WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Когнитивно-семиотические основания развития категории предметных имен в английском языке (на материале английских наименований одежды)

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

Бондарчук Галина Григорьевна

КОГНИТИВНО-СЕМИОТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ РАЗВИТИЯ КАТЕГОРИИ ПРЕДМЕТНЫХ ИМЕН В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

(на материале английских наименований одежды)

Специальность 10.02.04 - Германские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва-2011


Работа выполнена на кафедре лексикологии английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук Государственного образо­вательного учреждения высшего профессионального образования «Московский государственный лингвистический университет»


Научный консультант:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:


доктор филологических наук, профессор Кубрякова Елена Самойловна доктор филологических наук, профессор Архипов Игорь Константинович доктор филологических наук, профессор Позднякова Елена Михайловна доктор филологических наук, профессор Никулина Елена Александровна ГОУ ВПО «Рязанский государственный педагогический университет им. С. А. Есенина»


Защита диссертации состоится «06» июня 2011 года в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.135.01 при ГОУ ВПО МГЛУ (119034, Москва, ул. Остоженка, 38).

С диссертацией можно ознакомиться в диссертационном читальном зале библиотеки ГОУ ВПО МГЛУ.


Автореферат разослан «_


»


2011 года



Ученый секретарь диссертационного совета


А. В. Анищенко


Реферируемая диссертация посвящена изучению когнитивно-семиотических оснований развития одной из самых важных категорий современного английского языка - категории предметных имен-наименований одежды.

Предметные имена составляют отдельную категорию и характеризуются целым рядом ярких отличительных свойств, поскольку у их денотатов (или референтов) в мире вне нас имеются определенные корреляты со вполне очевидными перцептивными, чувственными, телесными или вещными свойствами, что и отличает их от имен абстрактных, которые этих свойств лишены.

Выбор категории наименований одежды для исследования не случаен. Он обусловлен тем, что эта языковая категория исключительно важна в культурологическом и социальном отношении, что и предопределяет ее семиотические свойства. Категория наименований одежды представляет собой обширный пласт лексических единиц, обозначающих одежду (предметы одежды, обувь, головные уборы и т. п.), которая является существенным артефактом человеческой деятельности и играет огромную роль в истории общества и культуры. Развитие данной категории понимается нами, с одной стороны, как расширение ее границ за счет пополнения новыми членами, и, с другой стороны, как пополнение категории новыми структурами знаний, обусловливающими ее когнитивное усложнение. В этом смысле категория английских наименований одежды отражает особенности развития как самой предметной лексики, так и всей лексики современного английского языка (с его огромным количеством заимствований, разнообразных моделей слово­образования, неравномерным расширением границ в ходе истории и т. д.). Мы исходим также из того, что категория наименований одежды является одной из базовых категорий лексики, поскольку отражает естественную форму категоризации мира в процессе обыденного познания.

Описание развития категории наименований одежды в английском языке

1


представляет собой многоплановое исследование этой категории как яркого образца категории предметных имен, выполненное в рамках когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистического знания (Е. С. Кубрякова), которая представляет собой одну из наиболее перспективных и широко распространенных в отечественном языкознании версий когнитивизма и выступает в роли методологии данного исследования.

Соответственно установкам и целям когнитивной лингвистики значительное внимание привлекают к себе процессы концептуализации и категоризации мира, связанные с познанием принципов организации и строения такой структуры человеческого опыта, как категория. Хорошо известно, что наибольшие достижения когнитивной семантики были связаны с новым подходом к пониманию категорий и с выделением - наряду с категориями классического типа - так называемых естественных категорий. Среди них, несомненно, важное место занимают и категории предметных имен, выделяющиеся по таким их когнитивным характеристикам, как перцептуальность, а отсюда и чувственная наглядность и возможность остенсивного определения элементов категории. Вместе с тем в специальной литературе уже указывалось на явную недостаточность эмпирического материала в освещении когнитивных проблем и, в частности, когнитивных аспектов категории одежды (ср., например, [Герертс, 2006]), что отрицательно сказывается на разработке методологических оснований когнитивного подхода.

Через всю диссертацию проходит мысль о необходимости дополнить когнитивный анализ отдельной категории языка, во-первых, за счет диахронических данных, в связи с чем выполненное нами исследование может рассматриваться как диахронно-синхронное: вся категория одежды изучается нами от ее исторических истоков вплоть до современного ее состояния. Во-вторых, данное исследование было бы неполным, если бы мы не сочли необходимым учесть семиотический аспект становления и развития данной категории.      Принципом      когнитивно-дискурсивной      парадигмы      знаний

2


в описании любого языкового явления, в том числе и категории, является изучение ее когнитивных, дискурсивных и семиотических аспектов; последнее очень важно, так как язык представляет собой систему знаков. Следуя концепции Е. С. Кубряковой, в когнитивно-дискурсивной парадигме лингви­стического знания должное место следует найти не только ее дискурсивной, но и ее семиотической составляющей, а также рассмотреть согласование всех трех составляющих указанной парадигмы для каждого из изучаемых в ней языковых явлений.

Категория одежды является, несомненно, одной из наиболее четко маркированных семиотических категорий, и это вводит в рассмотрение еще один важный для настоящего исследования аспект - дискурсивный. Действи­тельно, если категория одежды отражает возрастающий опыт человека и все изменения, происходящие в социуме, вследствие чего ее изучение и может, собственно, рассматриваться как когнитивное, то о проявлении семиотической нагруженности категории можно судить только на основании дискурсивных данных.

В связи с этим

Актуальность диссертации мы усматриваем как в обращении к когнитивно-дискурсивной парадигме знания, с позиций которой особенности устройства не всех категорий получили адекватное отражение, так и в необходимости уточнить конкретные пути развития категорий и внести свой вклад в решение такой центральной для всей когнитивной лингвистики проблемы, как проблема расширения границ категории (extension of the category) и ее эволюции, рассмотрев их на примере такой отдельной категории, как категория английских наименований одежды. Иначе говоря, диссертация может считаться актуальной, так как на сегодняшнем этапе состояния лингвистики по-прежнему остаются актуальными как задачи по усовершен­ствованию и уточнению самой развиваемой у нас в стране новой версии когнитивизма, так и задача перенесения теоретических принципов этой версии на   новый   эмпирический   материал.   Актуальным   является   и   применение

3


подхода, объединяющего более традиционные методики ономасиологического анализа с анализом когнитивно-дискурсивным.

Научная новизна диссертации, соответственно, обусловливается тем, что она базируется на описании обозначений одежды, обнаруженных как в лексикографических, так и в дискурсивных источниках. Анализируются репрезентанты категории одежды на разных этапах ее развития, а также во всем разнообразии средств номинации, выявленных в указанных источниках. При этом, поскольку с когнитивной точки зрения наименее изученными оказы­ваются не сами способы номинации, а стоящие за ними структуры знания, новым является изучение той исключительной роли, которую играет в пополнении категории такой механизм как аналогия. Новизна диссертации связана и с попыткой продемонстрировать релевантность когнитивно-дискурсивного подхода, совмещающего в непосредственном лингвистическом анализе нового эмпирического материала такие разные планы возникновения и функционирования категории одежды, как диахронно-синхронный и собственно когнитивный, а также дискурсивный и семиотический. Новизна обусловливается также тем, что при описании категории наименований одежды широко используется фреймовый анализ.

Предметом исследования выступает категория английских наименований одежды в процессе ее формирования, развития и функционирования как особая, социально значимая категория.

Объектом исследования являются имена существительные, являющиеся наименованиями одежды (родовые, базовые и видовые), появившиеся на разных этапах истории английского языка.

В соответствии с вышесказанным общая цель работы состоит в иссле­довании когнитивно-семиотических оснований и главных направлений развития категории наименований одежды в английском языке. Для осуще­ствления данной общетеоретической цели в диссертации решаются следующие задачи:

4


  1. представить общее понимание категории одежды как одной из основных предметных категорий человеческого бытия, чрезвычайно важной в культурологическом и социальном отношении;
  2. определить, на каком концептуальном основании строится категория английских наименований одежды;
  3. уточнить принцип фреймового анализа применительно к изучаемому материалу;
  4. проанализировать и представить современную структуру категории английских наименований одежды (как всей категории, так и ее основных подкатегорий) как результат определяющего ее исторического развития;
  5. описать главные моменты в эволюции категории наименований одежды в ходе всей истории английского языка, обращая особое внимание на расширение границ категории на каждом из этапов языковой истории и степень участия в этом процессе различных номинативных механизмов, выявляя среди них наиболее продуктивные для исследуемой категории;
  6. выявить роль аналогии в процессе исторического расширения границ категории английских наименований одежды, уделяя специальное внимание изучению «пружин» этого механизма и установлению типов аналогии;
  7. изучить семиотическую составляющую одежды как один из важней­ших моментов в общем определении категории; обосновать необходимость включения семиотического аспекта в когнитивно-дискурсивную парадигму знаний;

9) охарактеризовать способы языкового представления семиотической функции одежды в художественном тексте;

  1. дать представление о роли разных типов языковых знаков в процессе становления и развития категории английских наименований одежды;
  2. представить типологию принципов семиотической маркированности выбора одежды в виде фрейма.

Материалом   исследования   послужили   более   4500   субстантивных

5


лексических единиц, появившихся в категории английских наименований одежды на всех этапах развития английского языка, начиная с древне­английского и кончая новейшим. Сплошная выборка произведена по семи авторитетным словарям - "The Shorter Oxford English Dictionary on Historical Principles, 3rd ed." (SOD), "The Barnhart Dictionary of New Words" (B 1), "The Second Barnhart Dictionary of New Words" (B 2), "Longman Register of New Words", "The Morrow Book of New Words" (M), "The Oxford Dictionary of New Words. 5th ed.", "6000 Words. A Supplement to Webster's Third New International Dictionary" (6000).

