WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Становление метаязыка бизнеса в русском языковом пространстве

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

УСКОВА Ольга Александровна

СТАНОВЛЕНИЕ МЕТАЯЗЫКА БИЗНЕСА В РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Специальность 10.02.01 -русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Москва 2008


Работа выполнена на кафедре русского языка Центра международного образования Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова


Официальные оппоненты:

член-корр. РАО, доктор филологических наук, профессор, Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина

доктор филологических наук, профессор, факультет иностранных языков и регионоведения МГУ им.М.В. Ломоносова


Митрофанова Ольга Даниловна

Бельчиков Юлий Абрамович



доктор филологических наук, профессор, РУДН


Красина Елена Александровна



Ведущая организация:


Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена


Защита состоится «16» января 2009 г. в «15» ч. на заседании диссертационного совета Д 212.23.12 по филологическим наукам при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке  Российского университета дружбы народов.


Автореферат разослан «_ »


200     г.



Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук


Н.Ю. Нелюбова


2


Общая характеристика работы



Актуальность. Начиная с 90-х годов XX столетия и до настоящего времени, в пространстве русского языка активно идет формирование метаязыка бизнеса, что обусловлено несколькими причинами.

Прежде всего это связано с ситуацией в макро- и микроэкономике, которая характеризуется процессами глобализации и интеграции, что открывает широкие возможности для взаимовыгодного сотрудничества иностранных компаний с русскими деловыми партнерами.

Практика показывает, что во многих российских и зарубежных компаниях, работающих в России, одним из рабочих языков в сфере профессионального общения становится русский.

В последние годы наблюдается стабильное увеличение контингента иностранных граждан, заинтересованных в изучении русского языка профессионального общения в сфере бизнеса. К этой категории учащихся относятся: бизнесмены, специалисты, менеджеры, студенты вузов в России и за рубежом.

Все это требует, во-первых, изучения и адекватного описания метаязыка бизнеса как нового лингвистического феномена, а во-вторых, использование единых подходов и стандартов обучения иностранным языкам специалистов, занятых в сфере бизнеса.

Так, интеграция русского языка в европейское образовательное пространство предусматривает разработку международных вузовских курсов в области экономики и менеджмента для персонала компаний и предприятий (программа Совета Европы «Темпус III»). Сказанное выше обусловливает актуальность предлагаемого исследования.

Объектом исследования является язык профессионального общения российской бизнес-среды.

Предмет исследования - языковые единицы метаязыка бизнеса и их организация в языковом пространстве.

Цель исследования - представить контуры языкового пространства метаязыка бизнеса.

Задачи исследования.

  1. Определить контуры пространства референции метаязыка бизнеса;
  2. Определить контуры подпространства метаязыка бизнеса в пространстве русского языка;
  3. Проанализировать    концептуальную,    интенциональную    и    стилевую системы метаязыка бизнеса;
  4. Исследовать систему метаязыка бизнеса на предмет устойчивости.
  5. Проанализировать факторы, которые приводят систему в неравновесное состояние.

3


6. Проанализировать   степень   влияния   английского   языка   на   систему формирующегося метаязыка бизнеса в русском языке. Материалом для исследования послужили языковые единицы русского языка делового общения и английского языка (Business English):

  1. аутентичные тексты письменных и устных жанров деловой речи (сфера бизнеса);
  2. материалы бизнес-тренингов (ICSW 2000 v 1.0);
  3. тексты специализированных периодических изданий («The Career Forum», «Компания», «Карьера», «Элитный персонал», «Русский бизнес»

и др.);

•   материалы следующих словарей и лексических минимумов: Словарь

терминов современного предпринимательства / под ред. проф. В.В.

Морковкина. - М.: Радикс, 2002; Внешнеэкономический толковый

словарь / под ред. И.И. Фаминского. - М.: ИНФРА, 2000; Оксфордский

английский словарь терминов бизнеса / под ред. Д. Паркингсона (2005);

Большой экономический словарь / под ред. А.Б. Борисова. - М., 2006;

Финансово-экономические                     онлайновые                     словари:

http://dic.academic.ru/library.nst/fin.enc; http: //www, atlas-

capital .ru/topics/70.html; Английский экономический онлайновый словарь

Фулбрайт: http://www.fetp.edu.vn/edictionary/eDictionary.html.

Все материалы были собраны автором и проанализированы в период с 1996 г. по 2006 г.

Методы исследования, используемые в работе, отражают ее междисциплинарный характер. К ним относятся:

  1. когнитивно-концептуальный анализ;
  2. компонентный анализ;
  3. сравнительно-сопоставительный метод;
  4. контекстный анализ.

На выработку общетеоретических положений оказали влияние следующие лингвистические направления: логический анализ языка, когнитивная лингвистика, лингвосинергетика.

Научная новизна. В предлагаемом исследовании метаязык бизнеса рассматривается как язык «второго плана», используемый в определенных целях ограниченной группы пользователей и отражающий соответствующий сегмент внеязыковой реальности (бизнес-среду в России). Он естественным образом включается в пространство русского языка, где образует свое подпространство.

Подпространство метаязыка бизнеса представляет собой набор объектов, подчиненных общим правилам языкового пространства. В то же время существуют ограничения и правила, которые распространяются только на эти объекты,  в  результате  чего  происходит  сужение  языкового  пространства.

4


Следовательно, существуют специальные законы, которые действуют только в данном подпространстве.

Подпространство метаязыка бизнеса ограничено референцией, т.е. той частью действительности, которая соотнесена со сферой бизнеса и определяется его тематической и ситуативной обусловленностью, так как язык в данном случае используется для удовлетворения коммуникативных потребностей определенной группы носителей языка.

Особенность заключается в том, что референция определяет следующие составляющие языкового пространства, которые рассматриваются в рамках теории концептуальной интеграции (или смешанных ментальных пространств):

  1. концептуальное  пространство  (объекты - концепты,  общие  понятия, актуальные смыслы),
  2. интенциональное пространство (объекты - интенции, или намерения, субъектов общения),
  3. стилевое пространство (объекты - тексты).

Таким образом, в предлагаемом исследовании делается попытка представить континуальное описание метаязыка бизнеса.

Теоретическая значимость. Поскольку метаязык бизнеса находится в стадии формирования, в нем активно идут процессы становления. В силу того, что бизнес-среда в России - новое, бурно развивающееся социальное явление, язык не успевает адекватно и своевременно реагировать на появление новых видов предпринимательской деятельности и связанных с ними бизнес-процессов, что приводит языковую систему в состояние далекое от равновесия. Поэтому представляется возможным определить только контуры языкового пространства данного метаязыка.

Соответствующее языковой реальности описание метаязыка бизнеса требует использования методов различных подходов. С одной стороны, анализ конституирующей составляющей метаязыка как структурированной модели отношений позволяет определить степень устойчивости его базовых структур. Такую возможность предоставляет логический подход.

С другой стороны, следует учитывать динамический характер «живой системы» метаязыка бизнеса в единстве ее информативных и коммуникативных функций. Иными словами, необходимо проанализировать процесс становления данного метаязыка, который представляет собой открытую, неравновесную, диссипативную систему, подверженную влияниям извне (прежде всего со стороны западного экономического сообщества и английского языка). Решение этих задач возможно только с помощью методов синергетического подхода.

Для реализации заявленных целей в предлагаемом исследовании используется концепция смешанных ментальных пространств, где подпространство  метаязыка  бизнеса принимается  за  гиперпространство,  в

5


которое естественным образом включаются концептуальное, интенциональное и стилевое пространства.

Практическая значимость. Результаты проведенного исследования легли в основу разработки концепции содержания обучения русскому языку делового общения (бизнес), которая была реализована в следующих проектах.

1.       «Русский язык делового общения. Бизнес. Коммерция» (Гос. ИРЯ

им. А.С. Пушкина и Торгово-промышленная палата РФ) - система обучения и

тестирования иностранных граждан по русскому языку делового общения

среднего и продвинутого уровней (в рамках федеральной целевой программы

«Русский язык» за 1998, 2001, 2002 гг., авторский вклад - языковая

компетенция).

Для каждого уровня разработаны и опубликованы лингводидактические описания целей и содержания обучения, Стандарты и Типовые тесты (2002-2003 гг.), а также учебный комплекс «Элитный персонал и К0». Русский язык делового общения. Продвинутый сертификационный уровень/ Ускова О.А., Трушина Л.Б.-М., 2001.

Обучение и экзамены проводятся более чем в 10 европейских странах: Австрия, Болгария, Венгрия, Великобритания (МИД), Германия, Италия, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Финляндия, Чехия и др., по результатам тестирования выдаются сертификаты.

  1. «Единая российская система тестирования по русскому языку как иностранному. Сфера профессионального общения. Модуль «Бизнес». Проект проводится под эгидой Министерства образования и науки в рамках федеральной целевой программы «Русский язык» и предусматривает разработку основных научно-методических документов системы тестирования - лингводидактических описаний, лексических минимумов и модели теста (авторский коллектив - сотрудники МГУ им. М.В. Ломоносова, Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина, РУДН, авторский вклад - языковая компетенция).
  2. Интернет-проект - мультимедийный интерактивный курс дистанционного обучения русскому языку как иностранному «Новости из России» (ЦМО МГУ им. М.В. Ломоносова, авторы - А.Н. Богомолов, О.А. Ускова). Проект получил гранты федеральной целевой программы «Русский язык» в 2003 и 2004 гг. и был удостоен диплома Всероссийского Выставочного Центра (ВДНХ).

Результаты исследования могут использоваться в курсах по общему языкознанию, русскому языку, языку специальности, а также при разработке тестов по русскому языку как иностранному.

Положения, выносимые на защиту:

1. На настоящий момент можно констатировать, что в пространстве русского языка сформировалось подпространство метаязыка бизнеса. Оно, в свою  очередь,  включает в  себя  такие  пространства,  как концептуальное,

6


интенциональное и стилевое, связанные и находящиеся в прямой зависимости от пространства референции данного метаязыка.

  1. Анализ конфигураций концептуальной, интенциональной и стилевой систем позволяет сделать вывод о неравновесности системы метаязыка бизнеса в целом.
  2. В то же время система метаязыка бизнеса достаточно устойчива, поскольку образовалось собственное подпространство метаязыка бизнеса, ядро концептуальной и интенциональной систем, достаточную степень оформленности получили текстовые единицы.
  3. Концептуальное пространство формируется в значительной степени под влиянием английского языка и представляет собой конституирующую составляющую метаязыка бизнеса, что находит свое проявление в оформленности основных концептов, образующих функционально-семантические поля.
  4. Интенциональное пространство языка по природе своей является неустойчивым. Однако можно констатировать, что интенциональный строй метаязыка бизнеса уже в достаточной степени сформирован, что позволяет адекватно представить коммуникативные намерения пользователей метаязыком и обеспечить реальную коммуникацию.

