WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Системное взаимодействие и энтропия когнитивно-семантических структур дискурса

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

ГУСАРЕНКО СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ

Системное взаимодействие и энтропия

 когнитивно-семантических структур дискурса

 

10.02.19 – Теория языка

автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Ставрополь, 2009


Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ставропольский государственный университет»

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук

профессор Карасик Владимир Ильич

доктор филологических наук

профессор Грушевская Татьяна Михайловна

доктор филологических наук

профессор Алферов Александр Владимирович

Ведущая организация:

 

Педагогический институт Южного федерального университета

Защита состоится 22 октября 2009 г. в 11.00 часов на заседании совета по защите кандидатских и докторских диссертаций ДМ 212.256.02 в Ставропольском государственном университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1а.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Ставропольского государственного университета.

Автореферат разослан                                       2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук

профессор                                                                   Черная Т.К.   


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена комплексному исследованию когнитивно-семантических структур дискурса, формирующихся и функционирующих в качестве когнитивного обеспечения понимания и интерпретации речи, а также изучению энтропийных процессов, развивающихся в семантических структурах и влияющих на конечный результат интерпретации.

Актуальность исследования. Обращение к дискурсивным аспектам исследования речевых произведений открыло новые перспективы для расширения лингвистического знания в области понимания и интерпретации речи. Причем даже само различное понимание термина «дискурс», а следовательно и определение объекта исследования, приводят к позитивным результатам: явление получает все больше описаний в разных аспектах (Т.А. ван Дейк, П. Серио, Э. Бенвенист, М. Фуко, П. Анри, Н.Д. Арутюнова, Е.С. Кубрякова, В.И. Карасик, О.Б. Йокояма и др.). Общим для большой части дискурсивных исследований является обращение к той составляющей дискурса, которая определяется не только свойствами языковой системы и конвенциональными установками, но также вкладом говорящего субъекта и адресата-интерпретатора в формирование и развертывание дискурса. Этот вклад состоит из целого ряда составляющих, которые могут быть объединены в термине «когнитивно-оперативное обеспечение» речепорождения и речепонимания. Сюда входят, если говорить в общем, оценка ситуации общения, выбор стратегии речевого поведения и осуществление речевого акта.  Первое предполагает целый ряд когнитивных действий преимущественно идентифицирующего свойства, второе и третье – ряд когнитивных действий идентифицирующего, селективного и креативного свойства, причем сказанное касается когнитивного обеспечения как в сфере говорящего, так и в сфере адресата (П.Ф. Стросон, Г.В. Колшанский, Ю.Н. Земская, И.П. Сусов, Дж. Ф. Ален, Р. Перро).

Если говорить о дискурсе как о коммуникативно-когнитивном процессе, то объектом исследования неизбежно становится сам момент коммуникативного контакта, включающий собственно говорение/понимание и параллельный им процесс когнитивной обработки (Ф. Джонсон-Лэрд, Т.А. ван Дейк, В. Кинч, Т. Виноград, Б. Грош, В.З. Демьянков, Ю.Н. Караулов, А.Н. Баранов, А.А. Кибрик). При всем интересе исследователей к данной проблеме неразрешенным остается ключевой вопрос о том, что, собственно, представляют собой с позиций когнитивной семантики эти две базовые составляющие дискурсивного взаимодействия – порождение речевого произведения и его когнитивная обработка, и в данном исследовании, учитывая всю сложность вопроса, речь идет только о когнитивно-дискурсивной деятельности адресата-интерпретатора.

Наряду с исследованиями природных, технических и социальных систем со второй половины девятнадцатого века возникает интерес к процессам рассредоточения этих систем, процессам их деструктуризации и распада, мерой которых является энтропия – понятие, введенное в этот период Р. Клаузиусом в термодинамике. В середине двадцатого века благодаря трудам Н. Винера, У. Уивера и К. Шеннона это понятие вводится в теорию информации, где получает значение меры неопределенности сообщения, и получает дальнейшее развитие в работах Г. Рейхенбаха и др. У. Эко, А.Н. Колмогоров, Ю.М. Лотман приближают понятие энтропии к лингвистическому пониманию, Н. Чурсин рассматривает энтропию в семантической модели коммуникации. Столь стойкий интерес к процессам рассредоточения систем и необратимости этих процессов объясняется тем, что, изучая их, мы получаем возможность прямого и непосредственного наблюдения специфических свойств систем, противостоящих энтропийным процессам, что в свою очередь дает возможность более подробного изучения организации этих систем, в том числе и антиэнтропийной организации, и если мы предпринимаем исследование динамических систем в когнитивно-семантической сфере дискурса, то весьма уместным и своевременным представляется обращение к вопросам рассредоточения и распада семантических структур в этих системах, то есть к вопросам энтропии семантических структур дискурса, что во многом определило структуру и содержание настоящей работы, в которой предпринимается попытка описания системного взаимодействия когнитивно-семантических структур и их энтропии, причем в разных типах дискурса с целью верификации выдвинутых предположений относительно когнитивных микросистем, сопровождающих и обеспечивающих процессы понимания и интерпретации речи.

Решение этой проблемы предполагает разработку путей комплексного исследования процессов когнитивной обработки речевых произведений в ходе дискурсивного взаимодействия, при этом в таком исследовании должны учитываться следующие существенные положения:

- оперативный характер процессов когнитивной обработки речевых произведений;

- ключевая роль в этих процессах формирующихся и актуализируемых структур знания (когнитивных структур);

- кратковременность существования когнитивно-семантических структур когнитивной обработки речевых произведений в оперативном режиме;

- парциальность процесса когнитивной обработки речевых произведений, обусловленная в том числе парциальностью репрезентации речевых данных в процессах дискурсивного взаимодействия;

- сложность и многоплановость взаимодействия формирующихся и актуализированных структур знания в ходе когнитивной обработки речевых произведений в оперативном режиме;

- ограничения оперативной памяти, обеспечивающей процессы когнитивной обработки речевых произведений;

- возможность появления дефектов в когнитивно-семантических структурах оперативной обработки речевых произведений;

- возможность семантических потерь, сопутствующих процессам когнитивной обработки речевых произведений и обусловленных их специфическими характеристиками.

Очевидно, что всякое исследование, имеющее целью выяснение механизмов взаимодействия когнитивно-семантических структур дискурса, неизбежно смещается в область, пребывающую на границе лингвистики текста, лингвистической прагматики, дискурсивного анализа и когнитивной лингвистики (Р.С. Столнейкер, В. Демьянков; Т. ван Дейк, В. Кинч, Ф. Джонсон-Лэрд; Knott, Sanders, Oberlander 2001).

При исследовании взаимодействия когнитивно-семантических структур, обеспечивающих оперативную когнитивную обработку речевого произведения, мы исходили из принципа необходимой достаточности: во избежание неоправданного умножения когнитивно-семантических сущностей мы включали в состав этого комплекса только те из них, без которых было бы невозможно формирование значений и смыслов.

Ответы на затронутые в данной работе вопросы позволили бы внести определенную ясность в проблему понимания связного текста, приблизиться к построению комплексной модели когнитивной обработки речи в ходе дискурсивной деятельности, продвинуться в исследовании механизмов формирования и функционирования когнитивно-семантических структур в процессе речевого взаимодействия.

Сказанное обусловливает

Актуальность предпринятого исследования.

В предлагаемой работе, следуя основным трактовкам дискурса в современной лингвистике, в соответствии с целями исследования мы будем различать два подхода в этом направлении: во-первых, дискурс выступает как разновидность речи со всем многообразием её социокультурных и коммуникативно-прагматических параметров (П. Серио, В.И. Карасик и др.), и, во-вторых, дискурс выступает как когнитивно-коммуникативное событие (или последовательность таких событий) (Е.С. Кубрякова, Т. ван Дейк и др.). В рамках когнитивно-коммуникативного подхода в предлагаемой работе водится понятие актуального дискурса как когнитивно-оперативной репрезентации речевого произведения в с совокупности когнитивно-семантическими структурами и действиями, обеспечивающих его когнитивную обработку в каждый определенный момент дискурсивного взаимодействия. Введение понятия актуальный дискурс имеет целью подчеркнуть парциальность процессов когнитивной обработки речевых произведений, когда высказывание выступает основной единицей в этих процессах и стимулом для формирования когнитивно-семантических структур, представляющих собой как прямые проекции поверхностных репрезентаций, так и актуализированные структуры знания. Понятие актуального дискурса противопоставляется, с одной стороны, понятию дискурса как социокультурной разновидности речи, с другой - понятию дискурса как текста в совокупности с его социокультурными и когнитивными детерминантами: протяженности текста-дискурса противопоставляется парциальность дискурса – фрагмента текста в когнитивно-семантической репрезентации в процессе его оперативной обработки.    

Объектом исследования выступают когнитивно-семантические структуры как корреляты поверхностных репрезентаций речи, формирующиеся и взаимодействующие в качестве оперативного обеспечения когнитивной обработки речевых произведений, а также энтропийные процессы как процессы рассредоточения этих структур, выступающие следствием определенных свойств поверхностных репрезентаций речи.

Предметом исследования выступают системные закономерности формирования и взаимодействия когнитивно-семантических структур актуального дискурса, а также причины и условия энтропийных процессов в микросистемах актуального дискурса, сформированных этими структурами.

Методологическую основу исследования составляют:

1) современная теория дискурса, трактующая его как речевое произведение в процессе естественного функционирования в совокупности с определяющими его когнитивно-семантическими и социокультурными факторами;

2) основные положения когнитивно-лингвистической теории, рассматривающей оперативную обработку речевых произведений как последовательное формирование их ментальных репрезентаций, сопровождаемое и обеспечиваемое актуализацией структур знания;

3) положения лингвистической прагматики, согласно которым процессы как порождения, так и понимания речевых произведений носят интенциональный характер, что находит отражение в их поверхностных репрезентациях и, соответственно, в существовании самой возможности адекватной их интерпретации;

4) основные положения лингвистики текста, трактующей текст как формально-знаковую структуру статического характера, наделенную связностью и смысловой целостностью, прагматической определенностью.       