Отбор материала проводился в несколько этапов при помощи анализа словарных дефиниций, разработанного Ш. Балли и академиком Л. В. Щербой и лежащего в основе семантико-логического способа вычленения групп слов из лексики. Целью первого этапа было выявление слов-идентификаторов для категории одежды. Для этого из словаря "Longman Lexicon of Contemporary English" были отобраны слова, относящиеся по смыслу к указанной категории. Затем были изучены дефиниции выявленных слов, приводимые в каждом из указанных словарей, а также в словаре "The Random House Dictionary of the English Language". В результате были определены слова-идентификаторы наименований одежды - имена существительные и глаголы, - которые являются идентификаторами 1-й ступени при отборе членов категории одежды. К ним относятся слова garment, clothes, costume, dress, footwear, shoe, to wear и некоторые другие. На втором этапе были отобраны идентификаторы П-й ступени - лексические единицы, выделенные по "Longman Lexicon of Contemporary English" и имеющие в своих дефинициях идентификатор 1-й ступени. На заключительном, третьем, этапе при помощи выявленных идентификаторов 1-й и П-й ступеней был выделен весь набор лексических единиц-членов категории английских наименований одежды, зарегистри­рованных перечисленными выше словарями.

В   ходе   исследования   был   также   проведен   дискурсивный   анализ

6


25 художественных произведений (общим объемом около 7500 страниц) -романов, где, в силу тематики произведения, было обнаружено большое коли­чество описаний выбора и ношения одежды с использованием многочисленных их наименований.

Наряду с общенаучным индуктивно-дедуктивным методом основными методами, использованными в работе, являются когнитивный (главным образом, фреймовый) анализ, позволяющий рассматривать язык как порожда­емое человеческой мыслью ментальное образование и одну из важнейших систем репрезентации знаний человека [Кубрякова и др., 1996]; концеп­туальный анализ, заключающийся, с одной стороны, в рассмотрении языкового выражения концептов (представленных указанными выше словами-иденти­фикаторами), а с другой - в реконструкции концептов и стоящих за ними фрагментов объективной реальности с помощью языковых и культурно-языковых данных; а также дефиниционный анализ, дискурсивный анализ, словообразовательный анализ и ономасиологический анализ. Также прово­дились количественные подсчеты.

Решение поставленных задач определило содержание работы и позволило сформулировать положения, выносимые на защиту:

  1. Категория наименований одежды занимает весьма важное место в лексике английского языка как потому, что она разделяет свойства естественных и перцептуально организованных категорий, так и потому, что она занимает обширное лингво-культурологическое и семиотическое пространство.
  2. Категория английских наименований одежды - иерархическое, структурированное образование, имеющее единое концептуальное основание, которое включает в себя знание о человеке, носящем одежду, о предмете одежды и ситуации ношения.
  3. Переход от концептуального основания категории к формированию лексических   единиц-элементов   категории   происходит   постепенно   (через

7


активацию когнитивных, а затем - языковых, механизмов номинации).

  1. В качестве когнитивного механизма, приводящего в действие номинативный потенциал языковой системы, выступает аналогия. Аналогия как главный принцип моделирования в современной системе словообразования продолжает играть определяющую роль и при формировании новых единиц номинации в такой категории, как категория английских наименований одежды; по сути, он лежит в основе формирования, развития и функциони­рования языковых категорий, и с его помощью внутри категории создаются знаки разных типов и разной сложности путем их равнения на определенный образец.
  2. Развитие категории на всех этапах ее существования проявляет зависимость как от экстралингвистических (главным образом исторических и прагматических) факторов, так и от собственно языковых факторов (главным образом тех средств номинации, которые участвуют в ее формировании).
  3. Исторически категория наименований одежды связана с небольшим количеством входящих в нее первоначально предметных имен, а ее развитие принимает форму постоянно текущего (вплоть до настоящего момента) процесса пополнения ее новыми наименованиями.
  4. Современная категория наименований одежды представляет собой трехуровневую многофокусную когнитивную категорию, построенную по принципу фамильного сходства, в то время как ее частные подкатегории строятся по прототипическому принципу.
  5. Для расширения границ категории наименований одежды исполь­зуются все средства номинации, развивающиеся к этому времени в английском языке (семантическая деривация, словообразование, заимствование), причем для данной категории при отсутствии специализированных словообразова­тельных средств ее выражения наибольшим удельным весом обладает слово­сложение. Именно оно широко используется на основании аналогии, которая становится ведущим принципом при создании данного круга обозначений.

8


9. Важной особенностью данной категории является использование ее членов не только непосредственно в системе номинаций, но и в дискурсе, где многие ситуации являются семиотически маркированными: особенно ярко семиотическая маркированность проявляется в ситуации выбора одежды по ее соответствию ситуации ношения и личности человека.

10. Типология принципов как организации всей категории в целом, так и семиотической маркированности выбора одежды может быть представлена в виде фрейма.

Теоретическая значимость диссертации состоит в следующем:

  1. на материале английского языка описан важный фрагмент языковой картины мира: исследованы принципы организации, а также структура одной из наиболее значимых для человеческого бытия категории - категории наименований одежды, что является чрезвычайно важным для выявления общих закономерностей языковой категоризации;
  2. впервые исследована история расширения границ категории английских предметных имен, в частности, английских наименований одежды, и, главное, изучен исторический процесс расширения данной категории, в том числе направления развития категории и экстралингвистические факторы, оказавшие особое влияние на ее формирование; выявлена степень участия отдельных номинативных механизмов в процессе расширения границ категории, включая такой механизм, как аналогия;
  3. изучен семиотический аспект становления, развития и функцио­нирования категории английских наименований одежды; для глубины изучения вопроса построен фрейм принципов семиотической маркированности выбора одежды;
  4. данные, полученные в ходе исследования, а также применяемые методы и направления анализа могут быть использованы при изучении иных категорий предметных имен в английском и других языках.

Практическая ценность диссертации состоит в том, что ее основные

9


теоретические положения и результаты могут быть использованы в разработке курсов лекций по теории языка, когнитивной лингвистике, лексикологии английского языка и семиотике, а также при проведении семинаров по этим дисциплинам. Кроме того, некоторые вопросы, рассматриваемые в диссертации (например, вопрос о декодировании синтаксических сложных слов, образо­ванных по аналогии; вопросы анализа текстов, где наименования одежды выполняют вторичную семиотическую функцию, и некоторые другие), важны для теории и практики перевода и преподавания английского языка.

Достоверность полученных результатов и обоснованность сделанных выводов обеспечиваются представительным объемом анализируемого эмпири­ческого материала, использованием в качестве методологической базы исследо­вания основных положений, выработанных в теории когнитивной лингвистики и в теории семиотики, а также применением различных методов исследования, перечисленных выше.

Апробация работы. Диссертация прошла апробацию на заседаниях научно-методической секции кафедры лексикологии английского языка факультета гуманитарных и прикладных наук МГЛУ в 2000-2010 гг. Основные ее положения обсуждались на 14 международных и региональных научных конференциях у нас в стране и за рубежом.

В ходе работы над диссертацией по теме исследования было опубликовано 33 научных работы (23,1 п. л.), включая две монографии, одна из которых, а также девять научных статей опубликованы в рецензируемых научных изданиях, включенных в перечень ВАК (общий объем - 18,35 п. л.).

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы, списка используемых словарей, списка источников фактического материала и приложения.

Во Введении изложены основные теоретические предпосылки и направ­ления изучения категории наименований одежды в английском языке. Обосно­вывается актуальность и формулируются проблемы, цель и задачи диссертации,

10


указывается новизна, теоретическая значимость и практическая ценность исследования, характеризуются методы и материал исследования.

В первой главе «Когнитивный подход и особенности его применения при анализе категории английских наименований одежды» рассматриваются некоторые основные положения когнитивной лингвистики, важные для настоящего исследования: современный взгляд на проблему категоризации и само понятие категории, возможности различного представления категорий в свете теории прототипов (как категорий прототипических или строящихся по принципу фамильного сходства), особенности фреймовой семантики; приводятся также общие сведения о развитии категории английских наиме­нований одежды и ее современном статусе.

Далее в свете основных положений современной теории категоризации дается структурное представление изучаемой категории английских наименований одежды как категории, состоящей из трех уровней (супер-ординатного, базового, субординатного); описывается ее организация как многофокусной категории, построенной по принципу фамильного сходства; демонстрируется структура ее основных подкатегорий, построенных по прототипическому принципу.

Во второй главе «Механизмы аналогии в формировании категории английских наименований одежды» исследуется роль одного из древнейших, основополагающих принципов развития языка - аналогии - в формировании и развитии категории английских наименований одежды. Освещаются вопросы, являющиеся теоретически значимыми для данного исследования: анали­зируется сущность аналогии и ее значение для развития и функционирования языка, а также основные подходы к изучению аналогии в лингвистике XX века. На основе известной классификации типов словообразовательных процессов по аналогии, разработанной Е. С. Кубряковой, детально анализируются типы аналогических образований в категории современных наименований одежды и описываются их основные характеристики.

11


Третья глава «Характеристика номинативных процессов в становлении и развитии категории английских наименований одежды (динамический аспект категории)» посвящена изучению истоков категории английских наименований одежды и ее развития на протяжении всей истории английского языка. Приводятся данные о развитии изучаемой категории на каждом историческом этапе, здесь же характеризуется степень участия отдельных номинативных механизмов (аффиксации, словосложения, конверсии, семантической деривации, заимствования и др.) в образовании наименований одежды на разных этапах истории английского языка и дается сопоставительный анализ интенсивности использования разных способов номинации в ходе истории развития категории английских наименований одежды.

В четвертой главе «Семиотические аспекты становления и развития категории английских наименований одежды» представлен анализ основных научных традиций и современных подходов к лингвистическим проблемам семиотики, представляющим теоретические предпосылки исследования изуча­емой категории в семиотическом ракурсе. Далее в свете изложенных актуаль­ных направлений семиотических исследований в современной лингвистике анализируются семиотические функции одежды и ее наименований, роль языковых знаков разных типов в становлении и развитии категории английских наименований одежды; исследуется как индексальность в самих наимено­ваниях, так и способы языкового представления семиотической функции в художественном тексте. В конце главы дается типология принципов семиоти­ческой маркированности выбора одежды в виде фрейма.

В Заключении подводятся итоги проведенного исследования и наме­чаются дальнейшие перспективы и направления изучения категории пред­метных имен в когнитивном аспекте.

В работе приводится список литературы, насчитывающий более 300 ра­бот отечественных и зарубежных ученых, список из 20 используемых словарей, список источников  фактического материала,  включающий 25 произведений

12


художественной литературы.

