WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Сатурнов стих как метрическая форма ранней латинской поэзии

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи Александр Евгеньевич КУЗНЕЦОВ

САТУРНОВ СТИХ КАК МЕТРИЧЕСКАЯ ФОРМА РАННЕЙ ЛАТИНСКОЙ ПОЭЗИИ

Специальность 10.02.14 — классическая филология, византийская и новогреческая филология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

МОСКВА 2009


Работа выполнена на кафедре классической филологии филологического факультета ФГОУ ВПО «Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова»

Официальные оппоненты:     доктор   филологических  наук,   профессор

Плунгян Владимир Александрович

Учреждение   Российской   Академии  наук «Институт языкознания РАН»

доктор филологических наук Россиус Андрей Александрович

Учреждение   Российской   Академии  наук «Институт философии РАН»

доктор филологических наук Смышляева Вера Павловна

Ведущая организация:         Учреждение   Российской   академии   наук

«Институт лингвистических исследований РАН»

Защита диссертации состоится 19 июня 2009 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.82 при Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова по адресу 119991, ГСП-1, г. Москва, 1-й корпус гуманитарных факультетов, филологический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Московско­го государственного университета им. М.В. Ломоносова

Автореферат разослан «   » мая 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук                                   О. М. Савельева


Содержание

  1. Проблема сатурнова стиха                                                1
  2. Из истории изучения сатурновой метрики                            3
  3. Предмет и цели исследования                                           11
  4. Сатурнов корпус: методологическая проблема                   12
  5. Задачи, методика и структура исследования                      14
  6. Теоретическое значение и практическая ценность диссертации 16
  7. Актуальность и научная новизна исследования                  17
  8. Содержание диссертации                                                 17

9 Положения, выносимые на защиту                                   30

10 Апробация                                                                    33

Проблема сатурнова стиха

Диссертация «Сатурнов стих как метрическая форма ранней ла­тинской поэзии» посвящена одному из наиболее сложных метрических явлений античного мира. Краткий расцвет сатурнова стиха приходится на последние десятилетия III и первые десятилетия II веков до н.э. В это время сатурнов стих был заметным и важным явлением в молодой и небогатой литературе Рима. В сатурновом стихе составлялись надписи (сохранился комплекс надгробий Сципионов)1. В сатурновом стихе были написаны две большие поэмы, «Одиссея» Ливия Андроника и «Пуническая война» Гнея Невия, которые были первой попыткой ос­воения римскими поэтами эпического жанра. Положение изменилось уже в середине II в. до н.э., когда, вследствие реформы поэтического языка, произведенной Квинтом Эннием, язык и метрика сатурновых поэм стали казаться чем-то архаичным. Все же сатурнова поэзия не бы­ла забыта. В I в. до н.э., в эпоху наивысшего подъема римской учености, эпос Невия считался значительным поэтическим произведением. В дальнейшем комментаторы «Энеиды» Вергилия находили примеры 'за­имствований', сделанных великим поэтом Рима из «Пунической войны» Невия. Благодаря комментариям к «Энеиде», а также цитациям в сочи-

1 Стандартное издание сатурновых надписей, использованное в нашей работе: [Р. Kraschwitz. Carmina saturnia epigraphica. Stuttgart, 2002], сокращенно CSE.

1


нениях грамматиков и лексикографов до нас дошло около 60 фрагмен­тов поэмы Невия1. Перевод «Одиссеи» оказался менее успешным. Вско­ре после появления «Анналов» Энния был сделан новый, гекзаметриче­ский перевод (середина II в. до н.э.?). В целом Ливии Андроник считался, в отличие от Невия, посредственным поэтом, достойным упо­минания лишь в силу своей древности. Несмотря на это, внимание рим­ских грамматиков к архаическому языку сохранило для нас около 30 фрагментов сатурновой «Одиссеи».

Сатурнова поэзия не была маргинальным явлением. Как эпи­ческие поэмы, так и надписи, сделанные в сатурновом стихе, были важ­ным этапом в освоении эллинской литературы в Риме. Составители эпи­тафий Сципионов старались придать им литературную обработку "в стиле древнегреческих эпиграмм"2. Жанровые и содержательные связи сатурновых поэм с греческим эпосом надежно установлены3. Неясно, по какой причине для этих первых поэтических опытов использовалась метрическая форма, не имевшая прямых связей с греческой поэзией, что отличается от практики ранней римской драмы. Структура сценических метров (ямбических, трохеических, анапестических) показывает, что на рубеже ??/? вв. до н.э. не было лингвистических факторов, которые мог­ли бы препятствовать освоению в эту эпоху дактилического гекзаметра. Пиррихические последовательности <краткий слог + краткий слог>

1 Стандартное издание эпических фрагментов Невия и Ливия

Андроника, использованное в нашей работе: [Fragmenta Poetaram Lati­

norum Epicoram et Lyricoram praeter Ennium et Lucilium / Post W. Morel

novis curis adhibitis edidit С Buechner. Editionem tertiam curavit J. Blгns-

dorf. Stutgardiae et Lipsiae, 1995], сокращенно FPL.

2 Цитируем характеристику, данную элогиям Сципионов М.

фон Альбрехтом [М. фон Альбрехт. История римской литературы ... /

Пер. А. И. Любжина. М, 2003. Т.1. С. 65].

3 Синтез современных представлений по этому вопросу: [М. von

Albrecht. Roman Epic. An Interpretative Introduction. Leiden, 1999]. Глава

«Saturnian Aesthetics» содержится в книге Голдберга [S. М. Goldberg.

Epic in Republican Rome. Oxford, 1995. P. 58-82]. Голдберг предостерега­

ет от чрезмерного сближения Ливия Андроника с александрийским ти­

пом poeta doctos [S. М. Goldberg. Op. cit. P. 47-50].

2


были одним из основных структурных элементов метрики драмы того времени. Таким образом, конструирование дактило-спондеических сти­хов не могло представлять для Ливия Андроника или Невия каких-либо сложностей на просодическом уровне. Сатурнов стих на краткое время вытесняет дактилический гекзаметр из его жанровых областей. Такова первая проблема, которую ставит перед нами сатурнов стих, понимае­мый как факт истории римской литературы и, более широко, римской культуры. Вторая проблема связана собственно с метрической структу­рой сатурнова стиха, который отличается чрезвычайным разнообразием, превосходящим самые вариативные размеры драмы.

Неуловимость метрического закона сатурнова стиха задает уро­вень сложности, качественно отличный от того, с чем мы сталкиваемся при исследовании других метрических форм латинской поэзии. Неуста­новленной остается система стихосложения сатурнова стиха, поэтому понятно, что спорными и непрочными будут и любые утверждения о его внутреннем метрическом механизме.

2 Из истории изучения сатурновой метрики

Первый метрический принцип сатурнова стиха был открыт Ри­чардом Бентли в «Диссертации о письмах Фаларида» (1699 г.)1. Сатур­нов стих делится на два полустишия:

сindit сigat prosternit | mбximas legiones2

Следующее сопоставимое по значимости открытие в области метрической структуры сатурнова стиха было сделано через полтора столетия Федором Евгеньевичем Коршем [с. 6]. Каждый сатурнов колон имеет почти обязательный словораздел (диереза Корша, или caesura Korschiana), отделяющий трехсложное слово в конце колона:

1  R. Bentley. A Dissertation on the Epistles of Falaris; with an An­

swer to the Objections of... С Boyle. London, 1816. P. 207-208 (страницы

226-228 недоступного нам издания 1699 г.).

2  Пример, приводимый римским грамматиком Псевдо-Бассом

(VI 265, 29, 25 GLK). Ссылки на тексты грамматиков даются по изда­

нию [Grammatici Latini / Ex recensione Henrici Keilii. Voi. 1 - [8]. Lipsiae,

1855-1880], сокращенно GLK.

3


сindit сigat # prosternit | mбximas # legiones

Разрезы, установленные Бентли и Коршем, — единственные бесспорные элементы метрической структуры сатурнова стиха.

Основные направления объяснения сатурнова стиха были выра­ботаны к 1930-м годам.

Первая дихотомия, которую необходимо здесь иметь в виду, есть противопоставление между метрическими и неметрическими теориями.

В 1795 г. был издан труд аббата Гаэтано Марини, посвященный незадолго до того найденной Арвальской надписи. Марини был первый, кто предположил, что сатурнов стих, описанный римскими граммати­ками, использовался в республиканских надписях (к сатурновым он причислял элогии Сципионов)1. Марини полагал, что и Carmen Arvale, Carmen Saliare, и другие 'древнейшие песни, созданные при Нуме', на­писаны стихами, которые сопровождали особого рода пляску. Сам текст не имел внутреннего 'метрического' устройства и опирался только на внешний ритм пляски. Марини называет эти аметрические 'песни' сло­вом rhythmus, заимствованным из комментария Сервия о сатурновом стихе (Servius in Vergil. Georg. II 385)2.

Восходящая к Марини 'ритмическая' концепция — одна из наиболее влиятельных в современной науке3. Теории, следующие этому принципу, не решают проблему, а устраняют ее, сводя устройство са­турнова стиха к метрически иррелевантному и ненаблюдаемому фактору.

Метрические теории различаются просодическими принципа­ми, которые ставятся в основу сатурнова стиха, то есть разными систе­мами стихосложения. Готфрид Германн (1791 г.) принял квантитатив­ную   схему,   предложенную   римскими   грамматиками,   но   ввел   в

1 L. G. Marini. Gli Atti e monumenti de' fratelli Arvali scolpiti giа'

in tavole di marmo. Roma, 1795. T. 1. P. 37.

2 L. G. Marini. Op. cit. T. 2. P. 595-603.

3 Это направление представлено в работах: [W. J. F. Koster. Versus

Saturnius // Mnemosyne. Secunda Series. 1929. Vol. 47. P. 267-346. G. Erasmi.

