WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Звуковой строй языка в перцептивном аспекте (экспериментальное исследование на материале английского языка)

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЧУГАЕВА Татьяна Николаевна

ЗВУКОВОЙ СТРОЙ ЯЗЫКА

В ПЕРЦЕПТИВНОМ АСПЕКТЕ

(экспериментальное исследование

на материале английского языка)

Специальность - 10.02.19 - теория языка

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Санкт-Петербург   2008


Работа выполнена на кафедре фонетики и методики преподавания иностранных языков Санкт-Петербургского государственного университета


Научный консультант:


доктор филологических наук

профессор Наталья Дмитриевна Светозарова



Официальные оппоненты


доктор филологических наук, профессор Вадим Борисович Касевич,

доктор филологических наук, доктор психологических наук, главный научный сотрудник ИЯ РАН, профессор Ирина Михайловна Румянцева

доктор филологических наук, профессор Ирина Павловна Лысакова



Ведущая организация:


Пермский государственный университет


200 г. в

часов на заседании

Защита состоится "

диссертационного совета  Д 212.232.23    по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д.П, ауд. 191.


С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М.Горького


Автореферат разослан "_ "


200 г.



Ученый секретарь диссертационного совета доктор филологических наук


К.А.Филиппов


4

Общая характеристика работы

Стремление современной лингвистики к выявлению закономерностей языковой системы через живое функционирование в речи определяет актуальность проблематики восприятия звучащей речи и значимость для восприятия отдельных языковых единиц (Л. Р. Зиндер, Л. В. Бондарко, В. Б. Касевич, А. С. Штерн и др.); восприятие при этом понимается как «один из методов проникновения в объективные отношения, существующие в системе данного языка» (Зиндер 1979: 34).

Настоящее диссертационное исследование посвящено проблемам моделирования процессов восприятия звучащей английской речи (британского варианта) и на этой основе - определению принципов описания перцептивного аспекта звукового строя английского языка.

Восприятие звучащей речи представляет междисциплинарную область исследований и разрабатывается в различных аспектах с позиций разных подходов: перцептивной фонетики, граничащей с психоакустикой, нейро­физиологии, нейролингвистики, информационной обработки, концепций речевого поведения и коммуникации лингвопсихологии, психолингвистики и др. Построены многочисленные модели восприятия речи на разных уровнях организации языка, обсуждающиеся в целом ряде обзоров (Венцов, Касевич 1994; Леонтьев А.А. 1997; Залевская 2005; Сазонова 2000; Altmann 1990; Klatt 1989; Garnham 1982; Goldinger et. al. 1990; Pickett 1999; Fowler 1991; Fitzpatrick, Wheeldon 2000; Mattys 1997; McQueen et al. 2006; Sendlmeier 1987 et al.). Однако, несмотря на огромное количество накопленной информации и существование большого количества моделей восприятия и фундаментальных работ по восприятию (Венцов, Касевич 1994; Джапаридзе 1985; Потапова 1997; Штерн 1992; Abramson, Lisker 1970; Diehl et al 1994; Dudley 1976; Elman, McCleland 1985; Fant 1966; Forster 1979; Fowler, Rosenblum 1991; Fowler 1986; Fry 1972; Grosjean & Gee 1987; Hawkins 1999; Iverson, Kuhl 1995; Liberman, Mattingly 1985; Klatt 1979; Morton 1979; Marslen-Wilson 1978; Norris, Cutler 1985; Pickett 1985, 1999; Massaro 1994; Morton 1979; McQueen, Cutler 1997; Oden, Massaro 1978; Pickett 1999; Pisoni et al 1985; Stevens et al 1992; Studdert-Kennedy 1976 и мн. др.), признается, что ни основы общей теории восприятия, ни прикладные аспекты до сих пор нельзя признать детально исследованными, единства взглядов на закономерности перцептивных процессов до сих пор не достигнуто и разработка единой, функциональной, обладающей исчерпывающей объяснительной силой теории восприятия остается делом будущего.

Среди многообразия разработанных моделей восприятия ни одна не достигает степени описания, допускающейся сравнение с реальным функционированием перцептивной системы человека и сложным устройством человеческого мозга (Венцов, Касевич 1994; Кодзасов, Кривнова 2001; Залевская 2005; Hawkins 1999), однако каждая модель содержит отдельные элементы, которые могут использоваться для создания более комплексной и совершенной модели восприятия речи. Наличие    большого   количества   моделей   восприятия   речи   отражает


5

отсутствие единого понимания перцептивных процессов; однако такая поляризация теоретических взглядов сама по себе является источником для получения новых данных (Hawkins 1999; Pickett 1999).

Спорными остаются вопросы, касающиеся определения базовых единиц восприятия на разных уровнях организации языка и процедур принятия решений человеком при восприятии. Целый ряд жгучих вопросов, обсуждающихся в настоящее время, не находят пока общего решения, в том числе: каким образом осуществляется категоризация единиц восприятия? в каком именно виде звуковой облик слова (словоформы) представлен в языковом механизме и каким образом слушающий сохраняет как единое целое все возможные звуковые образы словоформы (слова?) (Л.В.Бондарко); существует ли независимый от других уровней механизм распознавания слова, либо он оказывается включенным в «сквозной» процесс распознавания «сверху вниз» и «снизу вверх»; какова роль вероятностного генома и модулей памяти в процедурах восприятия речи и многие другие.

Л. Р. Зиндер указывал на уязвимость современной тенденции "дробления" предмета языкознания в целом, что «мешает видеть не только языковедение как нечто целое, но и целостность самого языка» (Зиндер 1986: 39); при этом подчеркивалась значимость роли и места звуковой стороны языка и фонетики в отношении к другим лингвистическим дисциплинам (там же). Сложность и многоаспектность процессов восприятия речи требуют их дальнейшего рассмотрения. При этом сохраняют



Актуальность исследо­вания перцептивных стратегий разных лингвистических уровней, как общих для разных языков, универсальных, так и обусловленных спецификой конкретного языка. Поскольку система языковых средств восприятия речи, существующая в памяти, скрыта от непосредственного наблюдения, но возможно наблюдение ее функционирования в актах речи, актуальной остается и разработка новых экспериментальных методик.

Исследование речевых процессов при овладении языком, родным и иностранным, признается в современной лингвистике одним из наиболее важных направлений (см., напр., работы Л. Р. Зиндера, Л. В. Бондарко, А. А. Леонтьева, И. А. Зимней, А. А. Залевской, S. М. Gass, L. Selinker, R. Ellis, К. Fowler et al.); в то же время "классическим предназначением" лингвистики остается обучение языку: лишь постижение закономерностей процесса его усвоения является единственным способом коренного улучшения преподавания (Краузе 2002; Леонтьев А.А. 1965, 1988; Лысакова 2004; Румянцева 2000; Cohen&Macaro 2007; Esser 1988; Grosjean 2007; imhof 2000 et al.). Недостаточность теоретического обоснования особой роли аудирования как вида речевой деятельности в общей теории усвоения иностранного языка в специфической российской ситуации обуславливает практическую востребованность исследования.

Работа выдержана в щербовском духе единства исследования и преподавания. Поскольку «абсолютной модели языка нет, всякое описание языка «покрывает» его лишь частично, охватывая в нем то, что существенно с точки зрения данной конкретной задачи» (Леонтьев А.А. 1965: 46).


6

Объектом восприятия в данном исследовании является звучащая английская речь разных уровней (слова, предложения и тексты). Предметом изучения стали количественные и качественные характеристики и механизмы восприятия английской речи разных уровней, а также особенности строя английского языка в перцептивном аспекте.

Цель диссертационного исследования состоит, с одной стороны, в разработке принципов описания перцептивного аспекта звукового строя языка (на материале британского варианта английского языка) на основе лингвостатистического анализа основных фонетических (перцептивных) типов слов и предложений; с другой - в моделировании механизмов их восприятия носителями языка и сопоставлении их с механизмами восприятия речи русскими, изучающими английский как иностранный.

Поставленная цель предопределила решение следующих задач:

1.  Охарактеризовать своеобразие звукового строя английского языка;

обосновать необходимость его описания с позиций слушающего и

изучающего язык; выявить перцептивные особенности звукового строя

английского языка.

  1. Предложить и обосновать систему критериев для лингво­статистического описания фонетических типов английского слова в двух частотных слоях Британского национального корпуса (далее - BNC); разработать критерии фонетической классификации английских слов.
  2. Сопоставить основные фонетические типы английских слов с русскими, немецкими, французскими; охарактеризовать английское слово с типологической точки зрения.
  1. Рассмотреть синтаксическое своеобразие английского предложения в перцептивном аспекте; предложить и обосновать критерии классификации английских предложений; определить частотность встречаемости английских конструкций в составе текста и их "сохранность" при восприятии.
  2. Определить количественные и качественные параметры аутентичных механизмов восприятия разных типов английского слова (1-, 2- и 4-х и более - сложных) и провести их сопоставление.
  1. Определить количественные и качественные параметры механизмов восприятия тех же типов английского слова русскими и сопоставить аутентичные и неаутентичные механизмы восприятия слов.
  2. Обосновать системное представление о перцептивной базе языка в расширительном толковании: единицы, уровни, принципы организации и фу нкционир ования.
  3. Рассмотреть проблему существования вариантов перцептивной базы родного и иностранного языка; разработать статистические критерии «совершенства перцептивной базы» (3. Н. Джапаридзе) иностранного языка.
  4. Провести качественную и количественную диагностику сформиро­ванное™ перцептивной базы иностранного языка уровней слова, предложе­ния и текста; описать этапы ее становления, черты интерференции на каждом этапе; определить новые пути целенаправленного формирования перцеп­тивной базы языка и предложить систему обучения аудированию.

7

Положения, выносимые на защиту

1. С позиции воспринимающего речь звуковой строй языка охватывает единицы разных языковых уровней: не только фонемы и слоги, но также слова и «другие сложные знаки» (Л. Р. Зиндер, В. Б. Касевич) на "поверхностном", "собственно языковом", уровне воспри­ятия их формы. При восприятии общего фонетического облика этих единиц актуализируются «надфонемные коды» (Л. Р. Зиндер), что проявляется в опоре на обобщенные лингвистические признаки целостной единицы. Комплекс перцептивно значимых признаков слова является основанием фонетической классификации слов и предложений. Совокупность ядерных фонетических типов слов и предложений как "психологических единств", хранящихся в перцеп­тивной базе языка, наряду с механизмами их восприятия, рассматриваются как предпосылки для описания звукового строя языка в перцептивном аспекте.

2. Перцептивная база языка трактуется расширительно, в набор перцептивных эталонов включаются слова и ядерные синтаксические конструкции. Перцептивная база понимается как иерархическая, вероятностно организованная структура многомерных матриц языковых единиц разных уровней, пронизанных множественными перекрещивающимися перцептивно значимыми лингвистическими признаками. Характеризуя форму языковых единиц, комплекс признаков опосредует доступ к перцептивному эталону как целостной единице и ее осмыслению на семантическом уровне. Частотное ядро представлено перцептивных прототипами слов (и синтаксических конструкций), имеющими зонный характер.

3. К описанию перцептивной базы языка и звукового строя применимы вероятностные критерии: специфически строевое ощущается как ядерное, частотное; нетипичное - как периферийное, редкое. Статистически представленные типы слов и предложений составляют основу описания звукового строя языка в перцептивном аспекте. Вероятностные критерии лежат в основе определения «типологической детерминанты» языка.

4. Восприятие речи на фоне шума укладывается в рамки синергетической модели восприятия по перцептивно значимым признакам. Помеха стимулирует «самоорганизацию нелинейной дина­мической среды, задавая новую матрицу видения объекта в качестве сложного» (Г. Хакен, И. Р. Пригожий и др.) и активизируя тем самым имманентный потенциал саморазвития перцептивной базы языка. Синергетический эффект проявляется в большей опоре на обобщенные признаки надфонемного кода слова, специфические для данного языка. Поскольку человеческое общение обычно сопровождается помехами различной природы, модель восприятия речи в шуме можно рассматривать как нормальную, без помех - как исключение.


8

5. Эффективное формирование перцептивной базы изучаемого языка, количественная и качественная диагностика достигаются с по­мощью методики восприятия сбалансированного материала слов и пред­ложений, что обеспечивает улучшение восприятия текста. «Критерий совершенства» перцептивной базы приближается к точке «золотого сечения» (0,618) по р% восприятия сбалансированных программ слов; достижение такого уровня оказывается необходимым и достаточным для восприятия иноязычных текстов любой сложности.

Теоретическое переосмысление понятия звукового строя языка в перцептивном аспекте и разработка принципов его описания, обоснование расширительной трактовки перцептивной базы иностранного языка как вероятностной структуры составляют теоретическую значимость и научную новизну проведенного исследования. Полученные экспериментальные данные устанавливают новые связи между системными явлениями языка и скрытой от непосредственного наблюдения системностью речевой деятельности. Осущест­влена разработка комплекса критериев фонетической классификации типов английских слов и предложений. Впервые дано систематическое и единообразное описание перцептивно значимых признаков для разных фонетических типов английского слова, что дополняет существующие знания о системных свойствах восприятия как вида речевой деятельности; получены и сопоставлены количест­венные и качественные параметры механизмов восприятия речи носителями языка и в аспекте интерференции. Теоретическую значимость представляет рассмотрение процесса восприятия речи в шуме с синергетических позиций.

Практическая        ценность        диссертационного       исследования

определяется разработкой лингвистических основ аудирования как составляющей теории усвоения иностранного языка. Теоретическая база исследования и экспериментально выверенный материал делают предла­гаемую методическую систему надежным способом овладения звуковым строем языка и эффективными механизмами восприятия живой иноязычной речи. Созданный на основе проведенного исследования Практикум по обучению аудированию английской речи используется в практике университетского и поствузовского образования в Санкт-Петербурге, Перми, Петрозаводске, Кирове, Оренбурге.

Достоверность выводов обеспечивается как объемом исследованного материала (более 97000 реакций), так и специальным его отбором (балансировка программ слов и предложений, специально составленные тексты) и обработкой: проведен слуховой и аудиторский анализ записей звучащей речи (более 7,5) часов звучания и осуществлено статистическое моделирование. Выполнен лингвостатистический анализ встречаемости более 10 тыс. единиц словоформ Британского Национального корпуса.

Апробация работы. Основные результаты проведенного исследования излагались в докладах на международных, всероссийских и региональных конференциях в Москве (1991), Санкт-Петербурге (1988, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008), Алма-Ате (1986, 1988), Перми (1987, 1991, 1992, 1995, 1996, 2000, 2003, 2004), Екатеринбурге (1992), Челябинске (2001), Нижнем


9

Новгороде (1990), Днепропетровске (1995), а также на заседаниях кафедры фонетики Санкт-Петербургского государственного университета (2000-2007), кафедры общего и славянского языкознания Пермского государственного университета и кафедры иностранных языков Пермского научного центра Уральского отделения РАН. Содержание работы отражено в 53 публикациях, включающих монографию и Практикум по обучению аудированию (со звуковым приложением).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка (594 наименований) и приложения, содержащего экспериментальные данные (таблицы, рисунки и диаграммы). Объем работы составляет 346 с.

