WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Трактат Амир Хусрава Дихлави «Эъджази Хусрави» («Чудо Хусрава») и традиции эпистолярного жанра в истории персидско-таджикской литературы (X-XIV вв.)

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

                                                                              На правах рукописи

 

МИСБОХИДДИНИ НАРЗИКУЛ

 

ТРАКТАТ АМИР ХУСРАВА ДИХЛАВИ “ЭЪДЖАЗИ ХУСРАВИ” (“ЧУДО ХУСРАВА”) И ТРАДИЦИИ ЭПИСТОЛЯРНОГО ЖАНРА В ИСТОРИИ ПЕРСИДСКО-ТАДЖИКСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (X-XIV вв.)

10.01.03  - Литература  народов стран

зарубежья (таджикская литература)

 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

 

 

 

 

Душанбе  - 2009

 

Работа выполнена на кафедре истории таджикской литературы Таджикского национального университета

 

Научный консультант:        доктор филологических наук,

профессор Шарипов Худои

Официальные оппоненты:  доктор филологических наук,

профессор Абдусатторов Абдушукур                                          

                                         

                                         доктор филологических наук,

                                         профессор Сатторов Абдунаби 

                                                  

                                         член-корреспондент АН РТ, доктор  

филологических наук, профессор

Муллоахмедов  Мирзо

Ведущая организация:         Худжандский государственный университет

имени академика  Бободжана  Гафурова                                                                

 

Защита состоится «11» февраля 2010 г. в 1330 часов на заседании диссертационного совета Д 737.004.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете (711025, г. Душанбе,  пр. Рудаки 17).

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таджикского национального университета (711025, г. Душанбе,  пр. Рудаки, 17).

 

Автореферат разослан «____»________________2009 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук,          

профессор                                                                    Нагзибекова М. Б.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Письмо (эпистола) в истории мировой литературы, у цивилизованных народов, в том числе и у персоязычных, с древнейших времен признается неотъемлемой частью литературы, её специфическим видом. Древнегреческий философ Эпикур известен в истории всемирной литературы как первый классик эпистолярного жанра (2, 4)1. Литературное наследие некоторых писателей составляют письма (послания). Термин письмо как вид литературы (эпистолярия), или же произведение, написанное в форме переписки, также пришло из Древней Греции (2, 4).

Письмо и эпистолография в персидско-таджикской литературе имеют древнее прошлое, образцы такого рода литературы встречаются также в текстах доисламских времен. Однако эпистолография свое усовершествование и развитие как отдельного жанра литературы получила в эпоху ислама. Тогда же данный род литературы признается как особая и самостоятельная часть литературы и известные литераторы и писцы пишут по нему теоретические труды и практические пособия. Одним из таких произведений является книга Амир Хусрава Дихлави (1253-1325) “Чудо Хусрава” (“Эъджази Хусрави”) весьма большого объема, состоящая из пяти трактатов.

Это бесценное произведение является первым всеобъемлющим теоретическим трудом, который дает сведения о теории эпистолографии и её направлениях. Одна из важнейших особенностей этой книги заключается в том, что автор свои теоретические выкладки подтверждает письмами, различными по форме и содержанию, что поднимает значение данного сочинения и как практического пособия. Композиционно-структурное построение пяти трактатов “Эъджази Хусрави” до Амир Хусрава оригинально и ни у одного из авторов до него не встречается. Амир Хусрав, критически изучив известные до него повествовательные стили, предлагает свой специфический стиль, который и в настоящее время не потерял своей научной ценности. Всестороннее изучение этого важного сочинения и выявление его вклада и роли в развитие персидско-таджикской прозаической литературы, на наш взгляд, является важной и актуальной задачей современного литературоведения.

Основной целью нашего исследования является монографическое, с приминением методов современного литературоведческого анализа, изучение шедевра Амир Хусрава и подготовка к изданию научно-критического текста всех пяти трактатов “Эъджази Хусрави”. Выбор темы исследования обоснован тем, что упомянутая книга имеет теоретический характер и написана с целью представления особого писательского стиля. Основной отличительный признак писательского стиля Амира Хусрава заключается, прежде всего, в смешении обычного, традиционного стиля с открытиями и новшествами, привнесенными поэтом, в результате чего и проявился особый, ни на что не похожий, своеобразный стиль, который мы назвали хусравани. В связи с этим возникли вопросы: существовал ли такой стиль в прошлом? Какое прошлое имели традиции письмоводства и сочинения пособий по писательскому творчеству до эпохи Амира Хусрава? Теоретические проблемы писательской деятельности попадали ли в поле зрения ученых или нет?

С целью ответы на эти вопросы была выбрана данная тема диссертации. Усилия автора диссертации направлены на то, чтобы в какой-то степени решить вопрос об истории и теории эпистолографии в персидско-таджикской литературе, проследить эволюцию данного вида литературной деятельности вплоть до эпохи Амира Хусрава. Нам представляется, что выбранная нами тема ярче и нагяднее осветит вклад и нововведения Амир Хусрава. Необходимость исследования данной темы также заключается в том, что для писательской деятельности вообще, для грамотного изложения мыслей и особенно важно познание поэтических и прозаических текстов древней персидско-таджикской литературы, знание древних памятников, имеющихся шедевров литературы и пособий по литературному творчеству.

Необходимость исследования выбранной темы также вытекает из степени научной изученности видов персидской прозы, в том числе эпистолярного жанра. К настоящему времени персидско-таджикская эпистолография и её направления не исследованы на должном научном уровне. Мы не достаточно осведомлены о проблемах идейной, тематической и композиционной эволюции эпистолярной прозы, в то время как эпистолярный жанр в истории литературы, культуры наряду с другими видами прозы “является могучим и ценным сокровищем, который смог на протяжении веков с полным достоинством и совершенным мастерством распознать разнообразные стороны мыслей и взглядов, творческие элементы иранской литературы и отразить в себе” (17, 1-2).

Надо отметить, в таджикском литературоведении имеются ценные исследования по теории видов классической прозы, из них наиболее полным и интересным является книга профессора Худаи Шарипова “Теория прозы” (9), которая по постановке вопросов, методике решения поставленных проблем и исследовательскому взгляду автора в современной мировой иранистике не имеет себе подобных.

Книгу Насирджана Салимова, озаглавленная “Стилевые этапы и эволюция видов прозы в персидско-таджикской литературе (IX-XIII вв.) (7) можно считать показателем того, что  исследование таджикской прозы поднялась на качественно новую ступень. В этой книге предметом исследования стали «зарождение и формирование прозаических жанров в персидско-таджикской литературе IX-XIII вв. и сделана попытка определить отличительные критерии жанров на протяжении их исторической эволюции.

Среди перечисленных проблем наиболее важной среди исследуемых нами проблем, является вопрос развития прозаических жанров, их эволюции, превосходства одних над другими и отличия каждого из них. Как ясно из четвертой главы книги, при исследовании распространенных видов персидской прозы и её особенностей, автор выделил литературный вид письма под названием «тарассул (мактубот ва муншаот) - составление писем (письма и документы)» (7, 351-359).

Если рассмотреть все исследования, посвященные различных видов классической прозы, то становится ясно, что в этой области весьма широк спектр проблем, требующих изучения, хотя на основе существующих исследований определение их не вызывает трудности. Одной из таких проблем является эпистолярная проза и эпистолография, для её решения существующими научными изысканиями и публикациями некоторых письмовников созданы все необходимые условия. Наше исследование, посвященное неразработанным проблемам персидско-таджикской прозы, особенно эпистолографии и её видов, в монографическом плане является первым. 

Степень научной разработанности темы. Как известно, персидско-таджикская классичуская поэзия завоевала, без преувелечения, весь цивилизованный мир, в чем большая заслуга и её исследователей. К сожалению, классическая проза этой же литературы изучена более слабо, а её эпистолярный жанр, можно сказать, не изучен вовсе. Если обратиться к научным трудам по литературоведению других народов, то выяснится, что теория прозы, в том числе и эпистолографии, разработаны глубже и лучше, тогда как ученые иранисты большой частью занимались сбором и публикацией образцов писем или сборников-письмовников. Некоторые ученые в своих трудах, посвященных общим проблемам персидско-таджикской литературы, касались тех или иных аспектов теории развития классической прозы и только.

Таким образом, ни в одном из доступных нам современных исследований мы не нашли монографического решения таких вопросов, как: что представляет собой письмо (эпистола), его особенности как специфического вида литературы, искусство составления писем, его внутренние закономерности, традиции и новаторство, этикет общения в письмах и т.д. Изучив доступный научный материал зарубежных ученых, прежде всего русских литературоведов, мы пришли к выводу, что эпистолу (письмо, послание) можно исследовать по следующим аспектам: письмо как вид литературного текста, письмо как литературный жанр, исследование разных суждений по теории эпистолографии и письмоводства, зарождение и развитие письма, изучение эпистолярного жанра в разные периоды литературы, состояние видов писем в разные этапы развития литературы, эпистолярный жанр в произведениях отдельных литераторов, источниковедение и эволюция эпистолярных источников в разные периоды истории, исследование поэтики письма, особенностей текстов, этикета общения в письмах, стиль художественных произведений, написанных в форме писем, творческое лицо писателя в его письмах, анализ стиля писем литераторов и т.д.

Как видно, спектр подлежащих тщательному и всестороннему исследованию проблем по эпистолографии довольно широк, и русские и зарубежные исследователи эпистолографии оценивали и характеризовали письмо с разных точек зрения, с разных позиций. В своей диссертационной работе мы ограничимся исследованием проблемы закономерностей и традиций эпистолографии (вплоть до эпохи Амира Хусрава Дихлави), анализом и комментированием шедевра Амира Хусрава “Чудо Хусрава” (“Эъджази Хусрави”).

Среди научных трудов зарубежных исследователей мы нашли только одну диссертационную работу на русском языке, посвященную проблеме эпистолографии в персидско-таджикской классической литературе. М.Х.Бехруз написал исследование на тему “Хусайн Ваиз Кашифи и его произведения эпистолярного жанра (XV-XVI вв.)”, в третьей главе которого на основе материала двух сочинений Хусайн Ваиза Кашифи - “Махзан ул-иншо” (“Сокровищница письма”) и “Сахифаи шахи” (“Шахская страница”) попытался изучить и определить каноны средневековой литературы и их отражение в эпистолярном жанре.

Из таджикских исследователей только З.Ш.Хасанова в своей кандидатской диссертации под названием “Сами и теория эпистолярного стиля в таджикской литературе XIX в.” обратила внимание на проблему эпистолярного стиля в персидско-таджикской классической литературе. З.Хасанова, в основном, проанализировала состояние эпистолярной литературы в XIX в., т.е. в период жизни Мирзо Азимиддина Сами Бустани (1837-1909) и на основе трактата Сами «Сохраненное искусство» («Санъати махзун») определила теоретические взгляды Сами и исследовала художественные средства украшения речи - фигуры и тропы, вошедшие в «Санъати махзун».

Письмо и письмоводство (Epistolarity) как отдельный литературный жанр, литературные произведения, написанные в форме переписки подвергались исследованию и европейскими учеными. Такого рода исследования для нас интересны своими теоретическими и методологическими аспектами.

Необходимо отметить, что современные ученые, подобно Хусайну Хатиби, Мухаммадтаки Донишпажуху, Манучехру Донишпажуху, Мухаммадхусайну Тасбехи, Х. Шарифову, М. Бакоеву, А. Саттарзаде, М.Нарзикулу, У. Тахирову в своих работах по проблемам классической литературы коснулись некоторых аспектов исследуемой нами темы.

Наиболее полные, обобщающие сведения о письме и истории его развития мы нашли в книге Х.Хатиби “Наука о прозе в персидской литературе” (16, 283-428). Вторая глава этой ценной книги озаглавлена “Анализ прозы и её частей” и первый её раздел посвящен “тарассулот и макотиб” – “перепискам и письмам”.

Иранский ученый Мухаммадтаки Донишпажух в своей статье “Секретарство и писательство” (“Дабири ва нависандаги”), которая опубликована в четырнадцати номерах журнала “Народ и искусство” (“Мардум ва хунар”), упоминает несколько книг, отражающих лучшие образцы искусства и знаний писцов (21, 45, 56-59). Другой ученый Манучехр Донишпажух является автором книги, имеющей непосредственное отношение к теме нашего исследования - “Развитие эпистолографии в персидской литературе” (22), - написанной по двум причинам: “Первое то, что необходимо исследование некоторых произведений на персидском языке и персидской литературы, которые называют “письма” – “нома” и их видов, с приведением истории его развития и прозаических, и поэтических образцов, накопившихся на протяжении тысячелетий существования персидской литературы” (22, два). Цель написания вышеназванной книги отражена в двух главах: в первой автор собрал 45 прозаических писем из 44 источников, а во второй - 35 поэтических писем из 22 источников. Автор из прозаических и поэтических текстов так подобрал образцы писем, что они отражают все многообразие видов эпистолярного жанра персидской литературы.

Сайид Али Муайяд Сабити в своей книге “Документы и исторические письма (с начала периода исламизации и до конца эпохи Шаха Исмаила Сефевида)” (15) собрал документы и исторические письма из различных письмовников и охарактеризовал их.

Об эпистолографии и её эволюции и развитии в сжатой форме можно найти сведения в предисловиях сборников писем, подготовленных и изданных литературоведами в разные годы (1, 299-307; 21; 22, 1-32).

Об изучении, анализе и исследовании “Чудо Хусрава” (“Эъджази Хусрави”) надо отметить, в таджикском литературоведении более всех подробно изложил свои мысли и суждения Х.Шарипов, кратко охарактеризовал изучаемый трактат покойный М.Бакоев, об этом объемном труде высказывали свои мнения А.Саттарзаде, пишущий эти строки, У.Тахиров. Надо заметить, что все их высказывания и рассуждения носят предварительный, ознакомительный характер.

Муса Дуруди в своей докторской диссертации под названием “Изучение жизни и произведений Амира Хусрава Дихлави”, во второй части работы упоминает прозаические сочинения Амир Хусрава. Эта глава состоит из двух разделов, первый назван “Чудесный трактат” (“Расаил ул-эъджаз”) и второй – “Другие прозаические произведения”. В первом разделе приведены общие сведения о структуре сочинения.

В начале второй половины прошлого века в Афганистане жизнь и творчество Амир Хусрава вызвали особый интерес к. В 1953 году в честь шести веков славы со времени зарождения поэзии и шести с половиной веков со дня смерти Амир Хусрава в Кабуле был организован и проведен международный научный семинар. Статьи, прочитанные на этом семинаре, были изданы в виде сборника под заглавием “Семинар Амир Хусрава Балхи” (14) при старании и усилиях Факир Мухаммада Хайрхаха. Одна из статей принадлежит перу самого составителя сборника, в котором он приводит сведения о рукописях произведений Амир Хусрава в Афганистане (14, 445-459).

В упомянутом сборнике помещена статья востоковеда бывшего Советского Союза Баногули под названием “Амир Хусрав Балхи и советское востоковедение” (14, 417-422), в которой её автор остановился на научных разработках, осуществленных в Советском Союзе, касающихся Амир Хусрава и его наследия. В статье подчеркивается, что известные русские и советские востоковеды Крымский, Бертельс, Брагинский, Болдырев и другие при исследовании общих теоретических проблем литературоведения касались тех или иных аспектов творчества персоязычного классика Индии. Профессор Алексей Аркадьевич Стариков был первым ученым, посвятившим свою жизнь изучению творческой деятельности Амир Хусрава. Из исследования этого востоковеда следует, что он, в основном, изучал поэмы Амир Хусрава.

Ученые Узбекистана также неоднократно проявляли интерес к творчеству Амир Хусрава. Из доступных нам материалов стало известно, что с апреля 1966 г. на кафедре литературы зарубежных стран Ташкентского Университета было начато системное и планомерное изучение жизни и творчества Амир Хусрава Дихлави. Для исследования были определены 80 тем, на основе которых были написаны научные труды, однако по трактату «Чудо Хусрава» (“Эъджази Хусрави”) не было определено ни одной темы. Лишь было отмечено, что: «… в ближайшее время планируется приступить к серьезному исследованию его капитального труда «Эъджазе Хусрави», поскольку этот труд может и должен стать ключом к исследованиям его остальных произведений в художественном аспекте» (8, 8).

Из статьи Г.У.Туйчиева и Р.А.Ширалиева под названием «Работы по изучению творчества Амир Хусрава Дихлави» (8, 66-79), больше похожей на краткий каталог, вытекает, что до 1987 г. в бывшем Советском Союзе по различным проблемам творчества Амир Хусрава были осуществлены следующие исследования: 25 раз были изданы полностью или выборочно тексты произведений поэта, 14 человек защитили кандидатские и докторские диссертации, опубликованы 9 монографий, в различных журналах и газетах опубликованы 135 статьей. Об «Эъджазе Хусрави» же была написана всего одна статья.

Первым индийским ученым, обратившим свое внимание на жизнь и творчество Амир Хусрава Дихлави и особенно на его произведение «Эъджази Хусрави», был Шибли Нуъмани. Этот ученый в своей книге «Поэзия Аджама [Ирана – М.Н.] или история поэтов и литературы Ирана», отведя Амир Хусраву отдельную главу, высказал свои мысли, хотя и разрозненные, о структуре и основном содержании «Эъджази Хусрави», местами противоречащие друг другу.

В предисловиях к публикациям поэтических произведений Амир Хусрава, написанных такими учеными, как Амир Ахмад Ашраф, Саид Нафиси и Икбал Салахуддин (на урду) в перечне прозаических трудов поэта «Эъджази Хусрави» стоит на первом месте, но приведенные сведения имеют лишь ознакомительный характер.

Встает вопрос, почему так долго ни в Индии, ни в Иране и ни в Таджикистане такой фундаментальный и значимый для понимания зарождения и эволюции персидско-таджикской прозы труд не стал предметом пристального научного изучения? По мнению Худои Шарипова, «трудная форма писем привела к тому, что сегодня большая часть сочинений мастеров прошлого не имеет точного адреса своего исследования, в чем заключается одна из причин того, что до настоящего времени «Расаил ул-эъджаз» Амир Хусрава не попал в поле зрения ученых и не была выявлена его научно-литературная значимость» (9, 105).

Другая причина в том, что в последнее столетие и до настоящего времени высокохудожественный стиль письма, неразрывно связанный со средствами художественного украшения и логикой, в официальных и общепопулярных документах сменился стилем, ничего общего не имеющим с достижениями традиционного писательского мастерства. В литературных, эпистолярных сочинениях также ничего не осталось от традиционного писательского стиля. Отсюда почти нет интереса к произведениям, подобным «Эъджази Хусрави», посвященным проблемам писательского мастерства.

Ещё одна причина того, что исследователи не брались за изучение этого феномена в творчестве Амир Хусрава, заключается в трудности понимания и познания сущности суждений поэта. Потому как у него специфический, только ему присущий стиль, что ни до него и ни после него никто не обладал таким всеобъемлющим, упорядоченным и аргументированным стилем.

Поэтому всестороннее монографическое исследование «Эъджази Хусрави» и определение его настоящей ценности является актуальной и своевременной задачей.

Цель и задачи исследованияНаша диссертационная работа, по сути, имеет две основные цели: осветить основные этапы развития истории и теории эпистолярных традиций в персидско-таджикской литературе вплоть до эпохи Амира Хусрава Дихлави. И вторая - подробно и тщательно исследовать фундаментальный труд Амир Хусрава «Эъджази Хусрави» как отражающий все известные виды эпистолярных стилей, разновидности писем, особенности официальной государственной и частной, личной переписки, определить настоящую ценность этого произведения. Мы поставили перед собой дополнительную цель – ввести в научный обиход научно-критический текст «Расаил ул-эъджаз» с обширными комментариями, который является «Приложением» к монографическому исследованию.

