WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Основы лингвоаксиологической концепции речевой коммуникации

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

ВОЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

                                                                  На правах рукописи

 

СИДОРОВА

Наталья Анатольевна

ОСНОВЫ ЛИНГВОАКСИОЛОГИЧЕСКОЙ

КОНЦЕПЦИИ РЕЧЕВОЙ КОММУНИКАЦИИ

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Специальность 10.02. 19 – Теория языка

 

 

Москва - 2011

Работа выполнена на кафедре английского языка (второго) ФГВОУ ВПО «Военный университет»

Официальные                                  доктор филологических наук, профессор

оппоненты                                       Тарасов Евгений Федорович

                                                        доктор филологических наук, профессор

Крюкова Ольга Павловна

                                                         доктор филологических наук, профессор

Пильгун Мария Александровна

Ведущая организация                      Московский  государственный

                                                           областной университет

                                                          

                         

Защита состоится на заседании диссертационного совета Д 215. 005.01 в Военном университете  « 10 » ноября 2011 г. в 11 часов по адресу: 111033, г. Москва, ул. Волочаевская, д. 3/4, тел. 362-41-38.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан «____» октября 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент                       Нечаевский В.О.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящая диссертация посвящена исследованию явления аксиологической детерминации речевого поведения коммуникантов в диалоге путем интерактивного анализа вербальной коммуникации.

Центральной задачей современной лингвистики является, как отмечено рядом ведущих лингвистов, создание теории употребления языка. Такого рода теория может быть построена с учетом ряда факторов, детерминирующих употребление в речевой коммуникации разнообразных средств, имеющихся в системе языка. Среди этих факторов значимое место занимают ценности и представления о них, которые свойственны людям, участвующим в речевой коммуникации. В лингвистической науке на эту тему имеются пока лишь разрозненные наблюдения.

Вследствие значимости роли коммуникации ученые уделяют ей пристальное внимание, изучая объект с различных сторон, результатом чего явились многочисленные работы по философскому, психологическому, социальному, лингвистическому, интерактивному, социокультурному, межкультурному и др. исследованиям этого явления. К числу таких ученых относятся Г.М.Андреева, Т.В.Булацкий, О.Я.Гойхман, Т.М.Дридзе, Н.В. Иванов, Н.И.Жинкин, М.С.Каган, Ю.М. Караулов, Е.Г. Князева, В.В.Красных, А.А.Леонтьев, Б.Ф.Ломов, Т.М. Надеина, Н.Н.Обозов, Е.В.Сидоров, Е.Ф. Тарасов, Т.Шибутани, J.T.Gage, T.Givon, H.P.Grice, G.N.Leech, C.Schwarz  и др. Важными также видятся работы в области взаимодействия языка и культуры в контексте межкультурной коммуникации, рассматриваемой нами вслед за рядом лингвистов (В.Г. Верещагин, М.В. Костомаров, Ю.Б. Кузьменкова, В.П. Синячкин, E. Hall, F. Kluckhohn, F. Strotbeck, и др.) как взаимодействие языков и культур, а также как диалог культур (М.С. Каган, С.Г. Тер-Минасова и др.). Сопоставление языков и культур ярче отображает их своеобразие, и это отражено в работах  В. И. Карасика, Е.С. Кубряковой, Е.Ф. Тарасова, Н.В. Уфимцевой, W. Goodenough, E. Hall, G. Hofstede, H. Triandis, А. Wierzbicka и др. Комплексному научному исследованию данная тема не подвергалась, что объясняется, возможно, междисциплинарным характером данного явления. В представленном диссертационном исследовании автор предпринимает попытку рассмотрения проблем речевой коммуникации с точки зрения аксиологического подхода к процессам взаимодействия языка и культуры на примере ценностно отмеченных речевых произведений английской, американской и русской лингвокультур.

Исходя из постулата ценностей как когнитивно-мотивационной доминанты диалогического взаимодействия, не только описываются, но и приводятся элементы типологии ценностей, эксплицитно обозначаемых, демонстрируемых говорящим в репликах диалога. Также обращается внимание и на то, что в речевом общении ценности могут быть и имплицированы. Например:

- Пожалуйста, ответьте откровенно – высказывание содержит эксплицитную демонстрацию принадлежности социальной ценности «откровенность» аксиологическому базису говорящего, а имплицитно – указывает на наличие в аксиологическом базисе говорящего социальной ценности «вежливость», включающей принятие социальной нормы отвечать на вопросы.

- You think I’m kidding, don’t you? (GrishamJ.) (Ты что же, думаешь, я шучу?) – высказывание построено на основе актуализации ценности объективности высказывания в речевом поведении, которая может быть известна собеседнику, а может быть и неизвестна ему.

- Ну чего ты разнылся-то! Плох да плох! – высказывание построено на основе нормы поведения, согласно которой излишние жалобы, “нытье” считаются недопустимыми. В данном случае речь идет об актуализации социальной ценности “личное достоинство”.

Таким образом автором доказывается, что содержание аксиологического базиса говорящего может вербально обозначаться (демонстрироваться) или обозначаться говорящим частично вербально. Указанная тенденция представляет собой закономерность организации семантики диалога (демонстрация элементов аксиологического базиса говорящего – аксиологической базы диалога - образует конструктивно часть целостной семантики диалога). 

Формальным признаком высказываний приведенного типа является наличие в их составе словесных единиц, обозначающих элементы ценностного мира коммуникантов. Однако особенности организации таких высказываний не сводятся к только формальным показателям, к «знаковому овнешнению» (Синячкин, 2010, 64). Автор диссертации полагает, что словесным единицам, обозначающих элементы ценностного мира коммуникантов, принадлежит  значимая роль в организации диалога. Ценности, свойственные участникам общения, прежде всего, регулируют взаимоотношения между участниками коммуникации, организуют саму вербальную диалогическую интеракцию как целостность, как систему, а также определяют семантику реплик диалога, выбор говорящим речевой стратегии и тактики, употребление лексики, синтаксиса и особых выразительных средств языка.

Степень встречаемости высказываний подобного рода достаточно высока, однако до сих пор их роль в диалоге остается недостаточно проясненной; мотивы употребления таких высказываний все еще не определены, а степень обязательности или вариативности таких образований в различных диалогических ситуациях требует более глубокого изучения. Автор полагает возможным найти ответы на эти вопросы в интерактивном подходе к анализу речевой коммуникации. Представляемые основы аксиологической концепции речевой коммуникации строятся на законе системно-коммуникативной организации дискурса, сформулированном профессором Е.В. Сидоровым, содержание которого сводится к рассмотрению диалога как коммуникативного процесса координируемой речевой деятельности его участников. При этом возникает реальная возможность установить целый класс мотиваций употребления языковых средств как частных манифестаций одной общей функции языкового употребления – “оказания речевого воздействия на партнера, управление его жизнедеятельностью в интересах жизнедеятельности говорящего” [Сидоров, 2007, 78].  

В исследовании применяются принципы ценностно-интерактивного подхода к анализу корпуса коммуникативных единиц как продуктивного научного подхода, позволяющего связать коммуникативную, психологическую и культурологическую составляющую языка в их аксиологическом преломлении.

Таким образом,

Актуальность исследования определяется его направленностью на изучение явления аксиологической детерминации речевого поведения как определяющего характер речевой коммуникации, что обусловлено необходимостью, испытываемой теорией языка, в получении достоверных, научно обоснованных знаний о закономерностях речевого поведения людей, а также в связи с необходимостью разработки основ теории употребления средств языка на фоне таких детерминант речевого поведения, как ценности поведения, принятые в определенном социуме. Традиционно в лингвистике ценности обычно изучаются в связи с проблемой оценочной модальности, коннотативного значения. Однако в предлагаемой работе осуществляется коммуникативно-деятельностный подход к изучению роли ценностей. Это означает не только признание того, что ценности могут являться, наряду с другими средствами, равнозначными элементами речевой коммуникации. Мы полагаем, что аксиологический фактор может и должен рассматриваться в качестве регулятивного и детерминирующего фактора организации и функционирования речевой коммуникации.

Общая гипотеза исследования заключается в принятии предположения о существенной роли ценностного фактора в построении речевой коммуникации: аскиологический фактор рассматривается не только наряду с другими факторами, такими, например, как социальный статус, социальная роль, регистр общения, условие ситуации и др., но в качестве регулятивного фактора речевой коммуникации, т.е. фактора, осуществляющего управление ходом и содержанием речевой коммуникации. Ценности, которые свойственны коммуникантам, определяют семантику реплик диалога, выбор говорящим речевой стратегии и тактики, особенности употребления лексики, синтаксиса и особых выразительных средств языка, в частности, тропов.  

Исходя из допущения об интерактивной природе диалога, автор предполагает, что ценности являются интерактивно значимыми элементами диалога, что их значимость включает фактор адресата (речевое поведение детерминируется ценностями говорящего, но оно также детерминируется и ценностями, предполагаемыми у собеседника), что учет ценностей собеседника представляет собой действенный фактор управления поведением собеседника как участника речевой интеракции.

Объектом исследования является диалогическая речь на английском и русском языках как область функционирования ценностей коммуникантов.

Предметом исследования являются интерактивные закономерности употребления высказываний, в которых актуализируются ценности участников речевой коммуникации, на материале диалогов на английском и русском языках.

Диссертационное исследование направлено на выявление возможностей аксиологически отмеченных средств языка осуществлять свои важнейшие функции: регулировать взаимоотношения между партнерами как участниками вербальной интеракции и в организации самой вербальной диалоговой интеракции в рамках действия закона системно-коммуникативной организации дискурса. Изучение функциональной стороны аксиологически отмеченных средств языка позволяет создать основы лингвоаксиологической концепции речевой коммуникации и вскрыть интерактивный характер ценностного обозначения, преодолев различия в подходах и интерпретации указанных средств в различных языках. Высказывания диалогического дискурса, содержащие обозначения ценностей коммуникантов, выступают, наряду с другими средствами, в качестве инструмента социально важнейшего процесса предложения программ действий, согласования фоновых ожиданий и взаимного уточнения значений, позволяющих участникам взаимодействия побуждать партнера к интерактивно необходимым действия, а также представлять свое поведение и свои высказывания как приемлемые и разумные.

Цель исследования состояла в выявлении закономерностей влияния нормативно-ценностного фактора на речевое поведение коммуникантов, в установлении тенденций организации дискурса, связанных с функционированием ценностей в речевой коммуникации. В соответствии с данной целью в диссертации ставились и решались следующие задачи:

- систематизировать разработанные в общем языкознании, социолингвистике и психолингвистике научные взгляды на интерактивную природу диалога для формирования теоретического основания анализа ситуаций аксиологической детерминации дискурса;

- исследовать разнообразные ситуации ценностной детерминации дискурса с целью установления основных форм влияния данного фактора на свойства высказываний  и на их мотивацию;

- выявить основные типы ценностей, влияющих на организацию дискурса;

- рассмотреть возможные формы зависимости между ценностями и свойствами детерминируемых ими высказываний дискурса;

- выявить особенности реализации коммуникативных стратегий и тактик способом ценностной детерминации дискурса;

- выявить и определить механизм ценностной детерминации речевой коммуникации как определяющее и регулятивное звено диалогической интеракции;

- выявить и исследовать закономерные и специфические способы дискурсивной актуализации ценностей на материале английского и русского языков;

- обобщить результаты проведенного анализа и определить направления дальнейших исследований.  

Осуществление поставленных задач позволило сформулировать следующие положения, выносимые на защиту:

1. Исследование явления аксиологической детерминации речевых произведений следует рассматривать как одну из основных задач современной лингвистики. Применение данного критерия при анализе речевой коммуникации высоко продуктивно, что позволяет глубже исследовать процесс диалогических интерактивных процедур. Центральная роль в исследовании диалога отведена аксиологической составляющей.  

