WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Особенности развития башкирской прозы второй половины ХХ века

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

Башкирский государственный университет

На правах рукописи

 

 

 

 

Гареева Гульфира Нигаматовна

Особенности развития башкирской прозы второй половины ХХ века

 

 

Специальность: 10.01.02 – Литература народов

Российской Федерации

(башкирская литература)

 

 

 

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

Уфа – 2010 г.

Работа выполнена на кафедре башкирской литературы и фольклора Башкирского государственного университета

Научный консультант:                              доктор филологических наук,

профессор Кунафин Гиният

Сафиуллович

Официальные оппоненты:                        член-корр. АН РБ,

доктор филологических наук

Бикбаев Равиль Тухватович

                                                                     доктор филологических наук,

профессор Исламов Рамил

Фанавиевич

                                                                     доктор филологических наук,

профессор Нургалин Зиннур

Ахмадиевич

Ведущая организация: Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра Российской академии наук.

Защита состоится «10» декабря 2010 года 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.013.06 по присуждению ученой степени доктора филологических наук при ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет» по адресу: 450074, г. Уфа, ул. З.Валиди, 32, главный корпус.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет», с авторефератом – в библиотеке и на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ.

Автореферат разослан  «__» _____________2010 г.

Ученый секретарь диссертационного

совета, доктор филологических наук,

профессор                                              Федоров Александр Александрович         

Общая характеристика работы



Актуальность и изученность проблемы. В новейших исследованиях литературоведения назревшая  необходимость изучения уже полностью завершившегося литературного процесса ХХ века превратилась в очевидность. Изучение проблем метода и стиля, принципов отражения действительности, структурного строения произведений, новый подход к концепции героя  закономерно выдвигаются на передний план.

В литературе второй половины ХХ века тесно взаимодействуют различные эстетические системы, идут интенсивные творческие поиски  в художественном освещении  динамично изменяющейся действительности, в переоценке нравственно-этических идеалов, нравственно-философского, духовно-эстетического опыта. Башкирская литература ХХ века, как часть отечественной литературы,  прошла своеобразный и сложный путь развития. Находясь в общем культурном пространстве вначале в СССР, затем в Российской Федерации и испытывая взаимное влияние других национальных культур, башкирская литература воспринимает основные элементы общей эстетики мировой литературы, тяготеет к  новым художественным тенденциям, в ней наблюдаются различного уровня и качества изменения в идейно-тематических, жанрово-стилевых, композиционно-структурных, художественно-эстетических областях.

Демократические изменения, начавшиеся в российском обществе в конце ХХ века, поставили перед башкирской литературой задачу пересмотра и корректировки с новых позиций и проблемы «национальная литература в советскую эпоху» . Возникла необходимость оценки литературы советского периода на основе новых критериев. Вплоть до недавнего времени литература оценивалась только с идеологических позиций, признавался только один творческий метод – социалистический реализм и только одна идеология – коммунистическая. В  конце 80-х годов ХХ века метод соцреализма уступил место новому реализму – «неореализму», критично относящемуся к обществу и государству, смело поднимающему основные социальные и нравственно-этические проблемы действительности, вопросы смысла жизни, добра и зла, стремящемуся выработать у граждан представления о нормах социального и нравственного поведения, соответствующих новой реальности. Возник новый синтез стилей, стали проявляться черты постмодернистской литературы, проводились различные творческие эксперименты со структурой произведений, произошли резкие перемены в освещении концепции героя. Практика научных исследований требует от современного башкирского литературоведения новых подходов к изучению литературы советской и постсоветской, современной эпохи, что предполагает выявление основных тенденций развития литературы в данный период, анализ литературных явлений с собственно эстетических позиций, использование новых концепций литературоведческого анализа.

Обращение к литературному процессу второй половины ХХ века обусловлено тем, что башкирская проза является частью огромного по своим масштабам и значимости явления – литературы России. Исследования в работе основываются на научно-теоретической   концепции, получившей развитие в начале ХХI века. Изменения социально–исторических условий заставили пересмотреть многие положения, лежащие в основе изучения и оценки литературных произведений, изменились взгляды на литературное движение ХХ века, особенно последних десятилетий. Башкирская литература второй половины ХХ века характеризуется не только специфическими национальными чертами, но и особенностями, свойственными мировому и отечественному литературному процессу в целом, следовательно, изучение стилевого своеобразия национальной прозы дает возможность выйти к осмыслению мировоззренческих аспектов литературы. В работе особенности развития башкирской прозы второй половины ХХ века рассматриваются не только через призму специфических национальных традиций и черт, но и в свете новейших исследований в этой области отечественного и по мере возможности зарубежного литературоведения. Учитывая все эти факторы,  в диссертационной работе данный период развития башкирской прозы был  выбран объектом более глубокого и детального исследования.

В башкирской литературе повествовательным жанрам  принадлежит особое место, потому что, во-первых, проза на этапных периодах  развития занимала основное, ведущее место и в своих крупных произведениях – повестях и романах запечатлевала ее вершинные достижения. Во-вторых, произведения прозы, их жанры, имеющие тесную связь с действительностью, более глубоко и полно отображают ее проблемы.

Диссертационная работа  посвящена исследованию особенностей развития башкирской прозы начиная со второй половины ХХ в. вплоть до сегодняшнего дня, изучению принципов отражения действительности, особенностей стиля,   выявлению  идейно-художественных направлений, тематики и проблематики произведений,  преемственности традиций, национального  эстетического опыта, анализу сюжетостроения и композиции прозаических произведений на фоне  влияния западной и восточной литератур,  освещению вопросов, касающихся   концепции личности  и типологии литературных героев.

Особенности  развития башкирской прозы до 80-х годов ХХ в. были комплексно и систематически исследованы в фундаментальных трудах  А.Х.Вахитова и Р.Н.Баимова.  Докторская диссертация А.Вахитова посвящена исследованию истоков возникновения и процесса становления стиля в различных жанрах башкирской прозы. На конкретном материале ученый восстанавливает картину формирования современного башкирского литературного языка, а также анализирует эволюцию жанров. Особое место уделяет освещению роли русской классической и советской литератур в истории развития башкирской прозы с начала ХХ в. до конца 1970-х годов.  Докторская диссертация Р.Баимова посвящена изучению специфики жанров башкирской прозы, в первую очередь, детальному исследованию процесса формирования и эволюции жанра романа. Ученый анализирует синтез традиций восточной и западной литератур в башкирской прозе, сохранившей, с одной стороны, старые традиции и в то же самое время шедшей по пути освоения творческих канонов европейской литературы. Кроме этого в монографиях  Р.Баимова  «Шаг в зрелость» (Уфа, 1975), «Творческие узоры» (Уфа, 1977), «Поискам нет конца» (М.: Современник, 1980), «Жанр романа в системе эпических форм башкирской прозы» (Уфа, 1982), «Судьба жанра» (Уфа, 1984), «Истоки и устья» (Уфа, 1993), А.Вахитова «На эпических просторах» (Уфа, 1968), «Суть таланта» (Уфа, 1972), «Творческие портреты» (Уфа, 1976), «Башкирский советский роман» (М.: Наука, 1978),  «Когда раздвигаются горизонты» (Уфа, 1979), «Закономерности жанрово-стилевого развития башкирской прозы» (Уфа, 2007), в многочисленных статьях освещались вопросы историко-литературного характера,  изучались аспекты теории и истории жанров романа, повести, рассказа. А.Ш.Абдуллина в своей докторской диссертации «Поэтика современной башкирской прозы» (2010) анализирует прозу 1986–2006 г.г.

В монографиях Г.Б.Хусаинова «Становление башкирской советской литературы» (Уфа, 1968), «В мире современной литературы» (Уфа, 1973), «Время. Литература. Писатель» (Уфа, 1978) в теоретическом аспекте рассмотрены вопросы развития башкирской литературы. Работы З.А.Нургалина «Герой и время» (Уфа, 1975), «На пути идейного единства» (Уфа, 1978), «В свете гласности» (Уфа, 1992) посвящены актуальным вопросам литературоведения и литературной критики, в них поднимаются важные историко-литературные проблемы, раскрываются свойства народности литературы. Автор внес большой вклад в устранение белых пятен в литературе 20–30-х г.г.

Монографии Г.Б.Хусаинова «Поэтика башкирской литературы» (Уфа, 2006), К.А.Ахметьянова «Теория литературы» (Уфа, 1971), «Поэтическая образность» (Уфа, 1979), «Красота. Мужество. Поэзия» (Уфа, 1982), Р.Т.Бикбаева  «Поэтическая летопись времени» (Уфа, 1980), «Время. Поэт. Народ» (М.: Современник, 1986), «Эволюция современной башкирской поэзии» (М.: Наука, 1991) освещают вопросы теории литературы. Большое внимание в них уделено исследованию башкирской поэзии в историческом плане. Монографии М.Гайнуллина «Действительность. Конфликт. Характер» (Уфа, 1974), «Становление и развитие социалистического реализма в башкирской драматургии» (М.: Наука, 1975), Т.Кильмухаметова «Драматургия Мустая Карима. Своеобразие жанровой эволюции» (Уфа, 1979), «Поэтика башкирской трагедии» (Уфа, 1983), «Драматургия и драматурги» (Уфа, 1986), Р.Ахмадиева «Жанровые формы драматургии» (Уфа, 2003) посвящены жанровым и стилевым особенностям сценических произведений, специфическим принципам художественного отображения действительности, природе конфликта, построению сюжета и композиции, исследованию поэтики драматических произведений.

В фундаментальных коллективных трудах «История башкирской литературы» (Уфа, 1967), «История башкирской советской литературы» (М.:Наука, 1977), особенно в 6-титомной «Истории башкирской литературы» (Уфа, 1990–1996) анализируются этапы развития башкирской прозы до 80-х годов ХХ в. В литературоведении также ведется очень интенсивная работа по исследованию истоков башкирской литературы, ведущих в глубь веков.

Нисколько не принижая актуальности и позитивного значения всех этих трудов, следует подчеркнуть, что  в их основе лежит преимущественно разрешение общих вопросов, связанных с рождением и развитием литературных жанров, литературный процесс анализируется с позиций советской идеологии, социалистического реализма. Развитие и обновление литературы, изменения в творческом методе, в художественном отражении действительности, новые открытия в поэтике, эксперименты  в области сюжетосложения и композиции, интенсивные поиски новых приемов в создании образа современника – современное состояние башкирской прозы и комплексное освещение ее полувековой истории в научном плане еще не осуществлено.  Кардинальным изменениям в литературном процессе не соответствует их научно-теоретическая изученность. Остается острая необходимость в поисках новых подходов к  анализу, учитывающих особенности данного литературного периода. Наиболее оптимальным в этом случае становится обращение к фундаментальным литературоведческим категориям, позволяющим не только разграничить явления, но и увидеть связь между ними.

В процессе развития национальных литератур Российской Федерации вызывает теоретический интерес исследование особенностей эволюции башкирской прозы с точки зрения типологии. Изучение в эстетическом аспекте исторических путей развития относящейся к тюркоязычным литературам башкирской литературы, в частности прозы, ориентируясь не только на русско-европейские традиции, но и не упуская из виду  восточных традиций, синтез поэтики фольклора, национальную специфику, генетические корни, обеспечивает актуальность данной диссертационной работы.

Цели и задачи диссертации. Целью диссертационной работы является комплексное исследование особенностей развития башкирской прозы второй половины ХХ в. вплоть до 2010 года в свете появившихся новых концепций в литературоведении, на фоне социально-исторических перемен во всех сферах жизни общества, раскрытие ее художественной природы, принципов отображения действительности, стилевых особенностей,  выявление основных идейно-художественных направлений развития, круга тем и проблематики, особенностей сюжетосложения и композиции, изучение творческих поисков писателей на пути к литературному мастерству, созданию разнообразной системы типологии героев, особенностей в подходе к концепции современного героя и исторической личности.

Рассмотрение специфики художественного мира наиболее ярких представителей башкирской прозы второй половины ХХ века в перечисленных аспектах может привести к определению основных, существенных черт национальной литературы этого периода в контексте всего литературного процесса в целом и в связи с ним.

Чтобы достичь этой цели в работе ставятся следующие задачи:

– рассмотреть башкирскую прозу второй половины ХХ века как идейно-эстетический феномен литературы и как одну из составляющих историко-литературного процесса ХХ века; представить общую идейно-художественную концепцию башкирской прозы второй половины ХХ века; исследовать смену творческого метода в связи с изменением социально-исторических условий;

– показать традиции и новаторство в творчестве литераторов, внесших значительный вклад в развитие прозы; выявить существенные черты эстетического мировоззрения и поэтического мышления крупных писателей, целостную концепцию их творчества;

– исследовать художественную природу и типы конфликтов, играющих важную роль в освещении жизненного материала;

– рассмотреть вопросы синтеза идейно-эстетического содержания и стилей;

– изучить особенности художественного отображения исторической действительности;

– проанализировать способы организации художественного текста, традиционные и новые приемы сюжетостроения и композиции;

– дифференцировать и классифицировать литературные типы, изучить в концепции героя аспекты, касающиеся особенностей эпохи, раскрыть вклад писателей в литературу в обрисовке героя советского, постсоветского периодов и героя современности, показать их общие и  индивидуальные черты;

– провести анализ процесса формирования характера в новом  социально-историческом контексте, изучить функции художественно-эстетических средств при создании образа литературного героя;

Целью и задачами диссертации обусловлен выбор методики исследования, в основе которой – конструктивное совмещение историко-культурного, сравнительно-типологического, структурно-поэтического, семантического методов, исходя из положения, что вторая половина ХХ века является очень яркой, насыщенной частью литературно-художественного процесса и именно такое ее видение позволяет аргументированно говорить о типологии явлений.

Научная новизна диссертационной работы, на наш взгляд,  состоит в комплексном исследовании башкирской прозы второй половины ХХ века вплоть до сегодняшнего дня как эстетического феномена, цельного художественного явления литературы народов России ХХ века с историко-типологических, структурно-поэтических позиций; ее основное направление выражено в следующих аспектах:

– впервые дается полный и комплексный анализ особенностям и закономерностям, тенденциям развития, идейно-художественным направлениям  башкирской прозы второй половины ХХ века, выявляется круг тематики и проблематики, природа конфликта и выбор различных его типов в разные периоды развития литературы и общества;  

– показана преемственность традиций в области стиля в прозаических произведениях современности, художественные поиски и новаторство;

– исследуются особенности сюжетосложения и композиции, порядок расположения и идейно-эстетические, структурные функции сюжетных частей и внесюжетных элементов;

– типологические и индивидуальные черты, свойственные образам современника и исторической личности, анализируются на основе новых, свободных от идеологизации концепций в литературоведении;

–   полученные в процессе исследования результаты позволили подойти к художественным текстам с концептуальной точки зрения, выявить механизмы развития башкирской словесности второй половины ХХ века в тесном сопоставлении с предшествующими периодами развития литературы, рассмотреть явления художественной словесности данного периода в их целостности;

 Основным объектом исследования выбраны творчество таких писателей, как  С.Агиш, Дж.Киекбаев, З.Биишева, Б.Бикбай, К.Мэргэн, А.Вали, Ш.Насыров, Г.Ибрагимов, Х.Гиляжев, М.Карим, Г.Хусаинов,  Н.Мусин, Ш.Биккул, И.Абдуллин, Т.Гиниатуллин, А.Бикчентаев, Д.Исламов, Я.Хамматов, Р.Низамов, И.Гиззатулин, Ф.Исангулов, А.Хаким, Ш.Янбаев, Г.Аллаяров, Я.Валиев, Ф.Асянов, К.Киньябулатова, Д.Буляков, Р.Султангареев, Б.Рафиков, Р.Уметбаев, Т.Кильмухаметов, Р.Баимов, Г.Хисамов,  С.Шарипов,   М.Идельбаев, А.Багуманов, Б.Нугуманов, А.Аминев, Т.Гарипова, Г.Якупова, М.Буракаева, Н.Игизьянова, М.Ямалетдинов, Н.Гаитбаев, З.Ахмедьянова, Х.Тапаков, Р.Камал, Ш.Хажиахметов, М.Абсалямов, Ф.Акбулатова,  Э.Агзами, Р.Уразгулов, Р.Хажиев, Х.Мударисова и др.    Содержание работы составляет анализ жанров рассказа, повести, романа в башкирской прозе. Главный интерес, естественно, направлен на произведения, демонстрирующие развитие прозы во второй половине ХХ века, оригинальные в художественном отношении, получившие общественное признание; основное внимание уделено романам и повестям со схожими типологическими чертами в стилевом отношении. К анализу привлечены 79 романов, 100 повестей, 92 рассказа.

Теоретической и методологической базой работы послужили труды  В.Г.Белинского, Н.Г.Чернышевского, Г.Лессинга, Г.И.Ломидзе, С.М.Петрова, М.М.Бахтина, В.М.Жирмунского, В.В.Виноградова, Ю.М.Лотмана, Е.М.Мелитинского, Б.М.Храпченко, Л.Г.Якименко, А.И.Овчаренко,  В.Б.Шкловского, Л.И.Тимофеева, Б.М.Эйхенбаума, Ф.М.Головенченко, Л.В.Чернеца, В.Е.Хализева, Г.Л.Абрамовича, П.В.Палиевского, Г.Н.Поспелова, Н.А.Гуляева, А.Б.Есина, П.П.Громова, А.Н.Веселовского,  А.Г.Бочарова, Л.Я.Гинзбург, М.Н.Пархоменко, С.Ю.Завадовской, В.И.Воронова, В.С.Синенко, И.Г.Неупокоевой, В.В.Компанейца, Р.В.Коминой и др; по истории литератур народов РФ и Урало-Поволжья – труды Г.Б.Хусаинова, Г.С.Кунафина, Р.Н.Баимова, А.Х.Вахитова, А.И.Харисова, К.А.Ахметьянова, З.А.Нургалина, Р.Т.Бикбаева,  Ф.М.Хатипова, Д.Ф.Загидуллиной, Р.Ф.Хасанова, Т.А.Кильмухаметова, В.А.Окороковой, А.Н.Мыреевой, А.М.Сулейманова, М.Х.Идельбаева, З.Я.Шариповой, М.Х.Надергулова.

Методология исследований. В работе был осуществлен историко-типологический, системный подход к оценке башкирских рассказов, повестей, романов, анализ проводился в плане осмысления общезначимых, национально-своеобразных и типологически схожих явлений. Основными методами изучения являются системно-исторический, сравнительно-сопоставительный, аналитический, структурно-поэтический анализ конкретных произведений.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что впервые в башкирском литературоведении в историческом и теоретическом аспектах исследуются особенности, основные направления развития башкирской прозы, начиная со второй половины ХХ века до 2010 года.   Проведенное исследование расширяет представление о развитии башкирской прозы данного периода как феномене отечественной культуры. Практическая ценность работы обусловлена ее актуальностью и новаторством. Основные положения диссертации могут быть использованы при составлении учебных пособий, отражены в лекциях и спецкурсах, спецсеминарах по теории и истории башкирской литературы в вузах, выводы диссертации могут быть важны в дальнейших научных исследованиях по теории и истории башкирской литературы.

