WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Поэтическая картина мира и ее репрезентация в языке

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

 

 

МАСЛОВА Жанна Николаевна

 

 

ПОЭТИЧЕСКАЯ КАРТИНА МИРА

И ЕЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ В ЯЗЫКЕ

 

Специальность: 10.02.19 – теория языка

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

 

                                                                                               

Тамбов 2011

 


Работа выполнена в ФГБОУ ВПО

«Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина»

Научный консультант

доктор филологических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

БолдыревНиколай Николаевич

Официальные оппоненты:

 

 

­–

 

 

­–

доктор филологических наук, профессор,

член-корреспондент РАН

Виноградов Виктор Алексеевич

(Учреждение Российской академии наук

Институт языкознания РАН)

доктор филологических наук, профессор Макеева Марина Николаевна

(ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет»)

доктор филологических наук, профессор Тарасова Ирина Анатольевна

(Педагогический институт ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»)

Ведущая организация

ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Защита состоится «09» декабря  2011 г. в 11.30 часов на заседании диссертационного совета Д 212.261.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций в ФГБОУ ВПО «Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина» по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. Советская, 181, Учебный корпус № 9/2, зал заседаний диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО «Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина» и на официальном сайте   Высшей аттестационной комиссии Министерства образовании и науки Российской Федерации http://vak.ed.gov.ru.

Автореферат разослан «____» ____________ 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Безукладова И.Ю.

                                          

Реферируемая диссертация посвящена проблеме изучения поэтических текстов как результата когнитивной деятельности человека, а также проблеме изучения ментальных основ художественного творчества, процесса формирования художественных и поэтических смыслов в когнитивном аспекте.

Развивающиеся в рамках когнитивной поэтики когнитивные исследования поэтического текста опираются, с одной стороны, на фундаментальные литературоведческие и лингвистические основы, заложенные в работах Н.Д. Арутюновой, Ю.Д. Апресяна, М.М. Бахтина, В.В. Виноградова, В.М. Жирмунского, Б.А. Ларина, Ю.М. Лотмана, А.А. Потебни, В.Я. Проппа, Ю.Н. Тынянова, Б.А. Успенского, Л.В. Щербы, В.Б. Шкловского, А.Д. Шмелева, Р.О. Якобсона и др. С другой стороны, теоретической и методологической базой исследований в области поэтического текста являются современные теории концептуализации и категоризации, которые разрабатываются в когнитивной лингвистике, а также общее понимание языка как одной из когнитивных способностей человека. Это теория языкового сознания (А.Н. Леонтьев), теория концептуальной метафоры (Дж. Лакофф, М. Джонсон), теория ментальных пространств (Ж. Фоконье), концепции когнитивной семантики (Е.С Кубрякова, В.З. Демьянков, Л. Талми), концепция когнитивных матриц (Н.Н. Болдырев) и др. Методологическую основу исследования составляют и другие работы когнитивного направления (А.П. Бабушкин, Е.Г. Беляевская, В.И. Заботкина, А.В. Кравченко, И.А. Тарасова).

Обзор работ, посвященных поэтическому творчеству, показывает, что анализ поэтического текста невозможно проводить с помощью простого заимствования уже выработанных в когнитивной науке методов и приемов – необходимо создание особых концепций, моделей и методик анализа, актуальных именно для поэтического текста. Уже достигнутые в этом направлении научные результаты свидетельствуют, что работа сосредоточена, прежде всего, на изучении выборочных художественных (поэтических) концептов и особенностей их репрезентации, выявлении идиостилевых черт поэзии определенных авторов [Тарасова 2004], исследовании специфики отдельных национальных литератур [Бусыгина 2003; Дудченко 2007; Хамитова 2008]. При этом остается невыясненным вопрос о наличии системности в репрезентации художественных (поэтических) концептов, о взаимосвязанном характере ментальных структур, лежащих в основе поэтического творчества, о комплексном характере творческого языкового сознания.

Способность к художественному творчеству является частью когнитивной деятельности человека. Уникальность поэтического языка свидетельствует о существовании особых ментальных структур, позволяющих человеку продуцировать художественные образы, особого концептуального содержания, актуального для поэтического дискурса, межконцептуальных связей и механизмов формирования художественного смысла. Данные ментальные структуры и механизмы существуют в упорядоченном взаимодействии, которое определяется как феномен поэтической картины мира. Детальное исследование природы и сущностных характеристик поэтической картины мира, а также построение ее структурной модели и разработка специальных методик анализа текста являются актуальной научной проблемой, решение которой возможно только с привлечением методологического аппарата когнитивной лингвистики.

Актуальность данной проблемы обусловлена и уже предпринятыми попытками выделения поэтической картины мира в рамках художественной картины мира [Дюпина 2009; Ильина 2007; Померанц 2004]. Из-за отсутствия обобщающего исследования поэтической картины мира как целостного явления наблюдается нечеткость в трактовке термина, смешение литературоведческой и лингвистической методологий, что отрицательно сказывается на ценности достигнутых научных результатов. Данное исследование направлено на разработку когнитивной концепции поэтической картины мира и на изучение работы творческого сознания через языковые репрезентации.

Актуальность проводимого исследования определяется также необходимостью выработки целостной концепции творческого языкового сознания, построения фундаментальной методологической основы и описания структурных и содержательных характеристик поэтической картины мира. Необходимость исследования в данном направлении связана и с отсутствием специальных работ обобщающего характера, раскрывающих интерпретирующий характер поэтической картины мира, специфику ментальных основ художественного творчества и особенностей их репрезентации в художественном языке, а также с растущим количеством работ по изучению художественных концептов, идиостилевых компонентов художественного и поэтического языка в когнитивном аспекте.

Объектом исследования является концептуальная основа поэтического творчества (поэтическая картина мира), и поэтический текст как языковая репрезентация особых концептуальных структур.

Предмет исследования – структурные и типологические характеристики поэтической картины мира, включающие художественные (поэтические) концепты и собственно поэтические категории, участвующие в моделировании поэтического мира.

Целью настоящего исследования является создание и развитие когнитивной концепции поэтической картины мира, которая предполагает теоретическое обоснование поэтической картины мира в русле когнитивной поэтики и создание методики когнитивного анализа поэтического текста на основании изучения природы художественного (поэтического) концепта; описание механизмов формирования поэтического смысла и механизмов его репрезентации в языке поэтического текста. Исследование предполагает также разработку типологий художественных (поэтических) концептов. Общая цель предложенных классификаций, понятий и разработанной методики когнитивного анализа поэтического текста заключается в том, чтобы в рамках когнитивной поэтики развить концепцию творческого языкового сознания, определить статус поэтической картины мира и создать методологическую основу когнитивного изучения художественного текста.

Достижение цели сопряжено с решением ряда конкретных задач:

  1. Рассмотреть поэтический текст как способ языковой репрезентации творческой когнитивной деятельности и продукт деятельности индивидуального творческого сознания;
  2. Установить ведущую когнитивную функцию поэтической картины мира и область знаний, которая концептуализируется посредством этой функции;
  3. Определить факторы (метаконцепты), которые обусловливают ограничение концептуального содержания поэтической картины мира;
  4. Рассмотреть художественный (поэтический) концепт как структурную единицу поэтической картины мира и разработать уровневую типологию и валентную модель художественных (поэтических) концептов;
  5. Описать основные механизмы формирования поэтического смысла и механизмы репрезентации художественных (поэтических) концептов в языке поэтического текста.
  6. Выявить собственно поэтические категории и описать процессы концептуализации и категоризации в поэтической картине мира;
  7. Разработать методику когнитивного анализа поэтического текста.

Решение поставленных задач осуществляется в рамках разрабатываемой в настоящем исследовании концепции. Данная научная концепция развивает положение о том, что поэтическое творчество обусловлено наличием особой концептуальной области (поэтической картины мира), а также наличием общих и специальных когнитивных механизмов, структурирующих данное концептуальное содержание особым образом. Решение данных задач определило содержание работы и позволило сформулировать положения концепции поэтической картины мира, выносимые на защиту:

  1. Ментальной основой поэтического творчества является поэтическая картина мира, которая представляет собой концептуальную систему, структурирующую творческую деятельность индивида по созданию и интерпретации альтернативной поэтической реальности. В качестве содержания поэтическая картина мира включает энциклопедическое знание, знание о языке, метапоэтическое знание и знание о поэтическом языке. Основными структурными элементами поэтической картины мира являются художественные (поэтические) концепты, аккумулирующие представления об экзистенциальных сущностях, эмоционально-чувственном опыте, а также собственно поэтические категории.
  2. Так как поэтический текст представляет собой зафиксированный в языке результат взаимодействия авторской субъективности и внешней среды («Я»-«МИР»), то ведущей когнитивной функцией поэтической картины мира является выработка специфических механизмов ориентации в субъективной реальности с целью приведения систем «Я», «МИР» в равновесие. Областью знаний, концептуализируемой в поэтической картине мира, является эстетически осмысленное субъективное видение экзистенциальных ситуаций.
  3. Ограничение концептуального содержания поэтической картины мира обусловлено действием ряда факторов или метаконцептов поэтической картины мира, которые обеспечивают «фильтрацию» концептуального содержания. Это Метаконцепт ЦЕННОСТЬ, Метаконцепт НОРМА, Метаконцепт ПОЭТИЧЕСКОЕ, Метаконцепт ЗНАКОВОЕ ОТСУТСТВИЕ.
  4. Эстетически и эмоционально осмысленный опыт концептуализируется в поэтической картине мира в виде особой структурной единицы знания - художественного (поэтического) концепта. Художественный концепт репрезентируется на разных языковых уровнях: фонологическом, лексическом, фразеологическом, словообразовательном, морфологическом, синтаксическом, текстовом, сверхтекстовом. В зависимости от языкового уровня репрезентации выделяются: Звукоритмический концепт; Предметный концепт; Процессуально-относительный концепт; Событийный концепт; Концепт-впечатление; Иконический концепт. В силу своей вторичности, художественный концепт представляет собой синтезированную структуру, возникшую в результате взаимодействия концептуальных валентностей. Метафора, метонимия и символ имеют в своей основе различное валентное взаимодействие концептуальных валентностей.
  5. Основными когнитивными механизмами формирования поэтических смыслов являются ассоциативные механизмы воображения – агглютинация, схематизация, типизация. Результат работы данных механизмов репрезентируется в языке поэтического текста в виде метафор, метонимий, символов, которые в рамках когнитивного подхода на ментально-языковом уровне также рассматриваются как механизмы формирования смысла и одновременно результат репрезентации художественных (поэтических) концептов.
  6. Для поэтической картины мира и поэтического языка характерна разветвленная система категоризации. Образование категорий происходит на уровне поэтического дискурса, поэтического текста, элементов поэтического текста - поэтического языка.
  7. Методика анализа когнитивной основы поэтического текста состоит из уровневого анализа, с помощью которого выявляется структурирующая основа, достаточно стабильная и фиксирующая принадлежность автора к определенной культуре, языку, исторической эпохе, и анализа вариативного наполнения структурирующей основы. Методика анализа когнитивной основы поэтического текста позволяет представить поэтический текст как систему взаимодействующих концептуальных и языковых элементов и направлена на выяснение того, как осуществляется конфигурация знания, задействованного в творческом процессе, какие глубинные когнитивные структуры, составляющие поэтическую картину мира, репрезентируются в поэтическом тексте.

Научная новизна проводимого исследования определяется системным подходом к изучению поэтической картины мира как целостного явления:

- поэтический текст представлен не столько как модель действительности, сколько как модель индивидуального сознания, определенным образом преломляющего бытие, рефлексия авторского «Я»;

- поэтическая картина мира выделяется как ментальная основа поэтического творчества в отдельный объект исследования;

- реализуется системный подход к изучению процессов концептуализации и категоризации в поэтической картине мира, категоризации на основе общего эмоционального впечатления;

- исследованы общие принципы организации простых и сложных концептуальных структур в поэтической картине мира;

- устанавливается взаимосвязь между качественными изменениями поэтического языка и изменениями в когнитивной базе человека;

- создается методологическая основа для определения типологических черт и дальнейшей целостной реконструкции традиционной поэтической картины мира на основании поэтических текстов различных типов, возникших в рамках определенных национальных поэтических канонов.

