WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Семантическое поле цветообозначений в русском языке (диахронический аспект)

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

КЕЗИНА Светлана Владимировна

СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИИ

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ (ДИАХРОНИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Специальность 10.02.01 - "Русский язык"

Автореферат диссертации

на соискание учёной степени доктора филологических наук

Челябинск - 2010


Работа выполнена

на кафедре теории и истории русского языка

ГОУ ВПО «Брянский государственный университет

имени академика И. Г. Петровского»

Научный консультант:        доктор филологических наук, профессор

Макаров Владимир Иванович

Официальные оппоненты:   доктор филологических наук, профессор

Зимин Валентин Ильич

доктор филологических наук, доцент Глухих Наталья Владимировна

доктор филологических наук, профессор Блохина Нина Георгиевна

Ведущая организация:         ГОУ ВПО «Воронежский государственный

университет»

Защита диссертации состоится 17 декабря 2010 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.295.05. при ГОУВПО «Челябинский государственный педагогический университет» по адресу: 454080, г. Челябинск, проспект им. В.И. Ленина, 69, конференц-зал (ауд. №116).

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки ГОУ ВПО «Челябинский государственный педагогический университет».

Автореферат разослан____ 2010 г.


Учёный секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук


Л.П. Юздова


2


Изменение значения слов в истории языка - центральная проблема исторической семасиологии. Принципы и законы семантической эволюции изучаются с момента выделения семасиологии в особую область языкознания (с последней четверти XIX века).

Изучение семантических изменений в языке осуществляется благодаря такой системе, как семантическое поле. Из отечественных лингвистов первым системный подход в области семантики применил М. М. Покровский. Система методов и приёмов, отвечающая всем необходимым для семасиологического анализа требованиям, сформировалась не сразу. Огромный вклад в разработку теории семантического поля внесли зарубежные и отечественные ученые: Г. Остгофф, Г. Мейер, X. Шпербер, Г. Ипсен, Й. Трир, Г. Мюллер, Л. Вейсгербер, В. Порциг, У. Вейнрейх, Ф.П. Филин, В.И. Кодухов, А.А. Уфимцева, А.И. Кузнецова, Н.Г. Долгих, А.Ю. Антомонов, В.А. Москович, Н.Ф. Пелевина, Г.С. Щур и др. Последние достижения и актуальные проблемы, связанные с теорией поля, отражены в работах Л.М. Васильева и Ю.Н. Караулова.

Семасиологическим проблемам посвящены труды В.А. Звегинцева, Г. Пауля, А. Шаффа, Ч. Филлмора, Д.Н. Шмелева и др.

Важным звеном в семасиологических исследованиях является

изучение структуры семантического поля и структуры значения

отдельного слова (моносеманта и полисеманта). Разработкой вопросов,

связанных со структурой значения и ее изменением, занимались

М.В. Никитин, Л.М. Васильев, Д.Н. Шмелев, Н.И. Толстой, О.Н. Трубачев,

Л. Ельмслев и др. В центре внимания этих и других исследователей

находится механизм изменения значения слова. Проблема эволюции

значения слова освещена в трудах М.М. Покровского, Л.А. Булаховского,

Г. Пауля,          В.А. Звегинцева,          Л.А. Новикова,          Ю.В. Бланара,

О.В. Звегинцевой, М.М. Маковского и др.

3


Серьёзное место в семасиологических разысканиях отведено изучению закономерностей, сопровождающих эволюцию значения слова. Вопрос о закономерном характере семантических процессов был поставлен еще в ранних работах по семасиологии и продолжает обсуждаться до сих пор. Л. Вейсгербер, М. Бреаль, А. Мейе, Г. Шухардт, К. Балдингер отрицали семантические закономерности. М.М. Покровский, Н.Я. Марр, Р.А. Будагов, О.Н. Трубачев, Т.А. Дегтярева и другие решали этот вопрос положительно. Семантические изменения, которые в настоящее время приобретают статус закономерностей, впервые отмечены в трудах М. Бреаля, М.М. Покровского, В. Шерцля, Г. Пауля, Н.Я. Марра.

Со второй половины XX века изучение лексического значения осуществляется в рамках диахронического подхода, который «обладает наибольшей объяснительной силой» [Т.В. Гамкрелидзе 1998: 29].

Объектом диссертационного исследования является диахроническое поле цвета в русском языке. Под семантическим полем диахронического типа мы понимаем класс слов, объединённых генетическими, словообразовательными, а также однородными или разнородными семантическими связями, и покрывающих собой определённую (-ые) областъ(-и) человеческого опыта.

Предмет научного анализа - семантика цветообозначения в её развитии.



Актуальность диссертационного сочинения определяется открытостью ключевых вопросов исторической семасиологии (каково значение этимона, как оно развивается, какие закономерности сопровождают семантическую эволюцию и др.), потребностью в разработке особых методов для семасиологических исследований, перспективностью использования методологии семантического анализа при этимологических разысканиях.

4


Цель исследования - на основе диахронического изучения семантического поля цветообозначений русского языка определить принципы организации и развития семантического поля и как следствие -выявить конститутивный принцип и закономерности эволюции значения.

Указанная цель предполагает решение следующих задач:

  1. Составить             этимолого-словообразовательные           гнёзда (семантические поля диахронического типа), в которых были развиты основные русские цветообозначения.
  2. Проанализировать составленные диахронические поля с точки зрения их идеографической структуры, семантического объёма идеограмм, цветовых локусов, отдельных слов.
  3. В результате такого анализа установить сходство и различие в диахронических полях и установить значение этимона.
  4. Описать механизм изменения значения.
  5. Сравнить семантические объёмы цветовых локусов и цветовых лексем в русском и других индоевропейских языках, определить семантический объём цветолексем русского языка в контексте других языков.
  6. Определить семасиологические закономерности, действующие в семантическом поле русских цветообозначений, и соотнести их с семасиологическими закономерностями, уже выявленными в лингвистической науке.
  7. Показать отражение семасиологических закономерностей, действующих в семантическом поле цветообозначений русского языка, в цветовом локусе диахронического поля.
  8. Сконструировать элементарную модель развития значения.
  9. Изучить развитие одной из базовых областей лексико-семантической системы русского языка - цветового пространства.

5


Гипотеза диссертации состоит в том, что изучение развития значения в гетерогенном диахроническом поле с учётом имплицитного и эксплицитного системных состояний значения, то есть в условиях максимальной реконструкции поля, обладает наибольшей объяснительной силой и должно дать качественно новые решения актуальных проблем семасиологии: каково значение этимона, как оно развивается, какое место в структуре поля занимает полисемант, какие закономерности сопровождают семантическую эволюцию и другие.

Материалом для исследования послужила лексика русского языка, восходящая к индоевропейскому периоду и исконно обозначающая базисные понятия («пищу», «племя», «явления природы», «огонь (очаг)», «источник воды» и т. п.). Цветонаименования, взятые нами для анализа, развиты на основе базисной лексики, относятся к основному словарному фонду русского языка и отличаются устойчивостью в языке, активным участием в создании словообразовательной базы языка, участием в формировании его колористической системы, преимущественно исконно русским происхождением.

Словарный материал мы получили путем выборки из 69-ти разнотипных лингвистических словарей, а также из разноаспектных научных работ по лексике русского и других языков. Для анализа было отобрано около 1000 лексических единиц русского языка и соответствующих параллелей из других индоевропейских языков, которые вошли в 8 диахронических полей, составляющих базу для научного анализа.

Методология исследования построена на традиционных научных

методах:          сравнительно-историческом,         историко-сравнительном,

сопоставительном, структурном, описательном, аддитивном, методе семантической экстраполяции, семантического параллелизма, внешней и внутренней реконструкции. Активно используется компонентный анализ и

6


метод моделирования. Применяется идеографическая классификация языкового материала. При выявлении семантической аналогии, а также при изучении отдельных цветообозначений используется количественно-симптоматический метод. Конститутивным научным методом исследования является интегральный. Дополняя теорию интегрального метода положениями о необходимости: а) выбора оптимальной системы для семасиологических исследований, б) учёта двух системных состояний значения, в) учёта всех возможных связей в семантической парадигме поля на фоне широкого привлечения разноисточникового фактического материала, - мы предлагаем качественно новый подход к конструированию органичной системы (гетерогенного диахронического поля), в границах которой возможен эффективный и в большей степени верифицированный научный анализ эволюции значения.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  1. Впервые семасиологические задачи решаются на материале гетерогенного семантического поля диахронического типа.
  2. Определено место этимона (семантического архетипа) в структуре семантического поля: этимон - первое слово (и первозначение) любого диахронического поля, эволюция которого есть не что иное, как генезис этимона.
  3. В соответствии со сравнительно-генетической концепцией развития значения раскрыт механизм изменения значения слова в истории языка, установлен конститутивный принцип этого изменения, предложена элементарная модель эволюции семантики слова, определены модули -постоянные самостоятельные конструкты семантического поля, соответствующие конкретному этапу его эволюции, организующие его структуру и определяющие последовательную генерацию значений в поле.

7


  1. Сравнительный анализ диахронических полей показал, что в рамках семантической аналогии, проявляющейся на всех уровнях: на уровне идеографических структур полей, идеограмм, цветовых локусов, отдельных слов - в диахроническом поле действует ряд семасиологических закономерностей. Сопоставление выявленных в ходе анализа семасиологических закономерностей с закономерностями, открытыми в науке, дало следующие результаты: обнаружено действие закона поляризации значения; закон расширения семантического объема слова истолкован как конститутивный принцип развёртывания семантической структуры слова; дополнен закон первоначальной диффузности слова (по Н.Я. Марру) как закон непрерывной синкретичности значения; предложен закон вероятностной реализации семантического           генофонда             эволюционирующего                 слова. Семасиологические законы сформулированы в соответствии со сравнительно-генетической концепцией развития значения.
  2. В научном исследовании впервые представлен комплексный анализ всех основных цветообозначений русского языка в диахроническом аспекте, начиная с индоевропейской эпохи до современного состояния.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что:

  1. Этимон (семантический архетип) определен как первичное слово (и первозначение) любого диахронического поля, эволюция которого есть не что иное, как генезис этимона.
  2. В дополнение теории А. А. Брудного о двух семантических состояниях слова (системном и ситуативном, т. е. языковом и речевом) [Брудный 1971: 19], выделены два системных состояния значения (вне ситуации употребления): имплицитное (то, что нам неизвестно, но имеет место в каких-то источниках данного языка или в других языках) и эксплицитное (то, что нам известно). В совокупности эти состояния значения образуют семантический континуум.