Апробация работы.  Проблемы исследуемой темы освещались в докладах и выступлениях на международных, всероссийских, региональных и республиканских, межвузовских научно-практических конференциях, в том числе:  «Прошлое и настоящее башкирской письменной культуры и языка» (Уфа, 1988), «Язык, духовная культура и история тюрков: Традиции и современность»:   Труды международной конференции в 3-х томах.   (Казань, 1992), «Урал–Алтай: через века в будущее»: Материалы Всероссийской научной конференции  (Уфа, 2005),  «Профессор Дж.Киекбаев и проблемы современной тюркологии»: Материалы Всероссийской научной конференции. (Уфа, 2006), «Башкирская духовная культура древности и средневековья: Проблемы изучения»: Всероссийская научная конференция, посвященная 70-летию Р.Н.Баимова (Уфа, 2007), «Россия и Башкортостан: История отношений, состояние и перспективы»: Международная научно-практическая конференция, посвященная 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России. (Уфа,  2007), «Язык и литература в условиях многоязычия»: Материалы Международной научно-практической конференции. (Нефтекамск, 2007), «Язык и литература в условиях многоязычия»: Материалы  II Международной научно-практической конференции. (Нефтекамск, 2008), «Язык и литература в условиях многоязычия»: Материалы  III Международной научно-практической конференции. (Нефтекамск, 2008),  «Эволюция художественной мысли башкир древности и средневековья. Принципы изучения национального духовного наследия и проблем исторической лингвистики»: Материалы методологического семинара литературоведов Республики Башкортостан. (Уфа, 2008), «Роль классических университетов в формировании инновационной среды регионов»: Материалы Международной научно-практической конференции  (Уфа, 2009), «Проблемы литератур народов Сибири: Национальное своеобразие, тюркское стихосложение, традиции и новаторство»: Материалы Всероссийской научной конференции. (Якутск, 2009),  «Урал–Алтай: через века в будущее»: Материалы IV Всероссийской научной конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир (Уфа, 2010),  «Сохранение и развитие родных языков и культур в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы»:  Материалы Международной научно-практической конференции.  (Уфа, 2010), «Филологические науки: Современность и перспективы»: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной Году Учителя в Российской Федерации и 70-летию Стерлитамакской государственной педагогической академии им. З. Биишевой (Стерлитамак,  2010), «Тувинская письменность и вопросы исследования письменностей и письменных памятников России и центрально-азиатского региона»: Материалы Международной научной конференции, посвященной 80-летию создания тувинской письменности и 65-летию со дня основания тувинского института гуманитарных исследований при Правительстве республики Тыва (Кызыл,  2010). По теме также были сделаны доклады на курсах и семинарах повышения квалификации учителей республики, прочитаны лекции на спецкурсах студентам университета.

Основное содержание и выводы диссертации отражены в 77 публикациях общим объемом  97, 39 печатных листов, в том числе в 10 статьях, опубликованных в рекомендованных изданиях ВАК, в 1 учебном пособии, 6 монографиях, а также в 1 учебнике для вузов, подготовленном в соавторстве с другими исследователями,   в 2-х разделах в фундаментальной шеститомной «Истории башкирской литературы».

Диссертация обсуждена на расширенном заседании кафедры башкирской литературы и фольклора факультета башкирской филологии и журналистики Башгосуниверситета и рекомендована к защите на соискание ученой степени доктора филологических наук.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

Основное содержание работы

Во введении определяется проблема диссертации и состояние ее научной разработанности, обосновывается ее актуальность, раскрывается  научная новизна предполагаемого подхода, уясняются цели и задачи, кратко описывается структура работы.

Первая глава диссертации «Основные идейно-художественные направления башкирской прозы второй половины ХХ в. Принципы отражения действительности» состоит из пяти разделов, в ней исследуются тенденции развития башкирской прозы с 50-х годов до наших дней, раскрывается идейно-тематическая основа, основной круг проблематики произведений, доминирующий тип творческого метода, нашедший отражение, прежде всего, в содержании произведения и в характерах  героев.

В данной главе диссертации прослеживается становление и утверждение социалистического реализма в качестве ведущего творческого метода периода с 20-х до 80-х г.г. ХХ в., раскрываются объективные исторические, социальные, идеологические причины его устойчивого развития в течение длительного времени.  Начиная с 90-х годов наблюдается процесс постепенной утраты ведущих позиций этого творческого принципа, в конце века замененного качественно новыми разновидностями реализма – неореализмом, или «суровым реализмом», «реализмом без берегов», вырисовываются черты, свойственные литературе постмодернизма, экзистенциализма.

Основные идейно-художественные особенности, главные тенденции развития башкирской прозы во второй половине ХХ в. были связаны с освещением в реалистическом стиле проблем сегодняшнего дня, с изображением образа современника, его активной созидающей деятельности. В соответствии с этим в первом разделе «Социально-нравственное содержание эпохи и поиски новых средств в художественном отражении современности» анализируются художественные особенности повествовательных жанров о современности с 1950-х по 1980-е годы.

В начале 50-х г.г. узкие формулировки метода соцреализма препятствовали полнокровному и всестороннему раскрытию тем и проблем времени, сузили и свели к нормативности принципы реального отражения жизни, вытесняли художественность. «Вульгарный социологизм», «теория бесконфликтности», упор на агитационное содержание не давали писателям проникнуть в глубинные процессы исторического развития страны и отразить их во всей многогранности. В середине 50-х г.г. в условиях обновления социальной жизни, усиления критики культа личности зародились новшества и в области художественной мысли, появились качественные изменения в принципах отбора жизненного материала,  в принципах отражения действительности. Позитивное отношение к жизни привело к более полному раскрытию характеров героев, расширился круг проблематики, идейно-тематического содержания произведений.

Стремление многонациональной советской литературы раскрыть духовный мир героя изнутри проявилось в произведениях О.Гончара, М.Алексеева, В.Козаченко, Ч.Айтматова, Р.Тухватуллина, С.Данилова, В.Садая, В.Алендея и др., в том числе  в повестях башкирских писателей Д.Исламова «Девушки», «Дорога Гульбадар» и Ш.Насырова «Были времена». В романах С.Агиша «Фундамент», А.Вали «Первые шаги» впервые основное внимание было уделено проблеме личности, морально-этическим вопросам любви, семьи, зарождению новых отношений, процессу духовного обновления, преображения человеческих душ. Духовный мир представителей первого поколения башкирской интеллигенции Ягафарова и Давлетова, живущих высокими целями, гражданскими устремлениями, раскрывается с публицистической остротой («Первые шаги») и лирической теплотой («Фундамент»). Современность открыла новые горизонты жанру романа, определила его новаторский дух, обогатила новыми формами.

В романах «Майский дождь» (1958) и «Цветок шиповника» (1962) А.Вали, «Щедрая земля» Д.Исламова (1959) на первый план выдвигается общественный конфликт, анализ социальных пластов жизни, конфликт между устаревшими и новыми методами и стилем работы руководителей хозяйств. Если в романах А.Вали тема еще довлела над образом, предопределяла схему романического сюжета, то в романе Д.Исламова активное применение психоанализа, упор на детальный показ сложной и постепенной эволюции  характера Рашита свидетельствовали об изменении принципов отражения действительности в романистике. Высоко оценивая этот роман, А.Вахитов отметил: «Психологический анализ превратился в неотъемлемую часть сегодняшнего романа. Это определило новый этап в развитии жанра, изменило его облик, подняло художественную значимость» .

Начиная с 60-х годов достижения в общественной жизни страны, открытия в области науки и техники, полет научной мысли  нашли отражение и в башкирской литературе. В центр внимания ставились борьба за новые нравственные принципы, вера в человеческие возможности. Такие известные драматурги, как М.Карим («Одинокая береза», «Неспетая песня», «Страна Айгуль»), А.Мирзагитов («Седые волосы матери», «Матери ждут сыновей», «Жизнь не дается дважды»), И.Абдуллин («Свояки», «Озорная молодость», «С сердцем не шутят»), А.Атнабаев («Дети мои», «Приговор матери», «Близнецы», «С законным браком»), Н.Наджми («Незваный гость», «Друг-гармонист», «Дуга с колокольчиком»), выбирали своеобразный жизненный материал, напряженный психологический конфликт, драматизм переживаний, способные ярко раскрыть духовные черты героя, укрепление нравственных норм в человеческих отношениях.  В этих произведениях создавались колоритные характеры, обобщенно отражающие основные противоречия  своего времени, его непростые перипетии. В трагедиях М.Карима «В ночь лунного затмения», «Салават», «Не бросай огонь, Прометей!» важную роль сыграл  показ силы человеческого духа, его свободолюбие. Дальнейший этап развития общества и литературы, условия современности, особенно научно-технические открытия, процессы урбанизации, научного освоения космоса расширили не только понятие о планетарном существовании, но и  поэтическую мысль, особенно активизировалась интеллектуальная поэзия. Наблюдались глубокие философские  размышления лирического героя не только о родной земле, но и вообще  о мире, о человечестве, усиление чувства ответственности за все происходящее на планете, дальнейшее развитие темы труда, углубление мотивов прославления позитивной деятельности труженика. Разные по стилю произведения М.Карима, Х.Карима, Х.Гиляжева, Н.Нажми, Г.Рамазанова, М.Гали, А.Атнабаева, Р.Гарипова, Р.Сафина, К.Киньябулатовой, Р.Бикбаева, М.Каримова, А.Игибаева, И.Киньябулатова, Ш.Биккула объединяет лирический герой –  жизнедеятельная, активная  личность, не знающая покоя и удовлетворения. На передний план выходят такие основные качества героя, как беззаветное служение народу, трудовые достижения, романтика подвигов, желание жить полнокровной насыщенной жизнью. Поэзии 60–80-х годов было свойственно утверждение неразрывного единства личности и общества.

Эти новые общественно-исторические явления, которые традиционно были предвосхищены в поэзии, нашли более основательное, широкое, многостороннее отражение в повествовательных жанрах, идейно-художественное направление башкирской прозы 60–80-х г.г. развивалось в этом ключе.  На передний план выдвигался принцип реалистического, психологически мотивированного изображения характеров, интересов, общественных идеалов, личного счастья конкретного героя труда  в тесной связи  с его делом, профессией. Жанр рассказа претерпевал процесс приближения к жизни, в нем усилилось более глубокое, философски насыщенное освещение отношений человека к родной земле, отчизне, к жизни, к окружающим людям, психологически мотивированное выражение чувства дружбы, любви  и родства в духовно-нравственном аспекте. В эти годы мастером романтического рассказа был признан Д.Исламов («Три встречи» (1964), «Разговор по душам» (1967), «Течет река» (1971) и др.) Его рассказы отличались накалом чувств, драматизмом, динамически развивающимся сюжетом, разнообразием форм. В рассказах Ш.Янбаева, вошедших в сборники «Роса на траве» (1966), «Напиток жизни» (1971), «Земля сокровищ» (1972), «Серебряная уздечка» (1973)  нашли реальное отражение многие пласты  жизни – героика войны, романтика молодости, бытовые проблемы, традиции прошлого и устремления в будущее. Жизненность переживаний, драматизм ситуаций, неожиданные повороты сюжета, своеобразные композиционные приемы способствовали усилению экспрессивности, напряженности, эмоциональному воздействию текста. В центре рассказов Р.Султангареева из сборников «Родной дом» (1967), «Ивы, ивы» (1971), «Гора» (1981), «Возвращение на родину» (1985) очень часто ставилась яркая судьба человека, чья жизнь умещалась в небольшом по объему, но философски глубоком и жизненно поучительном  содержании. Характеры героев раскрывались в ходе их активной  деятельности, процесс труда  тесно переплетался  с духовной жизнью человека, с миром его чувств и желаний. 

Расширение горизонта тематики и проблематики показывает и повышение уровня мастерства башкирских прозаиков. Социальное звучание лирических переживаний героев, их высокий гражданский накал вбирали в себя весомое содержание, несли серьезную идейно-эстетическую нагрузку. Драматически насыщенное  строение сюжета привело к увеличению объема содержания произведения, к зарождению ассоциативности.

В рассказах Ф.Исангулова «Встреча с любовью» (1968), «Зимняя радуга» (1978), «Все остается на земле» (1981)  жизнь героев, повествуемая в связи с тем или иным конкретным событием, благодаря лирическим отступлениям освещается полно. Глубину реалистическому содержанию  рассказов придает деятельность героев, насыщенная мотивами преданности к родной земле, Отечеству, заботами о судьбе, о будущем народа. В рассказах Н.Мусина из сборников «Гордость» (1962), «Дорога моей деревни» (1963), «Человек улыбается» (1965), «Твоя любовь» (1972), «Мгновенье жизни» (1979), «Свет ночного костра» (1982), «Когда занималась заря» (1988) раскрывается внутренняя красота, духовное благородство, нравственная стойкость героев, оказавшихся  в непростых ситуациях жизни, в резких столкновениях позиций,  в сложных человеческих взаимоотношениях. Рассказы Т.Кильмухаметова из сборников «Цвет звезды» (1968), «Голубое копытце» (1972), «Люди на пригорке» (1976), Р.Баимова «Жажда» (1980), «Сокрытый клад» (1982) показывают мастерство авторов в раскрытии величия характеров простых людей, живущих обычной будничной жизнью. В рассказах Д.Булякова, вошедших в сборники «Белые дома моей деревни» (1973), «Соловушка» (1975), М.Идельбаева «Испытание» (1984), «Спутники» (1989) такие явления из духовной области, как искренность, чистота в человеческих отношениях, благородство, освещались как общественнозначимые центральные темы и проблемы.

В направлении  обобщения, типизации жизненного материала, в умении через судьбу героя отразить судьбу народа, в мастерстве подачи интимно-частного материала как общественно и социально значимого получает развитие повесть 60-х годов, в которой находит художественное отражение тесная взаимосвязь национальных особенностей с общечеловеческим началом. В повестях Ф.Исангулова «Алтынбика», «Лебедушка моя»,  К.Киньябулатовой «Слово – живым»,  Я.Валеева «Сильная птица ты, скворец», Ф.Асянова «Цветы обновляют листья», Н.Мусина «Краса земли», «Человек улыбается», И.Абдуллина  «Судьба одной любви», «Не жди», З.Биишевой   «Странный человек», «Думы, думы», Д.Исламова «Годы и дороги», «Три встречи», в романе А.Бикчентаева «Я не сулю тебе рая», как и в русской литературе  в  рассказах и повестях К.Паустовского, О.Берггольц, В.Солоухина, Е.Дороша, в татарской  – А.Еники, Р.Тухватуллина, Ф.Хусни, в якутской –   Н.Габышева, В.Гаврильева, Э.Соколова, в чувашской – Ф.Агивера, В.Алендея, наблюдается взаимодействие различных стилевых начал, активизация лирики и публицистики, внедрение их в эпическую структуру, глубокий анализ духовного мира героев. Психологическое восприятие истории привело к расширению стилевого «инструментария» прозы 60-х годов, ориентация на частное начало полностью изменило повествовательную структуру,  на первый план вышло самовыражение героя. Общим типологическим свойством различных стилей стало увеличение разговорной речи, внутренних монологов. В литературоведении и литературной критике много говорилось о повестях 60-х годов. С идеологической точки зрения того времени было высказано и много критических замечаний . Недостатки прозаических  произведений, связанные с преобладанием в них лирического начала, нужно оценивать как отражение интенсивных творческих поисков в области стиля, поисков на пути совершенствования принципов художественного отображения действительности.

В повестях 70–80-х годов – Г.Ибрагимова «Шаровая молния»,  Н.Мусина «Дорога моей деревни», С.Шарипова «Дубовый столб», И.Гиззатуллина «Перед дорогой», Х.Зарипова «Приговор», М.Хайдарова «Облака»  усиливается эпичность, это отражается в структуре произведения, в объемности художественной мысли, в принципах типизации и обобщения. Суть событий и действия героев оцениваются с общественно-социальной точки зрения. Нравственно-этическое значение труда раскрывается в повестях Р.Низамова «Корреспондент», «Зять», Н.Мусина «Мгновенье жизни», Н.Гаитбаева «Альфия», А.Хакима «Гульбика», Р.Султангареева «Теплый дождь». В них утверждается, что личная жизнь отдельного человека неразрывно связана с важными событиями жизни всего народа. Создаются такие обобщающие в себе противоречия жизни социальные типы со сложными характерами,  как Мамалиев («Корреспондент»), Бурхан («Гульбика»). В освещении красоты духовного мира  Рамазана, Гюльбики, Альфии, в раскрытии их психологии умело использованы широко применяемые в поэзии детали, приемы поэтического синтаксиса, ассоциативность, многозначность слова. В повести «Теплый дождь» композиция, вбирающая в себя освещение  и общественно содержательной жизни Амантаева, и его духовно-нравственную суть, пронизанную гражданскими устремлениями, и ступени жизни героя до сегодняшнего дня, свидетельствовала об уплотнении и многогранности повествования, служила жизненному показу закалки характера героя, раскрытию созревания личности трудолюбивой, жизнеутверждающей, честной, добропорядочной, целеустремленной. Лирическая теплота в изображении интимных, любовных чувств  Булата, психологическая глубина в раскрытии его душевных переживаний  из-за неудач на работе, романтическая приподнятость в описании радостного состояния, трудового подъема нефтяников  после первого долгожданного успеха органически соединяются с эпическим размахом, с чертами сурового реалистического принципа,  пронизываются публицистической  интонацией и философскими раздумьями.





В повестях Б.Рафикова «Ветры верховые» (1981),  Н.Мусина «Невестка из глубинки» (1981), «Чертово колесо» (1982), «Тропа человека» (1985), Т.Тагирова «Буранные дни» (1982) острые наболевшие проблемы в социальной, экономической, духовной областях, обличение негативных явлений, разваливающих страну, освещались на фоне изменения человеческого характера с критических позиций, более глубоко. Жизнедеятельность героев повестей Сынбулата, Шагуры, Мухтасара, Айнура, Айдара, их нравственные искания, духовные устремления усилили в прозе драматизм, философичность.

