WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Методология порождения вторичного текста: когнитивный аспект

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

 

Исенбаева Галина Ивановна

 

 

МЕТОДОЛОГИЯ ПОРОЖДЕНИЯ ВТОРИЧНОГО ТЕКСТА:

КОГНИТИВНЫЙ АСПЕКТ

 

 

Специальность 10.02.19 - теория языка

 

 

АВТОРЕФРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

 

 

 

 

 

Уфа – 2010

Диссертационная работа выполнена на кафедре французского языка и межкультурной коммуникации Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет»

Научный консультант                доктор филологических наук, профессор

Нефедова Лилия Амиряновна  

Официальные оппоненты:          доктор филологических наук, профессор

Попова Наталья Борисовна (г. Челябинск)

                                                        доктор филологических наук, профессор

Нехорошкова Татьяна Павловна (г. Уфа)

доктор филологических наук, доцент

Моисеева Ирина Юрьевна (г. Оренбург)

 

Ведущая    организация        Государственное образовательное учреждение

высшего  профессионального образования            «Московский

государственный  областной университет»

Защита состоится «30» июня 2010 года в 10.00 ч.  на заседании диссертационного совета ДМ 212. 013. 12 по присуждению ученой степени доктора       филологических      наук    в     Башкирском            государственном

университете  по  адресу: 450076, г. Уфа, ул. Коммунистическая, 19, ауд. 31.

С диссертацией  можно ознакомиться в научной библиотеке Башкирского

государственного университета по адресу:  450076, г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32, с авторефератом – в библиотеке и на официальном сайте ВАК Министерства

образования и науки РФ.

Автореферат разослан «____» _________ 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                      

                

Чанышева З.З.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данное диссертационное исследование посвящено методологии порождения вторичного текста, под которым в работе понимается диалектически развивающаяся знаковая (языковая) форма, объективирующая продукт речемыслительной деятельности индивида по пониманию исходного текста.

Вопросы методологии интересовали и интересуют исследователей на всем протяжении существования науки о языке, включая современный этап ее развития. Тем не менее, ряд лингвистов характеризует современное лингвистическое знание как методологически ущербное (Леман, 1996; Патнэм, 1999). Возникают мысли о том, что необходимо вернуть лингвистической теории ее философские и методологические корни (Гил 1996; Фрумкина 1996), что теория познания должна оставить за собой философские основания частных наук и выступить в роли их методологического и мировоззренческого фундамента (Миронов, 2005).

Любой лингвистический поиск связан с процессом понимания значений слов и конструкций и их преобразования в знание. Однако в лингвистике не разработана познавательная сторона процесса изучения значения и сам процесс анализа еще не увязан всецело с понятиями и закономерностями научного познания. При исследовании такого языкового явления как вторичный текст необходимо разработать язык представления знания (познания), что потребовало обращения к изучению понимания как рациональной деятельности, поскольку всякое изучение знаков, по какому бы направлению оно дальше не пошло, обязательно начинается с понимания как познания (мышления).

С точки зрения методологии науки процесс познания вытекает из строгости используемой технологии мышления, и представляет собой рационалистическое понимание (Войтов, 2006). Для этого на основе средств и метода строят процедуру по «переработке» или преобразованию объектов в продукты (Щедровицкий, 1993). Интегрирующим основанием для подхода к процессу понимания текста как производству знания является представление об исходном и фундаментальном гносеологическом отношении – между познающим субъектом и познаваемым объектом. Текст может рассматриваться как субъективное отражение объективного мира. Когда же текст становится объектом нашего познания, мы можем говорить об отражении отражения. Однако проблема способа строгого преломления философского метода научного познания применительно к языковому познавательному процессу (пониманию) и вербализации его результата субъектом еще не нашла сколько-нибудь общепринятого разрешения. Теория языка пока не располагает методологией производства продуктов знания в процессе осуществления мыслительной деятельности на знаковой материи текста, известных в точных науках под названием «теории», «теоремы», «доказательства теоремы» и др.

Очевидно, обнаружение методологии порождения осознаваемого вторичного текста должно быть неразрывно связано с проблемой моделирования рационалистического понимания. Однако моделирование деятельности понимания  выносится за рамки лингвистики (Демьянков, 2005), в связи с чем рассмотрение проблемы соотношения языковых структур с мыслительными структурами в контексте целостного цикла речемыслительной деятельности в соотнесенности с ее результатами еще не стало источником для получения данных о деятельности разума (Кубрякова, 2004).

Ученые-лингвисты, психолингвисты, психологи, дидакты, специалисты по искусственному интеллекту создают целый ряд теорий и моделей порождения речи и текста. Среди них – Т.А. Аполлонская, Т.В. Ахутина,               В.П. Белянин, Л.С. Выготский, Ю. Галантер, Н. Голдман, В.Н. Дружинин,             И.А. Зимняя, В. Ингве, Дж. Катц, С.Д. Кацнельсон, А.Е. Кибрик,                                Е.С. Кубрякова, А.А. Леонтьев, Н.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия, Дж. Миллер,                    А.И. Новиков, Ч. Осгуд, Р.Г. Пиотровский, К. Прибрам, Л.В. Сахарный,                    Д.В. Ушаков, Дж. Фодор, Н. Хомский,  А.М. Шахнарович, С.В. Юртаев и др.

На методологической основе диалектического материализма схема порождения речевого высказывания впервые была разработана Л.С. Выготским. Однако разработанной теории контролируемой и осознаваемой речи до сих пор нет из-за исключительной сложности такого описания. Все выше перечисленное и определяет

Актуальность предпринятого исследования, так как гносеологически ориентированное интегративное исследование методологии порождения вторичного текста в процессе понимания исходного текста позволяет выявить универсальные механизмы единого процесса понимания-порождения-представления знания.

Объектом реферируемого диссертационного исследования является терминологическое и общеупотребительное языковое значение как когнитивный феномен, за которым стоят определенные структуры теоретического и эмпирического знания; предметом – механизмы рационального понимания-порождения-представления знания при обработке исходного текста всей системой аналитико-синтетической деятельности познающего субъекта.

Цель исследования – на основании закономерностей научного познания создать и обосновать лингвокогнитивную модель понимания как системного (логического) объекта и определить условия возникновения, место и характер вторичного текста в нем.

Поставленная цель определила следующие задачи:

1) рассмотреть внешние основания когнитивного конструирования теории языка (гносеологическое, логико-когнитивное, психологическое, семиотическое) как научного предмета;

2) построить модель-конфигуратор когнитивного представления языка по внешним признакам;

3) рассмотреть внутренние возможности когнитивного конструирования языка как научного предмета;

4) разработать концептуальную модель языка-объекта;

5) дать характеристику процедур моделирования понимания-порождения эмпирического знания способом «восхождения»;

6) предложить принципы организации, общие правила и модели стандартизации «чистых» текстов, объективирующих выводное теоретическое и эмпирическое знание;

7) построить модель деятельности понимания по методу восхождения;

8) разработать модель теоретико-множественного обоснования языка в действии путем систематизации форм абстрактного объекта «ситуация»;

9) выявить общее и специфическое в лингвистическом производстве знания в процессе понимания исходного разножанрового текста;

10) разработать эвристику понимания на подготовительном, чувственном, и рациональном этапах познания.

Общей теоретико-методологической основой исследования послужили положения, разработанные:

1) в отечественной философии и методологии науки (П.В. Алексеев,              А.Г. Войтов, Е.К. Войшвилло, А.А. Захаров, А.А. Ивин, А.М. Коршунов,                   Р.И. Павилёнис, А.В. Панин, Ю.А. Петров, В.С. Степин, Г.П. Щедровицкий и др.);

2) в семиотических концепциях и направлениях исследования языка (R.Barthes, К. Бюлер, J. Care, Ч. Моррис, Ж. Пиаже, Ч. Пирс, Ф. де Соссюр,                      А.В. Кравченко, Ю.М. Лотман, Н.Б. Мечковская, Ю.С. Степанов, З.Д. Попова, А.Соломоник, А. А. Уфимцева и др.);

3) в общей теории языка, теории его подсистем и терминологии                           (T. Benveniste, F. Brunot, E. Buyssens, R. Vion, Н.Ф. Алефиренко, В.Н. Базылев, Ф.М. Березин, Н.Н. Болдырев, Н.В. Васильева, В.Г. Гак, В.А. Гречко,                        В.А. Звегинцев, И.М. Кобозева, Е.С. Кубрякова, В.М. Лейчик, Л.А. Манерко, В.А. Плунгян, Н.В. Подольская, А.А. Потебня, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин, А.В. Суперанская и др.);

4) в научных концепциях и направлениях исследования текста                          (J.-M. Adam, A. Culioli, J.-P. Decles, Т.А. Ван Дейк и В. Кинч, Ф. Джонсон-Лэрд, Т. Виноград,М. Минский, Ч. Филмор, У. Чейф, Л.Г. Бабенко, Г.И. Богин,                          А.В. Бондарко, Б.М. Гаспаров, В.З. Демьянков, Н.И. Жинкин, А.А. Залевская, С.В. Иванова, О.Л. Каменская, Ю.Н. Караулов, А.Т. Кривоносов,                                     Н.М. Нестерова, Л.А. Нефедова, А.И. Новиков, Н.Л. Сунцова и др.);

5) в концепциях по когнитивной психологии и лингвистике, психолингвистике, психологии познавательных процессов (Джон Р. Андерсон, M. Denis, J. Dubois, J.-F. Le Ny, Fr.Rastier, Ж.Ф. Ришар, Ю.Д. Бабаева,                         И.А. Васильев, А.Е. Войскунский, О.К. Тихомиров, Н.Н. Болдырев,                               А.В. Брушлинский, Л.С. Выготский, А.А. Залевская,Т.П. Зинченко,                           Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, А.А. Леонтьев, Д.А. Леонтьев,                                   С.Д. Максименко, Л.А. Маслова, С.Л. Рубинштейн, Р.Л. Солсо, А.Н. Соколов, Е.Н. Соколов, Р.М.Фрумкина,А.М. Шахнарович, Н.М. Юрьева и др.);

6) в исследованиях междисциплинарного характера (Е. Genouvrier,               A. Rabanales, А.Salinas, J. Vivier, И.О. Александров,В.И. Андреев,                            А.Н. Баранов, Л.Э. Венцковский, Т.А.Гаврилова, И.И. Ильясов, М. Исидзука, Ю.М. Колягин, Н.Н. Леонтьева, С.С. Магазов, Н.Е. Максимова, С. Оцуки,                       Ф.И. Перегудов, В.В. Петров, Г.С. Поспелов, Д.А. Поспелов, Ф.П. Тарасенко, Х. Уэно, В.Ф. Хорошевский, А.А. Худяков, Е.М. Чухарев, А.Л. Шамис, Р. Шенк и др.).

