WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Топонимия Квебека как отражение франкоязычной культуры региона (этнолингвистический аспект)

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

 

ДОРЖИЕВА ГАЛИНА СЕРГЕЕВНА

 

 

Топонимия Квебека

как отражение франкоязычной культуры региона

(этнолингвистический аспект)

 

 

Специальность 10.02.05 – романские языки

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

 

 

 

Москва – 2011


Работа выполнена на кафедре франкоязычных культур факультета иностранных языков и регионоведения Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный консультант:                  доктор филологических наук, профессор

                                                Загрязкина Татьяна Юрьевна

Официальные оппоненты:           доктор филологических наук, профессор

                                               Бубнова Галина Ильинична

доктор филологических наук, профессор

                                  Клоков Василий Тихонович

доктор филологических наук, профессор

                                        Скуратов Игорь Владимирович

Ведущая организация:                   ФГБОУ ВПО «Ярославский

государственный педагогический

университет им. К.Д. Ушинского»

 

Защита диссертации состоится «22» марта 2012 г. в 15.30 часов на заседании диссертационного совета Д.501.001.04 при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119192, Москва, Ломоносовский проспект, дом 31, корпус 1, факультет иностранных языков и регионоведения, ауд.____

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан   «    »                              2012 г.

Учёный секретарь               

диссертационного совета                                Маринина Е.В.


Исследование пространственных разновидностей французского языка является одной из наиболее актуальных задач современной романистики. В настоящее время канадская провинция Квебек представляет собой самое крупное средоточие географического варианта французского языка и франкоязычной культуры за пределами Франции. Выбор квебекской топонимии для исследования обусловлен тем, что данный пласт лексических единиц позволяет рассмотреть причины и условия варьирования французского языка в Квебеке на разных исторических этапах, что имеет определенную значимость для теории языковой вариативности, решения теоретических и практических задач современной лингвистики. Кроме того, топоним, как имя собственное, – важнейший элемент сознания народа, позволяющий выявить его духовные ценности, архетипические образы и представления, историко-культурный ландшафт эпохи.

Подходы к изучению корреляции язык – общество осваиваются разными лингвистическими дисциплинами, при этом, несомненно, важнейшая роль среди них принадлежит этнолингвистике. В центре современной этнолингвистики находятся те элементы лексической системы языка, которые соотносимы с определёнными материальными или культурно-историческими комплексами. Особое место среди лингвистических источников по этногенезу занимают исследования по ономастике (этнонимика, топонимика, антропонимика).

Актуальность исследования определяется интересом к квебекскому варианту французского языка, одному из пространственных разновидностей французского языка, привлекающего в последние десятилетия все большее внимание российских и зарубежных исследователей. Одним из главных факторов, определившим культурно-этническую специфику Квебека, является взаимодействие америндейского, инуитского, французского и английского компонентов канадской культуры, вызвавшее формальные и семантические изменения в региональной топонимии и тем самым повлиявшее на динамику всей топонимической системы Канады. Это лингвокультурное наследие коренных народов Канады и евроканадцев, отражающее природные условия их существования, практику освоения окружающего пространства, особенности жизнедеятельности, характер длительных межэтнических контактов.

Обращение к топонимии Квебека как к материалу для этнолингвистического исследования представляется вполне закономерным, так как данный пласт лексической системы французского языка Канады содержит значительный информационно-культурный потенциал, все еще недостаточно раскрытый российскими и зарубежными исследователями. Настоящая работа представляет собой первый опыт системного описания топонимии Квебека как отражения франкоязычной культуры региона в синхронном и диахронном аспектах. Одной из актуальных проблем романистики является изучение сведений о степени и масштабах дифференциации французского языка в его территориальных вариантах с точки зрения культурно-исторических и этнолингвистических факторов, поэтому наше исследование направлено на выявление особенностей квебекского варианта французского языка именно в этом русле, путем обобщения и систематизации накопленной на данный момент научной и фактической информации о топонимической системе Квебека.

Объект исследования – топонимическая система Квебека как результат эволюционных процессов внутренней и внешней истории языка народов, населяющих территорию канадской провинции Квебек.

Предмет исследования – этнолингвистические способы объективизации в квебекском топонимиконе франкоязычной культуры региона как опыта восприятия и осмысления геофизического пространства в процессе взаимодействия человека и его природной среды обитания.

Цель исследования – установить специфику топонимии Квебека как отражения франкоязычной культуры региона в условиях многообразия этноязыковых контактов и последовательной франсизации региональной топонимии.

Для достижения цели потребовалось решение следующих задач:

  • определить внешние и внутренние факторы, послужившие источником языкового варьирования французского языка в Квебеке; 
  • провести системный анализ топонимии Квебека как отражения  франкоязычной культуры региона в тесной связи с историей провинции, политическими, экономическими и социокультурными процессами;
  •  установить факторы, способствовавшие формированию этнического самосознания квебекцев, продемонстрировать значимость языка как средства этнической самоидентификации;
  • показать характер взаимодействия французского языка с другими языками (аборигенными и английским) при диахронической и синхронической передаче духовных и материальных ценностей, в условиях поликультурных контактов, способствовавших языковому варьированию;
  • выявить формы существования аборигенных языков внутри этноса и межэтнических взаимосвязей на топонимическом материале в условиях последовательной франсизации региона;
  •  изучить культурно-языковую интерференцию, в частности проблему топонимических заимствований как проявления межкультурных и межъязыковых контактов, их бытование и адаптацию в квебекском варианте французского языка, а также их значение для его внутриструктурного развития;
  •  установить общефранцузские структурно-семантические модели, а также различные способы реализации этих моделей; выявить совокупность дифференциальных признаков и национально-культурные компоненты значения, характерные для квебекского варианта французского языка в области фонетики, лексики, грамматики. Это дивергенты: формальные, семантические, грамматические, функциональные и квебецизмы-неологизмы.

Гипотеза. Формирование квебекского варианта французского языка в новых географических и социокультурных обстоятельствах Северной Америки происходило на основе внешних и внутренних вариаций. Внешние вариации (временные, пространственные, социальные факторы) демонстрируют способы и механизмы  адаптации языка к нуждам и условиям общественного развития, закрепления в языке исторического опыта квебекцев. Внутренние вариации (региональные диалекты, сельские говоры, городское просторечие, народная этимология) включают комбинаторные и дистрибутивные вариации на всех уровнях языка.

Степень изученности проблемы. Топонимику Квебека невозможно рассматривать вне топонимики Франции, связь с которой тесна и многогранна. Активизации научных поисков способствовала в значительной мере работа, проводимая Географической комиссией Квебека, созданной в 1912 г. и положившей начало системному изучению топонимов данного региона. Огромный вклад в развитие региональной топонимики внесли ведущие квебекские ученые Л.-Э. Амелен, А. Дорион, Ж. Пуарье, Ж.-И. Дюга, Ф. Боден, К. Морисоно, М. Ришар, Э. Гудон, К. Бонели, М. Брюне, С. Бле, К. Дюлонг, Р. Ге, А. Кайe, К. Лавердьер и др. Результаты исследований регулярно публикуются в изданиях: «Официальная газета Квебека», «Топонимический справочник Квебека», «Топонимические маршруты», «Топонимический путеводитель Квебека», ежегодник «Годовой отчет Топонимической комиссии Квебека», «Методика составления топонимических списков», «Топонимикс», «Словарь географической терминологии», «Словарь географических названий Квебека», «Франция – Квебек. Топонимические мосты» и др. Квебекские ученые разработали мультимедийную систему TOPOS, с помощью которой можно получить исчерпывающие сведения о родовом названии географического объекта, типе индивидуального названия, географических координатах, языковой и территориальной принадлежности, картографических источниках, дате официального признания топонима и т.п.

Исследования по ономастике Американского континента в отечественной науке все еще немногочисленны. Не утратил актуальность сборник научно-аналитических обзоров «Лингвистическое открытие Америки. Три темы современной американистики» (1993), в которых В.Р. Ястржембский, М.В. Горбаневский и Р.А. Агеева анализируют труды видных отечественных ученых, выполненные в советский период. Р.А. Агеева пишет, что за 1940-1962 гг. в СССР появилось лишь 10 работ, посвященных ономастике Американского континента, с 1963 г. в среднем за пятилетие публикуется от 14 до 17 работ. В 1960-80 гг. активно работают в этом направлении В.Д. Беленькая, Г.Д. Томахин, В.В. Ощепкова, О.А. Леонович, Т.А. Аниканова, А.А. Живоглядов, П.В. Секирин, М.П. Тарасевич, И.С. Михайлова, В.А. Скрозникова и др. Большинство работ посвящено ономастике США, значительно меньше ономастике Канады и Латинской Америки. Р.А. Агеева обращает внимание на интерес исследователей не только к англо-, франко- или испаноязычной ономастике, но и к собственным именам коренного населения Северной, Центральной и Южной Америки. Многие из этих исследований выполнены в сопоставительном плане: ономастика США и Канады сравнивается с ономастикой Англии и Австралии, ономастика испаноязычных стран Латинской Америки с ономастикой Испании и т.д., то есть систематически прослеживаются исторические корни ономастики Нового Света.

Различным аспектам аборигенной топонимии посвящены работы отечественных ученых: А.И. Дробинский «Об индейских элементах в языках и топонимии Нового Света» (1963), Г.А. Меновщиков «О происхождении этнонима алеут» (1980), В.А. Скрозникова «Варианты топонимов и этнонимов США» (1971), «Этно- и антропотопонимы индейского происхождения в США» (1990), А.В. Гринев «Личные имена индейцев тлинкитов» (1990) и др.

Англоязычная топонимика Канады исследована Т.А. Аникановой, Э.М. Вергун, Г.Г. Почепцовым, П.В. Секириным, Ю.А. Жлуктенко. Все они характеризуются преимущественно социолингвистическим подходом, наиболее ярко выраженным в работе П.В. Секирина (1988). Э.М. Березовская в диссертации «Символическая нагруженность топонимов Канады» (1989) исследует знаковую специфику в основном англоязычных топонимов Канады (23 ед.) как разновидности ономастической лексики, механизм отображения онимами индивидуальных денотатов в тесной связи с культурным компонентом их значения. Часть исследования посвящена франкоязычным хорониму/ойкониму Квебек и ойкониму Монреаль, где подчеркивается их особая культурная индивидуальность: инициальность, иерархичность, оценочность и франкофонность. Е.В. Исаева (2007) один из параграфов  диссертационного исследовании «Содержание и вербализация концепта «Земля «Новой Франции» (на материале текстов XVII-XVIII вв.) посвящает топонимическому содержанию рассматриваемого концепта.

Теоретической и методологической основой диссертации послужили идеи, положения, выводы, изложенные в трудах отечественных и зарубежных ученых: в области варьирования романских языков рассматривается специфика национальных вариантов французского языка, проблемы языка и культуры французской Канады, этносоциального развития Квебека, понятия этнической идентичности, этнического самосознания (М.В. Сергиевский, М.А. Бородина, Г.В. Степанов, Р.А. Будагов, Е.А. Реферовская, В.Г. Гак, Н.И. Голубева-Монаткина, Л.Г. Веденина, В.Т. Клоков, Т.Ю. Загрязкина, М.М. Кривоногова, М.А. Марусенко, А.А. Садецкий, Т.Г. Могилевская, Е.В. Исаева и др.); в сфере этнолингвистики (А.А. Шахматов, С.Ф. Карский, Д.К. Зеленин, Н.П. Гринкова, Б.А. Ларин, А.А. Потебня, В.М. Жирмунский, И.Г. Гердер, Н.С. Трубецкой, Н.И. Толстой, С.В. Лурье, М.А. Бородина, С.И. Брук, Б. Малиновский, А. Вежбицка, К. Камиллери, Ш. Бушар и др.), в области ономастики (Е.М. Поспелов, В.Н. Топоров, О.Н. Трубачев, В.А. Никонов, Ю.А. Карпенко, А.В. Суперанская, В.Э. Сталтмане, Н.В. Подольская, И.А. Воробьева, Р.А. Агеева, В.А. Жучкевич, Г.П. Бондарук, Г.П. Смолицкая, Э.М. Мурзаев, М.В. Горбаневский, Г.В. Глинских, Н.Н. Мамонтова, И.И. Муллонен, О.И. Леонович, Е.Л. Березович, М.В. Голомидова, М.Э. Рут, Л.В. Шулунова, Л.М. Дмитриева, Г.И. Кульдеева, И.С. Карабулатова, С.Х. Ионова, Ф.Х. Гильфанова и др.), ономастики Канады (В.Д. Беленькая, Г.Д. Томахин, Р.А. Агеева, В.В. Ощепкова, О.А. Леонович, Т.А. Аниканова, А.А. Живоглядов, Э.М. Вергун, Э.М. Березовская, П.В. Секирин, М.П. Тарасевич, И.С. Михайлова, В.А. Скрозникова и др.), топонимики Квебека (Л.-Э. Амелен, А. Дорион, Ж. Пуарье, Ж.-И. Дюга, Ф. Боден, К. Морисоно, М. Ришар, Э. Гудон, К. Бонели, М. Брюне, С. Бле и др.).

