WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


ПОСЛОВИЧНАЯ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ МИРА В КУМЫКСКОМ ЯЗЫКЕ

Автореферат докторской диссертации по филологии

 

На правах рукописи

 

 

Сулаева Жанна Абдулгамидовна

 

ПОСЛОВИЧНАЯ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ МИРА

В КУМЫКСКОМ ЯЗЫКЕ

 

10.02.02 – Языки народов Российской Федерации

(тюркские языки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

 

 

Махачкала - 2011

 

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования

«Дагестанский государственный университет»

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

чл.-корр. РАН                                                                                                             А.В. Дыбо

доктор филологических наук,

профессор                                                                                                                Д.М. Насилов

доктор филологических наук,

профессор                                                                                                            А.З. Абдуллаева

 

Ведущая организация:

Институт языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра Российской академии наук

     Защита состоится «....» _______2011г. в ________ часов на заседании диссертационного совета Д. 002.006.01 по защите диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук при Институте языкознания Российской  академии наук по адресу: 125, г. Москва, Б. Кисловский пер., д.1, стр.1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института языкознания РАН

Автореферат разослан «    »______  2011г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук                                                                                                                П.П. Дамбуева

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В лингвистической науке в настоящее время растет интерес к паремиологическому фонду языка. Традиционно исследователи используют термин «паремия» как гипероним по отношению к пословицам и поговоркам – устойчивым, воспроизводимым в речи изречениям малого фольклорного жанра, наряду с другими языковыми клише нефольклорного происхождения образуют относительно самостоятельный пласт языка. Паремии представляют собой яркое свидетельство исторического развития этноса, отражают нравственно-эстетические и ценностно-нормативную картину мира данной лингвокультурной общности, содержат в себе богатый этнографический и лингвистический материал.

В системе выразительных средств кумыкского языка одна из ведущих ролей принадлежит паремиологии. Как известно, выразительность паремий обеспечивается за счет лаконичности и меткости выражения, его оригинальной образности, множественных национально-культурных коннотаций, аксиологической маркированности, рифмы и ритма.

Паремиологический фонд кумыкского языка неоднороден в стилистическом отношении. Неодинаков также образно-экспрессивный и эмоционально-характеризующий потенциал кумыкских паремий.

Объектом исследования в настоящей работе является материал  полученный методом сплошной выборки из лексикографических и справочных источников, составляющий корпус из около 1000 паремий. Следует при этом сказать, что пословицы  кумыкского языка, до сих пор не подвергавшиеся анализу с точки зрения лингвистики и культурологии.

Предмет исследования – структурно-семантические особенности пословиц и поговорок кумыкского языка.

Актуальность данной работы обусловлена тем, что в диссертации впервые в кумыкском языкознании рассматриваются пословичные выражения кумыкского языка в плане изучения структурной и семантической характеристики. В отечественной тюркологии специальные монографические исследования по кумыкским пословицам отсутствуют.

Работа выполнена в русле современных направлений языкознания, а именно лингвокультурологии, когнитивной лингвистики. Общеизвестно, что пословицы складывались на протяжении многих веков и  представляют собой особую ценность при изучении культуры и языка. Следует отметить, что этимология кумыкских пословиц не изучена и представляет широкое поле для исследования. Актуален и вопрос о роли пословичного состава языка. Лингвокультурологическое изучение пословиц и поговорок кумыкского языка позволит выявить особенности мировосприятия и менталитета его носителей, исследовать отдельные фрагменты национальной языковой картины мира.

Степень изученности темы. Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке, как отмечалось выше, не подвергалась специальному исследованию. В ряде научных статей по русскому языку поднимаются различные вопросы, имеющие прямое или косвенное отношение к проблемам настоящего диссертационного исследования. В этой связи следует отметить ряд работ, в которых паремии русского языка подвергались изучению с целью проведения их структурно-семантического анализа и функционирования в языке. К числу таких исследований можно отнести статью Т.Г. Бочиной «Ключевые слова фольклорной картины мира в пословице-антитезе» [2003], в которой в качестве эталона-оценки использованы оппозиции; статью К.Л. Салпагаровой «Карачаевско-балкарские пословицы и поговорки о животных», в которой рассматриваются функциональные проблемы пословиц о животных.

Из работ монографического характера следует отметить кандидатские диссертации Д.А. Салеевой «Этнические, возрастные и тендерные концепты в русских, английских и татарских паремиях» [2004], М.В. Порхомовского «Язык турецких пословиц (грамматический и лексический аспекты) [2009], в которых поднимаются как вопросы языковой картины мира, отраженной в паремиях, так и их – паремий – функционально-семантические особенности.

Лингвистическое исследование пословичного фонда кумыкского языка, как было сказано, не проводилось.

Основная цель заключается в выявлении посредством когнитивного анализа особенностей пословичной концептуализации мира на материале паремий кумыкского народа.

В соответствии с поставленной целью были решены следующие задачи: описать когнитивную модель пословицы как основной единицы паремиологической картины мира; пользуясь методами когнитивного анализа, описать характерные черты кумыкской пословичной концептуализации мира и мировосприятия данного народа; подвергнуть всестороннему анализу этнические концепты в кумыкских паремиях, а также определить их национальное своеобразие; распределить паремий по семантическим разрядам и установить степень их насыщенности; изучить пословичный фонд кумыкского языка и подобрать соответствующие эквиваленты в других языках с целью создания многоязычных словарей-справочников, способствующих как сохранению пословиц, так и их распространению; определить лингвистические и экстралингвистические факторы, обусловливающие структурные и семантические характерные черты пословиц и поговорок.

Научная новизна состоит в том, что анализ пословичной контептуализации мира в кумыкском языке для выявления характерных черт в национальной картине мира этого народа проводится впервые. Новизна данной диссертационной работы также заключается в осуществлении комплексно-системного анализа материала кумыкских паремий.

Теоретическая значимость диссертации определяется, прежде всего, ее вкладом в теорию кумыкского языкознания, а когнитивный анализ паремий вносит определенный вклад в изучение паремиологического фонда кумыкского языка, а также в определение пословичной концептуализации мира в кумыкском языке. Результаты настоящего исследования могут содействовать дальнейшему лингвистическому изучению паремиологического фонда тюркских языков.

Практическая ценность диссертации заключается в том, что материалы исследования могут быть использованы в преподавании курсов по лексикологии, диалектологии, стилистике, этнолингвистике, лингвокультурологии, при составлении паремиологических словарей, учебников, учебных пособий, сборников пословиц, а также в преподавании кумыкского языка в вузе и в школе, как средство повышения культуры речи, при чтении спецкурсов. Кроме того, результаты исследования позволят расширить имеющиеся данные о языковой картине мира кумыкского народа.

В соответствии с целью и задачами исследования в работе использованы следующие основные методы исследования: метод компонентного анализа, также метод когнитивного анализа языковых единиц, описательный и сравнительный методы, методика классификации и систематики.

Методологическую базу исследования определила актуальность проблемы сохранения, развития и пополнения лексического богатства языка, а также проблемы изучения языка как средства межъязыковой коммуникации, особенно его лексического фонда.

Теоретическую основу исследования составляют фундаментальные научно-теоретические труды  исследователей по лексике, фразеологии и паремиологии тюркских (в том числе кумыкского) языков и теоретической лингвистике В.В.Виноградова, Ф.И. Буслаева, Г.О. Винокура, В.Г. Гака, В.М. Мокиенко, Г.Л. Пермякова, А.Г. Климова, Н.Д. Арутюновой, В.П. Аникина, С.Г. Гаврина, Г.Д. Гачева, Н.К. Дмитриева, З.К. Тарланова, В.Н. Телия, Н.Х. Ольмесова, Н.Э. Гаджиахмедова, К.С. Кадыраджиева и др.

Материалом для исследования послужили кумыкские пословицы и поговорки, извлеченные из различных словарей кумыкского языка, а также из сборника пословиц и поговорок Б.И. Мамаева «Сыналгъан сёзлер ва айтывлар» (Махачкала: Дагучпедгиз, 1972). Он включает свыше 2000 пословиц и поговорок кумыкского языка. В исследование вошли более 1000 пословиц и поговорок, предпочтение отдавалось паремиям, отражающим этнокультурную самобытность кумыкского народа.

Наиболее существенные результаты анализа позволяют сформулировать основные положения, выносимые на защиту:

1. При анализе кумыкской пословичной картины мира обнаруживаются характерные черты кумыкского народа, такие, как гостеприимство, куначество, соблюдение традиций и обычаев, терпение и красноречие.

2. В пословицах, в которых нашли отражение традиции, обычаи, культура народа, хранится большой культурологический потенциал.

3. Наибольшее распространение получили пословицы, отражающие общечеловеческие ценности: терпимость, труд, родная земля и дом, счастье, дружба, семья.

4. Анализ пословичных концептов кумыкского языка позволяет выявить особенности национальной картины мира. Когнитивное изучение концептов национальных картин мира может проходить путем анализа и изучения паремиологического фонда языка, так как в пословицах и поговорках в лаконичной форме обобщен народный опыт, отражены представления об окружающей действительности и общественное сознание.