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в обосновании поэтической картины мира как объекта когнитивного исследования, в разработке базовых положений теории поэтической картины мира, которая служит основой для создания концепции языкового творческого сознания в рамках когнитивной науки. Определение ведущей когнитивной функции, основных структурных элементов и области знаний, получающей концептуальное воплощение в поэтической картине мира, позволило говорить о структурированности тех ментальных структур, которые носят интерпретационный характер и лежат в основе репрезентации художественного опыта. Представление субъекта эмоционально-эстетического переживания и внешней среды как двух взаимодействующих систем стало основой рассмотрения поэтического текста как результата реализации одной из трех когнитивных стратегий, на основе которых формируются модели поэтического мира.

Рассмотрение художественного (поэтического) концепта как единицы знания поэтической картины мира привело к разработке теоретически значимых уровневой и валентной типологий художественного (поэтического) концепта. Данные типологии, включенные в методику анализа когнитивной основы поэтического текста, позволили рассматривать поэтический текст в единстве межконцептуального взаимодействия и языковых репрезентаций. Реализация комплексного когнитивного подхода к анализу поэтического текста явилась возможностью выработки универсальных принципов и приемов изучения поэтического текста в русле когнитивной поэтики. Круг разработанных в диссертации проблем способствует развитию теорий концептуализации и категоризации, когнитивных исследований поэтического текста и более углубленной разработке когнитивной теории художественного концепта.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в дальнейшем углублении и совершенствовании методики когнитивного анализа поэтического текста в рамках теории когнитивной поэтики, развитии концепции творческого языкового сознания. Разработанный в исследовании понятийный аппарат применим для дальнейшего исследования языковых репрезентаций эстетически осмысленного эмоционального опыта на материале различных национальных литератур. Систематизированный материал может быть использован при подготовке лекционных курсов и трудов по общему языкознанию, спецкурсов по когнитивной поэтике и когнитивной лингвистике. Практическая ценность диссертации состоит также в том, что результаты исследования могут быть привлечены при разработке спецкурсов, находящихся на стыке литературоведения и лингвистики и посвященных вопросам поэтики и анализа текста.

Научная достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечиваются, во-первых, использованием в качестве методологической базы исследования положений, выработанных в теориях литературоведческого и стилистического анализа художественного текста, в теориях концептуализации и категоризации, разрабатываемых в рамках когнитивной лингвистики; во-вторых, представительной выборкой фактического материала; в-третьих, комплексным применением различных методов исследования.

Материалом для анализа послужили поэтические произведения англоязычных и отечественных поэтов XX века разных школ и направлений, выбранные методом сплошной выборки из поэтических антологий и посвященных поэзии интернет-ресурсов. Всего проанализировано около 800 текстов.

Методы, которые использовались для обработки фактического материала, включают метод собственно концептуального анализа, метод системно-структурного анализа текста, а также метод когнитивного моделирования, метод прототипического анализа. Кроме того, в работе применяются методы интертекстуального, структурного анализа, количественного и целостного анализа. При изучении концептуально-сложных форматов знания, представленных в поэтическом тексте, используется метод концептуально-таксономического анализа. В совокупности они обеспечивают успешность  метода когнитивного анализа поэтического текста, необходимого для решения поставленных целей и задач.

Апробация основных положений и результатов исследования осуществлялась в форме докладов и выступлений на научных и научно-практических конференциях, семинарах, конгрессах, в том числе на Международных научных конференциях «Россия и современный мир: проблемы политического развития» (Москва, 2006), «XIX Пуришевские чтения: Переходные периоды в мировой литературе и культуре» (Москва, 2007), «XX Пуришевские чтения: Россия в культурном сознании Запада» (Москва, 2008), «Лингвистические основы межкультурной коммуникации» (Нижний Новгород, 2007), «Когнитивная лингвистика и вопросы языкового сознания» (Краснодар, 2010), Международном конгрессе по когнитивной лингвистике (Тамбов, 2010), II Крымском лингвистическом конгрессе (Ялта, 2010), Круглом столе «Различные типы категорий грамматики и лексики в организации языка как когнитивной системы (характеристики и функции)» (Москва, 2010), Зональной конференции «Вторые Бочкаревские чтения» (Самара, 2006); Межрегиональной научной конференции «Грани культуры: актуальные проблемы истории и современности» (Москва, 2006), Межрегиональной научно-практической конференции с международным участием «Текст. Дискурс. Жанр» (Балашов, 2007), Всероссийской научной конференции «Взаимодействие мыслительных и языковых структур: собрание научной школы» (Тамбов, 2010).

Диссертация прошла апробацию в ежегодных научных отчетах на заседаниях кафедры английской филологии ТГУ им. Г.Р. Державина (2007-1011 гг.), ежегодных докладах на конференциях по итогам НИР преподавателей кафедры английского языка Балашовского института (филиала) СГУ им. Н.Г. Чернышевского (2007-2011 гг.). По теме исследования опубликовано 44 научных работы, в том числе монография «Поэтическая картина мира и ее репрезентация в языке» и 12 статей в журналах и изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов докторских диссертаций.

Исследование было поддержано Советом по грантам Президента Российской Федерации, проект № МК-2384.2010.6.

Структура исследования. Диссертация состоит из Введения, двух Глав, Заключения, Списка использованной научной литературы, Списка использованных словарей, Списка источников фактического материала, Приложения.

Во Введении дается общая характеристика проблемы исследования, определяются его актуальность и новизна, ставятся цели и задачи, обосновываются разработанные теория и методика исследования, приводятся основные положения, выносимые на защиту, описываются теоретическая и практическая значимость, научная достоверность, а также материал и методы исследования, излагается структура диссертации.

В Главе I«Поэтическая картина мира как объект когнитивного исследования» рассматривается проблема терминологической многозначности понятия картина мира, определяются подходы к изучению картины мира в лингвистике, определяется основное направление исследования. В данной главе представлено подробное обоснование правомерности выделения поэтической картины мира в самостоятельный объект исследования с точки зрения различных аспектов современного гуманитарного знания.

В Главе I также дается освещение различных подходов к изучению текста, рассматриваются отличительные черты художественного и поэтического текста, обосновывается необходимость различения смысла и информативности применительно к поэтическому тексту, рассматриваются существующие подходы к анализу поэтического текста.

Особое внимание уделяется анализу теоретических предпосылок когнитивного исследования поэтической картины мира как ментальной основы для интерпретации и языковой репрезентации эмоционально-эстетического опыта. Определяется сущность поэтической картины мира, описываются компоненты знания, метаконцепты и структурные элементы поэтической картины мира. В качестве структурной единицы поэтической картины мира рассматривается художественный (поэтический) концепт, дается обзор лингвистических типологий и структурных моделей художественного (поэтического) концепта, излагается авторская уровневая типология художественных (поэтических) концептов, валентная модель художественного (поэтического) концепта. Категории и процессы категоризации в поэтической картине мира рассматриваются на уровне поэтического дискурса, поэтического текста, поэтического языка. В Главе I в соответствии с необходимостью теоретического обоснования теории поэтической картины мира подвергаются рассмотрению процессы концептуализации и категоризации в поэтической картине мира, описывается теоретическое обоснование разработанной методики анализа когнитивной основы поэтического текста.

В Главе II «Репрезентация поэтической картины мира в языке поэтического текста» показано применение теоретических положений концепции поэтической картины мира к изучению фактического материала: обусловленность отбора творческого материала существованием метаконцептов и анализ их функционирования, анализ репрезентации поэтических концептов на основе уровневой типологии и с точки зрения их валентного взаимодействия; пути собственно поэтической категоризации, анализ процессов концептуализации и категоризации на материале современной отечественной и англоязычной поэзии. Представлена разработка авторской методики анализа когнитивной основы поэтического текста, цель которой – изучение ментальных структур и механизмов, участвующих в репрезентации субъективных художественных смыслов и моделировании поэтического мира.

В Заключении приводятся результаты проведенного исследования, намечаются перспективы дальнейшей разработки проблемы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Изменившаяся позиция человека по отношению к миру способствовала развитию когнитивных исследований, в фокусе внимания которых находится процесс взаимодействия человеческой субъективности с объективной действительностью, и появлению термина картина мира. Данный термин приобрел общегуманитарное значение и ознаменовал собой иной способ восприятия мира. В современной общенаучной трактовке картина мира понимается как «наиболее общее интегральное восприятие мира в его целостности, совокупность знаний, формирующаяся при участии всех уровней и форм познания: теоретического, эмпирического, логического, чувственного, научного, философского, обыденного, религиозного и мифологического» [Захарова 2008: 118]. Картина мира возникает тогда, когда истина из объективного внеположенного человеку явления превращается в объект, принадлежащий сознанию человека. В процессе исследований в разных научных областях данный термин получил специфическое толкование. Поэтому в ряде случаев попытки выделения различных «картин мира» на основе отдельно взятого критерия привели к смешению понятий картина мира и модель мира. Через язык картина мира получает лишь частичную репрезентацию, поэтому тот научный конструкт, который возникает в результате исследовательских процедур, неизбежно упрощается и является моделью мира –частным случаем реализации ряда составляющих картины мира.

Развитие антропоцентрического подхода в лингвистике предопределило следование научной мысли по пути изучения картины мира через языковые репрезентации, что способствовало выделению концептуальной картины мира и языковой картины мира в отдельные объекты исследования. Когнитивный подход в работах по анализу художественного текста и художественного языка способствовал появлению в рамках когнитивного подхода понятия художественная картина мира. Параллельно с данным понятием в контексте исследований поэтического теста в научном обиходе возник термин поэтическая картина мира. С одной стороны, терминологическое разделение было вызвано влиянием литературной и литературоведческой традиции, где проза и поэзия разграничиваются и изучаются отдельно. С другой стороны, данный факт подчеркивал уникальность не только поэтического языка, но и концептуальных структур, репрезентируемых в поэтическом тексте. Однако вопросы о художественной и поэтической картинах мира не получили системного освещения и серьезного теоретического обоснования в работах когнитивного направления.

Необходимость разработки методологических инструментов для когнитивного изучения поэтического текста и его концептуальной основы назрела в рамках когнитивной поэтики. Когнитивная поэтика рассматривается в качестве одного из этапов развития поэтики как науки о природе поэтического творчества, средствах построения художественного мира, форме поэтического произведения, когнитивных процессах и стратегиях, лежащих в основе формирования и интерпретации художественного (поэтического) текста. В основу решения данной проблемы положена идея о том, что поэтическое творчество основывается на целостной системе особых концептуальных структур, составляющих часть концептуальной картины мира; язык поэтического текста является результатом репрезентации данных структур.

Художественный (поэтический) текст в диссертации осмысляется как сложный знак, где средствами языка репрезентируется индивидуально-авторская концептуальная картина мира. В качестве ключевых характеристик поэтического текста выделены фрагментарность, эмоциональность, фатическая образность.Поэтический текст рассматривается как языковая репрезентация концептуальных структур индивидуального творческого сознания. Поэтический смысл формируется в процессе репрезентации художественных (поэтических) концептов, сложного синтеза энциклопедического, общеязыкового и собственно поэтического знания.

В качестве термина, верно отражающего роль интерпретации, бессознательного, эмоционального в процессах творческой концептуализации и категоризации, в работе используется термин поэтическая картина мира. Поэтическая картина мира выделена в рамках художественной картины мира и определяется как концептуальная система, эстетически значимая, структурирующая творческую деятельность индивида по созданию и интерпретации альтернативной поэтической реальности, характеризующаяся субъективностью, эмоциональной доминантой, я-центричностью, фрагментарностью.

Анализ работ по когнитивной поэтике, работ по психологии творчества, анализ современных лингвистических и литературоведческих концепций показал стремление к изучению ментальных структур сознания через язык поэтического текста и осознание того факта, что уникальные черты поэтического языка определяются особой ментальной основой. Подтверждением данной точки зрения явился также обзор работ теоретиков постмодернизма, где детально рассмотрена двойственность сознательного и бессознательного, постулируется особая природа поэтического языка.

В процессе анализа современных психологических теорий определено, что концептуальная картина мира формируется при участии как мышления, так и воображения. Работой данных высших познавательных процессов обусловлены принципиальные различия, существующие между обыденным и поэтическим языком. И если в лингвистических исследованиях приоритет отдается мышлению, то при изучении поэтического языка главным познавательным процессом следует определять воображение. Именно механизмы воображения участвуют в формировании художественного (поэтического) образа. Благодаря воображению в языке репрезентируется эстетический эмоциональный смысл и эмоциональная связь, существующая между реальностью и сознанием человека. Результат работы данных процессов фиксируется в языке поэтического текста в виде метафор, метонимий, символов и других, характерных для поэзии средств языковой выразительности. Следует разделять когнитивные механизмы сознания, с помощью которых интерпретируются явления действительности и языковые механизмы, позволяющие выразить этот опыт с разной степенью адекватности. Так метафора, метонимия и символ являются когнитивными механизмами межконцептуального взаимодействия и формирования художественного (поэтического) концепта, на языковом уровне – это репрезентации художественных (поэтических) концептов и формы художественных образов.