Для достижения поставленных целей возникла необходимость в решении нижеследующих задач:

- изучение традиций письмоводства и сочинения пособий для писателей до эпохи Амира Хусрава;

- определение содержания и научно-литературного значения важнейших письмовников до изучаемой эпохи;

- определение научной ценности пехлевийских писем и пособий, традиций арабской эпистолографии;

- выяснение степени разработанности теоретических проблем прозы до эпохи Амира Хусрава;

- изучение в пределах необходимой проблемы истории развития и теории эпистолярного жанра, его стилей в персидско-таджикской литературе;

- в целях определения роли и места Амира Хусрава в развитии персидской прозы, изучение прозы и эпистолярных произведений поэта.

Другая группа задач, поставленных перед диссертантом, относится к исследованию пяти трактатов «Эъджази Хусрави»:

- определение важнейших источников Амир Хусрава при написании «Эъджази Хусрави»;

- анализ композиции и структурного состава «Эъджази Хусрави»;

- изучение характерных особенностей структуры и новшеств Амир Хусрава в его знаменитом труде;

- комментарии и объяснение литературных и профессиональных терминов в «Эъджази Хусрави»;

- исследование всех замечаний и ремарок на полях трактата «Эъджази Хусрави» и проблем понимания и восприятия персидско-таджикской речи на полуострове Индостан;

- анализ особенностей поэтики и стиля «Эъджази Хусрави» с выделением языковых, логических и литературных особенностей;

- изучение особенностей средств художественного украшения речи и новаторских нововведений Амира Хусрава;

- исследование степени следования стилю «Эъджази Хусрави» в персидской прозе и ознакомление с важнейшими произведениями, написанными в подражание ему.

Результатом решения вышеперечисленных задач явилась подготовка к изданию научно-критического текста с обширными комментариями всех пяти трактатов «Эъджази Хусрави» Амира Хусрава Дихлави.

Решение совокупности поставленных задач, по нашему мнению, даст возможность определить вклад и новаторство Амир Хусрава Дихлави в развитие персидско-таджикской прозы. 

Источники исследования. Важнейшими источниками нашего исследования являются нижеследующие: образцы сохранившихся писем с древнейших времен и до эпохи Амир Хусрава. Необходимо отметить, что не все образцы писем древности дошли до наших дней, о некоторых из них мы узнали из произведений Джахиза, Рагиба Исфагани (X в.), «Жемчужин прозы» («Наср уд-дурар») Абусаъда Мансур ибн Хусайна Абекатиба (ум. 1145), «Книги везирей и писцов» писца и историка Абуабдуллаха Мухаммада ибн Абдуса Джахшияри Куфи (ум. 943), «Алфехриста» Ибн Надима; сборники писем, дошедшие до эпохи Амир Хусрава: «Пособие для секретарей» («Дастури дабири») Мухаммада ибн Абдулхалика Механи, сборник «Торжественность в эпистолографии» («Джалолия дар илми мукотиба») Мухаммада ибн Али Алномуса Алхавари, «Ключи к письмоводству» («Мафотех ул-иншо») Мухаммада ибн Хаджи, «Богатство писца и желание ученика» («Гунят ут-котиб ва мунят ут-толиб») и «Правила переписки и звезды мудрецов» («Русум ур-расоил ва нуджум ул-фазоил») Хасана ибн Абдулмуъмина Хуйи, «Жемчужины прозы» («Наср уд-дурар») Абусаъда Мансур ибни Хусайн Абекатиба; литографическое издание «Эъджази Хусрави» в Лакнау и его рукописные списки. 

В процессе работы приходилось обращаться к толковым словарям, каталогам восточных рукописей, использовать книги по поэтике и труды научного и литературного характера, полный список которых приведён в конце диссертации.

Научная новизна. В данной диссертации впервые в отечественной и зарубежной иранистике всестороннему, подробному и глубокому исследованию подверглось фундаментальное, неизученное сочинение персоязычного классика Индии Амир Хусрава Дихлави «Чудо Хусрава» («Эъджази Хусрави») в неразрывной связи с изучением проблем традиции персидской эпистолярной прозы с древних времен и до эпохи изучаемого поэта. Автор, изучив в возможных пределах проблему истории и теории персидской эпистолографии, проследил исторический путь создания пособий для писателей и писцов, аргументировал свои выводы доступными материалами. Таким путем были выпукло и ярко показаны нововведения, вклад и усилия Амир Хусрава в эволюцию и расцвет персидско-таджикской прозы.

Впервые в востоковедении были изучены структура, композиция, содержание, тематика, сходство и отличие, суть предисловий, композиция и состав писем, новаторство, открытия, поэтика художественных средств украшения речи, пути и способы выразительности и действенности слова, различия повествовательных стилей и проблема стилистики всех пяти теоретических трактатов Амир Хусрава, объединенных под общим названием  «Эъджази Хусрави». Проанализированы и прокомментированы литературные и профессиональные термины, встречающиеся в «Эъджази Хусрави». Глубокому исследованию подвергся текст комментариев и замечаний, написанных на полях «Эъджази Хусрави», и дана оценка роли и месту персидского языка на полуострове Индостан, также определена личность комментатора на полях этого труда.

Особое внимание в диссертации автором работы уделено проблеме эволюции письма (эпистола) и писательскому методу Амир Хусрава Дихлави. Впервые в литературоведении сгруппированы и сформированы теоретические взгляды Амир Хусрава Дихлави, изложенные им в разрозненной форме в пяти трактатах «Эъджази Хусрави». Теория, предложенная Амир Хусравом, не имеет подобия в истории персидской эпистолографии, и сегодня она не потеряла своей научной и практической ценности.

Автор диссертации впервые в истории текстологии подготовил на основе четырех рукописей всех пяти трактатов полный научно-критический текст «Чудо Хусрава» («Эъджази Хусрави»). Подготовленный нами текст представлен в форме «Приложения» к монографическому исследованию. 

Методология и методика исследования. Для решения поставленных в работе проблем мы взяли на вооружение метод историко-сравнительного анализа, объективно - критический подход к литературным источникам и материалу, использовали нормативную поэтику, текстологические критерии и методы.

В процессе исследования мы использовали научный опыт и основополагающие труды таких известных ученых Россиии, Таджикистана, Ирана, Индии, Пакистана, стран Европы, как Д.С.Лихачев, М.М.Бахтин, Е.Э.Бертельс, А.А.Акишина, Н.Степанов, И.А.Лешутина, А.Г.Рогова, Х.Шарипов, А.Сатторов, А.Насриддинов, Н.Салимов, З.Сафо, С.Нафиси, М.Донишпажух, М.Дуруди,  Ш.Нуъмани, А.А.Ашраф, И.Салохуддин, В.М.Тодд, Дж.Г.Алтман и др.  

Научно-практическая ценность работы. Материалы исследования и результаты, полученные диссертантом, могут быть использованы:

а) при написании истории персидско-таджикской литературы, истории художественно- эстетической мысли иранских народов и, особенно, при составлении истории развития эпистолографии у персоязычных народов;

б) при написании учебников и учебных пособий по истории персидско-таджикской литературы для высших, среднеспециальных учебных заведений и средних школ;

в) при составлении курсов лекций по истории персидско-таджикской литературы, а также спецкурсов для высших учебных заведений;

г) при написании научных трудов по истории и теории эпистолярного жанра, особенностям жанра письма в персидско-таджикской литературе.

Наконец, научный материал диссертации, результаты и выводы её, несомненно, обогатят персидско-таджикское литературоведение, и будут способствовать решению многих теоретических проблем жанровых форм прозы, особенно письма (эпистолы), что, на наш взгляд, и составляет практическую ценность исследования.

Апробация работы.  Диссертационная работа была обсуждена и рекомендована к защите на расширенном заседании кафедры истории таджикской литературы Таджикского национального университета   30  июня 2009 г., протокол № 14  .

Результаты исследования опубликованы в виде отдельной монографии и  научных статей, перечень которых прилагается в конце автореферата.

Основные положения диссертационной работы также отражены в научных докладах и сообщениях, прочитанных автором на международных (Душанбе, 9-10 марта 2006 г.; 24-25 октября 2008 г.; Тегеран, 12-10 января 2009 г.; 14-15 января 2009 г.) и республиканских (Душанбе, 6-июля 1999 г.; Курган-тюбе, 3-4 июля 2003 г.) научно-практических конференциях, ежегодных научных конференциях профессорско-преподавательского состава ТНУ (2005-2009 гг.).

Структура диссертации. Структура нашей работы продиктована её задачами, и она состоит из введения, четырёх глав, заключения и библиографии, включающей 259 наименований и приложения. Работа изложена на 314 страницах компьютерного набора. Главы диссертации имеют разделы и подразделы.

Основное содержание работы

  Во Введении диссертации обоснованы актуальность темы исследования, определена степень её разработанности, поставлены цели и задачи исследования, обоснована его научная новизна, приведена краткая характеристика источников научного анализа и определены теоретическая и практическая ценность исследования.

Первая глава - «Эпистолярные традиции до эпохи Амир Хусрава Дихлави» состоит из четырех разделов, в которых исследуются пехлевийские письма и пособия по письмоводству, традиции эпистолографии в арабской литературе, зарождение персидской эпистолографии и её теория, вершины эпистолярного мастерства, отраженного в литературных произведениях и важнейшие, известные письмовники, составленные до эпохи Амир Хусрава.

О доисламских пехлевийских и арабских традициях эпистолографии и канонах составления пособий для писателей по стилистике большей частью мы пользовались сведениями, сохранившимися в исторических и литературных источниках, ибо кроме немногочисленных образцов, на которых мы остановимся, до нашего времени дошли разрозненные письменные эпистолярные памятники.

Важнейшие источники, использованные нами, следующие: произведения Джахиза, Рагиба Исфагани (X в.), «Жемчужины прозы» («Насруддурар») Абусаъда Мансур ибн Хусайн Абекатиба (ум. 1145), «Книга о везирях и писцах («Китоб ал-вузаро ва-л-куттоб») писца и историка Абуабдуллаха Мухаммада ибн Абдуса Джахшияра Куфи (ум. 943) и «Алфехрист» Ибн Надима.

Из всех доступных нам источников о писцах, секретарях и писателях доисламского периода и первых лет исламизации важнейшим является «Алфехрист» Ибн Надима, ибо в нем приведены более обширные сведения, которые нельзя найти в других источниках. Ибн Надим упоминает большое количество писцов той эпохи, среди которых немало иранцев.

Второй раздел третьей статьи книги Ибн Надима называется «Сведения о царях, писателях, проповедниках, письмоводителях, налоговых служащих и главах канцелярий и названиях их книг». В нем приводится много имен литераторов и ученых, принадлежавших к сообществу писцов и бывших авторами книг и трактатов. Все сведения книги Ибн Надима проанализированы в соответствующем разделе нашей работы.

Ибн Надим, упоминая писателей и своих коллег и приведя перечень их имен, выделил среди них писцов и тех, кто свои эпистолярные сочинения собрал в сборники. В диссертации мы определили особенности эпистолярной деятельности секретарей и писцов, перечисленных Ибн Надимом. Так, точно выявлено, что ниженазванные писцы имели сборники или книги по эпистолографии: Саъид ибн Хамид, Ибрагим ибн Исмаил, Саъд ибн Халид Бахтаган, Хамид ибни Мехран писец, уроженец Исфагана и занимался перепиской книг для Бармакидов, Ибн Яздад, Мухаммад ибн Мукаррам, Абдусалих, Маймун ибн Ибрагим писец, Натаха - Абуали Ахмад ибн Исмаил ибн Хазиб Анбари, Гасан ибн Абдулхамид, Мухаммад ибн Абдуллах ибн Харб, Бакр ибн Сард, Фазл ибн Марвон, Шалима – Мухаммад ибн Хасан ибн Сахл писец, Исхак ибн Сулама, Довуд ибн Джаррах, Абуабдуллах Мухаммад, Абдулхусайн ибн Савобо, Ибрагим ибн Иса, Ибн Занджи писец, Марзбани – Абуубайдуллах (или Абуабдуллах) и Мухаммад ибн Умран ибн Мусса ибн Саъид ибн Абдуллах.

Ибни Надим упоминает и других современных ему писцов, авторов книг, наиболее известными среди них были: Ибн Тустари - Саъд ибн Ибрагим ибн Тустари. Он ввел в эпистолографию саджъ - рифмованную прозу - и больше других использовал его в своем творчестве. Его перу принадлежат «Книга писем» («Китоб Ур-расоил») и «Сборник писем» по всем наукам» («Расоил ул-маджмуа фи кулли фан»); Саби - Абуисхак Ибрагим ибн Хилал ибн Ибрагим ибн Харун (или Захрун) - писец, поэт, геометр и был искусен в переписке, просодии и поэзии. Он автор многих сочинений, среди которых «Книга сборника писем» («Китаби девони расоил») в объеме около тысячи листов, охватывающая период до эпохи автора «Алфехрист» - а; Абумухаммад Хасан ибн Мухаммади Мухлаби - везир Муъизуддавла, автор письмовника; Сахиб - Абулкасим ибн Ибад, был непревзойденным мастером составления писем и автором книги «Сборник писем» («Дивани расоил») и т.д. (10, 222-223, 223-231).

Необходимо иметь в виду и писателей и писцов, сочинения которых дошли до нашего времени в малом количестве. Ибн Надим упоминает отдельно имена тринадцати таких писцов( 10, 2000).

В «Алфехрест» - е после перечня имен писцов и секретарей и названий их книг, идет раздел, озаглавленный «Темы, на которые были сочинены (письма) и приведены 38 тем, одна из которых «Письма, написанные царями другим царям мира» (10, 208). Отсюда следует, что письмо и эпистолография в те времена имели свою тематику.

Наконец, на основе сведений книги «Алфехрист» и фактов, приведенных Мухаммадтаки Донишпажухом в статье «Секретарство и писательство», можно составить список источников, в которых, хотя и кратко, даны теоретические выкладки о писательском мастерстве в начальный период ислама и о некоторых его особенностях в доисламскую эпоху:

1. «Коронная книга» («Китоб ут-тадж») Джахиза. Приводит сведения о дворе Сасанидов и арабах;

2. «Правила поведения писца» («Адаб ал-котиб») Абумухаммада Абдуллаха ибн Муслима ибн Кутайбы Дайнури (ум. 890 г.). На эту книгу Абумансур Мавхуб Джавалики (1073-1146) написал комментарии, изданные в Каире;

3. «Этикет правителей» («Одоб ул-мулук») Абулфараджа (или Абулаббаса) Ахмада ибн Тайиба ибн Марвана Сарахси (ум. 900 г.). Эта книга состоит из сорока глав, в шестой и тридцать первой главах, в которых речь идет о поведении служащих, приведены сведения о том, что должен знать писец-секретарь;

4. «Правила поведения писцов» («Адаб ал-куттаб») Абубакра Мухаммада ибн Яхья Савли Шатранджи Гургани (ум. 948 г.). Эта книга состоит из трех частей: в первой приведены сведения об эпистолографии и её стиле, во второй – о письменных принадлежностях и письме и переписке книг, в третьей - об имуществе, домашней утвари, видах податей, видах переписки и дан отрывок из правил арабской каллиграфии. «Адаб ул-куттаб» написана в подражание «Адаб ал-катиб» Ибн Кутайбы, и автор её свою книгу считает превосходящей сочинение Ибн Кутайбы;

5. «Собрание наук» («Джавомеъ ал-улум») Шаъйа ибн Фаригуна (ум. 911 г.). Эта книга состоит из двух статей (макала), в первой статье сначала сообщаются сведения о правилах эпистолографии, затем приведено избранное из тех наук, которых использовали в свой деятельности писцы той эпохи;

6. «Ключи к наукам» («Мафотех ал-улум») Абуабдуллаха Мухаммада ибн Ахмада ибн Юсуфа Хорезми писца (ум. 998 г.). Эта книга написана специально для секретарей и писцов, т.е. автор объяснил и прокомментировал все то, что должен был знать писец;

7. «Доказательство в способах изложения» («Ал-бурхан фи вуджух ул-баян») Абулхусайна Исхака ибн Ибрагима ибн Сулеймана ибн Ваххаба писца (сочинено после 947 г.).

Если внимательно вглядеться в личности знаменитых писцов, упомянутых здесь, то становится ясно, что большинство из них по происхождению иранцы, овладевшие в совершенстве арабским языком и написавшие свои произведения на нем. Их вклад в общее и всестороннее развитие арабской культуры неимоверно велик, что привело к смешению арабских и иранских элементов. Благодаря их литературным трудам сохранился бесценный опыт традиций доисламского письма, накопленного иранцами.

В первом разделе первой главы, озаглавленном «Пехлевийские письма и пособия», сначала рассматривается социальное положение писцов, затем пехлевийские письма и пособия.

Из существующих исследований, литературно-исторических источников, дошедших до нас образцов писем, сочинений доисламских  времен и начала исламизации вытекает, начиная с эпохи Сасанидов и позже, секретарей, писцов, служащих канцелярий, сборщиков налогов и счетоводов дворцов объединяло мастерство в письмоводстве, в составлении документов и писем. Во всех государственных устройствах они составляли большой социальный пласт общества и занимали в нем достойное место. Привилегированным это сословие считается со времен Сасанидов, а в эпоху ислама его положение ещё более укрепляется, возрастает уважение общества к нему.

Писцы наряду со своим основным занятием - составлением писем, занимались писательским трудом, создавая значительные литературные произведения. Ибн Надим  (ум. 385 хиджри / 193 г.) упоминает более 70 книг, переведенных до его эпохи с пехлевийского на арабский язык. Английский ориенталист Эдуард Виллиан Вест [Edward Willian West], переведший многие пехлевийские книги  на английский язык, собрал и издал 90 книг, относящихся к тем временам.

Среди перечисленых Ибн Надимом литературных писем упоминаются “Письмо Хусрава к Марзбану и его ответ” и “Письмо Ануширвана к вельможам страны” (20, 15).

Другая книга, содержащая интересные и нужные сведения, это “Пехлевейские и среднеперсидские язык и литература”, автором которой является Джахангир К.Тавадиа [Jahangir C. Tavadia] и переведенная на персидский Сайфиддином Наджмабади. Содержанием книги являются комментарии и разъяснения литературных произведений на среднеперсидском языке, охватывающие временной отрезок с начала правления Ашканидов и до конца четвертого века хиджры. Среди произведений, с которыми знакомит эта книга, имеются образцы писем и трафареты составления их:

1. Манучехр и его деяния: религиозные тяжбы - письма и указы. Комментарий к “религиозным тяжбам” - “доварихои дини” таков, что в приложении к книге имеется дополнительное письмо писателя и “это письмо можно считать образцом чистого и нетронутого, неповрежденного искусства составления письма, которое позднее расцвело на всей территории Ирана и, несомненно, прежде всего в эпоху Сасанидов” (13, 112-113);

2. Письма и указы о просьбах чистоты со стороны тех, кто стал нечист от трупа. По словам автора, «эти письма с точки зрения стиля писем, указов и пособий имеют особое очарование и ценность» (13, 117);

3. Другое письмо, являющееся явным образцом составления письма в эпоху Сасанидов, известно под названием «Письмо Тансара» («Номаи Тансар»). Это письмо написано на пехлевийском и во втором веке хиджры Ибн Мукаффой переведено на арабский язык, в шестом веке хиджры Ибн Исфандияр переводит его на персидский язык и помещает в книге «История Табаристана» («Таърихи Табаристан»).