Для решения поставленных задач в работе применяется комплекс методов: исторический с целью установления временной соотнесенности географических названий конкретным периодам истории Квебека; сравнительно-исторический, основанный на культурно-исторической интерпретации и выявлении диалектизмов, архаизмов, историзмов; сравнительно-сопоставительный, предполагающий систематизацию топонимического материала с целью выявления общих и частных характеристик; методы классификации, компонентного и структурно-семантического анализа и метод количественного анализа. Исследование осуществлялось на основе общенаучного системного подхода с учетом принципа историзма, а также принципа семантической мотивированности топонимической лексики.

Научная новизна исследования. В диссертации исследуются особенности квебекского варианта французского языка на топонимическом материале, выявляются дифференциальные признаки, подвергшиеся варьированию в квебекском французском языке, на различных  уровнях языка. Впервые проводится этнолингвистический анализ обширного массива квебекского топонимикона для описания региональной топонимической системы Квебека на стадии ее формирования и дальнейшего развития. В отечественной лингвистике это первое комплексное исследование франкоязычной региональной топонимии на основе этнокультурного, этноязыкового и лексико-семантического анализа, представляющего фрагменты языковых национальных картин мира через установление общих и специфических черт во французском языке и в квебекском варианте французского языка. В российской ономастике отсутствуют специальные исследования проблемы семантической интерпретации франкоязычных топонимов, представляющих различный этнолингвистический опыт французов и квебекцев, сформировавшийся в условиях различной социальной, экономической, культурной и географической среды. Материал исследования раскрывает новые лингвоисторические и этнокультурные сведения о Квебеке.

Теоретическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы в теоретических трудах по романской филологии, диалектологии, ономастике, лингвокультурологии, этнолингвистике, социолингвистике, истории Канады и Квебека, а также при решении теоретических и практических вопросов общего языкознания и теории номинации, лексикологии и лексикографии, типологии языков. Выявление универсальных и национально-культурных характеристик аборигенных и франкоязычных топонимов Квебека способствует дальнейшему развитию теории номинации. Исследование устанавливает семантическую структуру топонимов с квебекским национально-культурным компонентом значения на основе широкого привлечения экстралингвистических факторов и вносит определенный вклад в романское языкознание, американистику, теорию номинации и региональную ономастику.

Практическая значимость работы. Практический материал диссертации может быть полезен в разработке учебных пособий, курсов и спецкурсов по романскому языкознанию, лексикологии, ономастике, исторической топонимике, исторической диалектологии, сравнительного изучения языков и культур стран франкофонии в высшей школе.

На защиту выносятся следующие положения:

  • Топонимия Квебека отражает национальное видение окружающей действительности, национально-художественную логику мыщления носителей языка, раскрывает различие вербализации природной и социальной среды бытования этносов.
  • Топонимия Квебека с позиции этнолингвистики является средством более глубокого проникновения в собственно этнические и социальные процессы общества, в характер мышления представителей этноса, выявления особенностей лингвокультурного наследия народов, населяющих провинцию Квебек.
  • Внутренняя форма топонимов, их коннотация, образы, вызываемые ими, отражают национально-культурную специфику квебекской лингвокультуры, а также, то общее, что связывает квебекский французский язык с французским языком Франции.
  • Языковая стратиграфия региональной топонимии является основой для выявления социальных, этнокультурных и этноязыковых закономерностей, нашедших отражение в географических названиях, а также для определения лексико-семантических особенностей франкоязычных и аборигенных топонимов Квебека.
  • В аборигенной топонимии доминируют первообразные смыслы, отражающие первичные этапы познания окружающего мира, что объясняется детерминирующим влиянием природных условий в семантической мотивации.
  • Во франкоязычной топонимии превалирует «искусственное» структурирование топонимического пространства, требующее от номинатора привлечения новых мотивировочных признаков.
  • Топонимическая лексика содержит диалектизмы, историзмы, архаизмы и просторечную лексику, а также дифференцирующие семы, характерные для квебекского варианта французского языка, обусловленные как спецификой освоения североамериканского континента, так и собственными историческими условиями развития страны и региона.
  • Топонимия Квебека представляет собой особое топонимическое пространство, воспринимаемое в полиэтнической Канаде как целостная, специфическая франкоязычная система, а не совокупность разноэтнических систем.

Материалом для исследования послужили лексикографические источники: энциклопедический словарь географических названий Квебека «Noms et lieux du Quebec. Dictionnaire illustre» (Quebec, 1996, 2006) сост. А. Дорион, Ж.-И. Дюга, Ж. Пуарье, А. Вальер, Ж.-К. Фортен, Р. Мейран и др., включающий 6000 тополексем и словарные статьи, содержащие информацию о 20 000 географических названий прошлого и настоящего Квебека; топонимический словарь «La France et le Quebec. Des noms de lieux en partage». (Quebec, 1999), включающий 235 вторичных топонимов Квебека и Франции; «Le Robert. Dictionnaire quebecois d’aujourd’hui» (Quebec, 1992); В.Т. Клоков «Словарь французского языка в Канаде. Квебек и Акадия» (Саратов, 2004). Во время научных стажировок в 2002 и 2005 гг. использованы фонды библиотек научной лаборатории «Tresor de la langue francaise au Quebec» и Университета Лаваль (Квебек): исторические хроники, топонимические словари и справочники, годовые отчеты Топонимической комиссии Квебека, фольклорные тексты, туристические путеводители.

Для анализа базовых апеллятивов было отобрано методом сплошной выборки 5733 тополексем: франкоязычных 5289 единиц (92,26%) и аборигенных - 444 (7,74%).   

   Апробация работы. Основные положения работы изложены автором в статьях и докладах на 34 конференциях в Москве, Пятигорске, Перми, Самаре, Кемерово, Пензе, Майкопе, Иркутске и др. (в том числе 16 международных). Научное исследование обсуждалось на заседаниях кафедры франкоязычных культур факультета иностранных языков и регионоведения МГУ имени М.В. Ломоносова (2005-2006 гг.), кафедры французского языка факультета иностранных языков Бурятского государственного университета (2006-2009 гг.), на Круглом столе «Социокультурная динамика Квебека в учебных программах РГГУ» в научно-образовательном центре «Москва – Квебек» (Москва, РГГУ, апрель 2005), в Топонимической комиссии Московского центра Руcского Географического общества (Москва, ноябрь 2006), на Круглом столе «Топонимика науке и обществу» (Дом Правительства Республики Бурятия, сентябрь, 2008 г.). C 2000 по 2008 гг. в учебную программу студентов 4 курса французского отделения факультета иностранных языков БГУ включен спецкурс «Французский язык в Канаде» (36 ч., 8 семестр). Основные результаты диссертационного исследования нашли отражение в 62 научных публикациях, общим объемом 90,52 п.л., включая 3 монографии, 12 статей (7,96 п.л.) в рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ, 2 учебно-методических пособия, 1 учебное пособие, 1 словарь-справочник.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, списка литературы и списка сокращений. Объем работы – 590 страниц. Работа иллюстрирована 8 таблицами, 8 схемами, 2 диаграммами. Библиография включает 427 наименований литературы на русском и 192 на иностранных языках, 47 лексикографических источников и интернет-ресурсов. В приложении представлен список сокращений.

СОДЕРЖАНИЕ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Во Введении обоснована актуальность темы исследования, указаны объект и предмет научного поиска, определены цели и задачи, обозначены научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность результатов исследования, сформулированы гипотеза и основные положения, выносимые на защиту. В историографической части дается краткий обзор исследований по топонимии Канады и Квебека.

В первой главе работы «Топонимическая лексика как объект этнолингвистического исследования» освещается круг проблем языкового варьирования и языкового состояния, языкового сознания и языковой ситуации, языковой политики и поиска идентичности квебекцев. Изучение языковых особенностей пространственных вариантов французского языка представляет собой одну из наиболее актуальных задач романистики. О вариативности языка как проявлении его эволюции и возможности представить общую связь «язык – общество» в виде конкретных связей «один язык – разные социумы», «варианты языка – разные социумы», «разные языки – разные социумы», «варианты языка – один социум» писали В.А. Звегинцев (1962), Р.А. Будагов (1965), М.А. Бородина (1966), Г.В. Степанов (1976), В.М. Солнцев (1988), В.Г. Гак (1994) и др. Г.В. Степанов выделял социальный фактор в процессе создания вариантов языка. По мнению ученого, варианты языка свидетельствуют о закреплении в языке, как частного исторического опыта народа, так и механизма отражения общечеловеческого опыта, что в свою очередь дает возможность представить общую связь «язык – общество» [Степанов, 1976, с.102]. Р.А. Будагов отмечал, что при истолковании природы языка, сущности его общественных функций, не следует забывать о духовном начале, заложенном во всяком естественном языке, его связи с культурой общества и с историей народа, говорящего на родном языке [Будагов, 1985, с.15]. Ученый подчеркивал, что каждый большой национальный язык распадается на множество разных языков, но различия между ними, сами по себе важные и интересные, не разрывают единства общенационального языка, имеющего длительную традицию. Во всех подобных случаях следует говорить не о разных языках в одном языке, а о вариантах единого языка, его функциональных расслоениях, о его многоаспектности и многогранности [Будагов, 2000, с.24].

Проблемы языковой ситуации возникают в условиях многоязычия и полностью зависят от исторического развития страны, в том числе от языковой политики, по-разному характеризующей осознанность историко-лингвистических явлений и процессов. Суть языковой ситуации - в проявлении языкового функционирования. В Канаде особенность функционирования французского языка заключается в следующем: 1) французский язык Канады формировался на основе нескольких региональных диалектов Франции и сельских говоров; 2) в условиях ограниченных контактов с аборигенным и англофонным окружением в Канаде происходила естественная передача языка от одного поколения к другому, не прерываемая с начала колонизации. Субстратом в Квебеке считают диалекты Франции, завезенные первопоселенцами, в качестве адстрата выступает английский язык [Клоков, 2005, с.156-157]. На наш взгляд термин «интрострат» М.А. Бородиной более точно характеризует взаимодействие языков в Квебеке. Интростратирование, по мнению ученого, связано с особенностями социально-политических условий, наиболее сильное влияние которых проявляется в зонах контакта разносистемных языков: чем больше различий в системе двух контактирующих языков, тем труднее между ними контакты, тем длительнее период, в течение которого происходит взаимопроникновение, вызванное необходимостью общения, взаимопонимания, сосуществования на данной территории. Нашему исследованию соответствует также утверждение М.А. Бородиной о том, что языковые состояния, попадая в ту или иную языковую, историческую, социокультурную ситуацию, трансформируются вплоть до исчезновения, перерождаются, образуя новые языковые состояния и ситуации [Бородина, 1982, с.32].

В основу языковой политики в Квебеке положены шесть принципов: 1) билингвизм не является приоритетной задачей квебекского общества: французский язык – официальный язык провинции Квебек; 2) государственные учреждения Квебека подчиняются правительственной политике по использованию французского языка; языковое законодательство контролирует использование французского и других языков в промышленности, торговле и сфере обслуживания; 3) в информационной деятельности и рекламном бизнесе соблюдаются положения Хартии французского языка; 4) для защиты прав потребителя необходимо корректное использование французского языка в описании товаров и услуг, а также в прочей коммерческой документации; 5) в соответствии с демократическими принципами провинции Квебек закон разрешает использование других языков в деятельности лингвокультурных меньшинств для сохранения и развития их национальной культуры; 6) во внешних сферах коммуникации за пределами провинции Квебек признается необходимость использование других языков, чаще английского на территории Северной Америки

В последние десятилетия квебекские ученые отмечают эволюцию языкового сознания квебекцев в сторону понимания своей идентичности. Язык в Квебеке рассматривался всегда как основной, а порой даже единственный инструмент сохранения квебекской идентичности и франкоквебекской культуры. Как показывают события второй половины ХХ в. у квебекцев выработалось обостренное чувство идентичности и отстаивать ее приходится как в отношении англофонного окружения, так и в отношении метрополии.