В Приложении представлен список членов категории наименований одежды, появившихся в английском языке в новейший период.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

В рамках первой главы «Когнитивный подход и особенности его применения при анализе категории английских наименований одежды» освещаются основные положения и ключевые понятия когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистического знания, служащие теоретической и методологической базой исследования. Прежде всего, это новый взгляд на проблему категоризации человеческого опыта и само понятие категории.

Когнитивная наука вообще и когнитивная лингвистика в частности уже на первых этапах своего развития демонстрировали отход от традиционного, просуществовавшего более двух тысячелетий, понимания категории как структуры с жестким характером границ и четким перечнем категориальных характеристик каждого из членов соответствующей категории. Для когнитивной лингвистики понятие категоризации человеческого опыта являет­ся одним из самых фундаментальных понятий человеческой деятельности, тесно связанных со всеми когнитивными способностями человека и всеми компонентами самой когнитивной системы - вниманием и распознаванием объектов, умозаключениями, памятью [Кубрякова 2004: 96].

Как одно из современных фундаментальных определений категоризации в работе принимается определение, приводимое в «Кратком словаре когнитивных терминов»: «КАТЕГОРИЗАЦИЯ (categorization; Kategorisation) -в узком смысле подведение явления, объекта, процесса и т. п. под опре­деленную рубрику опыта, категорию и признание его членом этой категории, но в более широком смысле - процесс образования и выделения самих категорий, членения внешнего и внутреннего мира человека сообразно сущно­стным   характеристикам   его   функционирования   и   бытия,   упорядоченное

13


представление разнообразных явлений через сведение их к меньшему числу разрядов или объединений и т. п., а также - результат классификационной (таксономической) деятельности» [СКТ 1996: 42].

Особое значение проблема категоризации человеком окружающего мира имела для когнитивных психологов и, несколько позже, для специалистов в области семантики, которые в 70-е годы XX века впервые подвергли сомнению дефиниционную / классическую теорию категоризации. Новые идеи, содейст­вовавшие этому, обычно называют «теорией прототипов» (prototype theory), выдвинутой группой психологов под руководством Э. Рош (Eleonor Rosch). В ходе исследования принципов естественной категоризации ими были сделаны основные выводы о неравенстве набора признаков для каждого члена категории и о прототипах как лучших образцах категории, пучках взаимо­связанных и взаимозависимых признаков и, главное, об уровнях категоризации с выделением базового уровня как центрального для многих видов когнитивной деятельности.

В отношении вопроса о принципах формирования категорий у человека теория прототипов постулирует, что в основе системы категоризации лежат два основных принципа: 1) принцип когнитивной экономии и 2) принцип осознанной структуры мира. В то время как принцип когнитивной экономии важен для определения уровня детализации, или уровня обобщения, на котором формируются категории, принцип осознанной (через полученные ощущения и связанные ассоциации) структуры мира важен для определения репрезен­тативности самой прототипической структуры формируемых категорий. По утверждении Э. Рош, все это создает систему категоризации, которая может иметь два измерения: горизонтальное и вертикальное.

Современная психология и лингвистика признают существование трех основных уровней языковой категоризации: высшего (суперординатного), среднего (базового) и низшего (субординатного), при этом ведущим и исход­ным считается базовый уровень. Именно названия базового уровня выполняют

14


функцию опорных точек (когнитивных точек референции, по Э. Рош) в процессе формирования и передачи смысла, выступая в качестве прототипов категории.

Не следует при этом забывать, что концептуальное пространство языка многомерно, и язык служит средством хранения и передачи, по меньшей мере, двух видов знания: энциклопедического (неязыкового) знания о мире и о его категориях и собственно языкового знания, знания языковых значений и категорий. Этот факт находит свое отражение в двух типах языковых значений: лексических и грамматических. В то время как лексические значения и объединения слов отражают категоризацию естественных объектов и объектов внутреннего мира человека, грамматические значения и категории отражают естественную для языка (и условную по отношению к внешнему миру) категоризацию.

В этом смысле базовые наименования, входящие в категории предметных имен, формируют лексические категории, коррелирующие с денотатами естественных объектов. Они имеют логическую по своей природе структуру, т. е. в основе их формирования лежит инвариантно-вариантный, логический принцип, в соответствии с которым центром категории становится слово с наиболее общим значением, которое одновременно служит названием категории, ее инвариантом и основным идентификатором по отношению к другим членам данной категории (например, слово птица). Структура лексической категории не совпадает с прототипическои структурой категорий естественных объектов, поскольку слово, называющее прототип естественной категории (например, воробей или малиновка в исследованиях Э. Рош) в составе лексической категории занимает не центральное, а периферийное положение одного из вариантов, и не может служить категориальным идентификатором.

Другой фундаментальный подход к категоризации, также составляющий теоретическую  и  методологическую   основу  данного   исследования,   связан

15


с именем известного немецкого философа Л. фон Витгенштейна, который, рассматривая такую категорию, как игра, отметил, что указанная категория не имеет четких границ и структурируется на пересечении и подобии катего­риальных признаков, которые то появляются, то исчезают, как черты сходства в семье. Другими словами, категории строятся на основе подобия признаков, так как нельзя выделить признаки, общие для всех членов категории, поскольку один элемент категории разделяет только часть признаков другого элемента. Такой принцип формирования категорий был назван «семейным родством / сходством» и был в дальнейшем использован в лингвистических исследованиях.

На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что при рассмотрении проблемы категоризации в центре внимания когнитологов находятся два основных вопроса: 1) о принципах выделения категории и 2) о структуре (типе) категории. Именно эти два вопроса остались нерешенными в традиционной лингвистике. Когнитивный же подход позволяет ученым взглянуть на эту проблему по-новому, представить категорию не только как некое образование с центром и периферией, но дать более глубинное представление о категории, разработав принципы ее формирования, которые бы учитывали как концептуальное основание этого процесса, так и разные уровни обобщения при рассмотрении структуры категории.

В свете рассмотренных основных положений современной теории категоризации далее в работе исследуются принципы выделения категории английских наименований одежды и ее структура. Выдвигается гипотеза о том, что изучаемая категория - иерархическое, структурированное образование, имеющее единое концептуальное основание, которое включает в себя знание как о человеке, носящем одежду (его возрасте, поле, социальном статусе, материальном положении и т. д.), так и о самом предмете одежды (фасоне, цвете, материале, из которого вещь изготовлена, о ее функции, изготовителе и т. д.) и ситуации ношения (см. схему 1).

16


Схема 1

Концептуальное основание категории одежды

одежда

концептуальные составляющие




изготовитель


человек, носящий одежду


ситуация ношения


функция


внешний вид





известная личность, носившая одежду


социальный статус


материальное положение


возраст


пол


часть тела, для которой предназначена одежда

Представленные на схеме концептуальные составляющие, по-разному комбинируясь, обусловливают своеобразие семантики лексических единиц, составляющих категорию.

Категория английских наименований одежды, как и ряд других категорий, состоит из трех уровней - суперординатного, базового и суборди-натного, но обладает при этом своей неповторимой индивидуальностью. Проявляется это прежде всего в том, что это категория многофокусная, т. е. имеющая много субкатегорий (в нашем случае - на базовом и субординатном уровнях). При этом внутрикатегориальные связи исследуемой категории разнообразны: в то время как между членами суперординатного и базового уровней наблюдается гиперо-гипонимическая связь, члены базового уровня объединены принципом «фамильного сходства», и сами, в свою очередь, формируют субкатегории, организованные уже по прототипическому принципу.

При этом, что касается базового уровня рассматриваемой категории, на котором находятся общие / базовые наименования одежды (т.  е.  названия

17


собственно предметов одежды, обуви, головных уборов), количество лексических единиц, включенных в него, не так велико, как можно было бы ожидать. На данном уровне мы встречаем такие простые, широко употребительные слова, известные каждому владеющему английским языком, как dress, coat, costume, suit, trousers, pants, jacket, blouse, skirt, shirt, shorts; shoe, boot, sandal; hat и другие, всего около 30 слов. Их сравнительно небольшое количество можно объяснить одной из характерных черт данной категории в любой культуре - количество основных видов одежды ограничено.

Относительно «фамильного сходства» базовых наименований одежды отметим, что их «фамильная черта» обусловлена антропоцентрическим характером изучаемой категории и заключается в том, что все наименования одежды номинируют предмет / вещи, которые человек носит и которые обяза­тельно выполняют по крайней мере две основные функции - они защищают тело человека от негативного воздействия окружающей среды, а также выполняют эстетическую функцию. Основное, номинативно важное отличие состоит в том, что предметы одежды покрывают разные части тела человека.

Известно, что категории, организованные по принципу «фамильного сходства», строят очень короткие, ограниченные и попарно связанные ряды. Например, рассмотрение в этом плане соотношения основных, базовых наименований одежды в английском языке показало, что брюки {trousers) схожи с юбкой {skirt), поскольку оба обозначают предмет одежды (a piece of clothing), но в первом случае он покрывает тело человека от талии до ступней, а во втором случае наименование обозначает предмет одежды, покрывающий тело человека также от талии, но бывает разной длины. В то же время и юбка {skirt), и брюки {trousers) могут быть частью костюма {suit) {suit - a jacket with trousers or a skirt). В свою очередь вторая часть костюма - жакет (jacket) -очень схож с пиджаком (jacket) и даже покрывает ту же часть тела человека -верхнюю (jacket - a short coat that covers the upper part of the body). Наблюдается определенное  сходство  и между жакетом / пиджаком (jacket) и женским

18


платьем {dress), поскольку оба также являются предметами одежды и покрывают часть тела женщины, но в первом случае - верхнюю часть, а во втором - все тело и часть ног (dress - a piece of clothing that covers a woman's body and part of her legs). (Дефиниции наименований одежды даны здесь по словарю Macmillan English Dictionary).

Названия одежды и связанных с ней предметов, как правило, быстро меняются в силу своей экстралингвистической детерминированности (особенно под воздействием моды). В итоге каждый базовый предмет одежды имеет целый ряд вариантов, которые подлежат обозначению. Неудивительно поэтому, что, как показал анализ, подавляющее большинство английских наименований одежды (около 4000 слов) находится на субординатном уровне категоризации, представляя собой многочисленные видовые наименования каждого из базовых названий одежды. И число таких наименований продолжает расти. Другими словами, расширение границ категории, пополнение ее новыми членами происходит именно на субординатном уровне категоризации, и именно на этом уровне наблюдается тесная связь эволюции наименований одежды с развитием общества.