Специфика поставленных задач обусловила использование следующих интегрированных методов и приемов исследования:

– всеобщих: системности и историзма отражения, различения и отождествления,  относительности адекватности отражения, единства предмета и метода, построения триадных дихотомий и трехчленов, диалектических рядов и моделей и др.;

– общенаучных: дефиниционного анализа и анализа на основе познавательных установок, конструктивизации и формализации для выделения сущности изучаемых явлений в «чистом» виде, диалектического единства анализа и синтеза, логического воспроизведения объекта в познании, индуктивного, дедуктивного, классификации, моделирования и др.;

– частнопредметных: анализа словарных дефиниций, компонентного анализа и синтеза, гипотетико-дедуктивного метода в составе компонентного и валентностно-трансформационного анализа в соединении с лингвистическим экспериментом, позволяющим верифицировать семантические гипотезы, функционально-семиотического, сопоставительно-семантического, фреймового анализа;

– смежных наук: подготовки к структурированию знаний и их практического и специального структурирования. Практические методы представлены приемами: определение входных и выходных данных; выявление объектов и понятий; выявление метапонятий и детализация понятий; построение пирамиды знаний; определение отношений; определение стратегий принятия решений. Специальные методы представлены приемами: выявление признаков, объемов, имен, интенсионалов и экстенсионалов понятий предметной области; выявление связей между понятиями с привлечением элементов когнитивной графики; построение пирамиды знаний; структурное проектирование; определение универсальных и специфических отношений; проектирование структуры встречного, гипер- и вторичного текстов как «скелетов» поля «чистого» и «вероятностно-чистого» знания.

Материалом для диссертационного исследования послужили следующие виды текста.

На этапе создания концептуальной модели теоретического объекта «язык» послужили данные следующего характера а) совокупность теорий и представлений научной дисциплины «языкознание» и б) картотека явных конъюнктивных определений совокупности исходных языковых понятий-терминов, фиксируемых лингвистическими, философскими, логическими, психологическими словарями и справочными изданиями (объемом 300 единиц).

На этапе конструирования когнитивной модели отдельной ситуации как исходной информационной единицы эмпирического знания явилось простое предложение-знак в текстах разных жанров на французском языке (объемом 5100 единиц): фольклорные тексты и сказки (200 единиц); художественные тексты: рассказ, новелла, роман (4900 единиц).

Верификация теоретических положений проводилась на материале целостного текста новеллы Алена Роб-Грийе «Scene»,  функциональных текстов на французском, немецком, английском и русском языках; на материале предметного содержания языковых дисциплин в рамках формирующего эксперимента. Общий объем составляет 2200 страниц печатного текста.

Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые:

  • Выявлен потенциал универсального закона восхождения применительно к деятельности понимания в гуманитарном знании.
  • Разработана логическая модель языка – научного объекта и ситуации – эмпирического объекта; выявлена технология лингвокогнитивного конструирования.
  • Предложена модель лингвистической деятельности по рациональному пониманию текста.
  • Найдены пути внедрения достижений междисциплинарного знания и законов научного познания в науку о языке в виде системного анализа (СА), объектно-структурного анализа (ОСА), инжиниринга знаний, семиотического моделирования и т. д.
  • Выявлено эффективное определение языка как математического множества, позволившего сконструировать модельный ряд языка-объекта, включающий матрицу признаков, «охват», иерархию объектов, шаблонные фреймы понятия и системы понятий и т. д.
  • Раскрыто содержание понятий «чистого» знания и «чистого» вторичного текста как текста логического, строгого «документального» и точного.
  • Выявлены существенные черты вторичного текста в качестве метатекста в условиях осуществления «восхождения» на основании соответствия исходного текста принципу предметности знаков. Он относится не к самому исходному тексту, а служит отображению знания, построенного путем преобразования значения этого текста. Вторичный текст – это носитель идеальных образов, произведенных из значений знаков, единиц, категорий исходного текста; это объединенная проекцией как результатом «восхождения» последовательность вербальных знаков, основными свойствами которой являются связность и цельность и которая служит материализацией «нисхождения».
  • Внедрен способ аналогового и символического представления отображений результатов лингвистического познания (понимания).

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно служит получению данных о деятельности разума посредством изучения проявления языка в познавательном акте. Представленный анализ комплекса идей и представлений теории языка, типовых единиц терминологического, фольклорного и художественного текста с позиций гносеологии позволил выделить и структурировать процессы, лежащие в основе формирования и развития ментальных и языковых структур в процессе понимания текста. В нем разработаны научные основы, логическая структура и инструментарий порождения вторичного текста в качестве результата речемыслительной деятельности индивида по пониманию исходного текста. 

Практическая значимость диссертации заключается в возможности применения ее результатов для точного постижения авторского смыслового содержания текста.

Описан конкретный путь сближения лингвистической деятельности по пониманию способом  «восхождения» с методологией решения мыслительных задач. Построены модели  предметных областей системы языка и ее подсистем, семантической ситуации и совокупности ситуаций. Выявлен путь получения предметного знания о научной дисциплине, качественный характер которого обеспечивает его интеграцию в научную картину мира.

Созданный лингвокогнитивный способ деятельности применим при моделировании естественного интеллекта, контролируемой и осознаваемой речи. Выявленная модель понимания может использоваться в разработке лингвистических процессоров в области систем автоматического понимания художественного текста.

Результаты исследования значимы для различного рода учебных курсов по общему языкознанию, теории текста, когнитивной семантике и прагматике, концептуальному анализу художественного текста, теории и практике перевода, межкультурной коммуникации, прикладной лингвистике; для спецкурсов по методологии лингвистического познания; при обучении исследовательской практике студентов и аспирантов, в практическом языковом и интеллектуальном  образовании учащейся  молодежи.   

Положения, выносимые на защиту:

1. Изучение когнитивных аспектов языка и речемыслительной деятельности в русле порождения вторичного текста в процессе понимания исходного текста связано с закономерностями общенаучного познания, в синтезе с теориями различных дисциплин (философии и методологии науки, логики, семиотики, системного анализа, психологии, информатики, искусственного интеллекта, элементарной математики и др.).

2. Изучение механизмов понимания-порождения-представления знания предполагает комплексный подход: системно-семиотический, признаковый, задачный, что обеспечивает семиотическую структурность извлекаемых и генерируемых из языковых значений единиц текста гносеологических объектов.

3. Инвариантными основаниями интеграции междисциплинарного научного знания с целью построения теории понимания исходного текста и порождения вторичного логического текста являются внешние (философские, логические, семиотические, методологические, прототеоретические, метатеоретические) и внутренние (собственно лингвистические) основания.

4. Логическими координатами конструктора «чистого» теоретического знания о языке – научном объекте являются стандартные дихотомные триады философских категорий качества и количества объекта. Качественный аспект репрезентирован значением абстрактного объекта, его формой и предназначением, количественный – тремя уровнями познания этого объекта (методологическим, общенаучным, частнопредметным).

5. Логические координаты конструктора «чистого» эмпирического знания о ситуации образуются стандартной дихотомной триадой: философской категорией системности реального мира «вещи, свойства и отношения», логической категорией системы и проекцией целостного смыслового содержания исходного текста – «объекты, атрибуты и связи».  

6. Принципы построения «чистого» текста, репрезентирующего абстрактный объект, обусловлены основой всего мышления – его синтезирующей деятельностью, которая проявляется в суждениях, то есть в реализации функции высказывания. Семиотически порожденный объект получает символическое (языковое) означивание – вербализацию, образуя акт глубинной предикации. Новый объект вначале фиксируется суждением существования. В нем предикатом является понятие существования, которое высказывается об идеальных  предметах, обозначаемых субъектом суждения. Организация логического текста включает построение рамки интерпретации, построение умозаключений, существование связей между объектами и свойствами, реализацию действий, деятельности оценивания. Общими  правилами порождения и представления теоретического знания являются правила построения суждений, построения индуктивных, дедуктивных и демонстративных рассуждений, интерпретации продукций и др.   

7. Материал для производства «чистых» текстов в качестве языка представления эмпирического знания составляют те же типы категорических суждений существования, атрибутивных, реляционных, прагматических, комплексных, которые служат преобразованию выводов из умозаключений в тезисы для последующего написания текстовой теории объекта. Конечный устойчивый образ ситуации фиксируется процедурой описания результатов понимания с помощью различных языковых средств, знаков, формул, наглядных схем. Далее обобщенный ситуативный образ находит свое объяснение в форме дескриптивного или дискурсивного текста  и верификацию путем построения структуры доказательства.

8. Вторичный текст – репрезентант закономерных гносеологических продуктов процесса рационалистического понимания исходного текста – является знаком в ситуации управляемого семиозиса. Он объективирует производимые субъектом из лексических и грамматических значений знания в виде системы упорядоченных согласованных мыслей и соответствующих высказываний. Он позволяет моделировать процесс логических выводов, осуществляемых субъектом на этапах чувственного и рационального понимания (познания) текста.

9. Производство логически-творческого вторичного текста в системе лингвистического «восхождения» образует рациональный путь изучения и формирования языкового, когнитивного и метаязыкового сознания субъекта.

10. Производство знания в процессе понимания исходного разножанрового текста обнаружило общее и специфическое. Общим является   генетическая логическая тождественность конструктивных единиц знания (признаков, понятий и пропозиций) и вторичного текста-репрезентанта этого знания. Специфическим – семантическая нетождественность признаков – дефинитивных и дифференциальных, типов пропозиций – формально-логической, условно-содержательной, реально-содержательной, денотативных статусов пропозиций и образуемых ими миров  (безреферентного, псевдореферентного, возможного).

Апробация исследования

Основные положения диссертации были представлены в виде докладов и сообщений на международных конгрессах (Тамбов, 2006, 2008), «круглом столе» (Москва, 2007), международных, всероссийских, региональных, межвузовских и внутривузовских научных и научно-практических конференциях.

Международные конференции:

«Инновационные процессы в образовании, науке и экономике России на пороге 21 века» (Оренбург, 1998), «Учебная, научно-производственная и инновационная деятельность высшей школы в современных условиях» (Оренбург, 2001), «Человек и общество» (Оренбург, 2001), «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (2-я, 3-я,  IV-я, 5-я Челябинск, 2003, 2006, 2008, 2010 г.г.), «Язык и культура: проблемы, поиски, решения» (Ульяновск, 2008).

Всероссийские конференции:

«Современные проблемы романистики: Функциональная семантика» (Калинин, 1988), «VI Всесоюзная конференция по романскому языкознанию» (Москва - Воронеж, 1991), Всероссийская научно-практическая конференция по вопросам теории и практики языка (Орск, 1996, 1999), «Лингвистика текста» (Орск, 1998), ««Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов» (Челябинск, 1999, 2000, 2001),  «Социокультурная динамика региона. Наука. Культура. Образование» (Оренбург, 2000), «Единство аксиологических основ культуры, филологии и педагогики» (Орск, 2001), «Теория и практика управления процессом адаптации студентов к профессиональной деятельности» (Орск, 2002), «Качество профессионального образования: обеспечение, контроль и управление» (Оренбург, 2003), «Педагогические технологии управления процессом адаптации студентов к профессиональной деятельности» (Орск, 2007), «Актуальные проблемы лингвистики, психолингвистики и лингводидактики» (Орск, 2008).

Региональные конференции:

«Региональная межвузовская конференция педвузов» (Куйбышев – Орск, 1988), «Обучение иностранным языкам: трудности и пути их преодоления» (Самара,  1994), «Содержание и технологии контроля за качеством среднего образования» (Оренбург, 1998).

Межвузовские конференции:

«Единство системного и функционального анализа языковых единиц» (Белгород, 1988), «Подготовка студентов к реализации воспитательных функций обучения» (Орск, 1993), «Место и роль учителя в инновационных педагогических технологиях»  (Бирск, 1994), «Профессионально-педагогическая культура как основополагающий фактор технологии обучения» (Оренбург, 1999), «Актуальные проблемы изучения и преподавания филологических дисциплин» (Самара, 2004). Конференции по итогам научной работы в Орском гуманитарно-технологическом институте (филиале) Оренбургского государственного университета (1993, 1995, 1996, 1998, 2006).

