WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Тема Америки в русской литературе XIX в.

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

Арустамова Анна Альбертовна

 

 

Тема Америки

в русской литературе XIX в.

 

10.01.01 – Русская литература

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

 

Пермь  2010

Работа выполнена на кафедре русской литературы ГОУВПО «Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена»

Научный консультант:

доктор филологических наук, профессор Котельников Владимир Алексеевич

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор Созина Елена Константиновна

доктор филологических наук, профессор Орлицкий Юрий Борисович

доктор филологических наук, профессор Фоминых Татьяна Николаевна

Ведущая организация:

ГОУВПО «Тюменский государственный  университет»

Защита состоится 18 июня 2010 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 212.189.11 в Пермском государственном университете в зале заседаний Ученого Совета ПГУ по адресу: 614990, г. Пермь, ул. Букирева, 15.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУВПО «Пермский государственный университет».

Автореферат разослан «____» ______________2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук

профессор

С. Л. Мишланова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

На протяжении последнего десятилетия в научном сообществе усиливается интерес к проблеме взаимодействия русской и западной культур. В 1990 – 2000-е гг. активно исследуются взаимосвязи русской и европейской, русской и американской литератур XIX – XX вв., рецепции русской культурой культуры Запада, принципы создания образа Другого в национальном культурном континууме.

Методология межкультурных исследований опирается на теорию диалога культур, разработанную в трудах М. Бубера, М. Бахтина, В. Библера и др. Анализ философских аспектов диалога культур предпринят в трудах М. Бахтина («Проблемы поэтики Достоевского», «Автор и герой в эстетической деятельности», «Слово в романе») и В. Библера («Культура XX века и диалог культур», «М.М. Бахтин, или поэтика культуры»). Идеи М. Бахтина о внутренней диалогичности слова и его «отношении к чужому слову, чужому высказыванию… соотнесенности своих элементов с элементами чужого контекста»  (курсив наш. – А.А.), о романном полифонизме оказываются плодотворными и для кросс-культурных исследований.

Теоретические положения, касающиеся соотношения в культуре своего и чужого, разработаны Ю. Лотманом в работе «К построению теории взаимодействия культур (семиотический аспект)» . Вопрос о диалоге культур – как в синхроническом, так и диахроническом аспектах – рассматривается В. Библером, по мнению которого, «диалог культур изначален для понятия и для понимания культуры». Размышляя о состоянии культуры в современную эпоху, В. Библер отмечает, что «XX век возвращает культурам прошлого… способность вновь задавать свои вопросы, вновь уточнять свои ответы, быть актуальными смыслами современной жизни» .

Современные исследователи диалога культур особо выделяют два аспекта его изучения: 1) русско-западные литературные взаимосвязи и 2) рецепция русской литературой западной культуры.

Изучение русско-западных литературных связей имеет прочную традицию в отечественной науке . В 1990 – 2000-е гг. публикуется ряд монографий и сборников научных трудов, в которых исследуются проблемы взаимодействия русской и западной литератур : персональные взаимовлияния, идейно-эстетические переклички творчества русских и западных писателей, историко-культурные и социокультурные контексты произведений. Внимание ученых привлекают вопросы жанра, типологии героев, основные эстетические тенденции в историко-литературных процессах XIX – XX вв. Особый интерес вызывает культурологический аспект межлитературных и межкультурных связей .

В рамках сопоставительных исследований особо выделяются работы, посвященные взаимодействию русской и американской литератур XIX – XX вв.: монографии А.Н. Николюкина, Ю.И. Сохрякова, Т. Д. Венедиктовой

Изучение диалога культур связано с выявлением принципов создания образа Другого в иной культуре, в данном случае – образа Запада в русской культуре, а также образа России в европейской культуре. Усиление интереса к проблемам механизмов конструирования образа Другого и функционирования в культуре стереотипов наблюдается в 1990 – 2000-е гг. В этот же период публикуются работы Н.П. Михальской и Н.А. Ерофеева, посвященные проблемам рецепции инокультуры .

Исследования, выполненные в соответствии с принципами сравнительно-исторического метода, органично включают культурологический аспект. В последние два десятилетия активно развивается имагология, методы которой успешно используются для анализа художественных произведений. В отечественном литературоведении они плодотворно реализуются в работах В.А. Хорева и Н.А. Кубанева . Значимыми для темы исследования являются работы, посвященные восприятию США в русской культуре и образа России в США (диссертация и статьи О.Ю. Казаковой , серия статей А.В. Павловской ).

Исследование темы Америки в русской литературе может быть успешным только при условии обращения к работам, посвященным истории отношений России и США, в которых реконструируется культурный контекст эпохи и анализируются особенности национального образа мира обеих стран (А.В. Павловская, О.Ю. Казакова, В.И. Журавлева , И.И. Курилла , Е.В. Алексеева , Е.В. Лаптева , авторы коллективных монографий и др.). В этом же ряду находятся труды Н.Н. Болховитинова , Г.П. Куропятника , Н.Э. Сола , посвященные истории русско-американских отношений в XVIII – XX вв.

Наиболее близко с темой исследования связаны работы Е.А. Мустафиной «Образ Америки в русском литературном сознании» (Новгород, 1998) и Н.А. Кубанева «Образ Америки в русской литературе (Из истории русско-американских литературных связей конца XIX – первой половины XX века)». Е.А. Мустафина рассматривает важнейшие вехи межкультурного диалога двух стран в XIX в., исследуя типологические схождения между русской и американской литературой в 1830 – 1850-е гг. и во второй половине XIX в. Н.А. Кубанев освещает проблему межкультурного диалога в двух аспектах – теоретическом и историко-литературном. Автор разрабатывает имагологический подход к анализу текстов культуры, и в частности, литературных и художественно-публицистических текстов, уточняя при этом содержание понятий «русская идея» и «американизм».

Актуальность исследования связана не только с решением сугубо литературоведческих задач, но и с вызовами времени, которые возникают перед обществом и культурой в наши дни; она обусловлена необходимостью достижения более глубокого взаимопонимания между двумя странами. В этот процесс органично вовлекаются культура и литература. Потребность в комплексном рассмотрении межкультурного диалога России и Запада возникает потому, что многие современные процессы берут свое начало в XIX столетии, и это находит отражение в литературе.

Актуальность работы связана и с усилением интереса к определению перспектив исторического развития России в XXI в., с поисками новой национальной идеи. Особо значимым стало стремление уяснить специфику своего посредством знакомства с чужим. Поиск ответов на эти вопросы становится важным в условиях ускорения процессов глобализации и унификации культуры, в период, когда возрастает потребность в обновлении культурно-исторических ориентиров.

Новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые предпринят комплексный анализ темы Америки в русской литературе XIX в. в контексте историко-культурного процесса. На широком художественном и литературно-публицистическом материале проанализированы особенности восприятия США русской культурой XIX в.; исследован процесс формирования комплекса идей, стереотипов, образов и мифологем, связанных с США и воплощением темы Америки в литературном тексте. На материале публицистических, художественных и социально-философских текстов XIX в. рассмотрен комплекс проблем, касающихся исторического и духовного пути России, установлены связи между этапами развития темы Америки и динамикой литературных направлений и стилей XIX в.

Хронологические рамки исследования охватывают период с начала XIX в. до рубежа XIX – XX вв., что позволяет целостно представить развитие русско-американского диалога, раскрыть константы русской литературы, связанные с темой Америки, а также выявить возникающие и исчезающие тенденции ее реализации в литературном процессе XIX в. В диссертации анализируются также некоторые тексты, написанные после переворота 1917 г., связанные с предыдущими этапами творчества их авторов (В.В. Маяковского, С.А. Есенина).

Новизна работы связана и с введением в научный оборот забытых или ранее не исследованных литературных имен и произведений. Впервые изучены и опубликованы архивные материалов (ГАПО, РО ИРЛИ, РО РНБ); широко привлекается журнальная и газетная публицистика, литературно-критические статьи ведущих критиков (В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова, И.С. и К.С. Аксаковых, А.В. Дружинина и др.).

Избранный ракурс исследования позволяет уточнить картину историко-литературного процесса XIX в.: уточнить связи между явлениями литературного процесса; по-новому взглянуть на произведения, основательно изученные литературоведением. Особого внимания заслуживает тема Русской Америки в художественной литературе и публицистике XIX в., ранее в отечественном литературоведении не освещавшаяся.

Методологической основой диссертационного исследования служат труды ученых, рассматривающих проблему диалога, межкультурных и межлитературных взаимодействий – М.М. Бахтина, В.С. Библера, Ю.М. Лотмана, М.П. Алексеева, Н.А. Кубанева.

В диссертации учтены достижения отечественных литературоведов, исследующих типологические связи русской и американской литературы (Г.М. Фридлендера, Г.В. Алексеевой, М.А. Турьян и др.). Немалое значение для исследования имеют труды С. Хантингтона, Н. Сола, Д. Бурстина, М. Лернера, Е. Стеценко о специфике американской культуры, в которых уточняются особенности восприятия и интерпретации Америки в русском литературном сознании XIX в.

В процессе работы используются историко-типологический, историко-литературный, сравнительно-исторический методы, а также элементы метода культурно-контекстуального анализа. Историко-литературный и историко-типологический методы позволяют выявить динамику развития темы Америки в контексте эволюции литературного процесса XIX в. Эти методы используются для анализа эволюции темы в путевой и художественной литературе, рассмотрения особенностей изменения мотивно-тематических комплексов, сюжетных элементов, функционирующих в художественных произведениях и травелогах, исследования специфики изображения американского мира.

Сравнительно-исторический метод применяется для рассмотрении взаимосвязей русской и американской литератур (в частности, в процессе анализа аллюзий на американскую литературу в художественных произведениях и травелогах), а также изучения восприятия русской общественной мыслью и литературой идей американских философов и политических лидеров.

Метод культурно-контекстуального анализа применяется с целью включения публицистических и путевой литературы, художественных произведений в исторический и культурный контекст эпохи. Этот метод позволяет раскрыть взаимосвязь между рецепциями США и ключевыми историко-культурными тенденциями XIX в., описать развитие в русской культуре представлений об американском мире.