Концептуальная картина мира отражает как деятельность сознания человека, так и деятельность бессознательного. Поэтический язык противопоставлен обычному языку не по сфере употребления (поэтический текст), а по степени выраженности бессознательного. Поэтическое творчество и поэтический язык подчинены нелинейной логике, поэтому ментальные стратегии и механизмы находят отражение в определенных языковых стратегиях, за счет которых создается своеобразие текста, стиль поэта.

Концепция поэтической картины мира включает определение позиции авторского «Я» как одного из центральных концептов поэтического творчества, способного структурировать вокруг себя ментальное пространство; описание уникальных черт и структурных единиц поэтической картины мира как результата специфических процессов концептуализации и категоризации; выявление особенностей, присущих только поэтической картине мира; описание художественного (поэтического) концепта как основной структурной единицы поэтической картины мира; выработку специальных классификаций и приемов когнитивного анализа поэтического текста.

Функция поэтической картины мира заключается в структурировании субъективной реальности, концептуализации взаимодействия между системами «Я», «МИР». В поэтической картине мира получает концептуальное воплощение эстетически осмысленный экзистенциальный и эмоциональный субъективный опыт, структурными единицами данной картины мира являются поэтические концепты и собственно поэтические категории. В поэтической картине мира синтезировано энциклопедическое знание, знание о языке, метапоэтическое знание, знание о поэтическом языке. Данные типы знания определяют когнитивные и языковые стратегии приведения систем «Я», «МИР» в равновесие. В рамках исследования выделены три когнитивные стратегии освоения мира: Жрец, Ремесленник, Фокусник. Когнитивные стратегии представляют собой закрепленные в основных параметрах варианты конфигурации знания, обеспечивающие адекватную интерпретацию и трансляцию художественного опыта.

Тексты Жреца отражают наделение природных сил сверхъестественными и эталонными характеристиками, их одушевление и установление иерархичности мира, преобладает обращение к миру природы и космосу, осознание иерархичности мира, его могущества и первичности, закрепленное в соответствующей метафорике, сакральной географии: «Весь свет земного дня вдруг гаснет и бледнеет, Печалью сладкою душа упоена, Еще незримая - уже звучит и веет Дыханьем вечности грядущая весна» (Вл. Соловьев). Показателями стратегии Ремесленник служат техногенные образы, связанные с работой, хозяйством и т.п., символизация вещей из мира артефактов: «Выходили в поле жать, / Любовалась дочкой мать. / Руки ловкие у дочки. / Серп играет, горсть полна» (А. Твардовский). Стратегия Ремесленник отличается установлением иной иерархии, где подчеркивается роль человека-демиурга. К стратегии Фокусник относятся игровые, пародийные, аллюзийные тексты, центонная поэзия, а также многие тексты эпохи постмодернизма: «Трамвай Родился На Рельсах / ре-ре / Маленький Красный  Три Вагона / ритмический тупик» (Наив-Дада). Стратегия Фокусник не соотносится с какой-либо определенной иерархией, это процесс порождения бесконечных масок, копий и пародирования.

Внутри каждой стратегии складываются языковые особенности, фиксирующие в тексте основные параметры взаимодействия субъекта и мира. В отдельно взятом поэтическом тексте, как правило, преобладает одна из трех когнитивных стратегий.

Исследование поэтической картины мира как целостного явления обнаруживает набор метаконцептов, которым отводится определяющая роль при закреплении единиц опыта в поэтической картине мира. Метаконцепты поэтической картины мира – это ментальные факторы, определяющие основные принципы структурирования содержания поэтического текста. К метаконцептам относятся: Метаконцепт ЦЕННОСТЬ, Метаконцепт НОРМА, Метаконцепт ПОЭТИЧЕСКОЕ, Метаконцепт ЗНАКОВОЕ ОТСУТСТВИЕ. Метаконцепты определяют общие границы, в которых концептуализируется и структурируется эмоционально-эстетический опыт. Они выполняют роль «фильтров» при отборе и репрезентации концептуального содержания и фиксируют эталоны, представления, ожидания и стереотипы о том, какие явления и ситуации могут стать предметом поэтического осмысления и в какой языковой форме.

Например, анализ репрезентаций концепта ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА/HUMAN'S BODY показал неравную представленность в поэзии слов, репрезентирующих тело человека. Кроме частотных репрезентаций с использованием ключевого слова, в поэзии разнообразно представлена традиция метафорических и метонимических репрезентаций через указание на отдельные части тела. Вариативно вербализованы в поэзии следующие части тела: глаза, лицо, голова, ноги, грудь, волосы, рука, борода / eyes, face, head, legs, breast, hair, hand, beard. При этом меньшее количество репрезентаций, в частности, у концепта ГОЛОВА/HEAD («Из костяного кувшина / Рассудок разливая по стаканам» (А. Мариенгоф)) по сравнению с концептом ГЛАЗА/EYES («Нас – нам казалось – насмерть раня / Кинжалами зеленых глаз» (М. Цветаева)) свидетельствует о более низком поэтическом потенциале первого концепта. Данный факт подтверждает мысль не только о различном поэтическом потенциале самих художественных (поэтических) концептов, но и о том, что разница в количественной представленности языковых репрезентаций художественных (поэтических) концептов является следствием разной ценности данных языковых средств для репрезентации эмоционально-эстетического опыта.

На языковом уровне система оценок отражается в системе эталонов – слов и сочетаний слов, репрезентирующих определенные концепты, эти слова являются ядерными обозначениями концептов в поэтической картине мира. Так, одним из эталонных символов смерти в поэзии является снег: «И снег соперничал в усердьи / С сумерничающей смертью» (Б. Пастернак), «the snow carefully everywhere descending» (E.E. Cummings).

Функции выделенных Метаконцептов носят взаимосвязанный характер, так как концепты, имеющие высокую субъективную ценность, образуют и основу представлений о поэтическом. Метаконцепт ЦЕННОСТЬ определяет зависимость  концептов поэтической картины мира от субъективной оценки и их различное место в ценностной иерархии. Метаконцепт НОРМА фиксирует ряд сформированных представлений о механизмах и языковых средствах создания поэтичности. Действие Метаконцепта НОРМА проявляется на уровне поэтического языка, репрезентаций отдельных концептов, метро-ритмических поэтических схем. Например, традиционный для поэтического осмысления концепт ЛЮБОВЬ/LOVE часто репрезентируется через обозначения огня, пламени, света: «Кое как удалось разлучиться / И постылый огонь потушить» (А. Ахматова), «Влюбленность, та похожа на пожар» (И. Бродский), «Не проси облегченья / от любви его нет. / Поздней ночью - свеченье, / Днем - сиянье и свет» (А. Кушнер), «For love - I would split open your head and put a candle in behind the eyes» (R. Creeley), «Fire is love and love is fire; /  And the fire is within me» (J. Laset). Данные представления, находясь в границах нормы, закрепляются в вариативных метонимических, метафорических и символических связях. Благодаря понятию о поэтической норме создается комплекс уникальных для поэтической картины мира представлений, закрепленных за словом обыденного языка, который актуализируется при обращении к поэтическому тексту. Противоречие норме также служит источником художественного эффекта: «Им бы совдепы, / А не твоей любви автомобильные фонари» (А. Мариенгоф).

Специфическое знание, информация о критериях выбора приемлемых тем концептуализируется Метаконцептом ПОЭТИЧЕСКОЕ. Как поэтичные/непоэтичные классифицируются ситуации и объекты реального мира, чувства, эмоции, действия, а также языковые средства. Проходящие по критерию «поэтичности» концепты представлены в поэзии большим количеством репрезентаций и закреплены на уровне эталонов в национальном сознании: «не мать, а мачеха – Любовь: / Не ждите ни суда, ни милости» (М. Цветаева), «но жизнь была как рыба молодая / Обглоданная ночью до кости – / В квартире, звездным оловом пропахшей, / она дрожала хордовой струной» (А. Цветков), «Как после залпа сразу тихо стало, / Смерть выслала дозорных по дворам» (А. Ахматова); «Love is not all: it is not meat nor drink / Nor slumber nor a roof against the rain» (E. St. Vincent Millay), «If you are lucky in your life, / you will get you raise the spoon / of pristine, frosty ice cream / to the trusting creature mouth / of your old enemy» (T. Hougland), «The death of the poet was kept from his poems» (W.H. Auden). Со временем круг традиционных поэтических концептов и тем расширяется, изменяется за счет включения иных ситуаций и репрезентации ранее исключенных из поэтической картины мира концептов: «На мокрых плотных полках - скомканные груды / из праотцов, размякших как гужи: / лоснящиеся, бритые верблюды, / брудастые медведи и моржи» (мужчины моются в бане) (Вл. Нарбут).

Метаконцепт ЗНАКОВОЕ ОТСУТСТВИЕ определяет включенность/невключенность языковых и ментальных объектов в круг художественного выражения эмоционально-эстетического опыта, так как для человеческого сознания, в целом, отсутствие так же знаково, как включенность. Данный Метаконцепт служит ограничивающим фактором и сужает количество возможных интерпретаций. Таким образом, в некоторой степени направляется и конфигурируется ход мыслей автора и интерпретатора. Например, сравнение ночи с домом престарелых: «It's cosier thinking of night / As more an Old People's Home / Than a shed for a faultless machine» (W.H. Auden). Традиционный для поэтической картины мира концепт НОЧЬ образует сравнение с традиционно непоэтическим концептом, такой художественный перенос возможен только на основе включенности данных концептов в поэтическую картину мира. Влиянию метаконцептов подвергаются как ментальный, так и языковой уровень.

Эстетически осмысленный эмоциональный опыт структурируется в виде единиц знания, и основной единицей знания в поэтической картине мира следует считать художественный (поэтический) концепт, который является видовым по отношению к понятию концепт. Художественный (поэтический) концепт это единица знания поэтической картины мира; сложное ментальное образование, фиксирующее индивидуальный и коллективный эмоционально-эстетический художественный опыт, способное быть основой для формирования новых художественных смыслов.

Анализ существующих типологий художественных концептов показал, что доминирующим критерием в них служит форма ментального представления информации, поэтому данные типологии слабо связаны с языковыми формами репрезентации художественных концептов в тексте. Так как концептуальные структуры эксплицируются на разных языковых уровнях текста, то в настоящем исследовании предложена типология художественных (поэтических) концептов в зависимости от особенностей языковой репрезентации. С этой точки зрения выделяются: Звукоритмический концепт; Предметный концепт; Процессуально-относительный концепт; Событийный концепт; Концепт-впечатление (концепт-гештальт); Иконический концепт.

Звукоритмический концепт, репрезентируемый в поэтическом тексте, фиксирует абстрактные и обобщенные смыслы: знание о звуках, о связи звуков с эмоциональным фоном, представления о звуко-ритмических схемах прецедентных текстов и других явлений культуры, метапоэтическое знание о способах создания звуковых эффектов в поэтическом тексте и собственно поэтических метро-ритмических схемах, их связанности с определенными темами. Звукоритмические концепты формируются в результате метафорического или метонимического переноса. Если это воспроизведение звука или шума, существующего в реальности, связанного с репрезентацией соответствующего предметного концепта, такой перенос классифицируется как метонимический: «Нет не извозчик не трамвай / авто рычащий диким вепрем / Под зеленью бульварных вай / громополете улиц терпим» (Д. Бурлюк). Повторение звуков [d], [h], [l] в сочетании с односложными словами в «Each toddler had a hand-hold on / a loop of rope, designed to haul / the whole school onward / in the sidewalk stream» (H. Mchugn) на основе метонимического переноса создает имитацию шагов группы детей. Передача настроения, впечатления с помощью определенных созвучий классифицируется как метафорический перенос. «Разлунивши лысины лачки…честно пишут про Октябрь попутчики» (В. Маяковский) – повторение звука [л] направлено на актуализацию представлений о лени, бесталанности, мелком ремесленном труде.

