагубным результатам: Capitalcontrolstheuseoftaxesorotheradministrativemeasuresisawaytoregulateflowsofthisso-calledhotmoney. John Lipsky, first deputy managing director of the IMF, said in an interview: "I don't think...there would be agreement quickly on a set of iron-clad laws or rules. That'sprobablyfardowntheroad." «Контроль капитала – применение налогов или других административных мер – это способ регулирования потоков так называемых «горячих денег». Джон Липски, первый заместитель управляющего директора МВФ, делает следующее заявление во время интервью: Я не думаю... что мы быстро придём к соглашению по большому кругу строго сформулированных законов и нормативов. До этого нам ещё далеко».

В примере имеется две рекуррентные конструкции: (1) hotmoney, конструкция с именным ядром и определяющим маркированным компонентом дословно *«горячие, т.е. совсем недавно отпечатанные, деньги». Перевод: «постоянно выпускаемая денежная масса». (2) РК iron-cladlaws/rules, дословно: *«обитые железом законы/правила». Перевод: «железные» законы или правила» или «строго сформулированные законы и нормативы». Эта композитная РК, первый компонент которой сложное слово, образована путём словосложения. Она идиоматична, в основе метафорического переноса лежат свойства железа: его жёсткость, прочность и несгибаемость, образна и стилистически окрашена. Эти свойства РК iron-cladlaws/rulesсделали возможным появление инновационной метафорической модели «финансовая политика > это железо».

Избирательная кампания, как ключевое событие политического дискурса, способствует возникновению новых РК, акцентируя внимание на их свойствах, например, theDaddyParty and theMommy Party, которые многослойны и в силу ассоциативных связей с денотатом способны развивать текст, образуя инновационные метафорические модели:There were crying Republicans and a gun-toting Democrat to discombobulate preconceived notions about the Daddy Party and the Mommy Party. «Появились плачущие республиканцы и размахивающий пистолетом демократ, а это приводило в замешательство тех, кто привычно относил республиканцев к партии отцов, а демократов – к партии матерей (Партии отцов и матерей, соответственно)».

В рекуррентных конструкциях theDaddyParty andtheMommy Party, которые возникают в политическом дискурсе применительно к событию избирательной кампании, происходит переосмысление маркированных слов РК «отца» и «матери»,  Daddy и Mommy, давно сложившихся образов двух главных политических партий США. Корни подобной метафоризации следует искать в американской культуре. Гипотетически, любимый американцами психоанализ с его отцовской и материнской ролями, обязательными в любой социальной группе, тоже играет здесь определённую роль. Использование  образов отца и матери как фигур речи для передачи культурологических, закреплённых в сознании американской нации образов двухпартийной системы, может подсказать любому американцу, о какой партии идёт речь. Республиканцы всегда олицетворяли отца: они сильные, они защищают страну от внутренних и внешних врагов и, конечно же, они никогда не плачут. За демократической партией закрепился образ матери: она может плакать, к оружию она не прикасается, поскольку это прерогатива отца. Трудно придумать более запоминающиеся образы, чем папа и мама для передачи закреплённых «функциональных» обязанностей за каждым из родителей, укоренившихся в традиционной американской семье. С избранием демократа Обамы на пост президента, эти роли диаметрально изменились – республиканцы плачут, а демократ размахивает оружием, что является развитием старой метафорической модели: «политические партии > родители > папа + мама». Эта модель чрезвычайно действенна, поскольку она закрепляет за избирателями образы детей, а за политической системой Америки образ семьи, традиционно существующая модель метафоризации: «политические партии > семья». Инновационная модель расширяет и конкретизирует: «политические партии > это папа и мама».

