WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Книга русского фольклора: актуализация сущностных признаков в издательском проекте

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

ПАНКЕЕВ ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ

 

 

КНИГА РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА:

актуализация сущностных признаков

в издательском проекте

 

Специальность 05.25.03 –

«Библиотековедение, библиографоведение и книговедение»

 

 

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

 

 

 

 

Москва - 2008

 

Работа выполнена на кафедре редакционно-издательского дела и информатики факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова

Научный консультант

доктор филологических наук, профессор Антонова Сусанна Галустовна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Беловицкая Алиса Александровна

доктор филологических наук, профессор Круглов Юрий Георгиевич

доктор филологических наук, доцент Тюрина Людмила Георгиевна

Ведущая организация:

Российская книжная палата

Защита состоится «___» _________2008 г.  в ___ часов на заседании Диссертационного совета Д 212.147.02 при Московском государственном университете печати по присуждению ученой степени доктора филологических наук по адресу: 103045, Москва, ул. Садовая-Спасская, д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного университета печати.

Автореферат разослан «___» __________2008 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета

Д 212 147 02                                                                               С.А. Карайченцева

                       ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования заключается в необходимости получения нового знания о возможностях коммуникационной системы «книга фольклора», которая до сих пор не рассматривалась в предмете книговедения. Являясь неотъемлемой частью национальной духовной культуры, устное народное творчество в течение многих столетий формировало общественное самосознание. Значительна роль этих произведений и сейчас, в эпоху глобализации. Начавшийся в XVIII в. процесс «окниживания» фольклора выявил ряд существенных проблем, среди которых – выработка научного подхода к записи устного произведения, принципов текстологической и редакционно-издательской подготовки, создание жанровой структуры, видо-типологические критерии формирования книжного издания фольклорных произведений. Начиная с 1990-х г. книга русского фольклора стала скорее полиграфическим, чем издательским проектом; особенно явно это видно на примере повторяемых изданий массового типа. Потенциал многовариантного народного поэтического творчества часто остаётся невостребованным, хотя огромны возможности его применения в педагогике, логопедии, агрономии и других отраслях науки. Вторая половина минувшего столетия и начало XXI в. поставили ещё одну проблему – восприятие фольклорного произведения как литературного не только читателями, но и редакторами. В то же время новые информационные технологии дают возможность отразить в издательском проекте мультимедийную сущность устного творчества, приблизив читательское восприятие произведения к тому типу восприятия, которое вызывает фольклор в условиях его природного бытования. В диссертации рассматривается актуализация фольклорного произведения и книги фольклора в Рунете, анализируется возможность проекта, в котором традиционные издательские технологии будут органично совмещены со средствами мультимедиа. В отдельную тему вынесены размышления о понятии «электронная книга» применительно к сетевым проектам. Впервые обращено внимание на феномен многоавторности фольклорного произведения, которое традиционно считается коллективным (анонимным, безымянным, безличным). Этот вопрос исследован не только в историческом аспекте, но и с юридической точки зрения. Актуальными являются также выявление типа современного читателя книги фольклора и специфики читательского восприятия этого вида произведений. В отличие от литературы в фольклоре нет канонического текста, одинакового для всех типов издания, поэтому при разработке издательского проекта «книга фольклора» необходимо учитывать нерасторжимость вида текста (фонетическая запись, транскрипция, общепринятые нормы орфографии), его бытования в околовербальном пространстве и типа читателя. Таким образом, актуальность темы диссертации обусловлена необходимостью углубления знаний об объекте исследования, связана с осмыслением явления «книга русского фольклора» в современных условиях, выявлением сущностных признаков этого вида книги с целью оптимальной актуализации их в издательском проекте.

Объект исследования – книга русского фольклора как способ отражения фольклорного произведения и средство формирования представлений о национальном фольклоре.

Предмет исследования – сущностные признаки и специфические особенности книги фольклора и принципы редакторской подготовки, детерминированные сущностью устного народного творчества; издательская практика – от традиционного книгоиздания до сетевого; обоснование формирования мультимедийной модели книги фольклора.

Цель исследования заключается в формировании книговедческого знания о книге русского фольклора не только как о феномене национальной культуры, но и как о комплексной системе и самостоятельной разновидности книги; в выявлении и обосновании её основных признаков и системообразующих факторов; в выявлении потенциала мультимедиа в создании нового способа существования фольклорного произведения и книги фольклора.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач:

обоснование содержания понятия «книга фольклора»;

выявление принципов и процессов целеосознанной организации устного произведения в более сложную коммуникационную систему «издание» средствами издательского дела;

конкретизация видовой и тематической структур книги русского фольклора;

систематизация изданий фольклорных произведений в России с XVIII в. по критерию жанра и другим критериям;

типолого-текстологический анализ изданий на основе изучения содержания, функционального назначения и читательского назначения;

обоснование и экспликация особенностей приёмов текстологической и редакционно-издательской подготовки изданий фольклорных произведений;

исследование технических и психологических отражений фольклорного произведения на пути от устного исполнения до читательского восприятия;

обоснование модели фольклорного мультимедиапроекта;

обозначение нового подхода к проблеме авторства по отношению к изданию фольклорных произведений;

детализация понятия «тип читательского восприятия» применительно к книге фольклора.

Источниками исследования (базой изучения) служили: 1) массив книжных изданий произведений фольклора XVIII – XXI вв., хранящийся как в библиотечных фондах (Российской Государственной библиотеки, Научной библиотеки им. А. М. Горького МГУ им. М. В. Ломоносова, Государственной публичной исторической библиотеки России и др.), так и в личных коллекциях; 2) этнографические периодические издания XIX–XX вв.; 3) библиографические указатели, с помощью которых структурировалось представление о хронологии, видах и типах изданий, жанровой системе; 3) рукописные и печатные материалы, служившие основой для формирования фольклоросодержащего репертуара издательств «Голос», «Наука», «Россия молодая», «Олимп», «Олма-пресс», «Терра», «Яуза» и др.; 4) рукописные, печатные и аудиоматериалы, которые были использованы автором диссертации, выступавшим в качестве составителя, редактора, комментатора, соавтора изданий фольклора; 5) фольклоросодержащие ресурсы Рунета; 6) статистические исследования по проблемам читателеведения и книжной торговли; 7) к источникам автор относит также интервью с фольклористами и редакторами, подготавливавшими к печати издания фольклорных произведений.

Методологическую и теоретическую основу диссертации составили: принципы диалектической взаимосвязи всех объектов действительности; принципы историзма и научной объективности, которые применительно к анализу явлений помогают систематизировать и оценивать исследуемый материал. На основе комплексного деятельностного подхода применялись как универсально-общенаучные, так и специальные методы исследования: сравнительно-исторический, аналитико-тематический, структурно-типологический, структурно-функциональный, а также методы фольклористики, литературоведения, текстологии.

Междисциплинарный подход позволил более эффективно проанализировать книгу фольклора с точки зрения её содержания, способов отражения в ней устного произведения, выявления проблем, связанных с моделированием и функционированием книги фольклора как относительно самостоятельной книжной подсистемы.

Общекниговедческие подходы в диссертации тесно сопрягаются со специально-книговедческими, в результате чего автор опирался на ставшие классическими исследования Н. М. Лисовского, М. Н. Куфаева, Н. А. Рубакина и др.; на современные концептуальные методологические труды, посвящённые сущностным проблемам книги и издательского дела и на книговедческие работы, в которых исследованы отдельные разновидности книги, типы и виды изданий, вопросы функционирования книги, аспекты редакционно-издательской деятельности и т.д. . Стремление автора концептуально осмыслить явление «книга русского фольклора» не только как результат, но и как процесс реализации издательского проекта определило применение в диссертации выводов М. М. Бахтина, Л. С. Выготского, Ю. М. Лотмана, А.Ф.Лосева, Д. С. Лихачёва, М. Мак-Люэна, С. А. Рейсера, М. Фуко, К.Черри и многих других учёных. Отдельные аспекты исследования построены на результатах изучения автором концепций И. Е. Баренбаума, А. З. Вулиса, Р. С. Гиляревского, Е. А. Динерштейна, А. В. Западова, Г. В. Кожевникова, В. А. Пронина, О. Л. Таракановой.

Поскольку объектом исследования является книга русского фольклора, в диссертации исследуются также те аспекты устного народного творчества, которые должны быть осознаны с целью их интерпретации при дальнейшей актуализации произведений средствами книгоиздательского дела. Фольклористическая составляющая работы основана на теоретических трудах ведущих специалистов в этой области – М. К. Азадовского, С. Н. Азбелева, В. П. Аникина, В. М. Гацака, Т. В. Зуевой, Ю. Г. Круглова, С. Ю. Неклюдова, Н. В. Новикова, В. Я. Проппа, Б. Н. Путилова, Ю. М. Соколова, К.В. Чистова и др., освоению которых предшествовало изучение творчества классиков фольклористики А. Н. Афанасьева, Ф. И. Буслаева, А. Ф. Гильфердинга, П. В. Киреевского, Н. Е. Ончукова, А. Н. Пыпина, И. М. Снегирёва, А. В. Терещенко, П. В. Шейна и др.

Научная новизна и теоретическая значимость диссертационной работы выражаются в том, что в ней впервые в предмете книговедения рассмотрена книга русского фольклора как целостная система и способ отражения фольклорных произведений с XVIII в. до наших дней. Выявлены и конкретизированы сущностные признаки книги фольклора, способы их актуализации в издательском деле. Применительно к изданию фольклорных произведений определены понятия «мультимедийный проект», «сетевая книга» и обосновано содержание этих понятий. В книговедческий оборот введены источники, до этого преимущественно считавшиеся принадлежностью объектной области фольклористики, что даёт возможность более эффективно использовать исследованные документы в книгоиздательском деле. Методологическую значимость имеют выявленные особенности трансформации вариативного устного текста в книгу фольклора с учётом многоавторности произведения и специфики читательской аудитории. Охарактеризованы типы читателей фольклорных произведений, исходя не только из общепринятых уровней чтения, но и из возможности целеосознанно использовать результаты чтения в профессиональной деятельности. Исследованы как видо-типологическая, так и жанровая, тематическая структуры книжных изданий фольклорных произведений.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Обоснование содержания понятия «книга русского фольклора». В отличие от других книжных подсистем книга фольклора отражает произведение не только в форме печатного текста, но в околовербальных формах – нотной строке, аудио- и видеозаписи, рисунках и фотоснимках; все эти тексты представляют собою целостную систему, цель которой приблизить читательское восприятие актуализированного в издании произведения к восприятию фольклорного произведения в условиях его естественного бытования. Таким образом расширяется представление о традиционных издательских подходах, приводя к осознанию возможности и необходимости мультимедийной модели издания, что позволяют осуществить современные технологии.

2. Концептуальное представление о становлении и развитии книги русского фольклора, начиная с XVIII в. до наших дней. Собирательская и публикаторская деятельность этнографов, фольклористов, писателей XIX–XX вв. способствовала формированию научного подхода к способам фиксации устного народного творчества и актуализации его средствами издательского дела. Была выявлена специфика трансформации устного произведения в письменный текст, осуждены умышленные искажения, фальсификации, контаминации, наметилось разделение изданий по типам и видам, стали применяться тематический и исполнительско-репертуарный принципы. Таким образом, книга фольклора формировалась как относительно самостоятельная книжная подсистема, которая сейчас требует нового осмысления в связи с появившимися более широкими возможностями книгоиздания.

3. Преодоление неправомерности устоявшейся квалификации фольклорного произведения как литературного. Литературное произведение сохраняет неизменную форму независимо от типа издания, в котором оно актуализировано, в то время как фольклорное произведение ещё на стадии его редакционной подготовки прочно связано с предполагаемым типом читателя. Фольклорное произведение в силу вариативности и коллективного авторства есть постоянно изменяющийся процесс с множеством  промежуточных результатов; литературное произведение есть результат, повторяемый в пространстве и во времени. В редакционно-издательском деле используется не письменный вариант устного произведения, а письменный текст как самостоятельное произведение и как одно из возможных отражений устного. Фольклор и литература, являя два отличных друг от друга художественных метода, требуют разных подходов при актуализации средствами издательского дела.

