WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Функционирование зарубежных информационных агентств в современной медиасистеме

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

Сапунов Владимир Игоревич

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ЗАРУБЕЖНЫХ

ИНФОРМАЦИОННЫХ АГЕНТСТВ

В СОВРЕМЕННОЙ МЕДИАСИСТЕМЕ

Специальность 10.01.10 - Журналистика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Воронеж - 2007


2

Работа выполнена в Воронежском государственном университете

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Короченский Александр Петрович,

доктор филологических наук, профессор Грабельников Александр  Анатольевич,

доктор филологических наук, профессор Богуславская Вера Васильевна

Ведущая организация -     Волгоградский государственный университет

Зашита состоится 14 ноября 2007 года в « » часов на заседании диссертаци­онного совета Д 212.038.18 в Воронежском государственном университете по адресу: 394068, г. Воронеж, Московский проспект, 88, к. 211 а (конференц-зал)

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Воронежского государственного университета

Автореферат разослан «      »  октября 2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук                        Гладышева С.Н.


3

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. В XX веке масс-медиа, в особенности электронные СМИ, стали комплексным механизмом воздействия на общественное сознание, эффективным идеологическим конвейером и «артикулятором» социальных уста­новок правящих элит. Беспрецедентные достижения НТП в области информаци­онно-коммуникационных технологий противоречиво соединились с издержками постиндустриального развития, заставили задуматься о перспективах эволюции масс-медиа, об опасностях инструментального подхода к ним.

Воздействие средств массовой коммуникации на аудиторию стало одним из ключевых звеньев медиатеорий XX века. Изучение современного коммуникатив­ного пространства в контексте системного влияния СМК1 на общество вызвало к жизни в западных, особенно англоязычных, странах особую мультидисципли-нарную ветвь теории коммуникаций - "media effects" (медиавоздействие).2 Мас­совая коммуникация как явление, имеющее явную социокультурную природу, так или иначе признается исследователями важнейшим инструментом формирования мнений, взглядов и ценностей реципиентов. Без системного междисциплинарно­го анализа коммуникативных механизмов невозможно разобраться в сущности конкретных СМК, определить атомарную структуру медиапроцессов.

Полноценный анализ СМИ возможен лишь на стыке различных наук. В на­чале XXI века теория коммуникации прочно заняла ключевые позиции в гума­нитарных науках. Массовая коммуникация выходит за рамки медиасектора, что заставляет анализировать дискурсный режим и разнообразные характеристики аудитории на основе интердисциплинарности. Междисциплинарные исследова­ния позволяют создать контекстуальную «когнитивную карту» массово-комму­никационных процессов.

Одной из ключевых и наиболее спорных тем мирового медиасектора яв­ляется информационная глобализация. Транснациональная система средств массовой коммуникации превратилась в определяющий фактор современных глобализационных процессов. Информационная глобализация исторически предвосхитила глобализацию во многих других сферах, и сейчас продолжает оказывать существенное влияние на глобальные процессы. В связи с этим воз­растает актуальность исследований, посвященных наполнению глобальных ин­формационных процессов, равно как и методик, позволяющих наиболее глубоко проанализировать их противоречия и макроконтекст.

  1. В работе прежде всего говорится о средствах массовой коммуникации (СМК), так как мы связываем коммуникативные процессы с воздействием на аудиторию и считаем медийную информацию инструментом воздействия. Однако, когда необходимо подчеркнуть журналистский аспект проблемы, мы используем термин СМИ. Эти понятия, как известно, часто выступают как синонимы, хотя строгое разграничение между ними все же существует
  2. См., например: Bryant, J., Zillmann, D. Eds. Media effects: Advances in theory and research. Mahwah, 2002 -431 pp., Durham, M.G., Kellner, D.M.Eds. Media and cultural studies: Key works. Maiden, 2001. -pp. 177-197, Mc-Quail, D. Ed. McQuail's Mass Communication Theory, 4th ed. London, 2000. -498 pp., Salwen, M.B., Sacks, D.W. Eds An integrated approach to communication theory and research. Mahwah: Lawrence Erlbaum Associates, 1996. -308 pp

4

В той или иной степени ключевым вопросом в полемике сторонников и про­тивников неолиберальной информационной глобализации является наличие или отсутствие разнообразия и демократической сущности в глобальных процес­сах.3 Апологеты концепции транснациональной неолиберальной медиасферы утверждают, что внедрение глобальных коммуникационных технологий само по себе резко расширило границы информационного плюрализма. Однако, отдавая должное положительным свойствам технологий, нельзя говорить о транснацио­нальной медиасистеме только как о чем-то самоорганизующемся. Современное коммуникативное пространство, хотя и имеет существенные признаки случай­ности, иррациональности, спонтанности и саморефлексии, преимущественно находится под контролем капитала.

Вышеизложенное поясняет актуальность исследования содержательного на­полнения глобальных медиапотоков. Противоречия современной культуры тако­вы, что медиавоздействие может иметь непредсказуемые и опасные для массо­вого сознания последствия.4 Назначение исследований в данной области - дать определенные рекомендации медиаосообществу, чтобы избежать крайностей «информационализма».

Информационные агентства традиционно считались главным субъектом ме-диапроцессов, наполняя информационные потоки, они стали нервом и двигате­лем масс-медиа в странах Запада и глобальном информационном пространстве. Агентства стали главным «агентом глобализации» (термин О.Бойд-Баррета и Т.Рантанен)5 в информационной сфере, важнейшей составной частью современ­ной, прежде всего, западной информационной монополии и формирования гло­бальных общественно-политических и культурных процессов, социальных цен­ностей. Необходимо выяснить, справедливы ли утверждения о том, что развитие глобальных коммуникационных технологий (Интернет, кабельно-спутниковое телевидение, оптико-волоконные и цифровые технологии, мобильная связь) раз­рушило «естественную монополию» информационных агентств в наполнении медиапотоков. В связи с этим встает вопрос о динамике функциональной страте­гии информагентств, особенно в сфере системного воздействия на аудиторию.

В истории информационных агентств проявлялась диалектика медиасектора и более широких политэкономических и социокультурных процессов. Инфор­магентства внесли большой вклад в глобализацию информационных процессов, связав телеграфными кабелями разные континенты и расширив человеческое сознание во времени и пространстве. Это, в свою очередь, было одним из меха­низмов глобализации, как таковой, задолго до появления этого термина (наряду с распространением мировых религий, империалистическими завоеваниями и межконтинентальной торговлей). Кроме того, агентства сами активно развивали эту передовую для середины XIX века технологию. Заключив в 1870 году дого-

  1. См., подробнее, Сапунов В.И. Мировые информационные агентства: системное воздействие на аудито­рию. Воронеж, 2007. - с. 3-4
  2. См., например, Ольшанский Д. Психология масс. СПб., 2002. - 368 с; Шейнов В. Психотехнологии вли­яния. М., 2005. -448 с.
  3. Boyd-Barrett, О., Rantanen, Т. The Globalization of News. London, 1998. - 230 pp

5

вор о разделе сфер влияния, агентства впервые создали прецедент информаци­онной монополии. Первые информационные агентства, продавая новости прессе и другим клиентам, придали зарождавшемуся в то время процессу коммерциа­лизации журналистики определенные черты. Появление национальных инфор­мационных агентств в XIX веке служило способом проявления идентичности государства, формирования национального имиджа. Во время обеих мировых войн агентства были важнейшими инструментами войн информационных. Пос­ле Второй мировой войны крупнейшие западные агентства стали главным воп­лощением информационного империализма, превратились в транснациональ­ные корпорации и могут служить моделью ТНК не только в качестве средства массовой информации, но и в целом.

И сейчас функционирование агентств отражает главные противоречия масс-медиа: соотношение государственной и коммерческой модели, патернализма и дерегулирования, монополизации и поиска разнообразия, субъективности и объективности, влияния и поиска самостоятельности, глобализации и нацио­нальной идентичности. Именно изучение агентств, «кровеносных сосудов» сов­ременной системы СМК позволит дать ей точную политэкономическую и соци­окультурную оценку. Глубокий анализ деятельности информационных агентств на протяжении всей истории их существования представляется актуальным для понимания основных проблем современного зарубежного медиапространства.

Актуальной представляется и проблема лингвокультурологического анализа новостных дискурсов информационных агентств, соотносимого с филологичес­ким рассмотрением медийного текста как особой категории в коммуникативис-тике. Споры о разграничении различных видов текстов, функционирующих в медиапространстве, подтверждают значимость социолингвистических наблю­дений, помогающих провести демаркационные линии между сходными, но не идентичными явлениями.

Язык, будучи мощным идеологическим оружием, модифицируется в зависи­мости от условий и канала распространения, что заставляет обратить внимание на проблему макроконтекста языковых явлений и социокультурных пресуппо­зиций аудитории. Рассмотрение экспрессивности новостного сообщения застав­ляет обращаться к лингвостилистическим методикам анализа медийного текста. Предельная сжатость новости как журналистского жанра, а также стремление к точности, фактологичности, документальности описания событий, обусловли­вает особенности экспрессивно-стилистической матрицы текстов данного типа.

Целью данной работы является выявление информационно-коммуникатив­ной природы, генетических корней информационных агентств, лингвокулыу-рологической специфики их текстов, а также определение их функциональной стратегии в медиасистеме на рубеже ??-??? веков.

Исходя из цели исследования, мы ставим следующие задачи:

  1. рассмотреть наиболее значимые современные теории массовой комму­никации в связи с эволюцией междисциплинарной методологии ее изучения;
  2. выявить причины интенсификации монополизации в медиасекторе и

6

ужесточения контроля над информационными потоками на рубеже XX - XXI веков;

  1. охарактеризовать основные тенденции развития современного медиа-сектора с точки зрения политэкономического и социокультурного подходов;
  2. определить особенности «коммуникативной цепочки» информацион­ных агентств;
  3. обосновать концепцию генезиса и исторического развития информаци­онных агентств;
  4. уточнить классификацию зарубежных информационных агентств;
  5. проанализировать неолиберальные организационные стратегии миро­вых информационных агентств;
  6. охарактеризовать стилевую матрицу информационных агентств;
  7. зафиксировать основные параметры системно-коммуникативных стра­тегий мировых информационных агентств;
  8. проанализировать манипулятивные стратегии мировых информацион­ных агентств и их механизмы с точки зрения языковой амбивалентности вы­сказывания.

Объект исследования - медийный дискурс, порождаемый информационны­ми агентствами в контексте глобализационных процессов, его предмет - осо­бенности и эволюция стратегий мировых информационных агентств в контекс­те наполнения мирового медиапространства и воздействия на аудиторию.

Степень научной разработанности темы. В нашей стране информацион­ные агентства зарубежья изучены еще недостаточно. Многие русскоязычные исследователи СМИ (С. Михайлов, И. Михайлин, И. Архарова), затрагивая дан­ную тему, опираются, в основном, на устаревшую информацию.6 Отдельные упоминания о зарубежных агентствах есть в справочниках по зарубежной печа­ти, учебниках и научных журналах. Из монографических исследований можно назвать лишь работу Ю. Погорелого «Информационное агентство: стиль опера­тивных сообщений»7. Системный анализ работы и развития информационных агентств редко встречается даже в работах известных западных исследователей (исключения О. Бойд-Барретт, Т. Рантанен, К. Патерсон), тогда как элементы такого анализа позволяют комплексно рассмотреть эволюцию зарубежных ин­формационных агентств на фоне социокультурных изменений последних полу­тора столетий.

Из кандидатских диссертаций, защищенных в СССР, России и странах СНГ за последние 50 лет,8 выделим работы К. Войцеховича «Информаци-

  1. Михайлов С. Современная зарубежная журналистика: правила и парадоксы. СПб., 2004 - 320 с; Ми­хайлин И. Основы журналистики. Харьков, 2004 - 340 с; Архарова И. Глобализация на современном этапе // Акценты: новое в массовой коммуникации. №3-4, Воронеж, 2006. - с. 90-91
  2. Погорелый Ю.А. Информационное агентство: стиль оперативных сообщений. М., 2001. -36 с
  3. Войцехович К. А. Информационное агентство «Ассошиэйтед пресс» в условиях современного информацион­ного рынка. Автореф. канд. дис. М., 2005.ВороненковМ.Ю. Национальное информационное агентство ГДР - АДН история создания, развитие и основные направления деятельности на современном этапе. 1946-1984. Автореф канд. дис. М., 1984. ГануйСобхи. Крупнейшая информационная империя США ЮСИА: методы и геополитические цели «американизации» Арабского Востока на современном этапе. Автореф. канд. дис. Минск, 2000. Егоров А.И

7

онное агентство Ассошиэйтед пресс в условиях современного информаци­онного рынка» (Москва, МГУ, 2005), Н. Саляховой «Роль и место агентства Франс-пресс в мировых информационных процессах» (Москва, МГУ, 2005) и Ю.Погорелого «Международные экономические информационные агентс­тва: стратегия развития и творческие аспекты деятельности» (Москва, МГУ 2005).9 Данные исследования рассматривают мировые информационные агентства в контексте комплекса важных проблем современного информаци­онного пространства: глобализации, роста финансового сектора, коммерциа­лизации, монополизации, диалога и противостояния культур, технологичес­кого прогресса.