Использование совокупности методов помогает выявлению закономерностей историко-литературного процесса, раскрытию типологических взаимосвязей русской и американской культур.

Объектом исследования являются художественные произведения и литературная публицистика XIX в., а также рубежа XX в.; публицистические тексты, печатавшиеся на протяжении XIX в. в российских журналах, а также архивные источники.

Предмет исследованияспособы воплощения в русской литературе темы Америки и особенности ее эволюции на протяжении XIX в.

Материал исследования. Тема Америки в русской литературе XIX в. представлена во множестве художественных произведений, литературно-художественных и публицистических текстов, что делает невозможным исследование всего объема фактов литературной жизни. Поэтому в диссертации рассматривается в первую очередь художественная, путевая и очерковая литература. В работе анализируются публицистические статьи, в которых отражаются ключевые вопросы эпохи, изучаются архивные материалы. Газетные публикации рассматриваются эпизодически, поскольку вопрос о репрезентации темы Америки в газетах XIX в. может стать предметом самостоятельного исследования. Литературно-критические статьи привлекаются в связи с решением поставленных задач – выявлением закономерностей рецепции США в русской культуре и литературе и воплощением их в историко-литературном процессе.

Выбор границ рассматриваемого периода (начало XIX в. – рубеж XIX – XX вв.) обусловлен тем, что в эти периоды меняются исторические и культурные парадигмы. Верхняя граница определяется высокой степенью завершенности процессов, характерных для историко-культурного и историко-литературного развития XIX в. В начале XX в. русско-американские социально-политические отношения и, соответственно, диалог культур вступают в новую фазу, которая требует отдельного исследования.

Цель работы. Диссертационное исследование направлено на комплексное исследование темы Америки в русской литературе XIX в. в контексте историко-литературного процесса.

Для ее достижения предполагается решить ряд задач:

  • исследовать эволюцию восприятия США русским литературным сознанием на протяжении XIX в.;
  • выявить семантическое наполнение оппозиции свое – чужое,проанализировать ключевые «американские» образы, сюжеты и мотивы, функционировавшие в русской литературе в течение XIX в.;
  • описать отношение русских писателей, публицистов и мыслителей к «американской модели» и к возможности ее «применения» в России;
  • рассмотреть специфику воплощения в литературе XIX в. темы Русской Америки в контексте национального историко-культурного процесса;
  • изучить особенности изображения в литературе конца XIX – начала XX в. феномена эмиграции в США.

Положения, выносимые на защиту:

  • Диалог с США является важной частью русской культуры. В диалоге с Западом (Европой и США) формируется процесс национального самосознания, анализируются перспективы исторического развития России. Авторы произведений, в которых воплощается тема Америки, затрагивают общечеловеческие философские вопросы и отвечают на ключевые проблемы времени.
  • Тема Америки разрабатывается в художественной литературе, публицистических текстах и путевых произведениях, философских трудах русских мыслителей. Взаимосвязь между ними проявляется как в проблематике, так и поэтике произведений.
  • Для изображения Америки русской культурой XIX в. вырабатывается система оппозиций (свое – чужое, культура – цивилизация, Старый Свет – Новый Свет, Европа – США и др.), сквозных образов и мотивно-тематических комплексов (отъезд / побег в Америку, пересечение границы, обретение дома, переодевание / преображение и др.), мифологем (Земля Обетованная, рай на земле, сад и др.). На протяжении XIX в. неизменными остаются представления о ключевых чертах американского характера (решимость, чувство собственного достоинства, энергичность, деловитость).
  • В рамках межкультурного диалога России и США в русской литературе возникают новые ключевые темы (Русской Америки, эмиграции в США), исследование которых углубляет представления о русском историко-культурном и литературном процессе XIX – XX вв.
  • Воплощение темы Америки в русской литературе связано с развитием литературных направлений и стилевых течений в XIX в., с изменениями в системе жанров и типологии героев. На протяжении первой трети XIX в. она присутствует в творчестве писателей-просветителей, в литературе сентиментализма и романтизма, во второй половине XIX в. развивается в границах реалистического направления.
  • Представление о США в течение XIX в. качественно усложняется: появляются новые мотивы, сюжетные ситуации, типы героев, комплексы идей и понятий; развиваются система оппозиций и система образов, мотивно-тематические комплексы; сюжетные коллизии, разработанные в начале XIX в., наполняются новым содержанием. Во второй половине XIX в. в изображении Америки усиливается философское начало. На рубеже XIX – XX вв. при осмыслении темы Америки возрастает роль русской классики: писатели конца XIX – начала XX вв. следуют традициям Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого.
  • В первой половине XIX в. русская культура формирует систему устойчивых представлений о США, которая в значительной степени оказывается литературоцентричной. Во второй половине XIX в. в русской путевой и художественной литературе возникает тенденция демифологизации представлений об Америке, которая выражается в преодолении стереотипов восприятия заокеанского мира,сложившихся на протяжении первой половины столетия.
  • В литературе конца XIX – начала XX вв. усиливается прогностическая функция, что связано с общекультурными тенденциями периода рубежа веков.

Научно-практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы в вузовской и школьной практике при чтении лекций, создании учебников и учебных пособий по курсам «История русской литературы», «История русской культуры», «История отечественной литературы» (XIX в., конец XIX – начало XX вв.), в курсах по регионалистике.

Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены на международных конференциях, симпозиумах, семинарах, проходивших в Москве, Санкт-Петербурге, Пушкине, Перми, Калининграде, Владимире, Казани, Волгограде, Софии, Оломоуце, Лейдене, Дели, Филадельфии, Вашингтоне и в других городах. Апробация работы проводилась также на кафедре славистики университета Йель (Нью-Хейвен, США), в ходе работы по программе фонда Фулбрайта (Институт Кеннана, Вашингтон, США).

Положения диссертации внедрены в преподавание курсов «История русской литературы», «История русской критики», «Русская классика: взгляд из XXI века (для иностранных студентов и стажеров)», читавшихся в Пермском государственном университете.

Основное содержание диссертации отражено в монографии «Русско-американский диалог XIX в.: историко-литературный аспект» (Пермь, 2008, объемом 34,29 п. л.), в серии статей (общим объемом 20 п. л.), в журналах, входящих в перечень рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух частей, каждая из которых включает в себя несколько глав, заключения, списка литературы и приложения.

Последовательность частей определяется хронологическим принципом. В первой части «Американский мир в русской литературе первой половины XIX в.» исследуется тема Америки в литературе первой половины XIX в. Во второй части «США в русской литературе второй половины XIX в.» рассматривается воплощение темы Америки в литературе второй половины XIX в. Такой принцип построения работы позволяет проследить динамику рецепции США в русской литературе на протяжении столетия в соотнесении с логикой историко-литературного процесса.

Части диссертации разбиты на главы, в которых рассматриваются жанрово-тематические разновидности литературы. В первой главе освещается рецепция США в публицистических, литературно-художественных (в том числе травелогах) текстах; во второй главе рассматривается художественная литература; в третьей главе – тексты, посвященные Русской Америке. Во второй части реализуется тот же структурный принцип: в четвертой главе анализируется восприятие США в путевой литературе и в работах представителей общественно-философской мысли середины века; в пятой главе исследуется художественная литература середины века; в шестой главе – очерковая и путевая литература последней трети XIX в.; в седьмой главе – художественная литература последней трети XIX в.; в восьмой главе – литература, посвященная теме еврейской эмиграции.

Объем работы составляет 627 страниц, список литературы включает 848 наименований.

Содержание работы

Во Введении определяется предмет и цель исследования, формулируется его актуальность и новизна, анализируется история вопроса.

В первой главе «США в общественном сознании и публицистике первой половины XIX в.» рассматривается специфика восприятия Америки в русской публицистике, общественной мысли, травелогах первой трети XIX в.

В начале XIX в. тема Америки стала занимать значительное место в журналах, в травелогах, дневниковой литературе. Особое значение она приобретает в литературном наследии декабристов, чья социально-политическая практика нередко включала в себя «американскую составляющую». На протяжении 1800 – 1830-х гг. интерес к заокеанской стране постоянно возрастает, проникая в разные сферы русской культурной и общественно-политической жизни. Получая информацию об американской жизни, русский читатель имел возможность сопоставить социально-политические институты США и России, в том числе институты невольничества и крепостного права, что способствовало развитию русской общественной мысли.

В этот период, как и в последнюю треть XVIII в., восприятие русской прессой США остается литературоцентричным, поскольку в русскую печать попадают главным образом статьи из западной прессы, а также из европейских травелогов. Тем не менее, русский читатель был хорошо осведомлен об американской жизни – как в политическом, так и бытовом аспекте. В этот период формируется представление об американском национальном характере, ключевыми чертами которого называют социальную активность, индивидуализм, трудолюбие, умение «наживать», приверженность к материальным благам. Следует отметить, что на протяжении XIX в. представления об американском национальном характере постоянно усложнялись.

Как в переводных текстах, так и в произведениях русских публицистов Америка изображается как инопространство, чужой мир. Травелоги этого времени характеризовались пафосом открытия «нового мира», «земли незнаемой». В качестве основного способа познания чужого выступает метафора: чужое описывается через свое, незнакомое – через знакомое (П.П. Свиньин, А.А. Артемьев). В статьях, освещающих социальную и культурную жизнь Америки, и в путевой литературе структурируются оппозиции свое – чужое, культура – цивилизация, природа – цивилизация.

Своечужое. Эта оппозиция характеризуется, с одной стороны, эксплицитным противопоставлением русского и американского укладов жизни, русского и американского национального характера. С другой стороны, знакомство с социально-политическими институтами США побуждало читателя к самостоятельному сопоставлению своего и чужого, размышлениям, связанным с общественно-политической ситуацией России, а в ряде случаев определяло стратегию судьбы (декабристы).

Культура – цивилизация. США воспринимается прежде всего как мир цивилизации, тогда как Европа – как мир культуры. Это обстоятельство объясняет авторскую стратегию изображения США (П.П. Свиньин, П.А. Чихачев, А.А. Артемьев). Русский путешественник ощущает себя в США представителем многовековой европейской культуры, в связи с чем носители русской культуры пытаются перенести на русскую почву достижения американской цивилизации.