4. Результаты анализа жанровой структуры массива книжных изданий фольклора. Являясь одним из основных критериев организации произведений в издание, фольклорные жанры остаются наименее изученной и самой проблемной категорией, в силу чего в жанровой системе фольклора сейчас доминирует литературоведческая традиция. В издательском проекте должно учитываться разделение жанров по обрядовости, типу представления, сюжету, герою, функциональности произведения, музыкальному сопровождению. В то же время для жанровой структуры книги фольклора характерны переходные формы, что связано с теорией «неканонического подхода» к жанрам.

5. Обоснование критериев организации фольклорных произведений в книгу фольклора. К специфическим особенностям относится разделение произведений на обрядовые и внеобрядовые, что не всегда учитывается современной издательской практикой. Текстологическая подготовка фольклорных произведений отличается от общепринятой, что обусловлено существованием произведения в разных записях и транскрипциях в зависимости от типа читателя, а также отсутствием канонического текста. Наряду с часто применяемыми жанровым и тематическим принципами организации в основу композиции книги фольклора могут быть положены региональный и исполнительско-репертуарный принципы.

6. Обоснование многоавторности фольклорного произведения в печатном издании. Существующее представление о коллективном авторстве должно быть детализировано, исходя из того, что в фольклоре доминирует авторство формы, а не содержания. На каждом этапе бытования фольклорного произведения существуют: исполнитель, автор записи, составитель. К моменту актуализации произведения в издании первоначальная «безавторность» превращается в «многоавторство», что требует от создателя издательского проекта «книга фольклора» соблюдения не только этических (указание имени), но и юридических норм, установленных современным законодательством.

7. Результаты исследования фольклоросодержащих ресурсов Рунета. Сетевая среда позволяет оптимально приблизить отражённое устное народное произведение к той форме, в которой оно бытует в естественной среде. Наличие электронных научных изданий доказывает возможность взаимной интеграции средств и способов мультимедиа и традиционного книгоиздания, что обогащает ассоциативный ряд при восприятии произведения. В то же время значительная часть сетевых ресурсов формирует искажённое представление о книге фольклора и размывает жанровые, типологические и текстологические критерии. Анализ интернет-продаж изданий фольклора приводит к выводу о необходимости специальной подготовки кадров в этой сфере.

8. Типология читателей книги фольклора. В условиях дефольклоризации общественного сознания под воздействием новых информационных технологий восприятие произведения, изначально существовавшего в системе «исполнитель-слушатель», сейчас осложнено эффектом «клипового сознания» и моделью «готового знания». Основу определения типа читателя составляют специфика чтения книги фольклора, целевое назначение чтения, ситуативность, профессиональная принадлежность читателя и т.д.

Практическая значимость диссертационной работы. Результаты исследования использованы автором и другими преподавателями в лекционных и специальных курсах «Текстология», «Авторское право», «Книжный маркетинг», «Фольклор в творческой деятельности журналиста», «Составительская деятельность редактора» в МГУ им. М. В. Ломоносова и в Институте журналистики и литературного творчества. На основе содержащихся в диссертации выводов автором разработаны и опубликованы учебные программы перечисленных курсов. В дальнейшем эти результаты и выводы могут быть использованы при подготовке новых учебных пособий, хрестоматий, методического оснащения. Разработанная концепция изданий фольклорных произведений частично воплощена издательствами «Терра», «Олма-Пресс», «Голос», «Яуза», «Эгмонт Россия», «Россия молодая», и др. в подготовленных автором диссертации изданиях фольклорных произведений. Предложенные методические приёмы могут более широко использоваться в практике книгоиздательского дела. Часть положений диссертации стала основой статей в энциклопедии «Глобалистика». Опубликованные по теме диссертации монографии представляют интерес для специалистов в области книгоиздания, авторского права, читателеведения, книготорговли.

Апробация исследования. Полученные автором результаты, идеи и выводы диссертации были изложены в докладах, сообщениях и тезисах на VIII, X, XI Международных научных конференциях по проблемам книговедения (1996, 2002, 2004 гг.); на научных конференциях «Ломоносовские чтения» (2001, 2008 гг.); на Международной научной конференции «Книжная культура: опыт прошлого и проблемы современности» (2004 г.); на Пятой национальной научной конференции «Кириллица в духовности европейской информационной цивилизации» в Софии (2007 г.), в выступлениях на «круглых столах»: «Проблемы современной книжной культуры» (2003 г.), «Редакционно-издательский креатив» (2004 г.). Основные положения диссертации отражены в монографии «Книга русского фольклора: от устного слова до издания» (М., 2005) и в публикациях, обнародованных в научной и профессиональной периодике («Проблемы полиграфии и издательского дела», «Научно-техническая информация», «Вестник Московского университета», «Университетская книга», «Журналистика и культура русской речи», «Мир библиографии» и др.).

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, четырёх глав, заключения и библиографического списка, включающего также наименования Рунет-ресурсов.

                             СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность исследования, раскрыты объект и предмет, сформулированы цели и задачи диссертации, охарактеризованы методологическая и теоретическая основы, определена источниковая база, даны сведения о научной новизне и практической значимости работы, обозначены выносимые на защиту положения.

Глава 1 «Отражение устного народного поэтического творчества в книге» посвящена проблеме оппозиции устного и письменного текстов, фольклорного и литературного произведений. В ней также рассматриваются категории вида и типа книжного издания фольклорных произведений, собирательская деятельность и актуализация её результатов средствами книгоиздательского дела. Устное творчество в условиях природного бытования существует только в системе «исполнитель – слушатель», т.е. как процесс («здесь» и «сейчас»). Для того чтобы фольклорное произведение стало доступным в системе «книга – читатель» и обрело возможность повторяемости во времени и в пространстве, оно должно быть актуализировано средствами письменности и книгоиздательского дела. Долгое время устная словесность квалифицировалась только как вербальная традиция, без учёта синкретического единства в фольклоре вербального и невербального (мелодии, жеста, обрядовых действий и т.д.), что лишало произведение присущей ему многомерности. В результате редакционно-издательская подготовка изданий фольклора в значительной мере опирается на литературоведческий инструментарий, который не может вполне отразить функционирование устного произведения в контексте обряда. В издательской среде сложилось представление о том, что письменная фиксация фольклорного и есть фольклорное произведение. Но в издательском процессе используется не письменный вариант устного текста, а произведение иного рода – письменный текст, являющий собою лишь одно из возможных отражений фольклорного произведения (наряду с аудиоотражением и видеоотражением). Количество знаковых систем в устном тексте всегда больше, чем в печатном. Понятие «текст» в фольклористике относится «к совокупности вариантов словесного воплощения того или иного фольклорного произведения», в то время как «запись» – это «фиксация единичного конкретного акта исполнения» . В сознании потребителя (слушателя в одном случае и читателя – в другом) фольклорное произведение и напечатанный текст этого произведения существуют как разные системы, одна из которых (фольклорная) сразу представляется как синкретическая; каждая из этих систем имеет свой потенциал как эстетического, так и эмоционального воздействия. К тому же литературное произведение имеет стабильно устойчивую форму, в то время как фольклорное существует во множестве вариантов, характеризуется неповторяемостью в рамках традиции, безавторностью. Следовательно, перед книгоизданием стоит задача при разработке проекта «книга фольклора» материализовать совокупность текстов, исходя из восприятия фольклорного произведения как «природной мультимедийной системы» . Но на данный момент нет единого термина, которым обозначались бы тексты фольклорных произведений, актуализированные средствами издательского дела, поскольку это явление как феномен гуманитарной культуры книговедением пока не изучено. Существуют концептуальные фундаментальные работы, посвящённые книге по искусству (С. Г. Антонова) ; электронной книге (Р. С. Гиляревский) ; художественной литературе в Интернете (Л. В. Зимина) ; гражданской книге (Т. Г. Куприянова) ; сельскохозяйственной книге (К. Т. Ямчук) и т.д. Немало серьёзных трудов в книговедении посвящено истории и теории книги, её типологии (И. Е. Баренбаум , А.А. Беловицкая , В. И. Васильев , А. А. Гречихин , С. П. Омилянчук и др.). Но применительно к книге фольклора работ такого уровня нет. В диссертации предлагается ввести в научный оборот термин «книга фольклора» (в широком смысле) и «книга русского фольклора» (в узком смысле; по этому принципу могут обозначаться «книга украинского фольклора», «книга татарского фольклора» и т.д.). Книга фольклора может трактоваться как вид книги, содержанием которой является фольклорное произведение (или совокупность таких произведений), целевым назначением – передача этих произведений средствами книжного дела для освоения общественным сознанием, а читательским назначением – удовлетворение общественной потребности в художественном восприятии народного творчества через книжное общение. Система «книга фольклора» может рассматриваться как совокупность подсистем, критериями которых будут обрядовость или внеобрядовость, музыкальное сопровождение, жанры, тип читателя, функциональность, формы воспроизведения, способы восприятия.

Первые записи русского фольклора появились в России в XVII в. (зафиксированные Р. Джемсом в 1619 – 1620 гг. исторические песни и записанные С. Коллинзом около 1665 г. сказки). К концу столетия появились отечественные записи пословиц, песен, былин, духовных стихов, которые не носили научного характера (т.е. записывались приблизительно, произвольно сокращались, дополнялись и изменялись иными способами). Именно они послужили основой для изданной в Санкт-Петербурге спустя 200 лет (в 1899 г.) П. Симони книги «Старинные сборники русских пословиц, поговорок, загадок и проч. XVII–XIX столетий». Основной массив фольклорных произведений, которые существовали (по гипотезам Ф. И. Буслаева, В.Я. Проппа, Б. А. Рыбакова и др.) с X–XI вв., стал записываться специалистами и актуализироваться в виде книжных изданий только в XVIII-XIX вв. Таким образом, в течение почти восьми столетий фольклор успешно выполнял функции народной памяти об истории, медицине, педагогике, этике, эстетике и т.д. В донаучный период, т.е. до первой трети XIX в., в виде книжных изданий выходили чаще всего песенные сборники и сборники сказок, которые нельзя считать вполне народными, т.к. значительная часть фольклорных произведений перерабатывалась и публиковалась в стиле средневекового рыцарского эпоса или авантюрного романа. Причины искажения текстов объясняются не только небрежностью издателей, но и неготовностью читающей публики того времени принять народное творчество именно в виде книги, которая воспринималась прежде всего как актуализация «изящной словесности». Первым изданием подлинных народных образцов песенного творчества (былин, баллад, исторических песен и т.д.) стал выпущенный в 1804 г. А. Ф. Якубовичем сборник «Древние русские стихотворения», который затем стал широко известен как «Древние русские стихотворения, собранные Киршею Даниловым». Интерес к сборнику вызван рядом причин: личностью собирателя, репертуаром, высоким качеством записи текстов, наличием нотных строк, композицией песен. Основной идеей первой половины XIX в. стала идея не только собирания и записывания произведений народного творчества, но и их издания, сохранения для потомков именно в том виде, в каком они природно бытовали. Первое профессиональное руководство для собирателей устного народного творчества («Песенную прокламацию») составил П. В. Киреевский, имевший огромный собирательский опыт. Он рекомендовал непременно фиксировать произведение «слово в слово без изъятия», обязательно записывать варианты, сколько бы их ни было, поскольку произведение «открывается только при сличении многих списков, собранных в различных местах». В дальнейшем фольклористика, опираясь на опыт собирателей XIX в., выработала ряд условий, без соблюдения которых запись не является профессиональной; эти требования зафиксированы в работах о собирании фольклора, инструкциях, рекомендациях, требующих паспортизировать произведение (где, когда и от кого оно записано, сколько лет информанту, каков его статус, национальность и т.д.), указывать данные о биографии и творчестве исполнителя, фиксировать реплики, не изменять текст, не делать пропусков, песни записывать в процессе пения, «с голоса». Первые профессиональные собиратели фольклора (К. С. Аксаков, А. Н. Афанасьев, В. И. Даль, П. В. Киреевский, Н. М. Языков, П. И. Якушкин и др.) стали первыми теоретиками и публикаторами; через этнографию и литературоведение они приблизились к осознанию необходимости создания фольклористики как самостоятельной научной дисциплины. Большую роль в том, что устное народное творчество не только активно собиралось, но и актуализировалось в виде книг и журнальных публикаций, сыграло Императорское Русское Географическое Общество, созданное в 1845 г., в частности, одно из самых деятельных его отделений – отделение этнографии. Массив собранных произведений одних только песенных жанров был столь велик, что и к настоящему времени (XXI в.) он ещё не освоен издательским делом, хотя десятью выпусками (1848 – 1874 гг.) вышли «Русские народные песни, собранные Петром Киреевским» и «Новая серия» в XХ в.