2. Одним из аспектов языковой картины мира является ценностная картина мира, в которой в концентрированной форме заданы сложившиеся в данной культуре нормы поведения, оценки, правила, идеалы. Элементы ценностной картины мира находят своё выражение в ассоциативном потенциале языковых единиц, в текстах, в речевом этикете. Для речевой коммуникации существенна роль ценностей как основы семантической организации и как побудительных сил речевой деятельности, как фактора, определяющего коммуникативную активность участников диалога, употребление ими средств языка.

3.Определенная организация диалогического дискурса является продукцией деятельности языковой личности. Аксиологическая обусловленность организации диалогического дискурса осуществляется в двух формах. Во-первых, она опирается на влияние ценностного материала, содержащегося на вербально-семантическом и когнитивном уровнях языковой личности. Во-вторых, она становится продуктом мотивирующего, побуждающего влияния ценностей, являющихся составной частью мотивационного уровня языковой личности.

4. Речевое поведение коммуниканта в диалоге имеет в качестве опоры  ценности и представления о человеческих ценностях. В исследовании представлены перечни ценностей такого рода, из которых особое внимание обращается на коммуникативные ценности как на принимающие  непосредственное участие в процессе речевой коммуникации. В ходе исследования доказывается, что коммуникативные ценности оказывают определяющее влияние на речевые действия участников общения.

5. Высказывания, отмеченные ценностями, имеют прагматическую природу, значимую с точки зрения организации диалогической интеракции. Обозначение элементов ценностного мира коммуникантов входит в систему диалога, участвует в построении семантики диалога. Однако обозначаемые ценности не просто отражаются как некая объективная реальность каким-то отвлеченным от речевой деятельности способом. Они включаются в семантический объем дискурса не иначе, как через деятельность коммуниканта в связи с необходимостью их номинации для интерактивной организации диалога как оптимального координационного взаимодействия.    

6. Высказывания диалогического дискурса с обозначением элементов ценностей коммуникантов являются средством такого логического и эмоционально-оценочного влияния на партнера по общению, которое направлено на достижение коммуникативных целей диалога как системы координационной интеракции деятельностей его участников.

7. Структурная организация высказываний диалогического дискурса с обозначением ценностей коммуникантов разнообразна как в лексическом, так и в грамматическом аспекте – от однословной номинации до предложений разных типов и ряда предложений. Такое разнообразие типов высказываний обеспечивает многообразие функций, выполняемых данными коммуникативными образованиями в целесообразном формировании диалога как деятельностной интеракции.

8. Диалогический дискурс строится на основе знаковой координации когнитивных баз, или общего когнитивного базиса, участников диалога, а в составе его существенную роль играют ценностные ориентации. Знаковая координация аксиологических баз коммуникантов представляет собой механизм функционирования и организации диалогического дискурса. Действие данного механизма состоит в том, что семантическая организация диалогического дискурса, воплощаемая в определенных свойствах высказывания, выступает как продукт сопряженного влияния ценностных установок говорящего и предполагаемых ценностных установок вероятного реципиента (адресата).

9. Ценностно отмеченные высказывания участников общения в диалогической речи выступают как регулятивное звено дискурса, позволяющее в ходе формирования диалога как вербальной интеракции выполнить определенные функции:

- предлагать знаковую программу управления поведением партнера, детерминировать речевое и неречевое поведение партнера, детерминировать мыслительную и другие виды активности коммуникантов;

- предлагать партнеру ситуацию, в которой могут быть результативно согласованы действия партнеров (ценностное формирование моделей ситуации в целях координации действий), осуществлять прочие функции по управлению поведением партнера по диалогическому взаимодействию.

10. Аксиологически отмеченные формы речевой деятельности коммуниканта организуются на основе ценностно-когнитивных фреймов, которые отражаются в семантической организации дискурса в целом, и в отдельных его разновидностях, или типах  речевых актов. Культурный компонент значения языковых единиц и речевых фреймов обладает индексальным значением и отсылает к системе ценностей соответствующей культуры. Влияние репрезентированных в языке культурных ценностей проявляется в переносе культурных представлений на речевое общение.

Теоретическая основа, методы и материал исследования.

Методологическую и теоретическую основу диссертации составляют труды российских и зарубежных ученых: лингвистов, а также  философов, психологов, культурологов, посвященные исследованию ценностей как в филогенезе, так и в онтогенезе, изучению культурных аспектов личности и речевой деятельности коммуникантов, описанию речевой деятельности как важнейшей стороны мира языка, анализу речевой коммуникации как социально-значимому и содержательному взаимодействию людей.

Методы исследования определены его целью и задачами, а также объективной спецификой изучаемого предмета и включают моделирование речепсихических процессов как основной метод с опорой на психолингвистическую методологию, разработанную в отечественной теории речевой деятельности Л.С. Выготским, Л.В.Щербой, А.Н. Леонтьевым, А.А. Леонтьевым, Е.Ф.Тарасовым и их последователями, системно-коммуникативную интерпретацию дискурса, применении метода сопряженного координационно-деятельностного анализа языковых явлений в речевой деятельности коммуникантов, а также метод интроспекции и интерпретации текста, метод контекстно-ситуативного анализа высказываний, элементы структурно - функционального анализа.

В качестве материала исследования использовался корпус иллюстративного языкового материала коммуникативной направленности на английском и русских языках в целях эмпирического обоснования ряда теоретических положений и выводов.

Научная новизна настоящей работы заключается в следующем:

1.Впервые осуществляется монографическое научное исследование явления детерминации речевой коммуникации (дискурса) со стороны субъектных коммуникативных ценностей.

2. Впервые выявляется и получает описание в интерактивном ракурсе особый тип детерминации дискурса, его ценностная, или аксиологическая, детерминация.

  1. Впервые выявляется и получает описание коммуникативный механизм речевого воздействия и лингвопрагматической регуляции диалога способом аксиологической детерминации дискурса.

4. Впервые получают систематическое описание семантические особенности и определяются основные типы аксиологически отмеченных диалогических высказываний на материале русского и английского языков.

5. Впервые установлена зависимость между типом коммуникативной, субъектной ценности и типом организации диалогического дискурса.

6. Впервые обосновывается идея приоритета аксиологических мотивов перед гносеологическими в процессе дискурсивной номинации.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке  основ лингвоаксиологической концепции диалогической речи; в реализации возможностей отечественной теории речевой деятельности по ценностно-деятельностному объяснению причин речеупотребления. Выводы диссертационного исследования существенно уточняют имеющиеся распространенные научные взгляды о взаимосвязи языка и мира базовых, субъектных ценностей, языка и культуры. В диссертации на материале английского и русского языков формируются основы координационной теории аксиологической детерминации дискурса.

Практическая значимость исследования заключается в том, что основы сформулированной лингвоаксиологической концепции дискурса демонстрируют общие закономерности функционирования коммуникативных ценностей в речи при их детерминирующем влиянии для практического анализа речевой коммуникации. Результаты проведенного исследования возможно использовать в практике преподавания иностранных языков и перевода, а также в преподавании курсов общего языкознания, социолингвистики, психолингвистики, теории межкультурной коммуникации. В целом, практическое внедрение положений линквоаксиологической концепции дискурса в опыте преподавания теоретических лингвистических дисциплин будет способствовать развитию основ коммуникативно-прагматического анализа диалогической речи при профессиональной подготовке квалифицированных лингвистов.

Апробация работы. Результаты исследования были изложены на заседаниях кафедры английского языка (второго) Военного университета МО РФ и апробированы автором на Международных научно-практических конференциях, на Всероссийских научно-практических конференциях, на научных конференциях в Военном университете, РГСУ, МГОУ, РХТУ, Московской академии образования Натальи Нестеровой, а также при чтении лекций по курсам общего языкознания, теории межкультурной коммуникации, социолингвистики в Военном университете, в РГСУ.          Содержание диссертации  и результаты исследования изложены в публикациях, список которых включает 65 работ, среди которых 2 монографии и 9 статей, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных в списке Высшей аттестационной комиссии.

Структура диссертации обусловлена ее целью и логикой решаемых задач. Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка и списка используемых источников. 

                          СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во Введении обосновывается актуальность исследования в контексте общей теории языка и общей теории речевой коммуникации, формулируются цель и задачи исследования, излагаются положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации научных результатов, о методах и материале исследования, характеризуется научная новизна полученных результатов, определяются теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся данные об апробации и внедрении результатов проведенной работы, характеризуется материал исследования и структура диссертации.

 

Первая глава   - «Ценности и аксиологическая субстанция речевой    коммуникации».

Данная глава диссертации посвящена обоснованию представления об аксиологической субстанции речевой коммуникации как о социопсихически значимом процессе координации деятельностей его участников, о ценностном компоненте речевой деятельности вообще и диалогической ее формы в частности.

Опираясь на основные философские и лингвистические категории, автор проводит комплексный анализ речевой коммуникации как процесса и как системы, учитывая аксиологический аспект как составляющий речевое взаимодействие.  В этой связи немаловажным является представление о речевой коммуникации в ее аксиологической интерпретации. С точки зрения автора отношение аксиологического фактора и речевой коммуникации являет собой социопсихически значимый процесс координации деятельностей его участников, суть которого состоит в том, что диалог как речевое событие опирается на ценности, которыми располагают участники диалога, а также на представления о ценностях, которые имеются у каждого из коммуникантов относительно ценностей, предполагаемых у партнера по диалогическому взаимодействию. Например:

- Лично смею доложить Верховному Главнокомандующему, что создано превосходное оружие! Надо думать, отголоски залпа дойдут из Орши до Берлина!

- Ещё бы! И вы это сразу почувствуете на себе – гитлеровцы начнут охоту за батареей. Будьте готовы! Впрочем, охота уже началась. Смотрите, что творится над Лощиной (Афанасьев Н.М.)

В данном примере коммуниканты придерживаются общей ценности: прекрасно работать, а именно создавать замечательное оружие, – хорошо. Но адресат оценивает данную проблему исходя из ценности «оборона и защита»;  пытается направить внимание восхищенного адресанта на негативные аспекты ситуации, тем самым надеясь предвосхитить ситуацию, которая вероятна, по его мнению, на арене боевых действий. Из данного диалога видно, что ценности выполняют вербально-конструктивную роль: влияют на лексико-семантическое построение дискурса, влияют и на построение ответной реплики. Ответ адресата строится исходя из его ценностного отношения к ситуации: он разделяет ценность коммуниканта, но несколько иная оценка данной ситуации позволяет говорящему повести диалог в другом направлении.

В диссертации осуществлен критический обзор основных концепций исследования ценностного фактора и значения данного фактора для человеческой деятельности в отечественной и зарубежной лингвистике, философии, в некоторых науках, соприкасающихся с языком; прослежено развитие аксиологического принципа по отношению к человеческой деятельности в отечественной и зарубежной лингвистике; определена роль ценностного аспекта в речевом общении. Установление роли ценностного фактора в речевом взаимодействии велось на базе коммуникативно-деятельностных  принципов, лежащих в основе современных тенденций исследования речевой коммуникации.

В исследовании постулируется, что между человеком, его потребностями и внешней действительностью существует мир ценностей, который играет огромную роль в обществе – этот мир ценностей представляет собой факторы, направляющие характер деятельности отдельного человека, народа, человечества. Ценности являются классическими примерами «субъективного опыта», в противоположность фактам и наблюдаемым действиям, которые представляют «объективную реальность». Ценности образуют самый глубокий внутренний слой культуры. Применительно к нашему исследованию мы даем следующее определение культуры: культура – это особое измерение духовной жизни субъекта, включающее в себя ценности, психические установки, стереотипы, образцы действий, ментальные программы, отличающие одну социальную группу от другой, реализуемые в деятельности субъекта и наследуемые внутри группы.

Ценности являются компонентом речевой деятельности вообще и диалогической ее формы в частности. В основу функционирования ценностей входит общая деятельность людей, выраженная обычаями, традициями, законами, культурой. Наиболее релевантным для изучения речевой коммуникации автором принято следующее определение ценности: под ценностью мы понимаем идеал, выступающий как эталон должного, источник мотивации поведения личности, оценок субъекта действительности и ориентации в ней [Психология, 1990, 90, 442].