По отношению к географическому варианту французского языка Канады отечественные исследователи используют термины: национальный вариант французского языка в Канаде (Г.В. Степанов, 1976, с.103), французский язык Канады, канадский французский язык, франкоканадский французский язык (Е.А. Реферовская, 1987, с.78, 118, 131), канадский вариант французского языка (Л.Г. Веденина, 1988, с.179), территориальный вариант французского языка, национальный вариант / квебекский вариант французского языка (В.Т. Клоков, 2005, с.156, 165, 189), квебекский французский язык (Н.И. Голубева-Монаткина, 2010, с.22), пространственная разновидность французского языка или пространственный вариант французского языка (Т.Ю. Загрязкина, 2011, с.28, 29), канадский французский язык, квебекский язык, квебекский французский (М.А. Марусенко, 2006, с.16; 2007, с.155, 197, 199). Все исследователи относят пространственную разновидность французского языка в Квебеке к варианту французского языка, подтверждая тезис Е.А. Реферовской о том, что «язык франкоканадцев – это французский язык или, точнее, его вариант, отмеченный особенностями, вытекающими из условий его жизни и развития» [Реферовская, 1972, с.209]. В нашей работе мы используем термин квебекский вариант французского языка или квебекский французский язык, который адекватно отражает современное состояние историко-культурных, лингвистических и этнолингвистических исследований в этом направлении.

В сферу этнолингвистики входят такие актуальные вопросы современности, как права человека и его язык, их место в современном обществе в тесной взаимосвязи с национальной и социальной структурой этого общества. Этнолингвистическое исследование топонимии показывает язык в разных формах его существования в тесной связи с историей этноса, положением того или иного этноса в обществе в конкретный исторический период,  отношения к языку в различных языковых ситуациях, в разных этносоциальных слоях и группах. Особое место среди лингвистических источников по этногенезу занимают исследования по ономастике (этнонимика, топонимика, антропонимика). Диахроническая этнолингвистика использует языковые факты как средство познания далекого прошлого, этнической истории народа, истории его материальной и духовной культуры. Синхроническая этнолингвистика рассматривает языковые процессы как орудие и средство проникновения в актуальные, национальные и социальные проблемы современности. В том или ином виде, в новых формах межнациональные и межъязыковые проблемы будут существовать на протяжении ряда столетий в обозримом будущем. Вот почему этнолингвистика не только не теряет своего значения, а, напротив, её актуальность только возрастает.

Вариативность культуры проявляется в различных формах адаптации человека к окружающей среде. Материальная адаптация – устройство жилищ, стиль одежды, технология жизнеобеспечения и связанные с ней ритуалы; социальная адаптация включает все формы общественной и экономической организации. В Квебеке процесс адаптации общества к природной среде происходит путем соответствующего социально-организационного территориального освоения. Например, административное деление: municipalite deparoisse ‘приходской муниципалитет’, etablissementamerindien (индейское поселение без юридического статуса),municipalite devillagenordique (муниципалитет северного поселения), zonedexploitationcontrolee ‘охотничьи угодья’; наследование – принадлежность: Plaines d’Abraham ‘равнина Авраама’; идеологических и психологических предпосылок человеческой деятельности (события, известные люди): Bourassa (кант.) - А. Бурасса, государственный и политический деятель, поборник франкоканадского национализма, французского языка и католицизма.

Под топонимической системой понимается известное единство построения топонимов той или иной территории, обусловленное общностью психологии населяющего ее языкового коллектива, своеобразным направлением его мышления, общностью восприятия окружающей действительности, что, в частности подтверждается наличием на каждой территории своих топонимических моделей и некоторого круга часто повторяющихся топооснов. Каждая топонимическая система строго территориальна и гораздо больше определяется общностью территориальной, а не общностью языковой. Большинство ученых признает необходимым выделение мотивировочных признаков у топонимов (В.П. Топоров, В.А. Никонов, М.Н. Морозова, В.Д. Бондалетов, А.В. Суперанская, Р.А. Агеева, А.И. Ященко, И.А. Воробьева, Ю.А. Карпенко, В.А. Жучкевич, Э.М. Мурзаев, Г.П. Бондарук, В.Д. Беленькая, М.В. Горбаневский и др.)

Выявление лексико-семантической системы языка предполагает исследование слов как самостоятельных единиц словарного состава и во всем комплексе их многообразных отношений. Исследование таких страноведчески репрезентативных единиц языка, какими являются топонимы, предполагает привлечение социокультурного контекста, фрагменты которого аккумулируются географическими именами в качестве их смыслового потенциала. С этой точки зрения особый интерес представляет взаимодействие основных лингвокультурных общностей Квебека инуитов, америндейцев, франко- и англоканадцев в рамках единого социума, которое признается наиболее существенным социальным фактором, определившим этнокультурную специфику провинции и зафиксированным во многих топонимах.

На основе анализа научной литературы нами выделено 5 этапов в истории Квебека, в ходе которых происходило становление топонимической системы провинции: I. Начало формирования французских колоний (1534-1660); II. Французский режим. Новая Франция (1660-1760); III. Английский режим (1760-1867); IV. Квебек в Канадской Конфедерации (1867-1960); V. Современный Квебек: новая конфедерация двух суверенных государств (1960-200…).

На лингвистическом облике топонимии Квебека  отразились языковые контакты инуитских, индейских, французских и английских компонентов канадской культуры, вызвавших взаимодействие двух больших топонимических пластов – аборигенной и евроканадской, что привело к формальным и семантическим изменениям многих топонимов и тем самым способствовало динамике топонимической системы Канады и Квебека, в частности. Прямым следствием бурных событий во время освоения Северной Америки стало противостояние аборигенов – европейцам, французов – англичанам и канадцев – американцам, отголоски которого доносятся до наших дней. В этой борьбе географические названия становились символом превосходства и сменялись в зависимости от удачи противоположных сторон. Государственная политика Канады в течение трёх поколений препятствовала сохранению и распространению аборигенной топонимии.

С 1960-е гг. после Тихой революции аборигенные географические названия рассматриваются как составная часть квебекского топонимикона, их сохранение и применение становится приоритетным направлением в деятельности Топонимической комиссии Квебека и именно в эти годы предпринимаются первые систематические региональные исследования. В 1990 г. официально признаны 7 400 индейских и около 1 900 инуитских топонимов, относящихся к местам их былых расселений. Топонимическая комиссия считает необходимым не только сохранение аборигенных топонимов, но и их увеличение.

«Франсизация» и «англизация» топонимов сопровождались соответственно разрушением аборигенной культурной памяти, сужением жизненного пространства, что привело к появлению параллельных наименований, так как образный эстетико-оценочный потенциал евроканадской топонимии был чужд аборигенному восприятию окружающего мира. Параллельные названия – имена, несвязанные между собой и относящиеся к одному объекту номинации, по употреблению могут быть одновременными и разновременными, образуя тип семантических отношений, определяемых как топонимическая синонимия. Сфера употребления синонимичных топонимов всегда различна, если оба параллельных названия официально признаны, – это альтернативные названия, аллонимы: Le Saint-Laurent, Saint Lawrence River; Saint-Jerome, Metabetchouan (инд.); Sept-Iles, Seven Island, Wasat (инд.). К разновременным, хронологическим вариантам, относятся названия одного и того же объекта в конкретные периоды истории страны: КвебекНовая Франция – Лоренция – Галлия - Прекрасная Провинция; река Святого Лаврентия – Большая река Ошелага (Ж. Картье, 1535) – Канадская река (Альфонс Ж., 1544; Шамплен, 1603) – Река Примата Франции (Ж. Альфонс) – Большая Канадская река (реляции иезуитов, 1611). К параллельным топонимам относятся также аббревиатуры, усеченные, эллиптированные названия: Havre-Saint-Pierre > le Havre, Saint-Henri de Mascouche > Mascouche, Saint-Boniface-de-Shawinigan > Saint-Boniface, Montreal>Mtl, Quebec >QC, Ile-du-Prince-Edouard > I.-P.-E.

Если во Франции уже несколько веков назад национальная топонимия добилась относительной стабильности, то в Квебеке за 400-летний период существования провинции она постоянно изменялась и дополнялась. Транслитерация аборигенных топонимов привела к появлению многочисленных орфографических вариантов одних и тех же названий, например, ойконим Квебек встречался в следующих вариантах: Quebec, Quebecq, Kebec, Kebbek, Cabecke, Kabecke, Kephek, Kepe:k, Gepeg, некоторое время существовал его фонетический вариант – с 1630 г. ударение ставилось на первый слог. Одной из причин подобного разнообразия является их зависимость от ассимиляции во французском или английском языках.

На севере Квебека отсутствие прямых контактов между индейцами и инуитами способствовало появлению синонимичных названий одного и того же объекта на индейском и инуитском языках. Например, индейский описательный гидроним Caniapiscau ‘скалистый мыс’, у инуитов имеет параллельное наименование Adlait Kuunga ‘индейская река’, этот топоним-метка служил своего рода демаркационной линией на пограничной c индейцами территории. Причины подобной топонимической ситуации кроются в следующем: 1) огромная протяжённость территории Квебека и Канады в целом; 2) низкая плотность населения; 3) отсутствие регулярных контактов между жителями отдельных регионов исключала возможность пользования общим топонимиконом.

Массовые переименования аборигенных топонимов в Северной Америке были вызваны тем, что европейские колонисты заменяли их именованиями сообразно своим политическим, религиозным или эстетическим воззрениям. В некоторых случаях переименования были оправданными, так как индейские названия, переложенные на латинский алфавит, включали в себя громоздкие сочетания букв (до 20 и более), что затрудняло пользование ими и приводило к неизбежному их сокращению или искажению. Например, Manikouagan – эллипс индейского гидронима Manikouaganistikou ‘там, где добывают березовую кору для починки берестяных каноэ’. В словаре «Noms de lieux du Quebec» среди топонимических курьезов фигурирует самое длинное индейское название волока, состоящее из 28 букв Kamushkuapetshishkuakanishit, что в переводе с языка монтанье означает ‘когда идешь по этому волоку, ноги цепляются за корни’.

Нормализация орфографии аборигенных топонимов всегда представляла одну из ключевых проблем квебекской топонимики. К наиболее важным из них относятся: а) в 1917 г. Географическая комиссия Квебека унифицировала правила транслитерации индейских инуитских и английских названий на французском языке; б) сокращение многосложных аборигенных названий : Kinojeviskaskatik >Kinojevis ; Dodasaganaigane > Doda; в) многие топонимы утвердились в написании в соответствии с их графической передачей в исторических документах: ShawiniganWabistan, хотя согласно произношению монтанье следовало писатьShawiniganе, Wabistanе по аналогии с Mouchalagane и т.п.; г) в конце ХХ в. Топонимическая комиссия Квебека по согласованию с местными администрациями приняла ряд мер по нормализации гибридных топонимов в пользу франкоязычных названий: Saint-Gabriel-de-Brandon был переименован в Saint-Gabriel, Sainte-Julienne-de-Rawdon стал Sainte-Julienne и т.д. Дескриптивные топонимы подверглись калькированию на французском языке: Lac Green>Lac Vert, Lac Trout>Lac Truite. В то же время, учитывая традиции и привычки местного населения, сложившиеся на протяжении последних столетий, в некоторых случаях, предпочтение отдается, тем не менее, англоязычным топонимам: Notre-Dame-Auxiliatrice-de-Buckland > Buckland, Saint-Pierre-de-Veronne a PikeRiver > PikeRiverи др.

Особое место в квебекской топонимии приобретает явление топонимической омонимии. Анализ научной литературы позволяет выявить следующие причины появления топонимических омонимов: 1) конвергенция - случайное совпадение ранее различных по звучанию слов в результате исторических звуковых изменений, например: Ока – в России и Квебеке; 2) нивелирующая роль орфографии, стирающей многие звуковые различия в результате ассимиляции: Levis [levi] - городназван в честь герцога Ф.-Г. де Леви (Levis), героя сражения при Сент-Фуа (1760), кантон - в честь французского ученого Огюста Мишеля Леви (Levy); 3) одинаковые именования разных объектов одной категории: Lac Long ‘длинное озеро’ (213 одноименных озер); 4) онимизация географического термина, графическим показателем которой становится использование дефиса: riviere Saint-Jean > Riviere-Saint-Jean; 5) перенесенные топонимы: Normandie (озеро, кантон, охотничьи угодья). К разряду частичных топонимических омонимов можно отнести топонимы, различающиеся родовыми терминами: Laca la Truite ‘озеро’ и ‘форель’, riviere a la Truite ‘река’ и ‘форель’.

Топонимическая омонимия не связана с тенденцией  именования тех или иных объектов по их физико-географическим особенностям, а отражает опосредованное отношение квебекцев к окружающей действительности через личное восприятие номинаторов. Из 836 омонимичных топонимов более половины (53%) являются мемориальными названиями. Эта тенденция характерна в целом для всей топонимии Квебека, так как для квебекцев в оценке географического пространства на первый план в акте номинации выступают факты, события и люди, связанные с историей своей страны.

