WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Динамика речевых норм в современных текстах средств массовой информации

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

 

 

CКОРОХОДОВА Елена Юрьевна

ДИНАМИКА РЕЧЕВЫХ НОРМ В СОВРЕМЕННЫХ ТЕКСТАХ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

 

 

Специальность: 10.02.19 – Теория языка

А в т о р е ф е р а т

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

МОСКВА - 2008


Работа выполнена на кафедре иностранных языков Военного университета МО РФ.

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

академик РАЕН Лейчик В.М., профессор кафедры общего и русского языкознания Государственного института русского языка им. А.С.Пушкина

доктор филологических наук,

профессор Гудков Д.Б., профессор кафедры русского языка как иностранного филологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова

доктор филологических наук,

профессор Сидоров Е.В., профессор кафедры французского языка Военного университета МО РФ

Ведущая организация – Московский государственный областной университет.

Защита состоится  «2» декабря  2008 года в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 215.005.01 в Военном университете по адресу: 111033, г. Москва, ул. Волочаевская, д. 3/4, тел. 362-41-38.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Военного университета.

Автореферат разослан «_____»  ______________ 2008 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент                                    Нечаевский В.О.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В конце ХХ - начале ХХI века складывается такая система массовой коммуникации, которая позволяет распространять информацию на практически неограниченную аудиторию. Поэтому СМИ становятся реальной силой, оказывающей значительное влияние на жизнь общества. СМИ влияют на сохранение единства общества и на формирование общественного мнения; на сознание  людей и на систему духовных ценностей; на национальную культуру и на речевую практику социума. 

В связи с этим язык СМИ становится объектом многих исследований – социолингвистических, психологических, культурологических, философских. Эти исследования особенно интересны в связи с тем, что система российских СМИ в последние годы претерпела существенные изменения, равно как изменились и ее функции в обществе, и те тексты, которые СМИ вольно или невольно предлагают обществу в качестве образца. В настоящее время  СМИ не всегда поддерживают те нормы речеупотребления, которые предлагает система образования. Нормативные отклонения могут быть обусловлены самыми разными причинами: иногда в целях большей выразительности, яркости текста, иногда для развлечения публики, иногда для того, чтобы больше соответствовать вкусам и возможностям аудитории. Поэтому задачу рассмотрения текстов современных СМИ с точки зрения базовых представлений о языковых нормах можно считать весьма интересной и плодотворной.

Актуальность исследования определяется использованием комплексного подхода к изучению языка современных СМИ, который во многом определяет современные представления о качественной речи. Трансформация представлений о норме, изменение системы функциональных стилей, новые условия существования СМИ приводят к изменению нормативных образцов и затрагивают как основы культуры речи, так и  всю систему языка. Невозможно переоценить роль средств массовой информации в образовании стереотипов, формирующих общественное и языковое сознание.

Впервые за всю историю существования российских средств массовой информации в медиа-текстах стали появляться слова, выражения и конструкции, присущие разговорной и профессиональной речи, жаргонам и диалектам. Используя эти приемы обновления публицистического текста, СМИ, с одной стороны, «легализуют» подобные «внутренние заимствования» (по В.Г.Костомарову), влияют на закрепление в узусе того или иного языкового новшества; с другой стороны – расшатывают литературную норму русского языка. Эти процессы уже нашли свое отражение при составлении «Толкового словаря русского языка начала ХХI века (Актуальная лексика)» под ред. Г.Н.Скляревской: при ориентации на тексты СМИ в качестве источника облик современного русского литературного языка предстает весьма далеким от канонического.  Языковая игра, интерстилевое тонирование, создание авторских окказионализмов, трансформация устойчивых выражений, активное использование прецедентных текстов – все эти приемы, присущие современному речетворчеству, построены в ряде случаев на нарушении принятых речевых норм. Оппозитивность по отношению к нормативности в разных аспектах ее проявления (лексическом, фразеологическом, словообразовательном, грамматическом, стилистическом, этическом) является одной из характерных черт современного медийного дискурса.

Настоящая диссертация представляет собой исследование, посвященное определению социолингвистических характеристик российских СМИ на данном этапе развития, когда произошли существенные изменения как их состава, так и роли языка СМИ в современном обществе. Радикальные изменения в представлениях о норме требуют предварительного рассмотрения природы языковой нормы как таковой, определения источника нормирования, а затем исследования языка СМИ в качестве образца в современном социуме.

Объектом настоящего исследования является система текстов современных российских средств массовой информации.

Предметом исследования являются закономерности развития языка СМИ, влияющие на развитие русского литературного языка.

Целью диссертационного исследования является определение основных параметров функционирования современного масс-медиального дискурса, определение особенностей функционально-стилистической системы русского литературного языка, уточнение направления трансформации современного представления о  языковой норме в связи с изменениями в системе СМИ.

Исходя из этой цели, в работе были поставлены следующие задачи:

- анализируются существующие подходы к  определению параметров литературной нормы;

- исследуются система современных печатных СМИ и особенностей отдельных ее элементов;

- устанавливаются основные  характеристики  языка современных СМИ и тенденции его дальнейшего развития;

- изучаются приемы реализации воздействующей функции в текстах современных СМИ; 

- определяются направления трансформации жанровой системы;

- рассматривается явление языковой фрагментации (Дж. Данн) применительно к российским СМИ;

- определяются формы и методы реализации дистрактивной функции в текстах современных СМИ.

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые определены пути трансформации функционально-стилистической системы русского литературного языка, выделены наиболее существенные речевые современных СМИ, формирующих на базе публицистического стиля язык СМИ со всеми присущими ему в данный период времени чертами, а также взаимосвязи современных представлений о норме с теми представлениями о качественной речи, которые складываются при помощи СМИ.

Новизна работы определяется также как самим материалом исследования (новые условия и формы существования СМИ, новый характер текстов), так и новыми подходами, позволяющими при помощи Интернет-технологий и методов корпусной лингвистики анализировать большие объемы публицистических текстов, что дает возможность получения репрезентативной выборки по тому или иному кругу проблем. Таким образом, впервые с применением методик комплексного анализа исследованы явления межстилевой интерференции и ее влияние на жанровую специфику современных СМИ, а также на нормы русского литературного языка.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что полученные в исследовании данные уточняют представление о параметрах функционально-стилистической системы русского литературного языка, определяют особенности реализации языка СМИ и его значение для русского литературного языка в целом, определяют потенциально возможные проблемы и сложности, дают рекомендации по оптимизации языка средств массовой коммуникации.

Материал исследования составляют тексты современных печатных российских СМИ с 1990 по 2007 год. В некоторых случаях для сравнения приводятся примеры публикаций более раннего периода. Всего было проанализировано 1230 публикаций из 26 газет и журналов.

Методы исследования обусловлены спецификой используемого материала, принципами проводимого анализа и объемом исследуемых текстов. Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечивается комплексным подходом к изучаемой проблеме, использованием дополняющих друг друга адекватных методов исследования (аналитико-статистический, сравнительно-сопоставительный, и др.). Широко используются методы корпусной лингвистики на основе современных Интернет-технологий, позволяющие анализировать большие объемы текстов. Все положения, выдвигаемые в диссертации, иллюстрируются в содержательной части глав многочисленными текстовыми примерами, графиками и диаграммами.

Практическая значимость работы позволяет использовать ее в качестве основы для составления  учебника по стилистике современного русского языка и соответствующего сборника упражнений, предлагаемый материал можно использовать в курсе «Общего языкознания» при рассмотрении теории языковой нормы в контексте культуры речи и теории функциональных стилей.

Апробация работы

Основные положения диссертации была представлены на заседаниях кафедры русского языка и литературы Российского государственного социального университета; в рамках научного исследования по внутреннему гранту РГСУ «Основные методики анализа текстов современных СМИ» (2006 г.); заслушаны в качестве докладов на лекциях со слушателями Гуманитарного факультета РГСУ (лекционный курс «Язык СМИ»), на заседаниях кафедры общего языкознания Государственного института русского языка им. А.С.Пушкина.  Положения диссертации были доложены на 17 международных научных конференциях, семинарах и симпозиумах, опубликованы в виде тезисов в сборниках соответствующих материалов. 

Основные теоретические положения и содержание диссертационного исследования нашли отражение в публикациях по теме диссертации. Всего опубликовано 25 печатных работ,  в том числе монография  и два учебных пособия по стилистике современного русского языка.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Расширение функций публицистического стиля. Новые политические, экономические, социальные условия в России  привели к изменению функций СМИ в обществе, а отказ от явного идеолого-пропагандистского характера СМИ усилил две противонаправленные тенденции: стремление прежде всего информировать адресата и стремление дать оценку описываемым в газете событиям и фактам.

2. Усиление роли дистрактивной функции в текстах современных СМИ.  К традиционным функциям публицистического стиля (информативная и воздействующая) добавляется дистрактивная (развлекательная) функция, значение которой все более возрастает. Данная функция может быть реализована как при определении тематики публикаций, так и при выборе речевых средств.

