WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Динамизм в сфере форм и значения фразеологизмов с функционирующими морфологическими категориями

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

°Ч>

РАДЧЕНКО Елена Вадимовна

ДИНАМИЗМ В СФЕРЕ ФОРМЫ И ЗНАЧЕНИЯ

ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С ФУНКЦИОНИРУЮЩИМИ

МОРФОЛОГИЧЕСКИМИ КАТЕГОРИЯМИ

Специальность 10.02.01 - «Русский язык»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук

Челябинск 2010


Работа выполнена на кафедре русского языка и методики преподавания русского языка ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет»

Научный консультант -      доктор филологических наук, профессор

Чепасова Антонина Михайловна.

Официальные оппоненты:   доктор филологических наук, профессор

Кусова Маргарита Львовна;

доктор филологических наук, профессор Ратушная Екатерина Радиогеловна;

доктор филологических наук, доцент Ермакова Елена Николаевна.

Ведущая организация -         ГОУ ВПО «Омский государственный

педагогический университет»

Защита состоится 22 апреля 2010 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.295.05 при ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагоги­ческий университет» и ГОУ ВПО «Тюменский государственный университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, пр. Ленина, 69.

Автореферат разослан «   »                   2010 года.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент                               Л. П. Юздова

2


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Язык обладает сложной противоречивой природой: он устойчивый, живой и постоянно, постепенно, строго закономерно изменяющийся. Устойчивость язы­ка - свойство привычное для человека, наблюдаемое, сохраняющееся в течение многих столетий, поэтому говорящим на родном национальном языке кажется, что он (язык) не изменяется. Глубокое изучение любой его части позволяет ут­верждать, что универсальным свойством, отражающим взаимосвязь и взаимо­действие между языковыми единицами на разных уровнях, является динамизм.

Реферируемая диссертация посвящена изучению динамических и диалекти­ческих процессов в сфере формы и значения фразеологизмов двух самых круп­ных семантико-грамматических классов номинативных изменяемых единиц -предметного и процессуального.

Исследование выполнено на материале авторской картотеки, составленной методом сплошной выборки. За временной период принимается отрезок разви­тия языка от А.С. Пушкина до наших дней. Анализ показал, что в этот относи­тельно небольшой период времени во фразеологическом составе как части на­ционального языка нет статичности.



Актуальность настоящего исследования обусловлена невыявленностью глубинных законов динамизма фразеологической единицы и необходимостью создания новой теории фразеологии.

Объект изучения - фразеологизмы двух центральных и самых многочис­ленных семантико-грамматических классов: предметного и процессуального. Первый класс называет мир предметов, второй - свойства предметов. Каждый проанализированный класс единиц характеризуется единством категориального значения, совокупностью «собственных» [Ярцева 1968] функционирующих морфологических категорий, тождеством проявлений динамизма.

Предмет анализа - динамизм фразеологизмов с функционирующими мор­фологическими категориями.

Цель исследования - выявить причины и следствия динамизма фразеоло­гизмов с функционирующими морфологическими категориями.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

  1. квалифицировать роль грамматических категорий в поддержании дина­мического равновесия или в его нарушении в каждом из анализируемых клас­сов;
  2. определить механизм проявления динамизма морфологических категорий предметных и процессуальных фразеологизмов;
  3. выявить связь семантического динамизма изучаемых единиц с изменени­ем лексико-семантической сочетаемости;
  4. выявить и описать пути развития значения фразеологической единицы;
  5. проанализировать механизм образования многозначного и омонимичного фразеологизма как пути семантического развития фразеологической единицы;

3


Решение задач, сформулированных выше, оказалось возможным благодаря анализу обширной картотеки.

Для достижения поставленной цели и решения задач использовался сле­дующий материал: произведения русских классиков и современных авторов; в картотеке широко представлены тексты из произведений публицистического стиля - газет и журналов, телевидения. Авторская картотека насчитывает 590 предметных фразеологизмов в 5950 употреблениях и 1760 процессуальных фразеологизмов в 16 000 употреблений. Часть картотеки составили материалы фонда фразеологической лаборатории Челябинского государственного педаго­гического университета. Такая большая эмпирическая база позволила системно описать движение формы и значения фразеологизмов в процессе функциониро­вания в русском языке, исследовать своеобразие динамизма предметного и процессуального семантико-грамматических классов.

В качестве методологической и теоретической основы исследования ис­пользовались положения, представленные в трудах русских и зарубежных уче­ных

по философии, таких, как А.С. Арсеньев, B.C. Библер, Б.М. Кедров, В.И. Ленин, К. Маркс, В.И. Свидерский;

по грамматике: Н.С. Авилова, В.Г. Адмони, А.В. Бондарко, В.В. Виногра­дов, О. Есперсен, А.А. Зализняк, Г.А. Золотова, П.С. Кузнецов, Е. Курилович, В. Скаличка, А.Н. Тихонов, А.Д. Шмелев, Р. Якобсон, В.Н. Ярцева;

по когнитивной лингвистике: В.И. Карасик, Ю.Н. Караулов, З.Д. Попова, И.А. Стернин;

в рамках семасиологического подхода: О.С. Ахманова, Л.М. Васильев, P.M. Гайсина, Э.В. Кузнецова, А.А. Уфимцева, Д.Н. Шмелев;

в рамках теории переходности и динамизма языковой единицы: В.В. Бабай-цева, Р.А. Будагов, P.M. Гайсина, В.Г. Гак, Л.П. Калакуцкая, Е.П. Калечиц, СО. Карцевский, О.М. Ким, М.Ф. Лукин, М.М. Маковский, Л.Я. Маловицкий, Г.П. Мельников, В.Н. Мигирин, И.Г. Ольшанский, Ф. Соссюр;

в рамках изучения фразеологического состава языка: Н.Ф. Алефиренко, В.Л. Архангельский, A.M. Бабкин, В.В. Виноградов, Л.П. Гашева, Е.Н. Ерма­кова, А.В. Жуков, В.П. Жуков, Л.Г. Золотых, Б.А. Ларин, A.M. Мелерович, В.М. Мокиенко, Р.Н. Попов, Е.Р. Ратушная, A.M. Чепасова, Г.А. Шиганова.

В работе используются следующие термины.

Антропоцентризм (от греч. anthropos - человек и лат. centrum - центр) принцип изучения языка как семиотической системы, основные рефренцион-ные точки которой непосредственно соотнесены с говорящим индивидом.

Высокочастотная грамматическая форма - наиболее представленная в количественном отношении грамматическая форма в парадигме одной едини­цы.

Грамматический динамизм - формальные преобразования языковой еди­ницы, не нарушающие ее устойчивости и тождественности самой себе

4


Динамизм - количественные изменения языковой единицы, ее способность к семантическому и формальному преобразованию, не нарушающему устойчи­вости и семантической тождественности единицы самой себе.

В определенный момент, когда количество динамических изменений в язы­ковой единице превышает меру или достигает такого уровня, который не со­вместим с понятием ее устойчивости, происходит диалектический процесс скачкообразного перехода к новому качеству.

Диалектичность - это процесс-результат качественного изменения языко­вой единицы, образование нового значения прежней единицы или образование качественно новой единицы.

Динамическое равновесие - устойчивое соответствие определенной фор­мы определенному значению, которое носит временный характер.

Значение - постоянная часть содержания языковой единицы, общая для всех членов данного языкового коллектива, обеспечивающая понимание в ак­тах речевой коммуникации; отфильтрованная языковым сознанием, обществен­но признанная и закрепленная за формой языковой единицы категория языка.

Смысл - содержательный элемент языковой единицы, находящийся в ин­дивидуальном сознании говорящего, лишенный черт понятия и имеющий по­тенциальную возможность перейти в ее значение .

Специализация грамматической формы - превращение функционального значения грамматической формы фразеологической единицы в категориальное значение новой единицы.

Устойчивость - 1) содержательная, формальная устойчивость языковой единицы; 2) устойчивость связи между формой и значением языковой единицы; 3) период сохранения динамического равновесия между формой и значением языковой единицы .

Устойчивость языковой единицы соотносится со вторым ее фундаменталь­ным свойством, с динамизмом.

Форма фразеологизма - 1) тип синтаксических конструкций, по которому образуется ряд устойчивых сочетаний; 2) жестко закрепленный компонентный состав; 3) тип варьирования фразеологизмов; 4) языковой знак, в котором грамматическое значение находит свое регулярное (стандартное) выражение.

Фразеологизмы с функционирующими морфологическими категория­ми - изменяемые фразеологизмы, сохраняющие противопоставленность грам­матических форм внутри одной морфологической категории.

Исследование проводились с использованием следующих методов: метод лингвистического описания; сравнительно-сопоставительный метод; количе­ственно-симптоматический метод использовался при характеристике пара­дигмы форм грамматических категорий фразеологизмов, анализе лексико-семантической сочетаемости единицы; метод семного, компонентного анализа - при изучении семантического динамизма фразеологической едини­цы.

5


Представленный комплекс методов обеспечивает системный анализ языко­вого материала, по которому языковой знак рассматривается в единстве его структуры и содержания как объект целостной системы, включающей этот знак в свое пространство и создающей условия для реализации его специфики и за­кономерностей.

Научная новизна исследования состоит в следующем.

  1. Раскрыта сущность понятий «динамическое равновесие», «динамизм», «диалектичность», «семантический динамизм», «грамматический динамизм» в сфере фразеологии.
  2. Впервые в русском языкознании исследованы динамические процессы на материале фразеологизмов двух крупнейших семантико-грамматических клас­сов - предметного и процессуального.
  3. Выявлены причины динамизма исследованных единиц.
  4. Изучены следствия динамизма предметных и процессуальных фразеоло­гизмов.
  5. Проанализированы источники динамизма единиц двух классов.
  6. Показана роль диалектических процессов в обогащении состава предмет­ных и процессуальных фразеологизмов.
  7. Выявлена степень устойчивости динамического равновесия во всех типах значений проанализированных единиц.
  8. Сформулированы законы динамизма предметных и процессуальных фра­зеологизмов, которые могут быть экстраполированы на другие семантико-грамматические классы, а также на лексический материал.

Научная гипотеза исследования: динамизм и устойчивость - два противо­положных процесса, обеспечивающих существование и развитие языка.

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в следую­щем:

  1. теоретически обоснованы причины и следствия динамизма фразеологиче­ских единиц с функционирующими морфологическими категориями;
  2. установлено типологическое сходство динамических изменений, происхо­дящих во фразеологизмах двух центральных семантико-грамматических клас­сов;
  3. показана роль диалектических процессов в обогащении состава предмет­ных и процессуальных фразеологизмов;
  4. изучена степень динамичности и устойчивости морфологических катего­рий предметных и процессуальных фразеологических единиц;
  5. выявлена степень активности динамических и диалектических процессов в предметном и процессуальном семантико-грамматическом классе;
  6. изучены причины динамизма предметных и процессуальных фразеоло­гизмов;
  7. проанализированы факторы, сдерживающие динамизм фразеологических единиц;

6


  1. изучены пути развития значения предметных и процессуальных фразеоло­гизмов;
  2. выявлена роль антропоцентрического фактора в развитии формы и значе­ния фразеологических единиц двух классов;
  3. изучены предметные и процессуальные фразеологизмы как репрезентанты основополагающих концептов, таких, как «Человек», «Деятельность», «Про­странство», «Время», «Оценка» и др.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Динамизм фразеологической единицы осуществляется при взаимодейст­вии причин внутреннего и внешнего характера. Внутренней причиной развития является разная длительность существования определенной формы и опреде­ленного значения языковой единицы. Внешний источник динамизма определя­ется влиянием индивидуального сознания и социальных условий существова­ния человека на значение фразеологизма.
  2. Семантический динамизм предметных и процессуальных фразеологизмов проявляется в актуализации потенциальных отвлеченных сем значения, в смене физического образа эмоционально-рациональным образом, в качественном из­менении лексико-семантической сочетаемости единицы.
  3. Внутренним механизмом грамматического динамизма и диалектичности единиц с функционирующими морфологическими категориями является их способность к сокращению парадигмы грамматических форм одной категории и к утрате всей грамматической категории. Динамизм анализируемых единиц одного временного периода проявляется в развитии высокочастотных / низко­частотных грамматических форм. Диалектичность - в специализации высоко­частотной грамматической формы, в выпадении последней из парадигмы форм и превращении в единственную форму новой единицы.
  4. Грамматический динамизм предметных фразеологизмов проявляется в развитии категорий числа и падежа при учете состояния категории рода как ус­тойчивой в этот период.

Грамматический динамизм процессуальных фразеологизмов проявляется в изменении частотности отдельных форм морфологических категорий лица, времени, вида, наклонения при устойчивости названных морфологических ка­тегорий в один временной период.

5.  Динамизм фразеологической единицы не связан с обогащением языка. Он

реализуется в линейном движении динамического равновесия единицы, сохра­

нении ее семантического и грамматического тождества.

Практическая значимость работы заключается в следующем: материалы исследования послужили базой для разработки курсов, спецсеминаров по во­просам грамматики, лексикологии и фразеологии современного русского языка, для научных исследований различных аспектов семантических и грамматиче­ских свойств фразеологических единиц, а также могут быть использованы в лексикографической практике.

7


Апробация докторской диссертации. Теоретические положения и практиче­ские результаты исследования отражены в двух монографиях - «Динамические процессы во фразеологизмах с функционирующими морфологическими катего-риями»(148 с), «Динамические процессы в сфере значения русских фразеоло­гизмов с функционирующими морфологическими категориями» (231 с); в по­собии для самостоятельной работы студентов «Русский человек в зеркале фра­зеологии. Идеографическое описание» (Челябинск, 2004), в 11 статьях, опуб­ликованных в изданиях, рекомендованных ВАК (3 статьи в журнале «Филологи­ческие науки», 4 статьи в «Вестнике Южно-Уральского государственного уни­верситета», 2 статьи в «Вестнике Челябинского государственного университе­та», 1 статья в «Вестнике Челябинского государственного педагогического университета», 1 статья в журнале «Проблемы истории, филологии, культу­ры»); в статьях и докладах на международных научных конференциях: «Рус­ский язык: исторические судьбы и современность» - Москва, 2004; «Русский язык и славистика в наши дни» - Москва, 2004; «Фразеологизм и слово в на­ционально-культурном дискурсе (лингвистический и лингвометодический аспекты)» - Кострома, 2008; «Фразеология и когнитивистика» - Белгород, 2008; «Четвертые Жуковские чтения» - Новгород, 2009; «Русская лексикогра­фия и фразеография в контексте славистики: теория и практика» - Магнито­горск, 2009; «Русский язык в современном мире: константы и динамика» - Вол­гоград, 2009. Материалы диссертации используются в спецкурсах, спецсемина­рах, факультативах по фразеологии современного русского языка, служат базой для исследований студентов, молодых ученых, учителей, занимающихся про­блемами фразеологии, грамматики, семантики современного русского языка.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, вводной главы, двух частей, каждая из которых включает, в свою очередь, по две главы, заключения, библиографического списка, списка источников исследования, приложения.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертационного иссле­дования, определяются цель и задачи, излагаются методы исследования, рас­крывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

В вводной главе «Динамизм: этапы интерпретации» дается подробная характеристика динамизма как языкового процесса на основе изученной фило­софской и лингвистической литературы. В п. 1 приводится понимание дина­мизма и его основных принципов в материалистической диалектической фило­софии. Диалектика выступает как учение о всеобщих связях, о наиболее общих законах развития бытия и мышления. В современной философии предмет рас­сматривается как тождество противоположных потенций: «определить предмет в его сущности и означает определить его в потенциях и в возможностях... ос­мыслить предметное противоречие как противоречие диалектическое означает

8


осмыслить сущность данного предмета как момент процесса, движения, разви­тия, взятого в наиболее общей форме»1. Придерживаясь основополагающих по­нятий материалистической диалектики, сформулируем базовую позицию дан­ного исследования. Динамизм представляет собой важнейшую онтологиче­скую сущность мира и проявления диалектического его (мира) развития. Источником развития и главной движущей силой является противоречие. Развитие подчиняется главным законам диалектики: принципам перехода количественных изменений в качественные и отрицания отрицания.