Результаты работы обсуждались на заседании Академической лаборатории межкультурных коммуникаций Челябинского государственного университета (май, сентябрь 2009), на заседаниях кафедры французского языка и межкультурной коммуникации Челябинского государственного университета (2004, 2009), кафедры французского языка, теории и методики обучения французскому языку Орского гуманитарно-технологического института (филиала) Оренбургского госуниверситета, Лаборатории междисциплинарных филологических исследований Оренбургского государственного университета (2009), на заседаниях Орского отделения Оренбургского университетского округа (2008, 2009), на совместном заседании кафедр факультета Романо-германской филологии ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет» (декабрь 2009, март 2010).

По теме исследования опубликованы две монографии (34, 7 п. л.), учебное пособие (5 п. л.), раздел в коллективной монографии (0, 25 п. л.). Всего по материалам исследования опубликовано 54 работы.

Структура работы. Основной корпус диссертации состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы, содержащего 441 наименование. В тексте 37 рисунков, 6 таблиц, 5 схем.

Основное содержание работы

Во Введении определяется объект и предмет изучения, указаны основные цели и задачи работы, обоснована ее актуальность, теоретическая новизна, практическая значимость, кратко охарактеризованы методология и методы исследования, сформулированы положения, выносимые на защиту. В нем обосновывается правомерность выявления методологии порождения вторичного текста в деятельности по пониманию.

Вторичный текст понимается в работе как текст, который базируется на осознаваемом и управляемом психическом образе (репрезентации, проекции, когнитивной карте, модели, денотативном плане, схеме и пр.), то есть, на «чистом» продукте понимания исходного текста субъектом. Стереотипные речевые события или тексты выражают закономерный и необходимый характер познания, сопутствуют ему, отражают причинно-следственные связи между порождаемыми системами  форм идеальных объектов. На основании соответствия принципу предметности знаков и отношения не к самому исходному тексту-знаку, а к отображению знания, построенного путем преобразования значения этого текста, вторичный текст представляет собой метатекст. Общеизвестно, что язык и речь входят во внутреннюю структуру речевой деятельности индивида. Следовательно, о производстве вторичного текста можно говорить в контексте рациональной речемыслительной деятельности, которая может осуществляться познающим субъектом только в условиях обладания им структурированным полем знания о языке.

В первой главе «Внешние основания теории когнитивного конструирования языка как научного предмета» решаются исходные теоретические проблемы теории когнитивного конструирования языка как научного предмета, рассматриваются гносеологические, логико-практические, семиотические, психологические основания. 

Организующей линией построения основных предпосылок для создания предметной области «язык» с целью ее включения в качестве средства в процесс осознаваемого понимания исходного текста является линия разработки единых для естественных и лингвистических дисциплин теоретико-методологических основ единства научного знания и познания.

В теории познания выделяется три этапа «превращения» материального в идеальное по принципу «восхождения»: 1) воспроизведение объекта в сознании в виде «копии», 2) оперирование с объектом как процесс перехода от материального к идеальному, 3) оперирование с идеальным объектом, создание новых образов и конструкций. Осмысление философских данных о семиотической сущности языка дает возможность применить общенаучную модель генезиса гносеологического образа к языковой знаковой материи в процессе понимания, который, по сути, строится согласно закону восхождения от абстрактного к конкретному.

При построении логического внешнего основания теории языка-объекта в реферируемой работе формулируется необходимость учитывать взаимодействие диалектической и формальной логики. Вслед за методологией формальной логики, мы подходим к организации познания как к строго детерминированному умственному процессу, опирающемуся на законы мышления – тождества, исключенного третьего, достаточного основания и др., на правила производства суждений и их разновидности, их обоснование, доказательство и т.д. Опираясь на данные диалектической логики на этапе развитого языковедческого знания, мы применяем метод восхождения в качестве метода построения научной теории языка-объекта. Этот метод является основным в методологии познания и может быть применен к теории моделирования понимания.

В блоке конструктивов семиотического знания в составе внешнего основания теории языка-объекта следует подчеркнуть используемое нами положение о возможности частичного семиотического основания разрабатываемой теории (Петров, 1988). Системно-семиотический подход, используемый в диссертации, находит свое выражение в семиотической системе или языке нашей теории языка-научного объекта – его алфавите, синтаксисе, семантике, прагматике, правилах образования «строчек символов». Например, семиотическая модель инварианта текста получает следующий вид:  

. ? ! ,

где S – подлежащее, V -  сказуемое,  которое может быть расширено другими челнами предложения (Od – прямое дополнение, Oi  – косвенное дополнение, Circ – обстоятельство, Cattr – определение).

Семантическая формула приведенной модели строится путем преобразования синтаксической модели в соответствующий предикатно-актантный узел, где S1 – cемантический субъект, Pr – семантический предикат, S2 – субъект наблюдения, коммуникации и оценки (а также Od – актант-объект прямой, Oi – актант-объект косвенный, Circ – сирконстант, Cattr – квалификатор):

Действия на пропозициях в этой формуле осуществляются согласно математическим правилам: в круглых, квадратных и затем в фигурных скобках.

Различение класса базового предиката осуществляется согласно шаблонным фреймовым структурам значений действия, процесса, состояния, свойства, отношения. Примером могут послужить следующие фреймы:

Имя «Субъект при классе базового предиката»

{Действие < субъект – агенс, активный производитель действия, воздействует на объект, образует точку на временной оси; при построении предметной СемС одушевленный может быть активным агентивным и активным неагентивным, неодушевленный – инактивным неагентивным; при построении признаковой СемС из субъекта-предмета внешнего мира он превращается в субъект оценки и становится постоянно одушевленным, агентивным,  характеризуемым…>}.

Имя «Характер процессуальности при классе базового предиката»

{Действие < процессуальность протекает, а не длится, образует точку на временной оси; количество и качество актантов способствует выделению более дробных разновидностей: намеренности / ненамеренности, адресованности / неадресованности; учет фазовости приводит к разновидностям: однократному / повторному, постепенного осуществления / мгновенного осуществления …>}.

Имя: «Характер модальности»

{Действие < является объектом оценки; нейтральное, положительно или отрицательно оцениваемое формирует деятельность – деяние - действо - поведение – поступок  - проступок - преступление …>}.

Умение сконструировать шаблонные фреймовые структуры предикатов действия, процесса, состояния, свойства, отношения  позволяет обнаружить их вариативные, развивающиеся формы. Основой выявления этих форм может послужить следующий алгоритм  систематики форм гносеологического объекта «ситуация, пространственно-временной отрезок».

АЛГОРИТМ «Выявление систематики форм гносеологического объекта «семантическая структура предложения»

НАЧ

Результаты

Действие 1. Образовать простые понятия и присвоить им имена

Множество простых (аналитических) объектов-понятий с потенцией связей между ними

Действие 2. Образовать главные понятия субъекта и предиката и присвоить им имена

Синтетический объект – понятие (категория) «субъект», синтетический объект – понятие (категория) «предикат»

Действие 3. Образовать исходное линейное отношение между субъектом и предикатом или первичную пропозицию и присвоить ей имя

Новый синтетический объект – связь между субъектом и базовым предикатом, зародыш или пропозиция

Действие 4. Образовать промежуточное вертикальное отношение или соотнести (сверить с эталоном) смысл – зародыш с реальностью и присвоить ему имя

Новый синтетический объект - подтвержденная (истинная) связь – отношение между субъектом и предикатом, т.е. семантическое единство или концептуальная структура

Действие 5. Образовать промежуточное вертикальное отношение или соотнести смысл – пропозицию с точкой зрения отражающего лица и присвоить ему имя

Новый синтетический объект – семантическая структура (ситуация) со встроенным отношением отражающего лица; всему концептуальному образованию присваивается значение, образованное во всей иерархической структуре горизонтально-вертикальных соотнесений

Действие 6.  Образовать целостное конечное горизонтально-вертикальное отношение – структуру конкретизированной пропозиции

Преобразованный сложный объект в формате матрицы, семантической сети и под.

КОН

Решение вопроса о зависимости того или иного протекания психических процессов от объективных условий определяет пути формирования лингвистической теории. Гносеологически обусловленная комплексная методология когнитивного лингвистического исследования требует и гносеологического психологического обоснования того, как приобретается исходная единица знания о понятийном объекте, его бытии и как они соотносятся между собой. Когнитивное лингвистическое объяснение, по словам Е.С. Кубряковой, предполагает рассмотрение языковых единиц, категорий, их объединений по разным параметрам и признакам в определенной системе координат. Точки отсчета в этой системе обусловливаются участием языковых форм в познавательных процессах и всех видах деятельности по обработке, производству, структурированию, сохранению информации (Кубрякова, 2004).

Таким образом, лингвистика, используя в качестве методологического фундамента закономерности «восхождения», способна дать психологическое объяснение пути, способам ментальных действий, образованию ментальных пространств, продуктов, результатов познания. Овладение психологическим представлением о методе «восхождения», а также решение задачи адекватного вычленения исходной «клеточки» психики в виде признака или их совокупности, способствуют определению исходного момента конструирования системы научного знания. Психологическое знание о признаке позволяет закрепить философский фундамент метода выявления сущности в «чистом» виде в качестве оператора на лексических и грамматических семах.

В реферируемой диссертации этот  философский метод выявления сущности в «чистом» виде служит выявлению «чистого» знания, которое образуется тогда, когда отображаемые объекты получают представление в качестве абстрактных, наделенных только существенными (относительно поставленной задачи) признаками и лишенных несущественных признаков (Петров, 1988). Эти представления позволили рассмотреть в теоретической части реферируемой диссертации возможность конструирования целостного теоретического и эмпирического объекта посредством его частичных объектов из материала совокупностей существенных конституирующих признаков понятий. В работе выделяется психологическая единица – понятие или «клеточка», которая сохраняет свойства целого в потенции как возможность  возникновения понятий в процессе собственного развития.  Эта закономерность находит свое проявление в построении модели «клеточки» как «начала» концептуальной структуры и модели целостного умственного образования «знание о системе языка», «знание о ситуации» как «результата».   

Выполнение предварительного условия понимания – овладения когнитивным субъектом принципами и методом «восхождения» в качестве схемы познания, способностью отражать предмет «язык» с точки зрения его собственной определенности позволило создать общую схему метатехнологии и законы порождения понятийного знания.

Во второй главе «Внутреннее или собственное основание теории когнитивного конструирования языка как научного предмета» описываются возможности интеграции лингвистического знания с междисциплинарным знанием по гносеологическому основанию, приводится конструктивное обоснование теории языка как научного объекта.

Поскольку научная теория помимо внешних связей должна иметь свою собственную внутреннюю организацию, представляющую собой логическую систему, то главным в проблеме соотношения различных оснований теорий является не просто их комплексное использование, а использование их при ведущей роли гносеологических оснований (Петров, 1988).

В реферируемой диссертации функцию философских оснований выполняет закон (принцип) «восхождения», следовательно, этот принцип должен оказать существенное влияние на собственные основания лингвистики. Этому гносеологическому основанию теории языка должны соответствовать и согласовываться с ними собственные основания языкознания, т.е. быть с ним однотипными. Такое же требование содержится в методологических лингвистических представлениях: чтобы получить адекватное представление о предмете, его нужно исследовать с тех позиций, на которые указывает диалектика, наука об общих законах развития, аспектах и методах научного познания. То есть теория – это не всякая совокупность знаний о языке, а строго организованная система знаний, каждый элемент которой связан с другими элементами этой же системы и непосредственно следует из них.