Однако стоит отметить, что, хотя авторы предпринимают попытку охарак­теризовать деятельность мировых информагентств на фоне глобальных ком­муникативных процессов, в их работах присутствует некритичное отношение к частному сектору, в том числе в медиасфере. Авторы справедливо отмечают, что информационные агентства на протяжении своей истории являются ката­лизаторами глобализационных процессов и увеличения значимости информа­ции. Но, затрагивая проблемы информационного общества, они нередко огра­ничиваются общими рассуждениями о важности информации в современном мире, не касаясь спектра современных методик изучения данной проблемы на Западе.

Тексты информационных агентств рассматриваются вне связи с их систем­ным воздействием на аудиторию, организационных и системно-коммуника­тивных стратегий. В целом, многие лингвисты (Г. Костомаров, Н. Скрипнико-ва, Г. Колшанский), анализируя медийные дискурсы и стилевые особенности медиатекстов, все же остаются в рамках узкопрофессионального толкования языковых приемов. В нашей работе предпринимается попытка рассмотреть языковые явления с позиций социокультурного и политэкономического мето­дов, что предполагает укрупнение пространства исследования. Язык в нашем исследовании рассматривается как инструмент не только информирования, но и искажения смысла сообщения.

Стоит также отметить, что некоторые авторы, правомерно уделяя значитель­ную долю своих работ объектам исследований - АП и АФП, часто проявляют невнимание к другим агентствам, даже мировым. В частности, в работе Н. Саля-

Информационные агентства на рынке экономических новостей Германии: (Специфика, основные закономерности развития и особенности стилистики). Автореф. канд. дис. М., 2001. Каддур Зияд. Проблемы функционирования и сотрудничества информационных агентств арабских стран. Автореф. канд. дис. М., 1993. Мока-Мокойо Ю. Пана­фриканское информационное агентство (ПАНА): история создания и деятельность (1963-1994 гг). Автореф. канд дис. М., 1995. Пипонкова-Дамянова Л.Б. Субъект международного информационного обмена в современных поли­тических условиях: (На примере деятельности Агентства «София-пресс» в 1983-1989 гг). Автореф. канд. дис. М.. 1991. Погорелый Ю.А. Международные экономические информационные агентства: стратегия развития и твор­ческие аспекты деятельности. Автореф. канд. дис. М., 2001.Саляхова Н.В. Роль и место агентства «Франс-Пресс» в мировых информационных процессах. Автореф. канд. дис. М., 2005

9 Войцехович КА. Информационное агентство Ассошиэйтед пресс в условиях современного информационного рынка. Дис. соиск. уч. ст. к. филол. наук. М. : МГХ 2005. Саляхова Н.В. Роль и место агентства Франс-пресс в мировых информационных процессах. Дис. соиск. уч. ст. к. филол. наук.М. : РХЦН, 2005. Погорелый Ю. Международные эко­номические информационные агентства: стратегия развития и творческие аспекты деятельности. Дис. соиск. уч. ст. к филол. наук. М.: МГХ 2001.


8

ховой содержатся сведения 1984 года о «современной организационной структу­ре Рейтер» (структуре акционеров и количестве передаваемых слов).10В работе К. Войцеховича агентство АФП называется «утратившим статус мирового», а главным конкурентом АП на глобальном информационном рынке, помимо Рей­тер, называется финансово-информационное агентство Блумберг, которое, на наш взгляд, не может считаться мировым информационным. Поэтому эти тезисы К. Войцеховича оспариваются в нашей работе. Метод историзма, предлагаемый авторами, слишком широк для исследований массовой коммуникации и требует уточнений.

В контексте нашего исследования стоит особо выделить работу Ю. Погоре­лого «Международные экономические информационные агентства: стратегия развития и творческие аспекты деятельности». В ней не просто дается масш­табная структурно-функциональная характеристика агентств Рейтер и Блум­берг, автор, осознавая, что их деятельность нельзя анализировать вне общих закономерностей финансового сектора, осуществляет анализ динамики финан­совых рынков и основных их субъектов. Однако при рассмотрении финан­сового сектора, Ю. Погорелый ограничивается лишь общими наблюдениями, что уводит его в сторону от анализа генетических причин усиления влияния финансово-спекулятивного капитала на медиасектор и роли мировых финан­совых агентств в этом процессе. Экономическая часть работы Ю. Погорелого носит, скорее, эмпирико-прикладной, чем теоретический характер, а работа в целом упускает возможность исследования более широких социокультурных закономерностей, связанных с деятельностью финансово-информационных служб. Кроме того, несмотря на значительное внимание жанровому разнообра­зию материалов исследовавшихся агентств, автор не анализирует конкретные новостные тексты.

Новизна исследования содержательно выражается в следующих основ­ных моментах:

  1. в работе впервые в отечественной теории и истории журналистики осуществляется системный анализ функционирования мировых информаци­онных агентств,
  2. в работе впервые осуществляется анализ воздействия мировых ин­формационных агентств на аудиторию,
  3. воздействие агентств впервые рассматривается в единстве их неоли­беральных (организационных, системно-коммуникативных и манипулятив-ных) стратегий, что позволяет по-новому охарактеризовать данный процесс,
  4. мировая система информационных агентств исследуется с точки зре­ния потенциала демократизации глобального информационного пространс­тва, при этом уточняется и переоценивается ее природа,
  5. впервые анализируется экспрессивно-стилистическая матрица ме­дийных текстов информационных агентств,
  6. впервые осуществляется логико-семантический анализ текстов миро-

10        Саляхова Н. Ук. соч. - с. 28


9

вых информационных агентств с точки зрения соотношения эксплицитного и имплицитного.

Методология исследования. В работах российских теоретиков можно вы­делить следующие основные направления в исследовании глобальных инфор­мационных процессов: культурологические исследования медиапроцессов и медиаструктур на базе коммуникативистики - науки, изучающей глобальные процессы в СМК (Я. Засурский, Л. Землянова, Д. Стровский);11 исследования глобальных процессов в контексте медиаэкономики (Е. Вартанова);12 исследо­вания коммуникативных процессов в контексте медиакритики, имеющей целью оперативное познание, интерпретацию и анализ медийной практики (А. Коро-ченский);13 общефилологические исследования коммуникативных актов (И. Гальперин, Г. Колшанский, В. Костомаров, Л. Кройчик);14 лингвокультурологи-ческие исследования коммуникативных структур (с опорой на филологический анализ медиатекстов) (Т. Добросклонская, В. Хорольский, В. Богуславская);15 лингвопрагматические исследования коммуникативных процессов (И. Кобозева, 3. Гурьева, А. Баранов);16 лингвопсихологические исследования медиапроцессов

11   От книги до Интернета. Журналистика и литература на рубеже тысячелетий/отв.редакторы Засурский Я..

Вартанова E. М., 2000. - 256 с, Засурский Я.Глобальное информационное пространство: новые границы // Вест­

ник МГХ № 5, 2003., Засурский Я.. Интернет - стимул развития СМИ //Вестник МГУ Серия «Журналистика», №

б, 2002., Засурский Я. Социологические аспекты журналистской науки. Вестник МГУ Серия «Журналистика» №

1, 2006. - М. - с. 3-6., Землянова Л. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества.

Толковый словарь терминов и концепций. М., 1999. - 300 с, Землянова Л. Современная американская коммуни­

кативистика: Теории, концепции, проблемы, прогнозы. М.,1995. -271 с, Землянова ЛМ. Медиадискурсы и ново­

стные фрейминги (исследования современных зарубежных коммуникативистов) // Вестник МГУ № 2. 2006. - с.

8 - 20.Стровский Д. СМИ в условиях глобализации информационного пространства: к попытке теоретического

обобщения// Современные проблемы журналистской науки. Воронеж, 2006. -с. 98-107.

12    Вартанова Е. Медиаэкономика зарубежных стран. М., 2003. - 335 с. Вартанова Е. Медиаэкономика:

ключевые понятия // Вестник МГУ Серия «Журналистика», № 1, 2002. - с 17-33.

  1. Короченский А.П. «Пятая власть»? Феномен медиакритики в контексте информационного рынка. Рос­тов-на-Дону, 2002.
  2. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 2006. - 140 с, Колшанский Г. Коммуникативная функция и структура языка. М., 2005 - 176 с, Костомаров В. Наш язык в действии: очерки современной русской стилистики. М., 2005 - 287 с, Кройчик Л.Е. По существу ли эти споры? По существу! («МТ», «ВЖТ», «ВПТ»... Далее что?) // Акценты: новое в массовой коммуникации. № 3-4, Воронеж, 2006. - с. 6-12. Кройчик Л.Е. Публицистический текст как дискурс // Акценты: новое в массовой коммуникации. № 3-4, Воронеж, 2005.-с. 11-17.
  3. Добросклонская Т. Теория и методы медиалингвистики (на материале английского языка). М., 2000. -49 с, Доб­росклонская Т. Медиадискурс как объект лингвистики и межкультурной коммуникации // Вестник МГУ № 2. 2006. - с. 20 - 33. Хорольский В., Смотрова И. Еще раз о журналистском тексте и тексте публицистическом в современной газете: спорные культурологические аспекты проблемы //Акценты: новое в массовой коммуникации. №1-2, Воронеж, 2005. -с. 44-47. Хорольский В.В. Смотрова И.В. Стиль качественной англоязычной газеты и эволюция экспрессивно-стилистичес­кой модели англоязычных газет в 1990 - 2000 гг Акценты: новое в массовой коммуникации. №5-6, Воронеж, 2004. - с. 6-13. Хорольский В. Западная литература и публицистика XX века (культурологический подход). В 2 ч. Воронеж, 2005. -280 с, Хорольский В. Западная публицистика XVIII-XX веков: основные вехи эволюции. В 2 ч. Воронеж, 2006. -301 с, Богуславская В. Моделирование текста: лингвосоциокулыурная концепция. Ростов-на-Дону, 2003., Богуславская В.В. Журналистский текст лингвосоциокультурное моделирование. Автореф. дис. д. филол. наук. - Воронеж, 2004. - 37 с.

16   Кобозева И. Лингво-прагматический аспект анализа языка СМИ //Язык СМИ как объект междисцип­

линарного исследования. М., 2003 (http://evartist.narod.ru/textl2/08.htm), Кобозева И. Теория речевых актов как

один из вариантов теории речевой деятельности // Новое в зарубежной лингвистике, Вып. 17. М., 1986. - с. 7

-21., Баранов А. Политическая метафорика публицистического текста: возможности лингвистического мони­

торинга//Язык СМИ как объект междисплинарного исследования. М.,2003. (http://evartistnarod.ru/text/12/09.htmfel2).


10

(А. Леонтьев);17 историко-географические и геополитические исследования (Н. Голядкин, С. Беглов, Г. Вороненкова, Л. Шарончикова, Н. Урина, В. Соколов, С. Михайлов, И. Нечаева);18 социолого-сопоставительные исследования массово-коммуникационных процессов (М. Назаров, В. Терин, Т. Науменко);19 историко-культурные исследования (Ю. Лучинскии);20 манипулятивные теории массово-коммуникационных процессов (С. Кара-Мурза, Е. Доценко).21

Данная работа дополняет отечественные исследования в области глобаль­ных медиапроцессов на основе сочетания социокультурного, политэкономи-ческого и филолого-герменевтического методов.

Актуальность филолого-герменевтического метода в исследовании медиа-процессов обусловлена необходимостью понимания субъективного мира ком­муникатора и антропологических интенций текстопорождения для раскрытия семантики текста, смысла, скрытого за языковыми структурами, имплицитной информации, воздействующей на подсознание адресата. Важнейшей задачей филологического анализа становится соотнесение языковых явлений с действи­тельностью, определение целей и функций коммуникативных актов, когнитив­ных и интенциональных установок коммуникатора.

Т. Добросклонекая справедливо отмечает, что «правильность восприятия тек­ста обеспечивается не только языковыми единицами, но и необходимым общим фоном знаний, коммуникативным фоном. Коммуникативный фон понимается прежде всего как совокупность условий и особенностей производства, распро­странения и восприятия медиатекста, иначе говоря, всего, что стоит за его сло­весной частью».22 Предметом семантического анализа должен стать не реаль-

Баранов А. Введение в прикладную лингвистику. М., 2003. - 360 с, Гурьева 3. Речевая коммуника­ция в сфере бизнеса: лингвопрагматический аспект, Краснодар, 2003., Гурьева 3. Речевая коммуникация в сфере бизнеса (на материале текстов на английском и русском языках). Автореф. дисс. соиск. уч. ст. д. ф.н. - Краснодар, 2003.-40 с.