Такая важная тенденция прозы 70–80-х г.г., как углубление историзма в произведениях, была выражена в особенностях организации повествования с точки зрения художественного времени.   Эта обобщающая  дух времени тенденция вначале  прослеживалась в поэмах Н.Наджми «Ворота», «Баллада о песне», А.Атнабаева «Современник», Г.Рамазанова «У отца», Х.Гиляжева  «46-й солдат», А.Игибаева  «Клич Матери-Земли».   Они проникнуты мотивами философского взгляда на прошлое, прославлением общественной активности человека. В дальнейшем  отражение различных  временных пластов в судьбе одного человека как удачный литературный прием был использован  в повестях М.Карима «Долгое-долгое детство»,  А.Хакима «Радуга», «Скачки». В основу сюжета в них положены воспоминания Кендека, Ислама, Ягафара, проживших долгую, сложную, содержательную жизнь. Время и пространство, горы, леса, долины, родные места, где прошло счастливое детство, дом, деревенская улица, конные скачки, жизнь, переливающаяся всеми цветами радуги,  картины природы, духовная среда пропитаны  национальным колоритом, на их фоне ярче раскрываются характеры героев, сраставшихся воедино с родной землей, работающих на ее процветание, чувствующих огромную ответственность перед будущими поколениями, даже в самых драматических ситуациях не теряющих человеческое достоинство, остающихся истинными гуманистами. В образе Кендека, как и у героев Ч.Айтматова, отражены личность писателя, его жизненный опыт, взгляды на жизнь, социальные и духовные идеалы. Оригинальные характеры Талхи («Скачки»), Ахтяма, Васильева, Долгова («Мост») А.Хакима восхищают своей духовной красотой, нравственной чистотой, жизненностью.

В 60-х годах  эпически масштабное отражение обновления  социально-духовной жизни народа, психологизм принес в башкирскую романистику новые художественные достижения. Созвучные произведениям В.Овечкина, Е.Дороша, Е.Мальцева,  П.Проскурина, А.Расиха, романы Х.Гиляжева «Солдаты без погон», Я.Валеева «Орлы не покидают гнезд», Н.Мусина «Люди дальних дорог», Г.Ибрагимова «Новолуние» хозяйственные проблемы смогли озвучить как социально-психологическую, философскую проблему, приводящую к масштабности мысли, драматическим переживаниям. Среди этих произведений особенно выделялся роман «Солдаты без погон», наметивший новые сдвиги в башкирской романистике удачным сочетанием в повествовательной ткани «строгой эпичности и ярких драматических переживаний героев, мягкого лиризма и публицистической остроты» .

Усиление пристального внимания к характеру народа, новое качество историзма,  интенсивные поиски в области стиля определили основные тенденции развития  прозы 60-х годов. Расширился идейно-тематический круг эпических произведений, углубилась философская оценка действительности, усилился психологизм произведений. Основной темой в литературе стала борьба человека за человечность, она обогатилась новым содержанием, превратилась в постоянный объект художественного отображения. Азаматов, Тимерказык, Билалов, Кутлубаев, Юламанов, Хафизов, Яхин – перестали быть простыми выразителями определенного отношения к происходящим событиям,  эти образы стали воплощением  сильных характеров, причастных к возникновению важных по своей общественно-социальной, духовно-нравственной значимости событий. Сюжет перестал подчиняться авторской воле, его развитие основывалось на логике развития характеров .  Все это свидетельствовало об обновлении принципов отображения действительности, о находках в области жанра и стиля, новаторских успехах, освобождении от узких рамок метода соцреализма, разрушении требований, схем вульгарного социологизма, о снятии с повестки дня «теории бесконфликтности».

В романах 70–80-х годов во главу угла ставятся духовно-нравственные проблемы, освещение важных вопросов, касающихся духовных потребностей народа, что стало новаторством в литературе. Обогащение принципов отражения действительности, отказ от панорамного повествования, переход на компактную динамичную форму социально-аналитического, психологического изображения привели к положительным результатам в области жанрово-стилевых исканий.

В романах «Седой ковыль» Б.Рафикова  и «Пригожие дни» Ф.Исангулова освещены различные пласты народного духа и национальных характеров.  Животрепещущие вопросы о дальнейшей судьбе народа    поднимаются традиционно на материале из деревенской жизни как источника культурных ценностей,  неразрывно передающей  эстафету исторической памяти народа из поколения в поколение. Нравственное лицо таких героев, как  Ибрагимов, Хасан Низамиевич, Кыпсакбаев, Кимая Гиззатулловна, Янсурин, Калистратов, Камила, их яркие характеры  раскрыты посредством показа их активной гражданской позиции по отношению к национальным традициям, духовным корням, стремлении сохранить и обогатить их. В этих романах вместе с общими свойствами в принципах отображения действительности бросаются в глаза и отличия в стилевых особенностях. Роману Б.Рафикова «Седой ковыль» свойственны дух легенды, фольклорный стиль, поэтичность и романтическая возвышенность. «Пригожим дням» Ф.Исангулова – эпический стиль, лирическая теплота. В то же самое время их сближает то, что в этих романах много места отводится  внутренним монологам, отражающим социальные, философские, нравственные вопросы, волнующие все  общество, способствующим  раскрытию характеров во всей их сложности. Об усилении идейно-эстетической роли внутренних монологов в литературе тех лет примечательно высказывание М.Пархоменко: «Небезынтересно отметить, что внутренний монолог в романах 70-х годов… служит и художественной реализации социально-философских, так называемых вечных тем литературы» . Диалоги также несут важную идейно-эстетическую нагрузку, формы вопроса и ответа, объяснения и отказа, спора применяются в зависимости от  специфики ситуации. Во многих случаях драматические диалоги сопровождаются психологическими деталями, портретными характеристиками, мимикой, динамичными движениями героев, которые служат усиленному показу духовно напряженной жизнедеятельности.

Реалистический принцип как  форма художественного отображения действительности в башкирской прозе второй половины ХХ века оставался основным типом художественного познания действительности, обогащающимся, наполняющимся новыми свойствами. Но реалистическая форма всегда смешивалась в той или иной степени с элементами романтизма. Тема сохранения духовных ценностей обусловила неустанные поиски в области стиля, использование новых изобразительных возможностей, активное обращение  к устному народному творчеству, к приемам обобщения с символическим значением. Углубление психологизма позволило писателям выявить незаметные на первый взгляд национальные истоки, выразить в характерах и в течение событий черты, присущие всему человечеству.

Во  втором разделе «Концепция единства человека и природы в башкирской прозе» исследуются проблематика взаимоотношений человека с природой, тема «экологии человека», защиты природы, народной экологической культуры, формирующей национальное мировосприятие. Экологическая культура народа, формирующая восприятие мира человеком с точки зрения  национального менталитета, проблемы духовной экологии в башкирской прозе в 70-х г.г. вышли на первый план, как и  в произведениях  Л.Леонова   «Русский лес», В.Астафьева «Последний поклон», «Царь-рыба», Б.Васильева «Не стреляйте в белых лебедей», Ч.Айтматова «Белый пароход», Л.Таллерова «Омежник – трава болотная»,  И.Кашафутдинова «Высокая кровь», Г.Баширова «Семь ключей», А.Кулаковского «Дары реки», П.Ойунского «Красный шаман», А.Кривошапкина «Уямканы идут на север», «Золотой олень» и др. Проблемы, связанные со способностью вооруженного научными достижениями современника  правильно оценить природные богатства в период технической  цивилизации, что показывает  его гражданские, человеческие качества, социальные и общественные устремления, эстетический вкус, степень созревания как личности, национальное лицо,  в повестях    И.Гиззатуллина «Сад влюбленных», М.Буракаевой  «Родник», «Колыбель», Б.Рафикова «В горах снег рано ложится», З.Ахметьяновой «Заморозки»,  Н.Гаитбаева «Буран», в романе «Гонка» освещаются в сурово реалистических красках, с публицистической остротой. Эти повести, остро ставящие во главу угла проблемы сохранения духовных ценностей,  бережного отношения к окружающему миру, что приобретает сегодня  значение глобального масштаба, основаны на философской концепции единства человека и природы. Писатели с глубокой озабоченностью, с гражданских позиций раскрывают причины возникновения трагедий, невосполнимых утрат в жизни народа. Эти повести на новом материале продолжили  традиции романов 60-х г.г., в центре повествования которых были образ человека от земли, хлебопашца, проблемы сельского хозяйства. Отношение таких героев, как Байтурин, Моргунов, Марат, Булат, Гульсина, к окружающей среде, природе, к понятиям «совесть», «духовность», является главным критерием в раскрытии их нравственности.

Художественное решение злободневной проблемы «Человек и природа» в дальнейший период стало более емким, весомым в социально-психологическом, нравственно-содержательном аспектах. Превращение в общественно-социальную проблему хищнического отношения к богатствам родной земли, духовной деформации современников приводит к возникновению острого конфликта в романах Н.Мусина «Вечный лес» (2-я книга), «Последняя борть» (1995), Р.Султангареева «Земля, на которой мы живем» (1988). В творчестве этих писателей многопланово показывается взаимосвязь природного и человеческого мира, раскрываются драматические коллизии в этих взаимоотношениях, показывается разрушение природного мира как следствие издержек цивилизации. Различные средства художественного анализа: психологические детали, внутренние монологи, приемы, пластически передающие размышления, переживания героев во всей полноте, тонкости, сопровождающиеся авторскими комментариями – служат аналитическому освещению динамики  духовной жизни, характера, жизнедеятельности Тулькусурина, Ахметшина, Яубасарова, Бикбаева, Карамыша, Султангужи, Расуля. Таким образом, в этих произведениях наблюдается процесс обогащения нравственно-философским содержанием художественного отображения конфликта между человеком и природой.

Данное идейно-художественное направление в башкирской прозе, связанное с актуальными проблемами времени, с изображением положительной или пагубной для окружающего мира  деятельности современников, в 90-е годы наполнялось освещением громких политических событий, получивших широкий общественно-социальный резонанс, с явно выраженным критическим пафосом, в принципах сурового реализма. Если в предыдущие периоды частичный отказ от соцреализма и от его главных принципов отражения действительности проявлялся лишь в отдельных произведениях и в творчестве отдельных писателей, то в последние десятилетия ХХ века в башкирской литературе – в романах Д.Булякова «Жизнь одна», «Взорванный ад», в повести Х.Тапакова «Выборы» наблюдается полный отказ от приукрашивания жизни, идеализации героев, ведется интенсивный поиск смысла жизни, критериев добра и зла, поднимаются вопросы норм социального и нравственного поведения, духовных ценностей, тем самым проявляются черты неореализма, поднимающего назревшие острые социальные и  этические проблемы, связанные с положением дел в обществе и государстве в целом. В них вопросы отношения человека к земле, природе поднимаются до уровня общечеловеческих проблем. Граждански активным героям Аргынбаеву, Курмантаеву, Рахимьяну свойственны   интенсивная работа сознания, обостренное чувство справедливости, нравственно-философский поиск путей выхода из кризисного состояния общества.

Таким образом, на фоне смены общественно-экономических формаций  в 90-х годах в психологии отдельной личности и целого народа произошли большие изменения, изменились взгляды на мир, на общество, на свое место в жизни, что привело к изменению пафоса,  пересмотру концепций в литературе. Наполнились новым содержанием принципы художественного отображения действительности, метод соцреализма уступил место неореализму (суровому реализму, «реализму без берегов»). Писатели стали чаще обращаться к публицистике, активнее использовать популярный в 60-х годах жанр общественно-публицистического романа. Р.Султангареев, Д.Буляков, Н.Мусин в своих романах философски обобщали смысл бытия, мироустройства, чувство патриотизма, гражданские устремления, духовные потребности героев изображались в тесном переплетении с философскими обобщениями, психологическому анализу подвергалось мощное  воздействие  на героя духа эпохи.

В третьем разделе «Типы конфликтов и отражение действительности в башкирской прозе»  изучается постепенное изменение природы конфликта на различных этапах развития литературы. По мере развития общества становятся более сложными и многогранными его взаимоотношения с личностью, вследствие чего в литературе усложняются и типы конфликтов, дающие толчок динамичному развитию сюжета. Если в произведениях соцреализма, созданных до 80-х г.г. ХХ века, окказиональные конфликты в финале обязательно положительно разрешались, и таким образом в традиционном сюжете восстанавливались временно нарушенные гармония и порядок, то в произведениях с середины 80-х годов до наших дней все чаще избирается субстанциональный конфликт, который не может разрешиться в пределах художественного текста. В повестях и романах Н.Гаитбаева «Буран», З.Ахметьяновой «Заморозки», Р.Камала «Беда», Д.Булякова «Жизнь одна», «Взорванный ад», Р.Баимова «День расплаты», Н.Мусина «Последняя борть», «Шкура зверя», «Не улетай, соловей», Р.Султангареева «Земля, на которой мы живем», «Люди», Т.Гиниатуллина «Непогодь», «Одинокий дом в тумане», А.Аминева «Китайгород», «Танкист», «Камень Усмана» поднимаются острые социальные, нравственные проблемы сложной сегодняшней жизни, они в рамках сюжета – от завязки до развязки – не могут разрешиться, финал произведения, поднимающего высокие идеи, остается открытым. В этом типе конфликта, где используется прием противопоставления одного героя против всех персонажей, отражается изменение отношения писателей к жизни, к окружающему миру, усиление противостояния между личностью и обществом. Камил («Беда»), Булат («Буран»), Галиахмет («День расплаты»), Азамат («Земля, на которой мы живем»), Курмантаев («Взорванный ад») одни противостоят и борются с руководителями высоких рангов, которые превратились в непобедимых мафиози.   В основе сюжета произведений, остро критикующих многие застойные явления в советскую эпоху, беспристрастно разоблачающих показуху, беспринципность, бездуховность в перестроечные времена, лежат субстанциональные конфликты, они не разрешаются только силой воли нескольких человек  или группы людей,  показывают несовершенство всего общества, нарушение «мирового порядка». Финал произведения остается открытым. В этом отношении примечательно высказывание Б.М.Эйхенбаума: «Чем крупнее замысел произведения, чем теснее связано оно с самыми острыми и сложными проблемами действительности, тем труднее поддается благополучному «заканчиванию» его сюжет, тем естественнее оставить его «открытым» . Роман Н.Мусина  «Последняя борть» завершается финалом с открытой перспективой, что дает возможность вновь и вновь возвращаться к художественному произведению, оценивать, размышлять. Цепь событий, основанных на субстанциональном конфликте, взращенном в неканоническом сюжете, заставляет читателя глубже вникать в жизненные коллизии и стараться понять их.  Писатель рассчитывает на мыслительную и духовную деятельность, активное эмоциональное восприятие читателя.

По мере развития  литературы, проникновения ее в глубинные пласты  жизни, конфликты становятся разнообразнее. В рассказах, Р.Султангареева, повестях Н.Мусина «Чертово колесо», «Невестка из глубинки»,  С.Шарипова   «Встретились вчера», Р.Камала «Уставший человек», «Враги любви», Н.Игизьяновой «Сезон непогоды», «Шахматы», А.Аминева «В одном ковчеге», написанных в 1980–2010-е годы,    конфликт основан на противостоянии героя жизненному укладу, социальному быту, культурной среде.

В современной литературе превалируют произведения, взявшие за основу развития сюжета внутренний психологический конфликт героя, его недовольство собой. В рассказах и повестях М.Карима «Помилование», Д.Булякова «Новолуние», Т.Гиниятуллина «Ворота», «Болят старые раны», Г.Гиззатуллиной «Обитель души», Ф.Акбулатовой «Вслушиваясь в тишину», Р.Баимова «Заблуждение», М.Абсалямова «Думы», как и в произведениях родственной татарской литературы – « Поляна», «Маска», «Чайки без крыльев» Ф.Байрамовой, «Утренний ветер» Ф.Садриева, «Трехногий конь», «Татарское время» А.Халима и др.,  психологический конфликт дает  толчок напряженному развитию сюжета, способствует глубокому отображению эмоциональных чувств, особого настроения героев.

Одновременное развитие нескольких конфликтов в одном произведении следует признать удачным при отображении жизненной сути современного общества, драматической судьбы народа. Повести 90-х г.г.– «Чужак», «Импотент», «Побег», «Кочка» Р.Камала, «Двое мужчин и женщина» Н.Мусина, «Актриса» Р.Туйгуна и др. основаны на нескольких типах конфликтов, придающих сюжету острую динамику, усложняющих его. Им  присуще детальное раскрытие  причин зарождения внутреннего конфликта в душе героя из-за усиления жизненных противоречий, освещение общественно-социального конфликта, переросшего в нравственно-психологический, который в экспрессивной форме передает напряженную борьбу противоречивых мыслей и чувств. Повести   психологически глубоко раскрывают духовные поиски героев, пытающихся высвободиться от давления удушающей атмосферы застойного периода, мучительно ищущих смысл своего существования. Тимиргали из повести «Танкист» (2003) рисуется в ситуации духовно-нравственного конфликта из-за немилосердного отношения к нему детей в родной семье. Он оказывается в объятиях острых социальных и общественных противоречий, возникающих между обществом и отдельной  личностью. В то же самое время герой  испытывает разочарование, душевные терзания, психологический конфликт постоянно живет в глубине души и беспокоит его.

В четвертом разделе – «Вопросы синтеза идейно-эстетического содержания и стилей» анализируются произведения, созданные на основе синтеза реалистических и нереалистических принципов отображения действительности. Надо отметить, что начало к смешению жанров, к синтезу разных стилей в современной башкирской прозе было положено М.Каримом в повестях «Долгое-долгое детство» (1976), «Помилование» (1989). В повести «Долгое-долгое детство» соответственно для воссоздания драматической, критической ситуации –  полубессознательному состоянию тяжелораненого солдата, лежащего на поле брани и вспоминающего свою жизнь, – используется прием смешения реальности и фантастического, факта и символа, сна и яви, конкретности и условности. В художественной ткани произведения история и сегодняшний день, детская непосредственность, эмоциональность, искренность, душевная чистота и зрелость, аналитиичность ума, философичность восприятия всего мироздания умудренного жизненным опытом аксакала тесно переплетаются, образовывают естественный сплав различных начал. Синтез сурово реалистических, биографических, условно-символических, мифологических и народнопоэтических, эпических и лирико-романтических стилей в повести способствовали яркому показу человека во всем его многообразии, величественности, гражданственности, духовно-нравственной устремленности. 

Во второй половине 80-х г.г. в связи с обострением негативных явлений во всех областях жизни общества и, прежде всего, в нравственно-духовной, проявилась тенденция, подтолкнувшая писателей к поискам новых, эстетически более действенных приемов отражения действительности, к использованию различных жанрово-стилевых начал и возможностей. Этапной в этом отношении стала повесть «Помилование», которая дала мощный толчок к рождению целого направления – условно-метафорического. Военные реалии в повести рисуются в сурово реалистическом стиле, любовь Зуха и Марии-Терезы передана в романтических красках, обличение равнодушия к человеческой судьбе – в остро публицистическом тоне. Суровая реалистичность, романтическая возвышенность, мифологическая таинственность – своеобразный синтез реализма, романтизма, мифологизма, символики, условности, иносказательности, публицистики делают необычным, новым повествование о внезапно вспыхнувшей неземной любви двух молодых людей и трагедии, постигшей солдата. Цепь случайностей поворачивает судьбу героя в необратимо трагическую сторону, «казенное» отношение к одной, но Человеческой судьбе, желание наглядно продемонстрировать мощь военно-административной машины приводят к гибели. Светлый, радостный тон, окрыленное огромной любовью душевное движение Любомира и ничем не оправданная казнь молодого, мужественного солдата, не успевшего даже вступить  в первый бой с врагом, – резкий контраст потрясает души читателей. Глубокий философский подтекст заставляет задуматься об общественной морали, о системе нравственных ценностей, о бесценности человеческой жизни. В повести, по большому счету, поднимается вопрос поиска универсальных основ бытия.