Теоретическую основу исследования составили посвященные когнитивной обработке речевых произведений труды Т. ван Дейка, У. Кинча, В.З. Демьянкова, основополагающие работы по когнитивной лингвистике Е.С. Кубряковой, В.З. Демьянкова, У. Матураны, Ю.Н. Караулова, философские труды Л. Витгенштейна, Ю Хабермаса, исследования по психолингвистике А.А. Леонтьева, Ф. Джонсона-Лэрда, дискурсивные исследования М. Фуко, П. Серио, В.И. Карасика, М.Л. Макарова, Т. ван Дейка, Е. С. Кубряковой, О.Б. Йокоямы, исследования по лингвистической прагматике Дж. Остина, Дж. Серля, Г.П. Грайса, Р. Столнейкера, Дж. Моргана, исследования по лингвистической семантике П.Ф. Стросона, Н.Д. Арутюновой, Е.В. Падучевой, У. Чейфа, С. Крипке, исследования текста И.Р. Гальперина, Б.Т. Алексеева.

Основная цель работы состоит в теоретическом описании системных взаимодействий когнитивно-семантических структур в пределах актуального дискурса, в теоретическом обосновании ключевой роли таких взаимодействий в когнитивной обработке речевых произведений. К основной цели следует также отнести теоретическое описание энтропийных процессов, имманентно присутствующих в микросистемах, формируемых когнитивно-семантическими структурами оперативной обработки речевых произведений.

Задачи работы:

1) теоретическое обоснование понятия «актуальный дискурс» как совокупности когнитивно-семантических структур, обеспечивающих оперативное обеспечение когнитивной обработки речевых произведений;

2) теоретическое обоснование понятия актуального дискурса как когнитивно-оперативной микросистемы, обеспечивающей когнитивную обработку речевого произведения;

3) теоретическое обоснование понятия «семантическая энтропия», применяемого для описания деструктивных процессов в микросистемах, формируемых этими когнитивно-семантическими структурами;

4) теоретическое обоснование понятия «дефект семантической структуры», применяемого для описания процессов рассредоточения семантических структур дискурса;

5) определение состава и свойств когнитивно-семантических структур актуального дискурса;

6) теоретическое обоснование закономерностей формирования и взаимодействия когнитивно-семантических структур, а также энтропийных процессов в них;

7) экспериментальное исследование когнитивно-семантических структур актуального дискурса, обеспечивающих когнитивную обработку речевого произведения.

Цель и задачи исследования достигаются посредством применения следующих методов:

- метод когнитивно-дискурсивного анализа, позволяющий выявлять: а) семантические структуры, формирующиеся и функционирующие в когнитивной сфере адресата-интерпретатора в ходе понимания и интерпретации речевого произведения; б) характер взаимодействия когнитивно-семантических структур; в) энтропийные процессы в микросистемах, формируемых когнитивными структурами дискурса.

- метод семантической записи, дающий возможность представить имплицитные компоненты дискурса в эксплицированном виде;

- метод формально-логического анализа, позволяющий исчислять имплицитные компоненты дискурса;

- экспериментальный метод, посредством которого на предварительно заданных условиях и характеристиках исследуемого материала выявляются существенные признаки и характеристики объекта исследования;

- метод моделирования, посредством которого разрабатывается статическое представление о характере соотношения семантических структур в микросистеме актуального дискурса;

- метод сравнительно-сопоставительного анализа, позволяющий посредством экстраполяции определить степень универсальности модели актуального дискурса.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем представлен аппарат описания когнитивно-семантических структур и действий в пределах микросистемы, выступающей в качестве оперативного обеспечения когнитивной обработки речевых произведений; в работе впервые получили комплексное описание и теоретическое обоснование процессы и результаты взаимодействия когнитивно-семантических структур, формирующих микросистемы актуального дискурса, состав которых и функциональные характеристики полностью определяются как самими этими структурами, так и параметрами и результатами их взаимодействия, которые также нашли теоретическое описание в работе. В диссертации определены существенные для процессов когнитивной обработки функциональные зависимости между пропозициональными репрезентациями и референциальными и пресуппозициональными структурами знания. В диссертации разработаны теоретические основания изучения состава и свойств микросистем актуального дискурса посредством выявления дефектов в формирующих их когнитивно-семантических структурах. Научной новизной обладает идея о существенной роли энтропийных процессов, протекающих в микросистемах актуального дискурса.

В первые в концептуальный аппарат когнитивно-лингвистического исследования вводится понятие актуального дискурса, призванное отразить парциально-динамический характер когнитивно-семантических микросистем оперативной обработки речевых произведений. Разработанная в диссертации процедура описания когнитивно-семантических структур, взаимодействующих в микросистемах актуального дискурса, представляет собой инструмент анализа как поверхностных репрезентаций дискурса, так и когнитивных его репрезентаций.

Научной новизной обладает введение в аппарат когнитивно-дискурсивного исследования понятия семантической энтропии, которое отражает полученные в результате исследования представления о рассредоточении, деструктуризации когнитивно-семантических микросистем; такое понимание энтропии противопоставляется понятию энтропии как меры неопределенности в информационных системах.   Применение понятия энтропии актуального дискурса дает возможность объяснения общих и специфических черт речевых произведений, оказывающих существенное влияние на результаты интерпретации процессов рассредоточения, распада или невозможности формирования когнитивно-семантических структур оперативного обеспечения.

Теоретическая значимость исследования обусловлена тем, что в нем получает дальнейшее развитие теория дискурса в аспекте когнитивной репрезентации дискурсивного взаимодействия, углубляются основные положения когнитивно-лингвистической теории относительно процессов когнитивной обработки речевых произведений в оперативном режиме, углубляются представления о характере взаимной зависимости между поверхностными репрезентациями дискурса и коррелирующими с ними когнитивно-семантическими структурами, в разработке основ теории семантической энтропии, выступающей имманентным свойством когнитивно-семантических микросистем оперативной обработки речевых произведений, намечаются новые направления в области их когнитивно-дискурсивного анализа.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования его результатов в преподавании курсов когнитивной лингвистики, анализа дискурса и семиотики, при подготовке учебных пособий по этим дисциплинам. Необходимость осмысления дискурсивных процессов и процессов когнитивной обработки речевых произведений становится очевидной при учете того, что именно эти направления современной лингвистики несут в себе объяснительное начало, которое призвано внести если не окончательную, то относительную стройность современным концепциям речевой деятельности, что немаловажно для формирования компетентного специалиста-лингвиста.

Эмпирическим материалом исследования послужили художественные, деловые и научно-популярные тексты на русском, французском и английском языках. Такой выбор обусловлен в первую очередь стремлением к верификации выстраиваемых моделей взаимодействия когнитивно-семантических структур при оперативной обработке высказываний в текстах разной дискурсивной принадлежности, созданных на языках, принадлежащих разным группам и тяготеющим к существенно различающемуся грамматическому устройству. Апробируя теоретические модели на разном языковом материале, мы исходили из того, что вообще всякая когнитивно-лингвистическая модель должна отвечать одному непременному требованию – быть пригодной для описания произвольного количества языковых феноменов, существенные признаки которых отражены в этой модели и выступают в дифференцирующей функции.

Гипотеза исследования. При когнитивной обработке речевых произведений последовательно формируются и функционируют когнитивно-семантические микросистемы актуального дискурса, при этом минимально возможный набор конституирующих элементов каждой из таких микросистем включает пропозицию высказывания, пребывающего в состоянии когнитивно-оперативной обработки, референциальные структуры знания как результат референциальных актов, прагматические пресуппозиции, лингвопрагматическую составляющую, включающую прагматику релевантности и иллокутивную прагматику. Взаимодействие этих когнитивно-семантических структур имеет системный характер и выступает когнитивным основанием смыслообразования в ходе процессов когнитивно-оперативной обработки речевых произведений. Когнитивно-семантические микросистемы оперативного обеспечения когнитивной обработки речи представляют собой кратковременные образования, длительность существования которых, а также динамика возникновения, распада и смены следующей микросистемой определяются временем когнитивной обработки языковых единиц, когнитивной проекцией которых являются эти микросистемы. Как всякие другие системы, микросистемы актуального дискурса подвержены энтропийным процессам, которые, с одной стороны, представляют собой естественный и неизбежный процесс, присутствующий в любой системе, с другой – могут быть обусловлены качествами интерпретируемого речевого произведения.

Положения, выносимые на защиту:

1. Актуальный дискурс как совокупность взаимодействующих когнитивно-семантических структур и действий, сопровождающих и обеспечивающих когнитивную обработку речевого произведения, характеризуется системностью, то есть включает элементы, обладающие функциональной спецификой и пребывающие во взаимной зависимости, что обеспечивает его единство и целостность.

2. Актуальный дискурс характеризуется относительной устойчивостью, то есть в ходе когнитивной обработки высказываний в составе текста (устного или письменного) последовательно формируется стабильный набор когнитивно-семантических структур в результате соответствующих семантических действий.

3. Актуальный дискурс характеризуется фрагментарной репрезентацией, соответствующей парциальному членению воспринимаемого речевого произведения на коммуникативные единицы оперативного взаимодействия, то есть высказывания.

4. Основными семантическими структурами и семантическими действиями, формирующими актуальный дискурс и обеспечивающими когнитивную обработку речевого произведения являются пропозициональная репрезентация речевого произведения, референциальные структуры знания, прагматическая составляющая как совокупность имеющих интециональный характер параметров понимания речевого произведения, прагматические пресуппозиции, в том числе знания, входящие в коммуникативную компетенцию адресата, и дискурсивные пресуппозиции.

5. Когнитивно-семантические структуры, выступающие в качестве оперативного обеспечения когнитивной обработки речевых произведений, характеризуются высокой степенью взаимообусловленности и взаимоопределяемости, взаимодействие этих структур подчиняется определенным закономерностям и выступает основой для формирования значений речевого произведения в ходе его когнитивной обработки.

6. Имманентным свойством когнитивно-семантических микросистем, выступающих в качестве оперативного обеспечения когнитивной обработки речевых произведений, является семантическая энтропия, под которой понимается рассредоточение или незавершенность когнитивно-семантических структур, формирующих эти микросистемы. Когнитивная деятельность по обработке и пониманию речевых произведений есть в том числе и деятельность по преодолению семантической энтропии.