Это письмо в диссертации проанализировано тщательно и подробно и обозначена его литературная значимость. Литературная ценность упомянутого письма заключается в том, что: во-первых, оно доказывает существование эпистолярного жанра, указывает на состояние письмоводства в доисламский период истории и интерес к переводам писем на арабский и персидский языки в период исламизации иранских народов и при её завершении.  Во-вторых, сам текст письма можно подвергнуть исследованию с различных аспектов как литературный источник. В-третьих, стиль изложения  (ход изложения мыслей, построение предложений, украшение текста арабскими и персидскими стихами, укрепляющие и подтверждающие высказанные мысли, полезность отдельных пунктов, соответствующих моральным предписаниям Ислама, которые, несомненно, в текст письма были введены в процессе переводов, введение высказываний известных личностей, подобных его светлости Али, вкрапление в текст рассказов, разнообразие стилей) являет собой совершенный литературный текст.

Композиционное построение текста письма вырисовывается с включением рассказов: рассказ о гробе, рассказ о жадности шаха, о любви к детям и её последствиях, рассказ о козлятах, рассказ о правителе по имени Джухтал и его детях (о смысле умеренности в требованиях и судьбе). Второй и третий рассказы введены в форме рассказ в рассказе. Рассказ о козлятах напоминает притчу о козлятах в «Книге попугая» («Тутинома») Зиёуддина Нахшаби, который, без всякого сомнения, эти рассказы взял из «Панча тантры», а основным источником этой книги является «Калила и Димна». Из этого явствует, что при составлении или редакции, или переводе писем пользовались и индийскими источниками, или же моралите древнеиндийской культуры были популярны и используемы в те времена.

Нам доступна книга под заглавием «Пехлевийские тексты», содержащая тридцать два больших и маленьких текста. Из этих тридцати двух текстов, приведенных в переводе, двадцать шестой текст озаглавлен «Традиции эпистолографии», и данный текст является древнейшим доступным вариантом из этого произведения. Низомиддин Захидов, беря во внимание мнение ученых, пришел к выводу, что этот трактат был известен под названием «Традиции написания писем» («Ойини нома набиштан»), «в действительности это глава из более объемной книги, другие части которой утеряны» (4, 25).

Особенности текста письма следующие: «это текст, состоящий из сорока четырех частей, объясняет стиль написания различных видов писем к различным людям с упоминанием образца. Текст письмо впервые был подготовлен и издан дастуром Пашутан Джи в 1848 г. в «Ваджаркарди дини».

В общем, значение этого текста состоит в том, что в нем переведены стили написания шестнадцати видов писем. Напрашивается вывод, что ещё в далекие доисламские времена иранцы выработали правила и каноны написания книг и трактатов.

Второй раздел первой главы назван «Эпистолярные традиции у арабов». В начале раздела в целях выяснения состояния писательской деятельности у арабов, представлены краткие сведения об организации канцелярского дела.

Изученные нами материалы показали, что на формирование письма и эпистолографии на арабском языке, прежде всего, оказал влияние эпистолярный опыт иранцев, накопленный ещё в доисламскую эпоху. Потому что с одной стороны правила и некоторые стилевые течения перешли в канцелярию халифов посредством прямого перевода или пересказа с пехлевейского на арабский язык и в становлении эпистолографии, переписки на арабском языке после принятия ислама они сыграли ощутимую роль. С другой стороны, писцы и писатели на арабском языке большей частью были выходцами из иранских народов. Формирование структуры письма и эпистолярной прозы на арабском языке тесно связано с деятельностью писателей-иранцев, писавших на арабском языке. Отсюда, результат исследования проблемы зарождения, распространения и совершенствования письма, эпистолярного стиля в начальном периоде этого вида литературной деятельности на арабском языке является показателем общего состояния проблемы и в последующие эпохи.

Согласно мнению Н.Салимова, сложившегося в результате изучения научной литературы по истории арабской литературы, «письмо и писательская деятельность у арабов в доисламские времена формируются на основе арамейского письма, но их письменная культура в два первых века хиджры выросла на основе письменного наследия Сасанидского Ирана и Византии… (7, 145-146).

На основании свидетельства Н.Захидова, «первым человеком, переведшим делопроизводство в Хорасане с персидского на арабский, был Исхак ибн Тулайки, писец» (4, 12). Большинство исследователей арабской литературы в вопросе перевода делопроизводства и документации с пехлевийского на арабский язык придерживались того же мнения. Так, Забехуллах Сафо считает, что Салих ибн Абдуррахман был учеником Заданфарруха, но после смерти своего наставника, несмотря на несогласие сына учителя – Марданшаха, осуществляет свою цель. Марданшах так проклинает Салиха: «Чтобы Бог уничтожил в этом мире твои корни, так же как ты срезал корни персидского языка» (19, 101).

Организация канцелярского дела в эпоху Саманидов также была на арабском языке, затем переведена на персидский язык. В правление Султана Махмуда его везирь Абулаббас Фазл Исфараини все канцелярии переводит на персидский язык. Канцелярский аппарат в эпоху Газневидов и Сельджуков был похож на аппарат Саманидов, хотя имелись небольшие различия в организации этих учреждений. Например, у Газневидов имелась отдельная «Канцелярия переписок» («Девони рисолат»), в эпоху Сельджукидов название этой канцелярии меняется, и её стали называть «Канцелярией указов, декретов, посланий и писем» («Девони тугро ва расоилу иншо»), т.е. более полно. Целью авторов пособий, прежде всего, было внедрение персидского языка на территории Сельджукидов.

Таким образом, если сравнить постановку делопроизводства и оформление документов у иранцев и арабов, то становится ясно, что арабы только при халифате создали специальный канцелярский аппарат и то под влиянием иранцев, имевших богатый опыт в делопроизводстве и эпистолографии.

Из исследования Н.Захидова вытекает, что доисламская арабская эпистолярная проза «состояла из весьма кратких писем, объем которых, по причине стремления арабов к сжатости и краткости и понимания их как совершенства, иногда всего из одной или двух строк и, разумеется, такой ограниченный объем не оставлял возможности для проявления писательского мастерства и научного вкуса» (4, 31). В доисламском Иране положение было совсем другим: «эпистолярная проза считалась одной из развитых литературных дисциплин и писательское искусство достойной деятельностью; сословие писцов, которое занималось этой наукой и искусством, стояло в одном ряду с привилегированными социальными слоями общества» (4, 31).

Позже с помощью иранцев арабы организовали и упорядочили делопроизводство. Из существующих исследований ясно, что у истоков арабской прозы стояли иранцы во главе с Абдулхамидом Катибом. Они арабскую прозу создали на основе доисламской пехлевийской прозы, смешав творческий опыт обоих языков. В результате родился конкретный повествовательный стиль, обладающий определенными особенностями. Нужно отметить, что писцы этого периода пользовались и достижениями ученых Древней Греции (Византии).

Хусайн Хатиби в своем исследовании отмечает, что «арабская эпистола времен невежества («джахилият», т.е. доисламский период) до нас не дошла. Наиболее древние существующие арабские письма приписываются пророку Мухаммаду, а именно, послания Пророка к Византийскому цезарю, Сасаниду Хусраву Парвизу и Халиду ибн Валиду (16, 310).

В книге Н.Захидова встречаем и образцы писем, написанные от имени правителей и власть имущих арабоязычными писцами иранцами. Так, упоминается, согласно сведения «Истории Табари» («Таърихи Табари»), относительно подробное письмо Абулало Салима Катиба, написанное от имени Хишама наместнику Ирана (4, 41). Или же «Послания к писцам» («Рисола ила-л-куттоб») Абулхамида катиба, считающееся его наиболее известным сочинением.

Таким образом, доступные нам источники представляют материал о том, что письмо и письмоводство были развиты у иранских народов и потому арабоязычные писатели и писцы в начальный период появления ислама своими важнейшими источниками и пособиями считали и использовали доисламскую эпистолярную прозу иранцев.

Третий раздел первой главы называется «Зарождение письма и теории эпистолографии на персидском языке». Автора исследования в этом разделе интересовали вопросы сбора и упорядочения образцов писем на начальном периоде их появления и формирования. По нашему мнению, проблема имеет два аспекта.

Первый аспект имеет практическое значение и связан с сбором и упорядочением образцов писем. На этом вопросе мы остановимся очень кратко, так как всестороннее изучение сборников писем выходит за рамки и цели нашей работы и является предметом отдельного, специального исследования. Другой аспект проблемы теоретического характера. Большей частью вопрос о теоретических пособиях по письму, помогающих усовершенствованию писательского мастерства.

Первый аспект проблемы рассмотрен нами в подразделе «Важнейшие сборники писем, составленные до эпохи Амир Хусрава». Одним из популярных научных направлений в средние века были сбор и упорядочение образцов своих писем или других авторов, которые берут свое начало с времен перевода с арабского на персидский язык канцелярской переписки и делопроизводства и продолжаются в настоящее время.

Первые упорядоченные сборники писем были составлены официальными придворными писцами, к сожалению, до нас дошли не все сборники прославленных писцов. Сбор и упорядочение написания писем связаны с периодом расцвета эпистолярной науки. Так, из источников нам известно имя первого официального придворного писца в эпоху ислама – это Мухаммад ибн Вассиф, секретарь канцелярии Яъкуба Саффарида, однако до нас от его творчества ничего не дошло. В источниках прославленные писцы зафиксированы с X в. и позднее, подобно руководителю канцелярией Султан Махмуда Газневида и его сына Султана Масъуда Абунасру Мушкану, ученику этого известного писца Абулфазлу Мухаммаду ибн Хусайну Бейхаки, продолжившего дело своего наставника, известному секретарю и писцу Харезмшахов Рашидаддину Ватвату, его коллеге и современнику, писцу и руководителю концелярией Султан Санджара Мунтаджибуддину Бадиъ Атобаку Джувайни, писцу Алауддина Такаша Харезмшаха Бахауддину Мухаммаду ибн Муайяди Багдади и другим.

Согласно имеющимся сведениям, первым человеком, занявшимся сбором своих писем в истории персидской литературы, был Абулфазл Бейхаки. К сожалению, сборники собранных им писем не дошли до нашего времени, но образцы его писем можно найти в тексте «Истории Бейхаки» («Таърихи Байхаки»). По признанию Бейхаки, он также собрал и хранил рукописные варианты писем своего учителя Абунасра Мушкана, но и они уже при его жизни были потеряны для потомков.

Древнейший упорядоченный сборник писем, дошедший до нашего времени, приходится на XII в. Известный писец и литератор двора Харезмшахов Саъдульмулк Рашидуддин Мухаммад ибн Мухаммад Абдуджалил Балхи (г.р. неизв. или же по некоторым данным 1087 - ум. между 1182-1183 или 1178-1183) часть из своих писем собрал в два сборника, известные научным кругам под названиями «Красоты мыслей и изящества редкостей» («Ароис ул-хавотир ва нафоис ун-наводир» и «Самобытность мыслей в письмах и стихах» («Абкор ул-афкор фи-р-расои ва-л-ашъор»).

Иранский ученый Касым Тувайсарикани подготовил к печати  сборник писем Рашидуддина Ватвата (12). По его мнению, этот сборник составлен между 551 г.х. /1156 г.н.э.-568 г.х./1173 г.н.э.

Свои письма Ватват сброшировал в два сборника, которые привел в определенный порядок своими руками: первый - это письма, написанные в разные инстанции халифата; второй - содержит письма, адресатами которых были везири халифа, великие цари века, Султан Санджар, эмиры, везиры и другие, затем идут указы и в конце личные письма.

Хронологически после Рашида Ватвата его коллега-современник Мунтаджибуддин Бадиъ Атабак Джувайни (г.р. и г. см. неизвестны) собрал и подготовил свои письма в сборник под названием “Пороги переписки” (“Утбат ул-катаба”), по предположению Казвини между 528-548 г.х./1104-1154г.

Письма, вошедшие в “Утбат ул-катаба”, по сути, можно разделить на две группы: письма к правителям и друзьям. В части писем к правителям помещена официальная государственная переписка, также туда вошли официальные государственные письма, указы и т.д., всего тридцать восемь эпистолярия.

Другой писец, сборник писем которого дошел до нас – это секретарь-письмоводитель Алауддина Такаша Харезмшаха Бахауддин Мухаммад ибн Муайяд Багдади (г.р. неизв.-ум. 1193г.). Сборник писем этого талантливого человека известен под названием “Помощь в написании писем” (“Аттавассул ила-т-тарассул”) и является образцем эпистолярной прозы XII в.

Это сочинение состоит из введения, двух глав, которые, по сути, являются предисловием, и трех частей. Введение содержит славословие Всевышнему, восхваление правящего султана и причину написания книги. О причине сочинения своего труда он сообщает, что когда он прославился на своем поприще, то большие сановники и аристократы попросили его собрать свои письма и оформить их в виде сборника.

В эту книгу вошли только письма, написанные в начале деятельности автора. Сам автор отмечает, что между письмами, вошедшими в сборник и теми, которые вышли из-под его пера намного позже, большая разница. Багдади имел намерение из своих поздних писем составить другой сборник. 

Структура книги “Аттавассул ила-т-тарассул” состоит из трех частей и главы в конце книги. В первой части собраны указы, приказы, договоры и разрешительные документы, другими словами, официальная эпистолярная проза; во вторую часть вошли письма, написанные от имени султана к вельможам и соседним правителям, и третья часть отведена дружеским письмам, т.е личным, любезно написанным автором великим людям своего времени и своим друзьям. Последняя глава книги содержит несколько отрывков писем, показывающих “начала видов посланий”. Эта глава является как бы образцом и примером для начинающих писцов, выполняет роль практического пособия.

Письмами Бахауддина Багдади в истории персидской эпистолографии начинается новый период, основными особенностями его являются мастерское владение речью, охват всех существующих писательских течений и стилей и искусное и обильное использование средств художественной выразительности.

Другая книга, являющаяся сборником писем, называется “Рай писцов и сады сердец” (“Равзат ул-куттаб ва хадикат ул-албоб”) и составлена в XIII в. Абубакром Куняви по прозвищу Садр на основе его собственных писем. Как отмечается, по просьбе своих друзей он собрал свои эпистолярные сочинения в сборник, содержащий 14 писем, которые Садри Куняви написал эмирам и вельможам своего времени, начиная с правления Абакахана и до падения византийских Сельджукидов.

Основная часть книги содержит 59 писем, которые можно распределить, беря во внимание адресаты, так: 1. Письма к различным людям, занимающим разнообразные должности по разным темам и дружеские - 44 письма; 2. Ответные письма - 3 письма; 3. Письмо к учителю, которого он называет “наимудрейшим [человеком] последнего времени Бадриддином Яхя, да помилует его Бог» - 1 письмо; 4. Поздравительные письма - 7 писем; 5. Письма соболезнования - 3 письма; 6. Письмо-наставление - 1 письмо к одному из друзей.

Наличие книги “Равзат ул-куттаб ва хадикат ул-албоб” является доказательством того, что в Малой Азии тех времен персидский язык играл большую роль, был официальным, популярным, языком официальных документов и художественных произведений.

Вклад придворных профессиональных писцов в расцвет и развитие письма и эпистолографии весьма велик. Именно они “довели написание посланий на персидском до высшей степени красноречия, совершенства и соблюдения необходимой политики в речах” (12, 79).

Последующее развитие и совершенствование эпистолографии мы изучили на основе материалов письмовников, составленных известными поэтами и писателями, дошедших до нашего времени и доступных нам.

Среди 99 произведений знаменитого философа Абухамида Мухаммада ибн Мухаммада Газзали (1058-1111) упоминается труд под названием “Персидские письма” (“Макотиби фарси”), настоящее название его “Мудрость народа из трактатов Его высокопреосвященства” (“Фазоил ул-аном мин расоили Худжат ул-ислам”).

Составитель сборника писем выбрал из общего количество писем Абухамида Газзали те, которые, на его взгляд, отвечали на многие морально-этические проблемы и назвал соответствующе.

Письма распределены в пять глав: а) письма, написанные к правителям и султанам; б) письма, написанные к везирям; в) письма, написанные к эмирам и государственным деятелям; г) письма, написанные знатоком исламской юриспруденции и религиозными деятелями; д) разрозненные части и проповеди, озвученные или написанные в разное время.

Среди трудов на персидском языке Ахмада Газзали (ум. 1123), младщего брата Мухаммада Газзали, собранных в книге “Сборник трудов на персидском языке Ахмада Газзали” (“Маджмуаи осори форсии Ахмади Газзоли”), имеются и его письма. Писем всего семь и им дано общее название “Письма Ахмада Газзали к Айнулкуззату Хамадани” (“Номахои Ахмади Газзоли ба Айнулкуззоти Хамадани”).

Согласно сообщению Абдурахмана Джами, Айнулкуззат Хамадани встречался с Шайх Имамом Ахмадом Газзали и между ними состоялась беседа (1, 70). Анализ писем Ахмада Газзали показал, что все письма написаны в виде ответов на вопросы, заданные Айнулкуззатом Ахмаду Газзали. В начале сборника дается перечень вопросов.

Из писем Ахмада Газзали явствует, что его с Айнулкуззатом Хамадани (г.р. 490 г.х./1097 г.н.э. - ум. в 33 или в 35 лет) связывали очень близкие дружеские отношения.

Сборник писем Айнулкуззата состоит из трех томов и называется «Письма Айнулкуззата Хамадани». Первый том содержит 64 письма, второй - 127 и третий - 159. Письма Айнулкуззата отличаются от других писем тем, что содержат мистические взгляды и считаются суфийской литературой.

Нужно сказать, что важнейшая жанровая особенность письма как единицы, рождающей полноценное литературное произведение, ясно проступает в письмах Айнулкуззата. Каждое его письмо - это отдельное произведение, написанное с целью выяснения одного какого-либо вопроса, иногда же одного вопроса в нескольких письмах.

Также знамениты дошедшие до нас письма Хакима Санаи Газневи (1079/80-1140). От него осталось 17 писем. Написаны они друзьям, близким, везирям, вельможам Газни и Бахрамшаху Газневиду.

Дошли до нас и письма прославленного поэта XII в. Афзал уд-дина Бадил ибн Али Хакани Ширвани (1120-1198), известные как “Письмы Хакани” (“Муншаоти Хокони”). Имена корреспондентов и названия писем приведены в начале книги “Муншаоти Хокони”, количество их равно 60.

Из современников Амир Хусрава Дихлави оставили потомкам свои письма Мавлана Джалолиддин Балхи (1207-1272) и Фахруддин Ираки (1210-1289). Письма Джалолиддина Балхи, озаглавленные “Письмы” (Мактубот”) ученым и литераторам были известны и раньше, но пять писем Ираки были найдены позднее. Согласно исследованию Б.Максудова, “по свидетельству ханум Н.Мухташам среди листов одной старой рукописи сборника писем и посланий, хранящейся под №4 в Национальной библиотеке Ирана, имеются пять писем Ираки” (6, 327).

1 Первая цифра указывает на порядковый номер цитированной книги в «Библиографии», вторая означает страницу цитаты.

По выводам Б.Максудова, “Ираки в этих письмах свои цели изложил противоположной стороне, высказывая больщую симпатию и особую искренность, на персидском языке, смешанном с арабскими предложениями и бейтами, подкрепленными аятами и хадисами”, такой стиль является “манерой изложения Ираки” (6, 328). Следовательно, можно предположить, что письма Ираки написаны манерой письма братьев Газзали.

В конце этого раздела упомянуты ещё пять сборников писем, о которых мы нашли сведения в литературных и исторических источниках.