В п. 2 рассматривается понимание динамизма в языкознании, которое не­тождественно философскому. Ученые, обращаясь к проблеме развития языко­вой единицы, традиционно используют понятие «переход» как обозначение механического перемещения одной части речи в другую2. Широкое распро­странение в современной лингвистике названного термина обусловлено тем, что язык анализировался с позиций структуры, в статическом виде, внимание большинства исследователей было сосредоточено на результатах преобразова­ний языковой единицы, а не на процессе ее развития. Поэтому одной из актуальных задач современного языкознания остается выявление глубинных законов развития языка.

В. п. 3 - п. 6 рассматриваются этапы формирования новых принципов изу­чения языковой единицы. Анализ работ 70-80-х годов XX века показал актуальность и неизученность названной проблемы. Термин «динамизм» не имел конкретного содержания и употреблялся в самом общем виде, безразлич­но, к какому национальному языку он относится, какой стороны языковой еди-ницы (формы, грамматической категории, значения) касается . Мы считаем, так как язык имеет свою структуру и разные уровни (фонетический, лексический, словообразовательный, грамматический), то на каждом из них динамизм имеет свои проявления. Опытом построения общей методологии, философской базой

1 Арсеньев, А.С. Анализ развивающегося понятия / А.С. Арсеньев, B.C. Библер, Б.М. Кед­ров.- М.: Наука, 1967.-С. 91.

См.: Бодуэн де Куртунэ, И.А. Избранные труды по общему языкознанию / И.А. Бодуэн де Куртунэ. - М.: АН СССР, 1963. - Т.2. - С. 16; Пешковский, A.M. Русский синтаксис в науч­ном освещении /A.M. Пешковский. - М.: Просвещение, 1956. - С. 153; Виноградов, В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове) / В.В. Виноградов. - М. - Л.: Просвещение, 1947. - С. 43; Бабайцева, В.В. Явления переходности в грамматическом строе русского язы­ка / В.В. Бабайцева // Материалы по русскому языкознанию. - 1967. - Вып. 3. - Воронеж, 1967.-С. 23 и др..

См.: Будагов, Р.А. Проблемы развития языка / Р.А. Будагов. - М.: Наука, 1965. - 72 с; Мучник, И.П. Влияние социальных факторов на развитие морфологического строя русского литературного языка в советский период / И.П. Мучник // Мысли о современном русском языке: сб. ст. под ред. В.В. Виноградова. -М.: Просвещение, 1968. - С. 167-190; Лосев, А.Ф. В поисках построения общего языкознания как диалектической системы / А.Ф. Лосев // Теория и методология языкознания: Методы исследования языка. - М., 1989. -С. 5-93; Маковский, М.М. Системность и асистемность в языке. Опыт антиномий в лексике и семантике / М.М. Маковский- М.: Наука, 1980. - 209 с.

9


которой служит материалистическая диалектика, стало новое направление в лингвистике, называемое «системологией». В работе Г.П. Мельникова выделя­ется три главных принципа системной лингвистики: 1) материальности суб­страта языка и его продукта - речевого потока; 2) мерности языковой системы в пространстве и во времени; 3) триадичности языковых категорий4.

Начало реальному, практическому изучению проблемы динамизма языковой единицы положили труды ученых, в которых признается важность изучения функционирования языковой единицы в речи говорящего. В работах А.И. Смирницкого, В.Г. Адмони, А.А. Леонтьева, А.А. Уфимцевой, О.М. Ким содержится базовое для нашего исследования положение о том, что язык и речь не противостоят друг другу, а находятся в тесном взаимодействии.

П.С. Кузнецов, P.M. Гайсина также высказывают идею, ставшей централь­ной в нашем исследовании, о том, что основными принципами изучения грам­матики должны стать опора на фактический материал и учет трех состав­ляющих языковой единицы «форма - значение - функция».

В современной фразеологии отмечается активный интерес ученых к про­блеме функционирования фразеологических единиц в речи говорящего. Многие вопросы были решены представителями Челябинской фразеологической шко­лы.

По нашему мнению, большим шагом вперед на пути изучения динамиче­ской природы языковой единицы оказалась концепция антропоцентричности языка. Усилиями современных лингвистов создается новая модель языка, в центре которой стоит человек как лицо говорящее и главное действующее лицо мира, о котором он говорит. Названный подход лег в основу психолингвисти­ческого, когнитивного, лингвокультурологического, социолингвистического направлений. Базовым для нашего исследования является положение о том, что внешним источником развития языковой единицы является человек.

Следующим центральным положением работы стал тезис о том, что внут­ренней причиной динамизма является разная длительность существова­ния определенной формы и определенного значения языковой единицы. Две сущностные стороны языковой единицы - форма и значение - находятся между собой в диалектических отношениях. Форма в силу абстрактности, многозначности и опосредованной связи с сознанием человека устойчива. Зна­чение, напротив, непосредственно связано с сознанием человека, с его опытом, духовной, социальной, производственной практикой и поэтому более мобиль­но. В п. 7 вводится новое понятие динамического равновесия языковой еди­ницы, которое стало основополагающим для нашего исследования. В течение длительных периодов время существования значения и формы определенной языковой единицы совпадает. В этом случае можно говорить о равновесии между ее формой и значением. Равновесие является естественным состоянием

Мельников, Г.П. Принципы и методы системной типологии языков: автореф. дис. ... докт. филол. наук / Г.П. Мельников. - М., 1989. - С. 9.

10


национального языка. Оно обеспечивает сохранение последним коммуникатив­ной функции. Все изменения носят частный характер и происходят на фоне его устойчивости.

Если значение языковой единицы имеет более короткое время существова­ния, чем форма, то равновесие между ними является временным, или дина­мичным. Следовательно, разное время существования значения и формы языковой единицы является главным источником ее динамизма и связано с фундаментальной способностью языка изменить значение слова, но ос­тавить у него "старую" форму.

Первая часть диссертации «Динамизм в сфере формы предметных и процессуальных фразеологизмов» состоит из двух глав, представляющих со­бой анализ динамизма в сфере формы соответственно предметных (1 глава) и процессуальных (2 глава) фразеологизмов. В первой главе «Динамизм в сфере формы предметных фразеологизмов» изучается динамизм морфологи­ческих категорий числа и падежа при учете состояния категории рода как ус­тойчивой в этот период.

Параграф 1.1 «Процесс и результаты категории числа предметных фра­зеологизмов» представляет собой исследование причин и следствий динамизма категории числа предметных единиц. В п. 1.1.1 обосновывается выбор семанти­ческих и формальных границ проблемы, ставшей предметом изучения. В цен­тре нашего внимания - динамические процессы в сфере формы предметных и процессуальных фразеологизмов. Взаимосвязь двух вышеназванных семанти-ко-грамматических классов выражается, во-первых, в том, что они представля­ют собой объединение номинативных единиц с функционирующими морфоло­гическими категориями. Последние (морфологические категории единиц обоих классов) имеют структуру в виде парадигмы грамматических форм. Во-вторых, предметные фразеологизмы обозначают предмет в самом широком значении этого слова, процессуальные единицы - свойство этого же предмета, протяжен­ное во времени.

В п. 1.1.2 излагаются главные положения используемой в работе концепции категории рода предметных единиц A.M. Чепасовой и О.С. Савельевой. Мор­фологическая категория рода квалифицируется нами как качественная катего­рия, обозначающая значение предметности, не знающая формальных измене­ний. На фоне ее устойчивости происходит динамическое развитие морфологи­ческих категорий числа и падежа.

В п. 1.1.3 анализируется динамизм категории числа предметных фразеоло­гизмов. С философской точки зрения, категория числа представляет собой вто­рую сторону качества5. В отличие от категории рода анализируемая граммати­ческая категория более тесно связана со значением предметной единицы. Смена

См, например: Арсеньев, А.С. Анализ развивающегося понятия / А.С. Арсеньев, B.C. Биб-лер, Б.М. Кедров. - М.: Наука, 1967. - С. 323-324.

11


качества, ядерной семы значения, приводит к динамизму категории числа, вы­ражающемуся в специализации одной из ее форм. Так описываемая категория становится средством выражения качества во фразеологизме. Анализ показал, 61% единиц нашего материала относится к семантической субкатегории отвле­ченности. В них проявляется главный дифференциальный признак фразеоло­гического значения - высокая степень обобщенности, отвлеченности и почти полная неспособность обозначать конкретное лицо или физический предмет. Для выражения такого значения самой оптимальной оказалась форма единст­венного числа. Например, единицы философский камень «самое важное, осно­ва чего-либо», пустой звук «отсутствие реальной пользы» в качестве грамма­тически главного компонента включают в свой состав конкретные имена суще­ствительные в свободном употреблении имеющие соотносительные формы единственного и множественного числа. Во фразеологизме значение имен су­ществительных качественно преобразуется: их ядерные семы деактуализиру-ются и актуализируются потенциальные отвлеченные семы. Семантический динамизм приводит к изменению функционирования грамматической катего­рии числа. В результате единицы имеют несоотносительную форму единствен­ного числа. Таким образом, наблюдения за функционированием грамматиче­ской категории числа во фразеологизмах показали, что ее динамизм направ­лен от единиц, обладающих коррелятивной формой единственного и мно­жественного числа, к единицам, имеющим некоррелятивную форму един­ственного числа. Фиксация предметного фразеологизма в одной из форм числа не приводит к ее диалектичности. Единица остается предметной, так как сохраняются качественные категории рода и падежа.

В п. 1.1.4 анализируется динамизм категории числа в многозначных пред­метных фразеологизмах. У них процесс вытеснения формы множественного числа происходит постепенно, что проявляется в сосуществовании обеих чи­словых форм в первом значении. В последующих значениях преобладает се­мантический компонент отвлеченности, наилучшим образом выражающийся формой единственного числа. Это приводит к росту количества употреблений в названной форме или к отсутствию формы множественного числа. Следова­тельно, грамматическая категория числа является средством выражения коли­чества как стороны качества. Изменяется качество, изменяется и грамматиче­ская категория числа (табл. 1).

12


Таблица 1

Фразеологизм

Индивид, значение

Субкат. значение

Групп, значение

Ед.

Мн.

1

2

3

4

5

6

Точка зрения

1) определенный взгляд на что-л.

Отвлечен.

Мыслит, деятельность

14

8

2) особое мнение кого-л.

Отвлечен.

Мыслит, деятельность

84

15

3) научная мысль, концепция

Отвлечен.

Мыслит, деятельность

38

6

4) позиция, принципиальное отношение к чему-л.

Отвлечен.

Свойство с элементом оценки

77

В параграфе 1.2 «Процесс и результаты развития категории падежа предметных фразеологизмов» выявляются причины и следствия динамизма категории падежа исследуемых единиц. П. 1.2.1 посвящен истории изучения категории падежа в отечественном и европейском языкознании. Из множества концепций мы опираемся на труды исследователей, признающих морфолого-синтаксическую природу падежа6. Во фразеологизмах исследуемая категория является основным средством реализации предметного значения в парадигме форм, служащих для выражения подчинительной связи единицы с другими словами или фразеологизмами в предложении.

П.п. 1.2.2, 1.2.3 представляют собой исследование динамизма категории па­дежа предметных фразеологизмов в процессе функционирования в речи гово­рящего. До тех пор пока предметный фразеологизм имеет полную парадигму падежных форм, невозможно определить, динамичен он или нет. Анализ наше­го материала показал, что большинство единиц не имеет полной парадигмы па­дежных форм. Это объясняется действием следующих причин. Во-первых, фра­зеологизмы представляют собой качественно новое языковое образование по сравнению со свободным словосочетанием и обладают сложным индивидуаль­ным значением, включающим в себя семы всех компонентов. Во-вторых, зна­чение исследуемых единиц характеризуется высокой степенью обобщенности, оценочности и отвлеченности. Так, в силу вышеназванных факторов предмет­ные фразеологизмы не способны в форме творительного падежа без предлога получать орудийное падежное значение. Исследуемые единицы выражают бо­лее сложные отношения. Судя по нашему материалу, фразеологизм визитная карточка (кого, чего) «отличительная черта кого-, чего-либо» употребляется в





См., например, Кузнецов, П.С. Очерки по морфологии праславянского языка / П.С. Кузне­цов. - М.: АН СССР, институт русского языка, 1961. - 148 с.

13


формах именительного падежа с предикативным значением, родительного с определительным значением, винительного с объектным значением; единица гордиев узел «трудно разрешимое противоречие» - в формах именительного субъекта, родительного определительного, винительного объекта.

Вторым проявлением грамматического динамизма предметных фразеоло­гизмов стало сокращение у единицы круга активно действующих падежей и наличие низкочастотных и высокочастотных грамматических форм. Час­тотное употребление фразеологизма в форме одного из косвенных падежей способствует его отрыву от парадигмы падежных форм. В результате может появиться новая единица с другим категориальным значением, со своей систе­мой грамматических форм. В этом случае функциональное значение высоко­частотной падежной формы превращается в новое категориальное значение. Так в языке появилась качественно новая фразеологическая единица с точки зрения (чего) «соответственно чему» - с точки зрения требования..., с точки зрения безопасности... Фиксировавшись в форме родительного падежа, фра­зеологизм деактуализировал предметное значение и актуализировал релятив­ные семы. Тенденцию к диалектичности проявляют фразеологизмы передний край, добрая воля, доброе слово.

