WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Аксиология медиатекста в российской культуре: (репрезентация ценностей в журналистике начала XXI в.)

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

 

ЕРОФЕЕВА

Ирина Викторовна

 

АКСИОЛОГИЯ МЕДИАТЕКСТА В РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ (РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЦЕННОСТЕЙ

В ЖУРНАЛИСТИКЕ НАЧАЛА ХХI в.)

 

Специальность 10.01.10 – Журналистика

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

 

Санкт-Петербург

2010

Работа выполнена на кафедре современной периодической печати факультета журналистики Санкт-Петербургского

государственного университета

Научный консультант:       доктор политических наук, профессор

Галина Сергеевна Мельник 

Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

ведущий научный сотрудник (ИРЛИ, РАН)

     Ростислав Юрьевич Данилевский

доктор филологических наук, профессор

Ирина Павловна Лысакова

     доктор филологических наук, профессор

    Дарья Алексеевна Щукина

Ведущая организация  – Уральский государственный

университет

Защита состоится   __________________________________   часов на заседании диссертационного совета Д. 212. 232.17 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, В.О., 1-я линия, д. 26, ауд. 303.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке имени М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «   » ____________ 20__ г.

Ученый секретарь           

диссертационного совета,

кандидат филологических наук                                              Л. Г. Фещенко

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность исследования связана с необходимостью глубокого и всестороннего изучения нового направления в теории журналистики – «аксиология журналистики».

Проблема воспроизведения ценностей российской культуры в медиатексте имеет несколько актуальных обоснований.

1. Мы существуем в эпоху информационного общества, в котором информация и знание постулируются как основная ценность. СМИ становятся необходимым компонентом индивидуального бытия человека, а медиатекст воспринимается аудиторией как популярная форма коммуникации, подразумевающая активное общение с накопленным культурным опытом определенной социальной структуры. В современном мире продукт медиапроизводства сублимирует в источник знания и мудрости, но при этом медиапроизведение по-прежнему остается элементарным продуктом массовой культуры. 

2. Жизнедеятельность общества протекает согласно неким понятным и логично выстроенным представлениям о ситуации в стране и в мире. В информационном обществе именно средства массовой информации конструируют национальную картину мира, определяют ценностные приоритеты социальной, политической и духовной жизни России. СМИ сегодня есть важная часть духовного производства, в структуре которого медиатекст является эффективным проводником традиционных и новых социально-культурных ценностей общественного бытия.

В контексте сказанного очевидна необходимость научного осмысления деятельности СМИ как одного из наиболее существенных факторов (среди других общественных институтов: семья, школа, церковь) формирования аксиологической картины мира современного человека.

3. Медиатекст в жестких условиях рынка становится товаром, что непременно сказывается на форме и содержании произведения и что в итоге обуславливает использование многочисленных технологий, ориентированных на активизацию внимания потребителя. Технологический уровень развития современных СМИ значительно опережает формирование ценностного составляющего (когнитивного уровня) информационного пространства.

4. Современная глобализация, как процесс создания в мире единой социально-экономической и культурно-политической системы, ведет к глубоким и качественным изменениям аксиологических доминант отечественной культуры. Медиатекст непосредственно вовлечен в подобные культурные трансформации, разворачивающиеся в условиях глобальной информационно-психологической войны. В стратегической перспективе реконструкция ключевых традиционных ценностей есть когнитивная основа выживания нации. В аспекте тактических действий, сохранение самобытности – это действенная альтернативная парадигма вертикальной глобализации.

Несомненно, рождение ценностной сферы СМИ – процесс сложный и не однозначный. Сегодня перед учеными встают насущные проблемы выбора и обоснования методологии исследования аксиосферы российских СМИ, формулирования моделей конструктивной работы с национальными ценностями в медиатексте.

 

СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ

Сфера аксиологии российской журналистики представляет собой новое и слабо структурированное поле деятельности для исследователей. Один из основоположников данного направления В. А. Сидоров замечает, что «еще не определен особый ракурс рассмотрения ценностной структуры журналистики, исходящей из самой журналистики, а не аксиологии как части философского знания – нет и каких-либо специфических методов исследования (инструментария)» .

Современное состояние «аксиологии журналистики», установка диссертационной работы на выявление особенностей аксиосферы медиатекста именно в российской культуре позволяют выделить лишь ряд параллельных междисциплинарных исследований, на основе которых была представлена аксиологическая характеристика отечественного медиатекста.

1. Ценностное измерение журналистики (с акцентуацией внимания на аксиологических функциях, на культурных явлениях и традициях, на аксиологической сущности института СМИ и творческого процесса в журналистике) характерно для исследований И. Н. Блохина, Л. П. Громовой,  Г. В. Жиркова, М. Н. Кима, С. Г. Корконосенко, Л. Г. Свитич, Ю. И. Мирошникова, Б. Я. Мисонжникова, Д. З. Мутагирова, Г. Н. Петрова, Г. В. Лазутиной, Е. В. Поликарповой, Е. П. Прохорова, В. А. Сидорова. Ученые отмечают, что журналистика, являясь важнейшим звеном духовной жизни человека, сама выступает в качестве общественно значимой ценности.

2. Значительный вклад в становление и развитие теории российского медиатекста, в разработку социолингвистических проблем массовой коммуникации внесли такие ученые, как В. В. Богуславская, С. Н. Деляев, Т. Г. Добросклонская, И. П. Лысакова, В. И. Коньков, В. Г. Костомаров, А. Д. Кривоносов, Ю. В. Рождественский, С. И. Сметанина, Г. Я. Солганик, С. И. Трескова, Т. В. Чернышова, Д. Н. Шмелев. Исследователи обращают внимание на тесную взаимосвязь экстра- и интратекстовых признаков медиапроизведения, рассматривают текст в системе коммуникативного действия как «звено культуры», подчеркивая, что «язык СМИ, охватывая значительную часть общества через его единое информационное пространство и предстает как национальный поток сознания современного человека» .

3. В последнее время в лингвистике наблюдается интерес к исследованию взаимодействия языкового потенциала, семантики текста с «фоновыми знаниями», формулируется глобальная проблема соотношения языка и сознания в процессах текстопостроения и текстовосприятия. Активно развивается когнитивная (антропологическая) лингвистика, категориальный аппарат которой составляют понятия: «языковая личность», «наивная картина мира», «языковая картина мира». Ученые выделяют особую роль языка в жизни человека и социальной общности, язык воспринимается как когнитивный инструмент осознания мира, хранения и репрезентации культурного опыта и ценностей народа: Ю. Д. Апресян, Р. А. Будагов, А. Вежбицкая, В. В. Колесов, А. А. Леонтьев, А. Н. Леонтьев, Д. С. Лихачев, Н. Б. Мечковская, Д. Н. Овсянико-Куликовский, А. Н. Портнов, А. А. Потебня, Ю. А. Сорокин, Р. М. Фрумкина, Т. В. Цивьян, А. Д. Шмелев. В дискурсе когнитивной лингвистики текст интерпретируется как источник культурологической информации, необходимой для реконструкции цельной картины мира по данным языка .

К рассмотрению национально-культурной специфики «языковой картины мира» подходят с разных позиций: лингвокогнитивное направление исходным компонентом объявляет язык и анализирует установленные факты межъязыкового сходства или расхождения через призму языковой системности (Н. Д. Арутюнова, Т. В. Булыгина, А. Д. Шмелев и др.), лингвокультурное направление в качестве доминанты видит культуру – языковое сознание членов определенной лингвокультурной общности (А. А. Залевская, С. Г. Воркачев, Ю. С. Степанов и др.). В. И. Карасик утверждает, что в структуре языковой личности особое место принадлежит ценностям как наиболее фундаментальным характеристикам культуры. Исследователь выделяет ценности индивидуальные, микрогрупповые, макрогрупповые, этнические и общечеловеческие .

4. Ценностным основаниям духовной жизни общества посвящены работы Г. П. Выжлецова, М. Вебера, Н. Гартмана, М. С. Кагана, Х. М. Казанова, В. В. Кортавы, В. В. Кортунова, В. С. Костелова, В. В. Крамника, Н. И. Лапина, Н. О. Лосского, А. Н. Максимова, Н. П. Медведева, Г. П. Меньчикова, Ю. И. Мирошникова, С. В. Моложановой, Н. С. Розова, Л. Н. Столовича, А. К. Уледова, С. Л. Франка, Б. П. Шулындина и др. В обширном перечне научных трудов объединяющим моментом становится восприятие «духовности» как возможности выйти за пределы узкоэгоистического бытия в служении общему социальному благу, духовные ценности утверждаются как неотъемлемая составляющая менталитета нации.

Несмотря на многочисленность и многогранность исследований в сфере «аксиологии культуры», нам не удалось обнаружить работ, в которых была бы представлена в комплексе проблема объективации национальных ценностей в медиатексте.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ

Так как диссертационное исследование ориентировано на целостное воспроизведение многоуровневой системы аксиологической сферы  медиатекста, оно базируется на ряде источников филологической, социально-философской и психологической направленности.

Методологическая основа диссертации оформилась благодаря исследованиям известных когнитологов и лингвокультурологов: Н. Д. Арутюновой, Ю. Д. Апресян, А. П. Бабушкина, А. Вежбицкой, С. Г. Воркачева, В. В. Воробьева, В. В. Красных, Е. А. Пименова, З. Д. Поповой, Ю. С. Степанова, И. А. Стернина, В. Н. Телия. Важными в аспекте формулирования средств и особенностей репрезентации ценностей в медиатексте стали работы С. Г. Воркачева, В. И. Карасика, Е. С. Кубряковой, В. А. Масловой, М. В. Пименовой, в которых концепт рассматривается как сосредоточие ценностей культуры . Л. Ю. Буянова в структуре концептов морально-нравственной сферы выделяет сакрально-конфессиональную часть (экспликация языковыми единицами религиозных приоритетов и базисных нравственных ценностей) .

Научные труды в области теории текста (И. Г. Гальперин, М. М. Бахтин, Н. С. Валгина, К. А. Рогова, Ю. М. Лотман, В. П. Руднев, З. Я. Тураева, В. Я. Шабес, Д. А. Щукина) позволили сформулировать необходимую теоретическую основу для выделения разнопорядковых компонентов медиатекста как носителя ценностей.

Существенной для диссертационного исследования стала литература социопсихолингвистического и социально-философского характера, концентрирующая внимание на истоках национального, на понятиях «духовность», «российская духовная система ценностей», «менталитет нации»: Р. Г. Абдулатипов, К. А. Абульханова, М. И. Воловикова, В. М. Вундт, Г. Д. Гачев, И. А. Джидарьян, В. В. Ильин, В. А. Кобылянский,  В. В. Крамник, В. Кожинов, О. А. Платонов, Ю. П. Платонов, С. В. Путилов, М. М. Решетников,  В. Н. Сагатовский, П. И. Смирнов, Т. Г. Стефаненко, В. А. Тонких, Е. С. Троицкий, Г. Хофстед, Г. Г. Шпет, Ю. Л. Ярецкий и др. В диссертации также используются работы российских классиков по проблемам национальной идентичности: Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, И. А. Ильина, К. Н. Леонтьева, Н. О. Лосского, Д. С. Мережковского, В. С. Соловьева, А. С. Хомякова, С. Л. Франка  и др.