Природа – цивилизация. С одной стороны, эта оппозиция воплощает столкновение американцев и индейцев, с другой – окультуривание, освоение «дикого» природного пространства поселенцами, чья энергия вызывала восхищенные оценки наблюдателей.

В первую треть XIX в. в публицистике и в путевой литературе по-новому звучит тема индейцев. Сложившийся в европейской литературе образ «благородного дикаря» начинает видоизменяться: стереотипное восприятие индейцев как благодушных и добросердечных «детей природы» разрушается. В изображении уклада жизни индейцев все большую роль приобретают этнографические детали, а авторские оценки становятся все более неоднозначными.

В первые десятилетия XIX в. в русской культуре формируется мысль о сходстве России и США: их равновеликости, молодости, исключительности исторической судьбы, и это определяет дальнейшую логику рецепции Америки в русской литературе и культуре. Сходство между двумя странами оказывается важнее, нежели констатация различий.

В текстах, посвященных Америке, ведущей является идея свободы – как социально-политической, так и личностной; при этом формируется представление о большей степени свободы личности в американском, нежели русском социуме. Америка нередко описывается с помощью мифологем Земли Обетованной и рая на земле, которые прочно соединяются с образом заокеанского мира и сохраняются вплоть до последней трети XIX в.

Другой характеристикой, определяющей позиции участников русско-американского культурного диалога, можно назвать идею служения. В произведениях П.П. Свиньина, дневниковых записях декабристов ведущим оказывается стремление быть полезным Отечеству: знакомство с укладом жизни, социальным опытом, политическими институтами Америки, техническим прогрессом США побуждает к освоению чужого опыта ради благоденствия Родины. В литературном наследии декабристов идея служения приобретает героическую окраску; в путевой литературе она выражается, в частности, с помощью мотива удовольствия от «служения на благо Отечества» (Свиньин). В 1830-е гг. поездка в Америку (реальное или воображаемое) рассматривается в качестве этапа личностного развития, позволявшего воплотить юношеские романтические мечтания (А.А. Артемьев).

В это время тема Америки присутствует и в произведениях, традиционно относимых к периферии литературного процесса, «литературному быту» (воображаемое путешествие Артемьева, его дневник). В них наиболее отчетливо проявляются устоявшиеся стереотипы восприятия США и американского характера, воспроизводятся жанровые и сюжетные схемы, получившие распространение в литературе того времени.

Во второй главе «Рецепция США в русской литературе первой половины XIX в.» утверждается, что русская художественная литература начала столетия реагирует на контакты между Россией и США, формируя традицию восприятия Америки русскими читателями. Обращение к теме Америки позволяет писателям первой трети XIX в. поставить вопрос о национальной специфике русской культуры. В художественной литературе, как и в публицистике, создаются всевозможные геополитические модели, рассматриваются различные исторические сценарии развития России, США и Европы (А.Н. Радищев, В.Ф. Одоевский, В.К. Кюхельбекер и др.).

В литературе первой трети XIX в. Америка интерпретируется как Новый («иной») Свет, как особое инопространство, находящееся за границей освоенного мира. В литературе русского сентиментализма Америка воспроизводится в координатах идиллического хронотопа, тогда как в произведениях писателей-просветителей и романтиков топос Америки обретает героическую окраску.

Особый интерес русская культура проявляет к нескольким ключевым фигурам американской истории (Х. Колумбу, Дж. Вашингтону, Б. Франклину, В. Пенну).

В литературе русского романтизма наиболее популярным становится образ Колумба (произведения Н.А. Полевого, А.Ф. Вельтмана, Ф.И. Тютчева и др.). В сюжете об открытии Америки и в образе Колумба выражаются основные особенности направления: двоемирие, воспроизведение трагического одиночества героя, его исключительности и конфликт с действительностью, верность великой идее, свершение героического подвига во имя человечества.

Произведения В.Ф. Одоевского, Н.А. Полевого, А.Ф. Вельтмана, Ф.И. Тютчева характеризуются появлением философской проблематики. В пьесе Вельтмана «Колумб» ставится вопрос о возможности познания мира («фаустианский мотив») и заостряется конфликт американского образа жизни («естественного») и европейского («цивилизации»). Конфликт получает трагическую окраску. Образу Колумба в произведениях романтиков присущи мессианские коннотации, которые в романтической традиции обычно характеризуют образ поэта. Характеры Вашингтона, Пенна создаются в русле героической традиции, восходящей к XVIII в. Однако не менее значимым оказывается и этический аспект: личность американского лидера интерпретируется как нравственный ориентир.

Фигура Б. Франклина в литературе представлена в ипостасях дипломата, ученого, философа. В художественных текстах присутствуют аллюзии на личность Франклина, поступки героев объясняются влиянием его учения (Д.Н. Бегичев). Можно отметить своеобразие интерпретации идей философа русскими авторами, для которых в теории Франклина доминирующим является не прагматический, а нравственный аспект, что в дальнейшем получит развитие в творчестве Л.Н. Толстого. Образ Франклина появляется не только в произведениях ведущих писателей, но также в массовой и детской литературе.

В русской публицистике первой трети XIX в. эволюция образа Франклина происходит по той же логике, что и эволюция образа Вашингтона: усиливается сложность и многогранность характеров героев, снимается налет парадности. Эти явления обусловлены укреплением позиций реализма и совпадают с основными векторами историко-литературного процесса.

В произведениях просветителей (А.Н. Радищев и писатели его круга), в пьесах сентименталистов, в творчестве В.К. Кюхельбекера, Н.А. Полевого, А.Ф. Вельтмана и др. писателей с изображением Америки связываются мифологемы земли обетованной, рая на земле, возрождения золотого века. Особенно большую роль эти мифологемы играют в структуре утопических произведений (А.И. Герцен, В.К. Кюхельбекер). В литературе часто появляются библейские мотивы (исход, мессианская избранность, обновление). «Старый» мир Европы противопоставлялся «новому» миру, т. е. Америке. Так, например, в творчестве романтиков мессианскими коннотациями окрашены образ Колумба и весь сюжет открытия Америки. В антиутопиях появляются эсхатологические мотивы, связанные с изображением процесса разрушения государства, построенного на принципах утилитаризма. Так, в пьесе «Вильям Пен» Герцена соединяются два мотива: уже ставший традиционным мотив иного света и мотив перерождения человека, попавшего за океан: образ океана обретает символический смысл, а его пересечение изображено как своего рода крещение для новой жизни в Новом Свете. Аналогичным образом Америка интерпретируется во второй половине XIX в. Н.Г. Чернышевским и Ф.М. Достоевским.

Тема Америки в русской литературе тесно связана с изображением индейцев. Если в начале XIX в. образы индейцев создаются в соответствии с сентименталистскими (И.А, Крылов, А.П., П.А. Плавильщиков) или просветительскими традициями (А.Н. Радищев и писатели его круга), то в художественной литературе 1820 – 1830-х гг. их образы усложняются. Н.А. Полевой, А.Ф. Вельтман и др. писатели акцентируют трагичность столкновения европейцев и «природных американцев» (культурная и религиозная экспансия европейцев, агрессивное насаждение европейской цивилизации). В конфликте реализуется столкновение не отдельных персонажей, но двух миров. Мир американских индейцев интерпретируется не просто как чужой, но и как иной, другой.

В литературе 1830-х гг. впервые освещается феномен эмиграции («Эмигрант» П.А. Сумарокова). В романе Сумарокова мир добродетельных индейцев противопоставлен миру порочных европейцев; присутствует ряд мифологем (Америка – Эдем, Земля Обетованная). Однако изображение демократических институтов и сложившаяся в русской литературе традиция героизации личности Вашингтона и борьбы США за независимость, которой следует Сумароков, входит в противоречие с позицией писателя, придерживающегося консервативных взглядов.

На протяжении первой трети XIX в. тема Америки появляется в произведениях, относящихся к разным жанрам и направлениям. Так, в произведениях писателей-просветителей могут быть выявлены как конкретно-исторические, так и мифологические смыслы. Литература активно реагирует на развитие научных и социально-политических контактов России и США, что способствует заострению социальной проблематики (тема невольничества в произведениях А.Н. Радищева, В.В. Попугаева, И.М. Борна), а также усилению социально-философского подтекста. Специфика реализации темы Америки в работах писателей-просветителей проявляется в пронизывавшем их героическом пафосе (А.Н. Радищев, А.Ф. Мерзляков). Особенно ярко он проявляется в произведениях, посвященных теме Русской Америки.

Следует подчеркнуть своеобразие воплощения темы Америки в русской драматургии конца XVIII – первых десятилетий XIX в. В пьесах П.А. Плавильщикова, И.А. Крылова-Клушина, А.М. Элина, А.П. и др. писателей реализуется сентименталистская традиция восприятия США, которая проявляется в использовании идиллического хронотопа. Европа и Америка противопоставляются как мир естественный (с положительной оценкой) и мир цивилизованный (с отрицательной оценкой). Для русских драматургов «американцы» – прежде всего индейцы, которые, согласно европейской литературной традиции, изображаются как носители наивного сознания, «природные жители», «благородные дикари». Специфика воплощения темы Америки в русской драматургии первых десятилетий XIX в. проявляется и в том, что действие произведений происходит в Америке. Однако – в отличие от текстов писателей-просветителей – в драматургии не представлены ключевые оппозиции свое – чужое и Россия – США.

В художественной литературе первой трети XIX в. отражается сложившееся в русском обществе амбивалентное представление об Америке, которое реализуется в образно-стилевой системе произведения и жанровом содержании (утопия или антиутопия).

Образ Америки как страны свободы, технического прогресса, страны с великим историческим потенциалом создается в русской утопии. «Американское» рассматривается как равновеликое «русскому». В утопиях, а также в произведениях, где присутствуют отдельные утопические мотивы («Тень Кукова на острове Овги-ги» А.Ф. Мерзлякова и «Вильям Пен» А.И. Герцена), выражаются взгляды той части русского общества, которая связывала с США идею нравственного и технического прогресса, а также идею молодости обеих стран и великой роли, которую они призваны исполнить в мировой истории. Утопия Герцена в целом продолжает декабристскую линию изображения США, однако писатель показывает неосуществимость утопического идеала – построения на другом континенте общества, основанного на принципах справедливости и равенства.

