WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Персидская газель в XX веке

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

РАСУЛОВ АЛИДОД БОБОЕВИЧ

ПЕРСИДСКАЯ ГАЗЕЛЬ В XX ВЕКЕ

                           

Специальность:10.01.03- Литература народов стран зарубежья

(персидская литература)

                                               АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

                          

ДУШАНБЕ-2009

Работа выполнена на кафедре иранской филологии Таджикского национального университета

Научный консультант:      доктор филологических наук, профессор                                                   Имомов Махмаисуф Сайдалиевич

Официальные оппоненты:          доктор филологических наук, профессор

                                                 Абдусатторов Абдушукур

доктор филологических наук, профессор                                         Ахмадов Мирзо

доктор филологических наук, профессор                                                               Муллоахмадов Мирзо

                                                     

Ведущая организация:      Институт востоковедения и письменного  наследия Академии наук Республики Таджикистан

         Защита состоится  17  сентября 2009 г. в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 737.004. 03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете (734025, г. Душанбе, пр. Рудаки 17 ).       

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского национального университета.

      Автореферат разослан  «______» _________________ 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,

профессор                                                                          Нагзибекова М.Б.

Общая характеристика работы

Актуальность темы. В ХХ веке Иран пережил глубокие процессы, сопряженные с политическими, социальными, экономическими и культурными событиями, которые изменили основы общественного бытия страны. Одним из таких наиболее значительных событий стала революция Конституционализма, свершившаяся в начале века и послужившая почвой для  целого ряда важных явлений в жизни общества. Для нашего исследования особенно важны культурные, творческие процессы, происходившие в русле революционных событий. Так, к числу явлений творческого порядка с важными последствиями следует отнести выход поэзии из узких рамок придворной литературы и завоевание широкой аудитории городских улиц и базаров, появление новых поэтических форм, способных отразить своеобразную тематику дня.

Для того, чтобы раскрыть характер литературной жизни эпохи, необходимо перейти от общих описаний к конкретному изучению отдельных литературных жанров и жанровых форм. В этом плане особый интерес вызывает газель - самая активная и действенная поэтическая жанровая форма периода социально-политических катаклизмов в иранском обществе, в  связи с чем всестороннее изучение жанра газели представляется совершенно необходимым.

Иранская газель ХХ в., воплотившая лучшие и важнейшие   качества газели классического периода, содержит в себе потенциал к обновлению. Как и другие поэтические формы, газель восприняла назревшие идейно-эстетические изменения. Это особенно касается тематики,  содержания, а также лексического состава поэтики жанра.        

Следует отметить, что газель данного  периода вызвала интерес  исследователей, однако их внимание привлекали, главным образом,  отдельные аспекты творчества того или иного поэта. Поэтому комплексное изучение проблем жанра газели на сей день  остается одной из наиболее актуальных задач современной литературоведческой науки.

Другим важнейшим по значению событием социально-политического и духовно-культурного характера для иранского общества ХХ в. явилась Исламская революция, оставившая глубокий след в культурной и литературной жизни страны. С победой Исламской революции в поэтических жанрах произошли новые изменения, коснувшиеся и жанровой формы газели. Изменения происходят не только в тематике и содержании газели, они затронули её жанровые разновидности, структуру. Эти явления так же требуют отдельного изучения.

Как при революции Конституционализма, так и при Исламской  революции газель являлась выразительницей мыслей и чувств, стремлений и чаяний народных масс. Отсюда немаловажное значение приобретает всестороннее изучение тематики и содержания жанра.

Следует заметить, что неоднозначные и сложные процессы развития современной персидской поэзии ставят перед исследователями целый ряд актуальных задач. Важное место в этом ряду отводится изучению персидской газели, особенно ее характернейших черт, и, безусловно, индивидуального мастерства ее выдающихся представителей - Фаррохи Йезди, Мирзаде Эшки, Арефа Казвини, Мохаммада Хосейна Шахрияра, Рахи Моайери, Симин Бехбахани и других, творчество которых протекало в пределах вышеупомянутых событий. Произведения этих художников слова сконцентрировали в себе характерные особенности поэзии указанного периода, что обусловило ценность и важность их поэтических творений.  Исходя из того, что изучение поэзии той или иной эпохи немыслимо без оценки творчества ее представителей, рассмотрение перечисленных проблем подтверждает актуальность и важность темы исследования.

Степень изученности темы.  Проблемы газели ХХ в., естественно, нельзя решать в отрыве от истории жанра, которому посвящено достаточно много исследований, среди которых важное место занимают работы А.М. Мирзоева, Р.Хади-заде, П.Шакиба, К.Аминпура, М. Хокуки, С.М.Заркани, М. Махакки, С.Бакери, М.Нику, К.Хасанли. О происхождении, генезисе газели имеются отдельные суждения в работах Яна Рипки, Р. Мусульмонкулова и др. В диссертации даны более обстоятельные сведения об истории изучения жанра газели.

         Но нас в большей мере интересует состояние изученности газели нового времени, главным образом ХХ в. Здесь прежде всего следует отметить научную ценность двухтомного сборника статей «Литература революции – революция литературы» (9).  О стиле поэзии периода Исламской революции, особенно газели, идет речь в статье М.Джавадиния  «Тень индийского стиля над газелью революционного  века», в которой автор обнаруживает влияние «бедильского стиля» на газель периода Исламской революции.

В другой своей статье, «Взгляд на поэзию Исламской революции», опубликованной в том же сборнике, М.Джавадиния наряду с другими поэтическими жанрами периода рассматривает и важнейшие особенности газели, ее жанровые разновидности – «новую газель», «эпическую газель». А.Иран-заде в статье «О стиле нынешней газели» предпринял попытку охарактеризовать важнейшие специфические черты газели периода Исламской революции, затронув вопросы тематики, содержания, композиции, метрики, рифмы и т. п.

В большом сборнике статей «Исследования по литературе Исламской революции» (41), вышедшем из печати несколько раньше (1995), можно встретить свежие мысли по рассматриваемым вопросам. Но все же статьи упомянутых сборников не смогли выполнить роль полноценного  монографического исследования.

С.Шамиса в монографии «Путь газели в персидской поэзии» (29) рассматривает жанр газели в исторической эволюции и при этом выделяет шесть периодов этого исторического пути:

  • Век тагаззула, когда «газель» еще функционировала в структуре

касыды.

  • Век становления газели как самостоятельной жанровый формы.
  • Газель периода между иракским и индийским стилями.
  • Газель индийского стиля.
  • Газель периода «возвращения».
  • Новая газель.

Данная периодизация основана на принципе выделения основных этапов эволюции жанра по форме и содержанию.

По хронологическому принципу представлена периодизация персидской поэзии с начала революции Конституционализма и до падения монархизма в книге М.Ш. Кадкани «Периоды персидской поэзии от революции Машрутият до падения монархии» (37). Периодизация ученого, построенная по событийному принципу от предконституционализма и до падения монархии, не отразила что-либо важного в судьбах персидской поэзии, ибо между выделенными периодами мы не всегда наблюдаем явных и значительных изменений в ней. Тем более, что лишь в двух из семи этапов, выделенных Ш. Кадкани, речь идет о традиционной поэзии, в том числе газели, а в пяти остальных периодах фигурирует «новый стих».    

Исследование П.Шакиба «Персидская поэзия от ее начала и до сего дня» (28) охватывает и поэзию нового периода.

М. Хокуки в своей книге «Беглое знакомство с историей современной литературы Ирана» (19) рассматривает состояние традиционной газели  в периоды после революции Конституционализма и правления Реза-шаха.         М.Дж. Йахакки в книге «Как жаждущий кувшин» (46) дает сведения о состоянии персидской поэзии, начиная с традиционной поэзии периода революции Конституционализма и до ее эволюции в «нимаистский век» (1926 - 1979).

Перечень публикаций, посвященных поэзии на фарси в целом и жанру газели в частности, конечно, не исчерпывается упомянутыми работами, но разброс мнений и высказываний не дает возможность придти к обобщающему результату.

Краткий обзор научной литературы приводит нас к выводу, что проблема эволюции персидской поэзии вообще и жанра газели в частности в новое время все ещё нуждается в более глубоком исследовании. Отдельного  рассмотрения требует целый ряд жанровых аспектов газели, а также творчество мастеров этой поэтической формы.

Цель и задачи исследования. Основной целью данной диссертационной работы является монографическое исследование важнейших тематических, формальных, структурных изменений в жанре газели ХХ в.; определение места газели в поэзии рассматриваемого периода. Исходя из этого положения, задачами исследования мы определили следующее:

-дать краткую жанровую и историческую характеристику газели;

-выявить важнейшие особенности газели периода революции Конституционализма;

-проанализировать  тематику и содержание газели данного периода;  

-дать творческую характеристику поэтов - лириков периода революции Конституционализма;

-проследить бытование газели в литературных кружках и школах;          -показать эволюцию газели в эпоху Исламский революции;

охарактеризовать религиозное сознание и его отражение в газели этого периода;

-определить место газели в поэзии Исламской революции;

-рассмотреть жанровые разновидности газели в поэзии данного этапа;   

-рассмотреть форму и структуру газели в поэзии периода Исламской революции и т. д.                                                                                           

Методологическую основу диссертации составляют теоретические и прикладные исследования таких ученых, как Ш. Кадкани, Х. Фаршидвард, М.Хокуки, Х.Зарринкуб, М.Акбари, Н.Иран-заде, М.Йахакки, Г.Кафи, А.Какайи, С.Шамиса, М.Куми, Ф.Сафа, П.Шакиба, С.Заркани, С.Бакари, М. Нику, К. Хасанли, И. С. Брагинский, А. Мирзоев, Я. Рипка, Р. Хади-заде, А. Абдуллоев, Р. Мусульмонкулов.   

Научная новизна исследования заключается в том, что впервые в отечественной науке монографически рассматривается эволюция содержания, формы и структуры персидской газели в Иране ХХ в. При этом впервые в нашей работе рассмотрены:

-место газели в поэзии периода революции Конституционализма;

-важнейшие тематические особенности жанровой формы газели на примере стихов мастеров лирики данного периода;

-место газели в поэтических кружках и школах данного периода;           -эволюция газели в поэзии периода Исламской революции;

-религиозное сознание и его отражение в газели;

-форма и структура газели, а также новаторские приемы в этом направлении;

-разновидности газелей по содержанию. На этой основе новые газели рассматриваются в сопоставлении с классической газелью.                     

Теоретическая и практическая ценность работы. Исследование может внести определенный вклад в изучение теории и практики поэтики и стилистики современной персидской поэзии, ее художественно-эстетических принципов. В теоретическом отношении особое значение имеют размышления и выводы диссертанта о сущности газели исследуемого периода. Материалы диссертации могут быть использованы для изучения истории литературы Ирана ХХ в., при составлении учебных пособий, чтении специальных курсов по персоязычной литературе.         

Апробация работы. Диссертация обсуждена на расширенном заседании двух кафедр Таджикского национального университета - иранской филологии факультета востоковедения и новейшей персидско-таджикской литературы факультета филологии и рекомендована к защите (протокол №3 от 9.01.2009). Кроме того, по теме диссертации опубликовано один монографии и более 14 научных статей. Общий объем публикаций составляет 25 печатных листов. 

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

         Во введении обосновывается актуальность избранной темы, дается аналитический обзор научной литературы и формулируются цель и задачи исследования, обусловленные степенью изученности вопроса. Здесь же определяются научная новизна исследования, его теоретическая и практическая ценность.                                                                                             

Глава I  «Революция Машруте и эволюция персидской газели» состоит из трех параграфов.

а).Эволюция содержания газели.В данном параграфе прослеживается развитие газели с точки зрения содержания, обусловленное социально-политическими предпосылками, назревшими в Иране к началу ХХ в.                                                                      

Жизнь иранского общества многими нитями связана с конституционным движением иранского народа, привнёсшим много изменений в социально–политическую, духовную и культурную жизнь общества. Как отмечают большинство исследователей, литература подверглась несомненному воздействию революционных событий первой четверти ХХ в. в Иране. «До конституционалистского движения, - пишет Парвин Шакиба, - иранские поэты были далеки от народа, от его болей и страданий. Поэзия больше разрабатывала темы вина и кравчего, праздников и завоеваний царей, правителей и придворных вельмож. Движение литературного «возврата», хотя и избавило персидскую поэзию от индийского стиля, опутанного невообразимой ажурностью и детализацией, но ничего нового, кроме нескольких повторяющихся страниц, к многостраничной книге древней персидской поэзии не прибавило. С приходом Конституционализма был сметен двор, бывший опорой поэтов, и поэзия стала достоянием народа» (28, 225).

Большинство знатоков персидской поэзии сходятся на том, что литература периода Конституционализма, особенно ее поэзия, является неотъемлемой частью многовековой персидской словесности. И хотя революция произвела  глубокие изменения в содержании и тематике поэтических форм, они все ещё продолжали оставаться частью традиционного искусства слова.

         Революция Конституционализма явилась чрезвычайно сильным средством пробуждения сознания в иранском обществе. Благодаря ей стало возможным  широкое распространение средств массовой информации – газет и журналов, в которых публиковались произведения, доступные по художественным достоинствам широким слоям социальных низов. В них печатались традиционные стихи, но на новую тематику, близкую простому человеку, более доступные его восприятию по содержанию, а также поэзия с лексикой улиц и базаров. Эти стихотворения преследовали сиюминутные цели и никоим образом не претендовали на вечность. Примитивная в стилистическом отношении газель в иранской поэзии долго не могла функционировать. Поэтому поэзия сохранила свои вековые достижения без особых изменений. В сложившейся ситуации поэты стремились прежде всего к тому, чтобы для выражения своих идей и замыслов подобрать наиболее простые и краткие размеры арузовой просодии. Такой подход к творческим процессам привел к активизации таких жанровых форм «демократического» свойства, как таране, тасниф, мостазад, бахр-е тавил, которые присутствуют в диванах большинства поэтов этого периода.

Большая часть поэтов этого периода, даже тех, кто был приверженцем идеи обновления поэзии, обращались к жанровым формам газели, причем ей отводилось ведущее место в диванах поэтов периода, собраниях сочинений и сборниках стихов.

Важнейшим пунктом творческого расхождения мастеров газели периода Конституционализма с их предшественниками являлось отношение к лексическому элементу стиля поэтического произведения. Следует подчеркнуть, что и последующие поколения поэтов не смогли принять принцип демократизации языка провозглашенные поэтами периода Конституционализма. В целом, и по сей день языком поэзии для мастеров газели остается язык классической персидской поэзии. Справедливости ради следует заметить, что и в период революции не все поэты прервали связи с традициями классической лирики, продолжая писать свои газели в классической манере и обходя стороной бурные события, происходившие вокруг них. К поэтам такого направления Парвин Шакиба относит Адиба Нишабури и Шуриде Ширази (28, 232). Это обстоятельство объясняется тем, что содержание их стихов, особенно лирических, составляет специфическая традиционная тематика. В лексическом отношении эта категория лириков не самостоятельна  и все еще пользуется арсеналом поэтических средств, выработанных еще Са’ади и Хафизом Ширази.