Звукоритмические концепты в ряде случаев играют ведущую роль при формировании общего концепта-впечатления и передают основной смысл текста: «Hear the sledges with the bells, / Silver bells! / What a world of merriment their melody foretells! / How they tinkle, tinkle, tinkle, / In the icy air of the night! / While the stars, that oversprinkle / All the heavens, seem to twinkle / with a crystalline delight» (E.A. Poe) – ритм и созвучия на всем протяжении стихотворения имитируют звон колокольчиков, и звукоритмический концепт является основой для формирования концепта-гештальта как впечатления от текста. Звукоритмические концепты имеют приоритетное значение в поэзии абсурда, потому что звуковые эффекты и ритм скрепляют разрозненные, на первый взгляд, языковые элементы в одно целое: «...отель у солнечной воды. / Веселье. Танцы. И крокет. Паркет прошаркан. Пароход / цветет в пороховом убранстве / и, плавно пенясь, в даль уходит, / пока заманчивые облака / игриво встряхивают папаху... / И Сидор папу бьет по паху, / свисток со злости затолкав / в блажное углубленье рта, / ничьих нервов не щадя, свистит, / горючим горошком и сечью сыт...» (С. Мокша).

Предметный концепт закрепляет специфичные для поэтической картины мира представления за определенной предметной сущностью. Данный концепт также имеет вторичную природу и формируется в результате метафорического или метонимического переносов между предметными сущностями: «здесь камни ­– голуби» (О. Мандельштам), «Из гордых городов – аэропланы, / Стальная стая солнечных стрекоз» (А. Крайский), «свора взбешенных пальцев» (П. Барскова), «your fingers / are my unspoken thoughts» (E. C. Hulme), «Death the dark lover / going down on him» (L. Ferlinghetti), «Empty as the bodiless flesh of fire» (A. Tate). Предметный концепт в тексте репрезентируется через языковые метафоры («Пять лет! Пять черепах железных!», Г. Шенгели), метонимии («часть женщины в помаде», И. Бродский), символы («Все прошло. Поредел мой волос. / Конь издох», С. Есенин), сравнения («Как будто внутренность собора / Простор земли», Б. Пастернак), оксюмороны («Перед ним самый смрадный грешник – / Воплощённая благодать…», А. Ахматова),  метафтонимии («Живых экскаваторов черные бивни», Д. Андреев), эпитеты («пушки моржастые», В. Маяковский).

Процессуально-относительный концепт формируется на основе пропозициональной связи объектов, как правило, отражающей тесное взаимодействие или соседство объектов в реальности и репрезентируемой глаголом. Данный концепт формируется не только при участии предметных сущностей, но и с учетом характера отношений между ними: «Из глаз моих выпорхнут две канарейки, / На их место лягут две трехкопейки» (В. Шершеневич). На языковом уровне процессуально-относительный концепт репрезентируется в форме сравнения, языковой метафоры или символа: «Над ним стареющие дети, / Как злые гении парят» (А. Кушнер), «приземлилась меж нас Великая / Отечественная, / она села тревожной птицей, / и, уставясь в ее глазницы, / понимает один из нас, / что поет он в последний раз» (А. Вознесенский), «я бросил в ночь заветное кольцо» (А. Блок). Анализ текстов показал, что процессуально-относительные концепты не репрезентируются в форме поэтических языковых метонимий.

Событийный концепт формируется на основе сложных многокомпонентных представлений, имеет форму фрейма (сценария) и отличается событийным ядром, зафиксированным обобщенным представлением о ситуации. Здесь выделяются также события, переосмысленные в частях мифов и библейских сюжетов, закрепленные в поэзии стереотипные ситуации и их авторские интерпретации. Например, «Человеческое тело / Ненадежное жилье, / Ты влетела слишком смело / В сердце тесное мое» (А. Тарковский) – рождение представлено как событие (душа влетает в тело). Глагол влетела актуализирует представления о птице, которая занимает гнездо для жилья, и традиционную метафору душа-птица. Событийные концепты в поэзии возникают, когда исходный концепт осмысливается через концепт фреймового типа. Они образуются на основе метафорического или метонимического переноса.

Ряд фреймовых концептов, участвующих в формировании вторичного событийного поэтического концепта, закреплен в поэтической картине мира и имеет прототипический характер. На основе анализа поэзии в поэтической картине мира выделяется группа прототипических фреймовых концептов, участвующих в формировании поэтических событийных концептов. Данная группа отражает связь рассматриваемых концептов с основными хозяйственными, ритуальными, жизненными процессами, имеющими ключевое значение в жизни человека: ПРОИЗВОДСТВО, РЕМЕСЛО, ОХОТА, ЗЕМЛЕДЕЛИЕ, РЫБНАЯ ЛОВЛЯ, РУКОДЕЛИЕ, ФИНАНСОВЫЕ ОПЕРАЦИИ, БОГОСЛУЖЕНИЕ, СВАДЬБА, КРЕЩЕНИЕ, ПИР, ТЕАТР, ИГРА, СЛОВОТВОРЧЕСТВО, СТРИЖКА И РАСЧЕСЫВАНИЕ, ПРИГОТОВЛЕНИЕ ПИЩИ, РОЖДЕНИЕ, СМЕРТЬ, БИТВА, ПУТЕШЕСТВИЕ. Например, «В календарном цеху штамповали второе число» (А. Цветков) – событийный концепт образуется при взаимодействии концептов ПРОИЗВОДСТВО и ВРЕМЯ. В творчестве отдельных авторов формируются также авторские непрототипические событийные концепты. Событийные концепты являются универсальной единицей поэтической картины мира.

Иконический концепт фиксирует информацию об экстралингвистических графических особенностях текста. Он репрезентируется либо графическими неязыковыми средствами, либо профилированием графических свойств языковых знаков. Анафору, эпифору, повторения строк также следует рассматривать как случаи репрезентации иконического концепта, сформированного при профилировании графических свойств языковых знаков: «Because when I look back, she disappears. / Because I look back. / Becauseretreat can be wiser than attack» (H.L. Hix). Соединение поэтического текста с графическими экстралингвистическими элементами активно развивается в визуальной поэзии, где иконические концепты играют ведущую роль в репрезентации поэтического смысла.

Концепты, репрезентированные в тексте на различных языковых уровнях, в процессе восприятия текста создают единый сложный концепт-впечатление, гештальт по своей структуре. Данный концепт отражает динамическую природу концепта, он формируется на уровне целого текста и представляет собой синтетический результат взаимодействия разноуровневых поэтических концептов текста. Этот концепт содержит сгусток образов, впечатлений и смыслов, сформированных в результате восприятия поэтического текста. Отдельные концепты, репрезентированные в тексте, реализуют свои иллокутивные цели, апеллируя к концепту-впечатлению. Так поэтический текст достигает своей цели: в поэтическом тексте созданный средствами языка образ становится знаком или символом неопределенного ряда подобных положений и связанных с ним чувств.

Данная типология не противоречит существующим классификациям концептов и позволяет анализировать концепты, репрезентированные разными языковыми средствами. Однако она не является универсальной для исследовательских целей, так как не отражает различные схемы межконцептуального взаимодействия, в результате которого и формируются художественные (поэтические) концепты определенных уровней.

Для изучения когнитивных механизмов, участвующих в формировании художественного (поэтического) концепта, была разработана валентная модель художественного концепта, где концепт представлен как структура с открытыми для взаимодействия валентностями: звуковой, предметной, понятийной, ассоциативной, образной, символической, мифологической, ценностно-оценочной. В каждом конкретном случае межконцептуальное взаимодействие осуществляется за счет контактирования определенных валентностей. Находящиеся в связи валентности квалифицируются как контактные, не задействованные валентности квалифицируются как неконтактные. Детерминирующая валентность указывает на характер основной связи между концептуальными сущностями и определяет специфику художественного концепта. Выявление и анализ валентного взаимодействия в работе проведены для понятийных и процессуально-относительных концептов. Валентная модель раскрывает механизм межконцептуального взаимодействия при образовании сравнения, символа, метонимии, метафоры.

Анализ схем валентного взаимодействия поэтических концептов показал, что ассоциативная валентность всегда контактная, потому что любой перенос строится на ассоциации. Если характер ассоциативной связи указывает на предметную сущность, формируются предметные концепты, если на действие – формируются процессуально относительные концепты. При сравнении контактными валентностями являются понятийная, образная, ценностно-оценочная валентности. Звуковая, мифологическая, предметная валентности могут быть как контактными, так и неконтактными. Детерминирующими валентностями в большинстве случаев является образная валентность, иногда – звуковая.

Например, в сравнении «distant hills powdered blue as a girls’ eyelid» происходит взаимодействие концептуальных сущностей HILL и EYELID. Их языковые репрезентации не похожи по звучанию, соответственно, языковые валентности не взаимодействуют. Мифологическая валентность неконтактная, потому что нет опоры на мифологическое знание. Один концепт не является символическим заместителем другого, поэтому символические валентности также не контактируют. Оба концепта имеют эквиваленты в предметном мире и предметно-логические дефиниции, они также совпадают по оценке, поэтому контактными являются предметная, понятийная и ценностно-оценочная валентности. Оба концепта имеют одинаковую степень конкретности, при этом слова powdered blue указывают на то, что ассоциация возникает на основе зрительной модальности. Ассоциативная валентность всегда является контактной, так как синтез представлений происходит только на основе ассоциаций по сходству, смежности или контрасту. В данном случае, это ассоциация по сходству. Детерминирующей валентностью являетсяобразная валентность, потому что сравнение образовано по сходству в зрительном восприятии. Подобным образом валентное взаимодействие рассматривается при формировании символа, метонимии, метафоры.

Символ характеризуется следующими контактными валентностями: символической, ценностно-оценочной, ассоциативной. Мифологическая, образная, звуковая валентности могут быть, в зависимости от конкретной репрезентации, контактными и неконтактными. При метонимическом символе понятийная валентность является детерминирующей, при метафорическом символе детерминирующими будут мифологическая или образная валентности.

В случае с метонимией звуковые валентности не контактируют. Так как наличие эквивалента в предметном мире имеет ключевое значение, то предметная валентность при метонимии всегда контактная и детерминирующая. Контактными являются также символическая и ассоциативная валентности. Образная валентность всегда неконтактная. Если при метонимии мифологическая валентность контактная, то предметная валентность становится неконтактной, а мифологическая, в этом случае, будет детерминирующей валентностью.

При метафоре всегда контактными валентностями являются ассоциативная, ценностно-оценочная, понятийная валентности. Понятийная или образная валентности выступают детерминирующими. Также могут быть контактными мифологическая и образная валентности. Символическая валентность всегда неконтактная, а предметная валентность может быть и контактной и неконтактной.

Анализ показал, что в основе сравнения, символа, метонимии и метафоры находятся разные схемы валентного взаимодействия. Полученные результаты изложены в следующей таблице (см. таблица 1).

Таблица 1.

Валентности

 

звуковая

предметная

понятийная

ассоциативная

мифологическая

образная

ценностно-оценочная

символическая

сравнение

+/–

+/–

+

+

+/–

+

+

символ

+

+

+/–

+/–

+

+

метонимия

+

+

+

+

+

метафора

+/–

+

+

+/–

+/–

+

При исследовании способов упорядочивания и категоризации единиц знания в поэтической картине мира процессы образования категорий выявлены на уровне поэтического дискурса, поэтического текста и поэтического языка.

Поэтический текст существует в дискурсивной практике, где неизбежно создаются условия для группировки текстов и фрагментов текстов относительно разных критериев. О том, что поэтические тексты в дискурсивном пространстве дифференцируются, свидетельствует выделение и изучение прецедентных текстов. Ю.Н. Караулов определяет прецедентные тексты как тексты, значимые для личности в познавательном и эмоциональном отношении, имеющие сверхличностный характер [Караулов 1988]. На основании широты охвата языкового сообщества выделяются: социумно-прецедентные феномены; национально-прецедентные феномены; универсально-прецедентные феномены [Красных 2001: 164]. Универсально-прецедентные феномены носят наиболее универсальный характер, сфера их функционирования распространяется за рамки отдельных социальных групп и национальных литератур. Национально-прецедентные феномены значимы на уровне национальной культуры. Социумно-прецедентные феномены получают развитие в отдельно взятых социальных группах.

В свою очередь, языковые репрезентации художественных (поэтических) концептов показывают связь концептов со следующим знанием, закрепленным в поэтической картине мира: мифологическим знанием, имеющим экстракультурный и экстратерриториальный характер; со знанием, закрепляющим ценности и эталоны конкретной национальной культуры; со знанием, специфичным для определенных социальных групп. Соответственно, возможна категоризация языковых репрезентаций по данным основаниям.