7. Первопричиной энтропийных процессов в микросистемах, выступающих в качестве оперативного обеспечения когнитивной обработки речевых произведений, являются дефекты когнитивно-семантических структур, формирующих эти микросистемы.

8. Существует как минимум два вида семантической энтропии: а) энтропия когнитивно-семантических семантических структур, развивающаяся по мере понимания и интерпретации высказывания, когда эти структуры, выполнив свою функцию, рассредоточиваются в памяти и исчезают как целостное системное образование; б) энтропия, вызванная дефектами когнитивно-семантических структур и препятствующая полноценной коммуникации.

9. Критическая энтропия когнитивно-семантических структур актуального дискурса может быть обусловлена как интеллектуально-когнитивными качествами адресата-интерпретатора, так и качествами интерпретируемого речевого произведения; при этом структурно-семантическая организация речевых произведений, хотя и в разной степени в произведениях разной дискурсивной принадлежности, изначально направлена на преодоление возможных энтропийных процессов в когнитивно-семантических структурах. Критическая энтропия когнитивно-семантических структур оперативной обработки речевых произведений может являться следствием преднамеренной деятельности адресанта по созданию текста со специфическими характеристиками.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты ис-

следования прошли апробацию на следующих конференциях: международная научно-практическая конференция «Коммуникация: теория и практика в различных социальных контекстах» (Communication Across Differences) (Пятигорск, ПГЛУ, 2002 г.); международная научно-практическая конференция «Коммуникация: концептуальные и прикладные аспекты» (Communication: Theoretical Approaches and Practical Applications) (Ростов-на-Дону, ИУБиП, 2004 г.); международная научная конференция «Стилистика и теория языковой коммуникации», посвященная 100-летию со дня рождения профессора МГЛУ И.Р. Гальперина (Москва, МГЛУ, 2005 г.); межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке» (Санкт-Петербург, ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2006, 2008 г.г.); ежегодная научно-практическая конференция «Университетская наука – региону» (Ставрополь, СГУ, 1996-2009 г.г.).

Результаты исследования внедрены в учебную практику: на факультете романо-германских языков Ставропольского государственного университета в лекционный курс дисциплины специализации «Основы лингвистической экспертизы» включены разработанные в диссертации положения об антиэнтропийной организации текстов делового дискурса, в частности текстов заключения судебно-лингвистической экспертизы.

Структура диссертации. Текст диссертационного исследования состоит из Введения, пяти глав и Заключения.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении содержится обоснование актуальности темы, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, дается характеристика анализируемого материала, методов и методологической базы исследования, раскрываются его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Актуальный дискурс и семантическая энтропия» определяется понятие дискурса в соответствии с методологическими установкам, принятыми в исследовании, целями и задачами диссертации, водится и обосновывается понятие актуального дискурса, рассматривается соотношение понятий «текст» и «дискурс» в когнитивном аспекте. Вводится понятие энтропии применительно к процессам рассредоточения когнитивно-семантических структур, при этом процессы рассредоточения рассматриваются как следствие дефектов когнитивно-семантических структур; приводятся результаты экспериментального исследования процессов взаимодействия когнитивно-семантических структур и энтропийных явлений в них.

Когнитивный подход, выступающий в данной работе в качестве основополагающего, предполагает, что дискурсивный анализ «связан с разработкой идей относительно когнитивных механизмов понимания дискурса» (Кубрякова 1992: 28), при этом «большее внимание уделяется... созданию моделей обработки дискурса» (там же), а сама «речевая (дискурсивная) деятельность как объект исследования – это процесс передачи и восприятия различной информации с помощью лингвистических (и паралингвистических) средств в коммуникативной ситуации» (Милевская 2003: 13). Е. С. Кубрякова также считает, что «под дискурсом следует иметь в виду именно когнитивный процесс [выделено нами – Г.С.], связанный с реальным речепроизводством, созданием речевого произведения» (Кубрякова 1995: 164). В этом русле ведущую роль приобретает исследование когнитивно-семантических структур и операций, а также характера и закономерностей их взаимодействия, поскольку только в процессе взаимодействия элементов знания рождается новое знание. Если говорить об интерпретирующей деятельности, то сама постановка вопроса о ее когнитивном обеспечении неизбежно приводит к мысли о фрагментарной репрезентации материально-знакового образования – речевого произведения – в аппарате интерпретации и, соответственно, сегментированном характере когнитивных образований, сопровождающих интерпретационную деятельность, поскольку эта деятельность во многом определяется дискретным характером поверхностных структур, хотя единицы ее не тождественны во всем этим структурам (Леонтьев 1970: 321). 

При всей полноте и непротиворечивости теоретических моделей дискурса, которые выстраиваются в современных лингвистических исследованиях, по-прежнему остается много нерешенных вопросов относительно того, в каком виде присутствует текст в актуальном общении, в частности вопрос о том, что, собственно, представляет собой то дискурсивное образование, и в том числе – когнитивно-дискурсивное (когнитивно-оперативное), которое в определенный момент и в определенное время служит целям коммуникации: в диалоге, при выступлении, проповеди, при чтении и т.д. При этом очевидно, что когнитивно-оперативной единицей коммуникации в силу ограничений человеческой памяти, коммуникативно-прагматических установок и других существенных факторов не может выступать весь текст (если это, конечно не микротекст вроде лозунга или афоризма). Человеческому восприятию свойственно такое парциальное деление информации (Дейк, Кинч 1988), которое позволяет ему беспрепятственно оперировать получаемыми данными при их когнитивной обработке. Соответственно, когнитивной обработке непосредственно в момент коммуникативного контакта (при чтении текста или слушании высказывания) может подвергаться отрезок речевого произведения, отвечающий приведенным выше требованиям и получающий репрезентацию в когнитивной сфере адресата-интерпретатора.

Анализ упомянутых выше теоретических построений дает основания говорить о том, что когнитивно-процессуальный подход к интерпретации речевого произведения в ходе дискурсивного взаимодействия требует раздельного понимания дискурса, с одной стороны, как типологической разновидности речи со всем многообразием её социокультурных и коммуникативно-прагматических параметров и, с другой стороны, как фрагмента речевого произведения в его когнитивной репрезентации, выступающего в коммуникативной функции в каждый определенный момент дискурсивного взаимодействия. С целью такого разделения когнитивно-оперативную репрезентацию речевого произведения в совокупности с актуализированными структурами знания, служащими основанием для его понимания, далее мы будем называть актуальным дискурсом, подчеркивая тем самым, с одной стороны, дискурсивную сущность этой репрезентации, с другой - актуально-процессуальный подход к ее исследованию.

Определению состава когнитивно-семантических структур, формирующих актуальный дискурс, в немалой степени способствовало обращение к исследованиям процессов понимания и интерпретации текста.

Важным моментом для определения когнитивно-семантической сущности актуального дискурса служит понимание того, что «конструирование представления..., и в частности значения воспринимаемого материала, происходит практически одновременно с осуществляющейся обработкой этого материала... Это значит, что понимание осуществляется оперативно (on-line), то есть параллельно с обработкой воспринимаемых данных» (Дейк, Кинч: 1988, 157), и это положение Т. ван Дейк и У. Кинч определяют как оперативное основание обработки дискурса. Именно это основание рассматривается нами та когнитивная база, которая позволяет адресату при восприятии текста или в ходе разговора формировать последовательно сменяющие друг друга когнитивно-дискурсивные образования, на которые членятся воспринимаемые данные и актуализированные структуры знания.

Смена, чередование структур актуально функционирующего дискурса при восприятии текста требует, само собой, смены прагматических пресуппозиций, и таким образом, можно говорить, что оперативное и пресуппозициональное основания тесно взаимосвязаны, причем во временном отношении на первом месте в большинстве случаев выступает оперативное основание, хотя можно говорить также и том, что коммуникативная компетенция может подсказывать адресату, с какими структурами, логическими операциями или с какими темами предстоит ему столкнуться в дальнейшем при чтении текста или восприятия разговора. В этом случае на первом месте, конечно, фигурируют прагматические пресуппозиции адресата. 

Из приведенных выше соображений следует, что когнитивные образования в сфере адресата, возникающие в ходе коммуникации, будучи образованиями временными, недолговечными и подвижными, подверженными деструктурированию и распаду, требуют специальных средств противодействия этим процессам. И если это так, то сам процесс деструктурирования при когнитивной обработке коммуникативно-актуального фрагмента дискурса мы можем назвать энтропийным процессом, а средства противодействия ему, заложенные в актуальном фрагменте дискурса, можно именовать средствами противодействия энтропийным процессам, или антиэнтропийными средствами.

Анализ теоретического материала позволил нам исходные положения, на которых строится дальнейшее исследование:

- Дискурс в фрагментарной когнитивно-семантической репрезентации - актуальный дискурс - представляет собой временное когнитивно-коммуникативное образование, рамку, фокализованный фрагмент, который, перемещаясь по пространству текста, формирует у читающего, слушающего (если рассматривать актуальный дискурс с точки зрения читающего или слушающего) когнитивно-семантическую микросистему, призванную в идеале отразить весь коммуникативный посыл того фрагмента речевого произведения, который в настоящее время подвергается когнитивной обработке.

- Актуальный дискурс есть сложное образование, включающее целый комплекс взаимодействующих когнитивно-семантических структур и действий, то есть можно говорить о микросистеме актуального дискурса, возникающей на короткое время для когнитивного обеспечения понимания каждого очередного фрагмента речевого произведения.

- Микросистема актуального дискурса подвержена энтропийным процессам.

- Актуальный дискурс как временное когнитивное образование, когнитивная репрезентация воспринятого речевого фрагмента, во-первых, существенно отличается от поверхностных структур и, во-вторых, может не совпадать с предложением, и по этой причине должен описываться не столько в терминах грамматики, сколько в терминах теории речевых актов: референциальный акт, пропозициональный акт и др. (Дейк 1978).

- Микросистема актуального дискурса должна включать когнитивно-семантические структуры и действия, являющиеся прямыми производными от поверхностных репрезентаций речевого произведения.