Критика американского мира, содержащаяся в социально-философских статьях И.В. Киреевского, А.С. Пушкина и некоторых др. писателей и мыслителей, развивается в антиутопии (В.Ф. Одоевский). Именно американская модель цивилизации, основанная на принципах прагматизма и общественного утилитаризма, становится объектом художественного исследования в философской антиутопии «Город без имени» В.Ф. Одоевского; в утопии того же автора «4338-й год» США представляется как антимир. И в утопии, и в антиутопии реализуется оппозиция просвещенность – непросвещенность. Однакоесли в утопии полюс «просвещенности» закрепляется за Америкой, то в антиутопии, наоборот, именно Америка оказывается пространством хаоса и «дикости», что приводит к нарастанию библейских и эсхатологических мотивов.

В 1840-е гг. рецепция США русской культурой характеризуется авторефлексией, представленной, в частности, в творчестве Ф.В. Булгарина. В его произведениях травестируются клише и стереотипы, связанные с восприятием Америки русским обществом и русской литературой. Булгарин, вступив в полемику с романтическим восприятием фигуры Колумба, утверждает исчерпанность взгляда романтиков на личность великого генуэзца. Писатель пародирует сюжетные ходы романтической литературы, обыгрывая ставшими общими для русской культуры оппозицию цивилизация – естественный мир и образ дикаря как носителя подлинной нравственности, противостоящего порочному европейцу, а также идиллический хронотоп Нового мира. Произведения Булгарина демонстрируют, что к 1840-м гг. просветительский и романтический взгляд на Америку оказывается исчерпан. Таким образом, рецепции США русской литературой первой трети XIX в. связываются с логикой развития не только общественно-политических и социальных идей, но и национального литературного процесса, развивавшегося в направлении реализма.

В третьей главе «Русская Америка и русская литература первой половины XIX в.» диссертации утверждается, что тема Русской Америки является одной из наиболее значимых для литературного процесса первой половины XIX в. Тема воплощается как в художественной литературе, так и в публицистике. В литературе присутствуют два разных объекта изображения – сами США и русские колонии. Судьба русских колоний подробно освещается в русской журнальной и газетной прессе, в морской путевой литературе. Русской Америке, например, посвящено творчество ее «летописца» К.Т. Хлебникова.

Появление в публицистике темы Русской Америки актуализирует понятие фронтира. Северо-запад американского континента в силу исторических обстоятельств воспринимается как форпост России, что обуславливает и авторскую позицию в  очерках, травелогах, изображающих процесс освоения этих территорий, взаимодействие своего и чужого.

Если США воспринимаются в качестве объекта наблюдения прежде всего как мир чужой («Путешествие» П.П. Свиньина), то на северо-западе Америки происходит столкновение своего и чужого, поскольку именно там русские вступают в контакт с коренным населением (индейцами Аляски) и осваивают чужое, превращая его в свое.

В литературной маринистике (А.Г. Ротчев, Л.А. Загоскин и другие писатели) Новый Свет сохраняет семантику запредельного пространства – «того», «иного» света. Однако наблюдатель, оказавшийся на северо-западе Америки, превращается в субъект действия, который не просто описывает, но и осваивает чужое. Отсюда – острота столкновения своего и чужого, актуализируемая в морской путевой литературе и в очерках Хлебникова.

На протяжении периода колонизации северо-запада Америки процесс столкновения своего и чужого протекал с разной степенью интенсивности, что отражается в литературе. В течение первых двух десятилетий вызовы со стороны чужого мира (неблагоприятные климатические условия, враждебность коренного населения) были очень острыми. Авторы путешествий и К.Т. Хлебников показывают, насколько драматичным был процесс колонизации, насколько жестокими оказались столкновения с индейцами в начале освоения северо-западного побережья. Однако в 1840-е гг. конфликт носителей русской (европейской) культуры и «природных жителей» стал менее острым, что зафиксировано в изображении процесса приобщения индейцев к европейской культуре и распространении среди коренного населения христианства.

Трансформация чужого в свое рассматривается как акт созидательный и героический (путешествия Ю.Ф. Лисянского, Г.И. Давыдова и Д.И. Хвостова, Ф.П. Литке, «Записки» К.Т. Хлебникова и др.). Изображение Русской Америки осуществляется в соответствии с просвещенческой традицией: в произведениях утверждается система ценностей, в которой важнейшей ценностью является служение Отечеству. Мотив получения удовольствия от служения Отечеству становится ведущим в травелогах, посвященных описанию как США, так и русских колоний, что, следовательно, можно считать общей чертой литературы путешествий первой трети XIX в., в которых описывается Америка.

Тип героя-деятеля, героя-гражданина в произведениях первой трети XIX в., посвященных русским колониям, соотносится с героическими портретами русских, осваивающих новое пространство (А.Ф. Мерзляков), а также с описаниями отцов-основателей, борцов за свободу и независимость Америки (Дж. Вашингтон, героические коннотации образа У. Пенна).

Просветительская позиция авторов произведений, посвященных Русской Америке, проявляется в выражении идеи распространения европейской цивилизации среди коренного населения колоний. Эта идея настолько укореняется в русском общественном сознании, что реализуется и на новом этапе историко-литературного процесса, в частности, в романе «Фрегат “Паллада”» И.А. Гончарова.

В русских морских травелогах, в литературном наследии К.Т. Хлебникова проявляется новая тенденция в изображении «природных жителей» – индейцев. Если в художественной литературе их образы литературоцентричны, то в морской путевой литературе и в произведениях Хлебникова они характеризуются этнографической точностью. В описаниях коренного населения северо-запада Америки присутствует социальный аспект: при воспроизведении уклада жизни как аляскинских, так и калифорнийских индейцев, определяется связь между условиями жизни и характером социальных отношений в племенах. Хлебников формулирует новую для русской культуры оппозицию: просвещенные – непросвещенные индейцы.

В четвертой главе «Америка в общественном сознании и публицистике середины XIX в.» диссертации рассматриваются особенности рецепции США русской общественно-философской мыслью и специфика воплощения темы Америки в травелогах середины XIX в.

В 1830 1840-е гг. тему Америки затрагивают как славянофилы (И.В. Киреевский, И.С. Аксаков), так и западники (А.И. Герцен, Н.И. Тургенев, П.Я. Чаадаев). Специфика восприятия США русской общественно-философской мыслью заключается в том, что, расходясь по многим ключевым общественно-историческим вопросам, представители обоих направлений общественной мысли совпадают во взглядах на США.

В работах и славянофилов, и западников размышления о роли США неразрывно связываются с раздумьями о судьбе России и ее будущем. В них анализируется американская модель государства и общества, исторический путь, пройденный заатлантической республикой. Тема Америки оказывается неотъемлемой частью размышлений над проблемой самоидентификации русской культуры. Как и на протяжении первых десятилетий века, в литературе и публицистике рассматривается возможность применения к русскому пути не только европейской, но и американской моделей развития.

В работах и славянофилов, и западников историко-философское обоснование получает высказанная в русской публицистике начала XIX в. идея молодости двух наций и великой, мессианской судьбы обеих стран. Этой идеи придерживаются носители полярных политических и философских взглядов – И.В. Киреевский и Н.И. Тургенев. Она сохраняет свою популярность в работах публицистов и литературных критиков и на протяжении последующих десятилетий.

В этот же период ставится вопрос о дальнейшем развитии американской цивилизации, в частности, об экспансии белых на континенте. Одним из первых возможные последствия этого процесса показывает А.С. Пушкин в статье «Джон Теннер». О будущем заокеанской республики размышляют И.В. Киреевский и В.Ф. Одоевский, указывающие на центробежные тенденции американского общества. В 1830 1840-е гг. ключевым остается и вопрос о сходстве между крепостным правом в России и рабством в США (П.Я. Чаадаев, А.И. Герцен, Н.И. Тургенев).

В 1830 1840-е гг. как славянофилы, так и западники  подвергают критике принципы утилитаризма, являющиеся, согласно мнениям Киреевского, Пушкина, Чаадаева, Герцена и др. мыслителей, основополагающими для американского общества. Неприятие у представителей русской общественной мысли вызывает, например, чрезмерный индивидуализм американцев (США – страна «расчетливая и холодная» – Герцен). Для Герцена и Киреевского перенесение за океан базовых европейских ценностей и социально-политических принципов представляется неудачным экспериментом.

Наиболее оптимистичный взгляд на США выражает Н.И. Тургенев, связывающий с Америкой распространение идей равноправия, свободы и достоинства личности.      В 1840-е гг. Тургенев считает необходимым интегрирование России в сообщество «цивилизованных» государств, достойнейшим представителем которых являются США.

Взгляды этих мыслителей на США с течением времени изменяются. Так, в 1840-е гг. для Герцена центром притяжения исторических сил становится Европа; США же, по его мнению, оказываются «отрицательным» идеалом, новым изданием «старого текста». Ключевым в концепции Герцена становится образ-метафора «тиражируемого текста». Уже в 1840 1850-е гг., ставя вопрос об отъезде в Америку как о варианте стратегии поведения мыслящей личности, Герцен рассматривает такой путь как «эскапизм» и указывает на необходимость обновления Европы.

В 1850-е и особенно 1860-е гг. акценты в восприятии «заокеанской республики» расставляются иначе: Тургенев, например, резко критикует расовую дискриминацию; Киреевский размышляет о механистичности американской цивилизации и о центробежных силах в американском обществе.

В художественно-публицистических текстах середины столетия выявляется тенденция более сложного восприятия США. Это объясняется возможностью получения информации «из первых рук», поскольку в этот период увеличивается количество русских, побывавших в Америке и зафиксировавших свои впечатления в опубликованных ими путевых записках, очерках (А.Б. Лакиер, В.К. Бодиско, П.П. Каменский, А.Г. Ротчев и др.).

В путевой литературе середины XIX в. выявляются две ключевые тенденции. С одной стороны, несмотря на более широкую информированность русского общества о заокеанском мире, в травелогах по-прежнему присутствует пафос открытия Нового Света – стремление описать далекий и неизвестный мир. С другой – личным опытом авторов травелогов верифицируется европейская традиция изображения Америки, в результате чего – в схождениях и отталкиваниях от европейских источников – формируется русский взгляд на США.