Если функционирование рекуррентных конструкций в политическом дискурсе с их способностью расширять текст способствует появлению инновационных метафорических моделей, заимствования играют не менее важную роль: они являются одним из источников возникновения РК. Иноязычные заимствования  появляются в английском политическом дискурсе не потому, что в этом языке отсутствуют соответствующие конструкции для номинации определённых понятий. Подобный языковой контакт как ничто другое способствует (а) актуализации политической темы (и оценки ситуации); (б) созданию более яркого и эмоционального образа, (в) рельефному обозначению темы или проблемы, актуализируемой автором в соответствии с его эстетическим вкусом и (г) привлечению внимания к описываемому политическому событию в целом. Например, заимствования из (1) немецкого «to blitztheArabs – «молниеносным ударом победить арабов», (2) французского expose aboutthehospital– «разоблачительная статья о больнице»; (3) испанского this political extravaganza – «эта политическая феерия/ буффонада»; (4) идиш «the whole Clintonmishegoss – «весь этот абсурд, связанный с Биллом Клинтоном» и даже (5) китайского языка authoritykowtowing – «сгибаться в низком поклоне, раболепствовать, пресмыкаться/падание ниц перед властями».

На использование заимствований влияют и внутренние, лингвистические, и внешние, экстралингвистические факторы. Некоторые из них по-прежнему ощущаются как чужеродные вкрапления (4), (5), другие вполне адаптировались к языку-реципиенту, например, (1) Gaddafi's compound reduced to rubble by RAFblitz as Defence Secretary Liam Fox admits tyrant is a 'legitimate target'. «Укрытие Каддафи было превращено в груду развалин во время налёта Королевских ВВС, как заявил Министр Обороны Лиам Фокс, и который признаёт, что 'подлинной мишенью' является тиран».

РК RAF blitz, «налёт королевских ВВС», указывает на определённую адаптацию слова-заимствования в составе конструкции: blitz«налёт» занимает место маркированного компонента в этой РК, немаркированным является акроним RAF, «ВВС». Заимствованный компонент РК «цепляет» глаз, делает всю конструкцию более выпуклой, заметной и инновационной, поскольку автор выступления посчитал нужным употребить не исконно английское слов bomb – «разбомбить», а именно «чужеродное» blitz. Цель использования данного, как и многих других заимствований, - подчеркнуть важность события или ситуации, которые вместе с заимствованным словом поставили всю конструкцию в центр внимания, или авторскую эрудицию – здесь знание немецкого языка, или его эстетический выбор.

Использование композита spinmeisters, орфография которого бывает слитной, раздельной, и дефисной, с немецким компонентом-заимствованием meister и исконно английским spin представляет интерес: The White House are spin meisters — all we’re getting from the White House is more negative spin about Israel. «Белый Дом является настоящим мастером по закручиванию интриги. По отношению к Израилю из Белого Дома к нам доходит только негативная информация/слухи».   

Во-первых, наличие этой составляющей свидетельствует о присутствии отрицательной коннотации у композитного слова в целом. Можно предположить, что в намерения журналиста входило использование именно этого сложного слова в его стремлении подчеркнуть негативную импликатуру, в противном случае он бы употребил английское слово master. Во-вторых, анализ первого компонента этого композита spin выявляет аналогию с сочетанием, получившим широкое применение в 1980-х годах, spin-doctors. Между различными СМИ и представлявшими их журналистами всегда существовала конкуренция, кто быстрее даст в печать  сенсационные и эксклюзивные материалы политических событий дня. Политические партии и их эксперты по связям с общественностью тоже старались не отставать от прессы, пытаясь представить свои партии и их действия в самом выигрышном виде. Именно эти PR-эксперты и получили прозвище spin-doctors от журналистов СМИ.  В 80-х годах прошлого столетия это было сложное слово, которое писалось через дефис.

Значение слова «спин» заимствовано из спорта: подать мяч с подкруткой, с обманным движением, делающим его трудным или невозможным для приёма соперником. Одно из словарных значений слова «доктор/врач» - это тот, кто лечит, исцеляет, помогая вернуть больному здоровье. В нашем случае слово «доктор» заимствует значения глагола todoctor – 1. путём обмана «сварганить» некое подобие лекарства, которое заведомо повредит пациенту; и 2. намеренно представить объяснение (отчёт или событие) таким образом, чтобы повлиять/склонить общественное мнение в нужную сторону. Отсюда общий смысл композита spin-doctor - это человек, который обманывает общественность, представляя сфабрикованную картину, угодную и удобную конкретному политику. Именно этот экскурс в 80-е годы позволяет интерпретировать сегодняшнюю РК как «PR-эксперты/мастера Обамы, представляющие (события) в выгодном для них свете».