3. Языковая фрагментация является одной из тенденций, характерной для современных российских СМИ так же, как и для зарубежных. Тематическое и функциональное разнообразие текстов современных газет и журналов формируется значительным количеством узкопрофильных изданий, в том числе информационно-развлекательного характера, каждое из которых использует средства выражения, принятые в определенном микросоциуме (потенциальной аудитории). Эти средства выражения нередко являются специфическими для каждого отдельного издания или программы, что можно увидеть и в выборе тематики публикаций, и в характере освещения событий, и в широком применении различных вариантов языковой игры. Особенно ярко языковая игра реализуется путем создания авторских окказионализмов, образуемых с помощью словосложения или суффиксально-префиксальным способом, а также трансформацией устойчивых выражений.

4. Перерастание публицистического стиля в функциональный язык СМИ. Тематическое разнообразие публикаций и необходимость скорейшей передачи информации приводят к появлению в произведениях СМИ текстов, отличных  по своим характеристикам от собственно публицистических и соответствующих по своей природе либо научному, либо деловому стилю, либо разговорной речи. Всё, что ранее дополнительно обусловливало единство публицистического стиля в масштабе текста (композиционно-смысловые факторы) - идеологические ограничения, цензурные рамки,  четкий набор жанров, жесткая система речевых норм, в настоящее время, в силу межстилевой интерференции все меньше влияет на особенности языка современных СМИ. Осуществляется своеобразное «размывание» границ публицистического стиля под воздействием разговорной речи, научного и делового стилей. Происходит расширение дискурсивного взаимодействия за счет иностилевой имитации. Формирующийся на месте публицистического стиля функциональный язык СМИ характеризуется комплексностью и многообразием способов выражения и воздействия на получателя информации.

5. Расширение лексических границ медийного дискурса. Широкое использование некодифицированной лексики связано с прагматическим эффектом новизны подаваемой информации и необходимостью добиться выразительности текстов СМИ. Применяя такого рода лексику, СМИ «легализуют» ее, выводя из языковой периферии в центр внимания многомиллионной аудитории. При этом единицы лексики и фразеологии функционального языка СМИ теряют присущую им экспрессию, превращаясь в привычные для речевой практики средства номинации.

6. Специфика реализации речевых норм в текстах СМИ. Современные представления о речевых нормах на первый план выдвигают коммуникативные признаки нормы. Несмотря на то, что общая значимость норм литературного языка как лингвистического и социокультурного фактора остается неизменной, равно как и «гибкие», «плавающие», вариативные речевые нормы не способны выполнять в полном объеме  функцию языковой непрерывности, равно как и функцию объединения общества на основе следования единым  нормам языка, используемого в процессе коммуникации. В настоящее время речевые нормы во многом определяются условиями коммуникации и нередко зависят от особенностей функционального языка (стиля), в рамках которого создается текст. Средства массовой информации, прежде игравшие объединяющую и предписывающую роль для формирования, поддержания и распространения единых нормативных принципов, в современных условиях  способствуют быстрой смене нормативных образцов, в первую очередь, в сфере лексики и фразеологии, а также в известной степени орфографии и орфоэпии.

Цель и задачи диссертации определили ее композиционное построение. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор темы, актуальность исследования, определяются цель и задачи работы, положения, выносимые за защиту, описываются материал и методы исследования, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость ее результатов.

Первая глава «Публицистика в системе функциональных стилей: новации последних лет» посвящена анализу трансформационных процессов в системе функциональных стилей и функциональных разновидностей русского литературного языка.

Классические представления о системе функциональных стилей, представленные в работах  В.В.Виноградова, Н.М.Шанского, М.Н.Кожиной, И.Б.Голуб, Д.Э.Розенталя, Д.Н.Шмелева, Л.К.Граудиной, Е.Н.Ширяева в настоящее время претерпевают существенные изменения. Можно говорить о формировании новых стилей – религиозного (О.А.Крылова, В.М.Лейчик, Л.П.Крысин, С.А.Гостеева) и рекламного (Е.С.Кара-Мурза, О.С.Ксензенко). Следует отметить, что к началу 90-х годов ХХ века стало понятно, что пять традиционных функциональных стилей не исчерпывают всего многообразия коммуникативных ситуаций. Поэтому закономерно, что были предложены иные принципы систематизации языковых средств.

Интересную картину представляет собой сфера, прежде называемая публицистическим стилем, поскольку теперь это уже не публицистический стиль, а язык средств массовой информации, в рамках которого выделяются язык газеты, язык рекламы, язык радио, язык кино и язык телевидения (см. Программы курсов по специализации «Язык средств массовой информации» под ред. М.Н.Володиной, М., МГУ, 2000 и учебное пособие «Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования»). Есть и другая точка зрения: по мнению О.Б.Сиротининой, язык средств массовой информации является одной из разновидностей публицистического стиля русского литературного языка.  Закономерен вопрос – как соотносятся эти понятия, что в настоящее время представляет собой публицистический стиль и сохраняется ли он как единое целое, в чем его отличие от других и есть ли общие стилистические черты, объединяющие современные медиа-тексты?

Вопрос о стабильности публицистического стиля тем более важен, что именно эти тексты формируют в настоящее время представление о нормах русского литературного языка, именно в них формируются и развиваются процессы, которые будут определять облик русского литературного языка через 10-20 лет. Многие исследователи считают, что именно язык прессы наилучшим образом отражает современное состояние речеупотребления.

Существование единого публицистического стиля вызывает все большие сомнения. Помимо связи с формами общественного сознания, каждый функциональный стиль имеет ряд формальных признаков, на основании которых можно определять функциональную принадлежность того или иного текста. Например, последовательное использование элементов определенной терминологической сферы, четко выраженная система аргументации и логическая последовательность изложения будут характерными чертами научного текста; предельная формализация, стремление к точности и однозначности, подробное изложение всех деталей и юридическая сила документа будут объединять тексты делового стиля. Объединяющие, центростремительные силы пока удерживают относительную стабильность двух указанных стилей, тогда как в публицистическом стиле явно преобладают центробежные тенденции. Будучи по диапазону своих вариаций уникальным, публицистический стиль отличается подвижностью, собирательностью. Из-за широчайшего тематического диапазона в настоящее время публицистика должна  сочетать, казалось бы, несочетаемые по стилю текстовые фрагменты.

Следует отметить, что научный и деловой стили объединены рядом общих формальных черт, различаясь прежде всего задачами коммуникации. Строго определенная тематика, сугубо практические задачи, узкая сфера применения обеспечивают этим стилям стабильность. Публицистический же стиль не только не обладает в настоящее время жесткими внутиристилевыми нормами, но и теряет те общие признаки, которые еще 15-20 лет назад были обязательными для любого медиа-текста. Причин тому довольно много. Во-первых, это само развитие средств массовой коммуникации. Их современное разнообразие влияет на специфику создаваемых текстов, на их тематическое и стилистическое разнообразие. Во-вторых, изменение экономических условий. Борьба за потребителя стимулирует две противоположные тенденции: с одной стороны, издание (программа) стремится найти своего постоянного читателя (зрителя), то есть обеспечить себе стабильное финансирование. Можно говорить о поиске так называемой целевой аудитории, то есть некоего определенного круга потребителей, которые будут заинтересованы в получении данной информации, изложенной соответствующим образом.

Изменились и функции СМИ в обществе. Как известно, официальная партийная печать служила агитатором, пропагандистом и организатором масс на конкретные социальные действия. Эти функции считались главными в деятельности СМИ. Таковыми они остались и у нынешней партийной прессы, которая выражает теперь интересы не  единой партии, а многих партий и политических движений. Вместе с тем получили распространение издания, цель которых не политическое воспитание масс, а их широкое информационное обеспечение во всех сферах жизни. Появились еженедельники, журналы и газеты, которые вообще стараются обходить стороной политические проблемы. Это рекламные, развлекательные, справочные издания, удовлетворяющие досуговые потребности аудитории. Общественно-политические издания начали представлять архивные, прежде секретные материалы, которые восстанавливали несправедливо забытые имена деятелей отечественной науки и культуры и освещали преступные действия должностных лиц, ранее бывших вне критики. Тематика публикаций существенно расширилась. Стали широко применяться журналистские расследования. На страницы печати пришла диалогизация в виде «круглых столов», «горячих линий» журналистов и читателей. Все эти изменения не могли не отразиться на системе жанров в печатных СМИ.   

Изменения жанровой системы выражаются в изменении жанровых признаков. Трансформации существующих жанровых форм связаны с изменением основных жанрообразующих признаков, таких, как наличие авторского начала, цель сообщения, предметное содержание, стандартность средств выражения, объем. Мы можем говорить о том, что в настоящее время система публицистических жанров переживает существеннейшие трансформации. В результате мобильной передачи социальной информации, как мы видим, и сама жанровая система современной газеты претерпевает серьезные изменения. Возникают многочисленные межжанровые и внежанровые образования – к таким относится, например, публицистический диалог, по своей форме повторяющий драматургическое повествование с такими характеристиками, как несколько действующих лиц, конфликт как системообразующий элемент, сочетание литературно-письменной и разговорной речи. По мнению А.А.Тертычного, современное состояние жанровой системы российской прессы характеризуется не столько «отмиранием» устаревших жанров, сколько активным формированием новых. Он выделяет в группе информационных жанров новые: образованные под влиянием аналитических жанров – мини-рецензия, блиц-портрет; образованные под влиянием художественной публицистики – мини-история, мини-портрет.