Лингвистическая теория возникает на достаточно высокой ступени развития познания языковой действительности и включает в себя такие формы выражения знаний, как принципы, научные понятия, суждения и законы (Алефиренко, 2005). Однако обзор теорий языка, проведенный в работе, показал, что сегодня ни логики, ни лингвисты не имеют единства в понимании того, что же это такое «язык» как объект и как его описать. Задача построения языка как предмета в его целостном научном осмыслении остается по сегодняшний день не решенной. Сам «язык» как объект лингвистики потерялся в обилии подходов, теорий, методологий. То есть без диалектики наука на определенном этапе своего развития запутывается в неразрешимых логических и диалектических противоречиях (Войтов, 2006).

Хотя в целом различные подходы и разрабатываемые модели языковой системы обеспечивают последующее продвижение научной мысли и расширяют границы науки о языке и языковой деятельности человека. Тем не менее, на сегодняшний день лингвистика не располагает готовыми рецептами познания логического объекта «язык» в виде технологии и методик, выявленных в процессе осуществления системы «восхождения».

В данных «кризисных» обстоятельствах мы обращаемся к принципам системного анализа (СА) в качестве прикладной диалектики, поскольку в настоящее время эта наука располагает  способом  разрешения проблемной ситуации путем перехода на новый,  более высокий уровень системности в нашей деятельности (Перегудов, 1989). СА способствует расширению возможностей изучения языка как системы знаков, имеющих значение, рассмотрению языковых знаков не как объект познания, а как его средство, повышению степени точности и надежности умственно проектируемого знания. Методология СА демонстрирует возможность по-новому организовать процесс понимания, придать ему характер системного объекта и сообщить составляющим его частям взаимосвязанность, структурированность и подчиненность определенной цели. Применение объектно-структурного анализа (ОСА) и СА позволяет лингвисту  ввести в деятельность по пониманию  необходимые модели состава, структуры, содержания, формализма, условного подобия и др., обеспечивающие внутреннюю системность познавательного процесса, и осуществлять преобразование теоретических и эмпирических понятий в своеобразные модели образной действительности.  

Конструктивное обоснование теории языка-объекта достигается путем логической организации  уже имеющихся научных знаний, мысленного воспроизведения сущности реального объекта, выявления его новых сторон, закона его функционирования как конкретно-целого. На пути сложного взаимодействия между процессами «восхождения» и «нисхождения» в состав прежних категорий включаются философские, логические, психологические, семиотические и другие категории.

Преодоление противоречий в трактовках теории и принципиальных характеристик языка – его системности, предметности, знаковости и др. является начальным моментом и «движущей силой» познавательного процесса, представленного в данной главе. Конструктивы для их преодоления и последовательного осуществления стратегии «восхождения» мы находим в междисциплинарном знании. Это метапонятие системы как множества из общей теории систем, понятие «целостный объект» из искусственного интеллекта, понятие проблематизации схемы научного предмета, моделей, онтологий, средств, методов, знания и формы знания и т.д. из методологии науки. Это также представление о  задачном способе изучения языковых знаков из естественнонаучного знания, о модели из информационных технологий, о технологии мышления из диалектического метода мышления. В число конструктивов входит также гносеологическое знание о концептуальной модели объекта, психологическое знание о ментальной реперезентации и гештальте, лингвистическое знание о языке мысли и форматах знания и др.

Названные представления, опора на диалектическую логику и мышление, детерминированное законом «восхождения» в познавательном отражении, позволяют перейти к построению логической модели языка в формате множества всех множеств. Определение языка как системы – множества элементов вместе с совокупностью отношений между этими элементами или между их свойствами (Исследования по общей теории систем, 1969) приводит к расширению его объема, к превращению объекта «язык» во все большее по объему множество и систематике его элементов в качестве иерархической системы подмножеств. Язык предстает как первичное множество, его элементы – единицы (подмножества) представляют вторичные множества, уровни представляют подмножества вторичных множеств – третичное множество и т.д.

Создание базовой модели языка, таким образом, реализуется благодаря синтезу формально-логического (понятие характеризуется со стороны содержания и объема) и диалектико-логического (содержание понятия представляет собой некоторую систему знаний) подходов к понятию через посредство раскрытия его содержания как перечисление его признаков. Это позволяет усмотреть за признаком статус элемента множества, а за совокупностью признаков – первоначальный объективный источник возникновения понятия о множестве и понимания фундаментального значения этого понятия для всей зарождающейся логической конструкции языка как объекта.

В собственном основании теории понимания показано, что многие определения языка-объекта и его свойств зачастую не только не согласуются друг с другом, но и просто противоречат. Такая ситуация не способствует объединению сил, идей и решений исследователей и сигнализирует о необходимости повышения системности как формы развития знания в области языка-научного предмета. В логическом плане подобная ситуация говорит о продолжающемся обсуждении учеными не одного, а нескольких логических объектов под названием «язык». Поэтому теоретико-познавательный путь, описанный в данной главе, определяется нахождением способа преодоления разногласий внутри дисциплины и основы междисциплинарного синтеза.

Таким способом является взаимодействие совокупности языков, представляющих внешние и внутренние основания теории – философии, логики, семиотики, психологии, лингвистики, дидактики. Новое конструируемое знание о языке-объекте отражает системную связь лингвистических объектов и получает обоснование путем синтеза понятий и представлений названных научных дисциплин с логико-философских методологических позиций. Способ интеграции разнообразных знаний в процессе исследования объекта представлен в виде модели-конфигуратора процедуры построения синтезирующей структурной модели языка - научного объекта.

Третья глава «Концептуальная модель языка-объекта как продукт и результата творческого синтеза»посвящена процедурам концептуального (понятийного) моделирования поля лингвистического знания путем  заимствования и адаптации приемов из области методологии инженерии знаний. В ней описан ход построения семиотической модели языка-объекта, которая «задается» способом системной организации совокупности рядоположенных признаков и имеет сложную иерархическую структуру.

Представление о понятии множества получает дальнейшее рассмотрение в качестве первоначального понятия лингвистики, из которого становится возможным развитие науки языковедения и может идти речь о строгом логическом обосновании науки о языке. Наблюдаемые совокупности признаков, конструирующих абстрактные объекты, с одной стороны, и совокупности единиц, конституирующих уровни языка, с другой стороны, позволяют субъекту обнаруживать, как проявляются понятия множества, отношения между множествами и операции с множествами в различных разделах языкознания – фонетике, лексике, грамматике, а также в области языковых значений. Использование названных понятий и операций позволяет устанавливать аналогию с фундаментальной ролью понятия множества и с когнитивными операциями с ним в различных разделах математики, в учениях о функциях, уравнениях и неравенствах.  

Семантически-конструктивная деятельность субъекта по извлечению отдельных признаков, построению совокупностей признаков, объекты, сконструированные из них, действия с ними становятся объектом внимания субъекта, то есть всего того, что естественно приводит к абстракции. Обработка признаков понятий и самих понятий производится на основании теоретико-множественных представлений. Усмотрение абстрактных объектов в движении, изменении, оперирование причинно-следственными связями, содержательная интерпретация наблюдаемых лингвистических фактов, идеализация, схематизация и интерпретация генерируемого знания позволяет понять природу новых абстрактных объектов и построить специальный язык их отображения. В созидательном конструктивном процессе, осуществляемом на знаковой материи исходного текста, принцип системности преобразуется из теоретической категории в осознанную установку предметно-практической деятельности субъекта.

Сущность процедуры  понимания исходного текста дефиниции в качестве знако-знаниевого образования составляет процесс логического построения искомого системного теоретического объекта по заданному системообразующему отношению – между содержанием и объемом понятия и части элементов. Руководствуясь положениями инженерии знаний о том, что словесно-логическая и образная модели в мозгу человека работают совместно, что каждый из уровней обработки информации переписывает ее своим особым способом (Поспелов Г., 1980, Поспелов Д., 1982, Оцуки, 1990) в диссертации предлагается понятийная модель объекта «язык» (знание о нем) в аналоговом и символическом изображении.

Выстроенная модель синтезирует продукты перцептивной и рациональной обработки дефинитивных признаков и задается  способом системной организации совокупностей сочиненных и подчиненных признаков, т.е. позволяет отобразить движение понятий внутри нее не только по горизонтали, но и по вертикали. Произведенное знание  получает сложную иерархическую структуру, подпадающую под общую схему и определение фрейма как структуры данных для представления некоторого концептуального объекта (Представление и использование знаний, 1989).  Произведенные частичная (исходная, в виде понятия как «начало») и целостная («результат») концептуальные структуры являют собой наборы стереотипных данных для представления порождаемых объектов. В качестве фрейма-образца  в работе принимается общая схема, отражающая представление знания на логико-философском или методологическом уровне познавательного отражения:

{i , < v i g i  >, < v 2  g 2 >, …, < v h  g h >}.

В этой структуре  i  есть имя фрейма, v i – имена слотов (терминалов), а g i – значения (заполнители) терминалов (слотов) (Алексеев, 1991).

Содержание и структура поля лингвистического знания охватывает 29 базовых концептуальных объектов, включая метапонятия «значение», «форма», «функция», «понятие», связанных между собой отношением род-вид и создающих восходящий и нисходящий ряд. В процессе порождения знания концептуальная структура выступает как статическая, неизменная составляющая поля знания, в то время как функциональная структура представляет динамическую, изменяемую составляющую. Формирование концептуальной структуры основано на выявлении понятийной структуры  предметной области путем применения алгоритмов процедур – овладения научным понятием, его обработки, извлечения знаний и т.д. Поле знаний является первым шагом к формализации, и мы представляем его в виде своеобразного графа, выражающего идею системности (целостности) порождаемого концептуального образования или концептуальный каркас (рис. 1). Выделенные «несущие» конструкции знания находят аналогии в блок-схеме устройства компьютера. Мы усматриваем ее в том, что целостная уровневая структура получает статус системного блока языка, а трехчастное единство «значение + форма + функция», пронизывающее весь этот блок, получает, в соответствии с нашим представлением, статус системной магистрали передачи данных или «шины» (рис. 2).

Рис. 1. Полный «охват» системы языка

Рис. 2. Модель системного блока языка

и его системной магистрали – «шины»

В ходе исследования эмпирического материала, замещающего теоретический объект (явные конъюнктивные определения), выявлена технология, регулятивы и алгоритмы построения концептуального научного объекта.

Совокупность признаков объекта, извлеченных из текста дефиниций, вначале получает форму организованного последовательного списка. Затем они по основанию смыслового равноправия (формально: IS-A: «канарейка IS-A птица») образуют вертикальное сечение мысленной структуры, синтезирующей качественные данные зарождающегося объекта. Подобные формы знания квалифицируются в инженерии знаний как фреймы отношения порядка и отношения эквивалентности (Магазов, 2007). Распознавание этих признаков, их классификация и категоризация требуют введения в процесс оперирования признаками логико-философских категорий. Подключение этих категорий объясняется возможностью исследования содержания понятия или его качественной стороны. Результаты семантического анализа дефинитивных признаков приводят к их объединению в равноправные группы (классы) по трем основаниям: предметная соотнесенность; вид, устройство; роль, предназначение. Таким образом, категории значения, формы и функции являют собой новые системные категории, потребовавшие своего включения в состав прежних категорий на основании практики познания в соответствии с гносеологией. Установление трех логических координат (значение объекта, его форма, его предназначение), характеризующих произведенный абстрактный объект, свидетельствует о преодолении бинарного мышления и  подключении мысленного приема тернарного мышления.

С этой стороны как «начала» в его трехаспектной (тернарной), т.е. объемной организации и начинается воспроизведение в мышлении сущности предмета «язык и знание о языке».

