WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Структурно-типологическая трансформация системы русской провинциальной прессы в XVIII – начале XX вв.

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

ЛЕПИЛКИНА Ольга Ивановна

СТРУКТУРНО-ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ СИСТЕМЫ РУССКОЙ ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ ПРЕССЫ

В XVIII – НАЧАЛЕ XX ВВ.

 

Специальность: 10.01.10 – журналистика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ростов-на-Дону – 2011


Работа выполнена на кафедре истории и теории журналистики государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Ставропольский государственный университет».

Научный консультант:     

доктор филологических наук, профессор Станько Александр Иванович

Официальные оппоненты:   

доктор исторических наук, профессор

Овсепян Рафаил Погосович

доктор филологических наук, профессор

Кройчик Лев Ефремович

доктор филологических наук, профессор Лучинский Юрий Викторович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Волгоградский государственный университет»

Защита состоится «__» __________ 2011 года на заседании диссертационного совета Д 212.208.09 по филологическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 150, факультет филологии и журналистики, ауд. 22.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке Южного федерального университета (г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан «___» ________________ 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                 Самигулина Ф.Г.


Актуальность исследования обусловлена возрастающей ролью региональных СМИ, что вызвало усиление интереса ученых-гуманитариев к исследованию их функционирования как наиболее приближенных к местной аудитории и способных реально оказывать на нее влияние. Региональное информационное пространство стало объектом пристального внимания в новом академическом проекте – «Атласе социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России» (2006-2009), 4 выпуска которого подготовлены в Южном научном центре РАН под руководством академика Г.Г. Матишова. Исследование показало, что региональная журналистика играет важную роль в вовлечении местного населения в решение масштабных социальных задач и проектов.

В этом аспекте становится востребованной реконструкция истории провинциальной журналистики. Долгое время основным объектом историко-журналистских исследований была система отечественной журналистики в целом, концептуализированная последовательно в рамках столичных СМИ, то есть знания об истории журналистики России XVIII – начала XX вв. были прежде всего знаниями о развитии санкт-петербургской и московской прессы. Одним из первых на неудовлетворительность и суженность такого подхода указал Б.И. Есин, отметивший как одну из актуальнейших задач историков печати изучение провинциальной прессы.

На современном этапе развития историко-журналистского знания генезис прессы в дооктябрьский период в разных регионах страны вызывает большой интерес у ученых. Этому посвящены монографические исследования последнего десятилетия В.В. Воробьева, И.С. Гребцовой, Ф.Т. Кузбекова, Н.П. Курускановой, Т.В. Прудкогляд, В.В. Пугачева, А.И. Станько, Л.Ф. Хайрутдиновой, О.Д. Якимова и др. Показательным является выпуск научных сборников, посвященных истории региональной журналистики: под редакцией Б.И. Есина и Т.С. Родионовой в МГУ (2004, 2005), «Журналистика: историко-литературный контекст» (2003) под редакцией Ю.В. Лучинского в Краснодаре, «Российская провинциальная частная газета» (2004) под редакцией Л.Е. Кройчика и Ю.Л. Мандрики в Тюмени, ежегодного альманаха «I-формат. Журналистика в провинции» (Ставрополь, 2005-2009) и т.д. Важным событием можно считать издание хрестоматии по истории сибирской печати XVIII – начала XX вв. (2004), составленной Л.С. Любимовым, и переиздание журналистских материалов газеты начала XX века «Сибирский листок» (2003).

Все эти издательские проекты характеризуются, как правило, точечным изучением газет и журналов или развития прессы в конкретном регионе и фиксируют назревшую потребность более глубокого исследования русской провинциальной периодики, поскольку на сегодняшний день отсутствует целостное представление о системе провинциальных печатных СМИ дооктябрьского периода и специфике отдельных типов изданий в ее структуре.

Интерес журналистской науки к типологическим изысканиям, которые, по мысли теоретика и историка журналистики Б.И. Есина, «всегда требуют большого сравнительного материала, в том числе и исторического», тоже делает актуальным обращение к большому пласту провинциальной прессы XVIII – начала XX века.

Степень разработанности проблемы. Возможность периодизации истории развития провинциальной прессы, как и любого другого предмета изучения, появляется лишь тогда, когда накоплен значительный объем конкретных историко-журналистских материалов. Именно определенная завершенность научной программы «фрагментации» истории провинциальной журналистики XVIII – начала XX вв. сделала возможным создание обобщающего труда в этой области.

Осуществление исследовательской программы по истории прессы в дореволюционной провинциальной России началось еще в XIX веке в виде создания «биографий» отдельных изданий (работы Н. Воскресенского, Н. Ермилова, Ст. Никольского, Л. Трефолева, В. Ястребова и т.д.) и на следующем этапе очерков по журналистике отдельных мест или регионов (Б.М. Городецкого, Д.И. Довгялло, А.Н. Попова, Г.Н. Прозрителева, Н. Хованского и др.). Параллельно шло накопление историко-журналистского знания в форме библиографических описаний конкретных изданий и периодической печати по регионам.

В советское время идеологические мотивы стимулировали появление многочисленных изданий и диссертаций по большевистской печати Кубани, Дона, Закавказья, Урала, Дальнего Востока, Вологодской, Владимирской, Вятской, Иваново-Вознесенской губерний и др. (работы Г. Жвании, К.В. Зверева, Г.Ю. Крысовой, А.И. Курасова, В.Д. Матьина, Р.П. Овсепяна, В.С. Панченко, Х.А. Рафиева, Х. Хасанова, И.В. Ярового и др.), но наряду с этим происходило и изучение истории журналистики Дона, Терека, Кавказа, Урала, Сибири, Дальнего Востока (работы Г.В. Антюхина, Е.В. Ахмадулина, Г.И. Бакрадзе, Х.С. Булацева, Л.П. Бурмистровой, Д.Л. Ватейшвили, Л.Л. Ермолинского, Д.А. Канделаки, Н.И. Кондратьева, Л.Е. Коптелова, Л.С. Любимова, Л.П. Макашиной, Н.А. Махарадзе, Н.И. Никифорова, Л.М. Сквирской, А.И. Станько, И.Г. Стрюченко, Ю.В. Хоруева и др.). Представляют безусловную ценность и составленные в советское время библиографические указатели по местной периодике (Периодическая печать Архангельска и Архангельской области (1838 - 1968): Библиогр. справ. / Сост. А.В. Шабунин. – Архангельск, 1971; Столов Н.Н. Периодическая печать Ульяновской губернии. 1838-1927. Библиографический справочник. – Ульяновск, 1928; Периодические издания Ставропольской губернии (1850 – 1916) / Сост. Т.И. Фунтикова. Ставрополь, 1988; Хоруев Ю. 109 голосов: справочник периодических изданий на Тереке (1863 – 1917 гг.). Орджоникидзе, 1966; Периодическая печать Кавказских Минеральных Вод (1863 – 1875) / Сост. И.А. Вершинина, Е.Б. Польская, Л.Н. Польской. Пятигорск, 1976; Периодическая печать дореволюционного Дона. 1841-1916. Ростов н/Д., 1963 и др.), хотя они нуждаются в уточнениях и дополнениях на основе открытий, сделанных учеными в последние десятилетия.

В постперестроечные годы произошло расширение предметного поля историко-журналистских исследований. Появились интересные исследования по правительственной, партийной, профсоюзной, церковной прессе (труды Е.В. Ахмадулина, Ю.Ю. Иерусалимского, Э.В. Летенкова, М.П. Мохначевой, К.Е. Нетужилова, Е.А. Рябцева и др.). Были переосмыслены и дополнены научные представления об истории журналистики ряда регионов (работы Д.Н. Ахмедова, А.А. Вахрушева, А.И. Кондратенко, Ф.Т. Кузбекова, Ю.В. Лучинского, В.А. Павлова, А.И. Станько, В.Д. Таказова и др.). В начале нового столетия выполнен ряд диссертационных исследований по дореволюционной местной печати Башкортостана (Ф.Т. Кузбекова), Татарстана (М.А. Аскарова, Р.М. Галиевой), Кубани (О.А. Болтуц), Новгорода (Е.В. Ивановой), Пензы (А.Ю. Питеровой), Рязани (Н.А. Гуторовой), Северного Кавказа (Ю.А. Клец, А.О. Пяри, Х.А. Текеевой), Сибири (Т.С. Аверячкиной, С.И. Гольдфарба, Ю.Л. Мандрики, Р.В. Рыбакова, Ю.А. Толочко), Твери (И.Е. Ивановой) и др. регионов.

Дополняют историко-журналистское знание о специфике развития журналистики Российской империи в разных ее регионах и на разных этапах современные зарубежные работы по истории украинской (А.А. Бойко, И.С. Гребцовой, С.А. Гурьевой, Н.С. Заверющенко, А.П. Животко, Т.В. Хитровой), латышской (Hoyer S., Lauk E., Vihalemm P.), молдавской (Б.А. Трубецкого) печати того же периода.

Таким образом, современное состояние разработанности проблемы позволяет выполнить обобщающее системное исследование трансформации структуры и типологии русской провинциальной прессы в условиях социальных и политических изменений в обществе и государстве.

Цель исследования – выявить сущностные особенности и закономерности типологической трансформации системы русской провинциальной периодической печати в Российской империи в XVIII – начале XX вв.

Объектомисследования стала русская провинциальная журналистика XVIII – начала XX вв.

Типологическая трансформация системы провинциальной прессы России составила специальную предметную область исследования.

Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи исследования:

1) рассмотреть в теоретическом аспекте систему провинциальной печати и периодизацию ее становления и развития;

2) выявить специфику дореволюционного исследовательского и журналистского осмысления типологии провинциальных периодических изданий;

3) определить закономерности и обосновать периодизацию функционирования провинциальной периодической печати в системе российской прессы конца XVIII – начала XX вв.;

4) представить предпосылки, условия, факторы и особенности возникновения разных типов провинциальных периодических изданий в соотнесенности со столичной журналистикой;

5) определить роль губернских ведомостей в становлении системы провинциальной прессы и их типологические особенности;

6) охарактеризовать процесс становления многокомпонентной структуры системы печати в провинции в условиях реформ второй половины XIX века;

7) раскрыть детерминанты и основные тенденции преобразования системы провинциальной прессы в условиях социальных потрясений и общественно-политических и культурных изменений в России начала XX века.

Реализовать исследовательскую программу реконструкции типологического развития провинциальной прессы позволил анализ журналистской практики в регионах, обобщение частных случаев появления и развития разных типов русскоязычных периодических изданий, послуживших материалом исследования. Всего было проанализировано свыше 300 газетных и журнальных изданий. Эмпирическая база исследования включает также статистические справочники и библиографические указатели, архивные документы, нормативные акты и материалы законотворческой работы в области цензуры и печати, публикации исследовательского и мемуарного характера сотрудников редакций газет дореволюционного времени.