Помимо понятия «ценность» было проведено исследование понятий диалог, дискурс, диалогический дискурс, текст. Внимание автора было обращено к работам тех лингвистов, которые исследуют данные категории в коммуникативно-деятельностном направлении (К. Ажеж, Н.Д. Арутюнова, Р. Барт, М.М. Бахтин, О.Я. Гойхман, ван Дейк, Н.И. Жинкин, Е.Г. Князева, В.В. Красных, Ю.Кристева, М.Р. Львов, Т.М. Надеина, Л.П. Рыжова, Е.В. Сидоров, Е.Ф. Тарасов, Н.И. Формановская, У. Эко, и др.). Некоторые из них, исследуя речевую коммуникацию, понимают дискурс как вербализованную речемыслительную деятельность, предстающую как совокупность процесса и результата и обладающую как собственно лингвистическими так и экстралингвистическими планами [Красных, 2001],  диалог же рассматривают  как динамическое, развивающееся речевое явление [Формановская, 2002], к которому применимо понятие дискурса; наиболее приемлемым истолкованием природы дискурса предлагают универсальную формулу: текст – это сопряженная знаковая модель коммуникативных деятельностей отправителя и адресата сообщения [Сидоров, 2007].

Данное направление представляет широкие перспективы для исследования диалога, который может быть представлен как разновидность знаковой координации коммуникативных деятельностей участников акта речевой коммуникации, характеризующаяся попеременной вербализацией знаковой координации сопрягаемых деятельностей то одним, то другим ее участником.

В лингвистических исследованиях традиционного плана ценности обычно изучают в связи с проблемой оценочной модальности, коннотативного значения; автор предлагает коммуникативно – деятельностный подход к изучению роли ценностей. Это означает не только то, что ценности могут являться равноправным участником коммуникации вообще и речевой коммуникации в частности, наряду с другими факторами, такими, например, как социальный статус, социальная роль, регистр общения, условие ситуации и др. Более того, автор замечает, что аксиологический фактор следует рассматривать не только наряду с другими факторами коммуникативного процесса, но в качестве регулятивного фактора речевой коммуникации, осуществляющего управление ходом и содержанием речевой коммуникации.

Пример ценностной регуляции реплик в диалоге:

- You’re too young to debate it, boy.(Ты слишком молод, чтобы рассуждать об этом, парень)- высказывание построено на основе возрастных норм речевого поведения, которые, по мнению говорящего, нарушаются собеседником и которые могут быть ему известны, а могут быть и не известны ему.

В силу уже установленного факта, что ценности являются значимой частью и определяющим фактором организации и функционирования диалогического дискурса, автор полагает необходимым трактовать диалог с учетом этого фактора как разновидность знаковой координации коммуникативных деятельностей участников акта речевой коммуникации, характеризующуюся попеременной вербализацией знаковой координации ценностно сопрягаемых деятельностей то одним, то другим ее участником.  

Вводятся и обосновываются понятия аксиологического базиса участников речевого взаимодействия и ценностной лингвопрагматической регуляции диалога; автор приходит к выдвижению постулата о том, что ценности, а точнее аксиологический базис коммуникации, и являются сопряженным источником и сопряженной основой для оценивания действительности в вербальной коммуникации.

Механизмом речевого взаимодействия и ценностной лингвопрагматической регуляции диалогического дискурса как центральной единицы коммуникации является аксиологический  базис участников речевой коммуникации. Под аксиологическим базисом речевой коммуникации предлагается понимать особое измерение коммуникации, включающее в себя сферу ценностей, которыми оперируют коммуниканты  в отдельном акте речевой коммуникации.Структурное построение аксиологического базиса речевой коммуникациивключает: 1) аксиологический базис говорящего, реализуемый в его коммуникативной деятельности; 2) аксиологический базис адресата (потенциального реципиента), представленный как вероятное допущение говорящим и актуально реализуемый в коммуникативной деятельности реципиента; 3) аксиологический фон текста (высказывания) как сопряженной знаковой модели коммуникативных баз говорящего и адресата.       

В работе постулируется реальность аксиологического поля коммуникации, вокруг которого организуется восприятие мира субъектом, и которое, как мы полагаем, и образует сопряжено организуемое ценностное содержание речевой коммуникации. Аксиологическое поле позволяет коммуниканту (говорящему и реципиенту) сопряженно выстраивать  некоторую позицию для конкретного оценивания тех или иных событий, выступая тем самым в качестве регуляторов поведения, в частности, коммуникативного поведения (выбор языковых средств, выбор референциальных объектов для вербализации, выбор стратегии и тактики вербального взаимодействия и др.).

Обоснование идеи конструктивной функциональности аксиологически отмеченных высказываний оказывается возможным лишь на основе признания реальности аксиологического базиса  речевой коммуникации.  Аксиологический базис речевой коммуникации оказывает определяющее влияние на построение, прежде всего, семантическое, диалогического высказывания. Природа диалога по своей сути интерактивна, и ценности являются интерактивно значимыми элементами диалога. Их значимость включает фактор адресата, то есть речевое поведение детерминируется нормами и ценностями говорящего, но оно также определяется нормами и ценностями, предполагаемыми у собеседника. Учет норм и ценностей собеседника представляет собой действенный фактор управления поведением собеседника как участника речевой интеракции.

Выявлено, что семантика диалогических реплик демонстрирует двоякую роль ценностей в построении диалогической структуры:

- во-первых, ценности составляют основу семантической ткани реплик, особенно тогда, когда они имеют модально-оценочное звучание; для семантики диалогических реплик конструктивное значение имеют не только ценности говорящего,  но и предполагаемые ценности реципиента;

- во-вторых, присущие коммуникантам ценности и представления о них входят в состав мотивирующей основы диалогического произведения.

В работе рассматриваются ценностные составляющие категорий языка и речи, выявляются и определяются их единицы, типы и структуры   (на материале английского и русского языков); в диалогическом дискурсе проанализировано явление употребления языковых средств при обозначении определенных явлений, мотивированных ценностным фактором, в составе системной и функциональной целостности событий, имеющих место в акте речевой коммуникации как системе.

Получила аксиологическое освещение проблема языковой личности; аксиологическое рассмотрение языковой личности позволило выявить ее аксиологическую структуру, содержание и характеристику. Определяя общую структуру речевой коммуникации, автор имеет в виду ее межличностный характер, подразумевая под межличностным характером деятельности в коммуникации взаимозависимость действий партнеров в рамках совместной деятельности. В связи с этим уточняется содержание понятия языковой личности за счет введения представления о диспозициях, аттитюдах языковой личности.

Итак, автор приходит к выводу, что субстанция речевой коммуникации сопряженно аксиологична, имеет в своей основе сопряжение ценностей говорящего с ценностями адресата общения. Ключевой проблемой следующего этапа исследования является исследование процесса координации деятельностей участников речевого события, с применением принципа аксиолингвистического подхода к анализу речевой коммуникации.

Вторая глава – «Аксиологическая апперцепция говорящего» - посвящена особенностям рассмотрения апперцепции как психолингвистического механизма аксиологически отмеченных высказываний. Автор отмечает существенное значение аксиологической перцепции как стороны речевого общения; суть этого значения заключается в функции прочтения психологических свойств и особенностей поведения партнера по коммуникации, что влечет за собой выбор субъектом адекватных способов и средств речевого поведения. В свете изложенного утверждается, что ориентирование говорящего в ценностных ориентациях партнера позволяет в некоторой степени осмыслить его потребности, интересы, способности, черты характера, т.е. личностные особенности вместе со спецификой деятельности, с познанием вербального и невербального поведения своего и партнера по коммуникации.

В процессе речевой коммуникации говорящего и реципиента имеет место актуализация элементов ценностного мира горящего; она вплетается в мотивационно-потребностную активность говорящего, осуществляя тем самым регуляцию его поведения и речевого поведения в частности.

Автор рассматривает апперцепцию как необходимое звено речевой коммуникации. Ее роль мыслится как необходимая для организации  и предъявления реципиенту знаковой программы действия (речевых действий, речевого поведения): тот, кому эта программа предложена, ее воспринимает, апперципирует и интерпретирует в своей аксиологической трактовке. В качестве действия принимается не только мыслительное действие понимания, усвоения смысла, освоения ценности, но и речевое  или неречевое действие. Дается лингвоаксиологическое определение явления апперцепции: апперцепция - комплексный процесс, основанный на способности живого организма к вероятностному прогнозированию, т.е. к опережающему отражению среды, в ходе которого происходит одновременный аксиологический анализ высказывания на разных уровнях.

Природа апперцепции аксиологична по своей сущности, благодаря чему формируется самоопределение и самооценка коммуниканта, ощущение им своей идентичности и вместе с тем отделённости от партнера по общению. Актуализируя ту или иную ценность в процессе коммуникации, говорящий выражает свойственные ему аксиологические предпочтения, но он также и следует социальным нормам и ожиданиям партнеров по общению. С другой стороны, говорящий, выстраивая свою речь, как правило, исходит из допущения о том, что партнер при восприятии высказывания располагает собственными определенными ценностными представлениями и побуждениями, часто близкими представлениям и побуждениям говорящего, но нередко существенным образом расходящимися с ними. Например:

- Вы… вы! … Вы только и можете играть в шахматы и на альте. Да и то оттого, что купили за три тысячи хороший инструмент Альбани. С плохим инструментом вас бы из театра – то выгнали!... А на виоль д’амур играть, да у вас не выходит!...

- Что вы понимаете в виоль д‘амур – И не можете вы говорить о том, чего вы не знаете и о чем не имеете права говорить (Орлов).

Как видно из примера, психологическое давление на партнера предполагает вербализацию признаков, приписываемых ему. В данном случае говорящий снижает ролевой и социальный статус реципиента (вы только и можете играть в шахматы и на альте. Да и то оттого, что купили за три тысячи хороший инструмент Альбани; а на виоль д’амур играть, да у вас не выходит). В ответном ходе коммуникант использует вербальные обозначения партнера по общению, включающие утверждения, призванные демонстрировать отсутствие у партнера качеств, благодаря которым его утверждения могли бы быть приняты как обоснованные. Здесь мы имеем случай одновременной реализации функции психологической агрессии и психологической защиты, согласно известному тезису о том, что лучшая защита – это нападение. Ценностная составляющая апперцепции накладывает вербальный отпечаток на ответное высказывание коммуниканта, которое построено также, как и адресованное ему, не в конструктивном ключе (Что вы понимаете в виоль д‘амур).

Мы солидарны с утверждением Н.В. Иванова о том, что в эмоционально-установочном влиянии на организацию высказываний решающую роль играют представления аксиологического характера.         Смысл аксиологической детерминации феномена апперцепции имеет социолингвистическую и психолингвистическую природу, а именно: путем ценностно мотивированной характеризации партнеру по общению присваивается и нередко навязывается вопреки его намерениям и ожиданиям необходимость следовать определенным нормам и ожиданиям.

В целях изучения аксиологического потенциала феномена апперцепции предпринято лингвистическое решение задач изучения основных компонентов, составляющих ценностный аспект апперцепции. В целом соглашаясь с американскими антропологами Ф. Клакхон и Ф. Стродбек в их определении ценностных ориентаций как сложных, определенным образом сгруппированных принципов, придающих стройность и направленность разнообразным мотивам человеческого мышления и деятельности в ходе решения общих человеческих проблем [Kluckhohn, Strodtbeck, 2002] автор проводит лингвоаксиологический анализ основных общечеловеческих проблем, относительно которых выстраиваются и функционируют ценности: 1) отношение к человеческой натуре; 2) отношение человека к природе и «сверхприродному»; 3) отношение человека ко времени; 4) направленность человеческой деятельности; 5) отношение человека к другим людям. В диссертации эти ценностные составляющие апперцепции исследованы подробно.