Апробация работы. Диссертационная работа выполнена на кафедре Дагестанских языков ДГУ. Основные положения и выводы исследования доложены на различных научных конференциях и изложены в публикациях автора, в том числе в монографиях: «Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке»; «Пословицы и поговорки кумыкского языка».

Структура диссертации подчинена логике, цели и задачам исследования и состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения (микрословарь кумыкских пословиц).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обозначены объект и предмет, цели и задачи исследования, а также обоснованы актуальность темы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы. Здесь же указаны методы исследования, материалы и источники, использованные в данном изыскании, и основные положения, выносимые на защиту.

В Главе I «Теоретические основы исследования паремиологического фонда кумыкского языка» содержится анализ теоретических основ исследования пословиц и поговорок кумыкского языка: дается описание источников формирования кумыкского пословичного фонда, рассматриваются культурные концепты в кумыкской языковой картине мира.

Глава содержит анализ признаков пословиц и поговорок. Необходимо отметить, что в современной паремиологии нет однозначного решения проблемы разграничения пословиц и поговорок. А сам процесс возникновения пословиц и поговорок продолжается и будет продолжаться, пока существовуют живые языки.

Исследование культурно-языкового сознания приводит к выводу о том, что нравственность является доминирующей в иерархии ценностей кумыкского народа и проявляется через отношение к человеку и окружающему миру. Паремии кумыкского языка также содержат информацию об исторических реалиях и наряду с этим обогащают литературный язык новыми понятиями.

Лингвистический интерес паремиология начала вызывать у ученых относительно недавно. В книге «Исторические очерки русской народной словесности и искусства» (1861) Ф.И. Буслаев посвящает одну главу вопросу происхождения пословиц, позднее А.А. Потебня начинает изучение семантики пословиц и поговорок.

В сокровищнице устно-поэтического творчества кумыков большое место занимают пословицы и поговорки – «айтывлар», «аталар сёзлери». В пословицах и поговорках полно и всесторонне отражаются жизнь, деятельность и мировоззрение народа, мудрость, трезвая, реалистическая направленность его ума. Эти пословицы актуальны и в наши дни. Кумыкские пословицы и поговорки дооктябрьского периода представляют собой ценный источник, своеобразную устную летопись, в которой кумыки воспроизводят свою историю, отражают свои думы и чаяния. В пословицах и поговорках содержится народное представление о мужестве, трудолюбии, справедливости, гуманности, жизнерадостности, любви к своему народу.

Собиранием и публикацией кумыкских пословиц и поговорок занимались и отдельные представители кумыкской интеллигенции. Первым кумыком – собирателем и издателем произведений устного народного творчества был Магомед-Эфенди Османов из с. Аксай Хасавюртовского района, состоявший преподавателем тюркских языков в Петербургском университете. В 1883  он опубликовал в Петербурге первую кумыкскую книгу «Сборник ногайских и кумыкских песен». Известный кумыкский ученый конца ХIХ – н ачала ХХв., поэт и переводчик Абусуфьян Акаев славился своими изречениями, которые вошли в народный обиход: Ял алым болмай гъай адам, шимыде болмай «Кто не умеет отдыхать, тот не умеет и работать»; Молланы кеп гюнагьлары бар «У кадиев много грехов»; Яхшылыкъ гетер, яманлыкъ къалар «Хорошее пойдет, плохое споткнется».

Народный поэт Дагестана, известный кумыкский драматург Алим-Паша Салаватов опубликовал в 1908 году в альманахе «Чечеклер» обширное собрание кумыкских пословиц, сгруппированных в алфавитном порядке. Это первая и единственная публикация такого рода в Дагестане. В 60-70-е годы ХХ века появились публикации сборников пословиц и у других народов Дагестана.

В исследование пословиц и поговорок народов Дагестана неоценимый вклад внес А.Ф. Назаревич. В 60-70-е годы прошлого столетия он активно занимался собиранием и изучением пословиц и поговорок народов Дагестана. Результаты его многолетнего труда вышли в книге «Отобранное по крупицам».

В 1972 г. вышел в свет сборник кумыкских пословиц и поговорок «Сыналгъан сёзлер ва айтывлар» под авторством Б. И. Мамаева, который мы и использовали в своем исследовании. В кумыкских пословицах и поговорках отразилась вся традиционная культура и история кумыков, начиная с древности до наших дней, обряды и ритуалы, законы и нормы жизни. Б.И. Мамаев делит кумыкские пословицы и поговорки на тематические группы, охватывающие различные сферы. Необходимо отметить, что такая классификация не может охватить весь паремиологический состав в связи с тем, что кумыкские пословицы взяты из идеографических источников, созданных после Октябрьской революции, т.е. не затрагивают период отсутствия письменности. Паремиологический фонд кумыкского языка пополнялся также из произведений выдающихся восточных поэтов и прозаиков – Фирдоуси, О. Хайяма, Хафиза, Саади, Джами и др, а также изречениями-надписями, вырезавшимися арабской вязью на различных артефактах, надмогильных плитах, на оружии, на стенах домов и мечетей

В советскую эпоху появляются пословицы и поговорки, в которых отразились веяния нового времени и новый уклад жизни горцев, национальное своеобразие которых определил их общественно-исторический и бытовой опыт. По словам М.А. Рыбниковой, пословицы и поговорки являются одной из самых ходовых форм дагестанского фольклора.

Анализируя кумыкские пословицы, можно заметить, что в них часто используются иные образы, более близкие и понятные тому или иному народу. Иногда внешне похожие поговорки несут в себе противоположное или различное значение или, наоборот, выражают одну и ту же мысль через утверждение чего-либо или отрицание противоположного. Язык народа тесно связан с местом обитания.

Tаким образом, в кумыкской паремиологии только к ХХ веку формируется научный лингвистический интерес к пословицам: ученые занимаются собиранием, изучением нового материала и его классификацией.

1.1. Отличие пословицы от поговорки

Как известно, первые попытки выявить отличительные черты пословиц и поговорок, определить устойчивые критерии их разграничения были предприняты русскими языковедами А.А. Потебней, В.И. Далем, Ф.И. Буслаевым. Проблема дифференциации и критерии разграничения пословиц и поговорок освещаются и в работах М.А. Рыбниковой, А.А. Молоткова, В.П. Жукова, В.М. Мокиенко, Н.М. Шанского и др.

Изначально пословицами признавались устойчивые словесные комплексы, а слова «пословица» и «поговорка» бытовали как синонимы. Поговорка, по определению В.И. Даля, есть «окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения; это одна первая половина пословицы. Поговорка заменяет только прямую речь окольною, не договаривает, иногда и не называет вещи, но условно, весьма ясно намекает». В.И. Даль отмечал в пословицах такие качества, как «краткость, иносказательность, назидательность и обобщенность, а в поговорках – образность, иносказательность, и отсутствие поучительности».

На наш взгляд, главными критериями разграничения пословиц от поговорок являются: соответствие пословицы в структурном плане грамматически законченному предложению; наличие переносного значения у пословиц (поговорка имеет прямой смысл); наличие в пословице дидактичности (в поговорке дидактичность отсутствует); и пословица, и поговорка обозначаются одним словом «паремия».

1.2. Отграничение пословиц и поговорок от фразеологических единиц

Как известно, пословицы представляют собой своеобразные языковые знаки. С точки зрения Г.Л. Пермякова, «и слова, и фразеологические обороты, и народные изречения, анекдоты (паремии) в значительной степени изоморфны друг другу» [Пермяков 2001: 27]. Автор приводит следующие доводы: «Все эти единицы представляют собой клише и используются в качестве знаков. И слова, и фразеологические обороты, и паремии могут обладать (или не обладать) мотивировкой своего общего значения, которая может быть как прямой, так и образной. Для пословичных изречений помимо изменений по временам, лицам и числам, характерны логико-семиотическая парадигматика (система логической трансформации) и парадигматика реалий» [Пермяков 2001: 29-30].

«Пословица и фразеологическая единица – две самостоятельные единицы языка, состоящие из плана выражения и плана содержания, имеют много общего. У каждой из них свои парадигматические формы, а в составе предложения они имеют характерные, только им присущие взаимоотношения и связи. Общностью охвачены и важнейшие их свойства: морфологические -- соотносятся с различными частями речи и имеют грамматические категории и формы; имеют всевозможные грамматические и содержательные связи с другими лексемами внутри предложения; семантические -- наличие постоянного значения, мотивированность или немотивированность, строго определенное место в системе языка, способность вступать в синонимические, антонимические и иные отношения с другими единицами языка» [Исаев 1995: 33].

Н.Н. Амосова утверждает, что «пословицы и поговорки в систему языка не входят, ибо являются самостоятельными единицами коммуникации, хотя и фиксированными в определенном традиционном оформлении» [Амосова 1963: 145].

З. К. Тарланов считает, что «они сочетают в себе черты фразеологизма и синтаксически свободного сочетания одновременно» [Тарланов 1972: 81-82].