Другая группа поэтов периода революции Конституционализма    осознанно или стихийно находилась под давлением внешних обстоятельств. Но в своем стремлении к обновлению  лексики поэзии эта категория мастеров слова впадает в другую крайность. Здесь мы должны согласиться с верной характеристикой, данной поэзии нового направления периода Конституционализма М.Ш.Кадкани: «Так как поэзия периода Конституционализма носит инструментальный характер и эмоции составляют ее основной элемент, поэты данного направления не обращают внимания на другие компоненты поэзии, наподобие игры воображения, языка, ритмики, формы. В отношении художественного воображения поэзия Машруте – довольно слабое поэтическое явление, что касается поэтической лексики, то она здесь сделала шаг вперед, ибо стремится к увеличению числа своих поклонников. И в этом своем стремлении она достигла успеха» (37, 105-106).      Представители поэзии этого направления смело вводили в поэтический обиход термины и слова европейского происхождения. Поэт Ареф Казвини смело использует европейскую лексику, например «полис»:

     ???? - ???? ? ????? ????? ?? ????

?? ???? ????? ???- ??? ??? ????? ??? (26, 196).

(Полиция запропастилась, надзиратель в карты дует;                                                                              Глава стражи спит, постовой – пьяный, не дремлет лишь вор).

Подобными прокламативными газелями и другими жанровыми формами характеризуется также творчество Мир-заде Эшки, Фаррохи Йезди и других поэтов периода.

В представлении творческой интеллигенции того времени «новаторство» в поэзии сводилось именно к лексическим заимствованиям. Мохаммад Таки Бахар, уже «Малек уш-шуара», сам подшучивал над подобным представлением, но в свои газели саадиевского стиля вплетал лексику социально-политической среды времени, а потом говорил:

                   ??? ???? ??? ???? ? ??? ?? ????

?? ??? ??????? ???? ???? ?????     (14, 388).

                 

(Не удивляет свежее слово со вкусом, коим ты наделен,           

Ибо все жители Востока владеют звучным словом).

В этой газели мы обнаруживаем такие слова и фразы, как «русие – йе дел»- Россия души, «русисефат»- русоподобный, «политик» - политика, «Урупа» - Европа и. т. д. Если детально проанализировать  эту газель Бахара, то выясняется, что поэт целиком сохранил матрицу классической модели, наполнив ее не любовным, а социально-политическим содержанием из живой действительности периода Машруте. Здесь неизмененной остается система поэтических средств и, самое главное, поэтический опыт классики.  И все же основы поэзии периода поддерживали люди талантливые (Бахар, Ирадж Мирза, Адиб Нешабури, Адиб Пишавари, Адиб ул-мамалек Фарахани, Деххода, Лахути, Ареф Казвини, Мир-заде Эшки, Фаррохи, Сайид Шарифиддин Гилани), чьё творчество сохранило лучшие традиции многовековой персидской поэзии и послужило мостом для перехода в иное ее состояние. Эти лирики создали стиль, который должен был стать художественным средством объяснения причин отставания иранского общества в современном мире. Иначе говоря, газели большинства поэтов этого нового направления являются «газелями дня». 

Таким образом, мы можем констатировать, что  поэзия периода революции Конституционализма  внесла в восприятие творческого акта своеобразную «сумятицу», разделив поэтический мир Ирана на два направления:                                                                                                              

1. В первом направлении мы видим таких поэтов, как Адиб ул-мамалек Фарахани, Шуриде, Адиб Нешабури, Адиб Пишавури, Сафи Али-шах, которые отвергли новаторские тенденции в традиционных поэтических жанрах, в частности в газели. Они по-прежнему творили газели, в которых воспевали любовь и красоту возлюбленной, осуждали коварство  мимолетной  жизни, наставляли и направляли людей по мистическому пути самоочищения и т. п. Но сказанное  вовсе не значит, что эти мастера поэзии стояли в стороне от повседневной жизни общества, тем более таких грандиозных событий, как революция Конституционализма, которая протекала в русле национально-освободительного движения иранского народа.    

Адиб ул-мамалек Амири (1860-1918) был мастером касыды, а его газели, которых не так много, особым мастерством не блещут. Амири так же принадлежал к направлению традиционалистов, о чем может свидетельствовать  образец его газели, начинающейся бейтом:

Таќдими дўст кардам тасвири хештанро,

То љои ман бибўсад он рўи чун суманро (3, 154).

(Я преподнес свое изображение другу,                                                            Чтобы он вместо меня облобызал то зеленое изображение).

           Источники информации весьма высоко отзываются о незрячем поэте периода Конституционализма - Шуриде Ширози (1856 - 1927). Шуриде тоже придерживался канонов классической газели и писал стихи в хорасанском стиле, отличавшемся простотой лексического состава и синтаксической структуры. Нижеследующие два бейта одной его газели вполне характеризуют особенности его лирического творчества:

?? ?? ??? ???? ??? ??? ??? ?? ???? ??

?? ?? ??? ???? ??? ?????? ?? ??? ??

?? ?? ??? ???? ??? ???? ?? ??? ????

?? ?? ???? ????? ???? ??? ?? ???? ?? (26, 183). 

 

                   (Делай все, что твоей душе угодно, только не покидай меня,            

Тащи все, что твоя душа пожелает, но жестокость ко мне не проявляй.                                                                                                 Наливай все, что пожелаешь, не наливай вина на пиру соперника,   Пей все, что угодно, лишь не пей крови моего разбитого сердца).

           Приблизительно такой же характеристики, как газели предыдущих поэтов, заслуживает и газельная лирика Адиба Пишавури (1842 - 1931) и Адиба Нешабури  (1863 - 1915). Эти поэты не только пользовались тематикой классической поэзии, но и ее фразеологией и композитами. Матрица же классической поэзии в их творчестве сохранилась в своем первозданном виде.

2. К поэтам второго творческого направления относятся те, чьи лирические творения, сохраняя традиционную форму жанра газели, отражали важнейшие события дня. В эту плеяду входили Ирадж Мирза, Бахар, Лахути, Фаррохи, Эшки, Ареф, Сайед Шарифеддин Гилани и некоторые другие.

Газель периода Машруте имела своеобразную лексику, в которой находили место слова и термины иноязычного происхождения, необычные для поэтики классической газели новые слова и выражения. Эта тенденция сохраняла потенциал для дальнейшего развития, но в творчестве поэтов данного направления особого развития не  получила, хотя и в среде мастеров газели этого направления потенциальных «революционеров» не трудно найти.

Следует заметить, что большинство исследователей считает несовместимыми природу жанра газели и новую лексику средств массовой информации, включая политическую терминологию. Так, Хосроу Фаршидвард полагает, что газель воспринимает лишь ту лексику, которая многократно использовалась поэтами классического периода. «В персидской поэзии, - пишет он, - лексика газели и четверостишия  относительно ограниченна. Поэтому газель оказывает сопротивление использованию новых слов, так что включение в газель слов из просторечия, газет или иностранных языков представляется весьма затруднительным…,  воспринимаются лишь слова и термины, которые были в обиходе во времена Са’ади, Хафиза и других предшественников. Поэтому создавать газель, которая бы несла в себе дух и колорит сегодняшнего дня, нелегко» (20, 116).

Иного мнения по данному вопросу придерживается А.З. Хосейн. Он полагает, что лексические и тематические изменения, которые произошли в жанровой форме газели периода Машруте не что иное, как продолжение газели классического периода. «Поэты начальных этапов периода Машруте, - пишет исследователь - избрали это средство для достижения особой цели и стремятся, сохраняя привычные сравнения и метафоры старой поэзии, внедрить в газель свои политические и социальные идеи. Таким образом, получили распространение политические газели, в которых такие понятия, как родина, парламент, свобода, нация, гнет, справедливость, кабинет министров, разрушения, нашли свое выражение посредством метафор пушка, родинка, кудри и губы подруги, соперник, разлука, встреча, свеча и мотылек, соловей и роза» (32, 51).

           Большинство из исследователей поэзии революции Конституционализма, касаясь вопроса о своеобразии жанровой формы газели данного периода, находят ее наиболее удачной формой выражения новых, социально – политических тем.

Таким образом, опираясь на опыт исследований литературы периода революции Конституционализма, можно заключить, что газель явилась первой жанровой формой персидской поэзии, подвергшейся изменениям под воздействием революционных событий.

Одной из ведущих тем, к которым чаще всего обращались поэты периода Машруте, являлась тема любви к родине. Образованные, информированные писатели хорошо разбирались в политической обстановке  в стране и вокруг нее, знали в лицо тех, кто способствовал социальной раздробленности общества, обнищанию населения. По примеру западных просветителей и революционеров эти художники слова пытались пробудить сознание масс, подготовить их к восприятию новых социальных теорий, к освобождению от внешнего и внутреннего гнета. С этой целью они в своих стихах призывали людей к борьбе с внутренними и внешними врагами. Корни этой темы, как нам представляется, следует искать в действительности последних десятилетий  XIX в. Борьба международного империализма за расширение своих жизненных интересов, действия британского и русского империализма, в отношении Ирана привели к полуколониальной зависимости страны, что не могло не иметь последствий. Революционная ситуация в период конституционалистского движения в иранском обществе вселила в сознание творческой интеллигенции надежду на возрождение Ирана с его великой историей и культурой. Восстановление чести и достоинства родины для многих патриотически настроенных поэтов и писателей было не менее важным, чем идея восстановления социальной справедливости или материального благополучия. Вполне понятно, что каждый из мастеров пера воспринимал и объяснял происходившие процессы по-своему, но многие справедливо обвиняли в унижении величия Ирана бездарных и продажных правителей и высших чиновников, вершивших политику страны.  Яркой иллюстрацией к сказанному может служить газель Лахути, несомненного патриота, в те времена старшего офицера жандармерии, обратившего не только свое перо, но и оружие против тех, кого считал главным виновником унижения и разрушения родины:

                  Ватан вайрона аз ёр аст ё аѓёр, ё њарду?

Мусибат аз мусулмонњост ё куффор, ё њарду?

Њама доди ватанхоњї зананд, аммо намедонам,

Ватанхоњї ба гуфтор аст ё кирдор, ё њарду.

Ватанро фитнаи маснаднишонон дод бар душман,

Ва ё ин мардуми бедониши бозор, ё њарду...

Вакилону вазиронанд хоин фош мегўям,

Агар дар зери теѓам ё ба рўи дор,  ё њарду (2, 9).

         (Родина в разрухе: от друга, иль врага, иль обоих?                                    Бедствие: от мусульман, от неверных, иль всех?                                  Все кричат о любви к родине, но не знаю,                                           В чем проявляется эта любовь: в словах, иль в делах, иль так и этак?                                                                                            Родину козни правителей отдали в руки врагов, или                                                                                   Этих невежественных завсегдатаев базара, иль тех и этих?..     Депутаты и министры – предатели, заявляю открыто,                               Под ножом [палача] я, иль в петле, иль там и там).

           Читая эти строки, вспомним, что в середине 1918 г. английские войска оккупировали западную часть Ирана. 9 августа 1919 г. без санкции  меджлиса, предусмотренной конституцией страны, было подписано кабальное для Ирана англо - иранское соглашение.

Литературовед С.Х.Хайери приводит в своей книге воспоминания пламенного патриота Ирана, поэта Мир-заде Эшки, дающие ключ к пониманию истины патриотических переживаний поэтов периода Машруте: «Этот договор, - говорит поэт, - мое воображение воспринимало не иначе, как сделку по продаже Ирана Англии... Когда я хожу, то чувствую себя так, будто шагаю по земле, которая была моей, а теперь принадлежит другому. Когда пью воду – такое же чувство. Подобные мысли ни днем, ни ночью не перестают терзать меня» (16, 15).

Следствием переживаний Эшки о судьбе родины явились его классической формы газели, наполненные острыми вопросами дня. Фрагмент одной из таких газелей мы приведем в качестве примера, свидетельствующего о высоком лирическом мастерстве поэта:

???? ?? ?? ? ??? ?? ?? ??? ??? ???

??? ??? ?? ??? ?? ???? ?? ?? ???

??? ???? ???? ??? ?? ?? ?? ???

????????? ??? ????? ??? ???

??? ?? ??? ?? ???? ?? ?? ??? ? ??

?????? ?? ?? ?? ??? ??? ?? ?? ???

?? ?? ??? ?? ????? ????? ?????

????? ???? ??? ??? ? ??? ???

??? ? ??? ??? ???? ??? ??? ??

?? ???? ??? ? ??? ?? ??? ? ??? ???

????? ????? ?? ???? ?? ??? ??? ???

?? ?? ?? ??? ??? ?? ??? ? ??? ??? (38, 509-510).

(Прах на мою голову, если с горя голову прахом посыплю,              Почва родины коль ушла, каким прахом голову я посыплю?!                      Увы, родина – не шапка, чтоб с головы                                              Сняли, обеспокоиться о другой шапке.                                                   Мужчина тот, у кого шапка на голове, а я                                          Не буду мужчиной, если на миг останусь без шапки.                         Я не тот, кто целиком дела страны                                                    Оставляет на произвол бродяги – судьбы.                                           Если не  перемешаешь прах врага,                                                            О небосвод, я переверну тебя вверх дном.                                                Возлюбленная Эшки, о родина, о колыбель чистой любви,                   О та, слова любви к которой с утра до ночи      

не оставляют мои уста).

           Сплав классической формы и нового содержания у Эшки получился действительно гармоничным. Талант поэта проявил себя во всей силе: газель, предназначенная на потребу дня, имеет шанс остаться в сокровищнице персидской поэзии навеки.

В диссертации нами также рассмотрены вопросы влияния русской революции 1917 г. на социально-политическое положение иранского общества, отношения иранской творческой интеллигенции к этим событиям.

В числе беззаветно отдавших себя служению родине был и поэт Фаррохи Йезди, который очень многого ожидал от революции Конституционализма. Слово «азади» (свобода) для поэта было божественным знаком. Оно заменяет теперь все слова и выражения, которые в тысячелетней персидской поэзии означали «возлюбленная».

Шоњиди зебои озодї Худоё, пас куљост,

Маќдами ўро ба љонбозї агар пазруфтаем.

То магар хошоки бедоду ситам камтар шавад,

Борњо ин роњро бо нўги мижгон руфтаем (6, 155).                          