Анализ речевого поведения коммуникантов и особенно его апперцептивной стороны под воздействием фактора ценности раскрывает существенные свойства коммуникативного процесса. Активация ценности может побуждать либо к активизации речевого общения, либо к его прекращению; она может выступать в качестве фактора, влияющего на выбор общей модальности речевого поведения, выбор способа интерпретации высказывания, определяет стратегию и тактику речевого поведения, тип речевого акта. Апперципирование ценностей адресата сообщения может служить основанием для построения стратегии речевого воздействия, убеждения, а также вербального манипулирования.

Изучение ценностной составляющей апперцепции помогает идентифицировать  ценностные намерения говорящего и формулирует наше представление о том, что конкретное, ситуативно определенное значение данных речевых форм определяется образом эффекта, который произведет на партнера данное высказывание: партнера в диалоге характеризуют так, чтобы это побудило его к идее, переживанию или действию, нужным говорящему. Значение словесных форм и целых высказываний в диалоге, таким образом, есть в первую очередь своеобразное «значение демонстрации» ценностей, поскольку оно определено необходимостью их представления партнеру, а во вторую очередь «значение отражения» ценностей, причем ровно настолько, насколько «отражение» обслуживает в субъективной семантике мира партнера значение «демонстрации».    

Для реализации адекватной коммуникации требуется выполнение определенных апперцептивных условий: во-первых, знание или представление о когнитивной базе партнера по общению, во-вторых, предположение о ценностях или элементах ценностного мира коммуниканта определенного лингво–культурного сообщества, на языке которого ведется общение. Необходимым элементом в апперцепции говорящего является понимание того, как он видит мир, членит, классифицирует и оценивает его. Анализ языкового материала позволил выявить тот факт, что именно ценности выполняют роль регулятора речевого поведения коммуникантов, являются одним из аспектов апперцепции говорящего в диалоге, а также являются проводниками воздействия одного коммуниканта на другого.

Апперцепция в речевой коммуникации является результатом познания коммуникантом окружающей действительности. Ценностная апперцепция играет роль индикатора коммуникации: элементы коммуникации обозначаются так, чтобы, несмотря на субъективно- ценностное происхождение высказываний, значения их были бы доступны пониманию и других участников коммуникации.   

Итак, проведенный в  главе на основании наблюдений над речевыми произведениями аксиологический анализ апперцептивной стороны общения позволяет утверждать: 1) аксиологическая апперцепция (пресуппозиция) – это факт, реальность речевой коммуникации; 2) аксиологическая составляющая апперцептивной стороны общения реализуется совместной деятельностью по восприятию себя как субъекта общения, восприятию другого как субъекта общения и восприятию контекста общения; 3) аксиологическая апперцепция является механизмом речевой коммуникации; 4) содержание и функционирование аксиологической апперцепции определяет содержание и построение высказываний. 

В третьей главе – «Вербальное предъявление ценностей в речевом взаимодействии» - описывается явление вербального предъявления ценностей в речевом взаимодействии, обосновываются проблемы демонстрации коммуникативных ценностей; приводятся различные типологии универсальных базовых ценностей и разрабатываются элементы типологии  коммуникативных ценностей.

Автор считает тему ценностного мира человека, являющегося одним из детерминант  действительности, самым существенным фактором не только понимания мира, но и формирования личности в онтогенезе и филогенезе. Бытие человека – следствие его ценностных ожиданий; аксиологическая составляющая является частью его бытия. Ценности выполняют роль регулятора поведения членов группы и служат проводником воздействия группы на поведение индивида. Ценности содержат понимание того, что хорошо или плохо, служат критерием при осуществлении выбора из множества существующих альтернатив, они применимы ко всем ситуациям и тесно связаны с разделяемыми той или иной личностью идеалами. Зачастую ценности той или иной культуры служат источником большинства существующих в ней социальных норм.

Необходимым компонентом интерпретации действительности как для инициатора коммуникации, так и для реципиента является некоторая предварительная идея, ценностное ожидание некоторого поведения со стороны партнера. С этой точки зрения ценностное ожидание поведения выступает в качестве конструктивного фактора организации диалога. В случае недостаточности знаний о мотивах и целях слушающего или отсутствии информации о мотивах, целях слушающего, его установках и системе ценностей аксиологический аспект речевой деятельности говорящего инициирует включение в когнитивный план производства высказывания по крайней мере двух вариантов речевого поведения, отражающих вероятные полярные установки адресата. Первый вариант демонстрирует установку на сотрудничество, второй — на конфликт, конфронтацию. Например:

- Soundsinteresting. Imlistening (Ты меня заинтересовал. Я готов тебя выслушать) (Grisham) – данное высказывание построено на основе аксиологической пресуппозиции, состоящей в допущении, что в ценностном базисе партнера имеется оценочное представление о сказанном ранее или предварение того, что будет сказано в дальнейшем, т.е. об определенных   нормах и правилах речевого поведения, что и является регулятором поведения участников общения в данной ситуации.

Следующее диалогическое единство (разговор врача и пациента во время приема) демонстрирует конфликтный вариант речевого поведения одного из участников общения, что явилось следствием непредугаданности ценностного мира слушающего его партнером по общению – говорящим. Например:

- Вот видите, какое я лекарство вам порекомендовала! Сразу выздоровели!

- Да я рамку меда съела, а лекарства ваши я и не покупала! (ЛНА)  

Данный диалог манифестирует неприятие, отторжение слушающим ценности говорящего, который верит в непоколебимость своего авторитета (Вот видите, какое я лекарство вам порекомендовала! Сразу выздоровели!). Однако данная универсальная ценность - ценность самоуважения – не находит понимания в ценностном мире партнера, который больше верит народной медицине, а не врачам, рекомендующим лекарственные препараты,  очевидно, плохо его лечащие (Да я рамку меда съела, а лекарства ваши я и не покупала!). Анализ данной диалогической ситуации свидетельствует, что ценность самоуважения, продемонстрированная говорящим, оказывает влияние на речевые стратегии всего диалога: стратегия самопрезентации и эмоционального воздействия включает речевую тактику контраста. В данной ситуации «контраст» имеет риторическую функцию – привлекается внимание говорящего к ценностям партнера в виде структурирования информации, и семантическую – подчеркивается неприятие ценностей говорящего в виде отрицательной оценки его действий, в данном случае рекомендаций. В наблюдаемом диалогическом дискурсе прослеживается конфликт ценностей, который чаще всего возможен, когда говорящий обладает недостаточной, или негативно влияющей на его имидж информацией, или какая-либо информация отсутствует вовсе. В результате оказывается: конфликт ценностей влечет за собой конфликтные, конфронтационные речевые тактики, что неизбежно в процессе речевой коммуникации.

Проанализировав достаточно представительный объем языкового материала, автор приходит к выводу, что ценности, детерминируя речевую коммуникацию, в речевом общении могут проявляться как эксплицитно, так и имплицитно. Функциональная значимость ценностей состоит в том, что они позволяют иметь некоторую точку отсчета для конкретного оценивания тех или иных событий, выступая тем самым в качестве регуляторов поведения, коммуникативного в частности.

Особенностью коммуникативных актов с позиции лингвоаксиологии является то, что в них функционируют коммуникативно значимые ценности, главным образом выражаясь в них, и оказывают влияние на строение, развитие, содержание и последствия коммуникативных актов. Коммуникативно значимыми ценностями автор называет ценности, определяющие возможность, содержание, формы и структуру коммуникации, т.е. такие ценности, без которых коммуникация невозможна.

В интересах исследования ценностей в речевой коммуникации  автор считает продуктивной методику известного культуролога Ш. Шварца для изучения ценностей личности. 10 наиболее универсальных ценностей Ш.Шварца рассматриваются в работе в качестве базиса коммуникативно значимых ценностей:

  1. самостоятельность (свобода, творчество, смелость, независимость, выбор собственных целей);
  2. стимуляция (разнообразие жизни, отвага, яркость впечатлений);
  3. гедонизм (наслаждение, удовольствие);
  4. достижение (амбиции, успех, способности, влиятельность);
  5. власть (авторитет, социальная значимость, влияние, благосостояние);
  6. безопасность (социальный порядок, семейная безопасность, национальная безопасность, чувство принадлежности, здоровье);
  7. конформизм (долг, самодисциплина, вежливость, гордость родителями и старшими);
  8. традиции (уважение традиций, скромность, принятие своего места в жизни, благочестие, смирение);
  9. щедрость (помощь, лояльность, прощение, честность, ответственность, истинная дружба, зрелая любовь);
  10. универсализм (широта мышления, равенство, поклонение природе и прекрасному, мудрость, защита окружающей среды)   [Schwartz, 1992, 1994; Smith, Schwartz, 1997].

В главе продемонстрированы представленные элементы семантической типологии ценностей на примерах аксиологически отмеченных высказываний. В качестве иллюстративного материала использованы примеры на русском и английском языках.

Следующим этапом анализа функционирования коммуникативных ценностей в речевом общении является коммуникативно-деятельностная классификация ценностей, участвующих в речевой коммуникации. В работе приводятся элементы типологии данной категории ценностей:

по природе           коммуникативные

некоммуникативные

по функции       детерминирующие (Ценностная    причинная детерминация определяет поведение и деятельность – речевое поведение и речевую деятельность коммуникантов)

недетерминирующие (Ценностная целевая притягательная детерминация определяет формирование смыслов, целей, убеждений)

по способу предъявления     эксплицированные

имплицированные

по виду предъявления           абсолютные

относительные

антиценности

по стабильности                      устойчивые

трансформирующиеся

по виду механизма действия     коммуникативное сверхисключение

коммуникативное сверхвключение

группомыслие

В работе предлагается исследовать диалогический дискурс в качестве знаковой проекции коммуникативной активации ценностей в составе речевой деятельности участников процесса общения. Явление выраженной определенности семантики высказываний ценностями коммуникантов позволяет говорить о существовании дискурса особого рода – ценностно (аксиологически) отмеченного дискурса.

Показано, что ценности являются интерактивно значимыми элементами диалога, их значимость включает фактор адресата (речевое поведение детерминируется ценностями говорящего, но оно также детерминируется и ценностями, предполагаемыми у собеседника); учет ценностей собеседника представляет собой действенный фактор управления поведением собеседника как участника речевой интеракции в определенном социуме.

Автор определяет, что ценности образуют своеобразный общий культурный фон речевой коммуникации, при этом выполняя в ней одну из активных ролей по регулированию диалога, по его конструированию в виде предъявления и, может быть, даже навязывания, участникам общения определенных коммуникативных шагов, стратегий и тактик, в виде задаваемого семантического устройства дискурса. Фактор ценности раскрывает существенные свойства коммуникативного процесса, а именно под его воздействием, как показывает анализ языкового материала, находится как само речевое поведение коммуникантов, так и его вариативность.

Одной из задач исследования являлось описание коммуникативных ценностей и попытка их типологии с позиций дискурсивного анализа. Исходя из положений общей теории коммуникации, можно констатировать оправданность такой попытки и возможность её осуществления с позиций дискурсивного анализа. Было установлено, что существуют такие совокупности текстов, в которых ценностные предпочтения  являются  эксплицитно выраженными, т.е. такими, которые можно определить типологически. Но не все вербальные шаги связаны с такого рода ценностями. Ценности личности, к которым речевая коммуникация всегда остается небезразличной, в речи могут проявлять себя и имплицитно.