В Канаде, по согласованию с региональными правительственными структурами, официально признано 80 топонимов федерального значения, которые могут использоваться на двух языках, французском и английском. Это названия крупных географических объектов: океанов, рек, островов, городов и т.д., например, река Св. Лаврентия (FleuveSaint- LaurentSt. LawrenceRiver). Допускается перевод только родовых терминов в отличие от видовых: англ. GreenLake ‘зеленое’ и ‘озеро’ > фр. LacGreen, но не LacVert. Названия населенных пунктов не калькируются, а передаются на языке подлинника, то есть подвергаются транслитерации, поэтому Riviere Veuve фр. ‘река’ и ‘вдова’не соответствует  английскому названию Widow River.

За пределами Франции Канада является самым крупным франкофонным регионом, поэтому правильное употребление и бережное отношение к франкоязычным топонимам неотделимо от сохранения франкоканадской культуры в целом. Как показывает наше исследование, в квебекском топонимиконе отчетливо прослеживается несколько историко-культурных пластов, соотнесенных с последовательно сменявшимися историческими периодами. В этом плане национальные топонимы являются важным языковым источником этнокультурного наследия Квебека.

Вторая глава «Топонимия как проявление взаимодействия культур и языковых контактов» посвящена историческим, политическим и социокультурным факторам, способствовавшим формированию региональной топонимии. В нашей работе рассматривается один из важнейших аспектов – этноисторическая и этнокультурная информация топонимов Квебека, базирующаяся на результатах лингвистического анализа топонимов. Топонимия Квебека свидетельствует о приоритетных позициях французского языка на территории Квебека. Тем самым создается основа для дальнейшего этнолингвистического изучения региональной топонимии, в которой отражена ее сложная этническая история: наличие нескольких языковых страт, взаимодействие между собой аборигенной и франко-английских этноязыковых элементов в условиях франсизации региона и внутрирегионального языкового контактирования. В настоящее время корпус франкоязычной топонимии Квебека составляет 80 000 тополексем (72%), аборигенной - 10 441 (10%), англоязычный пласт включает 12 700 лексических единиц (12%).

Изучение ономастической лексики в этнолингвистическом аспекте является важным фактором (а иногда и единственным), позволяющим реконструировать территорию и язык различных  этносов,  изучать миграции и смену этносов, населявших данную территорию. Именно эти свойства онимов являются эмпирической основой для обоснованных теоретических выводов в ономастике, служат дополнительным ценным материалом для лингвоисторического,  этноисторического и в целом культурно-исторических исследований.

Этническое самосознание аборигенных народов выражается в стремлении сохранения национальной культуры и традиций. Если в 1970-е гг. общественные организации аборигенов Канады делали основной упор на экономическое развитие, то с 1980-х гг. больше внимания уделяется культурным проблемам: созданию музеев, подготовке работ о языке и культуре на родном языке. В 1980-е годы на Лабрадоре инуиты сменили англо- или франкоязычные названия на инуитские: Форт-Шимо>Кууджуак, Пор-Нуво-Квебек (бывший Джордж-Ривер) > Кангиксуджуак, Пейн-Бей > Кангиксук ит.д. Аборигенные народы выступают за сохранение и переосмысление всего ценного, заложенного в их национальной культуре и традициях, за поиск своего места в современном индустриальном мире, несмотря на ассимиляцию и навязывание ценностей стандартизованной евроканадской культуры.

В 1791 г. создание Верхней и Нижней Канады подтвердил двунациональный характер будущего канадского государства, в последующем именуемые Французская и Английская Канада. Конфессиональные различия во многом определили конфронтацию франко- и англоканадцев. Католическая церковь, тесно связанная с правящими кругами, оказывала значительное влияние на политическую, социальную и культурную жизнь Квебека. Католики-франкоканадцы всегда считали англичан-протестантов «еретиками и богоотступниками». С позиции англичан англо-французское соперничество в Северной Америке трактовалось как противостояние сил феодальной католической реакции, бесплодного абсолютизма и протестанского прогресса, свободы и демократии, носителями которых являлись англичане. Борьба английского и французского языков за сферы влияния велась в течение всего времени сосуществования франко- и англоканадцев, в том числе и в топонимическом пространстве.

После завоевания Канады в 1763 г. англичане стали переводить для собственного использования наиболее важные франкоязычные топонимы. Топонимическим переименованиям всегда и во все времена придавалась социальная и политическая значимость, это доказывает и современный исторический опыт. В период крутых перемен от некоторых «чужих» названий сознательно отказывались, другие, став «своими» прижились, третьи возвращаются в наши дни.

Новый виток этноцентризма, сопровождавшийся дальнейшим ростом национального самосознания франкоканадцев, пришелся на годы Тихой революции, когда французский язык рассматривался как основной, а порой даже единственный инструмент сохранения квебекской идентичности и культуры. 1960-е годы - это время усиления борьбы франкоканадцев за расширение функций французского языка в жизни общества и государства. Их деятельность в этой области отличалась и отличается до сих пор исключительной последовательностью и целеустремленностью.

Главным фактором, определившим культурно-этническую специфику Квебека, является сосуществование и взаимодействие в рамках одного социума нескольких лингвокультурных сообществ, несмотря на различие их социальных установок и ценностной ориентации. Этнокультурная мозаичность Квебека находит отражение в этнотопонимах, содержащих ценную фоновую информацию: ареал расселения племён и народов, миграции евроканадцев, сведения о коллективном образе соседних народов и отношений с ними, этнографические характеристики (особенности быта, пищи, костюма, хозяйственной деятельности, обычаи, традиции).

Этноним - это факт осознания себя членами этноса, единым племенем, народом. Различают макроэтнонимы – названия крупных этносов или этнических общностей, иногда понимаемых в широком смысле и включающих генетически разнородные этносы (русские, американцы, китайцы) и микроэтнонимы – обозначения небольших этнических групп, племенные названия (ирокезы, инуиты). В составе этнонимов выделяют автоэтнонимы – самоназвания народов и племён, и аллоэтнонимы – названия данные им другими народами. Многие самоназвания народов, автоэтнонимы, обычно связаны с понятиями «люди, народ», «говорить на понятном языке», «друг, товарищ», «свои». Принадлежность человека к тому или иному этносу и его самоназвание - эндоним, является внешним выражением дихотомии «свой» - «чужой». Экзонимы нередко чётко отделяют одну этническую группу от другой, исторически они обычно не той экспрессивной окраски, которую они приобрели впоследствии.

Этнотопонимы, обычно, образуются от названий крупных племён или родовых объединений. В Квебеке это алгонкинские группы: абенаки, алгонкины, атикамеки, малеситы, инну-монтанье, микмаки, кри, наскапи; ирокезские группы: гуроны-вендаты, могавки и инуиты. Европейские этнотопонимы – отражение исторических, политических, идеологических процессов, в которых принимали участие народы-основатели Канады, французы и англичане. В топонимии Квебека лишь четыре этнонима (алгонкины, атикамеки, могавки и инуиты) входят в состав топонимов, соответствующих историческим местам расселения данных этнических общностей. Приведем некоторые из них: LacAlgonquin ‘озеро алгонкинов’, Lac Anticagamac ‘озеро атикамеков’ (фонетическое изменение слова Attikamegue, названия племени атикамеков), LacdesMohawks ‘озеро могавков’ и PointeauxEsquimaux ‘коса эскимосов’. Все прочие этнотопонимы относятся к местам более позднего расселения коренных народов.

Топонимы с компонентом автоэтнонимом/эндонимом. Abenakis (мест) - самоназвание абенаки ‘дети зари’ или ‘настоящие люди’, Algonquin (оз) – самоназвание алгонкинов Anishinabegили Anishnabek‘настоящие люди’.

Топонимы с компонентом аллоэтнонимом/экзонимом. В исследуемом материале мы выделили следующие дифференциальные признаки, послужившие основой номинации этнических групп, племён:

1. Номинация по территориальному признаку. Wendake (инд. рез.) - до прихода французов индейцев-гуронов называли Вендаты (Wendat, Ouendat) ‘жители острова или полуострова’, финалий –ке в названии резервации Wendake соответствует французскому предлогу chez, т. е. ‘у вендатов / у жителей острова/полуострова’ или ‘в стране вендатов’. Видовой термин топонима CouleedesCanayens отражает просторечное произношение этнонима Canadiens, семантическая эволюция которого весьма примечательна. В XVI и XVII вв. канадцами (Canadiens или Canadois < kanata ирокез. ‘селение’ или монт. kan-na-dun ‘своя земля’) называли индейцев, проживавших на берегах р. Св. Лаврентия. Во второй половине XVII в. канадцами стали называть французов, заселивших Лаврентийскую низменность, отличая их тем самым от военных и чиновников, которые приезжали сюда из Франции на время. В 1688 г. появляется именование FrancoisCanadiens‘канадские французы’. В самом начале XVIII в. канадцами называют потомков французов, родившихся в Северной Америке. В период английского господства (с 1760 г.) этноним канадец по-прежнему относится только к франкофонам для их отличия от вновь прибывших английских колонистов. Жак Годбу, один из пионеров квебекской литературы, основавший «Союз писателей Квебека», пишет: «Если в Новой Франции мы назывались – французскими переселенцами, после поражения 1759 года – канадскими французами и затем просто канадцами – гражданами единой расположенной между двумя морями страны, то теперь мы стали франкоканадцами. При этом выяснилось, что во всех провинциях, кроме Квебека, мы оказались в меньшинстве. Что делать? Чтобы больше не быть французами в Канаде, мы в очередной раз изменили имя и стали квебекцами» [Годбу, 2008, с.8].

2. Номинация групп по языковому признаку (речевые, произносительные особенности). LacduMalecite ‘озеро малеситов’. В.Ф. Ганонг (1889) писал, что этноним Mal-e-see-jik на языке индейцев микмак означает ‘он говорит плохо’.

3. Идентификация по исторически сложившемуся коллективному образу представителей племён (характеристика по доминирующим чертам поведения, быта). Riviere Nottaway – в основе гидронима лексема nottaway < nadowe ‘змея’ так алгонкины называли своих врагов-ирокезов. Присутствие видового термина ‘ирокез’ в топонимической номинации находит своё объяснение в отдалённых временах. Современный этноним ирокезы, с которым они вошли в историю, в переводе с алгонкинского означает ‘настоящие гадюки’. В основе экспрессивно-оценочного осмысления этнонима находятся ассоциации по сходству поведения. На протяжении всего периода сосуществования ирокезов с соседними племенами, последние постоянно страдали от их опустошительных набегов. Большинство экзонимов, входящих в состав топонимов, - это семантически маркированные, оценочно-характеристические наименования племён/народов, выражающие оппозитивное отношение  ‘свой’ - ‘чужой’.

  • 4. Идентификация по хозяйственной деятельности: LacAnticagamac– предположительно название озера происходит от  этнонима Attikamegue ‘атикамеки’, что в переводе означает ‘те, кто живут ловлей сига’, хотя традиционное питание атикамеков включает, кроме рыбы и прочие дары природы.

5. Идентификация по внешнему виду: RivieredesHurons ‘река гуронов’. Этноним гуроны является прозвищным, так называли их европейцы из-за особой формы причёски (гребень славы), напоминающей гриву кабана (hure – общефр. ‘срезанная голова кабана’; квеб. ‘причёска гуронов: узкая длинная полоска волос на выбритой голове’).

  • 6. Идентификация по конфессиональным традициям: этноним наскапи в форме guneskapi‘язычники’ впервые появляется в «Реляциях иезуитов» (1643), где их называют Ounachkapiouek.

7. Идентификация по гастронимическим традициям: PointeauxEsquimaux‘коса эскимосов’. Этноним эскимос переводится ‘те, кто едят сырое мясо’, так их называли индейцы-оджибве. Традиция сыроедения – один из таких частных случаев, когда адаптивная роль культуры выступает особенно наглядно. В этнониме эскимос, с одной стороны, отражена культура инуитов, приспособленная к своей среде обитания, носившей экстремально-неблагоприятный характер, и с другой стороны, с позиции номинатора, приобретает коннотативное значение. AnseauMange-Lard – в основе мотивировки якобы изнурительный подъем по крутым склонам, вынуждавший путников терять в весе. Однако известно, что англофоны еще в начале колонизации дали прозвище французам mangeurs du lard ‘поедатели сала’ из-за их гастрономических пристрастий.

Европейские этнонимы в составе топонима, с одной стороны, являются свидетельством истории освоения североамериканского континента европейцами, с другой стороны – неизменно отражают внешнюю и внутреннюю миграцию населения, связанную с политическими, экономическими и социальными процессами в обществе: RiviereauFrancais‘река французов’ (в Квебеке 50 топонимов с компонентом Francais,в основном озера); RapidesdesItaliens ‘пороги итальянцев’; MontScotch‘гора шотландцев’, Pointe desHongrois ‘коса венгров’.