Центральными для авторов травелогов являются идеи технического прогресса и социальной свободы Америки. Попыткой более глубоко понять социальную и политическую систему Америки обуславливается стремление познакомить русского читателя с социальными и политическими институтами США.

С одной стороны, в путевой литературе середины XIX в. присутствуют темы, мотивы и образы, уже знакомые русскому читателю. Их повторение в травелогах укрепляет уже сложившиеся взгляды на Америку; при этом в ряде случаев эти мотивы и образы, десемантизируясь, воспринимаются как общее место. В путевой литературе ключевыми остаются оппозиции свое – чужое, США – Россия, США – Европа, природа – цивилизация, культура – цивилизация.

С другой стороны, многие из ставших к середине века уже традиционными мотивов получали дальнейшую разработку или новое семантическое наполнение. Так, в путешествиях представлены мотивы динамичного развития и молодости Америки. Вместе с тем чаще используется мотив растущей политической мощи США; в описании Америки актуализируются мотивы странничества, пути, однако их семантика принципиально иная, нежели в русской культуре: пребывание американцев в пути обусловлено желанием достичь поставленной цели, добиться успеха и благополучия.

В путевой литературе присутствует мифологема Земли Обетованной. Однако специфика ее функционирования в том, что стремление обрести обетованную землю относится к самим американцам, продвигающимся все далее и далее на запад. Появляется хронотоп сада как окультуренного пространства, возникающего на месте неосвоенного, «дикого». Вместе с тем топосы Америки характеризуются отсутствием культурной памяти, «святыни места», содержащего память о тысячелетней истории. Принцип структурирования американского пространства иной, нежели в Европе. Свобода обращения с историческими ассоциациями, смешение эпох и культур, реализующиеся в принципах называния узловых точек пространства, рассматриваются в литературе путешествий как «докультурный хаос», которому только предстоит стать космосом. Авторы путешествий осознают себя носителями тысячелетней европейской (и в частности русской) культуры.

В травелогах середины XIX в. значительное место занимает урбанистическая тема. Восхищение и удивление русских авторов вызывает интенсивность развития американских городов, являющаяся маркером стремительного развития всей американской цивилизации. В путешествиях этого периода утверждаются принципы разработки американского национального характера, которые в дальнейшем будут реализованы в художественной литературе второй половине XIX – начала XX вв. (от И.А. Гончарова и Н.С. Лескова до К.М. Станюковича и В.Г. Тана-Богораза).

В путевой литературе середины века, как и в философских работах этого времени, раскрывается проблема экспансии белых на исконные территории индейцев. Верифицируя личным опытом «книжные» сведения, авторы путешествий, с одной стороны, укрепляют устоявшиеся представления об американском характере (активность, предприимчивость, «любовь к доллару», индивидуализм, гражданское самосознание, стойкость перед лицом неудач), с другой, демонстрируют полиэтнический состав американского общества. В текстах путешествий актуализируется связь между чертами американского характера и географическим положением той или иной части страны, что свидетельствует о более глубоком понимании американского характера.

В путевой литературе середины XIX в. появляются аллюзии на некоторые наиболее распространенные в поле русской культуры произведения американской литературы, в частности, роман Г. Бичер-Стоу «Хижина дяди Тома», что свидетельствует не только о популярности американской литературы у русского читателя, но и об укорененности ее в русском литературном и читательском сознании.

В пятой главе «США в русской литературе середины XIX в.» анализируется специфика воплощения темы Америки в художественной литературе середины XIX в. – в творчестве Н.В. Гоголя, И.А. Гончарова, Ф.М. Достоевского, Н.Г. Чернышевского, Л.Н. Толстого, Г.П. Данилевского, Н.С. Лескова, И.С. Тургенева, Д.В. Григоровича и др.

Тема Америки возникает в произведениях разных жанровых модификаций – поэме «Мертвые души» Н.В. Гоголя, романах И.А. Гончарова, Ф.М. Достоевского, Н.Г. Чернышевского, Н.С. Лескова, дилогии Г.П. Данилевского («Беглые в Новороссии», «Воля»), повестях Д.В. Григоровича («Переселенцы»), Л.Н. Толстого («Казаки»).

При воплощении этой темы писатели используют разные средства. Так, в русской литературе появляются аллюзии на американскую литературу и американские реалии. В прозе середины XIX в., как и в травелогах, присутствуют аллюзии на американскую литературу – романы Ф. Купера и Г. Бичер-Стоу. Отсылка к тексту популярного в России романа «Хижина дяди Тома» усиливает антикрепостническое звучание произведений русских писателей. Читателю было очевидно сходство сюжетных эпизодов в романе Данилевского «Беглые в Новороссии» и в романе Бичер-Стоу; сближение своего и чужого позволяет писателю выразить антикрепостнический пафос произведения. Аллюзии на роман Купера в «Казаках» Толстого (актуализация романтического конфликта природы и цивилизации; сопоставление дяди Ерошки с героем романа американского писателя) выполняют характерологическую функцию, способствуя актуализации реалистической трактовки романтического конфликта.

В прозе XIX в. нередко присутствуют упоминания названий произведений  американской литературы, являющихся знаками определенных идей. Так, в романе Лескова «Некуда» для Лизы Бахаревой, пытающейся войти в круг «новых» людей, близко романтическое искусство и глубоко чужда идеология нигилизма. Внутренний конфликт героини подчеркнут противопоставлением двух знаковых для эпохи текстов: поэтического сборника Г. Лонгфелло и труда Я. Молешотта.

В число героев русской литературы входят попавшие в Россию американцы или «мнимые американцы» («Обойденные» Н.С. Лескова, «Что делать?» Н.Г. Чернышевского). Образ американца характеризуется традиционными характеристиками: активностью, смелостью, чувством личного достоинства. Несколькими штрихами Н.С. Лесков создает образ «янки» – единственного, кто не боится постоять за себя в атмосфере страха и самодурства. В романе Н.Г. Чернышевского Бьюмонт-Лопухов, относящийся к «новым людям», – человек из «иного» мира, воплощающий стереотипные представления русских об американском национальном характере.

Во второй половине XIX в. русские писатели обращаются к философским системам, разработанным американскими мыслителями, – в частности, к системе Франклина (Дневники, трилогия «Детство. Отрочество. Юность» Л.Н. Толстого). Для духовного становления  Толстого особое значение приобретает метод американского философа. В дневниковых записях за 1850-е гг. и в трилогии «Детство. Отрочество. Юность» выражается важнейший для художественной системы Толстого принцип слияния этического и эстетического начал. Понятие счастья в интерпретации Толстого включает в себя не только счастье для себя, но в первую очередь счастье для других, т. е. избавление «других» людей от несчастий.Художественная проза писателя демонстрирует эволюцию в интерпретации «метода самосовершенствования» американского философа. Если в 1830-е гг. в романе Д.Н. Бегичева «Семейство Холмских» нравственное самосовершенствование героев, всецело ориентированных на «франклиновы принципы», происходит поступательно, без изображения внутренних сомнений героев и их «падений», то в трилогии «Детство. Отрочество. Юность» Толстой акцентирует внимание на сложности процесса «делания себя» и на противоречивости нравственного становления героя.

В прозе XIX в. происходит художественно-философское «обобщение» образа Америки, основанное на осмыслении американского опыта и возможности перенесения американской социальной модели на русскую почву (И.А. Гончаров, Н.Г. Чернышевский, Ф.М. Достоевский). Если на протяжении первой трети XIX в. вопрос о продуктивности американского пути для России решается в рамках политической теории (декабристы), то в 1850 1860-е гг. на него пытается ответить художественная литература, которая предлагает различные варианты ответов, зависящих от социально-политических и философских, этических взглядов писателей.

Так протекает, например, полемика между Н.Г. Чернышевским и Ф.М. Достоевским. В романе «Что делать?» Чернышевского и в романах «Преступление и наказание» и «Братья Карамазовы» Достоевского обнаруживается сходство сюжетных мотивов (бегство / поездка в Америку, преображение человека и др.), принципов конструирования «американского» пространства, способов включения «американских» мифологем в художественную систему произведений, однако семантика этих мотивов и образов (в том числе образов-символов) полемически противоположна.

Для Чернышевского «заокеанский мир» – символ деятельной жизни, справедливого социального устройства. В произведениях Достоевского позитивизм и технократизм Нового Света – приметы «цивилизации без Бога». Чернышевский утверждает социально-политические завоевания США, которые, по его мнению, необходимо «привить» на русской почве, Достоевский настаивает на «гибельности» этого пути для России, доказывая это итогом судеб героев («вояж» / бегство в Америку как крах личности героев). Преображение героев за океаном рассматривается Чернышевским как символ возрождения к новой, активной, направленной на всеобщее благо жизни, Достоевским – как символ духовной (а иногда и физической) гибели.

В художественной литературе середины XIX в. продолжает разрабатываться тема Русской Америки и связанная с ней тема обустройства Сибири («Фрегат “Паллада”» И.А. Гончарова). Утверждая благотворность перенесения европейского типа цивилизации и европейской системы ценностей на новые земли – Сибирь и Аляску – писатель стоит на позициях просветителя. Не случайно, вслед за К.Т. Хлебниковым и авторами морских травелогов первой трети XIX в. (Г.И. Давыдовым, Л.А. Загоскиным и др.), в романе называются имена русских миссионеров, в частности, о. И. Вениаминова. Сопоставляя американский и русский принципы колонизации («жизни на фронтире»), Гончаров призывает учитывать как положительный, так и негативный опыт США.

В художественных произведениях нередко сближаются русские и американские географические названия («Поволжье – настоящие штаты по Миссисипи», «низовья Дона и азовские побережья – Виргиния и Кентукки» – Г.П. Данилевский). Принципы структурирования пространства в прозе середины века коррелируют с идеей сходства исторического и пространственного потенциалов России и США, сформулированной в публицистике, путевой литературе и философских работах первой половины XIX в.

В шестой главе «США в очерковой литературе последней трети XIX – начала XX вв.» рассматриваются особенности рецепции Америки в травелогах последней трети XIX в., т. е. в период, когда резко увеличивается число контактов между русскими и американцами, расширяется эмиграция (временная и постоянная) из России в США.