8


  1. С учетом исторической протяженности семантического поля (диахронический аспект) и протяженности его в родственных языках в определенный период (синхронический аспект) предложено расширить классификацию семантических полей их дифференциацией на поля диахронического и синхронического типов, а также ввести понятия «полное» поле и «неполное» поле. Под полным полем диахронического типа понимается этимолого-словообразовательное гнездо в его развитии от этимона до современного состояния во всех родственных языках одной языковой семьи. «Полное» поле синхронического типа есть синхронический срез этимолого-словообразовательного гнезда во всех родственных языках одной языковой семьи. «Неполное» поле представляет собой фрагмент «полного» поля любой синхронической и диахронической протяженности. «Неполным» полем синхронического типа является также результат взаимодействия какого-то ряда слов, принадлежащих к синхроническим срезам разных этимолого-словообразовательных гнезд. Семантическое поле диахронического типа считаем «органичным полем», т. е. полем, в котором все элементы связаны родственными связями.
  2. Семантическая структура слова соотнесена непосредственно с семантической структурой поля и определена как эксплицитно выраженный отрезок (фрагмент) семантической структуры поля диахронического типа, исторически созданный и отобранный языком для данного хронологического периода.
  3. На материале гетерогенного диахронического поля подтверждены и сформулированы выявленные на коротких отрезках поля семасиологические закономерности, определён закон вероятностной реализации семантического генофонда поля в истории языка.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что ее материалы могут быть использованы при разработке спецкурсов, курсов

9


по выбору и спецсеминаров по исторической лексикологии и семасиологии, в лекционных курсах по старославянскому языку, истории русского языка, русской диалектологии, по современному русскому языку (разделы «Лексика» и «Словообразование»). Сравнительно-генетический подход к истории значения делает возможными новые этимологические решения для цветовых лексем.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Генезис значения слова и закономерности, сопровождающие его, наиболее полно могут быть рассмотрены только в развёрнутом семантическом поле диахронического типа и при учёте всех возможных семантических связей в нем.
  2. Расширение семантического объема слова - универсальный принцип развития и организации семантической структуры поля.
  3. Процесс развития семантической структуры поля сопровождается образованием модулей - постоянных самостоятельных конструктов семантического поля, особых микросистем, которые отражают мыслительные операции и организуют структуру семантической системы в целом.
  4. Модули репрезентируют семасиологические закономерности, действующие в семантическом поле, и являются их непосредственным проявлением: бинарный модуль отражает поляризацию значений, концептуальный - синкретичный характер значения, классификационный, метафорический и метонимический - расширение семантического объёма слова.
  5. Цветовая лексика развита в гетерогенном диахроническом поле и представлена в нём цветовым локусом. Она включает в себя все семы, которые были в поле до появления цветовых слов, развивает новые на основе расширения семантического объема слова и испытывает действие

10


всех семасиологических закономерностей, проявляющихся в семантическом поле в целом.

6. Цветовая лексика русского языка, как и любого другого, представляет собой закодированную на семантическом уровне информацию об эволюции цветового видения. В ней отражены важные этапы этой эволюции.

Апробация основных положений и результатов диссертационного исследования осуществлялась на различных этапах в виде докладов и сообщений на научных конференциях, проходивших в «Приволжском Доме знаний» (г. Пенза, 1999 г., тема доклада «Об исконно русском происхождении слов Русь и Рюрик»); в г. Санкт-Петербурге (2002 г., тема доклада «Какую «информацию» несет корень? (к проблеме вероятности семантического генофонда)»; 2003 г., тема доклада «Колоративная лексика русского языка (по «Материалам для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И.И. Срезневского)»; в г. Самаре (2002 г., тема доклада «Красное» и «чёрное»: к вопросу о происхождении цветообозначений»); в г. Ельце (2003 г., тема доклада «Лексико-семантическая группа цветообозначений с и.-е. корнем *ker:kor»); в г. Пензе (2008г., тема доклада «Архаизмы в лексике живописи»); на Международной научной конференции «А. И. Соболевский и русское историческое языкознание» (к 150-летию со дня рождения учёного) в г. Москве, в Институте русского языка им. В.В. Виноградова (2007 г., тема доклада «Говоры славянских языков как источник материала для семасиологических исследований»); на ежегодных научных конференциях, проводимых кафедрой русского языка Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского.

Структура диссертации обусловлена целями, задачами, проблематикой и методологией исследования. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка (355 источников) и

11


1 приложения. Основное содержание работы изложено на 313 страницах печатного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во Введении определяется объект, предмет, актуальность, цель и задачи исследования, указываются источники фактического материала, обосновывается методология, научная новизна, теоретическая база и значимость исследования, раскрывается практическая ценность и основные положения работы, даются сведения об апробации диссертации. Здесь же изложена сравнительно-генетическая концепция развития значения, основанная на трёх конститутивных положениях: 1) на необходимости и целесообразности изучения развития семантики слова в оптимальной для решения генетических задач системе: в диахроническом поле; 2) на признании двух системных состояний значения: эксплицитного и имплицитного; 3) на учёте всех, а не только однородных, связей в семантической парадигме поля. Ядром научной концепции является интегральный метод исследования, предполагающий изучение семантики слова в гетерогенном семантическом поле диахронического типа.

Сравнительно-генетический характер концепции развития значения определяется «положением о языковом развитии, понимаемом не как движение языка от простого к сложному или более совершенному, а как диахроническая изменчивость, вариабильность языка, способность его к преобразованиям на всех уровнях языковой структуры» [Гамкрелидзе 1998:29]. Генетический подход к исследованию развития значения позволяет осознать континуальный и закономерный характер этого развития.

12


Теоретическое обоснование сравнительно-генетического подхода к изучению эволюции семантики слова

  1. Признание двух системных состояний значения обусловлено, во-первых, языковым материалом, ярко иллюстрирующим это явление, во-вторых, тем, что имплицитность и эксплицитность компонентов семантической структуры слова являются результатом научных наблюдений. Существование значения слова «вне ситуации употребления» А.А. Брудный называет психологическим феноменом [Брудный 1971]. Неравномерную степень выраженности разных сем того или иного слова В.А. Гак считает «семантической асимметрией» [Гак 1976]. На разную степень реализации сем указывает В. Бланар [Бланар 1973], на смене доминантности и рецессивности сем построена вся лингвистическая генетика М.М. Маковского [Маковский 1992]. Признание имплицитного состояния значения очень важно, так как оно детерминирует совершенно новый подход к пониманию самого значения, его структуры, эволюции этой структуры. В задачи семасиологического исследования входит «перевод» имплицитного состояния значения в эксплицитное.
  2. Выбор органичного поля в качестве оптимальной системы для изучения семантических преобразований слова в истории языка определяется, во-первых, семасиологическими задачами - рассмотреть развитие значения и выявить закономерности этого развития, во-вторых, обращением к общей теории систем, наиболее полно изложенной в трудах Л. Берталанфи [Берталанфи 1969] и И.В. Блауберга [Блауберг 1997]. Общая теория систем четко определяет признаки системы (целостность; наличие структуры; динамичность; открытость; гибкость; любая система -часть другой системы, а ее элемент тоже система) и ее основные типы (органичная и неорганичная). Органичную систему отличают особые признаки: наличие генетических связей, способность к непрерывной трансформации, обусловленность развития частей развитием целого. В-

13


третьих, именно органичная система способствует стиранию семантической имплицитности за счет привлечения материала из других языков и их говоров и учёта семантических связей между словами, обозначающими неоднородные понятия.





  1. Синкретичность семантики этимона объясняется целостным восприятием первобытных людей. Целостность восприятия картины мира является универсальным свойством отражения, присущим человеку на ранних этапах развития, что связано, по мнению ученых, с различными функциями левого и правого полушарий. Существует гипотеза, что у предков человека раньше формируются зоны правого полушария, которое обеспечивает конкретно-образное мышление, а оно определяет целостность восприятия [Данилова 1998; Иванов Вяч.Вс. 1998]. Непрерывность синкретичности значения объясняется комплексным характером мышления человека на всех стадиях его эволюции [Выготский 1982].
  2. Принципы семантической мотивации наименований (древнейший из них - «окружающий мир, значимое») эволюционируют и детерминированы особенностями мышления и восприятия мира [Данилова 1988; Выготский 1982], а также реальной значимостью этого мира [Выготский, Лурия 1993].
  3. Расширение семантического объёма слова, квалифицируемое нами как принцип развёртывания семантической структуры слова, является отражением познания окружающего мира, сопровождающегося мыслительными процессами дифференциации, сравнения, сопоставления, противопоставления [Выготский 1982; Выготский, Лурия 1993; Мигирин 1973; Будагов 1971]. Именно мыслительные операции отражены в модулях, сконструированных нами при моделировании семантической структуры слова.

14


  1. Понимание структуры отдельно взятого слова как фрагмента структуры семантического поля, в котором это слово сначала наследовало, а позже и само генерировало те или иные семы, обусловлено основным принципом структурной лингвистики - определением части из целого [Бенвенист 1974], а также обращением к общей теории систем, в которой органичную систему отличает обусловленность развития частей развитием целого.
  2. Достоверность развития цветовой семы, представленного в исследовании, подтверждается данными о зрительном восприятии животных [Соколов 1990; Орлов, Максимова 1973; Вартанов, Соколов 1995; Хьюбел, Визель 1984; Латанов А.В., Леонова А.Ю., Евтихин Д.В., Соколов Е.Н. 1997].