  1. Леонтьев А. А. Психолингвистические особенности языка СМИ // Язык СМИ как объект междисципли­нарного исследования. М., 2003 (http://evartist.narod.ru/textl2/06.htm). Леонтьев А.А. Психология общения. М., 1999.-365 с.
  2. Голядкин Н. История отечественного и зарубежного телевидения. М., 2004 - 140 с, М., 2001. Голяд­кин Н. ТВ-информация в США. М., 2001. - 228 с, Беглов С. Четвертая власть: британская модель. М., 2002 - 256 с, Вороненкова Г.Н. Путь длинной в пять столетий. М., 1999. - 640 с, Шарончикова Л. Печать Франции (1980-1990). М., 1995. - Урина Н. Итальянская журналистика в 1945-1990 гг. М., 1999. Нечаева И. Африканские телекоммуникации накануне XXI века / От книги до Интернета. Журналистика и литература на рубеже нового тысячелетия. - М., 2000. Соколов В. Периодическая печать Франции. СПб., 1996. - 144 с, Михайлов С. Совре­менная зарубежная журналистика. СПб., 2004. - 320 с
  3. Назаров М.М. Массовая коммуникация в современном мире: методология анализа и практика иссле­дований. М., 2003. - 239 с, Науменко Т.В. Социология массовой коммуникации. СПб., 2002. - 288 с, Терин В Массовая коммуникация. Социокультурные аспекты политического воздействия: исследование опыта Запада М., 2000. - 170 с.
  4. Лучинскии Ю. Медиастабилизация как фактор информационной безопасности государства // Современные проблемы журналистской науки. Воронеж, 2006. - с. 36-41., Лучинскии Ю. Очерки истории зарубежной журна­листики. Краснодар, 1996. - 140 с, Лучинскии Ю. Некоторые тенденции в развитии американской периодической печати первой половины XIX века//Акценты: новое в массовой коммуникации. №1-2, Воронеж, 1998. -с. 72-77
  5. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М., 2006. - 864 с, Доценко Е. Психология манипуляции. М., 2003.-304 с.
  6. Добросклонская Т. Медиадискурс как объект лингвистики и межкультурной коммуникации // Вестник МГУ №2. 2006.-е. 20-33.

11

ный мир, а концептуализация мира, которая интерпритируется и отражается каждым языком по-своему, в рамках идеологических преференций.

Важность нашей методологической установки в том, что специфика исполь­зования тех или иных языковых единиц в текстах информационных агентств во многом детерминируется «весом» каждой из них в системе сверхоперативного информирования реципиента. В этой системе лапидарность усиливает значи­мость каждого сказанного слова и умолчания, причем семантическая пропасть между реальными и освещаемыми событиями должна характеризоваться с опо­рой на понимание языковой природы манипулятивного воздействия.

Кроме того, в условиях стандартизации и унификации языковых средств, используемых при вербализации текстов, особую роль играет создание семан-тико-идеологического поля масс-медиа. Это актуализирует поиск причин фор­мирования определенной конфигурации коммуникативного пространства того или иного СМИ. Исследования медиатекстов, таким образом, не могут считаться достаточными без анализа макроконтекста медиапроцессов.

Для понимания сущности макро ко нтеста мы посчитали наиболее продуктив­ным использовать в качестве взаимодополняющих и взаимообогащающих ком­понентов социокультурный и политэкономический методы. Социокультурный метод, с одной стороны, помогает определить культурный контекст использо­вания медиаресурсов, с другой - подчеркивает социально-политическую зна­чимость медиапотоков. Социокультурный анализ создает пространство для глу­бокой и всесторонней характеристики медиапространства на основании таких факторов, как коммуникация, язык и структура, позволяет эффективно иссле­довать экстралингвистические параметры медиапроцессов. Социокультурная парадигма предполагает учет национальных особенностей, языковой картины мира, создаваемой информационными агентствами. Данная парадигма дает воз­можность увидеть в манере освещения событий закономерности мировоспри­ятия в различных социальных группах.

Политэкономический метод позволяет дополнить исследования макро­контекста медиапроцессов и медиатекстов на основе их анализа в контексте производственных отношений, прежде всего, распределения ресурсов и благ, отношений собственности. Главное отличие политической экономии масс-медиа от медиаэкономики в том, что эти дисциплины имеют общий объект, однако различаются в целях. Медиаэкономика функционирует с инструмен­тальной точки зрения, принципов «ноу-хау», предлагает конкретные установ­ки ведения медиабизнеса (финансового менеджмента, рекламной политики, PR-кампаний, баланса спроса и предложения). И хотя макроэкономические и микроэкономические процессы взаимосвязаны, политическая экономия ста­вит сверхзадачей не изучение воздействия макрофакторов на микрофакторы в экономике, а анализ существующих производственных отношений, определя­ющих медиапроцессы и медиасодержание.

Логико-семантический анализ текстов информационных агентств с точки зрения воздействия на аудиторию, таким образом, исходит из соответствующих


12

социокультурных и политэкономических факторов, обусловливающих мак­роконтекст текстопорождения. Исследуя текс ты информационных агентств необходимо применять элементы лингвокультурологического и лингвопрагма-тического методов, соотнося анализ смысла высказывания и его эффекта.

Междисциплинарный подход, примененный в работе, позволяет рассмот­реть мировые медиапроцессы с точки зрения различных наук: филологии, по­литэкономии, социологии, философии, культурологии, политологии, психоло­гии, страноведения. Интердисциплинарность как методологический принцип анализа обусловлена самим предметом исследования, который характеризует­ся многоаспектностью и множественностью характеристик.

Теоретическую базу диссертации, помимо вышеупомянутых иссле­дований, составили работы зарубежных (Г. Шиллер, Н. Хомский, Э. Хер-ман, Р. Макчесни, П. Голдинг, Н. Гарнем, Г. Мердок, Т. ван Дейк, Н. Фэйрк-лаф, Д. Келлнер, Д. Маквейл, С. Холл, Дж. Фиске, Р. Робертсон, Дж. Лалл, У Ханнерц, М. Прайс, Ф. Уэббстер, О. Бойд-Баррет, К. Патерсон, Т. Рантанен, П. Альварадо, Ю. Вильке, Д. Рид, М. Бланшар1 и другие) теоретиков в области медиапроцессов. Небольшое количество литературынарусскомязыке, посвященное предмету исследования, обусловило большое количество интернет-источников. Эмпирическая база включает в себя журналистские материалы информационных агентств, зарубежных и российских СМИ, в том числе, интернет-источники. Особо

23 Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. М., 1998 -453 с, Herman, E., McChesney, R. The Global Media. The New Missionaries of Corporate Capitalism. London, 1999 - 262 pp., Chomsky, N., Herman, E. The Political Economy of Human Rights. Montreal, 1979 - 398 pp., Chomsky, N., Herman, E. Manufacturing Consent. N.Y., 1988 - 324 pp., Garnham, N. Political Economy and the Practice of Cultural Studies // Ferguson, M., Golding, P. Cultural Studies in Question. London, 1997., ван Дейк Т. Язык, понимание, коммуникация. М., 1989 - 310 с, Fairclough, N. Critical Discourse Analysis. Longman, 1995 - 304 pp., Read, D.   The Power of News. The History of Reuters. Oxford, 1992.

  1. 432 pp., Kellner, D. Ed. Media and cultural studies: Key works. Maiden, 2001. - pp. 177-197., McQuail, D. Ed. McQuail's Mass Communication Theory, 4th ed. London, 2000 - 498 pp., Fiske, J Understanding Popular Culture London, 1989. - pp. 23-47., Hall, S. Culture, media, language : working papers in cultural studies, 1972-79. London, 1980 - pp. 15-47., Robertson, R. Glocalization: Time-Space and Homogeneity-Heterogeneity // Global Modernities. London, 1995 - pp. 25-44., McChesney, R. Rich Media, Poor Democracy. N.Y., 1999, Lull, J. Media, Communication, Culture. Cambridge, 2000 - 256 p., Прайс M. Масс-медиа и государственный суверенитет: Глобальная информаци­онная революция и ее вызов государству. М., 2004. - 332 с, Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М., 2004. -400 с, Rebours, Y. Les difficultсs de la presse сcrite... selon presse мicrite (http ://www.acrimed.org/imprimer php3?id_article=1757), Boyd-Barrett, O., Rantanen, T. The Globalization of News. London, 1998 - 230 pp., Boyd-Bar-rett, O. National and International News Agencies: Issues of Crisis and Realignment//Gazette, 2000. Vol. 62(1)-pp. 5-18., Boyd-Barrett, O. Globalizing the National News Agency // Journalism Studies, 2003. Vol. 4(3) -pp. 371-85., Boyd-Barrett, O. Western News Agencies and the "Media Imperialism" // Journal of International Affairs 1982. Vol. 35(2).
  2. pp. 247-60., Rantanen, T, Boyd-Barrett, O. European National Agencies - the End of an Era or a New Begining? Journalism: Theory, Practice and Criticism. -2000. Vol. 1, #1., Rantanen, T, Boyd-Barrett, O. State News Agencies -A Time for Re-evaluation? II Medien & Zeit, #4 (2001). , Rantanen, T. and Boyd-Barrett, O. Global and National News Agencies: The Unstable Nexus//de Beer, A. S., J.C. Merrill (eds) Global Journalism: Topical Issues and Media Systems. Boston, MA: Allyn and Bacon, 2004. - pp. 35^49., Paterson, С Prospects for a Democratic Information Society: The News Agency Stranglehold on Global Political Discourse // (http://www.lse.ac.uk/collection/emtel/conference/papers/ paterson.pdf)., Paterson, С News Agency Dominance in International News on the Internet//Papers in International and Global Communication. # 1, May, 2006., Blanchard M. The Associated Press Antitrust Suit: A Philosophical Clash over Ownership of First Amendment Rights. // Business History Review, #61, 1987., Alvarado, M., Boyd-Barrett, O. Media Education: an Introduction. London, 1992 - 210 pp. Wilke, J. Agenturen im Nachritenmarkt. Reuters, AFP, VWD/dpa, dpa-fwt, KNA, epd, Worldwide Television News, Dritte Welt-Agenturen. Кц1п, Weimar, Wien, 1993. -420 s., Wilke, J., Rosenberg B. Die Nachrichtenmacher. Zu Strukturen und Arbeitsweisen von Nachrichtenagenturen am Beispiel von AP und DPA. Кц1п, Weimar, Wien, 1991. - 239 s.

13

важными были новостные материалы мировых агентств Ассошиэйтед пресс, Рейтер, Франс Пресс. Кроме того, в работе использованы юридические документы, регулирующие деятельность зарубежных и российских СМИ. Положения, выносимые на защиту.

  1. Несмотря на разнообразие медиаисточников, информационные агент­ства по-прежнему являются доминирующим фактором наполнения массово-коммуникационных процессов. Большее количество поставщиков новостей информирует большее количество людей на основе прежнего количества ис­точников. Субъекты информационной глобализации и монополизации скорее усилили, чем ослабили мощь «оптовых поставщиков» новостей - информаци­онных агентств. Это является, прежде всего, следствием функционирования неолиберальной модели развития медиасектора, направленной на постоянное сокращение расходов и оригинальной журналистской продукции и ведущей к дальнейшей «конвейеризации» в медиасекторе при сохраняющемся разделе­нии системных функций.
  2. Современные неолиберальные глобализационные процессы не предус­матривают реального плюрализма дискурсов в СМИ и направлены на сохра­нение культурного доминирования. При этом дифференциация содержания в условиях монопольной экономики соседствует с поглощением взглядов оппо­нентов, их искажением и маргинализацией. Постмодернистская дифферен­циация создает ситуацию «абсолютного плюрализма», в котором нет «подсис-темных» авторитетов - авторитетом объявляется лишь вся система, так как в обстановке всеобщего недоверия к истинам снижается степень воздействия единичного девиантного изречения.
  3. Технологически-коммуникационное разнообразие современного инфор­мационно-культурного пространства также не означает сущностного дискур-сного плюрализма. Можно утверждать, что дискурсный режим, подчиненный логике неолиберального капитализма, стандартизирует и унифицирует «кон­тент», предназначенный для различных групп аудитории. Соответствующие медиа меняют форму коммуникативных процессов, но не сущность, так как демассификация является лишь звеном в процессе глобализации.
  4. Развитие масс-медиа на рубеже XX - XXI веков находится под всевоз­растающим влиянием процесса финансиализации капитализма. Речь идет не только о росте финансового сектора как такового, а о приобретении ключевых характеристик финансового рынка медиасферой, ее жесткой интегрированнос-ти в финансово-спекулятивные отношения, что позволяет выделить отдельную проблему финансиализации медиасектора. Финансиализация капитализма яв­ляется главным катализатором процессов монополизации медиасферы.
  5. В связи с резкой концентрацией СМК на рубеже XX - XXI веков необхо­димо оспорить утверждения о равноправии субъектов коммуникативного взаи­модействия в современном процессе производства и потребления информации. Слияние культурного и финансового капитала ведет к усилению «дискурсного доминирования» капитала в духовной сфере. Монополизация социокулыур-

14

ных комплексов, включая образование и СМК, доказывает, что в исследовании массовой коммуникации невозможно делать ставку лишь на «интерсубъек­тивное» общение автора и аудитории, полисемию, генерирование значений и смыслов. В связи с этим вызывают сомнение тезисы о распаде традиционной субъектно-объектной оппозиции (В. Мансурова и другие)24 и доминировании интерактивного общения в коммуникативных процессах.