Создавая локальную историю эволюционного развития системы провинциальной периодики в России необходимо прежде всего определить рамки предмета историко-журналистского исследования, его географическое пространство. Говоря о границах, очерченных нами при воссоздании анализируемого процесса, мы исходим из того, что «историческое пространство является социально-конструируемым понятием» (И.М. Савельева, А.В. Полетаев): его границы могут определяться самим исследователем или осознаваться таковыми участниками событий прошлого. В этой связи отметим, что границы информационного пространства России XVIII – начала XX вв. не совпадают с границами информационного пространства Российской Федерации и что в диссертации используется понимание рамок русской провинциальной прессы, которое сложилось в работах библиографов, статистиков и историков журналистики изучаемого времени, включавших все территории страны, в том числе Царство Польское и Великое Княжество Финляндское, вне двух столиц – Санкт-Петербурга и Москвы. Выделенное пространство воспринималось участниками изучаемого исторического процесса как регион распространения русской прессы.

Хронологические рамки исследования фиксируют, в первую очередь, начало формирования провинциальной периодической печати в России, которое датируется 1786 годом. Другим временным ограничителем, завершающим исследовательскую программу данной диссертации, является Октябрьская революция 1917 года, которая в отечественной истории имеет параметр макрособытия и вскоре после которой начинается крушение прежней и создание новой, советской, системы печати.

Научная новизна работы состоит в том, что впервые создан обобщающий труд по истории русской провинциальной прессы XVIII – начала XX вв., представлена целостная концепция становления ее системы, дана и обоснована периодизация ее типологического развития. Аргументировано использование периодизации как методологического средства историко-журналистского исследования. Впервые выявлена специфика дореволюционного исследовательского и профессионального журналистского осмысления типологии провинциальных периодических изданий. Систематизированы, уточнены условия и факторы зарождения и становления провинциальной печати. Впервые определены и охарактеризованы ведущие типы изданий на каждом этапе развития типологической структуры провинциальной прессы. Значительный временной и географический охват развития провинциальной прессы позволил выявить закономерности и самые существенные моменты ее функционирования, типологические трансформации, традиции и новаторство.

Введены понятия «типообусловливающий фактор», «типоопределяющие признаки», «типозависимые характеристики», позволяющие на системном уровне произвести типологический анализ дореволюционных периодических изданий. Уточнена трактовка понятий «система печати», «партийность периодических изданий» в связи с особенностями развития провинциальной прессы. В научный оборот введен ряд новых фактов по истории провинциальной журналистики.

Теоретико-методологической основой исследования послужили труды теоретиков журналистики, занимающихся проблемами типологии средств массовой информации, А.И. Акопова, А.Г. Бочарова, Е.А. Корнилова, Е.П. Прохорова, Л.Л. Реснянской, М.В. Шкондина, М.И. Шостак и др.; труды по истории отечественной журналистики Е.В. Ахмадулина, А.Ф. Бережного, В.Г. Березиной, А.А. Грабельникова, Л.П. Громовой, Б.И. Есина, Г.В. Жиркова, А.В. Западова, С.Я. Махониной, Р.П. Овсепяна, А.И. Станько и др., определившие общие тенденции в становлении периодической печати в дореволюционной России. Исследование опирается на научные разработки в области теории систем В.Г. Афанасьева, Л. Берталанфи, И.В. Блауберга, В.А. Карташева, В.Н. Садовского, Э.Г. Юдина и др. и в области философии истории А.Я. Гуревича, А.В. Полетаева, И.М. Савельевой, Э. Трельча и др. В процессе разработки научно-понятийного аппарата диссертации привлекались работы по теории и практике журналистики Е.Л. Вартановой, Я.Н. Засурского, С.Г. Корконосенко, Е.П. Прохорова, Л.Г. Свитич, В.В. Тулупова, И.Д. Фомичевой и др. Важное значение для исследования, посвященного провинциальной периодике, имели работы по данной теме Г.В. Антюхина, Л.П. Бурмистровой, Л.Е. Кройчика, Ф.Т. Кузбекова, Н.П. Курускановой, Ю.В. Лучинского, М.П. Мохначевой, А.И. Станько, В.Д. Таказова и др.

Методы исследования детерминированы предметом, целью и задачами диссертации. В ее основе лежит системный подход, позволивший выявить взаимосвязь и взаимозависимость компонентов типологической структуры провинциальной прессы, формировавшихся под воздействием общественно-политических процессов, происходивших в России в исследуемый период. Основным методологическим принципом является принцип историзма. В диссертации используется совокупность общенаучных и конкретных методов историко-филологического исследования: историко-типологического анализа, культурно-исторического и структурно-функционального. Применение историко-диалектического метода обусловило использование исследовательских возможностей приемов диахронистического и синхронистического анализа. Диахронистический анализ позволил рассматривать исторический факт в генезисе, определить преемственность и новации по отношению к однотипным явлениям. Синхронистический анализ сделал возможным проведение «горизонтального» исследования связи конкретного исторического явления с другими явлениями и процессами, происходящими одновременно с ним. Кроме того, при изучении периодических изданий использовалась такая конкретно-социологическая процедура, как вторичный анализ данных, полученных в результате исследований других авторов, с целью их уточнения. При работе с источниками применялись специальные методы источниковедения.

На защиту выносятся следующие положения:

  • Система периодической печати есть совокупность периодических изданий, объединенных в определенные типологические общности, выступающие компонентами системы и составляющие ее типологическую структуру. Выявление типологических конструктов системы русской провинциальной прессы дореволюционного времени включает установление типообусловливающих факторов (правового пространства, цензурной практики, личности редактора (издателя), программы издания, целевого назначения), сделавших возможным появление и функционирование того или иного типа издания, типоопределяющих признаков (формата издания, периодичности, области информационного внимания (предмет отражения), характера информации, адресата), наличие которых позволяет изданию реализовываться в рамках той или иной типологической модели, типозависимых характеристик (функций, внутренней структуры, жанровых форм, авторского состава).
  • В XIX – начале XX вв. сложилась исследовательская традиция использования для классификации периодических изданий не единого основания, а в смешанном варианте с произвольным выделением наиважнейшего типологического признака (область информационного внимания, характер материалов, адресация, тип издателя) для каждого отдельного издания.
  • Профессиональное осмысление журналистами XVIII – начала XX вв. типологических особенностей изданий концентрировалось на области информационного внимания, характере информации, целевом назначении, адресации. Подзаголовки изданий, объявления о подписке, редакционные обращения к читателям, статьи о периодической печати дают представление об определенной трансформации самоидентификации провинциальных изданий. Целевым назначением газет на разных этапах объявлялись просвещение, артикуляция общественных интересов региона и, наконец, формирование общественного мнения. Провинциальным газетам, по оценке журналистов того времени, свойственно изображение прошлого и настоящего региона в общероссийском контексте. Журналы мыслятся как провинциальные по месту издания, но не по масштабу предоставляемой информации.
  • При исследовании генезиса системы провинциальной периодической печати и ее типологической структуры важным методологическим инструментарием является периодизация. Базирующаяся на структурировании, членении временного отрезка на периоды (этапы) в зависимости от избранного основания, она способствует выявлению специфики становления и развития провинциальной прессы в сопоставлении со столичной.
  • Провинциальная периодическая печать прошла в своем структурно-типологическом развитии несколько этапов (периодов), каждый из которых обладает отличительными особенностями: этап дискретности, основной характеристикой которого была апробация разных типов изданий (1786-1837); этап создания и функционирования монотипологической структуры, характеризующийся доминированием губернских ведомостей (1838-1858); этап становления многокомпонентной децентрированной структуры провинциальной периодики (1859-1904); этап преобразования системы провинциальной периодической печати, характеризующийся приоритетностью общественно-политических изданий как ее структурообразующего компонента (1905-1917).
  • Важными предпосылками появления провинциальной прессы в России было наличие типографской базы в регионах и присутствие творческих инициативных сил, желающих и способных создавать информационный продукт. Это обусловило появление прессы в университетских центрах, в городах с развитым образовательным сегментом и общественными объединениями, в регионах, где у руководства находились просвещенные люди. Развитие частной журналистики тормозилось правительством, в то же время столичная пресса позитивно оценивала журнальные, ежегодные и газетные издания в регионах.
  • За полувековой период (до 1838 года) становления провинциальной журналистики местные издатели апробировали разные типы журнальных изданий (научно-литературные, религиозно-нравоучительные, музыкальные, историко-краеведческие и др.). Ежегодники, занимавшие в то время в структуре провинциальной прессы пятую часть, преимущественно реализовывались в виде православных месяцесловов и литературных альманахов. Газеты в регионах первоначально издавались властными структурами в виде летучих листков для оперативного информирования населения. Антиципативное явление в региональной журналистике представляют собой тамбовские «Известия» (1788), задавшие типологические параметры официальной местной газеты, реализующей функции документирования, информирования о событиях и просветительную. На этом этапе в провинции появились универсальные и специализированные газеты.
  • В 1838 году структурообразующим компонентом системы провинциальной прессы стали губернские (областные, войсковые) ведомости. Они послужили типологической моделью для последующих местных официальных органов печати, способствовали формированию читательской аудитории и заложили основы для появления частной журналистики в регионах. Типообусловливающими факторами для губернских ведомостей стали целевое назначение и утвержденная правительством программа, определившие их область информационного внимания, внутреннюю структуру, жанровое своеобразие и т.д. Губернские ведомости на этом этапе насыщали потребность аудитории в новостной и деловой информации, что ограничивало появление другой газетной прессы. Литературные альманахи и немногочисленные научные издания способствовали реализации творческих замыслов литературных и научных сил в провинции.
  • Этап становления многокомпонентной децентрированной структуры провинциальной периодики (1859-1904) начался в условиях реформирования разных сторон жизни регионов и характеризовался многократным увеличением числа периодических изданий и появлением новых центров журналистики, в том числе в уездных и приморских портовых городах. Властные структуры, ведомства, образовательные учреждения, научные и специализированные общества увеличивали свое присутствие в информационном пространстве, в то время как частная пресса по причине сдерживания ее правительством не была значительным сегментом в структуре провинциальной системы печати. Новым распространенным типом официальной местной печати с 1860-х годов стали епархиальные ведомости, ориентированные на священнослужителей и связанные типовой программой.
  • В условиях первой русской революции и изменения цензурных условий и информационных предпочтений аудитории доминирующим типом в типологической структуре провинциальной печати стала частная общественно-политическая газета, возник новый компонент – еженедельный тонкий сатирический журнал с карикатурами. Партийная пресса, зародившись в виде нелегальных листовок и журналов, с 1905 года существовала в форме немногочисленных легальных общественно-политических газет. Первая мировая война, изменившая информационные потребности общества, обусловила появление в структуре провинциальной прессы малоформатных газет, содержащих оперативные сведения о ходе военных действий, и однодневных газет, издававшихся с благотворительными целями. После февральской революции 1917 года исчезла официальная пресса царской России и повсеместно создавались издания местных партийных организаций и Советов депутатов.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ней обоснована периодизация как методологическое средство изучения закономерностей развития провинциальной журналистики, раскрыты механизмы ее использования в историко-журналистских исследованиях; расширено знание о системе печати и ее типологической структуре; уточнены и развиты имеющиеся в журналистской науке теоретические представления о партийности периодических изданий; обоснованы понятия «типообусловливающий фактор», «типоопределяющие признаки», «типозависимые характеристики». Теоретически значимым является описание системы провинциальной периодической печати как подсистемы отечественной прессы. Разработана методика типологического анализа дореволюционного провинциального издания, выявлены формы и способы исторического осмысления типологии периодических изданий как инструментария для изучения теории журналистики.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в возможности использования выводов и материалов диссертации при типологическом проектировании и коррекции современных периодических изданий, а также в вузовских лекционных курсах, при подготовке учебно-методических пособий и спецкурсов по истории и типологии периодической печати. Результаты диссертации могут быть востребованы в историко-журналистской науке в дальнейших исследованиях провинциальной прессы.