Подверглись рассмотрению различные ситуации вербальной демонстрации коммуникативных ценностей или, наоборот, импликации ценностей партнеров в речевой коммуникации, выявлялись разнообразные функции, выполняемые ценностями в диалоговой интеракции. Эксплицитное обозначение ценности (ее вербализация в речи коммуникантов) связано с необходимостью интерпретировать значение звукового своего партнера и значение своего собственного звукового жеста, другими словами, «звуковые жесты становятся значимыми символами, а значение становится осознанным, будучи идентифицировано с ними» [Яноушек, 1972, 127], с попыткой установить мотивы и цели партнера, т.е. с попыткой выяснения общих значений, т.е. аксиологической пресуппозиции, с желанием эмоционального воздействия на партнера по общению, которое подкрепляется разнообразными по типам и структуре, многомерными речевыми произведениями, и кроме того определенными речевыми тактиками. В любом случае, говорящий имплицитно вызывает в себе самом ответ, который его ценностно обозначенный словесный жест эксплицитно вызывает в слушающем, а затем координирует свое поведение с поведением слушающего. Содержащиеся в высказывании эксплицитно обозначенные ценности участников общения выступают в качестве активных элементов коммуникативного процесса.  При отсутствии необходимости эксплицитного обозначения ценностный маркер переходит в имплицитное состояние, что позволяет некоторым исследователям соотнести данное явление с принципом экономии языка. На самом деле причина имплицитности ценностных маркеров лежит глубже. Так имплицитно обозначенная ценность, например «коммуникация» (см. текст диссертации) может активизировать  коммуникантов для речевой и неречевой активности: они предпринимают определенные речевые шаги, в которых фиксируются эксплицитно отмеченные аксиологическое маркеры, например ценности «вежливость»: (Можно пройти?) - говорящий осознает, что для решения своей проблемы лучше выбрать коммуникативные формы поведения, т.е. быть вежливым. В порядке исследования темы было установлено, что ситуации, в которых ценности были бы выражены имплицитно, встречаются довольно редко. Чаще всего это несложные речевые произведения: ими могут быть стандартные диалоги приветствий, прощаний или другие, разного рода формальные речевые акты, но необходимо отметить, что помимо основной функции – осуществления вербальной интеракции – диалоги данных типов все же демонстрирует ценности, например, «вежливость», «учтивость». Можно полагать, что имплицитные ценности представляют собой более глубокий слой аксиологического базиса коммуниканта, подготавливающий почву для эксплициптных ценностей. В любом акте речевого общения говорящий, предъявляя себя, предъявляет и свои ценности. Это продиктовано требованием подтверждения адекватного восприятия адресатом установки говорящего.

Итак, в главе доказывается, что вербально обозначенное содержание аксиологического базиса говорящего представляет собой закономерность организации семантики диалога (демонстрация элементов аксиологического базиса говорящего образует часть целостной семантики диалога); показываются на примерах те ценности, которые подлежат демонстрации в диалоге. Постулируется утверждение, что не всякие элементы аксиологического базиса говорящего подлежат эксплицитной демонстрации; попутно обсуждается вопрос о психолингвистических мотивах такой демонстрации  и такого умолчания. Типологизация эксплицитно выраженных ценностей, по природе своей относящихся к вербальной коммуникации, влияющих на нее и регулирующих речевую деятельность общающихся в ней коммуникантов, представляет собой попытку классификации коммуникативных ценностей.

В четвертой главе – «Ценностная регуляция речевого поведения говорящего в диcкурсе» -  с опорой на закон системно-коммуникативной организации дискурса рассмотрен общий вопрос о регуляции речевого поведения и проанализированы частные вопросы ценностной регуляции речевого поведения. В основу анализа ценностной регуляции речевого поведения коммуникантов положены идеи прагматически ориентированного изучения семантики высказываний (Г.П. Грайс, Дж. Остин, Дж. Серль, П.Ф. Стросон), деятельностные теории рассмотрения языковых явлений отечественной психолингвистики (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, С.Л. Рубинштейн), идеи об интерактивном характере вербального взаимодействия и структурном характере речевого общения (Ю.Н. Караулов, Е.Г. Князева, А.А. Леонтьев, Е.В. Сидоров, В.М. Солнцев, Ю.А. Сорокин,  И.П. Сусов, Е.Ф. Тарасов) и закон системно-коммуникативной организации дискурса (Е.В. Сидоров).  

Прагматически ориентированное изучение речевой коммуникации предполагает к прагматическому значению относить значение перформативное, связанное с намерением говорящего использовать предложения то в качестве вопроса, то в качестве приказа; к нему следует отнести пресуппозицию, т.е. совокупность предположений в контексте, которая необходима, чтобы предложение было по смыслу приемлемым; в него также включаются конверсационные постулаты, т.е. особый класс пресуппозиций о природе диалога вообще и об особенностях переживаемого диалога в частности. Если «действительность знака всецело определяется социальным общением», если «слово является «продуктом взаимоотношений говорящего со слушающим» [Бахтин, 2000], то значение высказывания имеет такое измерение, в которое входит  ценностная представленность значения говорящим при включении в него ценностной идеи значения у собеседника, значение, само переживание которого собеседником знаменует для говорящего достижение определенной цели в его взаимодействиях с собеседником.

Благодаря начавшейся во второй половине прошлого столетия смене научных парадигм в лингвистике человек рассматривается «как активно действующий участник общественной, трудовой и познавательной деятельности, субъект материального и духовного общения, осознающий свое место в мире людей, свое отношение к ним, их потребностям, мотивам и целям, осознающий и самого себя, свое Я» [Сусов, 1989, 9]. Однако универсализм психолингвистического подхода к изучению речевой коммуникации состоит в том, что он обладает колоссальным потенциалом, методологией и экспериментальными возможностями для исследования практически любого явления, связанного с говорящим, и результаты любого исследования  опишут не само это явление, а его репрезентацию в языке. С этой позиции коммуникант в работе рассматривается как субъект дискурса. Основу данного подхода составляет ценностно-лингвистического моделирование говорящей личности, идея которого в том, что корпус речевых актов, речевых ходов, употребляемых субъектом, исследуется, учитывая его практику предпочтительного, ценностного, использования постулатов и принципов языкового общения.  Э.Н. Мишкуров определяет деятельность говорящего как «дискурсивную деятельность», проявляющуюся в трех ипостасях: конструировании соответствующих речевых произведений, социоконтентном анализе реактивных речепроизведений адресата и конструировании соответствующего дискурс-продукта [Мишкуров, 2007, 14].

В системно-деятельностной парадигме взглядов современных исследований речевой коммуникации необходимая органическая функциональная связь деятельности говорящего и деятельности адресата высказывания расценивается как фундаментально важное отношение коммуникации, а содержание специфической речевой потребности истолковывается как переживание субъектом необходимости знаковыми средствами управлять деятельностью другого в интересах собственной жизнедеятельности [Сидоров, 2007, Князева, 1999]. Это значит, что и язык в целом, в аспекте его коммуникативного употребления, рассматривается в качестве средства знакового управления деятельностью другого в интересах говорящего и одновременно сферы осуществления такого рода управления. Функция элементов такого рода управления и возлагается, в частности, на ценности коммуникантов, которые вербально актуализируются в речевой коммуникации или предполагаются в ней.

Существенная характеристика семантики аксиологически отмеченных высказываний состоит в том, что их значение имеет центром референцию особого объекта – аксиологический базис говорящего и аксиологический базис адресата. Особенность же данной референции состоит в том, что она никак не прикрыта познавательным мотивом и в том, что ее соотнесенность с реальностью (с действительным состоянием аксиологического базиса говорящего и адресата) принципиально условна. Условность референции открывает перед говорящим широкие возможности по выбору и предъявлению реципиенту таких знаковых форм, обозначающих внутренние феномены личности реципиента (среди них – обозначения элементов аксиологической сферы личности реципиента), которые способны произвести на реципиента наиболее сильное впечатление, что является показателем особо высокого потенциала вербального воздействия на деятельность реципиента.

Ценность или класс ценностей коммуниканта являются стержнем оценки, ее основой и причиной для оценивания; семантические единицы лексического уровня с закодированными в них комбинациями коммуникативных ценностей являются опорными элементами порождения и восприятия оценочных высказываний. В.П. Синячкин, рассматривая знаковые объективации ценностей, вводит проблему «эстетически оцениваемых овнешнителей» и трактует речевое общение как «онтологию конструирования содержания ценностей» [Синячкин, 2010, 73].

В данной главе проводится комплексный лингвистический анализ с целью представить классификацию аксиологически отмеченных высказываний. Материалом для исследования послужили теоретические и эмпирические данные общего языкознания, теории речевой деятельности, лингвистики текста по проблемам ценностей и оценки. Анализу подвергались тексты диалогов как спонтанного характера, так и взятые из произведений авторов на русском и английским языках, а также тексты публицистики и масс-медиа.

Исследуя значительный корпус речевых произведений, автор приводит следующие классификации аксиологически отмеченных высказываний:

I. Семантическая классификация аксиологически отмеченных высказываний.

II. Прагматическая вариативность аксиологически отмеченных высказываний.

III. Структурно-языковая вариативность аксиологически отмеченных высказываний.

Исследование языкового материала показывает, что диалогический дискурс семантически многомерен, в диссертации показано семантическое разнообразие подобного рода высказываний. Особенность семантики диалоговой номинации состоит в том, что значения словесных форм, используемых в репликах (речевых ходах) диалога, основываясь на словарных значениях, обретают конкретную семантическую определенность под влиянием ценностного образа желаемого типа интерпретации данных форм партнером по общению.

Многомерность смыслового содержания диалогического дискурса обнаруживается при коммуникативно-прагматическом анализе: семантический объем аксиологически отмеченных высказываний включает, помимо пропозиционального значения, смысловые элементы интенциального, модального, эмоционального, фокального, социального характера; все эти аспекты общего объема семантики высказывания изучаемого типа обладают определенной значимостью в виду формирования искомого прагматического эффекта в коммуникативной деятельности реципиента при смысловом восприятии диалогического высказывания.

Дальнейшее изучение речевых произведений направлено на анализ структурно-языковых свойств аксиологически отмеченных высказываний. Дискурс аксиологически отмеченных высказываний характеризуется разнообразием структурно-семантических, прагматических, лексических и стилистических средств построения высказываний. В работе отмечается как разнообразие таких средств, так и их избирательность. Автор отмечает, что в дискурсе аксиологически отмеченных высказываний практически отсутствует целый ряд классов языковых средств, например, синтаксические конструкции повышенной сложности, безличные конструкции, архаизмы, канцеляризмы, термины и др.

Итак, анализ прагматической вариативности семантической организации аксиологически отмеченных высказываний в их новом, ценностном, сопряженно-деятельностном, качестве дает возможность воспользоваться познавательными ресурсами прагматической лингвистики в новой для нее области – в аксиологическом системно-деятельностном исследовании речевой коммуникации.

Согласно современным концепциям теории речевой деятельности, речь как средство осуществления сложного процесса взаимного регулирования поведения друг друга, обычно называемого коммуникацией, в норме является составной частью совместной деятельности и в отрыве от нее не может быть реалистически ни описан, ни объяснен. Факторами, определяющими поведение участников диалога, являются индивидуальные мотивы и цели. Однако мотивы по своей природе тесно связаны с ценностными ориентациями, а понятие ценности нередко осмысливается через понятие цели. В ходе взаимодействия партнёров развиваются, проявляются и формируются определенные ценностные отношения между ними, коммуниканта к самому себе и к их совместной деятельности. При этом в общении реализуются определенные стратегии взаимодействия коммуникантов, построенные на основе коммуникативных ценностных представлений. Наиболее распространенными  стратегиями вербального взаимодействия являются продуктивный и непродуктивный стили общения. Речевое планирование, осуществляемое на базе ценностей комуникантов, непосредственно связано с аксиологическим контролем за осуществлением плана. Применительно к речевой стратегии коммуникативный ценностный контроль означает, что в процессе речевого взаимодействия говорящий пытается направлять релевантные интеллектуальные и эмоциональные процессы слушающего (его интересы, оценки, рассуждения) таким образом, чтобы те в конечном счете привели его к нужному, ценному для говорящего решению (состоянию). Вслед за Н.В. Ивановым мы полагаем, что эмоционально-оценочные коннотации являются интенциональными, составляют содержание целенаправленного эмоционального воздействия говорящего на адресата [Иванов, 2010]. Стратегия представляет собой ценностно-когнитивный план общения, посредством которого контролируется оптимальное решение коммуникативных задач говорящего в условиях недостатка информации о действиях и ценностях партнёра.