Статьи о США появляются не только в центральных, но и в региональных изданиях (последнее стало новой тенденцией русского литературного процесса, свидетельствующей о расширении горизонтов культурной жизни провинции, включении ее в культурный процесс центра).

Картина американской жизни по сравнению с предыдущими десятилетиями XIX в. делается пестрой и многосторонней. С одной стороны, план изображения укрупняется: в поле зрения очеркистов попадают отдельные, как позитивные, так и негативные, стороны жизни американского общества. С другой стороны, авторы травелогов рисуют полную и целостную картину американского мира.

В произведениях путевой прозы изменяется точка зрения повествователя. В путешествиях, которые написаны русскими, пережившими опыт «вживания» в американский мир (П.П. Огородников, М.М. Владимиров, А. Курбский, А.Н. Паевская и др.), наблюдатель превращается в участника событий, что открывает новые возможности для изучения чужого.

Авторы художественно-публицистических текстов ставят задачу демифологизации образа Америки, разрушая стереотипы восприятия США русским обществом. Целый ряд очерков структурируется оппозицией казалось – оказалось. Предметом авторской рефлексии становится эффект обманутого ожидания («Америка – Земля Обетованная»). Одной из центральных в этот период в русской публицистике является проблема адаптации эмигранта или путешественника к новой культуре; внимание читателя заостряется на сложности восприятия иного культурного кода, вследствие чего одним из наиболее распространенных способов освоения чужого является описание его через свое.

В очерках временных или постоянных переселенцев (Н. Славинский, П. Тверской), как и в прозе последней трети XIX – начала XX в., показывается процесс ассимиляции, «аккультурации» в новый социум. В творчестве П. Тверского (псевдоним П.А. Дементьева) («Очерки Северо-Американских Соединенных Штатов», «Десять лет в Америке») представлена точка зрения носителя русской культуры, прошедшего процесс аккультурации. Авторский взгляд определяет структуру произведения. Если путевые очерки обычно организуются хронотопом дороги, то произведения Тверского структурированы по иным принципам: даны сведения по истории США, представлено аналитическое описание широкого круга явлений американской жизни. В творчестве Тверского используется мифологема сада (образ пустыни, превращающейся в сад благодаря молодости американской цивилизации, активности и мобильности американцев).

На протяжении последней трети XIX – начала XX в. в русской литературе заметна урбанистическая тема. В очерках П. Тверского, В.Г. Короленко, В.В. Маяковского, А.М. Горького, С.А. Есенина и др. авторов существенное место занимает описание американского города, отдельные локусы которого приобретают символический характер (статуя Свободы, Эллис-Айленд, небоскребы Нью-Йорка, чикагские бойни и т. п.).

В конце XIX начале XX в. США воспринимаются как индустриальная «электро-динамо-механическая» (В.В. Маяковский) страна. С одной стороны, русскими авторами приветствуется высокий темп технического прогресса и ставится вопрос о необходимости заимствования его отдельных достижений. С другой стороны, на протяжении этого периода в очерковой литературе акцентируется «механистический» характер американской цивилизации, ее безликость, основанная на принципах выгоды и прагматики. Русские писатели, придерживающиеся разных идеологических и эстетических позиций, постоянно размышляют о социально-этических основаниях американской цивилизации, о гуманности технического прогресса. По мнению Короленко, Горького, Маяковского, Есенина, американская цивилизация нивелирует человеческую индивидуальность, и в этом смысле русские авторы-очеркисты конца XIX XX вв. продолжают традицию Ф.М. Достоевского.

Усиливается прогностическая функция очерков и путевых записок. Авторы травелогов указывают на сложный характер отношений Запада и Востока, на возрастание роли США на исторической сцене, прогнозируют усиление влияния американской культуры на европейскую и т. д.

Творчество ряда писателей начала XX в. характеризуется социально-классовым углом зрения на США (очерки Горького, Есенина, Маяковского): нарастает критика буржуазного строя, появляются картины классовой борьбы. Этот аспект обусловлен не только новыми тенденциями в американском обществе (рост рабочего движения и нарастание социальных противоречий фиксируется очеркистами конца XIX в.), но и изменением ситуации в русском обществе и русской литературе. Социально-классовый подход определяет восприятие Америки в русском обществе и литературе на протяжении последующих десятилетий XX в.: изменение своего неизбежно влияет на восприятие чужого.

Специфика разработки темы Америки в художественной литературе конца XIX в. рассматривается в седьмой главе диссертации «Рецепция США в русской литературе последней трети XIX в.». Литературный процесс активно реагирует на возникновение новых тенденций в социокультурной жизни.

Тема Америки воплощается в литературе рассматриваемого периода разными способами. В массовой литературе (Н. Пазухин, Н. Урусов, А. Гиллин, П. Боборыкин, Ф. Ромер и др.) используются устоявшиеся в русском культурном сознании «американские» образы, ассоциации и стереотипы восприятия (образ американского дядюшки, концепты «эмансипация», «суд Линча» и др.). Многие из них воспроизводят принципы мифологического мышления (восприятие своего как живого, упорядоченного и чужого как мертвого, хаотичного, локус края света) и связаны с архетипами (Земля Обетованная, Эдем, архетипический сюжет о Блудном сыне).

В основе художественных произведений находится сюжетная ситуация казалось – оказалось. Наряду с ключевыми концептами свое и чужое вводится понятие всеобщего, вбирающее в себя первых два концепта. Соотношение своего, чужого и всеобщего позволяет взглянуть на проблему национальной и культурной идентичности героев под новым углом зрения (проза В.Г. Тана-Богораза).

В литературе последней трети XIX начала XX в. появляются новые типы героев, мотивно-тематические комплексы, сюжетные коллизии и ситуации. В произведениях В.Г. Короленко, К.М. Станюковича, В.Г. Тана-Богораза актуализируется жанровая структура романа-путешествия: действие развертывается в США (структурообразующим становится хронотоп дороги). Писатели сопоставляют два образа мира – русский и американский, – и для этого вводится образ героя – человека из народа (варианты: герой-«праведник», правдоискатель, «русский скиталец»), оказавшегося в США и транслирующего традиционную систему ценностей.

Американский контекст делается значимым и для произведений, сюжет которых развертывается в России. Массовая беллетристика обращается к новому типу героя: это энергичный, успешный делец, предприниматель, чей опыт включает обучение в США или знакомство с достижениями американской индустрии. Поездка в Америку – маркер деловой и социальной активности героя (произведения В.Г. Авсеенко, И.Н. Потапенко, К.С. Баранцевича и др.). В литературе подчеркивается традиционная идея необходимости перенесения на русскую почву американского технического опыта, изображаются результаты применения американских новинок и способов хозяйствования в деятельности русских «деловых людей» (литературно-художественная публицистика В.И. Немировича-Данченко, проза В.Г. Авсеенко).

Тема Америки ярко представлена в детской литературе и в литературе о детях (А.П. Чехов, А.С. Серафимович, В.И. Немирович-Данченко, М.А. Осоргин, И.В. Каневский и др.). Центральным в этих произведениях является сюжетный мотив побега / отъезда в Америку юных героев, для которых это действие оказывается средством проверки себя, способом реализации романтических представлений о свободе. Путь в Америку становится «духовным» путешествием: дорогой юных героев к себе и способом познания родной страны. В первой половине XIX в. сюжет побега / поездки в Америку характеризуется просветительской окраской: в нем воплощается стратегия жизни молодых представителей декабристского и постдекабристского поколения. В конце столетия этот мотив связывается с постановкой нравственных вопросов.

Литература последней трети XIX – начала XX вв. демонстрирует новый виток интереса к теме индейцев. Этнографизм, сопровождавший внимание к коренному населению Америки в первой половине XIX в., сменяется интересом к культуре, мифологии и фольклору индейцев («Песнь о Гайавате» Г. Лонгфелло в переводах русских поэтов, легенда о Покахонтас). Те же особенности выявляются при освещении темы невольничества: в них актуализируются фольклорные мотивы, при осмыслении феномена рабства показывается историческая перспектива (негритянские легенды В.М. Дорошевича).

В восьмой главе «Тема еврейской эмиграции в русской культуре конца XIX – начала XX вв.» исследуется своеобразие воплощения темы Америки в русско-еврейской литературе. Русский литературный процесс откликается на одну из наиболее заметных тенденций российской жизни последней трети XIX – начала XX вв. – еврейскую эмиграцию в США.

Тема эмиграции – одна из важнейших для публицистики и художественной литературы этого периода. Как авторы специальных справочных изданий, предназначенных для покидающих Россию эмигрантов, так и создатели путевой литературы  выполняют просветительскую, культуртрегерскую функцию, что позволяет говорить об усилении прагматического аспекта путевой литературы; особое внимание уделяется развенчанию распространенных в обществе мифологем и стереотипов («Америка – Земля Обетованная, земной рай»).

Как и в литературе предыдущих десятилетий, в путевой прозе и публицистике ключевой остается оппозиция свое – чужое, однако в ней акцентируется полюс чужого, посколькуцентральнойзадача авторов – избавление читателей от иллюзий, которые питают эмигрантов. Логично, что центральной в текстах путевой литературы становится коллизия казалосьоказалось; в них появляются особые метафоры, характеризующие этапы жизни эмигрантов в Америке (рождение, младенчество, азбука новой жизни).

В литературной публицистике, освещавшей тему еврейской эмиграции, важнейшее место занимает комплекс библейских мотивов. При этом топос Америки в литературной публицистике приобретает символическое смысловое наполнение. Отъезд в США воспринимается как исход, который сопоставляется с исходом еврейского народа в землю Израилеву, поиском Земли обетованной. В произведениях возникает ряд «библейских» сопоставлений и аллюзий (Америка – обетованный Ханаан, Кастель-Гарден – Иерихон). Сюжеты индивидуальных судеб героев также осмысливаются в библейских категориях (в воспоминаниях М. Энтин названия глав, аккумулирующих этапы сюжета ее судьбы, отсылают к библейскому тексту: «Исход», «Земля Обетованная» и т. д.); в них актуализируется тема культурной памяти.