Таким образом, наше исследование показало, что фразеологическая единица представляет собой тождество двух противоположных тенденций. С одной стороны, фразеологизм устойчив. Это проявляется в сохранении им значения предмета и полной парадигмы падежных форм. Изменение значения фразеоло­гизма, частотности употреблений той или иной падежной формы у большинст­ва единиц нашего материала не приводит к их качественному изменению. Фра­зеологизм продолжает функционировать в речи как предметный и сохраняет противопоставленность высокочастотных грамматических форм низкочастот­ным. С другой - предметные фразеологизмы динамичны. Названное свойство проявляется в количественных изменениях частотности грамматических форм. Общая тенденция грамматического динамизма, судя по нашему анализу, состо­ит в сокращении отдельных формальных показателей категории и увели­чении степени устойчивости какой-то одной грамматической формы. Этот процесс, наблюдаемый сегодняшними носителями языка, подготавливает каче­ственные изменения языковой единицы и способствует обогащению языка. Со­четание, взаимодействие двух противоположных тенденций обеспечивает развитие языковой единицы и ее долговечность. Динамизм можно характери­зовать как непрерывный постоянный процесс.

В п. 1.2.4 анализируется динамический процесс экспликации предметных фразеологизмов. У единиц повестка дня, белый свет, позорный столб и др. высокочастотные падежные формы выполняют функцию восполнителя реля­тивного по значению глагола. При этом в сочетании с одними глаголами фра­зеологизм остается предметным, в сочетании с другими - превращается всем своим составом в компонент нового процессуального фразеологизма.

14


Вторая глава «Динамизм в сфере формы процессуальных фразеоло­гизмов» представляет собой исследование развития личных и неличных форм процессуальных фразеологизмов. Параграф 2.1 посвящен анализу динамизма морфологических категорий, оформляющих значение процесса у личных форм. В п.п. 2.1.1 и 2.1.2 выявляются дифференциальные признаки личных форм процессуальных фразеологизмов. Нами было проанализировано 1760 процессуальных фразеологизмов в 16 000 употреблений. Судя по материалу, 1500 единиц в 9900 употреблений функционирует в речи в личной форме, что составляет 62 % от всего количества процессуальных фразеологизмов. 90% личных форм устойчиво сохраняют значение своего семантико-грамматического класса. В массовом материале они обозначают активную ин­теллектуальную или социальную деятельность человека. Личные формы наи­более устойчиво выражают значение процессуального класса - обозначают лю­бые действия, состояния, изменения как процесс, связанный с источником. Процессуальное значение у них представлено самым большим количеством грамматических категорий - категорией лица, залога, времени, вида, наклоне­ния.

В п. 2.1.3 исследуются причины неполноты грамматической парадигмы процессуальных фразеологизмов. С одной стороны, анализируемые единицы имеют устойчивый компонентный состав, синтаксическую модель, выражают значение процесса, некоторые из них обладают полной парадигмой форм и грамматических признаков. Их грамматические категории являются живыми, обладающими формой и значением. С другой - в процессуальных фразеоло­гизмах активно проявляется динамизм. Раздельнооформленность исследуемых единиц, сложность, отвлеченность значения накладывает ограничения на спо­собность иметь полную парадигму форм и грамматических признаков. Анализ показал, процессуальные фразеологизмы в массовом материале имеют высоко­частотные и низкочастотные грамматические формы, их парадигма характери­зуется лакунарностью.

П. 2.1.4 посвящен исследованию динамизма категории лица процессуальных единиц. Морфологическая категория лица относится к разря­ду содержательных, качественных, так как называет источник действия и при­дает признаку значение процесса, поэтому динамизм личных форм связан, в первую очередь, с ее утратой. Динамизм анализируемой морфологической ка­тегории направлен от форм 1 лица к формам 3 лица.

Формы первого лица облают в высшей степени устойчивым значением. Они являются началом и основой исследуемой грамматической категории, так как лицо говорящее и действующее совпадает в одной форме: - Бью и тебе челом, князь Юрий! Молви за меня государю слово (А. Чапыгин. Разин Степан).

Формы второго лица менее устойчиво выражают значение процесса. С их помощью говорящий в утвердительных предложениях квалифицирует дейст­вия, свойства собеседника и в вопросительных предложениях требует инфор­мации от него же: Не встречайте с ходу в штыки непривычные слова, необъ-

15


яснгшые поступки ваших друзей и недругов (И. Светловский. Предвзято с лю­бовью).

Анализ показал, что у процессуальных фразеологизмов формы 1 и 2 лица непродуктивны. В массовом материале единицы функционируют в форме 3 ли­ца. Человек квалифицирует все, что познает, осознает, наблюдает, поэтому формы 3 лица обладают самым большим по объему значением. Особенно ярко это проявляется в предложениях, где субъект выражен неодушевленным име­нем существительным: В весенние и летние месяцы здесь жизнъ бьет ключом (Г. Ушаков. По нехоженой земле). Ведь эти вопросы бьют e глаза каждому врачу, ими мучится каждый врач, не совсем еще застывший в карьерном бла­гополучии (В. Вересаев. Записки врача). Будучи высокочастотными, формы 3 лица являются началом отрыва процессуального фразеологизма от своей пара­дигмы форм и превращения в другую, непроцессуальную единицу. Анализи­руемые грамматические формы находятся на последней ступени выражения значения процесса, так как в них сам говорящий не действует, а квалифицирует свойства, действия, признаки того, кто (что) не участвует в речевой ситуации. В квалификации актуализируется сема свойства. Форма 3 лица называет актив­ное, лично адресованное свойство. В этом значении проявляется квалифици­рующая роль человеческого сознания. Диалектическое противоречие катего­рии лица процессуальных фразеологизмов заключается в том, что по употребительности форма 3 лица - самая частотная, а по значению - на­ходится на последней ступени выражения процессуального признака, так как квалифицирует действие как свойство. В форме 3 лица зарождается тенденция к разрушению парадигмы проанализированной категории.

В п. 2.1.5 исследован динамизм качественной категории залога процессуальных фразеологизмов. Названная морфологическая категория тес­но связана с индивидуальным значением единицы, поэтому семантический ди­намизм процессуального фразеологизма (образование нового значения или раз­деление на омонимы) вызывает динамизм исследуемой грамматической катего­рии. У большинства процессуальных фразеологизмов нашего материала изме­нения в функционировании анализируемой категории касаются формы выра­жения объекта. Динамизм категории залога также может выражаться в перехо­де процессуальной единицы из разряда субъектных в объектные или из объект­ных в субъектные.

В п. 2.1.6 проанализирован динамизм категории времени, придающей зна­чение качественно-количественного своеобразия процессу. Исследование на­шего материала показало, 95% процессуальных фразеологизмов способно иметь только соотносительные формы настоящего и прошедшего времени. Формы будущего времени составляют 5%. Судя по нашему материалу, формы настоящего времени наиболее устойчиво выражают значение процесса и явля­ются высокопродуктивными. Формы прошедшего времени менее устойчиво выражают значение процесса в связи с тем, что действие совершалось в про­шлом, и в настоящем остается только его итог, результат. Обе формы времени

16


актуальны, реальны для человека. Динамизм категории времени направлен от противопоставленности трех форм времени к специализации форм на­стоящего и прошедшего времени. Названные формы, оказавшись самыми высокочастотными, выражают тенденцию к отрыву от парадигмы катего­рии времени процессуальных единиц.

В п. 2.1.7 исследуется динамизм категории вида процессуальных фразео­логизмов. Названная категория охватывает все процессуальные единицы и придает им значение протяженности, не связанное с моментом речи как точкой отсчета. Судя по анализу нашего материала, категория вида в высшей степени характеризуется внутренней противоречивостью: с одной стороны, она оказы­вает задерживающее влияние на развитие нового значения у фразеологизма, с другой - позволяет проследить динамизм анализируемых единиц.

Задерживающее влияние категории вида выражается в следующем. Во-первых, вид охватывает все глагольные формы и прочно их удерживает в лоне процессуальных единиц. Во-вторых, личные формы процессуальных фразеоло­гизмов в массовом материале имеют соотносительные формы совершенного и несовершенного вида.

Динамизм личных форм процессуальных фразеологизмов направлен от коррелятивных по виду единиц к некоррелятивным формам несовершенного вида. Значение формы несовершенного вида (действие, стремящееся к пределу) способствует активному развитию призначного значения у языковой единицы. Судя по нашему материалу, 81% личных форм процессуальных фразеологиз­мов, движущихся в класс призначных единиц, употребляется в форме несовер­шенного вида (например, единицы за словом в карман не лезет «остроумно отвечает, мастерски ведет беседу, находчив в разговоре», лыка не вяжет «опьянел, очень пьян», не стоит выеденного яйца «не заслуживает внимания, негодный, пустяковый», не идет в счет «остается без внимания, незначитель­ный»).

П. 2.1.8 посвящен динамизму категории наклонения процессуальных фра­зеологизмов, которая является морфологическим центром модальности, так как придает процессу, обозначенному фразеологизмом или глаголом, значение оценки, образа, исходящих от говорящего. Изъявительное наклонение в высшей степени устойчиво выражает значение процесса. Названными формами обозна­чаются реальные действия, связанные с действительностью. Формы условного и повелительного наклонений менее устойчиво выражают значение процесса. Они обозначают нереальное действие: повелительное наклонение выражает волю говорящего, условное - его желание. Назваными причинами обусловлена высокая продуктивность форм изъявительного наклонения у процессуальных фразеологизмов. Так, в форме изъявительного наклонения употребляются сле­дующие единицы: брать / взять верх (над кем, чем) - 119 употреблений из 126, брать/ взять в руки (кого) - 55 из 82 , брать/ взять грех на душу - 33 из 35, бросать /бросить взгляд (на кого, что)-1- 50 из 51, делать /сделать пер­вые шаги (в чем) - 61 из 64.

17


Анализ показал, фразеологизмы, актуализировавшие в своем индивидуаль­ном значении призначные семы, в 100% случаев употребляются в форме изъя­вительного наклонения. Названные единицы дают качественную характеристи­ку лицу: обозначают умственные способности человека - далеко пойдет «добьется больших успехов в жизни, способный», за словом в карман не лезет «мастерски отвечает, находчив в разговоре»; признак, соответствующий или не соответствующий возможностям, способностям кого-либо - не стоит выеден­ного яйца «не заслуживает внимания, негодный, пустяковый». Из сказанного следует, что направление динамизма категории наклонения процессуаль­ных фразеологизмов - от соотносительности трех форм к специализации форм изъявительного наклонения.

В п.п. 2.1.9, 2.1.10, 2.1.11 исследуется движение личных форм процессуаль­ных фразеологизмов в другие семантико-грамматические классы. Судя по на­шему материалу, единицы, движущиеся в другие семантико-грамматические классы, составляют 10% от всего количества личных форм процессуальных фразеологизмов. Самым активным является движение личных форм процессуальных фразеологизмов в класс признанных единиц. В одних рече­вых условиях они называют динамический признак, а в других - статический признак предметов, который является следствием, результатом процесса. Ана­лизируемые единицы обозначают умственные способности человека - далеко пойдет, выйдет толк (из кого-либо) «способный», за словом в карман не ле­зет «остроумно отвечает, находчив в разговоре»; степень проявления признака - днем с огнем не сышещь «редкий», лыка не вяжет «опьянел, очень пьян»; признак, соответствующий или не соответствующий каким-либо возможностям, способностям кого-либо - каши не сваришь (с кем) «бесполез­ный», не стоит выеденного яйца «не заслуживает внимания, негодный, пустя­ковый», не идет в счет «остается без внимания, незначительный». Граммати­ческий динамизм у приведенных фразеологизмов проявляется в наличии высо­кочастотных и низкочастотных форм: в массовом материале они употребляют­ся в форме 3 лица, настоящего времени, изъявительного наклонения. Назван­ные формы сохраняют противопоставленность другим, низкочастотным фор­мам, удерживающим анализируемые единицы в классе процессуальных. В на­шем материале встретились единичные употребления фразеологизмов в форме прошедшего времени - лыка не вязали (1 употребление), не стоили выеден­ного яйца (1 употребление), в причастной форме - не стоящие выеденного яйца (6 употреблений), в форме инфинитива - не идти в счет (1 употребле­ние).

В современном языке встречаются факты, свидетельствующие о том, что динамические процессы превратились в диалектические. Судя по нашему мате­риалу, часть личных форм процессуальных фразеологизмов завершила движе­ние в класс призначных единиц. В этом случае следует говорить о диалектич-ности фразеологизма. В нем количественные изменения перешли в качествен­ные. Актуализация призначного значения происходит за счет усиления оценоч-

18


ных, экпрессивных сем, деактуализации процессуального значения и ослабле­ния видо-временных свойств единицы. Все диалектичные фразеологизмы на­шего материала обозначают постоянный, не связанный со временем и видом признак субъекта, дают ему качественную характеристику: плевка не стоит «ничтожный», звезд с неба не хватает «ничем не выдающийся, средних спо­собностей», не лаптем щи хлебает «сообразительный, бывалый», в подметки не годится «значительно хуже другого», всем взял «очень хорош во всех от­ношениях, способный», мало каши ел «недостаточно опытен». Следствием диалектичности является качественное преобразование грамматической формы фразеологизма. Произошел отрыв высокочастотной формы единицы от своего класса. Функциональное значение выпавшей формы превращается в новое, ка­тегориальное значение. Так, призначные единицы имеют фиксированную фор­му лица, времени, вида и наклонения. Абсолютное большинство диалектич­ных фразеологизмов застыло в форме 3 лица, несовершенного вида, на­стоящего времени, изъявительного наклонения. Утрата соотносительности настоящего и прошедшего времени диалектичными единицами свидетельствует о том, что действие, выраженное формой настоящего времени, не становится опытом, а продолжает существовать сейчас с новой семой качества. Действие становится обычным, типичным для человека, качественно характеризуя его. Фиксированная форма фразеологизмов оказалась не противопоставленной дру­гим глагольным формам, что является ярким подтверждением диалектичности анализируемых единиц.

По мнению Л.П. Гашевой, качественное преобразование семантики единицы приводит к изменениям ее внешней формы. Анализируемые единицы характе­ризуются фиксированным порядком следования компонентов, а именно постпозицией глагольного компонента по отношению к именным компонентам. Этот факт свидетельствует о том, что процессуальная семантика у анализируе­мых фразеологизмов угасла. Следствием диалектичности является и измене­ние синтаксического функционирования призначных фразеологизмов. Как и процессуальные, они выполняют функцию сказуемого, но, сочетаясь с име­нами существительными, качественно их характеризуют: занятие плевка не стоит, парень не лаптем щи хлебает; они все, с генералом вместе, в по­метки мне не годятся. Названные и подобные единицы употребляются в од­ном ряду с определениями, выраженными именами существительными в кос­венном падеже или именами прилагательными: хороший солдат, неплохой: тактик, но не орел, нет не орел, звезд с неба не хватает.