Представленный подход к проблеме развития значения в истории языка расширяет границы семантического и фонетического сближения. Семантическое сближение, осуществляемое в границах диахронического поля, мы объясняем, во-первых, тем, что органичная система диктует необходимость учёта всех возможных связей в пределах семантической парадигмы, во-вторых, безусловно, нерасчлененностью древнего мышления [Данилова 1998; Выготский 1982; Выготский, Лурия 1993]. Фонетическое сближение мы осуществляли исходя из следующего:

  1. Вслед за Э. Бенвенистом, мы признаем индоевропейский корень «односложным, трёхбуквенным, состоящим из основного е между двумя различными согласными» [Бенвенист 1955: 201].
  2. Широко используем традиционное фонетическое сближение слов на основе протославянских и общеславянских фонетических изменений (образование славянских свистящих из смягченных к' и g', разложение сонантов, происхождение славянских гласных, изменение дифтонгов и дифтонических сочетаний, упрощение групп согласных, влияние j на согласные, палатализации, изменение сочетаний типа *-tort— * -toll-,

15


* tert— * -telt-) [Бернштейн 1961; Фортунатов 1956; Мейе 2000; Селищев 1951; Адливанкин 1973; Бирнбаум 1987; Кацнельсон 1989; Курилович 1965; Порциг 1964; Семереньи 1980; Трубецкой 1958].

3. При фонетическом сближении широко применяем теорию древних

колебаний согласных (звонких - глухих, заднеязычных и плавных),

основанную, кроме наблюдений над языковыми фактами [Мейе 2000: 31-

32; Тройский 1967: 40; Потебня 1899: 119], на исследовании детской речи

А.Н. Гвоздевым [Гвоздев 1961], а также А. Александровым [Александров

1883] и В. Благовещенским [Благовещенский 1886]. Исходя из теории

древних колебаний согласных, которая предполагает развитие одних

согласных из других (*р —» *b; *к —» *g и т. д.), можно объединить слова,

восходящие, например, к индоевропейским корням *gel: gol, *kel: kol, *ker:

kor, *ger: gor, в одно этимолого-словообразовательное гнездо

(диахроническое поле). Учитывая, что такое тотальное сближение

в этимологических        исследованиях         никогда         последовательно

не осуществлялось, в диссертации этого тоже нет, но потенциально предназначенные для фонетического сближения ряды слов рассматриваются в пределах одного параграфа.

В первой главе «Системный подход к изучению семантики слова» в качестве основных вопросов рассматриваются следующие: определяются признаки семантического поля в соответствии с общей теорией систем, обосновывается выбор оптимального семантического поля для семасиологических исследований, осмысливается проблема структуры семантического поля, а в связи с этим и проблема структуры полисеманта, непосредственно связанная с поиском исходного значения в многозначном слове, обосновывается синкретичный характер семантики этимона.

В соответствии с общей теорией систем, разработанной И.В. Блаубергом, Э.Г. Юдиным, Л. Берталанфи и другими, семантическое поле как система характеризуется следующими признаками:

16


  1. Семантическое поле - совокупность слов, имеющих хотя бы одну общую сему и находящихся по отношению друг к другу в разнообразных связях. Семантическое поле пронизано межсловными и внутрисловными связями.
  2. Любая система является частью другой системы, а каждый ее элемент тоже система. Семантическое поле органично входит в семантическое пространство языка, являясь частью его внутренней формы. В то же время поле представляет собой систему систем: в нём можно выделить микросистемы (синонимы, антонимы, гиперо-гипонимические гнёзда, отдельное слово как наименьшую систему). Слово как элемент системы отличается целостностью, внутренними связями, структурой.
  3. Источник изменения системы лежит, как правило, в самой системе. Семантическое поле - система самоорганизующаяся. Причины ее эволюции заложены прежде всего в самом поле, имманентно присущи ему.
  4. Система выполняет классифицирующую функцию: она классифицирует фрагмент мира.
  5. Система отличается динамичностью, открытостью, гибкостью. Лексико-семантическое пространство поля открыто для проникновения в него новых элементов. Подвижность семантического поля обусловлена его способностью к самоорганизации, развитием абстрактного мышления, созданием новых артефактов и открытием новых признаков в предметах окружающего мира. Гибкость семантического поля связана с «подвижностью, текучестью» [Никитин 1988: 65] значения. Лексическое значение не является «жёстким образованием» [там же: 66]. Оно легко откликается на разнообразные ассоциации, отражая их и включая в процесс коммуникации. Семантическое содержание слова пластично, оно может менять свои формы, «успевая» за мыслительными процессами.

17


Перечисленные признаки семантического поля присущи любой системе. При синхроническом и диахроническом подходах к исследованию поля мы имеем дело с разными системами - органичной и неорганичной. Семантическое поле синхронического типа - неорганичная система, семантическое поле диахронического типа - органичная. «Органичная система есть саморазвивающееся целое, которое в процессе своего индивидуального развития проходит последовательные этапы усложнения и дифференциации» [Блауберг, Юдин 1973: 177].

Органичную систему отличают следующие специфические черты:

  1. В ней имеются не только структурные, но и генетические связи.
  2. Первичные элементы органичной системы претерпевают трансформации, которые и обусловливают их современное состояние.
  3. Существует механизм развития структуры целого, определяющего развитие частей целого. Семантическое поле диахронического типа отвечает всем требованиям, предъявляемым к органичным системам.

Обращение к органичным системам и выявление их среди различных семантических полей продиктовано необходимостью выбора оптимальной системы.

Выбор оптимальной системы для семасиологических разысканий детерминируется: а) семасиологическими задачами (изучить изменение значений, определить принцип семантической эволюции слова, вскрыть закономерности семантических изменений), которые естественно предполагают исследование именно в поле диахронического типа; б) стремлением свести к минимуму различия между эксплицитным и имплицитным в значении, т. е. стремлением сделать семантическое поле наиболее полным (вот почему диахроническое поле должно быть развёрнутым - обширным, с привлечением материала из родственных языков);   в) самим  принципом  анализа  семантического  поля,  который,

18


по Й. Триру и его последователям, предполагает, что часть определяется из целого. Именно поэтому мы учитываем абсолютно все семантические связи в поле.

В качестве оптимального поля для анализа семантических изменений мы выбираем развёрнутое семантическое поле диахронического типа. Оно же - основная единица анализа.

Каждое семантическое поле имеет структуру. Структура естественно предполагает взаимообусловленность ее компонентов и наличие связей между ними. Структура отдельного компонента (слова) непосредственно входит в структуру семантического поля в целом. Поэтому под семантической структурой слова (структурой значения) мы понимаем отрезок (фрагмент) семантической структуры поля диахронического типа, исторически созданный, тщательно отобранный языком для данного хронологического периода, представляющий собой совокупность эксплицитно выраженных сем.

Особый интерес для науки представляет структура полисеманта. Будучи выведенной из непрерывной структуры поля, она представляет собой совокупность актуализированных («включённых») для определенного исторического периода сем. Лишь диахронический подход к исследованию полисеманта, позволяющий наиболее полно реконструировать структуру поля, позволит объяснить типы связей между словозначениями и осмыслить устойчивость и изменчивость семного состава полисеманта.

С проблемой структуры полисеманта тесно связан поиск общего значения. Под общим значением в семасиологии понимается такое значение, к которому можно свести все значения полисеманта. Можно предположить, что в семантическом поле диахронического типа таким значением является значение этимона. К нему можно свести все значения, генерированные в процессе исторического развития семантического поля,

19


так как лексемы, развивая новые значения, сохраняют прежние. Такое

значение является семантическим архетипом и подвергнуто модификации.

Настоящее                    исследование           убедительно           показывает,

что развёртывание семантической структуры слова в истории языка есть не что иное, как эволюция этимона. История семантического поля -история этимона. В науке существуют разные точки зрения на семантику этимона. Семантический первоэлемент, как показывают языковые факты, носил синкретичный характер, синкретичность сопровождала семантическую эволюцию (ср.: русск. диал. борова «всё, находящееся в лесу: звери, деревья, птицы, ягоды и т.д., - необходимое для человека»). Данные психологии, антропологии, палеоневрологии подтверждают целостность восприятия картины мира на ранних этапах онтогенеза и на начальном этапе развития этноса и объясняют ее различными функциями левого и правого полушарий. Правое полушарие, по мнению специалистов, обеспечивает конкретно-образное мышление, и «поступающая к нему информация обрабатывается одномоментно и целостным образом» [Данилова 1998:282]. В развитии человеческого мозга «раньше формируются зоны правого полушария» [Иванов Вяч.Вс. 1998: 109]. Целостное (нерасчлененное) мышление на ранних этапах его развития определило отражение в этимоне «мира в целом». Семантика этимона была неразвитой (обобщённой) - «мир, окружающий человека». Важно, что мир оценивался носителем языка как способ существования, выживания. Вот почему смысл «значимое, ценное» исконно входил в семантическую структура этимона. Постепенно человек исследовал реальный мир, дифференцируя его. В результате этого в семантическую структуру этимона вошли семы «место поселения», «жилище», «пища», «огонь (очаг)», «вода», «племя», «явления природы», «орудия труда». Каждая из них представляла фрагмент действительности, логично вытекала из первичной семы «окружающий мир, значимое» и естественно

20


прибавлялась к ней в семантической структуре этимона. Признак, изначально положенный в основу номинации, - «сохраняющий» («сохраняющий жизнь»). Поэтому значение «окружающий мир, значимое для жизни» является исходным, все остальные по отношению к нему -более поздние. Оно же - общее значение, так как к нему можно свести все значения, развитые в диахроническом поле.