На основе материалов исследования был разработан и прочитан курс лекций «Типологическое развитие провинциальной журналистики в России в XVIII – начале XX вв.» для студентов по специальности «Журналистика» Ставропольского государственного университета, подготовлено учебное пособие «История ставропольской журналистики» (Часть 1. XIX – начало XX вв. (дооктябрьский период)), второе издание которого в 2010 году допущено УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 030600 – Журналистика и специальности 030601 – Журналистика.

Апробация работы. В ходе работы над диссертацией промежуточные результаты обсуждались на заседаниях кафедры истории и теории журналистики Ставропольского государственного университета. Материалы и выводы исследования нашли отражение в докладах на зарубежных, международных и всероссийских научно-практических конференциях в Алматы (Казахстан, 2006), Алуште (Украина, 2010), Астане (Казахстан, 2004), Белгороде (2006), Волгограде (2005), Воронеже (2001, 2005), Запорожье (Украина, 2008-2010), Казани (2006, 2007), Кокшетау (Казахстан, 2007, 2008), Краснодаре (2008, 2009), Москве (1999-2005), Ростове-на-Дону (2003-2010), Санкт-Петербурге (2000, 2005, 2006, 2009, 2010), Ставрополе (1999-2010) и др.

Диссертационное исследование выполнено в соответствии с программой деятельности учебно-научного центра «Музей истории ставропольской журналистики» Ставропольского государственного университета.

Содержание исследования отражено в 64 публикациях общим объемом 67,45 п.л., в том числе в 2 монографиях и 38 научных статьях, 10 из которых опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографии, включающей 722 наименования на русском и иностранных языках, и одного приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, дается характеристика анализируемого материала, методов и методологической базы исследования, раскрывается его научная новизна, излагается теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения эволюции системы русской провинциальной прессы» рассматриваются основные теоретические понятия, предопределившие конкретные аспекты диссертационного исследования.

В разделе 1.1. «Система периодической печати и типология периодических изданий как теоретические понятия» рассматриваются ведущие для данного диссертационного исследования категории.

Понятие системы давно и плодотворно разрабатывается в рамках общей теории систем, один из основателей которой Л. фон Берталанфи понимал систему как «совокупность взаимосвязанных элементов» (1969). Системе периодической печати одним из первых развернутое определение дал Б.И. Есин (1981): «Под системой печати мы понимаем не просто сумму всех изданий с существующей между ними субординацией, а точное представление обо всех типах периодических изданий данного времени, обеспечивающих полноту информации данного общества». Сегодня это понятие чаще всего используется учеными как устойчивое выражение, не нуждающееся в экспликации и относится к одному из самых употребительных в истории отечественной журналистики: исследуется система печати отдельных периодов (Л.М. Макушин) и отдельных регионов (Ф.В. Лавриков, О.А. Петренко, О.Д. Якимов и др.), региональная пресса как подсистема отечественной журналистики (В.И. Антонова), отдельные типы изданий как система (В.В. Баранов, В.Н. Ганичев, А.А. Шишов и др.) или компоненты системы (Д.Б. Донской, Е.И. Мордовская, Т.С. Родионова и др.).

Объектом исследования в данной диссертации является система русской провинциальной прессы, которая анализируется как подсистема отечественной периодической печати, как целое и как множество определенных компонентов. В качестве исходных для выявления понимания системы печати использованы теоретические положения В. Гаспарского (1977): рассмотреть объект как систему – значит выбрать части объекта (элементы системы) как носители свойств (атрибутов) или носители отношений с данными свойствами (атрибутами); эти свойства и / или отношения формируют структуру системы. С учетом этого система периодической печати получает в диссертации определение как структурированная совокупность периодических изданий, объединенных в определенные типологические общности, выступающие компонентами системы. Преимущественный интерес в диссертации к трансформации типологической структуры провинциальной печати объясняется теорией равновесия сложных систем, согласно которой система находится во внешнем равновесии, а внутри нее происходит эволюция – изменение числа допустимых микросостояний.

В отечественной науке сложилось разное понимание типа периодического издания, что во многом объясняется разностью эмпирической базы, привлеченной к исследованию. Исходя из того, что для структуры печати в каждую эпоху свойственны отличительные, обусловленные социально-историческим контекстом типологические модели, в диссертации выводятся и используются понятия: типообусловливающие факторы, делающие возможным появление и функционирование того или иного типа издания; типоопределяющие признаки, наличие которых позволяет изданию реализовываться в рамках определенной типологической модели; типозависимые характеристики, обусловленные избранной типологической формой. К типообусловливающим факторам, характерным для дореволюционного времени, относились: правовое пространство и цензурная практика, в которых функционировали редакции; личность редактора (издателя), непосредственно занимающегося организацией выпуска информационного продукта; утвержденная программа издания; целевое назначение; иногда адресат. Набор типоообусловливающих факторов для разных типов издания мог изменяться. Типоопределяющими признаками в периодическом издании анализируемого времени были область информационного внимания (предмет отражения) и характер информации. По области информационного внимания выделялись универсальные и специальные (сельскохозяйственные, медицинские, историко-краеведческие и т.д.) издания. По характеру информации издания могли быть рекламными, рекламно-справочными, литературными, научными и т.д. Типозависимыми характеристиками были внутренняя структура, набор реализуемых изданием функций и используемых жанровых форм, авторский состав, формат издания, периодичность.

В разделе 1.2. «Теоретическое знание в XIX – начале XX века о типологических характеристиках и типологической структуре провинциальной периодической печати» подвергнуты анализу исследовательская традиция и журналистское профессиональное самоопределение в области типологии местной печати.

Накопление историко-журналистского знания в XIX веке о русской провинциальной прессе сопровождалось исследованием ее типологической природы. Показательным является включение типологических характеристик местных изданий в «Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона» и другие словари того времени, проведение типологического описания губернских ведомостей (И. Боричевского, Н.В. Воскресенского, И.О. Михайлова и др.), епархиальных ведомостей (Ст. Никольского, Н.Е. Олейникова, А.А. Титова и др.), земской печати (К. Иофе, А.М. Карнауховой, П. Лихачева и др.), частных изданий (С.М. Краева, И. Щепинского и др.).

Сам термин «тип издания» возник уже в XIX веке и использовался и публицистами, и историками печати. А. Пешехонов (1901) подверг анализу «частные русские политические газеты ежедневного типа». Б.М. Городецкий (1914) говорил о типах губернских ведомостей, общелитературной газеты. В пятитомной «Истории русской литературы XIX века» (1908-1911) писали о распространенности во второй половине столетия типа толстого журнала и т.д.

Важным источником для выявления исследовательского понимания типологической специфики изданий и типологической структуры провинциальной прессы являются статистические справочники того времени («Повременные издания в России в 1860-м и 1861-м годах» В.И. Межова, «Периодическая печать в России в 1882-1883 год», «Русская периодическая печать. 1703-1894» (вып. 1-4) Н.М. Лисовского, «Статистика произведений печати, вышедших в России в 1912 году» и мн. др.). Их анализ позволил прийти к выводу, что составители использовали для классификации изданий не единое основание, а произвольно выделяя наиважнейший типологический признак (область информационного внимания, характер материалов, адресация, тип издателя). Принцип вычленения одного, зачастую формального, признака как типоопределяющего закрепился и в общественном сознании, согласно данным, обнаруженным в работах того времени по отечественной печати.

В исследовательской традиции и профессиональном журналистском самосознании анализируемого времени каждый тип периодического издания характеризуется выделенностью и социокультурной значимостью. В 1810-е годы был сформулирован один из центральных вопросов обсуждения специфики провинциальной прессы: она провинциальна только по месту издания или по предмету отражения, области информационного внимания? Второй смысловой узел журналистской рефлексии был связан с целевым назначением провинциальных изданий в аспекте сопоставления со столичной прессой, что нашло отражение прежде всего в дискуссии 1875-1876 годов, вызванной публикацией статьи Д.Л. Мордовцева «Печать в провинции», хотя эта проблематика занимала региональных журналистов и ранее.

Самоопределение журналистов по вопросу типологии изданий находило выражение в избираемых подзаголовках, в объявлениях на подписку, в редакционных обращениях и в специальных тематических статьях о периодической печати. Осмыслению подвергались, в основном, целевое назначение, программа издания, область информационного внимания и внутренняя структура изданий. Проанализированные объявления о подписке и редакционные обращения к читателям свидетельствуют об определенной трансформации самоидентификации провинциальных изданий. Целевым назначением газет на разных этапах представлялись просвещение, артикуляция общественных интересов региона и, наконец, формирование общественного мнения. Провинциальным газетам, по мысли журналистов XIX – начала XX века, свойственны информационное сопровождение прошлого и настоящего конкретной местности, представленных в общероссийском контексте, а также презентация местности за пределами ее границ. Провинциальные журналы, в отличие от газет, мыслятся как провинциальные по месту издания, но не по объему предоставляемой информации. До манифеста 17 октября 1905 года провинциальные публицисты напрямую связывали тип издания с цензурными условиями существования.

В разделе 1.3. «Периодизация в историко-журналистских исследованиях как теоретическая проблема» рассмотрено значение периодизации при исследовании генезиса системы провинциальной периодической печати и трансформации ее типологической структуры.

Обращение к периодизации как теоретической проблеме историко-журналистского знания обусловлено сложившейся практикой при вычленении периодов в развитии журналистики использовать механическое календарное членение (по десятилетиям и т.д.) либо ориентироваться на гражданскую историю. В то же время периодизация в науке рассматривается как важнейшее методологическое средство изучения развития того или иного явления (Бобрышов С.В., 2006). Ее задача определяется тем, что она позволяет «выявлять прерывность, нарушение преемственности, указывающее на то, что именно меняется, датировать эти изменения и давать им определенное направление» (Феллер В., 2005). Такой подход к периодизации получил название событийного, а одним из наиболее известных его сторонников в истории журналистики был Н.М. Лисовский (1903), представивший развитие русской периодической печати «в таком виде, чтобы отчетливо намечались выдающиеся точки и поворотные линии».

При проведении периодизации существенным является соблюдение правила одинаковых оснований, которое предполагает одинаковость критериев при членении временного отрезка на периоды. При этом разные объекты периодизации требуют и выбора разных показателей. По К. Леви-Стросу (1994), «события, которые являются значащими по одному (временному) коду, не остаются таковыми по другому». Продуктивное при изучении социально-политической истории членение на периоды в соответствии со сменой правителя не подходит, к примеру, для периодизации провинциальной прессы: значимый для становления ее системы факт массового появления губернских ведомостей в 1838 году никак не связан с началом правления нового императора в России. Нельзя также рассматривать как идентичные объекты для периодизации процесс развития российской журналистики и ход формирования системы печати в провинции.