Наиболее перспективным в понимании ментальных особенностей нации является ценностный подход  (А. О. Бороноев, Г. П. Выжлецов,  П. И. Смирнов). Б. А. Душков делает вывод о непосредственной связи развития менталитета с формированием определенных архетипов сознания, и артикулирует возможность существования архетипологии менталитета народа , что дает нам основание выделить архетип как средство репрезентации национальных ценностей в медиатексте, опираясь, в том числе, на исследования: С. С. Аверинцева, Ю. А. Вьюнова, И. А. Есаулова, Е. М. Мелетинского, К. Г. Юнга.

Обоснование жанрово-технологических компонентов аксиосферы медиатекста осуществляется в контексте работ по проблемам медиакультуры (включая эпоху постмодерна): Р. Барт, Ф. Б. Бешукова , В. С. Библер, Ж. Бодрийяр, Ю. Б. Борев, Ю. П. Буданцев, Г. Дебор, Ж. Делез, И. П. Ильин, М. К. Ковриженко, Г. Маркузе, Х. Ортега-и-Гассет, Э. Тоффлер, С. Л. Удовик, Э. А. Усовская, Э. Фромм, М. Фуко и др.

Исследовательский дискурс расширен благодаря литературе социально-философского и социально-психологического характера, посвященной проблеме воздействия медиапродукта на ценности адресата: П. Винтерхофф-Шпурк, А. И. Власов, Л. Войтасик, Г. В. Грачев, И. М. Дзялошинский,  Ю. А. Ермаков, Е. Л. Доценко, Л. Г. Кайда, С. Г. Кара-Мурза, В. И. Кузин, В. А. Лисичкин и Л. А. Шелепин, Г. Шиллер, Г. М. Мануйлов,  Г. С. Мельник, И. А. Михальченко, Д. В. Ольшанский, Г. Г. Почепцов, Е. Е. Пронина, М. И. Скуленко, А. А. Тертычный, Р. Харрис, Г. Шиллер, Э. Шостром и др. 

Основополагающими и особенно ценными в процессе формулирования гипотезы исследования стали следующие научные концепции: «ценностная модель картины мира языковой личности» В. И. Карасика, теория «диалога культур» М. М. Бахтина, в рамках которой текст предстает как «плоть общения»,  «ценностное учение о культуре» Г. П. Выжлецова, концепция ризомы Ж. Делеза, психоаналитическая концепция «постмодернисткой чувствительности» Ф. Лиотара, модель «Hоmо Ludеns» - «человек играющий» Й. Хёйзинги.

Мировоззренческий контекст исследования оформился под влиянием трудов Н. А. Бердяева, Г. Д. Гачева, Ф. М. Достоевского, И. А. Ильина, Ю. М. Лотмана,  М. К. Мамардашвили.

ЭМПИРИЧЕСКУЮ БАЗУ ИССЛЕДОВАНИЯ составили: публикации российских газет (2001-2009 г.):  «Аргументы недели», «Аргументы и Факты», «Независимая газета», «Новая Газета», «Новые Известия», «Комсомольская правда», «Российская газета», «Час-Пик», «Коммерсантъ»; в том числе, региональные издания: «Эффект», «Экстра», «Читинское обозрение», «Комсомолец Забайкалья», «Забайкальский рабочий», «Ваша реклама» и онлайновые издания: «Взгляд. Ru. – деловая газета»; «Известия. Ru»; «Общая газета. Ru», а также программы российского телевидения:  «Новости», «Криминальная Россия», «Человек и Закон» (Первый канал), «Вести – Россия», «Вести – Чита», «Вести. Дежурная часть», «Ревизор», «Честный детектив» (Канал «Россия»), «Обзор. Чрезвычайное происшествие», «Программа максимум», «Русские сенсации», «Женский взгляд Оксаны Пушкиной» (НТВ), «Инструкция по применению», «Секс» с Анфисой Чеховой» (ТНТ), «Истории в деталях» (СТС) и др.

Всего в период с 2000 по 2009 г. было проанализировано более 2000 медиапроизведений.

В исследовании использованы данные опросников и анкет по характеристике творческой личности российского журналиста и этнокультурной компетентности креативной личности, а также творческие работы студентов отделения журналистики ЗабГГПУ, выполненные на практических занятиях, посвященных проблеме активизации творческой деятельности ресурсами национальной Модели Мира.

Автор опирался на текущие архивы редакций региональных газет, на документы, регламентирующие этическую и ценностную составляющие творчества журналиста (Закон РФ о СМИ, Этический кодекс российского журналиста, Постановления Правительства Российской Федерации о деятельности телевидения и радиовещания, Доктрина информационной безопасности России).

ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ

Объект исследования: медиатексты общероссийских и региональных СМИ; аксиологическая структура медиатекста в парадигме национальной системы ценностей.

Предметом исследования являются концептуальные и технологические компоненты медиатекста, влияющие на репрезентацию и трансформацию ценностей российской культуры, особенности коммуникативной семантики и возможности использования языка с целью воздействия на ценности адресата.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель исследования: Выявить многоуровневые составляющие аксиологической сферы медиатекста и дать им целостную характеристику во взаимосвязи с процессом объективации ценностей российской культуры.

Для реализации поставленной цели в диссертационном исследовании сформулированы следующие задачи:

¦ Обозначить методологический уровень исследования ввиду отсутствия работ непосредственно по проблематике диссертации.

¦ На основе теоретико-методологического и эмпирического базиса исследования выработать основной категориальный аппарат научных изысканий и сформулировать необходимые дефиниции.

¦ Осуществить комплексный анализ аксиосферы медиатекста как источника культурологической информации.

¦ Рассмотреть текстовые механизмы объективации ценностей. Продемонстрировать взаимосвязь национальной Модели Мира языковой личности и ценностной сферы медиатекста.

¦ Выявить средства, особенности, формы и технологии репрезентации и трансформации ценностей российской культуры в медиатексте.

¦ Представить модель интерпретации ценностных составляющих медиапроизведения и осуществить лингвокультурологический анализ медиатекста.

МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Учитывая многоуровневое содержание поставленной проблемы, исследование, являясь филологическим по сути, базируется на междисциплинарном и системно-интегративном подходе, синтезирующем знания различных наук: филология (в том числе, когнитивная лингвистика, социальная лингвистика, этнопсихолингвистика, лингвокультурология), психология журналистики, этнопсихология, социальная философия. Междисциплинарное видение проблемы позволяет выявить коммуникативно-функциональный и структурно-семиотический аспекты медиатекста с точки зрения заключенной в нем аксиологической информации, в результате текст предстает как совокупность экстра- и интратекстуальных дифференциальных признаков.

В диссертации используются функциональный анализ (нацеленный на раскрытие сущности ценностных категорий в процессе текстопостроения и текстовосприятия в определенных социальных условиях), дискурсный и прагматический анализы, позволяющие оценить медиатекст в историко-социологическом контексте, увидеть его в реальном коммуникативно-социальном действии, вытекающим из реальности (репрезентация национальных ценностей) и создающим реальность (трансформация ментальных ценностей, эффекты аксиологического воздействия). В рамках структурного подхода аксиосфера медиатекста рассматривается как единое полизнаковое пространство, обладающее структурно-жанровыми, семантическими и технологическими составляющими, существующими в режиме взаиморасположения и взаимодействия.

Основополагающим методом в процессе выявления ключевых единиц аксиосферы медиатекста становится метод лингвокультурологического анализа, основанный на неразрывном единстве языка и культуры. Исходным компонентом в диссертационном исследовании объявляется культура – национальная Модель Мира языковой личности автора и потребителя медиапродукта. Семантика аксиосферы медиатекста формулируется ресурсами концептуального анализа и лингвокультурного моделирования, подразумевающего реконструкцию концептов с помощью вербальных, монтажно-композиционных и культурно-исторических данных. Истолкование концептов осуществляется с позиций «этногерменевтического подхода», который заключается в интерпретационном анализе концептов в рамках изучения специфики содержания концептуализированной схемы, фокусирующей духовные ценности российского менталитета. В диссертационном исследовании учитываются особенности национального употребления концептов, а также дополнительные (трансформированные) смыслы, обусловленные социально-политическим контекстом функционирования современного медиатекста.

Достоверность и оригинальность исследования обеспечивается контент-анализом объемного корпуса текстов (более 1000 медиапроизведений). Единицей счета являются признаковые составляющие концепта, лексемы, фреймы.

В целом в работе использовались общенаучные принципы познания: объективности, системности, причинности, соответствия, относительности.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА

1. Комплексному научному анализу подвергается медиатекст как носитель национальных ценностей, в результате предлагается определенный методологический подход в рамках изучения аксиологии журналистики.

2. Сформулированы и обоснованы средства, особенности и вербальные технологии позиционирования российской духовности в медиатексте.

3. В научный оборот вводятся новые дефиниции: «национальная Модель Мира языковой личности», «аксиосфера медиатекста», «ритуал как многомерная текстовая категория структурного порядка, способствующая ценностному единению аудитории, легитимации и сакрализации аксиосферы медиатекста».

4. Впервые выявлены и продемонстрированы жанровые (постмодернистские), структурно-технологические (ритуальные) семантические (концептуальные) компоненты объективации и трансформации национальных ценностей в пространстве медиатекста.

5. Осуществлен лингвокультурологический анализ метатекста СМИ с вычленением ядерных концептов-ценностей российской культуры, в результате которого обнаружены двухуровневость и дихотомичность репрезентации ментальных ценностей в медиатексте.

6. На основе принципов лингвокультурного моделирования разработана модель описания ценностных составляющих современного медиатекста.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Качественный медиатекст выстраивается на основе единых фоновых знаний для адресанта и адресата, отражающих сущность российского менталитета. Ментальные ценности фокусируются в национальной Модели Мира языковой личности, апелляция к которой позволяет представить комплексную картину объективации и репрезентации ценностей в медиатексте.

2. Национальная Модель Мира языковой личности является пространством духовности, которое объективирует себя через определенную систему духовных ценностей, зафиксированную в языковых системах и обусловленную ментальными представлениями конкретной национальной общности. Культурные ценности в благоприятных социально-политических условиях генетически устойчивы и оформлены в языковом сознании как структурированная совокупность идеальных конструктов и образов: концепты (константы), архетипы. Когнитивные единицы, универсальные для нации (как социальной общности, формируемой на основе культурно-психологического, политического и географического пространства, исторической памяти, религиозного опыта и единства языка), являются неизменным фактором интереса для аудитории СМИ и при условии их адекватного введения в текст оказывают формирующее воздействие на духовный мир, как автора медиатекста, так и его потребителя.

3. Аксиосфера медиатекста есть относительно самостоятельная виртуальная сфера общего медиатекста, аккумулирующая систему духовно-нравственных ценностей (которые репрезентирует, формулирует и пропагандирует в обществе институт СМИ) и обладающая определенной совокупностью жанровых, семантических и структурных компонентов. Жанровые особенности аксиосферы медиатекста определяются идеологией и эстетикой постмодернизма, структурные – спецификой ритуала, семантический аспект представлен концептами и константами.