Дробление тематики, дробление аудитории приводит к дроблению прежде единых средств выражения. Так в современных СМИ мы можем наблюдать процесс, называемый языковой фрагментацией. Профессор Джон Данн (Глазго, Великобритания), анализируя современное состояние средств массовой информации, указывает на самые благоприятные условия для развития языковой фрагментации: «Это процесс состоит, кажется, из трех составляющих элементов. Первый элемент – это региональные языки и диалекты, раньше не имевшие доступа к СМИ или появлявшиеся там только в местном или региональном масштабе. Второй элемент – это всевозможные жаргоны и сленги, профессиональные и полупрофессиональные языки и другие нестандартные формы выражения. А третий элемент – это новые языковые формы, или созданные специально для новых СМИ, или находящие там самую удобную сферу применения» . Автор считает, что в скором времени для нормального общения каждому человеку придется знать и  использовать несколько  различных «языков».

СМИ из «коллективного организатора, агитатора и пропагандиста» превратились в коммерческое предприятие, которое стремится к максимальной прибыли. Отсюда стремление любыми средствами расширить аудиторию. Соответственно будут использоваться как темы для передач и публикаций, так и те способы выражения, которые понятны, доступны максимальному количеству читателей (слушателей). Особенно это касается телевизионных и радиопередач, ориентированных на максимально широкую аудиторию. Это приводит к нивелировке средств выражения, выбору наиболее нейтральных, нередко клишированных вариантов, что сближает публицистический стиль с деловой речью, прежде всего в информативных жанрах.

Клише всегда использовались в публицистике как средство и номинации, и оценки, в настоящее же время можно говорить о замене корпуса клишированных средств выражения, свойственных советской печати, новыми, отражающими современные реалии, но сам принцип формирования и использования клише остался прежним.

Фактором, существенно трансформировавшим публицистический стиль, следует признать отмену цензуры и автоцензуры. Отсутствие идеологической доминанты и необходимости постоянно вести пропаганду приводит к существенному изменению лексики и фразеологии. Отсутствие цензуры и автоцензуры снимает внешние и внутренние запреты на использование сниженной лексики (разговорной, просторечной, инвективной).

Таким образом, публицистический стиль, утратив идеологический и агитационный пафос, растворяется в рекламе, просторечии, общем жаргоне, деловой документации или научном (научно-популярном) изложении. Те факторы, которые прежде обеспечивали его целостность (единая идеология, цензура и автоцензура, строгая система жанров) в настоящее время теряют свое влияние на язык современных средств массовой информации.

Глава 2. Лингвистические особенности современной российской прессы посвящена анализу особенностей, наиболее характерных для языка современных отечественных СМИ. Для решения этой задачи в первую очередь рассматриваются причины радикальных трансформационных процессов, определяющих стилистический облик современных печатных изданий.

Российская модель организации СМИ приближается к европейской, частью которой она и является. За последние десять лет резко вырос информационный компонент российских СМИ, но важнейшей частью нашей журналистики остаются аналитика, интерпретация событий, публицистика в отличие от американского стремления к фактографичности и объективности в изложении материала. Наряду с некоторым увеличением числа качественных изданий наблюдается процесс вульгаризации, «пожелтения» многих газет, даже таких, как «Комсомольская правда» и «Известия». Бульварной в полном смысле этого слова ежедневной газеты пока нет, зато существует множество бульварных еженедельников весьма примитивного уровня типа «Мегаполис Экспресс». 

Особое место занимают издания, объединяющие в себе несколько типов, – газеты, включающие как серьезные информационные и аналитические блоки, так и разделы, более характерные для бульварной прессы (слухи, сплетни, частная жизнь известных персон, громкие преступления), рассчитанные на широкие массы читателей, позволяющие обслуживать разные слои населения и тем самым привлекать рекламу и широкий набор рекламодателей. К типу таких газет можно отнести «Московский комсомолец», который сегодня пользуется вниманием самой большой читательской аудитории в Москве и Московской области, и «Аргументы и факты». Реклама стала настолько важным действующим фактором в мире российских СМИ, что способствовала появлению нового вида бесплатных газет, в свою очередь распадающихся по крайней мере на два типа – чисто рекламные, как «Экстра-M» и «Центр-Плюс», и информационно-рекламные, как «Метро». К информационно-рекламным следует отнести и значительный блок журналов: «Услуги и цены», «Досуг в Москве», «Работа и зарплата», «Туризм и отдых», равно как и большое количество так называемых женских журналов: «Лиза», «Она», «Домашний очаг», «Elle», «Marie Claire», «Сударушка» и пр. Значительную часть объема таких изданий составляют рекламные объявления.

В самом  широком плане существует деление на издания общего профиля и специализированные. В литературе советского времени выделялась т. н. «общеполитическая пресса». Но сегодня мы можем наблюдать значительное количество изданий, которые уходят от освещения проблем экономики и политики. Это развлекательная, просветительская, научно-популярная и прочая не политизированная журналистика - «издания общего профиля». Напротив, специализированная периодика имеет более или менее точные ориентиры в аудитории (пол, возраст, уровень доходов, профессия, вероисповедание и т.д.) Специализация берет в расчет и детальное сегментирование рынка. Так, узко направленная пресса издается для групп потребителей, объединенных по личным интересам (садоводы-любители, филателисты, шахматисты, молодые родители и т.д.). Специализация эта выражается как в содержании текстов, так и в соответствующей манере изложения фактов, оформительской модели, языке и стилистике материалов.

Анализируя структуру научных исследований, посвященных современным российским СМИ, необходимо отметить несколько аспектов. Во-первых, средства массовой информации находятся в центре внимания современной науки, и не только филологии. Новации последних лет в этой сфере  вызывают большой интерес не только по причине новизны как таковой, но и потому, что в языке СМИ активно и бурно формируется новый «языковой вкус» (В.Г.Костомаров), новые представления о «хорошей речи» (О.Б.Сиротинина).

Во-вторых, в самых общих чертах современные исследования СМИ можно поделить на два направления. К первому относятся собственно лингвистические работы, авторы которых рассматривают определенные процессы или закономерности на примере текстов современных газет и журналов. В качестве примера можно привести такие работы, как «Лексические новообразования современного русского языка 90-х годов ХХ в. (на материале периодической печати)» – Магомедгаджиева П.Н., Махачкала, 1997; «Окказиональное использование фразеологических единиц в средствах массовой информации (на материале теле- и газетных текстов 90-х годов ХХ в.)» – Алипулатов И.С., Махачкала, 1998; «Новообразования в газетно-публицистическом стиле: системно-функциональный анализ (на материале 1991-1997 годов)» – Нефляшева И.А., Майкоп, 1998; «Личностная парадигматика публицистики как предпосылка развития полисемии в языке современных СМИ» - Кирюшин С.Ю., Краснодар, 1999; «Лексико-стилистические новации и их функционирование в прессе второй половины 90-х годов ХХ века» - Кочетков В.В., Иваново, 1999; «Употребление перифрастических выражений в современной публицистической речи (на материале газет)» - Хамидова Л.В., Тамбов, 2000; «Функционально-стилистические особенности газетных заголовков» - Подчасов А.С., Москва, 2001; «Библеизмы в языке современных газет» - Прибытько Е.Н., Воронеж, 2002; «Непреднамеренные и преднамеренные аномалии в языке медиальных средств» - Васильцова Н.В., Ростов-на-Дону, 2004; «Употребление предлогов с фразеологизованным значением в языке современной прессы» - Гальченко Е.В., Белгород, 2004; «Контекстуальное взаимодействие тропов в современном русском литературном языке (на материале художественной и публицистической речи» - Лопаткина С.В., Абакан, 2004; «Лингвостилистическое описание российской публицистики рубежа ХХ-ХХI вв. и научно-публицистического подстиля» - Писаренко Л.В., Ижевск, 2004; «Особенности семантики и функционирования иноязычных слов в современной российской публицистике» - Шилова Г.Е., Воронеж, 2005; «Деактуализация названий лиц в публицистическом стиле во второй половине ХХ – начале ХХI века» - Ашуркова Т.Г., Москва, 2006; «Использование жаргонизмов в заголовках современных российских газетных статей» - Лю Цзе, Москва, 2006.

Как мы видим, большая часть таких работ рассматривает особенности лексики и фразеологии, однако особенности синтаксиса также были исследованы в работах А.А.Цумарева «Парцелляция в современной газетной речи» (Москва, 2003) и Я.Н.Пинегиной «Парцеллированные конструкции и их коммуникативно-прагматические функции в современных медиа-текстах» (Ростов-на-Дону, 2005).