Личные формы процессуальных фразеологизмов пополняют класс мо­дальных единиц. В их значениях деактуализируются процессуальные семы и актуализируются семы, выражающие эмоциональное отношение говорящего к действительности: удовлетворение, пренебрежение, угрозу. Так, единицы биться / побиться об заклад-I, держать пари-1 «спорить / поспорить, обязу­ясь оплатить проигрыш», давать / дать слово (кому)-1 «обещать / пообещать кому-либо что-либо» являются процессуальными и обозначают речевую дея-

19


тельность. Употребляясь в вышеназванных значениях, они полностью сохра­няют грамматические признаки процессуального класса: обладают полным на­бором грамматических форм и полной парадигмой морфологических катего­рий, управляют именем существительным в косвенном падеже, в предложении выполняют синтаксическую функцию сказуемого: Красный должен победить. Дед Щукаръ бился с Демидом Молчуном об заклад. (М. Шолохов. Поднятая це­лина); Держу пари на бутылку шампанского, что Вы уже пророчили ему, что из него выйдет первый русский водевилист (А.П. Чехов. Письма); Он дал мне слово, что займется вами (А.П. Чехов. Письма).

Употребляясь в составе бессоюзного сложного или сложноподчиненного предложения с придаточным изъяснительным анализируемые фразеологизмы актуализируют модальную сему «уверенности»: Держу пари, ни одна кошка не любила так своего кота, как любила меня эта крошечная женщина (А. П. Че­хов. Т. 4); бьюсь об заклад, что завтра он будет просить, чтоб его кто-нибудь представил княгине (М.Ю. Лермонтов. Герой нашего времени); Если Вы не подписались на "Луч ", то непременно вышлю Пушкина. Даю слово (А.П. Че­хов. Т. 12, с. 268). Во всех вышеприведенных высказываниях фразеологизмы имеют значение «уверяю, ручаюсь, совершенно уверен». Следствием семанти­ческого динамизма является сокращение парадигмы грамматических форм. Единицы проявляют тенденцию к фиксации грамматической формы 1 лица, единственного числа, настоящего времени, утрате номинативного значения, всех признаков процессуального класса и переходу в класс модальных единиц.

Таким образом, личные формы процессуальных фразеологизмов представ­ляют собой диалектическое противоречие. С одной стороны, абсолютное их большинство (90%) сохраняет процессуальное значение, обозначает признак, связанный со временем; обладает функционирующими морфологическими ка­тегориями; в предложении выполняет классическую синтаксическую функцию сказуемого. С другой - часть личных форм процессуальных фразеологизмов движется в другие семантико-грамматические классы. Семантический дина­мизм названных форм проявляется в актуализации призначных или модаль­ных сем. Динамизм личных форм процессуальных фразеологизмов на­правлен от сосуществования противопоставленных грамматических форм к специализации высокочастотной грамматической формы и тенденции к диалектичности морфологической категории.

В параграфе 2.2 изучается динамизм неличных форм процессуальных фразеологизмов. Раздельнооформленность фразеологизма является в большой степени задерживающим фактором динамизма причастных и деепричастных форм. Судя по результатам анализа, 84% причастных форм и 89,5 % дееприча­стных форм фразеологизмов сохраняют значение процесса. При отсутствии форм лица грамматические категории вида и залога оказались самыми сильны­ми и способными удерживать фразеологизмы в лоне процессуальных единиц. У динамичных причастных форм значение действенного признака деактуали-зируется, актуализируется значение статического признака. При движении при-

20


частных форм в класс призначных единиц утрачивается грамматическое зна­чение категории вида как количественной характеристики действия, стремле­ния действия к пределу. Остается только форма грамматической категории вида и актуализируются именные, синтаксически зависимые категории рода, числа, падежа. Движение процессуального фразеологизма в класс призначных единиц сопровождается приобретением коннотантивной семы, выражающей положи­тельную или отрицательную оценку. Названные семантические изменения со­провождаются сменой образа. Двигательный, чувственный образ сменяется бо­лее абстрактным, зрительно-оценочным, эмоционально-рациональным образом. В нашем материале большинство призначных единиц оказалось в форме дейст­вительного причастия настоящего времени. Призначные фразеологизмы дурно пахнущий «сомнительный, ложный», из ряда вон выходящий «особенный, ис­ключительный», раздирающий душу «пронзительный», с ног сшибающий «поразительный», далеко идущий «последующий» включают в свое значение коннотативную сему, выражающую положительную или отрицательную оцен­ку. Двигательный, чувственный образ сменяется у этих фразеологизмов более абстрактным, зрительно-оценочным, эмоционально-рациональным образом.

Второй этап развития причастных форм связан с их диалектичностью, с сохранением в языке только одной единицы, изменившей свое категориальное значение. В этом случае причастная форма выпадает из парадигмы форм про­цессуальных фразеологизмов и превращается в самостоятельную единицу с но­вым категориальным значением - 23 фразеологизма. Семантическая структура анализируемых причастных форм претерпела значительные изменения: ядер­ные процессуальные семы деактуализировались, а именные семы, напротив, ак­туализировались. Это приводит к усилению роли именного компонента в зна­чении фразеологизма, в результате чего он обозначает не процесс, а признак, который является результатом, следствием этого процесса. Так, фразеологизмы богом забытый «1) одинокий (человек); 2) удаленное, заброшенное (место)»; богом данный «талантливый, одаренный (специалист)»; богом убитый «глу­пый, несообразительный» обозначают не процесс, а следствие этого процесса, чаще всего зримое. Диалектичные причастные формы утрачивают соотноси­тельность с инфинитивными и личными формами, глагольные категории вида и залога, сохраняют только их форму. В названных единицах актуализируются именные грамматические категории рода, числа, падежа.

Значение признака действия, неизменяемость, синтаксическая функция об­стоятельства сближает деепричастные формы с классом качественно-обстоятельственных единиц. Названные формы процессуальных фразеоло­гизмов проходят те же этапы развития, что и причастные. Судя по нашему ма­териалу, движение деепричастных форм в класс качественно-обстоятельственных единиц более активно протекает внутри форм несовер­шенного вида и обусловлено актуализацией в их индивидуальном значении ка­чественно-обстоятельственной семы. В нашем материале встретилось 39 омо­нимичных деепричастных формы.  Ваня, не отрывая от нее (от Анны - Е.Р.)

21


взгляда, ленивым движением отбросил в сторону жердь и вдруг рассмеялся (Ф. Абрамов. Братья и сестры); Улыбаясь и не спуская взгляда с лейтенанта, она (Люся - Е.Р.) пристроила на спинку кровати гимнастерку, отглаженную, с привинченным орденом (В.П. Астафьев. Пастух и пастушка). В приведенных предложениях фразеологизмы не отрывая глаз (взгляда) (от кого, чего) «при­стально смотря на кого- либо, что-либо», не спуская глаз (с кого) «напряжен­но, внимательно смотря на кого-либо» являются процессуальными и обознача­ют действие, интеллектуальную деятельность человека, восприятие.

Омонимичные процессуальным качетсвенно-обстоятельственные единицы утрачивают категориальное значение процесса, субкатегориальное значение действия, групповое значение интеллектуального действия, восприятия. Ядер­ная сема «смотреть - воспринимать что-либо органами зрения, направляя взгляд на кого-либо, что-либо» деактуализировалась. Актуализировались каче­ственно-обстоятельственные семы «пристально, внимательно, напряженно, удивленно». Семантические изменения сопровождаются сменой образа: двига­тельный образ сменяется более абстрактным, зрительно-оценочным, эмоцио­нально-рациональным образом, что свидетельствует о появлении в речи новой единицы с новым значением: Пьер ничего не говорил; он удивленно, не спуская глаз, смотрел на своего друга (Л.Н. Толстой. Война и мир); А с другой лодки, не отрывая глаз, глядит на него молодая жена... (А.П. Чехов. Именины).

Второй этап развития качественно-обстоятельственной семантики у дее­причастных форм связан с их диалектичностью - 16 единиц. Они утрачивают соотносительность с личными или инфинитивными формами, выпадают из па­радигмы форм процессуальных фразеологизмов и превращаются в самостоя­тельные единицы с новым, непроцессуальным значением. В словарях анализи­руемые единицы приводятся в деепричастной форме: скрепя сердце «неохот­но»; не солоно хлебавши «безрезультатно»; очертя голову «безрассудно»; за­сучив рукава «усердно, старательно» и некоторые другие. Качественно-обстоятельственные фразеологизмы, содержащие архаичные глагольные ком­поненты, в нашем материале оказались одними из самых частотных: скрепя сердце - 45 употреблений, сложа руки -12 употреблений, сломя голову - 76, очертя голову - 45, несолоно хлебавши - 21, немного погодя - 76.

Инфинитивная форма процессуальных фразеологизмов, как и другие не­личные формы, обладает наименьшим количеством глагольных грамматиче­ских категорий: категорией вида и залога. Анализируемые единицы являются коррелятивными с другими формами процессуальных фразеологизмов. Инфи­нитивные формы оказались непродуктивными: 119 фразеологизмов в 700 упот­реблениях. В 100% употреблений процессуальные фразеологизмы в форме ин­финитива являются устойчивыми и обозначают активную, хотя и не опреде­ленно личную, целенаправленную деятельность: сделать первый шаг «начать новое дело»; упасть духом «отчаяться»; загнать в угол, загнать в тупик «по­ставить кого-либо в безвыходное положение».

22


Вторая часть «Динамизм в сфере значения предметных и процессуаль­ных фразеологизмов» представляет собой исследование второй сущностной стороны языковой единицы. В главе 1 «Динамизм в сфере значения пред­метных фразеологизмов» выявляются причины и следствия динамизма значе­ния названных единиц. Развитие цельного фразеологического значения из ана­литического значения свободного словосочетания представляет собой динами­ческий процесс и может не осознаваться говорящим (думающим) или прохо­дить сознательно. Он (процесс) носит скачкообразный характер и подчиняется одному из главных законов диалектического развития - закону перехода ко­личественных изменений в качественные. Процесс формирования значе­ния предметных фразеологизмов анализируется в параграфе 1.1.

В п. 1.1.1 исследуется классное категориальное значение предметных фразеологизмов. Динамическое равновесие между формой и значением в ана­лизируемых единицах сохраняется на уровне классного категориального значения. Будучи самым отвлеченным, оно в высшей степени устойчиво. Его поддерживают функционирующие морфологические категории рода, числа, па­дежа.

В п.п. 1.1.2 и 1.1.3 изучается динамизм субкатегориального и группового значений предметных фразеологизмов. С усложнением сознания человека и с ростом потребности в выражении и квалификации новых сложных понятий, от­ношений и связей появляются новые единицы, называемые фразеологическими, которые оптимально выражают то, чего не могут выразить лексические средст­ва. Названные единицы аккумулируют в себе богатейший опыт истории рус­ского народа, его трудовых навыков, нравственные установки, философские принципы, многовековой опыт и точные наблюдения над наиболее важными сторонами жизни. Динамические изменения в предметных фразеологизмах на­чинаются в индивидуальном значении, а затем обнаруживаются в групповом и субкатегориальном значениях единицы. Если у имен существительных са­мой богатой и сложной является субкатегория конкретности, то у предметных фразеологизмов, напротив, самой представленной оказалась субкатегория от­влеченности. Характерными чертами фразеологического значения являются высокая степень обобщенности, широта и почти полная неспособность обозна­чать мир конкретных физических предметов неживой природы, которые обыч­но свободно обозначают имена существительные. Нами было проанализирова­но 590 предметных фразеологизмов в 5950 употреблений. Из них фразеологи­ческие единицы семантической субкатегории лица составляют 26 %, единицы со значением предмета неживой природы, места, времени - 13%, фразеоло­гизмы субкатегории отвлеченности - 61%. С названными динамическими из­менениями связано и то, что семантическая структура предметных фразеоло­гизмов отличается лакунарностью. У анализируемых единиц отсутствует суб­категория собственных имен; нет названий животных; среди единиц субкатего­рии лица не встречаются термины родства, названия профессий, национально­сти.

23


В отличие от лексем фразеологизмы называют лишь отдельные, актуальные для человека и его жизнедеятельности фрагменты мира. Фразеологизмы на 100% атнропоцентричны. Названное свойство анализируемых единиц являет­ся главным источником их динамизма. Все фразеологизмы нашего материала прямо или косвенно связаны с концептом «Человек»: одни называют и качест­венно характеризуют человека, другие обозначают его интеллектуальную, со­циальную, духовную деятельность, третьи выражают точку зрения человека на то или иное явление. Так, субкатегория отвлеченности оказалась самой бога­той и представленной в нашем материале. В ее единицах в высшей степени проявляется скачкообразная динамика фразеологического значения. Движение аналитического значения свободного словосочетания к цельному значению фразеологизма направлено от обозначения конкретного физического пред­мета к номинации отвлеченного понятия. Все фразеологизмы анализируемой субкатегории обладают в высшей степени обобщенным значением и относятся к духовной, интеллектуальной, социальной сферам жизни человека. Ключевы­ми в субкатегории отвлеченности стали концепты «Деятельность человека», «Отношение», «Оценка». Наиболее активно фразеологическим материалом вербализуется концепт «Деятельность человека». Самыми продуктивными ока­зались единицы, обозначающие «Социальную деятельность человека». Назван­ный микроконцепт вербализован такими концептуальными аспектами, как «со­циальная борьба», «поступок», «общественно-политическая деятельность чело­века». Самой представленным в количественном отношении оказался концеп­туальный аспект «социальная борьба»: пиррова победа «победа, обесцененная чрезмерными потерями», подводный камень «скрытая опасность», место под солнцем «1) право кого-либо на существование; 2) прочное, высокое положе­ние в обществе», позорный столб «общественное осуждение» и др.. В резуль­тате динамических изменений произошел диалектический скачок от обозначе­ния конкретного физического предмета свободным словосочетанием к номина­ции отвлеченного понятия цельным значением фразеологической единицы. Этот процесс носит глобальный характер и касается всех предметных фразео­логизмов.

Влияние динамизма значения фразеологических единиц на функционирова­ние в них морфологических категорий исследуется в п. 1.1.4. Морфологическая категория рода, будучи средством обозначения предмета как любого вмести­лища признаков, является качественной категорией, выражающей классное ка­тегориальное значение предметных фразеологизмов. Все динамические процес­сы происходят на фоне ее устойчивости. В отличие от категории рода категория числа более тесно связана со значением. Судя по нашему материалу, только 15% предметных фразеологизмов имеют соотносительные формы единственно­го и множественного числа (единицы белая ворона, белое пятно, болевая точка, больной вопрос, горячая точка-I, действующее лицо, денежный ме­шок, злой язык и др.). В массовом материале анализируемые единицы отно­сятся к субкатегории отвлеченности. Большинство фразеологизмов субкатего-

24


рий лица и конкретного предмета, места, времени совмещают номинативные и оценочные семы и обладают обобщенным значением. Вышеназванные особен­ности фразеологического значения объясняют факт наличия у большинства предметных фразеологизмов некоррелятивной формы единственного числа (единицы ад кромешный, альфа и омега, бабье лето, белая кость, белый дом, белый сеет, визитная карточка, второй план, глухая стена, гордиев узел и др.).