4. В эпоху вертикальной глобализации процесс когнитивного противоборства в рамках медиатекста эксплуатирует его жанровые, структурно-технологические и семантические компоненты. В результате наблюдается неравномерность (двухуровневость) репрезентации ценностей. С одной стороны, активизируется этническая идентичность и мы наблюдаем сохранение ядерных идей ряда концептуализированных схем и, соответственно, исконных ценностей российской духовности (концепты «власть», «слава», отдельные фреймы «соборности», «патриотизма», «нестяжательства» и др.). С другой стороны, идет активный процесс трансформации ментальных ценностей, в который вовлечены доминантные модели российского мировосприятия («приоритет духовного над материальным», «культ добра», «труд как добродетель», «слава – это честь и величие человека» и др.). Имеющая место в медиатексте переработка чуждых смыслов ресурсами российского менталитета не делает проблему менее актуальной, напротив, обеспечивает оптимальную результативность манипулятивного воздействия.

5. Процесс текстопостроения с использованием концептуальных смыслов национальной Модели Мира в журналистике протекает в направлениях, антонимичных по своему аксиологическому содержанию, что обусловлено дихотомичностью российского мировосприятия. В силу особенностей рыночной эпохи постмодерна, информационные потоки медиатекста смещены в сторону деструкции (негатива – «оси Зла»). Учитывая степень воздействия СМИ на формирование аксиологических стандартов жизни внутри страны, важно обратить внимание на культ позитивной национальной идентичности в медиатексте. Аксиологическая парадигма медиатекста не должна прерывать историческую традицию, в противном случае, она будет способствовать духовной и национальной дезориентации.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Материалы и выводы диссертации расширяют методологический и теоретический аппарат «аксиологии журналистики», способствуют обособлению ряда возможных направлений в дальнейшем исследовании аксиологического потенциала медиатекста: жанровые параметры аксиосферы, технологический инструментарий аксиосферы, ритуальная сущность ценностного пространства, концептуальные модели духовного дискурса СМИ.

Представленные в диссертационной работе технологии позиционирования российской духовности позволяют осознанно использовать технологический инструментарий в практической журналистике, что не только будет способствовать востребованности медиапродукта, но и гарантирует сохранение духовного здоровья адресата и адресанта медиапроизведения.

Результаты работы могут использоваться в разработке учебных курсов по основам журналистики, основам творческой деятельности журналиста, психологии и истории отечественной журналистики, профессиональной этике журналиста, психологии массовой коммуникации, в курсах национально-регионального компонента: «История забайкальской печати», «Аграрная журналистика Забайкалья».

Выводы и итоги диссертации могут быть интересными и востребованными в актуальных на сегодняшний день исследованиях по проблеме единой национальной информационной политики России.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ. Основные результаты исследования отражены в монографиях: «Аксиосфера СМИ: структура и содержание», «Аксиология медиатекста в российской культуре» (2 издания), в учебно-методическом пособии «Творческое мышление журналиста и национальная Модель Мира», в учебно-методических материалах «Психология массовой коммуникации», а также в 73 научных  работах, в том числе в 8 статьях, опубликованных в журналах, рекомендованных ВАК. Отдельные положения диссертации представлены в докладах на международных и общероссийских научно-практических конференциях, проходивших в Москве, Санкт-Петербурге, Улан-Удэ, Пензе, Перми, Оренбурге, Казани, Кемерово, Краснодаре, Челябинске, Орле, Саранске, Чите, Новосибирске. 

Научные идеи и материалы диссертации были использованы в процессе разработки и ведения лекционно-практических курсов общепрофессионального блока: «Основы творческой деятельности журналиста», «Психология журналистики», «Психология массовой коммуникации», «Выпуск учебной газеты», а также курсов по выбору: «Проблемы ноокоммуникологии», «Творческая мастерская», «Технология воздействия на массовое сознание». Автор является создателем программы по активизации творческого мышления ресурсами национальной Модели Мира . В настоящее время поисковые научно-исследовательские работы по данной проблеме ведутся в рамках Федеральной Целевой Программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» (грант 2009 – 2011 г. «Языковая картина мира и творческая личность в условиях трансграничья»).

СТРУКТУРА РАБОТЫ. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих 9 параграфов, заключения, библиографического списка и приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Первая глава «Аксиосфера российского медиатекста: методология вопроса» посвящена теоретико-практическому обоснованию сформулированной в диссертационной работе проблеме. В данной главе диссертант определяет методологические подходы для обоснования категориального аппарата исследования. Медиатекст рассматривается автором как форма аккумуляции духовного бытия нации, в работе представлена характеристика языковой личности автора и потребителя медиатекста, введена в научный оборот исследования и обоснована категория «национальная Модель Мира языковой личности», сформулированы ее ключевые составляющие, а также выделены средства и особенности репрезентации ментальной аксиологии в медиатексте. 

Аксиологическая сущность медиапроизведения становится предметом рассмотрения в первом параграфе «Медиатекст как носитель ценностей». Деятельность средств массовой информации по сути аксиологична, она направлена на распространение системы взглядов на мир, структурированных согласно определенной совокупности ценностей.

Осуществленный функциональный анализ медиатекста показал, что процесс текстопостроения – явление целостное, в котором выбор идейной канвы, жанра, метода и приемов, языковых ресурсов основывается на ценностной парадигме сознания автора, в результате медиатекст представляет собой, прежде всего, единицу семантики и смысла, а не формы.

В диссертационном исследовании на первом этапе анализа медиатекста подчеркивается его виртуальная сущность, то, что М. Бахтин определил как «субъективное отражение объективного мира» . Несмотря на основную черту журналистского творчества – объективность, создатель текста имманентно ориентирован на определенное программирование окружающего мира инструментарием внутренних, личностных составляющих (интеллект, воображение, мировоззрение и др.). Медиатекст не столько воспроизводит реальность, сколько творит виртуальную реальность, понимаемую нами как искусственно созданное человеком духовное бытие. Метатекст (как единое текстуальное пространство СМИ )  генерирует совокупность представлений о важных категориях национального мировосприятия (родина, власть, семья, любовь, дружба и др.). Текст СМИ становится формой хранения, передачи и трансформации ценностей.

Структуральный подход позволяет выявить для метатекста СМИ общие закономерности репрезентации ценностей, а также делает возможным выделение особого ценностного пространства. Введенное автором диссертационной работы понятие «аксиосфера медиатекста» подразумевает некое целостное, единое виртуальное пространство, аккумулирующее систему духовно-нравственных ценностей (которые репрезентирует, формулирует и пропагандирует в обществе институт СМИ) и обладающее определенной совокупностью жанровых, семантических и структурных компонентов. На основе данных многочисленных научных исследований в области лингвокультурологии, этнопсихологии, социальной философии и результатов проведенного диссертантом многоуровневого анализа медиатекста (как объекта реального коммуникативно-социального действия, встроенного не только в доминирующую идеологию эпохи, но и аккумулирующего ценности определенной культуры) сделан вывод том, что жанровые особенности аксиосферы медиатекста определяются в основном идеологией и эстетикой постмодернизма, структурные – спецификой ритуала.  Семантический аспект представлен концептами и константами. Будучи всепроникающим лейтмотивом общего текста СМИ, аксиологическое пространство достаточно завуалированная (кодифицированная) сфера виртуального мира, проявляющая себя через систему преобладающих тем, смыслов, мотивов, интересов, языковых ресурсов, образного потенциала, символики.

В исследовании при характеристике аксиологии текста диссертант учитывает коммуникативно-прагматический принцип его жизнедеятельности. Медиатекст вовлечен в коммуникативную парадигму: автор – канал коммуникации – потребитель, и, согласно принципу конгруэнтности (констатирующему, что основные семантические сферы, сформулированные в медиатексте коммуникатором, должны повторять конструкты читателя/ слушателя/ зрителя), медиапроизведение аккумулирует единые фоновые знания для адресанта и адресата.

В осуществленном прагматическом анализе текста диссертант опирается на экспериментальные данные этнопсихологии. Большинство СМИ апеллируют к обширной публике, многообразной в возрастном, образовательном, конфессиональном и этническом аспектах. Выявляя сущность фоновых знаний отечественного медиатекста, необходимо говорить об аксиологии бытия подавляющего большинства россиян. В результате мы приходим к выводу, что неким информационным фондом или фоновыми знаниями, общими для субъекта, порождающего текст (автора), и субъекта, интерпретирующего текст (потребителя), являются ментальные представления нации, которую мы определяем как «социальную общность, формируемую на основе культурно-психологического, политического и географического пространства, исторической памяти, религиозного опыта и единства языка».

В современной науке обозначены два полярных подхода к теории наций: «etig – подход» культивирует универсальность мировой цивилизации и однотипность ее составляющих, в рамках данной концепции различие между культурами народов, говорящих на разных языках, носит случайный и несущественный характер. В нашем исследовании доминирует «emic – подход», утверждающий, что культуры, несомненно, обладают специфическим отражением бытия, самобытной когнитивной сферой, что и детерминирует национальное своеобразие не только содержательно-формальных характеристик медиатекста, но и его ценностного пространства.

Второй параграф «Национальные ценности в структуре «языковой личности» определяет место ментальной аксиологии в процессе создания и восприятия медиатекста. Создателем и потребителем медиапроизведения является языковая личность, представляющая собой не только совокупность особенностей вербального поведения человека, но и базовый национально-культурный прототип носителя определенного языка. В дискурсе когнитивной лингвистики утверждается триединство: «язык – национальная личность – культура». Национальная личность в системе коммуникативных поступков объективирует языковую личность, которая непосредственно раскрывает себя в значениях языковых единиц и смыслах текстов, демонстрируя образ жизни и систему ценностных координат человека как представителя определенной культуры.

Введенная в канву исследования категория «национальная Модель Мира языковой личности» (НММ ЯЛ) необходима для воспроизведения комплексной картины объективации и репрезентации ценностей российской культуры в медиатексте. Диссертант обращается к результатам исследования в сфере лингвокультурологии, когнитивной лингвистики, психолингвистики (труды С. Г. Воркачева, В. В. Воробьева, В. И. Карасика, Ю. Н. Караулова, В. А. Масловой, М. В. Пименовой, З. Д. Поповой и И. А. Стернина, Ю. А. Сорокина, А. Д. Шмелева) и приходит к выводу, что духовные ценности, вбирающие сущность национальной аксиологии, фокусируются в национальной Модели Мира языковой личности, в системе вербализированных представлений-оценок относительно собственного «Я» и субъектов, а также объектов окружающего мира (что характерно, как для автора текста, так и для потребителя медиапродукта). НММ ЯЛ основывается на когнитивной (существующей в виде концептов) и языковой картине мира (существующей в виде значений языковых знаков), представляет собой достаточно объемную и сложную структуру. НММ ЯЛ вовлечена в процессы концептуализации и репрезентации действительности и обусловлена стереотипами, паттернами мысли и поведения, сконцентрированными в менталитете (под которым мы подразумеваем «специфический тип восприятия и понимания действительности на основе совокупности глубинных осознаваемых и бессознательных элементов психики человека, присущих обществу и культурной традиции России»).