По мнению В.Н. Телия, главное отличие «жанровое», так как «пословицы, поговорки воспроизводятся не как единицы языка; их значение формируется именно в фольклорно-оценочной сфере, т.к. их денотация – не денотация к миру, а повод для отнесения к системе ценностей», «фольклорист оперирует знанием о ценностях, характерных для «народного духа», а фразеология – знанием о единицах языка, как знаковой системы, способной обеспечить сообщение о мире» [Телия 1996: 74]. В.Н. Телия также пишет, что «дополнительным аргументом в пользу невключения пословиц в фразеологический фонд языка может служить то, что значения отдельных слов, составляющих пословицу, никогда не сливаются в единое неделимое целое, как это происходит в идиомах» [Телия 1981: 65].

Общеизвестно, что критерием разграничения пословиц и поговорок и фразеологических единиц являются их структурные различия. Пословицы, на наш взгляд, относятся к самостоятельным устойчивым речевым единицам, со свойственной им специфической синтаксической функцией. В отличие от фразеологических единиц, у пословиц отсутствует прочное соединение слов.

1.3. Пословичная картина мира как фрагмент языковой картины мира

«Картина мира» – это целостное представление о человеке, обществе и среде в их взаимодействии. Картина мира – отражение реального мира, языковая картина мира – фиксация этого отражения» [Олядыкова 2009: 5].

Е.В.Иванова вводит термин «пословичный концепт» и трактует его как «все знание, которое можно получить на основе анализа пословиц о той или иной мыслительной  сущности, обозначенной словами» [Иванова 2002: 64].

Лингвокультурологический аспект кумыкской пословичной лексики рассматривает явления языка в тесной связи с человеком, его духовной и практической деятельностью. За последние годы появилось немало работ, в которых язык и культура определенного народа рассматриваются в тесной взаимосвязи.

Как известно, паремиологический фонд языка представляет собой лингвокультурологическую ценность для реальной оценки и понимания природы менталитета разных народов. Паремиологические исследования позволяют выявить национальный образ и, соответственно, систему ценностей, этические нормы и психологию этноса.

Кумыкские пословицы и поговорки отражают историю кумыкского народа, его многовековой опыт, традиции и обычаи, оригинальную материальную и духовную культуру. В них хранится информация об историческом и современном устройстве общества, особенностях природы: Гюн гёрмеген гюн гёрсе, гюндюз чыракъ якъдырыр «Если тот, кто жил бедно, разбогатеет, то он заставить жечь свечи и при дневном свете»; Гьарамдан сакъланмагъан гьалал малгъа етишмес «Кто не уберегся от запретного, тот никогда не доберется до дозволенного».

1.4. Источники формирования кумыкского пословичного фонда

Пословицы и поговорки  кумыкского народа сложились в результате наблюдений над жизненными фактами. В пословицах и поговорках кумыкского языка выделяются три большие лексические группы: слова из основного лексического фонда, которые употребляются в тех же значениях, что и в кумыкском литературном языке и в народной речи; слова с индивидуально-образным употреблением, которые придают пословице афористичность и обобщающий смысл; слова с метафорическим, фразеологически связанным значением, употребляемым только вместе с каким-нибудь определенным словом или, из-за уникальной семантики, с ограниченным кругом слов, и образующие устойчивые словесные комплексы: Савгъатгъа берилген зат оьмюрлюкге сакъланагъангъа  гьисапдыр «Подаренная вещь хранится вечно»; Сатып алгъан самурсакъ саптагъына ерли бал болур «Купленный чеснок всегда сладок как мед»; Макъталагъан малны дынкъы бар (багьанасы бар) «У расхваляемого товара есть и свой недостаток» и.т.д.

Как известно, пословицы имеют в своем составе лексические единицы, выражающие определенные понятия своей эпохи, реалии их быта, исторических событий. Очевидна связь кумыкских пословиц с историей кумыкского народа. Язык откликается на смену исторических эпох появлением новых паремий, в которых отражаются существующие реалии; следовательно, можно определенно утверждать, что паремиологические единицы образуются в языке беспрерывно: Эсги сёзден не пайда, ерин табып айтмаса «От старого слова нет пользы, если не произносить его в нужном месте и в нужное время»; Яман сёзден бал чыкъмас, яхшы сёзден бал чыгъар «От злого слова мёд не образуется, от хорошего образуется».

Постоянно пополняемый паремиологический фонд кумыкского языка обогащает литературный язык новыми понятиями, средствами художественной выразительности, значениями. Благодаря этим неисчерпаемым богатствам народной мудрости с годами кумыкский литературный язык становится более гибким, отточенным, выразительным и богатым.

В Главе II «Когнитивный анализ кумыкских паремий» рассматриваются различные тематические группы пословиц кумыкского языка. Общее количество кумыкских пословиц составило 14 тематических групп. Они отражают самые разнообразные стороны жизни: животный мир, время, природа, труд, религию, образование, нравственность, терпимость, части тела, жизнь и быт человека, гостеприимство, дом, еду.

Паремии кумыкского языка требуют для своего употребления когнитивно – языковых усилий участников коммуникации. Формирование представлений о норме – ценностях – происходит в результате оценочной деятельности социума. Кумыкские паремии не только хранят в языке народную  мудрость, но и отражают историю и мировоззрение создавшего их народа, его традиции, нравы, обычаи.

Из исследования кумыкских пословиц и поговорок видно, что значительная их часть содержит реалистические выводы народа о труде, семейно-бытовых и социальных взаимоотношениях на различных этапах исторического развития.

2.1. Пословицы и поговорки о животных

Круг лексем, обозначающих представителей животного мира в кумыкском языке, в целом тот же, что и в других тюркских языках. Различия проявляются в отсутствии в паремиях кумыкского языка некоторых зоонимов, представленных в других языках. Кроме того, отдельные названия животных, птиц и насекомых вовсе не представлены в паремиях кумыкского языка. Отсутствие названий отдельных животных в той или иной пословице объясняется тем, что географические и природные условия, где проживают носители кумыкского языка, не приспособлены для обитания тех или иных птиц и животных.

В пословицах кумыкского языка о животных ярко и наглядно обнаруживаются традиционные метафоры. Важную по значению отрасль народного хозяйства у кумыков составляло животноводство (крупный и мелкий рогатый скот, лошади), развитию которого способствовало наличие хорошей кормовой базы. Скот использовался в качестве тягловой силы, лошадь преимущественно для верховой езды. Распространено было разведение буйволов. Домашние животные в отношении к человеку и продукты животноводства, получаемые человеком, – все это многосторонне осмыслено в пословицах и поговорках во взаимной связи с человеком и его хозяйством: Къаймакъ сюйсенг, гамиш ал «Хочешь сметану, купи буйвола»; Ольген сыйырны сютю майлы болур «У сдохшей коровы жирнее молоко»; Сыйыр савуп билмейгенге абзар къынгъыр «Тому, кто не умеет доить корову, двор кривой»; Сыйыр агъачлыкъгъа гирсе, бёрю гюнагьсыз «Если корова забрела в лес, то волк не виноват»; Хасапчы семизлигине къарай, ойлаша, эчги яшавун ойлаша «Мясник думает об упитанности, а коза думает о своей жизни»; Той да яс да къойгъа къайгъы «Что свадьба, что похороны, – барану смерть».

Даже дикие животные – заяц, лиса, еж и другие звери и птицы воспринимаются кумыками сквозь призму сельского труженика: Оьзене къуйрукъ бережек болгъан «Заяц до сих пор ждет, что ему подарят хвост»; Кирпи териден тон тикмес «Из ежика шубы не выйдет»; Инанма тюлкюге, къалырсан кюлкюге «Не верь лисе, если не хочешь, чтоб над тобой смеялись»; Тюлкю тюшюнде де тавукълар санар «Лиса даже во сне куриц считает».

Благоприятные природные условия, близость к морю, наличие рек способствовали развитию у кумыков рыболовства, в связи с этим появляются в кумыкском языке пословицы и поговорки о рыбе: Балыкъ сувдан тоймас «Рыба от воды не насытиться»; Балыкъ башындан чыры. «Рыба гниет с головы».

В кумыкском языке реже встречаются пословицы и поговорки о насекомых. Есть всего несколько пословиц, связанные с муравьем или жуком: Душман хомурсгъа буса да, сен ону пил гёр «Если твой враг муравей, думай, что он слон»; Хомурсгъаны бутунга оьрленме къойсанг, башынга минар «Если муравей сядет на ногу, то дойдет до головы»; Сютге къонгузакъ тюшгенде йимик «Как жук в молоке».

При изучении лексики кумыкского языка особо выделяется семантическая группа «коневодство». Данная группа охватывает довольно большой круг паремий: понятие «сесть на коня» передается посредством выражения атланмакъ атгъа минмек; «запрягать» передается словом екмек; «водить подводой, арбой, лошадью» – гьайдамакъ.

Образы животных, характерные для паремиологической картины мира разных народов, могут выполнять разные символические функции. Так, в русской языковой культуре собака выступает как эталон верности и дружбы: Собака человеку неизменный друг; При верной собаке сторож спит; Хорошая собака без хозяина не останется; Вольно собаке на небо лаять.