Примером, подтверждающим указанную семантику этимона (назовём его системным, так как он является первозначением для всего диахронического поля) и раскрывающим логику такой семантики, является фрагмент следующей цепочки развития «смыслов»:

beregb «склон, место, гора»

*ber(on)

«несу,

сохраняю»

beregti «беречь» berezina «парное молоко»

berezaja «жерёбая, несущая жизнь» ^Ьегегь «всё, что представляет ценность»

Кроме перечисленных вопросов, в I главе обосновывается принцип

развёртывания семантической структуры слова, рассматривается

классификация семантических изменений, их причины, степень

разработанности       в        современной        семасиологии        проблемы

семасиологических закономерностей.

Во второй главе «Семантический анализ диахронических полей цветообозначений русского языка» определяются критерии отбора фактического материала для исследования (обосновываются принципы

21


выделения базисной цветовой лексики, семантического и фонетического сближения слов в диахронических полях), представляется семантическая экспликация диахронических полей.

В диссертации исследуется история базисных цветонаименований русского языка: голубой, зелёный, жёлтый, золотой, белый, белёсый, бурый, бурдяный, рыжий, рудый, русый, румяный, рдяный, редрый (родрый), синий, сивый, сизый, серый, седой, багр, багрян, багряный, багрец, багровый, пелёсый, плавый, половый, коричневый, карий, красный, каурый, чёрный, чермный, червонный, червленый (черлёный), червчатый, чремный (черёмый), шар, шаровный, жаркой.

В качестве основополагающего принципа семантического сближения слов предлагается учёт абсолютно всех связей в семантической парадигме диахронического поля, иногда и «несоизмеримых» с современной точки зрения. Такой подход к семантическому сближению слов в диахроническом поле детерминируется следующим положением: если слова родственны, то это родство проявляется как на фонетическом, так и на семантическом уровнях.

Фонетическое сближение слов в семантических полях осуществляется на основе данных фонетики индоевропейского и общеславянского языков; при этом особое внимание акцентируется на теории древних колебаний согласных (глухих - звонких, плавных, заднеязычных) и на рефлексах разложения сонантов.

Семантическая экспликация диахронических полей, восходящих и и.-е. корням *gel: gol;    *ker: kor; *bel: bol; *ber: bor; *pel: pol; *beg: bog;

*rau: ru; * k'ei : k'oi, проведена в диссертации по следующему плану:

  1. репрезентация   идеографической   структуры   диахронического   поля;
  2. анализ микросистемы цвета, развитой в диахроническом поле. Обозначенный   анализ   предполагает   исследование   цветового   локуса

22


в говорах русского языка, родственных языках и памятниках письменности. При этом указываются особенности цветообозначений: полисемантичность, наличие сем «светлый, блестящий» и «пёстрый», а также оценочность, - которые позволяют реконструировать исконную цветовую сему. Например, цветовой локус голубой - зелёный - жёлтый -золотой, восходящий к и.-е. корню *gel: gol, обнаруживает многозначность его элементов, определяемую из разноисточникового материала: ирл. glass «зелёный, серый, голубой», др.-инд. harita «жёлтый, зелёный», русск. диал. голубой «жёлтый» (в цвете птиц), «пепельный», «серо-дымчатый с белым», «чёрный с белым серебристым», «сиреневый», «светло-серый», «сизый», «иссиня-чёрный», «светло-синий, лазоревый, ярко-небесного цвета». Цветонаименования последовательно проявляют семы «светлый, блестящий» и «пёстрый»: русск. золотой «блестяще-жёлтый», др.- инд. hari-«светлый», др.-ирл. gel «блестящий»; укр.-блр. диал. голуба (о корове) «красная с белыми пятнами». Цветообозначения последовательно развивают в истории языка сему оценки: русск. диал. жёлтый «несчастный, горемычный, злой», золотой «хороший, ясный (о погоде)», золотой ручей «ключ, родник, не замерзающий зимой», золотой дождь «своевременный, нужный, способствующий росту растений», в современном русском языке - золотой «счастливый, благоприятный», «прекрасный, замечательный, дорогой, любимый» и т. д.

Цветовая полисемантичность слов, обязательное присутствие в их

семантической структуре сем «пёстрый», «светлый, блестящий» говорят

в пользу             многоцветности              первичного             предмета-эталона

цветонаименования и синкретичности цветового значения. Реальный набор цветовых сем позволяет предположить, что таким предметом мог быть огонь (очаг), а исконная цветовая сема была - «цвет вообще». Исконная цветовая сема тоже является этимоном (назовём его концептуальным, так как   он   -   первичное   значение   конкретной   семиосферы   -   цветовой).

23


Оценочные семы, сохранившиеся до наших дней в цветонаименованиях, говорят о ценности предмета, цвет которого был положен в основу первичного наименования.

Анализ разных диахронических полей показал идентичность их идеографической структуры, последовательное развитие в них цветовых локусов и одинаковые особенности цветонаименований, развитых в разных цветовых локусах.

В третьей главе «Сравнительная характеристика

диахронических полей» в качестве основных вопросов рассматривается

явление семантической аналогии на всех уровнях: на уровне

идеографических «рисунков» диахронических полей, цветовых локусов,

на уровне семантической структуры отдельного слова; исследуются

цветовые цепочки цветообозначений в русском и других языках с целью

установления семантического диапазона слов со значением цвета,

определения          древнейшего          (первичного)          предмета-эталона

цветообозначения, его смены в истории языка; изучается оценочность цветообозначений: этиология, полярность оценочной семы, глобальный характер оценочности.

Сравнение 8 диахронических полей показало, что их структура, семантический объём, принципы развития обусловлены строгой программой языковой эволюции. Нет ни одной «лишней» семы: все строго организовано, взаимообусловлено, логично вытекает одно из другого. В семантическом поле действует закон аналогии. Семантическая аналогия имеет место на всех уровнях.

Прежде всего, диахронические поля обнаруживают идентичный идеографический «рисунок». В каждом поле выделяются идеограммы «место (жилище)», «огонь (очаг)», «вода», «пища», «племя», «явления природы», «орудия труда». Например, в семантических полях последовательно отражена идеограмма «место (жилище)», указывающая,

24


где селились наши предки: блр. диал. гала «чистое место после вырубки леса, большая поляна в лесу», СЛВЦ. hoi «горный луг, горное пространство выше зоны древесной растительности» - русск. диал. кора «лес, луг», болг. гора «лес», др.-исл. holmr «островок» - русск. диал. болото «лес» - русск. диал. бор «возвышенное место: холм, гора, поросшие лесом», словен. brlog «пещера, убежище» - русск. поляна «равнина», русск. диал. полог «склон» - шв. backe «возвышенность» — лит. rausis «пещера», лтш. rusums «крутой берег» — готск. haims «селение», др.-исл. heimr «родина». Во всех семантических полях была генерирована сема «место (жилище)», которая в процессе эволюции семантического поля продолжала развиваться.

Аналогичен семантический объём идеограмм разных диахронических полей. Семы, составляющие одинаковые идеограммы, повторяются. Так, в идеограмме «явления природы» в разных полях повторяются семы «туман» (она присутствует в семантике рус. диал. галага, арм. bal), «гром» (словен. goik, русск. диал гор), «молния» (русск. диал. зорнйца, перун, лат. fulgus), «дождь» (русск. диал. голуха, зор, ржа, блр. диал. сейва, баганы), «радуга» (русск. диал. серун, укр. диал. краса) и т.д. В каждом диахроническом поле одинаково отражены фрагменты действительности, выделенные когда-то человеческой мыслью. Ср.: русск. диал. баша «овца, ягненок», зелъка «овца», «ягненок», балъка «овца, ягненок».

Аналогия обнаруживается и на уровне отдельного слова. Различные диахронические поля последовательно отражают одинаковые семантические диапазоны цветообозначений от реликтов исторической цветовой синкреты до современного состояния. Реликты древних цветовых синкрет свидетельствуют в пользу их исторической идентичности: ирл. glass «зелёный, серый, голубой», др.-инд. hdri(s) «жёлтый, золотистый, зеленоватый», англосакс. hALwe «голубой, багряный, синий, серый, зелёный».

Компонентный анализ цветовых слов разных диахронических полей показал их одинаковые семантические диапазоны: все цветовые слова

25


последовательно реализуют семы «белый», «чёрный», «серый», «красный разных оттенков», «голубой», «синий», «зелёный», «жёлтый», «золотой», «пёстрый», «коричневый разных оттенков». Фактический материал, использованный в диссертации, позволил выявить 25 цветовых сем, различно представленных в разных диахронических полях. Наиболее последовательно отражен фрагмент цветового локуса «белый - чёрный -серый», что свидетельствует о наличии этих цветовых оттенков в цвете предмета, издревле служившего предметом-эталоном, а также указывает на ранний этап в становлении зрительного восприятия - на чёрно-белое восприятие, что подтверждается данными нейробиологии. Самый богатый диапазон цветовых оттенков представляет фрагмент цветового локуса «красный разных оттенков», что указывает на особую важность красного цвета, и, несомненно, определяет ценность предмета, ставшего эталоном слова, обозначающего красный цвет. Интересно, что во всех диахронических полях последовательно сохранено значение «пёстрый». Особую устойчивость в семантической памяти фрагмента «белый - чёрный - серый» и семы «пёстрый», вероятно, можно объяснить их древностью по сравнению с конкретными «цветными» оттенками. Повторение отдельных сем и целых семантических комплексов в семантике параллельных слов и идеограмм разных диахронических полей, а также повторение самих идеограмм в этих полях свидетельствует о генетически обусловленном развитии семантической структуры и объёма любого семантического поля диахронического типа. Эксплицируемый в диссертации материал убедительно указывает на то, что любая трансформация человеческой мысли (дифференциация, обобщение и т.п.), однажды осуществленная, последовательно и одинаково отражалась в разных семантических полях, о чем свидетельствует действие закона семантической аналогии на уровне структуры и объёма семантического поля, идеограммы, цветового локуса и отдельно взятого слова.