Продукт творчества языковой личности имеет черты сверхтекста, он отражает сознание и ценности нации. Медиатекст склонен к синтезу и гармонизации индивидуального и социального, он одновременно открывает аудитории неповторимый творческий потенциал автора, «уподобляясь автономной личности», и демонстрирует самобытность национального мировосприятия, «приобретая черты модели культуры» . В процессе текстопостроения национальная Модель Мира автора селекционирует признаки действительности, согласно своим внутренним законам и принципам интегрирует и трансформирует весь массив воспринимаемого. Случайные признаки отсеиваются, закрепляются лишь наиболее характерные, наиболее информативные для носителя определенного менталитета.

В результате обобщения многочисленных научных источников и согласно полученным в ходе исследования данным, мы утверждаем, что духовные ценности, закрепленные в НММ ЯЛ, опираются на исторический опыт нации и концентрируют представления людей относительно норм и целей своего существования. Духовные ценности, включающие должное и желаемое, способствуют объединению нации и, будучи внутренней формой реальности, предполагают свободный, добровольный выбор каждого субъекта национальной общности.

Ценностный мир в сознании человека существует как определенная система положительных / негативных образов и идеальных конструктов, что дает нам основание видеть в концептах (константах) и архетипах субстанции, объективирующие национальные ценности в медиатексте.

Духовные ценности культуры зафиксированы на глубинном уровне общественного сознания, будучи системообразующей (а не динамической) частью российского менталитета, они генетически устойчивы, поэтому мы делаем вывод, что ориентация в медиатексте на ядерные ментальные ценности является наиболее эффективным и универсальным методом формирующего, позитивного воздействия независимо от многочисленных характеристик различного сегмента СМИ. Адекватно репрезентированные в медиатексте ментальные конструкты позволяют не только успешно привлекать внимание аудитории, но и положительно воздействовать на нее, манипулятивные эффекты практически невозможны в коммуникативном акте, базирующемся на принципах национальной аксиологии.

В третьем параграфе «Средства и особенности репрезентации ценностей в медиатексте» представлена характеристика основного инструментария позиционирования ценностей российской культуры в медиапроизведении, на основе которого сформулирована модель ценностного описания медиатекста (с помощью данной модели будет осуществлен анализ медиатекста во второй и третьей главе диссертации).

Репрезентация любой культуры, как правило, разворачивается в вербально-знаковой парадигме текста, в качестве когнитивных единиц медиапроизведения, концентрирующих духовные представления нации, выступают концепты и архетипы. Следует подчеркнуть, что объемный научный пласт трудов содержит неоднозначную и многоуровневую характеристику указанных когнитивных конструктов, диссертант концентрирует внимание сугубо на интерпретации данных категорий как аксиологических единиц.

В контексте нашего исследования важным становятся следующие выводы. Концепт есть символ, смысловая схема, аккумулирующая устойчивые представления (понятия, чувства, эмоции) нации и человека о важных категориях бытия. Концепты раскрывают национальные особенности общения и деятельности людей, синтезируют характеристики «идеальной – национальной личности» и в результате отражают сущность ментальной аксиологии.

В качестве дополнительной когнитивной единицы, репрезентирующей ценности российской культуры в медиатексте, выступает архетип. Провести четкую границу между архетипом и концептом достаточно трудно. В лингвистике архетипы рассматриваются в качестве концептов-артефактов. В этом смысле архетип имеет четкую объективацию, обладает конкретным аналогом в реальном мире (дом, колокол, солнце и др.), по своим сущностным характеристикам образует символ и в процессе лингвокультурологического анализа позволяет конкретизировать концептуализированную сферу ментальных ценностей.

Архетипы являются сакральными образами менталитета. Более того, сложная и многоуровневая система образов и представлений архетипов сознания, по существу, и составляет духовный стержень менталитета . Этнические архетипы суммируют основополагающие свойства определенного народа как культурной целостности, тем самым демонстрируя константные модели духовной жизни нации. Активизация и культивирование этнокультурного архетипа обеспечивает поддержку и  жизнеспособность духовных смыслов и ценностей на новом историческом этапе существования социальной общности. Но осуществленный в диссертационном исследовании анализ использования прообразов в российских медиатекстах демонстрирует не столько искусность и профессионализм журналистов, сколько необратимость функционирования ментальных образов в продукте творческой деятельности. Приходится констатировать, что, как правило, архетипы в медиатексте – результат элементарной активности сферы бессознательного.

Ценностный анализ медиатекста непосредственно связан с лингвокультурным моделированием – упорядоченным, структурированным описанием содержания концепта в когнитивных терминах. Учитывая специфику медиатекста, мы обращаем внимание на понятийную (денотативную), коннотативную и образно-перцептивную (ассоциативную, метафорическую, архетипическую) составляющие концепта. Ядерными структурами в репрезентации концептов являются «идеализированные когнитивные модели»: микромотивы, фреймы, гештальты и сценарии (скрипты), диапазон и семантика интерпретации которых относительно СМИ обусловлены языковым содержанием, идейной канвой и композиционными характеристиками медиатекста.

На основе трудов, в которых представлена характеристика отечественного менталитета (К. А. Абульханова, Н. А. Бердяев, Г. Д. Гачев, Ф. М. Достоевский, И. А. Ильин, Ю. М. Лотман, Д. С. Мережковский, О. А. Платонов, М. М. Решетников и др.) диссертант приходит к выводу, что своеобразие репрезентации в медиапроизведении ценностей российской культуры обусловлено доминирующей антонимичностью российского мировосприятия. Евразийская сущность отечественного менталитета объединяет разные когнитивные основания, поэтому в рамках национальной Модели Мира языковой личности репрезентация ценностного пласта в медиапроизведении принципиально дихотомична, что позволяет диссертанту в третьей главе выстраивать двуполярную интерпретацию ценностных констант в медиатексте, обозначая антонимичные смыслы национальной аксиологии.

В главе второй «Жанрово-технологические компоненты ценностного пространства СМИ» функционирование аксиосферы медиатекста рассматривается, сообразно структуральному подходу, на нескольких уровнях, синтезирующих жанровые, структурно-технологические и семантические составляющие метатекста СМИ.

Доминирующая жанровая конструкция современного медиатекста – постмодернизм – становится предметом исследования в первом параграфе «Аксиосфера медиатекста в постмодернисткой парадигме». В литературе о постмодернизме, широко представленной в современном научном дискурсе, постмодернизм рассматривается не только как преобладающее художественной направление и жанр, но и как «специфический способ мировосприятия и мироощущения».

В процессе ценностного анализа более 1000 произведений с явно выраженной постмодернисткой эстетикой автор диссертации приходит к выводу, что, несмотря на вовлеченность в структуру медиатекста элементов национального мировидения (мифологическое мышление, смеховая культура), наблюдается объективная для постмодернистской эстетики нейтрализация ценностного ядра. Четкая авторская позиция, традиционная для классической журналистики, в «ризоматической» структуре текста растворяется в многоуровневом диалоге. В подобном дискурсе медиатекст образует некий организованный симулякр, сотканный из множества конструкций, включающих в себя «угол зрения наблюдателя» (Ж. Делез), характеристика которого сводится к определенной степени яркости и выразительности. Ценность различных концепций, конечно, бесспорна, но при этом не учитывается, что проблема духовного выбора – это всегда противопоставление «хорошего» и «плохого», «моего» и «чужого».

Виртуальное представление реальности ориентировано в постмодернистских текстах на духовно раскрепощенное (адогматическое) сознание. Постмодернизм предпочитает смысловую свободу, отрицает истину и традицию как нечто шаблонное, в результате медиатексты, выстроенные на эстетических канонах постмодернизма, содержат технологии, являющиеся трансмутационными по отношению к традиционной аксиологии: постмодернистская чувствительность, абсолютизация игры, открытость, антисистемность, неопределенность, «постмодернистский коллаж», мультиперспективизм, амбивалентность, языковые манипуляции и др. Медиадискурс эпохи постмодерна демонстрирует эффективный инструментарий привнесения в духовную жизнь страны того, что не характерно внутренней природе российского менталитета (философия индивидуализма, блага и пользы, утилитарная нравственность, культ плотской любви, идея необходимой агрессии и «абсолютной свободы» и т. д.).

Во втором параграфе «Ритуал как способ конструирования духовного дискурса СМИ» представлен структурно-содержательный уровень функционирования аксиосферы медиатекста. Ритуал массмедиа ориентирован на организацию интегрирующих и стабилизирующих аспектов существования профессиональной системы, одновременно он помогает оформить дискурс СМИ как востребованную, эффективную структуру. Медиаритуал выражает связь субъекта (журналиста и потребителя) с системой социальных отношений и ценностей, так как он есть некая сложившаяся традиция или установленный порядок определенного информационно-социального взаимодействия.

Учитывая сущностные и функциональные характеристики ритуала, представленные в научном дискурсе (труды А. К. Байбурина, Э. Дюркгейма, Д. В. Ольшанского, А. М. Османовой, Й. Хёйзинги), диссертант формулирует ритуальные компоненты медиатекста, способствующие трансляции ценностей: 1) медиатопика, ориентированная на человеческий фактор; 2) имидж как способ репрезентации ценностей; 3) жанровая специфика как формат распространения ценностей; 4) эйдосфера – система образов и живописных форм, способствующих культу определенных ценностей; 5) мир символов – культурных кодов; 6) пространственно-временной континуум, аккумулирующий ценности; 7) аксиологические ресурсы ритуального объединения; 8) технология воспроизведения ценностей. Указанные ритуальные конструкты служат единению аудитории, легитимации и сакрализации аксиосферы медиатекста. В ходе диссертационного исследования, в том числе и по итогам контент-анализа , выявлено, что в отечественном информационном пространстве функционируют ритуальные компоненты как конструктивного характера – активизирующие «культурное ядро», так и деструктивного – способствующие активному переосмыслению ключевых составляющих национальной Модели Мира.

В третьем параграфе «Технология воспроизведения и трансляции ценностей в медиатексте» представлена совокупность приемов, позиционирующих ценности в медиапроизведении, одновременно дается характеристика уровням, этапам, методам, приемам и эффектам воздействия на духовный мир потребителя медиатекста.

Медиарынок требует от коммуникатора максимальное использование средств по привлечению внимания аудитории. Эффективность техники измеряется ее возможностью влиять на когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты психики человека. Пространство воздействия медиатекста имеет три уровня реализации (Г. Г. Почепцов). Информационный уровень подразумевает различные варианты обработки фактуры. Физический уровень включает технологии по захвату аудитории. Третий уровень – когнитивный – ценностный и смысловой – открыт на сегодняшний день для исследования и практики, современная журналистика испытывает трудности сознательного оформления именно когнитивной сферы.

Анализ текста в разных типах СМИ позволил выделить ряд техник, деструктивно воздействующих на национальную Модель Мира российского человека: редукционизм (правило упрощения), звуковой и семантический терроризм, «перенос внешних характеристик во внутренние», выборочное абстрагирование, осмеяние, преувеличение (катастрофизация), использование слов-амеб, семантическая фасцинация и др. В современном информационном пространстве активно используется технология «клипмейкерства» – вырисовывание картинки по принципу «максимум эмоций, минимум сознания» (например, данный прием доминирует в структуре ТВ-текста на канале НТВ: «Обзор. Чрезвычайное происшествие», «Особо опасен!», «Преступление в стиле модерн», «Русские сенсации», «Криминальная Россия» и др.).