В процессе отражения «конкретное» выступает в двух формах: 1) в форме чувственно-конкретного знакового текста дефиниции, с которого было начато исследование, приведшее к образованию абстракций, и 2) в форме мысленно-конкретного объекта «понятие», завершившего исследование на основе синтезирования ранее выделенных абстракций.

Обращение к высказывательной функции мышления позволяет сформулировать мысли об произведенном объекте. Вербальный код требует своей актуализации в виде  высказываний трех типов. Эти высказывания предстают номинацией процесса дальнейшего (третьего) расщепления исходной пропозиции (S + Pr), заключенной в тексте дефиниции на третьем шаге анализа - синтеза.  Первое расщепление находит себя в номинативном ряде типа: понятие или семантический субъект S предмет мысли, носитель полученного свойства, то есть искомый зарождающийся мысленно-конкретный объект, которому приписывается некоторое свойство – семантический предикат Pr в виде ряда (множества) равноправных неравнозначных смыслов-признаков.

Второе расщепление позволяет вербально отобразить смысл и дать ему имя типа: S определяемый + Pr составного неоднородного свойства.

Третье расщепление получает регистрацию в виде пропозиции: S обладатель или определяемый + Pr составного неоднородного свойства, включающего аспект предметной соотнесенности, вида (устройства) и предназначения. Такого рода сформированная мысль получает формулировку в высказываниях 3-х типов:

  • характеризующих семантическое значение (предметную соотнесенность порождаемого из признаков абстрактного объекта);
  • характеризующих его форму или устройство;
  • характеризующих  его назначение или роль.

Например, первый тип высказывания, характеризующего значение порождаемого из смыслов-признаков абстрактного объекта, формулируется так: «Мысленный объект «понятие» (или называемый простым именем «понятие», «система» и под.) имеет следующую предметную соотнесенность или значение (т.е. что это такое?) – целостная совокупность суждений, т.е. мыслей и т.д.».

Второй тип высказывания формулируется так: «Мысленный объект «понятие» и др. имеет следующую форму (или устройство): данная совокупность мыслей должна обладать ядром, сформированным из суждений о наиболее общих и в то же время существенных признаков этого объекта» и т.д.».

Третий тип высказывания получает формат: «Мысленный объект «понятие» и др. служит тому, чтобы отражать существенные связи между предметами и явлениями действительности» и т.д.».    

Формализованное представление знания об исходном мысленном объекте – понятии  получает вид:

Имя фрейма – Понятие                  Тип фрейма – Шаблонный

Слот АКО – указатель, показывающий, что данный фрейм является фреймом-родителем для всех последующих фреймов, это стандартный системный слот.

{Понятие, < Значение, Признак 1, Признак 2, Признак 3, Признак …n >};

{Понятие, < Форма, Признак 1, Признак 2, Признак 3, Признак …n >}; {Понятие, < Функция, Признак 1, Признак 2, Признак 3, Признак …n >}. 

Далее признаки поддаются анализу по формализованному отношению типа KIND-OF: «канарейка is a KIND-OF птица (канарейка – это разновидность птиц)» и являют собой классы обобщаемых предметов или объем понятия. Объект нижнего уровня является частью объекта верхнего уровня.

Таким образом, имеет место порождение трехуровневой конструкции знания. На ее верхнем уровне, который воплощает собой методологический уровень знания, располагаются абстрактные объекты-концепты. На нижнем уровне – конкретные объекты (частнопредметный уровень знания), а между ними – полуабстрактные, полуконкретные (общенаучный уровень знания). Причем объекты нижних уровней наследуют атрибуты объектов верхних уровней. Наследуются, то есть переносятся на другие объекты и системы  интегральные признаки значения, формы, функции. Данный объект «понятие», будучи сконструирован в соответствии с положениями теории и психологии познания, касающимися причин формирования мысленного образа, свидетельствует о генезисе (истории), становлении мысленного образа, формировании абстракции.

Осмысление образа понятия как исходной «клеточки» позволяет поднять единичное до уровня общего и тем самым использовать его в развитии содержания знания о «целом» объекте «язык». Сконструированный в качестве базовой структуры объект «понятие» являет собой эталон объектной модели, отражающей специфику предметной области «язык» и являющейся образцом для системы понятий, «охватывающих» язык. Благодаря этим трем качественным и трем количественным аспектам порождаемых ментальных конструкций как промежуточные, так и  целостная внутренняя репрезентации приобретают существенные структурные характеристики трехмерного объекта в виде матрицы 3 Х З.

Исследователь последовательно осуществляет целесообразные действия в мыслительном контуре «цель-средство, анализ через синтез». Он регулярно достигает такой фазы познания, когда оказывается в условиях, требующих от него выражения полученной в эпистемологической ситуации репрезентации идеальных объектов, т.е. закрепления посредством языкового знака только тех ментальных сущностей, которые оказываются важными и существенными для субъекта. Он располагает двумя форматами представления знания как продукта понимания: аналоговым (знание «для себя») и символическим вербальным (знание «для других»). Мышление предполагает развитие образного представления объектов. На этом построена логика, математика и так же должна быть построена лингвистическая диалектика. Осуществляя целенаправленную когнитивную деятельность, имеющую обратную связь с промежуточными и глобальными целями, и устанавливая смысл речевых и/или неречевых действий, фиксируя и сохраняя полученное в решении смысловой задачи знание, субъект прибегает к означиванию, знаковому представлению ментальной информации, к внутренней (или внешней) речи («чистому» тексту). Он осуществляет интерпретацию, будучи в знаковой ситуации или ситуации семиозиса. Он обладает образами, сопровождающимися внутренней речью, и внутренней речью, иллюстрирующей саму себя образами. Именно на фазе означивания актуализируется когнитивная функция языка, и язык выступает в качестве системы естественноязыковых знаков или когнитивного инструмента. Но одновременно с этим потребность передать, сообщить порожденное знание вызывает коммуникативную функцию языка. Иными словами, функция репрезентирования предстает генетически и функционально неотделимой от функции коммуникации.

Таким образом, системное понятийное образование, которое включает конечное число абстрактных объектов: 

1. система; 2. система языковая; 3. структура; 4. структура языковая; 5. единицы языка; 6. система единиц; 7. уровни языка; 8. система уровней;                   9. фонема; 10. система фонем; 11. фонемный уровень; 12. морфема;                             13. система морфем; 14. морфемный уровень; 15. лексема; 16. система лексем; 17. лексемный уровень; 18. часть речи (класс слов)19. система частей речи;           20. морфологический подуровень; 21. единица синтаксиса; 22. система единиц; 23. синтаксический подуровень; 24. единица семантики; 25. система семантических единиц, 26. семантический уровень, – получает следующий вид:

Имя фрейма -  Система базовых понятий      Тип фрейма – Шаблонный

Слот АКО – указатель, показывающий, что данный фрейм является фреймом-родителем для всех последующих фреймов, это стандартный системный слот.

Слот {Система < Значение, Признак 1, Признак 2, Признак 3, Признак …n >};

{Система, < Форма, Признак 1, Признак 2, Признак 3, Признак …n >};

{Система, < Функция, Признак 1, Признак 2, Признак 3, Признак …n >};

Слот {Система языковая  < Значение, Признак 1, Признак 2, Признак 3, Признак …n >};

………………………………………………………………………………………

Наличие у самого исследователя нового, эталонного представления, и вариативных представлений объекта выступает основным вектором, по которому идет перестройка всего образа ситуации овладения объектом «язык». То есть язык изучается 1) как предмет теории и, следовательно, предмет науки о языке и 2) как предмет практики его применения в опосредованном познании действительности, лежащей за языком в процессе понимания текста и при обучении языку. Содержанием изучения предмета «язык» в науке становится дальнейшее стержневое («каркас») и мозаичное  («звенья») развертывание концептуальной структуры «язык» на основе его декларативных описаний. Содержанием обучения языку как учебному предмету становится процесс структурирования у обучаемых системного образа – мысленно-конкретного предмета «язык» в инвариантности и вариативности его компонентов.

Приведенный способ понимания-порождения-представления знания о теоретическом объекте в итеративно осуществляемой деятельности позволяет придать ему характер логического алгоритм, который находит следующую символическую фиксацию.

Система языка = 1 =… n частям или подсистемам  = 1

    • Полагаем логическое содержание мысленного объекта «система естественного языка вообще« равным единице и переходим к следующему пункту. Решение. Интерпретация и доказательство возникшего образа.
    • Полагаем логическое содержание мысленного объекта «система языка с включенной подсистемой фонем» как первую часть единицы и переходим к следующему пункту. Решение. Интерпретация и доказательство возникшего образа.
    • Полагаем логическое содержание мысленного объекта «система языка с включенными подсистемами фонем и морфем», т.е. система морфемных знаков как вторую часть единицы и переходим к следующему пункту. Решение. Интерпретация и доказательство возникшего образа.
    • Полагаем логическое содержание мысленного объекта «система языка с включенными подсистемами фонем, морфем и лексем (слов)» т.е. система словесных знаков как третью часть единицы и переходим к следующему пункту. Решение. Интерпретация и доказательство возникшего образа.
    • Полагаем логическое содержание мысленного объекта «система языка с включенными подсистемами фонем, морфем, лексем и разрядов слов (частей речи)», т.е. систему частеречных знаков как третью часть единицы и переходим к следующему указанию. Решение. Интерпретация и доказательство возникшего образа.
    • Полагаем логическое содержание мысленного объекта «система языка с включенными подсистемами фонем, морфем, лексем, частей речи и типовых конструкций из слов», т.е. систему синтаксических знаков как четвертую часть единицы и переходим к следующему указанию. Решение. Интерпретация и доказательство возникшего образа.
    • Полагаем логическое содержание мысленного объекта «система разнородных типовых значений знаков-членов множеств структуры языка», т.е. систему знаков, соотносящихся со значениями значений (смыслами) морфем, лексем, частей речи, синтаксических  конструкций как пятую часть единицы и переходим к следующему пункту. Решение. Интерпретация и доказательство возникшего образа.
    • Проверяем, равно ли количество численно-знаниевых соответствий числу уровней языка и единице в целом. Если оно равно тому числу уровней, которым, по мнению исследователя, характеризуется языковое устройство, то вычисления прекращаем. Если включаем в число уровней стилистический уровень, то увеличиваем объем конструируемого объекта  на единицу и переходим к пункту 3.

    Эти последовательные умственные действия (блоки действий) с реальными теоретическими  объектами, которые вводятся мышлением при построении объяснительно-доказательной интерпретации, в соответствии с положением логики и психологии могут быть разложены на более простые операции в содержании познавательной деятельности субъекта, осуществляемой в областях идеальных объектов познания. 

    Таким образом, описанная последовательность блоков действий и закрепленных речью («чистым» текстом) теоретических продуктов признается нами в качестве мыслительной программы и интеллектуального интерфейса-инструментария, обеспечивающих высокопроизводительную понимательную деятельность субъекта познания, создание у него системных представлений, то есть понятийных конструктов и полных циклов познавательных действий в процессе конструирования логического объекта «язык».

    Тем самым находит выполнение методологическое требование к построению объекта изучения: искомый объект «язык» «задан» с помощью ряда методологических понятий. Предметная область, подлежащая дальнейшей разработке и конкретизации, предстает сосредоточенной, обозримой и упорядоченной. Знание о языке получает характер содержательной информации, продукта собственной интеллектуальной обработки и структурации субъектом и служит ему средством понимания текста.  

    Предложенная общая схема и теория языка-объекта ложатся в фундамент построения ее внутренних оснований и служат изменению существующих о нем представлений с позиции теории научного познания.