Теоретические посылки к построению модели актуального дискурса, а также анализ точек зрения на энтропию в физике и теории информации позволили сделать вывод, что требуется такое понимание энтропии когнитивно-семантических структур, которое отражало бы тот факт, что при понимании и интерпретации речевого произведения в рамках актуального дискурса в каждый определенный момент функционирует оперативно-семантическое образование, которое для обеспечения адекватности интерпретации требует своей полноты и целостности, но которое при этом подвержено процессам деструктурирования и семантического рассредоточения.

Таким образом, сама микросистема актуального дискурса как совокупность когнитивно-семантических структур и действий, будучи динамическим образованием, может сохранять свою функциональность только при успешном взаимодействии составляющих этой микросистемы, при этом микросистема актуального дискурса полностью или частично утрачивает свою функциональность при увеличении ее энтропии. 

Очевидно, что когнитивно-семантическая структура актуального, функционирующего дискурса не сводится к набору идентифицированных сем значений или просто к их определенной конфигурации, но включает в себя совокупность когнитивно-семантических структур и действий, которые, с одной стороны, соотносят высказывание с внеязыковой реальностью, то есть представляют собой референциальные акты, с другой – формируют собственно лингвистический смысл высказывания, то есть являются пропозициональными актами. И те и другие осуществляются с участием языковых единиц разного уровня. Таким образом, неизбежным становится понимание того, что с учетом относительного несовершенства речевой коммуникации (ее линейность, «одноразовость» презентации высказывания), а также несовершенства когнитивного аппарата в процессе функционирования актуального дискурса  становятся неизбежными смысловые потери и по мере удаления новой рамки актуального дискурса от уже усвоенного фрагмента речевого произведения неизбежно теряется смысловая целостность последнего вплоть до почти полной утраты первоначальной структуры и содержания, и остается только то, что Т. ван Дейк назвал макроструктурами дискурса – теми смысловыми образованиями, которые остаются после прочитывания текста или усвоения разговора, и существенно отличаются от первоначальных форм и первоначального содержания, хотя в идеале помнить лучше было бы все прочитанное, вплоть до последнего пунктуационного знака.

Отсюда естественным будет вывод, что в каждом образовании актуального дискурса в ходе его функционирования неизбежны вполне конкретные потери, которые мы, учитывая приведенные выше соображения ведущих специалистов в этой сфере, будем называть энтропией, имея в виду при этом прежде всего следующее: определенное системное образование актуального дискурса, претендуя на системную целостность, в любом случае по мере усвоения последующих структур утрачивает в сознании адресата эту целостность (подтверждением чему может служить неспособность подавляющего большинства людей пересказать с точностью даже самый непротяженный фрагмент текста, например два предложения средней длины (Джонсон-Лэрд 1988: 234)), и в актуальном дискурсе заложены свойства противодействия этим утратам; то есть, с одной стороны, в ходе коммуникации мы имеем вполне естественный энтропийный процесс, с другой – речевая коммуникация организована таким образом, чтобы ослабить этот процесс с целью сохранения как общего смысла, так и частных значений высказывания.

Энтропийные процессы в актуальном дискурсе могут быть обусловлены качествами оперативной памяти, поисковой системы и другими индивидуальными особенностями адресата и в разной степени препятствовать коммуникативному процессу, однако существует такой вид энтропии, который затрудняет коммуникацию или даже приводит к ее срыву и обусловлен качествами текста. Мы имеем в виду весьма распространенные случаи высокой энтропии, обусловленной непониманием или недопониманием текста или его фрагмента, которое в свою очередь обусловлено качествами усваиваемого материала, то есть сам текст препятствует адекватному осмыслению, установлению системной целостности актуального дискурса и осуществлению семантических идентификаций, которые должны произойти, прежде чем адресат распознает коммуникативный посыл автора во всей его полноте. Семантические нарушения при когнитивной обработке текста могут быть обусловлены неясностью или непоследовательностью изложения, несоответствием текста прагматическим правилам, неприятием в расчет прагматических пресуппозиций потенциального адресата и некоторыми другими отклонениями от принципа кооперации (Грайс 1985; Арутюнова 1990), и эти семантические нарушения существенно затрудняют коммуникацию. То есть в этом случае энтропия актуального дискурса будет обусловлена намеренными или ненамеренными отклонениями от принципа кооперации.

При этом очевидно, что энтропийные процессы в микросистеме актуального дискурса обусловлены недостаточностью когнитивно-семантических структур, его составляющих. Семантическая недостаточность какой-либо из структур актуального дискурса в настоящей работе именуется дефектом актуального дискурса, при этом, с одной стороны, подчеркивается недостаточность (Ожегов 1986: 140) семантической структуры, с другой – указывается на изъян (там же), препятствующий функционированию актуального дискурса. Исследование дефектов актуального дискурса является не главной целью настоящего исследования, но средством, которое применяется в попытке выявить и описать закономерности формирования и взаимодействия когнитивно-семантических структур актуального дискурса, исследовать энтропийные процессы, развивающиеся в его системе и препятствующие его функционированию. Таким образом, под дефектом актуального дискурса в работе понимается семантическая или прагматическая недостаточность какой-либо из составляющих его когнитивно-семантических структур, которая ведет к семантической рассредоточенности актуального дискурса, невозможности его полноценного функционирования и, как следствие, к семантическим потерям при когнитивной обработке речевого произведения, то есть к критической энтропии актуального дискурса.

Анализ лингвистического материала показал, что энтропийные процессы в актуальном дискурсе адресата-интерпретатора могут быть обусловлены следующим набором дефектов когнитивно-семантических структур. Референциальный дефект актуального дискурса является следствием невозможности соотнесения языковых выражений с внеязыковыми объектами или событиями. Причиной референциального дефекта может стать употребление в высказывании имени, именной группы или местоимения, не имеющих пресуппозиционального обеспечения, и интерпретатор, прочитав такое имя или местоимение, оказывается не в состоянии понять, какой объект внеязыковой действительности имеется в виду. Пропозициональный дефект проявляется либо в незавершенности пропозициональной структуры предложения, как простого, так и сложного, либо в отсутствии пропозиции, существенной для адекватной интерпретации текста. В первом случае происходит самое существенное нарушение актуального дискурса: не представляется возможным осуществление пропозиционального акта, лежащего в основе структуры актуального дискурса, и всё дискурсивное образование теряет смысл и коммуникативно-прагматическую значимость, что и обусловливает энтропию актуального дискурса. Формально-прагматический дефект актуального дискурса проявляется при когнитивной обработке текста в том, что не представляется возможности однозначно определить роль интерпретируемого высказывания в последовательности уже усвоенных высказываний. Собственно прагматический дефект приводит к тому, что называется нарушением постулата релевантности в терминологии Г.П. Грайса (Грайс 1985: 222-223), то есть при когнитивной обработке высказывания, содержащего такой дефект, актуальный дискурс не может быть сформирован как целостная структура. Логический дефект актуального дискурса возможет в том случае, когда не представляется возможным определить, на каких логических отношениях строится отношение семантики высказывания, пребывающего в состоянии когнитивной обработки, с предыдущими высказываниями уже усвоенного дискурса. Логический дефект актуального дискурса можно отнести к разновидности собственно-прагматического дефекта, поскольку при интерпретации речевого произведения эта разновидность дефекта связывается в первую очередь с вопросами интенциональности и правилами применения языковых средств. Сущность пресуппозиционального дефекта состоит либо в том, что пропозиция актуального дискурса не сообразуется с прагматическими пресуппозициями адресата, то есть в ней описывается такое положение дел, которое не представляется возможным с позиций знаний адресата о мире, и в этом случае можно, очевидно, сказать, что пропозиция вступает в противоречие с прагматическими пресуппозициями; либо в том, что прагматические пресуппозиции адресата, необходимые для понимания высказывания, не совпадают с прагматическими пресуппозициями автора, на которых он строил это выказывание. Под денотативным дефектом (от лат. denotare – обозначать) понимается именование объекта именем или именной группой, чей денотат не соответствует означаемому объекту, или референту.

При выявлений корреляций между названными дефектами, порождающими энтропийные процессы, было установлено, что все перечисленные дефекты тесно между собой связаны и взаимозависимы, что обусловлено взаимной зависимостью когнитивно-семантических структур в составе актуального дискурса.Полученные выводы подтверждаются исследованиями текстов, наделенными такими структурно-семантическими и прагматическими характеристиками, которые порождают критическую энтропию актуального дискурса. Однако для создания объективной картины этого явления представляется необходимым также исследование непредельных, типичных случаев, а именно случаев развития энтропийных явлений в актуальном дискурсе при интерпретации речевых произведений, не содержащих явных дефектов.

Для получения объективных данных было проведено экспериментальное исследование, в ходе которого на материале текста с заранее заданными параметрами оказалось возможным с привлечением испытуемых выявить и описать энтропийные явления в актуальном дискурсе. Испытуемым предлагалось после двукратного прослушивания текста - малоинтересного, но доступного для понимания - восстановить по памяти некоторые его предложения (8 единиц), при этом в качестве стимула использовались начальные части этих предложений. Для выявления пресуппозициональных оснований когнитивной обработки текста в завершающей стадии эксперимента испытуемым предлагалось дать письменные определения ключевых терминов из прослушанного материала. Такая постановка эксперимента позволила, во-первых, подтвердить предположение о полной системно-функциональной зависимости между когнитивно-семантическими структурами, формирующими микросистемы актуального дискурса; во-вторых, получить данные, позволяющие говорить о принципиальной возможности если не численного определения, то подробного поуровневого описания энтропии актуального дискурса; в-третьих, выявить следующие дефекты когнитивно-семантических структур, ведущие к энтропии актуального дискурса: 1. Деформация смысла вследствие утраты значимого семантического компонента. 2. Деформация смысла вследствие неоправданной контекстной замены. 3. Семантическая недостаточность вследствие утраты значимого семантического компонента. Данные потери приводят к таким нарушениям в дискурсивном процессе, как невозможность или неадекватность референции  и, как следствие, неадекватность пропозициональной репрезентации, что ведет к общей рассредоточенности микросистемы актуального дискурса, то есть к энтропии критического уровня. При восстановлении в памяти фрагментов образца - потенциальных дискурсивных пресуппозиций наблюдаются две основных тенденции в когнитивно-семантических процессах: гипонимия семантики образца в реакции и ее гиперонимия. При этом было установлено, что гипонимия дискурсивной пресуппозиции не так отрицательно сказывается на функционировании актуального дискурса с ее участием, поскольку видовой термин на месте родового в большинстве случаев может полноценно функционировать ввиду своей включенности в иерархию концепта, которая имманентно присутствует в когнитивной сфере адресата-интепретатора.