Поворотные, полные трагедии исторические периоды жизни народа на протяжении всего ХХ века, губительное влияние социально-общественных явлений на судьбу человека в романе Г.Хисамова  «Девятнадцатый» (2003), повестях Б.Рафикова «Араб» (1996), Ф.Акбулатовой «Вкус меда – на шиповнике» (2003) изображены в стиле сурового реализма и крылатого романтизма с элементами детектива и приключений. В повести Э.Агзами  «Уголок рая»  в реалистических и  сатирических красках с едким сарказмом освещаются царящие в 90-е годы в обществе негативные явления. Характеристики персонажей, их портретные описания, имена, речевые особенности,  подтекст, символика – все это выполняет функцию разоблачения морального облика современного общества.

К ярким образцам условно-метафористической прозы относятся повести Р.Султангареева «Люди» (1989), А.Аминева «Снежный человек» (1996), «Китайгород» (2001), «Танкист» (2003), «Камень Усмана» (2005), «В одном ковчеге» (2010). Соединение двух различных способов отображения объективной действительности: мифосимволического и классически-реалистического, синтез реализма и фантастики, выдумки и условности - характерно для рассказов и повестей Т.Гиниятуллина  «Новое сердце» (1997), «Посещение кладбища» (1997), «Атака»,  «Возвращение»,  «Каска» (1998), «Туннель» (2001), «Чернозем» (2002), «Одинокий дом в тумане» (2003),  «Волк» (2004), «Ворота» (2005) и др. Повести   А.Хакима  «Ящик Пандоры» (2000),  «Ворота вселенной» (2002), Р.Камала «Любовь дьявола» (2004) полностью построены на иносказании, на символическом подтексте раскрытия сути современного общества. В этих произведениях миф и социально-историческая реальность создают единую картину мира. Как в мировой литературе в широко известных  повестях и романах  Т.Манна, О.Хаксли, Дж.Оруэлла, В.Пелевина, Ф.Искандера, Ч.Айтматова, так и в повестях башкирских писателей  границы между свеобразным двоемирием – условным и реальным – открыты, герои свободно передвигаются из одного мира в другой.  В центре внимания ставится поиск истины, предупреждение о деградации общества, стремление выразительнее показать степень опасности забвения народом духовных ценностей. Тесное переплетение мифологии и реальности, сегодняшнего дня и общефилософского плана, суровой реалистичности и романтической возвышенности дают возможность раскрытия величия духа человека. Мифологически-фольклорный материал вызывает новые интерпретации образов, сюжетов в литературном контексте, их смысл образовывается из двойной проекции на современность и ушедшую в прошлое эпоху. Легенды и мифы дают возможность показать глубинные истоки мировосприятия и психологии героев, преемственность духовных и нравственных традиций, при помощи ретроспекций,  различных средств фольклорно-мифологической поэтики отражать острейшие общественно-социальные и нравственно-философские проблемы сегодняшнего дня.

В пятом разделе «Особенности художественного отображения исторической действительности в башкирской прозе» анализируются произведения, отображающие историческое прошлое, освещающие социальные и духовные корни народа, уходящие в глубь веков, исторические процессы начала ХХ века, революционной борьбы, гражданской войны, этапы строительства социализма, репрессий 1937 года, событий Великой Отечественной войны.

Народ и история, исторические личности изображены на широком эпическом полотне в романах Г.Ибрагимова «Кинзя» (1979-1981) и К.Мэргена «Крыло беркута» (1983). Это первые романы, в которых даются характеры исторических личностей, оставивших яркий след в истории, Кинзи Арсланова и Шагали Шакмана. В этих романах через показ совместной борьбы русских и башкир, людей разных национальностей за свободу показано политическое единство советского общества. Сочиненный под воздействием традиций романов А.Толстого «Петр I», С.Злобина «Степан Разин»,  «Салават Юлаев», В.Шишкова «Емельян Пугачев», созвучный с  романами татарских писателей Н.Фаттаха «Гордо течет вода Итиль», «Свистящие стрелы», М.Хабибуллина «Кубрат хан», Р.Батуллы «Суюмбика»,  роман Г.Ибрагимова «Кинзя»  ставит основной целью выпуклое раскрытие роли героев в истории.  В романе в изображении исторических событий ХVIII века, в отражении общей картины эпохи ведется эпическое повествование, авторские наблюдения, выводы даются в документально-публицистическом стиле,  любовные отношения описываются в приподнятом лирико-романтическом духе, при освещении прошлого преобладает опора на фольклорные источники, стиль хикаята. Роман «Крыло беркута» К.Мэргена, рисующий с эпическим размахом башкирскую действительность ХVI века, в жизненных реалиях отражающий  противоречия сложной эпохи, вобрал в себя и особенности героико-романтической прозы, и черты приключенческого, авантюрного романа.

Историко-хроникальный роман Г.Хусаинова «Кровавый 55», основанный на официальных документах, фактах, показывает, что восстание Батырши 1755 года, в первую очередь, было борьбой народа за духовную свободу, за сохранение своей веры, религии, духовно-нравственных качеств. Произведению свойственно в передаче духа времени опираться на традиционный язык и стиль письменных памятников той эпохи. В романе успешно использованы и широко применяемые в зарубежной литературе принципы изображения исторического прошлого с антропологических позиций, делается упор на религиозные, социально-психологические, политические, нравственно-философские факторы. Воплотив яркий характер Батырши Алиева, Г.Хусаинов внес большой вклад в развитие исторической прозы и поднял литературу на новую ступень.

В романе Б.Рафикова «Карасакал» (1988), продолжившем традиции историко-биографического романа,  повествуется о национально-освободительном движении 1735–1740 г.г. Применение автором в изображении исторической личности Карасакала приема гипотезы, предположения, глубокое раскрытие духовного мира  героя в психологическом аспекте, показ драматизма переживаний  привнес в стилистику жанра новизну. Романы А.Хакима «Саурова шкатулка» (1981), «Звон домбры» (1983), опирающиеся на исторические труды советского периода, свидетельства русских летописей, освещающие события в духе соцреализма, схожи по принципам изображения действительности с романами К.Мэргена, Б.Рафикова, Г.Ибрагимова. А жанрово-стилевые особенности, отказ от панорамности, локальное освещение исторических событий в сравнительно узком пространстве, преобладание приподнято романтического стиля, образности  были признаны новым явлением в литературе. Насыщенный  историческими, религиозными, культурными, этнографическими сведениями, содержащий интересную информацию энциклопедического характера по философии, языкознанию, историко-документальный роман Р.Баимова «Караван идет из Багдада» (2009) стал достижением башкирской исторической прозы. В нем древняя башкирская история доисламского периода представлена с эпическим размахом,  географически широко. Историческое событие – путешествие арабского посольства под руководством Ибн-Фадлана в начале Х века с миссией распространения ислама в Булгарское государство и страну Башкорт впервые философски осмысляется  писателем с позиций башкирского народа.

Таким образом, обогащение повествования социально-историческими, бытовыми, этнографическими реалиями, раскрытие контраста в уровне жизни высших и низших слоев, помещение исторической личности, живущей и борющейся за высокие идеалы своего времени, внутрь конфликта, обращение к традициям фольклора и классической литературы, древнего эпоса «Урал батыр», мотивам известных народных песен «Урал»,  «Гильмияза», «Абдрахман» и др., использование опыта  произведений 20-х годов придали романам эпичность, показали жизненность реалистических и романтических форм как эстетических категорий в успешном отражении исторического прошлого.

Это важное идейно-художественное направление башкирской прозы восполнялось произведениями, отражающими исторический процесс начала ХХ в., изменивший судьбу многих народов России: время великого перелома, дни февральской и Октябрьской революций, события гражданской войны, этапы борьбы за советскую власть. На формирование историко-революционных романов большое влияние оказали романы М.Горького «Жизнь Клима Самгина», Н.Островского «Как закалялась сталь», М.Шолохова «Тихий Дон», Г.Ибрагимова «Глубокие корни». В то же время, в отличие от многих национальных литератур, рождение в 30-х г.г. в башкирской литературе жанра романа в широкой эпической форме – важное общественно-эстетическое явление – являлось продолжением традиций древних башкирских эпосов. В своих историко-революционных романах Г.Хайри, А.Тагиров, Д.Юлтый, И.Насыри, хоть и в вульгарно-социологическом плане, широко отразили революционную действительность. В организации больших эпических форм опыт прошлого развили в 50–70-х годах Дж.Киекбаев, Х.Давлетшина, З.Биишева, Я.Хамматов, Ф.Исангулов.Изображающие сложную многоплановую и глубокую реалистическую картину действительности романы Дж.Киекбаева «Родные и знакомые» (1946) и Х.Давлетшиной «Иргиз» (1957) можно считать важнейшим этапом формирования объективного стиля в прозе . В романах 30-х годов социально-исторические события, революционная ситуация были связаны с судьбой автобиографического героя, и оценивались через призму его взглядов, время и пространство ограничивались окружением главного героя, характер оценивался только в социальном плане, классовой принадлежностью, сознательно игнорировались интимные чувства, личные интересы, и это было связано, с одной стороны, влиянием традиций приключенческой, детективной, романтической прозы Востока, с другой стороны, объяснялось тем, что в 30-е годы, когда только зарождался реалистический художественный опыт, акцент делался на публицистической остроте классовых мотивов, социальной сущности. А в романе Х.Давлетшиной «Иргиз»  в этом отношении прослеживается новая ступень развития. Непоколебимый дух Айбулата, идущий от  единства социальных и личных интересов, стремление  к личному счастью привели его на путь революционной борьбы. Формирование героя в революционера происходит не в чрезвычайных ситуациях, не под влиянием революционно сознательных людей на фронте, а в естественной среде, в процессе его столкновения с социальной несправедливостью в деревне. Приход Айбулата в революцию показан как объективный процесс, происходящий по логике социально-исторического развития. «Этот образ примечателен еще и тем, что он  сам готовит революционную ситуацию, общественно активен» .

В 60–70-х г.г. трилогии З.Биишевой «К свету», Ф.Исангулова «Колос ржи», пенталогия Я.Хамматова «Золото собирается по крупицам» стали новой ступенью в развитии жанров и стилей в башкирской прозе, в изображении личности в социально-исторических, бытовых, духовно-нравственных связях, показали обогащение принципов отражения исторической действительности.  В широкое эпическое полотно органично вплетаются  и исторические события, и бытовые, и интимно-лирические картины, философские раздумья. В этих произведениях, в отличие от романов 30-х годов,  социально-классовые конфликты разрешаются через столкновение характеров. В трилогии «К свету» характеры Байгильде, Хаммата, Тимербая, Закира, Иштугана, Ахата, Хисбуллы дают объективное отражение исторической реальности. Образ Емеш помогает оценить прошлую жизнь народа и процесс обновления, который принесла с собой революция. В трилогии «Колос ржи» изображение процесса тяжелого перехода крестьянина от инертной патриархальной жизни к новому строю, обрисовка образов Фагима, Зухры, Садрислама, Аллаяра, Ямиля, Гюльюзум, Шафика, Зыи последовательно демонстрируют духовное отражение политической и экономической борьбы 20-х годов, процесс изменения в психологии крестьянина. Наиболее яркими выразителями эстетического опыта народа выступают образы Фагима и Зухры. В этих трилогиях традиционная тема социальной свободы расширяется  за счет мотивов духовной свободы, духовное отражение проблемы, ее политическая и нравственная сторона выпукло показаны в изображенных событиях и характерах.   В пенталогии Я.Хамматова «Золото собирается по крупицам» социально-политическая панорама времени, сложная и полная противоречий, события, происходящие в начале ХХ в. на Уральских приисках, оцениваются через взгляды людей различных социальных слоев. Созданные в романе многочисленные оригинальные характеры – прошедшие путь от простых деревенских парней до сознательно поднявшихся на революционную борьбу большевиков Хисматулла и Загир, отразивший в себе трудный, сложный путь народа к революции Кулсубай, аристократ от рождения, но приверженец коммунистических идей по убеждениям большевик Михаил, представитель формирующейся национальной буржуазии  Нигматулла, скрывающие классовую жадность под внешной культурностью и образованностью Накышев и хозяин прииска Касьянов и др. –  воплощают многогранность существующей действительности, события оцениваются представителями различных социальных слоев, с различных аспектов отражаются черты времени.  Таким образом, судьбы героев, действующих в гуще больших исторических событий, объединяют романы в одно целое, национально-исторические картины быта сменяются событиями общечеловеческой важности, явления мирной жизни  тесно переплетаются с эпизодами войны. Динамика борьбы, внешнее движение, цепь событий   сочетаются с картинами из духовной области, внутренними монологами,  психологически глубоко отображающими душевные переломы героев.

 Таким образом, в 60–70-х годах историко-революционные романы переросли из романов событийных в романы характеров, существенно изменились принципы отображения действительности. Дистанция между героем и народом, заметная в первых романах, стерлась, описание исторической, социально-общественной жизни народа  в широком плане объединилось с изображением в психологическом ракурсе духовного мира героя, успешно разрешилась проблема «герой и народ». Влияние письменных литературных памятников и фольклора на познание действительности в ХХ веке  открыло новые горизонты художественной мысли, наполнило творческую деятельность новыми изобразительными средствами, привнесло разнообразие стилей, обогатило поэтический арсенал писателей. Историко-революционные романы стали достижением национальной литературы в эволюции жанров, в обрисовке героев в социально-исторических, бытовых, нравственных связях и отношениях.

Сформированные в 30-х г.г. историко-революционные романы, хотя и усовершенствовались в 60–70-х г.г., но созданный по канонам метода соцреализма этот вид жанра романа  по идейному содержанию был выразителем коммунистической идеологии. В начале 90-х годов в процессе резких перемен в обществе появилась потребность в новом взгляде на историю, в связи с этим произошли изменения и в идейном содержании произведений, в принципах отражения исторической действительности. Роман Р.Баимова «Кречет мятежный» (1997) посвящен самому трагическому периоду в истории башкирского народа – событиям  начала ХХ в. и гражданской войны, когда развернулось национальное движение под руководством Заки Валиди и его единомышленников. Писатель, новаторски переработав, с новой точки зрения осветив многочисленные исторические факты, документы, раскрывает причины и цели движения, борьбу за автономию. Военно-политическая борьба в 1917–1920-х г.г. сурово реалистично отражена в романе Я.Хамматова «Комбриг Муртазин», повестях Р.Султангареева «Полет сокола» и М.Ямалетдинова  «Не нашел путей спасения». В них документально достоверно воссоздан образ славного сына башкирского народа, знаменитого полководца, одного из ближайших соратников З.Валиди, впоследствии репрессированного, Мусы Муртазина.  В повести Ф.Акбулатовой «Вкус меда – на шиповнике»  обобщенные образы борцов за свободу своего народа  Шаймурата и Файрузы  раскрыты в романтическом плане, их характеры, трагические судьбы отображены с философской глубиной и психологизмом.

В романах А.Хакима «Ураган», «От бури нет спасения», М.Хайдарова «Пришел навсегда», Г.Хисамова «Кровавая земля», Г.Гиззатуллиной «Хадия», в повестях М.Идельбаева  «Декабрьские звезды», «Красные снега», М.Идрисова  «Запутанные судьбы» в центре повествования –  уничтоженный в период репрессий 30-х г.г.  цвет нации, лучшие представители башкирского народа. Трагические страницы истории восстановлены по документам, архивным материалам, по воспоминаниям очевидцев, точно  передана атмосфера периода застоя. Вечные проблемы человеческого бытия подняты с иной, документально правдивой точки зрения. В романах А.Хакима в образах Искандера Мурадымова, Камиля, Хадисы Барласовны, Зуфара Богданова  воплотились судьбы конкретных исторических личностей, беззаветно служивших народу. В этих произведениях, как и в творчестве Ф.Абрамова, В.Распутина, В.Белова, С.Залыгина, Ч.Айтматова, З.Биишевой, М.Карима, пафос гуманизма, общечеловеческих проблем был выражен очень мощно.

Тема Великой Отечественной войны как важнейшего этапа в истории нашей страны, в жизни всех поколений людей в башкирской литературе второй половины ХХ в. всегда была одной из центральных тем.  В романах Я.Хамматова «День рождения», И.Абдуллина «Прощай, Рим», «Иду по млечному пути», «Солнце все не заходит»,  Д.Исламова «Дорога Москвы», «Южное солнце», И.Гиззатуллина «Вторая высота», А.Чаныша  «Клекот беркута», С.Поварисова «Любовь в огне» (2005),  как и в романах К.Симонова, М.Шолохова, Ю.Бондарева, А.Иванова, Е.Воробьева, панорамно, масштабно показано отражение войны на характерах, человеческой и гражданской стойкости целого поколения героев в предельных ситуациях. В них глубокому исследованию подвергаются социально-нравственные истоки героизма советских солдат, все большее место занимает психологический анализ.  В повестях А.Хакима «Перелетные птицы», «Мост», «Хромой волк», «Опавшие листья», Д.Булякова «Водопад», М.Карима «Помилование»  создан социально-психологический портрет молодого военного поколения, изображены наиболее острые, критические моменты, требующие от солдат максимального напряжения сил, выявляющие их мужество, нравственные качества. Вокруг таких ярких эпизодов раскрываются характеры Карима, Ахтяма, Рамазана, Азамата, Янтимира, Любомира. Эти произведения глубоко психологичны, в них своеобразно сочетаются краски суровой реалистичности, глубокой драматичности и тонкой лиричности. Постановка нравственных проблем, исследование духовного мира героя во временной протяженности, в тесной связи с историей народа роднит их с повестями В.Астафьева, В.Быкова, В.Кондратьева, Е.Носова.

Вторая глава –    «Сюжет и композиция в башкирской прозе второй половины ХХ века»  состоит из четырех разделов и  посвящена исследованию вопросов эволюции композиционного строя прозаических произведений,  прослеживанию путей поисков, взаимодействия традиций и новаторства в сюжетосложении повествовательных жанров и их строении, выяснению вопроса, к каким типам сюжетов, композиционным приемам, внесюжетным элементам прозаики чаще всего обращаются.