Приведенный диалоговый материал наглядно показывает, насколько те или иные коммуникативные ценности говорящих могут оказывать влияние на стратегию и тактику диалога. Можно утверждать, что речь не только является частью коммуникативной и ценностной культуры и культуры вообще, но она также способствует проявлению и формированию общественной роли (social identity) коммуниканта; с помощью речи через механизм взаимной знаковой координации деятельностей коммуникантов осуществляется взаимное общественное признание  или неприятие личностей коммуникантов и их ценностных установок. Говорящий вербализует знаки субъективной оценки, поскольку  допускает, что приводимая им оценка будет убедительной для данного адресата (реципиента) с его ценностями, склонностями, знаниями, коммуникативным и жизненным опытом. Таким образом, вербальные знаки, определенные аксиологическим полем, употребляются в рамках интерактивной процедуры, с учетом фактора адресата. Единицей аксиологического поля коммуникации можно считать аксиологему, в которой в концентрированном виде представлены основания личности для выбора альтернативных способов действия, для отбора и оценки этих альтернатив. Исследование речевого поведения коммуникантов и особенно его вариативности под воздействием коммуникативных ценностей раскрывает существенные свойства коммуникативного процесса. Ценностная база адресата сообщения может служить основанием для построения высказываний и для контроля за ними, что будет включать разнообразие применяемых стратегий и тактик и возможностей для вербального манипулирования.  

В пятой главе – «Коммуникативная координация ценностей в диалоге» - содержится описание знаковой координации универсальных базовых ценностей аксиологической базы говорящего и аксиологической базы реципиента в диалоге; на материале коммуникативных ценностей как составной функциональной части диалога раскрывается глубоко интерактивная природа диалога; утверждается, что диалог – это не просто выражение ценностей говорящими, диалог – это речевые действия говорящих, мотивируемые базовыми ценностями, им принадлежащими, а также, и не в меньшей степени, социальными ценностями, предполагаемыми и устанавливаемыми у партнера по диалогическому взаимодействию; целостная семантика диалога во многом определяется ценностным взаимодействием; обосновывается идея знаковой координации аксиологических баз коммуникантов как глубинный, широко объемлющий, базовый механизм диалога, можно предположить, дискурса вообще.

Установлено, что единицами прогpаммирования речи являются смыслы, а в аксиологической интерпретации ценностные смыслы; во внутренней прогpамме содержатся смысловые «вехи», ценностные корреляты отдельных особенностей строения высказывания, таких как субъект, предикат или объект.

Рассматривая аксиологически трехфазную модель порождения высказывания, автор выдвигает на передний план изучение определенной совокупности проявления ценностных отношений, определяемой как  отношение аксиологической общности, имеющее место между фазами процесса как относительно самостоятельными подсистемами данной целостности. Эта совокупность проявления ценностных отношений может быть охарактеризована как общность, взаимное влияние (проспективное и ретроспективное), относительная дискретность. В диссертации определяется, что отношение аксиологической общностиобъединяет три фазы в единую целостность, где каждая из фаз имеет существенные признаки принадлежности именно к данной целостности. Все три фазы процесса производства речи связаны между собой структурным и ценностным, а точнее сказать, структурно - ценностным отношением взаимного влияния; при автор выделяет ретроспективный и проспективный моменты указанного влияния. Таким образом доказывается, что ценностный аспект значимо присутствует на всех ступенях процесса порождения высказывания.

Далее автор исследует аксиологическое ориентирование в ситуации общения и программирование и приходит к выводу, что данные процессы состоят как таковые в собственном их качестве, а не как реализация программы, не в тождестве с ней, что позволяет собственно внутренней программе высказывания формироваться с достаточной психологической и ценностной мотивированностью.

При рассмотрении структурно - ценностного аспекта порождения высказывания особого внимания заслуживают отношения между смысломи другими составляющими процесса. Под структурно – ценностным аспектом автор понимает значимую роль аксиологической составляющей в речевой деятельности, которая сама по себе структурирована. Это позволило ввести в исследование понятие ценностного смысла, в котором заключена связь смысла и ценностей коммуниканта, ибо в смысле как психическом образовании всегда присутствуют определенные ценности. Ценностный смысл - это не только как-то позиционно закрепленное образование в схеме процесса порождения высказывания, но и процесс, идущий совместно с другими, внутри других. Ценностный смысл в каком-то, может быть еще не развитом виде, присутствует в ценностном мире личности, в переживании потребности, составляет определенную подоплеку цели производства высказывания и ориентирования в действительности, является частью программы, включен в процесс ее реализации, выступает в составе мотивации и содержания сличения высказывания с намеченной целью.

В диссертации подробно описываются синтагматические отношения в речепорождении применительно к рассмотрению речевой деятельности через понятие максимы ценности. Принимая во внимание факт системности речевой деятельности порождения высказывания, то следует отметить, что ее подсистемы могyт получить ценностно значимую структурную характеристику с точки зрения той максимы, которая детерминирует их структурное положение относительно других подсистем-событий в рамках целого. Аксиологическая максима, организующая процесс порождения высказывания, демонстрирует и другие структурные отношения, в частности

отношение иерархии и парадигматики.

Автор описывает механизм грамматического конструирования высказывания, который детерминируется ценностным компонентом и включает следующие операции: аксиологически определенный механизм грамматикализации программы, т.е. переход от нее к опорным словам высказывания; аксиологически определенный механизм закрепления грамматических «обязательств», если они требуются структурой данного языка; аксиологически определенный механизм грамматического прогнозирования высказывания; аксиологически определенный механизм перебора возможных прогнозов и их сопоставления с программой. При этом формирование речевой потребности трактуется как выбор, т.е. ценностное предпочтение, одного из ряда возможных вариантов, вместе образующих своеобразную аксиологически-потребностную парадигму. Установлено, что наличие аксиологически парадигматического фона характерно для речевого целеобразования, в большей или меньшей степени для фазы ориентирования в условиях общения (выбор фрейма, выбор варианта понимания и оценки условий общения и др.) и для фазы исполнения внутренней программы (выбор техники исполнения, включения языковых парадигм) и для самой программы, и для фазы сличения (выбор варианта коррекции).

В следующем разделе диссертации исследуется восприятие как универсальная процедура ценностного осмысления речевой деятельности посредством рассмотрения ее через призму определенных нормативно-ценностных факторов речевой деятельности коммуниканта. Результатом восприятия как ценностного осмысления речевой деятельности автор считает понимание и интерпретацию дискурса. Целью восприятия и понимания речи как деятельности является установление смысла сообщения. Таким образом, понимание с самого начала ориентировано на выяснение ценностного смысла, составляющей которого является аксиологическая максима, а все подчиненные действия и операции отвечают за анализ на более низких уровнях. Все выделенные фазы активноcти смыслового восприятия служат удовлетворению специфической потребности в понимании и освоении смысла, сказанного в интересах собственного ценностного опыта, собственной жизнедеятельности, координированных с ценностным опытом и жизнедеятельностью других субъектов, имеют общую цель и протекают параллельно с процессом ориентирования в условиях общения, в партнере по общению, в его ценностном мире и в его деятельности.

Особый интерес представляет организация дискурса, существенным аспектом которой является наличие в ней совокупности системообразующих отношений, каждое из которых подвержено влиянию аксиологического мира личности. Деятельность такой структуры функционально мотивированна, с одной стороны, нацеленностью на получение полезного результата, т.е. на успех понимания, с другой стороны, сложностью, многофакторностью и изменчивостью обстоятельств ее совершения, а так же тем, что сама ценностная детерминанта может видоизменяться под влиянием речевой деятельности. В структурной организации диалогического дискурса отмечены функционально значимые отношения общности, взаимного влияния (ретроспективного и проспективного), дискретности, взаимной дополнительности, синтагматики, парадигматики и иерархии. Указанные структурные отношения прослеживаются и в неречевой деятельности и в жизнедеятельности человека в целом, частной формой которой является речевая деятельность.

Исходя из допущения, что свойства продукта деятельности в какой-то мере наследуют свойства деятельности, в которой этот продукт произведен и для которой этот продукт производится, выдвинуто предположение, что выявленные аспекты структурно-ценностной организации речевой деятельности выступают в качестве причины, или основания, для структурно-ценностной организации высказывания, текста. Организация каждого отдельного акта речевой коммуникации в виде системы вызвана общественной и индивидуально-личностной ценностной необходимостью согласования деятельностей адресата и отправителя сообщения. Эта же необходимость объективно определяет и системность текста – центрального речевого объекта в вербальной коммуникации. Выявление закономерностей ценностной текстовой системности позволяет осмыслить феномен текста как ценностно-коммуникативную систему речевых знаков и знаковых последовательностей, воплощающую сопряженную модель деятельностей и ценностей, детерминирующих эти деятельности, деятельности адресата и отправителя сообщения. Выявление внутренней системности текста осуществляется в единстве с установлением его внешней системности, то есть обусловленности как компонента более широкой системы под углом зрения целого.

Существо исследуемого объекта, акта речевой коммуникации, текста, компонента или категории текста, рассматривается как органическое единство трех объективно присущих ему аспектов – деятельностного, системного и ценностного. Речь и роль аксиологического компонента в речевой коммуникации исследуются преимущественно как деятельностная система, или системно-ценностная организованная деятельность. При этом весьма важно, что две фундаментальные категории - деятельность и система – по своему содержанию предполагают друг друга, выступают как разные стороны одного и того же, а категория ценности является их необходимым условием осуществления.

Исследуя в качестве иллюстративного диалогический материал, автор обращает внимание на то, что будучи ценностно детерминированными, диалогические высказывания позволяют, в рамках управления диалогом, соотносить желаемым образом речевое и неречевое поведение участников диалога с языковой картиной мира и когнитивной стороной языковой личности. Анализ языкового материала позволил автору утверждать, что механизм сопряжения коммуникативных деятельностей  и ценностных миров общающихся выполняет важную функциональную нагрузку применительно к организации текста, который является центральным звеном в структуре коммуникативного акта. Вместе с тем, нельзя не заметить, что текст по своему коммуникативному существу выступает в рамках рассматриваемой структуры в роли аксиологического предметно – знакового средства данного рода сопряжения.

В диссертации существенно уточнена природа текста, утверждается, что текст является знаковой моделью сопряжения не только коммуникативных деятельностей субъектов, участвующих в акте коммуникации, но и ценностных миров общающихся. Такое функциональное и коммуникативно мотивированное свойство текста автор называет коммуникативно – ценностным сопряжением деятельностей участников диалогического общения. Автор обращает особое внимание на необходимый момент речевой коммуникации, на преемственность аксиологического предпочтения комуникативного содержания, без которого не может быть организовано взаимодействие людей. Преемственность ценностной составляющей коммуникативного содержания есть общая закономерность речевой коммуникации, так как она касается всех компонентов акта коммуникации. Благодаря сохранению этой преемственности первичная коммуникативная деятельность, текст и вторичная коммуникативная деятельность связываются в целостную совокупность, объединенную общим динамическим соотношением компонентов.

Установлено системное назначение текста, которое заключается в том, чтобы установить отношения аксиологической координации между вторичной и первичной коммуникативными деятельностями, чтобы ценности реципиента координировано соотносились с ценностями говорящего. Системная организация текста определяется внутренним строением коммуникативного содержания как последовательности речемыслительных действий, в которых ценностная составляющая имеет важнейшее значение для всего процесса  и для относительно самостоятельных групп таких действий в деятельности отправителя и адресата сообщения.

В рамках лингвоаксиологической теории речевой коммуникации действует закон системно-коммуникативной организации речи [Князева, 1999], суть которого выражается во взаимной соотнесенности ценностных составляющих коммуникативных деятельностей участников, благодаря чему акт речевой коммуникации организуется в целостную системную совокупность объектов, процессов, в которой все взаимосвязано. Система языка функционирует не сама по себе, а как компонент целенаправленных коммуникативно – ценностных деятельностей говорящего и реципиента сообщения. Применительно к тексту сопряжение коммуникативных деятельностей участников общения и ценностных миров коммуникантов означает, что текст по своему коммуникативному существу выступает в роли аксиологического предметно – знакового средства такого сопряжения, приведения вторичной коммуникативной деятельности к такой организации, которая устраивает отправителя сообщения, воспроизводит в общих чертах ту часть его собственной деятельности, которая получила воплощение в знаках и знаковых последовательностях текста. Текст является знаковой моделью сопряжения не только коммуникативных деятельностей, но и ценностных миров общающихся.