    В заключительной части третьей главы представлено решение вопроса онтологического представления предметной сущности языка как семиотической системы, который в традиционном языкознании остается практически вне сферы рассмотрения. Иными словами, мы пытаемся обнаружить принципы работы языка как знаковой системы. Те абстрактные объекты, которые образовали в своих связях теоретическую схему объекта и идеальные объекты, образующие картину мира, имеют разный статус. Нетождественность абстрактных объектов «понятие», «система» и др. реальным объектам очевидна. Однако, будучи отличными от картины мира, теоретические схемы всегда связаны с ней. Установление этой связи является одним из обязательных условий построения теории. Благодаря связи с картиной мира в процессе понимания текста происходит объективация теоретической схемы знания о языке. Процедура отображения теоретической схемы на картину мира обеспечивает ту разновидность интерпретации уравнений, выражающих теоретические законы, которую в логике называют концептуальной (или семантической) интерпретацией и которая обязательна для построения теории. Вне картины мира теория не может быть построена в завершенной форме.

    Проблемный пласт языковой онтологической системы еще не получил ни теоретической, ни методической специальной разработки в теории языка, вследствие чего, опираясь в своих теоретических рассуждениях на соображения методологии науки в практическом плане  мы обращаемся к достижениям информационных наук.

    Для отражения содержания, выявляемого опосредованно из деятельности со знаками, не имеется эмпирически наблюдаемого объекта. Для него строят специальное знаковое изображение, которое «встает» как бы между знаковой формой знания и эмпирически данными объектами. Эта особая знаковая конструкция определенным образом представляет предмет «как таковой». Исходя из этой специфической функции, о подобных изображениях мы говорим как об онтологических представлениях содержаний знания. Такие знаковые конструкции выполняют специфическую познавательную роль: они должны так представить объект, чтобы обеспечить его связь с вновь полученными знаниями. Создание и использование онтологий в диссертации служит тому, чтобы «показать наглядно (визуализировать)», «говорить» о предметной области, в отличие от Базы Знаний (БЗ), которая содержит знания, необходимые для решения лингвистических задач в процессе понимания. Онтологии – это БЗ специального типа, которые могут «читаться» и пониматься, отчуждаться от разработчика и/или физически разделяться их пользователями.

    Мы конкретизируем ее как концептуальную, «семантическую» сущность, неформальную (в виде миров-рисунков и геометрических фигур) и формальную (в виде семантических формул), а также представляем модель предметной онтологии Odomain , которая содержит понятия, описывающие предметную область грамматики, в виде двухуровневой десятеричной таблицы как средства навигации по знанию и по онтологии.

    Средствами верификации истинности индуктивно произведенного знания представляются объектно-структурный анализ, метатеоретический характер построенной теории, возможность развертывания научного предмета, представленного в сжатом виде понятием «язык как система» в целостную совокупность суждений об этом объекте, извлеченных из авторитетных научных источников, схема рассуждения исследователя, которая моделирует функциональную структуру S f  и др.

    Практическая реализация данных теоретических выкладок осуществлена в рамках первой программы формирующего эксперимента, который в ходе исследования был использован в качестве метода овладения способом построения теоретических конструктов субъектами обучения и в качестве средства верификации их истинности. Она нашла свое воплощение в выявленной когнитивной технологии формирования и репрезентирования понятийного лингвистического знания. Эта технология  обеспечивает регулярно воспроизводимые результаты понятийно-конструкторской деятельности субъектов обучения в виде соответствующих промежуточных и конечного целостного концептуального образования «язык» (модель «полного охвата языка», «пирамида знания», «матрица понятия», «База Знания», «предметная область», «поле знания», «шаблонный фрейм «понятие»», «шаблонный фрейм «система базовых понятий»» и др.).

    Четвертая глава «Характеристика процедур моделирования понимания-порождения эмпирического знания способом «восхождения»» посвящена дальнейшему развитию основ создаваемой теории понимания-порождения-представления «чистого» знания посредством «чистого» текста. В ней в фокус наблюдения вводится высказывательная функция мышления, отражающая изменения, которые претерпевает эмпирический объект в процессе его развития: зарождения, становления, созревания, завершения.

    Результат понимания текста усматривается в проекции смысла текста, в качестве его единицы используется формат знания «семантическая ситуация» или «объекты, атрибуты и связи», который производится посредством  ряда этапов становления и формирования и полностью отвечает содержанию  психологического понятия динамической смысловой системы решения мыслительных задач. Под образом ситуации, или образом содержания текста понимается образ стоящей за текстом действительности (Леонтьев, 1997). Следовательно, целью понимания художественного текста при рациональном способе предстает ментальная модель «система изображенной картины возможного мира». Этот процесс поддается описанию как формирование, развитие и сложное взаимодействие операциональных смысловых образований (репрезентаций) разного вида. К этим образованиям относятся, в частности, операциональные смыслы элементов – сем или дифференциальных признаков, операциональные смыслы «пучков» признаков или понятий, категорий, компонентов ситуации и операциональные смыслы цели. В качестве центрального структурного образования динамической смысловой системы решения задач рассматривается смысл конечной цели, который проходит ряд этапов становления и формирования. Значения, так же как и смыслы, генетически неразрывно связаны с деятельностью. В реальной речевой деятельности значение и смысл слова слиты и нужно специальное усилие аналитической мысли, чтобы встать над этим двуликим явлением и уловить раздельность смысла и значения.

    Новые условия реализации восхождения позволяют сформулировать закон генезиса тернарной модели «клеточки» и «результата» эмпирического знания.

    В главе исследуется художественный текст, смыслом которого, согласно принятым нами представлениям, является его проекция в виде ментальной структуры «объекты, атрибуты и связи» или «семантическая ситуация» (СемС), что соответствует в диалектике мышления сущности «чистой» формы объекта. Предложенная теоретическая схема позволяет отобразить идеализированную модель возможной действительности текста-знака. Единицей понимания обнаруживает себя отдельная ситуация как элементарная клетка знания, знаком которой является предложение-высказывание, формально: СемСпредложения - ?СемС = (S + V + Od  + Oi + Circ) - ? (S2 > (S1 + Pr + Od + Oi + Circ)) =? Его целью становится умственное освоение действительности, лежащей за текстом.

    Конкретизация «восхождения» на этапе порождения – вербального представления эмпирического объекта осуществляется системой целесообразных перцептивных и интеллектуальных действий в процессе решения последовательностей задач: стратегических и тактических, эпистемологических и прагматических, логических и онтологических.

    Значения слов и выражений, образующих предложение, подвергаются специальной обработке по принципу предметности знаков путем выявления и оперирования интенсионалами этих знаков, что обеспечивает познание объекта в форме деятельности на понятиях. Предметная, или перцептивная функция слова как основного языкового знака одна из самых главных. В этой функции слово, или имя, выступает заместителем предмета. Предметное значение – это именно то, представителем чего является знак. Его наличие обязательно у каждого знака в силу самого понятия знака. Предметными значениями выражений предстают воображаемые или мыслимые предметы, они разнообразны. Это отдельные предметы и одушевленные существа, классы предметов, явления, процессы, свойства, отношения предметов и т.д.

    Всем комплексом обследовательских действий и их продукций в составе метапроцедур понимания  управляет метаонтология интенсионального описания свойств предметной онтологии и онтологии задач. Имеющаяся в распоряжении когнитивного субъекта База Знания предоставляет знания, необходимые для решения лингвистических задач в процессе понимания и ответов на вопросы познавательных установок.

    Примером осуществления полного цикла понимания знака: «Il etaitunefoisunepetitefilledeVillage, laplusjoliequoneutsuvoir; samereen etaitfolle, etsamere-grandplusfolleencore» (Perrault, 1983) служит система из 33 узловых  процедур, нацеленная на интенсиональное производство совокупности образных репрезентаций – перцептов и пропозициональных репрезентаций, образующих систему диалектических иерархических моделей, ситуативное обобщение которых являет собой этап образования концептуального знания или проекции текста «объекты, атрибуты и связи». Выявленному образу присвоено имя: «Отражающее лицо (автор) строит в своем сознании сообщение о его высоко положительной оценке и такой же оценке близкими людьми определяемого в физических, интеллектуальных, нравственных и т.д. свойствах субъекта».

    «Чистый» вторичный текст находит себя в полном доказательном диалектическом воспроизведении выявленных (в данном образце теории в количестве ? 34) свойств объекта. 

    Примером осуществления 8-ми необходимых и достаточных процедур для построения проекции служит генезис систематики форм ситуации в предложении: Sansseretourner, lepersonnagefaitunpasenarriereetsimmobilise a nouveau(A. R.-G., 392). Относительно завершенный образ ситуации, вобравший в себя 8 «чистых» форм объекта, означивается вербально следующим логическим или вторичным текстом: «Отражающее лицо (автор) бесстрастно описывает сценическое поведение лица (персонажа)».

    Прием выявления интенсиональной семантики (сем, значимостей, сигнификатов, понятий, смыслов) обнаруживает себя обязательным. Он применяется на подготовительном этапе цикла познания и позволяет сформировать и поддерживать базу сугубо лингвистических данных – поединично выявленных комплексов сем, которые становятся мыслительным материалом для построения структурированного признакового пространства в ментальном поле субъекта на всем протяжении цикла.  

    Этот прием основывается на знании о терминировании общеупотребительных слов и выражений, т.е. приписывании им терминологического значения и его обработки по аналогии с обработкой терминов. 

    Высказывательная функция мышления, подобно циклу производства теоретического объекта, реализуется тремя видами текста в составе интерпретации: встречным, гипер- и вторичным. Встречный текст обнаруживает себя в обозначении порождаемых продуктов, им мы отвечаем на вопросы: что это такое? какой он? каковы его свойства? и под. Гипертекст обнаруживает себя в единой структуре смешанного представления, объяснения и предъявления производимого знания. Вторичный текст проявляет себя в ином формате: это строгий логический «документальный», точный текст, текст, в терминах которого производится собственно доказательное предъявление «чистого»  продукта понимания исходного текста, который строится субъектом на конечной стадии познания объекта «ситуация» и когда факты лингвистической действительности используются в качестве аргументов построенного выводного знания.

    Формой объяснения или теорией описания порожденного интегрированного объекта предстает построенный вторичный дескриптивный или дискурсивный текст. Дескриптивный текст получает характер «качественного» повествования о чувственно воспринятых свойствах развивающегося образа семантической ситуации. Дискурсивный текст реализует себя во вторичном тексте с рассуждениями, когда множество признаков объектов объединяются в один предикат, представляющий проекцию текста посредством операции конъюнкции.

    Верификация приведенных рассуждений, составляющих основу теории рационального понимания-порождения-представления знания в формате ситуации посредством построения пространственно-временных репрезентаций, осуществляется на основе двух типов выводов: нормативных и эвристических. Объяснение служит обзором всей максимально возможной лингвистической доказательной базы системного отображения объекта и показывает все причинно-следственные «внутренние» связи полученного объекта.

    В общей структуре теории моделирования понимания представление знания в форме вторичного текста получает свою реализацию в рамках общего когнитивного процесса интерпретации, в единстве которой вычленены условия, принципы, установки, процесс, результат, восходящие и нисходящие стратегии, инструменты, процедуры, действия и пр.

    Под доказательством образа предлагается понимать конечную последовательность предложений (А1 , А2 , …Аn), принадлежащих данной теории, которая удовлетворяет двум условиям: а) каждое предложение этой последовательности представляет собой или аксиому (системы), или определение, или ранее уже доказанную теорему, или допущение (условие доказываемой теоремы), или же получается из предшествующих предложений по одному из (допустимых) правил вывода и б) последнее предложение этой последовательности (Аn) есть предложение Т.