The Saturnian and Livius Andronicus // Glotta. 1979. Bd. 57. S. 125-149].

К этой концепции присоединяется М. фон Альбрехт [М. фон Альбрехт.

Указ. соч. Т. 1.С. 64].

4


квантитативное описание сатурнова стиха икты1. В дальнейшем веду­щим направлением в изучении сатурнова стиха (как и латинской мет­рики вообще) становится иктовый вариант квантитативной теории, в котором, кроме упорядоченности 'долгих' и 'кратких' слогов (собст­венно квантитативный принцип), постулировалось особое 'метриче­ское ударение' (икт, или арсис) как решающий просодический элемент в метрической структуре стиха. Продолжением этой теории стала теория акцентно-иктовая, в которой, кроме квантитативной упорядоченности, требовалось согласование иктов с ударением.

Акцентно-иктовые концепции находились под сильным влия­нием идеи 'ритмов', восходящей к аббату Марини. В особенности для первой половины XIX в. характерно разрастание именно 'ритмиче­ской' части сатурнова корпуса, которая стала приобретать идеологи­чески почетный статус народной поэзии. Обобщающим трудом, пред­ставляющим это направление, была книга Вильгельма Корссена, в которой собран обширный корпус текстов, начиная с Carmen Saliare и Carmen Arvale, а в специальной главе «De versu saturnio» давалось обоснование генетического тождества народных стихов с формами, фиксированными в эпической поэзии2. К этому периоду относится начало исследований Фридриха Ричля в области эпиграфики, которые завершились изданием Priscae Latinitatis monumenta3. Благодаря авто­ритету Ричля надписи стали считать более надежными источниками сатурнова стиха.

Квантитативная теория дала несколько важных работ. В 1860-1880 годы появились два комментированных собрания сатурновых тек­стов, оба были связаны с русской филологической наукой: первое было

1 [ J. G. J. Hermann. Elementa Doctrinae Metricae. Lipsiae, 1816.

P. 611]. Германн посвятил сатурнову стиху специальный раздел в своей

исторической книге (первое издание 1791 г.), в которой он дал первое

полное издание сатурновых фрагментов. Согласно Германну, сатурнов

стих образован соединением каталектического ямбического диметра и

трех трохеических стоп (итифаллика).

2 W. Corssen. Origines Poesis Romanae. Berolini, 1846. P. 192-202.

3    F. W. Ritschl. Priscae Latinitatis monumenta epigraphica.

Berolini, 1862.

5


сделано Ф. E. Коршем1, второе — работавшим в Петербурге германским ученым Луцианом Миллером2.

Главным достижением той эпохи стал монументальный труд Луи Аве3, который первым сопоставил все свидетельства грамматиков о сатурновом стихе и первым дал текстологический комментарий к ис­точникам сатурновых фрагментов.

В начале XX в. противостояние между квантитативным и ак­центным направлениями внутри глобальной иктовой теории заверши­лось торжеством квантитативной доктрины. Наиболее успешное и, можно сказать, окончательное изложение квантитативной теории было сделано Фридрихом Лео4. Метрические интерпретации Лео, опирав­шиеся на комбинирование 'арсисов' и 'тесисов', были столь убедитель­ны, что фактически положили конец противостоянию акцентно-иктовой и акцентной теорий. Подтверждением этому стало появление построен­ной на квантитативных принципах книги Карла Цандера5.

Логическим продолжением акцентно-иктовой теории было при­знание ударения основным просодическим элементом сатурнова стиха.

Акцентная (тоническая) теория поддерживалась важными сооб­ражениями общего характера и опиралась на неоспоримые для того времени постулаты. Казалось очевидным, что латинская поэзия разви­валась под греческим влиянием от преимущественно акцентной к чисто квантитативной, исходным же пунктом этого развития было чисто ак­центное стихосложение, народное римское и греческим влиянием не затронутое, — метрика комедии с этой точки зрения представляла про­межуточное состояние. Сатурнов стих считался исконно италийским и народным, следовательно, построенным по собственно латинским зако­нам, в отличие от эллинизированной классической поэзии.

1 Ф. Е. Корш. De versu Saturnio. Mosquae, 1868.

2 L. Mьller. Der saturnische Vers und seine Denkmгler. Leipzig,

1885.

3 L. Havet. De saturnio Latinorum versu. Parisiis, 1880. Аве, как и

Л. Миллер, был против признания роли ударения в квантитативном са­

турновом стихе.

4 F. Leo. Der Saturnische Vers. Berlin, 1913.

5 К. M. Zander. Versus Saturnii. Lund, Leipzig, 1918.

6


Одно из первых развернутых изложений акцентной теории было сделано в книге Р. Турнейзена1, название которой красноречиво апелли­рует к идее народности. Акцентную интерпретацию предложил и Уоллас Линдсей2. В новейшее время Михаил Леонович Гаспаров и Михаэль фон Альбрехт полагали, что в первоначальной форме сатурнов стих был то­ническим, но существующие тексты отражают квантитативное влияние3.

Ослаблением идеологического давления со стороны представ­лений о народности и исконности сатурнова стиха можно объяснить тот факт, что в 1930-1950 годы как иктовая (в чисто квантитативном или ак-центно-иктовом варианте), так и акцентная теория стали вызывать все больший скептицизм. Стало очевидным, что казавшиеся столь убеди­тельными построения Лео основаны на множестве натяжек и произ­вольных истолкований. О смене умонастроений красочно говорит сле­дующее высказывание итальянского филолога и знатока метрики Джованни Баттиста Пиги: "Кажется невероятным, что такие люди, как Аве, Лео, Цандер, Паскуали4 могли всерьез играть с краткими удлинен­ными и долгими сокращенными, с синкопами арсисов и тесисов, с иктом первичным и вторичным и всеми этими конъектурами, которые позволя­ют прочитать как сатурновы стихи даже статьи законов ...5".

Сопоставительное изучение индоевропейского стиха развива­лось не в пользу квантитативной теории. В свое время квантитативные системы, допускавшие свободное сочетание арсисов, казались очень

1 R. Thurneysen. Der Saturnier und sein Verhгltnis zum spгteren

romischen Volksverse, 1885.

2 [W. M. Lindsay. The Saturnian Metre. I-II // The American Journal

of Philology. 1893. Vol. 14. P. 139-170; 305-334]. Позднее Линдсей от сво­

ей теории отказался: [W. М. Lindsay. Early Latin verse. Oxford, 1922. P. 10].

3 M. Л. Гаспаров. Очерк истории европейского стиха. М., 1989.

С. 69. М. фон Альбрехт. Указ. соч. Т.1. С. 66.

4 См. ниже [с. 8, прим. 2].

5 [G. В. Pighi. Il verso Saturnio // Rivista di filologia e di istruzione

classica. Nuova serie. 1957. Voi. 35 (85). P. 49]. Критическое отношение к

метрическому аппарату квантитативной теории высказывал несколько

ранее Л. Нугаре [L. Nougaret. Traite de mйtrique Latine classique. Paris,

1948. P. 21].

7


удобными для исторических конструкций. Теория Лео придавала этим сопоставлениям строгую и филологически убедительную форму. Кроме того, казалось, что сопоставительные реконструкции подтверждают изначально песенную природу сатурнова стиха, исключавшую регуляр­ное стихическое (???? ??????) построение, типичное для эпоса. Это объясняло очевидное разнообразие метрических форм сатурновых поэм.

К середине XX в. общепринятой стала теория Антуана Мейе (1923 г.), согласно с которой строй индоевропейской поэзии был сло-госчитающим1. Метрика, реконструированная Мейе, не учитывает арси­сов и тесисов. Это разрушило основы всех предложенных ранее рекон­струкций сатурновой метрики.

Поиски новых систем стихосложения были ответом на возник­ший после дискредитации акцентно-иктовой теории кризис в изучении сатурновой метрики.

Джорджо Паскуали2 выдвинул на роль ритмообразующего просодического элемента короткие колоны. Однако наиболее важным достижением Паскуали была попытка установить генетические отно­шения между сатурновым стихом и индоевропейскими слогосчитаю-щими размерами, постулированными Мейе.

Альберт Де Гроот предложил словосчитающую модель3, мо­дифицированную Пиги.

Теория Паскуали и теория Де Гроота-Пиги представляют собой наиболее важные явления эпохи после Лео. В методологическом отноше­нии обе теории опираются на два принципа. Метрический элемент сатур­нова стиха

(1)  может быть единицей сопоставительного анализа на индоев­

ропейском уровне;

(2) не зависит от иктовых или акцентно-иктовых теорий.

Несмотря на общий кризис метрической теории, вызванный

крахом иктовой концепции, возможности квантитативного анализа не

1 М. Л. Гаспаров. Указ. соч. С. 11.

2 G. Pasquali. Preistoria della poesia romana. Firenze, 1936.

3 A. W. De Groot. Le vers saturnien littйraire // Revue des Йtudes

Latines. 1934. Vol.12. P. 284-312. G. B. Pighi. La Metrica latina. Torino,

1968.

8


были исчерпаны. В большой статье Томаса Коула было показано, что возможен чисто квантитативный анализ сатурновых стихов, не прибе­гающий к иктам1.

Работа Коула была последним оригинальным исследованием метрики сатурнова стиха. В ней обоснована историческая трансформация 13-сложного индоевропейского стиха в квантитативный стих, известный как сатурнов. Идеи и наблюдения Коула были исходным пунктом для теории, изложенной и обоснованной в диссертации. Мы предлагаем принципиально иную схему такой трансформации, которая дает более точное и эффективное описание доступных сатурновых текстов.

В новейшее время ни одна из теорий метрики сатурнова стиха не занимает господствующего положения. Краткий обзор проблемы, сделанный Генри Джослином для «Oxford Classical Dictionary»2, огра­ничивается перечислением основных теорий вплоть до Паскуали.