Дореволюционные историки журналистики (Н.А. Полевой, В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.М. Лисовский, М.Н. Лемке и др.) проводили периодизацию отечественной прессы по разным основаниям: введение политической публицистики, энциклопедизма, военные события, цензурные условия, царствования императоров и т.д. В советское время ученые оставались в рамках социально-стратификационного (классового) членения истории русской журналистики либо использовали календарное членение по десятилетиям. В конце XX века было признано, что попытки выведения периодизации отечественной периодики напрямую из периодизации общественного движения не всегда продуктивны.

Периодизация в данной диссертации нацелена на определение временных локусов, неравнозначных с точки зрения развитости типологической структуры провинциальной периодической печати XVIII – начала XX вв., что позволило представить историческое время ее становления в виде хронологических отрезков, обладающих отличительными особенностями: этап дискретности провинциальной прессы (1786-1837), основной характеристикой которого была апробация разных типов изданий, а основным свойством – флуктуативность; этап монотипологической структуры провинциальной прессы (1838-1858), характеризующейся доминированием губернских ведомостей и неравновесностью системы печати; этап становления многокомпонентной децентрированной структуры провинциальной периодики (1859-1904), обладающей свойством континуумности; этап преобразования системы провинциальной периодической печати (1905-1917), характеризующейся динамичностью развития и приоритетностью общественно-политических изданий как ее системообразующего компонента.

Вторая глава «Этап дискретности в формировании провинциальной прессы (1786-1837 гг.)» посвящена характеристике подготовительного периода становления системы периодической печати в российской провинции.

В разделе 2.1. «Условия и факторы зарождения провинциальной журналистики» обобщены имеющиеся в дореволюционных изысканиях (часть из них впервые вводится в научный оборот) и исследовательской литературе данные об обстоятельствах зарождения прессы в провинции.

Долгое время единственными журналистскими центрами в России были две столицы, где осваивались разные типы периодических изданий. История русской провинциальной журналистики в стране ведет отсчет от ярославского журнала «Уединенный пошехонец» (1786 г.). С этого момента начинается этап накопления издательского опыта на периферии и апробации различных типов местных изданий.

Появление периодических изданий в провинции до 1838 года – года повсеместного возникновения губернских ведомостей – носило нерегулярный характер (вплоть до 1812 года одновременно в провинции выпускалось максимум 2 издания) и не совпадало со столичной издательской активностью, которая в 1800-е годы и позднее характеризовалась в среднем 8 ежегодно возникающими периодическими изданиями (см. диаграмму 1).

Важной предпосылкой создания периодических изданий в регионах было наличие технических условий (необходимое типографское оборудование), однако они не гарантировали возникновения журналистики в конкретной местности. Эпоха литературного журнализма в отечественной журналистике адекватно отразилась и в провинции, сделав наиболее значимым фактором наличие творческих инициативных сил в регионе, желающих и способных создавать информационный продукт. Это обусловило развитие прессы в университетских центрах (наиболее продуктивным был Харьковский университет, издававший в разные годы этого периода научный, литературный, сатирический, сельскохозяйственный журналы, еженедельную деловую газету, литературные альманахи), в городах с развитым образовательным сегментом и общественными объединениями, в регионах, где у власти находились образованные, сведущие в журналистике люди. «Московский телеграф» (1827) утверждал, что журналы в провинции появлялись исключительно благодаря «усердию благонамеренных их издателей, а не требованию читателей в сих областях». Местные издатели трактовали факты развития периодики в регионах как результат деятельности образовательных учреждений. Анализ показал, что редакторами в регионах зачастую становились выпускники университетов, имевшие опыт участия в столичных изданиях.

В период становления провинциальной русскоязычной периодики она находилась под пристальным вниманием правительства, которое чрезвычайно настороженно относилось к издательским инициативам университетов, официальных структур и частных лиц и противодействовало формированию информационного рынка в регионах. В то же время столичные журналисты и издатели (А.С. Пушкин, А.А. Дельвиг, К.Д. Веневитинов, П. Вяземский, Н.А. Полевой и др.) позитивно оценивали журнальные, альманачные и газетные опыты на местах.

В разделе 2.2. «Возникновение и типологическое развитие журнальной и ежегодной периодики в провинции» рассматривается 50-летний период, на протяжении которого в регионах появлялись разные типы журналов и ежегодников.

Анализ периодических изданий того времени показал, что уже в XVIII веке в регионах возникает 2 вида журналов, одни из которых, будучи по месту издания провинциальными, по области информационного внимания и аудиторной направленности ориентировались на общероссийский масштаб, а другие ограничивались региональной тематикой и апробировали типологическую модель собственно местных изданий. Так, первые провинциальные русские журналы «Уединенный пошехонец» (Ярославль, 1786), «Иртыш, превращающийся в Иппокрену» (Тобольск, 1789-1791) и «Библиотека ученая, экономическая, нравоучительная, историческая и увеселительная» (Тобольск, 1793-1794) в полной мере соответствовали форме и программе столичных литературно-научных журналов и задуманы были как общероссийские издания. Противоположностью им по тематической направленности был тобольский «Исторический журнал» (1790), нацеленный на отражение истории и специфики региона. Он стал прообразом будущих местных историко-краеведческих журналов и может быть рассмотрен как антиципативное явление в региональной журналистике.

В начале XIX века двунаправленность развития журналов в провинции сохраняется.

В целом за 50 лет становления провинциальной журналистики местные издатели освоили разные типы журнальных изданий: литературно-научный, научный (по разным отраслям знания и узкоспециализированный), литературный, краеведческий, сатирический, сельскохозяйственный, историко-краеведческий, религиозно-нравоучительный, циркулярный, музыкальный.

Зарождение научной периодики в провинции связано с выпуском в 1817 г. «Трудов общества наук» при Харьковском университете и «Трудов Казанского общества любителей отечественной словесности». Дальнейшее становление этого типологического отряда периодических изданий происходит в 1830-е годы: в Ревеле выходил узкоспециализированный «Учебно-математический журнал» (1833-1834) и в 1834 году началось издание долголетнего научного журнала «Ученые записки, издаваемые Казанским университетом», созданного по инициативе профессора университета Н.И. Лобачевского и представляющего результаты исследований по разным отраслям знаний.

С выходом в свет «Казанского вестника» (1821-1833) в структуре провинциальной прессы впервые возник тип религиозно-нравоучительного журнала, хотя в целом в отечественной периодике он получил распространение еще в конце XVIII века. Типологическому разнообразию прессы способствовало также появление в 1835 году журнала «Начальственные распоряжения по Казанскому учебному округу» – предшественника такого типа ведомственных изданий, как циркуляр, получившего развитие в 1860-е годы.

Журнальная форма была свойственна и рукописным периодическим изданиям в провинции, распространившимся в 1820-1830-е годы в среде политических ссыльных, в учебных заведениях и в армии и использующим типологические модели, несвойственные на тот момент печатным изданиям в регионах, – сатирического («Хлыновский наблюдатель», «Кяхтинская стрекоза» и др.) и литературного журнала («Кяхтинский литературный цветник», «Домашний собеседник» и др.).

В структуре провинциальной прессы анализируемого периода пятую часть занимали ежегодники, которые преимущественно реализовывались в виде православных месяцесловов и литературных альманахов. В 1830-е годы в провинции стали выходить и такие официальные ежегодные издания, как памятные книжки губернии, адрес-календари и др., что стало следствием учреждения в 1834 году губернских статистических комитетов.

Наиболее активными издательскими центрами, выпускавшими разные типы журналов и альманахи, были Харьковский и Казанский университеты.

Раздел 2.3. «Апробация типологических форм газетной провинциальной периодики» представляет результаты исследования газетных изданий анализируемого периода.

Газетная пресса в провинции существовала первоначально в виде «эфемерид» – летучих листков, издание которых инициировалось властными структурами. Летучия издания представляли указы, манифесты, объявления, разные правительственные распоряжения, объявления и т.д. В дореволюционной прессе и научной литературе описаны летучие листки, отпечатанные в XVIII в. в Тобольске, Риге, Костроме, Ярославле, в селе Рузаевка, в походной типографии Г.А. Потемкина, в Екатеринославской губернской типографии и т.д. Их основной целью было оперативное информирование населения. Эту же цель преследовала выходившая по инициативе губернатора Г.Р. Державина тамбовская еженедельная газета «Известия» (1788), впервые апробировавшая типологическую модель официальной местной газеты, одновременно реализующей функцию документирования, информирования о событиях и просветительную. «Известия» предоставляли аудитории (чиновникам и населению) оперативную информацию – официальную (в виде документов), новостную, практико-ориентированную и краеведческую.

В начале XIX века наряду с летучими листками выходят и еженедельные газеты, в том числе частные. Возникает аудиторная специализация. Так, «Прейскурант приходящим в Одессу иностранным товарам и исходящим российским товарам» (1809-1841) стал первой рекламно-справочной газетой и ознаменовал собой начало провинциальной деловой прессы. Позднее она пополнилась «Харьковским еженедельником» (1812) и первым сезонным изданием «Киевские объявления» (1835-1838).

В 1830-е годы, когда в структуре столичной прессы заняли место литературные газеты, они появились и в провинции. Среди первых были «Тифлисские ведомости. Отделение литературное» (1832) и «Литературные листки» (1833-1834) – приложение к «Одесскому вестнику».

Наряду со специализированными газетами в регионах стали выходить и универсальные газеты. Наибольшую известность из них получили «Казанские известия» (1811-1820) и «Восточные известия» (Астрахань, 1813-1816), история которых является ярким примером вмешательства правительства в создание типа провинциального издания. Возникнув как частные, обе газеты по решению министра народного просвещения подверглись преобразованиям. «Казанские известия» были переданы в распоряжение Казанского университета, их целевое назначение было сформулировано как «местная польза жителей как Казанской, так и прочих смежных и с ней находящихся в связи других губерний и стран», а программа претерпела некоторые изменения. В отношении «Восточных известий» министр распорядился запретить перепечатывать материалы из официальных изданий и поручил совету Казанского университета разработать новую программу для газеты, ограничив область ее информационного внимания местной тематикой.

Правительственная политика контроля информационного пространства в регионах привела к тому, что большая часть провинциальных универсальных газет выходила как официальные издания. Среди них были «Сакартвэлос газэти» (Тифлис, 1819-1821), «Тифлисские ведомости» (1828-1832), «Одесский вестник. Journal d'Odessa» (с 1827 г.) и др.

Уникальный пример создания официальной локальной прессы продемонстрировал главный начальник Отдельного корпуса военных поселений А.А. Аракчеев, по инициативе которого в селе Высоцкое Новгородского уезда в январе-феврале 1823 года выпускалась еженедельная газета «Семидневный листок военного поселения».

Новым типом местного официального издания по решению правительства должны были стать в 1830-м году губернские ведомости в 6 регионах, однако только Ярославское губернское правление сумело осуществить этот информационный проект. Первоначально в газете выходила только официальная часть, наполненная документами, потом ее дополнила и неофициальная. В программе издания была заявлена публикация «известий, способствующих торговле, промышленности, хозяйству и могущих быть достойными любопытства».

Третья глава «Этап создания и функционирования монотипологической структуры провинциальной прессы (1838-1858)» посвящена выявлению сущностных особенностей становления системы периодической печати в российской провинции в условиях активного формирования правительством информационного пространства в регионах. 

В разделе 3.1. «Детерминанты развития новой структуры провинциальной печати» определены условия и факторы формирования разных компонентов типологической структуры провинциальной прессы на этом этапе.