Следует подчеркнуть, что субкатегории, образованные базовыми наиме­нованиями одежды, являются лексическими субкатегориями. Приведем в качестве примера лексическую субкатегорию dress платье, для которой слово dress служит одновременно ее названием, центральным элементом (инва­риантом) и категориальным идентификатором, что иллюстрирует следующее определение одного из членов данной субкатегории (варианта): discotheque) dress - a short, low-necked dress, often black and with frills at the hemline, originally worn by go-go girls at a discotheque [Bl: 131]. Или лексическую субкатегорию trousers брюки, где ее члены также определяются при помощи названия субкатегории, например, bells - bell-bottom trousers [В 1: 58-59]. Кроме того, данные субкатегории являются также прототипическими радиальными категориями (radial categories), в которых базовые наименования

19


одежды расположены в центре, представляя собой составной прототип (composite prototype), а видовые наименования находятся от него на равном удалении, поскольку в случае с наименованиями одежды невозможно сказать, какая разновидность платья, пальто, ботинок или любого другого вида одежды более (или менее) прототипична, т. е. невозможно построить категорию с членами, находящимися на разном удалении от прототипа как лучшего образца категории. Приведем в качестве примера радиальную категорию с составным прототипом coat как одним из типичных наименований одежды в английском языке (см. рисунок 1):


mandilion

1577


Рис. 1. Субкатегория coat - пальто

Кроме того, в ходе исследования для анализа формирования и развития категории английских наименований одежды были использованы основные положения фреймовой семантики, поскольку именно фреймовый подход в лингвистике является методом исследования взаимодействия семантического пространства языка, представленного языковыми значениями, и мыслительного пространства, т. е. структур знания. Неслучайно поэтому фреймовая модель организации лексикона в памяти человека является в настоящее время наиболее

20


актуальной и получила в лингвистике наибольшее распространение по сравнению с другими типами структур представления знаний - схемами, картинами, сценариями (скриптами), гештальтами. Для данного исследования важен именно фрейм, поскольку он представляет собой обобщенную модель организации культурного знания вокруг некоторого концепта, вербализован­ного в языке, наиболее универсальную модель представления знаний, дающую ключ к раскрытию механизмов человеческой когниции, особенно механизмов языковой категоризации понятий и явлений окружающей действительности.

В главе представлен построенный нами фрейм категории английских наименований одежды с присущими ее членам категориальными признаками, данными в слотах фрейма. Анализ фрейма позволил проследить основные направления развития изучаемой категории в ходе истории, в частности, направления субкатегоризации в сфере одежды (см. рисунок 2).

ПОЛ

возраст

разме

форма / фасон

материал

способ изготовления

функци

цвет

место ношения время ношения тип ситуации ношения соцстатус

объект действия изготовитель событие, в честь которого названа вещь редмет, с которым данный ип одежды нужно носить

редмет одежды, с которым имеется сходство имитация издаваемых предметом звуков

перцептивные особенности предмета одежды лицо, для которого подобный предмет одежды типичен

Рис. 2. Фрейм категории наименований одежды

профпринадлежность

Так, изучение набора категориальных признаков с точки зрения субкатегоризации свидетельствует о том, что данный процесс в сфере одежды традиционно  идет  по  пути  дифференциации  вещей  в  плане  их размера,

21


формы / фасона,   цвета,   материала,   из   которого   изделие   изготовлено, способа его изготовления, функции.

Кроме того, с ранненовоанглийского периода и по настоящее время субкатегоризация в одежде идет по семиотически маркированным признакам, таким, как пол носителя, возраст, место и время ношения, тип ситуации ношения, социальный статус носителя одежды, его профессиональная принадлежность.

Особое внимание здесь следует обратить на роль английских сложных слов в процессе субкатегоризации в сфере одежды, поскольку на протяжении всей истории английского языка многие новые виды одежды обозначались именно при помощи данного типа лексических единиц. Неслучайно Ф. Ньюмейер отмечает, что «названия видов - это сложные слова» [Newmeyer 1992: 764]. Они остаются чрезвычайно важными для категоризации в данной сфере человеческой деятельности и в настоящее время, поскольку при образовании любого сложного слова происходит процесс выделения, уточнения или конкретизации признаков уже знакомого предмета или явления, что делает процесс словосложения актуальным для номинации современных предметов одежды, отличающихся со временем все большим разнообразием и сложностью, а, следовательно, представляющих все большую важность и интерес для анализа процесса категоризации в данной сфере.

Результаты исследования показали, что в основу сложных слов-наиме­нований одежды положены различные категориальные признаки, которые явно отражают те виды деятельности, которые связаны с одеждой - начиная с ее изготовления и кончая ее ношением. Среди таких признаков обращают на себя внимание те, которые использовались для категоризации предметов одежды в ходе всей истории английского языка. Они включены в конвенциональные обозначения и продолжают использоваться в настоящее время. Таковы, например, признаки место ношения /применения (hip huggers, car coat), функция (jogging shoes), размер (demi-mini, shin-sock), время ношения (leisure

22


suit), форма / фасон (duster coat, bubble skirt, tube sock, Big Look).

Кроме того, исследование сложных слов позволило выделить ряд новых категориальных признаков, по которым идет субкатегоризация в рассматриваемой сфере в новейший период, а именно: объект действия (leg warmers); предмет одежды, с которым имеется сходство (pantskirt, shirt-jacket, shirt-suit), предмет, с которым данный предмет одежды нужно носить (pantshoes); лицо, для которого подобный предмет типичен (granny dress, Nehru jacket/coat/suit); имя творца/создателя/изготовителя (Dior dress, Chanel suit, Versace shift); перцептивные особенности предмета одежды (cuddle skirt, drape suit); имитация издаваемых предметом звуков (flip-flop sandals); событие, в честь которого названа вещь (Earth shoes в честь Дня Земли в США).

Важно наличие во фрейме категории незаполненного слота. Поскольку категория наименований одежды, как и другие категории предметных имен, быстро реагирует на малейшие изменения в номинируемой ею сфере - сфере одежды, - это находит свое отражение в концептуальном образе одежды в человеческом мышлении, а впоследствии и в языке. Другими словами, поскольку категоризация в сфере одежды продолжается, набор присущих ей категориальных признаков может быть со временем расширен, могут появиться новые признаки, которые и займут пустой слот.

Рассматривая вопрос об особенностях перехода от концептуального основания категории к ее лексическим единицам, мы впервые говорим о том, что данный переход осуществляется не сразу, а постепенно. На схеме 2 пока­зано, что концептуальное основание приводит в действие когнитивные механизмы номинации, которые обеспечивают формирование концептуальных оснований семантики лексических единиц из отдельных концептуальных представлений, входящих в концептуальное основание категории. Когнитивные механизмы номинации, в свою очередь, активируют языковые механизмы номинации     (словообразовательные     модели,     семантическую     деривацию

23


и модели сочетаемости), которые обеспечивают формирование лексических единиц-элементов категории (см. схему 2).

Схема 2

языковая категория как множество ЛЕ

t

языковые механизмы номинации

когнитивные механизмы номинации

концептуальное основание категории

В качестве когнитивного механизма, приводящего в действие номинативный потенциал языковой системы, выступает аналогия. Схема 2, таким образом, может быть расширена с тем, чтобы не только показать, как формируются лексические единицы-члены языковой категории, но и учесть их реализацию в тексте, которая дает возможность на базе текстовых реализаций реконструировать элементы концептуального основания категории, участ­вовавшие в формировании той или иной лексической единицы (см. схему 3).

Определив наше понимание принципов выделения и организации категории английских наименований одежды, во второй главе «Механизмы аналогии в формировании категории английских наименований одежды» мы рассматриваем аналогию - один из основных принципов развития языка, тесно связанный со словообразовательным моделированием. В работе показано, что аналогия является когнитивным механизмом формирования категории, который активирует определенные номинативные способы, в частности, словообразовательные, а те, в свою очередь, приводят к образованию лекси­ческих единиц-членов категории. Вследствие этого аналогия играет важную роль в расширении границ категории.

24


Схема 3

текст            ^

__________________________ I____________________________

элементы языковой категории (слова, словосочетания, ФЕ, ЛСВ)

номинативные механизмы языка (когнитивные и языковые)

_________ i_________ .

аналогия


концептуальное основание категории


<-J


Аналогия находилась в центре внимания и в античной теории языка (греко-латинском учении), и в работах младограмматиков, и в исследованиях структуралистов первой половина XX века (в первую очередь Л. Блумфилда и Ф. де Соссюра). Не потеряла она своей актуальности для лингвистов и во второй половине XX века, когда наряду с традиционным подходом аналогию стали рассматривать как процесс оптимизации грамматической структуры. Активно разрабатывались интеракциональные теории аналогии.

Среди общих направлений изучения аналогии, начиная с работ младограмматиков, обращает на себя внимание изучение аналогии в детской речи и речи обучаемых, а также исследование роли индивида в создании языковых единиц по аналогии.

Изучение истории вопроса, а также оценки результатов действия аналогии выдающимися лингвистами и философами, показывает, что в силу специфики и двойственности характера аналогии оценка этого явления в разные периоды развития языка была неодинаковой. Тем не менее, несмотря на разное понимание аналогии и ее роли в эволюции и развитии языков - либо

25


как фактора регулярности, либо, напротив, как средства появления разного рода инноваций, отклонений, исключений и даже аномалий - лингвисты всегда отмечали, что аналогия, даже если она и не всегда выступает как источник подлинно нового, всегда действует «как важный фактор развития и функционирования языка, позволяющий говорящему легко переходить от корпуса известных ему форм к созданию новых (вследствие их новой комбинаторики, благодаря следованию определенной модели, схеме и т. д.» [Кубрякова1998:31].