6.    Стилевое пространство метаязыка бизнеса оформляется в зоне

действия конструктивно-стилевого вектора (КСВ) специальной книжности.

Однако показателем его недостаточной сформированности являются реакции

его объектов (текстов) на воздействия извне: со стороны английского языка и

других векторов языкового пространства (КСВ разговорности и масс-медиа),

что находит свое проявление в употреблении языковых средств, нарушающих

стилевые нормы.

Обоснованность и достоверность научных результатов обеспечивается опорой на фундаментальные работы в области общего языкознания, русского языка (семантика, прагматика, стилистика) и привлечением значительного по объему материала, включающего терминологическую, тематическую лексику и тексты письменной и устной речи, обслуживающие область делового общения в русском и английском языках.

Апробация работы. Результаты исследования докладывались на следующих конференциях, форумах и конгрессах: Итоги и перспективы развития методики: теория и практика преподавания русского языка и культуры России в иностранной аудитории. Международная научная конференция МАПРЯЛ (М., 1995); Актуальные вопросы обучения иностранных студентов. Межвузовская конференция (Воронеж, 1998); Конструирование педагогических тестов по русскому языку как иностранному. I Всероссийская научно-практическая конференция (М., 2003); Русское слово в мировой культуре. X Конгресс МАПРЯЛ (Санкт-Петербург, 2003); Русский

7


язык: исторические судьбы и современность. II Международный конгресс исследователей русского языка (М., 2004); Международное образование: итоги и перспективы. Международная научно-практическая конференция, посвященная 50-летнему юбилею Центра международного образования МГУ им. М.В. Ломоносова (М., 2004); Тестовые формы контроля по русскому языку как иностранному (РКИ). II Всероссийская научно-практическая конференция (М., 2005); Русский язык как иностранный: проблемы изучения, преподавания, оценки в свете общеевропейских компетенций владения иностранным языком: Международная научно-практическая конференция (Хельсинки, 2005); Проблемы преподавания русского языка в Российской Федерации и зарубежных странах. Международная конференция Министерства образования и науки Российской Федерации, МАПРЯЛ, РОПРЯЛ, МГУ им. М.В. Ломоносова (М., 2005); Устная речь. Русский язык как иностранный. Форум русистов Северной Европы: Ассоциация финских русистов, Министерство образования и науки Российской Федерации, МАПРЯЛ, РОПРЯЛ (Хельсинки, 2006); Пути и средства развития теории и практики лингводидактического тестирования. Международная научно-практическая конференция (М., 2007); Мир русского слова и русское слово в мире. XI Конгресс МАПРЯЛ (Варна, 2007).

Концептуальные положения исследования прошли также апробацию в лекционном курсе «Язык бизнеса (русский язык делового общения)» в Центре международного образования МГУ им. М.В. Ломоносова, а по учебнику «Элитный персонал и К0» проводится лекционно-семинарский курс бизнес-коммуникации в 15 университетах и учебных образовательных центрах Восточной и Западной Европы.

Структура работы. Объем и структура работы определяется целью и логикой исследования. Диссертация включает в себя введение, две части (первая часть - две главы, вторая часть - четыре главы), заключение, библиографию и два приложения.

Основное содержание работы

Во введении обосновываются актуальность, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования, определяются его объект, предмет, цели и задачи, характеризуются использованные методы.

В первой части «Метаязык бизнеса в парадигмах логики и синергетики» дается определение основных понятий и подходов данного исследования.

В первой главе «Метаязык бизнеса в свете современных направлений лингвистических исследований» рассматриваются подходы описания метаязык бизнеса. В качестве основополагающих используются, как правило, принципы двух глобальных подходов - логики и синергетики.

8


В лингвистике логический подход получил развитие в разных направлениях: «логика языка» (Г. Глисон, Г. Гийом, О. Есперсен, Б. Уорф, Н.Д. Арутюнова, Т.В. Булыгина, В.А. Звегинцев, В.Н. Переверзев, Ю.С. Степанов и др.), структурализм (К. Бюлер, Л. Ельмслев, пражский лингвистический кружок, В.Г. Гак, А.А. Зализняк, Г.В. Колшанский, И.И. Ревзин и др.), функциональная лингвистика (женевская школа, А.В. Бондарко, Е.М. Вольф, Г.А. Золотова, Д.Н. Шмелев и др.) и т. д.

Когнитивная лингвистика - разновидность логического подхода, цель лингвистического анализа - определение природы грамматики, компетенции говорящих и репрезентирующей ее системы принципов и правил (Дж. Брунер, А. Голдман, Дж. Миллер, У. Найссер, А. Ньюэлл, Н. Хомский, В.З. Демьянков, А.Е. Кибрик, Е.С. Кубрякова, Л. Ивина и др.).

Лингвосинергетика рассматривает процессы самоорганизации языка как сверхсложной системы (Аршинов В.И., В.Н. Базылев, Л.О. Бутакова, И.А. Герман, Г.Г. Молчанова, Б.Н. Пойзнер, Р.Г. Пиотровский В А. Пищальникова, Д.Л. Ситникова, И.А. Тарасова, К.Э. Штайн и др.).

Принципиально важно отметить, что все направления находятся друг с другом в отношениях дополнительности: логический - моделирование языкового пространства, его объектов и связей между ними; когнитивный -преобразование логической модели пространства в интегрированную картину языка, мышления и поведения людей в сфере бизнеса; синергетический -определение контуров пространства в условиях становления метаязыка бизнеса, а следовательно, наличия флуктуации (воздействий извне: со стороны западного экономического сообщества) и аттракторов (относительно устойчивых структур), которые предопределяют возможные пути развития данного метаязыка.

Современная лингвистика предлагает два принципиальных подхода к определению метаязыка: 1) формализованный язык, используемый для построения логических систем; 2) узкоспециализированный язык «второго» плана, призванный удовлетворять коммуникативные потребности ограниченной группы пользователей.

В первом случае проблема метаязыка изначально предполагает наличие «идеальной» логической системы. Содержанием метаязыка бизнеса в рамках данного подхода является «интенсиональный» мир смыслов (Язык-1 по Ю.С. Степанову), построенный по законам логики, имеющий связь с реальными объектами, но не обязательно «завершенный» ими.

Однако для метаязыка бизнеса характерны также черты Языка-2, определяющего элементы интенсионального мира бизнеса, и Языка-3 для создания этого мира в целом. Модель Языка-2 включает (по Ю.С. Степанову) семантику и синтактику, а в Языке-3 появляется прагматика.

В то же время следует учитывать динамику процесса становления метаязыка бизнеса, используя методы синергетического подхода.

9


Согласно утвердившемуся в современных научных исследованиях антропному принципу, новые метаязыки возникают внутри языковых систем постоянно, как только на небольшом участке существующей системы сформируются подходящие условия: в первую очередь, соответствующий сегмент реальности должен быть достаточно однородным. В данном случае такая однородность достигнута - определился новый вид деятельности (бизнес) со специфическими законами существования и метаязыком.

Таким образом, в соответствии с заявленными целями в предлагаемой работе исследуются область референции, концептуальная, интенциональная и стилевая системы метаязыка бизнеса.

Во второй главе «Языковое пространство» рассматриваются языковое пространство в свете логического подхода, пространственно-временной континуум в парадигме синергетики и теория концептуальной интеграции.

С позиций логики, языковое пространство определяет набор языковых объектов (т.е. языковых единиц) и существующий набор языковых универсалий, выражающих общие свойства, относящиеся ко всем уровням языка, которые принимаются без определения и тем самым задают аксиоматику данного пространства.

По сути, действует интегрируемая система, которая представляет собой совокупность подсистем, где исключается взаимодействие с помощью преобразователя, а также каждая из подсистем изменяется в полной изоляции от других. В силу того, что объекты пространства существуют в не зависящем от них пространстве, асистемные явления квалифицируются либо как исключения, либо как переходные между двумя или несколькими классами объектов.

Но в языковой реальности исключить взаимодействие невозможно, что означает, по мысли И. Пригожина, отказ от признания однородности динамического мира и его сводимости к интегрируемым системам.

С позиций синергетики, поведение системы в пространстве зависит от ее состояний: 1) в равновесных условиях она статична, 2) в слабо неравновесных наблюдается линейная зависимость, 3) в сильно неравновесных условиях возникают отклонения от порядка, существующего в равновесном состоянии. На глобальном уровне структуры инертны по определению, неравновесные структуры отличаются нелинейностью.

Кроме того, в равновесных и слабо неравновесных состояниях система пространственно однородна. В сильно неравновесных состояниях усиление флуктуации ведет к пространственной асимметрии, что вызывает появление новых пространственных структур в результате процессов самоорганизации.

Языковая система относится к «живым» системам, в которых (по И. Пригожину) обратная связь между следствиями и причинами является правилом, одни реакции проходят в слабо неравновесных условиях, а другие -

10


в сильно неравновесных. Именно ее открытостью внешней среде объясняется наличие одновременно разных состояний.

Категория времени в рамках логического подхода представлена на уровне понятия хронологического времени, основные характеристики которого -одномерность и однонаправленность.

Но языковые категории выражают отношение человека ко времени независимо от хронологического времени: осуществленность, настоящее, наступающее являются характеристиками трехмерного времени М. Хайдеггера, а взаимосвязь всех трех измерений представляет собой четвертое измерение.

При некотором допущении положения М. Хайдеггера являются следствием парадигмы И. Пригожина: различие между прошлым и будущим, или необратимость времени, возникает только тогда, когда система ведет себя достаточно случайным образом.





Интерпретация лингвистического времени как неодномерного явления более адекватна реальности. В силу того, что «стрела времени», или необратимость изменений системы, является одним из основных понятий синергетики, пространство существует в неразрывной связи с категорией времени как пространственно-временной континуум, в рамках которого происходит их взаимодействие. С позиций синергетики, любое языковое явление рассматривается как отдельная процессуальная стадия его эволюции с учетом того, что система содержит информацию о своем прошлом и будущем развитии.

В целом можно сказать, что логический и когнитивный подходы базируются на незыблемом основании однородности пространства и времени, симметрии. Принципиальное отличие лингвосинергетики заключается в том, что анализу подвергаются те состояния языковой системы, где эти положения нарушены, а сама система находится в неравновесном (нестабильном) состоянии.