26


Компонентный анализ цветообозначений показывает, что в разных индоевропейских языках в ранний период их развития был единый предмет-эталон цветонаименования. Семные цепочки, составленные благодаря аддитивному методу к разным цветообозначениям, повторяют набор сем: «белый» - «чёрный» - «серый» (« пепельный», «седой», «дымчатый») - «жёлтый» - «золотой» - «голубой» («синий», «бирюзовый») - «зелёный» («оливковый») - «красный» («багряный», «багровый», «рыжий», «огненный», «алый», «пурпурный», «сиреневый», «румяный») - «коричневый» («карий», «каштановый», «ореховый», «кофейный») - «пёстрый» - «хороший по каким-либо качествам» -«плохой по каким-либо качествам». Данный семантический диапазон цветовых лексем позволяет предполагать, что древнейшим (первичным) предметом-эталоном цветонаименования был огонь (очаг). Вероятно, рядом с огнём по значимости для человека можно поставить кровь. В ходе эволюции предмет-эталон цветонаименования менялся. Первичное пёстрое цветовое пятно, в котором прежде всего выделялся самый яркий цветовой оттенок, постепенно начинает «распадаться» в сознании человека, а вновь выделенные его фрагменты - сравниваться с аналогичными цветовыми пятнами окружающего мира. Причина смены предмета-эталона цветообозначения, во-первых, в переходе к более развитой форме мышления - дифференцированной, и, во-вторых, в постоянно развивающейся способности человека к выделению в природе всё более тонких цветовых оттенков. Смена предмета-эталона цветонаименования носит этнокультурный характер, так как определяется особенностями ландшафта, видом трудовой деятельности, значимостью предметов в хозяйственной и культурной жизни народов.

В результате компонентного анализа цветообозначений в их семантической структуре были обнаружены оценочные семы. Цветовые слова реализуют как положительную оценку (русск. багряный, лат. bella,

27


болг. руд, лит. гаи das со значением «красивый»), так и отрицательную (русск. синий чулок «сухая педантка, лишённая женственности и погружённая в книжные отвлечённые интересы»). Оценочная сема, сохраняемая цветообозначениями до сих пор, бинарна и состоит из двух полярных сем: «положительная оценка» и «отрицательная оценка» Этиология оценочной семы уходит корнями в глубину веков, когда значимые предметы начали оцениваться. Оценка носила полярный характер. Все окружающие человека предметы оценивались двояко, это явление было заложено в семантическую структуру цветовых слов, которые генерированы на базе слов, обозначающих такой значимый предмет реального мира, как огонь (очаг). Научный анализ показывает, что оценочность не связана только с цветонаименованиями, она носит глобальный характер, так как оценивалось все: люди (их характер, внешний вид, духовные качества), предметы (по назначению, по количеству, по впечатлению, производимому на человека) и т.д. Оценочная сема, возникшая в семантической структуре слова тогда, когда человек оказался способным оценивать окружающий его мир, вошла в семантический генофонд поля и сохраняется в нём до сих пор. Именно бинарная оценочная сема вызвала к жизни такое явление, как энантиосемия (русск. бог «господь» и «чёрт», блр. благ\ «плохой, миловидный»,

др.-инд.    chaja    «блеск;   тень»).   Генетический   характер   этого   явления

подтверждают исследования по русскому фольклору. Так, Т.А. Павлюченкова и Т.Е. Никулина, исследовавшие цветовую лексику в устном народном творчестве, отмечают для слова чёрный положительные значения («нарядный, праздничный» и «красивый»), а для слова красный — отрицательное (в сочетании с существительным вода оно обозначает какое-то бедствие, несчастье, возможную смерть).

В     четвёртой     главе     «Семасиологические     закономерности, действующие в семантическом поле цветообозначений» исследуются

28


закономерности: закон расширения семантического объёма слова, выявленный Г. Паулем; закон непрерывной синкретичности значения слова, представленный Н.Я. Марром как закон диффузности первоначального значения; закон поляризации значений, объявленный В. Шерцлем, и закон вероятностной реализации семантического генофонда слова в истории языка, который мы выявляем, не зная пока механизма действия этого закона. Впервые семасиологические закономерности исследуются на материале гетерогенного диахронического поля.

Под семасиологическим законом понимаются регулярные и последовательные процессы, одинаково протекающие в семантической структуре слов разных семантических полей.

Закон расширения семантического объёма слова рассматривается в качестве конститутивного принципа развития семантики слова (поля) и предполагает увеличение сем в семантической структуре слова в ходе её развития. Это очень чётко проявляется в семантическом поле диахронического типа, которое в диссертации представлено семантическим полем цветообозначений русского языка. Основные мыслительные операции, лежащие в основе расширения семантического объёма слова, - дифференциация и сравнение. В процессе познания окружающего мира человек выделяет новые признаки в уже имеющихся предметах и явлениях, открывает новые предметы и явления, создает артефакты, развивает мировоззрение, исповедует религию и т.д. Все, что попадает в поле зрения человека, осмысливается им и включается в языковую систему. Включение нового смысла (семы) в семантическую структуру слова осуществляется на основе связей между предметами и явлениями, уже обозначенными тем или иным словом и вновь обозначаемыми. Эти же связи устанавливаются в процессе номинации между значениями в семантическом поле. В качестве основных связей между словозначениями в диссертации выделены классификационные и

29


ассоциативные. Классификационные связи (гиперо-гипонимические) отражают процесс дифференциации реального мира и его составляющих в процессе познания. Ассоциативные связи показывают, как в процессе познания между предметами и явлениями устанавливаются связи по сходству, по временной или пространственной смежности и по противоположности. Эволюция семантического поля - это эволюция семантического архетипа, детерминированная развитием мышления и культуры человечества. Семантический первоэлемент «окружающий мир, ценное», исконно синкретичный (неразвитый, обобщённый), начинает развиваться в результате постепенной дифференциации первоначально целостного восприятия действительности.

Дифференциация изначально целостно воспринимаемых предметов и явлений привела к установлению классификационных связей, за счёт которых семантический объём слова расширяется. Так, в русских говорах слово бор имеет значение: «возвышенное место: холм, гора, поросшие лесом». Это слово в диахроническом поле обозначает базисное понятие «ландшафт», входящее в более общее - «окружающий мир». Дифференциация обобщённого смысла (в реальном мире - фрагмента действительности) привела, в частности, к выделению нового - «лес» (ср.: польск. bor «лес»), позже человеческая мысль выделила «дерево» (болг. бор «сосна»). Дифференциация деревьев различно отражена в родственных языках. Все приведённые примеры развиты в диахроническом поле с индоевропейским корнем *ber: bor. Так на основе классификационных связей генерируется целая цепочка сем: «окружающий мир, ценное» —> «ландшафт» —> «лес» —> «дерево» —> «определённое дерево». В общем «рисунке» семантической структуры эволюционирующего слова создаётся «классификационная» семантическая модель, репрезентирующая генерацию новой семы (модель семантического перехода), соответствующая   дифференциальной   когнитивной   модели,   в   основе

30


которой лежат мыслительные процессы дифференциации. Классификационная семантическая модель может быть представлена следующим «рисунком»:

Кроме классификационных связей, расширение семантического объёма слова происходит за счёт установления ассоциативных связей между предметами, а стало быть, между семами.

Ассоциация по противоположности основана на сравнении предметов с точки зрения двусторонней оценки их качеств. Ср.: рус. боль и ст.-сл. БЛАГО, а также блр. благ\ «плохой, миловидный»; нов.-в.-нем. garstig «гадкий» и укр. гарний «хороший»; рус. бог (родств. др.-инд. bhagas «одаряющий») и бог «чёрт» (ср.: укр. богиня «привидение») и т.д. Создаётся новая семантическая модель - бинарная, которой соответствует бинарная же когнитивная модель, детерминированная мыслительными процессами сравнения и сопоставления. Представим бинарную модель семантического перехода следующим образом:

Расширение семантического объёма слова может осуществляться за счёт ассоциаций по сходству. Такая ассоциация определяется процессами сравнения    и    сопоставления    с    целью    выявить    сходные    признаки

31


в предметах. Развитие переносных значений на основе ассоциации по сходству (метафора), вероятно, проходило в два этапа. 1 -ый этап связан с особенностями раннего мышления, обусловившими поиск в предметах прежде всего сходство по функции. «Ценность, значимость в хозяйственной жизни человека» - вот древнейший признак номинации. Ср.: рус. диал. богатъе «огонь, тлеющий под пеплом», и богатъе «хлеб из зерна нового урожая». Интересно замечание О. Шрадера о связях значений «злаковые» и «животные»: «Гримм доказал, что почти все европейские названия овса происходят от названия овцы, или козы, козла» [Шрадер 1886: 382]. В примере О. Шрадера, как и в предыдущем, семы отражают функциональные связи между предметами: огнём и хлебом, злаковыми и животными. Позже древние признаки номинации дополняются качественно новыми дифференциальными признаками, выделенными в предметах и явлениях реального мира («цвет», «форма», «размер» и др.). Например, в цветовой семантике ярко отражён перенос по сходству в цвете. Ср.: рус. диал. багряная (о кошке) «серая с пятнами, как чёрные пятна» (как кошка), голубая (о курице) «серо-дымчатая с белым» (как курица), рус. жёлтый «цвета яичного желтка, зрелого лимона, зрелых злаков, золота» (как яичный желток, зрелый лимон и т. д.). Примеры показывают, что вновь созданная историческая сема отвечала формуле «как что? - как ...». Эта формула лежит в основе когнитивной модели, определяющей метафорическую семантическую модель. Графически метафорическая модель может быть представлена так:

1------ Мкдк что?) :^-_как„.