В Заключении подводятся итоги работы, формулируются общие выводы, намечаются возможные пути дальнейшей разработки основ лингвоаксиологической концепции речевой коммуникации, формулируются предложения по использованию полученных научных результатов в практике. В развернутом заключении формулируются выводы по результатам проведенного исследования. К наиболее важным выводам общетеоретического плана относятся следующие:

- ценности коммуникантов находят отражение в языке, управляют коммуникативным процессом, проявляются в нем и служат регулятором и детерминантой не только поведения партнеров по общению, но и их речевого поведения в частности;

- ценности — не свойства, присущие объекту, а именно критерии, по которым коммуникант действует, оценивает свои действия и действие партнера по речевому взаимодействию и строит свое отношение к партнеру и к миру;

- репертуар ценностей следует рассматривать в качестве конструктивно составляющей когнитивного и мотивационного уровня языковой личности. В связи с этим в работе показан двусторонний характер ценностей: а) с одной стороны, ценности рациональны, с другой – иррациональны; б) с одной стороны, они могут являться когнитивной единицей (концептом), с другой – мотивом;

- ценности определяют семантику дискурса, поскольку они определяют выбор способа вербального обозначения ситуации как продукта ценностно-мотивированного осознания действительности;   

- аксиологический базис дискурса включает в себя не только ценностный репертуар отправителя, автора, текста, но и ценностный репертуар адресата, поскольку при построении текста его автор формирует образ ценностного репертуара адресата и опирается на этот образ при построении текста; аксиологический базис дискурса имеет двойственный, сопряженный характер;

- в аксиологическом отношении сущность речевой коммуникации состоит в знаковой координации ценностных репертуаров отправителя и адресата сообщения;

- лингвоаксиологическая концепция анализа апперцептивной стороны речевого общения позволила подтвердить на психическом уровне выдвинутую ранее гипотезу о том, что в процессе общения ценностный мир каждого из коммуникантов вплетается в его мотивационно-потребностную сферу, осуществляя тем самым регуляцию его поведения, и речевого поведения в частности, а также аксиологическую природу апперцептивной стороны общения.

В контексте исследования проблемы предъявления ценностей в речевом общении и их коммуникативной координации важнейшими результатами исследования являются следующие:

- обоснование наличия обусловленности анализа речевого общения с точки зрения лингвоаксиологической концепции: было установлено, что коммуникативные ценности не только функционируют в коммуникативных актах, но и оказывают влияние на строение, развитие, содержание и последствие коммуникативных актов - все это позволило назвать данный класс ценностей коммуникативно значимыми;

- лингвоаксиологический подход к исследованию речевой коммуникации позволил предпринять попытку типологии коммуникативных ценностей с позиций дискурсивного анализа; в результате были выделены типы, или классы, коммуникативных ценностей по некоторым критериям определений: по природе, по функции, по способу предъявления, по виду предъявления, по стабильности функционирования и по виду механизма действия;

- исследование языкового материала показало семантическую многомерность диалогического дискурса, семантическо-прагматическое и структурное разнообразие ценностно маркированных высказываний, автор приводит следующие классификации аксиологически отмеченных высказываний: семантическая классификация аксиологически отмеченных высказываний, прагматическая вариативность аксиологически отмеченных высказываний и структурно-языковая вариативность аксиологически отмеченных высказываний;

- обоснование механизма знаковой координации универсальных базовых ценностей аксиологической базы говорящего и аксиологической базы реципиента в диалоге; на материале коммуникативных ценностей как составной функциональной части диалога раскрыта глубоко интерактивная природа диалога; утверждается, что диалог – это не просто выражение ценностей говорящими, диалог – это речевые действия говорящих, мотивируемые базовыми ценностями, им принадлежащими, а также, и не в меньшей степени, социальными ценностями, предполагаемыми и устанавливаемыми у партнера по диалогическому взаимодействию; целостная семантика диалога во многом определяется ценностным взаимодействием; обосновывается идея знаковой координации аксиологических баз коммуникантов как глубинный, широко объемлющий, базовый механизм диалога, можно предположить, дискурса вообще.

Основные положения диссертации отражены

                            в следующих публикациях:

Монографические издания

1. Сидорова, Н.А. Аксиологическое измерение речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова. – М.: ВУ, 2007. – 220 с. (13,75     п.л.).

2. Сидорова, Н.А. Аксиология речевой коммуникации: Монография [Текст] – Н.А. Сидорова. - М.: ЗАО «Книга и бизнес, 2010. – 318 с. (20,0     п.л.).

Статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях,

определенных Высшей аттестационной комиссией

3. Сидорова, Н.А. Аксиологическая составляющая когнитивного базиса диалога [Текст] / Н. А. Сидорова // Вестник Военного университета. – М.: Военный университет, 2005. - № 3.. – С.64-71 (0,6 п.л.).

4. Сидорова, Н.А. Коммуникативные ценности и организация дискурса [Текст] / Н. А. Сидорова // Вестник Пятигорского государственного университета. - Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2008. - № 2. – С. 122 – 125 (0,5 п.л.).

5. Сидорова, Н.А. О типологии коммуникативных ценностей [Текст] / Н. А. Сидорова // Ученые записки РГСУ.– М.: РГСУ, 2008. - № 3. - С. 95 – 100 (0,6 п.л.).

6. Сидорова, Н.А. Аксиологическая единица речевой коммуникации  [Текст] / Н. А. Сидорова // Ученые записки РГСУ.– М.: РГСУ, 2009. - № 1. - С.  (1,1 п.л.).

7. Сидорова, Н.А. Ценностная природа понимания в диалогическом дискурсе [Текст] / Н. А. Сидорова // Вестник МГОУ. – Серия: Лингвистика. – 2009. – Выпуск № 3. – С.35-39 (0,5 п.л.).

8. Сидоров, Е.В., Сидорова, Н.А. Базовая структура аксиологического измерения речевой коммуникации [Текст] / Е.В. Сидоров, Н. А. Сидорова // Вестник Нижегородского государственного лингвистического университета им. Н.А. Добролюбова. – Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2009. - Вып. № 6. - С. 166-172 (0,6 / 0,3 п.л.).

9. Сидорова, Н.А. Аксиологическая прагматика диалога [Текст] / Н. А. Сидорова // Вестник Военного университета. - М.: Изд-во Фонд содействия научным исследованиям проблем безопасности «НАУКА – XXI», 2009. - № 3. – С. 64-71 (0,75 п.л.).

10. Сидорова, Н.А. Апперцепционная база диалога: к постановке проблемы [Текст] / Н. А. Сидорова // Ученые записки РГСУ.– М.: РГСУ, 2010. - № 5. - С. 157 - 161 (0,6 п.л.).

11. Аксиологическая версия модели порождения речевого высказывания [Текст] / Н. А. Сидорова // Ученые записки РГСУ.– М.: РГСУ, 2011. - № 5. - С. 157 - 161 (0,8 п.л.).

Cтатьи по теме диссертации,

опубликованные в научных журналах и  изданиях

12. Сидорова, Н.А. Ролевая характеризация партнера по речевому общению: формы и функции [Текст] / Н. А. Сидорова // Сборник научных трудов №3. – Часть 1. – М.: Военный университет, 1999. - С. 102-109 (0,2   п.л.).

13. Сидорова, Н.А. Коммуникативные мотивы номинации в диалоге  [Текст] / Н. А. Сидорова // Сборник научных трудов №8. - М.: Военный университет, 2004. – С.122-134 (0,3 п.л.).

14. Сидорова, Н.А. Ценности в речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Психолингвистические  и лингвистические аспекты исследования и интенсивного изучения иноязычной личностно ориентированной фразеосемантики. Сборник научных трудов. – М.: Изд-во МГОУ, 2004. – С.295-300 (0,3 п.л.).

15. Сидорова, Н.А. Ценности коммуникантов и построение диалогового дискурса [Текст] / Н. А. Сидорова // Психолингвистические и лингвистические аспекты исследования и интенсивного изучения иноязычной личностно ориентированной фразеосемантики. Сборник научных трудов. – М.: Изд-во МГОУ, 2004. – С.300-309 (0,4 п.л.).

16. Сидорова, Н.А. Аксиологическая детерминанта в межкультурной коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Межкультурная коммуникация и перевод / Материалы межвузовской научной конференции. Москва. 27 января 2005. - М.: МОСУ, 2005. - С. 201-205 (0,2 п.л.).

17. Сидорова, Н.А. Аксиологический фактор вербального взаимодействия [Текст] / Н. А. Сидорова // Межкультурная коммуникация и перевод. / Материалы V Межвузовской научной конференции. Москва 26 января 2006 г. – М.: МОСУ, 2006. – С.92-96 (0,2 п.л.).

18. Сидорова, Н.А. Структура языкового сознания и коммуникативные ценности взаимодействия [Текст] / Н. А. Сидорова // Проблемы психолингвистики, интерпретации текста и теории коммуникации. Сборник научных трудов.– М.: Изд-во МГОУ, 2006. – С.256-260 (0,3 п.л.).

19. Сидорова, Н.А. Нормативно-ценностный фактор речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Проблемы психолингвистики, интерпретации текста и теории коммуникации. Сборник научных трудов.– М.: Изд-во МГОУ, 2006. – С.261-265 (0,27 п.л.).

20. Сидорова, Н.А. Аксиологическая детерминанта речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Иностранные языки и реформа системы высшего профессионального образования в рамках Болонского соглашения / Материалы 5-ых Годичных научных чтений факультета иностранных языков РГСУ. – М.: РГСУ, 2006. - С.141-145 (0,2 п.л.).

21. Сидорова, Н.А. Ценностная координация вербального взаимодействия [Текст] / Н. А. Сидорова // Коммуникативная лингвистика и межкультурная коммуникация: Материалы Международной научно-практической конференции (22 апреля 2006 г.). – М.: Университет Натальи Нестеровой, 2006. – С.15-19 (0,3 п.л.).

22. Сидорова, Н.А. Аксиология диалога и интерактивные процедуры [Текст] / Н. А. Сидорова // Актуальные проблемы психолингвистических исследований. Сборник научных трудов. – М.: Изд-во МГОУ, 2006 – С.221-227 (0,3 п.л.).

23. Сидорова, Н.А. Лингвистическое творчество А.А. Потебни и словесная реальность ценностей культуры [Текст] / Н. А. Сидорова // Олександр Потебня: сучастный погляд / Матерiали мiжнародных читань, присвяченых 170-рiччю вiд дня народження фундатора Харкiвской фiлологiчной школи 11 – 12 жовтня 2005 року. – Х.: Майдан, 2006. – С. 62 – 70 (0,4 п.л.).

24. Сидорова, Н.А. Коммуникативные ценности и выбор стратегии диалога [Текст] / Н. А. Сидорова // Сборник материалов межвузовской научной конференции студентов «Языки мира. Мир языка (22 апреля 2006 г.). – М.: ВУ, 2006. – С.10 - 14 (0,5 п.л.).

25. Сидорова, Н.А. Сопряжение ценностных миров коммуникантов [Текст] / Н. А. Сидорова // Иноязычное личностно-ориентированное общение. Сборник научных трудов. М.: Изд-во МГОУ, 2007 – С.169-174 (0,3 п.л.).

26. Сидорова, Н.А. Ценностная координация действий коммуникантов в диалоге [Текст] / Н. А. Сидорова // Ученые записки Академии Натальи Нестеровой. – М.: Московская академия образования Натальи Нестеровой, 2007. – С.36-43 (0,4 п.л.).

27. Сидорова, Н.А. Коммуникативно-ценностная составляющая как детерминанта действий участников диалога [Текст] / Н. А. Сидорова // Языковые контексты: структура, дискурс / Материалы 1 Межвузовской научной конференции по актуальным проблемам теории языка и коммуникации. 21 июня 2007 года. – М.: ЗАО «Книга и бизнес», 2007. – С.60-70 (0,5 п.л.).