Метаязык бизнеса в русском языковом пространстве фактически является диссипативной системой, испытывающей воздействия извне (так как сама бизнес-среда в России пока находится в стадии формирования, и язык не успевает достаточно быстро реагировать на потребности пользователей).

Для адекватного описания метаязыка бизнеса представляется актуальной теория концептуальной интеграции М. Тернера - Ж. Фоконье, которая получила распространение как «концепция смешанных ментальных пространств (блендов)».

Бленд представляет собой гибридное ментальное пространство, возникающее в результате проекции двух исходных пространств, которые не сливаются друг с другом и не переходят друг в друга, так как имеют разные объекты.

Структурное выравнивание входящих пространств происходит в общем, родовом  пространстве  (generic),  которое,     в  отличие  от нового  бленда,

11


абстрактно и схематично, а образовавшееся новое пространство не является простой суммой исходных.

Для адекватного представления пространства метаязыка бизнеса считаем возможным использовать модель блендов, представляющих собой концептуальное, интенционалъное и стилевое пространства, каждое из которых имеет свои связи с пространством референции метаязыка бизнеса.

Таким образом, подпространство метаязыка бизнеса можно определить как структурированную модель отношений между сущностями, которая обеспечивается правилами и структурными принципами, необходимыми для адекватного представления в языковом пространстве объектов, имеющих отношение к хозяйственной деятельности, их семантики и специфики в языковом пространстве.

Это подпространство мы рассматриваем как гиперпространство метаязыка бизнеса. В силу того, что данный метаязык находится в стадии становления, его система постоянно флуктуирует (т.е. испытывает возмущения). Однако, как в любой неравновесной системе, здесь можно отметить состояния-аттракторы (очаги устойчивости):

  1. для пространства референции - это поля основных бизнес-процессов: стратегия, финансы, проект, маркетинг и т.д.;
  2. для концептуального пространства - концепты и общие понятия {субъект, объект и др.), в зоне действия которых возникают актуальные смыслы;
  3. для интенционалъного пространства - базовые интенции коммуникативно-семантических групп (по Н.И. Формановской): репрезентативы, декларативы и др.;
  4. для стилевого пространства - конструктивно-стилевые векторы (по В.Г. Костомарову).

Однако представить законченную картину пространства данного метаязыка в принципе нереально, можно только очертить его контуры. В то же время достаточная оформленность входящих пространств свидетельствует о наличии определенной устойчивости метаязыка бизнеса, которая позволяет квалифицировать его как самодостаточный лингвистический феномен.

Вторая часть «Языковое пространство метаязыка бизнеса» включает в себя четыре главы, где рассматриваются входящие пространства и взаимодействие их объектов в реальной коммуникации.

В первой главе «Пространство референции метаязыка бизнеса» представлены контуры (модель ментального мира) метаязыка бизнеса, а также проанализированы отношения метаязыка и бизнес-среды.

Модель ментального мира метаязыка бизнеса включает в себя пространства его артефактного и субъектного миров, которые, в соответствии с теорией концептуальной интеграции, могут квалифицироваться как входящие.

12


К артефактам мира бизнеса относятся: продукция, хозяйственные объекты, транспортные средства, оргтехника, средства платежа и т. д. Модель интегрированной картины ментального мира (референция) данного метаязыка в основе своей содержит полную модель хозяйственной деятельности (схема).


Бизнес-деятельность охватывает такие области, как: финансовая бухгалтерия, контроллинг, управление основными средствами, управление материальными потоками, производственное планирование и управление, сбыт, управление качеством, управление проектами, управление предоставляемыми услугами, управление персоналом, офисная коммуникация.

Экстраполяция этой деятельности осуществляется в языке при помощи тематико-ситуативной обусловленности профессионального общения в сфере бизнеса. Метаязык бизнеса представляет:

  1. хозяйственные объекты (их структуру);
  2. хозяйственные процессы (процессы, протекающие на основе этих объектов);
  3. отношения субъектов, возникающие в процессе бизнес-деятельности.

Референция субъектного мира (мира личности) представляет собой отношения, которые складываются между субъектами в процессе деятельности. В свете этого положения языковая реальность метаязыка бизнеса -профессиональное общение в этой сфере.

Под профессиональным общением в сфере бизнеса понимается социальное взаимодействие, основой которого является коммерческий обмен продуктами материального и интеллектуального характера. Предметом общения является предпринимательство, включающее производство товаров,

13


оказание услуг, их финансирование, продвижение на рынок и реализацию.

Для адекватного представления такого сложного мира, как мир личности, который постоянно находится в движении, в состоянии неустойчивости, целесообразно использовать синергетический подход. С этих позиций, пространство референции метаязыка бизнеса определяется его тематической и ситуативной обусловленностью. В качестве аттракторов данного пространства выступают поля основных бизнес-процессов, включающие темы, подтемы, в зоне действия которых возникают ситуации общения. Достижение экстралингвистических целей осуществляется коммуникантами через решение соответствующих коммуникативных задач.

Конституирующий характер этих составляющих определяется тем, что через них раскрывается модель речевого поведения пользователя метаязыком (Приложение I «Поля референции субъектного мира метаязыка бизнеса»).

Организацию пространства референции, соотносимого с пространством метаязыка бизнеса, можно представить в виде связанных между собой полей: стратегия; финансы; проект; маркетинг и продажи; логистика; HR (человеческиересурсы); PR (связи с общественностью).

Для каждой темы соответствующего поля референции существуют свои типичные ситуации общения, включающие: а. функциональное место общения (офис; место проведения аукциона; центры розничной сети и т.д.), Ь. социальные роли коммуникантов (потенциальные участники общения: менеджер, акционер, эксперт, специалист и т. д.), с. целъ их общения (определение перспектив развития компании, заключение договора, увеличение объема продаж, приобретение объекта торгов и т.д.). Достижение целей осуществляется через решение коммуникативных задач: обмен информацией, обсуждение проблемы, аргументация мнения, представление проекта, оценка ситуации и т.д.

Однако помимо полей основных бизнес-процесов, в пространстве метаязыка бизнеса возникает особая зона межкультурной коммуникации, связанная, в свою очередь, с корпоративной культурой.

Уровень корпоративной культуры компании имеет реальную стоимость и оценивается как деловая репутация. Этот параметр закладывается в расчеты будущей прибыли и относится к нематериальным необоротным активам.

В контексте проблемы соотношения языка и культуры метаязык бизнеса в определенной степени является продуктом корпоративной культуры, с одной стороны, а с другой стороны - важнейшим фактором ее развития.

Проведенное исследование позволило констатировать следующее.

Уровень хаотичности системы метаязыка бизнеса соответствует состоянию внеязыковой реальности (его «окружающей среды»), в условиях которой разворачиваются процессы становления и функционирования данного метаязыка.

В этой ситуации представленные в исследовании тематико-ситуативные

14


характеристики соответствующего пространства референции имеют высокий уровень вероятности и в определенной степени условны.

В процессе реальной бизнес-деятельности могут возникнуть и уже возникают новые модификации и конфигурации пространства референции, так как внеязыковая реальность порождает новые виды бизнеса и соответствующие бизнес-процессы, которые не были представлены в данном исследовании.

В то же время можно констатировать, что пространство референции метаязыка бизнеса в основном сформировано в силу того, что базовые бизнес-процессы получили свою оформленность и расширение данного пространства происходит на основе развития данных процессов.

Во второй главе «Концептуальное пространства метаязыка бизнеса» обозначены контуры исследуемого пространства, даны определения концепта, понятия, актуального смысла, а также представлены языковые средства их выражения.

Метаязык как факт языковой реальности возникает только тогда, когда сформировано его концептуальное пространство, которое определяет его конституирующую составляющую.

На настоящий момент можно констатировать, что за период 1990-2006 гг. концептуальное пространство метаязыка бизнеса в определенной степени сформировалось и является достаточно устойчивым. При этом оно остается открытым, и сам процесс его организации продолжается.

Объектами концептуального пространства являются концепты, общие понятия и актуальные смыслы. Интерпретация этих объектов требует синтеза разных подходов: концепты, общие понятия - логического и когнитивного, актуальные смыслы - когнитивного и синергетического.

Полностью детерминированное движение системы метаязыка бизнеса задают концепты: базовые {бизнес, товар, менеджмент) и концепты основных бизнес-процессов {стратегия, финансы, маркетинг, логистика, HR, PR).

Каждый концепт закреплен за определенным сегментом гиперпространства метаязыка бизнеса и является сжатой номинацией сегмента действительности.

Контуры концептуального пространства метаязыка бизнеса определяют базовые концепты, так как обладают доминантным смыслом, который позволяет ограничивать языковое пространство в целом, с одной стороны, и притягивать неограниченное количество смысловых элементов - с другой.

В то же время пространство концептов основных бизнес-процессов приобретает форму функционально-семантических полей (ФСП), которые коррелируют с полями референции. Иными словами, прослеживается связь языковой системы и внеязыковой реальности.

Однако следует отметить, что не все поля референции имеют соответствующую корреляцию с концептом. Так, бизнес-процесс «Проект» в языковой реальности соответствует понятию, а не концепту. Дело в том, что

15


понятие проект не имеет дополнительных, «пассивных» признаков, которые лежат в основе представлений, ассоциаций и в совокупности образуют структуру концепта. Это обстоятельство, в свою очередь, препятствует формированию автономного ФСП, как у концепта, оно само становится органической частью ФСП «Стратегия», где концепт стратегия представляет собой концепцию бизнеса, а понятие проект - ее реализацию. Таким образом, внеязыковая и языковая реальности соотносимы, но не идентичны.

В пространстве каждого ФСП действуют номинации (тематическая лексика, например, акционер, инвестор, прибыль), развернутые номинации (устойчивые словосочетания, например, грузовой манифест, договор купли-продажи, спецификации производства) и характерные для данного метаязыка обороты речи (например, акции падают / растут, доминировать на рынке, квалифицировать товар как...).

Соотношение этих единиц внутри каждого ФСП различно. Так, например, преобладание номинаций (терминология и тематическая лексика) характерно для ФСП «Финансы» (пошлина, баланс, акциз), ФСП «Логистика» {декларант, диспач, демередж;). В то же время для ФСП «Стратегия» характерно наличие не терминологии, а тематической лексики, например, миссия компании, экспертная оценка, линейка продуктов и т. д. Контуры каждого ФСП представлены в Приложении II «Функционально-семантические поля концептов основных бизнес-процессов».