В подразделе этого раздела“Краткая история развития эпистолярного жанра, теории эпистолографии и сочинение пособий для писателей” - рассматриваются следующие вопросы: общие моменты эпистолярного искусства в процесе изучения литературных произведений: “Пособие по письмоводству” (“Дастури дабири”) Мухаммада ибн Абдулхалика Механи, проблемы писательского труда с точки зрения Механи, мысли Механи о видах и пределах написанного, сборник “Блестки в науке переписки” (“Джалолия дар илми мукотиба”) Мухаммад ибн Али ал-Намус ал-Хавари, “Ключи к письмам” (“Мафотех ул-иншо”) Мухаммад ибн Хаджи, «Богатство писца и желание ученика» («Гунят ут-котиб ва мунят ут-толиб») и «Правила переписки и звезды мудрецов» («Русум ур-расоил ва нуджум ул-фазоил») Хасана ибн Абдулмуъмина Хуйи, «Жемчужины прозы» («Наср уд-дурар») Абусаъда Мансур ибни Хусайн Абекатиба.

В истории нашей литературы немало трудов, в которых затронуты общие вопросы эпистолярного искусства и приводятся рассказы из жизни знаменитых писцов, но мы, как пример, приводим в своем исследовании лишь «Четыре беседы» («Чахор макола») Низами Арузи Самарканди и «Кабус-наме» Унсур ул-маоли Кайкавуса ибн Искандера ибн Кабуса ибн Вушмагира.

Труд «Пособие по письмоводству» («Дастури дабири») Мухаммада ибн Абдулхалика Механи (ум. между 1181-1189 гг.), будучи трактатом о правилах составления писем и деловых бумаг, является первой доступной нам книгой по теории эпистолографии на персидском языке.             

«Дастури дабири» написано как пособие для начинающих. Книга состоит из двух частей: теоретической части и образцов писем и ответов, как дружеских, так и государственного делопроизводства. Необходимо отметить, что автор для образцов не брал целиком всё письмо, а только основные, необходимые места.

Дружеские письма Механи демонстрируют образцы персидской прозы первой половины двенадцатого века, при сравнении с такого рода письмами, приведенными в «Расаил ул-эъджаз» Амира Хусрава, оказывается, что они далеки от многословия, украшения различными оборотами, от нововведений и новшеств. Стиль писем Механи не выходит за рамки общей стилистики его времени, в нем в умеренном количестве встречаются и аяты из Корана, арабские обороты, стихи и притчи, приведенные вперемежку с персидскими стихами, притчами и мудрыми изречениями. Нами подробно проанализированы мысли Механи по вопросам многосложных слов, основного направления письмоводства, стиля речи, видов и рамок написанного.

Автором ещё одного сборника «Джалолия дар илми мукотиба» является Мухаммад ибн Али ал-Намус ал-Хавари, книга состоит из двух частей. Первая часть сборника носит теоретический характер, имеет четыре главы. В них рассмотрены следующие проблемы: значение эпистолографии, составление писем и правила выборок, благородство науки составления писем и её превосходство над выборками, разделение темы писем на четыре части по ошибкам. Вторая часть сборника состоит из трех глав: о дружеских письмах, о сходствах и основательности, о заглавии трактата.

Хавари считает письмоводство «наукой о переписки [книг и т.д.]» («илми китобат»), и в эту науку вводит несколько других дисциплин по причине связанности их с искусством переписки. Из его размышлений проистекает, что в его понимании выражение «наука о переписке [книг]» является более обширным понятием. Его частью являются эпистолография, составление писем и эпистолярная проза.

«Мафотех ул-иншо» Мухаммада ибн Хаджи является кратким трактатом, состоящим всего из 10 листов. Трактат написан прозой, смешанной с поэзией, и анализ его стиля, проведенный самим автором, показывает, что в стиле изложения он опирается на усложненность и украшательство. Из структуры и содержания трактата явствует, что он написан, как краткое пособие по письмоводству, для изучения специфических эпистолярных оборотов и предложений и понимания их места при использовании в многочисленных письмах. Поэтому он назвал свое сочинение «ключом» для начинающих заниматься письмоводством.

«Богатство писца и желание ученика» («Гунят ут-котиб ва мунят ут-толиб») и «Правила переписки и звезды мудрецов» («Русум ур-расоил ва нуджум ул-фазоил»), являются памятниками эпохи турецких Сельджукидов, содержание их относится к письмоводству. Оба трактата издал турецкий ученый Садик Аднани Арзи на основе единственных рукописных списков, хранящихся в книгохранилищах Турции. По его мнению, трактаты написаны в конце XIII и в начале XIV вв., в период упадка государства Сельджукидов.

Автором обеих произведений является Хасан ибн Абдулмуъмин Хуйи, о жизни, личности и других произведениях которого у нас нет никаких сведений. Из предисловия трактата «Русум ур-расоил ва нуджум ул-фазоил» узнаем, что по письмоводству у него был и другой сборник, который «содержал редкие двустишия (бейты) и много удивительных слов».

«Наср уд-дурар» Абусаъда Мансура ибн Хусайна Абекатиба (ум. 1145) является единственной теоретической книгой, относящейся к нашей теме, переведенная в изучаемый нами период на арабский язык. Мы знаем место нахождения двух рукописных списков этой книги: один хранится в Национальной библиотеке Исламской республики Иран и другой в Библиотеке Малик той страны. Из аннотации первой рукописи ясно, что «Наср уд-дурар» является резюме «Нузхат ул-адаба» («Чистота в литературе») самого автора.

Вторая рукопись, просмотренная нами, переписана в 900г.х./1495г. неудобочитаемым почерком и состоит из 163 листов. Два первых листа совершенно невозможно прочитать, однако из всего текста книги можно сделать вывод, что она состоит из 16 глав. Каждая глава озаглавлена, основное содержание книги относится к анализу арабских слов и многочисленных говоров, наречий, также рассматриваются вопросы молитв, притчей, аллегорий, видов звезд и местопребывания луны и т.д. Другими словами, все темы рассматриваемой рукописи вращаются вокруг арабской речи, арабских слов, но М.Донишпажух придерживается мнения, что в «Наср уд-дураре», кроме греческой и исламской литературы, имеется глава о персидских науках и иранской политике» (21, 14).

Вторая глава - «Проза и эпистолография в творчестве Амира Хусрава» - посвящена исследованию роли Амира Хусрава в истории персидской прозы, прозаических произведений Амира Хусрава, «Чудо Хусрава» («Эъджази Хусрави») и его источников и вопросам следования «Эъджази Хусрави» в персидской прозе. Эта глава имеет четыре раздела.

Первый раздел называется «Место Амира Хусрава в истории персидской прозы». Насколько мы восхищаемся и ценим мастерство и талант Амира Хусрава Дихлави в поэзии, мы должны на том же уровне оценить и его прозу. Потому что его стиль в прозе, с точки зрения манеры изложения, поэтических фантазий и нововведений и открытий, не ниже и даже не равен, но решительно и неоспоримо можно утверждать, в какой-то степени выше, чем в поэзии.

Прозаические произведения Амира Хусрава вообще, и «Расаил ул-эъджаз» особенно, хронологически были созданы после стихов, вошедших в состав его пяти диванов, поэм «Пятерицы» («Хамса»), пяти поэм на местную тематику. Другими словами, важнейшие прозаические произведения Амира Хусрава, за исключением прозаических предисловий диванов и отдельных отрывков из писем, были написаны им в конце жизни.

Второй раздел - «Прозаические сочинения Амира Хусрава» - посвящен определению числа и научной значимости прозы Амир Хусрава. Из существующих исследований и доступных нам аргументов становится ясно, что о количестве произведений Амира Хусрава и сочинениях, приписываемых ему, ученые не пришли к единому мнению и по этому вопросу продолжаются споры. Этому талантливому литератору приписано много произведений, среди которых имеются и известные нам прозаические пять трактатов «Расаил ул-эъджаз», историческое сочинение «Сокровища завоеваний» («Хазоин ул-футух»), «Польза от учености» («Афзал ул-фавоид») и предисловия к его пяти диванам.

Наибольшим по объему и важнейшим прозаическим произведением Амира Хусрава является «Расаил ул-эъджаз», более известное как «Эъджази Хусрави» («Чудо Хусрава»). Второе по объему прозаическое сочинение Амира Хусрава - это «Хазоин ул-футух», которое ещё называют «История Алои» («Таърихи Алои»), охватывающее исторические события времени правления Султана Алоуддина Хилджи (1296-1316). О времени написания, структуре и композиции, содержании и стиле изложения событий «Хазоин ул-футух», провел краткое, но конкретное и ясное исследование покойный М.Бакаев, исключающее повторный возврат к изучению этого труда (3, 224-227).  

Третье прозаическое сочинение Амира Хусрава «Польза от учености» («Афзал ул-фавоид») содержит воспоминания писателя о нравоучительных собраниях и проповедях его наставника - Низомуддина Авлия. Это произведение, судя по литографии, изданной в 1884 г. в Дели, состоит из двухсот страниц. У нас в руках избранное из этого издания, и из него нам известно, что книга состоит из двух частей. Первый том «содержит различные истории, услышанные в различное время», т.е. Амир Хусрав записывал все, что слышал из уст своего наставника. Во втором томе интерес Низомуддина Авлия направлен больше к рассказам о пророках и мистическому пути. Из предисловия произведения ясно, что такова была просьба Амира Хусрава, и Шайх исполнил её.

Предисловия его диванов составляют часть прозаических произведений, и их мы назвали научной прозой. Потому как в предисловиях, кроме биографических сведений, изложены его мысли о поэтической деятельности литератора, о подборах псевдонимов, проверке поэтического таланта, о времени начала сочинения стихов, об интересе к поэзии Санаи, Анвари, Хакани и написания ответов на их стихи, о том, что в поэзии у него не было учителя… все эти темы правильно будет назвать научно-критическими взглядами поэта.

Из предисловия диванов самым подробным и информационным считается предисловие третьего дивана, сохранившееся в виде рукописи. Согласно письменным сведениям в Энциклопедии Индостана, предисловие дивана «Блеск совершенства» («Гуррат ул-камал») было издан в Дели. Из этого предисловия и его исследования становится известно, что Амир Хусрав свои исследования по теории поэзии применил в своей практической деятельности. Такой способ выражения своих мыслей в истории персидско-таджикской поэтики весьма редок.

Таким образом, в число известных и доступных прозаических произведений Амира Хусрава, за исключением отдельных писем, которые до написания «Эъджази Хусрави» существовали разрозненно, нужно ввести эти три прозаических произведения, упомянутых ранее, и предисловие пяти его диванов.

Из наших исследований становится ясно, что Амир Хусрав приступил к сочинению прозаических произведений во второй половине жизни, и этот момент заслуживает особого внимания. Не без причины литераторы, начавшие свою творческую деятельность с поэзии, во второй половине жизни обратились к прозе: вторая половина жизни человека, особенно мудрой, талантливой, творческой личности, является периодом накопления жизненного опыта, самоанализа и логических исследований жизненных событий и личной индивидуальности, духовной зрелости. Поэтому в этот период для творческого человека неизменно важно знать, о чем думать, что сказать и как сказать, чтобы его мысли и сочинения остались потомкам. Общеизвестно, что одна из целей литературного творчества - обессмертить свое имя. 

Причин написать книгу «Эъджази Хусрави» прозой много, и они разнообразны, одна из них связана с вышеназванной проблемой.

Став эрудированными, получив глубокие знания в поэзии и поэтике, литераторы Индостанского полуострова стремились испытать себя, свои талант в прозе, и это было обычной традицией. Как нам известно, значителен этой традиции был Амир Хусрав.

Третий раздел - «Эъджази Хусрави» и его источники» - посвящен исследованию источников, на которые указывает поэт в текстах всех пяти трактатов.

Как вытекает из высказываний Амир Хусрава во всех пяти частях «Эъджози Хусрави», в соответствующих местах своего сочинения он ясно сообщает о своих источниках, использованных им для написания этого бесценного труда, хорошо знает цену каждому из них и иногда оценивает труд отдельных авторов. Источники в произведении Амир Хусрава упоминаются как по названиям, так и по авторам. Основными источниками являются следующие: «Открытие скрытого» («Кашф ул-махджуб») Худжвири, перевод труда «Возрождение религиозных наук» («Эхеи улум уд-дин») Имама Мухаммада Газзали, «Калила и Димна» Абулмаоли Насруллаха, «Аттавассул ила-т-тарассул» Бахауддина Мухаммада Багдади, «Сады волшебства в тонкостях поэзии « («Хадаик ус-сехр фи дакаик уш-шеър») Рашидаддина Ватвата и др.

Однако, источники «Эъджази Хусрави» не ограничиваются только вышеперечисленными, в текстах трактатов писатель упоминает имена многих ученых и литераторов: Мавлана Азиддина Алсаджованди, который в синтаксисе был вторым Себуя; Кисаи, высоко оценивая стихи которого, Амир Хусрав считал самого его чрезвычайно умным человеком; Адиб Собира и его творчество; имена арабо - и персоязычных ученых и поэтов - Абу Нуваса, Абеварда, Каъбулзияра, Абутамама, Мутанаби, Каъба Захира, Абуфираса, Сузани, Мавлана Бахаи Бухараи, Ибн Муклу (в 610 г. хиджры на основе двух писем, написал шесть и для каждого нашел свой стиль), Зия Маргани, Дурфишана, Харири, Низомуддина Авлия, Ходжа Ахмада Газзали, Айнулкуззата Хамадани, Мадждуддина Джоджарми, Муиззи, Хакима Муканнаъ, Бишри Хафи, Буали Сина (Авиценны), Бахауддина Багдади, являющихся  известными поэтами и учеными в области литературы.

Четвертый раздел - «Подражания «Эъджази Хусрави» в персидской прозе» - об авторах следовавших позже «Эъджази Хусрави». После написания и распространения книги «Эъджази Хусрави» Амира Хусрава на Индостанском полуострове создается огромное множество книг о персидской эпистолографии. В настоящее время, по сведениям каталогов литографических изданий и редких книг в библиотеках Востока и Запада и существующих персидских источников на Индостанском полуострове, известны наименования 649 подобных произведений, написанных в разное время в различных литературных центрах.

В действительности, количество такого рода сочинений больше вышеприведенного числа, в которое вошли лишь произведения, связанные с трудом Амира Хусрава по стилю, содержанию или же напоминают его стиль. Структура и содержание некоторых сочинений, написанных на территории вышеназванного полуострова, свидетельствуют о том, что авторы книг по эпистолографии, прежде всего, продолжили работу Амира Хусрава с точки зрения структуры. Примером этого является книга «Письма Фаика» («Иншои Фоик»), состоящая из пяти частей, автором которой является Файз Фаик. Можем назвать ещё несколько, также написанных стилем автора «Письма Фаика», напр., одна из таких книг - это «Письма Фарука».

В отделе редких книг Центральной библиотеки Университета Тегерана под  № В / 281 под одной обложкой с книгой «Письма Фарука» находится другая книга под названием «Чарующие письма» («Иншои дилкушо»), написанная Сайид Нисором Али Бухари Барилави.

Некоторых авторов привлекла искусная манера изложения материала Амир Хусравом. Они следовали этому стилю, стремясь украсить предложения  своего труда теми же оборотами речи, пословицами и поговорками, средствами художественного изображения, что и автор «Эъджази Хусрави». Одна из книг, написанных этим слогом - это «Письма Мадхурама» («Иншои Модхуром»). Успешным было подражание Амиру Хусраву автора книги «Полезные письма» («Иншои файзрасон»).

Амир Хусрав, наряду с обильным использованием оборотов и словосочетаний собственного сочинения, богатого арсенала художественных средств украшения речи, как смысловых, так и словесных, в целях большой красоты слога и подтверждения высказанных мыслей использовал стихи. И этот аспект сочинения Амир Хусрава стал предметом подражания. Авторов книг «Иншои файзрасон», «Письма упавшей жемчужины» («Иншои дурраи галтон»), «Чарующие письма» («Иншои диловез»), «Письма соловьиного посла» («Иншои сафири булбул»), «Иншои Модхуром», «Письма – пособия для детей» («Иншои дастур ус-сибён») и т.д. более всего привлекла эта сторона стиля Амира Хусрава.

Другие исследователи Амира Хусрава взяли на вооружение внутреннюю композицию труда поэта. Например, автор «Иншои дастур ус-сибён», как и Амир Хусрав, свое сочинение начинает с восхваления силы слова и также подтверждает свое мнение стихами. Амир Хусрав восхваление Всевышнего и пророка привел на арабском и персидском языках, автор книги «Письма Катила» («Рукаоти Катил») продолжил эту манеру письма Амир Хусрава.

Одним из авторов, написавших после Амира Хусрава на полуострове Индостан пособие по персидский эпистолографии, был Шерали Кусури, известный как Шери Хамла (Атакующий лев). Книга «Радующие письма» («Иншои файзбахш») ротнадлежит перу этого ученого и написана в 1706 г.

Нужно отметить, что в период жизни Амира Хусрава Дихлави на полуострове Индостан жили и другие писцы, оставившие потомкам свои сочинения. Из когорты таких авторов можно назвать государственного деятеля и писца по имени Айниддин Айнулмулк Абдуллох ибн Мохруй Мултани, более известного как Айни Махру, бывшего по происхождению таджиком. До нашего времени дошел сборник его писем. Стиль его писем подобен стилю Амира Хусрава, основные особенности их стилей заключаются в выработке искусственных слов (неологизмов), введение  в прозаический текст персидских и арабских стихов, обильном использовании арабских слов и оборотов, подтверждении высказываний аятами из Корана и закрученного слога изложения.

Другой сборник писем, написанный после книги Айни Махру на полуострове Индостан известен под названием «Переписка Аллома Абулфазла» или «Письма Абулфазла» («Мукотиботи Алломии Абулфазл» ё «Иншои Абулфазл») и принадлежит перу персоязычного литератора и поэта Индии Абулфазлу ибн Мубораку Алломи (1550-1602). Другой похожий по структуре на «Иншои Махру» сборник писем, - это «Письма Файзи Рахмана» («Иншои Файзи Рахмони»).  

Третья глава называется «Структура и содержание «Чудо Хусрава» и состоит из четырех разделов.

Раздел первый, озаглавленный «Структура и состав «Эъджази Хусрави», имеет в свою очередь четыре подраздела, в которых рассмотрены вопросы содержания (оглавления) трактатов, тематики, состава, порядка и различия предисловий, структура и состав писем, отличия в их структурах и новшества, нововведения Амира Хусрава.

«Расаил ул-эъджаз» состоит из введения, которое полно восхвалений Всевышнего, предисловия и пяти трактатов и заключения, имеющего особую композицию. В общем, все пять трактатов составляют 33 главы, названные «письмо» - «хат» и имеют сто тридцать девять разделов, которые названы «буква» - «харф». Предваряющая часть книги начинается с воздаяния хвалы Всевышнему и, являясь первой буквой книги, имеет отношение к каламу (перу). После этого идет хвала и благодарение Пророку, имеющее отношение к переписке. Другими словами, эта часть связана с каламом и перепиской и выражает основную цель пяти трактатов. Это первая часть.

Во второй части автор с уважением упоминает благородные и добродетельные качества четырех друзей Пророка - Абубакра, Омара, Усмана и Хайдара, других последователей и помощников Мухаммада, целомудренных жен благороднейшего Посланника и его род. В третьей части приведено восхваление Шейха из шейхов всего мира – Низамуддин Авлия, наставника и учителя Амира Хусрава, а также воздана хвала царю Абулмузаффару Мухаммадшаху и коронованному правителю Абулмузаффару Мубаракшаху. Этот правитель является сыном Абулмузаффара Мухаммадшаха, правившего после отца. Среди перечисленных частей самой длинной является восхваление правителей, и на этом предваряющая часть заканчивается, и начинается предисловие книги. Начало книги охватывает вопросы: начала составления письмовника, бессмертности написанного слова, девяти стилей (методов, способов) изложения персидских выражений, или же каталог персидских выражений, популярных у большинства народа.