Предметные фразеологизмы, как и имена существительные, могут иметь полную парадигму падежных форм. Как правило, такие единицы обладают конкретным значением и относятся к субкатегориям лица и фразеологизмов со значением предметов неживой природы, места, времени {белая ворона, белое пятно, белый дом, земной шар, передний край, сильные мира сего, слабый пол и др.). С другой стороны, абсолютное большинство предметных фразеоло­гизмов не имеет полной парадигмы падежных форм (единицы альфа и оме­га, бабье лето, больной вопрос, визитная карточка, второй план, вчераш­ний день, дамоклов меч, доброе слово, золотая лихорадка и мн. др.). На спе­цифику функционирования категории падежа у них влияют такие особенности значения, как обобщенность, оценочность и высокая степень отвлеченности.

Вторым проявлением динамизма категории падежа у предметных фразеоло­гизмов является наличие у одной единицы высокочастотных и низкочастот­ных падежных форм (единицы второй план, глухая стена, дамоклов меч, добрая воля, заколдованный круг, здравый смысл, злой язык, задний план, край света, одно целое, отправная точка и др.). Высокочастотные падежные формы, будучи средством оптимального выражения значения, обнаруживают тенденцию к отрыву от парадигмы. Низкочастотные падежные формы, напро­тив, сохраняют способность предметного фразеологизма иметь полную пара­дигму и обеспечивают устойчивость предметного класса единиц.

П. 1.1.5: облигаторность нарушения динамического равновесия в высшей степени присуща индивидуальному значению фразеологической единицы. Становление фразеологизма представляет собой сложный и диалектический процесс, сопровождающийся различными семантическими и грамматическими преобразованиями его компонентов. Конкретные значения свободных лексем обладают сложным содержанием. В диалектической философии конкретное рассматривается как самое содержательно богатое и противопоставляется абст­рактному как одностороннему, бедному, вырванному из конкретной взаимосвя­зи: «Конкретное потому конкретно, что оно есть синтез многих определений».7 Лексемы вне фразеологизма актуализируют конкретные семы и обозначают конкретный, физический предмет. Во фразеологизме актуализируются толь­ко отвлеченные семы лексического значения компонентов. Так   единица

п

Маркс, К. Экономические рукописи 1857-1859 годов. Введение / К. Маркс, Ф. Энгельс // Собрание сочинений. - 2-е изд. - Т. 46. - 4.1. - М.: Политиздат, 1968. - С. 17.

25


становится средством обозначения отвлеченного понятия, относящегося к со­циальной, интеллектуальной, духовной сферам жизни человека.

Субкатегория отвлеченности оказалась самой представленной в семантико-грамматическом классе предметных фразеологизмов. К ней относится, судя по материалу, 61% единиц. Фразеологизм кривое зеркало «преднамеренное иска­жение представления о чем-либо» относится к субкатегории отвлеченности, ре­презентирует концепт «Деятельность человека», микроконцепт «Социальная деятельность человека», концептуальный аспект «поступок». Движение языко­вой единицы идет в направлении от конкретного к отвлеченному, от физиче­ского к духовному, интеллектуальному. Во фразеологизме грамматически главный компонент зеркало утрачивает субкатегориальное, групповое, индиви­дуальное значения и реализует отвлеченную потенциальную сему «изображе­ние». Имя прилагательное кривое «не прямое, изогнутое» утрачивает в составе нового языкового образования категориальное, субкатегориальное, групповое, индивидуальное значения и актуализирует потенциальные семы «неправиль­ное, искаженное». Изменения в семантике компонентов нового языкового обра­зования сопровождаются сменой образа и лексико-семантической сочетаемо­сти. Первоначальный зрительный образ конкретного предмета сменяется эмо­ционально-оценочным, ментальным образом кривого зеркала как способа ото­бражения окружающей действительности, фактов. В отличие от свободного словосочетания фразеологизм употребляется в речи с отвлеченными именами существительными и глаголами интеллектуальной или социальной деятельно­сти человека: Конечно, могут быть и предательства, которые попытаются сделать из всего полезного просто кривое зеркало, чтобы тем унизить или по­губить опасный для них принцип (Н.К. Рерих. Нерушимое); Карикатуру многие считают «кривым зеркалом» жизни. Так смотрят на нее люди, по адресу ко­торых давно и убедительно сказано: «Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива» (A.M. Горький. Кукрыниксы).

Многозначность и омонимия как следствия динамизма значения пред­метных фразеологизмов исследуются в параграфе 1.2. П. 1.2.1 представляет собой изучение причин многозначности фразеологических единиц. В большин­стве работ, посвященных полисемии языковой единицы, ученые фиксируют ре­зультат, а не анализируют процесс. Так, для описания механизма образования многозначного слова или фразеологизма используются термины «перенос» и «метафоризация». С позиции динамической природы языковой единицы, меха­низм образования нового значения необходимо рассматривать как длительный процесс, связанный с подвижностью и изменчивостью семного состава лекси­ческого или фразеологического значения. Развитие многозначности у языковой единицы является подтверждением того, что единство формы и содержания словесного знака не абсолютно. Это единство часто нарушается из-за частично­го изменения в значении единицы. В момент превращения фразеологизма из однозначного в многозначный происходит нарушение динамического равно­весия между его формой и значением. Форма в силу своей отвлеченности и

26


многозначности в высшей степени устойчива. Значение, напротив, мобильно, так как непосредственно связано с окружающей действительностью и челове­ком. В новом значении фразеологизма постепенно устанавливается свое дина­мическое равновесие. Оно (равновесие) обеспечивает возможность языковой единице регулярно воспроизводиться в новом значении и закрепляться в нем в общественной речевой практике.

Общее направление в динамике значения исследуемых единиц - движение от однозначности к многозначности. Анализ показал, что сложность, широта и высокая степень обобщенности фразеологического значения хотя и не запре­щают образование многозначной единицы, но заметно сдерживают этот про­цесс. Многозначность абсолютного большинства единиц нашего материала ог­раничивается двумя значениями - 80%. Динамическое равновесие в много­значном предметном фразеологизме сохраняется на уровне его классного кате­гориального значения. Следовательно, изменение количества значений у пред­метного фразеологизма не приводит к изменению его качества, к появлению в языке новой единицы. Это создает устойчивость и обеспечивает существование класса предметных единиц.

Динамизм субкатегориального и группового значений многозначных предметных фразеологизмов исследуется в п.п. 1.2.2, 1.2.3. Как показал анализ, форма многозначного предметного фразеологизма устойчиво сохраняется, а значение, напротив, постепенно изменяется. Его динамика направлена в сторо­ну увеличения степени обобщенности и абстрактности. Все значения много­значного фразеологизма иерархически связаны друг с другом, при этом каждое последующее отличается от предыдущего более высокой степенью отвлеченно­сти. Семантическую структуру названных единиц, следовательно, можно пред­ставить в виде ряда ступеней, из которых каждая последующая рождается из предыдущей и, будучи противопоставленной ей, ее отрицает, хотя в то же вре­мя содержит в себе эту предыдущую как свою сторону и свое следствие. В этом проявляется диалектический закон отрицания отрицания. У большинства многозначных предметных фразеологизмов значение развивается в направле­нии от конкретного к отвлеченному. В названных единицах динамические про­цессы, начинаясь в индивидуальном значении, обнаруживаются в групповом и субкатегориальном значениях. У предметных фразеологизмов субкатегория конкретности сменяется субкатегорией отвлеченности. Так, в первом значе­нии анализируемые единицы относятся к субкатегории лица или предмета не­живой природы, во втором и последующих - к субкатегории отвлеченности (единицы бабье лето, авгиевы конюшни, ад кромешный, бедный родствен­ник, белый свет, золотой фонд, земля обетованная, белое пятно, денежный мешок, живая вода, живая душа, золотые руки и др.).

У многозначных предметных фразеологизмов субкатегории отвлеченности динамические изменения индивидуального значения влияют только на группо­вое значение единицы. Семантическое развитие названных единиц направлено от отвлеченности низкой степени к отвлеченности более высокой степени (фра-

27


зеологизмы: альфа и омега, больное место, живое слово, здравый смысл, ме­сто под солнцем, золотая лихорадка, точка зрения).

П. 1.2.4. Наивысшей точки своего развития динамические изменения пред­метного многозначного фразеологизма достигают в индивидуальном значе­нии. В отношениях между значениями фразеологизма, как и в отношениях ме­жду значениями лексемы, проявляются такие элементы диалектики, «как пере­ход каждого определения, качества, черты, стороны в каждое другое», «беско­нечный процесс раскрытия новых сторон, отношений etc.», «бесконечный про­цесс углубления познания человеком вещи, явлений, процессов и т.д. от явле-

о

ний к сущности и от менее глубокой к более глубокой сущности» . Мы разде­ляем мнение отечественных лингвистов о том, что «полисемия - результат обобщения, результат группировки и исторического наращивания разных зна­чений в пределах одного слова»9, что «исторически сформировавшееся значе­ние принадлежит слову; это значение не возникает каждый раз в зависимости от окружения, места слова в минимальном контексте»10, что «вне зависимости от его данного употребления слово присутствует в сознании со всеми своими значениями, со скрытыми и возможными, готовыми по первому поводу всплыть на поверхность»11. В соответствии с таким пониманием роли значения слова считаем контекст - явлением вторичным по отношению к лексическому значению, хотя и небезразличным к последнему. Следовательно, контекст (от лат. contextus - соединение, связь) - фрагмент текста, включающий избранную для анализа единицу, необходимый и достаточный для определения значения этой единицы, являющийся непротиворечивым по отношению к общему смыс-лу данного текста . По признанию большинства исследователей, развитие но­вого значения у многозначной единицы происходит за счет актуализации одних и деактуализации других сем; единство значений обеспечивается общей семой. Среди современных ученых нет единства в решении проблемы, за счет каких сем происходит развитие многозначности у языковой единицы. По мнению ав­торов монографии «Полевые структуры в системе языка», «семантическое раз­витие слова, заключающееся в формировании новых значений и расширении семантемы, идет различными путями. Возникающие в процессе развития языка семемы в зависимости от той предметно-тематической сферы, в которой они

Ленин, В.И. Конспект книги Гегеля «Наука логики» / В.И. Ленин // Полное собрание сочи­нений. - Изд. 5-е. - М.: Изд-во Политической литературы, 1980. - Т.29. - С.214. 9 Будагов, Р.А. Человек и его язык / Р.А. Будагов. - М.: Изд-во МГУ, 1974. - С. 121.

Шведова, Н.Ю. Рецензия на исследование по общей теории грамматики / Н.Ю. Шведова // Вопросы языкознания. - 1970. - № 1. - С. 126.

Виноградов, В.В. Русский язык (грамматическое учение о слове) / ВВ. Виноградов. - М. -Л.: Просвещение, 1947. -С. 17.

Лингвистический энциклопедический словарь / под ред. В.Н. Ярцевой. - М.: Советская эн­циклопедия, 1990. -С.328.

28


появляются, имеют тенденцию к развитию либо в рамках ядра, либо в рамках периферии семантемы»  .

Наш анализ показал, что развитие многозначности предметных фразеоло­гизмов происходит за счет актуализации в их производящем значении потен­циальных, отвлеченных сем. В одних речевых условиях в значении языковой единицы говорящий может актуализировать конкретные семы, в других - от­влеченные семы, которые были углублены в ядре значения и до этого не вос-требовались. Сема производящего значения деакутализируется, но не утрачива­ется. Она является связующей между значениями многозначной единицы. Судя по нашему материалу, первое значение предметного фразеологизма более кон­кретно по сравнению с остальными. Оно содержит в себе самое большое коли­чество сем, которые могут актуализироваться в последующих значениях. Так, у единицы повестка дня принято выделять два значения. В первом «круг вопро­сов, обсуждаемых сообща» она относится к семантической субкатегории кон­кретных неодушевленных предметов. Абсолютное большинство употреблений - в форме единственного числа (99 употреблений). Только два употребления - в форме множественного числа. В первом значении фразеоло­гизм обладает полной падежной парадигмой и широкой лексико-семантической сочетаемостью:... сельская школа фигурирует в повестках дня почти каждого союзного комсомольского форума (Комсомольская правда. 1981. 6 марта); ... эта проблема не может быть снята с повестки дня (Филологические науки. 1987. № 2); ... страна-организатор оказывает сильное влияние на повестку дня и ход работы международной конференции (Советская Россия. 2004. 1 июня). В приведенных цитатах фразеологизм повестка дня сочетается с гла­голом фигурирует, причастной формой снята и процессуальным фразеоло­гизмом оказывает влияние (на что).

Втрое значение фразеологизма повестка дня «обсуждение, решение, раз­решение чего-либо» связано с основным общей семой «обсуждение чего-либо». В нем ядерная сема первого значения «круг вопросов» деактуализировалась, актуализировались потенциальные отвлеченные семы «решение», «разрешение чего-либо». Приведенное значение является реальным, отмечается словарями. В нашей картотеке насчитывается 75 употреблений фразеологизма в этом зна­чении. Качественные изменения семантики приводят к изменению группового и субкатегориального значений единицы: фразеологизм входит в семантиче­скую субкатегорию отвлеченности, репрезентирует концепт «Деятельность», микроконцепт «Интеллектуальная деятельность человека». Его лексико-семантическая сочетаемость сужается. В нашем материале отмечается высокая частотность употребления фразеологизма повестка дня с глаголами ставить, стоять, снимать - соответственно 13, 16 и 15 употреблений. Семантический динамизм фразеологизма приводит к его экспликации, результатом которой

Полевые структуры в системе языка / под ред. З.Д. Поповой. - Воронеж: Изд-во Воронеж­ского университета, 1989. - С. 137.

29


станет образование процессуальных единиц: ставить на повестку дня (что) «обсуждать что-либо», стоять на повестке дня «обсуждаться», снимать с повестки дня (что) «игнорироваться, не обсуждаться». Экспликацию анализи­руемого фразеологизма мы квалифицируем как динамический процесс, об этом свидетельствуют факты сочетаемости единицы повестка дня во втором значе­нии с другими глаголами: снимать с повестки дня - 15 употреблений; вста­вать на повестку дня - 12 употреблений, становиться на повестку дня -2 употребления. Наш анализ показал, что динамика индивидуального значе­ния многозначного фразеологизма направлена от конкретного к отвлечен­ному, от сложной семантической структуры единицы к более узкому се­мантическому объему значения, от широкой лексико-семантической соче­таемости к узкой и единичной лексико-семантической сочетаемости.