Основное содержание работы

Введение содержит обоснование актуальности темы диссертации, определение целей и задач исследования, а также его исходные посылки, краткую характеристику материала и методов его обработки.

В первой главе «Современные представления о процессах восприятия речи» обсуждаются основные теории восприятия речи, в том числе теории, обращенные к перцептивному словарю и перцептивно значимым признакам слова, проблемы иерархической и вероятностной организации перцептивной базы языка, родного и иностранного с позиций билингвизма, а также синергетические аспекты восприятия.

1.1. Теории восприятия речи: от классических к интерактивным и интегративным. В развитии перцептивных исследований звучащей речи выделен ряд концептуально важных для настоящего исследования теоретиче­ских положений. Принципиальный характер носит положение о «положение о множественности источников информации, отказ от поиска какой-то един­ственной процедуры доступа к словарю» (Венцов, Касевич 1994:44-45), Ягунова 2008), что непосредственном связано с положением о вариативности как общем свойстве языковой системы (Солнцев 1984; Торсу ев 1977).

Классическими и до сих пор влиятельными направлениями в теории восприятия речи считают моторную (Liberman, Mattingly 1985; Liberman, Cooper, Shankweiler, Studdert-Kennedy 1967) и квантовую теории (Stevens 1972, 1989); обе теории постулируют в разных трактовках инвариантные свойства, соотносящиеся с сигналом (Hawkins 1999: 200). Уязвимость класси­ческих теорий, по преимуществу «философского характера», находят в отсут­ствии комплексного подхода и недостатке эмпирически выверенного матери­ала (Hawkins 1999); отмечается, что «подавляющее большинство ситуаций вос­приятия речи связано не с формированием нового перцептивного эталона, а с использованием эталона, уже сформированного; используемые признаки могут быть как моторными, так и сенсорными и вообще носят эвристический характер» (Леонтьев 1997: 130).

К более современным, интерактивным, теориям речи относятся теория прямого реализма (Fowler 1986; Fowler, Rosenblum 1991), теория слухового усиления (Kingston, Diehl 1995) и "магнитная" модель родного языка (NLM)


10

(Iverson, Kuhl 1995, 1996). Более комплексными (more comprehensive) счита­ются гиперартикуляционная и гипоартикуляционная теории восприятия речи (Н&Н) (Lindblom 1990, 1996; Lindblom, Brownlee, Davis, Moon 1992); теории непрерывной информации: модель размытых множеств (или фузионно-логи-ческая, FLMP) (Oden, Massaro 1978; Massaro 1987, 1994) и модель взаимной активации, или TRACE (Elman, McClelland 1986) (Hawkins 1999: 232-289). В последнем случае основную роль при перцепции отводят вариативности звукового сигнала и необходимости учета информации, получаемой из раз­ных источников, в том числе речевой ситуации (Hawkins 1999). Стратегии восприятия варьируют в зависимости от строя языка и опыта слушающего, который активно структурирует речевую перцепцию (Hawkins 1999).

Наиболее перспективными признается подход обращения к перцептив­ному словарю, где особое внимание уделяют отождествлению входного сиг­нала с той или иной единицей словаря (Венцов, Касевич 1994; LAFF, LAFS, Becker 1980; Cairns, Hsu 1980; Forster 1981 etc.) с целью «найти наиболее вероятное решение непосредственной перцептивной задачи - распознавания последовательности слов» (Hawkins 1999: 199, 283). Основной единицей перцептивного словаря является словоформа: именно она подлежит рас­познаванию при восприятии речи; поскольку частотности разных словоформ слова не совпадают, должна учитываться их группировка по характеристикам начального звука и по акцентному контуру. Процедура идентификации во многом сводится к непосредственному сличению отрезка текста и единицы словаря (Венцов, Касевич, Ягунова 2005).

Анализ семи ведущих моделей восприятия с точки зрения фонетических ментальных репрезентаций слов (Marsien-Wilson 1978; Klatt 1979; Morton 1979; Forster 1979; Pisoni et al 1985; Elman & McCleland 1985; Grosjean & Gee 1987) приводит к В. Зендлмайера к мысли, что все перечис­ленные модели имплицитно или эксплицитно определяют первичной едини­цей распознавания слово как неделимое целое (Sendlmeier 1987: 68). В моде­ли «когорты» предполагается, что слова представлены как последо­вательности дискретных единиц в сознании ^yniaioniero(Marslen-Wilson, Welsh 1978 и др.); особая перцептивная значимость придается перцептив­ному началу слова, причем размер единиц приблизительно равен одиноч­ным звукам (Tyler,Wessels 1983); по мнению других авторов (Taft, Hambly 1986; Shillock 1990 и др.) - начальному слогу. Ф. Гросжан и Дж. Джи разли­чают единицы обработки и единицы представлений, но рассматривают лишь первые; единицами обработки являются ударные слоги, а фонологическое слово состоит из ударного слога, связанного с безударными. Слова для них не представлены фонетическими цепочками, более важную роль в опознании слова играют просодические признаки (Grosjean, Gee 1987).

В. Зендлмайер создает свою модель восприятия речи на основе фонети­ческого отражения слов в сознании человека «ментальных репрезентаций слов» (Sendlmeier 1987: 68). Носители языка накапливают множество мен­тальных репрезентаций фонетического уровня: слова, слоги, звуки и призна­ки звуков. Различные лингвистические уровни представлений одновременно


11

доступны слушающему он актуализирует уровень, наиболее эффективный в зависимости от задачи слушающего (там же: 70). Материальная основа анало­говых репрезентаций в форме прототипов может быть рассмотрена в терми­нах нейрофизиологических коррелятов спектральных эталонов, поскольку общеизвестно, что входящая звуковая волна подвергается частотному анализу периферийной системы слуха (Sendlmeier 1987: 70). В таком виде понимание единиц восприятия соотносится с теориями прототипов (Lakoff 1988; Givon 1995; Кубрякова, Демьянков, Панкрац и др. 1996; Лангаккер 1997), понятием матрицы «идеальных типов» М. Вертхаймера (Wertheimer 1923) или системы «прообразов» Э. Рош (Rosch 1975). Какие виды эталонов и стратегии слушающего актуализируются в первую очередь, определяется прежде всего характером перцептивной задачи, контекстом, скоростью речи и комплекс­ностью входного стимула (Sendlmeier 1987), условиями восприятия (Штерн 1987), характером перцептивного материала (Зимняя 1976), функциональным стилем текста (Ягунова 2008).

Проблемы выявления и адекватного описания полезных признаков процедур восприятия речевых единиц человеком обсуждаются в связи с целостностью и поэлементностью восприятия (Бондарко 1973, 1981; Венцов, Касевич 1994; Штерн 1992; Marslen-Wilson, Tyler 1980 et al.). В традициях гештальт-психологии (М. Вертгеймер, В. Келер, К. Коффка, К. Левин и др.), целостность восприятия противопоставлена отдельной части {признаки) целостной конфигурации, приобретающие свое значение в составе целого (Величковский 1982; Клацки 1978; Солсо 1996; Sternberg 1996).

Принципиально важным является положение о целостности общего фонетического облика слова (по С. И. Бернштейну): «Фонетическая целост­ность слова проявляется в наличии признаков, свойственных ему как таково­му (акцентный контур, сингармоническая модель, признаки начала, конца, середины слова), а также в возможности достраивать до целого облик слова по части его признаков» (Венцов, Касевич 1994: 50). «Восприятие начина­ется не с фонем, а с общего облика слова» (Зиндер 1981: 105; Бернштейн Н. А. 1966: 287), что хорошо согласуется с общефизиологической теорией.

Л. В. Бондарко рассматривает словоформу как «целостный образ», которым оперирует человек в речевой деятельности: с одной стороны, состоящий из последовательности фонем, с другой - характеризуется свойственной ему акцентно-ритмической структурой, количеством слогов, местом ударения (Бондарко 1987); «одной из загадок является вопрос о том, в каком именно виде представлен звуковой облик слово­формы в языковом механизме говорящего», «каким образом говорящий

По поводу понятий «гештальт» и «признак» важно мнение Р. М. Фрумкиной: «Многие привычные термины не просто не имеют удобных дефиниций, но и не могут их иметь, ибо являются не столько терминами, сколько сгустками смыслов. Эти сгустки смыслов отражают концепции целых школ, историю борьбы направлений, познавательные установки определенной эпохи. Таковы, в частности, употребляемые ниже понятия «гештальт», «целостность», понятие «признак» как нечто, противопоставленное «гештальту» (Фрумкина, Миркин, 1987: 8)


12

сохраняет как единое целое, как реализацию одной и той же словоформы (слова?) все возможные звуковые образы этой словоформы (или слова)» (там же) (Бондарко 2004: 336).

В теории восприятия по существенным лингвистическим признакам А. С. Штерн рассматривает иерархию СЛП отражение элементарной рече­вой операции, сохраняющей свойства восприятия целого в соответствии с положением теории о том, что оперативной единицей может быть как признак предмета, так и сам предмет (Зинченко 1964; Выготский 1956; Бонгард 1967), такое элементарное действие предметно, обладает свойст­вом целостности, категориальности и константности. Иерархическая их организация коррелирует с иерархической организацией деятельности» (Штерн 1992:190-191).

Соединение поверхностного (фонетического) и глубинного (семанти­ческого) уровней ментального лексикона «становится возможным за счет функционирования в ментальном лексиконе промежуточной системы, организуемой фонетико-семантическими связями, которые одновременно обращены к фонетическим и семантическим признакам слов» (Бочкарева 2006: 20): «длина слова», «ритмическая структура», «ударная гласная» и «сегмент» (там же: 21).

Истинной целью слухового восприятия признается понимание смысла высказывания; стремление к осмыслению воспринятого задано как «презум­пция осмысленности» (по В.Б.Касевичу), которую следует рассматривать как приоритетную черту всей познавательной деятельности человека (Венцов, Касевич 1994; Краузе 2002; Зимняя 1976; Engelkamp 1983 и др.) воспринимать даже несуществующие слова как наделенные в языке значением (эффект Ганонга) (Ganong 1980). М. Краузе подчеркивает обяза­тельность мыслительной активности аудитора даже в тех случаях, когда на первый план выступает акустическая форма (Краузе 2002); то есть, восприятие не сводимо восприятию звуков (Lindner 1981: 108).

"Прозрачность" для восприятия текст отмечается многими исследо­вателями (Венцов, Касевич, 1994; Фрумкина 1990; Ohala 1986, Morish 1990). В то же время авторы признают целесообразность самостоятельного анализа «собственных признаков всех структур звучащего текста <...> в силу того, что от типа структуры зависит смысловая интерпретация» (Венцов, Касевич: 1994: 12). Особую актуальность план выражения, то есть звуковой материи языка приобретает при усвоении языка в онтогенезе и при изучении иностранного языка (Касевич 1994; Fowler 1991).

Доминирование смысловой стороны речи в полной мере проявляется на уровне восприятия текста. С этой новой областью научного интереса ученые связывают глобальную переориентацию традиционного языковедения, открыв «новый, яркий мир содержательных взаимосвязей и структурных сплетений целого речевого произведения» (Филиппов 2007: 13). Среди мно­гообразных текстовых категорий и признаков, обсуждающихся в литературе по лингвистике текста с позиций разных подходов (см. работы: Аспекты   общей   и   частной...,    1982;   Бахтин   19866;   Брудный   1976;


13

Гальперин 2005; Дридзе 1996; Залевская 1999, 2001; Зимняя 2001; Касевич 1988; Леонтьев А.А. 1976, 1979, 2003; Москальская 1981; Москальчук 2003; Мурзин, Штерн 1991; Николаева 1987, 1990, 1998; Новиков 1983; Сахарный 1986; Светозарова, Штерн 1989; Степанов 2002; Филиппов 2007 и мн. др.), особое место занимают «общие законы связности и общая установка на цельность текста» (Николаева 1990: 267).

Важным выводом оказывается то, что «понимание текстов всегда свя­зано с выходом за пределы их содержания» (Брудный 1974: 6); при восприя­тии звучащего текста можно наблюдать как две разные стратегии: с одной стороны, восприятие речевых отрезков разных уровней восприятия, с другой - конструирование   «концепта текста» слушающим.

Экспериментальные исследования Е.В. Ягуновой исходят из гипотезы о том, что «выбор стратегии восприятия текста определяется языком, комму­никативной ситуацией и - в существенной степени - функциональным сти­лем текста» (Ягунова 2008: 347), причем «каждому тексту соответствует неединственное смысловое структурирование» (там же: 344).

1.2. Исследования перцептивной базы языка. Системное представление о перцептивной базе языке, введенное 3. Н. Джапаридзе как «единство хранящихся в памяти человека эталонов фонетических единиц и правил сравнения с ними» (1985: 13), оказывается созвучным современным идеям восприятия речи человеком, обладая, с нашей точки зрения, значительной объяснительной силой как в концептуальных, так и в процедур­ных вопросах восприятия речи человеком.





Петербургской лингвистической школой традиционно признается теоретическое и прикладное значение понятий артикуляционной (АБ) и перцептивной баз языка (ПБ) (Л. Р. Зиндер, Л. В. Бондарко, М. В. Гордина, Н. Д. Светозарова, А. С. Штерн и др.). Л. Р. Зиндер не только подчеркивал безусловное прикладное значение и перспективность дальнейшего изучения ПБ, но и теоретическое, прежде всего для характеристики звукового строя языка, а также понимания механизмов восприятия речи (Зиндер 1997: 92; Зиндер 1986: 42). В литературе, наряду с признанием безусловной актуальности понятия ПБ языка, отмечалась недостаточная разработанность его лингвистического содержания, нечеткость некоторых трактовок, противо­речивость его связи со значением текста, недостаточная конкретизация толкований используемых категорий (Евчик 2001). Понятие ПБ языка требует уточнения и дальнейшей разработки.

Тезисы 3. Н. Джапаридзе о зонной природе эталонов ПБ языка и катего-риальности восприятия фонетических единиц хорошо согласуются с совре­менными представлениями психологии (Джапаридзе 1985: 48). Зонный характер эталонов определяется категориальностью восприятия, которая, в свою очередь, зависит от фонематической системы конкретного языка.

С. И. Бернштейн, учитывая реальность взаимодействия слуховых и произносительных навыков и речи, предлагал ввести особое понятие фонетической базы, подразумевающей совокупность произносительных и слуховых навыков (Бернштейн 1975: 24).


14

Ключевое значение имеет определение набора эталонов ПБ. О том, каковы именно эти эталоны и правила, можно делать предположения, лишь наблюдая над актами восприятия (1985:14; 35-37, 64-65). Все актуальнее становится вопрос представленности других уровней, прежде всего слова, в ПБ языка. Экспериментальные исследования А.С.Штерн подтвердили реальность обращения слушающего к ПБ языка в процессе восприятия речи. А.С.Штерн принадлежит идея расширительной трактовки перцептивной базы языка: «Следовало бы говорить о наборе эталонов не только на фонетическом (звуки, слоги), но и на других лингвистических уровнях, что связано с проблемой целостности/поэлементности восприятия речи» (Штерн 1992:207); «имеются эталоны высокочастотных слов, структур предложений и текстов» (Штерн 1990:28).