Увеличение  семантического  объёма слова осуществлялось  также вследствие  ассоциации  по  смежности:   русск.   бор  «лес»  и  «бог лесов,

32


покровитель охоты», берёза «дерево» и «священное дерево», рус. диал. баша «овца, ягнёнок» (ср также: рус. диал. балъка «овца, ягнёнок», зелъка «овца, ягнёнок»), укр. гало «лесное озеро» и рус. диал. галъ «рыба голец» и. др. Семантические соответствия носят как внутриязыковой, так и межъязыковой характер, так как развитие семантики осуществляется в этимолого-словообразовательном гнезде (диахроническом поле), общем для всех индоевропейских языков. Обозначим метонимическую модель генерации исторической семы следующим образом:

Итак, расширение семантического объёма слова происходило за счёт установления классификационных и ассоциативных связей между семантическим архетипом и производными семами, которые, в свою очередь, становились производящими для следующего «поколения» сем. Нам представляется, что условный термин «поколение» на самом деле ближе всего к реальному положению вещей: выделение признаков в предметах, создание артефактов и, следовательно, номинация этих признаков и предметов происходила в разные хронологические периоды. Так в результате многовекового расширения семантического объёма семантический архетип дополняется новыми семами - создаётся историческая синкрета. Историческая синкрета отражает ментальные процессы, участвующие в превращении опыта взаимодействия с реальным миром в знания, а также собственно языковые процессы, осуществляющие номинацию реалий и структурирующие полученные знания в семантике эволюционирующего слова. Когнитивные модели семантических переходов, модели генерации новых сем, воплощаются в соответствующих семантических моделях, которые в ходе семантической эволюции слова

33


повторяются, имеют хронологическую последовательность включения, определённым образом сочетаются между собой и с другими моделями. Они являются своего рода модулями, образующими в результате последовательного повторения и сочетаний целостную модель развития значения. Однако науке пока неизвестны ни последовательность включения перечисленных семантических моделей, ни их комбинации в общем «рисунке» модели развития значения, поэтому осмысление архитектоники семантической структуры слова является актуальной проблемой исторической семантики. Элементарную модель развёртывания семантической структуры слова можно представить так:

сходство


Модель развёртывания семантической структуры слова (поля) не передает, конечно, всех связей, возникающих в сложном ассоциативном потоке познания реальной действительности. Предлагаемая модель, вероятно, сама является модулем, так как мыслительные процессы постоянно повторялись, качественно преобразуясь при этом.

В соответствии с законом расширения семантического объёма слова

эволюционировала   и   семантика   цветообозначений         вой   цветовой

семантики стали семы «белый» и «чёрный», «светлый» и «тёмный»,

восходящие к «свет» и «тьма». Первичные световые семы выражали

наличие света и его отсутствие. В ходе эволюции к световым семам

добавляются цветовые. Самой ранней собственно цветовой семой была,

вероятно, сема «цветной (пёстрый                                   тный, не белого и

не чёрного, какого-либо иного цвета, окрашенный. Цветные луга, пёстрые, разноцветные» [Даль 2000, IV: 572]. К изначально обобщённому (синкретичному) значению «цветной» постепенно добавляются семы, обозначающие конкретные цветовые оттенки, причём последовательность включения хроматических сем в семантическую структуру слова довольно строгая. Последовательность включения цветовых сем (красный (и его оттенки) - жёлтый, зелёный - синий - коричневый - розовый, голубой, серый, оранжевый, фиолетовый) обусловлена прежде всего важностью цвета для человека и непосредственно связана с предметом-эталоном цветонаименования. Семантика цветолексем развивалась в двух направлениях: с одной стороны, слово развивало разнородную полисемантичность (одна цветолексема использовалась для обозначения разных цветовых оттенков), с другой стороны, смена предмета-эталона цветонаименования и стремление к уточнению конкретного цветового оттенка вызывали колебания хроматической семы, обусловившие множественность семантики в пределах одного тона. Историческая цветовая  синкрета,  созданная  в  ходе  эволюции  слова,  в  дальнейшем

35


распадается,  часть  её  сем  абстрагируется и  актуализируется,  а часть элиминируется. В общем виде модель развития цветового значения можно

представить так:

Семантический объём слова постоянно расширяется, в семантическую структуру слова входят все новые и новые семы, создавая семантический генофонд, который, согласно закону о необратимости эволюции, сохраняется генетической памятью. Семантический архетип носит синкретичный характер, что обусловлено особенностями первобытного мышления, и это Н.Я. Марр называл законом. Однако языковой    материал    убедительно    показывает,    что    первоначальная

36


синкретичность не равна многозначности (множественности семантики), что вытекает из теории Н.Я. Марра и приведенных им примеров. Первоначальное значение было обобщённым, неразвитым, а в результате расширения семантического объёма слова развивается историческая многозначность - синкретичность как совокупность множества развитых сем. Поэтому логично выделять первоначальную синкретичность (семантическую обобщённость, неразвитость) и историческую синкретичность как результат действия закона расширения семантического объёма слова. Например, на базе семы «явления природы» генерируется сема «звуки». Она также носит синкретичный характер и подвергается дифференциации. Уникальный полисемант хранят русские говоры: глагол брехать имеет значения «ржать» (о лошади), «мычать» (о корове), «блеять» (об овце), «мяукать» (о кошке), «выть» (о волке), «лаять, гавкать» (о собаке); «кашлять», «чихать», «говорить, рассказывать», «ворчать, брюзжать», «сплетничать, наушничать».

Сема «цвет», генерированная, вероятно, на базе семы «огонь (очаг)», тоже была синкретична. Первичная синкретичность отражена в семах «пёстрый», «цветной». Об исторической синкретичности свидетельствуют многочисленные примеры «цветовых фрагментов», сохранившихся в индоевропейских языках: словен. riida «красный, коричневый», др.-инд. syamdh «черно-серый, черно-зелёный, чёрный», лит. syvas «светло-серый, сивый, седой».

Фактический материал убедительно показывает, что даже абстрактные цветообозначения называют множество цветовых оттенков в пределах одного тона. Налицо закон непрерывной синкретичности значения, который предполагает, что семантика слова сохраняет состояние синкретичности на протяжении всей его эволюции. Синкретичность значения при этом качественно меняется. Явление непрерывной    синкретичности    значения    обусловлено    особенностями

37


мышления: оно на протяжении эволюции остается комплексным, хотя уже на качественно новом уровне.

Закон поляризации значений был открыт В. Шерцлем в последней четверти XIX века. В соответствии со сравнительно-генетической концепцией развития значения он предполагает эксплицитное и имплицитное наличие в семантической структуре слова (поля) полярных сем, которые вероятностно реализуются в процессе исторического развития.

Языковые факты свидетельствуют о том, что на ранних этапах развития языка явление энантиосемии было шире отражено в языке, постепенно языковая эволюция «растворяла» его. В семантическом поле диахронического типа, представленном в диссертации, поляризация ярко выражена, что, несомненно, подтверждает наличие бинарной семы в семантической структуре слова (поля). Противопоставляются самые разнообразные признаки: русск. диал. галъ «смех» - дат. galle «вред, боль», чеш. стар, krdsnik «красавец» - болг. диал. краснйк «старый, больной человек», болг. диал. чарило «красавец» — русск. диал. чар «о человеке, исхудавшем после болезни», лит. karstas «горячий» - готск. kalds «холодный» и т.д. Условием развития полярных значений является дифференциация окружающих человека предметов и их признаков на основе сравнения и сопоставления. Признаки «открывались» человеку «парами»: «тёплый» - «холодный», «тёмный» - «светлый», «красивый» - «уродливый». Предметы и признаки оценивались: сильный - «хорошо», слабый - «плохо». Чем больше признаков выявлялось в предмете, тем больше «полярных пар» создавалось в семантической структуре слова (поля). Полярные семы, возникнув однажды, сохраняются в семантическом поле всегда (эксплицитно или имплицитно), передаваясь новым словам поля «по наследству». Следствием поляризации значений является широко развитая оценочность у цветонаименований в индоевропейских языках.

38


Перечисленные законы детерминируют системные отношения,

широко представленные в диахроническом поле. В диахроническом поле

представлена омонимия (внутри- и межъязыковая - русск. золотой

«бледно-жёлтый» и русск. диал. золотой «бирюзовый», ст.-ел. плавь

«бледно-жёлтый» и сербохорв. плав «голубой»); внутрисловная

антонимия - энантиосемия (др.-инд. chaja «блеск, тень»); внутрисловная

синонимия (так, исторические колебания семы «красный» привели

к множественности значений в границах красного то                      , алый,

чермный, червлёный, кирпичный, малиновый, огневой и прочих разных оттенков и густоты» [Даль 2000, II: 187]). Репрезентируемые системные отношения в диахроническом полем представлены модулями и образуют особую (модульную) системность.

Развитые в процессе эволюции поля семы образовали своеобразный генофонд (семный набор), в котором всё последовательно, логично и взаимообусловлено. Семный набор у слов разных семантических полей одинаков, однако реализуется он различно. Именно поэтому нам трудно представить, что слова жёлтый, голубой, золотой и зелёный родственны. Различно реализуется семантический генофонд родственных слов в одном и в разных языках. Учитывая идентичность семного набора разных семантических полей и его различную реализацию параллельными словами этих полей, нам ничего другого не остается, как признать, что принципы функционирования семантического поля, как и принципы его организации, лежат на самом фундаментальном уровне. Сравнительно-генетический подход к изучению развития значения убеждает, что механизм «включения» (доминантности) и «выключения» (рецессивности) сем детерминирован не употреблением слова [В. Бланар], не взаимодействием субъекта, объекта и языковой формы [В.Г. Гак], не количественными и качественными изменениями сем [Н.И. Толстой, В.А. Москович] и не дистрибутивной ограниченностью [В.А. Москович], а

39


законом вероятностной реализации семантического генофонда, который предполагает, что компоненты семантической структуры слова (семы), закономерно развитые в ходе её эволюции, вероятностно реализуются в одном и в разных языках. Под вероятностной реализацией понимается закономерное «включение» (доминантность) и «выключение» (рецессивность) сем в тот или иной период развития языков.