Серьезное внимание публицистика, освещающая процесс эмиграции, уделяет описанию механизмов аккультурации эмигрантов в новый социум. В ней отмечается болезненность и противоречивость процесса. С одной стороны, эмигранты сталкиваются с необходимостью интеграции в новый социум, с другой, перед ними встает вопрос о сохранении национальной идентичности. Авторы очерков (Г. Прайс, А. Тираспольский, О. Норвежский и др.) фиксируют усиливающейся во втором поколении эмигрантов процесс ассимиляции и культурного размежевания с поколением родителей.

Тема эмиграции воплощается и в разных жанрах художественной литературы. Обращение к этой теме в русскоязычной еврейской литературе связано с усилением в ней социальной проблематики (Д. Айзман, О. Дымов, Ш. Аш, Шолом-Алейхем, Я. Гордин и др.). Изображая жизнь «местечка», писатели и драматурги показывают нарастание социальных противоречий, единственным выходом из которых является эмиграция.

В рассказах названных выше писателей реальность противопоставляется миру мечты, воплощением которой является Америка. Поэтому в художественных произведениях центральной также является коллизия казалось – оказалось. Авторы развенчивают существующих в сознании героев мифологем Золотого века и Земли Обетованной. Символическое содержание обретают мотивно-тематические комплексы  родины, дома, памяти, скитальчества, изгнания / кочевья, исхода («Домой» Айзмана, «Земляки» Аша, «За океаном» Гордина и др.). Особое сюжетное напряжение возникает в результате столкновения мотивов отъезда и возвращения (как вариант – поиска дома).

И в публицистике, и в художественных произведениях топос Америки обретает символический смысл чужой земли. Однако – и в этом особенность воплощения темы Америки в русскоязычной еврейской литературе – под своим понимается не только Россия, но и Иерусалим. Семантика образа Иерусалима также символизируется, в ней аккумулируется генетическая память еврейского народа (либретто «Пасхальная ночь» и др.).

В зависимости от авторской позиции в прозе и драматургии актуализируется либо социальный (писатели-«знаниевцы» Д. Айзман, О. Дымов, а также С. Литвин, М-ль), либо культурный аспект эмиграции. Писатели и публицисты заостряют проблему национальной самоидентификации героев, отстаивают необходимость сохранения культурной памяти (Ш. Аш, авторы либретто «Пасхальная ночь», комедии «Счастливые дни Поташа и Перламутра»), воскрешая в памяти читателя ветхозаветную историю еврейского народа.

В художественной литературе показывается процесс аккультурации в новый социум и исследуются связанные с ним нравственные проблемы. С одной стороны, выражается идея «личностного распрямления», то есть обретения героем на американской земле чувства собственного достоинства. С другой стороны, герои находятся в ситуации нравственного выбора – максимально интегрироваться в новый социум или сохранить культурную память, патриархальную систему ценностей («За океаном» Я.М. Гордина, «Счастливые дни Поташа и Перламутра»). Аккультурация в новый социум, как показывают писатели, во многих случаях оборачивается неизбежными потерями: утратой семейных и культурных связей, разрушением патриархальных отношений (Ш. Аш, Я.М. Гордин, «Пасхальная ночь»), разрывом связей между первым поколением эмигрантов и последующими поколениями, воспринимающими американский мир уже как свой. Как и в беллетристике последней трети XIX – начала XX вв., в русско-еврейской литературе ключевыми являются мотивы переодевания, изменения облика, которые созвучны аналогичным мотивам в романах Ф.М. Достоевского и Н.Г. Чернышевского.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, намечаются перспективы дальнейшего исследования. Отмечается, что наиболее плодотворным представляется изучение следующего этапа русско-американского диалога – первой трети XX в., что позволит проследить, как исторические перемены в русском обществе влияют на восприятие США.

Целостное представление о специфике русского литературного процесса и об особенностях русско-американского диалога не может быть достигнуто без рассмотрения наследия русской литературной эмиграции в США конца XIX – первых десятилетий XX в. Этот период до сих пор не получил должного освещения как в российском литературоведении, так и в западной славистике. Рассмотрение особенностей развития литературы русской эмиграции в контексте русского историко-культурного процесса XIX – XX вв. позволяет заполнить лакуны в представлениях о национальной литературе как о едином целом.

Перспективным является и региональный аспект исследования: изучение роли, которую играет региональная литература XIX и XX вв. в русско-американском диалоге, позволит выработать новые подходы к исследованию региональной культуры, а также более точно представить картину литературного процесса и русско-западного межкультурного взаимодействия.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях автора

Монография:

  1. Русско-американский диалог XIX в. : историко-литературный аспект. – Пермь, 2007. – 394 с. – (1-е изд.).
  2. Русско-американский диалог XIX в. : историко-литературный аспект. – Пермь, 2008. – 589 с. – (2-е изд., испр. и доп.).

Статьи в ведущих рецензируемых журналах и

изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Тема Америки в романе И.А. Гончарова «Фрегат “Паллада”» // Вестник Поморского университета. – 2006. – № 6. – С. 256 260.
  2. О некоторых американских аллюзиях в русской литературе середины XIX в. // Вестник Челябинского госуниверситета. Научный журнал. Филология. Искусствоведение. – Вып. 15. – 2007. – С. 9 – 14.
  3. Образ У. Пенна в творчестве А.И. Герцена // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2007. – № 9. – С. 79 84.
  4. Русский беллетрист американского происхождения. А.Л. Гиллин: к истории одной творческой судьбы // Вестник Нижегородского университета. – 2008. – № 5. – С. 286 291.
  5. Путешествие в Америку, или рецепция США в русской очерковой литературе последней трети XIX в. // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. – 2009. – № 1 (2). – С. 123 127.
  6. Наследие К.Т. Хлебникова в контексте русско-американского диалога XIX в. // Известия Уральского университета. – Сер. 2. Гуманитарные науки. – 2009. – № 1 / 2 (63). – С. 138 147.
  7. Русская Америка в морских травелогах первой трети XIX в. // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – 2009. – № 3. – С. 184 188.

В прочих изданиях:

  1. Американская тема в русской литературе рубежа веков («Без языка» В. Короленко», «Похождения одного матроса» К. Станюковича) // V Короленковские чтения: Материалы региональной научной конференции, 25 – 26 октября. – Глазов, 2000. – С. 15 16.
  2. Америка в очерковой литературе 1900 – 1920-х гг. // III Майминские чтения. 23 25 февраля 2000 г. – Псков, 2000. – С. 180 186.
  3. Рецепция инокультуры в очерковой литературе последней трети XIX в. // Летняя школа молодого филолога. – Калининград. 2000. – С. 149 157.
  4. Американский пейзаж глазами русских // Природа: Материальное и духовное. Тезисы и доклады всероссийской научной конференции института русской литературы РАН и Ленинградского государственного областного университета им. А.С. Пушкина. «Пушкинские чтения», 2002. – 6 7 июня 2002 г. – СПб., 2002. – С. 73 75.
  5. Американский мир в русской периодике второй половины XIX в. (на материале очерковой и путевой литературы) // Материалы конференции «Массовая культура США». 6 13 декабря 2002. – М., 2002. – С. 157 160.
  6. Путешествие в структуре повести К.М. Станюковича «Похождения одного матроса»: к проблеме взаимодействий «своего» и «чужого» // Культурное пространство путешествий. Материалы научного форума 8 – 10 апреля 2003 г. – СПб., 2003. – С. 84 87.
  7. К.Т. Хлебников об Америке (на материале «Записок из Калифорнии») // Писатели Прикамья. Очерки жизни и творчества. Методические разработки уроков. – Вып. 1. – Пермь, 2004. – С. 13 18.
  8. Америка и американцы в книге П. Тверского «Очерки Северо-Американских Соединенных Штатов» // Российско-американские связи: 300 лет сотрудничества. – СПб., 2004. – С. 261 270.
  9. Америка и американцы в русской драматургии первой трети XIX в. // Художественный текст и культура. Материалы международного научной конференции 2 – 4 октября 2003 г. – Владимир, 2004. – С. 163 – 170.
  10. Удовольствие от открытия: П. Свиньин об Америке (на материале «Опыта живописного путешествия по Северной Америке») // Феномен удовольствия в культуре. Материалы международного форума 6 9 апреля 2004 г. – СПб, 2004. – С. 264 266.
  11. Америка в русской литературе конца XVIII – начала XIX вв.: миф или реальность? (на материале творчества А.Н. Радищева и А.Ф. Мерзлякова) // Литература: миф и реальность. Сборник материалов межвузовской научной конференции «Литература: миф и реальность». – Казань, 2004. – С. 134 – 138.
  12. Америка в русской литературе первой трети XIX в.: утопия или антиутопия? // «Русская словесность в мировом культурном контексте». Материалы международного конгресса. Москва. 14 19 декабря 2004 г. – М., 2004. – С. 47 – 49.
  13. Мотив отъезда в Америку в русской литературе чеховской поры // Диалоги с Чеховым: 100 лет спустя. – София, 2004. – С. 109 114.
  14. Русская морская путевая литература первой трети XIX в. об Аляске // XVII Пуришевские чтения. Сборник материалов международной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения Х.К. Андерсена. – М., 2005. – С. 15 16.
  15. Русский просветитель в Америке (к специфике проявления системы ценностей в тексте  // Ценности, каноны, цены. Текст как средство культурного обмена. Материалы VII Фулбрайтовской гуманитарной летней школы. Москва, 22 30 июня 2004 г. – М., 2005. – С. 159 168.
  16. «Путешествие по океанчику и земному шарику…» А. Артемьева: об одной рукописи, хранящейся в РНБ (статья) // Пушкинские чтения – 2005. Материалы X Международной научной конференции. Сборник научных статей. – СПб., 2005. – С. 87 92.
  17. «Вам предстоит слава Вашингтона!»: Америка в духовном наследии декабристов // Вестник Пермского университета. – 2006. – № 3. Филология. – Пермь, 2006. – С. 126 135.
  18. Капитан Копейкин в Америке: к специфике структуры пространства «Повести о капитане Копейкине» // Пушкинские чтения – 2006. Материалы X Международной научной конференции. – Сборник научных статей. – СПб., 2006. – С. 184 188.
  19. Исторические деятели США (Б. Франклин, Дж. Вашингтон) в русской культуре первой половины XIX в.: к проблеме создания образа «другого» // Российско-американские связи: схожие проблемы – различные взгляды. Сборник научных статей. – СПб., 2007. – С. 147 157.
  20. Ф.М. Достоевский vs Н.Г. Чернышевский: полемика о Новом Свете и русском человеке // Русская словесность в поисках национальной идеи: материалы международного научного симпозиума. Волгоград, 6 9 июля 2007 г. – Волгоград, 2007. – С. 133 137.
  21. Американский контекст в текстах русской беллетристики конца XIX – начала XX вв.: герой, сюжет // Академия естествознания. Современные проблемы науки и образования. – 2007. – № 3. – С. 102 107.
  22. К вопросу о восприятии США русской общественно-философской мыслью  1840-х гг. // Филолошки студии. – № 5. Vol. 1. – Скопье Пермь Любляна, 2007. – С. 105 113.
  23. Восприятие США в русской путевой литературе середины XIX в. (на материале книги А. Лакиера «Путешествие по Cеверо-американским штатам, Канаде и острову Кубе») // Филологический журнал. – 2007. – № 1 (4). – С. 118 127.
  24. Россия и Америка в русско-еврейской литературе конца XIX – начала XX в. (статья) // Традиции и современная Россия глазами славянских народов. – Вып. 1. – Материалы международного семинара (г. Пермь, 25 27 октября, 22 23 ноября 2007). – Пермь, 2007. – С. 114 130.
  25. Труды и дни Кирилла Тимофеевича Хлебникова // Глаголъ. – 2007. – № 1. – С. 27 29.
  26. Утопическое начало в пьесе А.И. Герцена «Вильям Пен» // Проблемы филологии и преподавания филологических дисциплин. Материалы отчетных конференций преподавателей, аспирантов, молодых ученых и студентов (2006 г.). – Пермь, 2007. – С. 10 14 (в соавторстве с К.Л. Ореховой).
  27. Письмо Ф.И. Толстого-Американца в Государственном архиве Пермской области // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 2003 2004 годы. – СПб., 2007. – С. 144 147.
  28. Понять Другого: Америка и американцы в учебных текстах по курсу русской словесности второй половины XIX – начала XX вв. // Я и Другой в пространстве текста. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 2. – Пермь Любляна, 2009. – С. 232 241.
  29. Америка в детской литературе конца XIX в. в России // Вестник Пермского университета. – Сер. «Российская и зарубежная филология». – 2009. – № 4. – С. 76 80.
  30. Русско-американский диалог XIX века в Интернет-пространстве // Формирование информационно-коммуникационной компетентности студента-филолога. – Пермь, 2007. – С. 80 – 107.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписано в печать 26.04.2010. Формат 60х84/16