Уровни категоризации, рассмотренные применительно к поэтической картине мира и поэтическому дискурсу, приобретают специфическое толкование. На базовом уровне фиксируются постоянные, конститутивные признаки объектов. Отвлечение от этих признаков ведет к суперординатному уровню категоризации, движение в сторону конкретизации посредством переменных характеристик ведет к субординатному уровню [Болдырев 2009: 44-45]. Распределение прецедентных для поэтического дискурса феноменов связано не столько с обобщением/детализацией признаков объекта, сколько с уровнем обобщения/детализации самой лирической ситуации, того фрагмента эмоционально-эстетического опыта, который получает языковую репрезентацию в поэтическом тексте. На практике это выглядит следующим образом: для воплощения своего художественного опыта в языке поэт обращается к феноменам разного уровня. Например, любовная ситуация может быть вербализована с опорой на универсально-прецедентные феномены («Бог Эрос, дыханьем надмирным / по лирам промчись многострунным», Вяч. Иванов), на национально-прецедентные феномены («Нечто вроде преступной страсти, / Бузина меж тобой и мной. / Я бы века болезнь – бузиной / назвала…», М. Цветаева), на социумно-прецедентные феномены («Помнишь свалку вещей на железном стуле, / то, как ты подпевала бездумному «во саду ли, / в огороде», бренчавшему вечером за стеною; окно, занавешенное выстиранной простынею?», И. Бродский).

Базовый уровень категоризации является базовым в том смысле, что национально-прецедентные феномены усваиваются и понимаются в рамках национальной культуры, это усвоение не требует обращения к специальному опыту или знанию. Специальные опыт и знание актуальны для суперординатного и субординатного уровней категоризации. Движение от базового уровня в сторону суперординатного уровня идет по степени обобщения опыта, его репрезентации через транснациональные феномены. Движение к субординатному уровню ведет, наоборот, к детализации, профилированию уникальных признаков. Феномены субординатного уровня категоризации представлены наименьшим количеством примеров, потому что они являются второстепенными по отношению к закрепленным в поэтической картине мира концептам. Кроме того, их функционирование ограничено рамками отдельной социальной группы, где феномены базового уровня уже усвоены.

Анализ текстов подтвердил соответствие уровней категоризации в поэтическом дискурсе типу прецедентных феноменов: универсально-прецедентных – суперординатному уровню, национально-прецедентных – базовому уровню, социумно-прецедентных – субординатному уровню. К суперординатному уровню относятся концепты, фиксирующие самое обобщенное культурное знание в форме мифологических представлений: «Марс не справляет свой кровавый пир / и орденов не вешает на шею» (В. Боков), «Ah, dear father, graybeard, lonely old courage-teacher, / what America did you have when Charon quit poling his ferry and / you got out on a smoking bank and stood watching the boat / disappear on the black waters of Lethe» (A. Ginsberg). Базовый уровень категоризации характеризуется доминированием целого над его составными частями [Болдырев 2009: 44]. В нашем случае он представлен категориями объектов относительно концептов, эталонных в рамках отдельной культуры: «Как тоскует колхозник по березам в Москве» (А. Вознесенский), «Still, Pop can always tell the subtle difference / between Pepsi and Coke» (D. Lehman). На субординатном уровне возрастает важность переменных характеристик объектов, феномены субординатного уровня возникают в границах отдельных субкультур: «И чтоб никуда не ломиться за полночь на позоре, / звезды, не зажигаясь, в полдень стучатся к вам» (И. Бродский), «I lower a frayed rope into the depth and hoist / the same old Indian tears to my eyes. / The liquid is pure and irresistible…Each day we drink and decompose into a different flavor…The parched and cracking mouth / of our Nations do not demand / a reason for drinking» (A.C. Louis).

На суперординатном уровне формируются категории, связанные с наиболее универсальными представлениями о мире. По мере движения к субординатному уровню возрастает значение локальности и детализации.

Процессы категоризации на уровне поэтического текста демонстрируют возможность образования категорий из объединений целостных поэтических текстов на разных основаниях: временно-хронологический концепт или концепт места создания. Один из основных концептов, служащий основанием для образования категории – авторская принадлежность текста. В данную категорию тексты объединяются по инвариантному принципу. Объединенные по принципу авторства тексты входят в качестве подкатегорий в другие категории: современные поэты, поэты XVIII в. и т.п. Категории текстов, объединенные под именем автора, располагаются и по алфавиту, название категории соответствует фамилии автора. В остальных случаях категория обозначена, и в названии категории репрезентирован концепт, находящийся в основании категории объединенных текстов: российские поэты, зарубежные поэты, поэты XX в.; popular poets, contemporary poets, women poets, Nobel Prize poets. Данные категории также предполагают инвариантное объединение объектов.

Другой способ категоризации поэтических текстов – тематический. Тематические категории разнообразны, они организованы по прототипическому принципу и имеют разную степень конкретизации. Тематические категории, как правило, имеют название, которое совпадает с именем концепта, находящегося в основании категории (Стихи о луне, Стихи о войне, Стихи о любви, Стихи о музах, Стихи о Родине; Children, Death, Family, Friendship, Love, Nature, Religious, Other). При этом концепты, образующие основание категории, отличаются разнообразием и не связаны между собой: War, Clothes, Illness и т.п. Этот факт не говорит об их случайности, данные концепты связаны с самыми устойчивыми и развитыми для поэтической картины мира представлениями, относящимися к концептуальным областям жанр, природа, человек, мир артефактов. В тематических категориях отмечается смешение категориальных признаков и нечеткость, так, например, категории Mothers, Fathers не входят в категорию Parenting, а образуют самостоятельные категории. В ряде случаев наблюдается выделение внутри категорий подкатегорий: Love Poems > Valentine Poems. Категория Alphabetical Poems имеет в своей основе языковой концепт, в то время как другие категории основаны на концептах, относящихся к онтологии сознания человека (Sad Poems) или онтологии мира (Spring).

Анализ категорий показывает, что в их расположении не всегда выдерживается алфавитный принцип. Алфавитный принцип – это вариант иерархии, устанавливаемой языком. Отсутствие алфавитного расположения в списке категорий и разница в количестве свидетельствуют о том, что тематические категории воспринимаются как равные и их выделение субъективно. Категории выделяются на разных концептуальных основаниях. Например, Short Romantic Poems предполагает выделение по признаку коротких романтических текстов, Poems for Children – целевое назначение. Категории различаются также по степени конкретности: Poems about Life / Religious Poems. Несмотря на отсутствие четкого совпадения, выделяемые категории похожи и репрезентируют значимые для поэтической картины мира концепты из концептуальных областей поэтической картины мира: жанр, природа, человек, мир артефактов.

Процессы категоризации и образование конкретных категорий, которые репрезентируются в языке поэтического текста, обусловлены спецификой поэтического творчества, которая, как следствие, отражается в особенностях поэтического языка.

Поэтический язык развивается на основе обыденного языка, используя и видоизменяя структуры и категории обыденного языка. При рассмотрении процессов категоризации в языке выделяются языковые категории и категории естественных объектов. Для поэтического языка естественными объектами являются объекты, включенные в поэтическую картину мира - поэтические денотаты. В поэтическом языке слово имеет двойное соотношение: оно соотносится с неязыковым объектом и с закрепленным в поэтическом языке эмоционально-эстетическим комплексом или поэтическим денотатом, под которым мы понимаем совокупность некоторых устойчивых ассоциативных эстетических и эмоциональных смыслов, закрепленных за конкретным объектом. Обыденное значение слова при этом становится своего рода внутренней формой, источником ассоциаций для поэтического денотата. Если применительно к обыденному языку к неязыковым категориям относятся категории естественных объектов и объектов внутреннего мира человека, то при изучении поэтического творчества к неязыковым категориям следует относить категории естественных объектов и объектов внутреннего мира человека, включенные в поэтическую картину мира.

Общее разделение языковых категорий на лексические, грамматические и модусные [Болдырев 2009] присутствует и в поэтическом языке. Однако внутри данного разделения обнаруживается ряд отличительных особенностей. Уровень лексической категоризации обладает в поэзии большой значимостью, так как все этапы развития поэтического искусства проявляются, в первую очередь, в отборе «поэтической лексики». В поэтическом языке слова отражают не только онтологию мира и результат его познания, но результат познания мира в его эмоционально-эстетическом аспекте. В поэтическом языке наблюдается сосуществование языковых категорий обыденного языка и собственно поэтических языковых категорий. Концепты разных уровней (звукоритмические концепты; предметные концепты; процессуально-относительные концепты; событийные концепты) способны образовывать собственно поэтические категории.

В поэтическом языке один художественный (поэтический) концепт репрезентируется через множество языковых обозначений. Например, концепт ОГОНЬ репрезентируется через ряд языковых обозначений, которые образуют свои подкатегории на основе механизма образования. Следовательно, совокупность языковых репрезентаций одного поэтического концепта образует следующие подкатегории. Метафорические обозначения: «Золотые лошади без уздечек / масть в дымоходе меняют на масть воронью» (И. Бродский), «Уже выгоняет выжлятник-пожар / Линеек раскидистых стайку» (О. Мандельштам), метонимические обозначения: «Пляшут искры синего огня» (Н. Гумилев), «Что это? – Спичек коробок – / Лучинок из берез? /…Бери же, чиркай и грози, / Восторжен, нагл и яр! / Ползет огонь на все стези: / В твоей руке пожар!» (И. Северянин), обозначения, конкретизирующие признак с помощью эпитетов: «красное гривастое пламя» (П. Васильев), «благостным огнем» (А. Ахматова), символические обозначения: «Мы идем / революционной лавой. / Над рядами/ флаг пожаров ал» (Вл. Маяковский), сравнительные обозначения (обозначения с помощью сравнительных оборотов): «Что со ствола на ствол смолистый / Бежит, как белка, налегке / И в трубку скручивает листья» (А. Твардовский), «Словно лось, / Огонь с трудом ворочал выей» (М. Петровых).

Процессы категоризации не связаны с национальными или языковыми различиями (это общая когнитивная способность), различия возникают на уровне конкретных членов категорий. На основании языковых репрезентаций художественных (поэтических) концептов выявлены следующие категории: метафорические обозначения, метонимические обозначения, обозначения, конкретизирующие признак с помощью эпитетов, символические обозначения, сравнительные обозначения (обозначения с помощью сравнительных оборотов) (см. таблица 2).

Таблица 2.

Обозначения

Примеры

метафорические

звездное олово, громополете улиц; она была – живой костер / из снега и вина; по трупам крыш; взор мой – факел, к высям кинут; солнце - барабан; мельница - бревенчатая птица; иль хочешь в косы - ветви / ты лунный гребешок; сердце, изодранное пальцами пуль.

the heart of this flower; the voice of your eyes; the secret (любовь), the road (жизнь); a churning sea of poppies;valleys my mind in fabulous blue Lucernes; the corridors of life; the toad work; Death the dark lover; the moonlit rain; my love riding / on a great horse of gold / into the silver dawn; time is a tree.

метонимические

все флаги в гости будут к нам; шипенье бокалов; перья страуса склоненные; пуля меня миновала (смерть); кто они, мои четыре пуда / мяса, чтоб судить чужое мясо? (человек); когда русская проза пошла в лагеря: / в лесорубы, (писатели); а хорей вам за пайку заказывал вор, / чтобы песня была потягучей, (стихотворение); тусклый луч блестит на олове, / мокрых вмятинах ковша (солнечный свет); в эти стены вглядеться, / в этот тополь сухой, (дом).

a million eyes, a million boots in line (солдаты); end's ending then these dolls of joy (детство); four lean hounds crouched low and smiling / my heart fell dead before (человек); with up so floating many bells down (овцы); gentle window (дом) to let the ink burn (чернила).

конкретизируемые эпитетом

постылый огонь, пожар златокрылый, огнеглазые иудейки, пламя темное, белый собор, белки бесстрастно-белые, похолодевшие руки, на пустынном огрызке бумаги, дьявольский дым, промытых цветов, кисель иллюзорный, ритмический тупик, тонкий лимонный лунный свет.

slightest look, frail gesture, far-blown rain, wild, earily shattered rose, scented air, gentle doom, my woeful state, the ancient lands, the narrow columns endless melodies clear, sharp, mustless days your old enemy frosty ice cream, Sweet love, sweet thorn, little drunken Buddhas, a rain of fire, frosted eyes.