Наиболее значительными изданиями стали: «Народные русские сказки» А. Н. Афанасьева (1855–1863 гг.), которые и сейчас считаются самым крупным в мире научным собранием произведений этого жанра; подготовленный В. И. Далем сборник «Пословицы русского народа» (1862 г.); «Великорусские сказки» И. А. Худякова (1862 г.); «Великорусские заклинания» Л. Н. Майкова (1869 г.); «Русские народные песни, собранные П. В. Шейном» (1870 г.); «Загадки русского народа» Д. Н. Садовникова (1876 г.); «Северные сказки» Н. Е. Ончукова (1909 г.); «Великорусские сказки Вятской губернии» (1914 г.) и «Великорусские сказки Пермской губернии» (1915 г.) Д. К. Зеленина; «Сказки и песни Белозёрского края» (1915 г.) Б. М. и Ю.М. Соколовых и многие другие собрания фольклорных произведений.

Продолжалась собирательская и публикаторская деятельность, хотя и в меньшей степени, в послереволюционный, а также в военный и послевоенный периоды, результатом чего стали не только пополненные архивы и фонды Фольклорной комиссии при Институте этнографии АН СССР, ЦГАЛИ (РГАЛИ), Государственного литературного музея, Института русской литературы (Пушкинского дома) РАН и других организаций, но и издание части этих материалов в виде, как правило, сборников, составленных по жанровому и региональному принципам.

В конце XX и в начале XXI вв. в издании фольклора осуществляются следующие тенденции: во-первых, большими тиражами выходят книги, содержанием которых являются ранее опубликованные и хорошо известные публике тексты (как правило, это массовые издания); во-вторых, переиздаются, но уже на современном уровне осмысления, подготовки и интерпретации, забытые фольклорные произведения, обнародованные в изданиях XIX в. (научные и научно-массовые издания); в-третьих, выпускаются книги фольклора, собранного и комментируемого сейчас (научные и научно-массовые).

Высокое качество этих изданий обеспечено участием в их подготовке ведущих современных отечественных фольклористов (В. П. Аникин, Л.Г. Бараг, В. М. Гацак, Н. П. Колпакова, Ю. Г. Круглов, А. В. Кулагина, А.Ф. Некрылова, Н. В. Новиков, Ф. М. Селиванов и др.) и эгидой таких авторитетных центров, советов и комиссий по фольклору, которые существуют в МГУ им. М. В. Ломоносова, при отделении литературы и языка РАН; в Государственном республиканском центре русского фольклора в Москве, ИМЛИ РАН, СО РАН и др.

О массиве изданий фольклорных произведений позволяют судить «Указатель сказочных типов» А. Аарне; указатель сюжетов, подготовленный Л. Г. Барагом, И. П. Березовским, К. П. Кабашниковым, Н. В. Новиковым ; указатели свадебной лирики , баллад , преданий ; песенного эпоса ; заговорных текстов и др. В целом в них описаны тысячи разножанровых фольклорных произведений, многие из которых ещё ждут научного подхода с целью их интерпретации и актуализации средствами книгоиздательского дела. Одним из наиболее значительных является «Указатель библиографии русского фольклора», созданный М.Я. Мельц и Т.Г. Ивановой . Издаваемый с 1961 г. (вышло 11 книг, последняя – в 2001 г., издание продолжающееся), он охватывает период с 1800 по 1995 гг. Это фундаментальное издание, введённое в контекст книговедческого аспекта проблемы «книга фольклора», сможет оказать неоценимую помощь в решении вопросов систематизации текстов, подготовки научно-справочного аппарата.

Значительная часть произведений, в XIX в. опубликованных в периодических изданиях («Этнографический сборник», «Этнографическое обозрение», «Живая старина» и др.), ещё не стала объектом книжных изданий, т.е. не введена в научный и общелитературный обиход. Это выдвигает на первый план проблему подготовки таких текстов к изданию, а также организации их в современную книгу фольклора.

Проведенный диссертантом видо-типологический анализ даёт основания выделить в видовой схеме изданий фольклорных произведений категории: моноиздание, сборник, свод (при этом сводом следует считать серию или несколько серий: в «Свод русского фольклора» входят 25 томов серии «Былины», планируются серии «Исторические песни», «Баллады» и др.). Если в сборнике традиционно представлены образцы одного жанра, то свод многожанров. Возможности свода как открытой системы позволяют более широко отразить фольклорное произведение в условиях сложной жанровой структуры и отсутствия точной датировки. При издании произведений устного народного творчества не применяется понятие «избранное», хотя этот вид издания перспективен, если трактовать его как собрание наиболее ценных и известных произведений, отобранных по жанровому, региональному, исполнительскому, тематическому принципам; по циклам, героям, сюжетам, что не отменяет возможностей «избранного» для удовлетворения читательского «книжного» интереса к фольклорным произведениям, взятым в более широкой их совокупности («Русское устное народное творчество»). Критерием для этого вида должно быть качество подбора произведений на основе внедрённости их в сферу литературно-художественного общения, что оберегает издание от устанавливающегося сейчас личностного диктата составителя. Некоторые исследователи тип издания ставят в зависимость от вида, жанра, характера работы над текстом. Определяя издания фольклора по типам на основе системного признака (предмет издания, целевое и читательское назначение), диссертант, анализируя массовый тип издания, исходит из того, что фольклор имеет общенациональный статус и потому, будучи актуализирован в книге, должен быть одинаково доступен для восприятия на всей языковой территории. Следовательно, в основу должно быть положено не только читательское назначение, но и «способ освоения содержания книги» . В этом смысле вызывают возражения адаптированные и произвольно редактируемые тексты фольклорных произведений, особенно поэтических – былин, песен, духовных стихов, т.к. в книге реализуется не информационная, а эстетическая функция фольклора.

В главе 2 «Специфические особенности книги русского фольклора» рассматриваются: жанр как один из критериев организации фольклорных произведений в книгу фольклора; специфика фольклористической текстологии и научно-справочный аппарат издания; авторство фольклорного произведения и книги фольклора, а также тип читательского восприятия книги фольклора. Жанровый принцип преобладает при организации фольклорных текстов в книжное издание, но в то же время он является одной из наименее изученных категорий, о чём писали В. Я. Пропп, Б. Н. Путилов, В.П. Аникин, Е. М. Мелетинский, С. Ю. Неклюдов, Е. С. Новик. Констатируя, что в жанровой системе фольклора доминирует литературоведческая традиция, диссертант акцентирует внимание на творческой памяти жанра , которая хранит не только общие признаки формы и содержания произведения, но и его функцию, условия его природного бытования. Будучи детерменированы поэтическим родом, фольклорные жанры разделяются в самом общем виде на эпические, лирические и драматические, в дальнейшем подразделяясь на обрядовые и внеобрядовые, поэтические и прозаические, по сюжету и типу представления, по особенности исполнения. Издательская практика пошла по пути отражения устного творчества в книге фольклора в соответствии с параллельно развивающимися в литературе и в фольклоре классификационными принципами. При этом часто не учитывается возможность/невозможность восприятия читателем произведения в виде только одного текста (вне описания обряда, движений, способа музыкального сопровождения), хотя для книги фольклора оптимальным может считаться комплементарный симбиоз способов в пределах одной формы. Применяя жанрово-тематический принцип, трактуемый в литературоведческом аспекте, редакторы и составители не всегда используют возможности фольклорной жанровой системы, хотя положительный опыт есть (например, издательский проект «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока»). Это же относится к актуализации детского и материнского фольклора в издании, которое предназначено не только для чтения и потому должно сопровождаться комплексом сопроводительных текстов в разных знаковых системах, поскольку недостаточно одного только вербального компонента для жанровой идентификации и возрождения «многообразия функциональных связей жанров и текстов» (Б. Н. Путилов). Диалектически рассматривая предлагаемые издательскому делу некоторыми фольклористами неканонические подходы к системе фольклорных жанров, диссертант в ряде случаев критически относится к теории «дробности» жанров. Дискуссии о категории «жанр» объяснимы сложностью и исторической изменчивостью этого явления, а также отсутствием устоявшейся терминологии. Трактуя культуру как «совокупность текстов или сложно построенный текст» и видя книгу фольклора в свете теории мультимедийности, в диссертации предлагается применительно к книге фольклора использовать комплекс литературных, фольклорных и музыкальных жанров, поскольку только их совокупность позволит организовать фольклорные материалы в такую форму, которая сможет приблизить читательское восприятие фольклорного произведения к тому уровню, на каком оно существовало в условиях естественного бытования. Для этого линейное пространство «жанр – текст – книга» за счёт гипертекстуального понимания категории «жанр» должно обрести объём «художественной формы»: музыкально-поэтической, инструментально-хореографической или иной . С учётом современных возможностей издательского дела такой подход к жанру, отличный от общепринятого, позволяет прогнозировать переход от традиционного издания фольклора к гипертекстовому, что уже намечено в некоторых научных публикациях . Фольклористика пытается решить проблему сохранения текста и его жанрового определения присущими ей методами. Этот этап можно рассматривать как предшествующий этапу книговедческого осмысления, результатом которого должен стать не только оптимальный способ стабилизации многовариантного фольклорного произведения в книге, но и модель самой книги русского фольклора как многофункциональной системы коллективно-личностной коммуникации.

В диссертации в отдельную тему выделен вопрос о специфике текстологической подготовки фольклорных произведений к изданию. При всей важности для текстологии как единой науки общих основных принципов, а не различия в приёмах и методах, В. М. Гацак отмечает, что при решении эдиционных задач надо исходить из того, что «текстологически фольклор не есть литература» . Поскольку фольклорное произведение в ряде случаев требует принципиально иных подходов, чем авторское, два текстологических направления – фольклористическое и литературоведческое – развиваются параллельно, в сходных внешне случаях применяя разный инструментарий. Анализируя текстологический аспект, мы исходим из содержания «социального жеста» (по М. Н. Куфаеву – не только шрифта, но и всех видимых знаков книги, передающих мысль) или способов материальной фиксации, принятых в фольклористике и предложенных ею издательскому делу. Основным критерием здесь, в отличие от литературы, является тип читателя: т.е. одно и то же произведение может существовать в разных графических вариантах в зависимости от того, адресовано оно специалисту или массовому читателю.

Установить принятый для дальнейших переизданий текст фольклорного произведения сложнее, чем произведения литературного, но к решению этой задачи можно приблизиться, основываясь на изучении пратекста, версий и вариантов. Одним из способов издательской интерпретации может быть реконструкция исполнения, т.е. использование музыкально-вербальных свойств фольклорного произведения, т.к. многие поэтические народные произведения в естественном их бытовании (в обрядовом и внеобрядовом) существуют в форме песни или напева, которые современному читателю чаще всего неизвестны.