Идея вероятностной реализации семантического генофонда обладает, конечно, наибольшей объяснительной силой по сравнению с семантическими переходами, которые уже давно не удовлетворяют научную мысль. Однако она требует научной разработки. Механизм «актуализации» и «погашения» сем носит латентный характер, и только тщательное сравнение реализации одних и тех же сем в одном и в разных языках со временем позволит определить «рисунок» (логику) этого пока скрытого процесса: почему лексема белый в русском языке обозначает «цвет снега, молока, мела», a black в английском — «чёрный цвет», почему слово красный только в русском языке актуализирует значение цвета, а в других славянских языках - значение оценки. Закон вероятностной реализации семантического генофонда широко проявляется в оценочности и валентности русских цветообозначений. Мы наблюдали редукцию оценочных сем у всех цветообозначений, даже у тех, которые сохранили оценочность (золотой, красный) и полное их погашение {багряный, белый). Слова красный и золотой устойчиво сохраняют положительную оценку, а слова зелёный и жёлтый - отрицательную.

Изменение валентности цветонаименования показывает, что в какой-то период времени оно актуализировало разные семы: русск. диал. голубая

курица («чёрно-белая с дымчатым»), багряное платьишко («пёстрое, в полоску»),

/ укр. руды й кот «тигровой масти», баграя корова «чёрная» и т. д.

40


В заключении подводятся результаты исследования:

  1. Ценность сравнительно-генетического подхода к развитию значения находит своё выражение: а) в осознании континуальности и закономерности семантической эволюции; б) в обладании наибольшей объяснительной силой при решении актуальных семасиологических задач.
  2. Научная гипотеза исследования подтверждена его результатами. В результате сравнительно-генетического анализа были обнаружены качественно новые и научно верифицированные решения актуальных семасиологических задач: а) в диахроническом поле определён семантический архетип; б) в соответствии со сравнительно-генетической концепцией развития значения раскрыт механизм развития семантической структуры слова; предложена элементарная модель этого развития; описана структура модели; в) семасиологические закономерности оказались системно представленными в семантическом поле диахронического типа, что подтверждает их статус как закономерностей. Семасиологические закономерности сформулированы в соответствии со сравнительно-генетической концепцией развития значения.

Подтверждение научной гипотезы нашло своё выражение не только в верифицированных решениях ключевых вопросов семасиологии. В поле научного анализа оказались и другие важные положения, составляющие современную теорию значения: а) получили иную интерпретацию процессы расширения и сужения семантики слова; б) качественно новое освещение получила проблема полисеманта; в) расширена теория о двух семантических состояниях слова (системном и ситуативном); г) дополнена классификация семантических полей; д) закон расширения семантического объёма слова включён в механизм развития значения слова в качестве его конститутивного принципа; е) иначе определяются причины оценочности.

3. Критериями верифицированности сравнительно-генетического подхода

к  изучению  развития  значения  являются:   а) системное  представление

41


семасиологических закономерностей на широком фактическом материале диахронического поля; б) в поле научного осмысления оказались все спорные вопросы исторической семасиологии; в) результаты исследования имеют широкий выход в историческую лексикологию, этимологию, историческое словообразование, что свидетельствует о грамотности выбора как системы для анализа, так и научной концепции.

Перспективными направлениями дальнейших семасиологических

исследований являются следующие: а) повышение верифицированности

результатов научного анализа за счёт усиления интегративного подхода,

б) Использование в качестве фактического материала научного анализа

«языковой памяти» человека благодаря лингвистическому и

психолингвистическому эксперименту, которые в условиях отсутствия

«дописьменного контекста» могут оказаться ценнейшим источником

языкового        материала.        в) Продолжение        изучения        истории

цветообозначений в разносистемных языках с целью установления универсальности их развития, г) Активное привлечение теории древних колебаний согласных для конструирования апплицированных диахронических полей. Перспективность этого направления детерминирована элиминированием семантической лакунарности и, как следствие, расширением аналитической базы семантических полей. д) Изучение цветообозначений как национальных «концептов мировидения» - этноэйдемов. Интерес представляют прежде всего цветовые этноэйдемы в традиционной русской культуре, ж) Дальнейшая разработка «хронологии семантической эволюции». Известно следующее: 1. Семантика основных русских цветообозначений восходит к индоевропейскому периоду. 2. Колористическая система современного русского языка представлена в основном общеславянской лексикой. 3. До XVII века в истории русского языка продолжалось накопление цветовых значений у цветолексем (это широко отражено в памятниках

42


письменности). 4. На границе XVII- XVIII веков осуществляется распад исторической цветовой синкреты и начинается формирование абстрактной системы цветообозначений русского языка.

Основное содержание и результаты исследования по теме диссертации отражены в 58 публикациях, в том числе 13 в изданиях, рекомендованных ВАК МО и Н РФ, общим объемом 54, 09 п. л.:

Монографии:

  1. Кезина, СВ. Семантическое поле цветообозначений в русском языке (диахронический аспект): Монография. - Пенза: ПГПУ им. В.Г Белинского, 2005. - 314 с. (18,13 п. л.).
  2. Кезина, СВ. Семантическое поле цветообозначений в русском языке

(диахронический аспект): Монография. - 2-е изд., испр. и доп. - Пенза:

ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2008. - 304 с. (17,6 п. л.).

Статьи, опубликованные в реферируемых научных журналах, рекомендованных ВАК МО и Н РФ:

  1. Кезина, СВ. Семантическое поле как система //Филологические науки. - № 4. - 2004. - С. 79 - 86.
  2. Кезина, СВ. Принципы развития и организации семантической структуры слова // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. Общественные и гуманитарные науки. - Спб., 2005. - №5 (11). - С. 37 - 44.
  3. Кезина, СВ. Эволюция семантики цветообразования в соответствии с законом расширения семантического объёма слова // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Лингвистика». - №1. - 2008. -С. 14-21.
  4. Кезина, СВ. Вероятностная реализация семантического генофонда слова в истории языка // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - Специальный выпуск «Актуальные проблемы гуманитарных наук». - №4. - 2006. - С. 92 - 98.

43


  1. Кезина, СВ. Семантическая структура слова как фрагмент семантической структуры поля // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Лингвистика». - №4. - 2008. - С. 5 - 11.
  2. Кезина, СВ. «Прекрасные выражения» в лексике русской живописи // Русская речь. - №6. - 2008. - С. 91 - 95.
  3. Кезина, СВ. Микросистема цвета с индоевропейским корнем *gel: gol // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Педагогика и психология. Филология и искусствоведение. - №2. - 2008. -С. 230-236.
  4. Кезина, СВ. К проблеме конститутивного метода семасиологических исследований //Известия Самарского научного центра Российской академии наук. Педагогика и психология. Филология и искусствоведение. - №1. - 2008. - С. 237 - 244.
  5. Кезина, СВ. Оценочность цветообозначений в русском языке в сопоставлении с другими языками // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - №3. - 2008. -С. 99-107.
  6. Кезина, СВ. Микросистема красного цвета в истории русского языка (семантический аспект) //Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - №1. - 2009. - С. 83 - 91.
  7. Кезина, СВ. Какого цвета багряная кошка (Следы исторической семантики цветообозначений в славянских говорах) // Русская речь. -№4.-2009.-С. 92-97.
  8. Кезина, СВ. Радуга цвета в поэме М.Ю. Лермонтова «Мцыри» // Русская речь. - № 6. - 2009. - С. 10 - 12.
  9. Кезина СВ. Сравнительно-генетическая концепция развития значения: результаты и перспективы исследования //Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки.-№2. - 2010. -С. 93-101.

44


Другие публикации:

  1. Кезина, СВ. Какую «информацию» несет корень? (к проблеме вероятности семантического генофонда) //VI Царскосельские чтения: Материалы международной научно-практической конференции 23 - 24 апреля 2002 г. - Т. VIII. - Спб.: ЛГОУ им. А.С. Пушкина, 2002. - С. 39-40.
  2. Кезина, СВ. Колоративная лексика русского языка (по «Материалам для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» И.И. Срезневского) //Пушкинские чтения - 2003: Статьи и материалы Всероссийской научной конференции 6 июня 2003 г. - Спб.: ЛГОУ им. А.С. Пушкина, 2003. - С. 124 - 128.
  3. Кезина, СВ. Полифункциональность колоративной лексики «Жития протопопа Аввакума» //Язык и межкультурная коммуникация: Материалы 1-ой Межвузовской научно-практической конференции 12-20 апреля 2004 г. - Спб.: СПб ГУП, 2004. - С. 206 - 207.
  4. Кезина, СВ. Семантические изменения в терминологии живописи // Лексика русского языка и ее изучение: Межвузовский сборник научных трудов. - Рязань: РПИ, 1988. - С. 147 - 155.
  5. Кезина, СВ. Из истории некоторых терминов живописи // Проблемы региональной лексикологии, фразеологии и лексикографии: Материалы региональной научно-практической конференции 22-23 апреля 1994 г. -Орел: ОГПИ, 1994. - С. 61 - 62.
  6. Кезина, СВ. Названия цвета в лексике живописи // Семантические и структурные аспекты языка и их изучение в вузе и школе: Тезисы докладов Зональной научной конференции кафедр русского языка Среднего и Нижнего Поволжья 20-21 сентября 1994 г. - Ульяновск: УлГУ, 1995.-С. 21-22.
  7. Кезина, СВ. История семантического поля «цветообозначения, в основу    наименования    которых    положен    цвет    огня»    //    Тезисы

45


лингвистической межвузовской конференции. - Ульяновск: УлГУ, 1997. -С. 8-10.