В теории восприятия по существенным лингвистическим признакам (СЛП) А. С. Штерн выделяется два вида единиц. Отражением элементарной речевой операции (единицы), сохраняющей свойства восприятия (целого), считаются СЛП. Они отражают непрерывный характер деятельности и присущи первому этапу восприятия, на котором создается «сенсорный слепок» физической реальности. На втором этапе происходит распознавание элементов объекта (психолингвистических единиц: слогов, слов, предложе­ний и связных текстов), а также и объекта целиком: «Это, по-видимому, осу­ществляется сопоставлением информации, полученной на пересечении при­знаков, с характеристиками эталонов, имеющихся в мозгу реципиента» (Штерн 1992: 189-193).

«В реальной речи не все фонемы, образующие план выражения слова, должны быть представлены в его звуковом облике <...> Высокая избыточ­ность языка, свидетельствующая о примате смысловой стороны над звуковой, обеспечивает опознание отдельных единиц высказывания даже при ущербности их звукового облика. Опознание слова есть результат реконструкции его фонемного состава; вместе с тем опознание наступает только после того, как будет осуществлена такая реконструкция» (Зиндер 1981:106). Очевидно, «носитель языка знает слова своего языка и узнает их при недостаточной фонетической информации» (Бондарко 2004: 336). Ср. тезис С. Хокинс о «знаниях» (knowledge) слушающего, которые определя­ются «опытом» (Hawkins 1999). Изучение процессов понимания текста дока­зывает наличие в памяти человека эталонов слов, речевых штампов, высоко­частотных словосочетаний, фразеологических единиц (Залевская и др. 1998: 33).

1.3. Вероятностная составляющая процесса восприятия. Современ­ные экспериментальные исследования подтверждают важную роль частот­ности речевых единиц в процессах восприятия, которая оказывает влияние на многие процессы восприятия речи, «включая лексический доступ к слову, извлечение ассоциативной фонологической и семантической информации из долговременной памяти, хранение слова и его ассоциаций в рабочей памяти» (Секерина, 2006, 28); при этом подчеркивается, что различие в скорости, с какой распознаются слова на раннем этапе, имеет серьезные последствия для последующих этапов восприятия речи (Oustenhout, Bersick, McKinnon, 1977).


15

Восприятие речи или переработка информации является активной деятельностью, построенной по вероятностным законам (Линдсей, Норман 1974), категория вероятности (частотности) учитывается во многих моделях восприятия (Касевич 1994; Штерн 1002; Hawkins 1999: 189-201; Morton 1964, Elman, McClelland 1986; Frauenfelder, Peeters 1990; Broadbent 1967; Forster 1979: 27-86 и мн. др.).

Вероятностные характеристики языковых единиц признаются неотъемлемой частью структуры языка (Зиндер 1958; Андреев, Зиндер 1963; Адмони 1964; Фрумкина 1971; Фрумкина, Василевич 1967; Налимов 1974; 1993), а вероятностное описание языка и речи «целесообразным и единст­венно возможным» (Топоров 1959). Е. В. Ерофеева связывает новый подъем вероятностно-статистических исследований объектов различных систем с развитием теории нечетких множеств и «мягкой» логики, и главное, с прило­жением теоретических идей к практической деятельности (Ерофеева 2005: 3).

Единицы языкового ядра выступают как «первично усвоенные и связанные с процедурным знанием» (Залевская 1999: 34), они используются носителем языка в качестве слов-идентификаторов в ситуациях, требующих разъяснения незнакомых и «плохо» знакомых понятий (Золотова 2002: 37).

На важность вероятностной составляющей процесса восприятия речи указывали Л. Е. Куколыцикова и А. С. Штерн, по мнению которых, при восприятии слов в шуме происходит выбор как среди множеств слов, обладающих услышанными значениями признаков, устойчивых к шуму, так и среди слов, имеющих услышанные цепочки фонем (Куколыцикова, Штерн и др. 1979)

И. А. Угланова рассматривает «частоту слова» в качестве одного из функциональных оснований вербального опыта и описывает ее как особую систему категоризации: прототипами категорий являются слова, среди которых одни оказываются психологически выделенными относительно других (Угланова 2005: 129). Поскольку признак «частотность» является континуальным (А.С.Штерн), психологически он представлен в структуре сознания как градуальный эталон.

Выявление системных и статистических закономерностей организации перцептивного словаря может считаться перспективным с точки зрения укрепившейся в последнее время тенденции обращаться при исследованиях языковой и речевой действительности к материалу представительных «корпусов», организованных по вероятностному принципу. Одно из первых крупномасштабных исследований частот английских слов отражено в двух дополняющих друг друга частотных списках -[Lorge, Thorndike 1938; Lorge 1949], а также [West 1953] (Алексеев 2001, 1973). Базовыми понятиями лингвистической статистики, связанной с проблемами частотных словарей, являются понятия частоты и вероятности (Алексеев 2001: 22). Переход от ядра лексикона к его периферии представляет собой вероятностный континуум, следовательно, отношения между ядром и периферией обусловлены вероятностными характеристиками. Лексическая система языка (на примере русского) представляет собой «не привычную диаду (ядро -


16

периферия), а триаду: языковая периферия - основной лексический массив -сверхъядро» (Богданова 2002: 4).

Настоящее исследование проводилось на материале частотного Британского национального корпуса (Oxford University computing service, версии 2003 г.); главными достоинствами словаря являются величина его выборки (100 млн. словоупотреблений), так как чем больше выборочный корпус, тем достовернее результаты (Алексеев 2001: 22), а также его постоянное пополнение и обновление (подробнее о BNC см. гл.2.).

1.4. Синергетические аспекты восприятия речи. Вероятные законо­мерности функционирования языка являются одним из механизмов сложной синергетической парадигмы его существования. Синергетика как теория самоорганизации неравновесных открытых систем использует вероятность и случайность в качестве основы моделирования поведения системы, в которой спонтанно возникают отдельные островки упорядоченности (БЭС 2002: 731). Фундаментальный принцип синергетики - наличие имманентного потенциала самоорганизации; ее основной тезис - неравновесность выступает условием и источником возникновения порядка на всех уровнях структурной органи­зации бытия (Г. Хакен, И.Р. Пригожий, С.П.Курдюмов) (Безручко и др. 2005).

Язык во всех своих аспектах представляет собой саморегулирующуюся систему, характеризующуюся наличием системных процессов саморегуляции (Адмони 1972; Арнольд 1991; Дрожащих 2006; Плоткин 1972; Хлебникова 1972; Гухман 1981; Москальчук 2003; Мышкина 1999; Пиотровский 1968 Базылев 1998; Герман, Пищальникова 1999; Герман 2000; Мышкина 2002; Кушнина 2005 и др.), и стало быть, должен изучаться с позиций теории само­организации. Этот подход считается сегодня одним из глубоких общемето­дологических подходов, изменяющих научное мировоззрение в целом (Безручко и др. 2005; Пригожий 1985; Пригожий, Стенгерс 1986; Хакен 1980; 1991; 2000; Jantsch 1980; Курдюмов, Малинецкий 1983; Князева, Курдюмов 1994; Аршинов, Буданов, Войцехович 1995 и мн. др.).

Синергетический подход к изучению структуры текста, созвучный современному антропоцентризму, позволяет выявить общность процессов спонтанного возникновения упорядоченности, описать пути развертывания и поведения структуры целого, установить кооперативные взаимодействия процессов организации текста. Дискуссионным и не изученным остается вопрос о синергетической сущности процессов восприятия звучащей речи. Вместе с тем, есть основания рассматривать процессы восприятия речи, кото­рая в естественных условиях, как правило, происходит на фоне различных помех - объективных (шумы, дальность приема, акцент и т.п.) или субъ­ективных (тугоухость, уровень владения языком и т.п.) (Штерн 1990), как процесс синергетической природы. Синергетический эффект проявляется в том, что шум актуализирует нелинейные процессы, проявляющиеся в боль­шей опоре на обобщенные признаки надфонемного кода слова, специфи­ческие для данного языка; наблюдать «комбинированное действие компо­нентов, при котором суммированный эффект превышает действие каждого компонента в отдельности». Здесь синергетический эффект будет означать


17

«повышение результативности совместного действия факторов по сравнению с теми же, действующими отдельно» (Хакен 1980).

Гештальт-психологами, по сути, описан синергетический механизм самодвижения психических структур: вопрос о причинах движения и разви­тия решался через анализ внутренних противоречий системы (М. Вертгеймер, К. Левин, Ж. Пиаже, Н.Ах, П.А.Анохин). Психические структуры, возникая как несовершенные и неустойчивые, обладают способностью к само­развитию; внутренние напряжения психики, как в электрическом поле, создают потенциал и вектор, в направлении которого протекает перестройка несовершенной структуры в совершенную, более согласованную и уравнове­шенную (Шабельников 1986). По-видимому, ПБ языка как психическая структура обладает имманентным потенциалом самоорганизации и саморазвития, который активизируется в условиях помех.

В разделе 1.5. Проблемы восприятия речи с точки зрения теории билингвизма обсуждаются различные классификации билингвизма, постро­енные на различных основаниях (Щерба 1958; Weinreich 1953; Bialystok et al. 1994; Groot and Hocks 1995). Под билингвизмом нередко подразумевают «владение в совершенстве употребительными, устными и письменными формами обоих литературных языков без появления интерференции в каком-нибудь уровне их структур» (Дешериев, Протченко 1972:34). Другие авторы исходят из уровня владения языком, который позволяет включаться произвольно в общение на любом из языков (Миньяр-Белоручев 1986; Grahn 1984). Учитывая неопределенность коммуникативного критерия, билингвизм рассматривают как континуум, крайние точки которого образуют моно-лингвизм и совершенное владение двумя языками (Розенцвейг 1972; Mattes, Omark 1984). Наблюдается сознательный отказ от требования совершенства и отсутствия интерференции при употреблении двух языков (Александрова 2006; Краузе 2002; Черничкина 2006, 2007; Grosjean 2008; Poelmans 2003). Иностранный язык по своему качеству может приближаться к уровню родного, но достигнуть его не может (Klein 2000; Jacobs 1988; Paradis 2004). В процессе изучения иностранного языка человек постепенно переходит от субординативного к смешанному или координативному типу билингвизма (Лещнко 2006; Белл 1980; Chen 1986; Groot and Hocks 1995).

Исследование индивидуального билингвизма обращено в первую очередь к психолингвистическим процессам, которые имеют место при попеременном употреблении двух языков и обычно связывается с уровнем владения языком (Краузе 2002). В таком понимании и трактуется билингвизм как явление в настоящей работе.

Фонетическая интерференция занимает особое место в силу своего регулярного и системного характера, пронизывая весь речевой материал, затрагивая как АБ, так и ПБ (Бондарко 1981; Троценко 1989; Штерн 1988 и др.), оказывая отрицательное действие, которое проявляется в ошибках в речи билингва; иногда наблюдается положительный перенос навыков с родного языка на иностранный (Краузе 1989; Jordens et al. 1978; Kellerman 1978). A.C. Штерн анализирует восприятие на родном языке (РМ), аутен-


18

тичный механизм восприятия на иностранном языке (ИМ) и формирующийся механизм (ФМ), который испытывает влияние РМ, но стремится приблизиться к ИМ. Особый интерес при этом представляет «третье состояние»: кроме несформированности некоей категории, к причинам такого явления можно отнести «отталкивание», нежелание осуществить поло­жительный перенос, «хаос» в механизме (Штерн 2006: Любимова 2004).

Вторая глава «Принципы описания строя английского языка в перцептивном аспекте» посвящена проблемам описания строя английского языка с позиции слушающего. Полное описание строя того или иного языка возможно лишь при учете позиции как говорящего, что традиционно в лингвистической литературе (см. напр. работы: Адмони 1964, 1972, 1988; Ильиш 1971; Смирницкий 1956; Плоткин 1967, 1989), так и слушающего (Зиндер 1979; Лешка 1969; Винокур 2005; Chomsky 1957 и др.). Возможна и третья точка зрения: при описании речевого поведения индивида считает необходимым учитывать и позицию изучающего данный язык» (Винокур 2005; Chomsky 1957: 56).

Адекватность описания языковых систем далеко не всегда равнозначна увеличению их детальности; нередко перегрузка несущест­венными для системы деталями неизбежно ведет к искажению картины (Плоткин 1989:8). Наряду с исчерпывающими описаниями структурных и функциональных особенностей языковых систем, лингвистика нуждается в описаниях наиболее существенных особенностей языковой системы, отра­жающих целостность строя (см.: Адмони 1988; Плоткин 1989; Смирницкий 1956), что позволяет охарактеризовать своеобразие типологического облика данного языка. Совокупность таких существенных особенностей языковой системы традиционно понимают как строй языка (см. напр.: Бондарко 1977; Гак 1977; Звуковой строй языка 1979; Единицы разных уровней грамматического строя языка... 1969 и др.).

В разделе 2.1. Подсистемы строя языка обсуждается понятие уровне-вости языка как составная часть понятия системы в современной линг­вистике (Единицы ... 1969; Черниговская 2004) и иерархии его единиц (Bьhler 1934; Щерба 1974; Кухарж 1969; Лешка 1969 и мн. др.). В качестве особых уровней выделяют уровни слов и предложений.

Строй языка обычно рассматривается в неразрывном единстве трех взаимосвязанных подсистем - звуковой, грамматической и лексической. Обычно подразумевается, что подсистемы языка неодинаково отражаются в его строе: строевая роль звуковой и грамматической подсистем существенно выше лексической, поскольку фонетика и грамматика функционируют как «закрытые, жесткие по структуре» (Плоткин 1989: 9). Лексическая под­система «принадлежит к разновидности открытых систем с нежесткой структурой из ядра и периферии» (там же).

В разделе приводятся данные, подтверждающие то, что строевая приро­да в полной мере присуща и лексической подсистеме языка. Кроме того, ин­туитивно ощущается, что «величайшую степень языковой специфичности следует искать в организации слова» (Плоткин 1989: 12), а «точное определе-


19

ние слова возможно только для конкретного языка» (Мартине 1963: 3).Звуковой облик слова представляет собой не «простой набор фонем», а «некоторую целостность: в каждом данном языке существует канонический тип сегментной организации слова, который является существенной вероятностной характеристикой языка; эту внутреннюю организацию слова необходимо учитывать, изучая функционирование слова как при производстве речи, так и членении речевого потока при восприятии» (Зубкова 1978:7).

Поскольку любое описание языка имеет дело и с формой, и с содержанием и выбор пути в ту или другую сторону определяется задачей, стоящей перед исследователем (Зиндер, Маслов, 1982, 69), путь от формы к содержанию соответствует пассивной грамматике, т.е. позиции слушающего.