Будучи особой разновидностью терминов и онимов, этнонимы и этнотопонимы содержат ценную социально-психологическую и культурно-историческую информацию для изучения истории народов мира, исследования древнейших этапов развития языков, процессов расселения и взаимоотношений народов в различные эпохи.

Географическая терминология, в семантике которой закрепляется практика освоения окружающего пространства, занимает ключевые позиции в разработке ономастических проблем. Аборигенные топонимы, содержащие географические термины, переводятся на французский язык и не используются в официальных названиях, если только не входят в состав топонима. Термины из английского языка в топонимии Квебека имеют как орфографические, так и лексико-семантические дифференциальные признаки. Специфика квебекской географической терминологии заключается в том, что разные термины могут использоваться для обозначения одного понятия. Местная географическая терминология является частью не только диалектной, но и специальной лексики. Изменение значения или значений  географического термина в разные периоды времени является отражением семантической и стилистической истории слова, результатом действия процессов, характеризующих эту историю.

В третьей главе «Этнокультурные характеристики аборигенной топонимии Квебека» рассматриваются этнические и социальные процессы квебекского общества, характер мышления представителей этноса, особенности этнической картины мира коренных народов. В нашей работе мы придерживаемся семантической классификации, разработанной отечественными исследователями (Попов А.И. (1962); Подольская Н.В. (1962); Топоров В.Н. (1963); Никонов В.А. (1965); Попова В.Н. (1966); А.К. Матвеев (1967, 1974, 1986); Селищев А.М. (1968); Ю.А. Карпенко (1970, 1984); М.Э. Рут (1970, 2008); Суперанская А.В. (1973); Е.С. Отин (1972); Мурзаев Э.М. (1982); Молчанова О.Т. (1980, 1981, 1982); В.И. Супрун (2000), Аскеров Н.А. (1986); Камалов А.А. (1986), Усманова М.Г. (1990), Терентьева О.П. (1994); Е.Л. Березович (1998); Шулунова Л.В. (1995, 2003, 2005); Хисаметдинова Р.Ф. (2000), Лиштованная Т.В. (2002), Жамсаранова Р.Г. (2003); Манжуева Ю.Ф. (2003); Дамбуев И.А. (2005), Хонинов В.Н. (2005), У.Т. Булбушоев (2005), Ф.Х. Гильфанова (2007, 2009) и др.

Традиционно большинство ономатологов выделяют в лексико-семантической структуре топонимов два класса:

І. Топонимы, отражающие природно-географические признаки реалий.

Данный тематический класс делится на следующие группы: 1) топонимы, содержащие географические термины; 2) топонимы, содержащие указания на отдельные признаки объектов: а) цвет; б) величина, объем, форма; в) глубина, высота; г) свойства объектов; д) названия, в которых содержится указание на местонахождение и способ открытия объектов; 3) топонимы, содержащие сведения о флоре и фауне (зоотопонимы и фитотопонимы); 4) топонимы, содержащие числовые показатели в качестве отличительного признака объекта; 5) топонимы, содержащие компонент оценочного значения.

ІІ. Топонимы, отражающие практическую деятельность человека. Этот тематический класс включает следующие группы географических названий: 1) топонимы, образованные от личных имен, фамилий, прозвищ, псевдонимов (антропотопонимы); 2) вторичные топонимы; 3) топонимы, связанные с хозяйственной деятельностью людей (охота, рыболовство, земледелие, скотоводство); 4) топонимы, содержащие сведения о духовной культуре, религии. Для более полного исследования принципов топонимической номинации в представленной работе каждая тополексема сопровождается лингвогеографической и лингвоисторической характеристикой. Рассмотрим каждый из выделенных тематических классов аборигенной топонимии.

Топонимы, отражающие природно-географические признаки реалий. Мотивация при восприятии окружающего пространства для аборигенных этногрупп обусловлена во многом их традиционным образом жизни. Традиционная среда обитания и сведения о ней, запечатленные в аборигенной топонимии – неотъемлемая часть культуры и этнического сознания аборигенов, позволяющая глубже и более детально проникнуть в историю этнической культуры, в происхождение отдельных слов, в способы описания самих реалий и предметов. Топонимическая лексика передаёт знания народов об окружающей природе, их образе жизни, местных географических условиях, контактах с их ближайшими соседями, раскрывает различие вербализации природной среды бытования этносов, выявляет несовпадение планов выражения и стоящее за ним различие планов содержания, то есть специфичность означаемого, запечатленного в национальной лексике.

Аборигенным отапеллятивным топонимам свойственна генерализация значения, например, гидронимы: Nepihjee ‘лист’ и ‘цветок’, Qamanialuk производно от qamaniaq, означающего ‘долина’; ‘озеро’; ‘река’ и aluk ‘большой’, ‘расширение; подъем’; Kitchigama от kitchigama ‘море’, ‘океан’, также как и любое обширное водное пространство. В районах частых контактов разных индейских племен  имеются несколько названий у одного географического объекта и несколько значений у одного названия, например, в разных индейских языках Shawinigan переводится: ‘южный волок’, ‘буковый волок’, ‘труднопроходимый волок’, ‘отлогий волок’, ‘скалистая коса’, ‘прибрежный хребет’.

Высокая частотность топографических аборигенных топонимов (294; 66,1%) относительно их общего числа – 444 единицы, объясняется реализацией их первичной функции – локализация географического объекта в пространстве и сознании человека. На природные характеристики Квебека оказало влияние наличие длинной береговой линии вдоль атлантического побережья, бесчисленное количество рек, озер, заливов, водопадов, ручьев, морского водного пути вглубь материка, обеспечиваемого судоходными водами р. Св. Лаврентия и её притоков. Большая часть корпуса аборигенных тополексем (133; 30 %) относится к гидрографическим терминам (Wolinak ‘залив’) или отгидронимическим топонимам, содержащим характеристики течения реки, направления течения, стока, истока, притока, подземных источников и т.п. (Kupitan ‘сток’, Matapedia ‘слияние рек’, Opitoune ‘усиление течения воды из-за сужения реки’, Patapedia ‘бурная извилистая река, неровная, капризная’). Топонимы содержат характеристики объектов: цветовые (6; 1,35%), звуковые (5; 1,13%), количественные (13; 2,92%), указание на их размер (33; 7,43%), расстояние (11; 2,47%), стороны света (инд. 5; 1,13%): Olomane ‘цветная река’, Cawatose ‘там слышен звук’, Mistinibi ‘много воды’, Missisicabi ‘большая вода’, Nipissо ‘маленькая речка’, Ouareau ‘далёкий’, Ministikawatin 'северный остров’. Литонимические характеристики в нашем материале составляют 23 единицы или 5,2% (Tesecau ‘там есть скала’, Kiamika ‘крутой обрыв спускается под воду’). Такое актуальное понятие для Канады как ‘зима’ и её дифференциальные признаки в аборигенной топонимии практически не наблюдается, причина заключается, возможно, в том, что для коренных жителей – это привычная среда обитания.

Народы, живущие охотой и собирательством, имеют развитый словарь животных (82; 18,4%) и растений (33; 7,4%), большая часть которых зафиксирована в аборигенной топонимии, причём лексика разнится в зависимости от географических и социальных условий, от типов хозяйства. В нашем материале особое место занимают эндемики, фиксируемые на ограниченных ареалах. Эта группа тополексем включает канадизмы: Achigan ‘черный окунь’, Ouananiche ‘лосось’, Ouaouaron ‘гигантская лягушка’, Caribou ‘карибу’, Wapiti ‘канадский олень, вапити’, Cacaoui ‘дикая северная утка’, Carcajou ‘американский барсук’, Castor ‘бобр’; Atacas ‘канадская клюква’; Tapani ‘кресс-салат’; Cerfeuil ‘кервель’; Pimbina ‘трёхлопастная калина канадская’ и др. Мышление в категориях и образах природного окружения издавна сделалась естественной традицией канадского национального менталитета; об этом говорят и всемирно известные национальные символы Канады: кленовый лист, бобр и лось; символы провинции Квебек – ирис, желтая береза, полярная сова.

Роль мифологической и фольклорной информации в формировании языковой картины мира аборигенных народов чрезвычайно важна. Исследования религиозной жизни аборигенных племен Северной Америки показывают, что в индейской религии сохранились древние пласты родового тотемного культа. У индейцев существует целый ряд поверий, запретов и обрядов, связанных с почитанием какого-либо животного (медведя, оленя, бобра и др.). Вера в благодетельного Великого духа стала складываться у индейцев под влиянием проповеди миссионерами христианства в первой половины XVII в. Именно в этот период появляются на картах Квебека топонимы с именованиями сверхъестественных существ: Manitou, Windigo, Wabano, Tuurngat (10, 2,25%) и др.

Аборигенный топонимикон содержит небольшое количество мемориальных топонимов (18, 4,05%). Те меморативы, которые имеются в нашем материале, относятся к более поздним образованиям, появившимся под влиянием европейской традиции именования. В основном, это посвящения выдающимся индейским вождям или другим индейцам, оставившим памятный след в истории своего народа: Donnacona, Pontiac.

Контакт языков способствовал разнообразным изменениям в топонимической системе страны. Результатом официального двуязычия явились многочисленные гибридные топонимы, включающие сочетания разноязычных элементов: Saint-Joseph-de-Maskinonge, Lac Toboggan и др. Аборигенные топонимы, содержащие географические термины, переводятся на французский язык и не используются в официальных названиях, если только не входят в состав топонима: Portage Achan < Achan Pakatakan, где portage и pakatakan ‘волок’. Географический термин записывается по-французски даже в том случае, если он включен в аборигенное название: Lac Kachinukamach, где kamach ‘вода, озеро’. Этот факт объясняется тем, что в Канаде в целом и в Квебеке, в частности, в особых исторических условиях, в обстановке многоязычия и многосторонних языковых контактов, проведения политики последовательной франсизации региональной топонимии, топонимическая система проявляет себя особым образом, что составляет ее национально-культурную специфику. Топонимия коренных народов отражает природные и культурные ценности Квебека, представляя интерес с точки зрения этнографии и этнолингвистики. При несомненных успехах, достигнутых к сегодняшнему дню в этноязыковой интерпретации аборигенных топонимов, значительная их часть не имеет единого толкования, что является одной из проблем квебекской топонимики.

В четвертой главе «Национально-культурные коннотации и лексико-семантический потенциал франкофонной топонимии Квебека» рассмотрены франкоязычные тополексемы, отражающие природно-географические признаки реалий и практическую деятельность человека.

Франкоязычные топонимы, отражающие природно-географические признаки объектов. Одна из первых проблем, вставших пред европейскими колонистами, заключалась в необходимости дать всему свое имя, связать имена различных объектов нового мира в некую семантическую структуру или классификацию. Для этого ими использовались различные стратегии, одной из которых явился поиск имен и названий в уже существовавших на момент открытия территориях. Практический материал включает 5289 франкоязычных топонимов, из них мемориальные – 2652 ед., вторичные (перенесенные) топонимы – 467 ед., агиотопонимы – 887 ед., отапеллятивные – 1257 ед., неизвестные – 26 ед.

Топонимизация географических терминов. Термины играют важную роль в формировании географических наименований, но их роль в образовании разных категорий топонимов (гидронимов, оронимов, ойконимов и пр.) неравнозначна: Lac des Сaps (оз), Lieu-de-Roches (хут). С течением времени: а) термин отсекается (Saint-Augustin (оз); б) термин теряет своё смысловое значение и приобретает функцию топоформанта, что обычно происходит при контакте языков и народов, особенно если эти процессы повторялись многократно (Louiseville, Bishopton); в) термин переходит в разряд топонима: L’Ilet ‘островок’, Le Grand Ruisseau ‘большой ручей’. Переход географических терминов в разряд топонимов происходил в результате непосредственного общения человека с окружающей его средой, подчиняясь общим законам их становления и развития: l’anse Pleureuse > riviere de l’Anse-Pleureuse,то есть написание с заглавной буквы и наличие дефиса.

Этническое самосознание и сплоченность франкоканадцев способствовали их стремлению обособить французскую Канаду, постоянно подчеркивая ее романский, католический характер. Основной массив географической терминологии Квебека представлен на французском языке и относительно общего корпуса тополексем составляет 373 ед. (7,1%). Особенности топографии близлежащей местности, ландшафта и почв, атмосферных и погодных явлений, многих других элементов географического познания мира были необходимы для жизнедеятельности французских переселенцев. Применялись как общефранцузские термины, распространенные во всех франкоязычных странах земного шара, так и термины-регионализмы. Среди наиболее частотных природных географических терминов отмечены: ruisseau‘ручей’, ile ‘остров’, ilot ‘островок’, riviere ‘река’, baie ‘залив’, mont ‘гора’, anse ‘бухточка’, colline ‘холм’, rapide ‘стремнина, порог’, chute ‘водопад’, cap ‘мыс’.  Несмотря на огромные пространства, покрытые лесными массивами, особенно на юге Квебека, географический термин foret ‘лес’ встречается лишь с 14, в то время как его синоним bois – с 48 тополексемами. На наш взгляд, бoльшую распространенность терминаbois можно объяснить семантикой данных лексем: foret ‘лес, лесонасаждение’; bois ‘лес; дерево (материал); древесина’. С самого начала колонизации лесоразработка и добыча древесины занимали важное место в развитии экономики и сельского хозяйства Канады, вероятно, поэтому квебекцы в акте номинации использовали метонимический перенос: bois как часть (дерево как материал, древесина) и bois как целое (лес)».