Одно из возможных решений проблемы заключается в радикаль­ном пересмотре законов латинской просодии. Предполагается, что с за­меной стандартных просодических процедур сатурновы стихи могут быть легко сведены к простой метрической структуре. Акцентные теории XIX в. апеллировали к древнему архаическому ударению. Метрическая модель сатурнова стиха, основанная на теории фонологических стоп ('кванти­тативных трохеев', учитывающих счет мор), была предложена Джедом

1 [Th. Cole. The Saturnian Verse//Yale Classical Studies. 1969. Vol.

21. P. 3-73]. Статья Коула остается наиболее значительным достижени­

ем в области компаративистского изучения сатурнова стиха. Новые ис­

следования дополняют его результаты рискованными ритмическими

реконструкциями архаических или италийских текстов (надпись Дуено-

са, пренестинская фибула): [Е. Dupraz. Observations sur le vers saturnien //

Procedes synchroniques de la langue poйtique en grec et en latin. Bruxelles,

2007. P. 59-75. P. M. Freeman. Saturnian Verse and Early Latin Poetics//The

Journal of Indo-European Studies. 1998. Vol. 34. P. 61-90].

2 [H. D. Jocelyn. Saturnian Verse // Oxford Classical Dictionary. Ox­

ford, 1996]. Раздел о сатурновом стихе в первом томе [Handbuch der

lateinischen Literatur der Antike. Mьnchen, 2002. S. 32] еще более лакони­

чен и не дает сколько-нибудь развернутого анализа метрической про­

блемы и достаточной библиографии.

9


Парсоном1. Эта интерпретация уязвима с двух сторон. Во-первых, само истолкование латинской просодии в понятиях теории стоп остается спор­ным. Во-вторых, в объяснении метрики теория стоп не дает результатов, заметно превосходящих традиционные описания. При внимательном рас­смотрении модель Парсона оказывается радикальным вариантом акцент-но-иктовой теории.

Несмотря на открытость вопроса, значение которого ни у кого не вызывает сомнения, мы не можем указать на появление каких-либо новых теоретических концепций метрики сатурнова стиха. Для немно­гих работ последних десятилетий, посвященных метрическим аспектам сатурнова стиха, характерен эклектизм в вопросах собственно метрики.

В новейшем компендии по латинской метрике Сандро Болдри-ни констатируется разнообразие сатурновых стихов. Множественное число "i saturni" в заглавии раздела, указывает, как поясняет автор, на то, что versus saturnius не есть стих в строгом смысле слова, а "способ сложения стихов, основанный на соединении полустиший, разных или равных"2. Итак, приходится отступить к тому уровню понимания, кото­рый мог предложить Бентли в 1699 г. Непонятность сатурновой метри­ки — исходный и заключительный тезис большого обзора сатурновой проблемы, сопровождающего издание сатурновых надписей Петера Крушвица3. Автор предлагает, отказавшись от теоретических презумп­ций, суммировать отдельные наблюдения, которые делаются к каждой надписи, в специальной главе «Сатурнов стих: статистический обзор».

1 [J. Parson. A New approach to the Saturnian Verse... and Its Rela­

tion to Latin Prosody // Transactions and Proceedings of American Philological

Association. 1999. Vol. 129. P. 117-137]. Парсон опирается на приложение

теории стоп к латинскому языку, сделанное Местером [R. A. Mester. The

Quantitative Trochee in Latin // Natural Language and Linguistic Theory.

1994. Vol. 12. P. 1-62]. Несмотря на спорность, модель Местера-

Парсона была принята в качестве "древней (old) латинской просодии"

в [J. Clackson, G. Horrocks. The Blackwell History of Latin Language. Ox­

ford, 2007. P. 132-138].

2 S. Boldrini. La prosodia e la metrica dei Romani. Roma, 1992.

P. 108.

3 P. Kraschwitz. Op. cit. S. 18-23.

10


Конечно, слово 'статистический' здесь можно понимать только как гу­манитарную метафору: речь идет примерно о десятке наблюдений. Оче­видно, что для собирания материалов последовательное применение хотя бы ошибочной теории дает лучший результат, чем отсутствие теории.

3 Предмет и цели исследования

Сатурнов стих — одна из старейших проблем латинской фило­логии. Точнее, следует говорить о целом семействе проблем, связанных сложными системными и историческими отношениями. В центре этого научного космоса находится комплекс чисто метрических вопросов. Итак, предмет нашего исследования — метрическая природа сатурно-ва стиха. Здесь уместно привести слова Ф. Лео: "Это гораздо больше, чем метрический вопрос, скорее, напротив, слишком метрический, по­скольку вопрос стоит о метрической форме, применявшейся народом в сердце своей истории1". Лео указывал на принцип, верность которого очевидна: замкнутое в себе построение метрических конструкций со­вершенно бесплодно, когда речь идет о сатурновом материале. Конечно, любое чистое метрическое исследование должно учитывать более ши­рокий содержательный контекст, но в большинстве случаев границы чистой метрики достаточно широки, чтобы внутри них развивались уг­лубленные и многосторонние исследования. При изучении сатурнова стиха самые первые метрические постулаты незамедлительно вводят исследователя в круг сложнейших неметрических проблем.

Формально выражение 'метрическая природа' может быть оп­ределено как иерархия просодических структур, участвующих в форми­ровании структур метрических. Это предполагает, что известна просо­дическая система поэтического текста, но для сатурновых текстов просодическая система (включая такие важные характеристики, как ха­рактер и функциональный статус ударения) не может быть априорно установлена, как это может быть сделано для классической поэзии. Другая проблема связана с тем, что выявление фонетических и просо­дических фактов зависит от предустановленных для данного стихотвор­ного текста стабильных метрических структур.

1 F. Leo. Op. cit. S. 1.

11


Выявление метрической иерархии требует определения функ­циональных характеристик элементов поэтического текста, но поэтика сатурновых памятников — крайне спорная и противоречивая область.

При незначительном объеме сатурновых памятников1 решаю­щее значение приобретают проблемы текстологии. Изменение чтения одного фрагмента может существенно повлиять на понимание сатурно-вой поэзии в целом. Как для рукописей, так и для эпиграфических па­мятников важен вопрос о фонетической интерпретации написаний2.

Итак, понятия и концепции, которые в конкретных филологиче­ских исследованиях принимаются как аксиоматические, при изучении сатурнова стиха обращаются в сомнительные и спорные. Необходимость постоянно доказывать и модифицировать понятийный и фактологический аппарат делает изучение сатурнова стиха крайне затруднительным.

Состояние сатурновой проблемы определяет цель нашего дис­сертационного исследования. Предполагается разработать минималь­ную понятийную и методологическую конструкцию, в которой, с одной стороны, была бы обоснована метрическая теория сатурнова стиха, с другой — сделано эффективное и доказательное описание корпуса са­турновой поэзии.

4 Сатурнов корпус: методологическая проблема

Ядром нашего диссертационного исследования является разра­ботанная нами теория сатурнова стиха и сделанный на основе этой тео­рии анализ корпуса сатурновой поэзии3. Как может быть эта теория подтверждена? Речь здесь идет не о конкретной теории, а об общих принципах верификации. На первый взгляд сделать это легко: если тео­рия успешно описывает свой материал, то она правильна. Однако при

1  Одно из наиболее широких и некритических в отношении от­

бора текстов собрание Цандера содержит 336 строк [К. М. Zander. Op.

cit.]; большинство издателей принимают примерно в два раза меньшее

число, например, 144 стиха в корпусе Линдсея [W. М. Lindsay. Op. cit].

2  С. Questa. La metrica di Plauto e Terentio. Urbino, 2007. P. 1-4.

3    Предварительная публикация: [A. E. Кузнецов. Латинская

метрика. Тула, 2006. С. 358-413]; см. далее [с. 26-27].

12


внимательном рассмотрении оказывается, что теория сама задает прин­ципы селекции материала. Эта селекция затрагивает как первичный от­бор текстов (некоторые должны быть приняты, некоторые отвергнуты), так и отбор внутренний (некоторые наблюдаемые структуры признают­ся 'правильными', а некоторые — 'неправильными').

Нельзя сказать, что старые или современные исследования не дали ясной модели сатурнова стиха. Напротив, таких моделей слишком много, и большинство из них обладает внутренней стройностью. Оче­видно, что для сатурнова стиха метрическая модель не дает критериев отбора, как для других метрических систем.

Реконструкции сатурнова стиха совпадают в том, что, применяя некоторую эвристическую схему описания, исследователь получает ре­зультат, далекий от полного хаоса. Стихи сатурновых поэм похожи друг на друга и на стихи надписей. Это строго не определяемое в метриче­ских категориях сходство мы называем слабым метрическим критери­ем. Слабый метрический критерий есть несостоявшийся статистиче­ский. Располагая 20-30 случайно выбранными строками из эпоса, элегии и драмы (предположим, что их метрика неизвестна), исследова­тель мог бы установить относительное сходство этих структур. Увели­чение материала позволило бы постепенно распознать все метрические формы. К сожалению, достаточный объем сатурнова материала недос­тупен, и приходится ограничиваться поверхностным сходством. Приме­нение слабого метрического критерия должно дать то, что можно было бы назвать облаком сатурновой поэзии: корпус, охватывающий все со­хранившиеся сатурновы тексты. Ясно, что в этот корпус войдут тексты иной метрической природы или неметрические.

Необходимо строго воздерживаться от применения априорных метрических определений сатурнова стиха как критериев отбора са­турнова материала. Следовательно, первой задачей, которая стоит пе­ред нами, будет разработка независящих от метрики хронологических и содержательных критериев, что предполагает разработку общей фи­лологической концепции сатурнова стиха. Действительно, сопоставле­ние с классическими метрическими формами древнегреческой или ла­тинской поэзии показывает, что ни одна из этих форм не была чисто и исключительно метрической, все они были интегрированы в жанровые каноны и были в целом символичны.