Вопрос о научном текстологическом подходе начал решаться в середине XIX в. За основу была принята точная фиксация произведения, обязательная нотация, запись нескольких вариантов, соблюдение формы стиха и строфы и т.д., чтобы при последующей камеральной обработке возникало меньше трудностей, связанных с созданием полноценного текста. Одним из первых поставил в научной литературе вопрос о текстологическом редактировании записей фольклора В. Я. Пропп, обратив внимание на прямую взаимосвязь между видом редакционной подготовки текста и типом издания. Для массового читателя привычными стали книги фольклора, в которых тексты произведений приведены к нормам современной орфографии и пунктуации. Но специалиста подобный «нивелированный» текст удовлетворить не может, т.к. он внеисторичен, не привязан к местности, не отражает особенностей языка и т.д. Подобная проблема не возникает, если к печати подготавливается авторский текст, который всегда будет одинаков для любого типа издания. Проблема текстологической подготовки фольклорного текста и формирования из таких текстов книги фольклора с течением времени усложняется, поскольку чаще всего сохраняются лишь литературные записи произведений, не отражающие их сущностной особенности – устного бытования. Тем более что значительная часть произведений подвергается неучтённой литературной обработке (составителями, редакторами), что даёт основание квалифицировать их как фальсификаты.

Не решена полностью проблема отбора произведений для последующего их издания, их редакторской подготовки и расположения, поставленная в начале XIX в. В результате за пределами общественного сознания остаются сотни вариантов произведений. Современные составители, готовящие к печати издания фольклора массового типа, предпочитают, как правило, брать уже опубликованные тексты, зачастую разрушая структуру того издания, из которого они взяты. Таким образом нарушаются региональный, репертуарный, тематический и другие принципы. Наиболее верный путь работы с лексически сложным текстом – не правка, а комментирование, т.к. и научные издания, и издания массового типа, предназначенные для детей, должны быть лишены неясностей. Комментатор книги фольклора обязан указывать, кем, когда, от кого и в каких условиях производилась запись, давать краткие сведения об исполнителе (возраст, род занятий и т.д.), характеризовать репертуар информанта, сообщать об особенностях записи и т.д. Для подготовленного читателя важна также информация о наличии вариантов произведения и о причинах публикации данного варианта. Классическая схема комментария была реализована комментаторами 7-го издания «Народных русских сказок А. Н. Афанасьева» Л. Г. Барагом и Н. В. Новиковым в расчёте на читателя, интересующегося вопросами сравнительного изучения сказочного фольклора. Многочисленные издания фольклорных произведений (в том числе и научно-массового типа) последних десятилетий лишены указателей, что стало уже считаться нормой. Исходя из специфики книги русского фольклора, необходимо вернуться к традиции составления указателей исполнителей произведений, собирателей (авторов записи), мест бытования произведений, изменённых названий.

Проблеме авторства посвящены десятки научных работ, в том числе «Что такое автор» М. Фуко, «Об эффекте автора» П. Яши, «Правовое регулирование отношений в области художественного творчества» И. В. Савельевой, «Интеллектуальная собственность» В. О. Калятина и др. Это связано не только с защитой интеллектуальной собственности (правовой аспект), но и с такими ключевыми текстологическими понятиями, как «атрибуция», «творческая воля автора», с вопросами авторского замысла, стиля и т.д. При определении понятия «авторство» необходимо следовать принципу историзма: в каждую конкретную эпоху существовало своё отношение к автору; появление копирайтного права закрепило общественное отношение к неразрывной взаимосвязи произведения и его создателя (прежде всего на уровне неимущественного права на имя).

В то же время в работах М. Фуко, Р. Барта говорится о превращении образа автора в культурную функцию: важно произведение, а не его создатель; если идти дальше, то важно восприятие произведения читателем. Это имеет непосредственное отношение к проблеме авторства фольклорного произведения: автор может подразумеваться, но одновременно его (как конкретной личности) нет; он растворён как в самом произведении, так и в читательском восприятии этого произведения. Но по стилю, языку, структуре произведения даже неподготовленный читатель («наивный читатель») сможет определить, что перед ним именно фольклорное произведение. В устном народном творчестве подразумевается авторство не как персонификация отдельно взятой личности, а как тип автора (коллективный автор). Типологию авторства лишь условно можно отнести к глубоко разработанным, хотя существует ряд серьёзных трудов, пополнившихся в 2004 г. монографией Л. В. Зиминой «Современные издательские стратегии: от традиционного книгоиздания до сетевых технологий культурной памяти».

В новейшее время гипертрофированное внимание к результатам индивидуального творчества привело к вытеснению за пределы авторского поля почти всех аспектов, связанных с произведениями, авторство которых не выражено явно. Трактуемое и понимаемое в системе возникших в XVIII в. представлений об авторе как физическом лице, о его праве на своё произведение как на собственность и в целом об уникальности автора как такового, авторство воспринимается нами не только как форма закрепления цепи «автор-произведение-права-пользователь-защита-автор», но и как общественный институт, построенный на принципе несомненного признания за автором права на форму его произведения, о чём писал ещё И. Г. Фихте в работе о незаконности перепечатывания произведений без разрешения автора. При этом неосознанное авторство содержания мы не противопоставляем осознанному авторству формы, что для произведения устного народного творчества является естественной ситуацией.

Международные конвенции, а также 4 часть Гражданского кодекса РФ, введенная в действие в 2008 г., рассматривают автора как единственного монопольного владельца исключительных прав на созданное им произведение; гражданина, творческим трудом которого создано произведение, что не может быть в полном смысле применено к фольклорному произведению. Тем не менее этот вопрос рассматривается в диссертации как один из специфических, присущих только фольклору. Не имея конкретного создателя сюжета, формулы, образа, мотива, такое произведение всегда существует в авторском исполнении. Фольклорные произведения в соответствии со статьёй 1259 ГК РФ не являются объектами авторского права. Следовательно, такие произведения (былины, сказки, народные песни, легенды, предания, загадки и т.д.) можно использовать в издательском деле без заключения договора с автором, т.к. последнего не существует. Но часто произведения народного творчества подвергаются обработке, переделке, аранжировке и в силу статьи 1260 ГК РФ становятся авторскими (производными): русские народные сказки в обработке или пересказе В. П. Аникина, М.А. Булатова, Н. П. Колпаковой, С. Г. Писахова, А. Н. Толстого.Принято считать, что применительно к произведениям устного народного творчества понятие «автор» отсутствует. Д. С. Лихачёв пишет об этом: «Автора в фольклорном произведении нет не только потому, что сведения о нём, если он и был, утрачены, но и потому, что он выпадает из самой поэтики фольклора» . Мы это понимаем так: изначальный автор (праавтор) на основе определённого сюжета или образа создавал произведение, которое, в силу устного бытования, дополнялось и переделывалось другими в рамках существовавшей традиции. Спустя время произведение превращалось в соавторское, а затем – в коллективное, народное, что имело свои неоспоримые преимущества: во-первых, произведение обогащалось коллективным опытом и наблюдениями; во-вторых, его форма и часто совершенствовалась; в-третьих, оно воспринималось слушателями как некий, уже принятый коллективным сознанием, свод, а не как индивидуальная точка зрения.

В то же время в издательском деле нет однозначного решения проблемы исполнителя фольклорного произведения и автора его записи. Исполненное произведение отражает особенности обычаев, говора; исполнитель каждый раз создаёт новое произведение, придавая ему иную форму, хотя содержание и форма подразумевают существование в рамках установленной традиции, но – как варианты, а не как догма. В такой же мере, как об исполнительском авторстве по отношению к отдельному фольклорному произведению, можно вести речь и об авторстве, распространяемом на репертуар исполнителя (по аналогии с авторским правом составителя на состав произведений в книжном издании). Проблема авторства информанта в научной литературе ещё не рассматривалась, хотя необходимость в этом есть и будет проявляться в ближайшие годы всё более насущно как в юриспруденции (в авторском праве и смежных правах), так и в редакционно-издательском деле. На наш взгляд, здесь уместно вернуться к давнему утверждению Альберта Б. Лорда о том, что в устном народном творчестве сочинение не существует отдельно от исполнения (т.е. и само по себе исполнение сочиняется, и исполнитель в этом процессе входит в область множественного авторства).

Фольклорное произведение не смогло бы актуализироваться в книгоиздательском деле, если бы его не записали теми или иными знаками (буквами, нотами, цифрами и т.д.). Следовательно, автор записи тоже имеет отношение к институту авторства, хотя законодатель прямо не указывает на то, что автор записи фольклорного произведения может претендовать на обладание исключительными правами. В диссертации доказывается, что речь идет именно о творческой составляющей, т.е., законодатель не учёл специфики записи фольклорного произведения, когда применяется совсем иная технология. Использование транскрипции не может считаться технической работой, поскольку в итоге фонетические записи одного и того же фольклорного произведения, сделанные разными лицами, будут отличаться именно по форме, которую и охраняет закон.

Применительно к фольклорному произведению правомочно говорить и об авторстве собирателя в целом. Такой подход дал основание назвать издания: «Народные русские сказки А. Н. Афанасьева», «В. И. Даль. Пословицы русского народа», «Л. Н. Майков. Великорусские заклинания» и т.д., хотя названные физические лица не являлись в прямом смысле авторами сказок, пословиц и заклинаний; в то же время, без их активного участия данные издания не могли бы состояться. Следуя традиции XIX в., сейчас тоже необходимо указывать в библиографическом описании издания фамилии собирателей и авторов записи, что делается не всегда.

Нам близка мысль М. Н. Куфаева об «изображении слова», если применить её к отражению авторства в фольклорном произведении; исполнитель и автор записи изображают слова, но каждый – своими средствами. Это подтверждает и позиция И. В. Карнауховой, отмечавшей, что фиксировать специальными методами надо не только звучащий текст, но и сам голос.

Исполненные, а затем записанные фольклорные произведения из устной формы бытования преобразуются в письменную. Но для того, чтобы они нашли отражение в книге фольклора, их необходимо подготовить к печати – в определённом порядке составить (по жанровому, хронологическому или иному принципу), снабдить комментариями (учитывая обилие диалектных и устаревших слов). Составитель книги фольклора является автором состава и расположения материалов, выражая через них свою концепцию, идею, замысел в зависимости от поставленных целей – педагогических, этических, эстетических.

Книга фольклора многоавторна, как и любое издание, но её отличительная особенность состоит в том, что многоавторность появляется и проявляется ещё на уровне произведения (что исключено в литературе, где речь можно вести о соавторстве, но не о многоавторстве одного произведения). Независимо от формальных норм существующего законодательства авторами фольклорного произведения, по нашему убеждению, в равной степени являются исполнитель и автор записи; автором совокупности произведений, подготовленных к печати – составитель. В то же время книга русского фольклора нуждается в дальнейшем серьёзном осмыслении её с точки зрения авторства в целом, поскольку существующая сейчас ситуация не может быть разрешена только с помощью современного законодательного инструментария.

В диссертации исследуются типы читательского восприятия книги фольклора. Проблемам чтения и изучения читателя посвящено немало трудов, которые появились ещё в середине XIX в.: исследования Л. Н. Толстого, Н. А. Корфа, Х. Д. Алчевской, Н. А. Рубакина и др. Этим вопросам посвящён и значительный пласт современной научной литературы , хотя аспекты, рассматриваемые в этих работах, не исчерпывают всей сущности явления, которое включает в себя как психологию читательской группы, так и личностные интересы читателя, мотивы чтения и т.д. Читательская аудитория книги фольклора дифференцирована по ряду признаков: специфика процесса чтения, целевое назначение, возрастной критерий, принадлежность к профессии. При этом должен учитываться тип чтения – развлекательный, познавательный, аналитический и т.д. Книга фольклора в целом может быть востребована всеми типами читателей и предназначаться для любого типа чтения; только учитывание триединства «мотивация-направленность-уровень культуры чтения» помогает приблизиться к пониманию проблемы читательской типологии. Научная классификация читателей, основанная на исследованиях в области социологии, социальной и общей психологии, учёными (Л. И. Беляевой, С. А. Трубниковым) строится исходя из психологической подготовленности читателя к восприятию содержания, хотя степень этой подготовленности  во многом зависит от ряда условий, без знания которых трудно говорить об адекватности понимания произведения (его смысла, идеи, сюжета, образов героев, стиля и т.д.)