Различия в природной среде Франции и Квебека, кардинальные изменения в бытовом укладе франкоканадцев в новых географических, языковых и культурных условиях вызвали появление лексем, отражающих квебекские реалии. Во французских словарях данные лексемы либо отсутствуют, либо обозначены как канадизмы, например: rangsimple/double ‘фермерские угодья, расположенные по одной /двум сторонам основной дороги’; batture‘пляж, прибрежная полоса (обнажающаяся при отливе)’, мн. ч. прибрежная полоса, покрытая льдом, оставшимся после отлива; plaque m  ‘отмель’, ‘банка’ (ровное морское дно с колониями рыб); pree f ‘луг  на берегу реки, озера, моря’, fronteau ‘земля у берега реки’, lieu-dit‘местность, имеющая свое название’ и др.

Специфика  квебекской географической терминологии заключается в том, что разные термины могут использоваться для обозначения одного понятия. Из-за сходства географических объектов, которые они определяют, трудно найти различие между значениями слов: brisant‘подводная скала’, recif‘риф’, bancderoche‘риф, подводный уступ’, rocher‘cкала’, eperon‘отрог, выступ’, caye ‘коралловый риф’. С другой стороны, один и тот же термин может обозначать различные географические объекты или иметь разные значения в разных районах Квебека: TrouSaint-Patriceна Орлеанском острове относится к бухточке, TrouduBasque в районе Ривьер-дю-Лу – к подводной котловине. Объяснение данного факта кроется в том, что наряду с общефранцузскими международными терминами существует значительная часть диалектных и региональных терминов. Термин couleeимеет три разных значения на территории Квебека: 1) регион. овраг, лощина, по дну которого течет ручей (в Гаспезии); 2) канал (в районе озера Сен-Пьер, Квебек); 3) ручей, текущий по дну оврага, лощины (термин распространен в Квебеке и в диалектах Северо-Запада, Запада и Центральной части Франции, происходит от старофранцузского coulis ‘небольшой канал, жёлоб’; в Сентонже (Франция) для обозначения этого понятия используется термин couline).

Преобладание ойконимических и гидрографических терминов в составе топонимов обусловлено географическим положением провинции Квебек, т.к. наибольшая концентрация населения именно в треугольнике Квебек – Монреаль – Труа-Ривьер, что объясняется этнографическим фактором: реки и любые водные объекты всегда были для населения источниками воды, средством сообщения, удобным природным пограничным знаком, необходимым условием для совершения производственных процессов (LacBigot, RiviereCyriac, Baie-dUrfe). Кроме того, р. Св. Лаврентия образует на этой территории важную водную систему с Великими озерами, соединяя их с Атлантическим океаном. Достаточно распространенными являются также природные объекты, объединенные географическими терминами инсулоним и литоним. Географические названия, рождаясь как термины, при переходе в разряд топонимов подчиняются общим законам их становления и развития, а именно, написание с заглавной буквы и наличие артикля:LaPlaine, LesCaps, L’Ilet. Эта категория топонимов составляет ядро франкоязычного топонимикона, его наиболее устойчивую часть.

Из словаря «Noms et lieux du Quebec» нами отобран 1701 отапеллятивный топоним: франкоязычные - 1257 (74%) и аборигенные - 444 (26%). Из них с образным мотивационным значением - 270 единиц (15,9%): 213 фр. ед.; 17% (LeCasse-Cou, LeChapeaudeCastor, Lac Porte-Bonheur) и 57 абориг. ед; 12,8% (Pihu Titshih инд. ‘лапка рыси’. Система образов, закрепленная в топонимии данного языкового сообщества, свидетельствует о его этнокультурном опыте и традициях, так как субъект номинации – это всегда субъект национальной культуры. Возможность появления топонимической метафоры и ее интерпретация зависят от целого ряда исторических, социокультурных, материальных, этнических, временных и прочих факторов. В образной топонимии Квебека, как аборигенной, так и франкофонной, универсальное проявляется в наличии общих типов переноса, сгруппированных в пять лексико-семантических групп: «Человек» (фр. 67, 24,8%; абориг. 17, 6,3% ), «Семья» (фр. 5, 1,8%; абориг. 1, 0,3%), «Дом, хозяйство» (фр. 96, 35,6%; абориг. 17, 6,3%), «Окружающая природа» (фр. 38; 14,1%; абориг. 15, 5,5%), «Внешний мир» (фр. 64, 23,7%; абориг. 7, 2,6%).

Как видно из количественного анализа во франкоязычном топонимиконе наиболее широко представлена сфера «Дом, хозяйство», в то время как в аборигенных культурах сферы «Дом, хозяйство», «Окружающая природа» и «Человек» имеют практически равное соотношение. Сопоставление метафорических топонимов в разных языках – это всегда соизмерение двух разных способов представления национальных картин мира, способов варьирования от языка к языку языкового воплощения образа, которые наглядно демонстрируют соизмерение окружающей действительности с эталонами и стереотипами, выработанными на основе практического и этнического освоения мира носителем данной национально-языковой культуры.

По определению А.В. Суперанской поле в ономастике – это, прежде всего, определенная сфера соотнесенности имени [Суперанская, 2007, с.280]. Поскольку собственные имена – это лексические единицы, обладающие особой системностью со сложными отношениями параллелизма и контраста, а также с ослабленной связью с понятийной сферой, то знание границ и иерархии топонимических полей необходимо для того, чтобы сделать обозримым их словарный состав. Для выявления лексико-семантических доминант нами использована методика структурирования топонимического поля, имеющего иерархическую структуру: ядро, центр, периферия.

Полевая структура аборигенных топонимических полей

(444 ед.; 7,74%):

Ядро23; 5,2%. Wolinak ‘залив’, Shawinigan ‘хребет’.

Центр: «Мир природы» - 294; 66,1%:

  1. Физико-географические характеристики – 140; 31,5%. Baskatong ‘озеро в складку’, Waconichi ‘гора с рыхлыми скалами’.
  2. Флора – 33; 7,4%. Mitis ‘береза’.
  3. Фауна – 82; 18,4%. Matamek ‘с форелью’, Pichon ‘рысь’.
  4. Локализация в пространстве – 39; 8,8%. Sakuteyapihu‘болото внизу’.

Периферия: «Мир человека»-  127; 28,6%:

  1. Практическая деятельность – 42; 9,5%. Penicouane‘зимняя стоянка’.
  2. Мемориальные топонимы – 18; 4%. Sasabaskin, Pontiac.
  3. Агиотопонимы – 10; 2,3%. Manitou, Windigo.
  4. Образные названия – 57; 12,8%. Paugan‘трубка’, Onatchiway‘обман’.

Полевая структура франкоязычных

топонимических полей (5289; 92,25%):

Ядро (топонимизация географических терминов) - 373; 7,1%. LaPlaine‘долина’, LIslet‘остров’, LesCascades‘водопады’.

Центр: «Мир природы» - 907 ед.; 17,1%

  1. Физико-географические характеристики – 566 ед.; 10,7%. CapBlanc‘белый мыс’, IlesFlottantes‘дрейфующие острова’.
  2. Флора – 116; 2,2%.La Cedriere, La Fresniere, La Pinede.
  3. Фауна – 121; 2,3%. Lac Castor, La Martre, Baie des Homards.
  4. Локализация в пространстве – 104; 1,9%. Riviere du Nord, Ile Rasade Sud-Ouest.

Периферия: «Мир человека» – 4009 (75,8%)

  1.  Практическая деятельность – 280; 5,3%. La Peche, Lac Godendart, Lac des Journalistes.
  2.  Мемориальные топонимы – 2136; 40,4%. Cartier, Champlain, Richelieu.
  3.  Вторичные топонимы – 467; 8,8%. Brest, Picardie.
  4. Агиотопонимы - 887; 16,8%. La Conception, L’Ile-Saint-Eloi.
  5.  Образные названия – 213; 4%. Bonnet, Lac en C?ur, Le Casse-Cou, Lac Culotte.
  6. Неизвестные – 26 ед.; 0,5%. Lac Olga.

Ядро состоит из топонимизированных географических терминов: 373 фр. ед. (6,5%) и 9 абориг. ед. (2%). К центру отнесены топонимы, представляющие лексемы, близкие к прямой номинации географического объекта и отражающие собственные свойства объектов или их отношение к другим объектам: 907 фр. ед. (17,1%) и 294 абориг. ед. (66,2%). Распределение лексических подсистем, входящих в центр, зависит от большей или меньшей близости к выражению прямого обозначения реалий, наделенных характерными признаками. На периферии поля находятся лексемы, связанные с ядром или центром на основе смежных характеристик, выражающих вторичный номинативный признак «связь объекта с человеком» - 4009 франкоязычных (70%) и 127 аборигенных (28,6%). Это географические названия, относящиеся к практической деятельности человека, фиксирующие культурно-исторические характеристики лингвосоциума.

Только франкоязычный корпус тополексем включает: а) посессивные топонимы (RuisseauBettez), причём в гидронимах часто зафиксированы фамилии двух владельцев, земельные участки которых находились в верхнем и нижнем течении ручья (RuisseauLandry-Henault); б) вторичные (перенесенные) топонимы (Brest, Picardie). Специфика топонимии Квебека выражается в высокой частотности агиотопонимов – 887 фр. ед. (16,8%) и 10 абориг. ед. (2,25%). Эти способы номинации были всегда продуктивны именно во франкоязычной топонимии, но в каждую эпоху мемориальные именования имеют различное содержание, так как их появление обусловлено различными факторами: историческими, политическими, социально-экономическими, психологическими и мн. др.

В пятой главе «Топонимические квебецизмы» рассматриваются специфические особенности топонимии Квебека как материала для анализа квебекского варианта французского языка: 1) сохранение галлороманского наследия (архаизмы, историзмы): platon, verniere, moulange; 2) заимствования из других языков, с которыми входил в контакт квебекский французский язык (индианизмы, англицизмы, испанизмы и др.): Yamachiche, GlenLloyd, Caye a LoupsMarins; 3) дифференциальные признаки (формальные, семантические, грамматические, фразеологические, стилистические): Vlimeux, Suete, Bourroche, Plongeuх, Habitant, Canuckи др. В топонимии Квебека наибольший интерес представляют инновационные явления квебекской лексики – словарные единицы, не зафиксированные во французских толковых словарях, лексические квебецизмы и французские лексемы, получившие особое смысловое преломление – семантические квебецизмы, оказавшие значительное влияние на возникновение квебекского французского языка как такового. В квебекском варианте французского языка продолжаются многие внутренние традиции французской языковой системы и в то же время отдельные тополексемы показывают сложный путь адаптации французского языка к местным природно-географическим и социокультурным особенностям, в результате чего исконно французские слова могут отражать иные реалии, иную этническую культуру (decharge общефр. ‘водоотводный желоб и др.’, квеб. ‘река, в которую производится сток из озера’; cabane общефр. ‘хижина; убежище’, квеб. ‘сахароварня’). Как показывает наше исследование, возможности варьирования в пределах французского языка возникают как за счет собственно языковых средств, так и в связи с разнообразием факторов неязыкового, культурно-исторического характера.

Морфологическое словообразование в исследуемом материале представлено плюрализацией (грамматическим числом для обозначения множествa), суффиксацией, словосложением, аббревиацией. Структурно географические названия делятся на простые, производные, сложные топонимы и топонимы-словосочетания. К простым, однокомпонентным названиям относятся безаффиксные топонимы, образованные неморфологическим (лексико-семантическим) способом, без участия каких-либо словообразовательных элементов (топонимическая конверсия). Неморфологический или семантический способ образования топонимов подразделяется на следующие типы: онимизация аппелятивов (La Corne) и трансонимизация (Champlain, Beauce).

В производных топонимах сохранился архаичный суффикс -eux для обозначения качества и свойства (Cap Jaseux, Ruisseau Jureux (общефр. jaseur, jureur). Среди наиболее распространенных ойконимических топоформантов выделим: - ville, -ton, - bourg, - shire, - boro, - ham: Chartierville, Vinton, Charlesbourg, Cookshire, Marsboro,Chatham. Сложные географические названия включают компоненты, относящиеся к разным частям речи, в нашем материале выделены 14 наиболее продуктивных моделей (Rapides-de-la-Vache-Caille, Cran-Casse, Qui-Mene-du-Train, BaieHa!Ha! и др.).