Он был обусловлен правительственными инициативами, нацеленными на создание системы официальной прессы в регионах в виде губернских (областных, войсковых) ведомостей. «Положение о порядке производства дел в губернских правлениях» (1837) регламентировало их издание. Действие этого документа не распространялось на Сибирский, Остзейский края, Кавказскую и Бессарабскую области, на Грузию и Закавказье, однако в Тифлисе, Вильно, Варшаве выходили аналогичные губернским ведомостям издания. Ситуация изменилась с выходом в свет нового документа – «Учреждение губернских правлений» (1845 г.), снявшего ограничения по отдельным регионам. Позднее правительство еще не раз вносило уточнения и регламентировало состав редакции, форму материалов, возможности перепечаток, освещения определенных тем, введения отделов и т.д. Губернские ведомости в большинстве регионов евразийского пространства бывшей Российской империи сыграли роль первых и достаточно долго единственных печатных периодических изданий и стали системообразующим компонентом провинциальной периодики. В 1838 году появилось 42 издания этого типа, к концу 1840-х годов их количество увеличилось на 3 наименования, а через десятилетие, в 1858 году, достигло 52. Во второй половине XIX века тоже происходил постепенный, но неуклонный рост их числа, связанный прежде всего с разукрупнением территорий и созданием новых административных образований на территории Российской империи. В итоге к концу столетия выходили 73 губернских ведомости.

На этапе создания и функционирования монотипологической структуры провинциальной прессы губернские ведомости удовлетворяли потребности формирующегося местного научного сообщества в наличии органа для обнародования сведений историко-краеведческого характера, что ограничивало развитие других научных изданий. В то же время программа ведомостей не допускала публикации художественных текстов и приводила местных поэтов и писателей к необходимости создания литературных изданий.

Эти причины предопределили возникновение в тот период в российской провинции ограниченного количества (около 30 наименований) периодических изданий (помимо губернских ведомостей), при этом примерно половину из них составляли литературные альманахи. Согласно данным «Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона», в различных регионах Российской империи с 1838 по 1858 гг. их было выпущено 10. Другие источники позволяют увеличить их количество до 14. Наиболее активными издательскими центрами были Киев, Одесса, Харьков и Ярославль. Наряду с альманахами выпускалось незначительное количество ежегодной официальной периодики в виде памятных или справочных книжек губерний и других изданий местных статистических комитетов и 3 научных ежегодников. Столь же незначительной была журнальная периодика – научная, сельскохозяйственная и православная. Особняком среди провинциальных журналов той поры стоит частный историко-краеведческий иллюстрированный журнал «Галерея Киевских достопримечательных видов и древностей» (1857-1859). Продолжилась также практика выпуска рукописных журналов как органов учащихся или местной интеллигенции.

Программа губернских ведомостей на первом этапе позволяла насыщать и потребность аудитории в новостной и деловой информации, поэтому газетные издания других типов были тоже единичными. Они возникали как творческая инициатива «культурных гнезд» или отдельных личностей, были узко сегментированными по аудиторному признаку или области информационного внимания и оставались на периферии информационного пространства регионов.

Таким образом, ведущим и стабильным компонентом системы провинциальной прессы в анализируемый период были губернские ведомости. Их главной заслугой в развитии информационного пространства в регионах можно считать формирование «среды понимания».

Раздел 3.2. «Типологические особенности губернских ведомостей» представляет результаты сопоставительного типологического анализа изданий в диахронном и синхронном аспектах.

Губернские ведомости можно рассматривать как переходный тип, в котором происходило соединение разных газетных и журнальных моделей, разных информационных потоков, что было связано с разновекторностью их назначения. В XIX веке журналисты воспринимали их как «периодическое издание, занимающее средину между газетой и журналом и посвященное известной местности (губернии)» и считали обязательным наличие трех блоков информации в издании: современно-местного, этнографического и исторического (Воронежские губернские ведомости, 1863, № 18).

Ведущим типообусловливающим фактором для ведомостей стала утвержденная для них правительством в 1837 году программа, согласно которой они были должны выполнять, с одной стороны, функцию документирования, значимость которой подчеркивалась первоочередным расположением и объемом официальной части, а с другой – функции информирования о событиях, просветительскую и т.д. В первом случае они приближались к циркулярам и оставались в рамках ведомственной прессы, во втором – разрабатывали модель местной газеты.

Программа определила и другие типологические характеристики губернских ведомостей: внутреннюю структуру, область информационного внимания, специфику читательской аудитории, жанровое своеобразие. Программа ориентировала губернские правления на подбор определенных редакторов, могущих обеспечить информационную насыщенность изданий. «Отсутствие опытных руководителей», по мысли одного из исследователей этого типа прессы в XIX веке, становилось причиной «несостоятельности губернских ведомостей» (Воскресенский Н.В., 1888). Характерной для большинства губернских ведомостей на разных этапах их развития была ситуация, когда «газета была навязана правлению, и поэтому дело велось вполне спустя рукава», что определяло и подбор материалов в неофициальной части: «редакция помещала на этот полулист все, что ни попадалось на глаза редактору» (Столпянский Н.П., 1903). В подобных случаях узость области информационного внимания приводила к реализации газеты в форме информационно-справочного или циркулярного издания. Чаще, однако, губернские ведомости становились историко-краеведческой и, начиная с 1880-х гг., универсальной газетой. Революционные события в стране в начале XX века способствовали их трансформации в общественно-политические издания.

Специфика ведомостей в полиэтничных регионах заключалась в том, что, развивая краеведческую тематику, газеты широко представляли читателям разные нации и народности.

Анализ показал, что в редактировании губернских ведомостей принимали участие выдающиеся личности (А.И. Герцен, Н.И. Костомаров, Д.Л. Мордовцев, К.Д. Ушинский, П.И. Мельников (Андрей Печерский), А.С. Гациский, Н.И. Второв, К.Н. Тихонравов, А.Ф. Леопольдов, И.В. Бентковский, Я.В. Ханыков и мн. др.), сумевшие сделать качественный информационный продукт из редактируемых изданий.

Губернские ведомости при достаточно полном исполнении программы отличало не только тематическое, но и жанровое разнообразие: наряду с новостными широко использовались научно-популярные статьи, этнографические и биографические очерки, передовые статьи, рецензии, судебные очерки, путевые заметки и т.д.

Единая программа губернских ведомостей способствовала формированию схожести провинциальной читательской аудитории на всей территории распространения этого типа издания. Выходившие еженедельно или чаще, именно эти газеты долгое время были основным поставщиком информации из разных сфер жизни для населения. Анализ публикаций в ведомостях позволяет говорить о том, что они ориентировались как на просвещенного, так и на малообразованного читателя, не только на городского, но и на сельского жителя.

В четвертой главе «Этап становления многокомпонентной децентрированной структуры провинциальной периодики (1859-1904)» представлены результаты исследования развития типологической структуры системы провинциальной прессы, начиная с 1959 г. – года появления частных газет в регионах – и заканчивая 1904 г. – последним годом перед революционными событиями, повлекшими за собой изменения цензурных условий существования журналистики в России и структурные преобразования системы печати.

В разделе 4.1. «Система провинциальной периодической печати в 1859-1904 гг.: генезис и факторы развития» проанализированы системные изменения ее структуры и выявлены их причины.

Анализ справочных сведений в издании В.И. Межова «Повременные издания в России в 1860-м и 1861-м годах. Материалы для истории русской журналистики» (1861) позволяет сделать вывод, что провинциальная пресса на начало нового этапа составляла 40% от общего числа отечественных изданий. Доминировали еженедельные (32%), ежемесячные (21%) издания и издания без определенной периодичности, выходящие по одному и более раз в год (22%). На долю ежедневных газет приходилось всего 4%. Широко были представлены «энциклопедические» издания (46%), к которым В.И. Межов относил и губернские ведомости.

Важным фактором для формирования официальной прессы стало появление новых издателей – епархий, градоначальств, учебных округов, городских Дум и т.д. Активизировалась издательская деятельность статистических комитетов, а в 1870-е годы ­– земств. Соответственно в структуре провинциальной периодики появились и получили развитие такие типы специализированных изданий, как епархиальные ведомости, записки и труды статистических комитетов, циркуляры, памятные книжки и т.д.

Не претерпели количественного изменения в тот период издания университетов, и в результате их сегмент в структуре достаточно быстро развивающейся системы провинциальной печати значительно сократился. Зато постепенно возросла издательская активность разных научных обществ (медицинских, сельскохозяйственных, исторических, археологических, географических, технических и т.д.), и уже в 1870-е годы они стали вносить ощутимый вклад в развитие специализированной по отраслям знаний журнальной периодики.

Несмотря на то, что именно частная газета стала индикатором наступления нового этапа в развитии провинциальной журналистики, на протяжении всего этого периода попытки основать частный орган в регионах всячески пресекались. К 1870 году частная периодика была только в 16 провинциальных городах (Астрахань, Воронеж, Казань, Киев, Новочеркасск, Одесса, Самара, Таганрог, Тифлис, Харьков и др.), хотя к тому моменту русская периодическая печать существовала в 82 городах (помимо столичных), а провинциальная пресса составляла 60 % от общего числа изданий в стране. «Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона» зафиксировал около 60 цензурных взысканий (от предупреждений до закрытий) по отношению к частным изданиям в регионах с 1862 г. по 1903 г.

Структурным компонентом провинциальной прессы были рукописные издания, которые использовались местной интеллигенцией, политическими ссыльными и ученическими кружками как способ обличения провинциальных порядков и отсталости и как площадка для литературного и публицистического творчества. К началу XX века новые технические возможности позволили школьной периодике стать печатными СМИ, а рукописные прокламации революционно настроенных организаций заменились тиражируемыми типографским способом листовками.

Система провинциальной печати в России укреплялась за счет появления новых центров журналистики, в том числе в уездных, заштатных и приморских портовых городах, которые, к примеру, в 1880 году составляли почти одну треть от общего числа журналистских центров.

Проведенные по справочнику «Библиография периодических изданий России. 1901-1916» (1961) подсчеты показали, что в 1904 году их количество в регионах составило 836 наименований, т.е. по сравнению с началом анализируемого этапа провинциальная периодика увеличилась почти в 7 раз. Вместе с тем ее структура на протяжении 1859-1904 гг. видоизменялась под воздействием прежде всего внешних условий. Поскольку властные органы, ведомства, научные и специализированные общества находились в более привилегированном цензурном и финансовом положении, то они постепенно и постоянно увеличивали свое присутствие в информационном пространстве, в то время как сегмент частной прессы не увеличивался по причине сдерживания ее правительством.

В разделе 4.2. «Епархиальные ведомости как тип официального издания» дано типологическое описание нового важного компонента системы провинциальной периодической печати.

Епархиальные ведомости, до недавнего времени практически не становившиеся объектом научного изучения, впервые возникли в 1860-е годы, совпав с началом нового этапа в развитии провинциальной периодической печати, а последние издания этого типа появились практически в момент ее перехода на следующий этап (в 1906 году).