13


5 Задачи, методика и структура исследования

Выше были сформулированы две наиболее глобальные задачи, стоящие перед нашим диссертационным исследованием: разработка современной теории метрики сатурнова стиха и определение неметри­ческих критериев отбора текстов для корпуса сатурновой поэзии. Этим задачам подчиняются более конкретные, но фундаментальные задачи, последовательное решение которых определяет структуру диссертации.

На первое место ставится задача исследования античной тради­ции о сатурновом стихе. Разделение метрических и неметрических кри­териев имеет принципиальное значение, поэтому необходимо тщательно различать свидетельства ? сатурновом стихе' и свидетельства ? метрике сатурнова стиха'. В первой главе «Сатурнов стих в римской филологиче­ской традиции» исследуются источники, имеющие отношение к римской традиции о сатурновом стихе. Это исследование позволяет дать филоло­гически обоснованное решение следующей задачи, а именно обосновать дискретное описание сатурнова корпуса без прямого обращения к метри­ческим критериям отбора. Эта задача решается во второй главе «Корпус сатурновой поэзии».

Метрика есть соединение эстетических идей с ритмом языка. Метрическое описание опирается на ряд презумпций, главная из кото­рых — просодическая система. В третьей главе диссертации «Фонетика и просодия сатурнова стиха», опираясь на современные теоретические представления и новейшие достижения в области истории латинского языка, мы решаем задачу реконструкции просодической системы, кото­рая может быть установлена для сатурновых текстов как наиболее веро­ятная. Результаты этого исследования необходимы для последующего метрического анализа сатурновых текстов.

В четвертой главе «Метрические структуры сатурнова стиха» дается детальный анализ римской традиции о метрике сатурнова сти­ха. Затем формулируется метрическая теория сатурнова стиха. Логика многовековых исследований в области сатурновой метрики подсказыва­ет именно такую иерархию решаемых в данной главе задач. Следующей задачей, решение которой обеспечивается всеми предшествующими положениями диссертации, является метрическое описание текстов сатурнова корпуса. В первой главе был сделан вывод о разделении

14


сатурновых памятников на два комплекса. Это разделение соблюдается и в наших метрических описаниях. Объем материала делает необходи­мым деление его на две секции. Метрический анализ более ранней и наиболее ответственной во всех отношениях части корпуса помещен в четвертой главе диссертации. Более поздние тексты исследуются в пя­той главе «Закат эпической сатурновой поэзии».

В каждой главе ставятся и решаются задачи, связанные с анали­зом конкретных текстов.

Говоря о методике нашего исследования, мы должны различать методы глобальные, интегрирующие множество частных задач и реше­ний, и методики локальные.

Как универсальный в диссертации применяется традиционный для классической филологии исторический метод. Филология есть нау­ка о традиции, а традиция есть история идей. Метрика не отличается от других филологических дисциплин в том, что только понимание явле­ний в их живом историческом движении может позволить нам прибли­зиться к истине, что является конечной целью науки. Русская филоло­гическая школа имеет большие заслуги в деле развития и сбережения метода филологического историзма1, и в этом отношении наше иссле­дование опирается на глубокую и плодотворную научную традицию.

Следующий по важности метод есть метод филологической критики источников. Создание этого метода было в свое время первым достижением историзма в области филологии, и именно этот метод сде­лал классическую филологию из эрудиции наукой.

Наконец, применяется метод текстологической критики, который дает значительные результаты при изучении как самих сатурновых сти­хов, так и текстов, сохранивших фрагменты сатурновой поэзии.

1 Имя Алексея Федоровича Лосева здесь должно быть названо среди первых. Труды А. Ф. Лосева опираются на тщательно разрабо­танные и понятно изложенные теоретические и методические основа­ния. Научные принципы А. Ф. Лосева обобщены в статьях: А. А. Тахо-Годи. «История античной эстетики» А. Ф. Лосева как философия куль­туры // А. Ф. Лосев. История античной эстетики. Т. 1. Ранняя классика. М., 2000. С. 3-38. А. А. Тахо-Годи. А. Ф. Лосев как историк античной культуры // Традиция в истории культуры. М., 1978.  С. 259-277.

15


6 Теоретическое значение

и практическая ценность диссертации

Для решения поставленных в диссертации задач был разработан теоретический аппарат, открывающий возможность эффективно интег­рировать данные разносторонних филологических исследований, сде­ланных как в нашей работе, так и в предшествующих научных трудах. Описание сатурнова стиха, сделанное в диссертации, опирается на по­следовательное применение основополагающего для современных мет­рических теорий понятия метрических позиций. Приложение строгой метрической теории к описанию колометрических и словоделительных структур сатурнова стиха позволило сделать анализ доступного мате­риала более точным. Проведенные в диссертации теоретические иссле­дования позволили интерпретировать в точных метрических категориях сатурновы тексты. При этом априорная метрическая форма не устанав­ливалась, и полученные результаты не являются отражением скрытой селекции материала.

Сопоставление сатурновых стихов с другими метрическими формами ранней латинской поэзии, благодаря разработанным в дис­сертации процедурам анализа, делается в строгих и прозрачных мет­рических категориях, а не на основании внешнего сходства. Это по­зволило применить к изучению сатурнова стиха новейшие достижения в области метрики ранней римской драмы1. Выявленные структурные закономерности сатурнова стиха были применены в решении тексто­логических проблем.

Издание и эмендация сатурновых текстов — очевидная область применения сделанной нами работы. Кроме этого, теоретические моде­ли, методологические принципы и конкретные результаты диссерта­ции могут иметь применение за пределами сатурновой проблематики.

Проведенное нами исследование, как мы полагаем, улучшает понимание сатурновой поэзии, что позволяет более интенсивно и ре­зультативно использовать сатурнов материал в университетских курсах латинского языка, истории латинского языка, истории римской литера­туры и истории античной литературы.

1 Наиболее полный синтез современных представлений о мет­рике республиканской драмы содержится в книге [С. Questa. Op. cit].

16




Актуальность и научная новизна

исследования

Актуальность диссертационного исследования «Сатурнов стих как метрическая форма ранней латинской поэзии» ясна из сделанного выше обзора истории изучения сатурнова стиха. Упадок метрических исследований в этой области неблагоприятным образом сказывается на изучении ранних этапов истории римской литературы, истории латинско­го языка в целом и фонетико-просодического комплекса в частности.

Решение проблемы метрической природы сатурнова стиха по­требовало разработки принципиально новых теоретических принципов и привлечения новых материалов. Были установлены системные связи между аспектами сатурновой поэзии, которые традиционно находятся в компетенции разных научных дисциплин. Это открывает перспективное междисциплинарное направление в сфере классической филологии. При всей ограниченности материала эффективность разработанных в дис­сертации принципов была подтверждена в ряде конкретных исследова­ний. При этом были получены значимые, верифицируемые результаты. В диссертации были предложены новые текстологические решения и новые интерпретации, что является наиболее важным критерием эффек­тивности филологической теории.

Содержание диссертации

Во Введении определяются цель и задачи работы, дается обоснование актуальности и новизны диссертации исследования, дается описание методики и раскрывается логика построения исследования. В особом разделе описываются задачи и проблемы, близкие нашей работе, но по разным причинам не включенные в нее. При современном состоя­нии знаний невозможно рассчитывать на новый вклад в проблему индо­европейских связей сатурнова стиха, и мы должны ограничиться новыми метрическими интерпретациями фактов, полученных в предшествую­щих исследованиях сравнительной метрики индоевропейских языков. Вне сферы нашего исследования остается и систематическое описание стиля сатурновой поэзии. Мы останавливаемся только на отдельных вопросах, которые могут продемонстрировать эффективность наших мет­рических построений. Полное описание стиля сатурновых памятников

17


должно быть предметом специального исследования1. В заключительном разделе Введения изложены принятые в диссертации правила цитиро­вания и дано описание библиографических источников и стандартных изданий текстов2.

В Главе I «Сатурнов стих в римской филологической тради­ции» дается максимально полный филологический анализ истории тер­мина versus Sгturnius. Здесь же описываются все источники, имеющие отношение к римской традиции о сатурновом стихе (Часть 1.1 «Сатур­нов стих: название, источники, свидетельства республиканского време­ни»). Филологический анализ источников разделен на две части по хро­нологическому принципу.

В начале рассматриваются «Ранние свидетельства о сатурновом стихе» (Часть 1.2). Анализируя фрагмент пролога к VII кн. «Анналов» Энния (стихи 206-209), мы показываем, что этот текст уже в республи­канское время был предметом комментирования. Об этом свидетельст­вуют Цицерон Brutus 75 (основной источник по тексту фрагмента Эн­ния) и Варрон De Lingua Latina VII, 36. В рамках древних комментариев к стиху 207

versibus quos olim Fauni vгtesque canebant сложилась концепции древней 'поэзии Фавнов', в связи с которой и появился термин versus Sгturnius (употребляется в указанном месте De Lingua Latina). Говоря о 'Фавнах', Энний намекал на Bellum Punicum Невия, — означает ли это, что Невий писал 'стихами Фавнов'? Если Невий писал 'стихами Фавнов', то означает ли это, что последние ото­ждествляются с метрической формой поэмы Невия Bellum Punicum, которую современная филологическая наука называет сатурновым сти­хом? Вопрос о том, называл ли Энний (или Варрон и Цицерон) размер

1 Обобщающие труды в этой области указаны выше [с. 2, прим. 3].

2 Важнейшие библиографические пособия по сатурнову стиху:

[F. Cupaiuolo. Bibliografia della metrica Latina. Napoli, 1995. L. Ceccarelli.