Значительное влияние английского языка наблюдается в зоне действия концептов маркетинг (например, бренд, брокер, бонус, дистрибьютор, оферта, фьючерс и т.д.), HR (например, бенефит, коучинг, тренинг и т.д.), PR (например, промоушн, имидж;, миссия и т.д.), обслуживающих принципиально новые для российской бизнес-среды виды деятельности. Для ФСП «HR» и «PR», помимо лексических заимствований характерно большое количество производных, образованных путем словосложения: PR-акция, PR-бюджет, PR-кампания; HR-политика, HR-программа, HR-стилъ.

Наличие в системе русского языка таких номинаций, как HR и PR, которые уже вышли за пределы метаязыка бизнеса, доказывает, что идут процессы самоорганизации системы. Это находит проявление, в первую очередь, в формотворчестве: например, отмеченные номинации имеют свои производные эйчарить («заниматься подбором персонала»), пиарить («продвигать, делать известным»). Именно формотворчество обусловливает динамику движения языка, объединяя форму как содержание и форму как выражение.

Анализ номинаций метаязыка бизнеса показывает также наличие большого числа асистемных образований, нарушающих правила лексической сочетаемости, типа грузовой манифест.

С позиций лингвосинергетики подобные явления, т.е. актуальные языковые единицы, рассматриваются как флуктуации, возникающие в системе

16


в результате ее взаимодействия с внешней средой. Активизация этого процесса наблюдается в период появления новой реальности и формирования нового метаязыка.

Так, обращает на себя внимание тот факт, что все основные концепты метаязыка бизнеса - слова иноязычного происхождения. Одни из них давно освоены русским языком {стратегия, финансы), другие к настоящему моменту достаточно адаптированы (маркетинг, логистика). Третьи воспринимаются как нечто инородное (HR, PR), что связано с отсутствием в языковой системе адекватной номинации, так как обозначенные бизнес-процессы представляют собой новые реалии.

Сам факт такого ограничения возможностей языковой системы доказывает, что язык находится в неравновесном состоянии, что требует активизации механизмов самоорганизации языка.

В то же время отмечается определенная устойчивость системы, которую обеспечивают, прежде всего, терминология (ваучер, дистрибьютор, дилер) и тематическая лексика (например, договор, агент, платежеспособность). Развернутые номинации образуются по правилам языковой системы, например, покупательная способность (рубля) и покупательский спрос.

Однако в пространстве метаязыка бизнеса возникают флуктуации, которые приводят к сдвигам в языковой системе. Так, «несанкционированное» позиционирование как существительных pluralia tantum получили некоторые лексические единицы: например, затраты (единовременные, капитальные, текущие), инвестиции (прямые, реальные, частные), хотя языковая система требует наличия противопоставления у данных существительных форм единственного и множественного числа: затрата - затраты, инвестиция -инвестиции.

Флуктуации в системе русского языка возникают и тогда, когда накладываются ограничения на употребление антонимических пар. Например, оппозиция твердый / мягкий, закрепленная в семантической системе русского языка, нерелевантна для пространства метаязыка бизнеса, так как возникает запрет на употребление этой пары антонимических прилагательных в сочетании с существительным предложение. В данном случае узуальной является расширенная номинация твердое предложение. Наличие такой номинации, тем более узуальной, нарушает законы лексической сочетаемости в русском языке, где системной считается, например, номинация встречное предложение.

Появление таких номинаций и закрепление их как узуальных, а следовательно, системных, происходит в результате нехватки языковых средств для обозначения фактов реальности.

При этом происходит семантический сдвиг. Но флуктуации (которыми фактически являются эти номинации) принимаются системой, закрепляются в ней и даже начинают в какой-то степени перестраивать систему, вводя свои

17


ограничения сочетаемости.

Появление и наличие в языке актуальных единиц является свидетельством того, что языковая система активно взаимодействует с окружающей средой, имеет большой потенциал и пытается оперативно реагировать, т.е. достаточно успешно функционирует. Таким образом, порождение актуальных единиц - неотъемлемое свойство языковой системы, а значит, актуальные единицы следует квалифицировать как языковые.

Было бы неверным, однако, считать, что процесс формирования метаязыка бизнеса складывается исключительно на основе нарушения аксиоматики семантического пространства русского языка. В языковой системе достаточно ресурсов, чтобы адекватно отреагировать на требования времени и обеспечить коммуникативные потребности носителей языка. Так, достаточно частотны расширенные номинации, образованные при помощи метафоризации, например, ходовой товар, головное предприятие и т.д.

Использование стандартных приемов обеспечивает устойчивость системе нового метаязыка, которая отмечается, прежде всего, в зоне действия ФСП «Стратегия» и «Финансы». Именно здесь процент заимствований невелик и, в основном, используется устоявшаяся терминологическая лексика. Однако встречаются новые значения слов, развивающиеся под влиянием английского языка, например, команда («коллектив единомышленников») от англ. team {«One team - one family»). Значительное количество новых слов (около 30%) содержат ФСП «Маркетинг», «Логистика», «HR» и «PR» в силу принципиальной новизны этих бизнес-процессов.

В то же время, можно констатировать, что этап иноязычного заимствования прошел. Начиная с 2000 года, отмечается интенсивное развитие процесса замены англицизмов русскими словами, например, топ-менеджмент (TOP-management) - руководство, СЕО - генеральный менеджер, управляющий, председатель совета директоров (дифференциация и конкретизация позиции в зависимости от официального статуса организации). На настоящий момент одновременно используется достаточное количество дублетов, по уровню частотности приближающееся к соотношению 50:50. Однако сам факт замены английских слов русскими весьма примечателен и говорит о том, что языковая система справилась с ситуацией и начинает адекватно реагировать на запросы пользователей. Таким образом, можно констатировать, что концепты и их ФСП в значительной степени сформировали конституирующую составляющую метаязыка бизнеса.

Динамическое развитие концептуальной системы метаязыка бизнеса осуществляется в результате появления актуальных смыслов (АС), которые могут быть выражены при помощи языковых единиц разных уровней: лексических единиц - номинации субъекта: менеджер, дистрибьютор (АС «квалификация лица по роду деятельности») и объекта: компания, холдинг, концерн    (АС    «квалификация    объекта»);    синтаксических    единиц    -

18


словосочетаний (развернутых номинаций): генеральный директор, специалист по связям с общественностью (АС «квалификация лица по роду деятельности»), акционерное общество (АС «квалификация объекта»), сроком на 5 дней (АС «длительность») и предложений-высказываний: Качество изделий отличается от качества образцов (АС «соответствие / несоответствие); текста. Требования к кандидату на вакантную должность: опыт работы от 2-х лет; знание бизнес-процессов и т.д. (АС «профессиональные качества лица»). Актуальные смыслы, получившие оформленность на уровне слова, могут быть выражены понятиями: цена, стоимость, купля-продажа и т. д.

Системы актуальных смыслов принципиально существуют как открытые нелинейные неустойчивые системы. В этом состоянии динамическая система активно использует разнообразные ассоциации, что интенсифицирует процессы поиска ее устойчивого состояния и структурирования.

Для любого метаязыка существуют свои актуальные смыслы. Формирование концептуального пространства, наполненного смыслами, актуальными для определенного сегмента действительности, является свидетельством формирования метаязыка как языковой реальности.

Однако следует учесть, что возникающая система смыслов имеет неустойчивое равновесие, которое сохраняется за счет языковых репрезентантов, обладающих относительной устойчивостью в социуме и дискретностью. При этом наличие такой системы репрезентантов не останавливает ход синергетических процессов. Тем не менее, она не только указывает на временное состояние относительной устойчивости, но и представляет его материальную сторону.

В то же время в метаязыке бизнеса встречаются смыслы вербальных репрезентантов, которые в силу отсутствия необходимых знаний об обозначаемых ими реалиях действительности остаются неясными не только для большинства носителей русского языка, но и для многих пользователей данным метаязыком. Как правило, это относится к терминам иноязычного происхождения. Например, номинации аутсорсинг и фрилансер в пространстве русского языка еще не адаптированы, так как в российской действительности обозначаемые ими реалии не имеют широкого распространения. Наличие номинаций, которые требуют дополнительного толкования, возникающие для выражения новых актуальных смыслов, - признак любого нового метаязыка, который находится в стадии становления.

В силу неравновесного состояния системы на данный момент, объекты концептуального пространства не равнозначны. Так, концепты и общие понятия (т.е. философские и логические категории) представляют конституирующую составляющую метаязыка и позволяют анализировать языковые явления в рамках логического подхода. Однако концепты образуют ядро системы, а  общие понятия  выступают в качестве аттракторов, в зоне

19


притяжения которых появляются актуальные смыслы.

Для метаязыка бизнеса актуальны следующие логико-философские категории: субъект, объект, качество, количество, пространство, время, движение, а также логические категории, которые характеризуют отношения: соответствие / несоответствие, тождество, условие. Далее представлены характеристики аттракторов.

Аттрактор субъектности. Актуальные смыслы: квалификация субъекта по социальному статусу, по отношению к другому лицу (партнеру), по отношению к собирательному субъекту, по роду деятельности; характеристика субъекта (деятельность); оценка субъекта (объективная / субъективная).

Аттрактор - объект. Актуальные смыслы: характеристика объекта (общая характеристика и структура объекта); качество объекта; количество объекта (объём); оценка объекта (объективная).

Аттрактор - пространство. Актуальные смыслы: местонахождение объекта, место реализации объекта, место функционирования, размещение объекта.

Аттрактор - время. Для метаязыка бизнеса характерно использование понятия хронологического времени; актуальные смыслы: время исполнения, длительность, момент времени.

Аттрактор - движение. Актуальные смыслы: транспозиция, транспортировка объекта, перемещение (субъекта, объекта).

Аттрактор - отношения. Актуальные смыслы: соответствие/ несоответствие, тождество / равенство, условие, действия и реакции: инициация, распределение объекта, содействие, взаимодействие, контроль, санкции, предложение объекта, реализация объекта, обмен объектами, аккумулирование объектов и т.д.

Исследование показывает, что вероятное направление развертывания концептуального пространства метаязыка бизнеса определяют в основном аттракторы субъектности, объекта и отношений.

Представленная система далеко не безупречна в логическом отношении. Примеры вербальных реализаций иллюстрируют положение о близости понятия и актуального смысла: и те, и другие концентрируются в зоне притяжения общих понятий, тем самым образуя концептуальное пространство.

Однако следует иметь в виду, что конструирование АС происходит в условиях самоорганизующейся языковой реальности и в первую очередь именно они определяют динамику движения языка. В связи с этим строгая классификация концептов, понятий и актуальных смыслов на одних основаниях, как того требует логический подход, невозможна.

Общие понятия могут выступать как в качестве аттракторов для актуальных смыслов метаязыка бизнеса (например, логико-философские категории   субъекта,   объекта,   времени,   пространства,   движения),  так  и

20


непосредственно порождать новые актуальные смыслы (например, категория субъекта раскрывается через АС, связанных с квалификацией, идентификацией, характеристикой, деятельностью субъекта).