Книга фольклора являет собою уникальную разновидность книги, которая в той или иной мере была освоена каждым и всеми. Проблемой «книга-чтение-ребёнок», изучением личностно-ситуативных условий (кто, как, что и с какой целью читает) занимаются педагоги, психологи, филологи. Рассматривается она и книговедением. Поскольку книжная культура познаётся и осознаётся индивидом с целью самоидентичности, то система «устное-письменное-печатное-книга-читатель-общество-устное» нуждается в отдельном рассмотрении, т.к. книга фольклора для читателя младшего возраста – не только индивидуальное познание мира в образах, но и формирование языковой культуры, приобщение к книжному учению, знанию; национальная культура познаётся читателем в неразрывной связи с культурой книги.

В диссертации подчёркивается, что в эпоху глобализации особую важность приобретает верно понятая система отражений устного народного творчества в книге, принципы этого отражения, качество подготовки текста. Спустя десятилетия читатель сможет только по оставшимся печатным изданиям составить представление о бытовавшем ранее устном произведении, хотя в значительной мере это происходит уже сейчас.

Вступление общества в стадию развития, названную информационной , привело к неизбежному изменению читательского отношения к народному поэтическому творчеству, рассчитанному на бытование в других ритмах, формах и объёмах. Говоря о влиянии видеокультуры на детское чтение, ряд учёных отмечает упрощение и огрубление речи. Это связано как с чтением «адаптированных» произведений, так и с тем, что восприятие текста становится «клиповым», «мозаичным»; меняется мотивация чтения и репертуар предпочтений. Появляется новый тип читателя, который характеризуется «примитивно-информационным» восприятием текста; не созданием в своём воображении, а «присваиванием визуального образа, символического изображения в готовой форме» . Современный молодой читатель всё реже способен превращать сумму полученной информации (эрудированность) в систему знаний. В этой связи в диссертации рассматривается конфликт информации и знания, а также анализируются программы по чтению «комплексного типа», основанные на книговедческом подходе: чтобы с детского возраста читатель ориентировался не только в тексте, но и в структуре книги, в изданиях разных типов.

В главе 3 «Книжные издания фольклорных произведений. Жанровая структура» с книговедческой точки зрения даются результаты изучения книжных изданий обрядовой поэзии, пословиц и поговорок, загадок, сказок, былин, исторических песен, лирических внеобрядовых песен, частушек, фольклорных произведений других жанров. Книжный массив произведений русского фольклора воспринимается читателями в первую очередь как сумма опубликованных произведений(т.е. для большинства доминирующим признаком является состав; для подготовленного читателя – качество состава); но пока не предпринималось попыток осмыслить это явление как книгу в целом и, в частности, как издание, содержанием которого является фольклорное произведение: структуру, тип, функциональное назначение, читательское назначение и т.д.

Принципы формирования и пути развития массива книжных изданий произведений русского фольклора являют собою значительный опыт, который современное книгоиздание должно критически осмыслить, исходя из изменившихся исторических реалий, новых издательских технологий, конкретизации типа читателя. Более активно должны вводиться в научный и общественный оборот издания русского фольклора нового качественного уровня (по типу – научно-массовые, по виду – своды); сейчас наблюдается преобладание сборника массового типа. Одна из причин в том, что практика современного издательского дела построена на количественном увеличении изданий русского фольклора без учёта книговедческих достижений (в области типологии, текстологии, редакторского дела и т.д.), которые могли бы сказаться на повышении качественного уровня, что в итоге влияет на общественное отношение к книге русского фольклора как явлению национальной культуры. Существует необходимость расширения систематизации книги фольклора: по жанрам, циклам, обрядовости, сказителям и т.д. Это тем более важно, что в процессе ошибочного, но неизбежного восприятия фольклорных произведений как литературных происходит выведение из художественного оборота многих произведений, в своё время опубликованных в малотиражных изданиях. Одновременно с каждым последующим переизданием увеличивается опасность «олитературивания» фольклора, что связано с недостатком у издателей сводной информации об уже существующем книжном массиве, истории его создания и развития. Систематизировать по хронологическому принципу можно записи или издания, но не сами произведения, т.к. время их создания установить сложно (за исключением тех, в которых упоминание о конкретных личностях и событиях позволяет говорить о «нижней» дате). Общепринятым стал принцип систематизации по жанрам, но в то же время это осложняется отсутствием унифицированной жанровой системы, что доказывает пример обрядового фольклора. «Термин «обрядовые песни» обозначает многожанровое явление. Семь жанров обрядовых песен – ритуальные, заклинательные, величальные, корильные, игровые, лирические обрядовые и подблюдные песни-гадания – чётко различаются между собой» . Календарная обрядовая поэзия в книге фольклора традиционно располагается в соответствии с природными циклами по принципу бытовой деятельности и хозяйственных работ. Семейная обрядовая поэзия отражает наиболее важные события в жизни человека: самый большой её раздел занимает свадебный обряд; посвящённый ему библиографический указатель «Русская свадьба» отражает 4 333 публикации. Рассмотрев издания в историко-книговедческом аспекте, диссертант выявил: поиски собирателей фольклора, публикаторов и исследователей привели к осознанию необходимости выработать новые принципы издания обрядовой поэзии с учётом уникальной специфики обрядового фольклора; воплощение эти принципы получили в работе М. Едемского «Свадьба в Кокшеньге» («Живая старина», 1910 г.). Сложность отражения свадебного фольклора в современной книге фольклора заключается в том, что некоторыми редакторами основные жанры свадебной поэзии – песни и причитания – рассматриваются как единый жанр. Вопросы классификации, без верного решения которых трудно говорить о создании полноценного издания обрядового фольклора, с разных точек зрения рассматривались многими фольклористами, но сами издания обрядовой поэзии остаются неисследованными с позиций книговедения: не выявлены тип читателя, особенности состава, научно-справочного аппарата; т.е. используется опыт текста, а не сумма опытов текста и книги.

Книжные издания пословиц появились в XVIII в.; наиболее значительными изданиями в XIX в. стали собрания И. М. Снегирёва, Ф. И. Буслаева, В. И.Даля, С. В. Максимова. В сравнении с появившимся позже изданием В. И. Даля, которое из-за его полноты (30 000 единиц) ставят на первое место, И. М. Снегирёв следовал принципу не полноты, а неповторяемости. Это первое научно подготовленное издание, т.к. составителем проведена текстологическая работа; в примечаниях указаны источники, приведены параллельные места, варианты, объяснены «обветшалые и областные речения». В то же время сборник И. М. Снегирёва имеет и существенный недостаток – он выстроен по алфавитному принципу (в отличие от тематического, применённого В. И. Далем), и потому пользование им затруднено. Это было учтено только при переиздании спустя полтора века (в 1995 г.) когда издатель поместил тематический указатель. После выхода в свет «Крылатых слов» С. В. Максимова (1890 г.) появилась тенденция подробно пояснять тексты. Сборники стали в полной мере авторскими, т.к. значительная их часть отводилась комментированию. Значительных успехов достиг на этом пути М. И. Михельсон, выпустивший в 1892 г. «Меткие и ходячие слова». Принципиальное отличие этого труда в том, что наряду с народными выражениями печатались изречения литературного происхождения (с указанием авторства), которые стали широко известными. Заложенные традиции нашли продолжение в работах XX в. («Круглый год. Русский земледельческий календарь» А. Ф. Некрыловой, «Крылатые слова» Н.С. и М. Г. Ашукиных). На основе проведенного анализа в диссертации отмечена тенденция создавать не только сборники произведений малых фольклорных форм, но и пояснительные словари. Это продиктовано не столько сложившейся традицией, сколько необходимостью разъяснить новому поколению читателей изначальный смысл старых изречений, поскольку со временем стали появляться новые трактовки и новые смыслы. Но вопрос о принципах организации пословиц и поговорок в книжное издание остаётся во многом открытым, как и проблема комментирования.

Первым наиболее значительным с точки зрения подлинности загадок является сборник «Великорусские загадки», выпущенный в 1861 г. И.А. Худяковым. Значение издания заключено в предпринятой составителем системе расположения текстов (по отгадкам в алфавитном порядке); И.А. Худяков впервые предлагает систематизировать загадки по типам (бытовые, мифологические и т.д.) и выявляет историю жанра. Классическим с точки зрения систематизации стал сборник Д. Н. Садовникова «Загадки русского народа», о чём свидетельствуют пять переизданий; особенность издания в том, что составитель публикует сведения о местах записи произведений (более двадцати губерний). Используя не только видовые, но и родовые категории, Д. Н. Садовников «впервые дал тематическое распределение материала по группам, преследуя цель выяснить группировкой загадок бытовую обстановку и мировоззрение русского земледельца» . Эта классификация применяется по сей день, что подтверждает вывод о несостоятельности алфавитного принципа.

Русские народные сказки в книжных изданиях появились в XVIII в. (сборники Н. Курганова, С. Друковцева, В. Лёвшина, «Лекарства от задумчивости и бессонницы, или настоящие русские сказки» и др.). Значительно активизировалась деятельность по их изданию после 1830-х гг. Обращает на себя внимание критика И. П. Сахарова, уличённого в фальсификации, т.к. ранее подобные действия не ставились в вину собирателям и публикаторам. Следовательно, можно вести речь об изменившемся отношении к фиксации устного народного поэтического творчества в книжных изданиях. Издания сказок стали восприниматься не только как развлекательное чтение, но прежде всего – как способ сохранения народного языка, сюжетов. Не отвечающие этим требованиям издания отвергались как ненаучные. Доафанасьевский период характеризовался не только обилием изданий массового типа, которые чаще всего были рассчитаны на детскую аудиторию, но и стремлением собирателей редактировать («украшать», «улучшать») тексты, в результате чего произведения народного творчества искажались. Благодаря чёткой позиции передовой фольклористической и литературно-критической общественности стали вырабатываться научные подходы к записи и публикации фольклорных произведений. Они выражались прежде всего в том, что произведение должно фиксироваться дословно, с указанием источника и места записи, а в издании воспроизводиться точно, без редактирования, с возможными пояснениями. На новом уровне представлены произведения рассматриваемого жанра в многотомном труде А. Н. Афанасьева «Народные русские сказки» (1855 – 1863 гг.). Издание стало выдающимся не только в отечественной, но и в мировой фольклористике как «первый и пока единственный свод русских сказок», положивший «начало научному собиранию и изучению восточнославянской сказки» . Учёный систематизировал тексты, разделив их на группы – сказки о животных, волшебные и бытовые; впервые в отечественной практике снабдил произведения вариантами. Это имело огромное значение, т.к. благодаря афанасьевскому изданию стали реально решаться вопросы не только принципов записи сказок, но и принципов подготовки их к печати. Собиратели стали видеть в сказке не только развлекательные мотивы, но и материал для изучения народной культуры, быта, верований, этики и эстетики. Событием стал  сборник Д. Н. Садовникова «Сказки и предания Самарского края» (1884 г.), особенность которого в применении репертуарного принципа: из 183 произведений 72 записаны от одного сказочника; точно воспроизведены не только сюжеты и композиция, но и поэтические формулы. В начале XX в. был воплощён новый метод: Н. Е. Ончуков наряду с записыванием сказок стал фиксировать полные сведения о сказочниках (биография, характеристика, исполнительская манера, место проживания, репертуар). Собиратель впервые применил принцип расположения произведений в издании не по сюжетам, как это было принято до него, а по сказочникам, обозначив таким образом репертуар каждого и не разрывая целостности исполнительской манеры. Проанализировав издания произведений этого жанра, можно сделать вывод, что в процессе формирования книги сказок составителями и издателями были выработаны основные типы изданий (от массового до научного); найдены наиболее общие, хотя так и не устоявшиеся текстологические и редакторские подходы; предложены разные принципы составления (по группам, по сюжетам, по сказочникам-исполнителям и т.д.); разработан справочный аппарат; выявлен тип читателя.