В разделе 2.2. Особенности строя английского языка освещаются кардинальные вопросы строя английского языка характеризующегося «сложным сочетанием различных элементов, которые наслаивались один на другой на протяжении истории языка и вступали в различные взаимо­отношения между собой» (Ильиш 1948: 303-319), в результате чего отмечается неоднородность слоев английской лексики.

Рассматривается системная оценка лексики любого языка не как «кучи разнообразных примеров, но как специфической для этого языка системы лексических единиц» (Смирницкий 1998: 7). В отношении лексической подсистемы современного английского языка В. Я. Плоткин отмечает «сосуществование двух типологически разнородных слоев: исконного аналитизированного и заимствованного синтетического» (там же: 229). Причем на слой заимствованной «длиннословной» лексики не распространяются такие строевые черты английского языка, как немногосложность, частеречная гибкость, сниженная аффиксальная валентность, стабильность корня при аффиксации, высокая активность в словосложении и создании аналитических лексем. Этот слой лексики характеризуется частеречной фиксированностью, высокой вариативностью как основы, так и аффикса, неучастием в аналитических лексемах и словосложении, четкостью морфемной структуры слова (там же: 189).

В. Я. Плоткиным предлагается комплексный, синтезирующий подход к описанию строя английского языка как целостного единства трех взаимосвязанных подсистем (Плоткин, 1967, 1975, 1976, 1989).

Актуальнейшей проблемой лингвистической типологии автор считает «выявление типологически существенных строевых черт языков мира» (там же: 11), а также «выбор ведущего типологического критерия, стержневой, ключевой, определяющей черты в его системе» (Плоткин 1989; Мельников 1971; Зубкова 2003, 2004).


20

Традиционно понятие строй языка рассматривается в синонимическом ряду понятий система или структура языка . В. Я. Плоткин определяет строй языка как «совокупность существенных черт языковой системы» (Плоткин 1989: 8), делая понятие доминантным, закрепляя его целостность в совокупности основополагающих принципов языковой системы.

«Спорность и шаткость многих элементов строя современного языка свидетельствуют о том, что он находится в состоянии неустойчивого равновесия и происходящие то там, то здесь толчки показывают направление, в котором язык, вероятно, будет развиваться в дальнейшем» (Ильиш 1948: 321). Динамичное развитие аналитических тенденций в современном англий­ском языке ставит перед лингвистами целый ряд новых теоретических проблем. К числу спорных и противоречиво трактуемых относятся, в частно­сти, вопросы сегментной просодики (Кузьменко 1991), связанные с неоче­видным статусом английского слога, совпадением или несовпадением границ слога с границами слов и морфем, способами ритмического членения и типами его единиц, акцентными характеристиками и ударением, ролью гласных и согласных в слоге, а также фонологическим содержанием долготы (см., напр.: Клейнер 2000, 2002). Ю. К. Кузьменко считает степень возможности превращения слогоконечных согласных в слогоначальные перед гласным следующего слога или слова одним из основных признаков, позволяющих определить фонологический тип языка. По возмож­ности/невозможности ресиллабации автор относит германские языки с корреляцией контакта, включая английский, к смешанной группе, а именно к языкам, «в которых противопоставлена возможность ресиллабации в словах со свободным контактом невозможности в словах с плотным контактом» (Кузьменко 1986: 130).

Одной из важнейших характеристик звуковой стороны английского языка, считается противопоставление слогов, различающееся способом при­мыкания (контакта) гласного и последующего согласного, впервые описанное Э. Сиверсом как «резкий и плавный акцент» и введенное в качестве просодической «корреляции усечения слога» Н. С. Трубецким (Клейнер 2002: 41; Мячинская, Клейнер 1980: 147). Противоречивы мнения по поводу фонологического статуса длительности вокалического слогоносителя. Одни исследователи разделяют точку зрения Н. С. Трубецкого относительно того, что длительность (беспрепятственная артикуляция гласного) или краткость

В словаре строй (structure of language) определяется как 1) способ выражения грамматических отношений между словами как синтаксическая характеристика языка, обнаруженное в ней соответствие определенным моделям построения, напр.строй интонационный, синтаксический; аналитический; 2) данная система отношений в том или ином разделе языка, напр. строй лексический, семантический; звуковой строй то же, что звуковая система (Ахманова, 2004, 457-458).В «Англо-русском словаре по лингвистике...» (Баранов и др., 2001) строй переводится как system of language. В работе «Звуковой строй современного русского языка»: понятие строй упо­требляется в контексте особенностей звукового оформления единиц языка, особенностей звуковой системы языка и организации звуковой материи языка (Л. В. Бондарко, 1977).


21

(выражение усечения конечной фазы артикуляции гласного) определяются примыканием («слабым или сильным») (Клейнер 2002, 41-42; Кузьменко 1991; Либерман 1965; Essen 1961).

В других работах подчеркивается, что при противопоставлении пар гласных /i:/-/г/ и /и:/-/и/ по длительности «упускается из виду более существенное противопоставление их по качеству, а также четкая связь «так называемой традиционной долготы» одного и того же гласного с характером последующего согласного» (Интерференция... 1987: 248; Gimson 1965; Rafael 1972), а также по напряженности/ненапряженности (Якобсон, Фант, Халле, 1962 204). Утверждают, что длительность гласного зависит от характера последующего согласного (глухого, фортисного vs звонкого, ленисного), причем, этим определяется тип контакта, плотного или свободного (Куколыцикова 1984; Прокопова 1973).

Экспериментально-фонетические исследования Р. К. Потаповой, посвя­щенные слогу в контексте длительности, примыкания и фразовой просодики приводят автора к выводу о том, что в английском языке существует лишь один тип примыкания - сильный (и его варианты) (Потапова 1986: 92); все различия в динамике фонетических коррелятов кратких и долгих гласных, относятся прежде всего к общей качественно-количественной структуре гласных (локализация энергетического максимума, тембральные сегменты), «исключая конечную фазу примыкания последующего согласного, которая обнаруживает принципиальное сходство» (там же: 91-92). По мнению Ю. А. Клейнера, «корреляция контакта основывается не на противопоставлении слогоносителей, но на противопоставлении целых слогов» (Клейнер 2002: 44); причем, «способ примыкания и является просодическим минимумом в английском языке» (Клейнер 2002: 41).

В разделе 2.3. Английское слово в перцептивном аспекте приводятся результаты исследований, подтверждающие строевую природу основных фонетических типов английского слова, экспериментально выявленных и вероятностно обоснованных на материале Британского национального корпуса (BNC). Очевидно, можно говорить и о системе перцептивных типов («формул») английского предложения (см. Гл. 4). Совокупность выделенных таким образом типов слов и предложений как «психологических единств», естественно выделяемых носителями языка, наряду с механизмами их восприятия, предлагается рассматривать как основу при описании перцептивного аспекта строя английского языка.

На материале BNC выявляются основные фонетические типы английского слова. Предлагаются вероятностные основания для описания двух типологически разнородных слоев английской лексики: односложных и двусложных слов («коротких») и многосложных («длинных»).

В лексикологии определены разнообразные принципы классификации слов, в основе которых лежат грамматические, структурно-морфологиче­ские, семантические и другие признаки (Арнольд 1959; Ильиш 1971; Блох 2000; Зубкова 1981; Богданова 2002 и др.). Рассматриваются принципы создания фонетической классификации слов по СЛП, которая согласуется с


22

идеями А.И.Смирницкого о построении классификации фонетических типов английских слов (Смирницкий 1956) и подходом к описанию типов немецкого слова П.Менцератом в классической работе "Architektonik des deutschen Wortschatzes" (Menzerath 1954).

В процессе восприятия звукового потока слово «и другие сложные знаки фигурируют как некоторые целостные объекты» (Зиндер, Касевич: 1989: 34). При этом идентификация фонем экспонента слова является «необходимым компонентом любых стратегий восприятия речи; различны лишь пути, которыми достигается данный результат» (там же : 35). В случаях, когда слово воспринимается как целостный объект, слушающий использует преимущественно «надфонемные коды», а фонемная запись выступает как своего рода побочный продукт распознавания, обеспеченного в большой степени «в обход» фонем (там же : 36). При этом особую значимость приобретает вопрос о комплексе обобщенных признаков слова как целостной единицы, таких как длина в слогах, акцентный контур, «консонантный скелет» слова и др.

Выявление всего комплекса признаков слова как целостной единицы на материале отдельно взятого языка остается актуальной лингвистической задачей, равно как и описание всей языковой системы с точки зрения своеобразия звукового строя соответствующего языка в перцептивном аспекте. В настоящем исследовании попытка решения этой задачи предпри­нимается с позиций теории восприятия с опорой на СЛП, предложенной Л. Р. Зиндером и А. С. Штерн (см.: Зиндер, Штерн, 1972; Штерн, 1992). Такой подход позволяет выявить группы слов, которые можно рассматривать как фонетические типы слова. В основу положена идея о том, что набор существенных лингвистических признаков (СЛП) может служить основанием для выявления фонетических типов и, таким образом, позволяет описать звуковой облик слова в единстве его существенных языковых характеристик (Чугаева 2003; 2006). При таком подходе особую значимость приобретает и задача описания всей системы целостных объектов, т. е. слов, с точки зрения своеобразия звукового строя соответствующего языка.

В концепции восприятия речи по СЛП предполагается, что процесс восприятия слова, зависит от восприятия градаций ЛП; набор ЛП представ­ляет собой иерархию нескольких лингвистических уровней, от дифферен­циального признака до текста (см.: Зиндер, Штерн 1972; Штерн 1992). В ходе экспериментов по восприятию английского слова (Чугаева 1989; 2004; 2007) определился иерархически организованный комплекс ЛП, самыми значи­мыми из которых оказались частотность слова, длина в слогах, ударная гласная, акцентно-ритмическая структура и длина в морфемах. Фонети­ческие типы, то есть группы слов, объединенные тем или иным признаком (напр., длины - все одно-, дву-, трехсложные слова и т. д.) с неизбежностью характеризуются различными специфическими особенностями и вероятно­стными характеристиками в разных языках. Таким образом, признаки слова как целостной единицы могут быть применены для описания общего фонетического облика слова того или иного языка.


23

Проведенный в данной работе лингвостатистический анализ частотной группы слов BNC (100 млн словоформ), организованных по частоте встречаемости, доказал возможность выявления и описания существенных особенностей внешнего облика ядра английской лексики, что актуально как с теоретической, так и с методической точек зрения. Оказывается возможным провести более детальное сравнительное изучение фонетических типов слов в разных частотных слоях языка, чтобы проследить динамику представленности этих фонетических типов в ядре языка и на периферии.

2.4. Типологические сопоставления фонетических типов слова в разных языках. Любое исследование и описание языка должно строиться на определении принципов отбора строевых особенностей и критериев их сопоставления в разных языках, обеспечивающем целостность типоло­гического сопоставления; «только тогда, когда от разрозненных элементов поднимаются до этого единства, получают реальное представление о самом языке» (Гумбольдт 1984: 73). Таким комплексом критериев сопоставления слов разных языков в настоящем исследовании принимается набор перцептивно значимых признаков слова. В работе предпринята попытка лингвостатистического описания звукового облика английского слова с позиции обобщенных перцептивных признаков в сопоставлении с русским, немецким и французским. Такое описание и сопоставление словесных типов с точки зрения сходств и различий позволяет определить своеобразие характеристик слова в разных языках, при описании которых «мы неизбежно сталкиваемся с тем, что одни и те же явления неравномерно представлены <...>, лингвистическое богатство неодинаково распределяется между языками» (Гак 1977: 13).

Сопоставление проводилось на материале частотных словарей: соответствующих языков [С.А. Шарова (http://www. rascorpora. ru; Н. Meier, Deutsche Sprachstatistik 1964; Baudot J. Frequences (ї'utilisation des mots en francais йcrit contemporain, 1992] по признакам: длина в слогах, ударная гласная, ритмическая структура, консонантный коэффициент, длина в морфемах (для английского слова); кроме того, сопоставлялись наиболее частотные консонантные типы одно- и двусложных слов (для русского и английского). Выявленные особенности обнаруживают своеобразие англий­ского слова по всем признакам: длине в слогах и морфемах, консонантному составу (количественно и качественно), ударной гласной, ритмической структуре.

Своеобразие звукового облика английского слова проявляется, прежде всего, в количественной противопоставленности «коротких» и «длинных» слов: 87,8 % коротких (одно- и двусложных) и vs 2,78 % длинных (четырех- и более сложных). Основными типами русского слова оказались двусложное (50,2 %), и отчасти, трехсложное (22,3 %). Для немецкого высокочастотного слова, так же как и для английского, характерна односложность, однако в ядре языка преобладали двух- и трехсложные слова, появились и четырех­сложные. Длиннее английского и французское слово: дву- и трехсложных типов было по 31 и 37 % соответственно, четырехсложных - 23 %.


24

По ритмической структуре английское и французское слово противопоставлены своей начально- и конечноударностью: для английского двусложного хореический тип превосходит ямб в соотношении 76,6 vs 23,4%; трехсложное английское слово представлено начальноударными и серединноударными типами (48,2 и 49,3 %) при ничтожном количестве конечноударных типов (2,5 %). Для русского слова достаточно ровно распре­делились все три типа ударенности. Немецкое слово обнаружило тенденцию к преобладанию хореических структур и сильную тенденцию к появлению второго ударения в частотных словах, как на первом, так и на втором слоге.

Консонантный коэффициент английского слова превышает все другие: 2,43 vs 1,4 в русском; от 1,4 до 1,6 в немецком и от 1,68 до 1,5 во француз­ском слове, что характеризует высокочастотное английское слово как консо-нантно нагруженное, причем с нарастающей тенденцией к консонантизму в сверхъядре языка. Преобладающий консонантный тип английского и немец­кого слова CVC противопоставлен открытым слогам в двусложном русском слове CVCV. Английское слово в лексическом сверхъядре оказалось на 83,7 безаффиксальное, лишь 16,3 % слов содержат суффиксы, в то время как во всех остальных сравниваемых языках достаточно большое количество словесных типов содержит как суффиксы, так и префиксы, особенно это характерно для русского и немецкого языков.

Для ударного вокализма высокочастотного английского слова характерно преобладание слов, содержащих краткие переднего ряда (в два раза больше, чем долгих или дифтонгов: 425 vs 223 и 268 соответственно).

2.5. Перцептивные характеристики звукового строя английского языка. Проведенный лингвостатистический анализ фонетических типов слова английского языка в сравнении с русским, немецким и французским позволяет сделать следующие выводы.

Комплекс ЛП признаков можно рассматривать как основание построе­ния классификации фонетических типов слов языка. Количественные и качественные характеристики описывают звуковой облик английской лекси­ки в единстве ее существенных языковых особенностей. Выделенные фонети­ческие типы как группы слов, объединенные тем или иным ЛП, например, длины в слогах (одно-, дву-, трехсложные и т. д. слова) обладают различными специфическими особенностями и вероятностными характеристиками. Таким образом, признаки слова как целостной единицы могут быть применены для описания общего фонетического облика слова конкретного языка.