С сюжета и композиции начинается целостное восприятие изображаемого, «композиционные приемы обладают уникальной энергией эстетического воздействия» , потому умению их строить писатели уделяют огромное внимание. В первом разделе «Однолинейный (хронологический) и многолинейный сюжетные типы»   исследуются причины и особенности активного использования в повестях и романах 20–30-х г.г. –  М.Гафури «Ступени жизни», А.Тагирова «Первые шаги», «Комсомол», «Солдаты», Д.Юлтыя «Кровь» – хроникальности как максимально емкого средства в  освещении поступательного движения истории в целом и истории характера и его духовного роста конкретно. В 50-х г.г. в романах С.Агиша «Фундамент», А.Вали «Первые шаги» стремление  через судьбу одного героя отобразить жизнь и борьбу всего народа было важным композиционным и сюжетообразующим началом. Если в романах 30-х годов на первый план выдвигался драматизм быстро сменяющихся событий, то в романах 50-х г.г. изображался  длительный процесс формирования человека нового общества, таких как Салих, Булат, эволюция характера героя давала толчок движению сюжета . В этих романах  события систематизируются  в пространственно-временной хронологии, связанной с поступью истории и развитием характера главного героя.  Для романов и повестей 60-х г.г., ставящих задачу отразить эволюцию характера человека в новой общественно-духовной атмосфере, тип хронологического сюжета также был очень удобен. В повестях Ф.Исангулова «Фания», «Моя лебедушка», «Воспоминания», С.Кулибая «Разные тропинки», З.Биишевой «Где ты, Гульниса?», Н.Мусина «Дорога моей деревни», в связи с усилением внимания к гуманистическим проблемам, признанием важности удовлетворения потребностей личности, интересов каждого человека широко использовалась форма повествования от первого лица, активизируется сюжетосложение по типу хроники личности. Сюжетная линия романа А.Бикчентаева «Я не сулю тебе рая» удачно построена как  последовательное освещение в хроникальном плане истории развития характера, внутренней эволюции главного героя Хайдара Аюдарова.

Башкирские писатели постепенно, преодолевая  трудности, перешли от однолинейного хроникального сюжета к многолинейному сюжетосложению, научились мастерски изображать многостороннюю действительность в крупных эпических произведениях во всей ее сложности и противоречивости. Пространственно-временное расширение границ хронологии сюжета происходит уже в первых романах И.Насыри «Кудей» (1936), А.Тагирова «Красногвардейцы» (1935), «Красноармейцы» (1937). В этих романах стремление к эпической широте привело к изображению в одном произведении многочисленных разноплановых личностей, групп, пестрых по своему социальному и классовому составу. А.Бикчентаев и Б.Бикбай в романах «Дорога Карасяя» (1956), «Когда разливается Акселян» (1958 ) сумели подчинить многолинейное сюжетное развитие выпуклому показу разрешения центральной проблемы. Многоплановые романы А.Вали «Майский дождь» (1958), «Цветок шиповника» (1962) в многолинейном сюжетном развитии освещают события, происходящие одновременно в нескольких колхозах, в них задействованы многочисленные персонажи. Во второй части дилогии система образов еще более расширяется, в сюжетных линиях, связанных с образами главных героев, освещаются те или иные актуальные вопросы времени. Показывается борьба Азаматова, Абызбаевой, Риды, Кунакбаева и других колхозников против неправедной деятельности Акназарова, Афлятуновых, это столкновение в развитии многопланового сюжета обретает общественное и нравственное звучание.

В романах Д.Исламова «Щедрая земля», Я.Валиева «Орлы не покидают гнезд», Х.Гиляжева «Солдаты без погон», Г.Ибрагимова «Подснежник», «Новолуние» напряженная драматическая борьба за экономический подъем деревни в 60-х годах изображена в многолинейном типе сюжета. В романе Я.Валиева многие сюжетные линии связаны с главным героем Юламановым, отдельные сюжеты про механизатора Загита, свинарку Кояш, председателя колхоза Габдельхакимова, плотника Абсаликова, секретаря райкома Янова, бригадира  Батыева, старика Заминдара отражают многогранность образов современников, помогают полнее раскрыть характер и деятельность главного героя. В этих романах в целях показа явлений жизни в историческом развитии, в диалектической связи прошлого и настоящего повествование о действительности 60-х годов, колхозном строительстве, о крестьянском труде окаймлены раздумьями о будущем, лирическими отступлениями и ретроспекциями, претендующими на философские обобщения. Аллегорические, мифологические образы, легенды и другие фольклорные материалы введены в сюжет романов о современности с целью расширения эпического размаха произведений.

В  башкирской прозе 60–70-х г.г. стремление к развитию многолинейного сюжета, построению многоплановой композиции было свойственно историко-революционным трилогиям З.Биишевой «К свету», Ф.Исангулова «Колос ржи», пенталогии Я.Хамматова «Золото собирается по крупицам», дилогии Н.Мусина «Вечный лес». В романах 70–90-х годов, где тесно переплелись прошлое и современность, продолжается развитие опыта многолинейного сюжетостроения. В романе Б.Рафикова «Седой ковыль», хотя и поднимаются  проблемы современности, изображается энергичная деятельность современников, в композиции много места отводится памятникам устного народного творчества,  показывающим глубокую связь прошлого и настоящего, в результате чего образуется многоплановое повествование. В произведении прослеживается связь поколений на основе шежере, проливающих свет на характер и духовные качества многих героев и, в первую очередь, представителей старинного рода Ибрагимовых. В романах А.Хакима «Ураган» (1990), М.Хайдарова «Пришел навсегда» (1994) в многолинейном типе сюжетосложения с эпическим размахом освещаются трагические явления в истории развития страны в послереволюционный период, годы застоя и сегодняшние дни. В этих романах кроме главной сюжетной линии, прослеживающей историческую хронику, многочисленные вспомогательные линии раскрывают поступки, отношения, духовный мир представителей различных слоев народа, бытовавшую социально-нравственную атмосферу, духовную жизнь общества.

В романе Т.Гариповой «Буренушка» (2004) также выстроен многолинейный сюжет с многочисленными героями. Многоплановый, многогеройный,  масштабный, богатый ретроспективами, повествующий о важных исторических событиях в жизни народа на протяжении ХХ века, роман раскрывает пагубное воздействие революции на судьбы отдельных людей, бесценность утраты для всего народа духовных традиций. События начинаются с центральной части композиции –деревни Тирекле, объединяющей судьбы героев, отражающей жизнь целого народа, и ширятся до Уфы, Москвы и Петербурга. Гуманистическая позиция автора проявляется в тоне повествования, придавая единство многоплановому произведению. Озвучивающие глубинные философские идеи романа, освещающие историческую память, преемственность духовных традиций  народа, выражающие общечеловеческие характеры, отслеживающие источники мировоззрения и психологии героев песни, легенды, мифологические образы, сновидения, гадания, символические детали придают углубленность сюжетным линиям, мотивируя их дальнейшее развитие.

Показательно, что со временем башкирские прозаики достигли большого успеха в создании эпически масштабных произведений, овладели мастерством многолинейного сюжетосложения, сумели емко и содержательно  отобразить в многоплановой композиции историю развития характера, философски  оценивать жизнь.

Во втором разделе «Ящичный, ретроспективный и монтажный приемы композиции» на примере произведений ХХ века анализируются различные композиционные приемы, традиции и особенности  их применения.

Композиция романов Г.Хайри «Поворот» (1928), Х.Гиляжева «Солдаты без погон» (1965), И.Абдуллина «Иду по Млечному пути» (1983), повестей М.Карима «Долгое-долгое детство» (1976), А.Хакима «Перелетные птицы» (1974),  «Хромая волчица» (1998), З.Галимова «Старшина» (1987) построена путем использования ящичного приема, берущего начало в фольклоре и классической литературе Востока. «Поворот» состоит из отдельных частей: рассказов, хикайатов,  новелл, документальной повести – у каждой из которых есть свой сюжет, свой герой. Они представляют широкую панораму жизни, плавно связывая сюжеты с главной идеей романа, с главным героем Шамси.  Подобная композиция успешно используется и в романе «Солдаты без погон». В отдельных рассказах-новеллах раскрываются яркие судьбы многих героев – Сахипъямал, взвалившей на себя всю тяжелую работу, председателя колхоза Магиры, духовно-нравственно окрепшей, созревшей как личность, как руководитель в период тяжких военных испытаний, Ямги, превозмогшего  личную и семейную трагедию, сумевшего вернуться к полноценной действенной жизни, Фатхи, пережившего душевную драму из-за полученных фронтовых увечий, районного уполномоченного Хабибуллина, который стремился точно выполнить указания сверху и своевременно отрапортовать, бюрократа Хабирова.

Построение композиции больших эпических форм с помощью ящичного приема эффективно продолжается и обогащается в современной башкирской прозе. Истории  десятков личностей в «Долгом-долгом детстве», рассказанные в отдельных новеллах, объединяет в одно целое герой повести Кендек, который является центром философской оценки событий и поступков окружающих людей. Если рассказчик Г.Гумера «Городок на волнах» (1954) является только свидетелем описываемых событий, то Кендек у М.Карима анализирует жизнь, оценивает происходящее, формируется как личность, духовно развивается, выступает активным двигателем событий.

Роман И.Абдуллина  «Иду по Млечному пути» (1983) состоит из тридцати одной новеллы и рассказывает о героической борьбе и гибели советского разведчика Нура Фатихова в оккупированном фашистами городе Киеве. Роман начинается с написанной в лирическом стиле с романтически пафосным вступлением новеллы «Разговор с духом Фатихова», являющейся ключом  к следующим новеллам. В сюжетной линии используются и краткие сведения, и разнообразные факты, и документы. Повествующие о борьбе Фатихова во вражеском тылу и подполье части –  «новеллы про героизм и смерть» характеризуются суровой реалистичностью. Василь Желедка, Вера Макаровна, Мария Куница, Федор Кушнир, Рая Буяненко, Василий Светлин – их героическая жизнь и борьба освещаются в отдельных новеллах с неожиданными поворотами, полными опасностей.  В романе «Солнце все не заходит» (1996) применен тот же ящичный прием композиции, где рассказывается об одиннадцати мужественных солдатах, отдавших жизнь за свободу Родины. Вступительная часть и эпилог окаймляют,  организуют воедино отдельные части произведения вокруг центральной идеи и главного героя. Во всех этих романах образ повествователя придает внутреннюю целостность отдельным самостоятельным историям, объединяет различные события и характеры воедино, выступает проблематическим центром, организующим художественную мысль произведения. Как видим, башкирские литераторы успешно используют ящичный прием композиции для  изображения событий из различных эпох, для воссоздания многогранных характеров.

Композиция повестей и романов, отображающих глубинную связь прошлого и настоящего, освещающих судьбы прошедших жестокие испытания войны современников старшего поколения очень часто основываются на ретроспективе. Ретроспективный прием, позволяющий связать события разных временных пластов, был присущ, в первую очередь, большим эпическим формам, написанным в 70-е годы. Популярность ретроспективного приема в башкирской прозе некоторым образом связана и с традициями тюркской литературы. Но в отличие от произведений прошлых периодов, где прием  смешения разных временных структур выполнял лишь формальную функцию, в современных текстах он приобретает большое смысловое содержание. Через освещение прошлого писатели ищут пути разрешения проблем сегодняшнего дня. В повестях и романах А.Хакима «Млечный путь», «Радуга», «Скачки», «Листопад», Р.Баимова «День расплаты», «Запоздавшая мелодия», Ш.Биккула «Мы еще поживем», А.Багуманова «Что за день», Т.Кильмухаметова «Жизнь одна», Т.Гиниятуллина «Погреб», С.Шарипова «Дубовый столб» и т.д.  отбираются и психологически глубоко изображаются только те воспоминания, способные более ярко осветить философские проблемы современности. В них делается упор именно на те события и эпизоды, которые полнее раскрывают черты характера, восполняют его новым содержанием. Нарушение хронологической последовательности повествования преследует только одну цель – придать глубину сюжетной линии, объемнее выразить важные с точки зрения автора картины. Организация текста с точки зрения времени и пространства требует отдельной формы повествования, отличного от автора повествователя.  Частенько рассказчик – Мансур («Млечный путь»), Галиахмет («День расплаты»), Иршат («Мы еще поживем»), Ислам («Радуга»), Ягафар («Скачки»), Адгам («Что за день»), Насиров («Жизнь одна»)  – не только повествователь, но и участник событий, эмоционально переживающий и ищущий истину. Свою оценку он выражает не только отбором и  расположением фактов, но и с помощью речевых средств  экспрессивного характера. Организация художественного текста с временно-пространственной точки зрения дает возможность удачно выразить главную идею, важную авторскую мысль, показать истоки мужества героя, этапы его нравственного созревания. Лейтмотивы из области активного действия героя в определенных временно-пространственных измерениях – скачки, колокольчик, млечный путь, опавшие листья, мост, хромая волчица, дубовый столб напоминают о вечном движении человеческой жизни, о ее повторении, углубляют философское звучание текста.  Произведения, основанные на ретроспективе, духовную связь нескольких поколений отражают в качестве основы исторической жизни народа. В башкирской прозе построение произведения в монологическом  стиле тесно связано с художественными национальными традициями, отображением духовных ценностей, философских исканий народа в древнелитературных памятниках.

Монтажная композиция позволяет широко и многопланово осветить мир, образно отразить  его во всем богатстве,  противоречиях и в единстве, познать явления жизни в сложных взаимосвязях. В стремлении убедить читателя в «правдивости» событий, для максимальной насыщенности художественного содержания, информационного расширения его границ путем внесения различных сведений, в целях достижения жизненного звучания произведения писатели обращаются к приему монтажа. «Северные амуры», «Темное наследство», «Сырдарья», «Салават», «Уходили башкиры на войну»  Я.Хамматова, «Кровавый 55» Г.Хусаинова, «Белый олень на Синь-горе» Н.Мусина, «Кречет мятежный» Р.Баимова, «Верный конь и добрый молодец», «Памятники для живых» Ф.Исангулова, «Сабли обнаженные» В.Исхакова, «Кровавая земля» Г.Хисамова, «Прощай, Рим!», «Иду по Млечному пути» И.Абдуллина – в эти  романы широко внедрены отрывки из исторических документов, архивные материалы, биографические сведения, военные приказы, новости из периодической печати, сообщения  информбюро и т.д. В тех произведениях, в составе которых имеют место вставные рассказы, лирические и публицистические отступления, перестановка эпизодов-событий  хронологического порядка, прием монтажа всегда присутствует. В произведениях Р.Низамова, Я.Валиева, И.Абдуллина, А.Хакима, Р.Баимова, С.Шарипова, А.Багуманова, основанных на ретроспективе, успешно используется прием монтажа. Монтажная композиция, где активен аспект регистрации различных  ассоциаций, аналогов и антитез, несоответствующих  предметной логике повествования, но отражающих течение мыслей автора, удачно использована в романах М.Карима «Долгое-долгое детство», Г.Гиззатуллиной «Хадия», Т.Гариповой «Луна и Солнце – одни», Ф.Акбулатовой «Вкус меда – на шиповнике».

В романах  Н.Мусина «Последняя борть» (1999), М.Абсалямова «Хальфа» (2004) внутренние эмоционально-содержательные связи  между персонажами, событиями, эпизодами, деталями оказываются важнее внешних причинно-следственных и временных связей.  Истории о различных судьбах соответственно главной идее сополагаются, сюжетные линии развиваются именно в плане внутренних ассоциативных связей, писатели используют своеобразную технику воссоздания пространственно-временной мозаики.

В третьем разделе «Контрастный прием композиции» анализируется активное применение прозаиками приема контраста в произведениях 50-80-х годов – в сборниках рассказов и повестей  Д.Исламова «Первый день» (1953), «Девушки» (1955), З.Биишевой «Странный человек» (1960), «Думы, думы» (1962),  Р.Габдрахманова «Сердце не стареет» (1965), «В морозные зимние дни» (1970), Ф.Исангулова «Фания» (1962), И.Абдуллина «Девушка из нашей деревни» (1961), Н.Мусина «Дорога моей деревни» (1963), Т.Кильмухаметова «Цвет звезды» (1968), «Забвению не подвластно» (1991), Т.Гиниятуллина «На пороге родного дома» (1994), Р.Султангареева «Родной дом» (1967), «Белые тополя» (1971), «Белый горицвет» (1986), «Пыль большой дороги» (1994) – для противопоставления жизненных картин,  героев с противоположными взглядами на жизнь, на человеческие взаимоотношения, для утверждения коммунистической морали, активной жизненной позиции человека труда, для выпуклого показа самоотверженной деятельности, раскрытия прекрасных человеческих качеств советских людей в противоположность некоторым типам персонажей – эгоистичным, инфантильным, аморальным и т.д. Объектом исследования является неожиданный поворот сюжета, показ в характере героев  совершенно новой грани, в зеркальном отражении одного и того же героя раскрытие внешнего облика и внутренних качеств  как противоположных  дает произведениям эстетически действенное звучание.

В современной прозе – в рассказах Т.Гариповой «Вечная печаль» (2000), А.Хакима «Старый солдат, молодой солдат» (2001), Т.Гиниятуллина «Волк» (2004), Ш.Янбаева «Шаль моя некруглая» (2004), Ш.Хажиахметова «Разбогатев…» (2003),  Н.Мусина «Намаз-гает или женщина в черной шали» (2006) посредством контрастного приема противопоставляются герои из разных социальных слоев с различными взглядами на жизнь, на жизненные ценности.  В крупных эпических произведениях – повестях, романах прием контраста помогает ярко, объемно раскрыть важные общественные, социальные проблемы, острые противоречия между обществом и личностью, наиболее выпукло проявившиеся в последние десятилетия в условиях резкой социальной дифференциации народа. В повести Р.Камала «Две судьбы» на основе контрастной композиции обличаются несправедливое отношение общества к самоотверженному человеку труда. В повестях Н.Мусина «Шкура зверя», Н.Игизьяновой «Сезон непогоды» резко обрисованы различия между социальными слоями бедных и богатых, противоречия между материальным и духовным, с глубоким психологизмом показано душевное смятение честного труженика в пору торжества алчности, пороков. В повести Х.Тапакова «Выборы», А.Аминева «Танкист» показано  обесценивание пожилых людей, проливавших кровь в ожесточенных битвах за независимость родины, восстановивших разрушенное хозяйство после войны, всю свою жизнь честно трудившихся во благо страны. В романах Н.Мусина «Выходи на дорогу с рассветом», Д.Булякова «Пришелец», «Жизнь дается однажды», «Взорванный ад» контрастный план служит выпуклому показу противоречивых процессов в широкой общественной среде, негативных тенденций в масштабах страны, разрушительных ошибок в хозяйствовании, попрания духовных притязаний человека, изображению деятельности истинных борцов за интересы народа и лживых демократов.

В целом, в башкирской прозе эволюция типов, форм сюжета и композиции на содержательном уровне играют важную роль и помогают познанию действительности, ее противоречий и законов развития общества.