На синтаксическом уровне сохранены архаичные конструкции с предлогомchez, des, a (эквиваленты предлога de в современном французском языке) для выражения принадлежности:RuisseauchezAlbert-Labillois, RuisseaudesBelanger, Pointe-aux-Trembles, Ruisseau a Matte и более многочисленные конструкции с предлогом de, например:La Visitation-de-Champlain, Saint-Alexis-des-Monts, а также постпозиция прилагательного в атрибутивных конструкциях:Cap Rouge, Bois Blanc. Посессивная функция предлога a носит реликтовый характер, так как в современном французском языке она полностью утрачена, тем не менее, в приведенных конструкциях предлоги a и de функционально эквивалентны, но десемантизированы, то есть выражают отношения логической зависимости между словами. В написании предложных конструкций топонимов нет единообразия, они пишутся как раздельно, так и с дефисом: Ile a l’Aigle, Ile-a-Lafond, однако в отдельных случаях служат для снятия омонимии (RiviereduLoup (р.) и Riviere-du-Loup (гор). Для топонимии Квебека характерны модели, где оба компонента – имена собственные:Jacques-Cartier, Charles–Jacques.

Большая часть квебекских топонимов-словосочетаний – это вторичные наименования, образованные на основе ранее существовавших топонимов путем добавления дифференцирующих определений: Nouveau Quebec, NewGlasgow. Делимитативная функция топонимов повлияла на их синтаксическую структуру. В многословных топонимах определяющий или определяемый компонент представляет развернутое словосочетание. Это как вновь созданные названия (Grand ruisseau Tortueux), так и оттопонимические конструкции (Riviere du Bois Blanc, Ruisseau de la Cote a Morasse) чаще с компонентом-уточнителем в постпозиции, образованные на основе беспредложной или предложной группы. Исследуемый материал показывает, что морфолого-синтаксическая структура топонимов Квебека подчинена грамматическому строю французского языка. Детерминантные словосочетания могут включать следующие компоненты: 1) географический термин: Archipel-du-Gros-Mecatina, Mont-Tremblant-Village, Vaudreuil-sur-le-Lac; 2)гидроним: Saint-Marc-du-Lac-Long; 3) ороним:  Saint-Tite-des-Caps; 4) хороним: Saint-Joseph-de-Beauce; 5) ойконим: Saint-Jean-de-Cherbourg; 6) агионим: Saint-Henri-Sainte-Anne; 7) антропоним: EtangAlbert; 8) определение локативное, указывающее на пространственные ориентиры (Saint-Jean-Sud-Ouest),и квалитативное, выделяющее признак или качество(Vieux-Port,Grande-Vallee-Sud-Ouest).

В заключении подводятся итоги работы и формулируются основные выводы.

Наше исследование служит подтверждением тезиса о том, что источником языкового варьирования французского языка в Квебеке являются внешние и внутренние факторы.

  • В восприятии географического пространства североамериканского континента французские поселенцы создавали определенные эталоны его измерения и фиксации, которые они привнесли в Новый свет, исходя из своего жизненного опыта, принципов жизнедеятельности и ощущений, характерных для национальной культуры Франции. Квебекская культура представляет собой сложный сплав французского наследия и североамериканской среды.
  • Топонимия Квебека формировалась в течение четырех столетий под влиянием различных сложных экстралингвистических и лингвистических факторов. В ней нашли отражение национальное видение окружающего мира, национально-художественная логика склада мышления франкофонов. В квебекской топонимике есть пласты, связанные с чертами народного миросозерцания, а также лексические слои, подверженные изменениям и исчезновениям.
  • В истории Квебека французский язык всегда рассматривался как основной инструмент сохранения квебекской идентичности и культуры. Обостренное этническое самосознание и сплоченность квебекцев способствовали их стремлению обособить французскую Канаду, прежде всего в языковой политике, что повлияло и на топонимический облик провинции.
  • Квебекский топонимикон содержит лексические единицы, отображающие взаимодействие и взаимовлияние различных культур, своеобразие окружающего мира, отличающееся от природно-климатических условий Франции: batture, crique, draveur, achigan, igloo и др.
  • Топонимы составляют неотъемлемую часть фоновых знаний носителей языка и культуры, аккумулируя социально-психологическую и культурно-историческую информацию, характеризующую географический объект. Проблема раскрытия имплицитной информации топонима, раскрытия его образного содержания и адекватного его восприятия, связана со спецификой национально-культурной семантики квебекского варианта французского языка. Например, ойконимы LePetit-Canada, имевшие первоначально пейоративный оттенок, встречаются во многих районах Квебека. Ранее это были небольшие селения с плохо развитой инфраструктурой и очень бедным населением. Название появилось в Новой Англии, где во второй половине XIX в. франкоканадцы объединялись в одном городском квартале или приходе, пренебрежительно называемые англофонами LePetitCanada. В конце XIX в., вернувшись в Квебек, франкоканадцы перенесли это название на новые места поселения.
  • Франсизация аборигенных топонимов происходит согласно установленным правилам транслитерации индейских названий на французском языке, унифицированной орфографии инуитских топонимов. Нормализация гибридных топонимов происходит в пользу франкоязычных названий. Аборигенные топонимы, содержащие географические термины, переводятся на французский язык и не используются в официальных названиях, если только не входят в состав топонима. Географический термин записывается по-французски даже в том случае, если он включен в аборигенное название: Lac Kachinukamach, где kamach ‘вода, озеро’.
  • Наличие английских названий в квебекской топонимии обусловлено следующими факторами: 1) близостью американской границы; 2) доминированием англоканадского населения в соседних с англоязычными провинциями районах Канады; 3) исторически сложившимися традициями. Это прямые заимствования, кальки, семантические, грамматические,стилистические. Часть английских слов претерпели орфографическую и фонетическую адаптацию во французском языке: crique < creek, еastmain< еast main, сoats<coast, drave<drove; blizzard<blastage.
  • Внутренняя форма топонимов, их коннотация, образы, вызываемые ими, связаны с культурно-историческим своеобразием квебекской лингвокультуры. Анализ исследуемого материала позволил установить системные связи между топонимами, их взаимодействие и функционирование, способы номинации и мотивирующие основы топонимов. В практическом материале выявлены структурно-семантические модели, демонстрирующие различные способы их реализации.
  • В аборигенной топонимии широко представлена сфера «Мир природы», где доминируют топографические ориентиры: природные особенности рельефа, разнообразие флоры и фауны, локализация в пространстве. В сфере «Мир человека» большая часть аборигенных топонимов относится к практической деятельности человека, характеризующих назначение географического объекта. Небольшое число меморативов объясняется их более поздним появлением под влиянием европейской традиции именования.
  • Во франкофонной топонимии сфера «Мир природы» представлена географическими названиями, появившимися в самом начале колонизации, когда отбор основных мотивирующих признаков происходил в соответствии с указательной функцией топонима (расположение и тип объекта) или характеризующей функцией (форма, размер, высота, протяженность объекта, специфические признаки (скорость течения, чистота воды, характер почвы и т.п.). Бoльшую часть франкоязычных топонимов сферы «Мир человека» составляют культурно-исторические названия с посессивной и указательной функциями (антропонимы, агиотопонимы, топонимы, связанные с хозяйственной деятельностью человека), а также искусственно созданные названия - результат целенаправленного словотворческого акта, принадлежащие специально культивируемым системам. Это топонимы, относящиеся к сфере вторичной номинации (перенесенные топонимы).
  • Топонимический материал может служить косвенной характеристикой этноса, так как в нём содержатся свидетельства материальной и духовной культуры народа в том виде, как об этом говорят, мыслят и рассказывают сами носители языка, варианта языка, диалекта, говора, т.е. представители этноса. Консерватизм как характерная черта квебекского варианта французского языка (сохранение диалектизмов, архаизмов, историзмов) объясняется географической удаленностью Квебека от Франции, длительным отсутствием прямых контактов с метрополией, обособленностью франкофонов в англоязычным окружении и результатом стойкого сопротивления квебекцев опасности ассимиляции, у истоков которого находились различие вероисповедания и национальных традиций.
  • Квебецизмы-неологизмы на основе французского языка, обозначающие новое явление или понятие североамериканской действительности, являются заново образованными словами (LeGrand Ecorchis ‘отвесные скалы’) или семантическими неологизмами, т.е. переосмыслениями французских слов (portage, habitant, rang). Например, квебецизм rang ‘ферма, расположенная перпендикулярно к реке или дороге’ обозначает специфичную для этой страны реальность, обогащая и расширяя смысловое поле французского слова. Дальнейшая эволюция этого слова привела к появлению понятий rang simple ‘фермерские угодья, расположенные по одной стороне дороги’, rang double ‘фермерские угодья, расположенные по двум сторонам дороги’, vivre dans les rangs ‘жить вдали от города’, venir des rangs ‘приезжать из глухой деревни’.
  • В квебекском варианте французского языка продолжаются многие внутренние традиции французской языковой системы и в то же время отдельные тополексемы показывают сложный путь адаптации французского языка к местным природно-географическим и социокультурным особенностям, в результате чего, как показывает наше исследование, исконно французские слова могут отражать иные реалии, иную этническую культуру. В нашем материале это дивергенты: формальные (L’ileduBic, LeBicquet, l’ileBicquette ; LeDomaine-du-Roy, L’Islet), грамматические (LacauxDeuxDecharges(употребление артикля перед числительным), Ruisseau Jureux (общефр. jureur ‘ругающийся, бранящийся’), семантические (LesRigolets от фр. rigole‘канавка, сток; узкое место в течении реки (где водятся  некоторые породы рыб)’; квеб. ‘ручеёк, канавка вокруг дома’), функциональные (PointeleHeuот фр. heurt ‘холм, пригорок; квеб. heu‘отвесные скалы, крутой обрывистый берег’ или ‘коса, о которую разбиваются волны’) и квебецизмы-неологизмы (LacduButton ‘озеро’ и квеб. ‘холмик, пригорок’).

Проведенное исследование позволяет заключить, что основные положения, вынесенные на защиту доказаны. Выдвинутая нами гипотеза полностью подтвердилась:

  •  Внешние вариации, способствовавшие возникновению различий во французском языке Франции и Канады, - это пространственные, временные и социальные факторы, а именно:

а) иная природно-географическая среда;

б) территориальное и политическое разделение Франции и Квебека в течение четырех столетий, различные экономические и исторические условия;

в) разные языковые контакты, оказавшие решающее воздействие на образ жизни, физиологию и психологию некогда единых по этническим признакам французов и квебекцев, в настоящее время все еще близких по происхождению, языку и уровню общественного развития.

  • К внутренним вариациям следует отнести:

          а) наличие диалектного и архаичного фонда французской лексики в квебекской топонимии, отражающего состояние разговорного французского языка в период его распространения на территории Канады (XVI-XVII вв.). Это слова, завезенные в ранний период колонизации, позднее они исчезли из употребления во Франции, но сохранились до настоящего времени в Квебеке;

б) распространение просторечной лексики в квебекской топонимии объясняется историей освоения континента французскими первопоселенцами, преимущественно крестьянами и ремесленниками. Данный пласт тополексем отражает их реальную жизнь, непосредственный опыт, доступную пространственную и духовную сферу, связанную с исконными занятиями крестьянина, рыбака, охотника, лесоруба, ремесленника и др. Восприятие природных реалий североамериканского континента проходило сквозь призму культуры, унаследованной из Франции;

в) в квебекском варианте французского языка нормирующее влияние литературного французского языка было ослаблено, поэтому возникают различного рода явления внесистемного характера, хотя и содержащиеся внутри этой системы. Это - протезы, эпентезы, метатезы, синкопы, апокопы, народная этимология и т.д. Относительно самостоятельный характер развития квебекского французского языка проявляется в том, что превращение несистемных элементов в системные происходит не спонтанно или регулярно, а выборочно. В этом процессе превращения действует не только естественный отбор, но и социально обусловленный подбор.

Язык и культура вариативны, они меняют свои формы в пространстве и времени, в зависимости от социальных, политических и экономических условий, поэтому неудивителен широкий диапазон различий в историческом опыте французов и квебекцев, о чём свидетельствует проведённое этнолингвистическое исследование топонимии Квебека. Изучение этого уникального опыта вариативности французского языка североамериканского континента на топонимическом материале представляет особую ценность для романского языкознания и ономастической науки.