(Где же прекрасный вестник свободы, о Боже,

Если мы поступь его встретим ценою жизней своих!                 Чтобы мусора беззакония и гнета было меньше,

Этот путь мы своими ресницами не раз подметали).

           Поэт целиком поглощен идеей «свободы Ирана». Его газель, начинающаяся бейтом:

                   Њар сар ба њавои сару сомоневу маро

Дар дил ба љуз озодии Эрон њавасе нест (6, 94).

                   (Каждый лелеет какую-то мысль в голове, но у меня                                    В душе, кроме свободы Ирана, нет другого желания), -

если не в элитной, то в народной поэзии может претендовать на самое высокое место.

Но после того, как прошли выборы в меджлис и депутаты приступили к исполнению своих функций, Фаррохи был разочарован в своих ожиданиях быстрого достижения «азади»: 

                  Дар сояи истибдод пажмурда шуд озодї,

Ин гулбуни наврасро бе реша набояд кард.

(6, 141).

(Под сенью деспотии завяла свобода;                                                             Этот растущий куст розы не следует искоренять!)

           Борьба сторонников конституции привела к частичным успехам. Так, летом 1909 г. народное движение привело к низложению Мохаммад-Али-шаха. Это событие послужило поводом к появлению газели Арефа Казвини «Пайам-е азади» («Весть о свободе»), которая А.З.Хосейном (32) и Я.Ариянпуром (9) признана лучшей и наиболее удачной газелью поэта. Эта газель, на наш взгляд, оригинальна и гармоничностью классической формы с новым содержанием:

???? ????? ?? ??? ?????? ???

???? ???? ?? ?? ???? ?? ??? ???

???? ???? ? ????? ???? ???????

???? ??? ?? ?????? ???? ??? ???

? ??? ??? ?????? ??? ?????

???? ?? ??? ????? ?? ??? ?? ??? ???

???? ??? ?????? ?????? ????

???? ???? ? ????? ??? ??? ??? (10, 149).  

(Прошлой ночью весть получил от старого продавца вина:                        «Пей вино, ведь пробудилась целая нация!                                                   Тысячу раз опозорил Иран деспотизм,                                                         Тысяча благодарений Богу, что конституция с честью пришла                Из праха павших за свободу,                                                                               Взгляни, как кипучая кровь Сиявуша бьется».                                              За победу молодых воинов свободы кубок                                                        Подняли и вознеслись возгласы: пей, пей! )                                                  

Критика тех, кто берется упорядочить и благоустроить жизнь иранского общества, но при этом больше проявляет невежество, чем мудрость, громко звучит в газелях Мир-заде Эшки.                                               

Таким образом, знакомство с творчеством поэтов периода революции Конституционализма дает основание заключить, что это исторически важное событие в жизни иранского общества внесло коренные изменения в содержание газели. Вторым моментом в эволюции газели этого времени следует считать изменение тематики жанра. Под воздействием социально-политических событий классическая форма газели в творчестве многих поэтов отвергла классическую поэтику и активно осваивала социально-политическую, правовую, парламентаристскую тематику, идеи свободы и патриотизма, которые история классической лирической поэзии до настоящего времени не знала.

Исходя из этого положения, в диссертации предпринимается более углубленное исследование газелей ряда ведущих поэтов периода Машруте, что даёт возможность детально раскрыть характер эволюции газели периода революции Конституционализма.

К числу наиболее ярких мастеров газели, порожденной действитель-ностью периода революции Конституционализма, знатоки литературы относят Арефа Казвини, Мир-заде Эшки и Фаррохи Йезди. В частности, вот как отзывается о характере творчества этих поэтов Мохаммад Хокуки: «Ареф Казвини, Фаррохи Йезди и Мир-заде Эшки избрали газель – популярнейшую разновидность поэтической формы, до сих пор считавшейся принадлежностью любовной лирики, для выражения своих национальных и платонических чувств» (19, 386-387).

Эти поэты впервые в истории персидской поэзии предприняли своеобразный эксперимент: переосмыслили функции устоявшейся поэтической формы. Для того, чтобы понять, к какому окончательному результату в своем эксперименте они пришли, необходимо тщательное изучение всех сторон их творческих дерзаний.

Арефи Казвини родился  в 1882 г. в семье адвоката Мулла-хади. В детстве и юности он получил хорошее воспитание и к концу XIX в. попал в шахский двор. То, что он воочию увидел при дворе, с началом движения Конституционализма, привело его в ряды этого движения. После поражения Машруте Ареф эмигрировал, но к 1920 г. вернулся на родину и примкнул к движению Мохаммада Таки-хана. Затем, когда началось национально-освободительное и республиканское движение, своим пером участвовал в них. Но к концу жизни поэт был сослан в Хамадан и умер в 1931 г. в нищете.

Диван стихов Арефа был издан еще в 1924 г. в Берлине с предисловием Реза-заде Шафака, высоко оценившего редчайшее поэтическое дарование Арефа. В поэзии он, безусловно, находился под влиянием классической литературы. Особенно близка была ему лирика Са’ди Ширази, поэтому до начала Машруте он творил в этом стиле.

С пробуждением иранского общества  в творчестве Арефа происходит смена идейно-эстетических ориентиров восприятия действительности. Тема борьбы с монархизмом и с тем, что с ним связано, защиты Ирана от посягательств сил империализма, патриотизма становятся основными в поэзии Арефа. 

В газели «Одежды смерти» уныние по поводу беспомощности родной страны перед угрозами иностранной экспансии, нищеты и бесправия человека, политиканства министров и парламента пробуждают в поэте пессимизм. В таком состоянии он задает вопрос:

?? ?? ?? ???? ???? ??? ??? ?????

?? ???? ???? ??? ??? ???? ???? ????

(26, 195).

         (Что случилось, что учредительное собрание не уточняет:

Кому принадлежит  дом: чужим или нам?)

Конечно, этот вопрос поставлен для того, чтобы поэт высказал ту истину, которую давно вынашивала его исстрадавшаяся душа:

    ???? ????? ?? ??? ??? ????? ???

? ??? ??? ?? ?????? ?? ?? ??? ?? ???? (26, 195).

                  (К разорению страны приложил руку домашний вор!

Что пенять на чужих, все, что есть, – все от нас)

«Бдительность» в различных семантических вариациях выступает одним из важнейших мотивов газелей Арефа. Образованный человек, Ареф, естественно, достаточно хорошо понимал, что его страна, как и большинство стран Востока, оказалась недальновидной в вопросах правления, в результате чего дала возможность Западу обойти себя в этом вопросе и создать жестокую колониальную систему,  которая в конце концов привела к обнищанию многих стран Востока. Поэтому:

    ? ???? ???? ?? ?? ???? ?? ??    ????? ???

?? ??? ???? ??? ??? ???? ?????? ???

                   (26, 196).

                   (Всяко око, не поддающееся сну безмятежья,

Лучше, если ослепнет, чем в этот порок ввергнется).

Ареф связывал большие надежды с политической деятельностью несомненно талантливого, но коварного еще Сардарсепаха, а в скором будущем шаха Реза Пехлеви. Свержение династии Каджаров, установление кратковременного республиканского правления обманули бдительность «пропагандиста бдительности». Хорошо знакомый с придворными порядками, Ареф приходит к выводу, что:

                   ????? ??? ??? ????? ?? ? ???? ???

???? ???? ?? ??? ???? ???? ???? ???

(26, 199).

                   (Все это беззаконие к людям допущено из центра правозакония;

Ну и поделом срезали этот корень тесаком, будь что будет).

В том, что свергали монархизм, поэт не видит беззакония, ибо надеется, что республиканцы  установят полезный стране и народу социально – политический строй:

             ???? ?? ?? ??? ?? ??? ???? ?????

         ?? ??? ???? ?? ????? ????? ???

         ?? ?? ????? ????? ??? ??????

         ???? ???? ??? ????? ?????? ?????

                      (26, 199).   

                   (Теперь, когда является издали знамя республики,

Под его сенью да будет благословенна жизнь.

После каджарских бед праздник республиканства,

Так и знай, будет лучшим из праздников).

12 декабря 1925 г. Учредительное собрание объявило Реза-хана наследным шахом Ирана. Жесткая диктатура, созданная им, лишила Арефа почвы под ногами и надежды на гражданские свободы.

После этого пламенные газели поэта сменяются стихами, полными жалобы и тоскливого пессимизма. Так:

                          ???? ???? ????? ? ??? ?????

                      ??? ?? ?? ??? ?????? ????? ???

                      ??? ?? ?? ??? ?????? ???? ? ????

                      ?????? ?? ?? ?? ??   ?????? ???? (26, 196).   

(Я –  океан плача и тоски, терзаем болью за родину;

Тот, кто ни на миг не знал покоя, – это я.

Я тот, кто на собственной родине –  чужой,

И чудно, что эта родина чужее меня).

         Стихи Арефа, вернее его газели, написанные в подражание выдающимся классическим образцам жанра, тем не менее не могут достичь высот творчества  его предшественников.

Ареф так же, как его единомышленники по перу, велик тем, что находился впереди нового литературного направления, служащего целям обновления жизни иранского общества, пробуждения обстоятельствами соотечественников. Но когда Ареф отвлекается от социально-политической борьбы и остается один на один с одухотворенной поэзией, он больше напоминает поэта средней руки классического периода. Так же, как его предшественники, он пользуется поэтическими средствами и символикой, отборной лексикой и образной системой многовековой персидской поэзии. Однако тонкий наблюдатель обнаружит, что новое амплуа втянуло Арефа настолько основательно, что он всякий раз, когда замысливал сотворить чисто классическую газель, в ней в той или иной мере проступали черты его новых газелей. К этому его вели не только новая тематика, новое содержание и новая лексика, но и образное мышление.  

Фаррохи Йезди.  Мирза Мохаммаад Фаррохи Йезди относится к узкому кругу тех мастеров поэзии, которые уже с первых своих стихов  завоевали широкую известность, воспевая идеи свободы и независимости и осуждая антинародные деяния правящих кругов. В диссертации излагается биография поэта, родившегося в 1878 г. Проучившись до 14 лет, Мирза Мохаммад вынужден был заняться физическим трудом – он пёк лепешки, ткачествовал. Стихи Фаррохи начал писать рано. Будучи членом демократической партии Ирана, Фаррохи пропагандировал идеи свободы и независимости Ирана. Когда в одном мосаммате он призвал правителя Йезда к соблюдению справедливости и законов, тот приказал зашить ему рот и бросить в тюрьму. Совершив побег  из тюрьмы, поэт покидает страну. Вернувшись в Тегеран, он снова попадает в тюрьму (вторично в 1921г.). После выхода на свободу издает газету «Туфан» («Буря»), в которой печатает свои произведения.      

Прожив трудную, но духовно свободную жизнь, поэт был по велению Реза-шаха умерщвлен в больнице.

Фаррохи большей частью писал газели, в которых отражал самые актуальные проблемы политической и социальной жизни Ирана. Иранский литературовед Мохаммад-Али Сепанлу отзывается о творчестве Фаррохи в таких выражениях: «В новой поэзии Ирана Фаррохи имеет свою школу. Он является если не зачинателем, то лучшим творцом одной из разновидностей персидской газели - полуполитической газели, предназначение которой заключается в придании изящества запутанным учениям, сухим и серьезным лозунгам, в упрощении до уровня восприятия простонародья сложных прений, воплощении всего этого в изящнейшие тончайшие поэтические формы на языке дари» (25, 431).

Воспитанный  на традициях классической персидской поэзии, Фаррохи уловил важность подчинения привычной для его творчества формы газели задачам иного порядка, чем любовным переживаниям лирического героя.  В наполнении старой формы газели новым, жизненно более актуальным  содержанием Фаррохи с его мировосприятием оказался впереди своих соратников по перу. Фаррохи это хорошо осознавал и констатировал:

Дар љањони кўњна монад номи мову Фаррухї,

Чунки эљоди ѓазалро тарњи нав афкандаем (6, 14).

                  (В старом мире сохранится наше с Фаррохи имя,                               Потому что творение газели мы задумали заново).

         Важнейшими темами газелей Фаррохи являются свобода, независимость, революция, монархия, гнет, право, справедливость, положение рабочих и крестьян, порицание правителей и министров, т.е. темы, которые  формируют социально-политическую газель.

В газелях Фаррохи перед взором читателей предстает страна, обираемая внешними и внутренними любителями легкой наживы, обнищавший народ, они слышат жалобные голоса многочисленных нищих и попрошаек:

??? ???????? ?? ?? ?????? ?????? ????

?????? ?? ???? ?? ?? ?? ??? ???? ????

??? ???? ???? ?? ???? ?? ?? ?? ???? ??

?? ?????? ??? ??? ?? ?? ???????? ????

(23, 86)

(Эти насильники, которые хотят царствовать,

Целый мир перерезали, чтоб один миг весело прожить.

Не может быть радостного дня в городе, на каждом углу  которого

Нищие ночи напролет просят куска хлеба).

         В диссертации рассмотрены образцы газелей, в которых поэт открыто обвиняет министров в предательстве, некомпетентности, приводящих к обнищанию народа, разрухе. Для исправления положения Фаррохи  видит единственный путь – Революцию. Со своей стороны поэт сам готов положить жизнь ради спасения родины:

                   Гар расад дастам зи дасти ин гурўњи худпараст,

Бо фидокорї гузорам сар ба пои инќилоб.

Дил чи мехоњад, набошад гар њадиси ишќи дўст,

Љон чи кор ояд, нагардад гар фидои инќилоб (6, 24).

                   (Если сумею, из – за этой себялюбивой шайки

Положу голову жертвой к стопам революции.

Что сердце хочет, когда речь не о любви друга?

К чему жизнь, если не жертвовать ее ради революции?)

         В данном случае важна поэтическая функция понятия «революция», целиком вытеснившего из клише классической газели другие потенциальные любовно-лирические образы. «Революция» для Фаррохи – олицетворение  надежды, а не простое социальное явление. Потому читатели его стихов не удивлялись, читая, что:

        ?????? ?? ?? ?? ?? ??? ??????? ????

???? ??? ?? ??? ????? ????? ??? ??????

(23, 96).

(Коли наша революция по вине поганых стала мученицей,

Нет другого выкупа за кровь революции, кроме крови чистых).

Важнейший аспект деятельности Фаррохи при отражении социально – политических тем и заключается в этой мифологизации.  Мифологемы, в которых поэт концентрирует важнейшие идеи периода революции Конституционализма, не всегда оправдывают надежды поэта. Поэт мечется в поисках пути к той действительности, когда его Иран был горд и могуч благодаря своим беззаветно любящим эту великую легенду правителям, ради нее они отказывались от собственной выгоды. А теперь что? Теперь:

                   Чун Вусуќуддавлаи хоин Ќавомуссалтана,

Бањри мањви марзи Эрон истиќомат мекунад (6, 56).