Prosodia e Metrica Latina Archaica 1956-1990 // Lustrum. 1991. Bd. 33. P.

227-400]. Библиография к «Поэтике» Аристотеля: [О. J. Schrier. The Po­

etics of Aristotle and the Tractatus Coislinianus: A Bibliography from about

900 till 1996. Leiden, 1998]. Основные издания сатурновых текстов ука­

заны выше [с.1, прим. 1; с.2, прим. 1].

18


поэмы Невия versus Sгturnius, не имеет здесь значения. Детальное фи­лологическое исследование убеждает нас в том, что 'стихи Фавнов' не отождествлялись с какой-либо определенной метрической формой. Это выражение имело оценочный смысл 'грубые, примитивные, первобыт­ные' стихи. Это истолкование приводит нас к тексту Квинтилиана (Inst. IX 4, 114-115), который ссылается на 'стихи Фавнов' как на пример примитивной 'аметрической поэзии'. В изложении Квинтилиана 'стихи Фавнов' предшествовали метрическому стихосложению по правилам, регулирующим счет стоп (observгtid carminis). Важной чертой высказы­вания Квинтилиана оказывается то, что у него речь идет об историче­ском процессе, описанном в перипатетических понятиях 'изобретения и совершенствования', в частности, упоминается 'открытие' стоп (repertds pedes). Эта идея находит соответствие у грамматика Диомеда (I 476-482 GLK) в отрывке, который, по нашему предположению, восхо­дит к Варрону. Изложенные наблюдения связывают Квинтилиана с рес­публиканской традицией комментирования «Анналов» Энния.

Определение Sгturnius имело смысл 'древний италийский'. В этом же смысле необходимо понимать и выражение versus Sгturnius, которое, как видно из De Lingua Latina VII, 36, было принято в середине I в. до н.э. в техническом смысле 'аметрический'.

Тема 'изобретения и совершенствования' сближает отрывок из Квинтилиана (IX 4, 114-115) со знаменитым высказыванием Горация (Epist. II 1, 156-160, Graecia capta ...), в котором описывается история римской драмы. Этот классический предмет историко-литературных ра­зысканий перипатетической школы восходит к «Поэтике» Аристотеля. Гораций связывает выражение numerus Sгturnius 'сатурнов ритм' с Fescennino (licentia) 'распущенность Фесценнин', что вносит в сатурно-ву проблему элемент инвективы (????? «Поэтики» Аристотеля, ср. Horat. Epist. II 1, 156-160). Сближается с обсуждаемым высказыванием Горация замечание Вергилия о древней римской поэзии (Georg. II 385-386). Комментарий Сервия к этому месту отождествляет versus мncуmpfм 'безыскусные стихи' древних жителей сельского Нация с аметрическим сатурновым стихом. Терминология Сервия (Saturnio metrт, ad rhythmum) принадлежит поздней эпохе. Напротив, содержание комментария долж­но быть отнесено к раннему времени, что доказывается в специальном исследовании. Из этого следует, что выражение 'сатурнов стих' в эпоху

19


Варрона было теснейшим образом связано с историей драмы, сконст­руированной по принципам «Поэтики» Аристотеля.

Сформулированный выше вывод заставляет нас обратиться к исследованию основного источника по перипатетической истории рим­ских зрелищ, очерку истории пантомимы, излагаемому у Тита Ливия (VII 2). Этот очерк, условно названный нами «История зрелищ», восхо­дит, вероятно, к Варрону1. Наш комментарий к этому важнейшему тек­сту содержится в специальном разделе (Часть 1.3 «История зрелищ» и перипатетический субстрат ранних представлений о сатурновом стихе»).

В «Истории зрелищ» излагается стадиальная история сцениче­ских игр, которая охватывает, во-первых, пантомиму (представляющую для нас второстепенный интерес), во-вторых, шутливые или бранные выступления городских жителей, подобные аттическим ??????????. Шутливое действо, которое автор «Истории зрелищ» называет 'сату­рой', в ученой римской традиции теснейшим образом связано с греческой драмой сатиров и с литературной сатурой Луцилия и Горация, драмати­ческая природа которой не вызывала у римских теоретиков сомнений.

Сопоставление «Истории зрелищ» с высказываниями Горация о сатурновом ритме и с первоисточником, «Поэтикой» Аристотеля, пока­зывает, что 'сатурнов' стих (метр или ритм) был самым тесным образом связан в представлении римских ученых, во-первых, с 'сатировским' содержательным комплексом, во-вторых, с ритмом пляски (именно эта концепция была возрождена аббатом Марини). В этих представлениях сатурнов стих ассоциировался с комедией и сатурой, но не с эпосом. Вовлечение сатурнова стиха в сферу римской сатуры заставляет нас специально обратить внимание на то, что в наших источниках этимоло­гическое сближение Sгturnius ~ satura отсутствует и, по всей видимо­сти, оно никогда римскими учеными не делалось.

Обращаясь к упоминаниям о сатурновом стихе, которые сохра­нились у грамматиков (Часть 1.4 «Поздние грамматические источники о сатурновом стихе»), мы ставим на первое место свидетельство Харисия (I 288 GLK). Интересующий нас отрывок разделяется на две части, мет-

1 Анализ этого текста с точки зрения истории театра содержит­ся в книге [Д. В. Трубочкин. «Все в порядке! Старец пляшет...» Римская комедия плаща в действии. М., 2005].

20


рическую и мифоисторическую, которые рассматриваются нами от­дельно. Обе части имеют независимое происхождение и содержат очень ранние элементы, восходящие к республиканской учености. Прежде всего, Харисий связывает термин Sгturnius с метрически сложными ли­рическими формами далеко не древнейшей поэзии (Акций и Левий). Харисий называет сатурновы стихи genus ametron, что заставляет нас предпринять специальное исследование смысла метрического термина ???????, начиная с Аристотеля (Poet. 1451а 38 - 1451b 3).

Мифоисторическая часть свидетельства Харисия представляет особый интерес, поскольку сатурнов стих включается в эвгемеристиче-ский контекст.

Гораций, Вергилий и аноним «Истории зрелищ» говорят о древней, примитивной стадии цивилизации. Люди в древности были наивны и безыскусны, но их религиозная практика стала источником для культов и обрядов последующих поколений. Такую же идею изла­гает Харисий, но на этом сходство заканчивается. Сатурнов стих у Ха­рисия принадлежит сфере серьезной гимнической поэзии, нет никаких намеков на примитивную драму, на шутки или сельскую брань.

Эвгемеристические мотивы оказываются удивительно устойчи­выми в римской грамматической традиции. С незначительными вариа­циями сатурнов стих связывают с царством эвгемеристического Сатур­на: схолии к Горацию Epist. II 1, 157/158 (Porphyrio, Pseudo-Acro), Атилий Фортунатиан (VI 283, 13 GLK), Origo gentis Romanae (4, 4), Диомед (I 512, 18 GLK), Фест (432, 13 L). Последние два представляют особый интерес, поскольку связывают 'Сатурна', 'Фавнов' и Невия.

Все это позволяет предположить, что эвгемеристический ком­плекс, связанный с сатурновым стихом, восходит к сочинению «Эвге-мер» Энния и отчасти к эвгемеристическим пассажам «Анналов». Сам термин Sгturnius versus имеет эвгемеристическую мотивацию. Значи­тельным был вклад Варрона, который, как можно предполагать, закре­пил за Невием статус 'изобретателя' сатурнова стиха. Возможно, имен­но Варрон виновен в том, что термин Sгturnius versus переместился в историко-литературную концепцию стадиального развития драмы, для которой принципиальное значение имела инвектива.

В следующей части (1.5 «Метеллов стих») рассматривается об­разцовый сатурнов стих грамматиков

21


dabunt malum MetellI Naevio poetae

Обнаруживается, что этот 'ответ Метеллов Невию' теснейшим образом связан с идеей инвективы. Вероятно, он был сконструирован как пример связанного с ателланой 'эксодия', который автором «Исто­рии зрелищ» описывался как вольное, шутливое или бранное выступ­ление римских граждан. Тот факт, что метеллов стих был принят грамматиками как метрический образец, указывает на решающую роль инвективной концепции в формировании поздних грамматических представлений, закрепившихся за термином versus Sгturnius.

В схолиях Псевдо-Аскония (ad Cicerуn. Verr. I 29) утверждает­ся, что Метеллы отвечали на стих Невия

fato MetellI Romae fоunt cуnsules

Ассоциация этого ямбического сенария с сатурновым 'ответом Метеллов' создает значительные трудности. Мы доказываем, что со­общение Псевдо-Аскония ошибочно. Стих Невия происходит из дра­мы, смысл его был хвалебным (следовательно, источником была, ве­роятно, претекста). С инвективным 'стихом Метеллов' стих Невия был связан случайно в результате искажения грамматической традиции.

Первую главу завершает синкрисис двух ветвей римской тра­диции сатурнова стиха (Часть 1.6 «Общая характеристика грамматиче­ской традиции»). Наиболее важен для последующего исследования вы­вод о том, что сатурнов эпос Невия был интегрирован в эвгемеристическую концепцию. К этой же ветви может быть отнесена хвалебная погребальная поэзия (Харисий). Для другой ветви характерен интерес к инвективным и лирическим (в широком смысле) мотивам. Мы предполагаем, что грамматические описания 'сатурнова стиха', связан­ные с инвективной ветвью, были ориентированы на относительно позд­нюю поэзию эпиграмматического типа, которая использовала 'метеллов стих' как основную метрическую форму. Весьма вероятно, что именно для этой поэзии выражение versus Sгturniо было самоназванием.