В то же время некоторые флуктуации (применительно к языковой системе - новые актуальные смыслы) могут сами образовывать зону аттрактора. Так, в качестве аттрактора выступает АС «действия и реакции», к которому тяготеют такие актуальные смыслы, как «инициация», «содействие», «взаимодействие», «санкции».

Поведение объектов концептуального пространства показывает, как происходит самоорганизация системы метаязыка бизнеса, демонстрирует ее открытость в каждой конкретной точке (любой актуальный смысл может быть выражен языковыми средствами разных уровней), отсутствие формальной зависимости между АС и уровнями языковых средств их выражения, нелинейность (многообразие вариантов вербализации АС без явного предпочтения какого-то конкретного), диссипативность (размытость вербальных реализаций АС, т.е. отсутствие прямой номинации в структуре высказывания).

Достаточно большое разнообразие актуальных смыслов и значительное количество аттракторов доказывают неоднородность концептуального пространства данного метаязыка. Кроме того, появление нового смысла приводит к развитию неоднородности пространственно-временного континуума в языке, что, в свою очередь, вызывает изменения на уровне содержания, предполагающие трансформацию в самых глубинных структурах, т.е. речь идет об изменениях языковой системы. Так, общие понятия качество и количество в пространстве метаязыка бизнеса являются исключительно характеристиками объекта.

Изменения языковой системы характерны для периодов сдвигов устоявшихся значений и смыслов, которые подошли к пределу своего применения. Следы этого процесса отмечаются, например, в зафиксированных нарушениях языковой нормы. Так, выражение техника продаж фактически игнорирует требование использования существительного продажа только в единственном числе. Конечно, эти факты нельзя рассматривать, как кардинальные перемены в языковой системе русского языка, однако такого рода флуктуации возникают тогда, когда в языке начинает складываться новая реальность (в данном случае - метаязык).

Следует также учитывать то обстоятельство, что достаточно хаотичное, неравновесное состояние языка в сфере бизнес-среды, открывает новые возможности для языковой системы и задает векторы ее развития.

Появление новых реалий и вслед за этим формирование бизнес-среды приводит язык в движение: появляется актуальная недостаточность смыслов, что приводит к нарушению языковых норм. Языковая система в целом оказывается в состоянии неравновесия, нестабильности, как  и бизнес-среда, в

21


которой еще не установилось локальное равновесие.

Однако проведенное исследование позволяет констатировать, что в русском языковом пространстве возникает новая система смыслов, инициированная исходной системой, но не равная совокупности всех ее смыслов. Концепты и общие понятия начинают определенным образом организовывать концептуальное пространство метаязыка бизнеса, выступая в качестве аттракторов.

Таким образом, отмеченные факторы свидетельствуют о том, что намечается детерминированность возможных путей развертывания языковой деятельности в сфере бизнеса при помощи средств системы русского языка.

В третьей главе «Интенциональное пространство метаязыка бизнеса» обозначены контуры исследуемого пространства. Для адекватного представления его объектов потребовались методы как логического (и, частично, когнитивного), так и синергетического подходов.

Логический подход позволил выделить и определить интенциональное пространство метаязыка бизнеса в гиперпространстве русского языка, представить интенции и языковые средства их выражения.

Синергетический подход дал возможность увидеть динамику процесса, определить состояние языковой реальности, степень устойчивости системы, состояния-аттракторы, оказывающие влияние на формирование нового «порядка», а также установить взаимодействие объектов концептуального и интенционального пространств, представить реальную коммуникацию в пространстве метаязыка бизнеса.

Интенциональный строй не менее, а во многом даже и более динамичен, чем другие входные пространства метаязыка бизнеса. Относительная устойчивость (состояния-аттракторы) данного пространства возникает в зонах действия базовых интенций (информирование, волеизъявление, побуждение, обязательства, выражение эмоций, запрос информации, установление контакта), которые формируют коммуникативно-семантические группы: репрезентативы, декларативы, директивы, комиссивы, экспрессивы, рогативы, контактивы (по Н.И. Формановской).

Эти семь групп интенций релевантны для языкового пространства в целом. Для подпространства метаязыка бизнеса действуют ограничения, нацеленные на использование только тех интенций, которые обеспечивают бизнес-коммуникацию.

Самую сильную зону устойчивости в процессе становления интенционального пространства метаязыка, которая в миниатюре представляет «мир бизнеса» с точки зрения коммуникации, образует аттрактор -информирование. Интенции сообщения {репрезентативы): фактическая информация, сообщение, информированность / неинформированность, обозначение темы совещания / переговоров, выражение главного в обсуждении,   последовательность   действий  / этапов,   обобщение / итог,

22


аргументация / обоснование / доказательство, констатация, акцентирование, уточнение, условие, утверждение, предположение / прогноз.

Другие аттракторы так или иначе связаны с аттрактором информирования, но, тем не менее, обладают своей спецификой.

Аттрактор - волеизъявления. Интенции (декларативы): мнение, необходимость, возможность / невозможность, приемлемость / неприемлемость, заинтересованность / незаинтересованность, готовность / неготовность.

Аттрактор - побуждения. Возникают иктешщи-директивы двух видов. Инъюнктивы (собственно побуждения): приказ, поручение, команда, требование, претензия, разрешение / запрещение, согласие / отказ, ограничение, принуждение.

Адвисивы (советы): совет, рекомендация, предостережение / предупреждение, предложение, просьба, убеждение, упрашивание / уговаривание /увещевание.

Аттрактор - обязательства. Интенции {комиссией): гарантии, обязательства, обязанности. Зона действия данного аттрактора ограничена, так как интенции характеризуются максимальной конкретностью. Тем не менее, данная группа интенций является одной из важнейших, которые формируют интенциональную систему метаязыка бизнеса.

Аттрактор - запрос информации. Интенции (рогативы) реализуются в форме вопросов и запросов: общие вопросы; запросы (запрос информации; запрос мнения; запрос согласия; запрос наличия интереса; запрос наличия удовлетворенности; запрос возможности).

Зона действия данного аттрактора достаточно обширна. Это связано с тем, что наличие информации является главным условием эффективного осуществления предпринимательской деятельности.

Все интенции запроса, так или иначе, связаны с получением информации: по сути, они являются производными базовой интенции. Например, «запрос мнения» можно интерпретировать как «запрос информации с целью выяснить отношение партнера к определенным действиями», а «запрос согласия» является производным «запроса мнения»: «запрос информации с целью выяснить отношение партнера (положительное / отрицательное) по поводу ведения определенных бизнес-процессов». Однако градация запросов играет, безусловно, важную роль в становлении интенциональной системы метаязыка бизнеса: качественное расширение зоны данного аттрактора прямо пропорционально развитию данного метаязыка.

Аттрактор - выражение эмоций. Интенции (экспрессивы): удовлетворение, уверенность, убежденность, одобрение, сожаление, сомнение, намерение / стремление.

Вопреки представлению о том, что бизнес-среда не отличается эмоциональностью, следует отметить, что бизнес-деятельность - это, прежде

23


всего, партнерство, а следовательно, умение установить контакт, что в принципе невозможно без применения средств языковой экспрессии.

В свою очередь, интенциональное пространство данного метаязыка, объекты которого обеспечивают речевую коммуникацию, предоставляет в распоряжение пользователя достаточно разнообразные возможности языковой системы для проявления эмоций с целью достижения экстралингвистических целей общения.

Помимо интенций, без которых бизнес-коммуникация становится невозможной, в процессе профессионального общения иногда используются интенции, характеризующиеся «эмоциональной избыточностью», например, радость (Как хорошо, что Вы сообщили нам об этом!).

Такие случаи можно квалифицировать как флуктуации системы, которые в большинстве своем являются ситуативными, т.е. не становятся правилом, что свидетельствует о достаточной сформированности интенциональной системы метаязыка бизнеса.

Аттрактор - установление контакта с другим субъектом. В интенциональном пространстве метаязыка бизнеса количество контактивов сокращено, как правило, используются следующие: установление контакта (приветствие, представление себя или другого лица, реакция на представление), ссылка на предыдущий контакт, извинение, благодарность, прощание.

Очевидно, что невозможно отметить все интенции, релевантные для метаязыка бизнеса: очерченный контур данного пространства может быть расширен в любой его точке. Тем более, что интенциональное пространство охватывает сферу дискурса, а, следовательно, демонстрирует еще большую открытость, диссипативность и нелинейность языковой системы.

Отмеченные семь групп, с одной стороны, выступают в качестве конституирующей составляющей метаязыка бизнеса. С другой стороны, в ситуации, когда языковая система находится в состоянии неравновесности, именно они становятся аттракторами интенционального пространства. Это означает, что некоторая интенция, принципиально актуальная для метаязыка бизнеса в определенный момент, может взять на себя роль аттрактора.

В качестве интенций, определяющих специфику данного пространства, отметим следующие. Репрезентативы: информирование; сообщения; аргументация; акцентирование; условия; последовательность действий / этапов; иллюстрирование / показ; учет. Комиссивы: обязательства; обязанности; гарантии. Экспрессивы: одобрение /неодобрение; претензия. К этим интенциям можно добавить запросы, используемые преимущественно в устных жанрах текстов. Однако это не означает, что существуют какие-либо ограничения на использование других интенций: в реальном общении выбор интенций определяется коммуникативными задачами.

24


Таким образом, наличие системы и организации объектов интенционального пространства дает основания констатировать достаточную устойчивость данного пространства метаязыка бизнеса.

Однако конкретный продукт языковой деятельности - высказывание (или текст) - возникает только в результате взаимодействия входящих пространств. Так, в речевых актах происходит взаимодействие актуальных смыслов и интенций. Например, высказывание Фирма «Вегас» производит мебель для офиса заключает в себе вербальную реализацию актуального смысла «направление деятельности объекта» и содержит интенцию информирования (фактическая информация) или высказывание АО «Царицыно» - это одно из крупнейших мясоперерабатывающих предприятий Московского региона содержит АС «идентификация объекта» («экономико-юридический статус») и интенцию информирования.

В исследовании показано, что наблюдается некоторая взаимозависимость актуальных смыслов и интенций, которая в известной степени является детерминированной ситуацией общения (т.е. влиянием пространства референции). Например, АС «санкции» - интенция аргументации: В связи с задержкой в предоставлении Вами банковской гарантии мы вынуждены приостановить поставку; АС «условие» - интенция коррекции: Если товары продаются на условиях «ФОБ», покупатель несет ответственность, даже если продавец по просьбе покупателя принял на себя оформление страхового полиса.