Ко второму направлению следует отнести работы, посвященные социально-прагматическим аспектам языка СМИ, связанным с реализацией функции воздействия: «Лингво-идеологический анализ языка массовых коммуникаций» - Мирошниченко А.А., Ростов-на-Дону, 1996; «Речевая структура газетного текста» - Коньков В.И., Санкт-Петербург, 1996; «Медиа-текст в системе культуры» - Сметанина С.И., Санкт-Петербург, 2002; «Механизмы речевого воздействия в публицистических текстах СМИ» - Котов А.А., Москва, 2003; «Медиа-картина мира: когнитивно-семиотический аспект» - Рогозина И.В., Барнаул, 2003; «Интерпретация языка аудиовизуальных и аудиальных СМИ в дискурсивном аспете» - Мясникова Л.В., Ижевск, 2004; «Понимание современного газетного текста и его языковые характеристики» - Покровская Е.В., Москва, 2004;   «Прецедентный текст в языке газеты: динамика дискурса 50-90-х годов» - Семенец О.П., Санкт-Петербург, 2004; «Специфика речевого воздействия тропов в языке СМИ» - Желтухина М.Р., Москва, 2004; «Газета в аспекте речевого воздействия на личность» - Горина Е.В., Екатеринбург, 2004; «Журналистский текст: лингвосоциокультурное моделирование» - Богуславская В.В., Воронеж, 2004; «Речевая агрессия в печатных СМИ» - Власова Е.В., Саратов, 2005; «Язык газеты и типология прессы» - Лысакова И.П., Санкт-Петербург, 2005; «Публицистические штампы как отражение ментально-языковых установок социума» - Писаренкова С.Е., Краснодар, 2006. 

В разделе «Особенности современных заголовков» выделены три тесно взаимосвязанные причины, которые самым существенным образом трансформировали вид и функции заголовка в современных изданиях. Очевидно,  в первую очередь все же следует признать экономическую составляющую. Заголовок должен быть броским, ярким, интригующим, привлекающим внимание – рекламным. Чем лучше заголовок выполняет функцию привлечения внимания, тем выше читательский интерес и, соответственно, тираж. Нередко рекламный характер заголовка практически обрывает связь с публикацией, которая сообщает и о другом, и другими средствами, то есть аудитория не только не может уяснить, о какой сфере жизни пойдет речь, но и находится в недоумении относительно замысла автора. 

Вторая причина – уже стремление к развлекательности. Яркий, забавный, парадоксальный заголовок не только привлекает внимание, не только увлекает, но и развлекает читателя, дарит ему положительные эмоции. Заголовок, построенный на языковой игре, например, радует читателя, когда тот разгадывает механизм этой языковой игры.

И третья причина, казалось бы, противоречащая первым двум – усиление информативности. Тенденция к усилению информативности, стремление дать читателю как можно больше информации уже превратило заголовки из односоставных назывных предложений в двусоставные. Однако  стремление дать адекватную информацию вступает в противоречие с задачей увлечь и развлечь. Эта проблема разрешается, как правило, с помощью подзаголовка, который и содержит в сжатом виде основную информацию о содержании публикации. Реализация этих тенденций подробно рассмотрена на примерах из различных изданий, выводы проиллюстрированы диаграммами.

В разделе «Языковая игра как характерная черта современной прессы» рассматривается данный широко распространенный прием, понимаемый как  использование в публицистическом тексте методов художественной литературы - он подробно описан С.И.Сметаниной в работе «Медиатекст в системе культуры» (СПб, 2002) и получил название «игры с реальным событием». Ею же предложена классификация языковых игр на основе используемых приемов: графическая, фонетическая, морфологическая, словообразовательная, игра с аббревиатурой, игра с именем собственным и пр. Эта классификация были положена в основу анализа приемов языковой игры, который был проведен на примере публикаций газеты «КоммерсантЪ» за 2006 год. Результаты анализа представлены в виде диаграмм. Картина достаточно разнообразна, все приемы используются в той или иной степени, хотя наиболее активными следует признать фонетическую игру (которая теснейшим образом связана с трансформацией устойчивых выражений) и игру с сочетаемостью.

Раздел «Развлекательность и формы ее реализации в изданиях различной направленности» посвящен тенденции, во многом определяющей облик современной прессы – как отечественной, так и зарубежной. Эта тенденция столь существенна и столь всеохватна, что «некоторые специалисты по данному вопросу (прежде всего западные) главной функцией средств массовой информации в настоящее время считают функцию развлекательную, а не информативную».

Авторы стремятся не только проинформировать читателя, но и позабавить его. Можно выделить два способа усиления развлекательности – тематический и формальный. Уже упоминаемое  расширение тематики в значительной степени проявляется в том, что авторы используют разного рода забавные, курьезные, интригующие факты (при этом не всегда достоверные). Если же само по себе сообщение ничуть не забавно, его можно сделать таковым, используя различные приемы и языковые средства, прежде всего относящиеся к категории «стеба». Безусловно, можно интересно и весело рассказывать о самых серьезных и важных вещах, однако далеко не каждый журналист обладает необходимым для этого мастерством, равно как и разумной автоцензурой, позволяющей определить ту грань, которая отделяет веселое и забавное от пошлого и неприличного.

Многие публикации последних лет заряжены юмористической, комической или саркастической иронией. Это позволяет  рассматривать иронию как характерную черту и выдвинуть предположение о том, что в современной журналистике среди многих её аспектов особое место начинает занимать иронический аспект.

На примере публикаций газет «Московский комсомолец», «Новая газета», «Новые известия», «Российская газета», «КоммерсантЪ» рассматриваются особенности и формы реализации развлекательности, которая как  качество медийного текста является повсеместно распространенной и проявляется в изданиях разной тематики и политической направленности. От особенностей издания зависят лишь масштаб, форма, принципы реализации развлекательности и выбор предмета иронии.

В разделе «Некодифицированная лексика в текстах СМИ»  анализируются причины, объем и формы использования данных лексических единиц. Широкая экспансия ненормативной речи,  которая наблюдается до сих пор, расшатывает сложившуюся систему литературных норм. Эта проблема рассматривалась в работах В.Г.Костомарова (1999); В.В.Химика (2000; 2003); О.А.Лаптевой (2003); Н.С.Валгиной (2003) и некоторых других. Указанные авторы отмечают широкое использование жаргонных и просторечных элементов в языке современных СМИ.  «Они в большой моде и у говорящих, и у пишущих. Сейчас или пестрит не только речь городской молодежи, но и газетные тексты. Это поветрие вроде детской болезни ветрянки, обязанное своим возникновением реакции отторжения понятийного и – соответственно – языкового официоза.» Таким образом формируется «общий жаргон», особенности использования которого рассмотрены в работе О.П.Ермаковой, Е.А.Земской,  Р.И.Розиной «Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь русского общего жаргона» (М.:1999).

Современные тексты, особенно газетные, особенно заголовки, и добиваются в первую очередь эффекта загадочности: привлечь читателя, заинтересовать его, заставить улыбнуться. В лексической картине современной речи очень заметен наплыв сленговых, арготических, жаргонных слов, что существенно меняет эмоционально-стилистическую систему русского языка. А так как устоявшаяся стилистическая система языка служит не только целям эстетики, но и наиболее экономной и точной передаче информации, то разрушение стилистической системы невольно способствует понижению информативности общения.

Резкий рост вариативности средств выражения - яркая примета современной речи в СМИ, особенно проявившейся в конце XX в. Современные СМИ находят варианты не столько в книжной,  сколько в  разговорной лексике. Этот выход за пределы нормы публицистического стиля отражает общую тенденцию либерализации прессы,  ее разрыв с прежней ориентацией на нормы официальной речи.

Особенность современного состояния языка СМИ проявляется во вторжении в медиа-текст внешних, иностилевых элементов, существенно расширяющих набор лексических единиц, традиционно использующихся в материалах прессы, предназначенных для публичного тиражирования. В.Г. Костомаров замечает, что наиболее рельефно языковой вкус иллюстрируется стилистическими явлениями: «Стиль сегодняшнего общения характеризуется размытостью границ между разными коммуникативными сферами, нивелировкой типов речи, в том числе и официальной» . Появление в тексте определенного стиля элементов другого, «чужой» лексической единицы является довольно устойчивой тенденцией в функционировании текстов разных коммуникативных сфер.

В работе проаналирована специфика употребления некодифицированной лексики печатными средствами информации в зависимости от их  особенностей. Рассмотренные  издания условно можно отнести к следующим группам: официальная пресса («Парламентская газета», «Российская газета»), респектабельная\качественная пресса («Коммерсантъ», «Известия»), массовые издания («Комсомольская правда», «Московский Комсомолец», «Аргументы и факты), оппозиционная пресса («Советская Россия», «Рабочая газета», «Труд»), специализированная пресса (журналы «Профиль», «Эксперт», «Рекламный мир», молодежные издания («Молоток», «Аргументы и факты», приложение «Я – молодой»), интеллектуальная («Литературная газета»,   «Ex-Libris»); издания, которые можно отнести к «желтой прессе»  - например, «Мегаполис Экспресс».