В Главе II «Корпус сатурновой поэзии» мы, опираясь на вы­воды, сделанные в Главе I, даем описание грамматических примеров (Часть 2.1). Приходится констатировать ожидаемый в свете наших иссле­дований результат: римские грамматики, описывающие сатурнов стих, не учитывают эпос, нет также никаких признаков архаизации сатурно-

22


вых примеров. Гипотеза о влиянии инвективной концепции позволяет обосновать инвективную интерпретацию примера

summгs opes qui regum regias refregit (Fortunat. VI 294, 1)

Анализ грамматических цитат заставляет сомневаться в том, что они были искусственно придуманными учебными примерами. В диссертации доказывается, что примеры происходили из эпиграммати­ческой сатурновой поэзии, восходяшей к сатурновой книге Акция.

Далее (Часть 2.2) рассматриваются Carmen Saliare и Carmen Ar-vale. В древности признавался поэтический характер Carmen Saliare. Варрон (De Lingua Latina VII 2) называл эту 'песнь' первым поэтиче­ским словом римлян (Romгnorum prima verba poetica). Carmen Saliare, как и полностью утраченный 'гимн' Ливия Андроника (Liv. XXVII 37) сопровождались плясовым ритмом, 'отбиваемым ногой'. Это позволяет связать Carmen Saliare с теорией пляски, отраженной в «Истории зре­лищ». Нельзя исключить того, что Варрон относил Carmen Saliare к древней 'поэзии Фавнов'. 'Арвальская песнь' не упоминается в римских источниках (кроме самой Арвальской надписи), но описание обряда 218 г н.э. ясно указывает на то, что исполнение Carmen Arvale сопровожда­лось особыми телодвижениями (tripodгtio). Состояние текста обоих па­мятников таково, что их метрический анализ мы признаем невозможным.

Специальное исследование, сделанное в этой части показывает, что «Афоризмы Аппия Клавдия», известные под названием Carmen (Sententiae) Appii Claudii, не принадлежат сатурновой традиции и были прозаическим текстом.

После древнейших римских Carmina предлагается критический обзор сатурнова эпоса (Часть 3) и эпиграфических памятников (Часть 4). Среди эпических памятников рассматриваются фрагменты Carmen Priami. Мы присоединяемся к мнению тех ученых, которые считали этот текст поздним1. Carmen Priami необходимо отделять от раннего сатур­нова эпоса, представленного Ливием Андроником и Невием.

Особый раздел данной главы посвящен надписям, известным по литературным источникам (Часть 2.5). В силу своего происхождения

1 Как справедливо замечает Кёртни, Carmen Priami "не принад­лежит живой традиции сатурновой поэзии" [The fragmentary Latin poets / Ed. by E. Courtney. Oxford, 2003. P. 44].

23


этот отдел сатурнова корпуса включает спорные и сомнительные тек­сты. Подложность сатурнова стиха из надписи Эмилия Регилла (Pseudo-Bassus VI 265, 25 GLK) доказывается серьезными филологическими аргументами. Напротив, подлинность надписей Атилия Калатина (Cicero. De Fin. II 116; Cato 61) и Квинкция Цинцинната (Livius VI 29, IO)1 может быть подтверждена метрическим анализом.

Глава III «Фонетика и просодия сатурнова стиха» посвящена описанию просодических элементов сатурнова стиха и изложению об­щих принципов просодического анализа, применимых к сатурнову ма­териалу (Часть 3.1). Специальное исследование посвящено понятию икта. Определенная часть сатурновой традиции связана с ритмом пля­ски. Этот 'внешний икт' надежно распознается в высказываниях грам­матиков о ритмических ударах, сопровождающих декламацию стихов. Исследование контекстов, в которых латинские оcere 'ударять', ictus 'удар', а также близкие по значению глаголы ferire, percutere и их производные связаны или с чтением стихов, или вообще с фонетикой, позволяет утверждать, что помимо внешнего икта-удара (это понятие в источниках более связано с глаголом ferire) грамматики признавали икт, выражаемый внутренними фонетическим средствами. Этот внут­ренний икт вьщелял отдельные стопы стиха. Учение об иктах развивал метрик Юба (apud Priscianum III 420 GLK). Подобное учение связыва­лось и с сатурновым стихом (Aphthonius VI 140, 1-6 GLK), что в даль­нейшем используется нами как один из аргументов в пользу отождест­вления первоисточника грамматических учений о сатурновом стихе с метрикой Юбы.

Большая часть третьей главы посвящена явлениям архаической просодии, наблюдаемым в сатурновых стихах. Мы последовательно рассматриваем сокращение гласных в конечных слогах (Часть 3.3), ям­бическое сокращение (Часть 3.4), отпадение конечного -s# (Часть 3.5), зияние и элизию (Часть 3.6). Несмотря на ограниченность материала, можно показать, что сатурнов эпос сохраняет некоторые значимые для стихосложения черты, которые представляются более архаичными, чем

1 Достоверность надписи Квинкция была показана Н. Н. Казан­ским [Н. Н. Казанский. Победная надпись Тита Квинкция (Liv. VI. 29, 9) //Палеобалканистика и античность. 1989. С. 165-169].

24


фонетика комедий Плавта. Таким образом, речь не идет о специфиче­ских архаизмах в идиолекте Невия. В эпосе и драме поэт использовал разные версии поэтического языка в целом и фонетики в частности. Эпический вариант был существенно более архаичным.

В конце главы (Часть 3.7) дается методологическое обоснова­ние процедуры выявления словоделительных схем в сатурновых стихах.

Все современные теории сатурнова метра открыто или скрыто зависят от античных метрик. Критическое исследование древних метри­ческих теорий по этой причине необходимо не только само по себе, но и для прояснения наших собственных идей, поэтому Глава IV «Метриче­ские структуры сатурнова стиха» начинается исследованием метриче­ских теорий римских грамматиков (Часть 4.1). Детальное рассмотре­ние текстов грамматиков доказывает, что все они восходят к единому первоисточнику.

Далее исследуются примеры, сопровождающие рассуждение Харисия (I 288 GLK) о 'длинных сатурновых стихах (Часть 4.2 «Пара­доксальные сатурновы стихи Харисия»). Метрическая реконструкция этих примеров (Левий, «Феникс» (fr. 22 FPL) и Акций, «Эпигоны» 598-599, 590-591) позволяет установить связь этих на первый взгляд уни­кальных примеров с общим для всех грамматиков источником (Юбой).

В Части 4.3 исследуются метрические компендии, непосредст­венно восходящие к Liber de metris Caesii Bassi (Псевдо-Басс, Афтоний, Терентиан Мавр). Особенности этих текстов позволяют определить об­щий для всех грамматических изложений сатурнова стиха источник, который мы отождествляем с утраченным сочинением Юбы, создателя латинской версии метрики прототипов. Это решает вопрос о происхож­дении авторитетного компендия Liber de metris Caesii Bassi, зависимость которого от первоисточника, отождествляемого с метрикой Юбы (конец II в. н.э.), неоспорима. Таким образом, Liber de metris не мог быть напи­сан Цезием Бассом, поэтом эпохи Нерона.

В Части 4.4 дано метрическое описание примеров, цитирован­ных грамматиками. Устанавливаются структурные отличия этих стихов от метрически близких ямбических и трохеических размеров.

Предлагаемая нами метрическая теория изложена и обоснована в Части 4.5 «Квантитативная теория сатурнова стиха». Реконструируются три стадии развития метрической структуры эпического сатурнова стиха.

25


(1)  Строго силлабическая структура, состоящая из двух полу­

стиший по 7 и 5 метрических позиций (?)1 :

|[?? ?2 ?3 Ц4 Цз ?? ??][?2 л ?2.2 Цг.з ?2.4 Ц2.з]| Каждая позиция реализуется одним слогом.

(2)  На следующей стадии мы предполагаем квантитативное

урегулирование концовки обоих полустиший, которое едва ли заходило

далее предпоследнего слога. В этой позиции закрепляется тяжелый

слог. По всей видимости, на этой стадии были выработаны диерезы

Корша. Оба структурных элемента (спондеический <??>2 исход и дие­

резы Корша) обладают примерно одинаковой степенью устойчивости в

литературном сатурновом материале, но сегмент перед диерезой Корша

не был затронут квантитативным нормированием. Из этого следует, что

диерезы Корша формировались относительно поздно, но все же в ту эпо­

ху, когда сатурнов стих сохранял строго силлабический строй. С учетом

диерез Корша устанавливается следующая силлабическая схема, ослож­

ненная квантитативными завершениями полустиший:

|[[?! ?2?3?4][?5 ?6 ?7]][[?21 ?22][?23 ?24 ?25]]|

(3)  На последней стадии развивается ничем не ограниченная

подстановка просодических элементов <?>, <??>, <?> во все позиции

исходной силлабической схемы, кроме предпоследней позиции каждого

полустишия (6 и 2.4). Очевидно, что система с допущением всех трех

элементов <?>, <??>, <?> предполагает моросчитающий язык, в кото­

ром существовали двусложные матрицы3.

С большой уверенностью можно утверждать, что третья стадия была пройдена сатурновым стихом в Риме в начальный период форми-

1  Цифры обозначают номера метрических позиций отдельно в

первом и втором колонах; в первом колоне вместо полных индексов

(??л) стоят сокращенные (??).

2  Далее обозначаем тяжелый (долгий) слог символом ?, а легкий

(краткий) — символом а, произвольный (или безразличный) слог —

символом ?.

3  Критерии моросчитающей системы рассматриваются в статье

[А. М. Белов. Вопрос о морах (оппозиция арифметической кратности в

греческом и латинском языках // Discipuli Magistro: К 80-летию Н. А. Фе­

дорова. М, 2008. С. 53-73].

26


рования классической просодической системы. Соотнести сатурнов стих с каким-либо этносом или территорией на первых двух стадиях не представляется возможным.

Эта теория имеет два измерения.