В п. 1.2.5 исследуется развитие нового значения языковой единицы, пред­ставляющее собой длительный процесс постепенного накопления новых свойств. Здесь проявляется диалектический принцип перехода количественных изменений в качественные, а динамика значения носит скачкообразный харак­тер. В процессе функционирования языковой единицы в речи говорящего про­исходит динамическое взаимодействие системно-языкового значения и смысла. Следовательно, вопрос о динамизме фразеологических единиц должен решать­ся на основе взаимодействия языкового (системного) значения и смысла. Го­ворящий, употребляя языковую единицу в речи, актуализирует отдельные семы ее сложного, обобщенного значения, которые со временем могут стать фактом языка и закрепиться как отдельное, новое значение.

Анализ показал, что среди фразеологизмов предметного семантико-грамматического класса выделяются отдельные единицы, обладающие слож­ным значением, которое характеризуется высокой степенью широты, диффуз-ности, размытости. Значение фразеологизма белая ворона «редкий, необычай­ный по своим качествам, чудаковатый человек, резко выделяющийся среди других людей» является основным, наиболее часто употребляемым в речи го­ворящих и закрепленным в словарных дефинициях. В нем фразеологизм репре­зентирует концепт «Человек», микроконцепт «Характеристика внутренних, ду­ховных свойств человека»: Товарищи часто забывали, что она (Анна - Е.Р.) немка. Жак шутя называл ее «белой вороной» (И. Эренбург. Буря).

Следствием большого семантического объема и диффузности значения яв­ляется широкая сочетаемость фразеологизма. Анализ различных типов контек­стов показал, что в процессе функционирования названной единицы в речи го­ворящего в ее значении актуализируются различные смыслы: «непохожий, не совпадающий по внутренним свойствам с окружающими людьми человек», «изгой, чужой», «ущербный в каком-либо отношении». Новые смысловые эле­менты значения единицы белая ворона во многом связаны со сложностью сем-ной структуры ее атрибутивного компонента. По наблюдениям современных ученых-физиков, белый цвет обладает самой сложной структурой. При частот­ном употреблении в речи говорящих смысл может перейти в языковое значе-

30


ние, а количественные изменения - в качественное преобразование. Так фра­зеологическая единица белая ворона может стать многозначной.

В п. 1.2.6 описывается грамматический динамизм предметных фразео­логизмов, который является побуждающим началом для изменения в произ­водных значениях грамматических свойств. Наиболее динамичной, судя по на­шему материалу, оказалась морфологическая категория числа. Названное свойство связано с тем, что последняя (морфологическая категория числа) яв­ляется количественной категорией, непосредственно выражающей качество единицы. Качественные изменения - семантический динамизм - вызывают ко­личественные изменения - изменения в функционировании морфологической категории числа. Анализируемая категория функционирует в многозначном фразеологизме то в противопоставлении двух форм, то сохраняя лишь одну не­соотносительную форму, которая является грамматическим средством разгра­ничения отдельных значений.

Динамизм категории падежа многозначных предметных фразеологизмов проявляется в том, что единицы в одних значениях могут иметь полную пара­дигму падежных форм, в других - неполную парадигму падежных форм.

П. 1.2.7 представляет собой результат исследования омонимии предметных фразеологизмов как следствие динамизма названных единиц. Семантическое развитие предметного фразеологизма, как и семантическое развитие слова, происходит по линии моносемия - полисемия - омонимия. Мы рассматрива­ем омонимию как динамический процесс, позволяющий раскрыть внутренний механизм развития значения языковой единицы (и более точно квалифициро­вать ее значения), направленный на диалектический результат. Учитывая структуру значения слова, механизм образования омонима можно представить как процесс разделения ядра индивидуального значения и объединения вокруг отделившейся части ядра таких сем, которые до разделения были деактуализи-рованы.

Так, предметный фразеологизм мертвые души «1) люди, фиктивно числя­щиеся в какой-либо организации или лица, являющиеся членами какой-либо организации, но фактически не принимающие никакого участия в ее работе; 2) бездуховные, пассивные люди» в современных словарях квалифицируется как многозначный. Судя по нашему анализу, названная единица проявляет тен­денцию к омонимии. Ее значения обладают разными ядерными семами. Для первого - ядерной является сема «реально не существующие», для второго -«пассивные, бездуховные». Постепенно значения становятся несовпадающим. Общая сема «люди, фиктивно числящиеся в какой-либо организации» во вто­ром значении деактуавизировалась. Ядерной стала сема «бездуховные, пассив­ные люди». Значения фразеологизма мертвые души отдаляются друг от друга, так как имеют разное содержание. В результате фразеологизм приближается к разрушению логического тождества и к разделению на две омонимичные еди­ницы. Этот процесс проявляется и в групповой семантике. Фразеологическая единица мертвые души в первом значении обозначает совокупность лиц, во

31


втором - относится к семантической группе единиц, дающих качественную ха­рактеристику лица. Следствием названных динамических процессов стало из­менение лексико-семантической сочетаемости, сферы употребления фразеоло­гизма и изменение функционирования грамматической категории падежа.

Качественный рост предметных фразеологизмов, то есть разделение значе­ний многозначной единицы и образование новых единиц значительно уступает их количественному росту, а именно образованию новых значений у одной единицы. В процессе омонимизации многозначной единицы проявляется закон перехода количества в качество. В отношениях между омонимичными фразео­логизмами, как и в отношениях между омонимичными словами, действуют следующие законы диалектики: «формой движения предметного содержания... становится логика движения, развития и разрешения противоречия предмета»; «переход в свое другое, с точки зрения диалектической логики, есть переход в свою противоположность»14.

В массовом материале предметные фразеологизмы восходят по своему про­исхождению к свободным словосочетаниям с конкретным значением. В про­цессе скачкообразной динамики конкретные семы свободного словосочетания деактуализируются, но не утрачиваются. Во фразеологизме актуализируются отвлеченные семы. Следовательно, значение фразеологизма характеризуется особой сложностью: включает в себя деактуализированные физические семы свободного словосочетания и актуализированные отвлеченные семы нового языкового образования. Такая сложность семантической структуры фразеоло­гизма значительно замедляет процесс его разделения на омонимы, так как гово­рящий еще помнит значение свободного словосочетания. Так, разделению многозначной единицы мертвые души на омонимы препятствует сохранив­шаяся семантическая связь со свободным словосочетанием, ставшим источни­ком фразеологизма. Как известно, по своему происхождению он восходит к на­званию поэмы Н.В. Гоголя. Так Чичиков называет умерших крепостных кре­стьян, которые по документам, «ревизским сказкам», значились до очередной переписи живыми15. Оба значения анализируемого фразеологизма «люди, фик­тивно числящиеся в какой-либо организации» и «бездуховные, пассивные лю­ди» связаны не только друг с другом, но и с этимологическим источником, что в значительной степени замеляет процесс его разделения на омонимы.

Во второй главе «Динамизм в сфере значения процессуальных фразео­логизмов» называются причины и следствия названного процесса. Формирова­ние значения процессуальных фразеологизмов стало предметом анализа в па­раграфе 2.1. В п. 2.1.1 описываются дифференциальные признаки процессуальных фразеологизмов. Названные единицы составляют с глаголами

Арсеньев, А.С. Анализ развивающегося понятия / А.С. Арсеньев, B.C. Библер, Б.М. Кед­ров. -М.: Наука, 1967. -С. 223, 234.

Берков, В.П. Большой словарь крылатых слов русского языка / В.П. Берков, В.М. Мокиен-ко, С.Г. Шулежкова. - М.: ACT: Астрель: Русские словари, 2005. - С. 267.

32


единый класс. В количественном отношении они являются самыми многочис­ленными. Как и глаголы свободного употребления, процессуальные фразеоло­гизмы обозначают действия, состояния, изменения как процесс. Классное кате­гориальное значение процессуальных фразеологизмов анализируется в п. 2.1.2. Его развитие захватывает длительный период эволюции языка и является пред­метом исследования исторической грамматики. В современном русском языке классное категориальное значение языковой единицы является в высшей степе­ни устойчивым. Судя по нашему анализу, фразеологизмы процессуального се-мантико-грамматического класса устойчиво сохраняют динамическое равно­весие между формой и значением на уровне категориальной семантики.

В п.п. 2.1.3, 2.1.4, 2.1.5 описываются результаты динамизма субкатегориального и группового значений процессуальных фразеологиз­мов. Содержательная сторона, семантика языковой единицы подвижнее фор­мальной. Процессуальные фразеологизмы только соотносительны с глаголами, но не тождественны им. Изменение динамического равновесия в свободном словосочетании - источнике фразеологизма опирается на фундаментальную возможность языка преобразовать значение единицы, но оставить у нее «ста­рую» внешнюю форму. Семантика процессуального фразеологизма, как нового языкового образования, отражает дальнейшее углубление и расширение знаний человека о характере разнообразной деятельности, отношений, состояний, бы­тии. Движение от свободного словосочетания к фразеологизму проявляется в развитии у единиц новых значений, отличающихся более высокой степенью емкости, обобщенности, сложности и широты.

Антропоцентричность фразеологизма является главным источником дина­мизма его значения и формы. Процессуальные фразеологизмы широко репре­зентируют концептосферу «Человек». Нарастание динамических изменений в названных единицах идет в направлении от индивидуального к субкатегори­альному значению. Если в глагольной лексике первичное, базисное положение занимают действия, состояния, отношения конкретно-физического характера, то во фразеологическом материале, напротив, широко представлена отвлечен­ная деятельность человека, его социальные отношения, разнообразные состоя­ния, принадлежащие к духовной, социальной сферам. Так, нами было проана­лизировано 1760 процессуальных фразеологизмов в 16000 употреблений. На­званные единицы обозначают только отдельные, наиболее актуальные для че­ловека фрагменты окружающего мира.

Судя по нашему материалу, самую большую номинативную плотность име­ет семантическая субкатегория деятельности. 75% фразеологизмов анализи­руемой семантической субкатегории обозначают социальную деятельность лица: бросать / бросить вызов (кому), поднимать / поднять голос (на кого), брать / взять на свои плечи (что), нести свой крест, (не) кривить душой (перед кем), держать /сдержать слово.

15% процессуальных фразеологизмов исследованной семантической субка­тегории обозначает интеллектуальную деятельность лица:  принимать /

33


принять во внимание (что), (не) иметь понятие (-я) (о чем), держать в уме (что), брать/взять во внимание (что), знать толк (в чем) и др..

10% процессуальных фразеологизмов анализируемой семантической субка­тегории имеет значение речевой деятельности лица: давать/дать характе­ристики (кому, чему), делать / сделать заявление (о чем), предавать / пре­дать огласке (что) и др..

Семантическая субкатегория конкретного физического действия оказа­лась мало представленной и репрезентируется отдельными единицами.

В п. 2.1.6 исследуется динамизм индивидуального значения фразеологи­ческой единицы. Анализ показал, процесс изменения динамического равнове­сия в свободном словосочетании, ставший причиной появления нового языко­вого образования, носит глобальный характер. Сопоставление динамических процессов в сфере значения единиц двух крупнейших семантико-грамматических классов показало, что становление и развитие предметных и процессуальных фразеологизмов подчиняется общим, глубинным, фун­даментальным закономерностям. В названных процессах проявляются ос­новные законы диалектики: закон перехода количественных изменений в ка­чественные и закон отрицания отрицания. Так, судя по нашему материалу, 84% процессуальных фразеологизмов в качестве грамматически главного ком­понента включает в свой состав глаголы с конкретным значением в свобод­ном употреблении. Самыми продуктивными во фразообразовании оказались глаголы семантической группы «физическое воздействие на объект». Глагол бить вне фразеологизма относится к семантической подгруппе нанесения уда­ра и употребляется с конкретными именами существительными: Где-то на большой высоте по колонне начали бить кувалдой (С. Антонов. Первая долж­ность).

Процессуальный фразеологизм появился в результате диалектического скачка от обозначения конкретного физического действия к номинации отвле­ченного понятия. В новом языковом образовании глагол бить деактуализирует субкатегориальную сему физического действия, групповую сему физического воздействия на объект, подгрупповую сему нанесения удара и актуализирует самые отвлеченные семы: категориальную - процесса и субкатегориальную -действия. В нашем материале встретилось шестнадцать фразеологизмов с гла­гольным компонентом бить. Девять из них обозначают социальную деятель­ность лица. В новом языковом образовании первичный образ физического действия заменяется другим, более сложным образом. Чаще всего это зри­тельный, эмоционально-оценочный образ - бить в одну точку, бить себя в грудь, бить баклуши, бить мимо цели или акустический - бить / забить в ко­локол, бить / забить тревогу, бить /забить в набат. Семантические измене­ния в значении фразеологизма сопровождаются сменой его лексико-семантической сочетаемости. В отличие от глагола анализируемые единицы сочетаются с отвлеченными именами существительными.

34


Динамизму подвержена не только содержательная, но и формальная сто­рона свободного словосочетания, ставшего источником процессуального фра­зеологизма. В процессе функционирования в речи говорящего в новом языко­вом образовании устанавливается свое динамическое равновесие между зна­чением и формой. Если в свободном словосочетании оно уравновешивало зна­чение физической, конкретной деятельности и грамматическую форму, то во фразеологизме оно устанавливается между значением отвлеченной, духовной деятельности человека и грамматической формой новой языковой единицы. Названное свойство (динамическое равновесие фразеологизма) проявляется, во-первых, в изменении лексико-семантической сочетаемости единицы. В отличие от глаголов свободных словосочетаний, омонимичных новому языко­вому образованию, процессуальные фразеологизмы в массовом материале со­четаются с отвлеченными именами существительными.

Вторым проявлением нового равновесия между значением и формой фра­зеологизма стали динамические изменения в функционировании морфоло­гических категорий. Так, у процессуальных фразеологизмов парадигма функ­ционирующих морфологических категорий лица, времени, вида, наклонения характеризуется наличием высокочастотных / низкочастотных грамматиче­ских форм, а также лакунарностью. У личных форм процессуальных фразео­логизмов отмечается высокая частотность употребления в форме 3 лица, на­стоящего или прошедшего времени, несовершенного вида / совершенного вида, изъявительного наклонения. Соответственно низкой частотностью об­ладают формы 1, 2 лица, будущего времени, повелительного и условного на­клонения.