В материале акцент делается не на идее и смысле, а на вырисовывании драматической ситуации. В медиатексте, скрипт, динамично концептуализирующий «страх», разворачивается с помощью активного использования глаголов: «Пьяный майор милиции поссорился с женой… стрелял молодым женщинам в лицо… началось страшное… вышел из дома и поймал водителя-частника… вместо денег получил пулю в грудь… позднее он скончался в больнице… вошел в супермаркет… он держал за шею заложницу… Она кричала: «Помогите, помогите!»… он подошел к кассирше и выстрелил ей прямо в голову… продолжил беспорядочно палить по сторонам… целил девушкам в лицо…» (КП. 2009. 28 апреля); «убил двух девушек… избил… ударил… подавил волю… совершил насильственные действия… били камнями по голове…» (Под стражей – убийца четверых? Эффект. 2009. 8 июля).

Подобные медиатексты, культивируя исключительно факт, а не смысл,  нейтрализуют национальную аксиологию.

В ходе исследования обнаружены причины активного распространения указанных технологий: 1) специфика рыночной журналистики, 2) открытость российского мировосприятия, 3) доминирующие каноны постмодернизма, 4) информационно-психологическая война, развернувшаяся в условиях вертикальной глобализации (которая, в отличие от горизонтальной, не подразумевает сохранение национальной самобытности). Идеологическое противоборство в информационном обществе, как правило, ориентировано на размывание исторического сознания народа. Уничтожение концептов культуры преследует две цели. Во-первых, нейтрализация духовных представлений деморализует общество, а человек без ценностных убеждений – хороший объект для манипулятивного воздействия. Во-вторых, разрывая узы традиционного социального порядка, субъекты войны разъединяют общество, оно перестает быть цельным и сплоченным в желании сохранить себя, атомизация людей – конечная стратегическая цель информационно-психологической войны.

Зафиксированная автором исследования и указанная выше переработка чужеродного культурного ядра ресурсами НММ ЯЛ (в том числе: масленичная игра, фрейм соборности «общая вина», фрейм любви «многогранность чувства» и др.) не способствует сохранению основополагающих ценностей российской культуры. Удачное взаимопроникновение чуждых и традиционных смыслов – результат эффективного использования информационных технологий, которые согласно предъявляемым к ним требованиям (мимикрия и адаптация), должны вводить в новый конструкт отдельные элементы традиционной системы и быть способными приспосабливаться к среде – объекту дальнейшего кардинального переустройства.

Сформулированная проблема позволяет обозначить в диссертационной работе принципиальный продуктивный механизм в конструировании аксиосферы медиатекста: профессиональная интерпретация фактов невозможна без учета базовых ценностей и духовных традиций России. Человечество полифонично и многогранно, миру и планетарной цивилизации мы интересны лишь в той мере, в какой сохранили самобытную национальную культуру. Нельзя и не учитывать тот факт, что нейтрализация национальной Модели Мира опасна для психического здоровья человека, трансформировать ядерные когнитивные модели не повредив духовность (которая является основополагающей частью «Я – концепции» личности) нельзя.

Учитывая вышесказанное, важным представляются сформулированные  диссертантом и апробированные в региональной журналистике (г. Чита) основные технологии позиционирования российской духовности в медиадискурсе. Предлагаемые в диссертации техники представляют собой различные варианты репрезентации концептуальных идей российской культуры в медиатексте, базирующиеся на семантике, синтактике и прагматике журналистского произведения: 1) использование интертекстуальности – ресурсов прошлого («метазнак идейно-тематического решения произведения», «народная мудрость», «сказовый стиль»), 2) «концепт как идея текста», 3) «кольцевая композиция», 4) «противопоставление», 5) «ретроспекция», 6) «идентификация», 7) социологический опрос (контент-анализ) по концепту, 8) эксперимент в контексте национальной философии, 9) использование архетипов (в диссертационной работе мы формулируем основные правила, способы и особенности воспроизведения архетипа как аксиологической единицы в медиатексте).

На основе обширного перечня трудов, в которых предметом исследования становятся специфические особенности российского менталитета, диссертант в главе «Семантика аксиосферы медиатекста: концепты и константы» выделяет три типа ядерных ценностей российской культуры, составляющих семантический контекст аксиосферы медиатекста: нравственные ценности, ценности социальных отношений, ценности самореализации личности. Доминирующий этногерменевтический подход в анализе медиатекста определил логическую цепочку исследования (см. Таблицу):

Ход / структура действий

1 этап

2 этап

3 этап

Тезисное

обоснование

действий

В рамках лингвокультурологи-ческого анализа исходным компонентом

в исследовании является культура

НММ ЯЛ автора медиатекста нацелена на имманентную репрезентацию ценностей российской культуры

Медиатекст является продуктом творчества и встроен в социально-политический контекст эпохи

Задача

Сформулировать ценностную сферу концепта

российской культуры

Выявить аксиологические составляющие концептуализированной сферы (формулировка фрейм и микромотивов)

Рассмотреть текстовые механизмы объективации ценностей (гештальты, скрипты и др.), одновременно выявить исконные модели российской культуры и возможные схемы трансформации ценностного ядра

Объект

анализа

1. Научные труды, в которых представлена характеристика российского менталитета, ценностей и концептов российской культуры.

2. Структурные составляющие концепта (общее содержание; исходная форма – этимология; прагматическая информация – история концепта).

3.Паремиологический комплекс русского языка

1. Совокупность языковых средств медиатекста:

? лексическая макроструктура;

? устойчивый словесный комплекс;

? символические релеванты, метафоры, архетипы

2. Идейно-тематическое поле медиатекста

1. Совокупность языковых средств медиатекста (лексика, фразеологизмы, символика, ассоциативно-семантическая сеть текста, экспрессивно-оценочные коннотации).       

2. Параметры медиатекста (тема, идея, композиция, архитектоника).                

Метод.

инструментарий

Анализ, обобщение, синтез, экстраполяция

Концептуальный анализ, логико-семантический анализ,  интерпретационный анализ, сравнительно-сопоставительный анализ, контент-анализ

Интерпретационный анализ, анализ текста по параметрам,

контент-анализ

В первом параграфе «Нравственные концепты: духовность, аскетизм, нестяжательство» представлен концептуальный анализ духовных констант российской национальной Модели Мира, объективированных в современном медиапроизведении.

Российский менталитет характеризуется ориентацией социальных представлений личности и общностей на нравственный идеал. Данная идеальная модель является системообразующим фактором разнообразных представлений нации, ядром их структуры . Синтез нравственных составляющих концентрируется в константе «добро», которая, доминируя, противостоит «злу». Двойственность мира, его деление на верхний уровень и нижний, святой и скверный, горний и дольний, небесный и земной есть основополагающий конструкт национального мировосприятия, активно репрезентируемый в пространстве современного медиатекста.

В дискурсе СМИ вербализация глобального ментального конструкта осуществляется ресурсами дополнительных когнитивных моделей: вера, совесть, надежда, любовь, богатство, деньги и др. Вместе с тем, лексическая макроструктура развертывания концептов «духовность», «аскетизм», «нестяжательство» в медиатексте, как показало наше исследование, базируется на двух центральных лексемах: «дух» и «душа», объективирующих пространство существования всех вышеназванных моделей.

Одновременно ситуация постмодерного плюрализма с соответствующей ей манерой письма, провоцирует нейтрализацию духовных конструктов, размывает границы Добра и Зла. «Политика фактов», наиболее распространенные экономико-политические темы вытесняют духовные вопросы. Нравственные доминанты в гедонистическом медиатексте приобретают амбивалентность, основными средствами трансформации исконных концептов являются: ирония, сарказм, штампы, обобщения, речевая агрессия.

Проблема репрезентации в медиапроизведении социального контекста национального бытия становится предметом рассмотрения во втором параграфе «Концептосфера и ценности социальных отношений: соборность, патриотизм, власть». В рамках любого национального самосознания есть стержневой компонент культуры, относительно которого анализируются иные элементы традиции. Исследователь Х. Триандис называет подобные национальные доминанты культурными синдромами , среди которых параметрам «индивидуализм / коллективизм» отводится первое место. Определенная ориентация на индивидуальные или групповые цели детерминирует когнитивную сферу двух других ключевых социальных констант: «патриотизм» и «власть».

Российская культура относится к ярко выраженному коллективистскому – горизонтальному типу, который артикулируется нашим сознанием как «соборность». В отечественной культуре социальная идентичность превалирует над личностной. Для носителей российского менталитета соборность определяется «свободой в единстве». Лексема «единство» является антонимом «разобщенности и разделения» и в русском языке образует следующий синонимический ряд, воспроизведенный в пространстве медиатекста: консолидация (430 ) – солидарность (351) – сплоченность (251) – общие и единые интересы (183) – целостность (157) – неразрывность связей (102). В России индивидуализм человека не подчеркивается, зато культивируется единство человека и мира.

Соборная фундаментальность российской национальной Модели Мира определяет содержательные характеристики «патриотизма», который призван скреплять общественную систему, делать ее жизнеспособной и перспективной в своем развитии. Ассоциативно-семантическая сеть репрезентации концепта «патриотизм» в медиатексте выстраивается благодаря использованию ключевых слов-стимулов: «обязанность-долг», «величие человека», «дело-служение», «жизненно-полезный».

Одновременно активно функционирует и другая идеологическая модальность интерпретации концепта. Конфликтная сущность рыночной журналистики, ментальная склонность российского человека (в том числе и автора) к самобичеванию провоцирует создание текстов, выстроенных на деструктивных проявлениях отечественного бытия. Современный метатекст СМИ, конструируя образ России – экономической, социальной, юридической, спортивной и др. – тяготеет к негативной фактуре и, соответственно, отрицательным имидживым характеристикам страны .

В информационном пространстве Россия предстает как «страна алкоголиков»: «Пока Россия пьет. Китай далеко уйдет» (КП. 2009. 20 апреля), «Самые популярные в России лекарства – алкогольные» (АиФ. 2008. 17 сентября); «криминальная и коррумпированная страна»: «Опасная красота: в России процветает рынок нелегальных косметологических препаратов» (АиФ. 2008. 8 августа), «В России стали меньше убивать, но чаще брать взятки» (Известия. 2008. 8 августа); «нецивилизованное государство»: «Россия для ленивых» (АН. 2008. 27 марта), «Россия – темный лес» (АН. 2007. 21 июня), «В России ни меня, ни вас никто не защитит. Либо беги, либо атакуй» (Известия. 2009. 19 июня).

В подобных материалах используется «техника лозунга», частные факты вольно обобщаются, отдельные ситуации преподносятся как закономерные в целом для страны, что в тексте непосредственно конкретизируется лексемой, указывающей на пространство происходящего – «Россия».