Усл.печ.л. 2,56. Тираж 100 экз. Заказ 148

Типография Пермского государственного университета

614990. Пермь, ул. Букирева, 15

Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: исследования разных лет. – М.: Худож. лит., 1975. – C. 97.

Лотман Ю.М. К построению теории взаимодействия культур (семиотический аспект) // Лотман Ю.М. Избранные статьи: в 3 т. – Т. 1: Статьи по семиотике и типологии культуры. – Таллинн: «Александра», 1992. – С. 111.

Библер В.С. На гранях логики культуры: книга избранных очерков. – М.: Русск. феноменолог. общ-во, 1997. – С. 243.

Западный сборник / Под ред. В.М. Жирмунского. – М.; Л.: Изд-во Акад. наук СССР, 1937; Международные связи русской литературы. Сборник статей / Под ред. акад. М.П. Алексеева – М.; Л.: Изд-во Аккад. наук СССР [Ленингр. отд-ние], 1963; Алексеев М.П. Русская литература и ее мировое значение. – М.: Наука. Ленинг. отд-ние, 1989.

 Долинин А.А. Пушкин и Англия. – М.: Новое лит. обозрение, 2007; Вольперт Л.И. Пушкинская Франция. – СПб.: Алетейя, 2007; Генералова Н.П. И.С. Тургенев: Россия и Европа. Из истории русско-европейских литературных и общественных отношений. – СПб.: Изд-во РХГИ, 2003; Забабурова Н.В. Россия и Запад: избирательное сродство. – Р-на/Д.: НМЦ «Логос», 2007. – Ч. 1.; Злочевская А.В. Художественный мир Владимира Набокова и русская литература XIX века. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2002.

  Взаимосвязи и взаимовлияние русской и европейской литератур: Тез. докл. междунар. научной конф. Санкт-Петербург, 13 – 15 ноября 1997 г. – СПб.: С.-Петерб. ун-т, 1997; Карамзинский сборник. Россия и Европа. Диалог культур. – Ульяновск: Изд-во УлГПУ: Карамзин. лаб., 2001; Культура и мир: Восток – Запад: Тез. докл. участников междунар. науч. конф. – Н. Новгород: Изд-во НГЛУ, 1995; Россия и Запад. Диалог или столкновение культур: сб. ст. – М.: РИК, 2000; Зарубежная литература в эволюции русского литературного процесса XVIII – XX вв.: Межвуз. сб. – Тюмень: Тюм. гос. ун-т, 1991 и многие другие издания.

  Николюкин Н.А. Литературные связи России и США: становление литературных контактов. – М.: Наука, 1981; Николюкин Н.А. Взаимосвязи литературы России и США. – М.: Наука, 1987; Сохряков Ю.И. Русская классика в литературном процессе США XX века. – М.: Высш. школа, 1988; Венедиктова Т.Д. Разговор по-американски: Дискурс торга в литературной традиции США. – М.: Новое лит. обозрение, 2003; Эткинд А.М. Толкование путешествий: Россия и Америка в травелогах и интертекстах. – М.: Новое лит. обозрение, 2001.

  Михальская Н.П. Образ России в английской художественной литературе XI – XIX вв. – М.: МПГУ, 1995; Ерофеев  Н.А. Туманный Альбион: Англия и англичане глазами русских, 1825 – 1853 гг.  – М.: Наука, 1982.

  Хорев В.А. Имагология и изучение русско-польских литературных связей // Поляки и русские в глазах друг друга. – М.: Индрик, 2000. См. также примечания к статье, где представлен список имагологических исследований, выполненных зарубежными исследователями. Более развернуто концепция В.А. Хорева представлена в его монографии «Польша и поляки глазами русских литераторов» (М., 2005).

  Кубанев Н.А. Образ Америки в русской литературе: Из истории русско-американских литературных связей конца XIX – первой половины XX века. – М.; Арзамас: Б.и., 2000.

  Казакова О.Ю. Америка и американцы в оценке русского общества (конец 1850-х – 1867 г.): социокультурные аспекты восприятия: автореф. дисс. … канд. ист. н. / Орловский ун-т, Орел, 2000; Казакова О.Ю. Американская тема в газетной периодике пореформенной России (1850 – 1860-е гг.): от информации к образу // Americana. Россия и США: опыт политического, экономического и культурного взаимодействия: материалы науч.-практ. конф., посв. 10-летию создания Центра Америк. исследований ВолГУ «Американа»: г. Волгоград, 21 – 23 апреля 2006 года. – Волгоград, 2006.

  Павловская А.В. Император Александр II глазами западных современников // Россия и Запад : диалог культур : [сб. ст.] / Моск. гос. ун-т и др. ; отв. ред. А. В. Павловская. – М., 1994; Павловская А.В. Россия и Америка : проблемы общения культур: Россия глазами американцев, 1850-1880-е гг. – М.: Изд-во МГУ, 1998; Павловская А.В. Стереотипы восприятия России и русских на Западе // Россия и Запад : диалог культур : [сб. ст.]. / Моск. гос. ун-т и др. ; отв. ред. А. В. Павловская – М., 1994; Павловская А.В. Этнические стереотипы и проблема общения культур // Россия и Запад : диалог культур : материалы 2-й междунар. конф., 28 – 30 нояб. 1995 г. / Моск. гос. ун-т и др. ; отв. ред. А. В. Павловская. – М., 1996.

  Журавлева В.И. Идея «освободительной миссии» Америки в контексте российско-американских отношений конца XIX – начала XX вв. // США: становление и развитие национальной традиции и национального характера: материалы VI науч. конф. ассоц. изучения США, ист. фак. МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва, 27 – 28 янв. 1999 г. – М., 1999.

  Курилла И.И. Заокеанские партнеры: Америка и Россия в 1830 – 1850-е годы. – Волгоград: Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 2005.

  Алексеева Е.В. Русская Америка. Американская Россия? – Екатеринбург: Ин-т истории и археологии: Благотвор. фонд,, 1998.

  Лаптева Е.В. Американское россиеведение: стереотипы и мифы. – Пермь: ПГПУ; Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004.

  См., например: Россия и Запад. Формирование внешнеполитических стереотипов в сознании русского общества первой половины XX века. – М.: ИРИ РАН, 1998.

  История Русской Америки, 1732 – 1867: В 3 т. – М.: Междунар. отношения, 1997; Американская цивилизация как исторический феномен: Восприятие США в американской, западноевропейской и русской общественной мысли. – М.: Наука, 2001.

  Куропятник Г.П. Россия и США: экон., культур. и дипломат. связи, 1867 – 1881. – М.: Наука, 1981; Куропятник Г.П. Янки у берегов восточной окраины России // Американский ежегодник, 1989 / АН СССР, Ин-т всеобщ. истории – М., 1990.

  Saul N.E. Concord and conflict: the United States and Russia, 1867 – 1914. – Lawrence, Kan., 1996; Saul N.E. Distant friends: the United States and Russia, 1763 – 1867. – Lawrence, Kan., 1991.

  См. также книгу: Иванян Э.А. Когда говорят музы: История российско-американских культурных связей. – М.: Междунар. отношения, 2007. Автор изучает динамику культурных взаимоотношений России и США, однако в книге исследование литературного материала подчинено рассмотрению общекультурных процессов.

  Кубанев Н.А. Образ Америки в русской литературе: (из истории русско-американских литературных связей конца XIX – первой половины XX века). – М.; Арзамас: Б.и., 2000.

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.