Работники прессы правительственных органов, таких, как «Российская газета» и «Парламентская газета», используют некодифицированную лексику достаточно осторожно. Отчасти это объясняется тем,  что чаще всего основную часть газетных полос занимают публикации законопроектов, указов и прочих официальных документов. Важную роль в работе таких изданий играет достаточно строгая цензура, а также самоцензура журналистов, четко осознающих специфику деятельности государственных и ведомственных изданий. Однако случаи употребления нелитературной лексики в публикациях все  же допускаются: чаще всего – в случаях цитирования высказываний должностных лиц и последующего использования отрывков этих цитат:

«…спецназовцев "замочили" свои же штурмовики и вертолеты» (Российская газета; 15.10.1999).

Среди элементов некодифицированной лексики изданиями официальной прессы чаще всего используются элементы просторечия и жаргонизмы, ставшие частью общего жаргона.

«Боевик "пограничной наркомафии" вместе с Пономаревым стоял на "шухере" (Парламентская газета.18.02.1999).

« - Иногда сам себе удивляюсь: даже в математической тусовке...» (Парламентская газета, 26.05.2000).

Разнообразие такой лексики невелико. Наиболее популярное слово, относимое к некодифицированной лексике,  в таких изданиях – «тусовка».

В "респектабельных" газетах и журналах, рассчитанных на образованного и, как правило, делового читателя, разговорные слова выступают как нечто неожиданное. Стилистический контраст с окружающей нейтральной лексикой повышает их экспрессивность в глазах читателя. Попадая в тексты так называемых "деловых" ("Коммерсантъ", «Известия»…) газет, разговорно-бытовые слова оказываются в чуждой им среде - на фоне нейтрального литературного языка они задерживают на себе внимание читателей, придают колорит тексту, способствуют передаче оценочной информации. Качественная пресса, как и официальная, часто использует цитирование грубопросторечной лексики политиков.

Цитаты с использованием просторечной и жаргонной лексики часто выносятся в заголовки с целью привлечения внимания читателя к конкретному материалу. Некодифицированная лексика редко появляется на первых полосах респектабельных изданий. Чаще ее использованием грешат авторы колонок, журналисты, пишущие в отделы и рубрики,  связанные с культурой и искусством. Например, журналистами газеты «Коммерсантъ» грубопросторечная, жаргонная и инвективная лексика в 80% случаев используется, как ни странно,  при описании новых изданий художественной литературы, концертов и других событиях культурной жизни.

«Популярность  Нины Ананиашвили позволила ее официальному российскому дистрибьютору заломить за билеты в первые ряды по 100 дол. Состоятельная публика взяла этот барьер с легкостью необыкновенной» (Коммерсантъ;  2000, № 58).

Журналисты таких газет,  как «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «СПИД-Инфо»,  ориентированных на широкий круг читателей, чаще остальных используют некодифицированную лексику. На их страницах находят место слова не только разговорные, просторечные но и бранные, инвективные, вызывающие неприятные эмоции у читателя, не привыкшего читать материалы таких изданий.  Некодифицированная лексика часто употребляется в материалах  в тех случаях, когда контекст этого не требует и, более того, содержание не сочетается с непринужденной, просторечной, грубой  формой выражения. 

«... американцев, англичан - всех, кто гнобил маленькую непокорную Сербию!» (Комсомольская правда; 11.10.2000).

«Против чьих сукиных детей мы дружим теперь» (заголовок заметки)  (Московский комсомолец; 2.12.1998)

«Вы нам расх…чили всю республику, так давайте теперь денег на восстановление» (Московский комсомолец; 31.10.1998.)

В таких газетах, как «Московский комсомолец», где вульгарные выражения встречаются довольно часто и без предупредительных сигналов (вроде кавычек), моделируется "интимная" ситуация общения. Подобные единицы обычно используются в заголовке, выполняя при этом эмоционально-оценочную и рекламную функцию.

Заголовки, использующие нелитературную лексику,  выносятся на первую страницу, используются в качестве «шапок» на полосе.

«Доллар падает, дерьмо всплывает».(Московский комсомолец, 12.09. 1998, шапка  номера).

Используя некодифицированную, сугубо разговорную, бранную, инвективную лексику,  авторы материалов ставят перед собой цель  привлечения внимания читателя; ведь, к сожалению, наиболее привлекательными для массовой аудитории все еще остаются скандалы, сенсации,  при описании которых применяется такая лексика. И они достигают своей цели, публикуя многочисленные материалы подобной тематики, а также перенося стиль, лексику и характер изложения таких материалов на любые другие публикации.

Оппозиционная пресса - издания, проповедующие идеологию оппозиционных правительству партий. Большая часть их материалов негативно описывает политическую ситуацию в стране и называет пути реформирования современного общества. Как правило, политика редакций таких изданий заключается в постоянной целенаправленной критике существующей власти. Поэтому чаще всего такие издания используют нелитературную лексику, говоря о современных политических реалиях, политиках и наиболее заметных фигурах, связанных с этой политикой:

 «... Доренко, - брехня все это. Все они абсолютно одинаковые и говорят одно и то же».(Советская Россия; 24.06.2000).

 «…показной мордобой в киселевском "Гласе народа"».(Рабочая трибуна; 19.02.2000).

Характерным признаком использования некодифицированной лексики в оппозиционной прессе является также употребления просторечия для создания иллюзии «близости к народу».

«Зря, ребята, серчаете на народ».(Советская Россия; 25.05.2000).

В оппозиционной прессе  используются также, хотя и в меньшем количестве, чем в массовой, элементы жаргона и сленга. 

«Кайфовала молодежь, сдувая пену, наслаждались напитком...» (Труд; 7.09.2000)

Особенности использования некодифицированной лексики в специализированных печатных изданиях сводятся к следующему: среди всего разнообразия некодифицированной лексики в них преобладает жаргон; в изданиях, специализация которых имеет отношение к сфере профессиональной деятельности – это лексика соответствующей профессии или занятия (жаргон дизайнеров, дайверов,  филателистов, любителей компьютерных игр и пр.):

«Характерная черта манчкинов – укороченные и утолщенные конечности, иногда проявляющиеся у домашних кошек в результате аутосомной мутации доминантного гена» (Друг кошек; 2006, № 1).

«Она занимается разведением экзотов» (Друг кошек; 2006, № 1).

«Так и старотипных  мастифов, или молоссов. – короткошерстных собак группы догообразных – можно отнести к такому смешанному типу «боевых собак» (Друг собак; 2006, № 3).

«С пленки в цифру изображение перешло практически без изменений – сохранилось даже целлулоидное зерно» (Total DVD; 2006, № 1).

Намного реже используется просторечие. Лексика грубо просторечная, инвективная практически отсутствует.

Что касается специализированной  молодежной прессы, то ее можно отнести скорее к разряду прессы,  буквально разговаривающей на жаргоне, а не употребляющей его в качестве экспрессивного средства. Некоторые редакции молодежных изданий  даже создают собственные элементы жаргона и активно используют  их в публикациях. В результате поток жаргона становится настолько сильным, что за ним теряется смысловая нагрузка статьи или заметки.

«Оттяг, полный оттяг!».(Страна игр; 1998, № 3)

«Хорошая шпаргалка – не халява, а способ выжить», «Ведь человеческая память – штука отличная – абзац в учебнике прочитал, внял занудной речи препода, и полный фонтан» (Студенческий меридиан; 1997, № 12).

Пресса, относимая к данному разряду, предназначается для читателей образованных, интересующихся происходящим в сфере литературы, искусства. Солидная часть материалов интеллектуальной прессы посвящается новинкам литературы. Именно в таких публикациях чаще всего употребляется некодифицированная лексика. Более того, для таких статей и заметок характерно использование элементов грубой, нецензурной брани, которое заимствуется авторами из обсуждаемых литературных произведений. 

Что касается использования некодифицированной лексики в других публикациях, возможно утверждать, что она используется в них очень редко, как правило в интервью и в заметках, содержание которых можно в двух словах описать как «крик души»:

«Один придурочный журналист, например, назвал меня "русской Агатой Кристи"!!!»(Независимая газета; 11.11.2000).

Относя какое-либо издание к так называемой «желтой прессе», в числе критериев мы рассматриваем и использование авторами материалов специфической лексики, в том числе некодифицированной. Возникает ощущение,  что непременным условием публикации материалов в «желтой прессе» является наличие в них грубопросторечной, жаргонной и инвективной лексики. В погоне за громкими фразами журналисты вставляют элементы нелитературной лексики, старательно повторяя их практически в каждом предложении и в особенности - вынося в заголовки.