    Предложение Т является теоремой, если для него может быть построено хотя бы одно доказательство, то есть, найдена хотя бы одна последовательность предложений, удовлетворяющая условиям а) и б).

    Правильность доказательства образа (относительности знания о нем) проверяется средствами традиционной формальной логики. Для этого следует, например: расчленить доказательство на умозаключения; каждое умозаключение построить по полной схеме; проверить наличие всех значимостных (грамматических и лексических)  посылок умозаключений среди ранее введенных определений понятий (категорий) и ранее доказанных семантических фактов;  проверить правильность каждого умозаключения.

    Верификация выдвинутой в диссертации гипотезы о гносеологической обусловленности возникновения и характера вторичного текста в системе понимания исходного текста осуществлена в формирующем эксперименте. В нем приняли участие 350 студентов филологических факультетов Орского гуманитарно-технологического института (филиала) Оренбургского госуниверситета. Он осуществлен в три этапа, в двух программах исследования в период с 1994 по 2007 гг. В нем получили подтверждение и воспроизведение механизм приведения системы научного познания субъекта в действие, описанные репрезентации знания и деятельности, условия возникновения, место и характер вторичного текста в генезисе развития текста как категории или текста «вообще». Анализ экспериментальных материалов дает основание говорить о том, что механизмы лингвистического познания реализуются в том случае, если субъект одновременно и создает идеальные объекты-системы из совокупностей семантических признаков и опознает за ними предметы, индивидов, сущности возможного мира текста, то есть оперирует и с «пучками» признаков (означаемыми-интенсионалами) и с мыслимыми предметами (экстенсионалами). Различая системы идеальных объектов, их свойства и связи, зная историю их происхождения и владея способами их намеренного попризнакового и пропозиционального производства, проецируя системность возможного мира текста, субъект осознанно означивает эти системы логическим творческим текстом, интегрируя/дезинтегрируя тем самым различные сферы своего сознания – языкового, когнитивного, метаязыкового.

    Для сопоставительного анализа привлекались данные результатов овладения системой понимания-порождения вторичного текста участниками экспериментальной, контрольной и проверочной групп (см. табл. 1).

    Таблица 1

    Сводная таблица материалов эксперимента, использованных

    для сопоставления характера обусловленного «восхождением» управляемого семиозиса

    Приводимые номера и символы соответствуют видам текста и уровням сформированности механизма управляемого порождения: 1 – встречный, 2 - определение, 3 – описание, 4 – рассуждение, 5 – гипертекст, 6 – вторичный; символ «в» – «высокий», «с» – средний, «н» – низкий.

    Исследуемый текст

    Запрашиваемое количество

    стандартных

    видов порождаемого текста

    Экспертная группа

    Контрольная группа

    Проверочная группа

    Среднее количество используемых стандартизированных системой «восхождения» видов ВТ (в  %)

    Экспер.

    Контр.

    Пров.

    Научная дефиниция

    1 – 6

    1 – в, 2 – в, 3 – в, 4 – в, 5 – в, 6 – в

    1 – 6

    1, 2 – с, 3 – с, 4 – с, 5 – с, 6

    100

    0

    17

    Фольклорный текст

    1 – 6

    1 – в, 2 – в, 3 – в, 4 – в, 5 – в, 6 – в

    1 – 6

    1, 2 – с, 3 – с, 4 – с, 5 – с, 6

    100

    0

    17

    Художествен­ный текст

    1 – 6

    1 – в, 2 – в, 3 – в, 4 – в, 5 – в, 6 – в

    1 – 6

    1, 2 – с, 3 – с, 4 – с, 5 – с, 6

    100

    0

    17

    Частич­ный и целостный образ осознанно и само­стоя­тельно произ­водится и репре­зентиру­ется в управ­ляемом цикле понима­ния

    Образ выпал из процесса понима­ния

    Образ произ­водится несамо­стоя­тельно и репре­зентиру­ется час­тично в час­тично управ­ляемом цикле понима­ния

     

        

     

    Последовательность развития системных форм объекта «текст», субординированных соответствующими формами развивающегося гносеологического образа, образует единую диалектическую модель (см. схему 1).  

    Схема 1

    Диалектическая модель последовательности развития форм объекта «текст»

    в системе «восхождения-нисхождения»

    Фазы генезиса образа «текст»

    Процессуальный «срез»

    Результативный «срез»

    Зарождение

    Первичный текст

    Дискурс

    Встречный текст

    – внутренняя речь

    – встречный

    – отдельные высказывания – репрезентанты каждого

    конструктивного признака

    – стандартизированные

    высказывания – репрезентанты

    типовых конструктивных

    признаков

    – стандартизированные

    высказывания – репрезентанты

    каждой грани матрицы

    – совокупность

    стандартизированных высказываний-репрезентантов

    всех граней матрицы

    – определение

    – описание

    – рассуждение

    – гипертекст

    – вторичный

    Первенствующий текст

     

     

     


    Становление

    Созревание

    Завершение

    Проекция

    Функционирование

     

    Вторичный текст 1, 2, 3 …

              

    В Заключении диссертационного исследования представлены основные теоретические и практические выводы, намечены три группы перспективных проблем в области методологии порождения вторичного текста.

    Основные положения исследования отражены в следующих работах:

    Монографии, разделы в коллективных монографиях и учебные пособия

    • Исенбаева, Г. И. Основы теории построения концептуального научного объекта «язык». Внешние и внутренние основания : монография [Текст] / Г. И. Исенбаева; науч. ред. Н. Е. Ерофеева ; Орск, Орский гуманитарно-технологический институт (филиал) ГОУ ВПО «Оренбургский гос. ун-т». – Орск : Изд-во ОГТИ, 2008. – 229 с.
    • Исенбаева. Г. И. Методология порождения вторичного текста: когнитивный аспект : монография[Текст] / Г. И. Исенбаева; науч. ред.                        Н. Е. Ерофеева ; Уфа : РИЦ БашГУ, 2009. – 192 с.
    • Исенбаева, Г. И. Технология развития мышления студентов-филологов в условиях интенсивного изучения курса теории языка [Текст] /                  Г. И. Исенбаева // Адаптация студентов педагогических специальностей к профессиональной деятельности : монография / под ред. В. И. Земцовой, д-ра пед. наук, проф.; Орский гуманитарно-технологический институт (филиал) Оренбургского гос. ун-та. – Орск : Изд-во ОГТИ, 2003. – С. 220-223.
    • Исенбаева, Г. И. Синтактико-семантические пределы функциональной синонимии : учеб. пособие [Текст] / Г. И. Исенбаева; Свердловский государственный педагогический институт. – Свердловск, 1991. – 87 с.

    Научные статьи в изданиях по перечню ВАК РФ

    •  Исенбаева, Г.И. Понимание как системный объект: предпосылки моделирования [Текст] / Г.И. Исенбаева // Вестн.Челяб. гос. ун-та. Филология. Искусствоведение. – 2007. – № 22. – С. 51-59.
    •  Исенбаева, Г. И. Понимание и возможность его рационального осуществления [Текст] / Г.И. Исенбаева // Вестн.Челяб. гос. ун-та. Филология. Искусствоведение. – 2008. – № 37. – С. 63-71.
    • Исенбаева, Г. И. Моделирование понимания на эмпирическом уровне познания [Текст] / Г. И. Исенбаева // Вестн.Челяб. гос. пед. ун-та. – 2009. –                 № 03. – С. 217-228.
    • Исенбаева, Г. И. Методологические основы теории лингвокогнитивного понимания по задачному типу // Вестн. Челяб. гос. пед. ун-та. – 2009. – № 07. – С. 253-262.
    • Исенбаева, Г. И. Эвристика решения смысловой задачи с использованием системы «восхождения» («живое» созерцание и чувственное познание) [Текст] / Г. И. Исенбаева // Международный научный журнал «Мир науки, культуры, образования». – Горно-Алтайск, 2009. – № 2 [14]. – С. 60-65.
    • Исенбаева. Г. И. О семиозисе как необходимом условии рационалистического понимания [Текст] // Вестн. Челяб. гос. ун-та. – 2009. –               № 30. – С. 102-106.
    • Исенбаева, Г. И. Гносеологический концепт «понятие» и его репрезентация в научном знании [Текст] / Г.И. Исенбаева // Вестн. Челяб. гос. ун-та. – 2009. – № 34. – С. 47-51.
    • Исенбаева. Г. И. Пути преобразования гносеологического знания применительно к теории лингвистического познания [Текст] / Г. И. Исенбаева // Вестн. Ленингр. гос. ун-та им. А. С. Пушкина. Филология. – 2009. – № 4. – Т. 2. – С. 267-275.  

     

     

    Статьи, опубликованные в сборниках научных работ

    13. Исенбаева, Г. И. К вопросу о вариативности значений [Текст] /                     Г. И. Исенбаева // VI Всесоюзная конференция по романскому языкознанию. Т.1. – Москва – Воронеж, 1991. – С. 53-55.

    14. Исенбаева, Г. И. К вопросу о функциональных характеристиках языковых единиц [Текст] / Г. И. Исенбаева, В. В. Грибель, Л. И. Курносова,                     Ю. В. Смелова, Е. В. Шабанова // Тезисы докладов внутривузовской научно-практической конференции Орского государственного педагогического института им. Т. Г. Шевченко. – Орск, 1993. – С. 43-45.

    15. Исенбаева, Г. И. Еще раз о факторах, обусловливающих актуализацию значений определенность/неопределенность в современном французском языке [Текст] / Г. И. Исенбаева // Тезисы докладов внутривузовской научно-практической конференции Орского государственного педагогического института им. Т. Г. Шевченко. – Орск, 1995. – С. 109-111.

    16. Исенбаева, Г. И. Характер взаимодействия субъекта, предиката и каузатора – имени одушевленного в простом предложении [Текст] /                              Г. И. Исенбаева // Вестник Оренбургского ГПИ «Актуальные вопросы синтаксиса, семантики и прагматики». - Оренбургский ГПИ. – Оренбург, 1995. – № 1. – С. 85-96.

    17. Исенбаева, Г. И. Психолого-педагогические условия и методические основы интеллектуального развития учащихся разнопрофильной гимназии. Научный отчет. ИК № 02. 960001302. – 1995. – С. 26-28.

    18. Исенбаева, Г. И. Логико-структурные схемы грамматических значений и их форм в системе средств языковедческой подготовки будущего учителя [Текст] / Г. И. Исенбаева // Всероссийская научно-практическая конференция. – Орск, 1996. – С. 37-39.

    19. Исенбаева, Г. И. О семантической структуре простого предложения, включающего имя одушевленное в роли каузатора (на материале современного французского языка) [Текст] / Г. И. Исенбаева // Вуз и школа. Научно-методический журнал. – № 2. – Орск, 1996. – С. 3-8.

    20. Исенбаева, Г. И. Семантико-синтаксические характеристики именных и глагольных словосочетаний в языке французской сказки [Текст] /                             Г. И. Исенбаева, Е. В. Шабанова, Е. Е. Шошина // Вуз и школа. Научно-методический журнал. - №2. – Орск, 1996. – С. 45-54.

    21. Исенбаева, Г. И. Некоторые вопросы методической подготовки учителя иностранного языка [Текст] / Г. И. Исенбаева // Вуз и школа. Научно-методический журнал. – №2. – Орск, 1996. – С. 104-108.