До 1830-х гг., когда И. П. Сахаровым был предложен термин «былина», устные произведения былевого эпоса назывались «старинами». Первый сборник былин издан в 1804 г. («Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым») на основе рукописи, возникновение которой относят к середине XVIII в. Собиратели былин объединяли их для последующей актуализации в книжном издании чаще всего по принципу циклизации, на основе типа действующих лиц, тем, мест действия (о Садко, Илье Муромце, Святогоре, Микуле Селяниновиче; былины киевские, новгородские). Часть изданий построена по географическому принципу (Пудога, Кижи, Водлозеро), а внутри разделов – по исполнительским циклам, несмотря на то, что многие исполнители прибегают к вариантам одного и того же произведения (сюжет о Добрыне и Алёше использовали в «Онежских былинах» 27 исполнителей). В диссертации рассмотрены особенности этого принципа и способы его интерпретации в издательском деле. Анализ массива книжных изданий былин приводит к выводу, что лучшие образцы («Свод русского фольклора. Былины в 25 т.») дают возможность для создания книги русского былевого эпоса, которая в идеальном своём виде должна состоять не только из текста (или вариантов и редакций текста) произведений, но и из совокупности сопроводительных текстов – сведений об экспедиции, в которой были собраны произведения, об особенностях проведения записи, о сказителе и его творческой индивидуальности; в таких изданиях необходимы нотные строки и иллюстрации, дающие представление об условиях жизни (постройки, одежда, пейзаж и т.д.) в той местности, где бытовали данные произведения.

Относительно времени возникновения исторических песен учёные не пришли к единому мнению: Д. С. Лихачёв считал, что они могли существовать в X в. («песни-славы»), Б. Н. Путилов – что жанр был уже очень развит в XIII в., Ю. М. Соколов – что исторические песни возникли в XVI в. Тексты исторических песен при их издании подразделяются по периодам (об Отечественной войне 1812 г., о Крымской войне) или по циклам (об Иване Грозном, о Ермаке, о Разине). Пример качественного сборника произведений этого жанра научно-массового типа – «Народные исторические песни» (Большая серия «Библиотеки поэта»). Открываясь вступительной статьёй и завершаясь примечаниями и алфавитным указателем песен, сборник выстроен по принципу отражения исторических событий. Изучение изданий произведений этого жанра приводит к убеждению, что историческая песня, актуализированная в книжном издании любого типа, в большей степени, чем произведения иных жанров, должна снабжаться историческим комментарием. Эта необходимость обусловлена тем, что пояснений требуют реальные события, герои, сама история данного произведения. В частности, следует обращать внимание на то, что часть песен была запрещена, за их исполнение привлекали к суду; поэтому сыскные дела представляют интерес не только как источник для комментария, но и как источник самого текста произведения в одном из его вариантов. А. Н. Пыпин опубликовал пять таких дел за 1729 – 1764 гг. . Верно отобранные версии, варианты, редакции исторических песен, как и верно выбранные способы их интерпретации в книжных изданиях, способны дать более точное, чем произведения других жанров, представление о языке эпохи, о системе отношений, о быте, об оценке исторического события и исторической личности народным сознанием и т.д. Накопленный издательским делом инструментарий позволяет оптимизировать издание такого массива фольклорных произведений, как исторические песни, на уровне восприятия многоаспектной организованной информации.

В силу большого количества лирических песен и их вариантов, а также отсутствия чёткой их классификации перед издательским делом стоит задача выработать системный подход к данному массиву произведений, определить критерии редакторской подготовки, выявить текстологические подходы (т.к. народная лирическая песня и лирическая авторская песня часто находятся в процессе интенсивного взаимодействия). Итогом теоретических дискуссий и осуществлённых издательских проектов стали две классификационные системы: одна основана на тематическом принципе, вторая – на жанровом. Первая внедрена в начале XX в. и предполагает разделение лирических песен на любовные, семейные, шуточные (бытовые); разбойничьи, солдатские (социальные); ямщицкие, чумацкие, бурлацкие. Вторая, предложенная Н. П. Колпаковой , строится на жанровом подразделении, подразумевающем дальнейшую дробность: песни-заклинания, величальные, игровые, лирические; в свою очередь лирические разбиты на частые (т.е. быстрые) и протяжные (любовные, семейные, солдатские, тюремные, разбойничьи). В диссертации отмечено, что типизация лирических песен на этапе редакционно-издательской подготовки должна в ряде случаев основываться также на возрастном репертуаре, на принципе индивидуального (сольного), многоголосного или хорового (артельного) исполнения, на исполнительском репертуаре. Первое значительное с научной точки зрения издание лирических песен выпущено Н. А. Львовым в 1790 г. («Собрание русских народных песен с их голосами, положенными на музыку Иоганном Прачем»; пятое издание вышло в 1955 г.). Основные издания последующего времени, введённые в научный оборот П. В. Киреевским, П. И. Якушкиным, П. В. Шейном, А. И. Соболевским и др., стали источниками для многих сборников, выходящих в XX–XXI вв. В то же время в диссертации отмечается, что на основе традиций, но с новым пониманием читательских возможностей в XX в. параллельно с множеством изданий массового типа А. М. Листопадовым, А. М. Новиковой, В. Я. Проппом и др. были подготовлены и обнародованы издания лирических песен, на данный момент являющихся хрестоматийными. Проделанный в исследовании аналитический обзор книжных изданий лирических внеобрядовых песен приводит к заключению, что, учитывая количество хранящихся в архивах текстов произведений этого жанра, необходима дополнительная система их сводной каталогизации с целью усовершенствования системы отбора для книжных изданий; классификация требует упорядочения; остаётся не до конца решённой проблема подготовки к изданию многовариантного текста лирической песни; использование освоенных народом авторских произведений в книге фольклора нуждается в более глубокой системе текстологической подготовки.

Существовавшие ещё в XVII в. частушки стали объектом интереса собирателей лишь во второй половине XIX в., когда на них обратили внимание Г. И. Успенский, Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский. Эти произведения малой формы – отличительная черта русского фольклора; в других этносах подобных плясовых рифмованных произведений («пригудок», «тараторок», «коротушек») не было. Исследовав книжные издания частушек с 1901г. по 2008 г., мы пришли к выводу, что в послереволюционное время многие частушки умышленно идеологизировались, фальсифицировались, в результате чего перед современными публикаторами стоит задача тщательного отбора. Основным критерием здесь должен быть тип читателя: массовые издания должны состоять из истинно народных произведений, в то время как издания для специалистов могут содержать тексты во всей полноте состава. Если для фольклориста главное значение имеют структура и поэтика произведения, то перед издательским делом стоят вопросы классификации, комментирования, особого редакторского подхода в силу специфической лексики, указания на вариант исполнения (быстрый, протяжный, «страдание»).

В диссертации также рассмотрены легенды, предания, баллады, духовные стихи; отдельное внимание уделено анализу фольклорного театра (народной драмы), существовавшего в формах балагана, райка (передвижные картинки), кукольного театра (Петрушка, вертеп). Учитывая региональные особенности райка, при издании записанных текстов оптимальным является расположение их по этому принципу («Московский раёк», «Нижегородский ярмарочный раёк»). Народные пьесы импровизационны, подвержены произвольным изменениям; в результате малого интереса собирателей они мало представлены в массиве книжных изданий. В то же время народная драма оказала влияние на развитие профессионального русского театра, что выводит на новый уровень проблему понимания её генезиса. Изучение научно осмысленных источников позволяет найти способ актуализации не только текстов, но и декораций, костюмов, музыкального сопровождения; в изданиях научного типа и в массовых прикладных изданиях возможно предпринять попытки реконструкции не только пьес, но и спектаклей. В результате произведение будет интерпретировано не только как знак времени, в котором оно осталось, но и как память традиции, продолжающей влиять на современное общественное сознание в зависимости от типа читателя.

В главе 4 «Фольклорное произведение и книга фольклора в Рунете» рассматриваются «электронная книга» и «сетевое издание», сетевые фольклоросодержащие ресурсы, электронная коммерция. Анализ литературных проектов Рунета показывает, что фольклор занимает в них значительное место и как мультимедийная субстанция в целом, и как совокупность текстов фольклорных произведений, и как сетевые издания. Наряду с ресурсами, посвящёнными непосредственно фольклорным произведениям, существует немало сайтов, предметом которых является наука о фольклоре. Ресурсы подразделяются на профильные (только фольклоросодержащие) и смешанные; на профессиональные и любительские; на единичные и комплексно-системные.

Массив фольклоросодержащих сетевых ресурсов также можно разделить на библиотеки, сайты высших учебных заведений, фольклорных центров, лабораторий и т.д.; в Рунете их более ста (в это число не входят сотни любительских сайтов, содержание которых составляют не имеющие научной подготовки тексты). Анализ наиболее качественных ресурсов (Государственный республиканский центр русского фольклора, «Русский фольклор», «Фольклор. RU», сайты Московского, Поморского, Новгородского и других университетов) приводит к выводу, что они могут использоваться как для получения первичной информации о фольклоре, так и для изучения фольклорных произведений, для обучения, для публикации архивных фольклорных материалов; их предметом могут быть текстовые, изобразительные, музыкальные и иные фольклорные произведения; в ряде случаев применён принцип мультимедийности, что близко к нашему пониманию реализации возможностей книги фольклора как многоаспектного явления.

Наиболее масштабным и в полном смысле научным сетевым библиотечным проектом на данный момент можно считать ФЭБ «Русская литература и фольклор», которую называют цифровой библиотекой академического типа. Тип предлагаемых изданий – научные (ЭНИ). Наличие банка текстов и инструментария научной работы над ними позволяет пользователю ФЭБ иметь научно подготовленное издание, максимально приближенное к наиболее качественному варианту печатного издания в полном его объёме (точный текст, справочный аппарат, сохранённые структура и пагинация оригинала и т.д.). В разделе «Фольклор» представлены ЭНИ (т.е. полнотекстовой продукт, прошедший редакционно-издательскую подготовку), основанные на изданиях научного типа, существующих на бумажных носителях («Свод русского фольклора», серия «Литературные памятники» и т.д.). Массив произведений ЭНИ взаимоинтегрирован, что обеспечивает эффективную профессиональную деятельность пользователя: возможность перехода к другим фольклорным текстам, к справочной информации; в некоторых разделах - к аудиозаписям. Гипертекстовые связи образуют единое информационное поле раздела «Фольклор». О проекте можно сказать, что он активно развивается как открытая подвижная система и имеет перспективу стать одним из наиболее качественных сетевых ресурсов, осваивающих свод русского фольклора в его многообразии.