А в кумыкской языковой картине образ собаки неоднозначен. С одной стороны, собака символизирует отрицательные качества, например: Ачув хапарсыз  хабагъан ит йимик «Зло, как собака, кусает исподтишка»; Ит оьзю ит экенни билсе, юреги ярылып оьлер эди «Если бы собака знала, что она собака, то умерла бы от разрыва сердца»; Ит итни таныр, сонг буса есин таныр «Собака сначала признает собаку, а потом хозяина». Вероятно, образ собаки стал носителем отрицательных коннотаций под влиянием религиозных представлений: в исламской культуре это животное считается нечистым.

Наряду с пословицами о собаке в кумыкском языке довольно часто встречаются и пословицы о волке: Бёрю де, итлер де ярашса, къотанда къойлар къалмас «Если волк и собака подружатся, плохо будет овцам»; Ит гетип, бёрю гелди «Ушла собака, пришел волк»; Бёрюню азгъаны чыкъчан тутар «Слабый волк ловит мыша»; Бёрю гюнагьдан терисин берип къутулур «Волк спасается, бросив шкуру».

2.2. Пословицы и поговорки о природе

Обычно в пословицах о природе в основе образа лежит денотат с яркими признаками: то, что быстро течет, шуршит, свистит, растет, цвет, вкус плода того или иного дерева или растения, размеры, степень полезности, а также времена года, суток и т.д. Приведем примеры: Арив гюлню оьмюрю къысгъа «Красивый цветок рано погибает»; Гюлайлан – гюнню, балжибин балны кёп сюер «Подсолнух любит солнце, пчела – мед»; Ят элни язы да эрши «На чужбине даже лето некрасиво».

С древнейших времен кумыки видели в воде источник плодородия: Ташгъын гетер, таш къалыр «Вода ушла – камень остался»; Туз сувда тува, сува оьле; Балыкъ сувдан тоймас «Рыба от воды не насытится».

Кумыки издревле имели оптимальные условия для развития всех отраслей народного хозяйства. В связи с этим следует отметить особое развитие полеводства, которое нашло отражение в паремиологии кумыкского языка. В паремиях о земледелии и полеводстве фигурируют слова: топуракъ «земля», къазмакъ «копать», холаланы уватмакъ «размельчать комки», харш «борозда», будай «пшеница» (лексема зафиксирована в древнетюркском словаре) и т.д. Представляют интерес народные названия поэтапного роста зерновых культур: салатланмакъ, салат чакъмакъ «пустить ростки». В определенный период роста у растений образуется первое «кольцо», которое передается словосочетанием буваз болгъан (букв.: «беременной стала»), шишип тура «набухла»; у кукурузы выделяется початок и появляется метелка, которые в кумыкском языке обозначаются словосочетаниями баш къусгъан (букв.: «голова вырвала»), къартыгъы билинмек (букв.: «початок заметен»).

2.3. Концепт «время» в пословицах

В паремиологической картине мира кумыкского языка фиксируется наивное представление о времени, сложившееся в обыденном сознании этноса. Нашла отражение и мысль о беспредельности, бесконечности времени: Тангаланы арты ёкъ «У завтра нет конца». Потеря времени отрицательно характеризует человека: Вакътини зая этмек — гьакъылсыз башны иши «Потерять время – дело дурной головы»; Ерине гёре тюз сёйле, заманына гёре сёз сёйле «К месту говори правильно, по времени произнеси правильно»; Заман сагъа гёре болмаса, сен замангъа гёре бол «Если время не по тебе, ты будь по времени»; Гече юрюген эртен сююнер «Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня».

В пословицах представление о начале и конце связано с действием, призванным дать некий желаемый результат: Баш елни алды, къабу елни арты «Начало южного ветра – конец северного ветра»; Башы башланса, арты хошланыр «Если будет начало, будет и продолжение». Конец как результат оценивается важнее начала, т.е. намерения, замысла: Башда башын жыйгъан бала артда артын да жыяр «Ребенок, начавший хорошо, хорошо и закончит».

В кумыкском языке представление о суточных циклах может нести как положительную, так и отрицательную коннотацию: Гече юрюген эртен сююнер «Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня»; Ахшам алмасанг, эртен тапмассан «То, что вечером не взял, утром не сыщешь». Заман сагъа гёре болмаса, сен замангъа гёре бол «Если время не по тебе, ты будь по времени»; Заманлар гетсе де, халкъ гетмес  «Времена уйдут, народ не уйдет»; Заманны зая этген оьзюн де зая этер «Кто потеряет время, тот потеряет самого себя»; Ерине гёре тюз сёйле, заманына гёре сёз сёйле «К месту говори правильно, по времени произнеси правильно».

С концептом гюн «день» в кумыкском языке связаны следующие пословицы и поговорки: Бизге де бир гюн гелер «И на нашей улице будет праздник» (букв.: «и к нам придёт когда-нибудь день»); Анасыз бала гюн гёрмес «Ребенок без матери счастья не увидит»; бёрю боранлы гюн къутурар «Волк бесится в буранный день»; Гюнчю гюн гёрмес «Завистнику счастья не видать».

гюн гёрмес «Завистнику счастья не видать».

Типичным для паремий кумыкского языка является функционирование условных предложений: Сув алсанг, ярлыдан ал «Если воду брать, бери у бедного»; Атанг аюв буса, сен арслан бол «Если твой отец медведь, ты будь тигром»; Жагьил турма сюйсенг  – дос тут «Если хочешь быть молодым, имей подругу (друга)».

Что касается выражения количественных оппозиций в пословицах, то в них представлены не все термины данной группы, различна их активность в выражении количественного контраста. Например, нам не встретились в противопоставлениях больших и малых промежутков времени слова сверхкраткого участка шкалы мюгьлет «миг, мгновенье»,а также слово ай «месяц»и некоторые другие; единичны оппозиции с участием слов минут «минута», сутка «сутки».Минутну йиберсенг, сагьатны тас этерсен «Упустишь минуту, час потеряешь».

Наиболее часто в темпоральных паремиях используется лексема «время». Понятие времени осмысляется как временной отрезок, в течение которого можно совершить важное, полезное, ведущее к успеху дело: Ерине гёре тюз сёйле, заманына гёре сёз сёйле «К месту говори правильно, по времени произнеси правильно»; О замангъа я эшек, я эшекни еси оьлер «К тому времени или ишак умрет, или хозяин ишака»; Заман сагъа гёре болмаса, сен замангъа гёре бол «Если время не по тебе, то ты сам будь по времени».

2.4. Концепт «труд» в кумыкских пословицах

B большинстве кумыкских паремий понятие об иш «труд» представляется общечеловеческой ценностью. Наличие в паремиях слов, обозначающих положительные чувства и эмоции (эркинлик «свобода», разилик «согласие», сююв «любовь», сююнч «радость», насип «счастье», сарын «песня»), позволяет утверждать, что образ труда содержит положительные коннотации. Отношение к труду также определяет значимость человека в обществе.

Известно, что кумыки издавна занимались обработкой земли: Язда ишлемеген къышда тишлемес «Кто весной не работает, тот зимой не ест»; Язлыкъ ишни къышда башла «Летнюю работу начинай зимой».

В ряде пословиц кумыкского языка о труде фигурирует выражение «сила воли»: Ягь яр авдарыр «Сила воли подвигнет скалу». В отдельных паремиях объем данной лексемы значительно расширился: труд – это «усилие»; «источник не только материального, но и морального удовлетворения»: Талап этген — муратгъа етген «Тот, кто постарался, добился своей цели».

Пословицы и поговорки о труде в кумыкском языке содержат сведения о материальной культуре, об обычаях и нравах. Они дают информацию о знаниях, которыми располагает культура на протяжении всего социально- исторического опыта. Труд в пословицах и поговорках кумыкского языка освещен со всех сторон. Отмечается, что труд облагораживает человека: Гьар ишни артына къара «О работе судят по результату»; Ишлеген – къыш тишлер «Кто летом работал, тот зимой будет сыт»; Къойчу кёп болса, къой мурдар болур «Когда много пастухов, овцы подыхают».

2.5.Пословицы и поговорки о нравственности

В пословицах и поговорках о нравственности осмысляются следующие человеческие качества: добро, зло, щедрость, скупость, смелость и трусость. Паремии содержат практические советы: Ямангъа айтма сырынгны «Плохому человеку не раскрывай свои тайны»; Яшлагъа бувар, тек тергевсюз къойма «Детям поручай, но без контроля не оставляй»;

выражают жизненные ценности: О замангъа хыйлы сувлар эниш агъар «К тому времени много воды утечет»; Кёп сёйлеген кёп янгылар «Кто много говорит, тот много ошибается»; Ким ант этип сейлен буса, ону герти сёзе кёп аз болур «Кто клянется, тот часто обманывает»;

воспитывают: Тилингни сакъла, ол йыландыр, сени тигер «Берегись своего языка, он как змея, укусит тебя»; Тегенекни билеп итти этмес «Колючку не точат»; Сёзню къысгъасы, йипни узуну яхшы «Слово должно быть коротким, а веревка – длинная».