  1. В современной глобальной монопольной, финансово-спекулятивной эко­номической системе информационные агентства, прежде служившие приме­ром опосредованного влияния капитала, испытывают всевозрастающее давле­ние финансового и медийного бизнеса, что объясняется политэкономическими факторами развития СМК в XXI веке. Вследствие усиления влияния финан­сового и медийного капитала информационные агентства в начале XXI века более интенсивно приобретают такие тенденции развития медиасектора, как финансиализация, монополизация, коммерциализация, массовизация, прими­тивизация информации.
  2. Национальные агентства являются предпочтительной структурой для создания барьеров на пути глобальной информационной и культурной экс­пансии. Только информационные агентства с их разветвленной структурой, технологическими и информационными возможностями могут встать на пути тотальной монополизации национальных рынков новостей. Частные информа­ционные агентства не могут служить альтернативой государственным в созда­нии «национальной семиотики», отражающей мнения и интересы различных этнических, классовых и тендерных групп.
  3. «Смягченная модальность», предикативность (в том числе, латентная), многосубъектность, использование в глагольной синтагматике страдательного залога и безличных форм глаголов являются доминантой стилевой матрицы текстов, порождаемых информационными агентствами.
  4. Манипулятивные стратегии, используемые информационными агентс­твами, усиливаются таким их важнейшим институциональным свойством, как избыточное распространение информации. Подробное, фактологичное, «ме­ханическое» описание событий создает оптимальные композиционные усло­вия для концентрации на второстепенных деталях, умолчания и потопления фактов в детализированной информации. Фактологичность информационных агентств позволяет им наиболее эффективно создавать шаблон привычности насильственной смерти, приучая аудиторию к обыденности этого явления или заставляя ее избегать такой информации. Перенасыщение фактами может слу­жить средством создания «закрытых текстов».

10.  Для информационных агентств при освещении различных мнений осо­

бенно характерна «доминирующая семантика» (все стороны представлены, но

одна представлена больше) и «доминирующая коннотация» (в положительном

или отрицательном коннотативном ряду встречается вставка с противополож-

24 Мансурова В. Журналистская картина мира как фактор социальной детерминации. Барнаул, 2002 -235 с.


15

ной коннотацией, которая создает эффект достоверности или используется для подчеркивания доминирования), иллюстрирующие сущность дифференциа­ции современного медиасектора.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследо­вания состоит в том, что оно выводит знания о зарубежных информационных агентствах на новый уровень научного осмысления и обобщения. В работе сформулированы теоретические положения для изучения зарубежных инфор­мационных агентств и медиасистемы зарубежных стран в целом. Материалы и выводы исследования актуальны для характеристики принципов функциони­рования современного российского медиасектора.

Результаты исследования используются в учебных курсах «Современные зарубежные СМИ», «Основы теории коммун икации», «Экономика и менедж­мент СМИ», «Правовые основы журналистики», «Профессиональная этика журналиста», «Международное гуманитарное право и СМИ», в рамках спец­курса «Зарубежные информационные агентства» в Воронеже (ВТУ, ВОФ МГЭИ), Тольятти (ТГУ) и Старом Осколе. Кроме того, положения диссерта­ционного исследования могут использоваться журналистами-практиками, ра­ботающими в информационных агентствах и средствах массовой информации в целом.

Апробация работы. Результаты исследования отражены в монографиях «Зарубежные информационные агентства» (СПб., 2006) и «Мировые инфор­мационные агентства: системное воздействие на аудиторию» (Воронеж, 2007), учебном пособии «Массовая коммуникация в XX веке: концепции западных исследователей» (Воронеж, 2005), главе «Техника и технология телевидения» в учебнике «Техника и технология СМИ» (СПб., 2006) и еще 48 публикациях. Автор делал доклады по теме исследования на международных конференциях и семинарах в Москве, Санкт-Петербурге, Минске, Риге, Белгороде, Липецке, Старом Осколе и Воронеже.

Структура и хронологические рамки диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы из 620 наименований. Хронологические рамки диссертации - 1990-е - 2000-е годы с выходом на ис­торические закономерности.


16

П. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Теоретико-методические особенности изучения медиапро-странства Запада» посвящена научному обоснованию макроконтекста комму­никативной деятельности информационных агентств.

В начале XXI века вряд ли можно подвергать сомнению факт драматических социокультурных сдвигов, вызванных внедрением информационных технологий. С определенностью можно говорить и о том, что информационализация обще­ственной жизни создает новое социокультурное пространство, требующее новой методологии. Однако насущным является вопрос о том, изменили ли новые тех­нологии отношения в сфере распределения коммуникационных ресурсов, и изме­нились ли кардинально субъектно-объектные отношения в сфере коммуникаций.

Нам представляется необходимым опровергнуть тезисы о естественности и безальтернативности существующей медиаструктуры в условиях информацион­ного общества и. Для анализа современных коммуникативных процессов мы обра­щаемся к современным социокультурным исследованиям системы коммуникаций в контексте идей информационного общества. Новизна нашего исследования по сравнению с работами отечественных представителей социолого-сопоставитель-ного направления изучения информационного общества (М. Назаров, В. Терин, Т. Науменко, Л. Федотова) выражается в следующих положениях: информационное общество анализируется в единстве политэкономического и социокультурного ме­тодов, информационное общество характеризуется с учетом сущности основного субъекта массовой коммуникации - капитала, анализ информационного общества проводится на базе диалектики субъектно-объектных отношений коммуникатив­ных процессов, критически анализируется концепция доминирования интерсубъ­ективности в современных медиапроцессах, постмодернистская концепция массо­вой коммуникации анализируется с точки зрения создания нового метанарратива, в контексте массовой коммуникации впервые системно анализируются работы американских философов Р. Рорти, Ф. Джеймисона, Д. Харви, Дж. Роулза.

Основные дискуссии в теоретических рамках информационного общества ин­терпретируют известные проблемы основного субъекта коммуникации, субъект-но-объектных отношений, условий коммуникативного процесса, его культурных последствий.

Ключевым для понимания субъекта и цели современных коммуникативных процессов является вопрос истины и ее соотношения с иллюзией. Идеи об от­сутствии единого целенаправленного информационного потока и плюрализме значений фактически представляют собой поддержку классической либераль­ной концепции о самоорганизующейся системе коммуникаций, отражающей добровольный, достигнутый на основе реализации рьшочных возможностей консенсус. Р. Рорти, наиболее откровенно высказывает мнение о том, что в де­централизованной, созданной на основе случайных обстоятельств реальности наилучшей является либеральная система.  В целом, либеральные теории ин-


17

формационного общества в той или иной форме представляют информацион­ную глобализацию, равно как культурную и экономическую, самоорганизую­щимся, самореферентным, безальтернативным процессом.

Неомарксистами информационное общество рассматривается на основе ло­гики позднего капитализма, примат знания рассматривается в контексте неравно­мерного доступа к коммуникационным ресурсам, начиная от образования. Фор­мулировку «теоретическое знание, а не капитал, является организующим началом социальной системы» можно переиначить так: «теоретическое знание в руках капитала является организующим началом социальной системы». Хотя гипертек­стуальность современной системы СМК действительно несет в себе признаки самореферентности и саморефлексии, в целом это не противоречит вышесказан­ному, а только подтверждает тезис о дифференциации как о механизме поддержа­ния гегемонии.

При этом дифференциация содержания в условиях монопольной экономи­ки ставит целью «абсорбирование» взглядов оппонентов и их маргинализацию. Дифференциация создает ситуацию «плюрализма», в котором нет «узловых» ав­торитетов, авторитетом является лишь вся система. Как писал У Это, «Идеоло­гия - есть последняя коннотация всей совокупности коннотаций, связанных как с самим знаком, так и с контекстом его употребления».25 Узловая информация, так или иначе девиантная по отношению к системе, не должна выполнять функцию формирования смысла. Эту функцию может осуществить лишь сама система.

То есть в обстановке всеобщего недоверия к истинам снимается риск эффекта от единичного девиантного изречения. Девиантные изречения для основной час­ти аудитории будут функционировать лишь как консультативные, функцию фор­мирования они могут выполнять лишь в случае глубокого ознакомления с соот­ветствующим дискурсом. Но капиталистическая система коммуникаций, прежде всего образования, позволяет осуществить такое ознакомление лишь небольшой части населения, имеющей финансовые возможности получить универсальное образование. Таким образом «мейнстрим» нейтрализует чуждую, толкаюшую к социальному протесту информацию, а также возможности аудитории генериро­вать иные значения из основных потоков медиасодержания.

Увеличивающееся разнообразие содержания происходит в рамках единой об­щей линии и подтверждает стратегию непрекращающейся гегемонии и создания все новых способов эту гегемонию удерживать. Несмотря на технологическое раз­нообразие и постмодернистскую дифференциацию содержания, основным субъ­ектом массовой коммуникации по-прежнему является капитал. Следовательно, языковые явления и процессы современного медиапространства, их корреляцию с действительностью, невозможно понять без учета современной природы капитала - коллективного субъекта, аккумулирующего значительные финансовые и другие ресурсы, как правило, за счет несправедливой организации производственных от­ношений, и использующего их для приумножения собственных благ (прежде всего, за счет финансово-спекулятивных операций) и непроизводительного потребления.

25 Эко Y Отсутствующая структура. Введение в семиологию. СПб., 2004. - с. 140


18

Для выявления сущности и характеристик основного субъекта современной массовой коммуникации, субъектно-объектных отношений и каналов информации в работе осуществляется политэкономический анализ современных глобальных процессов в плоскости коммуникативной эволюции рубежа ??-??? веков. Це­лесообразно выдвинуть гипотезу о том, что неолиберальная теория глобализации предоставляет мощное идеологическое прикрытие агрессивности современного капитала. Думается, она способствует продвижению его классовых интересов, что, в свою очередь, ведет к появлению неолиберальных медиастратегий, способс­твующих конвергенции различных подразделений масс-медиа, причем не просто для достижения коммерческих целей, но и для создания оптимальных условий доминирования капитала.

Политэкономический анализ позволяет зафиксировать и обосновать противо­речия неолиберальной капиталистической коммуникативной модели, конфликт интересов в медиапространстве. Технологические инновации в рамках неолибе­ральной глобализации не способствуют уменьшению социального неравенства ни внутри крупных западных стран, ни между развитыми странами и странами «третьего мира». Растущее неравенство в распределении ресурсов, в том числе коммуникационных, на планете в целом и внутри крупнейших капиталистичес­ких стран в частности ставит под сомнение тезис о том, что современная медиа-система полностью ориентируется на информационные потребности человека.

Помимо диалектики развития средств коммуникации и роста социального не­равенства, политэкономический метод, используемый в работе, дает возможность более глубокого анализа таких важнейших тем современной медиасферы, как: ужесточение контроля над информационными потоками в условиях диверсифика­ции медиапродукта, медиаимпериализм, выхолащивание политической дискуссии в СМК, стандартизация и банализация содержания, всевозрастающее значение рекламной и PR-продукции, внедрение методов «стрессового» и «партиципатив-ного» менеджмента в масс-медиа.

На основании рассмотренных нами политэкономических факторов и социо­культурных закономерностей развития современной медиасистемы выделим при­чины интенсификации процессов монополизации в медиасекторе на рубеже XX - XXI веков.

1. Финансиализация капитализма (повышение риска экономической деятель­ности, гигантские выручки от финансово-спекулятивных операций, уменьшение журналистской продукции из-за ужесточения медиаменеджмента в условиях фи-нансиализации, особенно финансовых кризисов, скупка и перепродажа акционер­ных обществ частными инвестиционными фондами, объединение усилий тради­ционного медиакапитала и инвестиционных фондов)

  1. Репрессивное трудовое законодательство (уменьшение журналистской про­дукции и сокращение штата сотрудников в результате ужесточения менеджмента ведет к усилению зависимости небольших СМК от внешней новостной продук­ции и, как следствие, - к монополизации).
  2. Резкий рост социального неравенства (необходимость более жесткой и кон-

19

солидированной информационной политики по пропаганде естественности и не­избежности социального неравенства).

  1. Постмодернистская дифференциация и релятивизация ценностей, запреща­ющие замалчивать девиантные мнения (необходимость приводить максимальное количество мнений требует консолидации главного информационного потока, ко­торый будет маргинализировать эти мнения.)
  2. Экспансионистская политика крупных западных стран (пропаганда естест­венности существующих глобальных экономических отношений, необходимости военных действий и мирных государственных переворотов в неугодных странах).
  3. Стремление создать систему взаимной рекламы различных медиа, прина­длежащих одной медиагруппе и воплощающих одну идею, создавая иллюзию разнообразия (экономические интересы и необходимость поддержания идеологи­ческой гегемонии).
  4. Торжество неолиберального идеологического пафоса, воплощающего до­минирование коммерциализации всех сфер человеческой жизнедеятельности над социальными аспектами (необходимость пропаганды естественности существую­щих социальных отношений и образа жизни).

Вышеизложенные сведения позволяют определить основные тенденции фун­кционирования современной медиасистемы в политэкономическом и социокуль­турном ракурсе. Ключевыми тенденциями современного развития медиасферы на фоне обозначенных политэкономических процессов являются: финансиализация медиасектора; слияние экономического и культурного капитала; консолидация дискурсного доминирования капитала в медиапространстве, делающая невозмож­ной ставку в исследованиях массовой коммуникации лишь на «интерсубъектив­ное» общение автора и аудитории, полисемию и генерирование значений; потеря журналистами статуса ключевого субъекта массовой коммуникации; интенсифи­кация медиаимпериализма.

Основные тенденции функционирования мирового медиасектора в социокуль­турном аспекте можно сформулировать следующим образом: в «иррациональном» постмодернистском информационно-культурном пространстве доминирует раци­ональный дискурс капитала; технологически-коммуникационное разнообразие современного медиапространства не означает реального дискурсного плюрализ­ма; неолиберальное коммуникативное поле является очередной стадией борьбы за идеологическую гегемонию, в котором требования неолиберального постмодер­нистского рынка и децентрализация субъекта предусматривают необходимость большего разнообразия; информационные технологии в контексте неолибераль­ной глобализации усиливают отчуждение человека от средств массовой коммуни­кации; информационная глобализация не снимает проблемы транснационального культурного империализма.