Изучая аналогию как когнитивный механизм, способствующий распространению формы, взятой в качестве образца, на другие создаваемые в том же ряду формы, мы получаем возможность уточнить само явление словообразования как «ответственное» за моделирование новых единиц номинации по образцу старых и в то же время обеспечивающее в этом процессе способность человека наполнять старые формы новым содержанием и тем самым пополнять сложившиеся ряды единиц новыми по своему смысловому содержанию единицами, и, возможно, изменять существующие правила моделирования единиц.

Основными теоретическими и методологическими предпосылками для изучения действия аналогии в расширении границ категории английских наименований одежды явились взгляды на аналогию таких известных отечественных и зарубежных ученых, как Л. Блумфилд, Ф. де Соссюр, Е. Курилович, В. Н. Ярцева, Е. С. Кубрякова.

Изучение роли аналогии в сфере современных английских наименований одежды и типов современных членов данной категории было проведено на базе разработанной Е. С. Кубряковой классификации основных типов аналогии, основанной на разнообразных ассоциациях, лежащих в основе аналогии, конкретном источнике аналогического образования и модели механизма аналогии. Согласно данной классификации, существует три основных типа словообразовательных процессов по аналогии: лексический / аналогический,

26


корреляционный / ассоциативный / парадигматический, синтаксический / дефи-ниционный.

В качестве материала изучения действия аналогии в рассматриваемой категории послужили сложные слова, поскольку большинство английских наименований одежды образованы по аналогии именно данным слово­образовательным способом: более 300 сложных субстантивных лексических единиц (= 65,5 % всех новых наименований одежды), образованных в течение последних 50-и лет в основном по традиционной для английского языка модели n + п —> N и выделенных в процессе сплошной выборки из семи словарей новых слов.

Существует, на наш взгляд, несколько причин того, что для образования английских наименований одежды аналогия активирует в большинстве случаев именно словосложение, и связаны они преимущественно с функционированием членов данной категории. Так, сложные слова, созданные по аналогии, на протяжении всей истории английского языка и в настоящее время играют большую роль в процессе субкатегоризации в сфере одежды. Базовые наиме­нования одежды в ходе истории стали постепенно различаться деталями, которые со временем становятся все более разнообразными вследствие увеличения количества оттенков моды. При категоризации в данной области сложные слова в большей степени, чем любые другие типы наименований, дают возможность отразить различные стили одежды, детали ее устройства, назвать имя создателя или изготовителя, уточнить функцию вещи, что для данной сферы человеческой деятельности чрезвычайно важно.

Важно и то, что сложные слова выполняют особую функцию - они как бы фиксируют апробируемые обществом типы одежды, оцениваемые по массе также апробируемых обществом оценок. В этом смысле сложные слова больше обобщают и больше соответствуют когнитивным структурам знания, стоящим за ними.

Наконец, не следует забывать, что важной отличительной содержательной

27


чертой рассматриваемой категории является ее большая прагматическая релевантность, поскольку одежда - непременный атрибут жизни каждого чело­века, свидетельствующий во многом о его социальном статусе и профессии, поэтому желательно, чтобы названия этих артефактов были понятны всем носителям языка. Сложные слова, являясь в основной своей массе экономичными, компактными по форме и легко понятными по содержанию лексическими единицами, упрощают процесс общения и обычно отвечают указанным требованиям.

По данным проведенного анализа, часть сложных слов в сфере одежды создается в настоящее время по аналогии с лексическим образцом. Примером могут служить такие слова, как Мао jacket, возникшее по аналогии с Nehru jacket и означающее фасон пиджака, который носили лидеры Индии и Китая (Джавахарлал Неру и Мао Цзэдун), и образованное позднее по аналогии с тем же сложным словом Nehru jacket наименование Nehru suit {мужской костюм, состоящий из пиджака указанного фасона и прямых брюк). Ср. также наименование T-dress, возникшее в 1967 году по аналогии с T-shirt (или Tee-shirt) и означающее удлиненную майку такого фасона, которую можно носить как платье. Интересно заметить, что в наименованиях одежды и ее частей встречаются только графемы Т и V, последняя входит в качестве левого компонента в сложное слово V-neck воротник в форме буквы V, которое изначально встречалось в названии свитера с таким вырезом (V-neck sweater), а затем и в названиях некоторых других видов одежды (V-neck dress, V-neck shirt). Очертания других графем (видимо, в силу своей большей сложности) не используются при конструировании одежды, а сами графемы, как следствие этого, не встречаются в наименованиях одежды.

Название мужской рубашки tank top, схожей по фасону с закрытым купальным костюмом на бретелях tank suit, модным в 20-е годы, образовано по аналогии с данным наименованием. По лексическому образцу было образовано в   1965   году   и   слово palazzo pajamas,   где   palazzo   -  заимствование   из

28


итальянского зыка, означающее palace, large mansion {замок). Данное наименование обозначало вид женской пижамы для ношения во время отдыха, широкого покроя, с широкими брюками и сочетающейся с ними блузой: "a woman's garment for lounging or semiformal wear, consisting of loose, wide-legged trousers and a matching jacket or blouse" (Bl). По аналогии с данным лексическим образцом в 1972 году было создано сложное наименование широких женских брюк palazzo pants, фасон которых обычно так кратко и описывают: ср. "women's loose, wide-legged trousers" (B2) или "extremely wide-legged pants for women" (6000), а в одной из дефиниций отмечается, что такое название применимо особенно к женским пижамным брюкам - "women's pants with very wide legs, esp. for pajamas" (M). Практически сразу наименование palazzo pants было сокращено до palazzos.

Похожим образом протекал процесс создания сложного слова loon trousers, которое было образовано также путем словосложения, но на усеченной основе (поскольку loon - усечение-аферезис от существительного pantaloon) по аналогии со сложным словом loon pants (1971) "tight-fitting pants that flare from knees down, designed for informal wear" (B2). Как и в предыдущем примере, loon trousers очень скоро было сокращено до loons, то есть, как и в случае с palazzos, в данном процессе лексическим образцом стал первый, а не второй член номинации.

Вместе с тем в последние десятилетия в сфере одежды наблюдается возрастание роли словообразования на синтаксической основе, появляются десятки слов с компрессивной семантикой, или, другими словами, с более сложной глубинной семантической структурой. Семантические связи между элементами таких сложных наименований в большинстве случаев можно реконструировать с помощью соотносительных с ними фраз или предложений.

При обращении к перифразе сложных слов в сфере одежды выяснилось, что они семантически неоднородны, или, другими словами, модель n + п —> N,   по   которой   большинство   из   них   образовано,   неоднородна   по   типу

29


синтаксических отношений, устанавливаемых между частями композита. Так, среди них есть целый ряд композитов, значения которых относительно легко выводимы из значений их составляющих, они интерпретируются стандартной, типовой перифразой, или, другими словами, характеризуются свойством семантической «прозрачности», особенно если мы уже знаем несколько слов из данной или смежной сфер с подобной же схемой дефиниции. Например, довольно легко «расшифровываются» значения наименований аналогического ряда safari-suit, safari-shirt, safari-hat, safari-jacket, safari-boot, поскольку они имеют в своей основе одну и ту же схему дефиниции - это предметы одежды, по своему фасону похожие на те, что носят во время сафари. Поэтому, если знать хотя бы одно слово из этого ряда (например, safari-jacket "a belted shirt jacket with large patch pockets"), можно вывести и общую схему их дефиниции и при необходимости восстановить синтаксическую конструкцию любого из этих аналогических наименований. Следует также заметить, что в настоящее время, в связи с распространением сафари как особого времяпровождения для богатых туристов, значение указанных предметов одежды можно трактовать не только как одежду, похожую на ту, что носят во время сафари, но и просто как одежду, предназначенную для ношения во время сафари, причем указание на сафари имплицирует модную одежду.

Практически всем говорящим на английском языке не только понятны значения слов maxi, midi, mini, micro, но и понятно их взаимоотношение, то, как соотносятся между собой обозначаемые ими меры длины: micro - mini -midi - maxi. Каждая из этих лексических единиц входит в качестве левого компонента в аналогические ряды наименований одежды, категоризируя, как правило, базовые названия одежды по длине. Так, maxi - это одежда до щиколотки: maxicoat, maxidress, maxiskirt. В этом ряду было создано еще слово maxi-shorts, обозначающее шорты, которые достигают максимальной длины для данного вида одежды - до колена. Midi - одежда ниже колена, обычно до середины голени: midi dress, midi skirt, midi coat. Mini обозначает предметы

30


одежды выше колена. Вслед за miniskirt в этом ряду появились minidress, minicoat, minikilt, minisuit, minishorts. И, наконец, micro - одежда, которая короче, чем mini, например, microskirt "a skirt that is shorter than a miniskirt".

К легко распознаваемым синтаксическим аналогическим обозначениям можно отнести и родовые наименования summer wear (wear for summer), everyday wear (wear for everyday), casual wear (wear for casual time). Поэтому легко угадать значение нового родового композита workwear (wear for work / workers).

Представляется, однако, что все подобные случаи требуют специального изучения и особого разъяснения. Необходимо быть осторожным при «расшифровке» даже таких на первый взгляд довольно «прозрачных» слов, поскольку догадки об их значении могут и в этом случае привести к неправильной трактовке. Например, даже сложные слова, образованные по модели n + п с одним и тем же правым членом, могут иметь в своей основе разные схемы дефиниции: если, как было указано, workwear - это родовое название одежды для работы / рабочих (wear for work / workers), то jeanswear является в настоящее время родовым наименованием для всех видов джинсовой одежды, хотя несколько лет назад оно означало только джинсы всех моделей, a beachwear - название одежды для ношения на пляже.

Последние примеры еще раз подтверждают мысль о том, что аналогия в словообразовании редко бывает однотипной, она строит малые ряды. Нередко, наряду с регулярной аналогией, включается и такой способ, как нерегулярность, и тогда новое образование как бы «выпадает» из аналоги­ческого ряда и, в случае синтаксических композитов, строит свои внутренние отношения по другой формуле, нередко формируя уже новые аналогические ряды.