В то же время в большинстве случаев жесткой закрепленности определенного набора интенций за актуальными смыслами нет и быть не может в силу глобальной открытости языковой системы. Так, интенции одобрения / комплиментарности, как правило, взаимодействуют с АС оценки: Ваша продукция пользуется превосходной репутацией во многих странах. Однако обратной зависимости не отмечается: АС оценки могут использоваться вместе с интенцией акцентирования, а также иллюстрирования / показа: Крупнейшая в мире специализированная фирма по морским перевозкам «Совфрахт» - к вашим услугам! (акцентирование); Компьютерная диагностика, качественный ремонт, новый автодизайн! (иллюстрирование / показ).

Взаимодействие актуальных смыслов и интенций подтверждают идею о существовании смешанных блендов. Анализ языковых средств выражения актуальных смыслов и интенций показывает, что для вербализации актуальных смыслов используются достаточно простые структуры высказываний. Проявление интенциональности вызывает усложнение формальной стороны высказывания. Иными словами, взаимодействие объектов концептуального и интенционального пространств требует более сложной структуры и участия специфических (лексических) средств.

25


Однако структура реальных высказываний не является простой суммой формул актуального смысла и интенций. Универсальность языковых средств позволяет в реальной языковой практике создавать структуры, удовлетворяющие одновременно требованиям формализации как актуальных смыслов, так и интенций. Это становится возможным благодаря нелинейности и открытости языковой системы, следствием чего является многовариантность использования языкового знака.

Отсутствие жесткой закрепленности АС - интенций является следствием того, что в реальном общении используются сложные интенции, характерные для развернутых высказываний. Например, констатация + аргументация + обеспокоенность: Хотя в целом ситуация остается стабильной и предсказуемой, однако на нашем направлении наметились негативные тенденции, которые обусловлены очень агрессивной маркетинговой политикой наших конкурентов.

Тем не менее, закономерности перехода языковой системы из одного состояния в другое существуют: они предзадаются системой аттракторов, в качестве которых, по нашему мнению, выступают диалогообразующие {обсуждать, дискутировать, спорить и др.) и монологообразующие интенции {определять, аргументировать, рассуждать и др.), реализация которых лежит в области целого текста. Именно эти закономерности и дают возможность выявить специфику объектов интенционального пространства.

Однако часто происходит так, что в реальном общении монолог переходит в диалог и, наоборот, в качестве аттракторов начинают выступать, «малозначительные» интенции, система начинает действовать вопреки ее детерминированности. С позиций синергетики, такое поведение языковой системы - естественное состояние развивающейся материи (в данном случае -языковой).

Взаимодействие объектов пространства референции и входящих пространств метаязыка бизнеса (концептуального и интенционального) происходит в условиях реальной коммуникации, которая определяется ситуацией и связанной с ней программой речевого поведения. При этом, как показывает исследование, объекты интенционального пространства оказываются определяющими и предзадают выбор языковых средств и объектов концептуального пространства.

Таким образом, в настоящее время интенциональный строй метаязыка бизнеса, необходимый для того, чтобы обеспечить реальную коммуникацию, сформирован в достаточной степени.

Несмотря на свойственную интенциональному пространству неустойчивость, можно констатировать наличие ядра данной системы -базовых интенций, выступающих в качестве аттракторов.

26


Действующие ограничения на употребление интенций, релевантных для языкового пространства в целом, обеспечивают функционирование тех из них, которые отвечают за бизнес-коммуникацию.

В процессе реальной коммуникации объекты интенционального пространства определяют выбор объектов концептуального пространства и языковых средств их вербальной реализации.

В четвертой главе «Стилевое пространство метаязыка бизнеса» обозначены контуры исследуемого пространства, объектами которого являются тексты деловой устной и письменной речи (т.е. конечный продукт языковой деятельности).

В рамках логического подхода тексты классифицируются в зависимости или от содержания (референция), или от установки (намерения). Так, стилевое пространство можно рассматривать как пространство реализации интенций, где тексты выступают как языковые средства выражения интенций. Соотношение жанров текстов делового общения и интенций коммуникантов достаточно четко прослеживается, например, интенция «предложение» - жанр: оферта и

др.

Однако в условиях реальной коммуникации текст должен адекватно отражать все аспекты, т.е. логический подход оказывается недостаточным: возникает необходимость в континуальном описании языка. Иными словами, встает вопрос об организации объектов стилевого пространства. Следует также подчеркнуть тот факт, что все объекты других пространств (концептуального и интенционального), в конечном счете, «обслуживают» именно тексты.

Нередко для языкового выражения интенций и актуальных смыслов, возникающих в зоне действия определенных аттракторов, бывает недостаточно использования единиц уровней слова или высказывания, и вербальная реализация оказывается возможной только на уровне текста. Подобные ситуации являются типичными для новых метаязыков, переживающих период своего становления.

Адекватный анализ объектов стилевого пространства (текстов) предполагает учет разных факторов, важнейшие из которых - внеязыковая доминанта и языковая логика конструирования текстов - находятся в отношениях взаимозависимости.

Иными словами, с одной стороны, коммуникативные задачи речевой ситуации, ее условия и форма реализации определяют композиционную структуру стиля, а с другой стороны, в языковой реальности отмечается взаимодействие стилей, отражающее сдвиги внеязыковой реальности. Речь идет о флуктуациях языковой системы и развертывании процессов ее самоорганизации. В зависимости от изменений пространства референции происходят изменения и в стилевых, и стилистических средствах.

Так, жанр совещание (один из основных устных жанров) по своей тематике   требует    официального    стиля.    Однако    в    реальном    общении

27


наблюдается смешение стилей, связанное с тем, что участники ситуации должны решать разные, часто диаметрально противоположные коммуникативные задачи: отстоять определенную позицию, убедить своих коллег в правильности предлагаемых решений и в результате достигнуть поставленной цели общения.

При этом используются без каких-либо ограничений выразительные средства, в том числе и не характерные для официально-делового стиля. Например, при обсуждении проблемы сохранения позиций компании на рынке, речь менеджера по развитию бизнеса была достаточно образной и эмоциональной: Я предлагаю бить врага его же оружием. Если наши конкуренты агрессивно продвигают свой товар на рынок путем организации грамотной рекламной кампании, а также многочисленных конференций и выставок с привлечением потенциальных покупателей, давайте и мы сделаем то же самое.

В приведенном примере, несомненно, наблюдаются отклонения от языковой нормы и их можно квалифицировать как флуктуации системы. Однако подобного рода флуктуации не разрушают целостности текста и, следовательно, успешно подавляются языковой системой, что является свидетельством ее устойчивости и достаточной сформированности метаязыка бизнеса в пространстве русского языка.

Для адекватного представления стилевого пространства нам представляется плодотворной идея В.Г. Костомарова о конструктивно-стилевых векторах (КСВ), представляющих собой абстрактные стилевые установки, функция которых - определять специфические направления выбора языковых средств и способов конструирования текстов, используя ту базу данных, которая имеется в распоряжении языковой системы.

Главное назначение КСВ - перевод внеязыковой действительности (в данном случае - пространства референции бизнес-среды) в языковую (или в языковое пространство, соответственно). Такой переход становится возможным в силу того, что векторы, с одной стороны, «предзадают» в некоторой степени способы решения коммуникативных задач, а с другой стороны, определяют закономерности взаимоотношений объектов пространства референции (сферы общения) с языковой системой.

В пространстве векторных полей возникают разнообразные связи внеязыковой и языковой реальности, что дает возможность представить континуум стилевых явлений как вполне исчислимый, а стилистику текстов как векторное пространство, или как совокупность всех векторных полей (по В.Г. Костомарову).

По нашему мнению, функциональные стили - это «идеальные» системы, а КСВ, несмотря на отсутствие непосредственной связи с конкретными сущностями внеязыковой действительности, - языковая реальность. Благодаря

28


наличию этих векторов возникает связь логических форм познания с конкретными объектами стилевого пространства - с типами текстов.

Стилевое пространство метаязыка бизнеса, являясь частью пространства русского языка, подчиняется всем действующим внутри него законам и в то же время имеет свои специфические ограничения.

В связи с этим, а также в силу незавершенности процесса становления данного метаязыка возникают деформации композиции текста и языковых средств, закрепленных за определенным КСВ. Это обстоятельство, в свою очередь, дает основания квалифицировать стилевое пространство метаязыка бизнеса как фрактал языковой реальности, который представляет собой не уменьшенную часть целого, а деформированную копию действительности, адаптированную под некоторые условия.

С позиций лингвосинергетики, фрактальный характер окружающей действительности возникает в результате флуктуации системы, которые возникают под воздействием внешней среды в связи с необходимостью достижения определенных целей общения, в то время как языковая система испытывает дефицит языковых средств. КСВ в парадигме синергетики выступают в качестве аттракторов, определяющих направления развития стилевого пространства.

В пространстве метаязыка бизнеса КСВ задают только коммуникативную установку, направление отбора языковых средств и композицию текста, что обеспечивает удовлетворение коммуникативных потребностей пользователей данным метаязыком.

В рамках синергетического подхода, стилевые явления (или организация средств, задаваемая КСВ), выделяющиеся субъективностью и сиюминутностью, квалифицируются как флуктуации. В сложившихся условиях именно они часто диктуют «моду» на определенный тип текста, в результате любое из стилевых явлений может само стать аттрактором и определять направление развития системы.

Таким образом, логический подход, оперирующий дискретными

явлениями и представляющий группировки текстов в соответствии с

заданными критериями, для адекватного представления стилевого пространства

метаязыка бизнеса не может обеспечить решения всех поставленных задач в

силу недостаточной сформированности данного лингвистического феномена. В

свою очередь, синергетический подход, в соответствии с которым явление

определяется    вектором    направления,    позволяет    наметить    контуры

рассматриваемого пространства, так как КСВ ориентирует на некий «идеал», а в зоне действия определенного КСВ (аттрактора) предполагается бесконечное множество вербальных реализаций.

В свете представленной концепции, стилевое пространство метаязыка бизнеса, как и любого другого, задано КСВ специальной книжности, что сопровождается соответствующими ограничениями. Однако его отличительной

29


особенностью является то, что пространство данного метаязыка определяется не только КСВ книжности.

Это связано, прежде всего, с пространством референции: метаязык бизнеса существует не только для узкого круга специалистов. Бизнес-среда старается быть доступной, понятной обществу и органично вписаться в него. Достижению этой цели призван способствовать специальный бизнес-процесс -PR (организация связей с общественностью), задача которого - донести до общества полезность и нужность деятельности компании, объяснить сущность основных бизнес-процессов и доказать обществу, что бизнес-среда обеспечивает жизненно важные потребности людей.