В связи с вышеперечисленными фактами особенно актуальным становится вопрос о социокультурных и политэкономических аспектах наполнения инфор­мационных потоков, создания культурно-коммуникативного пространства в рам­ках всего земного шара и крупнейших западных стран. Соответственно насущ-


20

ной становится проблема анализа политэкономических и культурных оснований функционирования информационных агентств, которые играют важнейшую роль в насыщении информационно-коммуникативных процессов. Именно такой ана­лиз позволяет определить атомарную структуру коммуникативных актов и должен внести значительный вклад в современную коммуникативистику.

Информационное агентство можно определить как информационно-комму­никативный комплекс по накоплению, обработке и распространению общезначи­мых сведений, обеспечивающий оптимальное функционирование медиасистемы в условиях монопольно-финансового капитализма. Обратимся к особенностям «коммуникативной цепочки» информационных агентств, исследование которой автором основывается на сочетании филолого-герменевтического, социокуль­турного и политэкономического методов и классической схемы коммуникатив­ного акта Г. Лассуэлла «кто - что - кому - по какому каналу?».

Образ коммуникатора является носителем основного смысла послания. Субъ­ективность автора в значительной мере подавляется субъективностью двух верх­них уровней коммуникатора (носителя ценностей и владельца медиапредприятия). Роль автора как создателя текста в отечественных филологических науках иссле­дована полно и глубоко. Среди исследователей художественного текста необходи­мо отметить М. Бахтина, В. Виноградова, Б. Кормана, Ю. Лотмана, В. Скобелева. Этот список можно дополнить работами теоретиков, занимающихся проблемами автора публицистического текста (Б. Мисонжников, Л. Свитич, Л. Кройчик, И. Стернин, 3. Попова, М. Горохов). Вышеупомянутые исследования, в основном, выражают идеи системности и саморефлексии в структуре образа автора.

Этот образ может быть как индивидуальным, так и множественным. Автор в системе современной коммуникации не утратил традиционных признаков, но приобрел рад новых: анонимность, коллективность, технологичность. Проблема автора материалов информагентств в структуре коммуникатора является одной из наиболее противоречивых в современном медиапространстве. Информагентства являются иллюстративным примером мегаавторства.26 То есть автор информа­гентства - это, как правило, коллективный субъект, который существует наряду с индивидуальными авторами, и чей нарратив воплощает особенности, общие для всех текстов данного медиа. Происходит процесс абстрагирования от личности отдельного автора.

Для создания эффекта объективности текст предлагается не от имени конк­ретного лица, а от имени всего медиапредприятия. Журналист агентства верба-лизирует общую идеологию и выступает, скорее, в инструментальной, чем в кре­ативной роли. Стандартизация стиля и язьпсовых средств, как ни в каких других медиа, определяет важность отбора и лексической категоризации фактов. Жест­кая организационная структура способствует унификации информационного про­странства. Авторская позиция проявляется не в конкретных материалах агентств, а в дискурсе коммуникатора в целом.

26 См. Горохов М.Ю. Автор публицистического текста как субъект высказывания. Авт. дис. соиск. уч. ст. к ф.н. Воронеж, 2006. -с. 11


21

Дискурс информагентств, по нашему мнению, это создание определенных со­циокультурных смысловых шаблонов (матриц), функционирующих на основании доминирующих в социуме политэкономических отношений. Нарративные страте­гии агентств определяют семантическое и тематическое наполнение их дискурса, что в свою очередь обусловливает создание социокультурных шаблонов. Дискурс агентств, благодаря имманентным свойствам этих медиапредприятий, представ­ляет собой первую, по отношению к большинству печатных и электронных СМИ, нарративизацию происходящего, которая во многом определяет характер и струк­туру медиавысказывания в других СМИ.

Медийные тексты информагентств являются дискретным прагматическим зве­ном медиадискурса. Предметом текстовой деятельности в данном случае является не смысловая информация вообще, а смысловая информация, определяемая конк­ретным замыслом, коммуникативно-побудительным намерением. Условия созда­ния текста и сам текст с интенцией коммуникатора (автора) формируют контекст, характеризующий реализуемые значения с социокультурной точки зрения.

К основным структурно-функциональным характеристикам текстов инфор­мационных агентств относятся: 1) сжатость (семантическая емкость); 2) факто-логичность; 3) семантическая избыточность; 4) приращение семантики; 5) со­бытийность; 6) генерирование прецедентных текстов; 7) самореферентность; 8) интертекстуальность; 9) стандартизация оформления сообщения; 10) деперсони-фикация.

На основе вышеизложенных характеристик можно дать следующее определе­ние медийного текста информационных агентств: это - целостная, упорядоченная, знаковая система, предназначенная для сверхоперативных коммуникативных ак­тов, обладающая значительной семантической емкостью и стандартизированнос-тью.

Структурно-функциональные особенности текстов информагентств подразу­мевают, что эти тексты прежде всего реализуют функцию сообщения и являются весьма предсказуемыми с точки зрения организации языковых средств и содер­жания. Поэтому особенно важную роль при формировании медийного дискурса агентств играют определение семантической структуры и создание контекста при редактировании материалов, которые, как правило, диктуются структурой собс­твенности этих медиапредприятий. Это, в свою очередь, объясняет необходимость исследования макроконтекста текстопорождения в дискурсе информационных агентств.

Канал передачи информации агентствами транслирует сведения, обрабатывае­мые в разных семиотических системах, на основе любых технологических средств передачи и распространения знаков, имеющихся в социокультурной среде на дан­ный момент времени. Все это создает дискурс высшей социокультурной сложнос­ти, описать который можно только на основе междисциплинарного подхода.

Исторически продукт агентств представлял собой массовую информацию, основу которой составляли общественно-политические сведения массового инте­реса. Однако в 1980-е годы на волне общемировой тенденции демассификации


22

медиасектора эти медиапредприятия осуществили диверсификацию контента. Сейчас агентства во многом ориентируются на интересы конкретных сегментов аудитории и являются не только службами новостей, но и базами данных, в кото­рых клиент всегда может найти интересующую его информацию.

Традиционно информация передавалась от агентств аудитории через посред­ника - СМИ. Однако с появлением мультимедийных технологий ситуация изме­нилась. С помощью Интернета агентства значительно расширили прямой выход на аудиторию, а цифровые технологии позволили оптимизировать гигантские базы данных: в текстовом, графическом, видео, аудио, и фотоформате. Продукция информационных агентств чрезвычайно богата по форме, однако это не означает автоматического содержательного разнообразия. Жесткая тематическая структура в большой степени усугубляет проблему клишированности контента на уровне языка и стиля. «Медиатопики» играют важную роль в стандартизации медиапро-странства.

Характеристики коммуникативных актов, генерируемых информационными агентствами, подтверждают актуальность анализа макроконтекста их деятельнос­ти, конкретизировать который и подтвердить соответствующие тезисы теорети­ческими и эмпирическими данными помогут 2-я и 3-я главы.

Вторая глава «Современная система зарубежных информационных агентств: социокультурный, политэкономический и социолингвистический аспекты изучения» посвящена функциональным особенностям деятельности информационных агентств.

Факт появления информационных агентств во второй трети XIX века был обусловлен необходимостью привнесения в журналистику того времени боль­шей свободы, нейтральности и оперативности. Появление такого журналистского предприятия, как информационное агентство, отвечало на запросы времени, ха­рактеризовавшегося развитием капиталистических отношений, борьбой буржуа­зии европейских стран с абсолютистскими устоями за свободу слова и изобрете­нием революционного технологического средства - телеграфа.

Логично увязать развитие феномена буржуазной объективности (объектив­ности в рамках буржуазного консенсуса) с возникновением информационных агентств и считать два этих процесса взаимозависимыми. Появление информа­ционных агентств было не просто ответом на требование времени нести более нейтральную и фактологическую информацию, но и само создавало условия для развития объективности в журналистике. Мы считаем, что главной характерис­тикой возникшей «бизнес-коммуникации» было не только убыстрение и факто-логичность информации, развитие региональных и национальных газетных сис­тем или бурный рост международных и торговых отношений, при всей важности этих явлений, но и стремление набравшего силу класса утвердить свою гегемонию посредством формирования мнимой объективности в прессе, в обществе и в го­сударстве.

Свойства информационных агентств, только что зародившихся субъектов ин­формационного поля, переносятся на западную журналистику того времени в


23

целом. Более того, можно утверждать, что, расширив информационные потоки и постепенно связав телеграфным кабелем континенты земного шара, информаци­онные агентства делают решительный шаг на пути к информационной глобали­зации.

На основании исторических закономерностей и доминирующих политэконо-мических и социокультурных факторов выделим шесть этапов эволюции инфор­мационных агентств.

Первый этап (1830-е - 1860-е годы) - зарождение информационных агентств.

Второй этап (1870 - 1919) - оформление мировой монопольно-империалисти­ческой системы информационных агентств.

Третий этап (1919-1939)- развитие акционерно-корпоративного капитализма дает импульс кооперативной и корпоративной организационным структурам ин­формагентств.

Четвертый этап (1939 - 1945) - Вторая мировая война интенсифицирует ин­формационные войны между агентствами и формирует послевоенную систему «большой пятерки» мировых информационных агентств.

Пятый этап (1945 - 1990-е) - информационный империализм крупнейших за­падных агентств и противодействие ему со стороны развивающихся стран и со­циалистического лагеря.

Шестой этап (1990-е - до наших дней) - информационные агентства являются главным субъектом наполнения глобального мультимедийного пространства, рас­ширяя свое влияние за счет прямого выхода на аудиторию посредством интернет-технологий.

Исходя из целей и задач работы, наиболее важными для нас являются два ос­нования классификации информационных агентств - масштаб зоны влияния и ор­ганизационная форма.

По первому основанию мы выделяем пять типов агентств: локальные, наци­ональные, «кластерные» или региональные (их деятельность, в основном, огра­ничивается некоторым географическим регионом, включающим в себя несколько стран, составляющих сердцевину «кластера»), наднациональные региональные и мировые информационные агентства.

Иначе говоря, первый критерий разделения информационных агентств - зона влияния. Следует заметить, однако, что деятельность информационных агентств нередко выходит за пределы зон влияния. Но перевести их на более высокий уро­вень не позволяет «эмерджентность» такого расширения деятельности. Еще одна особенность - важнейшие количественные типологические показатели агентств - штат, количество передаваемой информации, число бюро и корреспондентских пунктов не всегда означают более высокий статус по масштабу влияния. Напри­мер, итальянское агентство АНСА по многим из этих показателей опережает дру­гие агентства, но зона его влияния ограничивается Италией. Однако надо заметить, что уровень в миллион слов в день достигается только мировыми агентствами.

«Кластерные» региональные информационные агентства часто называют меж­дународными. Мы считаем более точным термин «кластерные», так как у таких


24

агентств обязательно есть своя зона влияния, охватывающая определенный реги­он.27 Можно выделить четыре основные причины появления региональных ин­формационных агентств: культурные (агентство ДПА является региональным, в основном, за счет работы на немецкоязычных территориях), исторические (зона влияния агентства ЭФЭ - испаноязычные территории бывшей Испанской импе­рии), политические (доминирование Китая и Японии в Тихоокеанском регионе Азии), географические (Австралиан Ассошиэйтед пресс).

Заметим также, что практически для всех кластерных информационных агентств существует сразу несколько указанных причин появления (а иногда и все из них), поэтому часто классифицировать их можно лишь по важности.

Российская исследовательница Н. Саляхова выделяет мировые, региональные и национальные агентства,28 понимая под региональными организации информа­ционных агентств (ПАНА, КАНА, ФАНА и другие), не отделяя агентства ДПА, ЭФЭ и Синьхуа от национальных. Мы считаем обязательным разграничение собственно региональных и наднациональных региональных информационных агентств, так как они различны как по структуре, так и по целям и задачам. Тем бо­лее недопустимым мы считаем объединять в типе национальных агентства ДПА и, скажем, албанское ATA, из-за различных масштабов деятельности. Отметим также, что исследователи часто упускают из вида локальные агентства, которые не может абсорбировать ни один из выделяемых ими типов.

По второму основанию мы выделяем шесть типов информагентств: государс­твенные, государственные с участием частного капитала, частные, кооперативные объединения прессы, корпоративные объединения СМИ в виде закрытых акцио­нерных обществ, открытые акционерные общества.

Профессор Т. Рантанен предложила ставшую модельной классификацию из трех типов организационных форм: государственную, частную и кооператив­ную.29 Мы считаем эту классификацию, в основном поддерживаемую исследо­вателями информационных агентств, слишком широкой. Очевидно, что нельзя уравнивать в статусе государственных агентство АФП, в котором около 40% финансирования осуществляется государством, и иорданское агентство Петра, полностью находящееся под контролем правительства своей страны. А в статусе частных нельзя уравнивать агентство Рейтер, имеющее более 32 000 акционеров, и мексиканское Информекс, сохранившее модель семейного бизнеса. Классифи­кация профессора О. Бойд-Баррета,30 собравшего под зонтиком статуса частных паевых и корпоративные и кооперативные агентства, также выглядит спорной, так как кооперативные агентства - это, прежде всего, некоммерческие структуры, поэтому их организационная структура накладывает более значительные ограни­чения на коммерческую деятельность, как в случае с функционированием АП в Интернете.