Главным же результатом эксперимента можно считать подтверждение выдвинутых ранее положений о системном характере взаимодействия семантических структур актуального дискурса, об их полной взаимоопределяемости. Такое положение дел предоставило возможность для дальнейшего построения модели актуального дискурса с целью выявления его постоянного состава и характера взаимодействия когнитивно-семантических структур, производных от поверхностных репрезентаций речевых произведений.

Анализ дефектов позволил сделать вывод, что основными когнитивно-семантическими структурами и действиями, обеспечивающими функционирование и антиэнтропийную целостность актуального дискурса являются пропозиция (или пропозициональная репрезентация), референциальный акт (или акты), прагматическая составляющая, прагматические пресуппозиции, в том числе знания, входящие в коммуникативную компетенцию адресата, дискурсивные пресуппозиции.

Во второй главе «Когнитивно-семантические  структуры  в системе  актуального  дискурса» пропозиция (пропозициональная репрезентация), референциальный акт, прагматическая составляющая как совокупность прагматики релевантности и иллокутивной прагматики, прагматические и дискурсивные пресуппозиции рассматриваются как структурные составляющие микросистемы, выступающей оперативным обеспечением когнитивной обработки речевых произведений.

Прежде всего были сформулированы требования, которым должна отвечать пропозиция речевого произведения в когнитивной репрезентации в рамках выстраиваемой модели актуального дискурса. Во-первых, пропозиция должна быть не чем иным, как аналитическим представлением той части высказывания, которая на семантическом уровне отображает некое положение дел в мире, описываемое этим высказыванием. Во-вторых, пропозиция должна обладать качествами знаково-символической структуры, поскольку в план ее содержания должны входить и референциальные значения, которые не могут быть присущи сугубо семантическим структурам: референция есть свойство знака – на уровне от слова и до текста - как семиотического целого, а не какой-то из его составляющих. В-третьих, пропозиция в модели актуального дискурса, включающей прагматическую составляющую, должна аналитически представляться в связи с предикатами пропозициональной установки.  На основании уже существующих трактовок пропозиции в лингвистике и выдвинутых выше требований к этому понятию, применяемому для построения модели актуального дискурса, понятие пропозиции в контексте настоящего исследования объединяет в себе, во-первых, значение, приближающееся к значению термина пропозициональная репрезентация, то есть в значении знаково-символической структуры в ментальной сфере адресата речи как прямой производной от воспринятого в ходе речевого акта высказывания; во-вторых, значение семантической структуры, на концептуальном уровне отображающей положение дел в мире посредством этого высказывания; в-третьих, значение ментальной знаково-символической структуры, обладающей референцией; в-четвертых, значение естественного аргумента предиката пропозициональной установки.

Анализ теоретических источников и работа с лингвистическим материалом позволили сделать определенные выводы о когнитивной природе референции. Под референцией языкового выражения (имени, именной группы, высказывания) в реферируемой работе понимается отнесенность его ментальной знаково-символической репрезентации к семантическому объекту в когнитивной сфере адресата, индивидуализированному, то есть выделенному из области знания адресата посредством формирования ограниченного набора семантических признаков, и идентифицированному, то есть приведенному в соответствие с референциальным посылом адресанта, посредством распознавания речевого намерения адресанта, понимания адресатом стандартной языковой (если это не имя собственное) и контекстуальной семантики выражения, актуализации в его сфере определенных прагматических пресуппозиций, включая как обязaтельные пресуппозиции существования и единичности. В случае с именем собственным акцент смещается на внеязыковой знание, актуализированное как прагматические пресуппозиции в соответствии с распознанным речевым намерением. Соответственно, при таком подходе референциальный акт предстает как весьма сложное семантическое действие (или событие) в когнитивной сфере адресата-интерпретатора. Определение последовательности атомарных составляющих этого действия по известным причинам представляется затруднительным, поэтому та последовательность, в которой они представлены ниже, является условной. Между тем сам атомарный набор референциального акта как совокупности соответствующих семантических действий в логическом отношении может рассматриваться как минимально возможный, во всяком случае – для дескрипций (то есть не единичных термов типа имен собственных).

Таким образом, под референциальным актом в составе актуального дискурса понимается следующая совокупность когнитивно-семантических действий в составе акта индивидуализации семантического объекта – референта дескрипции:

(а) распознавание прагматики высказывания, включающего дескрипцию, посредством актуализации коммуникативных пресуппозиций;

(б) идентификация (понимание) стандартной семантики компонентов языкового выражения;

(в) актуализация текстовых (дискурсивных) пресуппозиций (выявление контекстуальной семантики);

(г) наложение на экстенсионал языкового выражения ограничений, определяемых предыдущими семантическими действиями;

(д) формирование индивидуализирующего набора признаков референта. Акт идентификации семантического объекта, соответственно, осуществляется на основе перечисленных выше семантических действий и в качестве основных включает следующие:

(а) сопоставление установленной адресатом референции с референциальным посылом адресанта;

(б) верификация референта. Верификация референта может не представлять собой специально предпринятого семантического действия и чаще осуществляется «по умолчанию».

Прагматика релевантности в структуре актуального дискурса опирается на совокупность правил или моделей, по которым строится речевое произведение с точки зрения его когерентности (семантико-прагматической упорядоченности), которая определяется его концептуальной связностью, находящей выражение в макроструктурах дискурса (Дейк 1978: 318-319). Таким образом, всякое высказывание, нарушающее семантико-прагматичские правила построения дискурса, не вписывающееся в определенную его модель идентифицируется как нерелевантное в ходе интерпретации речевого произведения. С другой стороны, прагматика релевантности актуального дискурса может опираться на постулаты речевого общения Г.П. Грайса (Грайс 1985: 222-223), поскольку нарушение любого из этих постулатов, не имеющее целью создания импликатуры, в сущности, представляет собой нарушение семантико-прагматической релевантности: как неуместные воспринимаются семантически избыточные высказывания (нарушение постулата количества); неуместным считается употребление высказывания, в достоверности которого говорящий не уверен; как неуместное воспринимается высказывание, никак не связанное с темой дискурса (нарушение постулата релевантности), или высказывание, по свое форме нарушающее правила этикета (нарушение постулата отношения). То есть прагматика релевантности как составляющая актуального дискурса выступает в качестве механизма идентификации релевантных высказываний и распознавания нерелевантных в семантико-прагматическом отношении.

При рассмотрении иллокутивной прагматики как компонента актуального дискурса в реферируемой работе имеется в виду прежде всего экспликат показателя иллокутивной функции высказывания, «который позволяет судить, как надо воспринимать данное суждение, или, иными словами, какую иллокутивную силу должно иметь высказывание» (Серль 1986б: 157), или, если говорить в терминах логической семантики, имеется в виду экспликат пропозициональной установки. Таким образом, при рассмотрении иллокутивного акта в структуре актуального дискурса в первую очередь имеется в виду распознанное адресатом иллокутивное намерение говорящего (пишущего), и распознанное благодаря формальным признакам, репрезентантам иллокутивного акта, содержащимся в поверхностной репрезентации речевого произведения. Действительно, чтобы судить о том, зачем, с какой целью собеседник произнес ту или иную фразу, необходимо, чтобы в самой этой фразе содержался показатель этого значения, показатель его иллокутивного намерения, и у говорящего всегда есть «причина, неотделимая от природы выполняемого им акта, сделать это намерение явным» (Стросон 1988: 141).

Прагматические пресуппозиции представляют собой гетерогенную когнитивную среду, на фоне и при непосредственном участии которой протекает дискурсивное взаимодействие. Были сделаны выводы, согласно которым полноценное функционирование актуального дискурса требует актуализации самых разнообразных видов релевантного знания, а именно знаний о внеязыковой действительности, которые в работе именуются пресуппозициями общего знания (Дейк, Кинч 1988: 160; Демьянков 1981: 373), и знаний, относящихся к коммуникативной компетенции, то есть коммуникативно-лингвистические пресуппозиции.

К прагматическим пресуппозициям в общем значении относят  также дискурсивные пресуппозиции как знания, полученные из предыдущего дискурса и уже вошедшие в общий фонд знаний адресата (Падучева 2003: 57-59; Дейк 1989), но поскольку дискурсивные пресуппозиции имеют прямое отношение к части текста (разговора), предшествующей актуальному дискурсу, что может быть отражено в характере их актуализации, то этот вид прагматических пресуппозиций выделяется в составе прагматических пресуппозиций – условно в рамках реферируемой работы – как конституент актуального дискурса.

В третье главе «Взаимодействие  и  взаимоопределяемость когнитивно-семантических  структур актуального  дискурса» представлены в виде теоретических описаний и классификаций результаты исследования характера и результатов взаимодействия основных составляющих оперативных микросистем когнитивной обработки речевых произведений.

По результатам взаимодействия пропозициональных и референциальных актов были выделены следующие типы пропозиций по основанию их референциального статуса.

Пропозиции с определенным референциальным значением более всего свойственны актуальному дискурсу высказываний из канцелярско-делового дискурса (акты, расписки, справки и т.п.), публицистического дискурса (новости, репортажи), научного дискурса в той его части, где описывается работа с конкретными объектами (описания опытов, экспериментов, конкретных примеров).

В пропозициях с неопределенным референциальным значением ни один из элементов не обладает референциальной определенностью, что является наиболее типичным случаем для инициального высказывания дискурса художественного текста. Всякое инициальное высказывание имеет особый семантико-прагматический статус: адресат-интерпретатор принимает как должное все семантически неопределенные компоненты этого высказывания, понимая, что в дальнейшем он получит все необходимые пояснения, и, таким образом, прагматика релевантности актуального дискурса инициального высказывания изначально оказывается определенной.