    22. Исенбаева, Г. И. О некоторых факторах актуализации значений индивидуализации/генерализации [Текст] / Г. И. Исенбаева // Тезисы докладов внутривузовской научно-практической конференции Орского государственного педагогического института им. Т.Г. Шевченко (8-13 апреля 1996 г.). – Орск, 1996. – С. 47-49.

    23. Исенбаева, Г. И. К вопросу о синтаксисе и семантике глагольных, именных словосочетаний в современном французском языке [Текст] /                              Г. И. Исенбаева // Тезисы докладов внутривузовской научно-практической конференции Орского государственного педагогического института им.                             Т. Г. Шевченко. – Орск, 1996. – С. 40-41.

    24. Исенбаева, Г. И. Методические основы формирования общеучебных умений учащихся в условиях разнопрофильной гимназии. Научный отчет. – ИК № 02970003587. – 1997. – С. 33-35.

    25. Исенбаева, Г. И. Об организации и содержании экспериментально-опытного обучения чтению на французском языке как средство формирования образного и логического мышления у учащихся гимназии [Текст] /                               Г. И. Исенбаева, И. Г. Новикова // Вуз и школа. Научно-теоретический и методический журнал. – №3. – Орск : Издательство Орского государственного педагогического института, 1998. – С. 44-56.

    26. Исенбаева, Г. И. Проецирование научного знания о лексическом и грамматическом в процессе обучения грамматике в вузе [Текст] /                                  Г. И. Исенбаева // Инновационные процессы в образовании, науке и экономике России на пороге XXI века. Тезисы докладов международной научно-практической конференции. – Ч. 3. – Оренбургский государственный университет. – Оренбург, 1998. – С. 89-91.

    27. Исенбаева, Г. И. Создание вторичных лингвистических деятельностей как условие результативности анализа художественного текста [Текст] /                      Г. И. Исенбаева // Лингвистика текста. Тезисы докладов всероссийской научно-практической конференции (26-27 марта 1998г.). – Орск : Издательство Орского государственного педагогического института, 1998. – С. 106-108.

    28. Исенбаева, Г. И. Осознанность решения учебно-познавательных задач в процессе анализа литературно-художественного текста [Текст] /                                Г. И. Исенбаева // Тезисы докладов внутривузовской научно-практической конференции (9 апреля 1998). – Орск : Издательство Орского государственного педагогического института, 1998. – С. 42-44.

    29. Исенбаева, Г. И. Качество лингвистического знания преподавателя как условие и средство формирования и совершенствования методологической культуры учителя-филолога [Текст] / Г. И. Исенбаева // Профессионально-педагогическая культура как основополагающий фактор технологии обучения. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Оренбург : Издательство ОГУ, 1999. – С. 143-145.

    30. Исенбаева, Г. И. К технологии формирования лингвистических понятий у студентов-филологов [Текст] / Г. И. Исенбаева // Формирование филологических понятий у учащихся школ и студентов вузов. Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конференции «Методология и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов» (11-13 мая 1999г.). – Челябинск, 1999. – С. 18-20.

    31. Исенбаева, Г. И. К вопросу о месте лингвистических понятий в традиционном и интенсивно-развивающем обучении в системе «Вуз-школа» [Текст] / Г. И. Исенбаева // Тезисы докладов республиканской научно-практической конференции «Методология  и методика формирования научных понятий у учащихся школ и студентов вузов». – Челябинск, 2000. – С. 28-30.

    32. Исенбаева, Г. И. К технологии обучения умственным действиям на содержательно-смысловую структуру текста [Текст] / Г. И. Исенбаева // Социокультурная динамика региона. Наука. Культура. Образование. Материалы всероссийской научно-практической конференции. Часть 5. - Оренбург, ИПК ОГУ, 2000. – С. 67-69.

    33. Исенбаева, Г. И. Анализ эффективности методического подхода к формированию мышления учащихся в процессе выявления содержательно-смысловой структуры текста [Текст] / Г. И. Исенбаева, О. Ф. Бурдастова,                       А. В. Кир, Л. М. Костюкова, Л. И. Николаева // Единство аксиологических основ культуры, филологии и педагогики. Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Орск : Издательство ОГТИ, 2001. – С. 90-92.

    34. Исенбаева, Г. И. Технология развития мышления и речи учащихся в процессе выявления содержательно-смысловой структуры текста [Текст] /                       Г. И. Исенбаева, О. Ф. Бурдастова // Единство аксиологических основ культуры, филологии и педагогики. Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Орск : Издательство ОГТИ, 2001. – С. 111-112.

    35. Исенбаева, Г. И. Структурное представление технологии развития понятийного лингвистического знания, мышления и речи студентов-филологов [Текст] / Г. И. Исенбаева // Методология и методика формирования научных понятий у учащихся и студентов вузов. Тезисы докладов Республиканской VIII научно-практической конференции 14-16 мая 2001 г. – Часть 1. – Челябинск, 2001. – С. 156-160.

    36. Исенбаева, Г. И. Понятие в системе средств обучения языку и мышлению [Текст] / Г. И. Исенбаева // Учебная, научно-производственная и инновационная деятельность высшей школы в современных условиях. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 30-летию Оренб. гос. ун-та. – Оренбург, 2001. – С. 187-188.

    37. Исенбаева, Г. И. Показатели национального менталитета в синтактико-семантической сети художественного текста [Текст] /                                Г. И. Исенбаева // Человек и общество. Материалы международной научно-практической конференции15-17 ноября 2001 г. – Ч. 3. – Оренбург, 2001. –                   С. 70-72.

    38.Исенбаева, Г. И. Теория и практика системного изучения языковых единиц. Научный отчет. – ИК №  02200105241. – 2001. – С. 2-6, 13-33, 63-64.

    39. Исенбаева, Г. И. Технологии интеллектуального развития учащихся разнопрофильной гимназии. Научный отчет. – ИК № 02200108452. – 2001. –                 С. 58-63.

    40. Исенбаева, Г. И. К проблеме моделирования гносеологического компонента в содержании предметной подготовки студента-филолога [Текст] / Г. И. Исенбаева // Теория и практика управления процессом адаптации студентов к профессиональной деятельности. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – 21-22 мая 2002г., Орск : Изд-во ОГТИ, 2002. – С. 59-61.

    41. Исенбаева, Г. И. Модель обобщенного способа решения языковой смысловой задачи как одно из средств управления качеством процесса подготовки учителя-филолога [Текст] / Г. И. Исенбаева // Качество профессионального образования: обеспечение, контроль и управление. Материалы всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург, 2003. – С. 453-455.

    42. Исенбаева, Г. И. Построение совокупности динамических денотатных планов как способ фиксации ментальных состояний в процессе понимательной деятельности на тексте (методологический уровень осознания) [Текст] /                      Г. И. Исенбаева // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах. Материалы 2-й Международной научной конференции 5-6 декабря 2003 г. – Челябинск, 2003. – С. 333-335.

    43. Исенбаева, Г. И. Взгляд на официальный подход к языковой образованности: нежелание или невозможность кардинального преобразования? [Текст] / Г. И. Исенбаева // Актуальные проблемы изучения и преподавания филологических дисциплин. Материалы межвузовской научно-практической конференции (май 2003). – Самара, 2004. – С. 286-293.

    44. Исенбаева, Г. И. Когнитивная технология конструирования понятийного лингвистического объекта: контекст проблемы [Текст] /                           Г. И. Исенбаева // Педагогические технологии управления процессом адаптации студентов к профессиональной деятельности. Материалы всероссийской научно-практической конференции (16-17 декабря 2004г). – Орск : Издательство ОГТИ, 2004. – С. 70-72.

    45. Исенбаева, Г. И. Когнитивный способ конструирования научного понятия как элементарной ячейки концептуального лингвистического знания и средства познания [Текст] / Г. И. Исенбаева // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах. Тезисы 3 международной научной конференции, Челябинск, 27-28 апреля 2006 г. / под ред. Л. А. Нефедовой. – Челябинск : Челяб. гос. ун-т, 2006. – С. 19-21.

    46. Исенбаева, Г. И. Методология «восхождения» как способ обоснования и производства «начала» – исходной ячейки целостной структуры концептуального лингвистического знания [Текст] / Г. И. Исенбаева // Международный конгресс по когнитивной лингвистике : сб. мат-лов 26-28 сентября 2006 г. / отв. ред. Н. Н. Болдырев ; Федеральное агентство по образованию, Тамб. гос. ун-т им. Г. Р. Державина. – Тамбов : Изд-во ТГУ им.  Г. Р. Державина, 2006. – С. 107-110.

    47. Исенбаева, Г. И. Методология «восхождения» как способ обоснования и производства «начала» – исходной ячейки целостной структуры концептуального лингвистического знания [Электронный ресурс] /                               Г. И. Исенбаева // Педагогические технологии управления процессом адаптации студентов к профессиональной деятельности : материалы III Всероссийская научно-практическая конференции / отв. ред. проф. В. И.Земцова. – Орск : Издательство ОГТИ, 2007. – Электр. дан. (8,44 Мб).

    48. Исенбаева, Г. И. Базовая модель когнитивной технологии конструирования научного понятия в качестве единицы поля лингвистического знания у студентов-филологов: постановка проблемы, методологическое основание, операционально-технический блок. [Электронный ресурс] /                          Г. И. Исенбаева // Педагогические технологии управления процессом адаптации студентов к профессиональной деятельности: материалы III Всероссийская научно-практическая конференции / отв. ред. проф. В. И. Земцова. – Орск : Издательство ОГТИ, 2007. – Электр.дан. (8,44 Мб).

    49. Исенбаева, Г. И. Методика системного анализа (СА) как средство извлечения и производства знания о возможном мире текста [Текст] /                            Г. И. Исенбаева // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: сб. ст. участников IV международной научной конференции, 25-26 апреля 2008г. – Челябинск. – Т. 3 / [редкол. : д. филол. н., проф. Л. А. Нефедова (отв. ред.) и др.]. – Челябинск : ООО «Издательство РЕКПОЛ», 2008. – С. 216-219.

    50. Исенбаева, Г. И. Языковое познание в когнитивном аспекте: предпосылки моделирования [Текст] / Г. И. Исенбаева // «Язык и культура: проблемы, поиски, решения»: Материалы международной научно-практической заочной конференции. – Ульяновск, 2008. – С. 59-64.

    51. Исенбаева, Г. И. Онтология как представление концептуальной системы через логическую теорию языка-объекта [Электронный ресурс] /                      Г. И. Исенбаева // Вторая Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы лингвистики, психолингвистики и лингводидактики». – Орск : Издательство ОГТИ, 2008. – Электр. дан. (243 Кб).

    52.Исенбаева, Г. И. Когнитивные аспекты организации языковой терминосистемы. Научный отчет. – ИК № 02200802357. – 2008. – 28 с.

    53. Исенбаева, Г. И. Модель блока продукций в технологии производства образа «понятие» [Текст] / Г. И. Исенбаева // Международный конгресс по когнитивной лингвистике : сб. мат-лов / отв. ред. Н. Н. Болдырев ; Федеральное агентство по образованию, Ин-т языкознания Рос. Академии наук, Управление образования и науки администрации Тамб. обл., Тамб. гос. ун-т им. Г. Р. Державина, Общерос. обществ. орг-ция «Российская организация лингвистов-когнитологов». – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2008. – С. 111–113.

    54. Исенбаева, Г.И. О конструктивах семиотического знания в построении модели языка – объекта [Текст] / Г. И. Исенбаева // Homo loquens в

    языке, культуре, познании : сб. науч. ст. : К 70-летию профессора Рахима Закиевича Мурясова. – Ч. II. – Уфа, 2010. – С. 134-145.

     






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.