В главе 4 «Проблемы перевода рекуррентных конструкций в современном политическом дискурсе» доказывается 10-е положение диссертации, затрагивающее трудности перевода РК с английского на русский язык. Перевод всегда находился в центре внимания учёных-лингвистов, и кроме расширения самого понятия «перевод» сегодня происходит переосмысление многих вопросов, связанных с пониманием сущности этого сложного феномена. Перевод осознается как точка пересечения множества проблем лингвистического, философского, культурологического и литературоведческого плана. «Многогранность перевода как явления языка, литературы, культуры и привела к тому, что перевод превратился из маргинального объекта лингвистических исследований в один из центральных вопросов гуманитарных наук в целом» .

В работах многих отечественных и зарубежных лингвистов и психолингвистов (А.А. Леонтьев, И.А. Зимняя, З.Д. Львовская, Ю.А. Сорокин, Т.А. Казакова, М.Я. Цвиллинг, Г.В. Чернов, А.Д. Швейцер, Д.К. Кэтфорд, У. Эко, Ж. Делиль, Д. Кирайли, П. Ньюмарк и другие) прослеживается тенденция рассмотрения перевода как процесса речемыслительной деятельности, осуществляемой переводчиком в заданном социокультурном контексте.

Практически все отечественные лингвисты, занимающиеся вопросами перевода (А. Фёдоров, А. Швейцер, В. Комиссаров, Г. Чернов, Э. Черняховская, М. Цвиллинг, Л. Бархударов, З. Львовская и др.), неоднократно предлагали свои определения этого понятия. Обзор работ основоположников отечественной школы перевода даёт возможность понимать под переводом действия по переносу сообщения из одной лингвистической и культурной среды в другую, направленные на то, чтобы отправитель сообщения мог достичь желаемого результата у получателя данного сообщения. При этом переводческая деятельность осуществляется на профессиональном для получателя сообщения уровне. Приведённое нами выше определение перевода позволяет утверждать, что переводчику для успешной деятельности в области перевода нужно профессионально владеть как минимум двумя языками и культурами, хотя и эти условия не всегда являются достаточными.

При «расшифровке» заложенных в словах и конструкциях английского текста оригинала смыслов (или исходного текста, source  text) и порождении адекватного ему текста перевода на русском языке (target text), что является конечной целью перевода, переводчик совершает ряд иерархически взаимосвязанных действий. Эти пять взаимозависимых разработанных в результате многолетней практики действий являются обязательным условием, соблюдаемым каждым переводчиком в процессе получения, интерпретации, перевода и отправления текста. Переводчик:

  • определяет денотативное значение интерпретируемого текста;
  • выясняет общую, объективную информацию о теме/предмете, иными словами, определяет сигнификативное значение текста;
  • определяет, какая часть информации в тексте или высказывании известна реципиенту, а какая – новая (тема - рема);
  • принимает решение, какая информация в переводе должна быть вербализована, а какая только намечена, запрограммирована к актуализации получателем в процессе восприятия им текста;
  • выявляет наличие прагматики или коннотации, метафоричности, образности и импликации (в иной терминологии - импликатур).

При переводе и интерпретации РК в контексте культуры учитываются все или некоторые из пяти указанных шагов: (1) McCain’s acid-tippedarrows – «колкие, едкие замечания МакКейна»; (2) rapid-responseunit – «группа быстрого реагирования»; (3) low-roadattacks on Obama – «вульгарные, «ниже пояса» атаки на Обаму»; (4)Washington’s neocon-shapedpolicy – «политика, проводимая неоконсерваторами Вашингтона»; (5) Schmidt’s working credo was what he called the Seven P’s: Proper Prior Preparation Prevents Piss-Poor Performance. «Рабочий девиз Шмидта заключался, по его выражению, в семи словах на букву «П»: Продуманная предварительная подготовка предотвращает последующие прескверные показатели/ поступки». (5) Obama jabbed a playful finger toward her belt buckle, and let loose his inner nerd. “The lithium crystals! Beam me up, Scotty!”  «Обама игриво ткнул пальцем в пряжку на ремне платья (своей жены), и будто подросток-киноман воскликнул: «Литиевые кристаллы! Телепортируй меня на корабль, Скотти!»