                   (Как Восук уд-доуле, предатель Кавам ус – салтане,

Ради уничтожения земли Ирана упорствует).

         По мере того, как революция Конституционализма теряет свой смысл, в мировоззрении Фаррохи происходит перелом. Он, собственно говоря, теряет наивную веру в то, что правозакония жаждет все иранское общество. Под воздействием социальной среды и происходивших в мире процессов и событий он склоняется  к пролетарским идеям.  М. Сепанлу пишет, что «он принял решение вооружить своё перо идеологическим оружием. Он был среди первых, кто использовал в своих газелях лексику пролетариата, пытаясь простым языком пропагандировать в них науку школы социализма» (25, 18).

Как уже отмечалось, Фаррохи рос на традициях персидской поэзии и оставался почитателем этой поэзии. Нередко он обращался к мифологическим, легендарным, историческим персонажам – образам своих предшественников, о чем более подробно излагается в диссертации.

В заключение можно отметить, что важнейшая часть творчества Фаррохи нашла свое выражение в газелях, которые были предназначены служить его современникам из  социальных низов. Газели Фаррохи порой простоваты, по художественному оформлению не могут претендовать на высокое место в иерархии оценок изящной словестности: ценность газелей Фаррохи состоит в их содержательно-тематической актуальности.  В эстетическом отношении важна позиция поэта в восприятии смысла художественного творчества в истории социально-духовной синкретики действительности. Та задача, которую Фаррохи в определенных социально-политических условиях поставил перед лирическим жанром, стала своеобразным испытанием возможностей  художественного слова.

Мир-заде Эшки. В диссертации излагается развернутая творческая биография Сейид Махаммада Реза Мир-заде, писавшего под псевдонимом Эшки. Мир-заде рано примкнул к политике и свое творчество в основном также посвятил социально-политической борьбе.

В газели, начинающейся бейтом:

           ????? ?? ??? ???? ???? ? ????? ????

?? ??? ?? ??? ????? ????? ????? ????   (38, 489). 

(Условием влюбленности не являются лишь стоны и вопли,                        Кто не откажется от жизни сладкой – тот не Фархад), -

мотивы любовной лирики и политической прокламации занимают место в готовой матрице классической газели. После трех лирических бейтов идет:

 


   ????? ?? ???? ??? ? ????? ???

   ?? ?? ??????? ??? ?? ??? ?? ???? ????

   ?? ?? ?? ???? ???? ?? ???? ???? ????

   ??? ???? ?? ??? ?? ??? ??? ?? ????? ????

      (38, 489).

(Хвала Национальному собранию и свободе мысли!                       Что мне писать, перо в руке человека – не свободно.                        О те, кто на собрание попал представителем народа!                                  Сегодня нигде нет большего беззакония, чем в нашей стране).

Далее клише наполнено суровым проклятием обманчивой социально – политической действительности.                                                                           

Поэт наверняка где-то читал, что «все течет, все меняется», и потому убежденно возглашает:

???? ?? ???? ??? ????? ? ??? ???? ??? ????

??????? ???? ?????? ??? ?? ??? ??? ????

?????? ???? ??? ?? ??? ?? ??? ?? ??? ????

? ???? ?????? ?? ???? ????? ??? ???? (38, 501). 

                   (Мир постоянно в одном состоянии не стоит.                                                Если до сих пор оставался, более не останется.                                             Мудрецы еще давно говорили: каждый миг в этом мире,                          Что проходит, то прежний мир не сохраняется).

Это философское кредо дает основание Эшки убежденно констатировать, что печальное состояние родины изменится, изменятся и  люди, которые сегодня готовы растерзать друг друга, они будут лучше, чем есть сейчас.

«Родина» фигурирует почти во всех газелях Эшки, может быть, в разных вариациях. Но святость этого понятия для поэта очевидна, и когда он говорит, что готов отдать за счастье родины свою жизнь, читатель воспринимает это желание за истину. Поэт воистину трепетно любит свой Иран. Поэтому его лирический герой всячески стремится сохранить себя во благе и чистоте, дабы служить этой родине достойно:

?? ?? ???? ???? ?? ????? ?? ???

         ?? ??? ???  ???? ?? ???? ?? ???

         ?? ??? ??? ????? ???? ??? ???

         ????? ???? ? ??? ???? ?? ??? (38, 508).

(Ко всякой обстановке себя не прилаживаю                              

И мотив свой не пристраиваю ко всякой мелодии.                                Для того, чтобы эта родина достигла вершин почета и славы,                                                                                           К знаниям, культуре и разуму [людей] зову я).

 


Тематический диапазон социально-политической лирики Эшки широк,  что способствовало притоку  в газель множества новых слов и терминов, до той поры не востребованных. Наиболее употребительны в газелях Эшки политические, социальные термины типа: эстеклал (суверенитет), энгелеб (революция), азади  (свобода), джомхури (республика), сийасат (политика), ватан (родина), эстебдод (монархия, деспотизм). Совершенно неожиданно звучит:

             ?? ??? ????? ????? ?? ????? ????

         ???? ? ?? ?? ????? ?? ????? ????

         ?? ????? ?? ???? ?????? ???

         ?????? ?? ?? ????? ?? ?? ????? ????     (38, 490).      

(На семи небесах более нет ни одной звезды                                        В штатах ни одной канцелярии нет упоминания обо мне.                          Я стал безразличным к семи кабинетам небосвода,                            Да так, что ни одна звезда не составляет мне партию).

         Таким образом, можно твердо сказать, что газель Эшки в тематическом, смысловом отношении подверглась «социально-политической эмансипации». Но в то же время нельзя не признать, что Эшки так и не порвал с традициями классической газели. Эту связующую нить он оберегал до конца своей короткой жизни:

                  ????? ???? ???? ??? ?????

         ?? ?? ???? ????? ? ??? ???? ???

         ?? ??? ?? ??? ?? ???? ???? ???

         ????? ?? ??? ??? ???? ???? ???

         ?? ?? ????? ??? ????? ????

         ???? ???? ??? ??? ???? ???? ??? (38, 491).

(Сегодня я присутствую на пирушке с вином,                                               Считай, что лишь эта ночь входит в счет моей жизни.                                  В другие ночи я плакал от разлуки (с любимой),                                                Этой же ночью от счастья  встречи глаза полны слез.                                     Я вдребезги пьян от виноподобных губ подруги,                                               То, что лишнее, - это вино между нами).

         Мы знаем, что такие выражения, как «базм-е шараб», «базм», «шараб», «хадж», «шоук-е васл», «лаб-е мейгун-е йар», «сархош-у маст» и. т. п., в классической газели использовались весьма обильно. Они составляли символику этой поэзии. Более того, Эшки очень искусно обращался с образами поэзии мастеров классического периода.

Эшки было 30 лет, когда безжалостные убийцы прервали его кипучий талант, убив его в собственном доме.

Иранское общество признало Эшки своим великим поэтом и мыслителем. В «Иллюстрированном собрании сочинений» поэта помещена статья из газеты «Рузнаме-йе еслами», в которой, в частности, пишется: «Эшки является гордостью литературы нашей страны. Если бы эта личность родилась  в Европе, то она была бы причислена к одной из исторических фигур планеты. Мир-заде Эшки - это тот, кто в свое время сумел продемонстрировать литературу Ирана как литературу высокого достоинства. Талантливые произведения этого великого мыслителя и исключительного поэта возродили начавшие было отмирать под воздействием пропаганды Восук эд-доуле чувства патриотизма и гордости иранца» (38 , 26-27).  

б) Газель в кругах творческих обществ и школ. Традиционная поэзия периода резашахcкого правления имеет  нерасторжимые связи с прошедшими периодами литературы, особенно периода Машруте. Поэтому она отражает в себе многие явления поэзии этого времени  (газельная форма так же не стоит в стороне от этих явлений).                                                           

Второе течение в поэзии сохраняло верность традициям классической поэзии в их целостности. Это течение развивалось в пределах литературных обществ – анджоманов. Если обратиться к истории литературы Ирана, то можно понять, какую роль в ней играли «литературные школы» и «литературные общества». В первой половине ХХ в. такие сообщества собирали вокруг себя немало литераторов. В их числе можно назвать «Анджоман-е адаби-йе Иран» («Литературное общество Ирана»), «Анджоман-е Хаким Незами» («Общество  философа Низами»), «Анджоман-е адаби-йе данеш-каде» («Литературное общество Института»). Сайид Махди Заркани придерживается мнения, что такие организации функционировали во всех городах (24, 168-169). Конечно, обилие таких обществ создавало условия для подъема традиционной поэзии. Но в то время, когда литературное творчество служило пробуждению народных масс как оружие борьбы, этим поэтам (Али Асгар Хекмат, Аббас Форкат, Садек Сармад, Эбрат Мосахеби, Гомам Хамадони, Вахед Дастгерди и др) оставалось лишь писать поэтические произведения в обычной манере классического стиха.

Приблизительно в это же время зарождалось демократическое направление литературы, служившей делу революции Конституционализма. Именно в это время поэзия «покинула» двор и опустилась до уровня восприятия людей базара и городских улиц. Поэты же, которые творили при литературных обществах, даже не считали нужным читать то, что создавалось представителями демократической литературы. Сами же продолжали во всем повторять традиции старой поэзии.

         В диссертации приводятся образцы произведений этих поэтов, из которых видно, что их лексика остается все так же традиционной, в не меньшей мере традиционна и их образная система.

В то же время были поэты, которые пользовались достижениями созидательной поэзии демократического направления, обращались к опыту поэтов-демократов. М.Хокуки справедливо отмечает, что большинство поэтов, добившихся успеха  в этом направлении, как правило, творили за пределами указанных творческих сообществ. Иначе говоря, свое мастерство они оттачивали самостоятельно (19, 437). К категории таких поэтов безошибочно можно отнести Мохаммад Хосейна Шахреяра, Амири Фирузкухи, Рахи Моайири, Пажмана Бахтияри.

Газель данного периода по своему содержанию частично достигла созвучия с газелью периода Машруте. Эта особенность  прежде всего характерна для творчества поэтов, жизнь которых совпала с указанным историческим периодом. Тем не менее последовавший этап творчества таких мастеров слова, особенно Бахара, Арефа, Фаррохи, Эшки, наводит на мысль, что господствовавшая обстановка в стране, прежде всего жесткий резашахский режим, наложили свой отпечаток на их поэзию.

В диссертации высказывается мысль о том, что монархическая цензура на свободу слова, установленная режимом Реза-шаха, оказала удручающее воздействие на характер литературного творчества. Творческая интеллигенция впала  в уныние и пессимистические  настроения, которые затем перешли и в поэзию того времени.

По наблюдениям К. Аминпура, критика и сатира, придававшие поэзии периода Машруте острую социальную направленность, уступили место бесконечным наставлениям.  Под прессом обстоятельств поэты замыкаются в переживаниях, в результате чего создают почву для появления своеобразных романтических тенденций (12, 395).

Зародившийся в первые годы правления Реза-шаха, этот феномен постепенно проник вглубь творчества поэтов. Но романтизм данного периода по своим признакам был индивидуалистским. Хамиди в газели «Рев моря» жалуется:

             ???? ??? ??? ????? ?? ?????

         ???? ?? ??? ???? ?? ??? ???

         ??? ??? ? ??? ?? ????? ??

         ??? ?? ????? ??? ?? ????? (45, 215).

(Согнулось, о небеса, мое тело,

Устали от этих криков мои глухие уши!

Спина моего пера и моя спина согнулись,

Закричало мое перо, почернела моя тетрадь).

         В творчестве Шахреяра мы так же имеем дело с социальными мотивами, но нередко и он впадает в состояние элегического романтизма; тогда поэт выдавливает из тоскливого сердца:

                   Ман дигар сўи чаман њам сари парвозам нест,

Ки пари бозам агар њаст, дили бозам нест (8, 39).

                   (У меня нет даже желания летать на луга,

Ибо при распростертых крыльях – заперта душа).

         В диссертации романтизм в газели Шахреяра рассматривается более подробно. Анализ показывает, что два основополагающих  образа романтических газелей Шахреяра обладают теми же качествами, что и образы классической газели – это влюбленный и возлюбленная. Жестокая безжалостная возлюбленная, конечно, не абстракция, а конкретный прообраз, доставляющий влюбленному смертельные мучения.

Не лучше выглядит состояние влюбленного в газелях Рахи Моайири. Так же, как лирический герой Шахреяра, он стоек и готов на самопожертвование ради возлюбленной. Но:

                   Ба пои гулбуне љон додаам, аммо намедонї,

Ки меафтад ба хокам сояи гул ё намеафтад (8, 94).

                   (Под кустом розы я расстался с жизнью, но кто знает:

Упадет на мою могилу тень розы или нет).

         Такое состояние лирического героя характерно и для других газелей Рахи, рассмотренных в диссертации.

В общей сложности в жанре газели поэты этого периода больше обращались к любовной тематике, традиционной для классической газели.

Социально-политическая тематика, составлявшая главное содержание газели периода Машруте, в творениях этих поэтов становится редким явлением. Иначе говоря, поэзия данного периода далека от нужд и жизни простых людей.    

Иранский исследователь А. Дастгейб  в таком же духе отзывается о творчестве Ра’ди Азерахши, Пажмана Бахтияри, Хамиди Ширази, которые, по его мнению, воспевают родинку и кудри своих возлюбленных (22, 18). Наши исследования показали, что лирики этого периода в тематическом отношении воспевали земную любовь и при этом пользовались традиционными средствами и лексикой своих предшественников.

в) Стиль газели. Если в качестве основополагающего критерия брать стилистические характеристику классической газели (хорасанский, иранский и индийский стили), то поэзия данного периода представляется своеобразным конгломератом глобальных стилей, о которых мы упоминали выше. Стихи Лотфали Суратгара, Сармада и некоторых других, например, своей плавностью, естественной простотой лексики и синтаксической компоновкой тяготеют к «хорасанскому стилю». Удачным примером  в этом отношении может служить газель Суратгара со вступительным бейтом:

                            ?? ????? ?? ??? ???? ?????

         ??? ?? ?? ??????? ?????

                            (21, 288).   

                   (Когда она открывает солнце прелестного лица,

Развязывает узел с нетерпеливого сердца).

В диссертации эта семибейтовая газель рассмотрена подробно. Анализ произведения дает нам основание констатировать, что по лексическому составу и поэтике, выраженной в естественной простоте применения лексических средств и образной системы, эта газель может претендовать на родство с газелевидными произведениями поэтов Х- ХI вв. Газели поэтов этого периода, написанные в подобном стиле, отличаются именно указанными качествами.