Нравственные-этические представления в паремиях кумыкского языка реализуются в определенных типах отношений между людьми и привносятся в общности, такие как семья, общество, народ в целом. В них отражаются любовь и уважением к простому труженику, подвергаются осуждению праздность и лень. Кумыкские паремии учат быть милосердными и терпимыми и ценить добро. Помогают понять,  что есть добро и что есть зло: Яман булан пилав ашагъынча, яхшы булан таш ташы «Чем с плохим человеком есть плов, лучше с хорошим человеком камни таскать»; Душман уьйден арек тур «От вражеского дома будь подальше»; Сонг болсун, тек онг болсун «Пусть будет после, но пусть правильно будет».

2.6. Пословицы и поговорки о религии

В кумыкских пословицах о религии наиболее часто встречаются слова «мулла», «кади». Почти во всех пословицах встречается это слово: Йырав тойдан, молла ясдан сююнер «Певец радуется свадьбе, мулла – похоронам»; Биревлер къадини, биревлер къатынын «Некоторые любят кади, некоторые – его жену».

В пословицах и поговорках о религии представлены яркие образы социальной сатиры. В конце XIX – начале XX вв. у многих народов выработалось резко отрицательное отношение к духовенству – мулле, кадию, попу, поэтому в паремиях обличается духовенство, которому противопоставлен простой, бедный трудяга: Сакъалы болгъан булан супу болмас «Не всякий, кто имеет бороду, является святым»; Жумагюн гюнлеге ошамас «Пятница не похожа на другие дни»; Биревлер къадини, биревлер къатынын «Некоторые любят кади, некоторые – его жену»; Гьарамдан сакъланмагъан гьалал малгъа етишмес «Кто не уберегся от запретного, тот никогда не дойдет до дозволенного».

2.7. Пословицы и поговорки о человеке

Мы подразделяем семантическую группу «Человек» на следующие разделы: «Место человека в коллективе»; «Мужчина и женщина»; «Счастье, судьба»; «Богатство и бедность»; «Семья. Термины родства»; «Дружба».

2.7.1. Место и роль человека в обществе

В кумыкском языке широко представлены пословицы и поговорки, в которых четко определено место человека и его роль в коллективе, содержится оценка человека: Адамлыкъ эки зат буландыр: бириси – юрек, бириси тил «Человечность проявляется в двух вещах: первое – сердце, второе – язык»; Адам адамдыр, бир кепеги болмаса да, эшек эшекдир, алтындан чулу болса да «Человек остается человеком даже если он бедняк, осел остается ослом, даже если он богач».

В этих и других пословицах и поговорках подчеркивается необыкновенная терпеливость кумыка (Душман сени таш булан, сен душманны аш булан. «Враг тебя камнем, а ты врага хлебом»), верность и преданность другу, которую надо доказать, а также стремление быть примером, образцом для друга (Душмангъа туврасын айтсанг, досунга уьлгю болур «Если врагу скажешь в лицо, то это будет примером для друга».

Кумыкские пословицы затрагивают также тему благородства и честности: Яравсуз ёлдаш булан гюмюш тапгъынча, асыл ёлдаш булан алтын тас этген къолай «Лучше с благородным другом потерять золото, чем найти серебро с негодным», Сонг болсун, тек онг болсун «Пусть будет после, но пусть правильно будет».

2.7.2. Семья. Термины родства

В кумыкских паремиях о человеке наибольшее распространение получили следующие термины родства: родители, сын, жена, муж, ребенок, невестка, дочь, мать, отец.

Пословицы о родителях: Анасы айтар, къызы къайтар «Мать скажет, дочь согласится» Анасына ошар баласы, экмегине ошар къалачы «Дитя будет похоже на мать, а лепешка будет похожа на хлеб»; Ким яшлар тапмагъан, насип билмеген «Кто не рожал детей, тот не знает счастья» .Атангдан артыкъ бил, тек артындан юрю.

Пословицы о детях: Яшлагъа бувар, тек тергевсюз къойма. «Детям поручай, но без контроля не оставляй»; Къызынг эрши буса, къызыл опуракъ гийдир «Если дочка некрасивая, наряди ее в красное».

Термины родства мы распределили по частотности употребления: из 80 пословиц 23 пословицы со словом бала «ребенок», по 17 пословиц со словами ата «отец» и ана «мать». Остальные термины родства распределены по убыванию в следующем порядке: сын, дочь, зять, невестка. Полученные результаты позволяют говорить о том, что семья для кумыка очень ценна, что основу семьи и общества составляют ребенок, отец и мать. В табличном виде частотность употребления терминов родства представлена ниже (материал с терминами родства мы извлекли из «Сыналгъан сёзлер ва айтывлар» (Пословицы и поговорки) под авторством Б.И. Мамаева (Махачкала, 1972):

Родство

Ребенок

Отец

Мать

Сын

Дочь

Зять

Невестка

Частотность употребления

23

17

17

10

6

4

3

Как видно, наиболее частотные существительные являются ядром при формировании значений паремий кумыкского языка.

2.7.3. Мужчина и женщина

В кумыкской языковой картине концепты «женщина» и «мужчина» описаны достаточно подробно: Насипли къатын эрден тюзелер «Счастливая женщина счастлива замужем»; Эрни агъасы болгъунча, къатынны къаригени болайым «Незамужняя женщина как сирота».

На протяжении многих столетий господствовавшие классы утверждали унизительное патриархально-феодальное отношение к женщине. В Дагестане ее положение было особенно трудным. От унижений не спасала даже тяжелая работа, направленная на создание комфортных условий для мужа. И если муж уступал жене и в уме, и в ловкости, у него в запасе была удобная поговорка: Ез башлы эркек артыкъ алтын башлы къатындан «Даже медноголовый мужчина лучше золотоголовой женщины».

В пословицах и поговорках кумыков о женщине-горянке противостоят две идеологии: феодалов и трудящихся масс. Утверждающей рабство классовой морали крепостников трудовые массы противопоставляют свои взгляды на женщину и ее социальный статус. В пословицах, вышедших из народной среды, женщина осмысляется как верный товарищ мужа, равный ему человек. Она рисуется мудрой советчицей и защитницей: Арив арив тюгюл, сюегени арив «Красивая некрасивая, а любимая красивая»; пословица Къызым сагъа айтаман, гелиним, сен тынгла «Дочка, говорю тебе, невестка, слушай» тождественна русской пословице «Свекровь дочку бранит – невестке науку дает». В данной пословице женщина выступает мудрой, уважаемой в обществе, деликатной хранительницей очага, т.к. она, уважая невестку и щадя ее чувства, ничего не говорит ей прямо в лицо, а намекает через дочку. Женщина в кумыкских пословицах наделяется особо положительными чертами, ей отдается предпочтение.

Уважение и любовь к женщине у кумыков воспитывается с детства: Къолунгну аясында анангъа къуймакъ этип берсенгде, огъар къарывун къайтармагъа болмассан «Долг перед матерью не оплатишь, даже если на ладонях пожаришь яичницу и покормишь ее».

Как мы уже отмечали, наибольшее количество паремий анализируемого языка (30%) свидетельствует об уважительном отношении к женщине в обществе.

2.7.4. Богатство и бедность

Пословицы и поговорки с компонентом, обозначающим человека, отражают его социальное положение, авторитет и власть. Например, лексемы пача «царь», хужаим «хозяин», бай «бек, князь» в паремих Пашманлыкъ пачагъа да гелир «Даже царь печалится»; Байдан балагь тиер «От богача приходит беда»; Бай оьлгенни тез билер, ярлы оьлгенни яз билер «Смерть богача узнают сразу, бедняка – к лету» и т.д.

Из лексем, обозначающих человека, чаще других употребительны те, которые характеризуют материальное состояние человека: бай «богатый», ярлы «бедный», выражают свойства личности, характера, внешности, фигурируют термины родства, названия рода занятий. С этой точки зрения частотные слова как бы сами формируют ядро пословичного образа.

2.7.5. Торговля и деньги

В паремиях кумыкского языка о человеке содержатся и другие дифференциальные признаки. Денежно- имущественные отношения также нашли отражение в языке: Мал деген зат къолну кири йимикдир «То, что называется имуществом, подобно грязи на руках»; Мангалайын терлетмеген мал мал болмас «Имущество, доставшееся без пота – не имущество»; Мал дегенинг сувну уьстюндеги гёбюкге ошай: гьали бар, гьали ёкъ «То, что называется  имуществом, похоже на пену на воде: сейчас оно есть и сейчас его нет»

В паремиях кумыкского языка о деньгах красной нитью проходит мысль о совести и чести, которые нельзя ни на что променять. Также ярко подчеркивается мысль о ценности богатства, заработанного честным трудом, воспитывается чувство бережливости. В пословицах и поговорках кумыкского языка мы наблюдаем превосходство духовных ценностей – благородства, честности, достоинста – над материальными.

2.7.6. Дружба

Как и многие другие языки, кумыкский язык богат пословицами и поговорками о дружбе: Къурдашлар тапма тынч, сакълама къыйын «Легче найти друзей, чем их сохранить»; Досдан аягъан мал болмас «Нет ничего дороже дружбы»; Халкълыны дослугъу - душманны бошлугъу «Дружба народа – победа над врагом»;

Кумыкские паремии учат ценить друзей и призывают людей жить в дружбе.