  1. См. подробнее. Сапунов В. Зарубежные информационные агентства. СПб, 2006. - с. 224-251
  2. Саляхова Н. Ук. соч. - с.36
  3. Rantanen, Т. The Foreign News in Imperial Russia. The Relationship between International and Russian News Agencies (1856-1914). Helsinki, 1990. -p.27.

30    Boyd-Barrett, O. International News Agencies. London, 1980. -pp. 56-64


25

Небольшое количество крупных частных агентств объясняется их неприбыль­ностью, которая вытекает из их статуса - поставщика сверхоперативной информа­ции и организации «повестки дня» СМИ. Все это требует использования новейших технологий и высокого профессионализма, при этом тот, кто будет оплачивать это, не будет на виду, в отличие от других магнатов. Рекламная деятельность не при­носит значительных доходов, так как агентства, в основном, не работают с кли­ентами напрямую и вынуждены ограничиваться услугами по распространению и реже - производству рекламных материалов. То есть информационные агентства фактически выполняют функции «биржи» в журналистской сфере и создаются не для прибыли, а для оптимизации медиасистемы. Прибыль получают лишь фи­нансовые агентства, те, чья деятельность направлена на обслуживание бизнеса, особенно спекулятивного сектора, а также локальные агентства, чья деятельность не требует значительных издержек. Это подтверждается экономическими показа­телями европейских информационных агентств.31

Сейчас количество государственных агентств в мире составляет около 2/3 от общего числа. Функционирование государственных агентств, в основном ха­рактерно для неевропейских и неамериканских стран. В Европе самыми попу­лярными организационными формами являются кооперативы, корпорации и государственные агентства с участием частного капитала. Из 30 членов ЕАНА (Европейской ассоциации агентств новостей) 11 являются паевыми, а остальные представляют собой частично государственные агентства. Это касается, прежде всего, государств Восточной Европы.

Формы организации государственных агентств в этом регионе различны: ПАП - акционерное общество, ЧТК (Чехия) - общественная организация, БТА (Бол­гария) - автономная организация, МТИ - корпорация. Влияние государства тоже различно, например, в случае МТИ президент страны назначает президента кор­порации, в ЧТК члены наблюдательного совета назначаются парламентом, МТИ получает от правительственных субсидий 40-50% доходов, а ЧТК не получает прямого государственного финансирования. Приоритет государственных агентств в Восточной Европе во многом объясняется тем, что большинство СМИ в регионе принадлежат западному капиталу, которому нет необходимости создавать паевые агентства в восточноевропейских странах, так как соответствующие медиахол-динги являются клиентами мировых и региональных информационных агентств.

Проанализировав структуру и уточнив классификацию информационных агентств, необходимо обратить внимание на следующие тенденции их развития:

  1. Усиление влияния капитала, стремление отдельных медиагрупп переориен­тировать паевые агентства на получение прибыли и осуществить процесс разго­сударствления национальных агентств.
  2. Внедрение менеджментом агентств неолиберальных принципов управ­ления: журналисты и другие работники агентств являются основной статьей сокращения расходов. Помимо увольнений и уменьшений зарплаты, владельцы

31   См. подробнее об этом Сапунов В. Мировые информационные агентства: системное воздействие на аудиторию. Воронеж, 2007. -с. 142-157


26

агентств практикуют такие методы, как использование работников сразу в не­скольких службах и совместных предприятиях.

  1. Ослабление социальной функции агентств, выражающееся как формаль­но, так и содержательно, наблюдается также ослабление позиций национальных агентств.
  2. Тенденция к коммерциализации медиасодержания усиливает позиции мас­совой прессы в паевых агентствах. Переориентация на «инфотэйнмент» пред­ставляет угрозу для агентств, визитной карточкой которых является стремление к точности и полноте освещения событий. Увеличение количества примитивной информации может привести к потере статуса солидных источников информации и усилить позиции их конкурентов.
  3. Усиление прямого контакта агентств с аудиторией, увеличение количества клиентов, не являющихся СМИ, особенно в финансовом секторе.
  4. Главными причинами, тормозящими развитие агентств в «третьем мире» являются экспансионистские стратегии крупных медиапредприятий, тормозящие развитие социальной инфраструктуры и стимулирующий бедность, нехватку ква­лифицированных кадров, коррупцию.

Жанры информационных агентств можно классифицировать следующим об­разом: «молния» - сообщение в форме заголовка, состоящего обычно из 4-6 слов (не более 50 знаков); новость с пометкой «срочно» - сообщение в форме «лида», которое обычно не превышает пяти строк и используется как сообщение о ново­сти, которое появляется через пять минут после «молнии»; «бюллетень» (30-35 слов) - расширенная версия основной новости: к «лиду» добавляются все новые подробности; «обзор» (30-50 строк) - материал, в котором излагается все, что из­вестно агентству о событии (в порядке добавления поступающих сведений); «син­тез» - готовый информационный продукт (около 80-100 строк) для размещения на новостных порталах в Интернете и передачи печатным СМИ, радио и телевизион­ным станциям, который выходит в конце дня.

Жанровая структура материалов агентств во многом определяет особенности их стиля. С точки зрения социолингвистики, основными особенностями стилевой матрицы информационных агентств являются:

  1. Стремление к максимально точному, подробному, фактологичному и доку­ментальному описанию событий. В связи с этим агентства используют большое количество цифр, имен, географических названий, высказываний. Очевидно тя­готение к семантической ясности, однозначности понимания материала, которое наряду с использованием жестких стилевых шаблонов и предельной клиширован-ностью, типичностью языковых средств позволяет назвать тексты информацион­ных агентств образцом «закрытых текстов».
  2. Большое количество субъектов высказывания, а, следовательно, косвенных коммуникативных актов создает эффект объективности, достоверности, плюра­лизма и предоставления адресату большей свободы реагирования. Кроме того, агентства, практически не использующие характерные для других масс-медиа речевые фигуры (метафоры, гиперболы, литоты), могут цитировать высказывания

27

субъектов, содержащие эмоционально-экспрессивную лексику, что повышает экс­прессию материалов. Например, материал АФП «Пережившие убийства иракские курды борются за выживание» от 14.05.06, содержит такую фразу главного героя: «Я проливал кровь за Саддама, и пока я сидел в иранской тюрьме, он убил мою семью. Суд над ним несправедлив. Справедливость восторжествует, если каждый день, пока он будет умирать, от его тела будут отрывать по куску. Я бы сам хотел отрезать ему голову».

    • Для экономии речевых средств и повышения экспрессии (в частности, со­здания эффекта оперативности) агентства используют сокращения, аббревиатуры, сращения и стяжения в общеполитической и специальной лексике. Особенно это характерно для Ассошиэйтед пресс; Рейтер и АФП пользуются сокращениями в меньшей степени.
    • Информационные агентства используют экспрессивные заголовки. Их экс­прессивность выражается, прежде всего, в эллипсисе (главным образом -глагола-связки и должности политика (Brazil's Lula)), активности действия и указании на источник информации. Последнее в большей степени характерно для Рейтер, первое - для Ассошиэйтед пресс. Отсутствие же заголовков агентств заголовке эллипсиса (Al-Zarkawi is dead) объясняется предельной акцентуацией на событии, что также создает экспрессию.
    • Агентства часто применяют эмфатические утверждения, которые подтверж­дают мысль, высказанную в заголовке. Такие утверждения используются для со­здания эффекта достоверности и надежности источника информации. С этой же целью часто используются повторы слов и словосочетаний.
    • Анализ коротких сообщений информагентств показывает, что сжатость ма­териала не противоречит употреблению экспрессивных язьшэвых средств. Они обеспечивают эффект динамичности, напряженности и конфликтности ситуации, что компенсирует отсутствие ярко выраженных публицистических приемов и со­здает своеобразный публицистический контекст, эмоциональную ауру.
    • Предикативность. Действие является важным элементом в языковой струк­туре агентств. Большое количество глаголов должно подчеркивать динамичность и оперативность информации. Особенно это характерно для Рейтер, чьи материа­лы, как правило, меньше по объему, чем аналоги АП. Установку на действие обыч­но дополняет большое количество пропозициональных высказываний. Обильное количество исторической информации может создавать эффект латентной преди­кативности, неизбежности повторения подобных событий в будущем.
    1. Частое использование страдательного залога и безличных форм глаголов, характерное для глагольной синтагматики текстов агентств, создает эффект ней­тральности, отстраненности автора как от текста, так и от адресата. Кроме того, генерируется эффект типичности и естественности происходящих событий, ко­торые происходят без решающего участия субъектов. Это может подчеркивать экспрессию тревоги, особенно если речь идет о военных действиях. Именно поэ­тому наибольшее количество пассивных форм встречается в материалах о воору­женных конфликтах.

    28

    9. Смягченная модальность. Конструкции "thought to be", "alleged", "supposed"

    выражают модальность предположения, а не утверждения. Такое смягчение может

    создавать впечатление оперативности, ссылки на источник, который невозможно

    проверить за столь короткий отрезок времени. Кроме того, данное стилистическое

    явление усиливает поэтику косвенной оценочности.

    1. Агентства используют метонимические конструкции, которые, хотя, и не являются эмоционально-экспрессивными, способствуют динамичности повест­вования (U.S. help, U.S. withdrawal). Использование идиом, привычных, устояв­шихся выражений способствует не столько повышению экспрессивности, сколько повышению уровня семантической ясности текста.
    2. Для материалов в стиле «инфотэйнмент» характерны: меньший объем, большая динамичность языка, усечения, более частое использование глаголов в форме "continuous". Тем не менее, стиль этих материалов по экспрессивности чаще всего уступает даже стилю качественной англоязычной прессы (сравним, например с неологизмами из газеты «Индепендент»: UFOria, sexcessor, sindustry, pornocrat, vodkaholic, videot). Большое количество глагольных сочетаний в матери­але в стиле «инфотэйнмент» является нетипичным для медиатекстов. Более харак­терным для развлекательных или развлекательно-информационных материалов является доминирование именных словосочетаний. Это акцентуирует новостной компонент сообщений этого типа, распространяемых агентствами.
    3. Специализированные тексты информационных агентств обычно реализу­ются в научно-популярном стиле и содержат, в основном, несложные термины. Здесь также прослеживается стремление к семантической ясности. Исключение составляют финансово-экономические термины, многие из которых непонятны неподготовленной аудитории. Тем не менее, основная мысль таких текстов все-таки является семантически ясной, а обилие терминов может создавать эффект солидности и доверия.

    Охарактеризовать современное функционирование информагентств невоз­можно без учета их правового статуса. Практически во всех государствах деятель­ность информационных агентств регулируется общими положениями или закона­ми о печати. Но, хотя содержание материалов регулируется так же, как в других СМИ, особые основания регулирования информационных агентств могут следо­вать из четырех причин: информация, в основном, передается массовой аудитории через посредника; материалы распространяются не периодически (с равными про­межутками времени), но постоянно, на более оперативной основе; оперативная информация агентств практически не проверяется СМИ; форма представления и способ распространения материалов - небольшими порциями по каналам связи - тоже отличаются от обычных сообщений СМИ.

    По результатам анализа правового поля информационных агентств зафикси­руем его наиболее противоречивые проблемы: 1) авторское право на новостные сообщения информационных агентств; 2) авторское право на фрагменты тексто­вых материалов и уменьшенные фотографии, копируемые новостными порталами и блогами в Интернете; 3) структура паевых агентств, возможность вступления


    29

    в корпоративные и кооперативные объединения новых членов; 4) антимонополь­ные ограничения в корпоративных и кооперативных агентствах; 5) использование агентствами телекоммуникационных ресурсов; 6) налоговые льготы, субсидии, субвенции и другие формы государственной поддержки агентств; 7) назначение государством руководителей негосударственных информагентств.

    Рассматривая организационное развитие трех мировых информационных агентств (АФП, АП и Рейтер) с точки зрения доминирующих политэкономичес-ких и социокультурных факторов и стратегии развития, можно наблюдать следу­ющие закономерности.

    1. Ориентация на обслуживание финансового сектора, которому понадобилась не просто сверхоперативная финансовая информация, а автоматизированные опе­рационные услуги. Ответом на эту финансиализацию капитализма стало преобра­зование Рейтер, появление специализированных финансовых агентств Блумберг и Томсон файнэншл и специализированных финансовых служб АП - Доу Джонс и АФЭкс. Реорганизация Рейтер не просто предвосхитила финансиализацию ме-диасектора, но и дала ей значительный импульс, создав прецедент собственности финансово-спекулятивного капитала на масс-медиа, культуру ведения финансо­вых операций посредством медиатехнологий и работы с финансовой информаци­ей. Резкое увеличение внимания информагентств финансовому сектору отражает финансиализацию экономики в эпоху «позднего капитализма» и составляет важ­нейший политэкономический фактор современного функционирования мировых агентств новостей.
    2. Синергетика тенденций монополизации и финансиализации, которая на­блюдается при участии суперкоммерческой структуры Рейтер с медийными биз­нес-структурами, ориентированными на финансовый сектор. В таких сделках, апофеозом которых стало слияние Рейтер и Томсон, очевидные монопольные пре­имущества, получаемые компаниями, соединяются с прибылями спекулятивного капитала от продажи каждой акции в совокупности с его потенциальными дина­мическими прибылями при приобретении части акций поглощающей структуры.
    3. Увеличение влияния капитала. Его испытали все три агентства. Рейтер явля­ется открытым акционерным обществом и находится в исключительной собствен­ности финансового капитала. Доля государственных субвенций в АФП постоянно уменьшается, а частный капитал играет все большую роль в принятии стратеги­ческих решений агентства. АП теперь испытывает не только косвенное влияние капитала владельцев СМИ - участников кооператива, но и прямое воздействие Майкрософт, выразившееся в создании совместного интернет-предприятия, служ­бы «АП Онлайн видео».
    4. Проведение политики «жесткого менеджмента», выражающегося большей частью в сокращении журналистской продукции и журналистских должностей, корреспондентских пунктов и бюро, расходов на развитие и увольнении сотрудни­ков. Это касается, прежде всего, Рейтер и АФП, однако ужесточение управленчес­ких механизмов в некоммерческом кооперативе АП также становится тенденцией (сетевой наем, деятельность службы АП Ад СЕНД). Сокращение корреспондент-

    30

    ских бюро и их концентрация в коммерчески выгодных зонах ведет к еще большей унификации продукции и еще большему уменьшению внимания по отношению к бедным странам и регионам, а также центрам альтернативной политики (закрытие бюро АФП в столице Венесуэлы Каракасе).