В ряду ценностей социальных отношений особняком стоит константа «власть», концептуализированная схема которой в медиатексте лишена преобразований. Этимология слова («власть – влада» – «волость» – «владеть» из ст.-сл. яз. и общ. сл. яз.) продуцирует семантическую цепочку: «честь» – «зависть» – «владеть и господствовать». В результате идеологическая модальность понятия распадается на два вектора толкований: первый – положительный – подразумевает позитивное, умелое управление, второй – негативный – утверждает создание определенного социально-подчиненного состояния, включающего насильственное начало над людьми. Аксиологическое пространство концепта «власть» в медиатексте практически не подвергается деформации, и разворачивается согласно антонимичным фреймам: 1) «власть символизирует святость и рождает веру» – «власть вызывает недоверие»; 2) «власть есть державность и сила» – «власть – это бессилие»; 3) «власть устанавливает порядок и дисциплину» – «власть олицетворяет хаос»; 4) «власть милосердна» – «власть равнодушна».

В процесс самоактуализации субъектов национальной общности вовлечена совокупность ментальных ценностей, характеристика которых содержится в третьем параграфе «Концептосфера и ценности самореализации личности: труд, слава – успех, любовь».

Концепт «труд» одна из ценностных доминант отечественной культуры. Труд для носителей русского языка – категория многомерная, объединяющая в рамках отечественного сознания как положительный, так и отрицательный модус толкования. Неоднозначное общее содержание концепта провоцирует возникновение практически равнозначного двуполярного семантического пространства, представленного микромотивами: «труд есть добродетель» (50 %): труд ударный – праведный (правый) – огромный – самоотверженный – героический – усердный (от сердца) – почетный (с честью) – работа достойная (с достоинством, стойкостью) и «труд есть наказание» (48 %): труд адский – тяжелый – тяжкий – немыслимый – непосильный – кропотливыйнапряженный – колоссальный – опасный – каторжный – бессмысленный – неприятный .

Традиционная принципиальная дихотомичность воспроизведения концептосферы «труд» в пространстве медиатекста, проявляет себя, в том числе, в сопряженности двух взаимоисключающих образов: труда и лени.

К ценностной сфере самореализации личности мы относим и концепт «слава». Слово «слава» общеславянского происхождения, образует синонимическую цепочку: хвала, репутация, молва, популярность, имя, бессмертие. Аксиология концепта базируется на историческом фундаменте. В России наблюдается приоритет семейных и дружеских отношений над общественным признанием и культом индивидуального успеха. Быть милым миру – значит жить в гармонии, любви к другим, умея жертвовать собой ради народа, Русской земли и Отечества. В общем медиатексте концептуализированная сфера константы «слава» заполняется следующей когнитивной парадигмой: слава – это иллюзия – честь – величие и великолепие – тернистый путь – испытание – удача – похвала (оценка) – благодарность.

Несмотря на статичность ключевых смыслов константы «слава» в информационном пространстве СМК, периферические элементы семантической структуры данного концепта претерпевают изменения. Трансформация категории «славы» осуществляется путем введения в концептуализированную сферу чуждых для национальной философии смыслов западного концепта «успех».

В отличие от «славы», «любовь» является универсальной, общечеловеческой константой, которая, тем не менее, обладает самобытным ассоциативно-смысловым наполнением в российской культуре. Национальная философия трактует любовь как высшее чувство, преимущественно связанное с понятиями: красота, истина, целомудрие, стыд и грех. Иначе любовь воспринимается сознанием западного человека, которое обязательно включает в пространство чувства физику: красоту тела и физическое обладание. В концептуализированной схеме «любовь» семантические параллели выстраиваются в двух диаметрально противоположных направлениях: любовь – бог – семья – свобода или любовь – страсть – неволя – смерть.

Семантический рисунок концепта «любовь» в современных СМИ преимущественно плотский, ориентированный на тематику полового инстинкта. Вербальная макроструктура данной интерпретации константы «любовь» базируется на лексемах: секс, страсть, влечение (70 %) . В процесс трансформации исконного концепта включены когнитивные составляющие национальной Модели Мира: дихотомичность восприятия, традиционный мотив «многогранности любви».

Представленный в третьей главе культурологический анализ медиатекста дает основание говорить о неоднозначном процессе репрезентации концептов (см. Таблицу):

КОНЦЕПТ

ТРАДИЦИОННЫЕ МИКРОМОТИВЫ

(2 этап исследования)

ВАРИАНТЫ

ИНТЕРПРЕТАЦИИ

(3 этап исследования)

ДУХОВНОСТЬ

1) приоритет духовного над материальным

2) культ добра

1) культ материи и формы (политика фактов)

2) амбивалентность мира, агрессия как норма

АСКЕТИЗМ

1) богатство жизни в духовности

(обожествление духа)

2) аскетизм –

лествица для души

1) богатство жизни – это комфорт и удобства

(обожествление тела)

2) идеал жизни – удовольствие (культ драйв-мышления)

НЕСТЯЖА-ТЕЛЬСТВО

1) простота отношений и доверие в противовес стремления к обогащению

2) деньги – «пустота бытия»

3) деньги искушают и проверяют на прочность

1) «я есть то, что я потребляю и имею»

2) деньги как духовная категория (культ монетаристской ментальности)

3) -------------

СОБОРНОСТЬ

1) соборность есть «свобода в единстве»

2) соборность – это духовное родство

3) соборность выражает любовь к другим

4) соборность – это чувство долга

5) соборность есть общая ответственность

1) агрессия и вражда как неотъемлемые составляющие российского бытия

2) -------------

3) любовь к себе как ценность (философия разумного эгоизма)

4) долг как сугубо материальная категория

5) -------------

ПАТРИОТИЗМ

1) патриотизм – обязанность, долг

2) патриотизм  демонстрирует величие человека

3) патриотизм – дело – служение

4) патриотизм жизненно полезен

1) -------------

2) российский человек – сосредоточие пороков (лень, пьянство, «задний ум», воровство и т. д.)

3) -------------

4) -------------

ТРУД

1) «труд как добродетель» или «труд как наказание»

(труд – этическая категория)

2) работа – порыв души

1) культ «национальной лени» («русского лентяя»)

(труд – социальная категория)

2) труд без сердца

(формализация труда)

СЛАВА – УСПЕХ

1) слава есть иллюзия

2) слава – это честь – величие и великолепие

3) слава – тернистый путь

4) слава – испытание

5) слава – удача

6) слава – это похвала и благодарность

1) -------------

2) слава = успех = эффективный имидж

3) -------------

4) -------------

5) -------------

6) -------------

ЛЮБОВЬ

1) любовь есть приобретение и обогащение

2) любовь многогранна

3) любовь относительно табуирована

4) любовь подразумевает духовное строительство

1) любовь есть корысть и обман

2) любовь есть страсть и влечение

3) любовь абсолютно свободна

4) любовь сопряжена с агрессией и насилием

На основе концептуального анализа более 2000 медиапроизведений в общероссийских и региональных СМИ, в ходе которого особое внимание было уделено ценностной составляющей концептов, автор пришел к выводу, что дихотомичность российского мировосприятия обуславливает противоречивость аксиологической сферы медиатекста. В ряде концептуализированных схем дихотомия непосредственно организовывает систему противоположных друг другу ценностей (концепты «власть», «патриотизм», «труд», «любовь» и др.), и, как показало лингвокультурное моделирование, информационные потоки в рыночную эпоху постмодерна смещены в сторону негатива – оси «Зла», в данной ситуации культ позитивной национальной идентичности становится особенно актуальным.

В ходе исследования выявлено, что пространство современного медиатекста неоднозначно: наблюдается, как имманентное (ментальное) воспроизведение автором национальных ценностей (концепт «власть», отдельные фреймы «славы», «соборности», «патриотизма», «нестяжательства» и др.), так и трансформация концептуальных составляющих национальной Модели Мира («приоритет духовного над материальным», «культ добра», «труд как добродетель», «слава – это честь и величие человека», «любовь многогранна и подразумевает духовное строительство» и др.). Отдельные ядерные аксиологические константы оказываются за пределами аксиосферы СМИ, что провоцирует деконструкцию традиционных представлений.

Работая над проблемой диссертационного исследования, автор сформулировал, а также апробировал в учебном процессе методики активизации творческого мышления журналистов ресурсами национальной Модели Мира и пришел к выводу, что ценностная переориентация современного медиатекста должна опираться на целенаправленную подготовку кадров для СМИ, учитывающую знания и умения работать с ментальной аксиологией в процессе создания материала. Журналист, имеющий представление о национальных предпочтениях аудитории, склонен к определенной медиатопике, и он из многочисленного инструментария современных СМИ, как правило, выбирает не манипулятивные технологии, а формирующие. Для такого творца забота о структуре и содержании аксиосферы медиатекста – показатель профессионализма и классности.

В Заключении диссертации подводятся общие итоги исследования, формулируются основные выводы.

Положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Монографии:

  1. Ерофеева И. В. Аксиосфера СМИ: структура и содержание. Российская духовность в пространстве коммуникативных технологий. Чита : Изд-во ЗабГГПУ, 2005. – 5,1 п. л.
  2. Ерофеева И. В. Аксиология медиатекста в российской культуре (ценностная рефлексия журналистики начала ХХI века). Чита : Изд-во ЗабГГПУ, 2009. – 17,3 п. л.
  3. Ерофеева И. В. Аксиология медиатекста в российской культуре (репрезентация ценностей в журналистике начала ХХI века) : изд. 2-е, измен. и дораб. Новосибирск : Наука, 2009. – 18,6 п. л.

Учебные пособия:

  1. Ерофеева И. В. Основы творческой деятельности журналиста. Психология журналистики // Комплекс программ предметных лекционных курсов очного (дневного) отделения журналистики: методические рекомендации. Чита : ЗабГПУ, 2001. – 6,7/ 1,2 п. л.
  2. Ерофеева И. В. Организация самостоятельной работы студентов отделения «Журналистика» : методические материалы. В соавторстве с В. А. Тихомировым. Чита : ЗабГПУ, 2004. – 2,7/ 1,7 п. л.
  3. Ерофеева И. В. Учебно-исследовательская работа по специальности «Связи с общественностью» : методические материалы. В соавторстве с В. А. Тихомировым. Чита : ЗабГПУ, 2005. – 1,8/ 0,9 п. л.
  4.  Ерофеева И. В. Психология массовой коммуникации : методические материалы. Чита : ЗабГПУ, 2005. – 2,3 п. л.
  5. Ерофеева И. В. Научно-исследовательская  работа будущего журналиста : методические материалы. В соавторстве с В. А. Тихомировым.  Чита : ЗабГГПУ, 2008. – 3,3/ 2,3 п. л.
  6. Ерофеева И. В. Творческое мышление и национальная Модель Мира : учебно-методическое пособие. Чита : ЗабГГПУ, 2008. – 13,3 п. л. – гриф УМО.