Соответственно порождаемые тексты не ограничиваются КСВ специальной книжности, в результате чего стилевое пространство метаязыка бизнеса находится под воздействием трех векторов: специальной книжности, разговорности и масс-медиа.

При этом базовое направление задается, несомненно, КСВ специальной книжности, задача которого - передать информацию, а воздействия со стороны других КСВ порождают флуктуации системы, которые неизбежны и необходимы на этапе формирования нового метаязыка.

Так, вектор разговорности задает установку на поддержание устойчивой связи коммуникантов, что крайне важно в условиях бизнес-среды. Поэтому стилевое пространство метаязыка бизнеса, определяемое КСВ специальной книжности, несомненно, испытывает воздействие КСВ разговорности, ориентирующего на акт общения как таковой. При этом следует отметить позитивное взаимодействие КСВ разговорности и КСВ книжности, в результате которого процесс формирования стилевого пространства метаязыка бизнеса проходит с учетом требований бизнес-среды, где профессиональное общение допускает в определенных пределах использование языковых средств для выражения эмоциональности и экспрессивности в целях усиления воздействия.

В связи с активным использованием бизнес-средой всех видов средств массовой информации следует различать тексты, относящиеся к метаязыку бизнеса (это, прежде всего, PR-материалы), и тексты СМИ.

Во-первых, необходимо разграничивать язык рекламы и метаязык бизнеса, который использует специальные жанры текстов тематического поля PR, цель которых - привлечь внимание к деятельности компании, т.е. «вписать» ее в социальную действительность. PR-специалист заказывает рекламу журналисту, поэтому метаязык бизнеса и язык рекламы (а равным образом, и язык масс-медиа) - разные лингвистические феномены, стилевое пространство которых задается разными КСВ.

Во-вторых, такие жанры, как информационная, обзорная и аналитическая статьи   относятся   к   КСВ   книжности.   Однако   PR-специалисты   активно

30


используют возможности и стилеобразующие средства масс-медиа, по сути, проникая в виртуальный мир, определяемого другим КСВ.

В-третьих, следует разграничивать язык специалистов соответствующего бизнес-процесса (PR) и язык журналистов, которые пишут о бизнесе. Поэтому в первом случае возникают тексты КСВ специальной книжности (метаязыка бизнеса), а в другом - КСВ масс-медиа. Следовательно, такие жанры, как PR-статья СМИ, рекламная статья, интервью находятся за пределами стилевого пространства метаязыка бизнеса, так как формируются в зоне действия КСВ масс-медиа.

Таким образом, недостаточная упорядоченность и закрепленность за данной сферой жанров как устной, так и письменной формы свидетельствует о незавершенности процесса становления стилевого пространства метаязыка бизнеса.

Определяемое КСВ специальной книжности, это пространство испытывает воздействия КСВ разговорности и КСВ масс-медиа, что вызывает флуктуации в системе, в результате чего тексты определенных жанров начинают приобретать не свойственные для данного метаязыка черты.

Однако наблюдается достаточная устойчивость в использовании языковых средств при конструировании текстов письменных жанров, что свидетельствует о достаточной оформленности стилевого пространства метаязыка бизнеса.

В заключении приводятся основные выводы и результаты, а также обозначаются перспективы исследования метаязыка бизнеса в пространстве русского языка.

По теме диссертации опубликованы следующие работы. Монографии

  1. У скова, О.А. Метаязык бизнеса в языковом пространстве [Текст]: монография / О.А. Ускова. - М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2006. - 214 с. (49,75 п.л.)
  2. Ускова, О.А. Дистанционное обучение русскому языку как иностранному: обзор отечественных и зарубежных технологий и методик [Текст] / А.Н. Богомолов, О.А. Ускова. - М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2004. - 72 с. (авторских 3 п.л.)

Статьи в сборниках научных трудов и журналах

  1. Ускова, О.А. Метаязык бизнеса в пространстве русского языка [Текст] / О.А. Ускова // Филологические науки. - 2007. - № 4. - С.69-79.
  2. Ускова, О.А. Межкультурная коммуникация в концептуальном пространстве метаязыка бизнеса [Текст] / О.А. Ускова // Вестник Московского университета. Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. - 2007. - № 3. - С. 57-66.

31


  1. Ускова, О.А. Пространственно-временной континуум метаязыка бизнеса в парадигмах логики и синергетики [Текст] / О.А. Ускова // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. - № 10 (59). - Общественные и гуманитарные науки. - Санкт-Петербург, 2008. - С. 179 - 191.
  2. Ускова, О.А. Стилевое пространство метаязыка бизнеса в русском языке [Текст] / О.А. Ускова // Русский язык за рубежом. - 2008. - №3. - С. 64-70.
  3. Ускова, О.А. Становление концептуального пространства метаязыка бизнеса [Текст] / О.А. Ускова // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Вопросы образования: язык и специальность. -Март 2008. - № 2. - С. 92 - 101.
  4. Ускова, О.А. О «брендах», «проектах» и не только [Текст] / О.А. Ускова // Русская речь. - 2007. - № 5. - С. 34-37.
  1. Ускова, О.А. Языковое пространство метаязыка бизнеса [Текст] / О.А. Ускова // Известия Тульского госуниверситета. Серия «Язык и литература в мировом сообществе».- 2006. - Выпуск 11. - С. 270-274.
  2. Ускова, О.А. Реальная коммуникация в пространстве метаязыка бизнеса (Взаимодействие объектов концептуального и интенционального пространств) [Текст] / О.А. Ускова // Вестник ЦМО МГУ. Филология. Культурология. Методика. - 2007. - № 7. - С. 189-193.
  3. Ускова, О.А. Стилевое пространство метаязыка бизнеса [Текст] / О.А. Ускова // XI Конгресс МАПРЯЛ. Мир русского слова и русское слово в мире. Т. 3. Русский язык: диахрония и динамика языковых процессов. Функциональные разновидности русского языка. - Heronpress. Sofia, 2007.-С. 543-547.
  4. Ускова, О.А. Логика - когнитивизм - лингвосинергетика [Текст] / О.А. Ускова // Вестник ЦМО МГУ. Часть 1-2. Филология. Культурология. Методика. - 2006. - № 5. - С. 53-62.
  5. Ускова, О.А. Актуальные смыслы метаязыка бизнеса [Текст] / О.А. Ускова // Проблемы преподавания русского языка в Российской Федерации и зарубежных странах. Материалы международной конференции 26-28 октября 2005 г. Том 1. - М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2005.-С. 295-299.
  6. Ускова, О.А. Метаязык бизнеса в языковом пространстве [Текст] / О.А. Ускова // Международное образование: итоги и перспективы. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 50-летнему юбилею Центра международного образования МГУ им. М.В. Ломоносова (22-24 ноября 2004 года). Том 2. - М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2004.-С. 244-252.
  7. Ускова, О.А. Специфика тестов по русскому языку в сфере профессионального общения (модуль «Бизнес») [Текст] / О.А. Ускова // Конструирование   педагогических   тестов   по   русскому   языку   как

32


иностранному. I Всероссийская научно-практическая конференция. Доклады и сообщения. ЦМО МГУ им. М.В. Ломоносова 15-16 апреля 2003 г. - М.: ИКФ «Каталог», 2003. - С. 85 - 95.

  1. Ускова, О.А. Категория числа в современном русском языке (о соотношении понятийной и грамматической категорий) [Текст] / О.А. Ускова // Русская филология. Украинский вестник. Республиканский научно-методический журнал (Академия наук Украины, Институт языковедения им. А.А. Потебни). - Харьков, 1995. -№ 2-3. - С. 11-14.
  2. Ускова, О.А. Лингвометодические основы описания Базового уровня владения русским языком как иностранным в сфере профессионального общения [Текст] / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Л.П. Клобукова, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова, С.А. Хавронина // Русский язык как иностранный и методика его преподавания: XX век. Сборник научно-методических статей. МПГУ. Кафедра русского языка как иностранного. - М.: Прометей, 2008. - С. 56-59 (авторских 1,5 с).
  3. Ускова, О.А. Лингводидактическое описание целей и содержания обучения на Базовом уровне (А2) владения русским языком как иностранным в сфере профессионального общения (Модуль «Бизнес») [Текст] / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Л.П. Клобукова, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова, С.А. Хавронина // XI Конгресс МАПРЯЛ. Мир русского слова и русское слово в мире. Т. 6 (2). Методика преподавания русского языка (родного, неродного, иностранного). - Heronpress. Sofia, 2007. - С. 155 - 161 (авторских 1,5с).
  4. Ускова, О.А. Лринципы разработки типового теста по русскому языку как иностранному. Модуль «Бизнес» (Базовый уровень) [Текст] / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Л.П. Клобукова, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова, С.А. Хавронина // Пути и средства развития теории и практики лингводидактического тестирования. Сборник научных статей. - М.: РУДН, 2007. - С. 78-81 (авторских 1,5 с).
  5. Ускова, О.А. Базовый уровень (А2) делового общения: лингводидактическое описание, структура и содержание сертификационного экзамена [Текст] / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Л.П. Клобукова, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова, С.А. Хавронина // Русский язык как иностранный: проблемы изучения, преподавания, оценки в свете общеевропейских компетенций владения иностранным языком: Международная научно-практическая конференция, Хельсинки, 13-14 мая 2005 г. Сборник докладов и сообщений. - М.: МАКС Пресс, Helsingin yliopiston kirjasto, 2005. - С. 74-81 (авторских 2с).
  6. Ускова, О.А. Анализ тестовых заданий II сертификационного уровня (ТРКИ-2) [Текст] / М.Н. Макова, О.А. Ускова II Тестовые формы контроля по русскому языку как иностранному (РКП). II Всероссийская научно-

33


практическая конференция. Доклады и сообщения. ЦМО МГУ им. М.В. Ломоносова, 10-12 апреля 2005 г. - М.: ИКФ «Каталог», 2005. - С. 108-115 (авторских 4 с).

22. Ускова, О.А. Русский язык в сфере профессионального общения. Модуль

«Бизнес». Требования к базовому уровню (А2) [Текст] / Л.П. Клобукова,

О.А. Ускова /I Тестовые формы контроля по русскому языку как

иностранному (РКИ). II Всероссийская научно-практическая

конференция. Доклады и сообщения. ЦМО МГУ им. М.В. Ломоносова,

10-12 апреля 2005 г. - М.: ИКФ «Каталог», 2005. - С. 36-47 (авторских 6

с).