В четвертом разделе «Сюжетные и внесюжетные элементы» рассматриваются особенности расположения сюжетных частей, служащих для стройности композиции, для наиболее удачной передачи главной идеи произведения. Надо отметить, что если до 80-х годов ХХ века сюжетные части в основном располагались в традиционном порядке, в последнее время этот порядок часто нарушается, или эти части несут дополнительную смысловую нагрузку, что изменяет идейно-эстетическое содержание произведения.

В повестях Н.Мусина «Шкура зверя», Т.Гиниятуллина «Ворота» экспозиция выполняет не только функцию определения времени и местоположения, но несет важную нагрузку в передаче основной идеи произведения. Подробное описание истории чудотворного исцеляющего камня в экспозиции в повести А.Аминева «Камень Усмана» в финале служит для яркого показа социальной, духовно-нравственной катастрофы. В повестях Т.Гиниятуллина «Волк», Р.Султангареева «Татарин и башкир», М.Абсалямова «Последняя высота», Б.Нугуманова «Стонущие деревни» авторы для усиления динамики событий обращаются к «задержанной» экспозиции. Роман Р.Камала «Озонтал» начинается с завязки  – с динамического повествования о трагических событиях, с убийства Фазлетдина. Далее дается пространная экспозиция, знакомящая с героями и средой их обитания.

В повестях Т.Гиниятуллина «Погреб», Б.Нугуманова «Слепой отец», М.Ишбулатова «Усопшие требуют справедливости» использован прием расположения кульминации в начале произведения, а затем возвращения к прошлому, распутывания событий давно минувших дней. В этом случае повествование начинается с самого критического момента в жизни героев. Начало сюжета совпадает с наивысшим пиком конфликта, затем следует возвращение к моменту завязки конфликта, подробному описанию его развития.

Начиная с 70–80-х годов, в башкирской прозе активизировалось  применение ретроспективного плана, сюжет целого ряда произведений начинался с развязки, с финала действия. В сегодняшней прозе продолжается использование этого приема, но писатели ищут новые способы, делающие финальную часть более впечатляющей, интригующей. Рассказ Г.Гиззатуллиной «Мерседес» цвета мокрого асфальта» начинается с описания того, как героиня поглаживает сверкающую иномарку. Неожиданное упоминание в раздумьях женщины о том, что «в них нет предательства, присущего человеку», усиливает интригу.

В произведениях Г.Якуповой «Кровь зверя», Р.Сабита «Ночная трагедия», Г.Гиззатуллиной «Дорогое дитя», «Новый день», Н.Мусина «Обесцененная жизнь», Р.Баимова «Сны не повторяются» и др. сюжет не разворачивается в хронологической последовательности, о сути событий читатель узнает только в конце рассказа, авторы используют прием умолчания, неожиданного сюжетного поворота. Такие эффектные приемы, эстетически действенные поворотные моменты сюжета широко применяются в сегодняшней прозе для усиления напряжения до конца повествования. В рассказах Т.Гиниятуллина «Утопленник», Р.Баимова «Обновление никаха», «Измена» использование такого приема помогает извлечь из ситуаций неожиданное философское заключение.

Как видим, важной особенностью композиции является размещение сюжетных частей во времени. Здесь главную роль играют начало и конец произведения. Роман Г.Хусаинова «Кровавый 55» начинается с мощного вступления и заканчивается эпилогом, соединившим в одно идейное целое отдельные части произведения, таким образом, начало и концовка образуют своеобразную кайму, благодаря чему отдельные части произведения приобретают целостность.

В разделе также на обширном материале анализируются идейно-эстетические функции внесюжетных элементов – портретных и пейзажных характеристик, вставных рассказов, отступлений, сновидений, писем, подтекстов, деталей, символики, служащих для более яркого раскрытия идеи произведения. Как сюжетные, так и внесюжетные элементы, выражают мировоззрение, систему взглядов на жизнь, единство художественной концепции писателя.

Как показывает анализ материала, сюжет и композиция, их занимательность и стройность становятся важными показателями степени мастерства писателей.

Третья глава «Концепция личности и типология героев в башкирской прозе 1950–2010-х годов» состоит из трех разделов, в ней исследуются история героя и меняющийся взгляд литературы на сущность человека.

Главным объектом литературы является человек, его характер, психология, духовный мир. В литературе ХХ века концепция личности оставалась одной из самых актуальных проблем. В начале столетия в творчестве М.Гафури («Жизнь, пройденная в нищете» (1902), «Бедняки» (1907)) было новаторством создание образа «маленького человека», выходца из народа. В дальнейшем концепция образа «маленького человека» была продолжена в творчестве А.Тагирова, Д.Юлтыя, Ш.Бабича, Ф.Валиева, Г.Рафики, С.Якшигулова, Ф.Сулейманова и др. Выход на жизненную арену новых общественных сил после Октябрьской революции в корне изменила концепцию литературного героя. В прозе 20–30-х годов главной задачей стало рождение нового героя, создание образца новой личности, проливавшего кровь за новую жизнь и активно участвующего в строительстве социализма, в индустриализации и коллективизации страны.

Образы, сотворенные в 20–30-е годы в творчестве А.Тагирова, Д.Юлтыя, И.Насыри, Г.Давлетшина, Т.Янаби, Г.Хайри, Х.Давлетшиной, А.Карная, были образцами активных, самоотверженных строителей социализма. Новаторство писателей в освещении концепции личности заключалось в утверждении героя как силы,  преобразующей общество, и это служило исключительно воспитательным моментом для пробуждающегося, духовно раскрепощенного народа и последующих поколений советских людей.  Литературный герой, рожденный в  30-х годах, служил образцом, ориентиром для всей советской литературы до самого развала социализма. Главные черты характера этого героя долгое время были основой образа советского человека.  В изображении  отрицательного героя писатели также черпали опыт литературы тридцатых годов. Если в 30–50-е годы башкирские прозаики стремились найти общие черты, характерные для нового человека, создать положительный обобщенный образ советского человека, то в 60-е годы в литературе  различное отношение к труду, к своим обязанностям людей из одной социальной группы являлось основной чертой характеристики героев, приводило к конфликтам, столкновению характеров. Писатели в обрисовке главного героя не руководствовались лишь определенными  критериями,  а вырисовывали различные типы личностей: идеального человека и человека с недостатками, нерешительного и уверенного, цельного и раздвоенного, целеустремленного и инертного, простого труженика и интеллектуала, мужчину и женщину, молодого и старого, борца и инфантильного и т.д.  Но среди этого многообразия главным положительным героем оставался человек труда. В концептуальном отношении превращение «винтиков общества» в людей с чувством собственного достоинства, самоценных личностей  было новаторством башкирской литературы тех лет.

В первом разделе «Образы рядовых тружеников и руководителей. Образ личности-борца и усложненный тип характера современника» анализируются типология и история главного персонажа как героя времени и положительного образа, помогающие выявить основную линию развития литературы ХХ века, выразить ее идейно-эстетическую сущность.

В прозе 50–60-х г.г.  раскрытие не только социальной значимости, но и эстетической самоценности жизни героя-труженика, показ его психологических переживаний было типично для рассказов Г.Амири «Песня», А.Вали «Субботник», Р.Габдрахманова «Счастье», «После бурана», «Мухутдин-бабай», «Сердце не стареет», С.Агиша «Порядок начинается с порога», «Пол должен быть чистым», «Сердце старого горняка», Ф.Исангулова «Кутлахмет-бабай», Д.Исламова «Запоздалая жалость», «В начале лета», Р.Султангареева «Шкаф» и т.д. В более объемных произведениях образ человека труда раскрывается полнее. Гадельша из повести З.Биишевой «Странный человек» запоминается внутренней красотой, богатством души, искренним  удовлетворением от своей работы. В повести Ф.Исангулова «Лебедушка моя» Зиннат воссоздан как истинный патриот, живущий высокими идеями, борцом за чистые человеческие взаимоотношения. Автор наделяет его не только великолепными личностными качествами, но и прекрасными внешними данными – могучая фигура, обаятельное лицо. Шофер Гаяз из повести Н.Мусина «Дорога моей деревни» нарисован человеком с сильным духом, шагающим вместе с народом по большой трудовой дороге, оставляющим яркий след в жизни. В противовес труженику Гаязу выписан эгоистичный, алчный Гибадулла, который представлен отверженным людьми духовным уродом.  Р.Султангареев в повести «Теплый дождь» рисует своего героя Амантаева в различных ракурсах – на работе, во время аварии, во взаимоотношениях с рабочими,  в психологических переживаниях.  Таким образом, в прозе идет романтизация, поэтизация человека, это вызывает изменения в стиле. Основными приемами для изображения характера, кроме описания поступков, портрета героя,  широко используются детали, различные формы внутреннего монолога,  несобственно-прямой речи, демонстрирующие диалектику души.

В романе А.Байрамова «Годы возмужания» (1972) в образе главного героя Сарьяна, как и Карима Тимбикова, Арслана Губайдуллина в романе татарского писателя Г.Ахунова «Клад»,  олицетворяется образцовый, идеальный тип героев 30-х годов, готовый пожертвовать собой за торжество социалистических идей. Образы героев романов Ш.Янбаева «Синий шатер» (1976), «Ивы на реке Буй» (1989) Сынтимера и Фарита созданы со всеми присущими положительному герою общечеловеческими качествами и в то же время с национальными особенностями, что роднит эти образы с Фаизом Насибуллиным, героем романа татарского прозаика А.Баянова «Огонь и вода». В целом, Гаяз, Сарьян, Сынтимер, Фарит, Булат воспринимаются продолжателями героев очерков, повестей 30-х годов А.Карная, А.Тагирова, Д.Юлтыя, но наполненными новыми качествами, приобретенными в новое время, художественно более глубоко, мастерски  выписанными их двойниками.

В произведениях 70–80-х годов из сборников рассказов и повестей Ф.Исангулова «Все остается на земле», Р.Баимова «Жажда», «Сокрытый клад», Т.Кильмухаметова «Голубое копытце», «Люди на пригорке», А.Аминева «Лист березы», «Мелодии молодости» самоотверженные рядовые труженики проявляют принципиальность, общественную активность и на этой почве сталкиваются с окружающими. В развертывании сюжета, основанного на конфликте, возникающем в ходе трудовой деятельности, раскрываются черты характера героев, чувство огромной их ответственности перед народом. В повестях Т.Кильмухаметова «Айсуак», «Жизнь одна» во главу угла ставятся герои, смысл жизни которых состоит в самоотверженном труде, раскрывается простота и в то же самое время величие человека из народа. Яркие облики неповторимых, восхищающих своим величием души тружеников воссозданы в повестях С.Шарипова «Дубовый столб», «Сват», «Встретились вчера». Простой, но яркой жизнью живут лесники, охотники, егери в условиях суровой природы, проявляя стойкость, целостность духа, руководствуясь в своей жизнедеятельности народной мудростью, философией, нравственными устоями.

В эти годы в башкирской прозе в подходе к концепции героя были сделаны  важные шаги в направлении отказа от схем, показа многогранности жизненных позиций личности, мощном стремлении к созданию сложных характеров, больше внимания было уделено раскрытию гражданской активности, нравственной позиции персонажей. В повестях «Гульбика», «Тополь», «Марьям», «Зять», «У отца», «Корреспондент» А.Хаким, А.Аминев,  Р.Низамов героев часто ставили перед нравственным выбором, показывали их гражданскую зрелость.

В башкирской литературе, как и во всей советской, велись интенсивные творческие поиски в изображении образа героя-руководителя, активной, передовой личности, плодотворного деятеля, умеющего повести за собой народ на трудовые подвиги, высоконравственного гражданина. Впервые во всей башкирской литературе по-новому, с критических позиций подошел к освещению образа руководителя-коммуниста М.Карим в драмах «Одинокая береза» (1950), «Неспетая песня» (1963). Новаторские образы Мырзахана, Дусмата Ярлыкапова наполнены большим общественно-социальным содержанием. В отличие от прежних схематичных образов идеальных коммунистов, эти герои, глубоко ошибающиеся, отвергнутые народом за неприемлемые, волюнтаристские методы руководства, тяжело переживающие свои недостатки, получили удивительно актуальное звучание. Подобные образы сделали мощный толчок для создания в литературе, в первую очередь, в прозе жизненных, многогранных, сложных, содержащих в себе и положительные, и отрицательные качества полнокровных характеров, для художественной обработки концепции героя – активного руководителя. В этом отношении образ героя-руководителя более успешно воссоздавался в произведениях, посвященных проблемам колхозного хозяйства, крестьянскому труду, сельской жизни.

В романах А.Вали «Майский дождь», «Цветок шиповника», Д.Исламова «Щедрая земля» герои-руководители  Азаматов, Билалов изображены инициативными, вложившими много сил в улучшение жизни, творческими, передовыми деятелями, личностями, способными и на глубокие чувства, любовные переживания. Таким  руководителям, как Кутлубаев, Магира (Х.Гиляжев «Солдаты без погон»), Хафизов, Абделхаков (Я.Хамматов «Как зажигаются звезды»), Юламанов (Я.Валиев «Орлы не покидают гнезд»), Ярлыкаев (Б.Рафиков «Ветры верховые»), присущи самоотверженность, принципиальность, гражданское мужество, они показаны образцовыми, как и положено героям соцреализма,  передовыми людьми своего времени.

В 80–90-х г.г. в литературе произошли довольно большие изменения в создании образа руководителя.  В романе Ф.Исангулова «Пригожие дни», Б.Рафикова «Седой ковыль» смысл всей своей деятельности связывающие только с получением материальной выгоды «экономист до корней волос» Загитов, Абдуллин и другие подобные им руководители представлены как прагматичные, духовно бедные. Председатель колхоза Нуриханов из романа Д.Булякова «Пришелец» изображен карьеристом, готовым ради выполнения ошибочных государственных планов нанести губительный вред природе, родной земле, народу.  В романах Н.Мусина «Вечный лес», «Выходи на дорогу с рассветом» показана мафиозная группа чиновников, руководствующаяся принципами кумовства, взяточничества, использующая богатства леса ради личного обогащения. В повестях Р.Камала «Беда», З.Ахметьяновой «Заморозки», Т.Гиниятуллина «Непогодь», в романах Д.Булякова «Жизнь дается однажды», «Взорванный ад» обличаются руководители, ставящие личные интересы, амбиции выше общественных.

В противовес отрицательным героям-руководителям воссозданы образы Ахметшина (Н.Мусин «Выходи с рассветом на дорогу»), Бикбаева (Р.Султангареев «Земля, на которой живем»), Яубасарова, Аргынбаева, Курмантаева (Д.Буляков «Пришелец», «Жизнь дается однажды», «Взорванный ад»), Булата (Н.Гаитбаев «Буран»), Гульсины (З.Ахметьянова «Заморозки»). Они изображены личностями с твердыми жизненными позициями, с ярко выраженным национальным менталитетом. Совестливые, принципиальные, духовно сильные герои воплощены в образах Хамита и Гали из повести  Н.Игизьяновой «Командировка» (2001), Сагитьяна из рассказа  Н.Мусина «Не улетай, соловей» (2006). Эти герои предстают активными личностями, способными правильно оценить сущность общественно-социальных явлений, философски подходить к делам государственной важности. Они в себе отражают духовные, нравственные, эстетические нормы общества, определяют уровень башкирской прозы в освещении концепции современника-борца.

В современной башкирской прозе в связи с усилением негативных явлений во всех областях жизни освещение концепции борца-современника претерпевает различные изменения, много места отводится мучительному внутреннему поиску героями смысла жизни. Усиливается направление экзистенциализма, углубляется психологизм. Переход к изображению усложненного типа характера личности, борца – это результат усложнения самой сегодняшней действительности.

В повестях Р.Баимова «Заблуждение» (2007), Р.Камала «Чужак», «Побег», Р.Туйгуна «Актриса» изображаются образы молодых специалистов, интеллигентов, восхищающих своим умом, духовным богатством, нравственной чистотой. Стоящие на активной гражданской позиции, философски анализирующие явления действительности, такие герои, как Хасан, Иньяр, Нажия, Уйыл, Рафкат, Сайда, как бы ни старались служить народу своим умом, талантом, мастерством, профессиональными способностями, бессильны перед законами тоталитарной системы, что приводит их к душевному надлому. Отражение концепции усложненного типа характера на фоне обличения негативных явлений, распространившихся во всех областях жизни, приобретает широкий социально-общественный резонанс.

История и типология главного персонажа как героя времени и положительного образа помогают отразить идейно-эстетическую  сущность, выявить основную линию развития литературы. Если в произведениях 20–50-х г.г. в раскрытии характеров героев большую роль играли его имя, речь,  портрет, род занятий, то в прозе второй половины ХХ в. в отражении душевного мира человека предпочтение отдается психологическому анализу, внутренним монологам, формам несобственно-прямой речи,  художественным деталям, эмоционально-эстетическим подтекстам.

К художественной интерпретации человека в литературе можно подойти и с другой стороны, исходя из того, какие пласты населения интересуют писателей больше всего: мужчины или женщины, ребенок, старый или молодой человек, цельная личность или духовно ущербный тип т.д. Во втором разделе «Типы героев из различных пластов народа» исследуется эта представляющая немалую эстетическую ценность разнообразная галерея литературных героев.

В башкирской прозе во многих случаях центральной фигурой произведений, активным деятелем, стержнем развития общества, основной силой в социальной борьбе выступает мужчина. В то же самое время уделено немало внимания и образу женщины, особенно в литературе 20–30-х г.г. Освобождение мусульманской женщины, ее духовное распрямление, превращение в сознательную личность, активного деятеля показано в образах Фатимы (Г.Хайри «Женщина»), Махмузы («История троих»), Зухры («Кооператоры»), Зулейхи, Сабиры, Хамди  («Поворот»), Айбики, Насимы («Волны колосьев»), Саймы («Побежденный омут») и др. В произведениях 50–70-х г.г. образ женщины вновь становится главным, но уже выступает в качестве полностью сформировавшейся советской женщины. В сборниках рассказов, повестей  тех лет – С.Агиша  «Суфия ханум», Д.Исламова «Девчата», Ф. Исангулова «Алтынбика», «Фания», «Расима», «Моя лебедушка», Ш.Янбаева «Суюмбика», а также 1980-2000-х г.г. –Р.Султангареева «Белый подснежник», «Пыль большой дороги», Н.Мусина «Когда занималась заря», «Разговор по душам», Р.Баимова «Сокрытый клад», «Сны не повторяются», Г.Гиззатуллиной «Тысяча и одна жизнь» и др. – создана целая галерея ярких женских образов, самоотверженных и в общественном труде, и в личной жизни. В романе Г.Якуповой «Женщины» (2008) прабабушка Райхана и бабушка Зульхиза, в повести «Кровь хищника» столетняя Хадия-инэй, в романе Т.Гариповой «Буренушка» (2004) Фаузия-Барсынбика предстают своеобразными современными продолжателями образов Карасэс и Сыуакай-инэй, Таиба-абий из трилогии З.Биишевой «К свету», они служат символами душевной крепости, терпеливости, выразителями народного духа,  нравственности и величия. Жизненную философию, житейскую мудрость воплощает в себе Старшая мать из повести М.Карима «Долгое-долгое детство».