Пропозиции с относительно определенным референциальным значением включают имена и именные группы, обладающие как определенной референцией, так и неопределенной, например: Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина (М Булгаков. Мастер и Маргарита). В данном случае сирконстанты с относительной точностью локализуют событие по параметрам здесь и сейчас: посредством обстоятельства времени однажды весною, в час небывало жаркого заката событие отнесено к определенному времени года, к относительно определенному времени дня; посредством обстоятельство места в Москве, на Патриарших прудах событие отнесено к совершенно определенному месту (здесь мы не различаем референцию для москвича и для человека, незнакомого с топографией Москвы). То есть в этой части пропозиция в актуальном дискурсе высказывания обретает определенность. В то же время именная группа два гражданина представляет собой слабоопределенную именную группу (по Е.В. Падучевой), поскольку референт именной группы два гражданина известен автору, но не известен адресату-читателю. При этом само употребление именной группы такого рода имплицирует, с одной стороны, существование референта два гражданина, с другой – единичность такого объекта.

Экстенсиональные пропозиции имеют универсальный в референциальном отношении характер, то есть описывают явления или положение дел в мире, участниками которого являются целые классы объектов, а не только конкретные их представители, при этом имеются в виду совокупности совершенно определенных объектов действительности, что более всего свойственно научному и научно-популярному дискурсу. Целью всякого научного исследования является получение нового знания о мире, причем знания объективного, отображающего действительное положение вещей. В подавляющем большинстве случаев научному исследованию подвергаются не единичные, уникальные объекты, а явления и классы объектов – в этом смысл научного исследования, поскольку оно в той мере научно, в какой его результаты применимы для объяснения явлений и объектов целого класса. В работе подчеркивается, что речь в научном исследовании идет о реальных объектах и явлениях объективной действительности, поэтому имена и именные группы в текстах научного и научно-популярного дискурса имеют референтами, как правило, целые совокупности, классы объектов и последовательности реальных событий, то есть явлений, поэтому можно говорить, что референциальные акты в актуальном дискурсе речевых произведений научной направленности обеспечивают формирование пропозиций с экстенсиональным значением, то есть таких пропозиций, референтом которых обязательно выступает некое типичное положение дел в реальном мире – за исключением тех случаев, когда, во-первых, в научном тексте описывается единичный объект, например в анализе конкретного речевого произведения или описании опыта с каким-либо материальным объектом; во-вторых, научный текст содержит прогностические данные, то есть имеет интенсиональный характер, о чем сказано ниже. При том что пропозиции этого типа формируются преимущественно именами и именными группами с родовым значением, говорить здесь следует о множественности референта, а не о представителе класса (Падучева 2004: 97). Экстенсиональная пропозиция может включать имена и именные группы разных статусов, но всегда описывает некое типичное положение дел в мире или типичное явление. В экстенсиональных пропозициях имплицируется существование объекта и его множественность, а не его единичность.

Интенсиональные пропозиции формируются на основе референциальных актов к объектам в возможных мирах, причем набор индивидуализирующих семантических признаков таких объектов формируется на основе значений языковых выражений, с участием которых совершаются эти референциальные акты. Таким образом, в предлагаемой классификации пропозиции этого типа имеют референтом возможное положение дел в мире (событие), при котором такие пропозиции обретают значение истинности. Интенсиональные пропозиции формируются и функционируют в актуальном дискурсе высказываний, тем или иным образом регулирующих поведение людей: правила, предписания, инструкции, кодексы и т.д. В прагматическом отношении о пропозициях этого типа можно сказать, что они предназначены для идентификации возможных событий-референтов по интенсионалу высказываний, содержащих эти пропозиции. Наиболее яркими примерами речевых произведений, содержащих высказывания, в актуальном дискурсе которых функционируют интенсиональные пропозиции, выступают Уголовный кодекс, Гражданский кодекс, Гражданский процессуальный кодекс и т.д.

Актуализация коммуникативно-лингвистических пресуппозиций в ходе когнитивной обработки речевого произведения обеспечивает осуществление как пропозиционального, так и референциального актов, в том числе и в тех случаях, когда для этого требуются дополнительные когнитивно-семантические операции. В качестве иллюстрации к сказанному можно рассмотреть высказывание Приведем пример, часто применяемое в речевых произведениях научного дискурса. Семантико-прагматический анализ данного высказывания позволяет утверждать, что форма будущего времени глагола не влияет на референциальную определенность пропозиции в актуальном дискурсе высказывания Приведем пример, поскольку актуализированные коммуникативно-лингвистические пресуппозиции содержат, в частности, правила интерпретации, согласно которым в данном случае пропозицию с глаголом в будущем времени следует трактовать как описывающую уже свершившееся событие: пример не будет приведен, а уже приведен и расположен сразу за метатекстовым оператором Приведем пример. Таким образом,  благодаря  актуализации коммуникативно-лингвистических пресуппозиций, пропозиция в актуальном дискурсе высказывания приведем пример обретает определенное референциальное значение. Для успешного осуществления пропозиционального акта должны успешно совершиться референциальные акты с участием компонентов, входящих в пропозицию Приведем пример. Прежде всего следует отметить, что при актуализации соответствующих коммуникативно-лингвистических пресуппозиций референция от дейктического компонента – окончания глагола приведем осуществляется к единичному объекту, а именно к автору текста, а не ко множественному, как того формально требует окончание. Здесь коммуникативно-лингвистические пресуппозиции, связанные со знанием правил определения субъекта в метатекстовом операторе типа Приведем пример, тесно связаны с пресуппозициями, содержащими набор правил интерпретации произведений научного дискурса вообще. То есть в данном случае мы наблюдаем полную зависимость успешности референциальных и пропозициональных актов от актуализации соответствующих коммуникативно-лингвистических пресуппозиций.

Актуализация прагматических пресуппозиций общего знания при формировании и функционировании актуального дискурса способствует, прежде всего, успешности осуществления референциальных актов, однако если коммуникативно-прагматические пресуппозиции связаны с правилами осуществления семантических операций с именами и именными группами в ходе осуществления референциальных актов, то актуализация прагматических пресуппозиций общего знания способствует увеличению набора семантических признаков референтных выражений, что, в свою очередь, способствует индивидуализации референта и повышению степени определенности референциального значения пропозиции, проясняет общую прагматику актуального дискурса.

Прагматика релевантности как составляющая актуального дискурса выступает в качестве механизма определения релевантности высказываний и распознавания нерелевантных в семантико-прагматическом отношении, в этом отношении можно говорить о едва ли не полной зависимости параметров актуального дискурса от его прагматики релевантности. Очевидно, что для высказываний в функционально различающихся частях дискурса, а также для высказываний из разных типов дискурса их релевантность будет определяться на разных семантико-прагматических основаниях, но в любом случае прагматика релевантности высказывания определяющим образом влияет на формирование пропозиций и осуществление референциальных актов в составе актуального дискурса этого высказывания: определение прагматики релевантности дает объяснение выбора той или иной пропозиции в данной части текста, а также выбора того или иного способа осуществления референции, что определяющим образом влияет на целостность и определенность семантических структур и действий в актуальном дискурсе, тем самым предотвращая энтропийные явления в нем. Прагматика релевантности основывается на актуализации дискурсивных пресуппозиций и теснейшим образом связана с коммуникативно-лингвистическими пресуппозициями, поскольку именно коммуникативный опыт адресата-интерпретатора играет решающую роль в определении прагматической обусловленности того или иного высказывания в речевом произведении и дискурсивном взаимодействии вообще.

Прагматика релевантности в актуальном дискурсе высказывания в диалогическом взаимодействии есть не что иное, как соображения участника диалога относительно дальнейшего его развертывания, воплощенные в конкретном речевом акте, поэтому можно говорить, что в этом смысле прагматика релевантности целиком и полностью определяет пропозицию и референцию ее компонентов в актуальном дискурсе. Прагматика релевантности в актуальном дискурсе высказывания из повествования, или нарратива, основывается на соответствии применения этого выказывания в определенном месте повествования соответствующим прагматическим правилам и намерениям автора, при этом если соответствие правилам идентифицируется, то намерения автора высказывания исчисляются адресатом. Если повествование передает преимущественно последовательности событий, то описание создает статическую картину, что соответствующим образом находит отражение в характеристиках актуального дискурса. Что касается коммуникативно-лингвистических пресуппозиций, то в них актуализируется определенная модель описания, прагматические же пресуппозиции общего знания служат преимущественно для референциальных идентификаций, если таковые происходят в ходе понимания и когнитивной обработки высказываний из описания. При этом прагматика релевантности, как и в предыдущих случаях, пребывает в тесной связи с коммуникативно-лингвистическими пресуппозициями, а также с идентификацией намерений автора.

Описание взаимодействия иллокутивной прагматики (Остин 1986; Серль 1986 (б); Серль, Вандервекен 1986) с другими компонентами актуального дискурса высказывания позволяет с наибольшей ясностью и полнотой показать главную часть механизма этого взаимодействия – и в первую очередь в силу двусторонней зависимости иллокутивно-прагматических характеристик актуального дискурса: с одной стороны, совершенно очевидно, что иллокутивные характеристики высказывания полностью определяются как минимум двумя главными факторами – намерением говорящего и речевой ситуацией, если говорить подробнее, то ведущую роль в определении типа иллокутивного акта играет оценка говорящим речевой ситуации и сопоставление результатов этой оценки со своими речевыми намерениями, и, соответственно, определение адресатом речевых намерений говорящего на основе оценки речевой ситуации и формальных показателей иллокутивной функции высказывания; таким образом, на первый план в функциональном аспекте выступают прагматика релевантности как определение наиболее подходящего иллокутивного типа высказывания и коммуникативно-прагматические пресуппозиции как когнитивное основание для осуществления акта выбора. С другой стороны, несомненно, что сам иллокутивный тип речевого акта во многом определяет его пропозициональные и референциальные характеристики (Падучева 2004: 38): пропозициональная установка в осуществлении иллокутивного акта как акта социального взаимодействия налагает существенные ограничения на пропозициональное содержание высказывания (Серль 1986 (б): 162) и его референциальные характеристики, иными словами, тип социального взаимодействия ограничивает выбор того, что и о чем можно или следует говорить. В диссертации рассмотрено взаимодействие иллокутивной прагматики с пропозициональными и референциальными составляющими актуального дискурса репрезентативных, директивных, комиссивных, декларативных и экспрессивных высказываний. Исследование лингвистического материала позволило  прийти к следующим выводам: пропозиция в актуальном дискурсе репрезентативного высказывания может иметь разные референциальные статусы – от конкретно определенного до неопределенного; пропозиция в актуальном дискурсе директивных, комиссивных высказываний и деклараций обладает относительно определенным референциальным статусом; пропозиция в актуальном дискурсе экспрессивного высказывания может обладать либо определенным статусом, либо относительно определенным.