Во-первых, устанавливаются более отчетливые связи с индоев­ропейским силлабическим стихом. Древние силлабические структуры отчетливо читаются, несмотря на вторжение квантитативного принципа, в значительной части сохранившегося эпического материала. Проблема индоевропейского прошлого сатурнова стиха лежит вне пределов нашей диссертации. Ограничимся указанием на то, что римский сатурнов стих в структурном отношении очень близок силлабическому прототипу, и можно предполагать, что речь идет и о хронологической близости. Это, по всей видимости, исключает греческое происхождение сатурнова сти­ха, поскольку квантитативная реформа греческого стихосложения про­изошла задолго до того времени, когда гипотетическое греческое влия­ние было бы возможно.

Далее демонстрируется эффективность нашей теории на мате­риале сатурнова эпоса (Часть 4.6) и ранних надписей (Часть 4.7). В обо­их случаях даны метрические описания для полного корпуса текстов.

Глава завершается исследованием строфики сатурнова эпоса (Часть 4.7), которое основано на сделанном нами критическом отборе фрагментов, содержащих более, чем две строки. В этих фрагментах вы­держивается равенство стихов по числу метрических позиций. Это ука­зывает на то, что в сатурновых поэмах преобладали последовательности равных стихов, то есть стихическое построение. Структура ???? ?????? ожидаема для текстов, признанных римской филологической традицией эпическими.

В Главе V «Закат эпической сатурновой поэзии» дан метриче­ский анализ надписей второй половины II в. до н.э. (Часть 5.1). Приме­нение разработанной в диссертации методики метрического описания позволяет показать как зависимость этих надписей от моделей сатурнова эпоса, так и разрушение этих моделей под влиянием сценической по­эзии. Примечательно, что влияния дактилического гекзаметра выявить не удается.

Наблюдения, сделанные над поздними надписями, позволяют выработать эффективные критерии для отождествления текстов, метри-

27


ческая природа которых сомнительна. Так, мы доказываем неметриче­ский характер надписи Муммия (CIL2 626, CSE 9). В Части 5.2 «Мни­мые сатурновы стихи» эти критерии применены к ряду фрагментов Не-вия (FPL fr. 23; 55; 61) и к фрагментам Carmen Nelei.

В Части 5.3 исследуются ритмические структуры, выявляемые в Carmina Marciana. 'Второе пророчество' (Livius XXV 12, 9-11) оказыва­ется прозаическим. В 'первом пророчестве' (Livius XXV 12, 2) видны отчетливые следы дактилического гекзаметра, что позволяет усматри­вать в этом тексте переработку дактилического отрывка, взятого из эпо­са (Энния или Акция).

Часть 5.4 «Сатурнов стих и дактилический гекзаметр» посвя­щена метрическим аспектам переводческой техники Ливия Андроника. Мы показываем, что при всей несопоставимости размеров древний пе­реводчик следил за согласованием колометрии латинского текста и го­меровского оригинала.

В этой же части рассматриваются фрагменты гекзаметрической «Одиссеи». Метрические особенности позволяют утверждать, что этот перевод не был переработкой сатурнова текста Ливия Андроника.

В Заключении обобщаются основные выводы и результаты работы (суммированы далее в разделе [9] автореферата).

В диссертации обосновано выделение двух направлений в рим­ской филологической традиции, которые были ориентированы на прин­ципиально разные представления о поэзии, связанной с термином versus Saturnius (Раздел 6.1 Заключения). Неоднородностью грамматической традиции в значительной степени объясняется противоречивость мет­рического материала, известного нам как 'сатурнов'. Комплекс иссле­дований, сделанных в диссертации, позволяет обосновать метрическую целостность сатурнова эпоса, с которым сближаются ранние надписи (элогии Сципионов). Описания сатурновой метрики, оставленные рим­скими грамматиками, опирались на тексты более позднего происхожде­ния (Раздел 6.2). Принципиальное значение имеет выяснение источни­ков метеллова стиха и характера влияния этого метрического образца на отбор эпического материала в поздней грамматической традиции. Раз­деление всей массы текстов, определяемых как сатурновы по слабому метрическому критерию, на два отдельных корпуса, связанных истори­чески, но имеющих совершенно разные языковые, метрические и жан-

28


ровые характеристики, позволяет решать вопросы языка и метрики на однородном материале (Раздел 6.2). После того, как корпус определен на основе неметрических критериев (что было одной их главных задач диссертации), мы получаем возможность применять метрические кри­терии к текстам, по разным причинам сомнительным. Метрика может быть эффективным инструментом критики сатурнова корпуса (Раздел 6.2). Наиболее важным результатом, полученным в этом направлении, мы считаем обоснование сатурнова характера надписей С SE 5, С SE 7, CSE 8, CSE 12 и «Эпитафии Невия». Метрический анализ позволяет оп­ределить основную тенденцию развития сатурнова стихосложения в середине II в. до н.э.: постепенное разрушение сатурновых структур под влиянием драматических размеров. Критика сатурнова корпуса позво­ляет исключить из него некоторые тексты, традиционно принимаемые по слабому метрическому критерию. Эта критическая процедура имеет двойной эффект. Очищение сатурнова корпуса от посторонних текстов улучшает наше понимание сатурнова стиха. С другой стороны, тексты, которые ошибочно считались сатурновыми, находят правильный исто­рический и литературный контекст. Эта методика оказывается эффек­тивной и для определения происхождения гекзаметрической «Одиссеи», которая, как показывает метрический анализ, не имела сатурнова суб­страта и не была переработкой перевода Ливия Андроника.

Наконец, в Заключении сформулированы перспективы изу­чения метрики сатурноеа стиха (Раздел 6.5).

Происхождение сатурнова стиха остается неразрешенной про­блемой, которая при современном состоянии знаний сместилась из об­ласти сопоставительной метрики (отношение между латинским и индо­европейским уровнями) в область собственно италийской или римской культурной истории. Реконструкция поэтической традиции наталкива­ется на полное отсутствие прямых или косвенных подтверждений суще­ствования в Риме или у италиков корпораций поэтов-сказителей и об­щественного слушания поэтических декламаций или каких-либо иных социальных институтов, сопровождающих развитую поэзию. Сама по себе 'древняя римская поэтическая традиция' есть экстраполяция на прошлое результатов внутреннего структурного исследования метрики текстов, созданных в очень короткий период на рубеже III/II в. до н.э. Диахроническая интерпретация этого материала требует осторожного и

29


критического подхода1. Сделанные в диссертации наблюдения над по­этическим языком сатурновых текстов открывают возможности для бо­лее точного выяснения лингвистических координат утерянной поэтиче­ской традиции. Далеко не исчерпаны возможности сопоставления языка сатурновых поэм и надписей с языком комедии. Можно предполагать, что язык Плавта отражает несколько более позднее состояние той же поэтической традиции.

Исследователей раннего литературного сатурнова стиха едва ли могут ожидать открытия новых текстов. Поздняя сатурнова ('метел-лова') поэзия, напротив, открывает самое широкое поле для новых ра­зысканий. В диссертации мы приложили немало усилий для того, чтобы освободить это направление римской литературы от ложного ярлыка грамматической фикции. Систематическое собирание всех относящихся к этому жанру текстов требует серьезных текстологических и историко-литературных исследований. Не менее важной (и давно назревшей) за­дачей является создание комментированного критического издания примеров, цитируемых в римских метрических компендиях2.

  1. Приложениях собраны основные тексты, исследованные в диссертации: свод древних свидетельств о сатурновом стихе (приложе­ние А), свод сатурновых текстов (приложение Б), алфавитный список сатурновых колонов (приложение В).
  2. Положения, выносимые на защиту

(1) Ко времени наибольшего расцвета римской учености, в эпо­ху Варрона, сложилось две тенденции понимания сатурновой поэзии, причем очевидно участие самого Варрона в формировании обеих тен­денций. Сатурнов стих был частью широких филологических концеп­ций, в которых реконструировалась история Рима и эстетика 'древних'. Важно и то, что сатурнов стих был частью поэтической практики.

1  J. Н. Waszink. Zum Anfangsstadium der romischen Literatur //

Aufstieg und Niedergang der romischen Welt... Bd. 1.2. Berlin; New York,

1972.  S. 869-927.

2  Далеко не полным является раздел Versus metri causa laudati в

FPL. Сатурновы примеры в этот раздел не помещены.

30


  1. Первая концепция сатурновой поэзии была заложена, веро­ятно, Квинтом Эннием. Сам термин versus Sгturnius мотивирован про­логом к VII книге «Анналов» Энния, в котором говорилось о 'стихах Фавнов и прорицателей'. В позднейших грамматических источниках сатурнов стих устойчиво связан с эвгемеристическими представлениями о жизни древней Италии, первоисточником которых были сочинения Энния. В этой концепции сатурнов стих ассоцировался с религиозной поэзией, прославляющей богов и выдающихся правителей. Выражение versus Sгturnius могло быть взято из эвгемеристической мифологии и перенесено на реальные эпические тексты (Bellum Punicum). При этом с 'сатурновым стихом' не связывалась определенная метрическая форма.
  2. Вторая концепция сатурнова стиха связана с иной версией 'древней поэзии', а именно с перипатетической реконструкцией исто­рии драмы. Поздняя грамматическая традиция связана с «Историей зре­лищ». Анекдот о ссоре поэта Невия и Метеллов сложился внутри этой традиции. Образцовый (для будущих грамматиков) метеллов стих мыс­лился как отрывок из шуточного 'эксодия', подобного тем, которые упомянуты в «Истории зрелищ». Перипатетический субстрат «Истории зрелищ» позволяет предполагать, что высказывания Аристотеля о пере­ходе сатировской прото-драмы от трохеического метра к ямбическому мотивировали двусоставную ямбо-трохеическую форму метеллова стиха.
  3. Связь между сатурновым эпосом и метелловым стихом об­наруживается в поздних сатурновых надписях. Эти надписи были соз­даны по образцам более ранних аристократических надписей, извест­ных нам по элогиям Сципионов, а элогии Сципионов метрически не отличаются принципиально от эпоса. В метрике поздних сатурновых надписей эпическая модель ослаблена и размыта, но все же она отчет­ливо видна.
  4. Поздние сатурновы надписи были метрическим образцом для литературных сатурновых стихов (первоначально, как мы полагаем, для Акция). Однако, благодаря генетической зависимости надписей от эпических поэм, новая метрическая модель не противоречила старому эпическому материалу.
  5. Надписи определили не только метрику, но и жанр новой сатурновой поэзии: не эпос, а эпиграмма. Тематика реальных сатурно­вых надписей была, по всей видимости, очень узкой. Когда сатурнов

31


стих был осмыслен как стих эпиграммы, то все разнообразие литера­турной эллинистической эпиграммы стало потенциально доступно для нового жанра.