символические

вставные казенные зубы / давно уходящей эпохи (Советский Союз); ложка, кружка и одеяло(война); и тихонько ковыряет дырки / в поясе - одну, другую (голод); давно веселый пес подох, / что так до колбасы был лаком (юность); грибы же / тоже дешевы и крупны (осень); как в форточку влетев, синички / сухарь клюют (зима); соловей скликает звезды (весна); а нынче так низко плывут облака (старость); пусть растет деревцо / все ветвистей, все краше! (жизнь); все - незабвенно, но ты, чердак, / самый любимый свидетель детства. (детство); свеча почти погасла. / и над огарком синеватый чад. (жизнь).

the sparrow (душа), the wet woods (жизненные трудности), quietly stare / a poisoned mouse (смерть); separate leaves (одиночество); the crushed tortoise (любовь); who knew more than three chords / on a guitar (знание).

сравнительные

жизнь была, как рыба молодая; русло, как ножны; и подобье лица / растекается в черном стекле, / как пощечина ливня; ветер рвется, как ругань с расквашенных губ; и новости и неудобства /  они несли, как господа; все кругом одевший лес / бежал, как повести развитье; действительность, как выспавшийся зверь; я одинок, как последний глаз / у идущего к слепым человека; шлейф ползет за тобой и треплется, как змея; полет орла, как ход рассказа.

a garden between them like a bed of stars; love is like this at the bone; melodies as sweet as heaven; old lady sitting in her / gentle window like / a reminiscence / partaken; there's manure like mortar; your thoughts disperse like breath; half a lake blue as a corpse; dry leaves rat-tat like maracas; I am hanging at my window / like a houseplant; Her stiff, hinged body was not like mine.

Поэтическая картина мира содержит традиционные поэтические концепты, уже получившие разнообразную репрезентацию в поэзии, и центральные для поэтического дискурса, и «периферийные», менее разработанные, либо одиночные.

Исследование грамматических категорий в поэтическом языке позволяет сделать следующие выводы: поэтический язык опирается на общеязыковую грамматику, традиционная синтаксическая структура, в целом, сохраняется, потому что целостность, создаваемая морфологическими и синтаксическими категориями, недостижима с помощью других средств языка. Грамматические категории фиксируют наиболее регулярные и наименее подверженные внешнему влиянию стороны и характеристики окружающего мира, они концептуализируют мир в строго заданных параметрах [Болдырев 2009: 32-33]. Важность грамматических категорий подчеркивается тем, что в поэтическом языке сохраняется традиционная синтаксическая структура и ее «расшатывания» достигают только определенного предела. Грамматические категории структурируют те смыслы, которые трудно или невозможно передать другими языковыми средствами. И, напротив, существуют смыслы, по отношению к которым грамматические категории нейтральны. Так, грамматические категории структурируют положение объектов относительно пространственно-временного континуума, к самому же качеству континуальности пространства («с колоколенки соседней звуки важные текли», А. Ахматова), прерывности-непрерывности («тело сыплет шаги на землю из мятых брюк», И. Бродский), форме или объему («страшный мир, он для сердца тесен», А. Блок), цвету («В мазурку зеленую мая», В. Шершеневич), размеру («in one child’s eye there was a yellow track», H. Mchugn) они нейтральны.

Различия грамматической категоризации в обыденном и поэтическом языках проявляются также в изменении статуса грамматических категорий в поэзии. В основе грамматической категории находится языковой и/или неязыковой концепт. Данные концепты в поэзии XX в. используются не только как грамматические, они становятся поэтическими концептами, что свидетельствует о высоком уровне абстрагирования: «глаголы в прошедшем времени, букву «л», / арию, что пропел» (И. Бродский). Неязыковые концепты пространства и времени, лежащие в основе грамматических категорий, также получают в поэзии XX в. самостоятельное значение: «Пространство – вещь. / Время же, в сущности, мысль о вещи» (И. Бродский). Таким образом, процессы грамматической категоризации в поэтическом языке сходны с грамматической категоризацией в обыденном языке, но имеют специфику, так как становятся объектом эмоционально-эстетического осмысления и частью поэтической картины мира.

В языке поэтического текста присутствуют и модусные категории, выделяемые в обыденном языке (категории отрицания, аппроксимации и т.д.). Данные категории обеспечивают возможность различной интерпретации говорящим того или иного концептуального содержания [Болдырев 2009: 33]. Здесь следует подчеркнуть взаимодействие категорий модусного типа, оценочных категорий и категорий оценочных слов [Болдырев 2009: 36-46], сформированных в обыденном языке, и собственно поэтических категорий.

Поэтическая картина мира связана не только с особыми критериями отбора материала, но и с вторичной концептуализацией и категоризацией явлений, и ее особенность состоит в том, что в ней содержатся универсальные закономерности, которым подчиняется язык поэтического текста и поэтическая реальность. Художественный мир не является онтологически заданным и моделируется с помощью средств языка, возникших изначально для описания онтологически существующего реального мира. Если опыт существования в физическом мире приблизительно общий для всех людей, значит, сконструированная реальность может быть доступна только будучи переданной на общем языке. Но так как художественный мир существует по иным законам, нежели физический, то и художественный язык существенно отличается от языка обыденного. Следовательно, язык используется в ином качестве – для описания воображаемой реальности, для выражения инферентного знания, что позволяет говорить о важности вторичной концептуализации и категоризации явлений в поэтическом тексте. В поэзии репрезентируется духовно-чувственный опыт человека, в поэтической реальности важна не документальная достоверность, а соответствие ощущениям, правдоподобность, мотивированная опытом человека. Поэзия относится к области художественного творчества, где доля авторской интерпретации и передача индивидуального знания играют ключевую роль. В поэзии возможно свободное конструирование ирреального мира с помощью языка, моделирование любых смыслов, сочетаний, недоступных в языке повседневного общения.

Оценочные категории формируются на основе соответствующей интерпретации характеристик объекта и обусловлены различным ценностным восприятием предметов и явлений окружающего мира человеком. Данный вид категоризации направлен на неязыковые объекты, которые объединяются по разным критериям. Соответственно, концепты оценочных категорий включают характеристики и свойства неязыковых объектов. Одной из особенностей формирования оценочных категорий является интегративный характер их организации. Они не равны по своему содержанию исходной определяемой категории плюс соответствующая оценка [Болдырев 2009: 44].

Как разновидность оценочной категоризации, характерная именно для поэтического творчества, выделяется категоризация на основе общего эмоционального восприятия. На основе общего эмоционального восприятия образуются частные системы категоризации, объединяющие разнородные концепты. Они, например, репрезентируются цепочками перечислений: «He was my North, my South, my East and West, / My working week and my Sunday rest, / My noon, my midnight, my talk, my song; / I thought that love would last for ever: I was wrong» (W.H. Auden). North, South, East West, working week, Sunday rest, noon, midnight, talk, song контекстуально объединяются в категорию Heна основании одинаковой субъективной значимости для поэта данных вещей и утраченного друга. Данные объекты объединены критерием «крайние точки жизни, временные и пространственные».

Ряд репрезентаций, объединенных на основании общего эмоционального восприятия, как правило, субъективен. Он опирается на индивидуальный опыт автора и формирует частную систему категоризации. Это одна из возможностей формирования и передачи поэтического смысла за счет группировки объектов по их субъективной ценности и произвольному авторскому выбору, которую дает поэтический язык.

Таким образом, в поэзии происходит взаимодействие категорий, сложившихся в обыденном языке, и вторичных собственно поэтических категорий.

Разработанные в процессе изучения организации концептуального содержания в поэтической картине мира классификации и модели демонстрируют движение исследования от концепта к тексту и направлены на выявление универсальных законов организации знания в поэтической картине мира. Методика анализа, предложенная в настоящем исследовании, разработана с целью изучения и описания поэтической картины мира как ментальной основы поэтического творчества через языковые репрезентации поэтического текста.

Анализ когнитивной основы поэтического текста как метод исследования языковой репрезентации поэтической картины мира разработан с опорой на работы Л. Талми [Talmy 2000]. Согласно Л. Талми [Talmy 2000: 165], в рамках когнитивной семантики происходит следующее разделение: лексическая система языка подвержена изменениям и образует, так называемый, «открытый класс» (open-class). В этот класс входят знаменательные слова, прежде всего имя существительное, глагол, имя прилагательное. Грамматические и словообразовательные элементы гораздо более постоянны и они образуют «закрытый класс» (close-class). Сюда входят словообразовательные и словоизменительные элементы, предлоги, союзы, частицы, структурные схемы грамматического строя предложения, морфологические модели частей речи, порядок слов. Элементы первого класса наполняют схему уникальным содержанием. Основная функция элементов второго класса – структурирующая.

Методика анализа включает два этапа: сначала определяется структура – конфигурация постоянных грамматических элементов, составляющих основу текста. Затем производится анализ репрезентации художественных (поэтических) концептов стихотворения, репрезентированных лексическими средствами.

Поэтический текст представлен как двухуровневая система. Базовый уровень – «каркас» текста формируется несколькими подструктурами, репрезентируемыми грамматическими языковыми средствами. На этом уровне концептуализируются основные стабильные признаки поэтической ситуации. Вокруг каркаса организуются вариативные элементы, имеющие лексическое выражение – они передают смысл, по отношению к которому структурирующий каркас нейтрален, и в большей степени зависят от авторской индивидуальности. Например, это цвет, форма, размер.

Когнитивная основа стихотворения формируется рядом подструктур или уровней, заполняемых лексикой, этот «каркас» может быть единообразным, но подходящим для разнообразного лексического наполнения. Через когнитивную основу концептуализируются самые существенные, базовые признаки ситуации. Следовательно, при анализе текста осуществляется раздельное исследование лексических и грамматических характеристик текста, при этом когнитивная основа текста формируется на следующих взаимодополняющих уровнях: конфигурирующем уровне, уровне перспективы, уровне отношения, уровне силы-движения. Данные уровни определяют характер взаимодействия концептуальных областей и концептов поэтической картины мира, а также выявляют особенности конфигурации эмоционально-эстетического знания при его репрезентации в поэтическом тексте.

На основании изучения процессов категоризации были выделены следующие концептуальные области, значимые для поэтической картины мира: природа, человек, мир артефактов, жанр. Если ведущей когнитивной функцией поэтической картины мира является приведение систем «Я», «МИР» в равновесие, то распределение концептуальных областей имеет следующий порядок: концептуальная область человек относится к системе «Я», концептуальные области мир артефактов и природа относятся к системе «МИР». Абстрактные сущности, такие как любовь, судьба, грех, честь, включены в концептуальную область мир артефактов, так как в сознании человека данные сущности объективированы. Непосредственные эмоции, чувства и переживания, имеющие субъективный характер (я люблю) включены в концептуальную область человек, так как репрезентируют эмоциональную реакцию на существование в мире. Концептуальная область жанр (поэтический жанр) занимает особое место и является производной от деятельности человека. Данная область включает некоторые кристаллизованные в метапоэтическом знании варианты отношения к миру, сложившиеся в процессе развития творческого сознания и структурирующие поэтический текст, а также переосмысленные в художественном отношении концепты: «и по столу рассыпаны колонны / моих элегий, свернутых в рулоны» (И. Бродский).

Так как взаимодействие систем «Я», «МИР» предполагает событийность, а необходимыми элементами события являются место, время и участники лирической ситуации, то уровни, формирующие когнитивную основу поэтического текста, распределяются следующим образом: конфигурирующий уровень структурирует систему «МИР», уровень перспективы структурирует систему «Я», уровень отношения и уровень силы-движения определяют характер взаимодействия между двумя системами, который представлен тремя обобщенными когнитивными стратегиями: Жрец, Ремесленник, Фокусник.

В модели поэтического текста «структурирующая основа плюс наполнение» структурирующая основа определяется репрезентацией процессуально-относительных и событийных концептов. Сюда же относится иконический концепт, который предполагает различное графическое расположение языковых знаков и пространственное расположение текста. Наполнение определяется репрезентацией звукоритмических и предметных концептов, концепта-впечатления.

Конфигурирующий уровень структурирует пространственные, временные характеристики, а также участников ситуации. На данном уровне в поэтическом тексте вычленяются и анализируются концепты ПРОСТРАНСТВА, ВРЕМЕНИ, ДВИЖЕНИЯ, ТОЧКИ, МЕСТОПОЛОЖЕНИЯ, ПРОТЯЖЕННОСТИ, РАЗДЕЛЕНИЯ. Анализ текста на данном уровне дает представление об абсолютных и относительных особенностях пространственно-временных характеристик в представленной поэтической модели мира и об объектах, которые осмыслены через пространственно-временное восприятие: «над необъятной Русью с озерами на дне» (В. Инбер).