Глава четвертая «Критическая энтропия системы актуального дискурса» посвящена вопросам рассредоточения когнитивно-семантических структур оперативного обеспечения когнитивной обработки речевых произведений, причем рассредоточения такого уровня, когда формирование и успешное функционирование этих структур становится невозможным, то есть попытка когнитивной обработки речевого произведения не увенчивается успехом в смысле создания когнитивных предпосылок для формирования таких результирующих смыслов, которые соответствовали бы стереотипным представлениям адресата-интепретатора об адекватном понимании, основанном на конвенциональных установках речевой коммуникации. Таким образом, под энтропией актуального дискурса понимается рассредоточение формирующих его когнитивно-семантических структур, вызванное специфическими характеристиками обрабатываемого речевого произведения и препятствующее его когнитивной обработке. Критическая энтропия представляет такой уровень рассредоточения микросистем актуального дискурса, при котором оказывается невозможным успешное формирование смыслов и значений. Наиболее наглядный материал для демонстрации критической энтропии актуального дискурса предоставляют некоторые произведения художественной литературы.

Художественные тексты могут содержать такие речевые образцы, при когнитивной обработке которых неизбежно присутствуют энтропийные процессы, и этот факт следует рассматривать как целенаправленный результат, которого стремился достичь автор, что можно определить термином «перлокутивная энтропия», то есть такая энтропия, которая представляет собой предполагаемые автором когнитивные последствия в рамках речевого акта (Остин 1986: 93). Имеется в виду прежде всего речь персонажей в художественных текстах как способ моделирования устно-речевого поведения, которое в силу своей спонтанности и специфического узуса более всего способствует порождению энтропийных явлений в актуальном дискурсе. Такого рода явления могут быть результатом самого широкого спектра факторов: от элементарного непонимания какого-либо слова до невозможности определения целей говорения вообще, и «таким образом, для того чтобы правильно понять намеренную аномалию, важно установить, с какой целью говорящим допущено отклонение от нормы» (Булыгина, Шмелев 1990: 104).

Следует различать энтропию актуального дискурса, которая появляется в ходе когнитивной обработки речевого произведения читателем (интерпретатором) литературного произведения (далее - А-энтропия), и энтропию актуального дискурса, которая появляется в ходе когнитивной обработки речевого произведения интерпретатором-персонажем (далее - Б-энтропия), что обязательно отражено в его речевом поведении или в соответствующих пояснениях автора / повествователя / рассказчика.

Целенаправленное провоцирование энтропийных процессов посредством создания специфических текстов рассматривается в диссертации на материале пьесы Эжена Ионеско «La cantatrice chauve», поскольку именно А-энтропия неизбежна и, более того, является целью и  художественным приемом в этом художественном произведении. При том что интерпретатором-читателем (или зрителем) диалоги персонажей этой пьесы неизбежно воспринимаются абсурдными, в поведении самих персонажей, тем не менее, нет признаков того, что они воспринимают высказывания своих собеседников как нечто необычное. Главной особенностью и причиной специфических черт рассматриваемого произведения является тот факт, что это произведение - пьеса Эжена Ионеску «La cantatrice chauve» - представляет собой универсальную модель светского дискурса (как она представлена в литературе), под которым в данном случае понимаются приемлемые и социально одобряемые для данной ситуации общения соответствующие модели речевого поведения, включая темы разговоров, ролевые распределения и типичные обстоятельства общения, при этом, естественно, подразумевается, что все перечисленные составляющие дискурса закреплены в качестве прагматических пресуппозиций у коммуникантов, что, собственно, и является самым существенным в применяемом нами понимании дискурса. Именно построенная автором модель обусловливает энтропийные явления в актуальном дискурсе, с которыми сталкивается читающий «La cantatrice chauve». Подтверждением выдвинутых положений могут служить макроструктуры светского дискурса, как он представлен в пьесе: так, суперструктура дискурса включает такие легко идентифицируемые композиционные единицы, как Беседа супругов-хозяев у камина в ожидании гостей, Беседа хозяев со служанкой, Беседа хозяев и гостей «ни о чем», Беседа с новым, необычным гостем (новые темы), Обсуждение служанки «за глаза» и прощание с необычным гостем и др. В пользу трактовки пьесы «La cantatrice chauve» как модели светского дискурса говорит также ее макроструктура, которая включает такие темы, как Ужин (недавно съеденный), Дети хозяев, Здоровье, Смерть общего знакомого, Поведение служанки, Секрет о супругах Мартен, Занятный случай, Забавные истории и др.

Установлено, что одной из непосредственных причин критической энтропии актуального дискурса при когнитивной обработке читателем (зрителем в театре) высказываний персонажей пьесы «La cantatrice chauve» является неуклонное следование ими дискурсивно-статусным моделям речевого поведения без соблюдения правил локальной связности в диалоге. Так, в сцене 1 мадам Смит в соответствии с ролью хозяйки сидит в кресле и говорит то, о чем положено говорить хозяйке дома, - о качествах съеденного ужина, о бакалейщике, о пользе йогурта для желудка, о детях, но прагматическую ценность ее высказываний, ее речевой вклад в развитие коммуникативной ситуации - в силу схематизма ролевой функции - определить в большинстве случаев невозможно. Поэтому формирование и функционирование актуального дискурса, производного от ее высказываний, сопровождается образованием в нем чаще всего пресуппозициональных дефектов. Положение усугубляется тем, что ответы мадам Смит на более или менее разумные вопросы мсье Смита в своей бессодержательности граничат с глупостью – и все в силу схематизма речевого поведения ролевой функции хозяйки; так, на вопрос мужа Maisalorscommentsefait-ilqueledocteursensoittireetqueParkerensoitmort? (Но тогда почему так получилось, что доктор выкарабкался, а Паркер умер?)­ (после того как доктор сделал операцию сначала себе, а потом Паркеру) мадам Смит отвечает:ParcequeloperationareussichezledocteuretnapasreussichezParker (Потому что операция на докторе удалась, а на Паркере нет). В данном случае совмещение общих стереотипов поведения («говори банальности в непринужденной беседе») и предельно схематизированного стереотипа поведения хозяйки приводит к тому, что персонаж вместо коммуникативно ценного высказывания эксплицирует в качестве причины, о которой спрашивает собеседник, дискурсивную пресуппозицию обоих коммуникантов, послужившую поводом для вопроса, что выступает причиной прагматического дефекта актуального дискурса, а именно дефект, обусловленный невозможностью удовлетворения правилам прагматики релевантности и потому провоцирующий высокую энтропию микросистемы актуального дискурса.

Таким образом, собственно языковые характеристики речевого произведения могут выступать прямой причиной высокой энтропии микросистем актуального дискурса, выступающей препятствием для успешного формирования смыслов и значений в ходе когнитивно-дискурсивной деятельности.

В пятой главе «Антиэнтропийная организация когнитивно-семантических структур актуального дискурса» на материале речевых произведений делового дискурса и научно-популярного дискурса рассматриваются специфические особенности формирования когнитивных микросистем оперативной обработки, препятствующие рассредоточению когнитивно-семантических структур, формирующих эти системы.

Типовые образцы речевых произведений делового дискурса привлечены для исследования в данном разделе прежде всего потому, что тексты этой дискурсивной принадлежности отличаются от всех других типов текста высокой степенью антиэнтропийной организации, поскольку особая коммуникативно-прагматическая функция всякого документа в идеале исключает саму возможность появления дефектов в семантических структурах, формирующихся и функционирующих в ходе его когнитивной обработки, что призвано обеспечивать предельную ясность понимания документа и исключать неединственные его толкования. Соответственно, актуальный дискурс всякого документа должен иметь наиболее высокую степень антиэнтропийной организации, что и является предметом исследования в данном разделе.

Типовые образцы речевых произведений научно-популярного дискурса привлечены для исследования в данном разделе, поскольку тексты этой дискурсивной принадлежности представляют собой предельный случай противопоставления в одном речевом произведении и в рамках одной коммуникативной задачи, с одной стороны, необходимости порождения в когнитивной сфере адресата элементов научного знания посредством формирования сложных понятий и описания сложных процессов, и, с другой стороны, необходимости сделать это в условиях существенного неравенства прагматических пресуппозиций адресанта и адресата, неопределенности прагматических пресуппозиций адресата и ограниченности объема речевого произведения. Данное противопоставление порождает особенности формирования и функционирования актуального дискурса, которые подлежат исследованию в данном разделе.

В ходе исследования установлено, что в актуальном дискурсе текстов канцелярско-делового характера наблюдаются общие черты, обусловленные семантическими и прагматическими характеристиками документов. Прежде всего, это высокая степень фокализованности компонентов суперструктуры документа, которая обеспечивается не только графической сегментацией текста, но также тенденцией к ограничению сегмента одним актуальным дискурсом, что способствует восприятию его как цельного и законченного образования. Документ сегментируется таким образом, что ясно выраженной оказывается его суперструктура, и при необходимом уровне компетенции адресата в ходе интерпретации текста прагматическая составляющая актуального дискурса оказывается изначально заданной, что облегчает и ускоряет формирование его структур и идентифицирующие семантические действия, призванные установить его адекватность. Документы характеризуются предельно возможной референциальной прозрачностью актуального дискурса, которая, в свою очередь, обеспечивается актуализацией таких прагматических пресуппозиций, о которых автор наверняка знает, что они присутствуют в когнитивной сфере адресата.