В башкирской прозе много внимания уделяется и созданию образов представителей молодого и старшего поколений.  В романах К.Мэргена «На склонах  Нарыштау» (1951), А.Бикчентаева «Я не сулю тебе рая» (1963) в образах Сальмана и Хайдара, в повестях З.Биишевой «Думы, думы» (1960), И.Гиззатуллина «Перед дорогой» (1967), Д.Булякова «Колокольчик» (1979), Р.Султангареева «Гора» (1981), Н.Кутдусова «Свет молнии» (1985), Н.Гаитбаева «Камышлы Узяк» (1987), М.Карима «Долгое-долгое детство», М.Гали «Неостывшие тропинки» (2002), Р.Хажиева «Я еще вернусь на берег Ай» (2007) – в образах Суфии, Салима, Хабира, Ильгиза, Яганура, Шафката, Кендека, Габдрахмана, Амира раскрываются беспокойные поиски, интеллектуальные споры начинающих свою трудовую биографию молодых парней и девушек, формирование их личности, этапы развития свободного духом современного героя.

Негативные процессы, начавшиеся в стране во второй половине 80-х г.г., внесли свои коррективы в подход писателей к концепции молодого героя. В противовес традиционному в литературе образу активного молодого героя появился инфантильный, бесцельный тип героя в ряде произведений:  Т.Гариповой «Гамлет – принц датский», Н.Гаитбаева «Ритайым», Р.Султангареева «Осень», А.Гареева «Соблазн», Н.Шайхулова «В середине», «Трагедия» и др. Писатели посредством образа общественно пассивного героя раскрывают трагическое влияние обострившихся социальных и нравственных проблем современности на судьбу человека.

Образ старого человека со сложным полемичным характером очень часто стоит в центре сегодняшних произведений. В образе сохранившего жизненный опыт народа, его традиции, моральные обычаи старого героя полнее реализуется национальный характер. Во многих случаях этот образ стоит в центре конфликта «отцов и детей».    В произведениях Б.Рафикова «Талая вода» (1990), Т.Гиниятуллина «Непогодь» (1998), А.Аминева «Танкист» (2003) в тесной связи с проблемами гуманизма, раскрываются образы Биктимира, Тимергали, Хафиза. На их примере авторы резко обличают душевную черствость, безнравственность представителей молодого поколения. В рассказах С.Шарипова «Журавлиный луг»,  Р.Султангареева «Названный зять», А.Аминева «Триптих» в противовес отрицательным героям  воссозданы образы Мусы, Шакира, Хабибуллы – духовно цельных, искренне почитающих своих родителей, верных памяти погибших отцов.

Во всех этих социальных типах проявляется огромное воздействие современной действительности на различные пласты народа, герои изображаются в открытой борьбе с негативными явлениями, в активной жизнедеятельности,  во внешнеобозримых конфликтах, а также во внутреннем конфликтном душевном состоянии, в философских, психологических исканиях, в раздвоенности характера, в поисках самого себя, смысла своей жизни и т.д.

В третьем разделе «Концепция героев-защитников  и исторических личностей» анализируются особенности создания образов советских воинов-защитников родины в годы Великой Отечественной войны и исторических личностей прошлых столетий.

В романах И.Абдуллина «Иду по Млечному пути», Я.Хамматова «День рождения», повести А.Аминева «Сто и одно мучение» воссозданы образы конкретных исторических личностей – легендарного разведчика Габдельбара Фатхинурова, Героя Советского Союза Минигали Губайдуллина, вырвавшегося из фашистского плена и отважно сражавшегося в партизанском отряде Сайфуллы Мажитова. Обобщенные образы освободителей Отечества, проливших кровь ради торжества принципов гуманизма на фронте, стоят в центре произведений Г.Ибрагимова «Однополчане», Д.Исламова «Дорогой Москвы», «Южное солнце», А.Хакима «Млечный путь», И.Гиззатуллина «Вторая высота», С.Поварисова «Любовь в огне». Они созданы писателями-фронтовиками, в основе всех обобщенных образов и описанных событий лежат достоверные события и факты, типичные для фронтовой действительности. В них раскрываются характеры зрелых личностей, прошедших огонь и воду, таких, как Айбулат, Богданов, Кыдрас, Мансур. В романах Ш.Биккула «Мы еще поживем», И.Гиззатуллина «Тридцать лет после смерти», И.Абдуллина «Солнце все не заходит» в образах героев-воинов Иршата, Газинура, Ахмета, в их мыслях, переживаниях ощущается и личностное начало самих авторов, боевой путь героев тесно перекликается с  их горячими чувствами, лирическими и философскими раздумьями.

Повести А.Хакима «Перелетные птицы», «Хромая волчица», «Мост», М.Карима «Помилование», Т.Гиниятуллина «У отчего порога», «Вот кончится война», «Туннель», «Контуженный», «Ноют старые раны», Д.Булякова «Водопад» создают социально-психологический портрет молодого, еще не успевшего духовно и физически окрепнуть поколения, на чьи плечи легли непомерные тяготы войны, в различных напряженных ситуациях психологически точно и глубоко раскрывают мысли и переживания Карима, Рамазана, Ахтяма, Толи Гайнуллина, Павла Клешнина, Азамата. Безгранично любящие жизнь, сражающиеся с огромной верой в победу, восхищающие крепостью духа и нравственной чистотой рядовые солдаты предстают во всем своем величии.

В романах Г.Ибрагимова «Кинзя», Г.Хусаинова «Кровавый 55», Н.Мусина «Здесь лежат останки батыра» воссозданы на основе документальных фактов, архивных материалов реальные образы исторических личностей Кинзи Арсланова, Батырши Алиева, Алдара Исянгильдина. В романах К.Мэргена «Крыло Беркута», А.Хакима «Звон домбры», Б.Рафикова «Карасакал», «В ожидании конца света», Н.Мусина «Вечный лес» изображены великие сыны народа Шагали Шакман, Карасакал, Бэпэней-абыз, Богара-бей, Азнай-бей, Тулькусура, Конкас-сэсэн, Хабрау-сэсэн. Эти образы  основаны  на фольклорных материалах, шежере, преданиях, легендах, писатели создавали их, отталкиваясь от исторических фактов, используя гипотезу, художественное обобщение, сообразно логике развития характеров исторических личностей.

В историческом романе Б.Рафикова «Оседланный конь» образы Салавата Юлаева и его врагов, жизнь в ссылке в Рогервике, образы пугачевцев, оставшихся несломленными духом батырами даже в условиях каторги, воссозданы на основе творческой фантазии.

Октябрьская революция в начале ХХ в. всколыхнула все слои населения России. Концепцию личности, поднявшейся на борьбу за построение нового общества и установление социального равенства, многогранно отразили  в художественно обобщенных образах Айбулата Х.Давлетшина в романе «Иргиз», Сунагата – Дж.Киекбаев в романе «Родные и знакомые», Байгильде, Хаммата, Тимербая, Иштугана, Ахата, Емеш – З.Биишева в трилогии «К свету», Фагима и Зухры – Ф.Исангулов в трилогии «Колос ржи», Хисматуллы, Загита, Гайзуллы, Колсобая – в пенталогии  Я.Хамматова «Золото собирается по крупицам», Абдрахмана Игибаева – Р.Уметбаев в дилогии «От росы клонится ковыль» и «Перелом». В романе «Кречет мятежный» (1997) Р.Баимов в создании образа идеолога и руководителя национального движения начала ХХ в., известного общественного деятеля А.Валиди разрушил прежние устоявшиеся каноны изображения образа исторической личности и представил его реальный, достоверный облик. Автор воссоздал его образ, основываясь на хранившихся в архивах документах, письмах, во всей исторической правде, представил его и в общественно-политической, и в военной деятельности, раскрыл его  как высокоэрудированного ученого-энциклопедиста, и глубоко переживающего за судьбу народа патриота, обрисовал его и  простым земным человеком, горячо любящим своих родных, близких, супругу.

Обобщенные образы жертв репрессий 1937 года изображены в романах А.Хакима «Ураган» (2002), «От бури нет спасения» (2004),  М.Хайдарова «Пришел навсегда» (1994), Р.Баимова «День расплаты» (1989), Г.Гиззатуллиной «Хадия» (2007), повестях М.Идельбаева  «Красные снега» (2001), Г.Хисамова «Изгой» (2004), М.Абсалямова «Зажженные нами огни» (2003). В этих произведениях, особенно в романе А.Хакима  воссозданы яркие образы мужественных героев Искандера и Камила Мурадымовых, Зуфара и Хадисы Богдановых, сумевших сохранить незапятнанной свою совесть, крепость духа, человечность под жестким прессом тоталитарной системы .

 В заключение данной главы можно сказать следующее. По сравнению с произведениями предыдущих периодов, в башкирской прозе второй половины ХХ века в освещении концепции героя отчетливо прослеживается эволюция – в  расширении географического пространства, где действуют персонажи, в подъеме интеллектуального уровня современника, в образе его мышления в масштабах всей вселенной, в его деятельности на международном уровне, в его выходе на мировую арену. Если в 20–50-х г.г. герои действовали в пределах места своего проживания – села, города, республики, то начиная с 60-х г.г., в связи с изменением социально-общественных условий, эти границы расширились. С одной стороны, повести и романы, посвященные теме Великой Отечественной войны, дали мощный толчок этому  – события, жизненные явления оценивались  солдатом, прошедшим полмира и дошедшим до Берлина, освобождавшим всю Европу от фашизма.  Колесникова, Байгужу из романа И.Абдуллина «Прощай, Рим», повествующего о борьбе против фашизма в Италии, немецкую девушку Зильду-Загиду из романа Н.Мусина «Избранная судьба» можно назвать первыми героями, проникнутыми интернациональным духом, достигшими культурно-интеллектуальной высоты, действующими в широкой географической плоскости. Впоследствии галерею таких типов героев пополнили  образы Т.Гиниятуллина. Образы немцев из повести «Туннель»  были очень высоко оценены немецкими литературоведами. Это одно из доказательств признания мастерства нашей литературы, созданных нашими писателями образов  мирового уровня.  В романе «Альфира» Р.Камала оценка социально-общественных процессов 20-х годов с позиции побывавшего во время империалистической войны 1914 года в плену в Пруссии Кутлуяра, сравнение героем образа жизни в Европе с положением дел в молодой советской стране показывает и уровень образованности героя, и расширяет географические границы его жизнедеятельности. В 60-е г.г. в связи с активизацией темы научно-технического прогресса,  освоения космоса в литературе создаются образы героев, путешествующих в космических широтах, входящих в контакт с инопланетными цивилизациями. Создание  в башкирской прозе широко распространенных в мировой литературе образов подобных героев свидетельствовало о разнообразии, о появлении все новых литературных типов. Прежде всего, это отчетливо проявилось в научно-фантастических произведениях К.Хамитова «По следам таинственных сигналов», А.Аглиуллина «Приключения Йылансая», Б.Рафикова «Лоулла», Н.Гаитбаева «Черный ящик», Ф.Исхаковой «Человек-отражение» и др.

Образы вынужденных эмигрировать в годы репрессий в Англию, Францию, Западную Германию лучших представителей народа отображены в образах Богданова (А.Хаким), Файрузы (Ф.Акбулатова), Чувашаева (Г.Хисамов), Салихьяна (Б.Рафиков). Образ сбежавшего от удушливой атмосферы застоя во Францию диссидента Рафката представлен в повести Р.Камала «Побег». В повести Р.Баимова «Заблуждение» отражена резкая перемена во взглядах на жизнь, на политику в стране инженера Хасана, попавшего в кровопролитную бойню в Афганистане.

Сфера действий героев в исторических романах представлена в географических рамках уже мирового масштаба. В романе К.Мэргена «Крыло беркута» Шагали Шакман выходит за пределы своего рода и путешествует по всем владениям Российского государства, в процессе путешествия меняются его мировоззрение, взгляды на жизнь. Кинзя Арсланов (Г.Ибрагимов), Алдар Исекеев (Н.Мусин) участвуют в различных военных походах Российского государства, в составе российской делегации с миссией установления сотрудничества отправляются в Казахстан, занимают высокие государственные должности, предстают историческими  личностями с широкой эрудицией. В романе Б.Рафикова «В ожидании конца света» монах Юлиан, отправившись с территории нынешней Венгрии, пройдя много стран, владений, наблюдая образ жизни различных племен, народов и дошедший до страны башкир, оценивает с совершенно новой точки зрения жизнь башкирского народа, реалии жизни начала ХIII века. Обычаи, мироустройство, мировоззрение древних башкир раскрывается с позиций чужестранца. Известный путешественник Ибн Фадлан (Р.Баимов) на своем пути из Багдада в Древний Булгар дает оценку жизни различных племен, родов, стран с позиции высококультурного, образованного ученого.   

Исходя из этих наблюдений, можно сделать обоснованный вывод о высоком интеллектуальном уровне,  интернациональном духе героев, о широте географической плоскости и объемности общественной сферы,  где  разворачивают свою деятельность литературные персонажи,  то есть об эволюции героев произведений башкирской прозы второй половины ХХ в.

Заключение. В целом, основные направления развития башкирской прозы второй половины ХХ в., связанные с освещением тем и проблем времени, деятельности современника, исторических событий, обогащаются, насыщаются новым содержанием, принципы отражения действительности обновляются и усложняются соответственно требованиям и духу времени.    Начиная с 80-х г.г., наблюдается отказ от метода соцреализма, его основных принципов отображения действительности, ведется активный поиск новых литературных приемов адекватного отражения тенденций времени, применение нетрадиционных способов. Правда, и в годы формирования соцреализма, и в период его расцвета имели место некоторые явления авангардизма. В 30-х г.г. драму личности психологически глубоко отражали И.Насыри, Г.Хайри в повестях «Сибай», «Побежденный омут», «Комната», «История троих». Имели место черты критического реализма в рассказе А.Карная «Абсалямовы».  В 70-е г.г., в период застоя, А.Гирфанов в своем сатирическом романе «Пузыри славы» отразил отрицательные стороны социалистической действительности, посредством различных художественных средств сумел показать, что жизнь в социалистическом обществе не всегда протекает «в революционом развитии». В 80-е г.г. в условиях ограниченных возможностей отражения отрицательных явлений в общественном строе, в башкирской прозе усиливается обращение к приему иносказания. Повесть М.Карима «Помилование», на первый взгляд посвященная только событиям войны, посредством глубокого подтекста обличала равнодушное отношение к судьбе человека, затхлую атмосферу застоя. Она стала этапным произведением, вскрывающим пороки советского общества эстетически действенным  способом. Поэтому со сменой общественно-политической формации и в связи с активизацией преобразований в эстетике советского и постсоветского периодов в башкирской прозе начался активный процесс избавления от устаревших принципов соцреализма, наблюдается выдвижение на передний план авангардистских явлений и стилей.

В современной башкирской, как и во всей российской прозе, бытуют такие художественно-эстетические феномены, как неореализм, постмодернизм, сюрреализм, «бескрайний реализм», экзистенциализм, их различные модификации. В создании авангардного духа новой национальной литературы рядом с писателями старшего поколения интенсивно работают молодые прозаики А.Аминев, Р.Камал, Г.Гиззатуллина, Ф.Акбулатова, А.Утябай, Ф.Исхакова, Х.Мударисова, З.Буракаева. Они рождают свое мировоззренческое и художественное пространство, отличное от предыдущих поколений творцов. Глубокий психологизм, мастерство  показа еще вчера считавшегося порнографией материала, как картины высокого эстетического вкуса, умение играть деталями, широкое использование возможностей разных жанров и стилей, фантастики, фантасмагории, аллегории, подтекста, символики, эзопова языка и т.д.  – все это говорит о том, что творчество молодых писателей создало новое мощное направление в литературе.

Начиная с 90-х г.г., такие свойства соцреализма, как догматизм, нормативность,  хотя и были отвергнуты, и метод потерял свои позиции как главный метод творчества, в нынешний период его жизненные реалистические основы, художественно-эстетические качества литературного направления в виде мощного реалистического стиля переживают эволюцию, типы конфликтов усложняются. В прозе усиливается  публицистический стиль, позволяющий осветить  в критическом духе современные острые общественно-социальные, духовно-нравственные проблемы. В ряде произведений наблюдается открытая демонстрация авторской позиции. Отказавшись от нейтрального повествования, писатели дают оценку повествуемому жизненному материалу и прямо (через лирические, философские, автобиографические отступления), и опосредованно (через образность, ассоциативность, путем метафористики) выражают свое эмоциональное отношение, взгляды. В произведениях Т.Гиниятуллина, Н.Мусина, Б.Рафикова, А.Аминева, Р.Камала это проявлется в сильном публицистическом пафосе, острой критике негативных явлений. Часто Т.Гиниятуллин, выступая в роли своего главного героя Талгата Гайнуллина, усиливает авторское воздействие на читателя. В произведениях Г.Гиззатуллиной, Ф.Акбулатовой, Г.Якуповой авторское воздействие основывается на повествовании в форме беседы, что делает писателя и читателя единомышленниками, устанавливается своеобразный контакт между творцом и духовным потребителем.  Таким образом, в современной прозе субъективность, в отличие от разрушающих стилевое единство прямых, публицистических авторских высказываний 30-60-х годов, в  новом качестве приводит к рождению литературных течений. Принципы реализма –  историчность и народность наполняются новым содержанием. Такие традиционные жанры, как историко-революционный роман, сменяются новыми историческими, документальными, философскими романами. Точно так же и в  произведениях о современности жизненные явления изображаются  посредством нетрадиционных, необычных средств. Из целого комплекса социальных, идеологических, политических, культурных факторов образуются новые литературные явления, течения, направления. Р.Султангареев, А.Хаким, А.Аминев, Т.Гиниятуллин, Р.Камал, Т.Гарипова, Г.Якупова, Г.Гиззатуллина в изображении многогранной, сложной действительности  опираются на фантастику, мифологию, активно используют мифопоэтику, элементы условности, символики. Писатели  обращаются к мифу с позиций философско-нравственных поисков, для показа величия духа человека. Созданные по канонам метафорической ассоциативности эти произведения  приводят к обновлению традиций романов и повестей. В них содержится глубокий философский подтекст сути сегодняшнего времени.

Расширение тематического диапазона, углубление и обострение социально-нравственной, философской проблематики, обновление конфликта, динамичность повествования, обогащение творческих палитр традициями фольклора и классической литературы, в свою очередь, приводят к смелым экспериментам в сюжетостроении и организации  композиции, к новому подходу в освещении концепции героя, что свидетельствуют о чертах новаторства в современной башкирской прозе. Все эти изменения способствуют углублению социально-философских, гуманистических исследований, формированию художественной мысли в новом масштабе. Эксперименты в области эпического жанра приводят к синтезу стилей. Писатели участвуют в процессе реформации изобразительных приемов, наблюдается смешение традиций различных стилей, создается многоплановость, богатая «стилевая поляна» в творчестве талантливых писателей.     