Исследование материалов печатных изданий показало, что элементы некодифицированной лексики используются журналистами всех типов изданий в материалах самой разнообразной тематики. Часто употребление нелитературных лексических единиц обусловлено присутствием их в речи героев публикаций или текстах цитируемых произведений. Как правило, в таких случаях именно эти слова избираются для цитирования в качестве наиболее броских, привлекающих внимание читателя. Наиболее активно употребляют некодифицированную лексику массовые издания. Наименьшее количество такой лексики содержится в публикациях изданий, которые условно относят к «интеллектуальной прессе» (приложение «Ex-Libris» «Независимой газеты», «Литературная газета», «Культура»).

Как отмечает А.Б.Бушев, «СМИ, чтобы быть понятыми, заговорили на языке толпы. Отсюда засилье общего жаргона, сленга. Чуть в сторону от официальных сообщений, документов, чуть ближе к суждениям о партикулярной жизни, о социальных явлениях, о людях, чуть больше ориентированности на молодежную аудиторию, как слышно: козел, короче, прикинь, блин, прикол, прикид, усекаешь, ржачка, хавчик, супер…» .

Результаты полномасштабного исследования объемов использования некодифицированной лексики (всего изучено 23 еженедельных и 19 ежедневных изданий) приведены в виде графиков и диаграмм. Издания ранжированы по объему использования различных видов некодифицированной лексики.

Глава 3. «Роль СМИ в формировании речевых и коммуникативных норм на современном этапе» посвящена рассмотрению природы речевой нормы и ее современного состояния с учетом смены нормативных образцов.

Изменение языка и речи с течением времени ни у кого не вызывает сомнений. Однако темп этих изменений в разные периоды существенно различается. Начиная с девяностых годов двадцатого столетия мы становимся свидетелями возросших темпов языковых изменений, вызванных сменой социальных, политических, экономических, психологических условий, меняющимся обликом как русского общества, так и мирового сообщества в целом, поскольку активные процессы глобализации, в том числе и культурной, не могут не оказывать заметного влияния на язык – важнейшее средство коммуникации и выражения мысли. Чрезвычайно активно и ощутимо протекают процессы различных лингвистических трансформаций – возникновение новых слов, особенно заметные в литературной форме языка. Одна из наиболее заметных и серьезных тенденций - тенденция разрушения традиционной нормативности, установление новых речевых норм, формирование которых происходит довольно быстро и на иных основаниях. «С конца 80-х годов приоритеты меняются. В средствах массовой информации происходит сдвиг в представлении об эталоне хорошей речи: хорошей начинает считаться речь, непохожая на прошлую. При этом, с одной стороны, широкое распространение получает именно устная речь – непринужденное говорение, но, с другой стороны, ведущую роль начинает играть прежде всего реакция на прежние представления об эталоне хорошей речи, отталкивание от него. Постепенно это новое: речевая раскованность и свобода не только взглядов, но и выражений, - превращается в эталон хорошей телевизионной речи, а потом и хорошей речи вообще» .

В речевой практике общества наблюдается сложная противоречивая и неоднозначная картина, поэтому, целесообразно более подробно рассматривать понятие нормы в применении к реалиям нового времени. 

Эволюция языковых норм неизбежна вследствие социальной обусловленности языка вообще и литературного языка в частности. Социальная база русского литературного языка, то есть состав его носителей, несравнимо расширилась за последние десятилетия. Коренные изменения общественного строя, массовость печати и иных СМИ сделали литературный язык главным средством языкового общения подавляющей части населения. Нивелируются нормативные противопоставления «литературный язык – территориальный диалект», «литературный язык – жаргон». Невозможно, например, в настоящее время рассматривать жаргон как разновидность ненормативной лексики, поскольку этот речевой пласт прочно вошел в практику общения, используясь в качестве стилистически окрашенного средства.

Классические представления о норме, сформулированные в работах С.И.Ожегова, Б.Н.Головина, Л.И.Скворцова, В.А.Ицковича выделяют несколько принципиально важных аспектов языковой этого явления. Рассматривается прежде всего социальная природа языковой нормы, ее зависимость от потребностей общества. Таким образом, можно сделать вывод, что языковые нормы формируются в ответ на потребности общества, а основной такой потребностью является стремление людей максимально быстро и правильно понимать друг друга. При определенной  стабильности общества языковые нормы тоже будут достаточно стабильны. Как только в обществе происходят более или менее значительные перемены, языковые нормы также становятся более подвижными,  более динамичными. Cовременное состояние русского литературного языка как раз и характеризуется подвижностью, гибкостью, размыванием норм. Несомненно, языковые нормы должны меняться, но темпы и объемы этих изменений напрямую связаны с динамикой изменения социума.

Примеры разного рода нормативно-политической деятельности можно найти в истории не только русского языка и российского общества. В истории многих европейских языков можно проследить периоды активной кодификационной политики, периоды массированного воздействия на лексическую систему языка. Такие периоды связаны либо с изменением общественно-политического строя (Россия, Франция), либо с ростом национального самосознания и стремлением «очистить» родной язык от заимствований, развить его, создать богатый словарный запас (Венгрия, Чехия, Сербия, Финляндия, Норвегия в XIX-XX вв.).

Смена общественно-политической парадигмы требует изменения подхода при оценке тех или иных языковых явлений: одни слова и устойчивые выражения запрещаются, другие создаются, активно используются и даже пропагандируются. «Периоды наибольшей активности общества по отношению к языку обычно совпадают с периодами своеобразного распутья в истории языковой нормы. Прежняя норма уже не отвечает новым тенденциям в употреблении языка, однако и новая норма еще не сложилась, и дальнейшее языковое развитие может пойти по одному из нескольких направлений» .

Таким образом, языковые нормы не просто стихийно складываются в ответ на коммуникативные потребности определенного общества, но и вполне сознательно формируются данным обществом путем нормативно-кодификационной деятельности, издания словарей, справочников, учебных пособий, проведения целенаправленной языковой политики, организации разного рода масштабных пропагандистских кампаний в защиту или против того или иного речевого явления.

Под литературной нормой принято понимать закрепленные в общественно-языковой практике правила произношения, словоупотребления, использования грамматических и стилистических языковых средств. Норма - основной признак литературного языка как исторически сложившейся формы национального языка, обладающей богатым лексическим фондом, упорядоченной грамматической структурой и развитой системой стилей.

В прошлом норма литературного языка часто рассматривалась как некое статистическое явление, обязательными свойствами литературной нормы признавались ее устойчивость, стабильность и традиционность. Язык в целом развивается медленно; как правило, для ощутимых сдвигов недостаточно было жизни одного поколения. Кроме того, любое новшество, входящее в речевую практику, нарушает автоматизм пользования языком, влечет временное неудобство и, как следствие, оборонительную реакцию.

До недавнего прошлого источником литературной нормы считалась художественная классическая литература. В настоящее время центр нормообразования перемещается в СМИ. Расширяется состав участников коммуникации - к роли пишущих приобщаются новые слои населения, резко ослабляется, а иногда и вообще отсутствует цензура. Наблюдается демократизация литературной нормы, сближение ее с разговорной просторечной стихией и профессиональной речью. Современные исследователи пишут о стилистической нейтрализации, снятии стилистических ограничений. Меняется сам статус литературного языка, норма становится более проницаемой для бывших нелитературных языковых средств. Главная причина изменения норм - это эволюция самого языка, наличие вариантности, что обеспечивает выбор наиболее целесообразных вариантов языкового выражения.

Вариантность как языковое явление демонстрирует языковую избыточность, необходимую современному русскому языку. Современная речевая культура, отвечая растущим темпам социальной мобильности, изобилует вариантными средствами выражения, часть из которых унифицируется, регламентируется, то есть возводится в ранг литературной нормы. Основой вариантности служит конкуренция средств выражения, в результате которой побеждают варианты наиболее удобные в конкретных условиях для осуществления коммуникативной деятельности. В понятие образцовости, эталонности нормативного языкового средства все заметнее включается значение целесообразности. Таким образом, норма литературного языка - это не только социально одобряемое правило, но и правило, объективированное реальной речевой практикой и отражающее закономерности языковой системы. Ни один из критериев ее оценки не может быть признан однозначным и самодовлеющим.

В современном русском языке процесс нормализации протекает неравномерно в разных сторонах языковой системы и в разных формах реализации языка. Это связано с различиями в темпах изменения норм на разных языковых уровнях, неоднозначностью проявления стихийного и сознательного, наконец, с хронологическими этапами в жизни языка.

Для настоящего времени характерна унификация речевой практики, активное сближение и взаимодействие норм письменной и устной речи, книжного и разговорного стилей, ослабление языковой нормы в сторону ее демократизации. При этом важным оказывается сам факт установления языковой нормы, которая зависит от того, какие социальные слои общества оказываются наиболее активными в историческом процессе формирования литературной нормы. В зависимости от определенного этапа в жизни общества норма может быть в высшей степени жесткой, строго ориентированной на традиции, и, в другом случае, - отступающей от традиции, принимающей  нелитературные языковые средства. Таким образом, норма языка - понятие социально историческое и динамическое, способное качественно изменяться в рамках возможностей языковой системы. Изменение нормы как реализованной возможности языка определяется как внешними, так и внутренними факторами языковой эволюции на пути приобретения языком средств выражения большей целесообразности.