    1. В классической неолиберальной традиции мировые информационные агент­ства, являясь ТНК, начинают переносить производство в оффшорные зоны. Пер­вопроходцем стало агентство Рейтер, которое перенесло в Бангалор значительную часть лондонского и вашингтонского производства. Это уже сказалось на качестве работы (беспрецедентная ошибка бангалорского бюро в июле 2005 года, случаи с А. Хаджем и О.Б. Мохаммедом). Перенос производства в Сингапур и Польшу подтверждает эту тенденцию.
    2. Мировые информационные агентства, сокращая качественную журналист­скую продукцию, все больше ориентируются на развлекательную продукцию в жанре инфотэйнмента. Эта тенденция, характерная для всех мировых информа­ционных агентств не дает возможности согласиться с тезисом о том, что одной из определяющих характеристик их продукции в начале XXI века является «не­массовость».32 Парадокс заключается в том, что понижение качества информации является невыгодным для агентств, так как оно делает их более уязвимыми перед конкурентами с более низкими стандартами работы.

    Однако общие тенденции развития медиарынка определяют требования кли­ентов, а клиенты в свою очередь диктуют свои требования агентствам, что не мо­жет не внести изменений в социокультурную парадигму их сообщений. Такое изменение редакционной политики позволяет увеличивать количество недорогих сюжетов, а соответственно увольнять опытных сотрудников и заменять их низко­оплачиваемыми молодыми сотрудниками или внештатными работниками. Ком­мерческие интересы в Интернете влияют и на форму представления материалов агентств на новостных порталах. В частности, с марта 2007 года менеджеры сайта Яху увеличили в размере примерно в 2 раза рекламные вставки в тексты агентств и перенесли из правого поля в центр. За счет этого строка сообщений стала начи­тывать 80 символов вместо 60, а «лид» вместо 5 строк стал занимать 2.

    7. Интернет позволил информационным агентствам расширить рекламные воз­

    можности. Если раньше рекламная деятельность агентств ограничивалась лишь

    помощью клиентам при создании и размещении рекламы, то введение в действие

    службы «АП Онлайн видео» ознаменовало прямую рекламную деятельность, ха­

    рактерную для аудиовизуальных СМИ.

    В третьей главе «Механизмы воздействия мировых информационных агентств на аудиторию» рассматриваются системно-коммуникативные страте­гии агентств и механизмы их манипулятивного воздействия на аудиторию.

    Системно-коммуникативные стратегии агентств целесообразно анализировать с точки зрения их главной функции в медиасистеме - наполнения информаци­онного пространства актуальными, социально значимыми сообщениями. В кон­тексте возникновения и развития интернет-технологий системно-коммуникатив-

    32 Войцехович К. Ук. соч. - с.20


    31

    ные стратегии информационных агентств стоит рассматривать в трех аспектах. Во-первых, надо ответить на вопрос, смогли ли интернет-агентства составить конкуренцию традиционным агентствам, во-вторых, надо определить, как влияет на системно-коммуникативные стратегии агентств использование ими интернет-технологий. В-третьих, надо выяснить, привело ли появление Интернета к разру­шению естественной монополии информационных агентств в наполнении инфор­мационных потоков.

    Попытки создать крупные Интернет-агентства как бизнес-предприятия такие, как Уорлд ньюз коннекпш или Интернет ньюз бюро, не приносят желаемых ре­зультатов. Им трудно конкурировать с традиционными агентствами, так как у них нет ни разветвленной корреспондентской сети, ни необходимой инфраструктуры, ни необходимого количества эксклюзивной информации, ни авторитета, который особенно важен, когда решение надо принимать в течение нескольких минут или даже секунд.

    Анализ наполнения медиапотоков интернет-каналами позволяет заключить, что Интернет, как и другие коммуникационные технологии периода Новейшей истории, не до конца оправдал возлагавшихся на него надежд по демократизации медиапространства и развитию в нем плюрализма. Субъекты информационной глобализации и монополизации скорее усилили, чем ослабили мощь «оптовых поставщиков» новостей - информационных агентств в наполнении информаци­онных потоков.

    Очевидно, что в связи с появлением Интернета в мире резко выросло коли­чество источников информации, однако даже самые крупные из них на регуляр­ной основе освещают только самые крупные международные события (например, войны), а повседневное освещение остается практически эксклюзивной зоной деятельности информационных агентств. То есть большее количество поставщи­ков информации информирует большее количество людей на основе прежнего ко­личества основных источников. Глобальные мультимедийные информационные конгломераты (прежде всего Рейтер и АП) доминируют в Интернете.

    Основными причинами системной зависимости интернет-порталов от миро­вых информационных агентств стали:

    1. Кризис, который разразился в интернет-индустрии после взрыва финансо­вого «пузыря» на фондовом рынке интернет-компаний и интернет-технологий в 2001 году и привел к резкому сокращению количества собственных журналист­ских материалов и журналистской продукции интернет-порталов.
    2. Кризис 2001 года привел к тому, что крупнейшие интернет-компании (на­пример, Гугл, Яху или МСН) осуществили структурную конвергенцию. Теперь их сайты в Интернете стали выполнять функции новостных порталов, новостных «аггрегаторов» (сайтов, группирующих новости) и поисковых систем одновре­менно. Такая конвергенция дала импульс еще большей монополизации новостно­го пространства в Интернете.
    3. Желание веб-сайтов привлечь внимание клиентов известными брэндами, такими как Рейтер или АП.   Крупнейшие веб-сайты хотят, чтобы пользователи

    32

    воспринимали их как надежные источники информации.

    4. Общая тенденция уменьшения аналитических материалов в сфере веб-про­

    изводства. Консультанты рекомендуют провайдерам новостных сайтов уменьшить

    аналитическую составляющую сообщений и использовать редакционные ресур­

    сы для того, чтобы «развивать заголовки новостей». Такие рекомендации основы­

    ваются на том, что клиенты обычно тратят не более 10 минут на ознакомление с

    «он-лайн новостями».

    5.   Сокращение финансирования новостного телевизионного производства

    крупнейшими медиакорпорациями неизбежно ведет к уменьшению расходов на

    интернет-продукцию.

    Таким образом можно сделать вывод: мнения о демократической и плюралисти­ческой сущности Интернета, которые разделяют многие отечественные и западные исследователи (например, И. Засурский или П. Ауфдерхайде),33 являются несколько преувеличенными. Безусловно, новые цифровые и мультимедийные технологии спо­собствуют увеличению возможностей свободного высказывания и жанрового разно­образия, способного привлекать аудиторию, ослаблению контроля над информацией со стороны государства. Однако это лишь формальные признаки демократизации.

    Для нас суть демократизации медиапространства - это реальный плюрализм мнений, выражающийся в добросовестном представлении различных точек зре­ния на ключевые вопросы современности, адекватном и пропорциональном до­ступе к коммуникационным ресурсам представителей различных политических, идеологических и социальных групп, позволяющий создать максимально объ­ективную картину происходящего, повышении гуманитарно-образовательного уровня населения и, в конечном итоге, возможности граждан влиять на при­нятие политических и экономических решений. Иными словами, само по себе наличие новейших технологий не является существенным признаком демокра­тизации медиасферы, таким признаком может быть лишь их использование на благо общества, а не на благо наиболее богатых слоев населения. Необходимо использовать формально-демократические свойства технологий для развития сущностно-демократических, а это следует считать перспективой отдаленного будущего.

    Итак, выделим главные составляющие системно-коммуникативных стратегий мировых агентств в начале XXI века: 1) сохранение функции главного источни­ка информационного наполнения и координации деятельности субъектов медиа-пространства; 2) консолидация этой функции с помощью новейших технологий («проталкивание», бесплатная рассылка новостей по электронной почте, создание стандартных гипертекстовых форматов, рассылка на мобильные телефоны); 3) ис­пользование интернет-технологий для прямого выхода на аудиторию и расшире­ния списка посредников для выхода на аудиторию; 4) борьба с интернет-источни­ками, пытающимися использовать структурные преимущества информационных агентств в ущерб им (АФП), и, в тоже время, попытки примирения, разделения

    33 См., например, Засурский И. Реконструкция России. Масс-медиа и политика в 90-е. М., 2001. - 228 с, Aufderheide, P. Nice-Market Culture, Off and On line // The Electronic Grapevine: Rumor, Reputation, and Reporting in New On-Line Environment. Borden, D., Harvey, K. (eds.) Mahwah, N.J., 1998. -pp. 131 -144


    33

    труда и даже конвергенции с субъектами киберпространства (Рейтер, АП).

    В связи с этим актуальным является анализ потенциала демократизации медиа-пространства. Рассмотрев деятельность альтернативных мировых агентств, можно зафиксировать следующие причины, по которым эти агентства пока не могут кон­курировать с ортодоксальными: нехватка финансирования, информационная бло­када, когнитивные барьеры, организации, нехватка квалифицированных кадров.

    Потенциал демократизации медиапространства национальными информа­ционными агентствами, определяющийся структурными возможностями (для государственных и паевых агентств) способствовать сохранению национальной идентичности и культуры государств, вносить вклад в разнообразие источников информации и реализовывать принцип социальной ответственности, не могут де­лать этого в полной мере из-за ряда дисфункциональных явлений.

    Это, прежде всего, конфликты между владельцами агентства (государствен­ными чиновниками, политиками, медиаструктурами) и его руководителями; конфликты интересов между агентствами, членами кооперативов и корпораций и клиентами по поводу подписных цен и доступа новых клиентов к новым или традиционным продуктам; увеличивающаяся конкуренция со стороны частных местных агентств и других СМИ, которые работают в роли «оптовых» поставщи­ков новостей; неспособность выплачивать зарплату (это характерно для агентств развивающихся стран), трудности в поиске средств для электронных и интернет-служб.34 Добавим, что использование Интернета корпоративными и кооператив­ными агентствами ограничено внутренней структурой. Члены таких агентств озабочены конкуренцией общего портала с их собственными сайтами. Поэтому развитие интернет-проектов идет медленнее, чем могло бы.

    Главным компонентом стратегий медиавоздействия информагентств является создание иллюзии безальтернативности существующих политических, экономи­ческих, социальных и культурных отношений. Он стал насущным в условиях невозможности умолчания о событиях и актуализирует исследования манипуля-тивных механизмов наполнения медиапотоков. Логико-семантическому анализу сообщений информационных агентств исследователями уделяется мало внима­ния. Хотя именно такой анализ позволяет полнее охарактеризовать манипулятив-ные механизмы мировых информационных агентств и, таким образом, более тща­тельно проанализировать их дискурс.

    Филолого-герменевтический принцип «вживания» в субъективный мир ком­муникатора позволяет антропологизировать процесс производства и восприятия информации, что необходимо для более адекватного понимания семантики текста, а также для реализации принципа верификации речевых актов, позволяющий со­отнести семантику текстов с реальностью. Герменевтическая процедура позволя­ет лучше увидеть динамику текстового движения в пространстве.

    Как справедливо отмечает О. Александрова «для изучения языка в динами­ческом плане, что имеет первостепенное значение для языка СМИ, необходимо знание о языковом динамизме, как, с одной стороны, динамике развертывания

    34 Boyd-Barrett, О. Final report of the Workshop on News Agencies in the Era of Internet. Paris, 2001b


    34

    речи в определенной прагматичесюи ситуации, а также знание о соотнесенности высказываемого с действительностью, с другой».35 Наше исследование на осно­вании социокультурной реконструкции, объединения вербальной составляющей и экстралингвистических факторов, создает коммуникативный фон, позволяющий охарактеризовать дискурс информационных агентств.