  1. Описания сатурнова стиха в грамматических компендиях относились не к эпическим поэмам, а к новой сатурновой поэзии, кото­рая началась с Акция и была актуальна и позднее, в I—II в. н.э. Именно 'новую' сатурнову поэзию описывал первоисточник всех поздних грам­матических изложений сатурнова стиха (этот первоисточник отождест­вляется с метрикой Юбы). Фрагменты новой сатурновой поэзии, сохра­ненные грамматиками, до сих пор ошибочно считались искусственными метрическими примерами, которые вытеснили в метрических компендиях стихи Невия и Ливия Андроника (то есть, 'настоящие' сатурновы тексты). Метрика этих фрагментов точно описывается метелловой схемой.
  2. Метрика сатурнова эпоса и ранних надписей более сложная. Она описывается обоснованной в диссертации диахронической схемой (изложена в настоящем реферате [с. 26].
  3. В сатурновом эпосе отражено состояние латинского языка более раннее, чем эпоха составления сатурновых поэм. В абсолютной хронологии оно может быть отнесено приблизительно к 300 г. до н. э. Ориентиром может быть отпадение конечного -s#, которое распростра­няется в Риме не ранее этого времени.

(10)  Существовала непрерывная традиции сатурнова эпоса в те­

чение III в. до н.э. Только более старые (утраченные) тексты могли быть

источником приемов сатурнова стихосложения для Ливия и Невия. В

соответствии с этим предположением мы находим в сатурновом эпосе

развитую поэтическую технику, которая указывает на литературную

традицию.

(11)   Частично ритмическая организация сатурновых стихов

может быть объяснена опытом сценического стиха, которым прекрасно

владели Ливии и Невий. Оба поэта умели искусно создавать ритмиче­

ский контраст, отличавший сатурновы структуры от похожих ямбиче­

ских или трохеических. Наряду с этим, выявляются приемы ритмиче­

ской организации, которые были специфичны для сатурнова стиха и не

повторяли приемы стиха драматического (например, адаптация к сатур­

нову стиху ямбического сокращения).

32


9 Апробация

Материалы и предварительные результаты диссертационного исследования были представлены к обсуждению на международных и российских конференциях: международная конференция «Чтения памя­ти профессора И.М. Тройского» (Санкт-Петербург, ИЛИ РАН, 2002, 2003, 2004, 2005, 2006, 2007, 2008 гг.); I Российско-Германский филоло­гический симпозиум «Поздняя античность: традиции и инновации» (Москва, МГУ, 2005 г.); II российско-германский филологический сим­позиум «Semper idem, semper novus: классическая традиция в после-классическую эпоху» (Москва, МГУ, 2008 г.)1; III Международный кон­гресс «Русский язык: исторические судьбы и современность» (круглый стол «История русского языка и греко-латинская словесность», Москва, МГУ, 2007 г.)2; «Ломоносовские чтения» (Москва, МГУ, 1998, 2002, 2003, 2006, 2007), «Гаспаровские чтения» (Москва, РГГУ, 2007 г.)3, конференция «Классическая филология в контексте мировой культуры (к юбилею профессора А.А. Тахо-Годи» (МГУ, 2007 г.)4; заседание сек­ции «Классическая филология, византийская и новогреческая филоло­гия» УМО по филологии университетов Российской Федерации (Моск­ва, МГУ, 2009 г.). По материалам диссертации были прочитаны научные доклады на заседании кафедры классической филологии МГУ им. М. В. Ломоносова (18 декабря 2008 г.) и на заседании Кафедры древних языков Института лингвистики РГГУ (23 января 2009 г.).

1   Сообщение о конференции: [А. Е. Кузнецов. Классическая

традиция в послеклассическую эпоху // Московский Университет. 2008.

No 39-40].

2 Отчет о конференции: [А. И. Солопов, А. И. Золотухина. Круг­

лый стол «История русского языка и греко-латинская словесность» // Вест­

ник Московского университета. Сер. 9. Филология. 2008. No 3. С. 198-211].

3 Отчет о конференции: [Т. Ф. Теперик, Д. В. Синчинава, В. А.

Мильчина. Гаспаровские чтения — 2007 (Москва, РГГУ, 12-14 апреля

2007 г.) // Новое литературное обозрение. 2007. No 4. С. 505-524].

4 Отчет о конференции: [Т. Ф. Теперик. Конференция «Класси­

ческая филология в контексте мировой культуры (к юбилею профессора

А. А. Тахо-Годи» // Вестник Московского университета. Сер. 9. Фило­

логия. 2008. No 3. С. 193-198].

33


Содержание, методологические и теоретические принципы дис­сертации отражены в следующих публикациях:

Монография

1 Кузнецов А. Е. Латинская метрика. Тула, 2006. 490 с. 21 п. л.

Белов А. М. [Рецензия] // Вопросы языкознания. 2007. No 5. С.

141-143. Рец. на кн.: А. Е. Кузнецов. Латинская метрика. Тула, 2006.

Работы, опубликованные в ведущих россий­ских периодических изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ (редакция апрель 2008 г.)

  1. Кузнецов А. Е. Семантическая концепция М. Теренция Варро-на // Индоевропейское языкознание и классическая филология. VI. Ма­териалы чтений, посвященных памяти И. М. Тройского. СПб., 2002. С. 90-95. 0,4 п.л.
  2. Кузнецов А. Е. Стоический источник «Медеи» Энния // Индо­европейское языкознание и классическая филология. VII. Материалы чте­ний, посвященных памяти И. М. Тройского. СПб., 2003. С. 47-53. 0,3 п.л.
  3. Кузнецов А. Е. Fragmenten Historiae Metricae sive de Heraclidae Pontici Fragmento 158 // Индоевропейское языкознание и классическая филология. VIII. Материалы чтений, посвященных памяти И. М. Трой­ского. СПб., 2004. С. 120-128. 0,4 п.л.
  4. Кузнецов А. Е. «Лирика» и «Метрика» Цезия Басса // Индоевро­пейское языкознание и классическая филология. IX. Материалы чтений, посвященных памяти И. М. Тройского. СПб., 2005. С. 29-134. 0,3 п.л.
  5. Кузнецов A. E. De «Scipionis» Ennii stractura metrica // Индоев­ропейское языкознание и классическая филология. X. Материалы чтений, посвященных памяти И. М. Тройского. СПб., 2006. С. 174-176. 0,1 п.л.
  6. Кузнецов А. Е. Ритмика фрагмента «De Bellis Macedonicis» // Индоевропейское языкознание и классическая филология. XI. Материалы чтений, посвященных памяти И. М. Тройского. СПб., 2007. С. 198-201. 0,2 п.л.

34


8 Кузнецов A. E. «Сципион» Квинта Энния: метр и жанр // Вест­

ник Московского университета. Сер. 9. Филология. 2008. No 3. С. 77-86.

0,6 п.л.

Кузнецов А. Е. Cursorem tibн Rufe: незамеченный фрагмент

Цезия Басса? // Индоевропейское языкознание и классическая филоло­

гия. XII. Материалы чтений, посвященных памяти И. М. Тройского.

СПб., 2008. С. 259-262. 0,2 п.л.

10  Кузнецов А. Е. Невий, Метеллы и сатурнов стих // Вестник

древней истории. 2008. Вып. 4. С. 68-76. 0,7 п.л.

11   Кузнецов А. Е. Цезий Басе: I. Свидетельство Персия //

Colloquia Classica et Indo-Germanica IV. [Pars 1]. СПб., 2008. С. 306-340.

(Acta linguistica Petropolitana. Труды ИЛИ РАН. Т. IV. 4.1). 2,1 п.л.

  1. Кузнецов А. Е. Отпадение -s в архаической латыни и метрика ранних латинских текстов // Вопросы языкознания. 2009. No 1. С. 9-22. 1 п.л.
  2. Кузнецов А. Е. Фонетический и метрический икт у римских грамматиков // Вестник Московского университета. Сер. 9. Филология. 2009. No 2. 0,7 п.л.
  3. Кузнецов А. Е. [Рецензия] //Вопросы языкознания. 2009. No 2. Рец. на кн.: А. Л. Берлинский. Античные учения о возникновении язы­ка. СПб., 2006. 0,4 п.л.

Статьи, опубликованные в сборниках научных трудов и справочных изданиях

  1. Кузнецов А. Е. Начало римской драмы — хронологические разногласия в древнеримской филологии // Discipuli Magistro: К 80-летию Н. А. Федорова. М., 2008. С. 82-109. Orientalia et Classica / РГГУ. Труды Института восточных культур и античности; 15). 1,5 п.л.
  2. Кузнецов А. Е. Комедия античная // Литературная энцикло­педия терминов и понятий / Главный редактор и составитель А. Н. Ни-колюкин. Москва, 2001. Стлб. 373-376. 0,15 п.л.

35

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.