В истории литературы и искусства творческие методы и направления часто развиваются совместно, и их смена  идет эволюционным путем. Чтобы войти в контекст мировой литературы ХХI в. и подняться на этот высокий уровень, башкирской прозе наряду с традиционными, необходимо укреплять  позиции авангардистских направлений и течений, развивать новаторские методы, оставляя за ними ведущую роль.

 

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в изданиях списка ВАК

  1. Особенности художественного освоения башкирской литературой духовной сферы народа в первой половине ХХ века //  Искусство и образование: Журнал методики, теории и практики художественного образования и эстетического воспитания. – М.  2008,  –  № 10.  – С.162-166. (0, 5 п. л.)
  2. Художественные искания в башкирской прозе 60-70-х годов ХХ  века //  Искусство и образование: Журнал методики, теории и практики художественного образования и эстетического воспитания. – М.  2008, – № 11.  – С.198- 202. (0, 5 п. л.)
  3. Некоторые приемы психологического раскрытия характеров в башкирской прозе // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Выпуск 38. – №39(177) 2009.  – С. 33-37. (0, 5 п. л.)
  4. Жанровые особенности рассказов в башкирской прозе //  Искусство и образование: Журнал методики, теории и практики художественного образования и эстетического воспитания. – М.,  2009. – № 8.  – С.92-96.(0,5 п. л.)
  5. Внутренний монолог в башкирской прозе 70-80-х годов  ХХ века // Вестник Башкирского университета. Научный журнал. 2009.  –  №3. –Том 14. – С. 878-881. (0, 6 п. л.)
  6. Человек и война: идеи гуманизма в башкирской военной прозе 60-80-х годов ХХ века  // Вестник Башкирского университета. Научный журнал. 2009. – №4. –Том 14. – С. 1452-1457.(0,7 п. л.)
  7. Внесюжетные элементы в произведениях башкирских писателей // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Выпуск 42 . – № 11 (192) 2010. – С.  42-48. (0, 6 п. л.)  
  8. Несобственно-прямая речь и формы ее выражения в башкирской прозе   // Вестник Башкирского университета. Научный журнал. 2010. – №2. –Том 15. – С. 379-382. (0, 5 п. л.)
  9. Портретная и языковая характеристики в башкирской прозе   // Вестник Челябинского государственного университета. Филология. Искусствоведение. Выпуск 43 . – № 13 (194) 2010. – С.  14-18. (0, 5 п. л.)
  10. Основные формы художественного познания действительности в башкирской литературе  // Вестник Башкирского университета. Научный журнал. 2010. – №3. – в производстве. (0, 5 п. л.)

Учебники  и учебные пособия

  1. Булат Рафиков // История башкирской литературы в 6-ти томах. – Т.6. Уфа: Китап, 1996. – 710 с.  (авторский вклад – 1 п.л. – 2,35 %)
  2. Динис Буляков // История башкирской литературы в 6-ти томах. – Т.6. – Уфа: Китап, 1996. – 710 с.   (авторский вклад – 1 п.л. – 2,35 %)
  3. Вопросы мастерства в  башкирской прозе: Учебное пособие для студентов вузов. – Уфа: БашГУ, 1996. – 128 с. ( 7,58 п.л.)
  4. Башкирская литература 20-х годов; Поэзия; Булат Ишимгул; Батыр Валид; Тухфат Янаби; Проза; Губай Давлетшин; Гайнан Хайри; Драматургия; Хабибулла Ибрагимов; Башкирская литература 30-х годов; Поэзия; Сайфи Кудаш; Проза; Афзал Тагиров; Даут Юлтый; Али Карнай; Драматургия // Башкирская литература ХХ века: Учебник  для вузов. Колл. авторов. Науч. ред.: чл.-корр. АН РБ, проф. Р.Н.Баимов.  – Уфа: БашГУ, 2003. – 574 с. (авторский вклад – 7 п.л. – 21,2%)

Монографии

  1. Зеркало времени: духовный мир героя: Монография. – Уфа: БашГУ, 2003. – 127 с. (8,30 п.л.)
  2. Правда жизни и мастерство писателя (жанрово-стилевые искания в современной башкирской прозе): Монография. –Уфа: Гилем, 2005. – 105 с.(6,27 п.л.)
  3. Опаленное войной: об особенностях творчества Т.Гиниатуллина: Монография. – Уфа: Гилем, 2006. – 93 с.(5, 88 п.л.)
  4. Концепция героя в современной башкирской прозе: Монография. – Уфа: Гилем, 2007. – 115 с. ( В соавторстве с А.М.Муллагуловой. 7,29 п.л.).  ( авторский вклад 4 п.л. –  60 %)
  5. Структура современной башкирской прозы: Монография. – Уфа: Китап, 2009. – 222 с.  (11, 76 п.л.)
  6. Особенности развития башкирской прозы второй половины ХХ века: Научное издание: Монография. – Уфа: РИЦ  БашГУ, 2010. – 159 с. (9, 50  п.л.)

Программы

  1. Современная башкирская литература (80-90-е годы): Программа по истории башкирской литературы. – Уфа: БашГУ, 1999. – 110с. Колл. авторов. (авторский вклад 0,5 п.л. – 20 %)
  2. Башкирская литература 30-х годов: Программа по истории башкирской литературы. – Уфа: БашГУ, 2004. – 82с. Колл. авторов. (авторский вклад 0,5 п.л. – 20%).

Статьи

  1. Психологизм в произведениях Р.Султангареева // Из прошлого и настоящего башкирской письменной культуры и языка. Сб. научных статей. – Уфа: РИСО БФ АН СССР, 1988. – С.88-98. (0, 4 п.л.)
  2. Концепция героя и развитие башкирской прозы // ИНИОН АН СССР от 30.04.89. – 37.658. УДК  894.343: 82 – 3. – 60 с. (2,5 п.л.)
  3. Особенности развития башкирской психологической прозы // Учитель Башкортостана, 1989. – №6. – С.26-29. (0,5 п.л.)
  4. Психологизм в современных романах  // В сб.: Художественные поиски в современной башкирской литературе. – Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1990. – С.58-68. (0, 8 п.л.)
  5. Идейно-нравственные основы подвига в современной башкирской военной прозе // Проблемы духовной культуры тюркских народов СССР. Сб. статей БНЦ  Уро АН СССР. – Уфа, 1991. – С. 54-64. (0,5 п.л.)
  6. Приемы раскрытия духовного мира героев в башкирской прозе // Учитель Башкортостана, 1991. – №4. – С.22-24. (0,5 п.л.)
  7. К вопросу о национальном своеобразии в исторических романах // Язык, духовная культура и история тюрков: Традиции и современность.  Труды международной конференции в 3-х томах. 9-13 июня. – Т.2. – Казань: Инсан, 1992. – С.14-17. (0,2 п.л.)
  8. О языке башкирской художественной прозы // Исторический опыт духовной культуры Башкортостана. Тенденции, современность, перспективы. Сб. статей УрО АН СССР. – Уфа, 1992. – С. 154-156.(0,2 п.л.)
  9. Структурная поэтика башкирских романов и повестей // Агидель, 1993. – №1. – С. 126-134.    (0,5 п.л.)
  10. По следам военного лихолетья (на материале романов Я.Хамматова) // Агидель, 1992. – №3. – С. 141-144.(0,5 п.л.)
  11. Принципы художественного отражения действительности  // На пути обновления: Литературно-критические статьи. – Уфа: Китап, 1994. – С.143-190. (2 п.л.)
  12. Величие духовного мира героев // Тезисы конференции, посвященной 80-летию Ж.Г.Киекбаева. – Уфа: РИСО БашГУ, 1996. – С. 100-102.(0,1 п.л.)
  13. Выражение национального менталитета в исторической прозе // Ватандаш, 1997. – №2. – С. 87-94. (0,5 п.л.)
  14. Исторический жанр и психологизм  // Ядкяр, 1999. – №1. – С.23-31.(0,8 п.л.)
  15. Мир героев  драматической судьбы // Ватандаш, 1999. – №7. –С.72-75. (0,4 п.л.)
  16. В мире ярких красок: некоторые стилевые особенности «женской» прозы // Агидель, 1999. – №6. – С.118-120. (0, 4 п.л. )
  17. Некоторые вопросы преподавания башкирской литературы 1920-1950-х г.г. // Учитель Башкортостана, 2001. – №8. – С. 54-57. (0,5 п.л.)
  18. Народность творчества Р.Султангареева // Агидель, 2001. – №11. – С. 180-183. (0,4 п.л.)
  19. Герои с распахнутой душой // Учитель /Башкортостана, 2002. –№10. – С. 33-37. (0,5 п.л.)
  20. Певец пламенных лет // Учитель Башкортостана, 2003. – №6. –С.30-32. (0,5 п.л.)
  21. Знакомый облик современника // Агидель, 2003. – №6. – С.105-110. (0,8 п.л.)
  22. Творчество Али Карная // Агидель, 2004. – №1. – С.182-184. (0,3 п.л.)
  23. Певец своей эпохи: о творчестве Т.Янаби // Агидель, 2004. – №2. – С.168-170.(0, 3 п.л.)
  24. Стилевые особенности повести М.Карима «Долгое-долгое детство» // Актуальные проблемы башкирской, русской и тюркской филологии. Материалы научно-практической конференции, посвященной 95-летию Башгосуниверситета и 85-летию Мустая Карима. – УФА: РИО БашГУ, 2004. – С.62-64. (0,2 п.л.)
  25. Школа мастерства // Учитель Башкортостана, 2005. – №1. – С. 34-37. (0, 4 п.л.)
  26. Художественные приемы раскрытия характера // Ядкяр, 2005. – №1. – С.43-50.(0,7 п.л.)
  27. Тенденции развития башкирской прозы // Урал-Алтай: через века в будущее. Материалы Всероссийской научной конференции (г. Уфа. 1-5 июня 2005 года). – Уфа: Гилем, 2005. – С.291-293. (0,3 п.л.)
  28. Принципы отражения действительности в современных повестях // В сб.: Профессор Дж.Киекбаев и проблемы современной тюркологии. Материалы Всероссийской научной конференции. – Уфа:РИО БашГУ, 2006. – С. 299-304.(0, 2 п.л.)
  29. Композиция рассказов Н.Мусина // Литературоведение, языкознание и фольклористика в исследованиях ХХ1 века. Межвузовский сборник научных статей. – Сибай: РИЦ Сибайского института БашГУ, 2006. – С.25-29. (0, 2 п.л.)
  30. Слово писателя на злобу дня: жанрово-стилевые особенности повестей А.Аминева // Ватандаш, 2006. – №2. – 126-138. (1 п.л.)
  31. Духовно-нравственные проблемы в современных башкирских рассказах // В сб.: Язык и литература в политкультурном пространстве. Материалы  региональной научно-практической конференции. – Бирск, 2006. – С.19-21. (0,2 п.л.)
  32. Композиция башкирских рассказов // Агидель, 2006. – №12. –С.113-142.(2 п.л.)
  33. Поискам нет конца // Истоки, 2007. – 14 февраля. (1 п.л.)
  34. Прием новеллизма в современных рассказах  // В сб.: Башкирская духовная культура древности и средневековья: Проблемы изучения. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2007.С. 104-108.(0,2 п.л.)
  35. Основные формы художественного познания действительности  // В сб.: Россия и Башкортостан: История отношений, состояние и перспективы. Международная научно-практическая конференция, посвященная 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России (5-6 июня 2007 года). – Уфа: Гилем, 2007. – С.75-77. (0,3 п.л.)
  36. Проблема личности в башкирской прозе // Язык и литература в условиях многоязычия. Материалы Международной научно-практической конференции. – Нефтекамск: РИЦ БашГУ, 2007. – С.171-175. (0,2 п.л.)
  37. Образ Матери в произведениях Т.Гиниатуллина  //  Учитель Башкортостана, 2007. – №11. – С. 37-40. (0,4 п.л.)
  38. Особенности творчества народного поэта Башкортостана Р.Бикбаева  // Учитель Башкортостана, 2008. – №12. – С.7-11.(0, 5 п.л.)
  39. Композиция современных башкирских рассказов // Язык и литература в условиях многоязычия. Материалы  II Международной научно-практической конференции.– Нефтекамск: РИЦ БашГУ, 2008. – С.54-58. (0,3 п.л.)
  40. Жанрово-стилевые искания в современной башкирской прозе // Агидель, 2008. – №1. – С.156-162.(0,5 п.л.)
  41. Жанрово-стилевые особенности исторических романов // Язык и литература в условиях многоязычия. Материалы  III Международной научно-практической конференции.–Нефтекамск: РИЦ БашГУ, 2008. – С.145-149. (0,2 п.л.)
  42. Традиции прошлого в башкирской литературе ХХ века // Эволюция художественной мысли башкир древности и средневековья. Принципы изучения национального духовного наследия и проблем исторической лингвистики. Сб. материалов методологического семинара литературоведов Республики Башкортостан. 20 мая 2009 г. Книга III. – Стерлитамак, 2009. – С.58-64. (0,3 п.л.)
  43. Стилевые направления в башкирской прозе // Роль классических университетов в формировании инновационной среды регионов. Материалы Международной научно-практической конференции. Т. III. – Уфа, 2009.  –С. 48-53. (0, 2 п.л.)
  44. Оставил неизгладимый след: художественные особенности творчества Г.Ибрагимова // Ватандаш, 2009. –  №3. – С.104-114.(0, 7 п.л.)
  45. «Поток сознания» в современной башкирской прозе // Агидель, 2009. – №6. – С.74-85. (0, 7 п.л.)
  46. Клекот беркута: особенности творчества А.Чаныша // Агидель, 2009. – №1. – С.  138-140.(0,3 п.л.)
  47. Идейно-эстетическое своеобразие башкирской прозы 1960-80-х г.г. // Проблемы литератур народов Сибири: Национальное своеобразие, тюркское стихосложение, традиции и новаторство. Материалы Всероссийской научной конференции. 1 часть. Якутск, 2009. – С.110-112. (0, 2 п.л.)
  48. Нравственные проблемы в современной башкирской прозе // Синергетика морально-нравственных и правовых отношений и их роль в построении гражданского общества. Сб. научных статей. – Уфа: РИЦ БашГУ,  2009. – С.107-112.(0,3 п.л.)
  49. Образы героев тыла в современных башкирских повестях // Ватандаш, 2010. – № 3. – С.159-169. (1 п.л.)
  50. Концепция героя-современника в современной башкирской прозе //  Урал-Алтай: через века в будущее: Материалы IV Всероссийской научной конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир (25-27 марта 2010 г.). – Т.1. Филология. – Уфа, 2010.  – С. 87-89. (0,4 п.л.)
  51. Проблема героя в башкирской прозе: к вопросу изучения некоторых актуальных проблем преподавания башкирской литературы ХХ века //  Сохранение и развитие родных языков и культур в условиях многонационального государства: проблемы и перспективы. Материалы Международной научно-практической конференции. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2010. – С.130-133. (0,2 п.л.)
  52. О художественных особенностях трилогии З.Биишевой « К свету» // Филологические науки: Современность и перспективы. II Биишевские чтения. – Ч.1. Актуальные проблемы развития литературы и фольклора. Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной Году Учителя в Российской Федерации и 70-летию Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой. – Стерлитамак, 14 мая 2010г. – С.93-96. (0,3 п.л.)
  53. Система творческих принципов в башкирской прозе // Филологические науки: Современность и перспективы. II Биишевские чтения. Ч.1. Актуальные проблемы развития литературы и фольклора. Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной Году Учителя в Российской Федерации и 70-летию Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой. – Стерлитамак, 14 мая 2010г. – С.96-100. (0,3 п. л.)
  54. Реалистические и романтические принципы отражения действительности в башкирской литературе  // Тувинская письменность и вопросы исследования письменностей и письменных памятников России и центрально-азиатского региона. Материалы Международной научной конференции. – Кызыл, 1-4 июля 2010 г. – С.   (0,5 п. л.)
  55. Особенности поэтики башкирской прозы // Агидель, 2010. – №8. – С.124-136.   (0,7 п. л.)

Вахитов А. Жанр и стиль в башкирской прозе. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1982. – С. 163    Баимов Р. Судьба жанра. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1984. – С.74 -76.

Баимов Р. Суждения разных лет: Избранные статьи. – Уфа: Гилем, 2007. – С.116.

Хализев В.Е. Теория литературы. – М.: Высшая школа, 2007. – С.276.

А.Вахитов. Жанр и стиль в башкирской прозе. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1982. – C.181

Баимов Р.Н. Советская литература и критерии ее оценок // Родной язык и литература. Вопросы изучения и преподавания. Тезисы научно-практической конференции. – Уфа: БГУ, 1994. – С.7.

Абдуллина А.Ш. Поэтика современной башкирской прозы. Автореф. дисс. …докт. филол. наук. – М.: МГПУ, 2009. – 40 с.

Хусаинов Г. «Голос веков» (Уфа, 1984), «Литература и наука»(Уфа,1998), «Духовный мир башкирского народа»(Уфа, 2003); Ахмадеев В. «Связь веков» (Уфа,1984); Кунафин Г.«Башкирская сатирическая поэзия ХIХ – начала ХХ века» (Уфа, 1996), «Башкирская литературная песенная поэзия ХIХ – начала ХХ века» (Уфа, 1997), «И песней, и сатирой» (Уфа, 1999), «Башкирская поэзия  ХIХ – начала ХХ века» (Уфа, 2002), «Поэтическое эхо прошлого» (Уфа, 2004), «Культура Башкортостана и башкирская литература в ХIХ – в начале ХХ века» (2006), «Башкирская литература ХIХ в.» (Уфа, 2010); Идельбаев М.  «Башкирская изустная литература»   (Уфа, 2000), «Башкирская литература ХVIII века и творчество Салавата Юлаева» (Уфа, 2004); Шарипова З.  «Развитие литературной мысли» (Уфа, 2008), Надергулов М. «Историко–функциональные жанры башкирской литературы» ( Уфа, 2002) и др.

Вахитов А. Жанр и стиль в башкирской прозе. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1982. – С. 221.

Баимов Р. Судьба жанра. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1984. – С.258–268.; Вахитов А. Жанр и стиль в башкирской прозе. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1982. – С. 201–204.; Хусаинов Г. В мире  современной литературы.  – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1973. – С.60–69.

Вахитов А. Жанр и стиль в башкирской прозе. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1982. – С.227.

 Баимов Р. Судьба жанра. – Уфа: Башкирское книжное издательство, 1984. – С.195-200.

Пархоменко М. Горизонты реализма. – М.: Советский писатель, 1972. – С.223.

Эйхенбаум Б.М. Статьи о  Лермонтове. – М., Л.: Изд-во Академии наук СССР, [Ленинградское отд.], 1961. – С.183-184.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.