Предлагаемый подход к описанию фонетических типов слова харак­теризует лексическую систему с точки зрения представленности звуковых эталонов слов в ПБ языка. Необходимо отметить, что описание перцептив­ного аспекта звукового строя языка должно включать и характерные особенности механизмов восприятия слов языка (Л.Р. Зиндера и А.С. Штерн) прежде всего как функционирование «идеальной» системы перцептивных эталонов ментального лексикона у носителей языка. Эти особенности можно рассматривать как предпосылки к описанию строя английского языка в перцептивном аспекте.


25

Одной из самых ярких особенностей английской лексики оказалась отмеченная в литературе противопоставленность «коротких» и «длинных» слов. Своеобразие фонетических типов должно проявиться в функциональной вариативности их перцептивных механизмов (см. гл. 3)

В третьей главе «Количественные и качественные параметры восприятия английских слов носителями языка» представлены результаты экспериментальных исследований восприятия разных фонетиче­ских типов английского слова носителями языка - британцами.

Основной задачей экспериментального изучения такой сложной проблемы, какой является анализ процедуры восприятия звуковой последовательности, остается «систематическая квалификация тех особенностей речевого поведения человека, которые позволили бы установить иерархию различных уровней и описать ее количественно» (Бондарко1981: 182).

В силу сложности и недоступности объекта теории восприятия речи для непосредственного наблюдения основным методом исследования является метод моделирования. Создание модели - это один из компонентов общей теории объекта, поэтому оно обязательно требует подкрепления экспериментом (Шахнарович 1995: 21). Под моделированием того или иного объекта обычно понимается конструирование другого - реального или воображаемого - объекта, изоморфного данному в каких-то существенных признаках; при таком конструировании воспроизводятся специфические свойства, принципы организации и функционирования исследуемого объекта (Леонтьев 1965: 41; Leontiev 1963). Эвристическая ценность моделирования предполагается самим понятием моделирования как одного из средств научного познания; «моделирование несущественных, эвристических беспо­лезных свойств объекта в науке не применяется» (там же: 42; см. также работы: Зиновьев, Ревзин 1960; Колмогоров 1954; Фролов 1961; Штофф 1963; Klaus 1961).

3.1. К проблеме разграничения уровней понимания речи. Одной из неоднозначно трактуемых и недостаточно ясных проблем перцептивной лингвистики является разграничение уровней обработки информации и, в частотности, аспектов восприятия и понимания, что связано со степенью осмысленности речевого сообщения.

Автор настоящей работы разделяет уверенность тех исследователей, которые признают существование особого уровня восприятия звукового потока, непосредственно связанного с ролью отдельного слова, хотя обозначается он разными исследователями по-разному. И. А. Зимняя называет этот уровень лингвистическим (Зимняя 1976); Б. М. Лейкина - уровнем языкового понимания (Лейкина 1974), Ю. Н. Караулов - уровнем смысла слов (Караулов 1997), 3. Н. Джапаридзе - восприятием звучания текста (Джапаридзе 1985), В. Б. Касевич -«поверхностным», или «формально-языковым» (Венцов, Касевич 1994). А. С. Штерн, квалифицируя этот уровень как перцептивный («средний»), считает, что он «в действительности распространяется, с одной стороны, на более низкий, сенсорный,  уровень,  а  с  другой -  совпадает  с  низшим  (так  называемым


26

«языковым») подуровнем более высокого уровня - смыслового восприятия текста (Штерн 1990: 7).Все названные концепции объединяет сходное понимание сути данного уровня: он обеспечивает непосредственное восприятие материальных знаков плана выражения и их ближайшее осознание. А. И. Новиков считает, что этот уровень, хотя и не является доста­точным для полного понимания, тем не менее, определенную степень понимания обеспечивает и заканчивается восприятием текста на уровне слова как основной значимой единицы языка (Новиков 1983: 35). На следующем этапе осуществляется переход от образа языкового знака к образу его содержания. В. Б. Касевич считает, что «восприятие речи может обеспе­чиваться действием языкового механизма, которое носит по преимуществу формальный характер», называя такое восприятие «поверхностным» и ассоциируя его в основном, с перцептивными свойствами текста и синтагмы (Венцов, Касевич 1994: 93). Очевидно, в обычных условиях слушающий нередко ограничивается восприятием лишь «первого слоя», то есть восприя­тие осуществляется на формальном, поверхностном, «чисто языковом» уровне. «Поверхностный», или «формально-языковой», вариант восприятия носит многоканальный характер, что учитывается в модели параллельных распределенных процессоров (Венцов, Касевич 1994).

3.2. Роль слова при восприятии речи. Непосредственно связана с проблемой уровней обработки информации особая роль слова при восприятии речи. Целый ряд вопросов восприятия, обсуждающихся в настоящее время, непосредственно связаны с ролью слов при восприятии связного текста. «Слово занимает особое место среди единиц грамматического строя «своей сопричастностью к весьма различным областям языка» ((Адмони 1964: 8). Большинством современных лингвистов слово признается основной, цельной и естественной языковой единицей (Зиндер 1979; Зимняя 1976; Караулов 1987; Леонтьев А.А. 1965; Hawkins 1999; Koster 1987; Bock 1978; Pisoni 1985; Sendlemeir 1987; Plomp 2002 et al.); относится к основным психолингвистическим единицам языка и рассматривается как опорный элемент сознания (Залевская, 1990; Леонтьева А.А. 1965; Краузе, 2002; Воск, 1978; Hofmann, 1982).

Многими авторами лексикон признается центральным компонентом внутренней грамматики индивида при вспомогательной роли синтаксиса (Aitchison 1987).Считают, что при восприятии речи на некотором этапе приходится изолировать и узнавать слова и искать их значения в ментальном словаре (Flores d'Arcais & Schreuder 1983; Balota 1994 et al). Слово оказывается критической единицей сегментации текста, позволяющей прослеживать взаимодействие между данным в тексте и извлекаемым из памяти (Залевская 1998; Dubois 1992).

При восприятии слова (точнее его звуковой оболочки) как целостного объекта особую значимость приобретает вопрос о комплексе обобщенных признаков слова как целостной единицы, таких как длина, акцентный контур, «консонантный скелет» слова и др.; таким образом, выявление всего комплекса признаков на материале  отдельного  взятого языка,   а также


27

описание механизмов восприятия единиц разных уровней становится актуальной лингвистической задачей.

В теории восприятия по СЛП Л.Р. Зиндера и А.С. Штерн (Зиндер, Штерн 1972), развивающейся автором настоящей работы, моделирование механизма восприятия слов основывается на выявлении совокупности ЛП, влияющих на их восприятие. От адекватности восприятия признаков, точнее их градаций (степень интенсивности действия фактора), зависит правильность восприятия речевого отрезка. Таким образом, СЛП являются своеобразными опорами при восприятии, существующими на каждом языковом уровне. На уровне слова такими признаками являются «длина слова», «ударная гласная», «частотность» («Fo6» и «Fcy6»), «ритмическая структура», «консонантный коэффициент», «часть речи» и др. (Краузе 1989; Чугаева 1989; Штерн 1992).

Результаты многочисленных исследований английской речи, выполненных с этой точки зрения, доказывают особый статус признаков, «частотность слова», «длина слова в слогах» и «ударная гласная» (Чугаева 1989, 20046). По сути, все они могли бы выступать в роли гиперпризнаков. Признак «длина слова в слогах» проявляется в градациях «односложное», «двус-», «трех-» и «четырех- и более сложное» слово. Интерес представляет более детальное изучение особенностей восприятия английского слова разной длины (односложного, двусложного и многосложного).

Актуальность постановки такой лингвистической задачи определяется тем, что поскольку слово в потоке речи проявляется в своей конкретной длине, и «если человек не услышал, сколько слогов в данном слове, то он ничего не знает о признаке длина» (Штерн 1979: 167). Односложные, двусложные, трехсложные и четырех- и более сложные слова можно рассматривать в качестве фонетических типов английского слова (по длине). Предполагается, что слова длиной в один, два, три, четыре и более слога представляют собой разные группы эталонов ПБ английского языка и будут проявляться в разных механизмах восприятия. Это особенно важно с точки зрения сосуществования в английском языке двух типологических разнородных слоев лексики - «короткословной» и «длиннословной» (Плоткин 1989).

В настоящей главе обсуждаются данные экспериментов по восприятию носителями языка - британцами (БА) и американцами (АА) разных фонети­ческих типов английских слов, а также специально составленных текстов разной коммуникативной направленности (монологов и диалогов). Более подробно описываются особенности восприятия "коротких" (односложных и двусложных) и "длинных" (четырех- и более сложных) типов английского слова британцами.

В разделе 3.3. Методика составления экспериментального материа­ла обсуждаются принципы, методика и процедура балансировки словесных таблиц слов всех типов, принципы создания текстового материала (монологов и диалогов), записи экспериментального материала, методика проведения экспериментов и методы обработки данных исследования.


28

Был учтен опыт составления артикуляционных таблиц на русском языке (Зиндер 1951; Штерн 1984). Использовались ранние данные по восприятию в затрудненных условиях, а также некоторые идеи А. И. Смирницкого (Смирницкий 1956) и П. Менцерата (Menzerath 1954) о важнейших характеристиках английского и немецкого слова.

Описываются статистические методы обработки данных. Полученные данные аудиторского анализа обрабатывались с помощью различных статистических методов, которые использовались для описания статисти­ческих закономерностей восприятия речевых отрезков и опоры на ЛП.

В работе использованы следующие статистические методы и критерии: простой статистический подсчет (определение абсолютных и относительных частот), средние, построение вариационного ряда, F-критерий Фишера, коэффициент ранговой корреляции р Спирмена, дисперсионный анализ силы влияния (однофакторный). Каждый из методов применяется к анализу определенного материала в соответствии с задачами исследования.

В настоящей главе отдельно рассматриваются механизмы восприятия английских слов длиной в один, два, четыре и более слога . Таким образом, мы имеем возможность рассмотреть данные типы слова на «очищенном материале» (в терминах А. С. Штерн), изучить влияние признаков на восприятие слов разной длины и выявить их специфику в сравнении друг с другом и со словами «всех типов». Признак «ударная гласная» оказывается важным при восприятии слова в различных языках: сложная вокалическая структура и высокая энтропия гласных в английском языке делает его особенно значимым.

3.4. Количественные показатели восприятия словесного материала БА и АА. Основным параметром оценки успешности восприятия слов и предло­жений был процент правильного опознания речевой единицы (р, %). Интерес при изучении восприятия слов всех типов ("общих таблиц") заключался в том, чтобы проследить изменение р%, во-первых, в зависимости от языко­вого уровня воспринимаемой единицы (слово изолированное vs в тексте), что позволяет учесть влияние контекста; во-вторых, в зависимости от сформированности перцептивных навыков аудитора (носителей языка vs изучающих язык русских), что дает нам возможность сравнить качество сформированности их перцептивных баз. В таком виде эти результаты можно расценивать как количественную диагностику перцептивных механизмов восприятия русских аудиторов (РА) и сформированности ПБ иностранного языка (подробно см. гл. 5).

Дисперсионный анализ по этому материалу не проводился на том основании, что общие таблицы могут описать лишь усредненный, приблизительный  механизм   восприятия;   большую   объяснительную   силу

Механизмы «короткого» (одно- и двусложного слова) исследовались О. В. Байбуровой в кандидатской диссертации, выполненной под руководством автора в 2007 г. Данные по «длинному» английскому слову получены в кандидатской диссертации, выполняемой О. В. Ощепковой под руководством автора. В настоящий раздел включены данные этих двух исследований с согласия их авторов.


29

имеют данные моделирования механизмов восприятия конкретных типов слов, поскольку любое слово воспринимается в своей конкретной длине (Байбурова, Чугаева 2007).

Результаты восприятия слов сбалансированных программ отдельных типов суммарно практически совпадают с данными по восприятию сбалансированного материала слов всех типов, р % восприятия слов всех типов составил 75,07 % для британских и 62,02% для американских аудиторов. Снижение р % односложного слова закономерно и подтверждает, с одной стороны, вывод об односложном слово как наиболее уязвимой при восприятии единицей, с другой известную перцептивную универсалию о длине (Штерн 1992). Самым неожиданным результатом оказалось значительное отличие результатов восприятия слов АА от БА.

За единицу анализа текстового материала было принято слово как подход, широко распространенный в оценке звучащей речи (Зернов, Смирнов 1985; Новиков 1983). Пословная оценка текста обладает такими важными качествами, как элементарность, объективность и воспроизводимость, кроме того, она высоко коррелирует с оценкой смысловой разборчивости текста (Штерн 1992: 9). Текстовый материал анализировался по р% воспринятых слов, отдельно для двух монологов и диалогов. В эксперименте по прослушиванию предложений приняло участие 7 британцев и 7 американцев (это были те же русские аудиторы, что в экспериментах по восприятию слов). Экспериментальным материалом текстового уровня были два рассказа и 28 специально составленных диалогов (723 слова) и два монологических текста (392 слова и 512 слов соответственно).

Группа БА при восприятии текстов на уровне шума о дБ опознала 95,54% слов (р %макс = 69,14 %, р %шш = 56,09 %); при восприятии диалогов 95,3%. Не намного уступающий результат восприятия текстов показали и АА: р% составил монологов - 88,7%, диалогов - 93,49%. Обращает внимание прежде всего то, что АА показали высокий процент восприятия текстов, несмотря на гораздо худшее восприятия изолированных слов (р % 62,02 %).

Результат позволяет сделать, во-первых, вывод об опоре на семантический контекст для обеих групп носителей языка. Подтверждаются описанный в литературе вывод об улучшающей роли контекста (Венцов, Касевич 1994; Koster 1987; Goetzinger 1987; Liberman 1963 и др.); в других работах, посвященных в основном изучению ситуации восприятия родной речи, влияние контекста рассматривается как неоднозначное (Чугаева 1989; Pisoni 1985; Cole, Jakimik 1978). Во-вторых, такой высокий процент правильного опознания слов текста приводит нас к выводу о достаточности 60%-ного уровня сформированности слов для понимания текстов. По-видимому, достижение такого показателя восприятия слов способен обеспечить и надежное восприятие и понимание связной речи и полноценное общение на родном языке. Этот вопрос будет подробно обсуждаться в главе 5 в связи с вопросом о «критерии совершенства» перцептивной базы иностранного языка.


30

В разделах 3.5. Восприятие коротких типов английских слов БА, 3.6. Восприятие длинных типов английского слова БА и 3.7. Сопоставление механизмов восприятия коротких и длинных типов английского слова БА приводится количественная и качественная (ДА) диагностика механизмов восприятия разных типов английского слова БА проводится их сопоставление. В организации слов заключена величайшая степень языковой специфичности. Своеобразие аутентичных стратегий восприятия (британцы) проявляется в вариативности механизмов восприятия слова в зависимости от его длины. Подтверждается исходное предположение о двух разных стратегиях восприятия - короткого и длинного английского слова носителями языка - БА. По данным О. В. Байбуровой механизмы восприятия трехсложного слова тяготеют к механизму восприятия короткого, а не длинного слова, как предполагалось изначально (Байбурова, 2007); таким образом, перцептивный механизм восприятия односложного слова рассматривается базовым.