Анализ трудностей перевода отдельных РК примеров осуществляется в соответствии с предложенным в работе  уровневым алгоритмом. Алгоритм или пошаговый анализ текста распадается на элементарные ситуативно-тематические единицы, подчиняющиеся уровневой иерархии. Первые четыре примера РК, трудности перевода которых «снимаются» без особых усилий, позволяют, благодаря проникновению во внутреннюю форму и образность маркированных компонентов этих конструкций, выделить на своём уровне объём информации, свойственный таким конструкциям и предназначенный для перевода. Например, композитная РК acid-tippedarrows, буквальный перевод – «стрелы с покрытыми ядом наконечниками», интерпретируются как «едкие/язвительные замечания». РК этого примера характеризуется ярким внутренним образом и переносным значением.

Второй пример, неоднословный профессионализм, rapid-responseunit, «отряд быстрого реагирования», политики заимствовали из военной области, перенос значения основан на использовании военной тактики забрасывания мелких групп специалистов для реагирования, осуществления ряда операций. Перевод остаётся без изменений: он не отличается от варианта перевода, типичного для исходной, военной области применения профессионализма. Однако переводчик, меняя объём информации, передаваемый адресату, может приблизить перевод к области политики: «команда экспертов по информационной поддержке», хотя для такой вербализации нужен (а) больший контекст и (б) указание на то, какая часть информации в тексте или высказывании известна получателю, а какая – новая. В зависимости от указанных действий переводчика как получателя и отправителя сообщения интерпретируется рекуррентная конструкция.

Анализ композитной РК low-roadattacks является ещё одним примером использования агрессивной терминологии, заимствованной политиками из области войны. Буквальный перевод этой образной РК *«атаки по нижней дороге», перевод конструкции – «низкопробные, вульгарные нападки» получен благодаря переносному, образному значению маркированного компонента РК lowroad – «поведение или практика, которая лжива или безнравственна; прибегнуть к подобной практике в день выборов».  Следуя разработанному алгоритму действий, переводчик делает следующие шаги: (1) принимает решение, какая информация в переводе должна быть вербализована, а какая только запрограммирована к актуализации адресатом при восприятии им текста; (2) выявляет наличие таких факторов как прагматика, коннотация, метафоричность, образность и т.д.

Композитная РК Washington’s neocon-shaped policy, «политика, проводимая неоконсерваторами Вашингтона», образована путём стяжения сложного слова neocon, образованного от neoconservative – «неоконсерватор» с основой второго слова, shaped. Этот пример требует от переводчика принятия решения практически по каждому шагу, включая вариант выбора перевода в зависимости от типа текста – устного или письменного. Письменный текст может иметь развёрнутый вариант перевода, устный «предпочитает» краткую версию: «политика неоконсерваторов».

В пятом примере, представленном в виде предложения, РК отсутствуют, но сложность перевода заключается в возможности или невозможности нахождения эквивалентных слов или сочетаний в языке перевода, начинающихся с заявленной в языке оригинала буквы P (П). Переводчик письменных текстов со словарём и без дефицита времени достаточно легко найдёт эквивалентные замены этой, по выражению Р.Р.Чайковского, «звукописи»; устный/синхронный переводчик в таких ситуациях прибегает к приёму переинтерпретации или экспликации конструкции. Звукопись, повтор начальных букв, слов или сочетаний, широко распространена в политическом дискурсе. Проблема заключается в том, чтобы найти эквивалентную лексику или конструкции для передачи соответствующей аллитерации, что, в свою очередь, связано с соблюдением иерархических действий переводчика, например, определением денотативного значения слов или конструкций и желанием/умением переводчика создать звуковую «инструментовку» текста перевода.         Последний пример представлен несколькими предложениями, основная трудность перевода которых носит экстралингвистический характер. К трудностям можно отнести социокультурные коннотации и безэквивалентную лексику – речь идёт о конструкции innernerd. Из текста можно предположить, что Обама, высокообразованный интеллигентный человек, также является любителем научной фантастики. «Beam me up, Scotty!» - это прямое цитирование астронавтов из фильма «Star Trek», «Путешествие к звёздам», когда они, нажимая на кристалл из лития, в особо опасных ситуациях требовали немедленного возвращения на космический корабль путём телепортирования. Трудность для перевода представляет маркированный компонент РК nerd, так называемое «buzz word». Этим словом пестрит, «гудит» сегодня интернет и Гугл, а подобрать соответствующий эквивалент практически невозможно. Поиск показал только одну область применения этого слова – программирование, в которой оно употребляется в значении «фанат/отрешённый от всего, кроме интернета человек». Перенос этого слова в политическую область помогает интерпретировать ситуацию: Обама пытается переключиться с одной всепоглощающей его мысли о победе в президентской гонке в день выборов, на другую, шутливую. Делает он это крайне неумело: пытаясь пошутить над своей женой Мишель, Обама приводит в полное изумление всё свое окружение, включая жену – таким его никто никогда не видел.