В первом подразделе, названном «Перечень трактатов и содержание книги», определено содержание всех пяти трактатов «Эъджази Хусрави». Здесь каждый из пяти трактатов конкретно  расписан с указанием глав и разделов.

Во втором подразделе под названием «Состав, порядок и различия предисловий», после разъяснения словарного значения слова «предисловие» - «дебоча», исследуется смысловое значение, которое Амира Хусрав приписывает этому понятию. У Амир Хусрава понятие «дебоча» - «предисловие» используется в двух значениях: а) предисловие книги и пяти трактатов, каждое из которых исполняет роль введения и б) разъяснительная мысль, которая приводится в качестве предисловия в начале новой темы.

Книга «Эъджази Хусрави» имеет подробное предисловие, которое идет сразу вслед за восхвалением царя и оно касается учебы в смысле обучения и ученичества. Так, начало обучения относят к его светлости Адаму, Амир Хусрав также начинает с этой мысли и постепенно приходит к своему уровню. Резюме предисловия книги таково, что Амир Хусрав, «задвинув весы поэзии в угол», обратился к прозе, и его целью являлась эта книга –  «Эъджази Хусрави».

Все трактаты «Расаил ул-эъджаз» начинаются с предисловий, в которых указывается на значение трактата и его содержание. Например, из предисловия к первому трактату становится известно, что этот трактат играет роль основного ключа к многочисленным смысловым «дверям», которые имеются в последующих трактатах; второй трактат, являясь продолжением первого, как бы воплощает практически на примере многочисленных образцов притч, мотылька, писем, посланий и переписок теоретические мысли автора, высказанные им в первом трактате; третий трактат, имея одно общее предисловие, в свою очередь её каждая глава - харф имеет свое отдельное предисловие, включающее в себе объяснительные и разъяснительные мысли; предисловие четвертого трактата отличается от предисловий предыдущих трех трактатов по объему и кругу исследуемых тем и напоминает подробное и обширное введение. Амир Хусрав в начале упомянутого трактата, в противовес принятому правилу, первую часть его перевел в предисловие этой части; предисловие пятого трактата по объему и стилю изложения похоже на предисловия первых трех трактатов.

Второе понимание смысла «предисловия» - «дебоча» у Амир Хусрава, как мы сказали раньше, - разъяснительная мысль, которая приводится в начале новой темы, новой поставленной цели. Такого рода предисловий немало, поэтому мы ограничились исследованием нескольких образцов. Из анализа всех предисловий можно сделать вывод, что в предисловиях отдельных частей «Эъджази Хусрави» обычно использованы объяснительные мысли, комментарии, методика изложения и способы написания пособий по изучению искусства составления писем, т.е. эпистолографии.

Третий подраздел озаглавлен «Композиция и содержание писем». Амир Хусрав о композиции письма или его частей отдельно и непосредственно нигде не дискутирует и не высказывается, но все выводы, к которым мы пришли, вытекают из всего написанного им.

Под понятием письмо мы подразумеваем, все виды письменных сочинений, которые в трудах Амира Хусрава упоминаются под названиями «???? » - пример, «?????? » - вестник, «????? » - письмо и «???? » - послание. Для определения композиции и содержания писем, в первую очередь, мы выяснили частоту использования каждого из видов прозы – притчи, вестника, писем - посланий и других сочинений, затем приступили к изучению структуры, выводов и других необходимых моментов. В таблицу частоты использования упомянутых видов мы не включили письма, вошедшие в текст третьего трактата, потому что они написаны с использованием того или иного средства художественного украшения речи и прежде всего носят характер пособия по украшению речи. Основу, объединяющую все эти письма, составляют нововведения, манера, выдумки и фантазии при мастерстве, искусстве изложения речи. Их единственными корреспондентами являются страстные поклонники величавой, красивой речи, т.е. последователи неординарного, специфического стиля. 

В трех трактатах в составе «Эъджази Хусрави» в общем, собраны пять притчей, один вестник, пятьдесят пять писем и сорок одно послание, которые всецело носят характер пособия и написаны для начинающих писцов и последователей особого стиля Хусрава Дихлави.

Из структурного состава писем ясно, что такие их виды, как притча, вестник и послание, состоят из восхваления, цели, даты, в письмах заголовки, намерения, молитвы, завершающего слова «???? » - аминь, даты и изъявления покорности, каждый из них имеет только ему присущие слова и обороты. Для Амира Хусрава, по своей натуре новатора и творца, большой роли не играет каноничность структуры письма, обязательная последовательность её частей. Так, вместо некоторых упомянутых терминов он может использовать другие, подходящие по смыслу, переставлять части письма, если это не приводи к искажению логики суждений, мыслей. Также мы заметили, если письмо написано на персидском языке, то Амир Хусравом термины использованы исключительно в персидском варианте. 

Все части структурной композиции писем носят справочный, указательный характер, поэтому в конце каждой части приведены несколько образцов писем. Особенно много примеров при упоминании молитв. Некоторые письма имеют общий характер, в том смысле, что по ним можно составить конкретное письмо. Например, письмо к везирю является трафаретом для составления письма ко всем соответствующим чиновникам министерства, потому что схема письма подходит каждому высокопоставленному сановнику. Однако молитвы не одинаковы, поэтому в конце писем молитвы приводятся в зависимости от социального положения, степени близости корреспондента. В некоторых однотипных письмах и восхваления могут быть разными.

В четвертом подразделе - «Особенности структуры и нововведения Амира Хусрава» - мы высказали свои мысли относительно проблем композиционных особенностей, нововведений и новаторства Амира Хусрава и их значений для расширения и развития персидско-таджикской теоретической и литературной мысли.

Новшества и поиски Амира Хусрава в «Эъджази Хусрави», имея в виду особенности, присущие только ему, можно разбить на две части. В первую часть отведем нововведения, относящиеся к форме, то есть к общей структуре произведения. Новаторские находки, относящиеся к тематике и содержанию, составляют вторую часть. Конечно, такое разделение относительно, поскольку из теории литературы известно, что форма и содержание, по сути, неразделимы и связаны между собой. Поэтому оба аспекта проблемы исследованы нами вместе целостно.

Новаторства Амира Хусрава более конкретно выявляются в следующих случаях: при разделении исследуемых проблем на отдельные части с выделением основной цели; стиль прозы «Эъджази Хусрави», как и сам автор утверждает в предисловии произведения, можно считать особым, единственным стилем. Стилевые особенности прозы Амира Хусрава составляют мастерское построение закрученных и длинных предложений, многосмысловые слова, большое количество арабских слов, оборотов и цитат, иносказательное повествование с использованием аллегорий, метафор, намеков и других художественных средств изображения, терминов различных областей науки, смешения поэзии и прозы и других выражений. Всё это и составляет стилевые особенности и в итоге является показателем высокого писательского мастерства Амира Хусрава.

Украшение прозаической речи стихами в художественной прозе имеет долгую историю, но применение поэзии в прозаической научной речи и непосредственное продолжение исследовательских мыслей в рамках поэтической речи являются новаторством автора «Эъджази Хусрави».

Как мы упомянули в начале, вторая группа нововведений и открытий Амира Хусрава относится к содержанию книги. Интересное новшество, наблюдаемое нами, прежде всего, относится к стилю - это формирование и группировка основных стилей прозаической речи, или же можно сказать новый стиль персидско-таджикской прозы, предложенный автором «Эъджази Хусрави».

Другое нововведение Амир Хусрава заключается в практическом согласовании теоретических взглядов. С начала и до заключения книги «Эъджази Хусрави», о какой бы проблеме он ни дискутировал, сначала излагает её теоретическое значение, затем, приведя смысловое доказательство, претворяет свои взгляды на практике, т.е. в письме. Интересный момент заключается в том, что как в теоретических высказываниях, так и в практическом их изложении, Амир Хусрав точен и решителен в своих суждениях. При любых обстоятельствах основным условием он считает соблюдение «необходимого количества» («????? ???? »).

Очень интересен в аспекте нововведений третий трактат «Эъджази Хусрави». Этот трактат можно назвать специальным сборником новшеств и новаторств Амира Хусрава. Художественные средства изображения, содержащиеся во второй части произведения, являются изобретением Амира Хусрава в том смысле, что он их исследовал в таком ключе, в каком они ни в одном другом научно-литературном источнике до него не встречалась.

Второй раздел посвящен «Литературным и профессиональным терминам» и включает в себя комментарии и объяснения литературных и профессиональных терминов, использованных во всех пяти трактатах «Эъджази Хусрави». Ключевые термины, относящиеся к «Эъджази Хусрави», в совокупности связаны с писательской деятельностью, неразрывными с ней понятиями искусства, как названия результатов деятельности, деятелей искусства, строительных деталей и содержания написанного и, по сути, их можно разделить на четыре группы – названия видов написанного, названия профессий, термины строительства и вязь искусства письма. Все изучаемые нами термины мы распределили по четырем подразделам.

Число таких терминов весьма велико, без знакомства с их сутью, нельзя понять настоящую цель автора. Поэтому мы исследовали наиважнейшие и главнейшие из них. При объяснении ключевых терминов мы пользовались энциклопедиями и словарями, комментариями, написанными на полях литографического издания «Эъджази Хусрави», взятых из авторитетных словарей, и непосредственно мыслями Амира Хусрава, которые разбросаны в текстах  всех пяти трактатов. По каждому термину приведен источник.

Изучаемые термины в речах Амира Хусрава использованы не только в тех понятиях, которые встречаются в этих трактатах, но в более широком спектре, например, в канцелярском делопроизводстве. Каждое слово у Амира Хусрава имеет конкретное назначение, в процессе полного познания его мыслей, одновременно появляется интерес и к словарному и к терминологическому значению и к смысловой нагрузке, которыми наполняет их сам автор, иногда перевод слов является насущной необходимостью. Основным моментом, соединяющим все смысловые стороны слов, терминов и понятий, является аспект их искусного применения.

Третий раздел называется «Заметки на полях «Эъджази Хусрави» и проблемы понимания персидско-таджикской речи на полуострове Индостан». На полях литографического издания «Эъджази Хусрави», выполненного в Лакнау (Индия), которое является единственно доступным для нас, написаны подробные комментарии, которые в какой-то степени помогают правильно понять суть и значение произведения. Поэтому, в этом разделе впервые на основе некоторых доступных материалов диссертант определил личность комментатора и затем с интересом приступил к исследованию работы комментатора, одновременно изучая вопросы познания и понимания художественной речи на персидском языке на полуострове Индостан.

На основе доступных сведений и их анализа была выявлена личность комментатора на полях «Эъджази Хусрави», им оказался ученик Мавлави Эхсан ул-лох-хана Мумтоз Мунши Хаяли Рам, книга была издана с его комментариями после смерти отца при поддержке Мунши Навал Кишура, владельца типографии газеты «Авадих». До Мунши Хаяли Рама на первую тетрадь произведения комментарии написал Мавлави Гулямхусайн Кантури, работа которого с дополнениями была принята нами во внимание.

Проблемы понимания и познания художественной речи на полуострове Индостан согласно результатов раздумий Мунши Хаяли Рама, написанных на полях каждой страницы, проанализированы и конкретизированы в пятнадцати частях. На работу комментатора имеются некоторые замечания, мы остановились на четырех из них.

Комментатор интересовался персидским языком Мавераннахра и это имеет причину: на полуострове Индостан был более распространен персидский Мавереннахра. И само произведение Амира Хусрава было написано с опорой на эту ветвь великого персидского языка.

Четвертый раздел называется «Теория соответствия Амира Хусрава» и в его семи подразделах приводятся семь видов отношений, встречающихся в речи Амира Хусрава - словесные, смысловые, словесно-смысловые, антогоничные, переводные, численные и соотносительные.

Понятие «?????? » - «отношение, соответствие» в том смысле, как понимает Амир Хусрав, на первый взгляд приходит на память то соответствие слов, составляющее основу литературной и художественной речи. Амир Хусрав же в это понятие вложил более широкий смысл, хотя оно и не выходит за рамки существующей теории, но и не является равноценным обычному пониманию. Для правильного понимания сущности его взглядов, теоретических высказываний наряду с признанием традиционного понимания «????? ??? » - «соответствия речи», прежде всего, нужно обратиться к речи, называемой «Хусравони» и к открытиям, новшествам и мыслям автора.

В большинстве случаев Амир Хусрав «соответствие речи» - «????? ??? » использует под наименованием «?????? » - «отношение, соотношение», однако есть моменты, когда это понятие он обозначает словом «????? » - «отношение», что является арабской формой того же понятия.

В целях определения круга использования, смысловой нагрузки и порядка применения понятия «?????? » или же «????? » нам пришлось провести исследование теоретических и практических суждений Амира Хусрава. С точки зрения теории методы использования правильны и пути упорядочения нисбатов таковы: обязательное соблюдение «?????? » - а - «соотношения», интерес к корреспонденту, его званиям и занятиям, профессии, соблюдение соответствия в письме и в переписке, знание о писце и письме, связывание прерванной цепи «нисбат» - а – соотношения, соблюдение «?????? » - а по мере возможности, соблюдение порядка использования слов, имеющих одинаковый «?????? », применение многосмысловых слов и стилевых течений.

Теории, рассмотренные в подразделах, также интересны с точки зрения литературно-теоретических позиций, поэтому их можно принять и представить как новые теоретические модели. По нашему мнению, формула искусства слова у Амир Хусрава следующая: Речь должна быть основана на кратком рассказе и иметь соответствия. 

Наконец, нужно подчеркнуть, что теория соотношения, отношений Амира Хусрава имеет конкретную теоретическую форму, при следовании этому стилю, который мы назвали хусравони, т.е царский или выработанный Хусравом, ни в коем случае соотношения не должны прерываться. Правильное решение таково, что соблюдение «?????? » - а – отношений, соотношения в стиле автора «Эъджази Хусрави» - очень тонкая нить, которая от начала и до конца обеспечивает стилевую неразрывность речи.

Глава четвертая - «Особенности поэтики и стиля «Эъджази Хусрави» - состоит из трех разделов.

Первый раздел называется «Особенности индивидуального стиля» и в трех подразделах охватывает исследование языковых, интеллектуальных и литературных характерных черт. Наш интерес в этом разделе в рамках изучения стилистики текстов пяти трактатов направлен на два аспекта: а) исследование стилистики текстов, которое в определении присущего писателю стиля имеет предварительный характер; б) изучение и определение приводящих к жизни частей стилевых проявлений, которые сравнительно подробно изучены вокруг основных проблем.

Теоретической основой исследования по первой проблеме являются статьи автора под названием «Исследования стилистических течений персидской поэзии». В четвертой части названной статьи анализ и стилистический разбор текстов проведены с языковой, интеллектуальной и литературной позиций. Упомянутая методика является результатом трудов иранского ученого Сируса Шамисо.

В подразделе «Языковые особенности» - исследованы вопросы: уровень синтаксиса в речи, формы чистого персидского и чистого арабского языков, теория усредненности при применении арабских слов, стиль изложения Амира Хусрава в выборе и применении общеупотребительных слов в различных говорах Таджикистана и в современном литературном таджикском языке, существование поэтического звучания в моделях прозаической речи, применение понятий и терминов различных наук - суфизма, философии и теософии, литературоведческих наук, небесных тел и имен - имени и эпитетов Всевышнего, имен пророков, ангелов. 

К языковым особенностям относятся также многосмысловые слова, упоминание названий сур Корана, имен людей, городов и местностей, применение слов со многими признаками, словарные вопросы и исследование частоты использования отдельных слов.

Уровень синтаксиса в речи означает, что в некоторых моментах модель предложения является чисто персидской, в других случаях – чисто арабской. Однако в большинстве случаев в модели присутствуют как элементы персидской, так и арабской речи, окончательный состав предложения характеризуется частотой использования слов того или иного языка, и эта особенность языкового уровня образует стиль писателя. Чисто персидские или арабские модели предложений применяются ради показа мастерства пишущего.

Амир Хусрав в стиле, присущем только ему, хотя и предлагает придерживаться в использовании арабской речи умеренности, иногда при построении предложений выходит за пределы предложенного. Для примера приведем образец предложения, в состав которого входят слова арабского и персидского языков, являющийся заголовком смешанного письма:

     ??? ??? ????? ???? ??????? ? ???? ???? ????????? ?? ?????? ??? ????? ??? ??? ?????? ?????? ???? .(11, 26)

 Ясно видно, что в предложении арабского особей больше, чем персидского языка.

Теория умеренности в использовании арабских слов и выражений литератором сформирована так: «В общем, в этом стиле все, что касается арабского языка, должно быть в пределах необходимого и постараться, чтобы чистый персидский язык украсить воображением и мыслью. Как мастер – плотник, выстругавший доску из чистого дерева и на неё нанесший узоры, которые без обработки будут красивыми… Но если коряво пишущий без надобности выстругает в предложении арабские слова, [получится] будто хочет создать деревянную форму:

???? ?? ???? ???? ???? ???? ?? ???          ?? ? ??????? ?????? ????? ?????.

Останется она прямой после тех бездельников, стучащих по дереву,

Которые от безделья делают детскую игрушку (11, 68).

Как явствуют из приведенного примера, писатель наряду с соблюдением необходимости при использовании арабских слов, отдает предпочтение сознательному мастерскому их использованию.

Стиль повествования Амира Хусрава в выборе и применении слов характерен и для современного таджикского литературного языка. Эти слова существуют и общеупотребительны в различных говорах Таджикистана. Для примера приведем применение слов «????? » - шумовка, «??? » - котел и словосочетания «???? ??? » - вчерашний день, вчера у Амира Хусрава:  

???? ??? ??? ?? ??? ????? ??? ???? ?? ?? ????? ?? ???????? ? ???????? ??? ????? ?? ??????? ???? ?? ?????...

- «Вчера, взяв перо в руки, стал шумовкой размешивать котел грамотности и пахнущие дымом отжимки стал выкладывать на красивые скатерти…»  (11, 17).

В этом предложении для таджикского читателя все ясно, никаких объяснений ни для одного слова не требуется. Правильное и красивое применение таких слов и словосочетаний, как «???? » - узел (« ???? ?? ???? ????? ?? ???? ?????... …» - ветер, раскрывающий целомудренный узел бутона), «???? ?? ? ?????? ?? » - «быстрота, ловкость проворство,  «????? » - коридор, сени, «???? »   - дыра, щель, «??? » - крыша (??? ?? ?? ????? ?? ???? ????? ?? ??? ???? ???? ?? ?? ?? ????? ??? ???? ???? ??? ?? ??? ??????...  – я бросился в сени к дверям, из-за щелей со всех сторон сени я нашел быстро и поднялся на крышу…), «??? » - волокно, нить (« ... ?? ?? ?????? ??? ????? ?? ????? ?????? ????... » - и с волокнистыми нитями циновка быстро треплется…), «????? » - простокваша, которое в настоящее время используется в форме «????? » («??? ?? ????? ? ???? ? ?? ??? ? ????? ????? ?? ???... » - когда из простокваши и сыра и из молоко и масла выходит…), «??????? » - летучие мыши («???? ????? ?? ?? ????? ???? ?????? ???????... » - некий бакалейщик, который в лавке голоса массы летучих мышей…) подтверждают нашу мысль. 

В подразделе - «Интеллектуальные особенности» - изложены вопросы интеллектуальных особенностей стиля речей Амира Хусрава.