Их название со всей очевидностью отсылает к губернской официальной прессе, что позволяет исследователям воспринимать духовные и светские ведомости «как некое целое» (Летенков Э.В., 2005). Отсюда же идет традиция восприятия епархиальных ведомостей по аналогии с губернскими в качестве газет (Дмитриенко Н.М., 2007, Нетужилов К.Е., 2008, и др.). Однако уникальность создаваемого типа периодических изданий состояла в том, что, позаимствовав газетное название у официальной прессы, они использовали формат, оформление и характер материалов журнального издания. Таковыми их воспринимают автор словарной статьи по епархиальным ведомостям в «Православной богословской энциклопедии» (СПб., 1900-1911), М.П. Мохначева (1999), И.С. Гребцова (2002) и др.

Епархиальные ведомости, будучи одним из важных компонентов системы местной печати, сыграли свою роль в становлении читательской аудитории в провинции. Ориентированные на священнослужителей и связанные типовой программой, они имели сходную внутреннюю структуру, область информационного внимания, преимущественно реализовывали непосредственно-организаторскую, культуроформирующую и идеологическую функции и функцию документирования, демонстрировали приверженность жанровым формам духовной литературы (слово, проповедь, житие, поучение и т.д.). Еще в XIX веке отмечали как достоинство, что «будущий историк найдет в епархиальном органе немало достопримечательного, особенно по предметам церковно-исторического характера, миссионерского и по вопросам церковного просвещения» (Никольский Ст., 1897). И действительно, большинство епархиальных ведомостей публиковали много материалов по истории приходов, монастырей, церквей и стали важным источником информации для последующих поколений краеведов.

Несмотря на определенную консервативность самой издательской структуры, осуществлявшей издание епархиальных ведомостей, данный тип издания подвергался определенной типологической трансформации под воздействием, в первую очередь, общественно-политической ситуации. Возникнув как издание, выполняющее задачу управления епархией, ведомости сыграли организаторскую роль в развитии местного церковного краеведения и деятельности благотворительных обществ. Со временем они стали больше внимания уделять информационному сопровождению деятельности епархий, что повлияло на использование более широкого спектра информационных жанров светской журналистики. Реализация идеологической функции, в свою очередь, потребовала от епархиальных ведомостей развития публицистики, откликавшейся на злободневные вопросы современности и общественные потрясения в стране и регионе.

В разделе 4.3. «Частные газеты в провинции: становление ведущих типологических моделей» рассматриваются характерные для данного этапа провинциальные газеты – универсальная и информационно-справочная, чье появление в структуре прессы было вызвано как цензурными условиями, так и общественными потребностями.

Индикатором инновационности ситуации было появление, начиная с 1859 года, в регионах в качестве обязательного структурного компонента системы печати частной универсальной газеты, реализующей широкую программу и ставившей перед собой качественно новую задачу – «быть проводником общественного мнения».

Редакции разрабатывали модель нового для провинции газетного издания, создавая ее по образцу столичных – в плане отражения тематических сфер (политика, экономика, социальная сфера, культура) и использования жанровых форм, однако сосредотачиваясь на освещении местных вопросов. Редакция астраханской «Волги» видела типологическую особенность провинциальной газеты в ее целевом назначении «быть органом общественного движения, отражением всех видов областной жизни в данной местности, посредником в промышленных предприятиях, справочным листком разных полезных, преимущественно касающихся до края, сведений и, наконец, периодическим сборником провинциальной литературы» (1862. №1). Тем самым широта области информационного внимания и набора реализуемых функций выделялись как ведущие признаки издания. Эта модель соответствовала типу универсальной газеты, который сложился в России в 1860-е годы и обязательным атрибутом которого было освещение политических, экономических и литературных аспектов (Сонина Е.С., 2004).

Однако такие полномасштабные информационные проекты в провинции не всегда разрешались местной и общероссийской властью, что приводило к своего рода компромиссу: созданию на первом этапе информационно-справочных газет. Как объяснял В.Г. Короленко (1897), «потребность в отношении объявлений, биржевых и других справок представлялась реальной…, отказать в основании такого органа в промышленном городе было почти невозможно». Они удовлетворяли потребность населения в экономической и справочной информации и со временем, расширив программу, превращались в универсальные газеты, которые воспринимались общественным сознанием как приоритетные.

Сходство этих двух типологических моделей заключается в наличии блоков официальной информации, сведений о местных событиях и рекламы, которая не была отличительным признаком информационно-рекламных изданий, поскольку, по подсчетам дореволюционных исследователей, к началу XX века в универсальных газетах занимала тоже около 40% площади (А. Пешехонов, 1901).

Типологическая разница между ними заключалась прежде всего в сужении в информационно-справочных газетах, по сравнению с универсальными, области информационного внимания, набора реализуемых функций и жанровых форм публикаций. Универсальные газеты в провинции освещали деятельность местной и общероссийской власти, информировали о новостях в области образования, благотворительности, культуры, о развитии промышленности и сельского хозяйства, помещали материалы, отражающие быт и нравы народов региона, публиковали рецензии, обзоры, художественные тексты зарубежных и отечественных (в том числе местных) авторов. Области информационного внимания соответствовала внутренняя структура изданий. Среди постоянных были отделы «Телеграммы», «Фельетон», «За границей», «По России», «Корреспонденции», «Обзор печати», «Судебная хроника», «Маленький фельетон», «Местная хроника» и др. Широта целевого назначения и области информационного внимания обусловила обширный набор жанров (от информационных до публицистических) и предполагала «большой» формат издания, однако местные типографии не всегда обладали техническими возможностями для тиражирования номеров такого размера. Тем не менее к началу XX века универсальные газеты практически повсеместно выходили крупноформатными, а информационно-справочные – малоформатными.

Они отличались и по ареалу распространения, и географическими рамками предоставляемой информации: вторые были локальными (для территории города или губернии), а большая часть универсальных газет ориентировалась на регион, превышающий губернские размеры). Редакции газет «Северный Кавказ», «Сибирь», «Камско-Волжская газета», «Приазовский край», «Дон» и т.д. самим названием сигнализировали, что нацелены на отражение жизни не только губернии.

Пятая глава «Этап преобразования системы провинциальной печати (1905-1917 гг.)» посвящена анализу причин и сущности структурно-типологической трансформации системы провинциальной периодической печати в условиях социальных потрясений в стране в начале XX века.

В разделе 5.1 «Детерминанты и основные тенденции преобразования системы провинциальной прессы» охарактеризованы условия, причины и специфические особенности структурных изменений системы провинциальной печати на данном этапе.

Изменение структуры провинциальной периодической печати было вызвано социально-политическими трансформациями общества и государства, произошедшими в начале XX века и сопровождавшимися расширением читательской аудитории и изменениями информационных потребностей у широких слоев населения. Важным фактором стало изменение цензурных условий в 1905 году, обусловившее прежде всего интенсивное распространение прессы в регионах. В то же время политизированность широких слоев провинциального общества, принимавшая порой неожиданные формы (использование «идейных» масок и костюмов на балах-маскарадах, распространение политических анекдотов и пр.), обеспечивала изменение целевого назначения местной прессы, которое формулировалось редакциями как «ответственная задача политического воспитания народа» (Вятская жизнь, 2005, 24 дек.), и потребность в общественно-политических изданиях.

Общей тенденцией в развитии провинциальной печати того времени является резкий рост газетной прессы. Проведенные по справочнику «Библиография периодических изданий России. 1901-1916» (1961) подсчеты показали, что в 1906 году в разных регионах Российской империи на русском языке выпускалось 857 газет и почти столько же журналов (867). При этом количество газет за два года – с 1904 по 1906 год ­– увеличилось в 2,7 раза. Характерной приметой этого периода развития провинциальной прессы стало значительное расширение географии периодических изданий: по сравнению с 1904 годом в России добавилось еще 48 журналистских центров, каковыми становились заштатные, уездные города, промышленные и рекреационные центры.

В условиях первой русской революции доминирующим типом в системе местной печати стала частная общественно-политическая газета. Новыми компонентами в структуре провинциальной прессы стали сатирические журналы общественно-политического характера и партийные издания, пока еще немногочисленные. Политическая ситуация послужила причиной преобразования губернских ведомостей в общественно-политические издания и корректировки области информационного внимания и некоторых других типологических признаков ранее существовавших в регионах изданий.

К концу первой русской революции в регионах повсеместно сократилось число создаваемых общественно-политических изданий, но развитие прессы в целом продолжилось – и за счет появления в регионах новых центров журналистики, и за счет усиления издательской активности в журналистских центрах с давней традицией выпуска периодики. Согласно данным справочника «Россия. 1913 год», повременные издания выходили в этом году в 278 городах, причем в 43 издавалось 10 и более названий. Развитию печати в провинции способствует журнально-издательская деятельность научных, общественных и профессиональных объединений.

Важным фактором для дальнейшей трансформации системы печати стала первая мировая война, которая существенно изменила условия существования, типологическое разнообразие и информационную политику провинциальной прессы России. Информационные предпочтения читательской аудитории, требовавшей оперативного освещения событий на фронте, вели к изменению медиапространства в регионах. Возникали новые ежедневные издания, ориентированные на оперативное представление информации («Хроника войны», «Листок войны», «Утренние телеграммы Петроградского телеграфного агентства» и т.д.) и аналогичного типа приложения при существующих изданиях. Сформировалась практика бесплатного распространения и выпуска дешевых газет. С благотворительными целями издавались однодневные газеты.

1917 год внес новые изменения в систему местной печати. После Февральской революции, давшей новый толчок развитию общественно-политического движения в провинции, появились издания Советов рабочих и солдатских (рабочих, солдатских и крестьянских; рабочих, солдатских и казачьих) депутатов. Наряду с ними ведущими в провинции стали партийные газеты и появились молодежные издания.

Раздел 5.2 «Частная общественно-политическая газета как структурообразующий компонент провинциальной прессы» включает типологическую характеристику нового для провинции типа издания, занимавшего в анализируемый период доминантную позицию в структуре провинциальной печати.

В условиях политизации общества частная общественно-политическая газета, осознавая «ответственную задачу политического воспитания народа», проявила себя как агент формирования общественного мнения по актуальным общественно-политическим вопросам. Претерпевая в зависимости от общественно-политических и цензурных условий некоторые типологические изменения, она оказывала непосредственное влияние на развитие официальной и партийной прессы в России.

Сопоставительный анализ провинциальных частных общественно-политических газет периода первой русской революции показал, что им была свойственна оппозиционная направленность и транспарентность излагаемых идей и программ, нацеленных на скорейшие политические преобразования в стране. Газеты в регионах демонстрировали приверженность интересам трудящегося народа. Можно говорить о соответствии частной прессы изменившимся информационным потребностям аудитории, о которой газеты того периода писали: «Обыватель <…> теперь ценит газету за серьезность и правильность ее политической мысли» (Северокавказский край, Ставрополь, 1906, №23).

Область информационного внимания газет включала злободневные вопросы и темы: революционные события, избирательные процессы, деятельность нового для того времени органа власти – Государственной Думы, положение печати, расправы правительства с инакомыслящими. Редакции, декларируя надпартийность, в основном освещали работу разных партий. Общественно-политические газеты выходили крупно- или малоформатными, еженедельно или ежедневно, в зависимости от конъюнктуры рынка и возможностей редакции. Все имели похожую структуру, где было место и традиционным отделам («Телеграммы», «Наш край», «Местная хроника», «Маленький фельетон» и т.д.), и новым («Среди рабочих», «Из жизни партий», «В Государственной Думе» и др.).