Этот стиль, несмотря  на то, что имел тогда широкое применение, своими характеристиками не смог охватить всю поэзию эпохи, особенно матрицу газели. Нередко можно столкнуться с ситуацией, когда тот или иной поэт в жанре касыды тянется к «хорасанскому стилю», а в жанре газели подражает «иракскому стилю» или «индийскому стилю».

Наш анализ, подкрепленный выводами других исследователей, показал, что наиболее продуктивным стилем поэзии рассматриваемого периода является «иракский стиль». Далее идет «индийский стиль», к которому в той или иной степени обращалась большая часть поэтов.

Важно заметить, что большинство поэтов того времени создавали стихи в подражание ведущим мастерам упомянутых стилей и тем, кто проявлял особенный интерес  к ним. «Таков характер стихов Ра’ди Азерахши, - пишет Абдоали Дастгейб, - повторяющих газели Хафиза в других выражениях, а Амири Фирузкухи, Рахи Моайири- повторяют выражения Сайеба и других представителей «индийского стиля». Порочность творчества в том и заключается, что их стихи загромождены повторными элементами» (22, 33-34).

         «Иракский стиль», в большей степени склонный к мистической любви, лирическому оформлению мысли, целеустремленности, уделяет внимание судьбе человека, переживаниям, разлуке. В языковом отношении этот стиль более свободно пользуется лексикой и терминами арабского происхождения. Из поэтов данного периода «иракскому стилю» уделяли больше внимания Шахреяр, Амири Фирузкухи, Хамиди Ширази, Гольчин Ма’ани и Рахи Моайири.

Отличительной чертой творений последователей «иракского стиля» резашахского периода является простота их содержания. Наиболее «доступные» образцы данного стиля, на наш взгляд, следует искать в творчестве поэтов того времени. Свое мнение мы можем подтвердить фрагментом газели Моайира «Достойная объятий»:

             ???? ?? ??? ???? ?????? ???? ??

         ?? ?????? ???? ?? ???? ???? ??

         ?? ??? ????? ?? ? ?? ??? ?? ?? ???

         ?? ???? ???? ???? ??? ???? ??  (44, 86).

(Подруга, забывшая меня, - это ты, ты!

Пошла в объятия соперников – это ты, ты!

Если сто раз я  буду стонать, а подруга, которая

Ни разу не прислушается к моим стонам, – это ты, ты!)

         Представители поэзии рассматриваемого периода Шахреяр, Хади Раджи, Ра’ди Азерахши, Амири Фирузкухи, Хамиди Ширази весьма плодотворно пользовались влиянием поэзии  Са’ди и Хафиза Ширази, оставивших много прекрасных стихов в «иракском стиле». В диссертации это положение подтверждено типологическим анализом газелей Хамиди и Са’ди, Шахрияра и Хафиза.

В поэтических и литературоведческих кругах существенные характеристики «индийского стиля» или, как иногда его называют, «исфаханского», вызывают различные оценки, но признаются всеми - это тонкость, изящество, точность мысли. Важную роль в нем играет фигура ихам – двусмысленность. В целом, поэтическое слово, рожденное «индийским стилем», - следствие игры воображения.

Придавая серьезное  значение «индийскому стилю», такие исследователи, как Абдалваххаб Нурани Весал, Хабиб Ягмайи, Зайналабеддин Мо’таман, Али Дашти, Забихуллах Сафа, Сирус Шамиссо, относят его возникновение к области культурных взаимоотношений Индии и Ирана. В диссертации вопросы стилей рассмотрены  более обстоятельно.

Поэзия этого периода по своей образной системе также тяготеет к классической литературе. В диссертации приведены образцы творчества Шахреяра, Рахи Моайири, Хамиди Ширази, которые подкрепляют нашу позицию в данном вопросе.

Таким образом, можно сделать заключение, что мастера газели рассматриваемого периода перенесли социально-политическую направ-ленность газели, достигшей в период революции Конституционализма большой остроты, в сферу личных переживаний. Невзирая на наличие в их творчестве новых и новаторских элементов и выражений, их произведения являются повторением художественных достижений классической поэзии.

Глава II «Исламская революция и эволюция персидской газели» разделена на два параграфа.

а) «Газель и ее место в поэзии Исламской революции».       Исламская революция явилась глобальным событием, внесшим коренные изменения во все сферы жизни иранского общества. Изменения в духовной жизни, в культуре Ирана острейшим образом коснулись и литературы.

Известно, что Исламская революция была осуществлена с опорой на национальные традиции иранцев. Поэтому обращение поэтов к классическим жанровым формам не нарушает логику вещей.

После победы Исламской революции поэтические формы классической поэзии, на несколько десятилетий выпавшие из творческого обихода, вновь ожили и стали служить многовековой литературе. Конечно, это не значит, что до Исламской революции поэтов-традиционалистов уже не было и традиционный стих прекратил свое существование. Поэты-традиционалисты  были всегда и творили в таких традиционных жанрах, как газель, рубаи, маснави и т. д.

То новое, что принесла с собой революция, заключается в обилии  поэтических форм - это явление, которое не наблюдалось уже несколько десятков лет. К примеру, изменения, которые произошли в форме газели в период Машруте, так и остались в рамках тематического обновления. Это положение сохранялось и после поражения Машруте. Газель поэтов этого периода (век Нима) во многом содержала приметы классической газели. Лишь  в газелях Шахреяра, Амири Фирузкухи и нескольких других поэтов наблюдались некоторые новшества. Искренность чувств, новые слова, обороты, образы, эпитеты служили все же старому поэтическому пространству. Если в тематике и содержании, поэтическом воображении, ритмике газели чувствовалось какое–то новшество, то в целом закономерности классической поэзии подчиняли себе общий колорит их творений. По словам С.М. Заркани, «Шахреяр, как подлинный художник, воплощал в поэзии свой поэтический опыт и личные переживания, чем  заслужил признание поэта первой величины. Но ни один из Ра’ди Азерахши, Пажман Бахтеяри и Рахи Моайири не обладал собственным стилем или индивидуальной поэтической техникой, которые бы выделяли их из общей среды. Они - поэты, умело пользующиеся опытом классической поэзии и обладающие способностью уловить какие-то мгновения, выразить эти мгновения языком, притягательном и востребуемым для других» (24, 176).

Следует заметить, что большинство исследователей современной персидской литературы, касаясь поэзии периода, о котором идёт речь, высказало интересные мысли о ней, особенно о газели, придавая ей существенное значение. Так,  Кейсар Аминпур в книге «Традиция и новаторство в современной литературе Ирана» (12), Кавус Хасанли в работе «Виды новаторства в современной иранской поэзии» (18), Мухаммад Хукуки в книге «Обзор современной иранской культуры и культуры» (19), Сейид Мехди Заркани в своем труде «Взгляд на современную иранскую поэзию» (24) высказали свое мнение по этому поводу. При этом они представляют газель как популярную поэтическую форму поэзии периода. Моджтаба Джавадиния в статье «Взгляд на поэзию Исламской революции» перечисляет важнейшие особенности «индийского стиля» и говорит о его влиянии на поэзию времени с использованием образцов творчества поэтов (9, 43).     

О стилистических особенностях, свежести слога, обогащении лексики, а также разнообразии жанровых форм газели высказывает свое мнение в статье «Осмотр священных ран» Голам-Реза Кафи (9). Ученый придерживается позиции, что оточенные строки классической поэзии успели за многие столетия усовершенствоваться за счет лексического состава, перепева тем и мотивов. Новое поколение поэтов, убежден ученый, внесли в поэзию периода новую, свежую струю (9, 148).

Не’матуллах Иран-заде в статье «О стиле современной газели» (9) предпринимает попытку показать место газели в поэзии эпохи Исламской революции, выявить новые тенденции и настроения в творческих процессах.

На сей день современной персидской литературе, особенно периода Исламской революции посвящено немало критико-литературоведческих работ. Но все же их можно считать начальным этапом в данном направлении.  Необходимы более глубокие и фундаментальные исследования, более  глубокие обобщения, до которых еще не очень близко. В этих процессах, естественно, жанр газели не остается в стороне, но выделить работы, в которых решался бы весь комплекс проблем, связанных с изменениями происшедшими в газельных жанровых формах в современной поэзии, особенно периода Исламской революций, невозможно. В реферируемой диссертации предпринимается попытка интерпретировать упомянутые процессы с точки зрения автора,  что может внести свой вклад в уточнение эволюции одной из ведущих жанровых форм персидской поэзии - газели.  

Следует отметить, что к данному жанру обращается и более молодое поколение поэтических сил, произведения которых своей новизной отличались от классической газели. Литературоведы назвали это новое явление «газал-е ноу» - новой газелью. Эта  разновидность стиха, по характеристике Хосрава Фаршидвара, должна обладать особой красотой и выразительностью. Необходимым условием признания такой газели является отсутствие ее аналога в классической поэзии (20, 140). Ведущими мастерами «новой газели» признаны  Симин Бехбахани, Надер Надерпур, Фаридун Таваллоли. Влияние их газели на газель того времени и, конечно, периода Исламской революции весьма значительно.

К тому, что сказано, следует добавить тематические изменения, лексическое обогащение, которые произошли в газели. Таким образом, потерявшая было значение газель в эпоху Исламской революции возродилась вновь.

Наши наблюдения и опыт изучения поэзии периода, особенно иранскими литературоведами, дают основание заключить, что во времена Исламской революции газель была самой активной жанровой формой, её создатели использовали лучшие традиции жанра, способствуя тем самым продлению её жизни.

Персидскую поэзию эпохи Исламской революции хронологически можно разделить на два этапа: этап творчества тех поэтов, которые еще до революции успели создать себе имя (Ноузар Паранг, Аббас Садеки, Хосейн Монзави); и тех, чье творчество сформировалось во время революции (Солман Херати, Али-реза Казве, Парвиз Биги Хабибабади, Сохайл Махмуди, Абдалджаббар Какайи). Большинство из них начали писать газели с началом революции, известность же получили спустя некоторое время (в 1984-85 гг.). Но были и поэты, начавшие писать газели несколько позже. К таковым, в частности, можно отнести Кейсара Аминпура.

Источник вдохновения творцов  газели этого периода следует искать в победе Исламской революции. Развитие газели в это время шло по линии совершенствования образной системы, лексики, ритмики и т.п., обогащению тематической стороны газели способствовала война с Ираком. В круг тематики газели проникли понятия джихад, ненависть к врагу, мученичество, самопожертвование, патриотизм, подвиги борцов и героев - защитников  родины. Эти мотивы вызвали к жизни и другую разновидность газели - газель-эпос. Яркие образцы этой жанровой формы прежде всего можно найти в творчестве Хосейна Эсрафели и Абдалджаббара Какайи, вклад которых в развитие газели периода Исламской революции весьма значителен.

Конечно, следует согласиться с мнением, что газели, созданные в начале революции и в годы войны с Ираком, не отличались особой оригинальностью и выразительностью и в общем не соответствовали духу времени. Но уже по окончании войны характер газели начинает меняться, она начинает динамично развиваться. Совершенствование жанра касается не только её тематики и содержания, но также стиля и поэтики, лексики.

К кругу важных вопросов, постоянно привлекавших внимание литературоведов, относится вопрос определения жанровых разновидностей газели, при этом ученые исходят из тематики и содержания, структуры и других ее особенностей.

Мухаммад Хукуки допускает, что газели поэтов этого периода «можно разделить на две разновидности: правдивую, подлинную и лживую и фальшивую. Первая разновидность – это убедительная и действенная газель со зрелыми и отточенным воображением и языком; вторая же – совершенная противоположность первой» (19, 438). По классификации исследователя, к особенностям газели первого типа относятся взаимосвязанность бейтов в стихотворении и эпико-религиозная стихия, опирающаяся на шиитскую исламскую культуру.

Авторы книги «Поэзия дня» Сейид Бакери и Мухаммад-Реза Мухаммади Нику  придерживаются иного мнения. Они разделяют газель указанного периода на три разновидности. «Круг новаторов сферы газели  последних лет, - пишут они, - не ограничивается творчеством последователей «нового стиха » в его конкретном значении. Молодые поэты этого периода, каждый по-своему, стремились к тому, чтобы продемонстрировать какое-то новое проявление газели. Последствия поисков новаторов газели следует искать в трех плоскостях, которые условно можно назвать «новой газелью», «новой умеренной газелью», «новой газелью, основанной на словообразовании» (27, 21).       

Следует заметить, что многие литературоведы в этих спорах за основу брали внешние компоненты газели, что делает их заключения односторонними. Тем не менее можно вести дискуссию и вокруг таких определений, как «новая газель», «новая умеренная газель» («газал-е  нов-е мо’тадел»), «новая газель, основанная на словообразовании» («газал-е  нов-е мобтани бар таркибсази») (27,21). Мы придерживаемся  мнения, что при характеристике жанровых особенностей газели периода следует учитывать и ее тематическую эволюцию.

На наш взгляд, при классификации «новой газели» следует исходить из  процесса эволюции газели с начала её формирования и до нынешнего её  состояния. Исходя из этого можно утверждать, что «новая газель» в целом создавалась в двумя группами мастеров поэзии.

Первая группа. Эволюция газели до нынешнего ее состояния прошла ряд этапов. Первые признаки «новой газели» можно обнаружить в творчестве Бехбахани, Надерпура, Таваллоли и некоторых других поэтов. Такие мастера слова, как Мухаммад-Али Бахмани, Бахман Салихи, Сохейл Махмуди, на начальном этапе Исламской  революции создали интересные образцы этой газели. Среди первых зачинателей дореволюционной «новой газели», не прекращавших творить в этом стиле, была Симин Бехбахани. В диссертации мы отметили ряд элементов новизны в газелях Симин Бехбахани и Мохаммад-Али Бахмани. В качестве образца рассмотрим фрагмент газели Симин Бехбахани:

     

??? ?????? ?????? ???? ??? ????

????? ?? ?? ???? ???? ?? ?? ?????

??? ?????? ?? ?????? ????? ???????

??? ???? ?? ?? ???? ?? ??? ???? ????

??????? ??? ?? ??? ??? ???????

?? ??? ???? ????? ?? ???????

???? ?? ??? ? ???? ????? ???????

????? ????? ??? ??????? ??? ????

??? ???? ?? ?????? ???? ???? ????

   ??? ???? ?? ?????? ?? ??? ???? ????

(15, 117-118)

         (Нога в родниковой воде, на плоском камне, усталые

Уединились без тебя, полная тобою, но без тебя, да.

Разбитые башмаки ее шепчут на ухо приключение,

Тщетные труды легли узлом на плечах,

Домотканая материя, как сетка, с многими узлами на голове,

Каждый узел- память о каком- нибудь невезении.