Интеллектуальный уровень речей Амира Хусрава можно рассмотреть по двум аспектам: предисловие произведения, предисловие трактатов и совокупность писем, с одной стороны, непосредственно тексты самих писем - с другой. Уверенно можно констатировать, что на обоих уровнях можно определить интеллектуальные особенности стиля писателя. В обоих аспектах и во всех случаях переводчиком исследуемых мыслей в текстах является сам писатель, в основе всех высказываний обязательно изучается мысль, отражающая ту или иную точку зрения и несущая нагрузку, продуманная заранее и проверенная «на весах разума» пишущего.

Интеллектуальные особенности стиля Амира Хусрава во всех пяти трактатах «Эъджази Хусрави» отличаются от того понимания, которое существует в литературной стилистике. Согласно существующей теории, обычно рассуждения строятся вокруг отдельных текстов, по объему относительно больших, и потому их называют большой стилистикой.

В исследованиях малой стилистики, большей частью интеллектуальный спор не возникает. Но в исследованиях малой стилистики, например, в нашем случае, под нашим пристальным вниманием находятся письма, мы должны изучить текст одного письма, в этом случае трудно выделить интеллектуальные особенности, возникает необходимость изучения текста каждого целого письма с точки зрения стилистики отдельно, возможно, не выявляя интеллектуальных особенностей. 

В подразделе - «Литературные особенности» - диссертант остановился на важнейших особенностях, которые можно считать необходимыми элементами построения стиля.

Важнейшее стилевое проявление речи Амир Хусрава, с точки зрения литературных особенностей, связано с его нововведениями и новаторством. Амир Хусрав по мастерскому применению и раскрытию слова, выражений и оборотов и терминов различных областей знания считается одним из сильнейших литераторов литературного круга Индии. Более того, литературные и профессиональные мотивы, которые проявляются в речах писателя, на основе нового мышления, связанного с красноречием, нововведениями и открытиями в истории развития и эволюции персидско-таджикской литературной и эстетической мысли, не имеют себе подобных.

Важнейшими особенностями речи Амира Хусрава можно считать нижеследующие: построение предложений, которое нужно для определения особенностей стиля. Иногда встречается очень простые, ясные предложения, в то же время ярко и выпукло выражающие мысль, в которых автор отказался совсем от применения арабских слов. Иногда же встречается проза, в которой смешаны арабские и персидские слова, но арабизмы употреблены умеренно, по необходимости, но и немало предложений, в которых арабские слова, обороты превалируют над персидским языком. Ещё одной особенностью речи Амира Хусрава являются предложения, балансирующие между прозой и поэзией, что придает прозаической речи чарующее очарование. К литературным особенностям прозы Амира Хусрава мы относим также: соблюдение окрашенности речи и внимание к смысловым художественным средствам; нововведения и практическое применение новых средств художественного украшения прозаической речи; украшение речи стихами и стремление к использованию собственных поэтических творений, за исключением некоторых аргументированных ситуаций, когда возникает необходимость в заимствованных стихах; соблюдение бесчисленных отношений и соотношений; использование большого количество научной терминологии; оценка смысла изложения и использованием двух и более смысловых слов; поиск способов насыщения речи смыслом путем размышлений; применение разнообразных повествовательных стилей, как прямая речь писателя, повествование из уст многочисленных корреспондентов, внимание к диалогу и методу вопросов и ответов, при всех путях и методах изложения, повествования на первом месте стоит личность автора; тяготение к иносказательной, аллегорической речи.

К стилевым особенностям прозы Амир Хусрава также можно отнести: место слова в речи, интерес к явным и скрытным восхваляющим эпитетам, прозвищам и именам с разъяснением их турецких, индийских или других основ, большой интерес к пословицам.

В результате внимательного исследования стилевых особенностей прозаической речи Амира Хусрава, мы пришли к категорическому выводу: стиль Амир Хусрава в «Эъджази Хусрави» - это начало индийского стиля - «сабки хинди». Нам представляется, не будет ошибкой назвать Амира Хусрава основоположником индийского стиля – «сабки хинди». В диссертации каждый вопрос подвергнут серьезному анализу.

Второй раздел - «Созидание и познание способов речений» - по сути, связан с первым разделом. Этот раздел состоит из двух подразделов, в которых рассмотрены причины нововведений, пути познания стиля Хусрава, личность автора и творческая индивидуальность и новаторства. Дело в том, что при исследовании стилистики текстов пяти трактатов «Эъджази Хусрави» основная мысль, которая возникает при анализе способов и путей изложения речи, без сомнения, – это вопрос индивидуального или личного стиля. В такого рода стиле проявляется целиком личность литератора, но в стиле речи Амир Хусрава автор специально не выставляет свою личность, свои мысли и суждения. Задача исследователя выявить и прояснить их, что нами и проделано.

Общая и тонкая нить, связующая речь Амир Хусрава во всех пяти трактатах «Эъджази Хусрави», - это требование мастерства и на этой основе создания новшеств и нововведений.

Так как создание любого произведение имеет свои аргументы и цели, то каковы были аргументы и причины у автора «Эъджази Хусрави»? Из анализа текстов всех пяти трактатов вытекает, что у автора имеются аргументированные причины, которые в совокупности выражают цели и стиль его речей. Их, хотя они и разбросаны по всем частям произведения, можно сгруппировать так:

  1. Ознакомление выбравших путь писательства с многообразием стилей;
  2. Изложение специфического стиля писателя, который должен отличаться от речей корреспондентов;
  3. Претензии на открытия и нововведения, или же демонстрация таланта и литературного дара;
  4. Интерес к смысловым размышлениям;
  5. Составление образцов обязательных, в качестве примеров, реальных и исторических писем;
  6. Чувство наслаждения красивой мыслью и изящным воображением.

Отсюда мы сделали вывод, что Амир Хусрав взял в руки перо с определенной целью и, прежде всего, его интерес направлен на аргументацию собственного, только ему присущего, стиля.   

Первый подраздел называется «Личность автора и творческая индивидуальность». Во всех высказываниях писателя на первый план выступает его личность как автора в неразрывной связи с пониманием значения собственного творчества, с поисками ответа на вопрос о значении одного человека в обществе и литературной личности и действительных результатов его мастерства. Другими словами, с начала и до конца во всех пяти трактатах «Эъджази Хусрави» в разных ракурсах проступает личность Амир Хусрава: начиная с упоминания собственного имени в соответствующих местах, о своем происхождении и родословной, об увлечении словесностью и гордостью за себя и свое творчество, т.е. прямое высказывание «фахрия» - «самовосхваления».

Амир Хусрав, в целях утверждения своей личности, использует разные способы, самым простым и запоминающимся из них является упоминание своего имени. По нашему наблюдению, в общем, во всех трактатах имя писателя упомянуто тридцать семь раз. Свое имя и псевдонимы он упоминает в скромных выражениях в нижеследующих формах: раб Хусрав, нищий без имущества, нижайший раб Хусрав Орел, я - раб, я - нищий, раб, желающий душу Хусрава султанского орла, Хусрав, Хусрав - тюрок, специальный последлватель Хусрава со станом лука, Султанский Хусрав, писец страницы Хусрав читающий, я - раб, по имени Хусрав и т.д.

Надо заметить, кроме “банда - раб”, другие эпитеты к имени не повторяются, по нашему мнению, это сделано с целью подчеркнут свой собственный, отличающийся стиль.

Самовосхваление является также одним из способов утверждения собственной личности, имеющей свой специфический путь выражения: во-первых, выставить себе более заниженную оценку, в этом случае величие спрятано, завуалировано; во-вторых, очень высокая степень гордости за свою писательскую деятельность. Амир Хусрав отдает предпочтение перед другими людьми тем, кто владеет искусством письма, писателям и писцам, к которым причисляет и себя. Людей, занимающихся писательским искусством, сравнивает с цветущим кустарником, ибо до рассвета судного дня, т.е. до той поры, пока существует человечество, оно нуждается, книгах и переписке, как и в ароматах цветов.  

Второй подраздел - Художественные фигуры и новаторство» - посвящен исследованию художественных фигур и тропов, содержащихся в третьем трактате «Эъджази Хусрави» и художественных фигур, имеющих у Амира Хусрава стилеобразующие свойства.

Нужно заметить, что проблема изучения художественных фигур в творчестве Амира Хусрава является в отечественном и зарубежном литературоведении открытой темой, если же взять во внимание вопрос о правильном понимании целей Амира Хусрава, его роли в создании новых фигур и тропов, то эта проблема окажется еще более обширной и многоаспектной.

Наш интерес к средствам художественного украшения речи Амиром Хусравом направлен на выявление их значения и роли в стиле «хусравани» и связан с классификацией, проведенной в третьем трактате. И это не случайно, ибо в процессе разъяснения художественных фигур, используемых в прозе, для Амира Хусрава единственным критерием является соблюдение стиля или манеры речи, которые претендуют на его проявление. Отсюда, фигуры, размещенные в двух параграфах третьего трактата, особые как по способу применения, так и по стилю. Амир Хусрав специально и сознательно создавал и открыл художественные средства украшения речи, которых другие не смогли использовать в своей деятельности.

В диссертации художественные средства украшения речи, прежде всего, исследованы в двух группах согласно классификации автора «Эъджази Хусрави»:

а) Старые художественные средства. В этой группе проанализированы те художественные фигуры и тропы, которые существовали до Амира Хусрава. Но он внес и в них некоторые новшества: ихом - фигура, использующая два или более смысла слова, многосмыслие; таджнис - игра слов, омонимия; тасхиф - изменение слова; калб – инверсия букв, приводящая к рождению нового слова, можно назвать анаграммой; художественные средства, связанные с диакритическими знаками; тарсеъ - введение внутренней рифмы, украшение речи риторическими фигурами; талмех - намек, указание на общеизвестный факт, случай или личность, героя; иштикок - употребление в бейте или предложении слов одного и того же корня, но разных по значению, иногда просто созвучных; назмуннаср (поэзия и проза); мусаммат - строфическое стихотворение, которое может быть четырех - пяти - шести и т.д. строфным, в которых все строки рифмуются, кроме последней; саджъ - рифмованная проза; муаммо - загадка, шарада.

б) Новые художественные средства. В этой части исследованы те художественные средства украшения речи, которые большей частью являются находками и открытиями Амира Хусрава. Надо заметить, что большинство новых фигур обыгрывают специфику арабского алфавита. Следовательно, нововведение Амира Хусрава касаются, в основном, словесных фигур. Для примера приведем несколько образцов: дур?бин? - двусторонность, т.е. использование слов или предложений, которые можно читать по двух языкам - арабский и персидский и которые имеют персидское и арабское значение. Например: арабский вариант: «???? ???? ???? ?????? ? ?? ???? ????? ?? ?? ????? » - персидский вариант:  «???? ???? ???? ?????? ? ?????? ?? ???? ?? ?? ????? »;  зур?ятин – эта фигура похожа на вышеприведенную, разница в том, что больше обращено внимание на персидский смысл слова; мубодилат-ур-раъсайн – приведение в предложении двух слов, которые отличаются лищь первыми буквами. Например, “??? ” и “??? ”, “???? ” и “???? ”, “??? ” и “??? ” в этом предложение: ??? ????? ??? ??? ?? ??? ??? ??? ???? ?? ??? ?? ????: ?? ??? ???? ?????? ???? ?? ????? ? ???? ?? ????? ?? ????? ? ??? ????? ?? ??? ? ??? ????? ?? ?????... ; ?атъ-ул-?уруф - составление предложения, в котором все буквы не соединяются между собой. Пример: “?? ???? ? ?? ???? ?? ”; васл-ул-?арфайн - составление предложения, в котором каждый две пары букв относится к так называемым солнечным буквам, т.е. соединяются между собой. Пример: ???? ???? ?? ????

Художественные средства, более всего встречающиеся в текстах всех пяти трактатов и имеющие солидную частоту использования - это те художественные средства, которые обычно обильно используются в поэтической речи, но в прозе круг их использования зависит от личного мастерства писателя. Особое внимание Амира Хусрава привлекают сравнение, метафора, гипербола, они более подробно проанализированы в диссертации, поэтому в автореферате ограничимся упоминанием названия фигур.

Упомянутые фигуры в стиле «хусравони» играют не одинаковую роль. Фигуры, связанные со смыслом или до какой-то степени несущие смысловую нагрузку, использованы автором «Эъджази Хусрави» больше, чем другие и обеспечивают стилевое своеобразие его речи, в то же время и они Амиром Хусравом использованы неодинаково. В большинстве из них присутствует как бы испытание силы таланта, чем изящного смысла. Поэтому круг их использования тесно связан с смысловым ограничением.

Третий раздел - «Способы украшения речи» - состоит из трех подразделов. В подразделах нами исследованы стиль Амир Хусрава с литературоведческих позиций, т.е. определение, анализ и дифференциация элементов, рождающих стилевые особенности, или же другими словами, нами исследованы важнейшие элементы стилистики текстов. В этом направлении важнейшими стилевыми особенностями Амира Хусрава, как мы показали, являются искусство построения смысла, использование арабских и персидских стихов, аятов Корана, хадисов о пророках, потому что они являются основными единицами создания стиля и имеют высокую частотность.

Первый подраздел озаглавлен «Искусство создания содержательности». Искусство создания содержательности у Амир Хусрава происходит тремя путями: а) путем правильного познания теоретических положений, изложенных в «Эъджази Хусрави»; б) сравнительного анализа существующих повествовательных моделей в персидской литературе с специфическими способами самого автора; в) практическое понимание расширения смысла и особенностей искусства письма.

С точки зрения смысловой наполненности текста, Амир Хусрава является одним из гениев персидско-таджикской литературы. Из его речи одновременно можно извлечь несколько смыслов, но этот аспект связан со степенью интереса, увлеченности и вкуса читателя. Во многих случаях сам автор прежде изложения мыслей об искусства, мастерстве указывает на пути их познания. Для примера, укажем, как извлечь смысл при анализе двусмысленности (????? - и?ом), приведя в действие ум и фантазию, потому что они являются важными элементами, несущими на себе основную нагрузку стиля «хусравони».

В этом случае Амир Хусрав имеет в виду, прежде всего, нижеследующие три способа:

1. Путь, когда оба смысла верны. Этот способ проанализирован на примере нижеследующей строки:

???  ??  ?  ??  ???  ????  ??  ??? ????  ?????

После того, как я утонул, что будет удерживать знакомый?

Здесь верны и «ошноии об» - «знакомство с водой» и значение «некий знакомый ухватит» - «ошное, ки даст гирад». Сравнение здесь таково: «Мои слезы настолько чисты, что можно сосчитать сквозь них и дирхамы на спине рыбы и золотой песок на дне реки», т.е. верны и появление в воде рыбы и возможность видеть песок;

2. Путь, когда оба смысла ложны. Этот способ разъяснен также на примере строки:

??  ???? ??  ??  ?? ? ?????  ???  ??  ??????!

Я увидел, что нор вышел из турунджа!

Выход «нор» - а, т.е. огня и «нор» - а - «гранат» - а - фрукта из турунджа - цитрона неверен, ложен.

Сравнение «???? ???? ???? ?? ?? ??? ????? ? ????? ?? ???? » - «Я увидел светлую реку, которая отражалась на поверхности Солнца и Неба». Здесь оба положения ложны;

3. Путь, когда из двух смыслов один верен, а другой ложен. Подобно нижеследующему примеру, который также в форме строки:

????  ????  ?????  ??????.

Пьяный соловей выпил вина.

Смысл этой строки заключен в омонимии, игре слов - таджнис на примере «бода?о» и «бод?о». Дело в том, что «бода» - вино, «бода?о» - вина, а «бод» - ветер, «бод?о» - ветры, однако арабской графикой оба слова и «бода?о» и «бод?о» пишутся одинаково: ????? . Следовательно, ложен смысл, что соловей пил вино, надо полагать, поэт желает сказать: Соловей пьян от ветра (возможно, приятного, легкого, прохладного, несущего аромат цветов или весны и т.д.).

Сравнение: “?? ?? ???? ?????? ???? ?????? ????? ?? ???? ???? ?? ?? ?? ?? ???? ?? ???? ? ?? ????? ”. - “Я прошелся у реки, наблюдал за прозрачной водой, в которой были видны и земля и небо”. В чистой, прозрачной воде можно видеть землю, т.е. дно реки, следовательно, этот смысл верен, но в ней нельзя видеть небо, значит, этот смысл ложен.

В дополнение к этим трем способам, которые являются основными, можно найти и многие другие мыслы и фантазии.

На наш взгляд, после и?ома - двусмысленности и хаяла - воображения, фантазии Амира Хусрава более других фигур и тропов интересует сравнение - ташбе?, и это имеет свою причину: сравнение также требует размышления, игры воображения и является одной из составляющих стиля «хусравани». Художественные сравнения, найденные писателем, являются результатом фантазии и игры воображения.

Одна из важнейших особенностей мастерства Амир Хусрава в создании содержательности речи проявляется в том, что в его творческой лаборатории и в воображении, рождающем образы, понятия и события реального и воображаемого, животного, растительного и неодушевленного миров, мира диких зверей и птиц, небесных тел, связи четырех элементов, т.е. воды, огня, ветра и земли, волшебство и реальность соединяются в его мыслях особым образом и в речи автора конкретизируются с упоминанием различных отношений. Общие термины, литературные и нелитературные, термины отдельных книг, подобных «Шахнаме» Фирдоуси, являются также средствами, в которых посредством углубления, вникания в их суть, проявляется мастерство Амира Хусрава в создании содержательности, значимости его творений.

В целях изложения своих мыслей, Амир Хусрав выбрал различные пути выражения содержания, среди которых для развертывания смысла прямая правильная речь автора и спорное изложения признаются как стилеобразующие особенности. Особенно притягательно изложение с оттенком дискуссии, спора, даже если обе стороны представлены мыслями самого пишущего.

В конце этой темы в качестве образцов приведены конкретные примеры и образцы особенностей стиля Амир Хусрава.

Второй подраздел озаглавлен «Поэзия в прозе». В этой части диссертант основное внимание уделил анализу путей пересечения и применения поэтических отрывков в составе прозаического произведения и способов их упорядочения, затем он остановился на составе поэтических слов, вошедших во все трактаты изучаемого сочинения. Особенности, которые мы распределили по десять группам, имеют не только текстологическое значение, но являются демонстрацией построения предложений, в которых часть рассуждений изложена в прозаической речи и часть - в рамках поэзии.

В прозаическое произведение ввод поэтических отрывков или же после изложения своих мыслей приведение в поэтической форме уже высказанного в истории персидско-таджикской литературе известное явление. Однако стилевой способ повествования, предложенный Амир Хусравом, уникален.