Установлено, что тексты делового дискурса имеют общие черты, состоящие в особом характере развертывания прагматических пресуппозиций по мере продвижения актуального дискурса по текстовому пространству документа. Эта пресуппозициональная перспектива в письменном деловом дискурсе в обобщенном виде может быть представлена следующим образом: прежде всего актуализируются прагматические пресуппозиции, связанные со специфической коммуникативной компетенцией адресата, которая позволяет идентифицировать документ, распознать таким образом общепрагматическую его направленность и выстроить перспективы развертывания дискурса; далее актуализируются прагматические пресуппозиции, связанные со знанием времени и места составления документа или пребывания адресата (для деловых писем, актов, протоколов, заключений экспертиз и др.); затем актуализируются прагматические пресуппозиции, касающиеся профессиональных знаний адресата (именования должностей, имена собственные, именования предметов и явлений из профессиональной сферы адресата); завершается когнитивная обработка текстового документа, как правило, актуализацией прагматических пресуппозиций, связанных со знанием имен собственных и хронотопа текста.

Главной особенностью и основным дифференцирующим признаком научно-популярного дискурса можно назвать жестко детерминированную, но тем не менее во многом интуитивно устанавливаемую корреляцию прагматики адресанта и прагматики адресата. Жестко детерминированную – поскольку, при том что адресант в ходе дискурсивной деятельности ставит себе целью вербализацию фрагментов научной картины мира, что весьма затруднительно без применения терминов, он обязательно должен учитывать фоновые знания адресата, чтобы избежать энтропийных процессов, вызванных пресуппозициональной и референциальной недостаточностью актуального дискурса. Интуитивно устанавливаемую – поскольку адресант не может знать точно, каков уровень знаний его потенциальных читателей, насколько доступна их пониманию научная терминология, то есть адресанту приходится интуитивным путем выстраивать свой дискурс в той его составляющей, которая связана с прагматикой адресата. Такое своеобразие накладывает свои особенности как на каждое актуально-дискурсивное образование, так и на динамические изменения в актуальном дискурсе высказываний из научно-популярных текстов.

Дискурсивные стратегии в развертывании научно-популярного произведения определяют характер актуализации прагматических и формирования дискурсивных пресуппозиций в актуальном дискурсе его составляющих, и построение модели актуального дискурса высказываний из инициального сегмента суперструктуры научно-популярной статьи приобретает комплексный характер.

При совершении референциальных актов в научно-популярном дискурсе неизбежны периодические расширения и сужения классов объектов-референтов. Такие колебания в классе референтов свойственны не только для произведений научно-популярного дискурса, но и для научного, однако по разным причинам: периодическое расширение класса объектов-референтов в научно-популярном дискурсе объясняется необходимостью периодического возвращения к элементарным знаниям по ходу изложения материала, что связано большей частью с необходимостью актуализации соответствующих прагматических или формирования новых - дискурсивных пресуппозиций непосвященного читателя; периодическое расширение класса объектов в научном дискурсе связано в большинстве случаев с необходимостью широких теоретических обобщений.

Суперструктура большой научно-популярной статьи может быть представлена следующим образом: свойства объекта (о котором идет речь), история вопроса, история термина, повествование-объяснение, повествование-проблема (или рассуждение-проблема). В научно-популярном дискурсе порядок следования семантических частей статьи может меняться в зависимости от семантико-прагматических установок автора, определяемых спецификой материала, подлежащего изложению. Сегменты «история вопроса» и «история термина» призваны сформировать необходимые фоновые знания адресата. Сегмент «повествование-объяснение» представляет собой протяженный фрагмент, в котором автор сообщает об объекте то, что ему представляется существенным с точки зрения составления комплексного представления об этом объекте; сегмент «повествование-проблема» призван ввести читателя в круг вопросов, которые требуют разрешения, но пока не имеют его, а также поведать ему о путях разрешения проблем. Подавляющее большинство больших научно-популярных статей имеют подобную суперструктуру. Результаты исследовании подтверждают положения, согласно которым именно такая суперструктура научно-популярной статьи представляет собой одно из наиболее действенных средств антиэнтропийной организации актуального дискурса. 

В Заключении подводятся основные итоги работы и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Результаты исследования подтвердили первоначальное предположение о системном характере взаимодействия когнитивно-семантических структур, в своей совокупности служащих когнитивным обеспечением оперативной обработки речевых произведений в ходе дискурсивной деятельности. Системный характер взаимодействия когнитивно-семантических структур оперативной обработки речевых произведений проявляется в первую очередь в стабильных результатах таких взаимодействий, что отражено в классификации этих результатов и определении проявляющихся в них устойчивых закономерностей. Системность взаимодействия когнитивно-семантических структур проявляется также в относительной устойчивости, целостности и стабильном составе формируемых ими микросистем актуального дискурса, при этом каждый из элементов такой микросистемы обладает функциональной спецификой и проявляет полную семантико-прагматическую зависимость от других элементов.

Таким образом, процесс когнитивной обработки речевого произведения предполагает формирование и непрерывную последовательную смену относительно устойчивых микросистем актуального дискурса, включающих когнитивно-семантические структуры и действия, сопровождающие и обеспечивающие этот процесс. В ходе когнитивной обработки речевого произведения при формировании каждой из микросистем актуального дискурса совершаются следующие основные когнитивно-семантические действия: пропозициональный акт, референциальный акт, иллокутивный акт, актуализация прагматических, в том числе и дискурсивных, пресуппозиций. Эти когнитивно-семантические действия ведут к формированию соответствующих когнитивно-семантических структур: референциально определенной/неопределенной пропозиции, показателей общепрагматических и иллокутивных значений пропозиции, пресуппозиций общего знания, коммуникативно-лингвистических и дискурсивных пресуппозиций.

Важным результатом исследования стали следующие основные его положения:

1. Успешность процесса когнитивной обработки речевого произведения непосредственным образом зависит от успешного формирования и функционирования микросистем актуального дискурса, который, как показали работа с эмпирическим материалом и экспериментальное исследование, вполне может быть подвержен энтропийным процессам, и эти процессы могут препятствовать когнитивной обработке речевого произведения. Исходя из классического определения энтропии, а также учитывая результаты данного исследования, под энтропийными процессами в микросистеме актуального дискурса следует понимать процессы рассредоточения и другие семантические потери в когнитивно-семантических структурах актуального дискурса, обусловленные как нарушениями в этих структурах, вызванными отрицательными качествами интерпретируемого речевого произведения, так и свойствами аппарата интерпретации (кратковременная память, долговременная память,  логический аппарат, поисковые системы и др.).

2. Образование и функционирование актуального дискурса при когнитивной обработке текста следует трактовать как результат когнитивно-семантической деятельности интерпретатора по преодолению энтропии. Анализ дискурса как здоровых, так и психически больных людей позволяет сделать вывод, что причиной энтропийных процессов в микросистемах актуального дискурса является его семантическая рассредоточенность, имеющая динамический характер (возрастание энтропии) и вызванная дефектами (или недостаточностью) пропозициональных, референциальных, лингвопрагматических и пресуппозициональных структур, что дает основания в русле данного исследования рассматривать формирование этих структур при когнитивной обработке речевого произведения как основной вид антиэнтропийной деятельности, а сами эти структуры в совокупности – как основные антиэнтропийные средства актуального дискурса.

3. Результаты исследования позволяют рассматривать микросистему актуального дискурса как явление универсальное – в том смысле, что при когнитивной обработке определенного фрагмента связного текста в составе соответствующей ему микросистемы актуального дискурса формируется когнитивно-семантическое единство, включающее стабильный набор семантических структур, каждая из которых является необходимым компонентом и вносит свой вклад в функционирование актуального дискурса. Экстраполяция результатов исследования, проведенного на материале русского и французского языков, на тексты, созданные, по меньшей мере, на романских и германских языках, позволяет говорить об универсальности этого явления.

Изложенный в диссертации подход к изучению микросистем актуального дискурса, разработанная модель анализа речевых произведений с целью определения состава и свойств когнитивно-семантических структур открывают новые перспективы дальнейших исследований микросистем оперативной обработки речевых произведений, включая микросистемы, в состав которых входят когнитивные структуры глобального характера (фреймы, сценарии, макроструктуры). Изучение этих вопросов позволило бы выявить системные взаимодействия этих когнитивно-семантических структур и внести вклад в дальнейшее развитие когнитивно-лингвистической теории понимания и интерпретации речевых произведений. Также вызывает исследовательский интерес роль актуального дискурса в построении гипотез относительно правого контекста интерпретируемого речевого произведения.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

 

Монографические издания:

1. Гусаренко С.В. Семантические структуры дискурса: система и энтропия – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2007. – 407 с. (23,6 п.л.).

Статьи в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией:

2. Гусаренко С.В. Семантические потери в актуальном дискурсе как следствие энтропийных процессов // Вестник Ставропольского государственного университета. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2006. - № 45. – С. 101-110 (0,47 п.л.).

3. Гусаренко С.В. Экспериментальное исследование семантических структур дискурса // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Лингвистика». – №2. – 2007. – М.: Изд-во МГОУ. – С. 14-19 (0,57 п.л.).

4. Гусаренко С.В. О семантических структурах дискурса и семантической энтропии // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». - № 5 (23). – 2007. – Волгоград: ВГПУ. Издательство «Перемена». – С. 71-74 (0,4).

5. Гусаренко С.В. Семантические структуры и энтропийные процессы в актуальном дискурсе научно-популярной статьи // Известия Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена. Серия: Общественные и гуманитарные науки: Научный журнал. - №12 (84). – СПб., 2008. –  С. 105-113 (0,7).

6. Гусаренко С.В. Когнитивно-семантические структуры в антиэнтропийной организации текста заключения судебно-лингвистической экспертизы // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. Серия «Филологические науки». - № 2 (36). – 2009. – Волгоград: ВГПУ. Издательство «Перемена». – С. 16-20 (0,42 п.л.).

7. Гусаренко С.В. Когнитивные основания актуального дискурса судебно-лингвистической экспертизы  // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – 2008. - № 4. – С. 37-41 (0,3 п.л.).

8. Гусаренко С.В. Семантические дефекты в актуальном дискурсе аномальных речевых произведений // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – 2009. - № 1. – С. 43-47 (0,3 п.л.).

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.