Кроме того, для «расшифровки» значения некоторых синтаксических композитов необходимо знать не только реалии окружающего мира, но, подчас, и языковые  факты.   Так,  левый  компонент  слова fun fur,  обозначающего

31


искусственный мех и изделия из него, является прилагательным (в отличие от всех рассмотренных ранее слов), означает amusing, entertaining, enjoyable приятный, доставляющий удовольствие. Он произошел от устаревшего глагола to fan (ранее fon), что означало to befool одурачивать, обманывать (намек на то, что мех ненастоящий, он обманчивый, так как он искусственный). А название очень коротких облегающих шорт hot pants (1971) «прочитывается» лишь при знании распространенного фразеологизма to have hot pants, что означает to be sexually aroused {быть сексуально возбужденным).

Становится очевидным, что разные типы аналогии имеют непо­средственное отношение к мотивированности / идиоматичности лексического образования: среди сложных наименований одежды появляется все больше синтаксических композитов, которые не могут быть определены как регу­лярные (то есть полностью объяснимые), при этом они характеризуются разной степенью идиоматичности. В этой связи рассмотренный языковой материал позволил не только классифицировать сложные слова по создавшим их типам аналогии, но и подтвердить различия этих типов и тем, что для их восприятия и интерпретации нужны разные типы знания, а, следовательно, и разные стратегии их распознавания. Так, если при аналогии по лексическому образцу слушающий, опираясь на этот известный ему образец, строит предположения о неком приблизительном сходстве нового слова со старым: если Nehru jacket означает фасон пиджака, который носил премьер-министр Индии Дж. Неру, то образованное по аналогии с ним слово Мао jacket должно, видимо, означать фасон пиджака, который носил Мао Цзэдун. Подчеркнем, что эта аналогия заставляет делать предположения самого общего вида.

Вместе с тем, не следует забывать о том, что слушающий имеет некое общее знание о строении модели / моделей сложного слова, в состав которых входит, несомненно, знание о том, что левостоящий член композита каким-то образом уточняет или определяет правостоящий: ясно, что в случаях типа Dior dress или Cardin dress одеяние имеет отношение к фирме Диора или Кардена,

32


а такое «отношение» - это принадлежность = изготовление = создание одежды соответствующим кутюрье.

В третьей главе «Характеристика номинативных процессов в ста­новлении и развитии категории английских наименований одежды (динами­ческий аспект категории)» изучается историческая эволюция данной категории с целью проследить, как расширялась от периода к периоду категория наименований одежды, какие номинативные средства и в какой степени были задействованы в этом процессе, поскольку даже при описании категорий, которые уже привлекли к себе пристальное внимание исследователей (таких, например, как категории пространства, времени, движения), эволюционный, исторический аспект их развития до настоящего времени не освещался.

Категория наименований одежды, включающая в настоящее время более 4500 наименований, в древнеанглийский период была малочисленна: словарями зафиксировано немногим более 50 ее членов. Среди них были лексические единицы, представляющие различные слои исконной английской лексики (индоевропейский, общегерманский, англо-саксонский): например, cla5as (совр. clothes одежда), haet (совр. hat шляпа), teah (совр. tie галстук), smoc (совр. smock блуза), glof (совр. glove перчатка) и некоторые другие.

В ходе изучения процесса создания новых членов рассматриваемой категории в каждый из периодов истории английского языка - древне­английский, среднеанглийский, новоанглийский и новейший - был выявлен неравномерный характер данного процесса, обусловленный в целом ряде случаев экстралингвистическими факторами. При этом были выявлены основ­ные номинативные процессы, способствующие расширению границ категории. Как показал анализ, в развитии категории английских наименований одежды участвовали едва ли не все процессы номинации: и заимствование, и семан­тическая деривация, и словообразование. Однако удельный вес всех пере­численных процессов был различен: любая категория строится на опреде­ленном   числе   процессов   номинации,   для   нее   наиболее   продуктивных.

33


В рассматриваемой категории при отсутствии специализированных слово­образовательных средств ведущую роль играет словосложение.

При этом описание содержательных связей значений анализируемых слов в каждый из периодов истории английского языка проводился в рамках классификации, разработанной известным отечественным лингвистом М. В. Никитиным, в которой выделены два основных типа таких связей -импликационный и классификационный, включающий гиперо-гипонимические, гипо-гиперонимические и симилятивные связи.

Согласно данным проведенного анализа, образование новых значений у лексических единиц категории одежды уже в древнеанглийский и средне­английский периоды проходило на основе всех выделенных в данной классификации типов связей, например: импликация - rag ср.-англ. "A small worthless fragment or shred of some woven material" > "Ragged or tattered garments or clothes"; russet ср.-англ. "A coarse homespun woolen cloth of a reddish-brown, grey, or neutral colour, formerly used for the dress of peasants and country-folk..." > "Garments of such cloth"; гиперо-гипонимия - tail ср.-англ. "A thing, part, or appendage, resembling the tail of an animal in shape or position" > "The train or tail­like portion of a woman's dress, the pendent posterior part of a man's dress-coat or a peasant's long coat, the loose part of any coat below the waist..."; raiment ср.-англ. "Clothing, clothes, dress, apparel" > "A garment, a dress"; гипо-гиперонимия- weed др.-англ. "An article of apparel, a garment" > "Clothing, raiment, dress"; linen ср.-англ. "Something made of linen; a linen garment, etc." > "Garment, etc., made of linen..."; симиляция - tire ср.-англ. "Apparatus, equipment, accoutrement" > "Dress, apparel, raiment" (SOD).

Важно, что, сравнивая названия одежды от древнеанглийского до новейшего периодов, мы смогли получить представление о тех структурах знания и их признаках, которые были достаточны для описания одежды. При этом стоит всячески подчеркнуть, что когнитивный подход дает возможность соотнести концепты не только  с историей одежды,  но и с целым рядом

34


культурологических и социальных факторов. Иначе говоря, рассматриваемая категория отражает процесс номинации новых реалий, появляющихся в сфере одежды и моды, и в связи с этим в разное время в ее концептуальном основании фокусы внимания были разными.

Четвертая глава «Семиотические аспекты становления и развития категории английских наименований одежды» посвящена изучению семиоти­ческой функции наименований одежды, поскольку категория одежды является, несомненно, одной из наиболее четко маркированных семиотических категорий. Как показало исследование, целый ряд предметов одежды кроме своих основных функций - физической (защищать тело человека от воздействия внешней среды) и эстетической - выполняют и вторичную семиотическую (индексалъную) функцию, указывая на пол носителя одежды, его социальный статус и т. д. Наименования таких предметов одежды, используемые в разного рода описаниях жизнедеятельности человека, по ассоциации с предметом одежды, который они номинируют, тоже начинали выполнять внутри текста и дискурса семиотическую функцию. Приведенные в работе данные об историческом развитии общества в сфере одежды со всей очевидностью указывают на усиление семиотической функции одежды в совре­менном обществе и, как следствие этого, на усиление индексальной семио­тической функции наименований одежды в английском языке.

В главе была подробно изучена роль языковых знаков разных типов в становлении и развитии рассматриваемой категории. При этом учитывалось положение Ч. Пирса о том, что принадлежность знака к одному из трех классов его классификации носит относительный характер и может меняться со временем. Так, некоторые наименования-символы в настоящее время действи­тельно являются знаками произвольными, но их этимология указывает на то, что в плане своего происхождения они были знаками мотивированными, в частности иконическими. Например, современное английское слово smock (с.a. smok "a woman's shirt", англо-сакс. smoc, тевтонское *smugnoz, индо-

35


европейское *smugnos, тевтонское *smug- представлено в англо-сакс. smog-(слабая форма глагола smugan "to creep into"), то есть название предмету одежды было дано по характеру движения, которым его надевали: в него «влезали», «надевали через голову». Ср. с шотл. глаголом smook - «надевать перчатку или чулок». В исландском языке smokkr "a smock" произошло от smog- слабой формы глагола smjuga "to creep through a hole, to put on a garment over the head". Ср. со средне-шведским словом smog "a round hole for the head" [Skeat: 496].

Есть иконические знаки и среди созданных в новейший период названий одежды. К ним, видимо, можно отнести наименования, созданные на основе метафоры, вызывающие образ предмета одежды в разных планах: например, мы представляем форму предмета одежды или его фасон, когда слышим слова типа bubble skirt, tube sock, drain-pipe trousers или название брюк в форме колокола bells, расклешенных брюк flares, облегающего женского нижнего белья body stocking, широкой блузы без рукавов shell и других.

Мы знаем о перцептивных особенностях некоторых предметов, например, юбки cuddle skirt (1958), которую обычно шьют из толстого мягкого материала, поскольку знаем значение глагола cuddle «крепко обнимать; обволакивать»; или костюма drape suit (1952), так как to drape означает «драпи­ровать; ниспадать красивыми складками». Наконец, можем представить манеру издавать звуки: «шлепки» flip-flop sandals, mm flip-flops (1969) "...so called from the flip-flopping motion of the sole hitting against the foot" (B2: 200).

Можно говорить об иконичности, но уже в ее диаграмматическом варианте, то есть о соответствии отношений между частями языковой структуры и частями концептуальной структуры, отражающей действитель­ность, рассматривая категорию одежды в целом. В настоящее время в рас­сматриваемой категории наряду с простыми словами существует целый ряд сложных и производных слов {evening dress, jogging shoe, bubble skirt, russeting). Противопоставление  простых знаков  указанным  сложным  знакам  того  же

36


уровня языка может рассматриваться, на наш взгляд, как отражение простоты / сложности соответствующих им понятий, то есть как одно из проявлений иконическои мотивированности, поскольку, согласно данному принципу, то, что более сложно в жизни, должно быть передано и более сложными знаками. Тогда ясно, что концепт вечернее платье более сложный, чем концепт платье, и поэтому он обозначается более сложным языковым знаком evening dress.

Особое внимание в работе было уделено исследованию индексальности в самих наименованиях, а также способам языкового представления семиоти­ческой функции в художественном тексте, что чрезвычайно важно, поскольку о проявлении семиотической нагруженности категории можно судить только на основании дискурсивных данных.

Исследование проводилось с использованием новых понятий семиотически маркированной ситуации и семиотически маркированного объекта, пред­ложенных Е. С. Кубряковой для решения вопроса о связи смысла вещей, то есть их семиотической роли в жизни, с их языковым воплощением.