    По результатам логико-семантического анализа материалов мировых инфор­мационных агентств, можно сделать следующие выводы:

    1. главное направление манипулятивной стратегии мировых информацион­ных агентств - безальтернативность неолиберальной капиталистической глобали­зации, в том числе признание военных способов ее утверждения и соответствую­щих экономических и социокультурных отношений;
    2. мировые информационные агентства активно используют методы косвен­но-оценочной пропаганды, которая, благодаря «механическому» языку агентств, осуществляется на более тонком уровне, чем в других СМИ, и становится все ме­нее распознаваемой;
    3. механизмы этой пропаганды включают в себя, прежде всего, различные варианты утверждения и умолчания, композиционной или семантической обра­ботки и пояснений, а также создание определенного спектра мнений;
    4. манипулятивные стратегии учитывают такое важнейшее институцио­нальные свойство агентств, как избыточное распространение информации. Под­робное описание событий создает оптимальные композиционные условия для концентрации на второстепенных деталях, умолчания и потопления «ненужной» информации;
    5. фактологичность информационных агентств позволяют им создавать стереотип естественности гибели десятков людей, приучая аудиторию к обыден­ности этого явления или заставляя ее вовсе избегать такой информации;
    6. для информационных агентств при представлении различных мнений особенно характерна «доминирующая семантика» (все стороны представлены, но одна представлена больше) и «доминирующая коннотация» (в положительном или отрицательном коннотативном ряду встречается вставка с противоположной кон­нотацией, которая создает эффект достоверности или используется для подчерки­вания доминирования - победа над экстремистами), иллюстрирующие сущность дифференциации современного медиасектора;
    7. композиционная обработка может включать создание «каркаса», усиле­ние положительной коннотативной цепочки, акцентирование и «потопление», композицию перечисления, разбивку выступления на фразы, в основном, для со­здания эффекта повторения и кумуляции;
    8. семантическая, стилистическая и синтаксическая обработка могут вклю­чать коннотационную и денотационную обработку, смешивание стилей, эллипсис, смягчение и размывание эффекта;

    35 Александрова О.В. Язык средств массовой информации как часть коллективного пространства общества // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования. М., 2003 (http://evartist.narod.ru/ textl2/07.htm).


    35

    1. метод подстраховки ложных сообщений правдивыми модифицировал­ся, правдивые материалы не просто «заверяют» ложные. Значение правдивой информации может принижаться, например, заголовком или нужным спектром мнений политиков или простых людей;
    2. агентства эффективно используют в качестве оценочного инструмента косвенные коммуникативные акты, особенно для создания спектра мнений и не­обходимого утверждения в выводе;
    3. важное значение в манипулятивных технологиях приобретают графи­ческие компоненты текста (скобки, кавычки), в то же время, в отличие от других СМИ, агентства не так акцентированно используют вопросительные или воскли­цательные знаки. Вопросы или восклицания мы встречаем, в основном, в прямой речи.

    В Заключении обобщаются основные положения диссертационного исследо­вания. Подчеркивается, что глобальные медиапроцессы развиваются в условиях монопольной, финансово-спекулятивной экономики, ведущей к увеличению со­циального неравенства и сужению круга социальных позиций, неподконтрольных капиталу. Медиасектор в полной мере отражает принципиальные политэкономи-ческие тенденции последнего десятилетия. Гипермонополизация СМК означает консолидацию крупного медиакапитала для оптимизации его существования в условиях финансиализации капитализма.

    Финансиализация современной экономики означает абсорбирование основных характеристик финансового сектора другими секторами экономики, в том числе медиасферой. Финансово-спекулятивный капитализм резко интенсифицировал неолиберальную организацию производства, которая подразумевает сокращение расходов и увольнения работников в качестве ключевых инструментов менедж­мента. Финансиализация становится неотъемлемым компонентом медиастрате-гий, усиливая такие тенденции, как монополизация, коммерциализация, унифика­ция и примитивизация информации.

    Развитие коммуникационных технологий, хотя и имеет признаки демократиза­ции медиадискурса, в целом не меняет принципиальной гомогенности медиасфер, так как технологии, радикально изменяя формы использования коммуникаци­онных ресурсов, по сути, не меняют ни содержания информации, ни характера основного субъекта коммуникации. Интернет не в полной мере оправдал возла­гавшихся на него надежд по демократизации медиапространства. Монопольная структура медиасектора распространилась и на киберпространство, десять наибо­лее популярных в мире новостных порталов либо принадлежат медиаконцернам, либо имеют тесные связи с ними. Медиамонополии, которые видят в глобальной сети потенциально сверхприбыльную сферу для развития бизнеса, тратят средс­тва, чтобы не допустить в Интернет конкурентов.

    Как и другие медиамонополии, агентства стали активным игроком в сфере современных коммуникационных технологий, будь то Интернет, спутниковая и мобильная связь или цифровые технологии. Опыт отслеживания логики раз­вития технологий и значительные капиталовложения в технологическую сфе-


    36

    ру создали для информагентств благоприятные условия для лидерства в этой сфере. Наполнение наиболее популярных сайтов почти монопольно определя­ется мировыми информационными агентствами. Большинство крупных газет размещает на своих сайтах автоматические гиперссылки на порталы агентств. Газетная сфера в целом попадает во все большую зависимость от «оптовых» поставщиков новостей из-за доминирования неолиберальных стратегий со­кращения штата и оригинальной журналистской продукции. В совокупности с зависимостью он-лайн версий традиционных СМК от информации агентств и структурной зависимостью телевизионных сетей и каналов от видеослужб АПТН и Рейтер Телевижн это дает возможность говорить о том, что инфор­мационные агентства продолжают оставаться главным субъектом наполнения мирового медиапространства.

    Мировые информационные агентства по-прежнему являются стержнем процессов монополизации медиасектора, интенсифицируя стандартизацию и унификацию информационных потоков для медиамонополий и сводя к ми­нимуму возможности для интерсубъективного взаимодействия масс-медиа с аудиторией. Стилистические особенности информагентств, зафиксированные во второй главе, прежде всего, типичность и клишированность используемых языковых средств, стремление к предельной семантической ясности материала, усугубляет проблему. Диалогичность, неизбежная для коммуникативных про­цессов формализуется, происходит отчуждение содержания от формы, точнее отчуждение от содержания в пользу формы. Стилевая матрица информацион­ных агентств, охарактеризованная в работе, усугубляет проблему соотношения стандарта и девиации.

    Учитывая тот факт, что все большее количество СМИ, внедряя принципы жест­кого медименеджмента, использует материалы агентств в нетронутом виде, влияние «оптовой» информации на формирование семантического поля масс-медиа значи­тельно возрастает. Тексты информационных агентств, благодаря своим свойствам, делают особенно актуальным изучение семантико-идеологического подтекста сообщений, раскрывающего речевой замысел коммуникатора. Простые и ясные фразы, обладающие значительной семантической емкостью, могут существенно искажать реальность. Именно поэтому в работе уделяется значительное внимание мотивам сообщений агентств с точки зрения косвенно-оценочного воздействия.

    Безусловно, оперативный и высокотехнологичный производственный про­цесс, точность и фактографичность сведений в деятельности мировых инфор­магентств заслуживают пристального внимания отечественных теоретиков, журналистов и управленцев. В то же время миссией журналистов и исследова­телей массовой коммуникации должно стать предупреждение общественности об опасности доминирования стратегий неолиберального монопольно-финан­сового капитала над общественными интересами, стремление изменить су­ществующую в мире систему производственных отношений, а, следовательно - условия и среду функционирования СМИ. В сложившейся ситуации исследо­вания в данном направлении имеют значительные перспективы.


    37

    По теме диссертации опубликованы следующие работы:

    Статьи, опубликованные в периодических изданиях, входящих в список Высшей аттестационной комиссии

    1. Сапунов В.И. Проблемы государственного регулирования электронных СМИ в США и Великобритании в 2003 году / Сапунов В.И. // Вестник ??? Се­рия: Филология. Журналистика, №1,2004. - с. 125-128.
    2. Сапунов В.И. Политэкономические и культурные основания функциони­рования зарубежных СМИ в условиях неолиберализма / Сапунов В.И. // Вестник ВГУ Серия: Филология. Журналистика, №2, 2005. - с. 186-198.

    3.   Сапунов В.И. Неолиберальные стратегии мировых информационных

    агентств в начале XXI века / Сапунов В.И. // Вестник ВГУ Серия: Филология.

    Журналистика 2006. - № 1. - С. 136-143.

    Монографии

    3. Сапунов В .И. Зарубежные информационные агентства. / Сапунов В.И. СПБ. : Издательство Михайлова, 2006. - 387 с.

    4.Сапунов В.И. Мировые информационные агентства: системное воздействие на аудиторию / Сапунов В.И. Воронеж: Издательство ВГУ 2007. - 240 с.

    Научно-методические материалы

    1. Сапунов В.И. Техника и технология телевидения / Сапунов В.И. // Тех­ника средств массовой информации: телевидение, радио, фотография, Ин­тернет. Учебник. / Под ред. Тулупова В.В.СПБ.: Издательство Михайлова. 2006.-с. 254-301.
    2. Сапунов В.И. Массовая коммуникация в XX веке. Концепции западных ис­следователей. Учебное пособие. Воронеж.: Типографская лаборатория факульте­та журналистики ВГУ 2006. - ПО с.
    3. Сапунов В.И. Периодическая печать зарубежных стран в начале XXI века. Научно-методическое пособие. Научно-методическое пособие. Воронеж.: Типог­рафская лаборатория факультета журналистики ВГУ, 2006. - 38 с.

    Научные статьи

    1. Сапунов В.И. Система зарубежного телевидения: история формирования и современное состояние / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой коммуника­ции. № 7-8, 2004. - с. 17-20.
    2. Сапунов В.И. Монополизация и коммерциализация - доминирующие фак­торы функционирования зарубежной медиасистемы в начале XXI века / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой коммуникации. № 3-4, 2005. - с. 52-59.
    1. Сапунов В.И. Зарубежные СМИ - дихотомия политэкономического и культурологического методов / Сапунов В.И. // СМИ и журналистика: прошлое, настоящее, будущее. Старый Оскол, 2005. - с. 47-52.
    2. Сапунов В.И. Манипуляция сознанием как основа информационной по­литики российских телевизионных каналов / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой коммуникации. № 5-6,2004. - с. 13-16.
    3. Сапунов В.И. Теоретико-методологический анализ медиапространства За­пада в контексте теорий информационного общества / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой коммуникации. № 7-8,2005. с. 8-13.
    4. Сапунов В.И. Мировое информационное агентство Рейтер - уникальный пример суперкоммерческой медиаструктуры / Сапунов В.И. // Акценты: новое в

    38

    массовой  коммуникации. 2006, № 5-6.- С.59-66.

    1. Сапунов В.И. Безальтернативность - основа манипулятивной информа­ционной политики российского телевидения / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой  коммуникации. 2006, № 1-2.- С.28-38.
    2. Сапунов В.И. Манипулятивные технологии в деятельности мировых ин­формационных агентств / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой коммуни­кации. 2006,№ 3-4.- С.61-74.
    3. Сапунов В.И. Роль мировых информационных агентств в наполнении гло­бальных медиапотоков / Сапунов В.И. // Журналистика и медиаобразование. Сбор­ник трудов Международной практической конференции. Белгород, 2006. - с. 76-88.
    4. Сапунов В.И. Некоторые аспекты политической экономии глобальных ин­формационных процессов / Сапунов В.И. // Вестник ??? Серия: Филология. Журналистика 2007. - № 1. - С. 206-217.

    18.Сапунов В.И. Преобразования в экономическом статусе информационного агентства Рейтер в 20-е - 30-е годы XX века / Сапунов В.И. // Информационное поле № 1.— С. 35-42 .— Краснодар, 2002.

    1. Сапунов В.И. Проблемы массовой коммуникации на рубеже тысячелетий (по материалам научно-практической конференции) / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой коммуникации. № 5-6,2003. - с. 107-109.
    2. Сапунов В.И. Проблемы массовой коммуникации и региональной жур­налистики (по материалам научно-практической конференции) / Сапунов В.И. // Акценты: новое в массовой коммуникации. № 1-2,2002. - с. 93-95.

    Тезисы международных конференций

    1. Сапунов В .И. Неолиберальная стратегия информационного агентства Рей­тер / Сапунов В.И. // Журналистика - 2005. Тезисы научн.-практ. конф. М, 2006. -с. 40-41.
    2. Сапунов В.И. Обстоятельства, причины и значение появления информа­ционных агентств Журналклыка-2002. / Сапунов В.И. // Матэр1алы 4-й Междуна­родной наукова-практычной канференцьп. Mмhck, 2002. - с. 78-79.
    3. Сапунов В.И. Принципы классификации информационных агентств / Са­пунов В.И. // Журналистика в 2001: СМИ и вызовы нового веке. Ч. 4. - М., 2002. -с. 35-37.
    4. Сапунов В.И. Манипуляция сознанием как основа информационой поли­тики российских телевизионных каналов / Сапунов В.И. // Журналклыка-2004. Матэр1алы 6-й М1ждународной наукова-практычной канференцьп. Mмhck, 2004. -с. 280-281.
    5. Сапунов В.И. Экономические основы деятельности информационных агентств / Сапунов В.И. // Журналистика в 2002 году: СМИ и реалии нового века. Ч. 1.-М., 2003.-с. 94-96.
    6. Сапунов В.И. Создание информационных агентств как этапный шаг на пути к информационному обществу / Сапунов В.И. // Журналистика в 2000: Тез. науч.- практ. конф—М., 2001. — С. 57-58 .
    7. Сапунов В.И. Отчуждение журналистского труда в условиях неолибераль­ного капитализма / Сапунов В.И. // Профессия - журналист: вызовы XXI века. Тез. науч.- практ. конф. — М., 2007.— С. 263-264.

    Три статьи (№№ 1,2,3) опубликованы в периодических изданиях, входящих в список Высшей аттестационной комиссии.

     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.