  1. Ускова, О.А. Тестовые формы контроля по русскому языку как иностранному (РКИ). II Всероссийская научно-практическая конференция. [Текст] Доклады и сообщения. ЦМО МГУ им. М.В. Ломоносова, 10-12 апреля 2005 года / под ред. Н.П. Андрюшиной, О.А. Усковой. - М.: ИКФ «Каталог», 2005. - 195 с. (авторских 97,5 с.)
  2. Ускова, О.А. Дистанционное обучение русскому языку как иностранному и его интеграция в учебный процесс [Текст] / А.Н. Богомолов, О.А. Ускова II Мир русского слова. - 2004. - № 4. - С. 59-67 (авторских 4,5 с).
  3. Ускова, О.А. Место дистанционного обучения в преподавании РКИ [Текст] / А.Н. Богомолов, О.А. Ускова II Международное образование: итоги и перспективы. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 50-летнему юбилею Центра международного образования МГУ им. М.В. Ломоносова (22-24 ноября 2004 года). Том 1.

-  М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2004. - С. 252-260 (авторских 4,5 с).

  1. Ускова, О.А. Интеграция в европейское образовательное пространство (лингводидактические описания целей и содержания обучения русскому языку как иностранному) [Текст] / Л.Б. Трушина, О.А. Ускова II Международное образование: итоги и перспективы. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 50-летнему юбилею Центра международного образования МГУ им. М.В. Ломоносова (22-24 ноября 2004 года). Том 1. - М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2004. - С. 204-213 (авторских 5 с).
  2. Ускова, О.А. Реализация гибкой модели обучения русскому языку как иностранному на примере учебного комплекса «Элитный персонал и К0» [Текст] / Л.Б. Трушина, О.А. Ускова II Международное образование: итоги и перспективы. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 50-летнему юбилею Центра международного образования МГУ им. М.В. Ломоносова (22-24 ноября 2004 года). Том 1.

-  М.: Ред. Изд. Совет МОЦ МГ, 2004. - С. 340-349 (авторских 5 с).

28.  Ускова, О.А. Интерактивное дистанционное обучение и формы его

реализации в мультимедийном курсе русского языка как иностранного

«Новости из России» [Текст] / А.Н. Богомолов, О.А. Ускова II Русское

34


слово в мировой культуре. Материалы X Конгресса МАПРЯЛ. Санкт-Петербург, 30 июня - 5 июля 2003 г. Круглые столы: сборник докладов и сообщений. - СПб: Политехника, 2003. - С. 91 - 99 (авторских 4,5 с).

  1. У скова, О.А. Концепция российской государственной системы тестирования по русскому языку профессионального общения (модуль «Бизнес») [Текст] / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Л.П. Клобукова, И.В. Михалкина, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова, С.А. Хавронина // Русское слово в мировой культуре. Материалы X Конгресса МАПРЯЛ Санкт-Петербург, 30 июня - 5 июля 2003 г. Методика преподавания русского языка: традиции и перспективы. Т. IV. Проблемы преподавания русского языка: обучение и контроль. - СПб: Политехника, 2003. - С.255 - 262 (авторских 2с).
  2. Ускова, О.А. Элементы тестирования в мультимедийном курсе дистанционного обучения русскому языку как иностранному «Новости из России» [Текст] / А.Н. Богомолов, О.А. Ускова II Конструирование педагогических тестов по русскому языку как иностранному. I Всероссийская научно-практическая конференция. Доклады и сообщения. ЦМО МГУ им. М.В. Ломоносова 15-16 апреля 2003 года. -М.: ИКФ «Каталог», 2003.- С. 38-47 (авторских 5с).

Тезисы докладов и выступлений на научных конференциях и семинарах

  1. Ускова, О.А. Виртуальные и актуальные адъективные единицы в системе определительных слов русского языка [Текст] / О.А. Ускова // Итоги и перспективы развития методики: теория и практика преподавания русского языка и культуры России в иностранной аудитории. Международная научная конференция МАПРЯЛ. Тезисы докладов и сообщений. РУДН, 21-25 ноября 1995 г. -М., 1995. - С. 60-61.
  2. Ускова, О.А. Единая российская тестовая система по русскому языку профессионального общения (модуль «Бизнес») [Текст] / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Л.П. Клобукова, И.В. Михалкина, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова, С.А. Хавронина // Русский язык: исторические судьбы и современность. II Международный конгресс исследователей русского языка. - М.: МГУ, 18-21 марта 2004. - С. 508-509 (авторских 0,5 с).

Учебно-методические        работы,         программы,         государственные

образовательные стандарты

  1. Русский язык в сфере профессионального общения. Модуль «Бизнес». Лингводидактическое описание целей и содержания обучения. Базовый уровень (А2) / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Л.П. Клобукова, Л.Б. Трушина, О.А.Ускова, С.А. Хавронина - М.: Русский язык. Курсы, 2007. - 7 п.л. (авторских 1,5п.л.)
  2. Русский язык в сфере профессионального общения. Модуль «Бизнес». Типовой тест. Базовый уровень (А2) / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская,

35


Л.П. Клобукова, Л.Б.  Трушина, О.А.   Ускова,  С.А. Хавронина. - М.: Русский язык. Курсы, 2007. - 7 п.л. (авторских 2п.л.)

  1. Русский язык как иностранный. Русский язык делового общения. Бизнес. Коммерция. Лингводидактическое описание целей и содержания обучения. Продвинутый сертификационный уровень / О.А. Ускова, Л.Б. Трушина. - М., 2003. - 6,5 п.л. (авторских 4 п.л.)
  2. Русский язык как иностранный. Стандарт. Русский язык делового общения. Бизнес. Коммерция. Продвинутый уровень / Л.Б. Трушина, О.А. Ускова. - М., 2002. - 35 с. (авторских17 с.)
  3. Русский как иностранный. Типовой тест. Русский язык делового общения. Бизнес. Коммерция. Продвинутый уровень / Л.Б. Трушина, О.А. Ускова. - М., 2002. - 90 с. (авторских 45 с.)
  4. Русский язык как иностранный. Русский язык делового общения. Бизнес. Коммерция. Лингводидактическое описание целей и содержания обучения. Средний сертификационный уровень / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Н.В. Лаврова, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова. - М., 2002. - 130 с. (авторских 79 с.)
  5. Русский язык как иностранный. Стандарт. Русский язык делового общения. Бизнес. Коммерция. Средний уровень / Л.С. Журавлева, М.М. Калиновская, Н.В. Лаврова, Л.Б. Трушина, О.А. Ускова. - М., 2002. - 35 с. (авторских 10 с.)
  1. Ускова, О.А. «Элитный персонал и К0». Русский язык делового общения (продвинутый сертификационный уровень). [Текст] Учебный комплекс (пособие по русскому языку как иностранному и аудиокассета). - 2-е изд-е, доп. и перераб. / О.А.Ускова, Л.Б. Трушина. - М.: Русский язык. Курсы, 2002. - 290 с. (авторских 190с.)
  2. Ускова, О.А. «Новости из России». [Текст] Мультимедийный интерактивный курс дистанционного обучения РКП / А.Н. Богомолов, О.А. Ускова. - М.: ЦМО МГУ, 2002. - 4 п.л. (авторских 2п.л.)
  3. Ускова, О.А. «Элитный персонал и К0». Русский язык делового общения (продвинутый сертификационный уровень). Выпуск 1. Темы и ситуации делового общения. [Текст] Учебный комплекс для подготовки к сдаче экзамена по русскому языку как иностранному на сертификат «Русский язык делового общения (продвинутый уровень)» / О.А. Ускова, Л.Б. Трушина. - М.: МАКС Пресс, 2001. - 64 с. (авторских 3 п.л.)
  4. Ускова, О.А. «Элитный персонал и К0». Русский язык делового общения (продвинутый сертификационный уровень). Выпуск 2. Учебные материалы. [Текст] Учебный комплекс для подготовки к сдаче экзамена по русскому языку как иностранному на сертификат «Русский язык делового общения (продвинутый уровень)» / О.А. Ускова, Л.Б. Трушина. - М.: МАКС Пресс, 2001. - 64 с. (авторских 2п.л.)

36


  1. У скова, О.А. «Элитный персонал и К0». Русский язык делового общения (продвинутый сертификационный уровень). Выпуск 3. Тестовый практикум. [Текст] Учебный комплекс для подготовки к сдаче экзамена по русскому языку как иностранному на сертификат «Русский язык делового общения (продвинутый уровень)» / О.А. Ускова, Л.Б. Трушина. - М.: МАКС Пресс, 2001. - 64 с. (авторских 2п.л.)
  2. Ускова, О.А. Введение в языкознание. [Текст] Учебное пособие для студентов-филологов / О.А. Ускова. - University Tammasat Press, 1997. Thailand. - 190 с.

Ускова Ольга Александровна

Становление метаязыка бизнеса в русском языковом пространстве

В диссертации представлено континуальное описание метаязыка бизнеса. Понятие языкового пространства рассматривается с позиций разных подходов: логического, когнитивного, синергетического. Языковое пространство метаязыка бизнеса моделируется в рамках теории концептуальной интеграции Ж. Фоконье, согласно которой гиперпространство метаязыка бизнеса образуется на базе входящих пространств, но не является простой их суммой. Такими пространствами являются концептуальное, интенциональное и стилевое, каждое из которых связано с пространством референции. Метаязык бизнеса находится в стадии становления, поэтому может квалифицироваться как неравновесная система, в которой отмечаются состояния-аттракторы (зоны устойчивости). С этих позиций рассматривается каждое из входящих пространств, их объекты и динамика. Результаты исследования могут использоваться в курсах по общему языкознанию, русскому языку как иностранному, языку специальности.

Uskova Olga

Business metalanguage foundation in the Russian language volume

This doctoral thesis presents continuum description of business metalanguage as new linguistic phenomena. The language volume concept is considered in details from different points of view, such as logical, synergetic, cognitive linguistics. Business metalanguage volume is being modeled within the frame of conceptual integration G. Fauconnier theory.  According to Fauconnier theory hyper-volume is

37


formed on the basement of incoming volumes, but not by means of direct addition of these volumes. Above volumes are conceptual, intentional and style. Each of mentioned volumes is linked to volume of reference.

Business metalanguage is currently in the making stage, thus it can be considered as non-steady system, within which attractor-states (steady states) exist. Each of incoming volumes and their objects and dynamics is being investigated from the point of above positions. The study showed the completion of incoming volumes as quite sufficient. Thus business metalanguage system appears to be quite steady in spite of constant external impacts.

The investigation results can be used in various courses including linguistics, Russian as a foreign language and special language courses.

38

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.