В главе рассматриваются английские наименования одежды в их вторичной семиотической функции - то есть как знаки, обозначающие семио­тически маркированные объекты, указывающие на особые приметы этих вещей, их способность иметь специфические прагматические интерпретанты. Наличие интерпретант этого рода мы признаем в тех случаях, когда в дефиницию (или описание) соответствующего предмета одежды включается указание - помимо указания на его прямое назначение - на такие концептуаль­ные характеристики, которые связаны с использованием данного предмета одежды в индексальной семиотической функции, как знака принадлежности носящего его человека к той или иной категории людей (различающихся по полу, возрасту, профессии и т. д. и т. п.). Ср., например, в словаре The Shorter Oxford English Dictionary on Historical Principles дефиницию слова flatcap (1598), где описывается сам головной убор ("A round cap with a low, flat

37


crown"), но также указывается, кто его носил и когда ("worn in 16-17 с. by London citizens") [SOD: 711], что и составляет его прагматическую интерпретанту. Или дефиницию брюк trousers (1681), в которой помимо описания их фасона имеется указание на то, что их в то время носили только мужчины: "A loose-fitting garment of cloth worn by men (выделено нами. -7". Б.) covering the loins and legs to the ankles" [SOD: 2254].

Проведенное исследование показало, что семиотический характер наименований одежды в английском языке складывался постепенно, в ходе всей истории развития данной категории. Начало этого процесса прослежи­вается уже в древнеанглийский период, когда на фоне создания «широко-значных» слов, обозначавших в принципе предмет одежды {cloth | с.a., rail f 1552, shroud^ 1638, weed), появляются первые номинации, однозначно сигнализирующие о поле носителя одежды. Например, куртка, которую носили только мужчины, называлась kirtle.

В более поздние периоды развития английского языка среди продолжавших появляться родовых наименований одежды, обозначавших одежду в целом или любой ее предмет (например, в с.а. период: atour f 1475, attire, clothing f 1610, habit (apx.), raiment, ray f 1760; garment), и наименований предметов одежды, которые могли носить оба пола (воротник collar c.a., часто накладной; головной убор coif c.a.; предмет верхней одежды cloak c.a.; головной убор togue (1505), кардиган cardigan (1868) и др.) или женщины и дети (нижняя юбка petticoat (1464), резиновые сапоги Wellington (1817), шляпа turban (1862), полуботинки bottine (1866) и др.), появляется все большее количество наименований, четко указывающих на пол носителя. Так, только к предметам женской одежды относились шаль veil c.a., короткая верхняя юбка jupon c.a., головной убор cornet (1547), комбинация slip (1761), куртка с капюшоном capuchin (1749) и т. д., а мужчины стали носить жилет stomacher c.a., в XIV-XV веках - камзол pourpoint, дорогие вышитые жилетки waistcoat (1519), брюки trousers (1681), т. д. В то время стали постепенно появляться

38


предметы исключительно детской одежды, то есть их названия указывали на возраст носителя одежды. Ср., например, наименование детской шапочки biggin (1530), верхней одежды для маленьких детей pelisse (1852), детского комбинезона romper (1922) и т. д.

Изучая семиотические функции одежды, целесообразно, однако, выде­лить не только признаки пола и возраста людей, носивших эту одежду, но и более широкий круг признаков, по которым семиотически маркировались объекты в данной сфере. Проведенный анализ позволяет говорит о релевант­ности таких концептов, характеризующих предметы одежды, как место, время ношения, тип ситуации, социальный статус или профессия человека.

Интересно, однако, отметить, что каждый из указанных концептов специфичен в своей реализации. Так, например, концепт место реализуется в двух разных ипостасях. С одной стороны, он может указывать на то, где (в каком месте) следует носить ту или иную одежду: если на человеке в средние века были надеты предметы одежды tunic или herigaut, а позднее -тапочки slippers (1478), легкие туфли pump (1555), халат wrapper (1734) и т. д., то это указывало, в частности, на то, что он находится дома; напротив, к верхней одежде относились pilch д.а., robe с.a., cloak с.а., женский головной убор bomiet (1499) и др. А туфли особого фасона sand-shoes (1855) носили только на пляже. С другой стороны, в названиях целого ряда предметов одежды указывается на локальную принадлежность их носителей, при этом то более узкую (только лондонцы в XVI-XIX веках носили головной убор flatcap (1598)), то более широкую (широкополую шляпу blue bonnet (1682) можно было увидеть на шотландцах).

Интересную реализацию имеет и концепт время ношения. Обще­известно, что у каждого времени своя мода на многие вещи, в том числе на одежду и внешность человека вообще, на манеры, жесты, у него свои кумиры, которым стремятся подражать современники. Все это, за редким исключением, устаревает  и   выходит  из   моды,   и   следующим   поколениям   кажется  уже

39


несколько странным. Как остроумно заметила Коко Шанель: «Мода - это то, что выходит из моды».

Естественно, устаревают и названия таких вещей. Именно поэтому некоторые предметы одежды являются как бы знаками своей эпохи. Кроме уже упомянутых tunic, robe, herigaut, pourpoint, flatcap и некоторых других, в качестве примера можно привести головной убор sugar-loaf-hat (1607), который носили во времена Тюдоров, Стюардов и после Великой французской революции; накладной воротник типа жабо ruff (1555) был популярен в эпоху правления Елизаветы I и Джеймса I; а жилетка vest (1666) была модной у мужчин в эпоху короля Чарльза II, который и ввел ее в моду; бриджи trunk-hose (1637) считали модными в XVI - начале XVII века, а головной убор pock-pie hat был в моде у англичанок всего десять лет (с 1855 по 1865 год).

Известны, правда, отдельные случаи, когда предмет одежды, широко распространенный в определенную эпоху, а затем вышедший из моды, ненадолго переживал как бы «второе рождение». Примером может служить головной убор turban (1776), схожий по фасону с восточным тюрбаном, который носили женщины в Англии в конце XVIII - начале XIX века, и который вновь стал модным в сезон 1908 года. Наименования таких предметов одежды являются знаками как бы двух эпох и поэтому могут ввести в заблуждение при определении времени их ношения.

Некоторые наименования одежды указывали на время года или суток, когда эту одежду следует носить. Так, если на женщине тонкие перчатки Lisle gloves (1851), речь идет о лете, шубу fur-coat носят зимой, на ночь надевали night-clothes (1602), night-dress (1712) и ночной головной убор mutch (1475).

Семиотически маркировался и тип ситуации ношения одежды. Например, в отличие от жилетки habilement (1491), которую можно было носить в любой ситуации, свитер sweater (1882) изначально свидетельствовал о том, что его носитель собирается заняться спортом, например греблей; jemmy (boot)  (1753) надевали для верховой езды, войлочную шляпу    deer-stalker

40


(1881)- для охоты, платье gala (1625) - только в праздники, а платья masquerade (1668) и bahut (1784) носили на маскарадах.

Особый интерес представляют наименования одежды, в которых заложены одни из самых семиотически значимых признаков - социального статуса человека и его профессиональной принадлежности. Здесь можно упомянуть одежду слуг blue-coat (1600); головной убор toy (1724), который в Шотландии носили женщины низшего сословия; предмет обуви startup (1517), который носили крестьяне; одежду с перламутровыми пуговицами pearly (1886), которая говорила о том, что перед вами уличный торговец продуктами, и некоторые другие.

Проведенный анализ свидетельствует также о том, что некоторые наименования одежды выполняли свою семиотическую функцию лишь в опре­деленный исторический период времени, а затем ее утратили, поскольку объекты, которые они номинировали, перестали быть семиотически марки­рованными. Так, существительное waistcoat (1519), обозначавшее богатую вышитую жилетку, которую в XVI веке носили обеспеченные люди, было семиотически маркированным, однако более поздние значения данного слова, называвшие другие разновидности данного предмета одежды, такой маркированности уже не имели.

Процесс утраты предметом одежды своей семиотической маркиро­ванности, приводивший к превращению его наименования в символ, иногда происходил буквально на глазах одного поколения. Ярким примером, как нам кажется, может служить слово trousers, которое, появившись в 1681 году, стало обозначать чисто мужской вид одежды, определяемый словарем как "A loose-fitting garment of cloth worn by men covering the loins and legs to the ankles" (SOD: 2254). Такое положение вещей сохранялось, как мы знаем, вплоть до 60-70-х годов XX века, когда брюки постепенно стали носить и женщины, и сейчас уже никому, видимо, не придет в голову считать их предметом чисто мужского гардероба.

41


Как показало исследование, при описании семиотических функций наименований одежды, как и при описании развития данной категории в других аспектах, особого внимания заслуживает новейший период, поскольку именно в современном слое наименований одежды мы находим большое количество слов с индексальным характером, причем они выражают не только семиотические признаки, о которых речь шла выше, но очень часто являются знаками чего-то более модного, престижного. Более того, так как многие из таких наименований являются сложными словами, а потому - знаками мотиви­рованными, их знаковый характер часто находит свое выражение в их поверхностной структуре и довольно легко распознаваем. Так, многие совре­менные композиты включают в себя имена дизайнеров одежды, известных практически всем носителям языка, и поэтому вызывают определенные ассоциации и стереотипы. Ср. указание на фирму в левых компонентах обозначения джинсов Levi's jeans или же обозначения ведущих дизайнеров при номинации дамской одежды типа Dior dress, Versace suit, Gucci cardigan, Donna Karan gown.

В главе предпринята одна из первых попыток построения типологии семиотически маркированных явлений в отдельной области: типология принци­пов семиотической маркированности выбора одежды представлена в виде фрейма (см. рисунок 3). Двумя основными принципами данной типологии являются соответствие одежды ситуации ношения и ее соответствие личности носителя. Реализация конкретных слотов предложенного фрейма проиллюстрирована примерами из английской художественной литературы.

Как показало проведенное исследование, вторичный семиозис основы­вается на том же, описанном выше концептуальном основании, но если при формировании лексических единиц-членов категории главную роль играли категориальные признаки, то при реализации номинаций в тексте конкретные контексты позволяют реконструировать элементы единого концептуального основания категории.