Рассматривая значимость речевой нормы, можно указать на ее культурологическую ценность, также упоминаемую в ряде работ. Авторы видят в самом существовании определенных норм залог стабильности, преемственности культурных ценностей, сохранения знаний и приоритетов, обеспечение адекватного диалога между поколениями, а также условие стабильности языка как системы.

Стабилизирующий характер нормы становится особенно заметным в наше время, в новых условиях функционирования языка, хотя нормы и приобрели «плавающий», «расшатанный» характер. Если бы норма не проявляла своей консервативности и не сопротивлялась возникающим инновациям, литературный язык не смог бы обеспечить речевую преемственность поколений. В связи с этим особую значимость приобретает темп изменения нормы. «Изменение старой нормы не должно происходить слишком быстро, потому что только в этом случае норма делает язык стабильным, помогает оставаться самим собой достаточно долгое время и тем самым позволяет сохранять культурное наследие нации, передавать его от поколения к поколению и в конечном счете давать людям возможность понимать друг друга, обеспечивать их общее языковое пространство» .

Язык, используемый в соответствии с общепринятыми нормами, становится тем средством, которое объединяет людей, граждан одного государства и носителей единой культуры в условиях интеллектуального, социального, имущественного, возрастного, образовательного неравенства, так обострившегося в наше время. «Литературный язык объединяет поколения людей, и поэтому его нормы, обеспечивающие преемственность культурно-речевых традиций, должны быть как можно более устойчивыми, стабильными» . Следует признать, что «плавающие», «гибкие» нормы не будут выполнять этой важной функции – функции преемственности речевых и культурных традиций, функции связи поколений.

«Темп изменения русского языка (точнее говоря, лексики) и вместе с тем языковых норм превысил разумные меры, что привело к частичной потере понимания многими носителями родного языка того, что является правильным и что неправильным в языковых формах и что значат некоторые слова и выражения, употребляемые в публичной речи» . Следует указать, что нормы разных уровней языка\речи изменяются с разной скоростью и в разном объеме: быстрее всего и в наибольшей степени лексика и лексико-стилистические нормы, в меньшей степени – орфоэпические и т.п. Расшатывание норм далеко не безобидно, если оно способствует потере понимания между людьми, говорящими на одном языке.

Проблема языковой нормы связывается с актуальной проблемой толерантности и языковой агрессии. Одни считают современное состояние нормативных предписаний нарушением принципа свободы каждой личности и, соответственно, толерантности, другие, напротив, видят в наличии норм способ смягчения изначальной «конфликтности» речи, а третьи считают именно современное «расшатывание» норм причиной усиления языковой агрессии.

В этом аспекте рассматриваются и орфографические нормы, которые многими исследователями оцениваются как чрезмерно жесткие. Т.М. Григорьева видит в сохранении жестких, невариативных  норм правописания черты тоталитарного мышления, связывая новую орфографическую ситуацию с процессами десоветизации. Ситуация орфографического режима целенаправленно формировалась в русском правописании параллельно тоталитарному общественному укладу начиная с 30-х годов ХХ столетия.» . Так идеи демократизации речи, успешно реализуемые в современной российской прессе, начинают проникать и в наиболее стабильные и консервативные сферы речевых норм. Вариативность написания некоторых слов уже фиксируется словарями – см., например, «Толковый словарь русского языка начала ХХI века. Актуальная лексика» - Под ред. Г.Н.Скляревской – М.: Эксмо, 2006. Однако нужно признать, что большое количество ошибок на определенное правило может свидетельствовать не только о его устарелости и недейственности, но и о низком уровне речевой культуры, прежде всего культуры письменной речи современного носителя русского языка. Причины здесь, очевидно, не столько лингвистические, сколько социальные, однако стремление «все упростить» не всегда приносит результат.

Тот факт, что язык СМИ выполняет в настоящее время функцию нормализатора, отмечен рядом исследователей. «Язык прессы обладает огромными возможностями и оказывает сильнейшее влияние на другие разновидности литературного языка и на общество в целом. За последние пятнадцать лет произошли большие изменения в типологии, стилистике и языке российской прессы. К началу ХХI века язык СМИ становится эталонным нормотворческим фактором, влияющим не только на формирование нормы современного русского литературного языка, но на этническую языковую культуру в целом, так как происходит несомненное усреднение, массовизация речевого стандарта» .

Если прежде СМИ придерживались в своей практике общелитературных норм, эталонных для всего общества, то с конца 80-х годов ХХ столетия разница между традиционными нормативными образцами и средствами выражения, принятыми в СМИ, становится все заметнее. Таким образом СМИ не только выполняют функцию формирования и закрепления нормативных образцов речи, но и сами весьма динамично изменяются, делая эти изменения достоянием миллионов потребителей, и это в тех условиях, когда литература, имеющая возможность представить иные нормативные образцы, становится все менее популярной и востребованной. Воздействию СМИ люди подвергаются почти непрерывно, даже не всегда того желая. Таким образом, средства массовой информации благодаря своей распространенности и действенности оказываются более эффективными, чем любые другие нормативные образцы.

Проникновение в публичную речь и распространение с помощью СМИ в речевой практике самых разных слоев населения элементов жаргонов, вульгаризмов и пр. можно рассматривать как одну из форм реализации тенденции к демократизации русского литературного языка.

Однако эта тенденция не является единственной. Рассматривается также и тенденция к интеллектуализации, проявляющаяся в «усложнении дискурса, в возникновении и использовании на всех уровнях языка элементов, связанных с достижениями научно-технического и общественного прогресса в ХХ в.» . Действительно,  в текстах современных публикаций в значительной мере присутствуют термины и терминологические образования, элементы профессиональных жаргонов, отражающие сферы различных наук, синтаксические конструкции, более присущие научному стилю и т.п. Эти приемы направлены на повышение убедительности текста, однако нередко они противоречат  самой идее массовой коммуникации, то есть являются непонятными широкому кругу потенциальных адресатов речи.

Язык СМИ, получивший новые импульсы развития в результате провозглашенной  свободы слова, не всегда отражает адекватный подход к трактовке этого понятия. Свобода означает отказ не только от устаревших принципов организации системы массовой информации, но и от системы норм – как речевых, так и этических. Однако современный русский язык сегодня черпает ресурсы для обновления литературной нормы именно здесь – в средствах массовой информации, в разговорной речи, хотя долгое время таким источником была художественная литература. Сменой источника формирования литературной нормы объясняется и утрата нормой прежней жесткости и однозначности.

Каков результат этой замены? Случаи неверного словоупотребления, свидетельствующие о небрежности и недостаточной грамотности авторов медиа-текстов, формируют соответствующую речевую культуру: неизбежно перемещаясь из книжной сферы употребления в разговорную, они становятся образцами для массового общения. То есть проблема состоит не только в сознательном отказе от прежних нормативных образцов и принципов, но и в элементарной неграмотности лиц, публикующих свои статьи. Недостаточно серьезная и качественная редактура лишь усугубляет проблему. Таким образом, примером для подражания нередко становятся тексты некачественные, дефектные, однако вся система российской печати ХХ века сформировала «несколько поколений советских людей, догматически доверяющих печатному слову» . Тексты СМИ становятся образцом для подражания не потому, что они являются образцовыми, а потому, что читатели привыкли видеть в них реализацию  нормы.

Таким образом трансформируется один из критериев нормативного языкового явления – освященность ее общественными языковыми авторитетами (обычно писателями и видными общественными деятелями). «Сейчас речь говорящих на русском языке, обнаруживает признаки субъективной нормативности (то есть применения нормы по своему усмотрению) и, кроме того, в полной мере подчиняется особым нормам, не подвергшимся действию кодифицирования - нормам устной речи. Пишущие же, особенно журналисты, все время играя с нормой сознательно или из-за субъективного ее применения (обычно и то и другое в целях выразительности), вольно или невольно выступают в качестве языковых авторитетов, обращающихся с кодифицированной нормой малопочтительно» . Ярким примером свободного обращения с нормой являются авторские неологизмы, широко использующиеся в текстах СМИ. Подтверждается представление о том, что «журналисты играют со словами и в слова в поисках свежих, необычных номинаций для лиц и фактов, ломая традиционные модели словообразования, грамматики, снимая табу на сочетаемость слов». Можно предположить, что далеко не все эти слова войдут в активный словарный запас всех носителей русского языка, однако сам принцип свободного обращения с нормой не может не оказать своего влияния.