В параграфе 2.2 исследуются многозначность и омонимия как следст­вия развития значения процессуальных фразеологизмов. В п. 2.2.1 выявля­ется типологическое сходство семантического динамизма предметных и про­цессуальных единиц. Как и предметные единицы, многозначные процессуаль­ные фразеологизмы в среднем составляют 10%. Низкий процент названных единиц компенсируется высокой частотой их употребления в речи. Наша кар­тотека насчитывает 1760 процессуальных фразеологизмов в 16000 употребле­ний, 160 единиц в 4860 употреблениях являются многозначными. В массовом материале многозначность процессуальных фразеологизмов ограничивается двумя значениями - 80% единиц. Перечисленные особенности, главным обра­зом, связаны с раздельноофрмленностью фразеологических единиц и с высокой степенью отвлеченности и обобщенности их значения. Анализ показал, измене­ние количества значений у процессуального фразеологизма не приводит к из­менению его качества. У названной единицы динамическое равновесие сохра­няется на уровне классного категориального значения. Являясь самым от­влеченным, оно в высшей степени устойчиво и поддерживается функциони­рующими морфологическими категориями. Это обеспечивает устойчивость класса процессуальных единиц.

35


В п.п. 2.2.2- 2.2.5 описывается динамизм субкатегориального, группово­го, индивидуального значений многозначных процессуальных фразеоло­гизмов. Анализ показал, что 50% процессуальных фразеологизмов изменяют динамическое равновесие в субкатегориальном значении. Его динамика на­правлена в сторону увеличения степени обобщенности и отвлеченности. Боль­шинство многозначных единиц в первичных значениях связаны с семантиче­ской субкатегорией деятельности, в производных - с семантическими субкате­гориями отношения, становления, состояния, бытия. Так, единица выдвигать /выдвинуть на передний план (кого, что) в первых двух значениях «1) выби­рать/выбрать что-либо; 2) заниматься / заняться решением чего-либо» сохра­няет субкатегориальное значение деятельности. В первом - она обозначает ин­теллектуальную деятельность лица, выбор; во втором - социальную деятель­ность лица. Третье значение анализируемого фразеологизма «продвигать / продвинуть кого-либо по служебной лестнице, помогать / помочь кому-либо» связано с первыми двумя общей семой «выбирать/выбрать». Актуализировав сему «помогать / помочь кому-либо», фразеологизм изменяет свое субкатегориальное значение - относится к семантической субкатегории отно­шения, группе социальных отношений, репрезентирует концепт «Помощь».

Скорость изменения динамического равновесия нарастает в групповых и подгрупповых значениях многозначных процессуальных фразеологизмов. Оно (изменение динамического равновесия) направлено от обозначения едини­цей в первичных значениях наименее обобщенной физической деятельности, физического состояния, простых отношений владения к номинации в произ­водных интеллектуальной, духовной, социальной деятельности человека, его межличностных и социальных отношений, психического, социального состоя­ния лица. Так, в единицах семантической субкатегории деятельности динамика группового значения направлена от физической к интеллектуальной, речевой, социальной деятельности лица (единицы бросаться / броситься на шею (ко­му), выводить / вывести из строя (кого, что), поднимать / поднять руку (на кого, что)и др.).

Наивысшей точки своего развития динамические изменения достигают в индивидуальном значении процессуальных фразеологизмов. Первичные зна­чения исследуемых единиц обладают в высшей степени большими потенциаль­ными возможностями для дальнейшего развития, которое происходит за счет актуализации в них потенциальных отвлеченных сем. Названный процесс имеет постепенный и скачкообразный характер. Направление динамичности значения процессуального фразеологизма представляет движение от наименьшей обоб­щенности к более высокой степени обобщенности, от широкой семантической структуры к более узкому семантическому объему, от широкой к узкой лекси-ко-семантической сочетаемости. В новом значении у фразеологической едини­цы устанавливается свое динамическое равновесие, благодаря которому она продолжает функционировать в речи как многозначная. У процессуальных фра­зеологизмов это происходит за счет смены лексико-семантической сочетаемо-

36


сти, изменения функционирования морфологических категорий лица, залога, времени, вида, наклонения. Динамизм морфологических категорий выража­ется лакунарностью парадигмы и наличием высокочастотных / низкочас­тотных форм.

У фразеологизма брать / взять себя в руки нами выделяется два значения. В первом «переставать/перестать раздражаться, успокаиваться/успокоиться» единица входит в семантическую субкатегорию становления, группу становле­ния психического состояния лица, репрезентирует концепт «Эмоции и чувст­ва». В анализируемом значении у фразеологизма наиболее продуктивными ока­зались формы 3 лица, прошедшего времени, совершенного вида, изъявительно­го наклонения и формы 2 лица, совершенного вида, повелительного наклоне­ния - соответственно 23 и 20 употреблений: Лицо Игоря Александровича на мгновение залилось краской, но он быстро взял себя в руки и, пройдя к шкафу, выдвинул нижний, закрывающийся на два замка ящик (А. Голубев. Чужой па­трон); Едва гость ушел, Ольга устало опустилась на кровать. Глаза ее напол­нились слезами. - Возьмите себя в руки, нельзя же так! - Коснулся ее плеча Алексей (Б. Ажаев. Далеко от Москвы).

Во втором значении фразеологизма брать / взять себя в руки «становиться / стать более собранным, целеустремленным» сема психического состояния деакутализируется. Актуализируются семы, называющие социальное состояние лица, проявление его волевых качеств. В нем единица входит в семантическую группу становления социального состоянии лица. Во фразеологизме установи­лось новое динамическое равновесие. Формы 2 лица повелительного наклоне­ния оказались непродуктивными (1 из 20 употреблений). В речи отмечается частотное употребление единицы брать / взять себя в руки во втором значе­нии в форме 1,3 лица, будущего, прошедшего времени, совершенного вида, изъявительного наклонения: -Ну, а если я возьму себя в руки? - спросил Рома­шов. - Если я достигну того же, что хочет твой муж:, или еще большего? (А. Куприн. Поединок); Если бы она не ленилась и взяла себя в руки, то из нее вышла бы замечательная певица (А.П. Чехов. Попрыгунья).

П. 2.2.6: заключительным этапом в семантическом развитии является омо-нимизация процессуальных фразеологизмов, представляющая собой накопле­ние в значении количественных изменений, которые в результате приводят к изменению качества, к появлению новой языковой единицы. У 80% процессуальных фразеологизмов динамические изменения индивидуального значения проявляются в групповом и субкатегориальном значениях. У новой языковой единицы, появившейся в результате омонимизации, устанавливается свое динамическое равновесие. Последнее (новое динамическое равновесие) проявляется в смене лексико-семантической сочетаемости единицы, изменения функционирования грамматических категорий лица, залога, времени, вида, на­клонения. Так, в современной лексикографии признается разделение единицы гнуть спину (на кого, перед кем) на два омонима: гнуть спину (на кого)-1 «1) трудиться до изнеможения, изнурять себя тяжелой работой; 2) работать на ко-

37


го-либо, быть у кого-либо в порабощении»; гнуть спину (перед кем)-II «уни­жаться, заискивать перед кем-либо». Основой названных единиц стал физиче­ский, двигательный образ человека с согнутой спиной.

Омоним гнуть спину (перед кем)-II образовался в результате отделения части ядра: от многозначной единицы гнуть спину (на кого) «1) трудиться до изнеможения, изнурять себя тяжелой работой; 2) работать на кого-либо, быть у кого-либо в порабощении» отделилась сема «быть у кого-либо в порабощении».

Ядерной для первой единицы стала сема «много работать», для второй -«унижаться». Динамическое равновесие фразеологизмов изменяется в субкате­гориальных и групповых значениях: гнуть спину (на кого)-1 входит в семанти­ческую субкатегорию деятельности, группу социальной деятельности, репре­зентирует концепт «Труд»; гнуть спину (перед кем) -II относится к семантиче­ской субкатегории отношения, группе социальных отношений, репрезентирует концепт «Подчинение».

В омонимичных единицах устанавливается свое динамическое равновесие между значением и формой: гнуть спину (на кого)-1 употребляется в одном ря­ду с глаголами, обозначающими тяжелую физическую работу. Названный фра­зеологизм может употребляться в форме 1, 2, 3 лица, только несовершенного вида, изъявительного наклонения. Формы настоящего и прошедшего времени оказались одинаково продуктивными в нашем материале. В первом значении единица гнуть спину (на кого)-1 является субъектной, во втором - имеет объект в форме винительного падежа с предлогом на, выраженный именем существи­тельным, называющим лицо: (Емелъян Спиридоныч:) - Гнули, мол, гнули спи­нушки, собирали по зернышку, а они пришли и все зачистили (В. Шукшин. Лю-бавины). И натерпелась же она, мать! День и ночь гнула спину на помещика (Ф. Наседкин. Великие голодранцы).

Единица гнуть спину (перед кем)-II сочетается с глаголами, обозначающи­ми социальные отношения, репрезентирующими концепт «Подчинение», в речи употребляется в форме 3 лица, несовершенного вида, изъявительного наклоне­ния или 2 лица, несовершенного вида, повелительного наклонения. Формы на­стоящего и прошедшего времени у нее тоже оказались одинаково продуктив­ными. Фразеологизм имеет объект в форме творительного падежа с предлогом перед, выраженный именем существительным, называющим лицо: (Пимен:) Что за народ? - Порозонъ каждый клянет свою жизнъ, а все вместе молчат, гнут перед хозяином спину (Е. Федоров. Каменный пояс); Он и отца принял ужасно небрежно. Бедный отец должен перед ним чуть не спину гнуть (Ф.М. Достоевский. Униженные и оскорбленные).

В общем виде изменение динамического равновесия между формой и значением фразеологизма представлено в таблице (см. табл. 2)

38


Таблица 2

Устойчивость динамического равновесия

Изменение динамического равновесия

Классное       категориальное значение     фразеологизма

Классное       категориальное значение     фразеологизма

Самая высокая степень устойчиво­сти динамического равновесия

Самая   низкая   "скорость"   изменений динамического равновесия

Субкатегориальное значение фразеологизма

Субкатегориальное значение фразеологизма

Высокая степень устойчивости ди­намического равновесия

Низкая "скорость" изменения динами­ческого равновесия

Групповое       значение фразеологизма

Групповое       значение фразеологизма

Невысокая    степень    устойчивости динамического равновесия

Средняя "скорость"  изменений дина­мического равновесия

Индивидуальное значение фразеологизма

Индивидуальное значение фразеологизма

Низкая степень устойчивости дина­мического равновесия

Высокая "скорость" динамических из­менений, близость к диалектичности

В Заключении подводятся итоги исследования. Динамические и диалекти­ческие процессы охватывают все части национального языка, и в каждой части эти процессы протекают в строгом соответствии с требованиями законов на­ционального языка вообще и законов, действующих в отдельной его части: в фонетике, лексике, фразеологии, грамматике. Динамизм языковой единицы но­сит скачкообразный характер. В нем реализуется универсальный закон перехо­да количественных изменений в качественные. Фразеологический состав рус­ского языка в высшей степени устойчив: устойчивы его единицы, их значения, грамматические свойства. Процессуальные и предметные фразеологизмы рус­ского языка устойчиво сохраняют значение и грамматические свойства своих семантико-грамматических классов. Глобальный процесс развития происходит на фоне устойчивости языка в целом и отдельных его частей, разрядов, классов, подклассов, групп и единиц. Развитию подвержены содержательная и формаль­ная стороны языка. Наше исследование подтверждает, что содержательная сто­рона более подвижна, чем формальная.

Семантический динамизм предметных и процессуальных фразеологизмов проявляется в актуализации в их значениях новых призначных, качественно-обстоятельственных или модальных сем. Акутализированные семы со време­нем могут развиться в новое, качественно отличающееся от прежнего значе­ние. Высокая степень устойчивости грамматического строя противоположна высокой скорости семантических изменений, что создает у носителей языка

39


впечатление, что новое слово или новое значение накладывается на «старую» форму.

Классное категориальное значение языковой единицы и его формы были динамичны в историческом прошлом состоянии языка. Анализ фактов совре­менного языка показал, что динамические процессы происходят с разной ско­ростью в субкатегориальном, групповом, индивидуальном значениях языковой единицы. Лингвистической причиной динамизма является разная скорость из­менения формальной, грамматической и содержательной сторон языка. Семан­тический динамизм фразеологизма, как более мобильный, направлен в сторону увеличения степени обобщенности значения.

Предметные и процессуальные фразеологизмы проходят несколько путей в своем семантическом развитии. Первый связан с образованием цельного фра­зеологического значения из аналитического значения свободного словосочета­ния. Второй, третий и др. - происходят по линии моносемия - полисемия -омонимия. В новом языковом образовании устойчиво сохраняется прежнее ка­тегориальное, грамматическое значение и выражающие его грамматические ка­тегории рода (у предметных единиц), лица и вида (у процессуальных единиц) и устанавливается свое динамическое равновесие между значением и формой. Последнее (новое динамическое равновесие) проявляется в изменении функ­ционирования некоторых морфологических категорий, в смене лексико-семантической сочетаемости единицы. У предметных фразеологизмов в выс­шей степени динамичными оказались морфологические категории числа и па­дежа, у процессуальных - морфологические категории залога и наклонения.

Экстралингвистической причиной динамизма языка является человек мыс­лящий, творческий, активно и целенаправленно работающий над созданием и использованием новых значений и языковых единиц.

Проведенное исследование динамизма фразеологических единиц с функ­ционирующими морфологическими категориями показало, что есть ряд вопро­сов, которые в будущем должны найти свое решение. Необходимо изучение динамизма других семантико-грамматических классов фразеологизмов, в том числе неизменяемых единиц. В отдаленном будущем требует решение большим коллективом ученых проблема динамизма лексем.

Основное содержание и результаты исследования по теме диссертации от­ражены в 64 публикациях общим объемом 42,6 п. л.

40


Основные печатные работы

Монографии:

  1. Радченко, Е.В. Динамические процессы во фразеологизмах с функциони­рующими морфологическими категориями: монография / Е.В. Радченко. - Че­лябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2007. - 148 с. (7,2 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Динамические процессы в сфере значения русских фразео­логизмов с функционирующими морфологическими категориями: монография. / Е.В. Радченко. - Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2009. - 231 с. (13,2 п. л.).

Статьи, опубликованные в ведущих научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:

3. Радченко, Е.В. Синтаксическая природа устойчивости и динамичности

значения деепричастных форм процессуальных фразеологизмов /Е.В. Радченко

// Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Лингвис­

тика» - Вып. 1. - 2004. - № 7 (36). - С. 22-26. (0,4. п. л.).

4.   Радченко, Е.В. Процесс образования многозначности слова как отраже­

ние динамики языка / Е.В. Радченко // Вестник Челябинского государственного

педагогического университета. Научный журнал. - 2005. - № 3. - С. 116-131.

(0,4 п. л.).