Перспективным направлением для дальнейших исследований представ­ляется изучение становления и развития других языковых категорий предметных имен по образцу анализа, проведенного в диссертации, то есть в русле когнитивно-дискурсивной парадигмы лингвистического знания и дополненного изучением семиотических оснований развития категории. При этом, в силу междисциплинарности когнитивного подхода, собственно лингвистические данные должны быть связаны с историческими, социальными и культурными данными.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях: Монографии и научные статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, включенных в перечень ВАК:

  1. Бондарчук Г. Г. Механизмы аналогии в синхронии и диахронии. - М.: «ООО Типография Сарма», 2003. - 92 с. (5,75 п. л.)
  2. Бондарчук Г. Г. Семиотические аспекты описания категории предмет­ных имен. - М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2010. - 226 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 577; сер. Языкознание). (10,0 п. л.)
  3. Бондарчук Г. Г. Особенности формирования значений у комплексных

43


наименований одежды в английском языке // Английский лексикон в свете когнитивной парадигмы знаний. - М.: МГЛУ, 2002. - 211 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 470). - С.25-29. (0,3 п. л.)

  1. Бондарчук Г. Г. Проблема аналогии в античной теории языка и в уче­нии младограмматиков // Лексика в разных типах дискурса. - М.: МГЛУ, 2003. - 174 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 478). - С. 10-17. (0,4 п. л.)
  2. Бондарчук Г. Г. Роль индивида в создании языковых единиц по анало­гии // Проблемы соотношения культуры, языка и мышления в парадигме современно английской лексикологии. - М.: МГЛУ, 2004. - 207 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 489; сер. Лингвистика). - С. 17-24. (0,4 п. л.)
  3. Бондарчук Г. Г. Семиотический аспект декодирования английских син­таксических сложных слов // Лексическая система как инструмент познания. -М: МГЛУ, 2006. - 232 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 512; сер. Лингвистика). - С. 98-102. (0,3 п. л.)
  4. Бондарчук Г. Г. Некоторые особенности функционирования семио­тически маркированных единиц в английском тексте // Межкультурная комму­никация. Лексикология. - М.: «Рема», 2007. - 244 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 522; сер. Лингвистика). - С. 46-51. (0,3 п. л.)
  5. Бондарчук Г. Г., Кубрякова Е. С. Семиотические аспекты изучения категории одежды // Теория и практика лексикологических исследований. - М.: «Рема», 2007. - 276 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 532; сер. Лингвистика). - С. 81-88. (0,4 п. л. / 0,2 п. л.)
  1. Бондарчук Г. Г. Семиотически маркированные ситуации употреб­ления наименований одежды в английском языке // Актуальные проблемы современной английской лексикологии. - М.: «Рема», 2008. - 277 с. (Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 552; сер. Лингвистика). - С. 84-91. (0,4 п. л.)
  2. Бондарчук Г. Г. О внедрении достижений лингвистики в процесс обучения иностранному языку // Новое в лексикологии: проблемы, методы, изыскания.  - М.:  ИПК МГЛУ  «Рема»,  2009.  - 375 с.   (Вестн.  Моск.  гос.

44


лингвист, ун-та; вып. 549; сер. Языкознание). - С. 24-30. (0,4 п. л.)

11.  Бондарчук Г. Г. Механизмы аналогии в формировании категории

английских наименований одежды // Изучение разноструктурных языковых

знаков: проблемы и перспективы. - М.: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - 313 с.

(Вестн. Моск. гос. лингвист, ун-та; вып. 572; сер. Языкознание). - С. 100-118.

(0,9 п. л.)

Статьи в других научных изданиях:

  1. Бондарчук Г. Г. Проблемы языковой категоризации (лингвистический анализ названий одежды за последние 50 лет) // Когнитивные аспекты языковой категоризации. - Рязань: Рязанский гос. пед. ун-т им. С.А. Есенина, 2000. - 231 с. (Сб. науч. тр.). - С.51-56. (0,4 п. л.)
  2. Бондарчук Г. Г. О валентности предметных имен // Теоретические и прикладные аспекты лингвистических исследований. - Сургут: СурГУ, 2001. -151с. (Межвуз. сб. науч. тр.) - С. 87-90. (0,2 п. л.)
  3. Бондарчук Г. Г. О становлении признаков в естественных категориях (на материале английских наименований одежды) // Теоретические и приклад­ные аспекты лингвистических исследований. - Сургут: СурГУ, 2001. - 151 с. (Межвуз. сб. науч. тр.) - С. 62-69. (0,4 п. л.)
  4. Бондарчук Г. Г. Пути субкатегоризации предметной лексики (на материале английских наименований одежды) // Английский лексикон в ког­нитивно-дискурсивной парадигме. - М.: МГЛУ, 2001. - 167 с. (Сб. науч. тр. МГЛУ) - С. 57-63. (0,4 п. л.)
  5. Бондарчук Г. Г. О насыщенности текстов художественной лите­ратуры разноструктурными лексическими единицами // Текст и дискурс: традиционный и когнитивно-функциональный аспекты исследования. - Рязань: РГПУ, 2002. - 237 с. (Сб. науч. тр.) - С. 149-151. (0,2 п. л.)
  6. Бондарчук Г. Г. Наименования одежды и их семиотические функ­ции // С любовью к языку: сб. науч. тр., посвящ. юбилею Е. С. Кубряковой. -М.-Воронеж: ИЯ РАН, ВГУ, 2002. - 492 с. - С. 188-196. (0,5 п. л.)

45


Материалы конференций:

  1. Бондарчук Г. Г. Пути субкатегоризации предметной лексики // Когнитивная семантика: Материалы второй межд. школы-семинара. Часть 2, Тамбов, 11-14 сент. - Тамбов: ТГУ, 2000. - 262 с. - С. 195-197 с. (0,2 п. л.)
  2. Бондарчук Г. Г. Некоторые способы выражения валентностей пред­метных имен // От слова к тексту: Материалы докладов межд. науч. конф. Часть 1, Минск, 13-14 ноября. - Минск: МГЛУ, 2000. - 199 с. - С. 89-90. (0,1 п. л.)
  3. Бондарчук Г. Г. Когнитивные подходы к описанию предметной лексики // Традиционные проблемы языкознания в свете новых парадигм знания: Материалы Круглого Стола, Москва, апрель. - Москва: ИЯ РАН, ТГУ, 2000. - 124 с. - С. 36^10. (0,3 п. л.)
  4. Бондарчук Г. Г. Концептуальный анализ развития категории одеж­ды // Филология и культура: Материалы III Межд. науч. конф. Часть 2, Тамбов, 16-18 мая. - Тамбов: ТГУ, 2001. - 188 с. - С. 43^14. (0,1 п. л.)
  5. Бондарчук Г. Г. Аналогия в новых обозначениях одежды в англий­ском языке // Проблемы английской неологии: Материалы науч. конф., Москва, 29 янв. - М., 2002. - 112 с. - С. 48-51. (0,2 п. л.)
  6. Бондарчук Г. Г. Семиотический план обозначений одежды // Форма, значение и функции языка и речи: Материалы межд. науч. конф., Минск, 16-17 мая: в 3 ч. - Минск: МГЛУ, 2002. - Ч. 1. (0,1 п. л.)
  7. Бондарчук Г. Г. Особенности композиционной семантики англий­ских наименований одежды // Композиционная семантика: Материалы Третьей межд. школы-семинара по когнитивной лингвистике, Тамбов, 18-20 сентября: в 2 ч. - Ч. 1. - Тамбов: ИЯ РАН, ТГУ, 2002. - 211 с. - С. 30-32. (0,1 п. л.)
  8. Бондарчук Г. Г. Семиотические функции обозначений одежды в ху­дожественном тексте // На стыке парадигм лингвистического знания в начале XXI века: Материалы межд. юбилейной конф. Е. С. Кубряковой, Москва, 29 октября. - М- Калининград: ИЯ РАН, КГУ, 2002. - 187 с. - С. 111-117. (0,3 п. л.)

46


  1. Бондарчук Г. Г. Роль языковых знаков разных типов в формировании английской картины мира (наименования одежды) // Филология и культура: Материалы IV межд. конф., Тамбов, 16-18 апреля. - Тамбов: ИЯ РАН, ТГУ, 2003. - 526 с. - С. 38^0. (0,1 п. л.)
  2. Бондарчук Г. Г. Семиотические функции в категории одежды и ее обозначениях // Семиотика и имиджелогия деловых культур: Материалы межд. конф., Тамбов, 16-17 сентября. - Тамбов: ИЯ РАН, ТГУ, 2003. - 219 с. - С. 59-60. (0,1 п. л.)
  3. Бондарчук Г. Г. Роль аналогии в формировании английских наиме­нований одежды // Язык и общество: Материалы межд. науч. конф. «Чтения Ушинского. Ярославль, 4-5 марта. - Ярославль: ЯГПУ им. К. Д. Ушинского, 2003. - 217 с. - С. 47-50. (0,2 п. л.)
  4. Бондарчук Г. Г. Аналогия в образовании единиц номинации // Slowo. Tekst. Czas VII. Materialy VII Miedzynarodowej Konferencji Naukowej (Szczecin, 21-23 listopada, 2003). (0,15 п. л.)
  5. Бондарчук Г. Г. Роль языковых знаков разных типов в становлении и развитии английских наименований одежды // Исторические исследования в современной англистике: Материалы науч. конф., Москва, 28 января. - М.: МГЛУ, 2004. - 111 с. - С. 21-25. (0,25 п. л.)
  6. Бондарчук Г. Г. Семиотическая функция английских предметных имен // Материалы межд. конгресса по когнитивной лингвистике. Тамбов, 26-28 сентября. - Тамбов: Министерство образования и науки РФ, ИЯ РАН, ТГУ, 2006. - 509 с. - С. 232-233. (0,1 п. л.)
  7. Бондарчук Г. Г. О внедрении достижений лингвистики в процесс обучения иностранному языку // Вызовы XXI века - поликультурный и много­язычный мир: Материалы межд. конф. Москва, 2-Л июля. - М.: МГЛУ, 2009. -116 с.-С. 34-35. (0,2 п. л.)
  8. Бондарчук Г. Г. Категория английских наименований одежды и основные   направления   ее   развития   //   Актуальные   проблемы   изучения

47


комплексных языковых знаков: Материалы межд. науч. конф. к 100-летию засл. деятеля науки РФ, доктора филол. наук, проф. А. В. Кунина. Москва, 22-23 апреля. - М: ИПК МГЛУ «Рема», 2009. - 200 с. - С. 30-31. (0,1 п. л.)

48

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.