Целевое назначение и область информационного внимания провинциальной общественно-политической газеты повлияли на выбор жанровых форм. Общественная позиция газет по-прежнему наиболее зримо была представлена в передовых статьях. Сохранились формы отчетов, корреспонденций, информационных заметок, обзоров. В то же время возросла роль публицистических статей, писем, комментариев. Отражение ситуации глобального социального конфликта между властью и обществом привело к полярности как доминантному принципу изображения действительности и расцвету сатирической публицистики. Основные объекты сатиры коррелировали с информационной политикой изданий: в противоправительственных ими были организаторы политических репрессий и реакционные партии, в промонархистских – революционеры.

Политизации прессы в провинции способствовал состав редакций, в которые входили представители разных партий, депутаты Государственной Думы от регионов, а также высланные или вернувшиеся домой на вынужденные каникулы студенты – участники или свидетели революционных выступлений.

С началом первой мировой войны местная общественно-политическая газета изменилась в соответствии с новыми запросами читательской аудитории. Область информационного внимания включала события на фронте, героизм русских воинов, зверства противника, экономическое положение страны и региона, беженство. Важной составной частью была текстовая и визуальная сатира на врага. Выработалась определенная модель расположения материалов в изданиях: структурообразующим был отдел «Война», занимавший 1,5-2 полосы, существенное место отводилось информационным отделам «Телеграммы» и «Наши земляки на поле брани». Теме войны подчинялись все отделы, включая литературный. Патриотическая направленность газет получала соответствующее оформление: некоторые номера были оформлены в цвета российского флага; газеты помещали плакаты-призывы и т.д. 

Еще одно эпохальное событие, на которое откликнулась пресса в регионах, – это февральская революция 1917 года, которую повсеместно приветствовали. Общественно-политические газеты в провинции в тот период освещали темы экономического и политического будущего России, реформ Временного правительства, борьбы партий, отношения к войне и т.д. Активно обсуждаемой становится деятельность большевиков, которая получает разную оценку в зависимости от направленности издания.

В разделе 5.3 «Возникновение и развитие партийной прессы в регионах» рассмотрены теоретические подходы и обосновано собственное понимание партийного периодического издания, представлены результаты анализа разных типологических моделей партийной прессы.

Партийность печати долгое время в отечественной науке определялась в соответствии с ее ленинским пониманием, тождественным идеологической направленности. В советский период это органично вписывалось в конструирование дуалистичного мира, где социализм и большевики противостояли империализму и буржуазии. Ученые провели тщательную реконструкцию становления в дооктябрьский период большевистской печати, в том числе в провинции, и обозначили издания, не поддержавшие большевиков, как буржуазную прессу. Многочисленность обоих блоков служила убедительной иллюстрацией сложной борьбы. Основаниями для причисления изданий к большевистским были: нахождение в составе редакции членов партии большевиков («находилась под влиянием большевиков») и революционная направленность материалов. Подобный подход к определению партийности прессы сохраняется и в некоторых современных работах (Ю.Ю. Иерусалимский, 1996, А.В. Шевцов, 1997).

Налицо, во-первых, некоторая размытость термина «партийность» и, во-вторых, путаница между изданиями, которые выпускались партиями, и частными изданиями, демонстрировавшими те или иные политические и партийные пристрастия. Логично будет закрепить за термином «партийное издание» формальный показатель принадлежности партии. В таком случае основанием для отнесения того или иного издания к партийным будет такой маркер, как издатель.

В структуре провинциальной прессы начала XX века партийные издания существовали наравне с частной, официальной и периодикой общественных и научных организаций. Анализ выявил и так называемые пропартийные издания, которые, не будучи органами партии, склонялись преимущественно к освещению деятельности одной или нескольких из существующих.

Произведенные нами по указателю «Библиография периодических изданий России. 1901-1916» (1961) подсчеты показали, что только 71 газета (5,1 %) в подзаголовке указала партийную принадлежность. Согласно этим данным, наибольшее количество изданий (26) в разных городах страны выпускал Союз русского народа. Зафиксированы также 10 кадетских, 9 октябристских, 4 социал-демократических газеты и т.д. Немногочисленность партийной прессы в провинции в тот период была связана с тем, что партийность осознавалась как недостаток, как несоответствие принципу объективности журналистики и как фактор сокращения аудитории. К тому же в среде местной интеллигенции не было межпартийной разъединенности и практиковалось совместное ведение антиправительственной пропаганды.

Партийная печать в основном в тот период выходила в форме общественно-политической газеты. Свое назначение она осознавала как политическое просвещение населения и формирование общественного мнения, имела устойчивую внутреннюю структуру, расширенный набор информационных, аналитических и публицистических жанров, публиковала сатиру и литературные тексты. Определенные коррективы в область информационного внимания партийных изданий вносила необходимость представлять собственную партию и ее идеологию.

С 1907 по 1917 гг. партийная пресса чаще всего издается нелегально. Наиболее распространенной формой были листовки. Тематически связанные с общественно-политическими событиями в регионе и стране (забастовки, выборы, деятельность властей и т.д.), они опирались на конкретные факты, что осуществлялось благодаря сети рабочих корреспондентов. Наряду с листовками издавались немногочисленные газеты. Они выпускались по образцу легальных, но без определенной периодичности и отличались кратковременностью. Устойчивым был малый формат, что было вызвано нелегальным способом производства, хранения и распространения изданий.

Ситуация изменилась после Февральской революции, когда партии стали повсеместно выпускать периодические издания (преимущественно в виде ежедневной крупноформатной общественно-политической газеты), закрытые через некоторое время Советской властью.

В разделе 5.4 «Провинциальная сатирическая пресса в России в начале XX века» характеризуются сатирические журналы как новый и значимый компонент системы провинциальной печати, возникший в ее структуре в период первой русской революции.

Это был третий расцвет сатирической журналистики в России. Однако если первые два (1769-1774 гг. и конец 1850-х – 1860-е годы) были локализованы в столицах и не нашли продолжения в провинции, то третий количественно мощно проявился в регионах. Из указанных в указателе «Библиография периодических изданий России. 1901-1916» (1961) 286 сатирических журналов и газет, выходивших в 1905-1907 гг., почти 40% приходится на провинциальные издательские центры.

Среди сатирических изданий в провинции в тот период доминировали еженедельные журналы с карикатурами. Выбор такой периодичности был неслучайным, поскольку именно эта форма позволяла редакциям оперативно откликаться на актуальные события, создавая сатирические обобщения на злобу дня. Большинство из изданий сатирической прессы в регионах позиционировало себя как журналы общественной сатиры и соответствовало общей направленности сатирической журналистики того времени, по поводу которой В.Г. Короленко (1906) писал: «Сатира вся сплошь превратилась в политическую». Целевое назначение журналов – формирование и отражение общественного мнения о социальной и политической ситуации в стране – стало ведущим типообусловливающим фактором для сатирической прессы в регионах.

По своей направленности местная сатира представляла собой «сатиру на лица», свойственную эпохам политических потрясений. Приоритетность общественно-политической тематики диктовала выбор объектов сатирического обличения, каковыми становились высшие государственные чиновники (С.Ю. Витте, Д.Ф. Трепов, П.А. Столыпин и др.), известные на всю страну аферисты, отдельные политические партии («Союз 17 октября» и «Союз русского народа») и политики, в том числе местные, и реакционная пресса. Явно постулируемой чертой в карикатурах и словесных описаниях правительственных чиновников была их продажность и антинародность.

Воплощение в местной сатирической печати полярности социума приводило к доминированию оппозиции «свет – тьма», восходившей к противопоставленности добра и зла и находившей дальнейшую реализацию в оппозиции «свобода – рабство», и к появлению фигуры, антагонистической бюрократическому режиму, – народа, который представал чаще всего в двух ипостасях – страдальца и героического борца.

Продуктивными для решения сатирических задач были формы пародии, сказки, рекламного объявления, шарады, загадки, арифметической задачи, энциклопедического словаря, театральной программы, газетных рубрик и др. Из малых сатирических форм популярными были информационные заметки и диалоги. Характерным было обильное использование прецедентных феноменов, в том числе стихотворных и прозаических цитат, названий художественных произведений, пословиц и поговорок, крылатых выражений и т.д. Прецедентные феномены позволяли усиливать прагматический потенциал изданий, нацеленных на формирование общественного мнения по актуальным проблемам российской и местной жизни.

О составе редакций провинциальных сатирических журналов говорить сложно, поскольку и тексты, и карикатуры подписывались псевдонимами или инициалами. Популярными были Бомбист, Инкогнито, Миг, Пуля, встречавшиеся во многих сатирических изданиях. Большинство псевдонимов, как правило, ранее в периодике не фигурировало, что может быть косвенным признаком появления новых сил в местной журналистике.

Активно декларируемая общественная позиция обусловила еще одну характеристику сатирической прессы того периода – ее кратковременность, что было связано со спецификой цензурных условий ее существования.

В последующие годы сатирическая пресса в провинции значительно сократилась, но осталась компонентом системы печати. Творческий опыт, накопленный местными сатириками в годы первой русской революции, зачастую реализовывался в сатирических отделах, повсеместно вводимых в общественно-политические газеты.

В заключении диссертации подводятся итоги, делаются обобщающие выводы в соответствии с задачами исследования и положениями, выносимыми на защиту, намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Анализ формирования системы провинциальной периодической печати и ее структурно-типологической трансформации на протяжении почти полутора столетий в XVIII – начале XX вв. показал, что, будучи подсистемой отечественной, провинциальная пресса хронологически не совпадала с этапами ее развития и отличалась от нее по типологической структуре.

Масштабность временного пространства исследования обусловила выбор периодизации как методологического инструментария, что нашло теоретическое обоснование в диссертации и позволило сделать выводы о вычленении в истории становления системы провинциальной прессы четырех периодов, отличающихся типологической структурой.

Для понимания становления теоретического знания о типологии местной прессы важную роль играют выпущенные в XIX – начале XX вв. годовые алфавитные и систематические указатели повременных изданий, работы по истории отдельных периодических изданий и по печати отдельных регионов и т.д., позволившие прийти к выводу, что дореволюционные классификаторы и историки печати заложили основы типологического исследования местной прессы, последовательно выделяя несколько оснований для ее структурирования: по содержанию (предмету отражения), по характеру информации, по издателю и т.д. Профессиональное журналистское осмысление типологии собственных и вообще провинциальных периодических изданий концентрировалось в объявлениях о подписке на издания, в редакционных обращениях, в специальных тематических статьях. В них выделялись в качестве типообусловливающих факторов для провинциальных периодических изданий цензурные условия и целевое назначение и в качестве сущностной типологической характеристики – область информационного внимания.

Важную роль в формировании системы провинциальной периодической печати сыграли губернские ведомости, которые не только были в большинстве регионов первыми изданиями, но и послужили типологическим образцом для большинства других провинциальных официальных изданий, способствовали повсеместному формированию читательской аудитории и подготовили почву для развития частной журналистики в регионах.

Исследование типологической структуры системы провинциальной печати в диссертации способствовало выявлению «рождения типов» (по Б.И. Есину) провинциальных периодических изданий и их специфики, что открывает дорогу новым типологическим изысканиям в этой сфере. Перспективно и дальнейшее изучение становления теоретического и историко-журналистского знания в российской провинции XVIII – начала XX вв. на основе представленной в диссертации методики его изучения в области типологии дореволюционной местной прессы.