Уровень перспективы определяет положение репрезентаций авторского «Я», «Я»-координаты, относительно других объектов, репрезентированных в тексте. На данном уровне подвергается анализу статус авторского «Я», степень его выраженности и активности, позиция, с которой рассказывается о ситуации, и положение в системе пространственно-временных координат. Проекция авторского «Я» бывает обозначенной («Я сразу смазал краску будня», В. Маяковский), фрагментарной («Тело сыплет шаги на землю из мятых брюк», И. Бродский)и имплицитной («Улыбнулись сонные березки, / Растрепали шелковые косы», С. Есенин).

Уровень отношения структурирует и направляет фокус читательского внимания на объекты и детали поэтической ситуации. Языковые репрезентации концептов связаны определенными отношениями, которые моделируются через разнонаправленные силовые векторы. Векторы фиксируют взаимодействие сил, создающих иерархию элементов поэтического текста. Схема распределения воздействующих сил отражает конфигурацию и характер связи между системами «Я», «МИР»: «приближается звук» (А. Блок).

Уровень силы-движения детализирует характер силового воздействия на объекты и о его характере. Анализ языковых репрезентаций на данном уровне позволяет определить источник силы, степень и характер силового превосходства. Анализ на данном уровне позволяет выявить некоторые основополагающие представления человека о мире и собственном положении в мире, зафиксированные в поэтической картине мира: «ты мне взоры бросала» (А. Блок). Например, признается ли человеком превосходство высших сил или его позиция мыслится независимой. Анализ на уровне силы-движения дает возможность определить не только абсолютные, но и относительные, культурно и национально обусловленные характеристики поэтической картины мира.

Следующий этап когнитивного анализа предполагает изучение художественных (поэтических) концептов, репрезентированных на уровне лексического наполнения текста. Данный анализ проводится с привлечением уровневой и валентной типологий художественных (поэтических) концептов. Анализ на данном этапе направлен на выявление признаков существующего единства и согласованности между уровнями, рассмотренными выше, и репрезентациями художественных (поэтических) концептов.

В целом, анализ когнитивной основы поэтического текста включает следующие приемы: 1) выделение характеристик когнитивной основы поэтического текста: определение локализации лирического события, пространственно-временных характеристик, соотнесенной с этими характеристиками «Я»-координаты, силовых векторов, которые связывают «Я»-координату, объекты лирического события и определяют характер их взаимодействия; 2) определение художественных (поэтических) концептов разного уровня и ведущего уровня их репрезентации (звукоритмические, предметные, процессуально-относительные, событийные, иконические); форм языковой репрезентации концептов (метафоры, метонимии, метафтонимии, сравнения, оксюмороны), 3) построение схем валентного взаимодействия, 4) выявление смысловых корреляций и конкретизаций между уровнями когнитивной основы текста и «наполнения», 5) определение концепта-впечатления.

Уровневый анализ когнитивной основы текста позволяет получить представление об общей конфигурации репрезентированной в тексте поэтической модели мира. Анализ поэтических текстов на конфигурирующем уровне обнаруживает структурирующую роль пространственно-временных характеристик в конструировании данной модели. Данные характеристики воспроизводятся автором через грамматические элементы языка и лексические единицы с пространственно-временной семантикой. Пространственно-временные характеристики, репрезентируемые в языке поэтического текста, опираются на опыт существования в физическом мире. Об их базовом характере свидетельствует и тот факт, что через пространственно-временные отношения осмысливаются ситуации, прямо с ними не связанные: «Голодный город вышел из берлоги» (В. Маяковский). Метафора города имеет в основе пространственные представления о возможности помещения/извлечения одного объекта внутрь/из другого. Данный пример еще раз подтверждает структурирующий характер пространственно-временных характеристик и их нейтральность к смыслу, репрезентируемому на уровне «наполнения» текста. Нейтральность к объему приводит к возможности включения в одну смысловую конструкцию таких несоотносимых по объему объектов, как город и берлога. Через грамматические элементы репрезентируются не только абсолютные пространственно-временные координаты, но и относительные, связанные с конкретным местоположением объекта в пространстве. При этом различаются пространство и время как базовые структурные элементы модели поэтического мира и как художественные (поэтические) концепты. В качестве художественных (поэтических) концептов ПРОСТРАНСТВО и ВРЕМЯ подвергаются переосмыслению и служат источником создания поэтических образов. Анализ русскоязычных и англоязычных поэтических текстов показал общее сходство пространственно-временных характеристик моделей поэтического мира.

Анализ поэтических текстов на уровне перспективы дает следующие результаты. На этом уровне рассматривается концепт «Я» или «Я»-координата, который связывает в одно целое все элементы текста и является центральным. Концепт «Я» занимает определенное положение в системе пространственно-временных координат, и от этой точки организуются силовые векторы, направленные от «Я»-координаты и к репрезентированной «Я»-координате от других участников лирической ситуации. В зависимости от направления воздействующих сил, а также их характера, позиция авторского «Я» определяется как позиция созерцателя или деятеля. От особенностей репрезентации авторского «Я» зависит репрезентация других объектов. «Я»-координата вербализуется через «нулевую» репрезентацию, косвенными местоимениями и личными глагольными формами, личным местоимением первого лица единственного числа, личными местоимениями второго и третьего лица, именами существительными. На основании выбранной стратегии формируется языковая проекция авторского «Я» – обозначенная, фрагментарная или имплицитная.

Рассмотрение авторского «Я» в контексте исследования репрезентации субъекта познания в языке позволило соотнести авторское «Я» с субъектом вторичного осмысления и выяснить, что при репрезентации координата интерпретатора закладывается в когнитивной основе текста, а координата субъекта оценки проявляется в наполнении текста, то есть на уровне образных средств. «Я»-координата репрезентирует в тексте концептуальную область человек, и за счет структурных элементов, определяющих позицию субъекта по отношению к миру, устанавливаются связи между данной концептуальной областью и концептуальными областями природа и мир артефактов.

Анализ поэтических текстов на уровне отношения и уровне силы-движения показывает различный характер взаимодействия между участниками репрезентированного в тексте лирического события, связанность/несвязанность силового воздействия с качественным изменением объектов. Данное распределение сил структурирует основу поэтического мира и является одним из компонентов, необходимых для создания модели поэтического мира.

Все эти составляющие, как и сами уровни, находятся в отношениях синтеза и образуют одну из трех когнитивных стратегий (Жрец, Ремесленник, Фокусник). Вторым этапом когнитивного анализа текста является изучение языковых репрезентаций поэтических концептов. Их главная роль состоит в репрезентации субъективных авторских смыслов и смыслов, по отношению к которым когнитивный каркас текста нейтрален. Применение методики на практическом материале показало ее универсальность и возможность ее применения на поэтических текстах разных национальных литератур, а также подтвердило теоретические разработки по когнитивному исследованию поэтической картины мира.

Реализация методики анализа когнитивной основы поэтического текста на примере стихотворения S. Plath «Mirror».

«I am silver and exact. I have no preconceptions. / Whatever I see I swallow immediately / Just as it is, unmisted by love or dislike. / I am not cruel, only truthful - / The eye of a little god, four-cornered. / Most of the time I meditate on the opposite wall. / It is pink, with speckles. I have looked at it so long / I think it is part of my heart. But it flickers. / Faces and darkness separate us over and over. / Now I am a lake. A woman bends over me, / Searching my reaches for what she really is. / Then she turns to those liars, the candles or the moon. / I see her back, and reflect it faithfully. / She rewards me with tears and an agitation of hands. / I am important to her. She comes and goes. / Each morning it is her face that replaces the darkness. / In me she has drowned a young girl, and in me an old woman / Rises toward her day after day, like a terrible fish».

В результате взаимодействия всех концептуальных структур в процессе восприятия данного поэтического текста актуализируются концепты ЖЕНЩИНА, ЖЕНСКАЯ СТАРОСТЬ, которые формируют концепт-впечатление.

Когнитивная основа поэтического текста складывается из определяющих локализацию лирического события пространственно-временных характеристик, соотнесенной с этими характеристиками «Я»-координаты, силовых векторов, которые связывают «Я»-координату, объекты лирического события и определяют характер их взаимодействия. На конфигурирующем уровне отмечается профилирование горизонтальных и вертикальных характеристик пространства, нахождение внутри другого объекта, позиционирование женщины относительно зеркала: sheturnsto, anoldwomanrisestoward her, In meshehasdrownedayounggirl. Пространство структурировано относительно конкретной точки, что означает включение «Я»-координаты в пространственно-временную сетку: Imeditateon the oppositewall, местоимение those фиксирует относительную пространственную удаленность. Геометризация пространства дублируется на лексическом уровне: four-cornered, separate. Концептуальные компоненты репрезентированных объектов-участников лирического события (wall, candles, moon) в сочетании с пространственными характеристиками активизируют концепт КОМНАТА.

Время стихотворения зафиксировано во временных формах глаголов. Преобладание глаголов в presentsimple (see, swallow, meditate, comes, goes, replaces) представляет ситуацию как постоянную, с периодическим чередованием действий. Через предлоги, наречия, частицы, словообразовательные элементы у концепта ВРЕМЯ профилируются компоненты цикличность (eachmorning, dayafterday, overandover, replaces), объем (mostofthetime), протяженность (solong). Также у данного концепта актуализируется компонент смена дня и ночи: eachmorning it is her facethatreplacesthedarkness.  Наличие глагольных сказуемых в presentperfect (havelooked, hasdrowned) выделяет момент речи и актуализирует его. Пространство и время конфигурируются относительно «Я»-координаты, которая репрезентирована лексической единицей mirror. В данном тексте заострены относительные характеристики пространственной организации модели поэтического мира. Движение и перемещение объектов относительно друг друга активно и конкретно: shecomesandgoes, sheturnstothoseliars. Это свидетельствует о стратегии моделирования поэтического мира как копии реального физического мира. Данные характеристики закреплены указанием на перемещение в пространстве относительно зафиксированной точки авторского «Я»: bendsover, comesandgoes.

Очевидно, что поэтическое пространство и время организованы на основе опыта существования в физической реальности.

Участники ситуации обозначены существительными: mirror (в названии текста), the woman, the wall, those liars, the candles, the moon, a young girl, an old woman. Авторское «Я» репрезентируется через неодушевленный объект mirror, местоимение I, и метонимические и метафорические репрезентации: Iamsilverandexact, Iamalake. С помощью артиклей участники ситуации дифференцируются, артикль the выделяет участников по принципу фигура-фон: mostofthetime, theoppositewall, theeyeofalittlegod; awoman, anoldwoman, aterriblefish. В смысловом отношении женщина является главным объектом внимания для зеркала, артикли указывают на их противопоставленность по конкретности/неопределенности, доминирующую позицию зеркала.

Анализ репрезентации «Я»-координаты на уровне перспективы показал следующее: в тексте используется эффект маски – mirror. «Я» репрезентируется через личные местоимения (I, me), метафорические, метонимические обозначения и конкретизируется с помощью эпитетов. Позиция авторского «Я» обозначена, это позиция деятеля, вербализованная через глаголы в активном залоге (Iseeherbackandreflecther, Iswallow, Ihavelooked). Она усилена противопоставлением местоимений первого и третьего лица (Iamimportanttoher). Отношения авторского «Я» с другими объектами укладываются в следующие схемы: I (mirror) – SHE (woman), I (mirror) – IT/they (wall, moon, darkness, candles, liars). Связи «Я» с другими объектами лирического события пронизывают текст.

Анализ текста на уровне отношения и уровне силы-движения показывает различный характер взаимодействия между участниками лирического события: mirror > woman, woman > mirror, woman > they (liars, candles, themoon), love, dislike > mirror, facesanddarkness > mirror, woman, wall > mirror, mirror > anoppositewall, oldwoman > woman (her). Силовое воздействие в ряде случаев связано с изменением качества объектов (Iswallow, facesanddarknessseparateus, inmeshehasdrowned). Деятельная позиция авторского «Я», репрезентация «Я» через личные местоимения, личные глагольные формы, использование маски дает право заключить, что в тексте реализуется когнитивная стратегия Фокусник.

На уровне «наполнения» прослеживается установка на метафорический перенос, потому что число метафор в тексте значительно превышает число метонимий: I am lake, the eye of a little god, part of my heart, agitation of hands, she has drowned a young girl, searching my riches, she rewards me with tears // faces and darkness separate us over and over. Одно сравнение: like a terrible fish. В тексте логических эпитетов больше, чем метафорических: exact, four-cornered, opposite wall, pink, young, old, important, terrible // silver, lake, truthful, cruel. Преобладание логических эпитетов является признаком переноса объективных характеристик физической реальности в художественную.