Обеспечивая доступ к сетевым фольклорным изданиям и библиотекам, Рунет одновременно решает задачу доставки традиционных книжных изданий через интернет-магазины («Топ-книга», «Озон», «Библион», «Болеро» и др.). Электронная коммерция, в репертуаре которой присутствуют издания произведений русского фольклора, представлена более чем ста магазинами, сайты которых обеспечивают функции «просмотр книги», «выбор», «покупка», «доставка». Анализ показывает, что создатели сайтов многих книжных интернет-магазинов нарушают ряд правил: во-первых, в списке «Фольклор» часто присутствуют позиции, не имеющие отношения к устному поэтическому народному творчеству; во-вторых, не всегда указываются издательство и год выпуска книги, равно как и остальные данные; в-третьих, на очень низком уровне находится качество аннотаций: работники интернет-магазинов должны не перепечатывать издательские аннотации, а создавать свои, исходя из особенностей, целей и задач электронной коммерции. В результате непрофессиональный подход к оформлению сведений о книге фольклора снижает количество продаж. Помимо непосредственно магазинов в Рунете появились посредники, обеспечивающие эффективность работы за счёт расширения репертуара (до 320 000 наименований) и предоставления дополнительных услуг (быстрый поиск, доступ к тематическому каталогу, информации об изданиях и т.д.). Широкий выбор книг фольклора обеспечен на сайтах магазинов «Топ-книга», «Все книги России», «Озон» и др. Разновидностью сетевых книжных магазинов стали подразделения крупных традиционных магазинов и издательств («Библио-Глобус», «Москва», ИД «Питер» и др.); они предоставляют дополнительные услуги, клубные скидки, имеют форумы.

Значительное число наименований изданий русского фольклора в рунет-магазинах свидетельствует об интересе публики к книжным изданиям произведений устного народного творчества, но реализация этого интереса во многом зависит от профессионализма создателей сайтов; существующий уровень приводит к выводу, что необходима отдельная программа подготовки таких специалистов, поскольку книга – товар особого рода, а книга фольклора – особый товар среди товаров особого рода.

В целом актуализация фольклорных произведений средствами Рунета (сетевые издания, сетевые библиотеки и т.д.), а также осуществление активной коммуникативной деятельности «купля-продажа книг фольклора» подтверждают общественный интерес к фольклорному знанию и к книге фольклора. Эти сегменты Рунета находятся в состоянии не всегда ровного, но активного развития и, безусловно, имеют широкомасштабные положительные перспективы, особенно относительно усовершенствования существующих фольклоросодержащих ресурсов и создания новых сетевых фольклорных библиотек, потребность в которых будет возрастать.

В заключении сделаны основные выводы о сущностных признаках книги русского фольклора и способах их воплощения в издательском деле. Но, как пишет А. А. Беловицкая, «научное познание – это бесконечный многоуровневый, многоступенчатый процесс и преходящие промежуточные результаты превращения неосознанного в осознанное, неизвестного в известное, непонятного в понятное, незнания в знание…» . Это относится и к данной работе, которая может рассматриваться как ступень на пути исследования явления «книга русского фольклора». В диссертации обосновано содержание понятия «книга русского фольклора», исходя из содержания, функционального назначения и читательского назначения. Через анализ собирательской и издательской деятельности, осуществлявшихся с научными целями с первой трети XIX в., в исследовании создано представление о становлении и развитии этого вида книги по типам, видам, жанровой структуре, тематическому и другим критериям. Доказана неправомерность квалификации фольклорного произведения как литературного, в связи с чем показана сущность трансформации устного произведения в письменный текст с привлечением возможностей фольклористической текстологии. Один из результатов исследования в том, что привлечено внимание к феномену многоавторства фольклорного произведения, что на данный момент не учтено в полной мере ни действующим законодательством, ни издательской практикой.

Наряду с возможным издательским проектом нового уровня (с применением средств мультимедиа) перспективным является освоение фольклорного произведения русскоязычным сегментом Глобальной Сети (Рунетом). В диссертации обследованы и охарактеризованы основные фольклоросодержащие ресурсы, проанализированы особенности сетевых библиотек и ЭНИ, а также выявлены недостатки, мешающие эффективному осуществлению интернет-продаж изданий фольклорных произведений.

Насколько это было возможно применительно к массиву, содержащему тысячи изданий, изучены, сведены воедино и проанализированы в предмете книговедения разнородные массивы книжных изданий фольклора; осмыслены разнотипные редакционно-издательские подходы, формировавшиеся на протяжении почти двух столетий; выявлены специфические особенности книги фольклора как феномена национальной культуры; предложены способы оптимизации модели этой книги с учётом мультимедийных технологий и т.д.

Эта тема, ранее в книговедении предметно не разрабатывавшаяся, столь глубока, что некоторые поставленные вопросы потребуют дальнейшей разработки: нуждается в детализации комплекс конфликтов между традиционным и сетевым книгоизданием – как на уровне адекватности ЭНИ, так и на уровне качества состава сетевых библиотек; за рамками исследования осталась зарубежная фольклористика, т.к. соискателя в первую очередь интересовали историко-книговедческий аспект и опыт отечественного книгоиздания.

Общую задачу данного исследования диссертант видел в том, чтобы выявить и обозначить направление, по которому может осуществляться теоретическое изучение книги фольклора как научной категории и практическая реализация полученных результатов в книгоиздательском деле. Это особенно актуально, если учесть снижение уровня книжной культуры и разрушение издательских традиций, которые характерны для последнего пятнадцатилетия. Коммерциализация книжного дела, зачастую осуществляемая в отрыве от книговедческого знания, привела к утрате частью издательств профессионального редакторского состава, что отрицательно сказывается на репутации многих проектов, в частности серийных. Применительно к изданиям фольклора можно сказать, что требуют улучшения составительское мастерство, искусство комментирования, репертуарно-ассортиментная работа. Ситуация может быть исправлена на основе творческого переосмысления и возрождения лучших наработок специалистов XIX–XX вв., на развитии школы креативного редактирования, учитывании особенностей современной читательской аудитории, изменяющегося отношения к чтению и т.д.

В то же время необходимо формирование профессионального знания о книге (в том числе и о книге фольклора) не только как о материальном предмете, её содержании и оформлении, её коммуникативной функции, но и как о системной возможности воссоздания многомерного произведения в сознании читателя. Исходя из этого, в дальнейшем изучении нуждается возможность трансформации традиционного издания фольклора в электронное, обладающее значительным мультимедийным потенциалом (голос, музыкальное сопровождение, движущееся изображение и т.д.).

Сделанные в нашем исследовании выводы и поставленные вопросы могут способствовать более эффективному использованию функциональных возможностей книги русского фольклора. Для решения этих задач необходимо не только более плодотворное, чем сейчас, взаимодействие фольклористов и этнографов, с одной стороны, и книговедов и издателей – с другой, но и выработка общей программы действий: от подготовки произведения к печати и способов его актуализации средствами книгоиздательского дела до формирования качественного репертуара и совместного изучения читательской аудитории.

Отмечая, что индивидуальное и социальное сливаются в книге, М. Н. Куфаев писал, что «раз появившись, книга тотчас же делается достоянием истории… Хотя бы книга пропала, исчезла сейчас же после своего отпечатания, она носит сама в себе историчность. И книга вдвойне исторична, если она производила впечатление и была «жизненна», т.е. была укоренена в жизнь» . Именно таковы книжные издания русского фольклора, которые первыми «укореняются в жизнь» читателя. Следовательно, их качество должно быть высоким во всех проявлениях. А оно может быть обеспечено научным знанием о книге как способе отражения фольклорного произведения, целеосознанно внедряемым в практику книгоиздательского дела.

 

                                      Основные положения диссертации

                              отражены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК

1. Панкеев, И. А. Отражение фольклора в книге. К вопросу о доминантных системообразующих факторах / И.А. Панкеев // Известия вузов. Проблемы полиграфии и издательского дела. – 2005. – № 1. – С. 124 – 134. (0, 8 а. л.).

2. Панкеев, И. А. Издание фольклорных произведений. Историко-книговедческий аспект / И.А. Панкеев // Известия вузов. Проблемы полиграфии и издательского дела. – 2005. – № 2. – С. 97 – 107. (0,5 а. л.).

3. Панкеев, И. А. Восприятие читателем фольклорного текста / И.А. Панкеев // Известия вузов. Проблемы полиграфии и издательского дела. – 2005. – № 3. – С. 64 – 67. (1,0 а. л.).

4. Панкеев, И. А. Жанр как один из способов организации фольклорных произведений в книгу фольклора / И.А. Панкеев // Известия вузов. Проблемы полиграфии и издательского дела. – 2005. – № 4. – С. 63 – 70. (0,9 а. л.).

5. Панкеев, И. А. Книга фольклора в Рунете / И.А. Панкеев // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. – М.: ВИНИТИ – 2005. – № 5. – С. 27 – 33. (0,5 а. л.).

6. Панкеев, И. А. Электронная коммерция и книги фольклора / И.А. Панкеев // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. – М. : ВИНИТИ. – 2005. - № 7. – С. 32 – 37. (0,4 а. л.).

7. Панкеев, И. А. Научно-справочный аппарат книги фольклора / И.А. Панкеев // Известия вузов. Проблемы полиграфии и издательского дела. – 2006. – № 1. (0,5 а. л.).

8.Панкеев, И. А. Фольклоросодержащие печатные СМИ / И.А. Панкеев // Вестник Московского университета. Серия 10 «Журналистика». – 2008. - №1. – С. 27-38. (0,8 а. л.).

9. Панкеев, И. А. Фольклорное произведение в СМИ (правовой аспект) / Панкеев И.А. // Медиаскоп [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – М., 2008. – Режим доступа  www.mediascope.ru; свободный. (0,12 а. л.).

10. Панкеев, И. А. Интеллектуальные права в сфере массмедиа / Панкеев И.А. // Медиаскоп [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – М., 2008. – Режим доступа  www.mediascope.ru; свободный. (0,3 а. л.).

Монографии

11.Панкеев, И. А. Книга русского фольклора: от устного слова до издания / И.А. Панкеев / Монография. – М. : Фонд «Инфосфера», 2005. – 436 с. (20,6 а. л.).

12.Панкеев, И. А. Договор в авторском праве Российской Федерации / И.А. Панкеев / Монография. - М. : МГУ им. М.В. Ломоносова, 2008. – 142 с. (4,2 а. л.).

Статьи в сборниках и журналах, материалы конференций

13.Панкеев, И. А. Из прошлого в будущее / Иван Панкеев // Сказки славянских народов в 14 книгах. Кн. 2. – М. : Голос, 1993. – С. 317 – 319. (0,2 а. л.).

13.Панкеев, И. А. Сказка – ложь, да в ней намек / Иван Панкеев // Русские народные сказки о солдате. – М. : Воениздат, 1994. – С. 2 – 5. (0,2 а. л.).

15.Панкеев, И. А. Избранные произведения как вид издания / И.А. Панкеев // Восьмая международная научная конференция по проблемам книговедения : тез. докл. – М., 1996. – С. 93 – 94. (0,1 а. л.).

16.Панкеев, И. А. Времен связующая нить // Жизнь человека от купели до погоста. – М. : Россия молодая, 1996. – С. 5 – 8. (В соавт. с В.А. Алексеевым; личный вклад 0,12 а. л.).

17.Панкеев, И. А. Живое наследие предков // Круг земного бытия: обычаи, обряды, молитвы. – М. : Терра, 1997. – С. 3 – 8. (В соавт. с Е.А. Рассоловой; личный вклад 0,3 а. л.).

18.Панкеев, И. А. Обычаи и традиции русского народа / Иван Панкеев. – М. : Олма-Пресс, 1998. – С. 5 – 10. (0,4 а. л.).

19.Панкеев, И. А. Русские обряды и суеверия / И. Панкеев. – М. : Эксмо, 1998. – С. 3 - 6. (0,3 а. л.).

20.Панкеев, И. А. Отделяющий зёрна от плевел / И.А. Панкеев // Г. Попов. Народно-бытовая медицина. – М. : Терра, 1998. – С. 3 – 6. (0,2 а. л.).

21.Панкеев, И. А. Свадебный обряд / И.А. Панкеев // Берегиня. – 1998. – № 1. – С. 122 – 128. (0,2 а. л.).