Лежа на спине, в волосах застряла колючка,

Зависла за ухом вместо забытой уже серьги.

Ее сухая лепешка, не сломавшаяся в воде, -камня кусок,

Ее горячая слеза, не покинувшая ресниц, -родниковая вода…)

         Симин в этой газели изображает печальную участь своих скитаюшихся соотечественников, воссоздавая картину их бедствий в деталях реальной жизни. Всякому знакомые слова – тахтесанг  (каменная плита), кафш (башмак), кулебар (рюкзак, заплечный мешок), дастбафи (грубая ткань домашнего изготовления), гушвар (серьга), нан (хлеб, лепешка), чашмесар (родник), хор (колючка) и т.п. совершенно по-новому, просто и ненавязчиво преподносят реалии человеческого существования. Новое образное звучание обычной лексики придали газели Симин жизненную поэтику новой повседневности. Эта черта признана главной особенностью поэтического таланта Симин Бехбахани.    

Вторая группа.  В эту группу можно включить более молодых по возрасту поэтов, которые приступили к творческой деятельности с победой революции или спустя несколько лет после ее победы. К таким творцам газели можно отнести Абдалджаббара Какайи, Парвиза Биги Хабибабади, Али-Реза Казве, Кейсара Аминпура. Салмана Херати, Сохейля Махмуди, Ираджа Канбари, Сейида Бакери и ряд других. У них было другое восприятие газели, и свои первые поэтические опыты они начали с освоения достижений «новой газели» Симин и Надерпура. Это их газели С. Бакери и М.М.Нику классифицировали как «умеренную новую газель». Исследователи придерживаются мнения, что поэты данной группы более всего стремились к свежим поэтическим фигурам, естественному языку, а также искренности выражения (27, 22).

В диссертации анализируются газели Сейида Биябанаки, Абдалджаббара Какайи, Али-Реза Казве. Абдар-реза Резаиян, Мохаммад-Реза Рузбеха и показаны поэтические и лексические находки, использованные в их «умеренных новых газелях».

Еще одна из новаторских особенностей творчества мастеров газели периода Исламской революции заключается в том, что они проявляют склонность к  созданию оригинальных словосочетаний. Молодые поэты, пользуясь новой лексикой, создают новые поэтические словосочетания. В этом направлении ведущими мастерами являются Кавус Хасанли, Сейид Бакери, Мохаммад-Реза Нику, Насраллах Мардани. Но данная тенденция наблюдается и в газелях других поэтов, образцы творчества которых рассмотрены в диссертации.

Обращение к новым, особенно длинным, размерам просодии является другой особенностью газели периода Исламской революции. Во главе этого течения стояла Симин Бехбахани. Симин действительно использовала такие размеры, которые ранее в персидской поэзии не применялись. Так, к примеру, начинается одна из её газелей:

?? ?? ?? ???? ????? ???? ?? ????? ????

         ??? ???? ?? ??????? ????? ?? ????? ????

(15, 61).

(Эгей, берегись! Дорогу, проезду нужен простор!

Этому паланкину надобна скорость быстрее бури!).

         В таких газелях Симин вовсе не думает над размером. Содержание, замысел сами выбирают размер. Данная газель нова не только смыслом и содержанием, но и структурой и перспективой.

         То, что Симин не желает держаться рамок метрической системы стихосложения, – совершенно очевидно. Поэту, как нам представляется, более импонирует силлабо-тоническая система стихосложения, чем метрическая просодия. Симин,  по ее собственному выражению, гораздо «проворнее и смелее» других предпринимает опыты с размерами.

Поэтому не будет преувеличением назвать Симин зачинателем обновления метрики газели. В диссертации данный вопрос рассматривается более обстоятельно со ссылками на образцы творчества поэта. Здесь также рассматривается продолжение начинаний Симин в творчестве других мастеров слова того времени.

б) «Религиозное сознание и его отражение в газели».  Так как Исламская революция была основана на исламских духовных ценностях, олицетворение этих ценностей так же следует считать одним из достижений этой революции. Исходя из этой позиции, литературоведы, разделявшие идеологию Исламской революции, рассматривали литературу периода в этом плане. Поэтому большинство исследователей придерживается мнения, что поэзия нескольких десятилетий до революции преступала рамки традиционной исламской культуры. Причину этого явления они искали в политических тенденциях времени. Тот, кто хорошо знаком с дореволюционной литературой Ирана,  не может отрицать обоснованность такого мнения. В литературе же периода Исламской революции мы наблюдаем обратный процесс, который тоже зиждется на политической конъюнктуре.

         В диссертации обосновывается мысль о том, что одно из главных идейных направлений поэзии периода заключается в олицетворении исламской, особенно шиитской, культуры. Это положение подкрепляется  анализом творчества Али-Реза Казве, Парвиза Биги, Кейсара Аминпура, Аббаса Баратипура, Мардани и. т. д.

Поэты этого времени также активно обращались к теме войны. Выражения «йасар» (левый фланг), «бибак» (бесстрашный), «джанг» (война), «шахид» (мученик), «шахадат» (мученичество), «джабхе» (фронт), «мейдан» (поле сражения), «басидж» (мобилизация), «басиджи» (подлежащий мобилизации), «азадеган» (мужественные), «джан-базан» (готовые к самопожертвованию), «марз-нешинан» (охраняющие границу) и  т. п. дополнили лексику газелей этого периода. В диссертации, в частности, приведены образцы творчества Какайи, Казве.

О том, что поэзия периода Исламской революции носит религиозный характер, говорит, в частности, Абулкасем Родфар. Перспектива всей поэзии революционного периода направлена, по его мнению, на утверждение ответственности художника объяснить читателю суть Исламской революции (9, 189-190).

Поэтому нет ничего странного в том, что в газелях, созданных на военную тематику, проступает религиозная окраска. Конечно, можно ссылаться и на то обстоятельство, что революция сама была исламской и потому поэзия, посвященная ей, не могла быть иной. Действительно, об этом свидетельствуют религиозная символика, лексика газелей периода. В произведениях поэтов дореволюционного периода все эти и другие компоненты находили свое воплощение в традиционной форме классической газели.

         В газели поэтов революционного периода мы уже не слышим элегичного звучания религиозной тематики или слышим ее в очень тихом звучании. В революционной религиозной газели лирический герой становится героем эпического типа со всеми с его характеристиками. В лирических героях мы отчетливо видим борцов идеологического фронта. Основу тематической характеристики газели периода определяет именно эта особенность.

Глава III «Формальные и структурные особенности газели» состоит из двух параграфов.

а) «Форма и структура традиционной газели». Проблема формы и структуры персидской газели относится к наименее изученным проблемам, имеющим отношение к данному жанру. До недавнего времени в литературоведении господствовало мнение, согласно которому отрицалось  внутреннее единство газели или же, если оно и признавалось, считалось не очень устойчивым. На сей день существует точка зрения, что внутреннее единство газели отрицать нет оснований. Этот тезис выдвинул Г. Уенкс на основе анализа стихов Хафиза. Г.Уенкс, отвергая теорию разобщенности бейтов классической газели, доказывает, что связь между бейтами происходит не каждый раз, а по мере «происхождения последующей градации» (4, 263). Правда, в научной среде споры по этому поводу еще не завершились.

По мнению Кавуса Хасанли, «свойства бейтомышления в минувшей персидской поэзии таково, что бейты газелей одного размера с одинаковой рифмой перемешивались между собой, но структура газелей от такого перемешивания никакого ущерба не претерпевала» (18, 203). Реза Барахани в этом свойстве газели находит отсутствие в ней как смысловой, так и изобразительной гармонии. «И классическое стихотворение в персидской поэзии таково, что в ней один бейт может быть соразмерным другому бейту, но они могут не синтезироваться между собой. Этот принцип, который заключается, - пишет ученый – в отсутствии взаимосвязи между бейтами, следует признать отсутствием смысловой и изобразительной гармонии традиционной персидской  газели» (13, 89).

В решении данного вопроса каждый из исследователей выдвигает свое собственное видение ситуации. Большинство исследователей поддерживают теорию, согласно которой в структуре газели нет непременной взаимосвязи между бейтами, каждый из которых выражает законченную мысль.

Другой исследователь – Фазлоллах Сафа – считает смысловую последовательность бейтов в стихотворении не обязательной. Он допускает существование объединяющей идеи, не ограничивающей самостоятельность каждого бейта. При этом ученый допускает возможность отличия деталей в бейтах (31, 46).

Мы в этом вопросе придерживаемся мнения, что бейты стихотворения все же должны подчиняться какой-то объединяющей структуре. Газель, бейты которой не объединены такой связующей структурой, не может претендовать на завершенность. Тщательное изучение персидско-таджикской классической поэзии дает основание утверждать, что взаимосвязь бейтов в газели имеет место (допускаются последовательность бейтов, логическая связь, изобразительная связь – посредством поэтических компонентов, связь посредством формальных поэтических компонентов – размера, рифмы, радифа и т.п.).

Лишь при наличии такого рода связей стихотворение может претендовать на художественно-эстетическую законченность. Так, существует мнение, что придание автономности бейтами, внесение изменений в структуру газели берет начало еще в дохафизовой поэзии. Газель до Хафиза в большинстве случаев была лишена тематической целостности и определенной последовательности бейтов.  В газели Хафиза каждой бейт приобретает абсолютную самостоятельность. Бейты и в отдельности носят обобщающее значение. Таково свойство стихотворений поэтов начального этапа. Приобретение самостоятельности, возможности проникновения в мир разномыслия привело к изменениями в структуре газели (например, связь создающих элементов, общность темы, абстрактное мышление, гармония). В этом случае взаимосвязь и последовательность бейтов в газели получили другую форму, что прежде всего строго зависит от образа мысли и воображения поэта.

Однако при более строгом подходе возникает вопрос: можно ли говорить о той или иной художественной структуре, если в ее внутренней стихии отсутствует какое-то объединяющее начало?. В этом отношении оригинальную позицию занимает Шамс Лангруди, который самостоятельность бейтов в газели, отсутствие последовательной связи между ними связывает с дисгармонией создающих художественных средств, понятий, слов, образов, в общей сложности, - всей системы изображения. По заключению исследователя, это один из недостатков в структуре стихотворения (газели) (40, 122).            

В диссертации данный вопрос рассматривается более подробно и аргументировано.

На наш взгляд, не только формально-тематическое восприятие газели способно создавать внутреннюю связь бейтов газели, но и абстракт. Эту идею в диссертации мы обосновываем на фрагменте нижеследующей газели Хафиза:  

Ёрї андар кас намебинем, ёронро чї шуд?

Дўстї кай охир омад, дўстдоронро чї шуд? 

Оби њайвон тирагун шуд, Хизри фаррухпай куљост?

Хун чакид аз шохи гул, абри бањоронро чї шуд?          

Кас намегўяд, ки ёре дошт њаќќи дўстї,

Њаќшиносонро чї њол афтод, ёронро чї шуд?

Лаъле аз кони мурувват барнаёмад, солњост,

Тобиши хуршеду саъйи боду боронро чї шуд?          

Шањри ёрон буду, хоки мењрубонон ин диёр,

Мењрубонї кай сар омад, шањриёронро чї шуд? 

(7,100).

                   (Дружелюбия ни в ком не видать, что сталось с друзьями?

Когда дружбы не стало, что сталось с любящими?

Живая вода замутилась, где Хизр - жизнетворец?

Кровь с ветки розы капает, что сталось с весенними тучами?

Никто не говорит, что такой-то имел право на дружбу,

Что приключилось с правоборцами, что сталось с друзьями?

Уже годы рудник великодушия не явит рубина ни куска,

Что сталось с жаром Солнца, что с воздействием ветров и дождя?

Градом друзей был, землей любящих был этот край,

Когда исчезла сердечность, что сталось с градом друзей?...)

При беглом взгляде создаётся впечатление, что бейты этой газели не имеют между собой никакой связи. Но, без всякого сомнения, это не так. Воплощение идейно-тематического замысла поэта в этой газели слишком очевидно, чтобы не вызвать профессиональной дискуссии. Бейты газели не только не разобщены, но и при желании не могут быть разобщены. Если не говорить о таких предопределенных связующих элементах стихотворения, как размер, рифма, радиф, то можно заметить, что слова, фразы понятия, образы, которыми пользуется Хафиз, по отдельности никакую идею не выражают. В этой газели создающие элементы и все, что перечислено выше, объединены между собой с неповторимым совершенством, придающим газели именно хафизовское абстрагирование от назойливых натуралистических банальностей, полет воображения, фантазию истинного поэта, а не ремесленника от поэзии. Детальной анализ этой газели и других стихотворений позволяет прийти к заключению, что основу персидской газели классического периода в общей сложности создает бейт, а все события и явления, единство действий, тектоника стиха, соотношение ритма и соответствие мыслей образовались в его пределах. И следует согласиться с Кавусом Хасанли, что в таком стихе воссоздание рисунка происходило в одном бейте. В каждом бейте формировалось одно или два изображения. Но, как правило, из-за пристрастия поэтов прошлого к бейту и ограничительной рифме формирование одного бейта не переходило в другой. Если это все же происходило, газель достигала вершины своего формирования и получала завершенный вид (18, 204).

Изучение персидской газели ХХ в., особенно его первой половины, в связи с рассмотренными вопросами приводит к заключению, что в конечном итоге она является продолжением предшествующей персидской поэзии. Иначе говоря, внешняя форма газелей поэтов этого периода совпадает с формальными признаками газелей поэтов классического периода.

Необходимо заметить, что в настоящее время категорически судить о структурных характеристиках газели периода Исламской революции затруднительно, ибо новаторские поиски в этом направлении в ней еще продолжаются. Куда приведут процессы – прогнозировать невозможно.

Наиболее употребительной композиционной формой классической газели являлась камарбанди-е газель (опоясывание газели) - прием, целью которого являлось придание единства содержанию произведения. Повторение первого полустиха вступительного бейта (матла’) в качестве второго полустишия заключительного бейта (макта’) является главной особенностью этого приема. К нему прибегают многие поэты периода Исламской революции, среди которых Симин Бехбахани, Махмуд Шахрохи, Бехруз Йасеми, Парвиз Биги. Газель «Понимание» («Тафахом») Парвиза Биги, например, начинается и кончается полустишиями:

                       ??? ?? ??? ????? ?????? ?? ???

(17, 28).

                   (Посещение страны солнца был твой выбор)

         В диссертации этот прием рассмотрен также на газелях Шахроха, Симин, Йасеми.

Таким образом, можно говорить о популярности данного композиционного приема среди поэтов периода Исламской революции. Естественно, не все поэты следовали ему буквально. Некоторые из них заменили повторение полустиха заполнением образа, содержания и смысла.  В диссертации это положение рассмотрено на образцах стихов Казве, Какайи, Салихи.