Иерархический комплекс перцептивно значимых признаков аутентичных механизмов восприятия английского слова всех типов включает экспериментально выявленные перцептивно значимые признаки: для короткого слова: ударная гласная, частотность, начальный звук; ритмическая структура (для двусложного слова). Выявленными опорными признаками при восприятии длинного английского слова были: ударная гласная, консонантный коэффициент, в меньшей степени частотность. Опора на ритмическую структуру оказалась менее значимой, чем на семантически нагруженный признак длина в морфемах.

Противоречивые данные по восприятию градаций признака ударная гласная говорят в пользу преобладания стратегии целостного, а не поэлемент­ного восприятия слова носителями языка.

В разделе 3.8. К проблеме вариантов ПБ английского языка обсуждается проблема разграничения вариантов ПБ английского языка БА и АА. Моделирование механизмов восприятия по значимым ЛП является одним из подходов не только к описанию ПБ языка, но и к определению количественных и качественных критериев для разграничения вариантов ПБ родного (в случае с американцами) и изучаемого (для русских аудиторов) языка. Такими критериями для разграничения вариантов могут служить р % (количественные показатели) и иерархия, ранги и веса признаков (качественные показатели).

В четвертой главе «Некоторые перцептивные характеристики английского предложения и текста» обсуждаются основания для построения классификации типов («формул») английского предложения по перцептивно значимым ЛП.

Трехсложное слово здесь не рассматривается как имеющее неясный, переходный статус. Как показано в диссертации О.В.Байбуровой, трехсложное слово тяготеет к механизму короткого, а не длинного слова (Байбурова 2007), подтверждая тем самым противопоставленность короткого и длинного слова.


31

В разделе 4.1. Английское предложение в перцептивном аспекте приводятся данные о несводимости к сумме составляющих его слов, а воспринимается как грамматическое целое, давно не нуждается в доказательствах. Характерно стремление современной лингвистики предста­вить синтаксическую систему отдельного языка в виде конечного списка «формул» («моделей») предложения, т. е. «структурных схем, включающих необходимые, организующие формы слов или их сочетания, и правила развертывания и расширения этих формул (Белошапкова 1969: 208). Применение таких формул к предложениям разных типов английского языка обосновано и детально изучено в многочисленных работах, написанных в аспекте порождения речи (В. Н. Ярцева, А. И. Смирницкий, Л. Л. Иофик, В. Г. Адмони, Н. Д. Арутюнова, В. А. Белошапкова, Ю. А. Левицкий, О. Есперсен, N. Chomsky, R. Fowler, С. С. Fries), однако выявление специфических особенностей звучащего английского предложения сохраняют свою актуальность.

Исходя из положения О. Есперсена о том, что «грамматика должна в первую очередь иметь дело со звуками» (Есперсен 1958: 13), а также утверждения о том, что «поток слышимых нами звуков становится осмысленным только тогда, когда мы "знаем" (пусть бессознательно) грамматику данного языка» (Слобин 1976), представляется актуальным рассмотрение предложения в аспекте восприятия.

4.2. К вопросу о перцептивной классификации английских предло­жений. Рассматриваются экспериментальные данные по восприятию англий­ских предложений разных типов, данные контент-анализа по признаку встречаемости разных «формул» английских предложений в устном тексте, а также результаты экспериментов по восприятию предложений в составе связного текста с точки зрения их целостности.

Экспериментальные исследования английского предложения в аспекте восприятия, равно как и многолетний преподавательский опыт автора, подтвердили целесообразность изучения английских предложений с точки зрения перцептивно значимых лингвистических признаков. Впервые вопрос о восприятии предложений с опорой на лингвистические признаки был поставлен в работе А. С. Штерн на материале русского предложения (Штерн 1992). В процессе многочисленных экспериментов по восприятию англий­ской речи, проведенных автором (Чугаева 1989; 2004), а также совместно с Н. С. Алексеевой , определился иерархически организованный комплекс ЛП английского слова, который лег в основу описания перцептивных типов английского слова. Возникло предположение, что выявленная иерархия ЛП будет объединять группы предложений, которые можно рассматривать как перцептивные типы, что может охарактеризовать специфические особенности английского предложения в перцептивном аспекте. Таким образом, перцептивно значимые ЛП предложения могут служить основанием

Приводятся данные дипломной работы Н. С. Алексеевой, выполненной в ПТУ под руководством автора (Алексеева 2000).


32

для выявления перцептивных структур (формул) английского предложения и построения их классификации в перцептивном аспекте. Экспериментально был выявлен иерархически организованный комплекс перцептивно значимых лингвистических признаков. Выяснилось, что на восприятие существенно влияют признаки «модальность» и «время глагола» (с градациями 13 глагольных времен); меньшее влияние на восприятие предложения оказывают признаки «сообщение-вопрос», «утверждение-отрицание», «актив-пассив».

По результатам контент-анализа, самым частотным типом предложений являются простые (48 % от общего числа предложений)текстового массива; сложноподчиненные предложения составляют 37%, сложносочиненные - 8 % смешанный тип - 7 %. Такое распределение можно расценивать как соответствующую иерархию представленности предложений в ПБ языка.

Самым распространенным типом сложноподчиненного предложения, по данным анализа BNC, является союз that, а в сложносочиненных - союз and. Кроме того, частотными союзами являются because, but, where, if, when, what, as и др. Поскольку союзы обычно не употребляются в речи в изолированном виде, а рассматриваются в рамках синтаксических конструкций, их частотность в ПБ показывает вероятность распределения соответствующих синтаксических конструкций. По параметру частотности были определены 6 глагольных конструкций, которые также могут рассматриваться в качестве частотных эталонов ПБ; самой частотной оказалась инфинитивная.

По параметру целостности восприятия английских предложений в составе текста британцами выясняется, что хуже остальных типов воспринимаются сложноподчиненные предложения, что очевидно, вызвано их длиной и сложностью подчинительных связей. Инфинитивная конструкция воспринимается легче, чем остальные; по-видимому улучшает ее восприятие частотность конструкции. Результаты восприятия того же текста русскими аудиторами говорят о полной несформированности эталонов фонетических единиц уровня предложений в перцептивной базе изучаемого языка на продвинутом этапе. Поэтому актуальной задачей в методическом плане является направленное обучению аудированию соответствующих типов предложений.

4.3. Предложение как единица восприятия. Как отмечает И. М. Берман, ссылаясь на В. Л. Зинченко, рецепция в процессе восприятия речевых сообщений основывается на узнавании, которое представляет собой «деятельность соотнесения, сопоставления чувственных качеств возника­ющего в процессе восприятия образа с предметом» (Берман 1976: 102). По В. Л. Зинченко, узнавание возможно только при условии, что чувственные качества «уже были запечатлены раньше в сознании реципиента и снова воспроизводятся в процессе восприятия тем же внешним возбудителем, который раньше вызвал их запечатление» (Зинченко 1964: 302). Таким образом, «синтаксические схемы словосочетаний и предложений могут быть узнаны,   если   кодовый   набор   соответствующих   эталонов   хранится   в


33

долговременной памяти воспринимающего. Совпадение образа восприни­маемого предмета с кодовым эталоном фиксируется в сознании как узнавание» (Берман 1976: 102). Наши данные полностью подтверждают приведенную точку зрения. Тот факт, что носители языка опознают на фоне шума абсолютное большинство предложений одного лексического наполнения, в то время как процент опознания изолированных слов на фоне шума такого же уровня у тех же аудиторов составляет от 73,2 % до 77,9 %, свидетельствует о том, что воспринимается синтаксическая конструкция как таковая. Такой высокий процент восприятия можно, с нашей точки зрения, расценивать как экспериментальное подтверждение представленности эталонов синтаксических структур в ПБ носителей языка. Низкий процент правильного опознания предложения говорит о менее чем достаточной сформированности таких эталонов у изучающих язык, а значит и о необходимости их направленного формирования. Это тем более важно в свете положения Л. В. Щербы о приоритете грамматики над словарем при изучении иностранных языков (Щерба 1974).

4.4. Функционирование ПБ базы языка: синтаксический уровень. Предложение, материально совпадая с высказыванием (Касевич 1988:751), являясь минимальной коммуникативной единицей, представляет собой перцептивное единство, один из «квантов», соответствующее тем или иным психолингвистическим единствам, наряду со словом (и слогом). Интерес в данном случае представляет изучение непосредственно синтаксической структуры предложения, поскольку при восприятии изолированного предложения «на первый план выдвигается его строевая функция».

На основании выделенных признаков представляется возможным ставить вопрос о классификации «формул», типов предложений с точки зрения их формы, которая при восприятии выходит на первый план. Необходимость классификации предложений в аспекте восприятия обуслов­лена прежде всего хранением «моделей» предложений в ПБ языка.

Целесообразным представляется поставить вопрос о представленности синтаксического уровня предложения в ПБ базе языка, а также о психологической реальности существования перцептивных типов предло­жений и возможности описания их строевых особенностей с опорой на перцептивно значимые СЛП синтаксического уровня.

В пятой главе «Этапы становления перцептивной базы иностранного английского языка: теоретические и прикладные аспекты» обсуждаются этапы становления перцептивной базы слов английского языка у русских, изучающих английский как иностранный, а также исследуются черты интерференции в перцептивном аспекте. Приво­дятся данные экспериментов по восприятию русскими аудиторами сбаланси­рованных таблиц слов всех типов, изолированных предложений и специально составленных текстов разной коммуникативной направленности (монологов и диалогов). Данные по восприятию английской речи русскими аудиторами сопоставляются с результатами прослушивания того же материала и в тех же условиях    носителями    языка    (см.    гл.    3    настоящей    работы).    Такое


34

сопоставление представляет собой количественную и качественную диагностику перцептивных механизмов русских аудиторов с разной степенью владения языком и характеризует, таким образом, состояние ПБ изучаемого английского языка. Кроме того, здесь подробно рассматриваются механизмы восприятия разносложных типов английского слова (коротких и длинных) и проводится их сопоставление с аутентичными механизмами восприятия, описанными в главе 3.

5.1. Формирование и функционирование ПБ иностранного языка

Как уже отмечалось, понятие ПБ языка, с нашей точки зрения, обладает значительной объяснительной силой не только в концептуальных, но и в процедурных вопросах восприятия речи.

При любом моделировании речевосприятия необходимо учитывать различие перцептивных стратегий в зависимости от типа языка (Венцов, Касевич 1994: 6), поскольку кроме абстрактных универсальных стратегий, важное место должно принадлежать стратегиям, обусловленным характе­ристиками описываемого языка (там же: 6; Бондарко 1981:182). Важно учитывать, что при изучении иностранного языка человек формирует и совершенствует новую ПБ иностранного языка. Описание ПБ иностранного языка как вероятностной иерархически организованной структуры, содержащей фонетические типы слов, связанные перцептивно значимыми ЛП, экспериментальное изучение ее функционирования позволяет выявить стадии и характеристики ее становления.

В разделе 5.2. Количественная диагностика восприятия английской речи РА. Результаты многочисленных экспериментов по восприятию английской речи (см.: Чугаева 2003; Байбурова 2004; Ощепкова 2005; Новиков 2006) дают новые основания для расширительного понимания перцептивной базы языка и новые факты в пользу представленности других уровней, прежде всего слова и предложения в ПБ языка. В исследованиях приводятся данные, подтверждающие гипотезу иерархического строения ПБ уровней слова и предложения.

В эксперименте по прослушиванию общих сбалансированных таблиц приняло участие 45 РА. Их результаты восприятия сравнивались с результатами носителей языка - 7 БА и 7 АА. Все аудиторы прослушали 5 сбалансированных таблиц по 58 слов каждая, всего 290 слов. В общей сложности анализу было подвергнуто 17 110 реакций.

Если для группы носителей языка наблюдался достаточно компактный результат восприятия по всем типам слова, то при анализе прослушивания программ слов разной длины РА оказалось, что группа РА не является однородной: частота опознания р % значительно варьировала: от min 11 % (!) до max 71,4 %. К полученным результатам был применен статистический анализ построения вариационного ряда: р % по всем аудиторам рассматривались как варианты, которые составили вариационный ряд (Плохинский, 1970); было построено распределение, причем число класс-интервалов было заведомо большим, чем того требует статистический закон. По результатам построения вариационного ряда мы установили, что в действительности группа РА из 45


35

человек по успешности восприятия распадается на четыре неравных подгруппы: 61,08 % (6 чел.), 35,5 (10 чел.), 23,8 % (17 чел), 17,4 % (12 чел.), и дальнейший анализ должен осуществляться по каждой группе отдельно.

В первую группу вошли 6 аудиторов, чей процент правильного опознания составил от min 56,3 до max 71,4% (РА, А). Вторая группа аудиторов из 10 человек опознала от min 30,9 до max 39,3 % (РА, В). Самая многочисленная группа (17 человек) показала процент намного ниже: от min 20,5 до max 28,3 % (РА,С). Группа из 12 человек показала самые низкие результаты: от min 11,3 до max 19,0 % (PA,D), т. е. аудиторы опознали от 6 до 11 слов (из 58) на таблицу. Критерием оценки данных результатов могут служить имеющиеся в литературе данные о том, что при опознании менее 35% слов текста наблюдается так называемый «срыв связи» (Сапожков, 1963). Поскольку имеет место высокоположительная корреляция между механизмами восприятия английского изолированного и контекстного слова (Чугаева, 1989), правомерно, с нашей точки зрения, говорить о пороге «срыв связи» в оценке восприятия отдельных слов. За этим порогом оказывается половина аудиторов, а еще 10 человек балансируют на грани «срыва» (35,5%). Лишь для небольшой группы (6 человек из 45, т. е. ??,?) можно констатировать сформированность механизмов восприятия, сопоставимую с уровнем носителей языка. В дальнейшем анализировались результаты двух лучших групп - РА,А (далее - РА+) и РА, В (далее - РА-).

5.3.  Количественная  и  качественная диагностика  механизмов восприятия слов разных длин РА.

Общие тенденции русских аудиторов в качественном отношении состояли в следующем: несмотря на высокую положительную корреляцию механизмов восприятия слова у БА и РА (р Спирмена для механизмов восприятия односложного слова БА и РА составил +0,829). По двусложному слову р=+0,881, в чем ярко проявляется неравновесность отдельных признаков в аутентичном и неаутентичном механизмах восприятия: наблюдается сильное повышение весов опоры «Fo6» (?? =9,242), из-за отсутствия эталонов слов средней и редкой частотной группы, а также «ударную гласную» (?? =9,748), «ритмическую структуру». Кроме того, отмечается большая поэлементность восприятия общего облика слова, проявляющаяся в повышении опоры на части слова: длину в фонемах, морфемах и слогах, а также снижение по сравнению с британцами до ничтожных веса остальных признаков.