В этом подразделе диссертант определил частоту использования поэтических отрывков в составе трактатов. Затем перешел к исследованию проблем, относящихся к поэзии в прозе, которые, в общем, связаны с вопросом о специфическом пути. Частоту использования поэтических отрывков в составе прозаических произведений классифицировали с учетом построения, содержания, способа упорядочения и языка, на котором стих написан:

1. Персидские бейты. В первом трактате 121 бейт (двустишие), во втором - 391, в третьем - 157, в четвертом - 248, в пятом - 110 и в общем во всех пяти трактатах 1267 бейтов;

2. Арабские бейты. В первом трактате их 104 бейта, во втором - 226, в третьем - 62, в четвертом - 220, в пятом - 67 и всего во всех пяти трактатах 679 бейта;

3. Персидские строки. В первом трактате 62 строки, во втором - 224, в третьем -117, в четвертом - 31, в пятом - 28 и всего во всем произведении 462 строки; 

4. Арабские строки. В первом трактате 27 строк, во втором - 39, в третьем - 10, в четвертом - 74, в пятом - 4 и в общем всего 154 строки; 

5. Пестрые (муламмаъ) стихи, т.е. построенные на чередовании бейта (двустишия) или мисраъ (строки), написанные на разных языках (напр. на персид. и арабском, на тадж. и узбек. и т.д.). Такого рода стихи в свою очередь мы разделили ещё  на три группы:

а) Полный бейт. Чередование бейтов приводится на арабском и персидском языках. Порядок чередования бейтов на разных языках таков: большей частью персидские и арабские бейты или наоборот, арабские и персидские идут вслед один за другим. Бывает, и так, приводят три строки на персидском и одну строку на арабском, или между двумя персидскими бейтами вставляют один арабский бейт, иногда перемежаются персидские и арабские строки, т.е. чередование идет через одну строку. Частота использования полных бейтов при двуязычии по порядку трактатов от первого вплоть до четвертого 3, 14, 3 и 2 бейта, общее число равно 22 бейтам;

б) Смешанный бейт, т.е. в одном бейте одна строка на одном языке, другая – на другом, в нашем случае бейт состоит из арабской или персидской строки, следующая строка – на персидском или арабском языке. Частота использования таких бейтов по порядку трактатов 4, 3, 2, 7 и 2, общее число бейтов равно 18;

в) Смешанная строка. Только во втором трактате нам встретилась одна такая строка.

В общем, в пяти трактатах «Эъджази Хусрави» использовано 1914 бейтов и 617 строк поэтических отрывков на персидском и арабском языках.

В применении поэтических отрывков использованы следующие пути:

1. Прозаическое произведение начинается поэтическим отрывком и таким же образом могут начинаться новые темы. В большей части восхвалений после упоминания слов восхваления приводятся поэтические отрывки, относящиеся по содержанию к той же теме;

2. Подытоживание большей части тем происходит при посредстве бейтов или же строк;

3. Представляется, что при малейшей возможности, возникшей для приведения поэтических отрывков, она была мастерски использована и этот путь имеет различные ответвления:

а) прямое введение, т.е. не мешая порядку изложения мыслей, вводятся поэтические отрывки, являющиеся продолжением друг друга;

б) исследуемая мысль посредством строк или бейта вновь повторяется, как следует ниже:

"??? ??? ?? ??? ??????? ???? ?????? ?? ??? ??? ?? ??? ????? ???? ?? ???? ????. ????:

 ?? ??? ???? ?? ???? ???? ????".                                                                                            - Эту поговорку родил собственный камень терпения, что «если гора не идет к горе, то человек встречается с человеком». Строка: Если гора не достигнет горы, то человек достигнет» (11, 206);

в) иногда приводят строку и в её продолжение мысль в форме предложения:

????: ????? ?? ????? ???? ??? ???? - ??????? ???? ??????? ??? - Строка: Хотя и достигнуть мои тонкости трудно, но всё же всё это в руках человека (11, 81).

Из приведенных строк ясно, что мысль не завершена, продолжение мысли приведено в форме предложения, хотя и по звучанию оно кажется стихом, но на самом деле это разрозненная речь. Если продолжение мысли немного отшлифуем, тогда получим такую строку, которая по метру совпадает с упомянутой строкой и созвучна с ней: ??????? ????? ??????? ??? (Доставляющий прекрасное есть человек). Но в этом случае нарушена логика мысли, так как связь слова «латифе» с «расидан», являющимся сутью речи, прервана. Поэтому Амир Хусрав выбрал первый вариант;

г) строки и отдельные бейты иногда приведены ради разделения хат (глав), ?арфов (букв), и отношений (нисбат);  

д) некая интересная часть строк служат заголовками, хотя по художественности они не богаты, в них важна форма, отличить их можно по звучанию и упоминанию слова «мисраъ» - «строка».

По тематике поэтические отрывки в составе произведения весьма разнообразны, число тем в них одинаково с частотой их использования в трактатах. Среди них не мало интересных поэтических описаний, дидактических размышлений, и наставлений, каждое из которых похоже на отдельное целое произведение.

Третий подраздел называется «Аяты и хадисы». В этом подразделе мы, приняв за основу теоретические соображения иранского ученого Сайидмухаммада Ростгу, высказанные в книге «Отражение Корана и хадисов в персидской поэзии» (18), исследовали способы обращения Амира Хусрава и применение им аятов Корана и хадисов о пророках в тексте «Эъджази Хусрави».

Амир Хусрав был прекрасно знаком с Кораном и хадисами, глубоко эрудирован по этим вопросам и блеск его знаний в какой-то степени является отражением Корана и хадисов о пророках Ислама. Автор «Эъджази Хусрави» обильно использовал их в текстах всех пяти трактатов. На основе высказываний автора «Эъджази Хусрави» и глубокого анализа привлеченных Амир Хусравом аятов и хадисов, мы определили рамки и пути их использования, что помогло в какой-то степени решению проблем стиля.

Сайидмухаммад Ростгу влияние Корана и хадисов впервые разделил на два вида - явное и скрытное, которые в произведениях Амир Хусрава хорошо прослеживаются. Открытое и явное использование аятов или хадисов выражается в цитировании их целиком на языке оригинала, т.е. арабском; скрытое влияние этих источников в творчестве Амир Хусрава выражается в том, что он в своей речи приводит «содержание или описание аята или хадиса» или же строит свою речь без указания на источник, на основе содержания того или иного аята, хадиса или предания, связанного с ними.

Как стало ясно из образцов, проанализированных в этом подразделе, внимание и интерес Амир Хусрава направлены на те коранические и хадисовы суждения и сознательное их использование в рамках существующей теории литературы, которые полностью соответствуют традициям использования и применения божественной тематики. Сверх того, из речений, относящихся к кораническим моментам изучаемого произведения, вытекает, что его автор, т.е. Амир Хусрав, глубоко, основательно, с всеми тонкостями знает и знаком с божественным словом. В необходимых случаях он позволяет себе анализировать некоторые аяты, чтобы использовать их просветительские, общечеловеческие мысли.

В Заключении изложены важнейшие результаты, полученные диссертантом при исследовании выбранной темы:

1. Письмо и письмоводство (эпистолография) во все времена и эпохи у всех цивилизованных народов считались одним из важных столпов культуры, показателем высокого искусства. Иранские народы, являющиеся одними из создателей мировой цивилизации, в своей истории культуры неотъемлемой частью считают искусство письма, особенно традиции эпистолярной литературы, которая имеет глубокие и древние исторические корни. Необходимо подчеркнуть, что отдельные элементы культуры древних иранцев послужили твердой основой для эволюции и развития похожих элементов в культурах других народов. Например, одним из древнейших народов планеты считаются шумеры, которые, будучи первыми жителями древнего Вавилона, достигли высокой культуры и одним из важнейших признаков культуры у них считается упорядоченность, развитость эпистолографии, которая питалась из источника под названием Древний Иран: “Шумеры – первый из народов, обитавших на территории Древней Вавилони и достигших уровня цивилизации... С развитием торговли с Ираном, Эламом, Индией и районами Средиземноморского побережья шумерские поселения превратились в процветающие города-государства, которые к 1100 году до н.э. создали зрелую цивилизацию урбанистического типа с развитыми металлообработкой, текстильным ремеслом, монументальной архитектурой и системой письма» (5, 219).

2. Письмо и письмоводство у иранских народов берет свое начало с периода зарождения литературы и её развития на пехлевийском языке. С образцами писем тех времен можно познакомиться по сведениям литературно-исторических источников, исследованиям литературоведов и археологов, нашедших существующие тексты писем древности.

3. От периода арабской истории под названием «джахилият - невежество», т.е. доисламского периода, писем не дошло. Первые письма исламской эпохи на арабском языке относятся к перу пророка Мухаммада - избранника. Позднее в формирование арабской эпистолографии большой вклад внесли писцы и писатели иранцы по происхождению, но в совершенстве овладевшие арабском языком. На основе доисламского опыта эпистолярной деятельности на пехлеви, они сформировали арабскую эпистолярную прозу. Кстати, арабские писатели начального периода эпохи ислама своими важнейшими источниками считали персидские письма доисламского периода.

4. Историческое развитие эпистолографии у иранских народов показывает, что после принятия ислама переписка, обмен посланиями на различных уровнях происходили на арабском языке. Переход письмоводства на персидский язык происходил постепенно при содействии династий Саффаридов, Дайламитов, Саманидов. Однако составление писем на арабском языке ещё долгое время являлось частью персидской эпистолографии, ибо этого требовала необходимость поддерживать связь с центром халифата и арабскими государствами. Поэтому от всех известных писцов дошли до нашего времени также письма на арабском языке и из писем на персидском известно, что интерес к арабскому языку был велик.

5. При научном исследовании проблемы формирования различных видов писем, наряду с опорой на общую картину развития персидского писательского искусства, необходимо внимание к доисламским традициям, особенно распространенному среднеперсидскому языку, пехлевийской литературе и соседним, близким по происхождению, странам с иранской культурой. Так как на этом пути наиболее интересным является проблема эволюции структуры письма - на первых этапах его развития названного писательским искусством, становится ясно, что окончательное формирование его структуры происходило поэтапно, на основе совершенствования существующих доисламской, исламской теорий и творческой мысли других народов. Взаимовлияние арабской и персидской теории в развитии теории эпистолографии происходило по инициативе писцов, писателей-иранцев по происхождению.

6. После окончательного формирования композиции письма на двух - арабском и персидско-таджикском - языках в истории персидской эпистолографии начинается новый этап, который известен как шуубия. В ряду литературоведческих наук новый предмет под названием сочинение прозы или же «наука о секретарстве и составлении канцелярской документации» занимает важное место. Постепенно, в результате научного познания её сущности, усовершенствуется теоретическая сторона письма-эпистолы.

7. Одним из популярных научных течений в средние века был сбор образцов писем, начавшийся переводом канцелярского делопроизводства с арабского на персидский язык и продолжающийся до настоящего времени. Временные отличия таких действий в том, что сбор писем, их написание и составление сборников из них вначале происходили в неразрывной связи с сочинением пособий по этой науке, для образцов писем, их сборников, в наше время не обязательны вышеназванные атрибуты, они больше имеют социальное, политическое и иногда литературное значение.

8. Начало сбора и составления письмовников в истории персидско-таджикской литературы приходится на время правления Газневидов и связано с именем известного писца той эпохи Абулфазла Байхаки, период совершенства этой научной дисциплины приходится на время правления Хорезмшахов и Сельджукидов. Первый и старейший сборник целенаправленно составленных писем, дошедший до нашего времени, принадлежит Рашидаддину Ватвату. После книги Рашидаддина Ватвата и сборника, не дошедшего до нас Абулфазла Бейхаки, знаменитого в свою эпоху, сбор и составление писем в виде отдельного произведения получает большое оживление и распространение.

9. Сбор и составление сборников писем литераторов также приходится на время составления сборников прославленными писцами. Исторически, первым литератором, от которого остался упорядоченный сборник писем, был Ходжджатулислом Абухамид Мухаммад ибн Мухаммад Газзали (1058-1111). После него сборники писем оставили следующие литераторы, жившие до времени Амира Хусрава: Ахмад Газзали (ум. 1123), Айнулкуззат Хамадани (род. 1097-ум.: в 33 или 35 лет был убит), Санаи Газнави (1072-1131), Хакани Ширвани (1120-1198), Мавлана Джалалиддин Балхи (1207-1273), Фахруддин Ираки (1213-1289).

10. Письма Ахмада Газзали к Айнулкуззату Хамадани являются важной частью его эпистолярного наследства и по изложению материала и стилю письма отличаются от писем других литераторов и писцов: адресаты писем люди, понимающие тонкости смыслов и намеков, для них нет надобности, подробно излагать мысль и цель, достаточно тонкого намека. Для понимания такого рода писем цели написанного, прежде всего, важно знание мировоззрения адресатов. Важнейшими стилистическими особенностями писем, упомянутых выше литераторов, является широкое использование аятов из Корана, божественного слова, хадисов пророка и стихов.

«Трактат айния», или же письмо Ахмада Газзали Айнулкуззату Хамадани», при сравнении с другими письмами, по объему довольно большое и походит на целостное литературное произведение. По композиции этого письма и похожих на него форм можно изучать жанровые особенности и возможности писем классического периода нашей литературы.

11. Сборники писем, собранные и составленные до XIII в. нашей эры, по содержанию можно разделить на три вида: а) сборники, составленные самими авторами писем, содержащие образцы официальных и неофициальных писем авторов (государственные, личные); б) сборники, составленные не авторами писем, а другими людьми, в том числе учениками, поклонниками творчества авторов писем; в) сборники писем, содержащие как официальные и неофициальные письма авторов и образцы писем, носящих характер учебного пособия, написанные для обучения начинающих писцов.

Третья группа письмовников имеет литературно-теоретические значение в двух аспектах, с одной стороны, это показатель совершенства писательского искусства и, с другой, пособие по обучению письму и, вообще, писательскому труду. Книга «Расаил ул-эъджаз», более известная как «Эъджази Хусрави» Амир Хусрава Дихлави, являющаяся предметом нашего исследования, входит в эту группу и наряду с особенностями этой группы, имеет свою специфику, полна нововведений и новаторства и отражает особый стиль письма своего автора.

12. Сочинение книг учебного характера по составлению и стилю писем, содержащие также теорию эпистолярного жанра, характеризует подъем на более высокую ступень прозы, как научной дисциплины, с точки зрения формы речи - достижение степени совершенства эпистолярного жанра и классического письмоводства. Похожие особенности такого рода книг-пособий состоят в том, что в них теория и практическое её применение изложены вместе, неотделимо друг от друга.

13. Первой теоретической книгой, доступной нам, написанной с целью обучения начинающих писцов, является «Пособие по письмоводству» («Дастури дабири») Мухаммада ибн Абдулхалика Механи. Книги «Блестки в науке переписки» («Джалолия дар илми мукотиба») Мухаммад ибн Хаджи, «Польза для писца и цель для требующего» («Гунят ул-котиб ва мунят ут-толиб») и «Традиции трактатов и звезды мудрости» («Русум ур-расоил ва нуджум ул-фазоил») Хасана ибн Абдулмуъмина Хуйи написаны после книги Механи и в стиле его книги. «Жемчужины прозы» («Наср уд-дурар») Абусаъда Мансура ибн Хусайна Абекатиба является единственной теоретической книгой, относящейся к исследуемой теме, написанной в изучаемую нами эпоху на арабском языке.

14. В книгах, написанных полностью в качестве пособия по традиционному искусству письма, созданных начиная с XII в. от «Дастури дабири» Мухаммада ибн Абдулхалика Механи и позднее, прежде всего, нас интерисовали сочинение книг на персидском языке, законы и каноны персоязычного писательства. Такие особенности должны изучаться на фоне эволюции теории эпистолярного жанра в сравнении с сущностью письма на арабском языке или же персидском, смешанном с арабским, что явилось основной причиной усложненности стиля персидских писем.

15. Общие мысли об искусстве сочинения писем и ведения делопроизводства (дабири) можно найти в процессе изучения книг по литературе. Однако целью авторов таких книг не является исследование проблем, связанных с темой писательского мастерства, в них более всего речь ведется о сущности эпистолографии (фанни иншо) и дается оценка людям, избравшим своим занятием письмоводство. Мысли, записанные в таких книгах, прежде всего, дают сведения о социальном положении секретарей и писцов.

16. Важнейшим теоретическим трудом, написанным в изучаемую нами эпоху, является «Расоил ул-эъджоз» («Трактат о чудесах») Амира Хусрава Дихлави, более известный как «Эъджази Хусрави» («Чудо Хусрава»). Окончательное редактирование и упорядочение его приходится на 1319 г., т.е. на 70 летие автора.

17. О количестве произведений Амир Хусрава и приписываемых ему трудов до настоящего времени идут споры в научных кругах. Этому талантливому литератору, поэту, ученому приписали много произведений, среди которых известные нам прозаические сочинения - это пять отдельных трактатов, объединенные в большой труд под названием «Расоил ул-эъджаз», исторические сочинения «Сокровища завоеваний» («Хазоин ул-футух»), «История Алои» («Таърихи Алои»), «Превосходство полезностей» («Афзал ул-фавоид») и предисловия его пяти диванов (сборников лирических стихов).

По нашему убеждению, роль Амира Хусрава в истории персидско-таджикской прозы равна его роли в развитии персидско-таджикской поэзии, его прозу можно оценить даже выше его поэзии. Закономерности художественного слова, как поэтического, так и прозаического Амир Хусрав, в первую очередь, считает общими, но объективно поэтические фантазии, воображение и нововведения и открытия, бросающиеся в глаза в его прозе, безусловно, подчиняются особым закономерностям, правильно понять и познать их можно, прежде всего, из теоретических высказываний самого писателя.

18. Проза Амира Хусрава - с точки зрения способа письма и стиля изложения материала - является художественной, научной, обучающей, литературно-исторической: «Эъджази Хусрави» одновременно является и сочинением и компиляцией – литературно-научная проза, имеющая обучающее значение; «Хазоин ул-футух» - литературно-историческая, «Афзал ул-фавоид» - художественная, предисловие диванов – научно-критическая. О предисловии дивана «Предел совершенства» (Гуррат ул-камол») можно сказать, что его проза является в какой-то степени критическим текстом.

19. Амир Хусрав при написании «Эъджази Хусрави» использовал много источников и при любом удобном случае он упоминает их, дает им оценку, высказывает признательность и благодарность их автором. Но источниковедческая основа произведения не ограничивается этим. Во всех пяти трактатах «Эъджази Хусрави» приведены имена многих ученых и литераторов. Источники поэтических мыслей Амир Хусрава необходимо искать в недрах персидско-таджикской, арабской, индийской и в какой-то степени турецкой культур и цивилизации.

20. В подражание «Эъджази Хусрави» на полуострове Индостан были сочинены произведения, достойные внимания, с которыми мы познакомились в разделе «Последователи «Эъджази Хусрави» в персидской прозе». Авторы подобных трудов, прежде всего, последовали Амиру Хусраву в композиции и внутренней структуре книги.  

Такой беспримерный интерес литераторов к этому произведению продолжался до XIX в., т.е., до завоевания Индии англичанами. После этой эпохи, когда место традиционного делопроизводства и составления писем занял английский порядок переписки и делопроизводства и роль исследуемого сочинения у ученых-литературоведов и языковедов, всех любителей литературы до какой-то степени снизилась. Одна из причин того, что ослабло внимание к «Эъджази Хусрави» заключается в том, что Амир Хусрав при создании своих пяти трактатов под одним общим названием выбрал такой высокохудожественный, только его перу присущий стиль изложения, что не каждому под силу его понять, познать и правильно интерпретировать. Естественно, этому имеется причина, ибо в прошлом дело переписки книг и писательство считались особо почитаемой деятельностью, обязанности секретаря, письмоводителя, канцелярского писца, которые занимались перепиской книг, составлением писем и документации, выполняли особо грамотные, образованные люди, и пособия по эпистолографии были рассчитаны на таких людей.

21. «Эъджази Хусрави» по структуре и составу отличается от других подобных трудов, что выявлено при сравнении. Он состоит из предисловия, охватывающего восхваление и благодарение Аллаху, пророку Мухаммаду, введения, пяти трактатов и заключения. В совокупности все пять трактатов состоят из тридцати трех глав, названных «хат», и ста тридцати девяти разделов, получивших название «харф».