  1. Кезина, СВ. История цветообозначения «бурый» //Актуальные проблемы лингвистики в вузе и в школе: Материалы Школы молодых лингвистов 25-29 марта 1997 г. - Вып. 1. - М.; Пенза: ИЯ РАН; ПГПУ, 1997.-С. 53-54.
  2. Кезина, СВ. История имени собственного Карл //Актуальные проблемы лингвистики в вузе и в школе: Материалы Школы молодых лингвистов 23-27 марта 1999 г. - Вып. 1. - М.; Пенза: ИЯ РАН; ПГПУ, 1999.-С. 73-75.
  3. Кезина, СВ. Об исконно русском происхождении слов Русь и Рюрик // Многоаспектность адаптации населения к изменяющемуся миру: Сборник материалов. - Пенза: Приволжский Дом знаний, 1999. -СИ - 80.
  4. Кезина, СВ. Какие очи назывались красными? (Этнолингвистические параметры и.-е. корня *ker:kor) //Актуальные проблемы психологии, этнопсихолингвистики и фоносемантики: Материалы Всероссийской конференции 8-11 декабря 1999 г. - М.; Пенза: ИП и ИЯ РАН; ПГПУ, 1999.-С. 81-87.
  5. Кезина, СВ. Семасиологические закономерности, действующие в семантическом поле цветообозначений // Актуальные проблемы психологии и лингвистики: Материалы 4-й Всероссийской Школы молодых лингвистов 22-25 марта 2000 г. - М., Пенза: ИП РАН; ИЯ РАН; ПГПУ; ПИПК и ПРО. - С. 90 - 97.
  6. Кезина, СВ. История цветообозначений в русском языке (материалы к спецкурсу) // Актуальные проблемы образования //Ученые записки Ульяновского государственного университета. - Вып. 3. - Ульяновск: УлГУ, 2000.-С. 44-51.
  7. Кезина, СВ. Рождение цвета ... (история цветообозначения «синий») // Язык   образования   и   образование   языка:   Материалы   международной

46


конференции 11-13 июня 2000 г. - Великий Новгород: Нов ГУ, 2000. -С. 140-141.

  1. Кезина, СВ. Причины развития оценочности у русских цветообозначений //Чтения, посвященные Дням Славянской письменности и культуры: Материалы региональной конференции 20-21 июня 2000 г. -Кн. I. - Чебоксары: Чув ГУ, 2000. - С. 217 - 228.
  2. Кезина, СВ. Синкретичный характер семантики слова как семасиологическая закономерность // Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты: Материалы Всероссийской научной конференции 15 - 19 мая 2001 г. - М.; Пенза: ИП и ИЯ РАН; ПГПУ; ПИПК и ПРО, 2001.-С. 50-54.
  3. Кезина, СВ. История цветообозначений в русском языке: Учебно-методическое пособие. - Пенза: ПГПУ, 2000. - 50 с.
  4. Кезина, СВ. Онтогенез семантики слова как отражение особенностей комплексного мышления человека // Проблемы прикладной лингвистики: Сборник материалов Всероссийского семинара 20 декабря 2001 г. - Ч. 1. -Пенза: Приволжский Дом знаний, 2001. - С. 84 - 88.
  5. Кезина, СВ. Цветопись повести А.И. Куприна «Гранатовый браслет» // Актуальные проблемы образования: наука и просвещение // Ученые записки Ульяновского государственного университета. - Ульяновск: Ул ГУ, 2001.-С. 38-42.
  6. Кезина, СВ. Система цветообозначений в поэтике «Слова о полку Игореве» //И.И. Срезневский и современная славистика: наука и образование: Сб. научных трудов (по материалам Международной научно-практической конференции «Славянские языки, письменность и культура» 27 - 29 мая 2002 г.) / Отв. ред. Г.А. Богатова, Е.В. Архипова. - Рязань: РГПУ им. С.А. Есенина, 2002. - С. 176 -181.
  7. Кезина, СВ. Оценочные цветообозначения в образной системе «Слова о   полку  Игореве»  //  Текст:   проблемы   изучения  в   вузе   и  в   школе:

47


Межвузовский сборник научных трудов. - Вып. 1. - Пенза: ПГПУ, 2002. -С. 48-53.

  1. Кезина, СВ. Поляризация значений как семасиологическая закономерность, действующая в семантическом поле //Язык и образование: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием «Язык образования и образование языка» 11-13 июня 2002 г. -Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого. - С. 58 - 59.
  2. Кезина, СВ. «Красное» и «чёрное»: к вопросу о происхождении цветообозначений //Язык в пространстве и времени: Тезисы и материалы международной научной конференции 29-30 октября 2002 г. - Ч. 1. -Самара: СамГПУ, 2002. - С. 27 - 31.
  3. Кезина, СВ. Смена предмета-эталона цветообозначения в истории русского языка //Язык и мышление: Психологический и лингвистический аспекты: Материалы Всероссийской научной конференции 12-16 ноября

2002 г. - М.; Пенза: ИЯ РАН; ПГПУ; ПИПК и ПРО, 2002. - С. 10 - 14.

  1. Кезина, СВ. Следы семантического архетипа в индоевропейских языках (на материале слов с индоевропейским корнем *kor) // Актуальные проблемы изучения языка и литературы: Материалы Всероссийской научной конференции 25-27 ноября 2002 г. - Абакан: ХГУ им. Н.Ф. Катанова, 2002. - С. 111-113.
  2. Кезина, СВ. Следы древних цветовых синкрет в говорах русского языка //Язык образования и образование языка: Материалы III Всероссийской    научно-практической    конференции    25-27    апреля

2003 г. - Великий Новгород: НовГУ, 2003. - С. 61 - 62.

42. Кезина, СВ. Лексико-семантическая группа цветообозначений с и.-е.

корнем *ker: kor //Афанасий Матвеевич Селищев и современная

филология: Материалы Всероссийской научной конференции 24 - 26

сентября 2003 г. - Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2003. - С. 130 - 133.

48


  1. Кезина, СВ. Причины множественности семантики слова как одна из актуальных проблем семасиологии // Язык, литература, культура: диалог поколений: Сборник      научных       статей.           -                     Чебоксары: Чувашгоспедуниверситет им. И.Я. Яковлева, 2004. - С. 100 - 103.
  2. Кезина, СВ. Органичное семантическое поле как оптимальная система для семасиологических исследований // Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты: Материалы 4-ой Всероссийской научной конференции 12-15 мая 2004 г. - М.; Пенза: ИЯ РАН; ПГПУ им. В.Г. Белинского; Администрация г. Пензы, 2004. -С. 13-16.
  3. Кезина, СВ. Расширение семантического объема слова как семасиологическая закономерность // Язык и образование: Материалы III Всероссийской научно-практической конференции (Великий Новгород, 2004 г). - Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2004. - С. 44 -46.
  4. Кезина, СВ. Тема природы в романе М. Ю. Лермонтова «Вадим» // Русская речь. - №5. - 2004. - С. 10 - 12.
  5. Кезина, СВ. Идентичность структуры семантических полей как проявление семантической аналогии // Язык и мышление: Материалы 5-й Всероссийской научной конференции (Пенза, 11-14 мая 2005 г.). -М.; Пенза, Ин-т языкознания РАН; ПГПУ им. В.Г. Белинского; Администрация г. Пензы, 2005. - С. 9 - 18.
  6. Кезина, СВ. Актуализация и погашение сем как проявление закона вероятностной реализации семантического генофонда //Русский язык и литература рубежа XX-XXI веков: специфика функционирования: Всероссийская научная конференция языковедов и литературоведов (5 -7 мая 2005 года). - Самара: Изд-во СГПУ, 2005. - С. 62 - 65.
  7. Кезина, СВ. Семантические рефлексы цветообозначений в славянских говорах  //  Селищевские  чтения:   Материалы  Международной  научной

49


конференции, посвященной 120-летию со дня рождения Афанасия Матвеевича Селищева. - Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2005. - С. 90 - 93.

  1. Кезина, СВ. Мир гармонии и мир страстей «в цвете» (по роману М.Ю. Лермонтова «Вадим» // Тарханский вестник. - Вып. 16. - М.: Тип. «Новости», 2006. - С. 137 - 141.
  2. Кезина, СВ. О двух системных состояниях значения //Слово. Словарь. Словесность: социокультурные координаты (к 110-летию Н.П. Гринковой): Материалы Всероссийской научной конференции (15-17 ноября 2006 г.). -Спб.: САГА, 2006.-С. 112-115.
  3. Кезина, СВ. Лакунарность семантики цветообозначений в русском языке и способы её преодоления //Язык и мышление: Психологические и лингвистические аспекты: Материалы 6-й Всероссийской научной конференции (Ульяновск, 17-20 мая 2006 г.). - М.; Ульяновск: Институт языкознания РАН; Ул ГУ, 2006. - С. 10 - 12.
  4. Кезина, СВ. Расширение и сужение значения в свете целостного подхода к семантической эволюции слова // Актуальные проблемы лингвистики. Тихоновские чтения, посвященные 75-летию со дня рождения А.Н. Тихонова: Сб. статей Международной научной конференции (Елец, 2006 г.). - Елец: ЕГУ им. И.А. Бунина, 2006. - С. 80 -84.
  5. Кезина, СВ. Принципы семантического сближения при этимологизации слов // Научные традиции славистики и актуальные вопросы современного русского языка: Материалы международной научной конференции языковедов, посвященной 110-летию со дня рождения проф. СВ. Фроловой (27 - 29 июня 2006 г.). - Самара: Изд-во СамГПУ, 2006. - С. 10-14.
  6. Кезина, СВ. Говоры славянских языков как источник материала для семасиологических исследований //А.И. Соболевский и русское историческое языкознание (к 150-летию со дня рождения учёного): Тезисы

50


докладов Международной научной конференции (Москва, 8-11 июня

2007 г.).-С. 30.

  1. Кезина, СВ. Лексема красный в колористической системе русского языка // Экология русского языка: Материалы 1-й Всероссийской научной конференции. - Пенза: Изд-во ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2008. - С. 14 -18.
  2. Кезина, СВ. Архаизмы в лексике живописи //Наследие академика Ф.И. Буслаева: история и современность: Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 190-летию со дня рождения учёного (Пенза, 16-18 апреля

2008 г.). - Пенза: ПГПУ им. В.Г. Белинского, 2008. - С. 149 - 153.

58. Кезина, СВ. Историческая многозначность слова как следствие

расширения его семантического объёма // Актуальные проблемы общего и

регионального языкознания: Материалы Всероссийской научной

конференции с международным участием 28 октября 2008 года, I. - Уфа:

Изд-во БГУ, 2008 г. - С. 283 - 289.

51

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.