Количественные и качественные различия в механизмах восприятия БА и РА при восприятии коротких слов свидетельствуют о вариативности у русских перцептивных механизмов с опорой на иерар­хический комплекс перцептивных признаков короткого английского слова. Это проявляется в сильном возрастании опоры на начало слова; уменьшении опоры на консонантный коэффициент.

При восприятии длинного слова отмечены разные стратегии опоры на признаки «длина слова в морфемах, в слогах и фонемах» в ряду остальных признаков, характеризующих длину, занимает ведущее место. Для сформи-


36

рованного механизма восприятия на слух опора в большей степени произво­дится на морфемы, а не на слоги. Поморфемное, а не послоговое восприятие слова является оптимальной стратегией перцептивного механизма; послого­вое восприятие характерно для несформированного механизма.

  1. Фонетическая интерференция при восприятии английского слова РА. Проявлением интерференции в перцептивных механизмах моно считать максимальными по градациям ударной гласной с противопоставлен­ностью кратких/ ненапряженных и долгих/напряженных, а также намного большая опора на фактор «звонкость-глухость» у РАг по сравнению с БА: в силу своей контрастности совмещенного признака «фортисность-ленис-ность» и «звонкость - глухость» в английском языке и отсутствие его в русском. При анализе «дифтонг-монофтонг» было обнаружено лучшее опознание дифтонгов в более успешной группе.
  2. Проблема вариантов ПБ иностранного языка и «критерий совершенства» ПБ. Экспериментальные данные указывают на сходство перцептивных механизмов БА и АА и свидетельствуют в пользу гипотезы об общности их ПБ. Однако сильное снижение процента правильного опознания у АА, а также некоторые различия в механизмах (большая опора на факторы «частотность», «ритмическая структура» и «длину в морфемах» у АА) дают основания расценивать перцептивные механизмы БА и АА лишь как варианты единой ПБ английского языка.

Экспериментально определен «критерий совершенства ПБ» (3. Н. Джапаридзе) иностранного языка, составляющий min 60% восприятия сбалансированных программ слов; этот показатель является необходимым и достаточным для восприятия аудитором иноязычных текстов любой сложности. Тот факт, что показатель вплотную примыкает к точке «золотого сечения» (0,618), характеризует и взаимосвязь уровней слова и текста при восприятии.

Формирующаяся ПБ иностранного языка проходит в своем становлении несколько стадий, постепенно стремясь к «идеальному состоянию ПБ» носителей языка (и не достигая его) (Александрова 2006; Klein 2000; Jacobs 1988; Paradis 2004).

Динамика становления механизмов восприятия английского слова русскими аудиторами должна отражает несколько стадий формирования данного механизма. Экспериментально установлено, что стадиями становления ПБ будут 60% (достаточная) 35% (недостаточная); менее 35% (несформированность). Наиболее многочисленная группа аудиторов показывает процент менее 35%.

Диагностика ПБ изучаемого языка в количественных и качественных параметрах, а также ее совершенствование достигается с помощью методики восприятия сбалансированного по перцептивно значимым признакам материала слов и предложений. Экспериментально показано, что это в свою очередь эффективно улучшает механизмы восприятия цельности и связности аутентичного текста (Байбурова, Чугаева 2003).


37

5.6. Функционирование ПБ иностранного языка: уровень слова

Все очевиднее становится, что в реальной речи не все фонемы, образующие план выражения слова, представлены в его звуковом облике; фонетические характеристики последнего неопределенны, но опознание слова, таким образом, есть результат реконструкции его фонемного состава (Зиндер, 1979; Бондарко, 2004). Ключевое значение с этой точки зрения имеет изучение представленности в ПБ слов и их перцептивных признаков.

Предлагаемый подход к моделированию ПБ языка позволяет прояснить некоторые из обсуждающихся в настоящее время вопросов восприятия. Полученные данные подтверждают целесообразность изучения ПБ языка в расширительной трактовке в развитие идеи А. С. Штерн. Если принять во внимание данные главы 1 настоящей работы о том, что преобладающая часть высокочастотной лексики, т. е. сверхъядро языка, является односложной, поскольку один и тот же звуковой комплекс представляет одновременно уровни слога, морфемы и слова, то с уверенностью можно говорить о том, что в ПБ системно представлены единицы не только фонетического уровня -фонемы и слоги, но уровень слова. Особенно явно это проявляется в английском языке как преимущественно корнеизолирующем. Высокий процент опознания изолированных английских слов (75,07 %) британцами доказывает очевидность хранения эталонов слов в ПБ языка и узнавание их без контекста, лишь по звуковому облику. Эксперименты по восприятию английской речи (Байбурова, 2004; Чугаева, 2005 и др.) дают новые факты в пользу представленности уровня слова в ПБ языка.

Полученные в ходе экспериментального исследования данные позволяют уточнить количественные и качественные различия в механизмах восприятия отдельных типов английского слова носителями языка и русскими, изучающих английский язык, а также «алфавит признаков» восприятия слов данного языка и особый статус некоторых лингвистических признаков для аудиторов разных групп.

5.7. Роль аудирования в теории усвоения иностранного языка

Период    отрицания    обучения    аудированию    сменился    периодом

признания насущной необходимости специального и целенаправленного обучения этому виду речевой деятельности. Долгое время аудирование вооб­ще не входило в число специальных методических задач, «"размывалось" по многим аспектам» (Халеева, 1989; Ткаченко, 1988). Теперь аудирование признается неотъемлемой составляющей обучения иностранному языку. Более того, в последнее время, по мнению многих исследователей, этот вид деятельности рассматривается как основа для развития разговорных навыков и одно из основных условий успешного овладения языком. Однако разработка единой теории обучения этому существенному элементу овладения языком остается актуальной теоретической и практической задачей. Особая судьба этого вида речевой деятельности определяется прежде всего тем, что сам процесс восприятия недоступен прямому наблюдению, поэтому, как в исследовании, так и в преподавании лишь сравнительно недавно начали подступаться к этой сложной области знания.


38

Аудирование стали рассматривать как одно из наиболее важных умений при обучении языку, обеспечивающее базу для овладения всеми остальными аспектами языка и когнитивного развития (Кочкина 1963, 1964; Елухина 1970, 1978; Гез, 1979; Зенкевич, 2003; Ильина, Клычникова, 1979; Сатинова, 1971; Следников, 1973; Anderson, 1949; Anderson, Lindi, 1988; Cables, 1966; Caffrey, 1955; Brown D., 1954; Brown G., 1990; Hoven, 1991; Fessenden, 1955; Cauldwell, 1998; Rixon, 1994; Rost, 1990, 1994 et al.). Отмечается, что аудирование является первым видом речевой деятельности, которым овладевает ребенок и на который тратит большую часть времени (Wilt, 1950); слушание принципиально важно, поскольку оно обеспечивает учащегося информацией (Rost, 1990).

Целенаправленное обучение аудированию должно осуществляться с постоянным учетом специфики и сложности данного вида речевой деятельности. Становится ясным, что обилие доступных сегодня аудио- и видеозаписей на иностранном языке, а также всевозможных «виртуальных сред» и даже возможное общение с носителями языка не решает проблемы до тех пор, пока студент не достигнет необходимого базового уровня сформированности навыков восприятия. Однако, как показывает приводимая в данной главе статистика, кардинальные проблемы формирования перцептивных навыков не решены в полной мере даже у студентов языковых факультетов вузов. Оказывается, метод стихийного погружения в язык при изучении иностранного языка у взрослых, в отличие от детей, часто оказывается несостоятельным, поскольку доказано, что различия между взрослыми в отношении степени обучаемости иностранному языку весьма велики (Аврутин, 1997). До сих пор основным в большинстве случаев остается принцип «самообучаемости перцептивной системы» (Венцов, Касевич, 1994). Нередко это порождает различные психологические проблемы и комплексы, вызывая дискомфорт и срывы мотивации к изучению иностранного языка вообще. Особенно остро проблема стоит при обучении взрослых - вследствие появления у огромного количества специалистов необходимости в быстром овладении иностранными языками для общения с зарубежными коллегами, участия в конференциях и т. п., что естественно предполагает умение воспринимать иноязычную речь. Обучение иностранному языку взрослых (в аспекте акмеологии) в последнее время приобретает все большее значение (Залевская, 1996; Румянцева, 2000). При разработке принципов обучения аудированию с точки зрения акмеологии особенно важным представляется выявление (диагностика) и системное формирование механизмов восприятия (обучение).

Однако, несмотря на то, что в последнее время все чаще признается необходимость правильной организации обучения аудированию, это более декларируется, чем разрабатывается и осуществляется на практике в рамках единой лингвистической и методической концепции.

Неутешительная диагностика побудила нас обратиться к разработке методики обучения аудированию. Теоретические выводы и полученные экспериментальные   данные   позволил   построить   систему   обучения   по


39

принципу «снизу - вверх», эффективную в ситуации недосформированности или неверно сформированности перцептивных механизмов, когда требуется перестройка механизмов восприятия. В этом случае отработка операции (восприятие отдельного слога, слова или предложения) целенаправленно выводится на уровень осмысленного действия (Леонтьев 1969: 6). Работа с языковым уровнем восприятия способствует развитию механизмов смысло­вого уровня. Помеха (в данном случае - белый шум, на фоне которого предъ­является речевой материал), позволяет интенсифицировать, мобилизовать перцептивный механизм по синергетической модели и, таким образом, обеспечить его более эффективное, адаптивное и скорое формирование.

В заключении обобщаются результаты исследования.

Оценивая общее развитие щербовской фонологии в последние десятилетия, Л. В. Бондарко отмечала, что основное направление «связано с ориентацией на слово как на основную единицу языка, находящую определенные корреляты в речевой деятельности носителя языка» (Бондарко 1998:181). Особо подчеркивалась все возрастающая актуальность задачи установления взаимодействия между системой языка и речевой деятельностью. Именно этой задачей и обусловлена необходимость «строить некоторую другую фонологию, отличающуюся от классических теорий, но базирующуюся на установлении связи между действительно системными явлениями языка и скрытой от непосредственного наблюдения системностью речевой деятельности» (там же).

Полностью разделяя такую постановку задачи, автор настоящей работы в своем подходе к описанию звукового строя языка английского языка с позиции слушающего, а также к моделированию перцептивных механизмов речевых отрезков разных уровней, постарался определить системные принципы описания восприятия иноязычной речи как вида речевой деятельности человека.

Представления о звуковом строе языка составляют одну из необходимых составляющих лингвистических исследований восприятия речи. Это во многом обусловлено наличием основных фонетических типов слов в «формальной части ментального лексикона» (Кривнова, 2007).

Экспериментально подтверждается психологическая реальность существования перцептивной базы языка, реализующейся в условиях живого речевого общения. В развитие понятия перцептивной базы языка, которое определялось З.Н.Джапаридзе как «единство хранящихся в памяти человека эталонов фонетических единиц и правил сравнения с ними» (Джапаридзе, 1985,13), в работе предлагается вслед за А. С. Штерн рассматривать перцептивную базу языка расширительно, включая в набор перцептивных эталонов слова и ядерные синтаксические конструкции.

Перцептивная база языка в таком виде понимается как иерархическая, вероятностно организованная структура многомерных матриц языковых единиц разных уровней, пронизанных множественными перекрещивающи­мися перцептивно значимыми лингвистическими признаками. Характеризуя форму   языковых   единиц,   комплекс   признаков    опосредует   доступ   к


40

перцептивному эталону как целостной языковой единице и ее осмыслению на семантическом уровне. Частотное ядро перцептивной базы представлено эталонами перцептивных прототипов слов (и синтаксических конструкций), имеющими зонный характер. В процессе восприятия осуществляется выбор слова из перекрещивающихся классов прототипов, связанных комплексом перцептивно значимых признаков, в процессе соотнесенности единиц рече­вого потока с эталоном единицы, хранящейся в перцептивной базе языка.

Представление об идеальном фонетическом составе слова базируется на том, что в языковом механизме носителя языка существует некий целост­ный облик слова, включающий в себя не только фонемную модель, но и акцентно-ритмическую организацию и, по-видимому, другие лингвисти­ческие признаки (Л. В. Бондарко). Особый статус при восприятии английско­го слова подтвердился для признаков частотность, длина и ударная гласная, которые имеют все основания относиться к категории гиперпризнаков.

Полученный результат представляется закономерным и подтверждает известный вывод Л. Г. Зубковой относительно того, что гласные и согласные функционально разграничены: благодаря большему семантическому весу согласные выполняют основную нагрузку в конституировании двусторонних языковых единиц; «роль гласных заключается главным образом в том, что они создают некий базовый фон для развертывания семантически нагруженных консонантных различий» (Зубкова 1981: 114). Особенно это проявляется при восприятии английского слова с большим разнообразием градаций ударной гласной.

Полученные в исследовании согласуются и с положениями многих современных моделей восприятия (Hawkins 1999; Morton 1979; Grosjean, Gee 1987; Marslen-Wilson, Welsh 1978; Tyler, Wessels 1983 и некоторых других).

Проведенные исследования дают основания полагать, что восприятие на фоне шума укладывается в рамки синергетической модели восприятия по перцептивно значимым признакам. ПБ языка обладает имманентным потен­циалом самоорганизации и саморазвития, который активизируется в условиях шума. Синергетический эффект проявляется в том, что помеха актуализирует нелинейные процессы, проявляющиеся в большей опоре на обобщенные признаки слова, специфические для данного языка. В условиях стремительно меняющихся реальностей современного мира при построении любых моделей требуется «упрощать реальность, отбрасывая одни факторы и процессы и сосредотачиваясь на других» <...> это помогает переходить от анализа к синтезу, решать проблему целостно и системно, не утопая в частностях» (Малинецкий 2005: 9).

В работе предлагается вероятностный подход к описанию двух типологически различных фонетических типов английского слова: короткого (одно- и двусложного) и длинного (многосложного). Определяются прин­ципы фонетической классификации английских слов, а также «формул» анг­лийского предложения в перцептивном аспекте. Предлагаемый подход позво­ляет проводить сопоставительные исследования уровней слова и предложе­ния, что актуально как в теоретическом, так и в методическом смысле.


41

Наши теоретические представления и экспериментальные данные легли в основу разработки системы обучения аудированию «снизу - вверх», реализованной в Практикуме. Система основывается на психологическом принципе выведения операции на уровень актуального сознавания (А. Н. Леонтьев А.Н. 1946: 21; Леонтьев А. А. 1965: 121) с целью выработки перцептивных автоматизмов. При этом высвобождаются ресурсы внимания для обработки стимула на высших, когнитивных уровнях (Секерина 2006).