На примере газели Нозара Паранга «Пир-е мо» («Наш наставник») рассматривается другой композиционный прием, применяемый поэтами периода Исламской революции. В таких газелях текст разделяется на две части. Здесь более применим драматический принцип построения текста с активизацией диалога и монолога.

б). «Нововведения поэтов периода Исламской революции в форме и структуре газели».Трудно выделить в персидской поэзии периода Исламской революции поэтический жанр, который бы подвергся изменениям больше газели. Тяга к новым темам, применению новых размеров, связыванию бейтов и т.п. свидетельствуют о новаторских поисках  в жанре газели. Эти новшества в большинстве случаев имеют место и в газели классиков, и даже в дореволюционной газели. К ним следует отнести нимайистский стиль или «ше’р-е ноу», «ше р-е азад». Так, Сирус Шамиса, в частности, отказывается признать эту форму газелью, считая, что приемлемой только форму традиционной газели (29, 207). Мы не разделяем его позицию и в своей диссертации рассматриваем новые разновидности газели как детерминированную эволюцию жанра. В исследованиях других литературоведов данная жанровая форма называется «газал-варе («газелеподобие»), так же, как другая форма «фара-газал» («загазель»), названная Кавусом Хасанли «той же нимайистской газелью», но с той разницей, что в ней укорачиваются и удлиняются предложения, в то время как в «нимайистской газели» - стопы аруза (18, 447-448). Обратимся к вступительному бейту «Газелваре-йе кабутар» («Газель-варе голубь») Бахмана Салихи:

                            ?? ??? ???? ????

         ?? ?????? ?????

         ???? ??? ??

????? ???? ????? (30, 16)

                                

(Ты подобен чистоте снега на вершинах, голубь;

Да не коснется твоих крыльев грязная пыль, голубь).

         Это стихотворение внешне напоминает газели нимайистского стиля. Но это на первый взгляд кажется, что оно свободно от атрибутов персидской классической газели – размера, рифмы или радифа. Когда разорванные части стихотворения занимают свои места, становится ясно, что в нем эти атрибуты присутствуют. Форма рифмовки стихотворения – АА БА ВА. Эта рифмовка нарушается лишь на пятом бейте, начиная с которого вводится рифмовка формы ГГА.

Характеризуя разновидности новаций в жанре газели, Кавус Хасанли пишет: «Аритмичность, драматическая речь, изменение интонации, присутствие деталей и явлений сегодняшней жизни в стихотворении, расчленение строк газели… наблюдаются в творчестве многих других сегодняшних лириков, особенно двух последних десятилетий» (18, 488).

В диссертации нами разобраны стихи ряда мастеров газели, в которых указанные выше новаторские тенденции дают о себе знать.

Мы обратили внимание на использование поэтами периода Исламской революции тахаллоса (псевдонима), как было принято в классической поэзии. Принципы использования тахаллоса рассмотрены на примерах из стихов многочисленной группы поэтов. Исследование показало, что не все поэты в своих газелях используют «тахаллос». Часто это обстоятельство создает иллюзию незавершенности газели.

Макта’ – заключительный бейт газелей ряда поэтов с применением «тахаллоса» используется в различных целях. Таковы макта’ газелей Махмуда Шахрохи – Джазбе, которые выражают любовь. В диссертации приведены образцы стихов Хошанга Сайе, Насраллаха Мардани, Махмуда Шахрохи-Джазбе, Аббаса Баратипура.

Макта’ в газелях выражает различные душевные состояния поэта. Это может быть любовь, как в газелях Шахрохи, Барати, любовь к святым ислама (Шахрохи, Барати).

Ифтихорие – восхищение своим творением – замечено в газелях поэтов периода, хотя оно не имеет широкого применения. О том, что этот творческий приём заимствован из классической поэзии, сомневаться не приходится.

В диссертации мы рассматриваем и изменения, которые произошли в объеме газели. Исследователи  поэтики газели  наиболее умеренным объемом газели признают, конечно, 5 – 12 бейтов. Но в истории газели ни один литературовед не замечал строгого ограничения количества бейтов газели в этих пределах. Мы знаем, что Вахши имеет газели в 4 бейта, а Мавлави даже до 82 бейтов. Среди газелей Сайиба попадаются газели в 19, 22, 31, 35 бейтов. В газелях поэтов периода Исламской революции так же попадаются газели от 1 до 13 бейтов. Поэтому можно сказать, что объем газели целиком зависит от идеи и цели ее создателя.

Таким образом, можно заключить, что газель в период Исламской революции подверглась формально–структурным изменениям. Исследование показывает, что в этом отношении поэты данной эпохи в немалой степени пользовались творческим опытом поэзии классического периода. В то же время здесь отчетливо прослеживаются результаты новаторских поисков новых поколений творцов персидской поэзии. Особо можно заметить такое творческое явление, как «ше р-е ноу» (новый стих), которое с полным основанием воспринимается как новое проявление многовекового жанра газели.

Глава IV «Виды газели» посвящена разновидностям газели в творчестве современных поэтов Ирана. Мы попытались провести эту часть исследования в типологическом плане,  в связи с чем при рассмотрении новых тенденций в иранской лирической поэзии мы обращаемся к истории, традициям жанра газели – ведущей формы лирики.

Так же, как во многих других случаях, разновидности газельных форм у разных исследователей могут вызвать различные ассоциации. Поэтому единого мнения относительно количества видов газели среди литературоведов не следует ожидать. В научной литературе называют любовные, мистические, индийские, хвалебные и тому подобные разновидности газели.

Хосров Фаршидвард говорит о наличии в творчестве поэтов периода революции женской газели, которая сформировалась в творчестве Симин, индийской газели, особенно в творчестве Амири Фирузкухи, новой газели (Симин, Надерпур, Таваллоли) (20, 145), Сирус Шамиса выделяет любовную газель, мистическую газель, индийскую газель, панегирическую газель (26, 250).

Следует учесть, что поэты Машруте Фаррохи, Эшки, Ареф создали на основе газели политическую поэзию. Газели новой тематики – политической, социальной, патриотической и т.д. – в творчестве Бахара, Лахути, Арефа, Эшки, Фаррохи были весьма популярны. Предпосылкой появления тех или иных разновидностей газели, как правило, служили социально-политические духовно-культурные, материально-экономические фактора в жизни социума. Поэтому в исследовании нас интересуют главным образом те виды газельной формы, которые появились в период Исламской революции.

а). Любовная (мистическая) газель. Тема любви в многовековой персидской поэзии всегда была наиболее востребованной лирической темой. Тем не менее воспевание любви в каждое время носило отпечаток  исторической обстановки. Любовные мотивы периода Исламской революции, например, отличаются от любовных мотивов газели, которые предпочитали поэты и читатели несколько десятилетий тому назад. Но любовные переживания мистической лирики представляют собой особое проявление творческого воображения. Фахима Насери формулирует феномен любви в таких выражениях: «Любовь действует местами в земной действительности и мироздании. Без любви не может быть ничего. Но истинной и настоящей любовью является любовь к Богу» (41, 234-235). 

Следует признать, что почти все исследователи современной персидской литературы воспринимают любовную тематику периода Исламской революции как проявление мистической любви. Это обстоятельство, конечно, имеет под собой почву. Побудительным мотивом в данном случае, на наш взгляд, служат те достижения, к которым привела иранское общество революция. Ибо революция, которая сама явилась порождением традиционных устоев и ценностей иранского народа, потрясла эти устои и ценности, в которых всегда особое место принадлежало поэзии и пиетизму. Под воздействием революции поэты обратили свое лицо к достижениям этого важного социально-духовного явления общественной жизни. К главным достижениям революции относится  исламская культура, одним из определяющих элементов которой являются познание Бога и стремление к нему.

Если обратиться к традициям богоискательской тематики в поэзии, то мы попадем в иную поэтическую действительность. Мистическая поэзия, как известно, сформировалась в русле традиции воспевания «любви». Эта разновидность газели сложилась в основном в творчестве Санайи и достигла своего апогея в мистической поэзии Джалал ид-дина Балхи.

Любовно-мистическая газель в творчестве поэтов периода Исламской революции проявляет себя в более упрощенной форме, со своими особенностями в  лексике и тематике.

Особенности классической любовно-мистической поэзии в научной  литературе разработаны достаточно глубоко, и мы сочли нецелесообразным повторять известные положения. Но любовно-мистическая тема в поэзии Исламской революции, в отличие от классической мистической поэзии, опиравшейся на стройную мистико-философскую культуру, имела источником эмоциональный подъем народных масс в определенной исторической ситуации. Муджтаба Джвадинийа ситуацию с «возрождением» мистической поэзии периода Исламской революции представляет таким образом: «В пору революции мистическая поэзия, правда, с меньшей интенсивностью использования обычных реалий традиционного мистицизма, вновь захватывает воображение поэтов. И когда происходит подъем революционных событий, понятие «любовь» постоянно сопутствует понятиям «шахадат» (мученичество), «кровь», «самопожертвовани», «встреча с возлюбленным»… Такие стихи связаны с наиболее  волнующим и замечательным историческим событием – мученической гибелью Хосейна и своеобразным сплавом «любви» и «эпоса» открывают  свежий простор и новую главу в революционной поэзии» (9, 59). Такие выражения, как «бахар», «бустан», «банафше», «пай куфтан», «джамал», «джалал», «джам», «харабат», «хам-е золф», «дельбар», «карашме», «росвайи», «ренди», «сагар», «нияз», которые в газелях мастеров классического периода применялись весьма интенсивно, в поэзии поэтов революционного периода уже встречаются изредка.

В диссертации нами рассматриваются образцы такого рода газелей Салмана Хирати, Али Мосави Гармаруди.

б). Газель – элегия. Данная лирическая разновидность газели имеет глубокие корни в истории персидской поэзии. Элегическая тематика подробно исследована в книге Насраллаха Эмами «Элегия в персидской литературе». В современной иранской поэзии эта форма появилась в 80-х гг. ХХ в., чему способствовали революционные события и умонастроения  иранского общества тех лет, а затем война с Ираком.

Исходя из тематических, эмоциональных, языковых особенностей элегической газели, ученый выделил следующие ее разновидности: придворная, семейная, религиозная, философская социальная, эпическая (11, 38-79). Указанные жанровые формы, свойственные классической поэзии, с небольшими видоизменениями встречаются и в поэзии периода Исламской революции. Элегия, как правило, пишется на смерть человека, она наиболее удачно подходит для воспевания личностей стоящих на страже родной страны и народа. Революционные события с их многочисленными посягательствами на жизнь видных личностей, восьмилетняя война, уже без разбора уносившая жизни сотен тысяч людей, породили и абстрактную тему элегического настроя. Газель Бехруза Йасеми «Сверкающий взгляд» («Негаh-е шо’левар») с вступительным бейтом:

 ?? ?????? ?????? ?? ?????? ???    

???? ????? ?? ?? ???? ?? ???       (1, 174)

                            (О жертва засады, о самоотверженный муж,

Видишь, твое горе что творит с людьми?!),

газель Салмана Херати с вступительным бейтом:

?? ???? ?? ?? ???? ??? ??? ????? ???

  ???? ??? ?? ????????? ????? ???      (35,  355)

(В моей груди снова ожила печаль,

Этой ночью сердце тоскою объято по погибшим) -

и многие другие стихотворения, созданные с применением новых художественно- эстетических достижений персидской поэзии, служат напоминанием о горестных поворотах истории человеческой цивилизации, оплакивающей жертвы, не имеющие конкретного имени. 

В диссертации эта тема развернуто рассмотрена на образцах творчества Бехруза Йасеми, Салмана Херати, Али-Реза Казве, Аббаса Баратипура, Сейада Зияуддина Шафии.

в). Панегирическая газель так же имеет глубокие традиции в классической литературе. Сирус Шамиса полагает, что зачинателем этой разновидности газели является Хакани Ширвани (29, 252). В творчестве таких корифеев газели, как Са’ди и Хафиз Ширази, этот вид газели занимает важную позицию. «Возлюбленная» - лирический образ этой поэзии - послужила основанием для появления бессмертных образцов персидской лирики. Современная панегирическая газель родилась на традициях классических образцов рассматриваемой формы, поэтому мы сочли необходимым остановиться на этом вопросе более подробно.

         Хвалебная газель современной персидской газели многими своими характеристиками отличается от классических образцов. Её содержание составляет, главным образом, воспевание вождей Исламской революции, героев полей сражений, отдельных выдающихся лиц и т. д.

Это обстоятельство, как нами представляется, отличает современную хвалебную газель от ее классической предтечи, ибо восхваления в тех газелях удостаивались лишь царственные особы и изредка лица, занимавшие высокое положение в социальной или духовной иерархии общества. Избирательное  отношение к объекту восхваления связывало поэтов, ограничивая их возможности и интересы.

Современные поэты смотрят на мир с иных позиций, воспринимают и интерпретируют события и  явления по-новому. Восхваляя объект славословия, они не оставляют без внимания его окружение, обстановку, в которой он живет.

Важное место в современной панегирической газели Ирана отводится личности Имама Хомейни, которого поэты воспринимают как основателя свободного и справедливого общества.        

В диссертации анализируются образцы произведений Салмана Херати Шахреяра, Кейсара Аминпура, посвященые имаму Хомейни, Сейида Мирджафари (в восхвалении Али), Сайе (о гордых воинах свободы), Мошфеки Кашани, созданные по матрицам касыды.

г). Подражательная газель. Творческое подражание или ответ выдающимся образцам поэзии в персидской литературе – явление не новое. В поэтическом искусстве этот творческий прием играл немаловажную роль в обогащении поэзии и развитии поэтической культуры. Так, гений газели Хафиз Ширази создавал такие «подражания» - «назира» на стихи Асир ид – дина Ахсикати, Ходжу, Са’ди, Салмана Саваджи. Это явление можно наблюдать в поэзии периода «литературного возврата» (Весал Ширази, Соруш Исфахани, Маштак Исфахани, Каани Ширази, Фатхалихан Шейбани, Йагма Джандаки).

Поэты ХХ в. создавали свою поэзию не только на устоявшихся  традициях своих предшественников, но и на заимствовании творческого опыта отдельных поэтов. Отсюда и возникла подражательная газель поэтов нового поколения, образцы которой можно найти в творчестве Шахреяра, Моайири, Азерахши, Суратгара, Бахтияри и др. Шахреяр проявляет при этом склонность к «иракскому стилю», Моайири - к «индийскому стилю» и «иракскому стилю», Ахаван Салес предпочтение отдает «хорасанскому стилю».