5. Радченко, Е.В. Семантический и грамматический динамизм процессуаль­

ных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Вестник Южно-Уральского государст­

венного университета. Серия «Лингвистика». - Вып. 2. - 2005. - № 11 (51). -

С. 53-61. (0,9 п. л.).

6.    Радченко, Е.В. Динамичность и диалектичность предметных и

процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Филологические науки. -

2006. - № 1. - С. 98-107. (0,6 п. л.).

  1. Радченко, Е.В. Проявление устойчивости и динамичности личных форм процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия «Лингвистика» - Вып. 3. - 2006. -№ 6. -С. 121-125. (0,4 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Динамичность категории вида личных форм процессуаль­ных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Научный журнал. - Вып.21. -2008. - № 16. - С. 134-140. (0,4 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. Проблема динамичности языковой единицы: этапы интер­претации / Е.В. Радченко // Вестник Челябинского государственного универси­тета. Филология. Искусствоведение. Научный журнал. - Вып. 26. - 2008. -№ 30 (131) - С. 129-136 (0,4 п. л.).

41


  1. Радченко, Е.В. Устойчивость и динамичность категории падежа пред­метных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Филологические науки. - 2008. -№ 6. - С. 79-88. (0,5 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Развитие категории числа предметных фразеологических единиц / Е.В. Радченко // Вестник Южно-Уральского государственного уни­верситета. Серия «Лингвистика». - Вып. 8. - 2009. - № 2 (135).- С. 16-19. (0,3 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. Динамическое равновесие фразеологической единицы / Е.В. Радченко // Филологические науки. - 2009. - № 2. - С. 64-71. (0,4 п. л.).
  4. Радченко, Е.В. Национальное своеобразие фразеологической картины мира (этюды к идеографическому словарю) / Е.В. Радченко // Проблемы исто­рии, филологии, культуры. - Вып. 2 (24). - Москва-Магнитогорск-Новосибирск, 2009 - С. 388-392. (0,3 п. л.).

Учебные пособия

14. Радченко, Е.В. Изучение обособленных определений, обстоятельств, вы­

раженных процессуальными фразеологизмами: пособие для практических заня­

тий по современному русскому языку / Е.В. Радченко - Челябинск: ЧГПУ,

2001.-36 с. (2,6 п. л.).

  1. Радченко, Е.В. Русская фразеология и культура речи: учебное пособие для самостоятельной работы студентов / Е.В. Радченко. - Челябинск: Изд. ЮУрГУ, 2004. - 28 с. (1,6 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Русский человек в зеркале фразеологии. Идеографиче­ское описание: учебное пособие для самостоятельной работы студентов / Е.В. Радченко. -  Челябинск: Изд. ЮУрГУ, 2004. - Ч. I. - 55 с. (3,1 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. Русский человек в зеркале фразеологии. Идеографиче­ское описание: учебное пособие для самостоятельной работы студентов / Е.В. Радченко. -Челябинск: Изд. ЮУрГУ, 2004. -Ч. П. - 55 с. (3,1 п. л.).

Научные статьи, материалы и тезисы докладов

  1. Радченко, Е.В. Продуктивность глагольных компонентов процессуаль­ных фразеологизмов в образовании причастных и деепричастных форм / Е.В. Радченко // Динамика фразеологического состава языка: тезисы междуна­родной научной конференции. - Курган, 1999. - С. 60-61. (0,08 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Омонимизация процессуальных фразеологизмов в класс качественно-обстоятельтсвенных единиц / Е.В. Радченко // Слово, высказыва­ние, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: те­зисы международной научно-практической конференции. - Челябинск, 2001. -С. 151-153. (0,1 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. Компонент культуры значения процессуальных фразео­логизмов в причастной и деепричастной форме /Е.В. Радченко // Фразеология в

42


аспекте науки, культуры, образования: тезисы докладов международной конфе­ренции. - Челябинск, 2001.- С. 84-89. (0,2 п. л.).

21.  Радченко, Е.В. Отражение духовной культуры русского человека в

процессуальных фразеологизмах / Е.В. Радченко // Фразеология и миропонима­

ние народа: Материалы международной научной конференции в двух частях.

Часть 1. - Тула, 2002. - С. 309-314. (0,2 п. л.).

  1. Радченко, Е.В. Формирование понятия "Глагольный компонент процес­суальных фразеологизмов в причастной и деепричастной форме" / Е.В. Радчен­ко // Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов: тезисы докладов республиканской научно-практической конференции - Челябинск: ЧГПУ, 2002. - С. 234-237. (0.1 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Специфика значения причастных и деепричастных форм процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Семантика и форма фразео­логических знаков языка: тезисы докладов Всероссийской научной конферен­ции. - Курган: Издательство курганского университета, 2003. - С. 98-101. (0,1 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. Отражение духовного мира русского человека в процес­суальных фразеологизмах (этюды к идеографическому словарю) / Е.В. Радчен­ко // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе: сборник докладов научной конференции. - Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2003. - С. 664-666. (0.1 п. л.).
  4. Радченко, Е.В. Некоторые составляющие духовного мира русского чело­века (на материале процессуальных фразеологизмов со значением поступка и поведения) / Е.В. Радченко // Проблемы вербализации концептов в семантике языка и текста: материалы международного симпозиума.- Волгоград: Переме­на, 2003. - С. 193 -195. (0.1 п. л.).
  5. Радченко, Е.В. Проблема устойчивости и динамичности значения языко­вой единицы (на примере причастных и деепричастных форм) /Е.В. Радченко // Теория и методика преподавания языков в вузе: тезисы докладов. - Челя­бинск: Изд-во ЮУрГУ, 2003. - С. 137-139. (0,1 п. л.).

27.    Радченко, Е.В. Отражение мировоззрения русского народа в

процессуальных фразеологизмах субкатегории «Отношение» / Е.В. Радченко //

Русский язык в России на рубеже XX - XXI вв.: материалы международной

научной конференции. - Самара: Изд-во Сам ГПУ, 2003. - С. 99-102. (0,1 п. л.)

28. Радченко, Е.В. Механизм образования значения причастных и дееприча­стных форм процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Актуальные во­просы лингвистики: сборник статей. Тюмень: Изд-во Тюменского государст­венного университета, 2003. - С. 151-154. (0.1 п. л.).

29. Радченко, Е.В. Формирование понятия «именной компонент процессуальных фразеологизмов» // Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов: Материалы X Всерос­сийской научно-практической конференции, 19-20 мая 2003 г. - Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2003. -Ч. I. - С. 176-179. (0.1 п. л.).

43


  1. Радченко, Е.В. Отражение языковой личности русского человека в про­цессуальных фразеологизмах со значением «психическое состояние лица» // Русский язык: исторические судьбы и современность: II Международный кон­гресс исследователей русского языка: труды и материалы. - М.: Изд-во Мос­ковского университета, 2004. - С. 208-209. (0,1 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Устойчивость и динамичность значения причастных форм процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Фразеологические чтения памяти проф. В. А. Лебединской. - Курган: Изд-во Курганского госу­дарственного университета, 2004. - С. 164-175. (0,5 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. О ценностном потенциале значения русских фразеоло­гизмов /Е.В. Радченко // Современная филология в международном простран­стве языка и культуры: труды и материалы Международной научной конферен­ции - Астрахань: Издательский дом «Астраханский университет», 2004 -С. 118-121. (0,2 п. л.).
  4. Радченко, Е.В. Функционирование синтаксического времени в причаст­ных и деепричастных формах процессуальных фразеологизмах / Е.В. Радченко // Русский язык и славистика в наши дни: Материалы международной научной конференции, посвященной 85-летию со дня рождения Н.А. Кондрашова. - М.: МГОУ, 2004. - С. 447-450. (0,1 п. л.).
  5. Радченко, Е.В. Фразеологизм как элемент лингвистического текста / Е.В. Радченко // Текст: семантика, форма, функция: материалы межвузовской научно-практической конференции 6-7 октября 2004 года: Тамбов: изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2004 - С. 226-230. (0, 2 п. л.).
  6. Радченко, Е.В. Лакунарность образования причастных и деепричастных форм процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Фразеологические чтения памяти проф. В. А. Лебединской. - Вып. 2. - Курган: Изд-во Курганско­го государственного университета, 2005. - С. 165-168. (0,2 п. л.).

36.  Радченко, Е.В. Проблема взаимодействия формы и значения предмет­

ных фразеологизмов /Е.В. Радченко // Материалы региональной конференции

«Актуальные проблемы русского языка», посвященной 70-летию ЧГПУ / - Че­

лябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 2005. - С. 138-142. (0,2 п.л.).

37.    Радченко, Е.В. Информационный потенциал глагола брать и

процессуального фразеологизма / Е.В. Радченко // Информационный потенциал

слова и фразеологизма: сборник научных статей. - Орел, 2005. - С. 99-103. (0,2

п. л.).

  1. Радченко, Е.В. Особенности видообразования причастных и деепричаст­ных форм процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Актуальные во­просы лексикологии и фразеологии: Сборник научных трудов, посвященный 90-летию со дня рождения В.Л. Архангельского. - Тула: Изд-во Тульского го­сударственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого, 2005. -С. 362-375. (0,8 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Многозначность предметных и процессуальных фразео­логизмов как проявление  семантического  и  грамматического  динамизма /

44


Е.В. Радченко // Виноградовские чтения: материалы Всероссийской научно-практической конференции 23-24 ноября 2005 г. - Тобольск: ТГПИ им. Менде­леева, 2005. - С. 137-139. (0,3 п. л.).

  1. Радченко, Е.В. Изучение русских фразеологизмов в вузе / Е.В. Радченко // Русская речь в современном вузе: Материалы Второй международной науч­но-практической интернет-конференции 15 октября -15 декабря 2005 г. - Орел: ОрелГТУ, 2006. - С. 45-49. (0.2 п. л.).
  2. Радченко, Е.В. Омонимизация предметных и процессуальных фразеоло­гизмов как следствие распада многозначной единицы / Е.В. Радченко // Фразео­логические чтения памяти профессора В. А. Лебединской. - Вып. 3. - Курган: Изд-во Курганского университета, 2006. - С 97-100.(0,2 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. Характеристика бытия русского человека (на материале процессуальных фразеологизмов) / Е.В. Радченко // Антропоцентрическая па­радигма лингвистики и проблемы лингвокультурологии: материалы Всероссий­ской научной конференции с международным участием. 14 октября, 2005 г.: В 2-х т. - Серлитамак: СГПА, 2006. - Том 1. - С. 168-171.(0,3 п. л.).
  4. Радченко, Е.В. Омонимизация предметных фразеологизмов как проявле­ние семантического и грамматического динамизма // Мир науки, культуры, об­разования, 2006. - № 2 - С. 43-44. (0,1 п.л.).
  5. Радченко, Е.В. Русская фразеология, духовный мир человека // Культура и коммуникация: сборник материалов международной научно-практической конференции Челябинской государственной академии культуры и искусств. -Челябинск, 2006. -С. 191-194.
  6. Радченко, Е.В. Русская фразеология как компонент речевой культуры школьника / Е.В. Радченко // Культура и коммуникация: сборник материалов II международного заочного научно-практической конференции. - Ч. II . - Челя­бинск: ЧГАКИ, 2006. - С. 66-70. (0,2 п. л.).
  7. Радченко, Е.В. Динамичность и диалектичность причастных и деепри­частных форм процессуальных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Номинатив­ная единица в семантическом, грамматическом и диахроническом аспектах: сборник научных статей к 80-летию A.M. Чепасовой. - Челябинск: Изд-во ЧГПУ, 2006. - С.  193-199. (0,3 п. л.).
  8. Радченко, Е.В. Структура понятия динамичности / Е.В. Радченко // Вестник           Южно-Уральского                        государственного          университета. Серия   «Лингвистика». - Вып. 5. - № 15 (87). - 2007. - С. 16-20. (0,4 п. л.).

48.   Радченко, Е.В. Фразеологические словари и справочники - в помощь

студенту / Е.В. Радченко // Русская речь в современном вузе: материалы Треть­

ей международной научно-практической интернет-конференции. - Орел: Орел­

ГТУ, 2007. - С. 187-191. (0,2 п. л.).

49.  Радченко, Е.В. Парадигма грамматических форм процессуальных фра­

зеологизмов с глагольными компонентами бить, ломать, резать, хватать I

Е. В. Радченко // Фразеологические чтения памяти проф. В. А. Лебединской. -

Вып. 4. -Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2008. - С. 128-131.(0,2 п. л.).

45


  1. Радченко, Е.В. Динамичность категории числа многозначных предмет­ных фразеологизмов / Е.В. Радченко // Фразеологизм и слово в национально-культурном дискурсе (лингвистический и лингвометодический аспекты): Меж­дународная научно-практическая конференция, посвященная юбилею докт. фи-лол. наук, проф. A.M. Мелерович. - М.: ООО "Издательство" "Элпис", 2008 -С. 253-258. ( 0,3 п.л.).
  2. Радченко, Е.В. Языковая природа инфинитивной формы фразеологизмов со значением процесса / Е.В. Радченко // Культура и коммуникация: сборник материалов III международной заочной научно-практической конференции. -Ч. П. - Челябинск: ЧГАКИ, 2008. - С. 37-39. (0,1 п. л.).
  3. Радченко, Е.В. Динамичность категории лица процессуальных фразеоло­гизмов / Е.В. Радченко // Фразеология и когнитивистика: материалы 1-й Меж­дународной научной конференции (Белгород, 4-6 мая 2008 года) в 2-х т.- Бел­город: Изд-во БелГУ, 2008. - Т. 1. - С. 242-245. (0,2 п. л.).
  4. Радченко, Е.В. Соотношение значения и смысла языковой единицы (на материале предметных фразеологизмов) // Русский язык в современном мире: константы и динамика: материалы Международной научной конференции. -Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2009. - С. 321-324. (0,1 п. л.).
  5. Радченко, Е.В. Национально-культурный компонент значения предмет­ных фразеологизмов субкатегории лица / Е.В. Радченко // Житниковские чте­ния: Развитие языка: стихийные и управляемые процессы: материалы Всерос­сийской научной конференции. - Челябинск: Энциклопедия, 2009. - С. 191-193.(0,3 п. л.).
  6. Радченко, Е.В. Взаимосвязь формы и значения фразеологической едини­цы как источник пополнения фразеологического фонда русского языка / Е.В. Радченко // Фразеологизм в тексте и текст во фразеологизме (Четвертые Жуковские чтения): материалы Международного научного симпозиума. - Ве­ликий Новгород, 2009 - С. 372-374. (0,1 п. л.).
  7. Радченко, Е.В. Национально-культурный и когнитивный аспекты изуче­ния фразеологических единиц / Е.В. Радченко // Коммуникация и язык в социально-культурном пространстве: междисциплинарный подход: материалы Международной конференции. - Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2009. - С. 293-296. (0,3 п. л.).

46

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.