2.7.7. Счастье, судьба

Ряд паремий кумыкского языка подчеркивают национальное представление о судьбе и счастье. Эти два понятия являются одними из важнейших в мировоззренческой системе любого народа. Понимание их требует привлечения знаний исторического и культурологического характера. Приведем примеры: Гиев эшик – жагьаннем эшик «Дверь в дом зятя, дверь в ад»; Анасыз бала гюн гёрмес «Ребёнок без матери счастья не увидит»; Жагьил турма сюйсенг – дос тут «Хочешь быть молодым – влюбляйся».

2.8. Кумыкские пословицы и поговорки с компонентом-соматонимом

Соматические пословицы и поговорки, генетически базирующиеся на метафоре, составляют наиболее значительную по объему группу в кумыкском языке.

Лексико-семантическая и морфологическая структура названий частей тела человека и животных (соматонимов) неоднократно становилась предметом исследования в отечественной тюркологии. Особенно часто в составе паремий кумыкского языка употреблеются лексемы баш «голова», юрек «сердце», жан «душа», гёз «глаза», тил «язык» и др.

2.8.1. Пословицы и поговорки с компонентом баш «голова»

Настоящий раздел посвящен когнитивному анализу соматических пословичных выражений с компонентом «голова» в кумыкском языке, который репрезентирует представление носителей данного языка об одном из ключевых концептов языковой картины мира – баш «голова»: Башда гьакъыл болмаса, эки аякъгъа гюч бола «Трудно приходится ногам, если голова не работает»; Иыланны башын гесме, къуйругъун гее «Не отрубай змее голову, отруби хвост».

Метонимический перенос актуализует значение баш «голова» как вместилище ума, наполненность или ненаполненность которого указывает на наличие или отсутствие умственных способностей: Башда гьакъыл болмаса, эки аякъгъа гюч бола «Трудно приходится ногам, если голова не работает»; Аврумайгъан башны явлукъ булан байламас «Здоровую голову платком не вяжут».

Паремии с ключевым компонентом баш «голова» составляют более 50 единиц исследуемого материала.

2.8.2. Пословицы и поговорки с компонентом юрек «сердце»

Со словом юрек «сердце» в разных языках мира связано большое количество паремий, отражающих эмоциональную жизнь человека: любовь, радость, печаль, волнения. В кумыкском языке «сердце» – номинированный концепт, представленный лексемой юрек. Установлено, что изучаемый концепт является многоуровневым образованием и включает в себя базовый и периферийный компоненты. Базовый слой представлен в сознании носителей кумыкского языка общими концептуальными признаками «центральный орган кровообращения», «символ средоточия чувств и эмоций», «центр», «левая сторона груди», что объясняет формирование представлений о сердце в кумыкской культуре. Кроме того, в кумыкской языковой картине мира выделяется явная связь концепта юрек «сердце» с концептом душа: Алтын уьйден жан татли, намуссузгъа ата-анадан мал татли «Душа слаще золотого дома, бессовестному богатство слаще родителей»;

Наше исследование выявило, что национально-специфическими особенностями в представлении носителей кумыкского языка о содержательном минимуме концепта юрек «сердце»является его связь с такими концептами, как храбрость, смелость, мужество, а также связь с концептами память и разум, что обусловлено восприятием образа сердца как вместилища данных характеристик и духовных сущностей человека: Адамлыкъ эки зат буландыр: бириси – юрек, бириси – тил «Человечность проявляется в двух вещах: первое – сердце, второе – язык»; Эркеклик билекде болмай, юрекде бола «Мужество в сердце, а не в руках»; Юрекге гелген сёз башына да гелир «Что на сердце, то и на языке».

Паремии с ключевым компонентом юрек «сердце» составляют 38 единиц исследуемого материала.

2.8.3. Пословицы и поговорки с компонентом «рука», «нога», «лицо», «кровь»

Довольно обширную группу образуют паремии с компонентом «рука», «нога» и других органов: Аякъларынгны юргъангъа гёре узат «Протягивай ноги по размеру одеяла»; Аягъы гиччи сюйгенни гиер, аягъы уллу сыйгъанны гиер «Тот, кто имеет маленькие ноги, надевает то, что хочет, а тот, кто имеет большие ноги, надевает то, что подходит»; Гюзгюге кёп къарагъан булан, къынгъыр бурун тюз болмас «Оттого, что часто смотришься в зеркало, кривой нос не исправишь».

Пословицы и поговорки с компонентом «рука» передают представление как о конкретных действиях, так и нежелание действовать через образы физической активности руки или ее бездействия: Къол гётермек де, урмакъ да бир йимикдир «Поднять руку или ударить – одно и тоже»; Къолну бармакълары да тенг болмай «Даже пальцы на руке разные»; Къол къолну жувар, бет бетге багъар «Рука руку моет, а лицо в лицо смотрит».

Образность и значение большинства паремий с компонентом «ухо» также обусловлены не только физиологической функцией анатомического органа: Мангалай терлемей мал болмас «У вора четыре уха»; Бир къулагъындан гирип, бирисинден чыгъа «В одно ухо влетает, в другое вылетает».

Соматоним къан «кровь» представлен в ряде кумыкских паремий: Къан булан гирген, жан булан чыгъар «То, что вошло с кровью, выйдет вместе с душой (жизнью)»; Къотурну хашыса, къан чыгъар «Почешешь болячку – кровь пойдет». Микротема къан «кровь», как и другие аналогичные понятия, не являясь собственно соматонимом, имеет в то же время прямое отношение к этим понятиям. Поэтому такие слова как «кровь», «пот», «ноготь», «кожа», «сухожилие», «пятка» и т.п., называются парасоматонимами, т.е. словами, близкими к собственно соматонимам в лексико-тематическом и понятийном отношениях. Они также представляют определенный интерес для изучения  паремиологических единиц каждого языка. Особенно важно их изучение в плане выявления их особенностей в системе смысловых отношений и связей.

2.8.4. Пословицы и поговорки с компонентом гёз «глаз»

Пословицы о человеческих глазах одни из самых поэтических в кумыкском языке: Къуймур болмакъ гёздендир «Кокетство написано в глазах»; Эркекни къатын гёзю болмас «У мужчины не может быть женского глаза»; Гёзюн юмгъан таш ютар «Закрывший глаза проглотит и камень»; Гёз къоркъач, къол – батыр «Глаз – трус, рука – герой»; Гёзден тайгъан гёнгюлден де таяр «С глаз долой – из сердца вон»; Эл хазнасы – эсги сёз, эр чырагъы – эки гёз «Богатство страны – старые слова, свет мужчины – два глаза».

2.8.5. Пословицы и поговорки с компонентом тил «язык»

Семантика пословиц и поговорок с компонентами, обозначающими органы речи (рот, язык), связана с понятиями «говорение/молчание»: Оьз тили оьзюне душман «Язык мой – враг мой»; Ерине гёре тюз сёйле, заманына гёре сёз сёйле «К месту говори правильно, по времени произнеси правильно»; Авзу булан къуш тутар «Языком, ртом птицу поймает»; Айтгъанынг гюмюш буса, айтмагъанынг алтындыр «Сказанное серебро, несказанное – золото»; Кёп сёйлеген кёп янгылар «Много слов – много ошибок».

Здесь можно остановиться на понятии «моральная оценка» и попытаться рассмотреть, каким образом оно находит свое выражение в пословицах и поговорках. Моральной (этической) оценкой принято считать одобрение или неодобрение человеческих поступков, качеств, различных явлений социальной действительности с точки зрения соответствия или несоответствия их определенным моральным требованиям, нормам, сложившимся в данную эпоху в данном обществе, или господствующим в его отдельных социальных слоях. Моральная оценка, выраженная единицами языка, является субъектно-объективным способом познания действительности.

2.8.6. Здоровье и болезнь

Соматические пословицы исследуемого языка включают в себя такую тематическую подгруппу, как «Здоровье и болезнь». В паремиях, вошедших в семантический ряд «здоровье», встречается противопоставление по признакам «очень здоровый, полный жизненных сил – очень больной, истощенный, бледный, худой». Обратимся к пословицам, характеризующим людей крайне истощенных, лишенных всех жизненных сил: Аврув арслан йыкъгъан «Болезнь валит даже льва»; Аврумайгъан башны явлукъ булан байламас «Здоровую голову платком не вяжут»; Баш сав буса, бёрк табулур «На здоровую голову шапка найдется»; Ав бар уьйде аврув бар «В доме, где паутина, есть и болезнь».

Из названий частей тела в кумыкских пословицах наиболее частотны лексемы баш «голова», юрек «сердце», тил «язык», гёз «глаза». Каждый из этих соматических терминов в результате метонимического и функционального переноса образует новые значения. Так, голова осмысляется как вместилище ума, сердце – волнения, лексема язык приобретает значение речь, глаза символизируют зоркость и т.д.  Менее частотными являются названия внутренних органов: почки, печень, кишки и т.д. Из этого следует, что пословичный образ создается лексемами, обозначающими органы восприятия, органы, отвечающими в обыденном сознании за чувства (сердце), обозначающими конечности – органы действия и движения (рука, нога).