 Таким образом, проблема переводимости – непереводимости в работах отечественных и зарубежных лингвистов направлена на снятие трудностей двух типов. Первый представлен языковыми или лингвистическими факторами (несовпадение двух языков на различных уровнях) и второй – экстралингвистическими факторами (несовпадение двух культур в их различных аспектах: социальном, историческом, этническом, религиозном, включая знание ситуаций).   

       В Заключении подводятся итоги исследования.

Рекуррентные конструкции проявляют себя в англоязычном политическом дискурсе как устойчивые идиоматические выражения, характеристиками которых являются инновационность, ситуативная и хронологическая соотнесённость с актуальным событием или ситуацией, способность расширять, а иногда и порождать текст.

Политический дискурс в отличие от научного, дипломатического и бизнес-дискурса является самой оптимальной средой для возникновения и тиражирования рекуррентных конструкций массмедийными изданиями.

Одним из источников возникновения рекуррентных конструкций в английском политическом дискурсе являются заимствования. Подобный языковой контакт способствует созданию яркого, стилистически эмоционального образа, рельефного обозначения актуализируемой темы или проблемы, привлекает внимание к политическому событию в целом.       

Структурно-семантические особенности рекуррентных конструкций, их ассоциативные связи с денотативной ситуацией позволяют конституировать ряд инновационных метафорических моделей, типичных для современного английского политического дискурса.

Заявленный в нашей работе комплексный подход к исследованию нового фразеологического феномена – рекуррентных конструкций – позволил сформулировать причины и источники их возникновения, обосновать критерии их выделения, а также определить их место в английском политическом дискурсе относительно других неоднословных новообразований, таких как  неологизмы, окказионализмы, профессионализмы и термины.

Трудности перевода рекуррентных конструкций, обусловленные лингвистическими и экстралингвистическими – безэквивалентной лексикой, лингвокультурологическими и социокультурными факторами, - решаются с помощью переводческих стратегий. Анализ этих трудностей даёт возможность описать алгоритм действий по переносу сообщения из одной лингвистической и культурной среды в другую, учитывая при этом такие важные свойства языков оригинала и перевода как системность, характерными признаками которой являются целостность, структурность, а также многоуровневость интерпретации текста переводчиком.   

       В Приложении приводится Иллюстративный глоссарий структурно-семантических типов рекуррентных конструкций.

       Основное содержание диссертации изложено в следующих публикациях:

Монографии, словари, учебные пособия:

  1. Терехова Е.В. Рекуррентные конструкции в современном английском политическом дискурсе (статус и функционирование)./ Е.В. Терехова. Монография. – М.: Флинта / Наука, 2010. – 215 с.
  2. Терехова Е.В. Русско-английский словарь-тезаурус. Политология. Международные отношения./ Е.В. Терехова. – М.: Флинта/Наука, 2007. – 431 c.
  3. Терехова Е.В. Двусторонний перевод общественно-политических текстов. С элементами скорописи в английском языке. Учебное пособие. / Е.В. Терехова – М.: Флинта / Наука, 2006. – 317 с.
  4. A Book About Books. Композиция и язык научных рецензий. / Монография. (Е.В. Терехова в соавторстве с В.Г. Ляпуновой и О.Д. Мешковым). – М.: Наука, 1990.  – 144 с.