28. Сидорова, Н.А. Аксиологический фактор текстообразования [Текст] / Н. А. Сидорова // Актуальные проблемы коммуникации и культуры. Вып.6. (Часть 1). Международный сборник научных трудов. – Москва - Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2007. – С. 164 – 170 (0,3 п.л.).

29. Сидорова, Н.А. Об аксиологической проблематике межкультурной коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Актуальные проблемы коммуникации и культуры. Вып.8. Международный сборник научных трудов.– М. - Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – С.386-391 (0,3 п.л.).

30. Сидорова, Н.А. Коммуникативные ценности и диалогическая речь [Текст] / Н. А. Сидорова // Внутренний мир и бытие языка: процессы и формы / Материалы II Межвузовской научной конференции по актуальным проблемам теории языка и коммуникации. 17 июня 2008 г. – М.: ЗАО «Книга и бизнес», 2008 г. - С. 248 – 253 (0,25 п.л.).

31. Сидорова, Н.А. Аксиологический гештальт диалога [Текст] / Н. А. Сидорова // Современная англистика: проблемы изучения и преподавания. – М.: РГСУ, 2008. – С.93-99 (0,4 п.л.).

32. Сидорова, Н.А. Ценности культуры в вербальном пространстве [Текст] / Н. А. Сидорова // Пространства и метасферы языка: структура, дискурс, метатекст./Материалы III Межвузовской научной конференции по актуальным проблемам теории языка и коммуникации. 26 июня 2009 года. – М.:ЗАО «Книга и бизнес», 2009. – С.252-257 (0,25 п.л.).

33. Сидорова, Н.А. Ценностная координация в межкультурной коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Вопросы лингвистики и перевода. Научно-теоретический журнал. Выпуск 2. – М.: РГСУ, кафедра РГФ, 2009. – С.123 – 127 (0,2 п.л.).

34. Сидорова, Н.А. Статус ценностей в речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // История и теория языка. Принципы преподавания иностранных языков: Междунар. Научно-практ. конф., посвящ. 80-летию МАИ: Научные труды: В 2-х томах: Том 1: В 2-х частях: Часть 2. – М.: МАКС Пресс, 2009. – С. 210 – 215 (0,3 п.л.).

35. Сидорова, Н.А. Cтруктура аксиологического базиса коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Социально-гуманитарное образование в современной России: проблемы и перспективы: Сборник научных статей. Вып.1. – М.: РГСУ, 2010. – С. 27 – 31 (0,26 п.л.).

36. Сидорова, Н.А. Аксиологический базис стратегий и тактик речевого поведения [Текст] / Н. А. Сидорова // Языковые измерения: пространство, время, концепт / Материалы IV Международной конференции по актуальным проблемам теории языка и коммуникации. 2 июля 2010. Том II. – М.: Книга и бизнес, 2010. – С. 211 – 217 с (0,3 п.л.).

37. Сидорова, Н.А. Содержательный аспект речевой коммуникации в свете аксиологической интерпретации [Текст] / Н. А. Сидорова // Ученые записки Академии Натальи Нестеровой. – М.: Московская академия образования Натальи Нестеровой, 2010. - С. 81 – 87 (0,3 п.л.). 

38. Сидорова, Н.А. Ценностное содержание речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Культурно-языковое взаимодействие в процессе преподавания дисциплин культурологического и лингвистического циклов в современном полиэтническом ВУЗе: Сборник статей по материалам I Всероссийской (с международным участием) научно-методическорй конференции (Москва, 29 октября 2010 г.). – М.: РГСУ, 2010. – С. 45 – 48 (0,2 п.л.).

39. Сидорова, Н.А. Аксиологическое планирование речевой деятельности [Текст] / Н. А. Сидорова // Актуальные проблемы общей теории языка и перевода: сборник материалов межрегиональной научно-практической интернет-конференции. – Ч.1. – М.: РГСУ; Саранск, 2010. – С. 45 – 48 (0,2 п.л.).

40. Сидорова, Н.А. Ценности как фактор формирования смысла [Текст] / Н. А. Сидорова // Актуальные проблемы коммуникации и культуры. Вып.12. Междун.сб. научн. трудов. – Москва – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2010. – С. 105 – 111 (0,3 п.л.).

41. Сидорова, Н.А. Формирование аксиологического базиса коммуникативной компетенции как перспектива в обучении иностранным языкам [Текст] / Н. А. Сидорова // Межкультурная коммуникация и лингвокультурология: инновационные проекты в профессионально-ориетированном обучении иностранным языкам в условиях глобализации / материалы Международной научно-практической конференции; Государственный университет управления. – М.: ГУУ, 2011. – С. 152 – 155 (0,3 п.л.).

42. Сидорова, Н.А. Аксиологическая максима: роль в деятельности по порождению речи [Текст] / Н.А. Сидорова // Язык, коммуникация, перевод: контрасты и параллели / Материалы V Международной научной конференции по актуальным проблемам теории языка и коммуникации. 1 июля 2011 года. - М.: Книга и бизнес, 2011. – С. 136 – 143 (0,4 п.л.).

43. Сидорова, Н.А. Аксиологическое поле как реальность речевой коммуникации [Текст] / Н.А. Сидорова // Materialy VII Miedzynarodowei naukowi-praktycznej konferencji “Europejska nauka XXI powieka – 2011”. Volume 16. Filologiczne nauki.: Przemysl: Nauka i studia. – Str. 64 – 66 (0,2 п.л.).

                Тезисы докладов по теме диссертации,

       опубликованные в материалах научных конференций

44. Сидорова, Н.А. Использование лингвистических задач на занятиях по практической стилистике русского языка [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы научно-практической конференции 18 февраля 1999 года. Теория перевода и методика подготовки переводчиков. – М.: Военный университет, 1999. – С.198-200 (0,1 п.л.).

45. Сидорова, Н.А. Когнитивная основа ролевого вокатива [Текст] / Н. А. Сидорова // Тезисы докладов. Языковое сознание: Содержание и функционирование. – ХШ Международный симпозиум по психолингвистике и теории  коммуникации.– Москва, 2000.- С. 201-202 (0.1 п.л.).

46. Сидорова, Н.А. Ирония в развитии диалога [Текст] / Н. А. Сидорова // Тезисы научно-практической конференции. Военное образование на современном этапе: лингвистические и методические аспекты. Сущность, содержание, проблемы и пути решения. - М.: Военный университет, 2001. – С.76-78 (0,1 п.л.).

47. Сидорова, Н.А. Регуляция ролевых отношений в диалоге [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы научной конференции. Роль фундаментальных и прикладных исследований в научном обеспечении образовательного процесса.– М.: Военный университет, 2001. – С.34-35 (0,1 п.л.).

48. Сидорова, Н.А. Некоторые вопросы обучения диалогу [Текст] / Н. А. Сидорова // Тезисы научно-практической конференции (23 мая 2002 года). Актуальные проблемы преподавания практического  курса перевода в ВУЗе. – М.: в/ч 33965. 2002. – С.71-73 (0,1 п.л.).

49. Сидорова, Н.А. Ценностные параметры речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Тезисы докладов межвузовской научной конференции. Коммуникативная лингвистика и межкультурная коммуникация. -– М.: Университет Наталии Нестеровой, 2004. - С.45-48 (0,1 п.л.).

50. Сидорова, Н.А. Диалогическая методика обучения монологической речи [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы 6-ой межвузовской учебно-методической конференции. Многоуровневая система образования и качества подготовки специалистов. – М.: Изд. центр РХТУ им. Д.И.Менделеева, 2004. – С. 205 – 207 (0,1 п.л.).

51. Сидорова, Н.А. Словесная реальность ценностей [Текст] / Н. А. Сидорова // Тезисы докладов Межвузовской научной конференции (23 апреля 2005г.). Коммуникативная лингвистика и межкультурная коммуникация: Выпуск 2. – М.: Университет Натальи Нестеровой, 2005.- С.109 – 112 (0,2 п.л.).

52. Сидорова, Н.А. Индивидуальные ценности и структура речевого взаимодействия. [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы выступлений на V Международном социальном конгрессе. Социальная модернизация России: итоги, уроки, перспективы.– М.: Издательство РГСУ, 2005. т. 1. – С.347-348 (0,1 п.л.).

53. Сидорова, Н.А. Языковая личность и коммуникативно значимые ценности [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы 3-й открытой лингвистической конференции. Языковая личность в социальной и межкультурной коммуникации. – М.: РГСУ, 2004. – С.54-57 (0,2 п.л.).

54. Сидорова, Н.А. Ценностный фон речевого общения [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы межвузовской научной конференции. Языки мира. Мир языка. - М.: Военный университет, 2005. – С.92-95 (0,2 п.л.).

55. Сидорова, Н.А. Коммуникативные ценности в интерактивном пространстве [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы 6-х Годичных научных чтений факультета иностранных языков РГСУ. Стратегии профессиональной лингвистической подготовки в свете российской образовательной реформы: первый опыт и проблемы. – М.: РГСУ, 2007. – С.139 – 141 (0,1 п.л.).

56. Сидорова, Н.А. Обучение диалогу в свете ценностного аспекта речевой деятельности [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы научной конференции: »Военное образование в России ХХI века: проблемы и перспективы развития».№2. – М.: Военный университет, 2006. – С.165-169 (0,1 п.л.).

57. Сидорова, Н.А. О двойственности аксиологического базиса речевого общения [Текст] / Н. А. Сидорова // Материалы 6 международной конференции: (сборник). Языки в современном мире. - М.: КДУ, 2007. – С.349 – 351 (0,1 п.л.).

58. Сидорова, Н.А. Ценностная составляющая речевой коммуникации [Текст] / Н. А. Сидорова // Тезисы докладов и сообщений. Годичные чтения. Москва, 6 февраля 2009 года. Проблемы актуализации политического, социально-экономического и духовно-нравственного потенциала России в условиях глобального кризиса. – М.: АПК и ППРО, 2009. – С. 198 – 201 (0,1               п.л.).

Научно-методические и учебно-методические издания

59. Сидорова, Н.А., Ванина, Н.А. Стилистика и риторика. Практикум для юристов (учебное пособие) [Текст] / Н. А. Сидорова, Н.А. Ванина // М.: Военный университет, 2001. - 345 с (22,5 / 12 п.л.).

60. Сидорова, Н.А. Введение в языкознание (учебно - методический комплекс) [Текст] / Н. А. Сидорова // М.: Военный университет, 2004. – 71 с (2,5 п.л.).

61. Сидорова, Н.А. Введение в теорию межкультурной коммуникации (учебно - методический комплекс) [Текст] / Н. А. Сидорова // М.: Военный университет, 2004. – 65 с (1, 75 п.л.).

62. Сидорова, Н.А., Сидоров, Е.В. Межкультурная коммуникация в социальной сфере (учебно-методические материалы) [Текст] / Н. А. Сидорова, Е.В. Сидоров // М.: РГСУ, 2007. – 12 с (0,5 п.л.).

63. Сидорова, Н.А., Сидоров, Е.В. «Введение в теорию межкультурной коммуникации» (учебно-методические материалы) [Текст] / Н. А. Сидорова, Е.В. Сидоров // М.: РГСУ, 2007. – 15 с (0,5 п.л.).

64. Сидорова, Н.А., Ларионова, Т.А. Подготовка и защита дипломных и курсовых работ: учебно-методические материалы [Текст] / Н. А. Сидорова, Т.А. Ларионова // М.: Московская академия образования Натальи Нестеровой, 2008. – 44 с (2,75 / 2 п.л.).

65. Сидорова, Н.А., Ларионова, Т.А., Черемина, И.И. Сборник тематических текстов (английский язык): учебное пособие [Текст] / Н. А. Сидорова, Т.А. Ларионова, И.И. Черемина // М.: Московская академия образования Натальи Нестеровой, 2009. – 64 с (4 / 2 п.л.).

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.