Статьи в периодических изданиях перечня ВАК:

  1. Ерофеева И. В. Страх как атрибут рыночных СМИ: философия вопроса и психологические эффекты реализации // Вестник СПбГУ. 2008. Серия 9. «Филология. Востоковедение. Журналистика». Выпуск 3. Часть 2. – 1 п. л.
  2. Ерофеева И. В. Концепт «власть» в медиадискурсе: дихотомия репрезентации // Вестник Читинского государственного университета. Чита : ЧитГУ, 2009. № 1 (52). – 0,5 п. л.
  3. Ерофеева И. В. Архетип в медиатексте: возможности и особенности воспроизведения // Вестник Читинского государственного университета. Чита : ЧитГУ, 2009. № 2 (53). – 0,5 п. л.
  4.  Ерофеева И. В. «Деньги» как концепт в современном медиатексте // Известия Волгоградского государственного педагогического университета: Серия «Филологические науки». ВГПУ : Издательство «Перемена», 2009. № 7 (41). – 0,32 п. л.
  5.  Ерофеева И. В. Архетип как средство репрезентации национальных ценностей в журналистике // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. Филология и искусствоведение. Киров, 2009. № 2 (2). – 0,5 п. л.
  6.  Ерофеева И. В. Двуполярность пространства концептосферы «труд» в современном медиатексте // Вестник Читинского государственного университета. Чита : ЧитГУ, 2009. № 5 (56). – 0,3 п. л.
  7.  Ерофеева И. В. Ритуал в контексте духовного дискурса современных СМИ // Вестник СПбГУ. Серия 9. «Филология. Востоковедение. Журналистика». Выпуск 3. СПб : СПбГУ, 2009. – 0, 9 п. л.
  8. Ерофеева И. В. Пространственно-временной континуум современного медиатекста в аспекте национального мировосприятия // Вестник СПбГУ. Серия 9. «Филология. Востоковедение. Журналистика». Выпуск 4. СПб : СПбГУ, 2009. – 0, 7 п. л.
  9. Ерофеева И. В. Игровая модель аксиосферы медиатекста // Вестник Тюменского государственного университета. Тюмень, 2009. № 5. – 0, 3 п. л.
  10.  Ерофеева И. В. «Духовность» как концепт в современном медиатексте // Известия Уральского государственного университета. Серия 1 : Проблемы образования, науки и культуры». Екатеринбург, 2010. № 1. – 0,5 п. л.

Статьи и материалы:

  1.  Ерофеева И. В. Духовно-нравственные аспекты журналистики // Роль интеллигенции в духовном развитии общества. Чита : ЗабГПУ, 1999. – 0,4 п. л.
  2.  Ерофеева И. В. Мифы и реальность на страницах забайкальской прессы // Славянская культура: традиции и современность. Материалы V региональной научно-практической конференции. Чита : ЗабГПУ, 2000. – 0,4 п. л.
  3.  Ерофеева И. В. Православное сознание А. С. Пушкина как источник «смысловой сферы» журналиста //  Третьи Иннокентьевские чтения. Чита : Центр. гор. б-ка им. А. П. Чехова, 2000. – 0,5 п. л.
  4.  Ерофеева И. В. «Ревизор» Н. В. Гоголя и современные СМИ: структурно-содержательные совпадения // Славянская культура: традиции и современность. Материалы VI региональной научно-практической конференции. Чита : ЗабГПУ, 2001. – 0,5 п. л.
  5.  Ерофеева И. В. Грех как элемент игры в виртуальной реальности СМИ //  Четвертые Иннокентьевские чтения. Чита : Центр. гор. б-ка им. А. П. Чехова, 2001. – 0,5 п. л.
  6.  Ерофеева И. В. Журналистика как разновидность виртуальной драматургии // Средства массовой информации в современном мире : тезисы научно-практической конференции. Санкт-Петербург : СПбГУ, 2001. Ч.1. – 0,2 п. л.
  7.  Ерофеева И. В. Разрушение русской системы ценностей в журналистике // Православие на рубеже тысячелетий : сб. ст. / под ред. М. Н. Фоминой. Чита : Поиск, 2001. – 0,8 п. л.
  8.  Ерофеева И. В. Ментально-мировоззренческая структура смысловой сферы журналиста в творческом сознании А. С. Пушкина // А. С. Пушкин на рубеже тысячелетий. Материалы региональной научно-практической конференции. Чита : ЗабГПУ, 2002. – 0,4 п. л.
  9.  Ерофеева И. В. Ритуал в пространстве современных СМИ // Пятые Иннокентьевские чтения. Чита : Центр. гор. б-ка им. А. П. Чехова, 2002. – 0,4 п. л.
  10.  Ерофеева И. В. Философия постмодерна в контексте современных СМИ // Славянская культура: традиции и современность. Материалы VII региональной научно-практической конференции. Чита : ЗабГПУ, 2002. – 0,4 п. л.
  11.  Ерофеева И. В. Философия страха в дискурсе современных СМИ // Гуманитарный вектор. Вестник Забайкальского отделения Академии гуманитарных наук. Чита : ЗабГПУ,  2003.  № 1 – 2. – 0,5 п. л.
  12.  Ерофеева И. В. СМИ как институт формирования массового человека  // Шестые Иннокентьевские чтения. Чита : Центр. гор. б-ка им. А. П. Чехова, 2003. – 0,5 п. л.
  13.  Ерофеева И. В. К вопросу о педагогике  журналистики //  Филологическое образование в ВУЗе и школе: традиции и перспективы. Материалы региональной научно-практической конференции в 2-х частях. Часть 1. Чита : ЗабГПУ, 2004. – 0,3 п. л.
  14.  Ерофеева И. В. Виртуальный текст российской журналистики: от объективности к артефактам ирреального мира // Славянская культура: традиции и современность. Материалы VIII и IX региональных научно-практических конференций. Чита : ЗабГПУ, 2005. – 0,4 п. л.
  15.  Ерофеева И. В. Образ человека в древнерусской литературе и в современных СМИ: философия контрастов и противоречий // Восьмые Иннокентьевские чтения. Чита : Центр. гор. б-ка им. А. П. Чехова, 2005. – 0,4 п. л.
  16.  Ерофеева И. В. Педагогика журналистики: проблемы содержания  и методики // Научный и инновационный потенциал Байкальского региона глазами молодежи. Материалы V научно-практической конференции. Улан-Удэ : Издательство БГУ, 2005. – 0,3 п. л.
  17.  Ерофеева И. В. СМИ в системе внеинституциональных форм образования // Философия образования и образовательная политика в России и регионе. Материалы симпозиума, проведенного в рамках международной научно-практической конференции. Чита : ЗабГПУ, 2006. – 0,5 п. л.
  18.  Ерофеева И. В. Константы  российской  духовности в журналистике периода Великой Отечественной  войны  // Девятые Иннокентьевские чтения. Чита : Центр. гор. б-ка им. А. П. Чехова, 2006. – 0,4 п. л.
  19.  Ерофеева И. В. Российская духовная система ценностей в контексте современных СМИ / СМИ в современном мире. Петербургские чтения. Часть вторая. СПб. : Роза мира, 2006. – 0,3 п. л.
  20.  Ерофеева И. В. К вопросу о технологии  воздействия на массовое сознание в журналистском тексте периода Великой Отечественной войны // Славянская культура: традиции и современность : сб. науч. ст. / под ред. В. С. Левашова. Чита : ЗабГПУ, 2007. – 0, 3. п. л.
  21.  Ерофеева И. В. Активизация творческого мышления у студентов отделения журналистики в системе воспитания эстетической культуры // Славянская культура: традиции и современность : сб. науч. ст. / под ред. В. С. Левашова. Чита : ЗабГПУ, 2007. – 0,4 п. л.
  22.  Ерофеева И. В. Духовные детерминанты ценностного мира СМИ // Вестник ЗабГПУ. Серия 2. Философия. Культурология. Социология. Психология. Выпуск 2. Чита : ЗабГПУ, 2007. – 0,4 п. л.
  23.  Ерофеева И. В. Аскетизм как концепт российской духовности: варианты интерпретации в современных СМИ // Десятые Иннокентьевские чтения. Чита : Центр. гор. б-ка им. А. П. Чехова, 2007. – 0,3 п. л.
  24.  Ерофеева И. В. Ценностный аспект современных СМИ в системе внеинституциональных форм образования   // Гуманитарный вектор. № 1(12). Чита : ЗабГГПУ, 2007. – 0,6 п. л.
  25.  Ерофеева И. В. Творческое мышление и национальная Модель Мира: проблема активизации у студентов отделения «связи с общественностью» // Язык и культура – основа общественной связности. Х Невские чтения. Спб. : Изд-во Невского ин-та языка и культуры, 2008. – 0,3 п. л.
  26.  Ерофеева И. В. Российский менталитет как универсальный фактор интереса современной рыночной журналистики // СМИ в условиях глобальной трансформации окружающей среды. Материалы всероссийской научно-практической конференции. Москва : МГУ, 2008. – 0,1 п. л.
  27.  Ерофеева И. В. Возможности и проблемы использования концептов российской ментальности в современном медиатексте // Лингвистика. Герменевтика. Концептология : сб. науч. тр., посвященный 60-летнему юбилею профессора Е. А. Пименова / под ред. Р.Д. Керимов. Кемерово : Кемеровский полиграфический комбинат, 2008. – 0,9 п. л.
  28.  Ерофеева И. В. Концепт «успех – слава» в постмодернистском дискурсе современных СМИ // Актуальные проблемы журналистики в условиях глобализации информационного пространства. Материалы II Международной научно-практической конференции. Челябинск, 2008. – 0,4 п. л.
  29. Ерофеева И. В. Концепт «аскетизм» в системе конструирования образа России в СМИ // СМИ в современном мире. Петербургские чтения. Спб : Роза мира, 2008. – 0,25 п. л.
  30.  Ерофеева И. В. Технологии постмодерна в российских СМИ: эффекты воздействия // Альманах современной науки и образования. № 6 (13): Исторические науки, философские науки, искусствоведение, культурология, политические науки, юридические науки и методика их преподавания : в 2-х ч. Ч. 1. Тамбов : «Грамота», 2008. – 0,3 п. л.
  31.  Ерофеева И. В. Проблема активизации творческого мышления будущего журналиста ресурсами российского менталитета (из педагогического опыта отделения "Журналистики" Забайкальского университета) // Журналистика и мир образования. Материалы научно-практического  семинара / ред.-сост. М. Н. Ким. СПб. : СПбГУ, 2008. – 0,5 п. л.
  32.  Ерофеева И. В. Философия постмодерна и российский менталитет: аксиология конфликта в дискурсе современных СМИ // Жанры и типы текста в научном и медийном дискурсе. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 6 / под ред. А. Г. Пастухова. Орёл : ОГИИК, 2008. – 0,75 п. л.
  33.  Ерофеева И. В. «Соборность» в медиатексте: концептуальные средства формирования согласия и примирения // Ценностное содержание журналистики. Культура социальных отношений и межкультурное взаимодействие в обществе. Материалы научно-практической конференции. СПб. : Роза Мира, 2008. – 1 п. л.
  34.  Ерофеева И. В. Российский менталитет в дискурсе рыночной журналистики (к вопросу о потребностях и интересах современной аудитории) // Гуманитарный вектор. Чита : ЗабГГПУ, 2008. № 3 (15). – 1,1 п. л.
  35.  Ерофеева И. В. Российский менталитет как объект воздействия в современном медиатексте: процесс, технология, эффекты // Мультимедийная журналистика Евразии: информационные войны, кризисные коммуникации Востока и Запада. Материалы международной научно-практической конференции. Казань : Издат-во Казан. Гос. Ун-та, 2008. – 0,3 п. л.
  36.  Ерофеева И. В. Интеллект современного журналиста в парадигме национального мировосприятия: философия и психология противоречий // Журналистика в мире политики: спрос на интеллект. Материалы секционного заседания конференции «Дни Петербургской философии – 2007» / ред-сост. В. А. Сидоров. СПб. : СПбГУ, 2008. – 1 п. л.
  37.  Ерофеева И. В. Патриотизм в системе ценностей современного медиадискурса // Система ценностей современного общества. Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции / под общ. ред. С. С. Чернова. Новосибирск : ЦРНС – Издательство СИБ-ПРИНТ, 2009. – 0,3 п. л.
  38.  Ерофеева И. В. Виртуальная аксиология современной журналистики: особенности создания // Альманах современной науки и образования. – № 1 (20): Исторические науки, философские науки, искусствоведение, культурология, политические науки, юридические науки и методика их преподавания : в 2-х ч. Ч. 2. Тамбов : «Грамота», 2009. – 0,3 п. л.
  39.  Ерофеева И. В. Концепт «русская земля» в современном медиадискурсе // Альманах современной науки и образования. № 2 (21): Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы : в 3-х ч. Ч. 2. Тамбов : «Грамота», 2009. – 0,25 п. л.
  40.  Ерофеева И. В. Ритуал как репрезентация ценностей в СМИ // Журналистика в 2008 году: общественная повестка дня и коммуникативные практики СМИ. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Москва : Факультет журналистики МГУ, Медиа-Мир, 2009. – 0,1 п. л.
  41.  Ерофеева И. В. Концепт «труд» в пространстве современного медиатекста // Русское слово: восприятие и интерпретация. Материалы международной научно-практической конференции : в 2-х т. Т. 1. Пермь : Перм. гос. ин. искусcтва и культуры, 2009. – 0,4 п. л.
  42.  Ерофеева И. В. Соборность как объект воздействия в современном медиатексте // Система ценностей современного общества. Материалы V Всероссийской научно-практической конференции / под общ. ред. С. С. Чернова. Новосибирск : ЦРНС – Издательство СИБ-ПРИНТ, 2009. – 0,3 п. л.
  43.  Ерофеева И. В. Эффекты вертикальной глобализации в пространстве медиатекста // Власть и воздействие на массовое сознание : сб. ст. V всероссийской научно-практической конференции. Пенза : РИО ПГСХА, 2009. – 0,2 п. л.
  44.  Ерофеева И. В. Концепт «успех – слава» в дискурсе современных СМИ // Русский язык: взгляд из-за рубежа : сб. ст.  М. : Старая площадь, 2009. – 0,5 п. л.
  45.  Ерофеева И. В. Темпоральная конструкция медиатекста в аспекте национальной аксиологии // Система ценностей современного общества. Сборник материалов VI Всероссийской научно-практической конференции / под общ. ред. С. С. Чернова. Новосибирск : ЦРНС, 2009. – 0,3 п. л.
  46.  Ерофеева И. В. Мотив «многогранность любви» в концептосфере современных СМИ // Альманах современной науки и образования. № 8 (27): Языкознание и литературоведение в синхронии и диахронии и методика преподавания языка и литературы : в 2-х ч. Ч. 1. Тамбов : «Грамота», 2009. – 0,25 п. л.
  47.  Ерофеева И. В. Технологии современного медиатекста в дискурсе национальных ценностей // Журналистика  в мире технологий: материалы научно-практической конференции / ред.-сост. М. Н. Ким. СПб. : СПбГУ, 2009. – 0,6 п. л.
  48.  Ерофеева И. В. Дихотомичность российского мышления и творчество (национальный контекст обучения специалистов по связям с общественностью) // Актуальные проблемы современной науки. Материалы международной научно-практической конференции сессии «ХI Невские чтения». СПб. : Изд-во Невского ин-та языка и культуры, 2009. – 0,3 п. л.
  49.  Ерофеева И. В. «Национальная личность» в структуре творческой личности журналиста // Средства массовой информации в современном мире: Петербургские чтения : тезисы межвуз. науч.-практич. конф. СПб : Роза мира, 2009. – 0, 1 п.л.
  50.  Ерофеева И. В. Патриотизм в СМИ: актуальные проблемы искреннего диалога // Журналистика в мире политики: ответственность перед будущим. Материалы секционного заседания конференции «Дни петербургской философии – 2008» / ред.-сост. В. А. Сидоров. СПб. : СПбГУ, 2009. – 0,5 п. л.
  51.  Ерофеева И. В. Языковая  ментальность постмодерного дискурса современных СМИ // СМИ и общество: проблемы взаимодействия. Материалы научно-практической конференции. Оренбург : ИПК ГОУ ОГУ, 2009. – 0,3 п. л.
  52.  Ерофеева И. В. Концепт «власть» в аспекте объективации модели «веры-недоверия» в медиатексте // Ментальность народа и его язык. Изменяющийся славянский мир: новое в лингвистике : сб. ст. / отв. ред.  М. В. Пименова.  Севастополь : Рибэст, 2009. – 0,5 п. л.
  53.  Ерофеева И. В. Аксиосфера современных СМИ: специфика и компоненты конструирования // Вестник Волгоградского государственного университета: Серия 8 «Литературоведение», «Журналистика». Выпуск 8. Волгоград : ВолГУ, 2009. – 0,9 п. л.
  54.  Ерофеева И. В. Любовь как концепт в современном медиатексте // Филологическое образование в вузе и школе: история и современность. Материалы региональной научно-практической конференции. Чита : ЗабГГПУ, 2009. – 0,6 п. л.
  55.  Ерофеева И. В. Модель «ответственности» в соборной культуре: специфика репрезентации в медиатексте // Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический аспекты. Материалы международной научно-практической конференции. Чита : ЗабГГПУ, 2009. – 0,4 п. л.
  56. Ерофеева И. В. Аскетизм как концепт в метатексте русской журналистики // Русский язык в современном Китае. Материалы международной научно-практической конференции (КНР, Хайлар, Институт русского языка). Чита : ЗабГГПУ, 2009. – 0,4 п. л.
  57. Ерофеева И. В. Дихотомия репрезентации концептов в медиатексте // Континуальность и дискретность в языке и речи. Материалы II Международной научной конференции. Краснодар : Кубанский гос. ун-т, 2009. – 0,25 п.л.
  58. Ерофеева И. В. Пространство и время как духовные ценности в современном медиатексте // Актуальные проблемы журналистики в условиях глобализации информационного пространства. Материалы III Международной научно-практической конференции / Факультет журналистики Южно-Уральского государственного университета. – Челябинск, 2009. – 1 п.л.
  59. Ерофеева И. В. Национальные ценности в структуре языковой личности автора и потребителя медиатекста // Культурно-историческое взаимодействие русского языка и языков народов России. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Элиста: Изд-во Калм. ун-та, 2009. – 0, 3. п.л.