На таких современных поэтов, как Юсеф-Али Миршаккак, Ахмад Азизи, Сохейл Махмуди, Али Моаллем, Али-Реза Казве, Кейсар Аминпур, Салман Херати, имеют воздействие новаторские достижения поэтов «индийского стиля». В связи с этим в диссертации рассмотрены образцы творчества упомянутых поэтов.

д). Эпическая газель. Персидская поэзия всегда пользовалась эпической тематикой. Наиболее ранними эпическими образцами, видимо, были мифологические стихи.  Конечно, для подтверждения этой позиции нам нужны более точные данные, но, по всей видимости, среди других разновидностей эпической поэзии предпочтительным следует считать положение мифологической эпической поэзии, ибо свои заветные мысли и желания, идеи дружбы и ненависти, патриотические чувства выражает посредством образов лирического героя и его антипода – соперника. Поэтому эта разновидность стиха имела широкое применение не только в газели, но и в других поэтических жанрах. А. Какайи героические мотивы считает центральным компонентом содержания газели рассматриваемого периода (36, 4). В поэзии периода Исламской революции эпическая газель стала считаться особенной разновидностью газели.

Восьмилетняя война с Ираком особенно способствовала признанию газели – эпоса  в иранской творческой среде.  Влияние военных событий на настроение творцов поэзии было настолько сильно, что даже  в стихотворениях исконно лирической формы проявлялись отзвуки воинской доблести. Нередко место изящного лирического героя с кубком искрящегося вина занимает, например, бесстрашный герой на белом коне, который вместе с рассветом несет на плече «сияющее знамя любви», как в газели Мардани:

???? ?? ???? ?????? ?? ???

??? ?? ???? ???? ????? ?? ???

    ????? ???? ????? ??? ?? ?? ???

??? ?? ??? ?? ??? ?????? ?? ???

            (42, 11) .

                            (Слышны стуки копыт белого скакуна:

То едет богатырь, разрывая грудь мглы,

С сияющими знаменем любви на плече,

Тот, который плечом к плечу с рассветом едет).

         Лирического, по закону жанра, героя газели Хусейна Шенавайи зовут не звуки струн лиры, а зов полей сражений:

    ??? ??????? ??? ?????? ????? ???

        ????? ?????? ?? ??? ??? ??? ????? ??? 

           (27, 37).

                            (Кто-то в ранении коней зовет меня,

Ждет кровавое око поля боя меня).

         Эта разновидность газели рассматривается в диссертации на образцах творчества Насраллаха Мардани, Бехруза Сепеднаме, Хосейна Шенавайи, Кайсара Аминпура.

Голям-Реза Рахмдел сообщает, что «эпос в революционной  поэзии иногда соединяется с мистикой, и таким образом эпическая бесстрастность и сухость описания героической борьбы разглаживается и смягчается мотивами мистической любви» (41, 210). Его мнение подтверждается многими образцами творчества поэтов восьмидесятых годов, рассмотренных нами.

е). Газель (социально - политического) протеста.  Эта разновидность лирической формы имеет глубокие традиции в классической поэзии Ирана. В диссертации данному обстоятельству уделено значительное место.

Период правления Реза-шаха, предшествовавший Исламской революции, при всём разгуле деспотии беззакония, мог быть безмолвной пустыней в стране с тысячелетними культурными традициями. Газели Рахи, Шахреяра, Хамиди, Амири, творчество которых рассмотрено  в диссертации, все же проявляли признаки несогласия с той действительностью, которая пыталась обречь человека на покорное существование. Упомянутые поэты выработали своеобразный романтизм с упадническими настроениями. Но среди их газелей есть и такие, которые отражают настроения протеста и даже критики господствующей действительности.

В диссертации анализируется газель протеста в классической литературе в творчестве Хайяма, Санайи, Аттара Са’ди, Хафиза и других поэтов. Эта поэтическая форма имела характерную лексику и стиль.

Следует заметить, что политическая направленность классической газели  протеста подготовило почву для появления политической газели ХХ в. После поражения Машруте поэты обратились к индивидуальному и социальному романтизму, который имел сильное влияние на газель. Под влиянием этого явления в литературе Ирана появились новые разновидности газели, в частности газель протеста.

Газель протеста в творчестве поэтов рассматриваемого периода не очень активна и часто выражается в форме жалоб и стенаний. Такие стихи можно классифицировать как «тихий протест». В диссертации в качестве примера приведены стихи Амири, Рахи.

В творчестве поэтов Исламской революции газель-протест целиком носит социальный характер, поэтому ее можно классифицировать как «социальную газель», подъем которой связан с тенденциями социальной романтики в поэзии того времени. В эволюции этой разновидности газели существенное участие приняли Шафии, Казве, Салмана, Мардани, Аминпура

В заключении подведены итоги исследования, которые выражаются в нижеследующих выводах:

  • Персидская газель в современной иранской литературе с начала ХХ до настоящего времени прошла ряд этапов эволюции и выработала свои характерные особенности.
  • Невзирая на структурные, содержательные, тематические, лексические, стилистические изменения в жанровой форме газели, она продолжает сохранять лучшие традиции газели классического периода.
  • Влияние газели классического периода на современную газель наблюдается не только в тематике, содержании и единой конструкции, но и в тональности. В этом отношении особенно характерна газель периода революции Машруте.
  • Несмотря на влияние поэтов классического периода, в современной персидской газели происходят существенные эволюционные процессы, начинавшиеся уже в ходе национально-освободительной борьбы иранцев и революции Конституционализма.
  • В период революции Машруте, когда поэзия вышла из дворца и стала достоянием улиц и базаров, поэты стремились создавать газели в простых и коротких размерах. Наиболее существенные изменения произошли в лексике и стиле газели, наблюдается значительное упрощение данной жанровый формы, хотя часть творческих сил продолжала следовать традициям своих предшественников.
  • В поэзии периода революции Машруте усиливаются мотивы свободолюбия, патриотизма. Газель служит действенным средством пробуждения самосознания иранцев.
  • После Машруте газель продолжает сохраняться в традиционном стиле и в новаторских тенденциях.
  • В период правления Реза-шаха в поэзию приникают романтические настроения, которые проявляются в индивидуалистическом и социальном мотивах. В то же время в рамках поэтических обществ и школ развивается поэзия, которая игнорировала происходящие изменения в жизни и следовала традициям классической поэзии.
  • Глобальным изменениям подверглась газель в творчестве части поэтов в период Исламской революции.
  • Поэты, сформировавшиеся до Исламской революции (Паранг, Садеки, Монзави), продолжали пользоваться опытом среды своего поэтического становления  в создании образов, лексики, ритма и т. д. Поэты, пришедшие в поэзию с революцией (Салман, Казве, Биги, Махмуди, Какайи), вырабатывали свой поэтический опыт.
  • Война с Ираком внесла коренные изменения в тематику и содержание газели. Мотивы борьбы с врагом, патриотизма, ненависти к врагу, мученичества, самопожертвования, религиозности придают газели иное звучание. Новые тенденции в тематике и содержании газели внесли серьезные коррективы и в лексику газели. В поэтической практике усиливается интерес к созданию новых, оригинальных словосочетаний и сплавов.
  • Применение долгих размеров приводит к появлению новых форм газели, не имеющих аналогов в классической поэзии. В этом плане представляет большой интерес опыт Симин Бехбахани, явившейся зачинателем перемен в персидской поэзии периода Исламской революции.
  • В творчестве поэтов данного периода появилась новая газель, в корне отличающаяся от газелей классической поэзии, поскольку своим происхождением обязана «ше’р- е ноу» - новому стиху.
  • Тематика и действительность Исламской революции вызвали к жизни целый ряд новых разновидностей газели, по содержанию отличных от классической газели.

Цитированная литература:

  • Ѓазали муосири Эрон. Гузина ва пешгуфтори Алиризои Ќазва.  Њавзаи њунарї. - Тењрон, 1997.-202с.
  • Лоњутї Абулќосим. Куллиёт. - Душанбе: Дониш, 1987.-369с.
  • Муллоањмадов М. Лирикаи Адибулмамолики Амирї. - Душанбе, 1985. -174 с.
  • Рипка Я. История персидской и таджикской литературы. М.:Прогресс, 1970.- 440 с.
  • Рейснер М.Л. Эволюция классической газели на фарси (X-XIVвв). - М.: Наука, 1989. - 223 с.
  • Фаррухии Яздї. Дар талаби озодї.  - Душанбе:Ирфон, 1980.-93с.
  • Њофиз. Куллиёт. Тањти назари М.Борї. Нашри «Замон». -Тењрон, 1379.-356 с.
  • Шањриёр. Баргузидаи ашъор. - Душанбе: Дониш, 1983.-208 с.
  • ?????? ??????-?????? ??????. ?????? ??????. ????? ?? ?? ???. ?????. 1377? 267   ?                                      
  • ???? ??? ????. ?? ??? ?? ????. ??? ???. 1379. 422 ?.
  • ????? ??????? ????? ????? ?? ?????? ?????. 1369. – 988 ?.
  • ??????? ????. ??? ? ?????? ?? ??? ?????? ?????? ????.–?? ?. ?.
  • ?????? ???. ????? ????? ?????? ? ??? ?????. ???? ???. ??? 1371. – ????? 31
  • ????. ????? ?????. ??? ???.
  • ??????? ?????. ??? ????. ?????? 1370. – 166 ?.
  • ????? ??? ????. ??? ????? ??????? ????. 1373. – 499 ?.
  • ???? ????? ????? ????. ????? ?????? ?????. ???????? ??????. ?????? 1378. – 95?.
  • ???   ?? ????. ???? ??? ?????? ?? ??? ????? ?????. ?????? ????? 1373. – 517 ?.
  • ????? ????. ????? ?? ????? ??? ? ?????? ????? ?????. ?????. 1372. 620 ?
  • ???? ????????. ?????? ?????? ? ??? ????. ??? ??? 260 ?. ??? ??? 371 ?.
  • ????? ????. ??? ???. ????? ????? ??? ? ???????? ?????. ?????? 1378. – 571 ?.
  • ?????? ????????. ????? ??? ????? ?? ??? ?????. ?????. ?????? 1376. – 320?.
  • ????? ????? ????. ?? ???? ???? ???. ???????? ???? ????. ????? 32 13. ???????? 139 ? .
  • ?????? ??? ????. ??? ????? ??? ????? ?????. ????? 1373. – 739 ?.
  • ?????? ???? ???. ???? ???? ?????. ?????? 1369. – 187 ?.
  • ??????? ????? ?? ??? ????. ??? ???. ???? ???? 455 ?.
  • ??? ?????. ???? ?????? ???? ??? ????? ????. ???????? ?????. ?????. 1372.  590 ?
  • ????? ?????. ??? ????? ?? ???? ?? ?????. ??????? ??? ???? ?????? 1373.- 462 ?
  • ????? ?????. ??? ??? ?? ??? ?????. ???????? ????? ???????1376. -320 ?.
  • ????? ????. ????? ?????? ?????. ?????? 1378. – 100 ?.
  • ??? ??? ???. ??? ??? ????. ???? ??????? ????. ?????? 196 ?.
  • ????????? ???? ????. ?????? ????? ????? ?? ??? ???????. ??? ???? 1377.–194 ?.
  • ????? ????. ??????? ????. ?????? 1377. – 362 ?.
  • ???? ??????. ?? ??????? ?? ??????. ????? ????. ??????1378.-143 ?.
  • ?????? 2. ??????? ???. ??? 7 . ?????? 1377.- 400 ?
  • ?????? ??? ??????. ????? ?? ??? ????? ?????. ??? ? ??? ????? 1376.- 178 ?.
  • .????? ???? ??? ?????.????? ??? ????? ?? ??????? ?? ???? ?????.1383.– 175?.
  • ????? ???? ??????? ????. 1375. – 455 ?.
  • ????? ???????? ???? ????. ??? ???. 1371. – 388 ?.
  • ??????? ???. ????? ?????? ??? ??. ??? ???? ??? ???? ?????? 1377.- 650 ?
  • ?????? ????? ??? ???????.????? ?????? ?????? ??????? ?????? 1373.- 658 ?.
  • ?????? ??? ????. ??? ????? ???. ?????? ???????? ?????. ??? ????1363.- 229 ?
  • ??????. ????? ?????? ?????. ????? 1969. – 283 ?.
  • ????? ???. ?????. ???????? ????. ?????? 1377. – 285 ?.
  • ???? ????? ??????. ??? ?????. ???????? ???? ?????. ????? 1378. 652 ?.
  • ????? ????. ??? ???? ????. ?????? ????? ?????. ??????1375 -374 ?.

 

 

Основные положения диссертации

изложены в следующих публикациях:

  • Исламская революция и эволюция персидской газели.- Душанбе: Сино, 2008.- 145 с. (на тадж. яз.).
  • «Газель-рассказ» в поэзии Исламской революции// Молодые ученые и современная наука.- Душанбе. 2001.- С.164-166. (на тадж. яз.).
  • Газель-протест// Память о красной розе. Сборник статей. -Душанбе: Сино, 2003.- С. 27 – 44. (на тадж. яз.).
  • Художественно-эстетические и рассудочные истоки поэзии Исламской революции// Вестник пробуждения Востока.- Душанбе, 2006.- С. 88 – 98. (на тадж. яз.).
  • Некоторые структурные особенности газели периода Исламской революции// Вестник педагогического университета.- Душанбе. 2006. № 6. - С.57-63. (на тадж. яз.).
  • Любовная газель// Маърифати омўзгор. 2007, №3.-  С 57-58. (на тадж. яз.).
  • Эпическая газель// Вестник национального университета.- Душанбе. 2007. № 2 (34).- С. 105 – 110. (на тадж. яз.).
  • Некоторые особенности газели периода Исламской революции// Известия Академии наук Республики Таджикистан. 2007. №4.- С.123-126. (на тадж. яз.).
  • Газал-варе (газелеподобие) и её особенности периода Исламской революции // Вестник национального университета.- Душанбе. 2008, №8 (40).- С.286-292. (на тадж. яз.).
  • «Новая газель» и ее место в поэзии периода Исламской революции// Известия Академии наук Республики Таджикистан. 2008. №2.- С. 177-180. (на тадж. яз.).
  • Религиозное сознание и его отражение в газели периода Исламской революции// Вестник национального университета.- Душанбе. 2008, №2(48).- С.120-123. (на тадж. яз.)
  • Некоторые особенности газели в поэзии после революции Конституционализма// Вестник национального университета.- Душанбе. 2008. №2(48).- С.138-142. (на тадж. яз.).
  • Газель – элегия // Вестник национального университета.- Душанбе. 2008. №3(46). -С.234-237. (на тадж. яз.).
  • Подражательная газель// Вестник национального университета.- Душанбе. 2008. №3(46).- С.237-241. (на тадж. яз.).

 

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.