Научные статьи в ведущих российских периодических изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

  1. Терехова Е.В. Что в имени тебе моём? (Трудности перевода имён собственных). / Е.В. Терехова //Известия Высших учебных заведений Северо-Кавказского региона. Общественные науки. – Ростов-на-Дону: Изд-во Южного Федерального ун-та, 2008. - № 6. – С. 141-146.
  2. Терехова Е.В. Жанровая отнесённость временно-устойчивых словосочетаний в английском дискурсе./ Е.В. Терехова.// Вестник Российского университета Дружбы народов, Серия Лингвистика, М.: РУДН, 2009. -  №3. -  С. 74-79.
  3. Терехова Е.В. Синтаксические типы и отношения временно-устойчивых словосочетаний, средства их описания и особенности перевода на русский язык. (На материале современного английского газетного дискурса)./  Е.В. Терехова. //Научный Вестник, Воронежский государственный архитектурно-строительный университет, Серия Современные Лингвистические и методико-дидактические исследования,  Воронеж, ВГАСУ, 2009 - №2 (12). – С. 29-38.    
  4. Терехова Е.В. Трудности перевода рекуррентных конструкций в английском политическом дискурсе. /Е.В. Терехова. //  Вестник НГЛУ им. Н.А. Добролюбова. –  Нижний Новгород: НГЛУ. -  2009. – С. 75-79.
  5. Терехова Е.В. Временно-устойчивые словосочетания как инструменты интерпретации истории через иллюстративно-образные средства рекламы. / Е.В. Терехова. // Учёные записки Российского государственного социального университета, Москва: Изд-во РГСУ, 2010. -  №2. -. С. 181-186.
  6. Терехова Е.В. Временно-устойчивые словосочетания, их роль и особенности перевода в развёртывании английского газетного дискурса./Е.В. Терехова./Вестник Иркутского  гос.  лингвистич.  Ун-та, Серия Филология, Иркутск: ИГЛУ, 2010. -  №1 (19). – С. 138-145.
  7. Терехова Е.В. Событийность как фактор появления временно-устойчивых словосочетаний в современном английском газетном дискурсе. /Е.В. Терехова. // Вестник  Российского университета Дружбы народов, Серия Лингвистика, М.:РУДН, 2010. - №2. – С. 59-65.  
  8. Терехова Е.В. Структурно-семантические типы и модели образования временно-устойчивых словосочетаний и трудности их перевода на русский язык (На материале современного английского газетного дискурса)./Е.В. Терехова./ // Вестник Челябинского государственного университета, Филология/ Искусствоведение, Челябинск, ЧелГУ, 2010. - №4 (40).  – С. 171-177.
  9. Терехова Е.В. Рекуррентные конструкции в английском политическом дискурсе как лингвистический инструмент мониторинга изменений общественного сознания». /Е.В. Терехова. // «Политическая Лингвистика» (Political Linguistics), Уральский государственный педагогический университет, Екатеринбург, УРГПУ,  2010. - №3(33).  – С. 50-56.
  10. Терехова Е.В. Критерии выделения и особенности функционирования рекуррентных конструкций в английском политическом и дипломатическом дискурсах. «Вестник НГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация». Новосибирск, Изд-во НГУ, Т. 9, Вып. 1, 2011. – С. 102-108.
  11. Терехова Е.В. Рекуррентные конструкции в политическом vs бизнес–дискурсе  (к форуму АТЭС 2012 года во Владивостоке) // Социальные и гуманитарные науки на Дальнем Востоке. – 2011. – № 2 (30). – С. 76 – 81.
  12. Терехова Е.В. Прагматика современного английского политического дискурса и рекуррентные конструкции. «Вестник НГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация». Новосибирск, Изд-во НГУ, Т. 9, Вып. 2, 2011. – в печати.