 

 

Подробнее см.: Воловикова М. И. Социальные представления о нравственном идеале в российском менталитете : автореф. дисс. докт. психол. наук. М., 2007.

Triandis H. C. Culture and Social Behavior. N.-Y., 1994.

Цифры обозначают частоту актуализации лексемы из общего объема – 700 текстов (Выборка 2005-2009 г.: «Российская газета», «Коммерсантъ», «Независимая газета», «Аргументы недели», «Аргументы и Факты», «Новая газета», «Комсомольская правда», «Забайкальский рабочий», «Экстра», «Эффект», «Читинское обозрение»).

См. также: Гавра Д. П. Построение интегральной модели  имиджа государства в мировом информационном пространстве. URL: // www.statebrand.ru;Гавра Д. П., Савицкая А. С.  Структурная модель имиджа государства / региона для внешних и внутренних аудиторий // Коммуникативные практики в современном обществе. СПбГУ, 2008.

Результаты контент-анализа на основе 200 текстов (выборка 2007-2009 г.: «Аргументы недели», «Аргументы и Факты», «Независимая газета», «Новые Известия», «Комсомольская правда», «Российская газета», «Новая Газета», «Эффект», «Экстра», «Читинское обозрение», «Взгляд. Ru. – деловая газета», «Известия. Ru»).

Результаты контент-анализа на основе соотношения двух когнитивных моделей: 1) любовь – страсть, секс, влечение, удовольствие, наслаждение; 2) любовь – привязанность, семья, жизнь, чудо, труд, жертва, ответственность. Выборка 2006-2009 г. (всего: 250 текстов): Аргументы и Факты, Комсомольская правда, Аргументы Недели, Независимая газета, Экстра, Эффект, Известия-Ru, Взгляд-Ru.

Сидоров В. А. Аксиология журналистики: возможности прочтения проблематики // Теория журналистики: в поисках смысла, структуры и назначения : сб. науч. тр./ под ред. М. Н. Кима. СПб., 2007. С. 56.

Чернышова Т. В. Модель когнитивно-речевого взаимодействия в сфере массовой газетной коммуникации: детерминационные факторы // Жанры и типы текста в научном и медийном дискурсе / под ред. А. Г. Пастухова. Орел, 2008. С. 237.

Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М, 1998; Будагов Р.А. Человек и его язык. М., 1974; Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1996; Залевская А. А. Психолингвистические исследования. Слово. Текст. Избранные труды. М., 2005; Колесов В. В. Язык и ментальность. СПб. 2004; М., 1999; Маслова В. А. Лингвокультурология. М., 2001; Пименова М. Б. Этногерменевтика языковой наивной картины мира человека. Кемерово, 1999; Портнов А. Н. Язык, мышление, сознание: психолингвистические аспекты. Иваново, 1988; Человеческий фактор в языке: Язык и порождение речи / под ред. Е. С. Кубряковой. М., 1991 и др.

Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002. С. 166.

Подробнее см.: Воркачев С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // Филологические науки. 2001. № 1. С. 64 – 72;  Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002; Маслова В.А. Лингвокультурология. М., 2001; Пименова М. Б. Этногерменевтика языковой наивной картины мира человека (Серия «Этногерменевтика и этнориторика». Вып. 5). Кемерово,1999.

См.: Буянова Л. Ю. Русские концепты морально-нравственной сферы как отражение базисных ценностей православной картины мира // Континуальность и дискретность в языке и речи : материалы II Межународ. науч.-практ. конф. / под. ред. Л. А. Исаева. Краснодар, 2009. С. 12.

Душков Б. А. Психосоциология менталитета и нооменталитета. Екатеринбург, 2002. С. 31.

См.: Бешукова Ф. Б. Медиадискурс постмодернистского литературного пространства : автореф. дисс. докт. филол.наук. Краснодар, 2009.

См.: Ерофеева И. В. Творческое мышление журналиста и национальная Модель Мира : учебно-методическое пособие. Чита, 2008.

Бахтин М. М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук. СПб, 2000. С. 311.

О термине см. подробнее: Мисонжников Б. Я. Феноменология текста (соотношение содержательных и формальных структур печатного издания). СПб., 2001. С. 6, 11, 413.

Лотман Ю. М. Статьи по семиотике и типологии культуры // Избранные статьи : в 3-х т. Таллин, 1992. Т. 1. С. 131.

См.: Душков Б. А. Психосоциология менталитета и нооменталитета. Екатеринбург, 2002. С. 31.

Например, при составлении характеристики пространственно-временного континуума использовался контент-анализ, позволяющий выявить признаковые составляющие темпоральной картины мира (концепт «будущее»).

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.