Основные положения диссертации отражены в следующих работах:

Монография и учебные пособия

  1. Чугаева Т. Н. Перцептивный аспект звукового строя английского языка: Монография / Т. Н. Чугаева. - Екатеринбург; Пермь: УрО РАН, 2007. - 246 с.
  2. Практикум по аудированию английской речи: Listening Challenge / Т. Н. Чугаева, A. Thacker, О. В. Байбурова и др.; под общ. ред. Т. Н. Чугаевой; Перм. гос. ун-т. - Пермь, 2005. - 152 с. - CD (Соавт.: A. Thacker, О. В. Байбурова, О. В. Ощепкова, А. В. Новиков).
  3. Чугаева Т. Н. English words, sentences, texts. Английские артикуляционные таблицы: учеб. пособие для развития навыков аудирования / Т. Н. Чугаева. -СПб.; Пермь, 2001. - 52 с. - CD.
  4. Чугаева Т. Н. English sentences, from simple to complex: учеб. пособие для развития навыков аудирования / Т. Н. Чугаева. - СПб.; Пермь, 2001. - 40 с. -CD.
  5. Чугаева Т. Н. Deutsche Artikulationstabellen. Немецкие артикуляционные таблицы: учеб. пособие по аудированию немецкой речи / И. В. Страхова, Т. Н. Чугаева. - СПб.; Пермь, 2003. - 52 с. - CD. (Соавт. И. В. Страхова).

Научные статьи в изданиях по перечню ВАК РФ

  1. Чугаева Т. Н. Перцептивная база иностранного языка: этапы становления и критерии совершенствования /Т. Н. Чугаева // Вестник Челябинского государственного университета. Научный журнал. - 2008. - Вып. 8. - С. 132 -137.
  2. Чугаева Т. Н. К проблеме уровней формирования иноязычной компетенции современного специалиста / Т. Н. Чугаева // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. - 2007. -Вып. 4,ч. 2.-С. 175-181.
  3. Чугаева Т. Н. Восприятие звучащей речи как результат интегративного процесса (к постановке проблемы) / Т. Н. Чугаева // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. - 2007. - Вып. 1, ч. 2. - С. 253 - 259.
  4. Чугаева Т. Н. Звучащий текст с позиции слушающего: уровневая структура и стратегии    восприятия    /    Т.    Н.     Чугаева    //    Вестник    Челябинского

42

  1. Чугаева Т. Н. Экспериментальное изучение восприятия звучащей иноязычной речи /Т.Н. Чугаева // Вестник Челябинского государственного университета. Научный журнал. - 2008. - Вып. 20. № 12 (113). - С. 147 - 158.
  2. Чугаева Т. Н. К проблеме звукового строя английского языка в перцептивном аспекте / Т. Н. Чугаева // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. - 2008. - Вып. 2, ч. 2. - С. 266 -273.
  3. Чугаева Т. Н. Разносложные типы английского слова: перцептивные характеристики и типологические особенности / О. В. Байбурова, Т. Н. Чугаева // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. - 2008. - Вып. 2, ч. 2. - С. 215 -221. (Соавт. О. В. Байбурова).

Статьи и материалы конференций в других изданиях

  1. Чугаева Т. Н. Изучение механизма восприятия речи в условиях интерференции / Т. Н. Чугаева // Экспериментально-фонетический анализ речи: межвуз. сб. / отв. ред. Л. В. Бондарко. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. - Вып. 2. - С. 59 -68. (Соавт. А. С. Штерн).
  2. Чугаева Т. Н. Формирование аудитивных навыков у студентов технического вуза как этап обучения деловой коммуникации на иностранном языке / Т. Н. Чугаева // Иностранные языки и деловая коммуникация: сб. ст. - Пермь, 1995. -С. 58-59.
  3. Чугаева Т. Н. Соотношение "слово-текст" при обучении аудированию ино­язычной речи / Т. Н. Чугаева // Лингвистические и методические аспекты текста: межвуз. сб. науч. тр. -Пермь, 1996. - С. 173 - 182.
  4. Чугаева Т. Н. Модель восприятия речи по существенным лингвистическим признакам и обучение аудированию / Т. Н. Чугаева // Иностранный язык в системе непрерывного образования: проблемы преемственности: материалы Всерос. науч.-практ. конф. - Пермь, 2000. - С. 65 - 68.
  5. Чугаева Т. Н. Особенности восприятия английского слова в условиях «двойной интерференции» / О. В. Выставной, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. - Пермь, 2002. - Вып. 1. - С. 45 - 49. (Соавт. О. В. Выставной).
  6. Чугаева Т. Н. Фонетическая интерференция при восприятии английского односложного слова / О. Ю. Конарева, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. - Пермь, 2002. - Вып. 3. - С. 83 - 87. (Соавт. О. Ю. Конарева).
  7. Чугаева Т. Н. Влияние контекста на восприятие английского слова / Т. А. Кокорина, Т. Н. Чугаева // Ученые записки Пермского государственного технического университета. - 2002. - С. 61 - 67. (Соавт. Т. А. Кокорина).

43

  1. Чугаева Т. Н. Особенности формирования перцептивной базы неродного языка в условиях «двойной интерференции» / Т. Н. Чугаева // Материалы XXXI Всерос. науч.-метод, конф. преподавателей и аспирантов, С.-Петербург, 11-16 марта 2003 г.: секция фонетики / отв. ред. Л. В. Бондарко. - СПб: Филол. ф-т С.-Петерб. гос. ун-та, 2003. Вып. 8, ч 2. - С. 26 - 31.
  2. Чугаева Т. Н. Система обучения аудированию иноязычной речи: уровневый подход «снизу-вверх» / О. В. Баженова, Т. Н. Чугаева // Лингвистические / психолингвистические проблемы усвоения второго языка: материалы межвуз. науч. конф., 25-28 ноября 2002 г. / отв. ред. Ю. А. Левицкий; Перм. гос. пед. ун-т. - Пермь, 2003. -С. 211-215. (Соавт. О. В. Баженова).
  3. Чугаева Т. Н. Восприятие иноязычного текста и психологический тип личности / О.                                            В.        Ощепкова,        Т.        Н.        Чугаева // Лингвистические / психолингвистические проблемы усвоения второго языка: материалы межвуз. науч. конф., 25-28 ноября 2002 г. / отв. ред. Ю. А. Левицкий; Перм. гос. пед. ун-т. - Пермь, 2003. - С. 185 - 190. (Соавт. О. В. Ощепкова).
  4. Чугаева Т. Н. О частоте слова и частотных словарях немецкого языка / И. В. Страхова, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. -Пермь, 2003. - Вып. 2. - С. 48 - 52. (Соавт. И. В. Страхова).
  5. Чугаева Т. Н. О частоте словоформы французского глагола (экспериментальное исследование) / Н. А. Власенко, К. А. Панова, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. - Пермь, 2002. - Вып. 3. - С. 25 - 28. (Соавт.: Н. А. Власенко, К. А. Панова).
  6. Чугаева Т. Н. О лингвистических признаках английского слова и составе частотной группы словаря английского языка / Т. Н. Чугаева // Материалы XXXII Междунар. филол. конф. преподавателей и аспирантов, С.-Петербург, 11-15 марта 2003 г.: секция фонетики и методики преподавания иностранных языков / отв. ред. Л. В. Бондарко. - СПб.: Филол. ф-т С.-Петерб. гос. ун-та, 2003. - Вып. 22, ч. 2. - С. 28 - 31.
  7. Чугаева Т. Н. Английское слово в перцептивном аспекте / Т. Н. Чугаева // Фонетические чтения в честь 100-летия со дня рождения Л. Р. Зиндера. - СПб., 2004.-С. 202-207.

15.Чугаева Т. Н. Лингвистические проблемы в методике обучения аудированию / Т. Н. Чугаева // Инновационные технологии в обучении иностранным языкам: материалы Всерос. науч.-практ. конф., Нижний Новгород, 2004 г. - Нижний Новгород, 2004. - ч.2. - С. 138 - 143.

16. Чугаева Т. Н. О вариантах перцептивной базы английского языка / О. В. Байбурова, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. / отв. ред. Т. И. Ерофеева; Перм. гос. ун-т. - Пермь, 2004. - Вып. 4: Динамика языковых ситуаций. - С. 59-62. (Соавт. О. В. Байбурова)

17.Чугаева Т. Н. Особенности усвоения иностранного языка вне языковой среды (проблемы и наблюдения) / Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. / отв. ред. Е. В. Ерофеева; Перм. гос. ун-т. - Пермь,


44

2004. - Вып. 5: Языковая личность в условиях диглоссии и билингвизма. - С.

54-58.

  1. Чугаева Т. Н. Восприятие русскими аудиторами простых немецких изолированных предложений одного лексического наполнения / М. Н. Ельцова, И. В. Наумова, Т. Н. Чугаева // Молодежная наука Прикамья - 2004. Лингвистика и межкультурная коммуникация: материалы конф. / ред. Е. Л. Кавардакова [и др.]; Перм. гос. тех. ун-т. - Пермь, 2005. - С. 48 - 52. (Соавт.: М. Н. Ельцова, И. В. Наумова).
  2. Чугаева Т. Н. Лингвистические основы аудирования английской речи (к постановке проблемы) / Т. Н. Чугаева // Материалы XXXIV Междунар. филол. конф., С.-Петербург, 14-19 марта 2005 г.: секция фонетики / отв. ред. Л. В. Бондарко. - СПб.: Филол. ф-т С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. - Вып. 10, ч. 2. - С. 32-38.
  3. Чугаева Т. Н. Вероятностный подход к описанию английских словообразовательных суффиксов (на материале частотного словаря British National Corpus) / О. В. Ощепкова, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. / отв. ред. Т. И. Ерофеева; Перм. гос. ун-т. - Пермь,

2005. - Вып. 7: Динамика языковых ситуаций. - С. 161 - 166.   (Соавт. О. В.

Ощепкова).

21. Чугаева Т. Н. Некоторые характеристики перцептивных типов французского

слова / А. В. Новиков, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики:

сб. ст. / отв. ред. Т. И. Ерофеева; Перм. гос. ун-т. - Пермь, 2005. - Вып. 7:

Динамика языковых ситуаций. - С. 173-176 (Соавт. А. В. Новиков).

22.Чугаева Т. Н. Некоторые перцептивные характеристики простого немецкого предложения /И. В. Страхова, Т. Н. Чугаева // Проблемы социо- и психолингвистики: сб. ст. / отв. ред. Т. И. Ерофеева; Перм. гос. ун-т. - Пермь,

2005. - Вып. 7: Динамика языковых ситуаций. - С. 154 - 161. (Соавт. И. В.

Страхова).

  1. Чугаева Т. Н. Перцептивный строй английского языка (к постановке проблемы) / Т. Н. Чугаева // Вестник Перм. гос. ун-та. - 2006. - С. 156 - 185.
  2. Чугаева Т. Н. Некоторые характеристики английского слова как предпосылки к описанию перцептивного строя английского языка / Т. Н. Чугаева // Материалы XXXV Междунар. филол. конф., С.-Петербург, 13-18 марта 2006 г. - СПб.: Филол. ф-т С.-Петерб. гос. ун-та, 2006. - С. 35 - 43.
  1. Чугаева Т. Н. Английское слово: перцептивные типы и типологические особенности / Т. Н. Чугаева //... Слово отзовется: памяти Аллы Соломоновны Штерн и Леонида Вольковича Сахарного / под ред. Т. И. Доценко [и др.]; Перм. гос. ун-т. - Пермь, 2006. - С. 257 - 264.
  2. Чугаева Т. Н. Фонетический облик английского слова с точки зрения типологической тенденции языка / Т. Н. Чугаева // ПЛО. Научные чтения -

2006. СПб., 2006.

27.Чугаева Т. Н. О перцептивных характеристиках английского предложения / Т. Н. Чугаева // Материалы XXXVI Междунар. филол. конф., С.-Петербург, 12-17 марта 2007 г.: фонетика / отв. ред. М. В. Гордина. - СПб.: Филол. ф-т С.-Петерб. гос. ун-та, 2007. - Вып. 17. - С. 99 - 103.


45

Тезисы

    • Чугаева Т. Н. Об одном подходе к созданию упражнений на восприятие английского предложения / Т. Н. Чугаева // Пути и формы совершенствования профессиональной подготовки учителей иностранного языка в свете требований основных направлений реформы общеобразовательной и профессиональной школы. - Ч.П, Алма-Ата, 1986. - С. 86 - 87.
    • Чугаева Т. Н. Экспериментально-статистические исследования процесса восприятия /Т.Н. Чугаева // Новое мышление и актуальные проблемы гумани­тарного знания. - Пермь, 1987. - С. 113.
    • Чугаева Т. Н. Восприятие слова и обучение аудированию студентов языковых вузов / Т. Н. Чугаева // Актуальные проблемы перестройки высшей школы и пути совершенствования профессиональной подготовки учителей. - Алма-Ата, 1988.-Ч.1.-С.37-38.
    • Чугаева Т. Н. Отклонения от произносительной нормы как фактор, влияющий на восприятие речи / Т. Н. Чугаева; А. С. Штерн // Нормы человеческого общения. - Горький, 1990. - С.101 - 102. (Соавт. А. С. Штерн).
    • Чугаева Т. Н. Деривационный фактор в распознавании слова / М. Краузе, Т. Н. Чугаева, А. С. Штерн // Принцип деривации в истории языкознания и современной лингвистике. - Пермь, 1991. - С. 228 - 230. (Соавт.: М. Краузе, А. С. Штерн).
    • Чугаева Т. Н. Обучение аудированию: восприятие слова и текста / Т. Н. Чугаева // Прагматические аспекты функционирования языковых единиц. -Москва, 1991.-С. 217.
    • Чугаева Т. Н. Существует ли слово в тексте? / С. И. Казанцева, Т. Н. Чугаева, А. С. Штерн // Функционирование языковых единиц. - Екатеринбург, 1992. -С.95 - 96. (Соавт.: С. И. Казанцева, А. С. Штерн).
    • Чугаева Т. Н. Модель восприятия по СЛП и обучение аудированию на английском языке / Т. Н. Чугаева // Новые тенденции в лингвистике и методике преподавания иностранных языков. - Пермь, 1992. - С. 76 - 77. (Соавт. А. С. Штерн).
    • Чугаева Т. Н. Формирование аудитивных навыков у студентов технического вуза как этап обучения деловой коммуникации на иностранном языке / Т. Н. Чугаева // Иностранные языки и деловая коммуникация. - Пермь, 1995. - С.58 -59.
    • Чугаева Т. Н. Этапы формирования аудитивных навыков в обучении специалистов деловой коммуникации на иностранном языке / Т. Н. Чугаева // Обучение деловому английскому и немецкому языкам в процессе подготовки специалистов для рыночной экономики. - Днепропетровск, 1995. - С.78 - 79.
    • Чугаева Т. Н. Иноязычный акцент как фактор, влияющий на восприятие текста / Е. Г. Меченкова, Т. Н. Чугаева // Молодые ученые и студенты - науке и производству. - Пермь, 1996. - С. 51 - 53. (Соавт. Е. Г. Меченкова).
    • Чугаева Т. Н. Соотношение уровней «слово-предложение-текст» при восприятии английской речи / Т. А. Кокорина, Т. Н. Чугаева // Материалы научно-методической конференции Челябинского государственного университета. - Челябинск, 2001. - С. 59 - 60. (Соавт. Т. А. Кокорина).
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.