Распределение лексем по частотности употребления в паремиях кумыкского и каждого из привлекаемых языков иллюстрирует следующая таблица:

Сопост.яз.

Голова

Сердце

Язык

Рот

Рука

Нога

Глаза

Кум.

50

38

35

17

18

16

30

Рус.

12

14

23

6

13

7

10

Авар.

56

45

17

15

20

18

20

Дарг.

52

48

35

25

23

20

24

Табас.

50

42

37

8

20

15

22

Как видно из данных иллюстраций, использование соматонимов в качестве стержневых элементов пословиц и поговорок происходит далеко не равномерно. В то же время наблюдается определенная аналогия в отношении продуктивности соматического компонента. Наиболее продуктивными являются в кумыкском языке компоненты «голова», «сердце», «язык» и «глаза».

2.9. Пословицы и поговорки о знании

Тематический разряд паремий об образовании в кумыкском языке достаточно богат: Илмуну тереги тер булан сугъарыла «Дерево науки поливается потом»; Билимсиз иш болмас, ишсиз билим болмаз «Без знаний нет работы, без работы нет знаний»; Авамлыкъда авланма «Не склоняйся к глупости»; Билеген оьзю эте, билмейгенге уьйрете «Знающий делает сам, а незнающий поручает другому»; Билмейгенингни билегенден сора «Если чего-то не знаешь, спроси у знающего»; Илму битмейген хазна «Знание – нескончаемое богатство».

В кумыкской картине мира ум и знание ценились всегда. Кумыки говорят: «Хороший муталим штаны потеряет, плохой – книги»; «Много знает не много живший, а много видевший».

В кумыкских пословицах и поговорках запечатлены традиционные представления необходимости о необходимости учиться, о взаимосвязи жизненного успеха и имеющихся знаний: Авлия дюньяны байлыгъына, гьакъыллы буса англавуна умут этер «Глупый надеется на богатство, умный на ум, знания»; Адамгъа гьакъыл пачагъа тах ёимикдир «Для человека ум как для царя трон»; Гьакъыл сатып алынмас «Ум не купить».

2.10. Пословицы и поговорки о терпимости

В паремиологических единицах представление о терпимости передается при помощи лексем сабур «терпение», кумек «помощь», дослукъ «дружеские отношения», тил «язык» и т.д. Свидетельством тому являются следующие паремиологические единицы кумыкского языка: Гёрген гёрер къыйынны, гётергенге салар юкню; Алгъасавлукъ пашманлыкъны къызардашыдыр «Спешка сестра печали»; Алгъасагъан сув денгизге етмес «Спешашая вода до моря не дойдет»; Алгъасама, гьёкюнерсен «Не спеши, пожалеешь».

В результате анализа видно, что в кумыкских паремиях терпимость занимает важное место в шкале этических ценностей, ибо она связана с нравственными позициями человека, с его отношением к другим людям. На фоне этих элементов еще отчетливее проявляется уникальность, национально-культурная специфика языкового сознания кумыкского народа.

2.11. Пословицы и поговорки о жизни и быте

Паремии кумыкского языка о жизни и быте несут информацию о материальных и духовных ценностях кумыкского народа. Пословицы кумыков служат целям нравственного воспитания, в них осмеиваются человеческие пороки и недостатки и восхваляются достоинства. Многие из них выражают любовь к жизни, отношение к бедности и богатству, осуждают трусость, предательство. Приведем примеры: Аркъан назик ерден уьзюлюр «Веревка рвется в тонком месте»; Акъ гюн агъалтар, къара гюн къаралтар «Белый день осветляет, а черный день – покрывает черным цветом».

Кумыки преданы родной земле, своим корням. Ценят и берегут семью и гордятся тем, что принадлежат к кумыкскому народу и культуре.

2.12. Пословицы и поговорки, выражающие гостеприимство

В кумыкском языке содержится достаточно большое количество паремий о гостеприимстве. Образ жизни кумыков и трудность сообщения издревле требуют особых правил отношения к путнику, гостю, что развивает ритуал гостеприимства. Традиции гостеприимства предполагают также защиту гостя от возможных посягательств на его жизнь, честь и имущество. У кумыков издавна повелось селить гостя в самой лучшей комнате, стелить ему самую мягкую постель, угощать лучшей едой. Конь гостя стоял в лучшем стойле, и кормился лучше, чем хозяйский. Принцип «все лучшее гостям» соблюдался строго. У гостя нельзя спрашивать, сколько времени он собирается гостить. Нельзя также сразу спрашивать его о цели визита – о ней узнают постепенно, во время трапезы и беседы. Приведем примеры: Сорап берме къонакъгъа, сююп бер «Не спрашивай у гостя, хочет он есть или нет»; Къонакъ къонакъны сюймес « Гость гостю рознь»; Аз аша, асыл аша «Мало ешь, но ешь хорошо»; Ач тур, тынч тур, гишини инжитме «Хоть голодный, хоть сытый, людей не мучай»; Ачгъа къазан асдырма, сувукъгъа от якъдырма «Сытый голодного не поймет»; Къонакъны опурагъына къарап къаршилай, гьакъылына къарап узата «По одежке встречают, по уму провожают».

У кумыков в каждом доме обязательно имелась кунацкая (комната для гостей). Из других дагестанских селений в кумыкскую кунацкую семью посылали 8-10 летних мальчиков, где они обучались кумыкскому языку. Это говорит о том, насколько сильно у кумыкского народа было развито куначество и гостеприимство. В старину знатные кумыки даже строили специальный домик для гостей во дворе.

2.13. Пословицы и поговорки о доме и Родине

Дом – жилище «юрт», «кент» для кумыка имеет особенное значение. Уход за домом – одна из главных обязанностей кумыкской женщины. В прошлом много кумыкских поселений пострадало в период арабо-хазарских войн, нашествия монголов, Кавказской войны. Многие кумыкские поселения уничтожались, но в большинстве своем в мирное время восстанавливались. В период завоевания царской Россией и позднее на Кумыкской равнине были построены русские крепости и селения. Преимущественно строились одноэтажные жилища и этому есть свое объяснение: отсутствие строительного материала (камня, леса). Каждая комната имела свое предназначение. Под кухню отводилось самое просторное помещение: Аркъанг авуртса да, агъачны ташлама, уьйге элт «Даже если будет болеть спина, не бросай дрова, донеси до дома»; Уьйде ёкъдан пайда ёкъ «Какой толк от отсутствующего дома»; Янгыз таш къала болмас «Один камень еще не крепость»; Уьйню аривлюгю уллу агьлю «Красивая семья – большая семья»; Дослукъ бар агьлюде къайгъы турмас «В дружной семье нет места горю»; Абзар алгъынча, хоншу ал «Прежде чем купить дом, узнай соседей».

Многие пословицы кумыков возникли в ответ на жестокий деспотизм эксплуататоров народа и протеста трудящихся. Это и понятно, ибо пословицы, издревле сопутствующие истории народа, являются свидетельством, своеобразной летописью столкновения интересов и классовых устремлений, выводом из тех или иных событий, каждодневного труда и борьбы. Показательны в этом плане и следующие пословицы: Гьокъгъа  тутулгъан асгерден асгер болмас «Из наемной армии хороших защитников не будет»; Заманлар гётер, халкъ гетмес «Времена пройдут, народ не умрет».

В кумыкских семьях принято изучать свои корни, свое генеалогическое древо. Каждый кумык должен знать свои корни и своих предков. В паремиях отражается национальное мировидение, которое играет важную роль в когнитивном процессе.

2.14. Пословицы и поговорки о еде

Анализ гастрономической лексики дает интересный материал для выяснения этногенеза народа. Например, появились различные названия, характеризующие еду: явлу эъмек «хлеб на масле, слоеный хлеб», кьисир эъмек – «хлеб, приготовленный из пресного теста», къалач «маленький хлеб, обычно изготовленный из остатка теста или специально для детей», ч1ап1елек – «лепешка» (из пресного или кислого теста), буршина «оладьи, блины, изготовленные из пресного теста», мучери – «кукурузный хлеб», гьалп1ама – «хинкал из кукурузной муки», шавши – «вареная кукуруза с фасолью», коърукъда бишган къабакъ «тыква, сваренная в большой печи», бишган эт «вареное мясо», кьызарилган эт «жареное мясо», ярты бишган йумуркьа «яйца вкрутую», къоймакъ «яичница». Почти все названия еды, за некоторым исключением, в кумыкских пословицах символизируют довольство и достаток.

Образы блюд и напитков, представления о приготовлении и потреблении пищи служат своеобразным маркером социального статуса человека, но самое главное – в них отражен национальный менталитет, фрагменты национальной культуры, что, в свою очередь, фиксируется в языке.

Пословицы о еде в кумыкском языке отражают наивное представление о культуре поведения за столом: Аз аша, асыл аша «Мало ешь, но хорошо», Ач болгъандан яман экен бек тойгъан «Чрезмерная сытость хуже голода».