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

    • Монографические издания
    • Лепилкина О.И. Система русской провинциальной периодической печати (XVIII – начало XX вв.): Монография. – М.: Илекса, 2010. – 18,9 п.л.
    • Лепилкина О.И. Становление системы периодической печати на Ставрополье в XIX – начале XX вв.: Монография. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2010. – 9,45 п.л.
    • Статьи в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией РФ
    • Лепилкина О.И. Губернские ведомости как тип издания XIX века // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2005. – Вып. 41. – С. 175–183. – 0,75 п.л.
    • Лепилкина О.И. Развитие столичной и провинциальной педагогической журналистики России в период подготовки и проведения либеральных реформ в образовании (1855 – 1866 гг.) // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2006. – Вып. 46. – С. 35–41 (в соавт. с М.А. Азарной). – 0,6 / 0,3 п.л.
    • Лепилкина О.И. Трансформация информационной политики официального местного издания в начале XX века (На материале «Ставропольских губернских ведомостей») // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. – 2006. – Т. 12. – №6. – С. 82–86 (в соавт. с Ю.А. Клец). – 0,5 / 0,25 п.л.
    • Лепилкина О.И. Типологическое развитие системы печати на Ставрополье в 90-х годах ХХ века // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2007. – Вып. 48. – С. 51–57 (в соавт. с М.Д. Корнеевой). – 0,6 / 0,3 п.л.
    • Лепилкина О.И. Провинциальная сатирическая пресса в России в начале XX века // Вестник Челябинского государственного университета. – Серия «Филология. Искусствоведение». – 2008. – Вып. 20. – С. 85–91. – 0,5 п.л.
    • Лепилкина О.И. «Ставропольские губернские ведомости» (1850 – 1917 гг.) в разные периоды развития: изменения типологических характеристик // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2008. – Вып. 58 (5). – С. 53–60 (в соавт. с Ю.А. Клец). – 0,65 / 0,35 п.л.
    • Лепилкина О.И. Информационная политика провинциальной общественно-политической газеты в начале XX в. (дооктябрьский период) // Вестник Тамбовского университета. – Серия: Гуманитарные науки. – 2008. – Выпуск 7 (63). – С. 132–137. – 0,6 п.л.
    • Лепилкина О.И. Место и роль художественной литературы в провинциальной прессе России второй половины XIX – начала XX века // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – СПб., 2008. – №11 (71): Общественные и гуманитарные науки. – С. 114–122. – 0,7 п.л.
    • Лепилкина О.И. Формирование структуры специализированной прессы на Ставрополье в конце XX века // Вестник Ставропольского государственного университета. – 2008. – Вып. 58 (5). – С. 61–67 (в соавт. с М.Д. Корнеевой). – 0,55 / 0,3 п.л.
    • Лепилкина О.И. Становление и типологические характеристики епархиальных ведомостей в XIX – начале XX вв. // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова: Основной выпуск. – 2009. – Т. 15. – № 2. – С. 103–107. – 0,5 п.л.
    • Статьи в научных журналах и сборниках научных трудов
    • Лепилкина О.И. Становление отечественной педагогической периодики (до 1861 г.) // Актуальные проблемы современных гуманитарных исследований: Сб. н. тр.: В 3–х ч. – Ч. 1. – Ставрополь: СКСИ МОСУ, 1999. – С. 101–110. – 0, 55  п.л.
    • Лепилкина О.И. «Северокавказский край» – прогрессивная газета своего времени // Актуальные вопросы социальной теории и практики: Сб. науч. ст. / Под ред. Е.Н. Шиянова, О.И. Лепилкиной. – Ставрополь: «Ставропольсервисшкола», 2001. – С. 238–253 (в соавт. с Ф.А. Магулаевой). – 0,8 / 0,4 п.л.
    • Лепилкина О.И. Формирование прессы Русской Православной Церкви на Ставрополье в XIX – начале XX вв. // Журналистика: информационное пространство. – Краснодар, 2001. – №1. – С. 19–27 (в соавт. с О.А. Макаровой). – 1,0 / 0,5 п.л.
    • Лепилкина О.И. Классики отечественной литературы в ставропольской частной прессе досоветского периода // Современное гуманитарное знание о проблемах социального развития: Сб. н. тр.: В 2-х ч. / Под ред. Е.Н. Шиянова, О.И. Лепилкиной. – Ч.1. – М.: Илекса, 2002. – С. 518–524. – 0,6  п.л.
    • Лепилкина О.И. Д.И. Евсеев – редактор первой частной ставропольской газеты // Актуальные проблемы социальной теории и практики: Сб. науч. ст. – М.: Илекса, 2003. – С. 264–273 (в соавт. с Н.А. Дорошенко). – 0,5 / 0,25 п.л.
    • Лепилкина О.И. «Лица необщее выраженье»: Дооктябрьская ставропольская пресса в контексте местных изданий Юга России // Ставропольская журналистика: история и современное состояние: Мат-лы конф. / Под ред. А.А. Серебрякова, О.И. Лепилкиной, Е.Н. Ежовой. – Ставрополь: ГУП СК Ставропольская краевая типография, 2004. – С. 103-112. – 0,7 п.л.
    • Лепилкина О.И. Становление столичной и провинциальной педагогической периодики в России в первой половине XIX века // Филологический вестник Ростовского государственного университета. – 2004. – №3. – С. 65-70. – 1,0 п.л.
    • Лепилкина О.И. Формирование читательской аудитории на евразийском пространстве губернскими (областными) ведомостями в XIX в. // Народы Евразии: культура и общество: Третий Международный Евразийский научный форум: Тезисы докладов и сообщений / Под ред. С.А. Абдыманапова. – Астана: Издательство ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, 2004. – С. 214–216. – 0,4 п.л.
    • Лепилкина О.И. Частная дооктябрьская пресса в Ставрополе // Российская провинциальная частная газета / Сост. Л.Е. Кройчик; под ред. Л.Е. Кройчика и Ю.Л. Мандрики. – Тюмень: Мандр и К?, 2004. – С. 251–264. – 1,0 п.л.
    • Лепилкина О.И. Газета «Юг» (1908 – 1909 гг.): история издания и типологические характеристики // I-формат. Журналистика провинции. Науч.-публиц. альманах. – Ставрополь, 2005. – Вып. 1. – С. 191–199. – 0,6 п.л.
    • Лепилкина О.И. «Наш край» (1908-1911 гг.): опыт создания экономической газеты в провинции // I-формат. Журналистика провинции. Науч.-публиц. альманах.– Ставрополь, 2006. – Вып. 2. – С. 152–161. – 0,6 п.л.
    • Лепилкина О.И. Художественная литература как объект информационного внимания в местной прессе России дооктябрьского периода // Художественный текст в диалоге культур: Мат-лы междун. науч. конф., посвящ. году Пушкина в Казахстане, 4-6 окт. 2006 г.: В 2-х ч. – Ч. I. – Алматы: Казак университетi, 2006. – С. 247–253. – 0,4 п.л.
    • Лепилкина О.И. «Листок для посетителей Кавказских Минеральных Вод» (1863 – 1901) как тип курортной газеты // Валихановские чтения-12: Сбор. мат. Междунар. науч.-практ. конф. – Кокшетау, 2007. – Т.3. – С. 328–332. – 0,3 п.л.
    • Лепилкина О.И. Курортологические издания на Кавказе в дооктябрьский период // Шокан тагылымы – 13. Валихановские чтения – 13. Сб. мат-лов Междунар. науч.-практ. конф. – Кокшетау, 2008. – Т. 5. – С. 60–63. – 0,35 п.л.
    • Лепилкина О.И. Партийная пресса в российской провинции в начале XX века // I-формат. Журналистика провинции. Науч.-публиц. альманах. – Ставрополь, 2008. – Вып. 4. – С. 146–162. – 1,05 п.л.
    • Лепилкина О.И. Епархиальные ведомости как тип издания XIX века // Соцiальнi комунiкацii сучасного свiту: науково-теоретичний збiрник / Гол. ред. О.М. Холод. – 2009. – С. 98–100. (Украина) – 0,4 п.л.
    • Лепилкина О.И. Периодизация в историко-журналистских исследованиях как теоретическая проблема // Современные проблемы журналистской науки: Ежегодн. сб. науч. ст. – Воронеж: ИД «Кварта», 2009. – С. 51–63. – 0,7 п.л.
    • Лепилкина О.И. Провинциальная журналистика России XVIII – XIX вв. как источник просвещения и духовности // Труды Южного научного центра Российской академии наук. – Т.V. Социальные и гуманитарные науки. – Ростов н/Д.: Изд-во ЮНЦ РАН, 2009. – С. 359–380. – 1,5 п.л.
    • Лепилкина О.И. Региональная газета «Северный Кавказ» (1884-1906) в контексте провинциальной прессы своего времени // VI Сургучевские чтения: Культура Юга России – пространство без границ: Сб. мат-лов Междун. науч.-практ. конф. / Под ред. А.А. Фокина, О.И. Лепилкиной. – Ставрополь: Изд-во Ставропольского гос. ун-та, 2009. – С. 5-8. – 0,6 п.л.
    • Лепилкина О.И. Формирование типологического разнообразия провинциальной периодики в России в 1860-1880-е годы // I-формат. Журналистика провинции. Науч.-публиц. альманах. – Ставрополь, 2009. – Вып. 5. – С. 140–155. – 1,0 п.л.
    • Лепилкина О.И. Система провинциальной прессы в России накануне и в период первой русской революции // Держава та регіони. – Серия «Соціальні комунікації». – Запорожье (Украина), 2010. – № 3. – С. 114–123. – 1,1 п.л.
    • Лепилкина О.И. Условия и факторы зарождения провинциальной журналистики в России // Вестник Иссык-Кульского университета. – Каракол (Киргизия), 2010. – №26. – III часть. – С. 181–186. – 0,45 п.л.
    • Лепилкина О.И. Типологические модели местных газетных изданий в период зарождения провинциальной журналистики в Российской империи (до 1838 года) // Гуманітарні науки. – Сер. Соціальні комунікації. – Запорожье (Украина), 2010. – №4. – С. 148–155. – 0,8 п.л.
    • Лепилкина О.И. Зарождение русскоязычной периодики в Украине в контексте истории провинциальной журналистики Российской империи // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. – Серия «Филология. Социальные коммуникации». – Алушта (Украина), 2010. – Т. 23 (62). – № 4. – С. 84–88. – 0,3 п.л.
    • Лепилкина О.И. Развитие системы провинциальной прессы России в 1880-е годы // Функции СМИ в транзитивном обществе. Сб. науч. ст. – Новосибирск: СИЦ НГПУ «Гаудеамус», 2010. – С. 19–25. – 0,3 п.л.
    • Лепилкина О.И. Подготовительный этап в истории провинциальной прессы в России: специфика и детерминанты // VII Сургучевские чтения: Культура провинции: локальный и глобальный контекст: Сб. мат-лов Междун. науч.-практ. конф. / Под ред. А.А. Фокина, О.И. Лепилкиной. – Ставрополь: Изд-во Ставропольского гос. ун-та, 2010. – С. 132–135. – 0,4 п.л.
     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.