Трактаты, входящие в состав произведения, между собой связаны логически: первый трактат, хотя и снабжен подробным вступлением, его основные части, в свою очередь, являются предисловием для последующих трех трактатов; третий трактат, в свою очередь, играет роль предисловия для четвертого трактата. Таким обрахом, теоретическая основа особого стиля Хусрава изложена в первом трактате, в трех последующих трактатах отражено её практическое применение с приведением конкретных примеров, образцов. В третьем трактате же предметом исследования стали средства художественного украшения речи, практическое применение которых дано в четвертом трактате; пятый трактат стоит отдельно, но тесно связан с предыдущими трактатами, хотя  в этом трактате собраны прежние, периода юности, письма автора, но по методу написания и стилю изложения материала, образности речи он вливается в общее течение и по своему значению также равноценен другим трактатам.

22. Понятие «дебоча» Амир Хусрав использует в значении начала или же предисловия книги, предисловия к новому материалу, что, во-первых, имеет значение обычного, популярного предисловия и, во-вторых - содержит некое разъяснение. В «дебоча» писатель разъясняет значение новой цели, нового материала до его изложения, чтобы читатель понял и правильно воспринал его.

Все трактаты в составе «Эъджази Хусрави» начинаются с «дебоча» - введения и каждый из них имеет свою специфическую особенность: все «дебоча» - введения начала трактатов, как предисловия, указывают на суть трактатов и их содержание. Во вступлениях (дебоча) отдельных разделов «Эъджази Хусрави» обычно даются объяснения, излагаются способ повествования, пути и навыки письма, руководства по изучению писательской стези.

23. Амир Хусрав в «Эъджази Хусрави» по составлению письма и его частей специально не ведет никаких рассуждений. Части и теоретические формы писем мы определили на основе приведенных образцов, по их структуре, составу и адресатам. Под понятием «нома» - «письмо» мы подразумеваем все виды написанного, упоминаемые в изучаемом труде под названиями «мисол», «парвона», «мактуб», «рукъа». Объединяющим всех их моментом является то, что основу всех их составляют творчество, определенные правила и нововведения и искусное, мастерское изложение мыслей.

24. Части писем объяснены на примерах, так, мисол (притча, аллегория), парвона (пропуск, лицензия) и рукъа (письмо) состоят из восхваления, цели, даты, в мактубах (письмах) имеются заголовок, восхваление, цель, молитва, завершающее «Аминь!», дата и выражение уважения и покорности. Все эти части имеют определенные, только им присущие слова и словосочетания. Среди этих штампированных словосочетаний и терминов есть и взаимозаменяемые, так вместо «таслимот» в некоторых письмах приводят «сари нома», вместо «тахмидот» - «зикри Хак таъоло». Упомянутые термины в чисто персидских письмах имеют такие формы: Сарнабишти нома - заглавие письма, сипоси Худо - благодарение Бога, бандагихо - мы рабы, хонданихо - прочитываемое.

25. Все виды писем являются руководствами для начинающих писцов, писателей, поэтому в конце каждого раздела этого большого труда приводятся образцы писем. Более всего приведено образцов, примеров на молитвы. Некоторые письма носят общий характер, по ним можно составить форму написания схожих по теме, по назначению конкретных писем. Например, письмо везирю является образцом порядка написания письма всем служащим соответствующего министерства, потому что по этой схеме можно написать письмо любому чиновнику. Что касается молитв, то они не одинаковы, они отличаются в зависимости от адресата. В некоторых одинаковых письмах и восхваление, и благодарение Всевышнего и пророк могут различаться.

26. Письма, приведенные в составе трактатов в качестве образцов, имеют различных корреспондентов, среди которых есть и исторические личности, но большинство придуманные автором персонажи. По содержанию и тематике письма также делятся на настоящие, реальные и на фантазийные, но связанные между собой по значению и творческим целям, все они являются образцами писательского искусства. Поэтому они имеют как историческое, так и литературное значение, для нас более интересен их литературный аспект. Важнейшие особенности писем, за исключением писем в составе пятого трактата, которые являются письмами молодости автора, заключаются в том, что большинство из них написано в конце жизни автора, это означает, что они являются результатом писательского опыта Амира Хусрава, ярко демонстрирующего его талант, силу в искусстве прозаической речи.

27. У Амира Хусрава каждое слово или понятие имеет конкретное место, он одинаково серьезное внимание обращает и на словарное, и на терминологическое значение, и на смысловую нагрузку этих слов и оборотов. Основной момент, связывающий все смысловые аспекты слов, терминов и других понятий – это их мастерское применение.

28. На полях литографического издания «Эъджази Хусрави» написаны комментарии, в какой-то степени, помогающие правильному пониманию произведения. Автором комментариев на полях всех пяти трактатов «Эъджази Хусрави» является Мунши Хаяли Рам, книга с его комментариями была издана после его смерти при содействии Мунши Навал Кишура, владельца типографии газеты «Авадих». До Мунши Хаяла Рама к первой тетради произведения комментарии на полях написал Мавлави Гуламхусайн Кантури. При литографическом издании изучаемого труда комментарии последнего также были приняты во внимание.

Работа по написанию комментариев во времена комментатора «Эъджази Хусрави» являлась в какой-то степени  и исправлением текста, и его критикой, и эта трудная, кропотливая работа, проделанная комментатором, достойна всяческой похвалы и высокой оценки. Но комментарии на полях «Эъджази Хусрави», как было принято в средние века при комментировании того или иного произведения, не были выделены и сброшированы в отдельную книгу. Результаты размышлений автора комментариев изложены на полях каждой страницы, по которым мы конкретизировали пути и методы работы комментатора, особенности его взглядов, разделив их на пятнадцать групп и высказав четыре замечания.

29. Соблюдение отношений слов с учетом их значений, логики речи, связи понятий и созвучия между словами называют искусством соответствия речи, которое у Амира Хусрава имеет специфические закономерности. Всю их совокупность мы проанализировали, дифференцировали, распределили на семь групп и озаглавили «Теория соответствия Амира Хусрава»: соотношение словесное, смысловое, словесно-смысловое, антогоничное, переводное, счетное, относительное.

У Амира Хусрава соответствие речи (таносуби сухан) большей частью выражено словом «нисбат» - отношение, связь, соответствие, сходство, но местами писатель применяет слово «тааллук» - относящийся, отношение.

Для правильного понимания теории соотношения Амира Хусрава обязательно внимание ко всем аспектам смысла слов, нашедшим отражение в словарях, путям появления новых слов, возникающих на основе отношений, и их смысловая нагрузка определяется стилем речи автора. Формула искусства слова у Амира Хусрава такова: речь должна быть основана на красоте, остроумии, связях и соотношениях.

30. Стиль речи Амира Хусрава в его трудах можно проанализировать и изучить с точки зрения языка, мысли и художественности. В результате становится ясно, что стиль Амира Хусрава неповторим, специфичен и присущ только его перу, и этот стиль мы назвали индивидуальным стилем Амир Хусрава.

С точки зрения литературных особенностей самое притягивающее и интересное стилистическое явление в речи Амира Хусрава связано с его открытиями. По искусному применению слов, новообразований, оборотов и словосочетаний Амир Хусрав считается одним из сильнейших и талантливейших литераторов индийского литературного круга. Литературные и эстетические мысли, высказанные писателем на основе учета закономерностей, относящихся к наукам красноречия, риторики и к открытиям и новшествами в истории развития персидско-таджикской литературно-эстетической мысли не имеют себе аналогов.

С литературоведческой точки зрения – определение, анализ и дифференциация стилеобразующих элементов текстов – можно выявить при исследовании проблем использования художественных средств украшения речи, мастерства наполнения речи смыслом (смыслообразования), применения арабских и персидских стихов и аятов из Корана, хадисов пророка, в то же время являющихся  важнейшими стилистическими особенностями речи Хусрава.

31. Открытие новых художественных средств украшения речи и их практическое применение в прозе, будучи интересным явлением, характеризующим автора «Эъджази Хусрави» как совершенного ритора и вдумчивого ученого, направлено на закрепление и признание другими специфического стиля Амира Хусрава. Другими словами, для писателя Амир Хусрава единственным критерием соблюдения стиля, или же способа изложения речи, является потребность в выражении мысли. С этой точки зрения, художественные средства украшения речи, приведенные в двух «хат» - ах третьего трактата, отличаются по способам применения и стилистике.

Большая часть художественных средств, встречающихся в третьем трактате, являются смешанными. Смешанные средства - это старые художественные фигуры и тропы,  существовавшие до эпохи Амира Хусрава, в которые писатель внес много нового, изменив их структуру и назначение. Из старых фигур и тропов писателя более всего привлекли словесные средства, а именно ихом - аллегория, двусмысленность и воображение, фантазия, потому что они, по сравнению с другими словесными средствами, могут нести большую смысловую нагрузку.

Амир Хусрав целенаправленно и осознанно шел к открытию и введению в научный обиход новых художественных средств украшения речи. Степень использования таких средств зависит от таланта и мастерства писателя.

32. В текстах пяти трактатов Амир Хусрава наиболее используемыми являются фигуры сравнение (ташбех), метафора (истиора) и гипербола (муболига). У них самая высокая частота применения. Эти художественные средства весьма популярны и очень используемы в поэзии, в прозе же круг их использования зависит от индивидуального мастерства писателя.

33. С точки зрения смысловой нагрузки текстов Амир Хусрав в персидско-таджикской литературе считается гением мысли. В его речах одновременно могут существовать несколько смыслов, что также связано и с эстетическим вкусом и интеллектуальной подготовленностью читателя. Во многих случаях, прежде, чем приступить к изложению художественной мысли, писатель указывает на путь, способ её понимания, познания. В его творческой лаборатории и смыслообразующем воображении понятия и события реального и фантазийного миров, фауна и флора, весь неодушевленный мир, мир хищников и птиц, небесные тела, связи четырех элементов, тайны и повествования находятся в особой связи мыслей, которые в речах писателя конкретизируются с упоминанием различных отношений, приобретают смыслообразующее значение.

34. Книга «Эъджази Хусрави» написана прозой, смешанной с поэзией. По тематике поэтические отрывки в составе произведения чрезвычайно разнообразны, количество смыслов в их содержании равно частоте тем в составе трактатов. Среди стихотворных отрывков немало интересных поэтических картин и советов и наставлений – дидактики, каждый из которых в отдельности напоминает целостное литературное произведение.

35. Амир Хусрав прекрасно знал Коран и предания (хадисы) пророка, был основательно подкован в теологии, многие цитированные из этих произведений отрывки в его трудах засверкали и заблистали новым светом, его многие оригинальные мысли озарены кораническим и хадисовым светом. Амир Хусрав в необходимые моменты осмеливается комментировать некоторые аяты и разъяснять их важнейшее познавательное значение.

Направленность интересов Амира Хусрава на коранические и хадисовы значения и их целенаправленное применение полностью соответствуют существующей в то время литературной теории и традиции использования и применения божественной тематики.

Наконец, диссертант на основе четырех доступных списков подготовил к печати полный текст «Эъджази Хусрави», что поможет, надеемся, всем желающим познакомиться с необычным сочинением Амира Хусрава.

Мы предполагаем, что реферируемая работа и её выводы, полученные в результате исследования всей совокупности поставленных вопросов, создадут соответствующую основу, и будут содействовать более широкому и глубокому исследованию таких проблем, как особенности и жанровые возможности такого литературного вида, как эпистолография в средние века и правил общения (этикет) в классических персидско-таджикских письмах.

В свою очередь, можно осуществить совокупность исследований, на основе решенных нами проблем и результатов, полученных нами. Особенно мы надеемся, наши результаты окажутся весьма полезными при написании полной «Истории персидско-таджикской эпистолярной литературы».       

Список цитированной литературы

  1. Абдурра?мони ?ом?. Осор. ?илди ?аштум. – Душанбе: Адиб, 1990.- С. 299-306.

2. Баркова М.В., Лоськова Т.А. Эпистолярный жанр. История и современность. Учебно-методическое пособие. - Арзамас: АГПИ, 2006. - 104 с.

3. Ба?оев М. ?аёт ва э?одиёти Хусрави Де?лав?. – Душанбе: Дониш, 1975. – 278 с.

4. Зо?идов Н. Насри арабизабони адабиёти форсу то?ик дар аср?ои VIII-IX”. - Ху?анд: Нури маърифат, 2004.- 402 с.

5. Литвинова У. Семь чудес света /Ульяна Литвинова. Изд. 2-е.- Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. - 224 с.

6. Ма?судов Б. ?усту?? дар а?вол ва осори Иро??. - Душанбе: Пайванд, 2009. - 555 с.

7. Салимов Н.  Мар?ала?ои услуб? ва та?аввули анвоъи наср дар адабиёти форсу то?ик (аср?ои IX-XIII). - Ху?анд: Нури маърифат, 2002. - 400 с.

8. Хусрав Дехлеви, Амир. - Ташкент, 1987. - 112 с.

9. Шарифов Х. Назарияи наср (дар адаби форсии аср?ои 4-9 ?и?р?). - Душанбе, 2004. - 319 с.

10. ??? ????? ???? ?? ????? ???????? ????? ???? ??? ???? ??? ??? ??? ??? ???????? ?????????? ?????: ??????? 1381? ?? ? ???? + 854 ??.                                              

11.   ?????? ???? ????? ????? ?????? ?????? ?? ? ??? ???? ?????? 1872?558 ??? ?????? ??? ???? ? ????         ???? ?????? 1876? 631 ??.                                                                                                                                    12.  ???? ?????? ???? ?? ????? ???? ??? ????????? ????? ?? ????? ?? ?? ???? ??? ??? ? ??? ???? ????????? ?    ????? ?? ?? ????? ????? ?? ??? ????? ?? ???? ???? ???? ??? / ?? ??? ???? ????????? – ?????: ??????? ??????  ????? ???????? ? ???? 1383? 262 + ?.

 13.  ???? ? ?????? ?????? ????? ?????? ?? ??????? ?. ???????? ????? ??? ????? ??? ?????? ?????? 1348? 249 ??.

14. ????? ???? ???? ???? ???? (????? ?? ?????)? ?? ????? ??? ?????? ??? ???? ???? 1353? 187 ??.  

15. ???? ???????? ????? ?????? ??????? ?? ?? ???? ???? ???? ???? ???? (????? ?? ?????) ?? ?????? ???? ?? ? ??? ??? ?? ???? ?? ?? ????? 20 ??? 1353 ?? ???? ????? ?????? ???????? ???? ???? ???????? ????? 1354? 475 ??

16.  ?????? ???? ????? ?? ??? ?? ??? ?????? ??? ???? ?????? 1375? 637 ?.

17.  ???? ????? ?????? ?????? ????? ??? ?????? ?????? 1380? 636 ??.

18. ??? ???? ??????? ???? ???? ? ???? ?? ??? ?????. ?????? 1376 .- 2858 ??.

19.  ???? ???? ????? ????? ?????? ?? ?????? ??? ???? ?? ????? ??? ???? ?? ???? ??? ???? ????? ??? ????? ?????: ???????? ????    ????? 2536? 1128 ??.

20. ??? ????? «?????? ? ??? ? ????? ????? ?? ??? ??????»? ??? ? ????? ????? ????? ? ???? ?????????? 1348? ??. 15-21.  ???? ??? ???? ????? «????? ? ????????»? ??? ? ????? ???????? 1349? ????? ?? ? ??? ? ?? ? ???? ??. 56- 63.

21. ?????? ???? ????? ??? ???? ????? ?? ?????? ?????? ?????? ??? ???? 1377? 409 ??.                                     

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Монографии

1. Из истории и теории эпистолярного жанра (от античности вплоть до эпохи Амира Хусрава Дихлави). – Душанбе: Сино, 2009. – 140 с. (на тадж. яз.).

2. «Эъджази Хусрави» и его место в истории персидско-таджикской литературной мысли. - Душанбе: Сино, 2009. – 176 с. (на тадж. яз.).

Статьи, опубликованные в научных журналах, указанных в перечне ведущих рецензируемых журналов и изданий

3. Амир Хусрав о поэтической фигуре стихотворного соотношения// Известия АН Республики Таджикистан.- Отд. обществ. наук.- Душанбе, 2008.- № 3.-С. 120-125 (на тадж.яз.).

4. «Расаил ал-э’джаз» и его списки// Вестник Таджикского государственного национального университета (научно-теоретич.журнал).- Сер: Филология.- Душанбе: Сино, 2008.-№ 2(48).-С. 123-128 (на тадж.яз.).

5. Источниковедение «Расаил ул-эъджаз» Амира Хусрава Дихлави// Известия АН Республики Таджикистан.- Отд. обществ. наук.- Душанбе, 2009.- № 2.-С. 213-217 (на тадж.яз.).

6. “Дастури дабири” Мухаммад ибн Абдулхалик Механи и вопросы писательского стиля// Известия АН Республики Таджикистан.- Отд. обществ. наук.- Душанбе, 2009.- № 3.-С. 139-145 (на тадж.яз.).

7. Художественные аспекты поэтического мастерства// Вестник Таджикского государственного национального университета (научно-теоретич.журнал).- Сер: Гуманитарные науки.- Душанбе: Сино, 2008.- № 3.- С. 269-272 (на тадж.яз.).

8. Форма и содержание письма в  “Расаил ал - э‘джаз” Амира Хусрава Дихлави// Вестник Таджикского государственного национального университета (научно-теоретич.журнал).- Сер: Гуманитарные науки.- Душанбе: Сино, 2008.- № 3.- С. 286-290 (на тадж.яз.).

9. Содержание, структура и отличия предисловий  “Расаил ул-эъджаз” Амира Хусрава Дихлави// Вестник Таджикского государственного национального университета (научно-теоретич.журнал).- Сер: Филология.- Душанбе: Сино, 2009.- № 4.- С. 165-170 (на тадж.яз.).

Статьи по теме диссертации,

опубликованные в научных журналах и изданиях

10. Проблемы художественности в “Эъджази Хусрави”// Вклад молодых ученых в развитие науки.-Душанбе, 1999.- С. 262-266 (на тадж.яз.).

11. Научная ценность одного учебного пособия Амира Хусрава// Молодежь и мир мыслей (из-е 7).- Душанбе, 2005.- С. 115-117 (на тадж.яз.).

12. Заметки на полях “Эъджази Хусрави” и проблемы познания персидско-таджикской речи на полуострове Индостан// Сияние мысли.- Ходжент, 2008.- С. 128-141(на тадж.яз.).

13. Место Амира Хусрава в истории персидской прозы// Радость соединения.- Ходжент, 2008.- С. 181-20 (на тадж.яз.).

14. Море жемчужин// Адаб.- Душанбе, 2003.- № 6.- С. 37-40 (на тадж.яз.).

15. Структурные особенности “Эъджази Хусрави” и новаторство Амира Хусрава Дихлави// Молодежь и мир мыслей.- Душанбе: Ирфон, 2006.- С. 431-438 (на тадж.яз.).

16. Композиция и состав “Степеней художественных чудес” (“Нисоби бадоеъула?оиб”) Амира Хусрава// Молодежь и мир мыслей.- Душанбе: Ирфон, 2005.- С. 348-350 (на тадж.яз.).

Статьи по теме диссертации,

опубликованные в материалах научных конференций

17. Композиция и состав “Степеней художественных чудес” (“Нисоби бадоеъула?оиб”) Амира Хусрава // Материалы IV научной конференции молодых ученых и исследователей.-Душанбе, 2004.- С. 212-214 (на тадж.яз.).

18. Подражание “Эъджази Хусрави” в персидской прозе// Материалы научно-теоретической конференции профессорско-преподавательского состава и студентов, посвященной “800-летию поэта, великого мыслителя Мавлоно Джалолуддина Балхи” и “16-й годовщине Независимости Республики Таджикистан.- Душанбе, 2007.- С.66-68 (на тадж.яз.).

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.