Статьи в сборниках научных трудов и материалах конференций:

  1. Терехова Е.В. Роль перевода и переводчика в межкультурном общении./Е.В. Терехова / /XII симпозиум «Психолингвистика и теория коммуникации». Сборник трудов. - М.: ИЯ РАН, 1997. - С . 150-151.
  2. ТереховаЕ.В. Teaching Translation to Beginners in Russia./Е.В. Терехова// “Translation Quarterly”, Hong Kong, No. 29, 2003. - Выпуск VII. – С. 26-38.
  3. Терехова Е.В. Роль и место переводческих стратегий в процессе обучения переводу./Е.В. Терехова // Материалы международной конференции FEELTA/PAC-5. -  Владивосток, 2004. -  Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2004б. – С.277-279.
  4. Терехова Е.В. Разработана учебная рабочая программа обучения двустороннему переводу студентов-международников «Переводчик в сфере профессиональной коммуникации». Владивосток: ДВГУ, Учебно-методическое управление, 2005. - Электронная версия, 1 п.л.
  5. Терехова Е.В. InterpreterinaBlunderland./Е.В. Терехова  // Translation and Culture Diversity.  XVIII FIT World Congress, Shanghai, China, 2008. – 18 Всемирный Конгресс переводчиков, Шанхай, КНР, 2008. -  1 п.л. Электронный ресурс.
  6. Терехова Е.В. Английский газетный дискурс и организующая роль временно-устойчивых словосочетаний. /Е.В.Терехова // Сборник научных трудов КИЯ ИЯз РАН. Отв. ред. Иоанесян Е.Р. М. Электронная версия. Размещена на интернет-сайте КИЯ РАН, 2009. – 0,5 п.л.
  7. Терехова Е.В. Жанровая отнесенность временно-устойчивых словосочетаний в английском дискурсе и особенности их перевода на русский язык. / Е.В. Терехова // Контрастивные исследования языков мира. 3-и научные чтения памяти В.Н. Ярцевой, 17 ноября 2009. – М.: ИЯз РАН, 2009. – С. 184 – 195.
  8. Терехова Е.В. О некоторых лингвистических инструментах мониторинга общественного сознания (на материале материала политического дискурса). /(В соавторстве с Д.Б. Никуличевой и А.В. Комковой // Текст и язык в переходные эпохи. - Москва: Тезаурус, 2010. – С. 84-98.
  9. Терехова Е.В.  Рекуррентные конструкции и окказионализмы: сходства и различия. / Е.В. Терехова // Электронная версия. Размещена на Интернет- сайте КИЯ РАН, 2010. – 1.п.л.
  10.  Терехова Е.В. «Заимствования как источник возникновения рекуррентных конструкций» (на материале английского политического дискурса). // Живодействующая связь языка и культуры. Дискурс. Текст. Культура. Москва-Тула,  Материалы Международной научной конференции, посвящённой юбилею доктора филол. наук, проф. В.Н.Телия. - Т.2, 2010. – С. 177-181.
  11.  Терехова Е.В. Рекуррентные конструкции как часть английского политического дискурса. // ЯЗЫК. Закономерности развития и функционирования. Сборник к юбилею Н.Н. Семенюк. М-Калуга. Издательство «Эйдос» (ИП Кошелев А.Б.): 2010. – С. 333-343.

    

 

Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. Изд. 5-ое. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. – С. 371. 

Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс// «Теория метафоры». – М.: Наука, 1999. - С. 20.

Чудинов А.П. Политическая лингвистика. – М.: Флинта, 2008. – С. 114.

Нестерова Н.М. Текст и перевод в зеркале современных философских парадигм. Пермь: Перм. гос. технич. Ун-т, 2005. – С. 123. 

Блох М.Я. Диктема в уровневой структуре языка. // Вопросы языкознания. – 2000. - №4. – С. 56.

См. Ковшова М.Л. Семантика и прагматика фразеологизмов (лингвокультурологический аспект). Автореф. дис. …д.филол. наук, М., 2009.

Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова. Избранные труды. Лексикология и лексикография. -  М.: Наука, 1977. – С. 168.

Баранов А.Н., Добровольский Д.О. Аспекты теории фразеологии. – М.: Знак, 2008. – С. 28.

Караулов Ю.Н. Роль прецедентных текстов в структуре и функционировании языковой личности // Русский язык и языковая личность. – М.: 1987. – С. 216.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.