22.Панкеев, И. А. Русские праздники и игры / И.А. Панкеев – М. : Эксмо, 1999. –С. 227-229. (0,2 а. л.).

23.Панкеев, И. А. Мифы и сказания славян / И. Панкеев // Мифы и легенды народов мира. Т. 1. – М. : Олма-Пресс, 2000. – С. 131 –138. (В соавт. с Н. В. Будур; личный вклад 0,3 а. л.).

24.Панкеев, И. А. Народов мудрость вековая / Иван Панкеев // Тайны русских суеверий. – М. : Олма-Пресс, 2000. – С. 3 – 14. (0,2 а. л.).

25.Панкеев, И. А. Народная память и язык. Проблема устойчивости / И.А. Панкеев // Журналистика и культура русской речи. – 2002. – № 6. – С. 98 – 104. (0,2 а. л.).

26.Панкеев, И. А. Культура книги и информационное пространство книгоиздания  / Панкеев И.А. // Десятая международная научная конференция по проблемам книговедения : тез. докл. – М., 2002. – С. 81-83. (0, 1 а. л.).

27.Панкеев, И. А. Культура издания и инфосфера книги / И.А. Панкеев // Проблемы современной книжной культуры. – М. : Наука, 2003. – С. 41 – 48. (0,5 а. л.).

28.Панкеев, И. А. Мифы / Панкеев И.А. // Глобалистика: Энциклопедия. – М. : Центр научных и прикладных программ «Диалог»: Радуга, 2003. – С. 631 – 632. (0,1 а. л.).

29.Панкеев, И. А. Фольклор / Панкеев И.А. // Глобалистика: Энциклопедия. – М: Центр научных и прикладных программ «Диалог»: Радуга, 2003. – С. 1116 – 1117. (0,1 а. л.).

30.Панкеев, И. А. Издание как процесс / Панкеев И.А. // Университетская книга. 2004. – № 11. – С. 38 – 39. (Рец.). (0,1 а. л.).

31.Панкеев, И. А. Достояние трёх народов / Иван Панкеев // Сказки трёх народов. – М. : Терра, 2004. – С. 3 – 14. (0,5 а. л.).

32.Панкеев, И. А. Конфликт информации и знания: редакционно-издательский аспект / Панкеев И.А. // Книга и мировая цивилизация. Материалы одиннадцатой международной научной конференции по проблемам книговедения. Т. 1. – М., 2004. – С. 222-223. (0,1 а. л.).

33.Панкеев, И. А. Креативный редактор: проблема подготовки / Панкеев И.А. // Книжная культура: Опыт прошлого и проблемы современности : Материалы междунар. науч. конф. – М. : Наука, 2005. – С. 132 – 135. (0,3 а. л.).

34.Панкеев, И. А. Экология языка и речи: Проблема устойчивости / Иван Панкеев // Экология вашего дома. – М. : Терра, 2005. – С. 86 – 101. (1,1 а. л.).

35.Панкеев, И. А. Книга как феномен гуманитарной культуры / Панкеев И.А. // Университетская книга. – 2005. – № 3. – С. 56-57. (Рец.). (0,3 а. л.).

36.Панкеев, И.А. Уникальное явление гуманитарной культуры / Иван Алексеевич Панкеев // Мир библиографии. – 2005. – № 5. – С. 45 – 49. (0,45 а. л.).

37.Панкеев, И. А. Искусство составления книги / Панкеев И.А. // Университетская книга. – 2005. – № 9. – С. 20 – 26. (0,8 а л.).

38.Панкеев, И. А. Экология языка, речи и информации / И.А. Панкеев // Городъ. Московское приложение к журналу «Вестник экологического образования в России». – 2005. – С. 12 – 17. (1,1 а. л.).

39.Панкеев, И. А. Сетевые и печатные фольклоросодержащие издания в Рунете / Панкеев И.А. // Пятая национальная научная конференция «Кириллица в духовности европейской информационной цивилизации». София, 1 ноября 2007. (0, 2 а. л.).

40.Панкеев, И. А. Интеллектуальная собственность журналиста и публикатора / И.А. Панкеев // Журналистика-2007: насущные проблемы. Перспективы. Материалы 9-й международной научно-практической конференции. Вып. 9. – Минск, 2007. ( 0,1 а. л.)

41.Панкеев, И. А. Право публикатора в СМИ / И.А. Панкеев // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Журналистика в 2007 году: СМИ в условиях глобальной трансформации социальной среды». – М., 2008. – С. 61- 62. (0,1 а. л.).

42.Панкеев, И. А. Книга как средство массовой информации / И.А. Панкеев // Научно-техническая информация. Серия 1. Организация и методика информационной работы. – М. : ВИНИТИ. – 2008. - № 3. – С. 28. (0, 1 а. л.).

Лихачёв Д. С. Поэтика древнерусской литературы. – М., 1979. – С. 237.

Lord A. The Singer of Tales. – Cambridge, 1960.

Бутенко И. А. Читатели и чтение на исходе XX века : Социологический аспект. – М. : Наука, 1997. – 140 с.; Гудков Л. Д., Дубин Б. В. Литература как социальный институт. – М. : НЛО, 1994. – 352 с.; Детское чтение на рубеже веков : Проблемы. Исследования, прогнозы. – М. : РГДБ, 2001. – 105 с.; Дубин Б. В. Слово – письмо – литература : Очерки по социологии современной культуры. – М. : НЛО, 2001. – 416 с.; Кабачек О. Л. Сказка в век компьютера. – М. : Либерея, 2001. – 208 с.; Мелентьева Ю. П. Библиотека и юношество : Поиски взаимопонимания. – М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 1999. – 160 с.; Равинский Д. К. Чтение в контексте времени // Что мы читаем? Какие мы? – Вып 1. – СПб., 1993. – С. 9 – 15; Самохина М. М. Эстетическое образование и эстетическое воспитание юношества как социологическая проблема : автореф. дис. …канд. социол. наук. – М., 1992. – 24 с.; Социальная среда и чтение школьников. – М., 1980. – 99 с.; Тихомирова И. И. Психология детского чтения от А до Я. Методический словарь-справочник для библиотекарей. – М., 2004. – 248 с.; Чудинова В. П. Книжная вселенная детства // Читающая Россия : мифы и реальность. – 1997. – С. 81 – 89; Юный читатель и книжная культура России. – М., 2003. – 112 с. и др.

См.: Россия на пороге информационного общества. – СПб., 1997. – 70 с.

  Громыко Ю. В. Образование в эпоху интернета : конфликт знания и информации [http://futurerussia.ru/conf/forum_education.html]

Круглов Ю. Г. Русский обрядовый фольклор. – М. : Советский писатель, 2000. – С. 168.

Владимирова Т. Н. Русская свадьба. Библиографический указатель : в 2 ч. – М. : Изд-во «Альфа» МГОПУ им. М. А. Шолохова, 2002. – 546 с.

Колесницкая И. М. Загадки // Русское народное творчество. – М., 1966. – С. 135.

Бараг Л. Г., Новиков Н. В. А. Н. Афанасьев и его собрание народных сказок // Народные русские сказки А. Н. Афанасьева. – М. : Наука, 1984. – С. 377.

Пыпин А. Н. Дела о песнях в XVIII веке (1704 – 1764). – СПб. : Типография Императорской Академии наук, 1900.

Колпакова Н. П. Русская народная бытовая песня. – М.-Л. : Изд-во АН СССР, 1962.

Беловицкая А. А. Книговедение. Общее книговедение. – М., 2007. – С. 331.

Куфаев М. Н. Проблемы философии книги. Книга в процессе общения. – М., 2004. – С. 66.

Антонова С. Г. Книга по искусству как феномен гуманитарной культуры. Книговедческий аспект. – М., 2001; Баренбаум И. Е. Основы книговедения. – Л., 1988; Беловицкая А. А.Книговедение. Общее книговедение. – М., 2007; Васильев В. И. Отечественное академическое книгоиздание : историко-книговедческие и типологические аспекты : дис. … д-ра филол. наук. – М., 2000;  Гречихин А. А. Библиотипология как научное направление : особенности становления и развития в российском книговедении. – М., 2004; Гришунин А. Л. Исследовательские аспекты текстологии. – М., 1998; Куприянова Т. Г. Гражданская книга в России первой четверти XVIII века. – М., 2001; Лавров Н. П. Книгоиздание и литературный процесс. – М., 1988; Ленский Б. В. Книгоиздательская система современной России. – М., 2001; Немировский Е. Л. Изобретение Иоанна Гутенберга. – М., 2000; Омилянчук С. П. Книга и книжное дело в коммуникационном процессе «Общение» : дис. … д-ра филол. наук. – М., 1992; Призмент Э. Л. Предметизационные системы и аппарат книги. – М., 1999 и др.

Чистов К. В. Фольклор. Текст. Традиция. – М., 2005. – С. 79.

Гацак В. М. Текстологическое постижение многомерности фольклора // Современная текстология: теория и практика. – М. : Наследие, 1997. – С. 110.

Антонова С. Г. Книга по искусству как феномен гуманитарной культуры. Книговедческий аспект. – М. : МГУП, 2001. – 224 с.; Издания по искусству. Проблемы типологии и редактирования. – М., 1989. – 104 с.

Гиряревский Р. С. Электронная книга: современное состояние и перспективы развития // Книга : Исследования и материалы. – Сб. 74. – М. : Терра, 1997. – С. 51 – 60.

Зимина Л. В.Современные издательские стратегии: от традиционного книгоиздания до сетевых технологий культурной памяти. – М. : Наука, 2004. – 274 с.

Куприянова Т. Г. Гражданская книга в России первой четверти XVIII века. – М. : МГУП, 2001. – 295 с.

Ямчук К. Т. Сельскохозяйственная книга. – М. : Книга, 1987. – 192 с.

Баренбаум И. Е. История книги. – М. : Книга, 1984. – 248 с.

Беловицкая А. А. Общее книговедение. – М. : Книга, 1987. – 256 с.

Васильев В. И. История книжной культуры. Теоретико-методологические аспекты. – М. : Наука, 2004.- 112 с.

Гречихин А. А. Современные проблемы типологии книги. – Воронеж : Изд-во ВГУ, 1989. – 248 с.

Омилянчук С. П. Текстология. – М. : МГУП, 2002. – 174 с.

Сравнительный указатель сюжетов: Восточнославянская сказка. – Л., 1979.

Зырянов И. В. Сюжетно-тематический указатель свадебной лирики Прикамья. – Пермь, 1975.; Владимирова Т. Н. Русская свадьба. Библиографический указатель. : в 2 ч. – М., 2002.

Смирнов Ю. И. Восточнославянские баллады и близкие им формы : опыт указателя сюжетов и версий. – М., 1988.

Криничная Н. А. Указатель типов, мотивов и элементов преданий. – Петрозаводск, 1990.

Селиванов Ф. М. Художественные сравнения русского песенного эпоса : Систематический указатель. – М., 1990.

Кляус В. Л. Указатель сюжетов и сюжетных ситуаций заговорных текстов восточных и южных славян. – М., 1997.

Русский фольклор. Библиографический указатель : в 10 т. – Л.; СПб., 1961 – 2001.

Гречихин А. А. Современные вопросы типологии книги. – Воронеж, 1989. – С. 112.

Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. – М., 1972. – С. 175.

Лотман Ю. М. Текст и функция. – СПб., 2002. – С. 28.

Лобкова Г. В. Древности Псковской земли. Жатвенная обрядность: образы, ритуалы, художественная система. – СПб., 2000.

Дианова Т.Б. Текстовое пространство фольклора: методологические заметки к проблеме // Актуальные проблемы полевой фольклористики. – М., 2004; Дедова О.В. О гипертекстах: «книжных» и «электронных» // Вест. Моск. ун-та. Сер. 9, Филология. – 2003. – № 3.

Гацак В. М. Указ. соч. – С. 111.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.