Валентный анализ художественных (поэтических) концептов показывает, что данные концепты образованы в результате взаимодействия, прежде всего, понятийной, ценностно-оценочной и общей ассоциативной концептуальных валентностей. Мифологическая валентность, актуализирующая мифологическое знание и характеристики абстрактного мифологического пространства/времени, не является контактной. Это соответствует пространственно-временной сетке, выявленной на конфигурирующем уровне. Схемы межконцептуального взаимодействия демонстрируют отсутствие концептов с хозяйственно-предметным смыслом (элементы стратегии Ремесленник). Взаимодействующие концепты, за исключением mirror, принадлежат концептуальным областям природа и человек.

а) сравнение: like a terrible fish:

b) метонимия: faces and darkness separate us over and over:

с) метафора: the eye of a little god:

мифологическая

 

d) метафора I am lake

 


Ряд предметных концептов составляют метафоры: the eye of a little god, part of my heart, agitation of hands; сравнение: like a terrible fish. Среди процессуально-относительных концептов выделяютсяметафоры: she rewards me with tears, whatever I see I swallow, in me she has drowned a young girl. Процессуально-относительные концепты доминируют и создают динамику. Когнитивная основа структурирует лексическое наполнение текста, где woman трансформируется в old woman.

Фундаментальный характер предмета анализа, его многогранность позволили рассмотреть только наиболее важные особенности организации поэтической картины мира, художественных (поэтических) концептов и собственно поэтических категорий, что и являлось целью данного исследования. В совокупности с достигнутыми результатами и доказанными положениями они показали новые возможности когнитивного анализа поэтического текста. Перспективы дальнейшего исследования заключаются в последующем развитии положений концепции поэтической картины мира, углубленном изучении процессов концептуализации и категоризации в поэтической картине мира. Разработка концепции поэтической картины мира является необходимой основой для создания в рамках когнитивного направления концепции творческого языкового сознания и целостного изучения ментальных основ художественного творчества. Этим обусловлена научная ценность проведенного исследования и его вклад в развитие когнитивной науки.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

Монографии

  1. Маслова Ж.Н. Поэтическая картина мира и ее репрезентация в языке: монография; Мин-во обр. и науки РФ, ГОУВПО «Тамб. гос. ун-т им. Г.Р. Державина». – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – 280 с.
  2. Маслова Ж.Н. Концептуализация в поэтическом тексте // Когнитивные исследования языка. Вып. IV. Концептуализация мира в языке: коллектив. моногр. – М.: Ин-т языкознания РАН; Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2009. – С. 370-397.

 

Статьи в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК

  1. Маслова Ж.Н. ««Ценность» и «норма» как факторы детерминации выбора языковых средств» // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. –2007. – Вып. 12 (56). – С. 239-241.
  2. Маслова Ж.Н. Перифраза в поэтике Иосифа Бродского (опыт исследования в контексте лингвофилософии) // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Серия: Гуманитарные науки. – 2008. – №1. – С. 85-91.
  3. Маслова Ж.Н. Поэтическая картина мира в когнитивном аспекте // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2008. – №3. – С. 33-39.
  4. Маслова Ж.Н. Метафора, метонимия и символ в когнитивной поэтике // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия: Филологические науки. – 2009. – № 2 (36). – С. 130-134.
  5. Маслова Ж.Н. Ценностная природа поэтической картины мира // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Филология и искусствоведение – 2009. – № 2. – С. 70-74.
  6. Маслова Ж.Н. Методика лингво-когнитивного анализа поэтического текста // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2010. – №1. – С. 57-65.
  7. Маслова Ж.Н. Особенности формирования смысла поэтического текста // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2010. – №5 (85). – С. 326-332.
  8. Маслова Ж.Н. Поэтический текст как объект исследования в рамках когнитивного подхода // Социально-экономические явления и процессы. – 2010. – № 5. – С. 174-182.
  9. Маслова Ж.Н. Категории, репрезентируемые в языке поэтических текстов // Когнитивные исследования языка. Вып. VII. Типы категорий в языке: сборник научных трудов М.: Ин-т языкознания РАН; Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С. 492-501.
  10. Маслова Ж.Н. Поэтическая картина мира: методологическое обоснование // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2011 – № 1 (026). – С. 120-128.
  11. Маслова Ж.Н. Краткое описание основных положений когнитивного исследования поэтического текста // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия: Филологические науки. – 2011. – № 2 (56). – С. 38-42.

 

Статьи в сборниках научных трудов

    • Маслова Ж.Н. Альтернативная реальность и образ лирического героя в творчестве У.Х. Одена и И. Бродского. Сравнительный анализ / Ж.Н. Маслова, Д.В. Минахин // Тридцатая юбилейная зональная конференция литературоведов Поволжья «Вторые Бочкарёвские чтения»: сборник научных статей. – Самара : Изд-во Самар. гос. пед. ун-та, 2006. – С. 159-166.
    • Маслова Ж.Н. Анималистические концепты в поэзии Иосифа Бродского // Вопросы филологических наук. – 2006. – №4. – С. 14-16.
    • Маслова Ж.Н. Концепт «деньги» в структуре имперского сознания: на материале поэзии И. Бродского // Современные гуманитарные исследования. – 2006. – № 6. – С. 30 – 33.
    • Маслова Ж.Н. Выражение женского сознания и пути самоидентификации в американской и русской женской поэзии XX века // Англистика XXI века. Сборник материалов III Всероссийской научной конференции (СПбГУ, филологический ф-т, 24-26 января 2006 г.), СПб. : СПбГУ, 2007. – С. 439-444.
    • Маслова Ж.Н. Межкультурная коммуникация в филологии и современный образовательный процесс // Ж. Н. Маслова, Д.В. Минахин // Высшее образование сегодня. – 2007. – №2. – С. 53-54.
    • Маслова Ж.Н. Вещь как поэтическая категория Иосифа Бродского. Опыт осмысления в контексте отечественной лингвофилософии // Современные гуманитарные исследования – 2007. – № 1. – С. 123-126.
    •  Маслова Ж.Н. Трансформация отечественной лингвофилософской мысли в поэтическом тексте XX века (поэзия И. Бродского) // XIX Пуришевские чтения: Переходные периоды в мировой литературе и культуре: сборник статей и материалов. – М. : МПГУ, 2007. – С. 123-124.
    • Маслова Ж.Н. Субъективное «Я» и языковая картина мира: проблема взаимодействия в поэтике Иосифа Бродского // Язык. Культура. Коммуникация: материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции (г. Ульяновск, март 2007 г.). – Ульяновск, 2007. – С. 170-173.
    •  Маслова Ж.Н. Поэтическая картина мира и ее репрезентация в языке // Альманах современной науки и образования. №3: Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы. В 3 ч. Ч. 1. – Тамбов, 2007. – С. 149-151.
    •  Маслова Ж.Н. Сонеты И. Бродского и У.Х. Одена («Двадцать сонетов к Марии Стюарт» и «Sonnets from China») // Память жанра (Сборник статей в честь 75-летия профессора В.С. Вахрушева). Весы. Альманах гуманитарных кафедр Балашовского филиала Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского. – Балашов. – № 32. – С. 76-81.
    • Маслова Ж.Н. К вопросу о разграничении понятий «образ» и «концепт» // Лингвистические основы межкультурной коммуникации: сборник материалов международной научной конференции 20-21 сентября 2007 года. – Нижний Новгород, 2007, – С. 202-203.
    • Маслова Ж.Н. Смысл и информативность текста // Текст. Дискурс. Жанр: материалы Межрегиональной научно-практической конференции с международным участием (г. Балашов, 20-21 сентября 2007 г.). – Балашов: Николаев. – 2007. – С. 53-60.
    • Маслова Ж.Н. Образ и язык //  Текст. Дискурс. Жанр: материалы Межрегиональной научно-практической конференции с международным участием (г. Балашов, 20-21 сентября 2007 г.). – Балашов, Николаев. – 2007.– С. 60 – 65.
    • Маслова Ж.Н. Поэтическая картина мира как отражение менталитета нации // Экология русского языка: материалы 1-й Всероссийской научной конференции. – Пенза: Издательство Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского, 2008. – С. 118-120.
    • Маслова Ж.Н. Культурная информация о России в англоязычной поэтической картине мира // XX Пуришевские чтения: Россия в культурном сознании Запада: сборник статей и материалов. – М. : МПГУ, 2008. – С. 89.
    • Маслова Ж.Н. Особенности вербализации концепта в поэтическом тексте / Ж.Н. Маслова // Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков в высшей школе: межвузовский сборник научных трудов – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та. – 2008. – Вып. 5. – С. 30-32.
    • Маслова Ж.Н. Когнитивные принципы организации поэтической картины мира // Актуальные проблемы науки и практики: сборник статей: к десятилетию Балашовского филиала СГА. – Балашов : Спектр, 2008. – С 63-68.
    • Маслова Ж.Н. Взаимосвязь языка и сознания. Вторичные картины мира // Актуальные проблемы науки и практики: сборник статей: К десятилетию Балашовского филиала СГА. – Балашов : Спектр, 2008. – С 68-75.
    • Маслова Ж.Н. Жанр лирического стихотворения в контексте когнитивной поэтики // Альманах гуманитарных кафедр БИ СГУ «Весы». – 2009. – № 38. – С. 58-65.
    • Маслова Ж.Н. Поэтическое творчество в лингвокогнитивном контексте // Язык. Культура. Коммуникация: материалы III Международной заочной научно-практической конференции (г. Ульяновск, март 2009 г.). – Ульяновск, 2009 – С. 54-57.
    • Маслова Ж.Н. К вопросу о выделении поэтической картины мира в отдельный объект исследования // Филология и культура: материалы VII Международной научной конференции (г. Тамбов, 14-16 октября 2009 г.). – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Н.Г. Державина, 2009. – С. 375-378.
    • Маслова Ж.Н. Роль механизмов воображения в создании поэтического образа // XV Державинские чтения. Институт иностранных языков: материалы Общероссийской научной конференции (г. Тамбов, 15-17 февраля 2010 г.). – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С. 206-210.
    • Маслова Ж.Н. Художественный концепт как структурная единица поэтической картины мира // Взаимодействие мыслительных и языковых структур: собрание научной школы: материалы Всероссийской научной конференции 28 мая 2010 г. – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С. 67-72.
    • Маслова Ж.Н. Язык как среда обитания // Актуальные проблемы обеспечения развития общества в современной России: материалы Межрегиональной научно-практической конференции (заочной) 01.04.2010 – 01.06.2010 г. – Балашов : Спектр, 2010. – С. 75-79.
    • Маслова Ж.Н. Язык как средство общения и научная дисциплина // Проблемы современного образования: материалы Международной научно-практической конференции 5–6 сентября 2010 г. – Пенза – Ереван – Прага : ООО Научно-издательский центр «Социосфера», 2010. – С. 68-73
    • Маслова Ж.Н. Структура поэтической картины мира // Международный конгресс по когнитивной лингвистике: сборник материалов 29 сентября – 1 октября 2010 г. – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С. 206-208.
    • Маслова Ж.Н. Поэтический дискурс // Функциональная лингвистика: сборник научных работ. Том №2. – Симферополь : Крымский республиканский институт последипломного педагогического образования, 2010. – С. 61-63.
    • Маслова Ж.Н. Поэтический текст в лингвокогнитивном аспекте: синтез знаний и три практики освоения мира // Всемирная литература в контексте культуры: сборник научных трудов. – М. : МПГУ, 2010. – С. 168-173.
    • Maslova Zh. N. Poetic concepts typology // Text Processing and Cognitive Technologies. Collection of Papers. Issue 19. Cognitive Modeling in Linguistics: Proceedings of the XII-th International Conference. September, 7-14, 2010. Kasan: KSU, 2010. – P. 346-349.
    • Маслова Ж.Н. К вопросу о разработке методов анализа поэтического текста в рамках когнитивной поэтики // Когнитивная лингвистика и вопросы языкового сознания: материалы Международной научно-практической конференции. 25-26 ноября 2010 г. – Краснодар : Кубанский госуниверситет, 2011. – С. 219-221.
    • Маслова Ж.Н. Структурная модель поэтического концепта // XVI Державинские чтения. Институт филологии : материалы Общероссийской научной конференции. Февр. 2011 г. – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2011. – С. 359-365.
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.