Перспективным направлением для дальнейших исследований представляется изучение ассоциативных связей квебекских топонимов, которые часто становятся именами – символами, переплетающимися с национальными образами. Хороним и ойконим Квебек является символом французской Канады, ее самобытности и традиций; из-за многочисленных соборов, церквей и названий улиц в честь святых неофициальное название г. Монреаль - «город всех святых» или «город ста колоколов». Тополексемы Квебек и Монреаль имеют повышенную словообразовательную активность и включены в состав многочисленных реалий, составляющих перспективу дальнейших исследований в этом направлении. Предметом дальнейших лингвистических исследований могут стать следующие направления: 1) историческое развитие и современное состояние квебекского антропонимикона (личные имена, фамилии, прозвища), представляющие несомненный интерес для романистики, социолингвистики и дериватологии; 2) специфика квебекской фольклорной ономастики, занимающей особое место в системе стилистических ресурсов языка народной словесности и отражающей самобытность квебекского фольклора как особой ее разновидности; 3) формирование и функционирование образных номинативных единиц как источника реконструкции народной модели мира; 4) национально-культурные традиции реализации пространственных и временных концептов в топонимической лексике, т.к. для осмысления таких категорий, как пространство и время требуется достаточно высокий уровень абстрактного мышления; 5) проблемы переводческой ономастики, связанные с трудностями межъязыковой передачи имен собственных и др.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора общим объемом 90,52 п.л.

Монографии:

  • La toponymie du Quebec. Oulan-Oude, 2004. – 151 p. – 8 п.л.
  • Аборигенные топонимы Квебека. – Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2010. – 201 с. – 11,9 п.л.
  • Франкофонная топонимия Квебека (этнолингвистический аспект). – Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2011. – 352 с. – 22 п.л.

Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных

ВАК РФ:

  • Агиотопонимы Квебека в социо-культурном аспекте. Вестник МГУ, Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. М., 2005. № 4.- С. 140-147. – 0,46 п.л.
  • La toponymie aborigene du Quebec. Иностранные языки в школе. М., 2005, № 1. – С. 106-110. –  0,6 п.л.
  • La toponymie eurocanadienne du Quebec. Иностранные языки в школе. М., 2005. № 3. – С. 93-96. – 0,5 п.л.
  • Олимпиада французского языка в Квебеке. Иностранные языки в школе. М., 2006. №2. – С. 103-105. – 0,6 п.л.
  • Концепт «северность» в топонимии Квебека/ Вестник МГУ, Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. М., 2007. № 4. – С. 141-156. –  0,93 п.л.
  • Шулунова Л.В., Доржиева Г.С. Международная научно-практическая конференция в Бурятии. Вестник МГУ, Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. М., 2007. № 1. – С.239-240. (в соавторстве) – 0,05 п.л.
  • Les toponymes curieux du Quebec / Иностранные языки в школе. М., 2009. № 6. – С. 107-112. –  0,7 п.л.
  • Этнотопонимы Квебека. Вестник МГУ, Серия 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. М., 2010. № 4. – С. 113-121. –  0,52 п.л.
  • Топонимы-этнографизмы во франкоканадской лингвокультуре. Вестник БГУ, Филология. Улан-Удэ, 2010. Вып. 10. – С. 150-155. – 0,7 п.л.
  • Этнолингвистические характеристики франкоязычной топонимии Квебека. Вестник БГУ. Романо-германская филология. Улан-Удэ, 2010. Вып. 11. – С. 43-49. - 0,8 п.л.
  • Географические термины Квебека. Вестник ИрГТУ. Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2011. № 1. – с. 258-263. – 0,7 п.л.
  • Литература Квебека в зеркале топонимической номинации. Вестник БГУ. Филология. Улан-Удэ, 2011. Вып.10. – С. 91-96. – 0,7 п.л.
  • Фитотопонимы Квебека: лингвокультурная характеристика. Вестник БГУ. Романо-германская филология. Улан-Удэ, 2011. Вып. 11.– С. 36-41. – 0,7 п.л.

Учебные пособия

  • Структура и семантика бурятских и французских антропонимов: Учеб.-метод. пособие. Улан-Удэ, 2000. – 100 с. – 5,8 п.л.
  • Топонимия Королевской дороги Квебека: учебное пособие для спецкурса по топонимике для студентов IV курса языковых факультетов. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2008. – 195 с. – 11,4 п.л.
  • Топонимия Королевской дороги Квебека: учебное пособие для спецкурса по топонимике для студентов IV курса языковых факультетов [Электронный ресурс]. Система дифференцированного Интернет-обучения ГЕКАДЕМ. – Улан-Удэ, 2007. – Режим доступа: http//www.hecadem.bsu.ru
  • Кленовый лист или истоки флористических символов Квебека /Франкоязычные культуры: проблемы языка и общества: уч. пособие / под ред. Т.Ю. Загрязкиной. - М.: Изд-во Московского университета, 2011. - С. 127-140. – 0,8 п.л.

Словари:

  • Доржиева Г.С., Пушкарёва Ю.Г. Словарь-справочник «Улицы Улан-Удэ – памятники истории». Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2010. – 243 с. – (в соавторстве) - 7,4 п.л.

Статьи, тезисы докладов в научных сборниках и журналах

    • Компьютерная лексикография: проблемы и перспективы (на материале урбанонимии г. Улан-Удэ / Человек, культура и общество в изменяющемся мире// Сборник научных трудов в 2 ч. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2011. Ч.2. – С.29-31. – 0,17 п.л.
    • Л.В. Шулунова – основатель научной школы «Региональная ономастика» /Актуальные проблемы гуманитарных исследований// Материалы научной сессии, посвященной 60-летию д.ф.н., проф. Л.В. Шулуновой. Улан-Удэ, 2011. - С. 25-31. – 0,8 п.л.
    • Неформальная лексика как лингвокультурный феномен французской Канады/ Межкультурная коммуникация: аспекты дидактики // Материалы межвузовского семинара. Улан-Удэ, 2011. Вып. 3. - С. 81-86. – 0,35 п.л.
    • Становление и развитие урбанонимии г. Квебек (Канада) / Языковое пространство города // Материалы Всероссийской науч. конф. - Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. – С. 15-18. – 0,47 п.л.
    •  Отражение традиционной культуры аборигенов в региональной топонимии Квебека / Иностранные языки в Байкальском регионе: опыт и перспективы межкультурного диалога // Материалы междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 50-летию факультета иностранных языков и 15-летию Бурятского государственного университета. - Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. – С. 40-41. – 0,23 п.л.
    • Тематическая группа «морской флот» во франкоканадской топонимии / Восточное общество: проблемы стандартизации, тенденции и перспективы в образовательном пространстве Азиатско-Тихоокеанского региона // Материалы международной научно-практической конференции. Улан-Удэ: Изд-во Бурятского госуниверситета, 2010. – С. 133-136. – 0,46 п.л.
    • Проблемы стандартизации географических названий / Теория и практика преподавания востоковедных дисциплин // Материалы межвузовского методического семинара (16 марта 2010 г.). Вып. 5. – Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2010. – С. 128-132. – 0,29 п.л.
    •  Проблема этнической идентичности аборигенов Квебека / Межкультурная коммуникация: аспекты лингводидактики // Материалы межвузовского методического семинара (20 ноября 2009). Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2009. Вып. 2. – С.47-59. – 0,76 п.л.
    • Доржиева Г.С., Гуржапова В. (IV курс ФИЯ) Семантический способ образования французских эпонимов / Язык. Культура. Коммуникация // Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2009. – С. 47-52. – (в соавторстве) – 0,14 п.л.
    • Топонимические квебецизмы /Язык. Культура. Коммуникация // Материалы межрегиональной научно-практической конференции. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2009. –С. 43-47. – 0,29 п.л.
    • Проблемы именования внутригородских объектов г. Улан-Удэ / Языковая картина мира Байкальского региона // Материалы регион. науч.-практ. конф. (г. Улан-Удэ, 27 мая 2009 г.) – с. 209-217. – 0,52 п.л.
    • Гуржапова В., Доржиева Г.С. Эпонимизация как один из способов терминологической номинации / Языковая картина мира Байкальского региона // Материалы регион. науч.-практ. конф. (г. Улан-Удэ, 27 мая 2009 г.) – с. 246-251. (в соавторстве) – 0,17 п.л.
    • Актуализация концепта «страх» в легендах Новой Франции / Высшее гуманитарное образование XXI века: проблемы и перспективы // Материалы IV международной научно-практической конференции. Филология и другие науки. Самара: ПГСГА, 2009. Т. 2. - С.- 108-109 – 0,23 п.л.
    • Морфолого-синтаксическая характеристика топонимов Королевской дороги Квебека / Исследования в области французского языка и французской культуры: языковая картина мира и межкультурная коммуникация // Материалы  III международной научной конференции. – Пятигорск: ПГЛУ, 2009. – С. 97-102. – 0,35 п.л.
    • Гуржапова В., Доржиева Г.С. Французские эпонимы в международной терминологической номенклатуре / Азиатско-Тихоокеанский регион: история и современность-III: материалы международной научно-практической конференции студентов и аспирантов 13-16 мая 2009 г. Улан-Удэ, 2009. - С. 165-166. (в соавторстве) – 0,1 п.л.
    • Учебная программа дисциплины «Типология бурятских и французских антропонимов» / Теория и практика преподавания востоковедных дисциплин // Материалы межвузовского методического семинара. Улан-Удэ, 2008. Вып. 2. – С.86-95. – 0,58 п.л.
    • Им подвластны секреты имён. Бурятия, № 161, Улан-Удэ, 2.09.2008. – С.4. – 0, 05 п.л.
    • Этнокультурная характеристика топонимов Бурятии и Квебека: общее и частное // Имя. Социум. Культура: материалы международной II-ой Байкальской ономастической конференции. – Улан-Удэ, 2008. – С. 101-105. – 0,58 п.л.
    • Морфонологические характеристики топонимов Королевской дороги Квебека // Языковые и культурные контакты различных народов: материалы международной научно-методической конференции. - Пенза, 2008. – С. 33-36. – 0,23 п.л.
    • Топонимические легенды: архетипы межнациональной культуры // Межкультурная коммуникация: аспекты дидактики: материалы межвузовского методического семинара. Улан-Удэ, 2008. – С. 61-69. – 0,52 п.л.
    • Национальный ономастикон: проблемы семантической типологии // Проблемы лингвистического краеведения: материалы Всероссийской научно-практической  конференции. Пермь, 2007. – С.115-121. – 0,4 п.л.
    • Роль этнического фактора в формировании региональной топонимии // Междисциплинарные лингвистические исследования: материалы международной научно-практической конференции. Кемерово, 2007. – С. 69-75. – 0,4 п.л.
    • Концепт «свой»-«чужой» в региональной топонимии Квебека // Восточное общество: интеграционные и дезинтеграционные факторы в геополитическом пространстве АТР: материалы научно-практической конференции. Улан-Удэ, 2007. – 92-99. – 0,81 п.л.
    • Семантическая характеристика французских прозвищных фамилий // Языковые и культурные контакты различных народов: материалы международной научно-методической конференции. Пенза, 2007. – С. 33-36. – 0,23 п.л.
    • Вторичные топонимы Франции и Квебека // Квебек в исследовательской практике и образовательных программах РГГУ (по материалам заседаний «круглого стола» научно-образовательного центра РГГУ «Москва-Квебек»). М., 2007. – С.118-135. – 1 п.л.
    • Топонимия Квебека в культурно-историческом аспекте // Проблемы региональной ономастики: материалы V Всероссийской научной конференции. – Майкоп, 2006. – 137-140. – 0,23 п.л.
    • Эволюция концепта «родина» в топонимии Квебека. Вестник БГУ. Серия 6: Филология. Улан-Удэ, 2006. Вып. 10. - С.140-147. – 0,46 п.л.
    •  Архаизмы и диалектизмы как источники географических названий // Ономастическое пространство и национальная культура: материалы международной научно-практической конференции. Улан-Удэ, 2006. – С. 62-68. – 0,4 п.л.
    •  Географические названия: проблемы трансонимизации // Ономастическое пространство и национальная культура: материалы международной научно-практической конференции. Улан-Удэ, 2006. – С. 158-165. – 0,93 п.л.
    • Фольклорные топонимы Квебека // Актуальные проблемы профессионально-педагогической и научно-исследовательской деятельности в языковом вузе: сборник научных статей, посвященных 45-летию ФИЯ и 10-летию БГУ. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2005. – С. 66-69. – 0,23 п.л.
    •  Проблемы языковых контактов в топонимии Квебека // Единицы языка и речи: межвузовский сборник научных трудов. Улан-Удэ: Изд-во БГУ, 2005. Вып 4. – С. 124-129. – 0,35 п.л.
    •  Региональные географические термины Квебека / Современные проблемы языкового образования: методический и филологический аспекты: Материалы Первой Всероссийской студенческой научно-практической конференции // Современные лингвистические и филологические исследования. Нижний Тагил: Изд-во Нижнетагильской гос. социально-педагогической академии. 2005. Ч. II: – С. 186-188. (в соавторстве) – 0,05 п.л.
     





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.