В Заключении подводятся результаты исследования. Роль своеобразного «стихийного кодификатора» взяли на себя средства массовой информации: слово или выражение, появившееся в медиальном дискурсе, самим фактом своей публикации признается допустимым к использованию в повседневной речевой практике. При стилистической однородности текстов СМИ, при жесткой жанровой соотнесенности текстов, при внимательном отношении к правильности речи такая стихийная кодификация не разрушала нормативных установлений, а подтверждала их, обеспечивая целостность как функционального стиля, так и литературного языка. Изучение текстов современных СМИ показывает не отсутствие нормы, а формирование новых норм.

Размывание границ публицистического стиля превращает его в функциональный язык СМИ, обладающий самым широким набором признаков, различающихся в зависимости от характера изданий: от общедоступных до узко специализированных, от элитарных до «желтых», от деловых до развлекательных. Средства массовой информации, до недавнего времени игравшие объединяющую и предписывающую роль для формирования, поддержания и распространения единых нормативные принципов, в настоящий период в силу ряда причин способствуют быстрой смене нормативных образцов и языковой фрагментации.

Результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

  1. Скороходова Е.Ю. Теория нормы и ее реализация в текстах современных средств массовой информации. Монография. М.: «Прометей», 2006. - 212 с.
  2. Скороходова Е.Ю. О восприятии «новой» лексики. – «Ученые записки МГСУ»,  № 3, 1997, с. 134-139.
  3. Скороходова Е.Ю. Родительный приименный в современном русском языке – особенности употребления и восприятия. «Вопросы филологии», № 2(5), 2000, с. 48-55.
  4. Скороходова Е.Ю. О стилистических ошибках. – «Ученые записки МГСУ»№ 2 (22), 2001, с. 110-117.
  5. Скороходова Е.Ю. Толерантность как социолингвистическая проблема. - «Ученые записки РГСУ» , № 3, 2005, с. 192-194.
  6. Скороходова Е.Ю. Использование некодифицированной лексики в текстах СМИ.- «Филологические науки», № 3, 2006, с. 100-109.
  7. Скороходова Е.Ю. Современное состояние функционально-стилистической системы русского литературного языка. – «Вопросы филологии», № 1, 2007, с. 50-55.
  8. Скороходова Е.Ю. Некоторые аспекты современной языковой ситуации. – «Вестник Университета Российской академии образования», № 1, 2008, с. 111-112.
  9. Скороходова Е.Ю. Современные орфографические ошибки. Международная  научная конференция «Язык и культура». Тезисы докладов. – М.: 2001, с. 236.
  10. Скороходова Е.Ю. Новые орфографические ошибки. «Язык. Сознание. Коммуникация», вып. 21, М.: МАКСПресс, 2002, с. 181-184.
  11. Скороходова Е.Ю. Язык современных средств массовой информации: некоторые особенности. II Международная научная конференция «Язык и культура» – М., Медиа-Пресса, 2003, с. 388.
  12. Скороходова Е.Ю. Особенности лексики и фразеологии современного газетного текста. – Словарное наследие В.П.Жукова и пути развития русской и общей лексикографии. – Великий Новгород, 2004, с. 300-303.
  13. Скороходова Е.Ю. Публицистический стиль или язык СМИ? – Материалы международной научно-практической конференции «Социальные коммуникации: новое в науке, образовании, технологиях» - Санкт-Петербург, 2004, с. 248-250.
  14. Скороходова Е.Ю. Нормативный и коммуникативный аспект культуры речи в современном обществе. VI Международный социальный конгресс «Социальные процессы и социальные отношения в современной России». М.: РГСУ, т. 2, 2004, с. 39-41.
  15. Скороходова Е.Ю. Публицистический стиль: современное состояние и тенденции развития. - Материалы международной научной конференции «Язык в современных общественных структурах», Нижний Новгород, 2005, с. 246-249.
  16. Скороходова Е.Ю. К проблеме разграничения функциональных стилей. - III Международная конференция «Язык и культура». Тезисы докладов. М., 2005, с. 21.
  17. Скороходова Е.Ю. Языковые нормы и толерантность. - V Международный социальный конгресс «Социальная модернизация России: итоги, уроки, перспективы». М.: 2005, с. 237-238.
  18. Скороходова Е.Ю. Языковая нормы и культура. - Материалы  II Международной конференции «Язык и общество». Том 2. М.: РГСУ, 2006, с. 193-195.
  19. Скороходова Е.Ю. Ирония как ведущая стилевая черта современной публицистики. - VI Международный социальный конгресс «Глобализация: настоящее и будущее России». Материалы выступлений. Том 1. М.: РГСУ, т. 1, 2006, с. 189-190.
  20. Скороходова Е.Ю. Язык современных российских СМИ и некоторые методы его изучения. - Основные методики социолингвистического анализа современной прессы. Сборник статей. М.: РГСУ, 2006, с. 45-71.
  21. Скороходова Е.Ю. Культурологическое значение речевых норм. - IV Международная научная конференция «Язык, культура, общество». Тезисы докладов. М.: 2007, с. 225.
  22. Скороходова Е.Ю. Некоторые особенности жанровых трансформаций в современной публицистике. – «Филологические науки. Вопросы теории и практики». – Тамбов, № 1(1), 2008, с. 155-159.
  23. Скороходова Е.Ю. Методические возможности современных медиа-текстов при изучении русского языка. – «Альманах современной науки и образования». Тамбов, № 8 (15), 2008, с. 173-177.

  Данн, Дж. Найдем ли мы общий язык? Языковая фрагментация в эпоху глобализации [Текст] / Дж. Данн;  Журналистика и культура русской речи. 2004, № 4. - С. 21.

Сафарова, А.Г. Социокультурная динамика качественной газетной прессы Великобритании и США в конце ХХ – начале ХХ1 века [Текст]: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии: 24.00.01 / А.Г.Сафарова. -  М., 2004. -  С. 24.

Лаптева, О.А. Теория современного русского литературного языка [Текст]: учебник / О.А.Лаптева. – М.: Высш. шк., 2003. – С.100.

Костомаров,  В.Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа [Текст] / В.Г.Костомаров. -  Изд. 3, испр. и доп. - СПб, Златоуст, 1999. - С. 44.

Бушев, А.Б. Современные особенности языка российских СМИ (Социолингвистические заметки) [Текст] / А.Б.Бушев. - Вестник ЦМО МГУ, № 5, часть 1-2 «Филология. Культурология. Методика». – М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2005. – с.70.

Сиротинина О.Б. Хорошая речь: сдвиги в представлении о ее эталоне [Текст] / О.Б.Сиротинина. -  Русский язык сегодня.  Вып. 2. Сб. науч. статей./ РАН. Ин-т рус.яз. им В.В.Виноградова. Отв. ред. Л.П.Крысин.  – М.: Азбуковник, 2003. - С. 549.

Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика [Текст]: пособие для студентов гуманит. вузов и учащихся лицеев.- Изд. 2-е, испр. - М.: Аспект-Пресс, 1996. - С. 139.

Муравьева Н.В. Язык конфликта [Текст]. - М.: МЭИ, 2002. - С. 50.

Плещенко Т.П., Федотова Н.В., Чечет Р.Г. Основы стилистики и культуры речи [Текст]: учебное пособие для студентов вузов / Т.П.Плещенко, Н.В.Федорова, Р.Г.Чечет; под общ. ред. проф. П.П.Шубы. – Минск: Тетрасистемс, 1999. - С. 39.

Мыркин В.Я. Языковая норма: узус и кодификация [Текст]: учебное пособие для студентов гум. факультетов / В.Я.Мыркин; Мин. обр. РФ, Поморский гос. ун-т им. М.В.Ломоносова. - Архангельск: Помор. Гос. ун-т, 2002. - С.4.

Григорьева Т.М. Ситуация орфографического режима в русском письме и ее последствия /Т.М.Григорьева; Русистика на пороге ХХI века: проблемы и перспективы [Текст]: материалы международной научной конференции (Москва, 8-10 июня 2002 г.) [сост. Н.К.Онипенко] - М., ИРЯ РАН 2003 (тип. Изд Моск. Ун-та). - С. 259.

Нестерская Л.А. Российская пресса в иностранной аудитории: традиции, опыт, тенденции / Л.А.Нестерская; II международный конгресс исследователей русского языка «Русский язык: исторические судьбы и современность»[Текст]: труды и материалы; сост. М.Л.Ремнева, О.В.Дедова, А.А.Поликарпов. - М., изд. МГУ, 2004. - С. 515.

Лейчик В.М. Тенденции интеллектуализации и демократизации в современном русском языке и их выражение в публицистических текстах[Текст] / В.М.Лейчик; Актуальные проблемы лингвистики и терминоведения: международный сборник научных трудов, посв. юбилею проф. З.И.Комаровой. – Екатеринбург: [УГПУ, ИЯ РАН], 2007. – С. 135.

Лысакова И.П. Язык газеты и типология прессы. Социолингвистическое исследование[Текст] / И.П.Лысакова; СПб.: филологический ф-т СПбГУ, 2005. - С. 241.

Лаптева О.А. Двуединая сущность языковой нормы [Текст] / О.А.Лаптева; Журналистика и культура русской речи. 2003, № 1. - С. 4.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.