Гастрономические термины в кумыкских пословицах представляют также довольно пеструю группу: эъмек «хлеб», балыкъ «рыба», сув «вода», къаймакъ «сметана», алма «яблоки», буламукъ «мамалыга», къычытгъан «крапива», бал «мед». Чаще других в кумыкских паремиях о питании фигурируют лексемы «мед», «вода», «хлеб»: Сатып алгъан  самурсакъ саптагъына ерли бал болур «Купленный чеснок всегда сладок как мед».

В Главе III описываются структурно-грамматические характеристики кумыкских пословиц.

Предложение как основная коммуникативная единица языка и речи характеризуется в кумыкском языке разнообразием типов, которые могут быть выделены по разным основаниям в зависимости от установки, назначения, цели, от характера выражаемого в предложении отношения к действительности, от структуры, от сферы употребления [Токтарова 2008; 80]. Иными словами, возможно несколько классификаций пословиц-предложений. По каждому из оснований, положенных в основу классификации, все пословицы-предложения кумыкского языка можно разделить на несколько групп: 1) в зависимости от установки говорящего выделяются утвердительные и отрицательные предложения; 2) по цели высказывания все пословицы-предложения делятся на повествовательные, побудительные и реже вопросительные; 3) по структуре возможно несколько классификаций: в зависимости от количества предикативных единиц предложения подразделяются на простые и сложные; простые предложения в свою очередь делятся на односоставные и двусоставные; сложные предложения также делятся на сложносочиненные и сложноподчиненные и т.д.

Основные синтаксические модели кумыкских пословиц

Кумыкские пословицы, как единицы синтаксиса, до сих пор не становились предметом отдельного изучения. Синтаксический аспект пословиц представляет значительный интерес, так как каждая пословица является законченным высказыванием, оформленным по законам данного языка. В отличие от предложений, которые употреблялись в широком контексте, пословицы самостоятельны, независимы от контекста.

Кумыкские пословицы и поговорки равнозначны по своей семантике предложению. Выступая в роли предложений, кумыкские пословицы и поговорки обогащают язык образностью, емкостью и глубиной. Приведем примеры: Гьарамдан сакъланмагъан гьалал малгъа етишмес «Кто не уберегся от запретного, тот никогда не дойдет до дозволенного»;

Различение типов предложения может  происходит по интонации и по функции предложения как единицы общения. Мы учитываем только функции пословицы-предложения и ее состав. Из коммуникативных функций – побуждение, утверждение, в редких случаях вопрос. В кумыкских пословицах наиболее чаще отмечаются утверждение и побуждение. С точки зрения соотнесенности своего содержания с действительностью, то есть по характеру предикативных отношений, пословицы могут быть утвердительными и отрицательными предложениями.

Пословицы-повествовательные предложения: Намуссуз яшагъынча, намуслу оьлген яхшы «Бесчестье хуже смерти»; Тавукъ эсинде тари «У курицы на уме зерно»; Тавукъну багьасы тюлкюге не авара «Цена курицы лису не волнует»; Бёрюню азгъаны чыкъчан тутар.

Пословицы-побудительные простые предложения. Они могут выражать побуждение совершить то или иное действие или запретить производить какое-либо действие: Тишлеринг булан чайнамай ютма. «Неразжеванное зубами не глотай»; Намусунг сатма, атынг сат. «Вместо совести продай лошадь».

Представляющее определенный лингвистический интерес побудительное значение кумыкских пословиц, ввиду неоднозначного характера и различной степени имплицитности, может быть дифференцировано на частные типы:

а) прямое побуждение: Сорап берме, сююп бер «Не спрашивая давай, а любя – отдай»; Ямангъа айтма сырынгны «Плохому человеку не раскрывай свои тайны»;

б) косвенное (иногда со значением запрета на осуществление бесполезных действий): Аталардан къалмай ат минген, аналардан къалмай тон гийген.  «От отцов не остается седлавший коня, от матерей не остается одевший бурку». Яхшы хабар ял алмас. «Хорошая весть не отдыхает»; Тегенекни билеп итти этмес.  «Колючку не точат».

Наибольший интерес представляют пословицы, выражающие прямое побудительное значение с обратным смыслом: Яман булан айланмакъ – йылан булан ойнамакъ. «Ходить с плохим человеком – играть со змеей»; Яман булан пилав ашагъынча, яхшы булан таш ташы. «Чем с плохим человеком есть плов, лучше с хорошим человеком камни таскать». Здесь мы наблюдаем полное расхождение значения предложения и значения соответствующего прямого высказывания при изменении структуры предложения с негативной на позитивную и наоборот.

В кумыкском языке встречаются пословицы с «погашенным» побудительным значением: Душман уьйден арек тур «От вражеского дома будь подальше»; Ойнап сёйлесенг де, ойлап сёйле «Когда и в шутку говоришь, говори подумав».

Пословицы-вопросительные предложения встречаются в кумыкском языке в единичных случаях. По-видимому это можно объяснить тем, что пословицы в большинстве своем означают суждения, мнения о чем-либо. А вопросительные предложения заключают в себе вопрос. Такие вопросительные предложения в кумыкском языке содержат скрытый ответ-утверждение: Сен бий, мен бий, атгъа бичен ким салыр? «Ты господин, я господин, а кто покормит лошадь?»

Кумыкские пословицы, соответствующие простому предложению, составляют довольно значительную часть исследуемого материала. Они также характеризуются использованием различных синтаксических структур. Анализ паремий кумыкского языка показывает, что синтаксическая структура как характеристика типа может быть использована лишь в общем смысле. Но надо сказать, что синтаксическая структура пословицы и ее особенности дают возможность более детального исследования паремий кумыкского языка.

Пословицы – неопределенно-личные предложения

В неопределенно-личном предложении отсутствует и не подразумевается по контексту подлежащее, оно мыслится неопределенно, неконкретно. Среди кумыкских паремий такие предложения широко распространены: Адамны бир къап туз ашамай таныма къыйын «Пока не съешь пуд соли, человека не узнаешь»; Акъчагъа сатылгъан адам Ватанын сатар «Из-за денег Родину продаст»; Дюньяны малын берсе де, вёре, намусунгну, абурунгну тас этме «Не отдавай свою честь и совесть за все богатство мира»; Етимни етти къурсагъы болур «У сироты семь животов».

Пословицы – обобщенно-личные предложения

Обобщенно-личное предложение имеет грамматически выраженное подлежащее, но такое подлежащее обозначает не какой-нибудь определенный предмет, а такие однородные предметы вообще. Сказуемым обобщенно-личного предложения часто выступает глагол второго лица единственного числа изъявительного, повелительного или сослагательного наклонения: Агъач гессенг, узун гес, къысгъа гессенг, бузарсан, темир гессенг, къысгъа гес, къысгъа буса, созарсан «Если режешь что-нибудь деревянное, режь подлиннее, если порежешь покороче, испортишь дело, если же режешь железо, режь покороче, если окажется коротким, растянешь».

Редко сказуемым обобщенно-личного предложения выступает глагол первого лица множественного числа изъявительного наклонения: Барда аявламайбыз, mac этгенде йылайбыз «Когда есть, не бережем, когда теряем, плачем».

Пословицы в исследуемом языке могут быть оформлены и как сложные предложения. В сложных предложениях существует теснейшая связь между структурными свойствами и лексико-грамматическим характером конституирующих членов, которые могут быть соотнесены с предикатом двусоставного предложения и поэтому подразделяются по типам своих предикатов: Билимсиз иш болмаз, ишсиз билим болмаз «Без знаний нет работы, без работы нет знаний»; Бир хапгъа булан ит де тоймас, бирдагъи хапма еси де къоймас.

Структурный анализ пословичного фонда кумыкского языка свидетельствует о меньшей частотности сложного предложения по сравнению с простым. При этом наиболее часто встречаются пословицы со структурой сложноподчиненных предложений и бессоюзных сложных предложений.

Сложносочиненные предложения-пословицы кумыкского языка образуются при помощи союзов ва, да/де, я. В таких предложениях каждая из частей остается равноправной: Агъачдыр терек де, агъачдыр тегенек де. «И дерево – топливо, и колючка – топливо». Среди пословиц кумыкского языка сложносочиненные предложения представлены слабо.

Наиболее распространены среди кумыкских пословиц сложноподчиненные предложения различных видов. Среди пословиц сложноподчиненного типа в кумыкском языке наиболее часто встречаются предложения с формой императива, а также безимперативные повествовательные конструкции: Анасына къарап къызын ал, ашына къарап тузун сал «Женись на дочке, посмотрев на мать, посоли еду - попробовав»; Савлукъ сюйсенг, аз аша, яхшы чайнап, тез аша «Если хочешь быть здоровым, ешь мало, жуй тщательно, быстро съедай».

Компоненты сложноподчиненных предложений соединяются с помощью союзных слов ким «кто», не  «что». В главной части предложения им соответствуют местоимения ол, шол «тот», бары да «все»: Ким яхшы охуса, шону ёлу насипли болар «Кто хорошо учится, у того дорога счастливая будет»; Ким оьз элин сюйсе, шо бары да къыйынлыкълардан оьтежек «Кто любит свою Родину, тот побеждает все преграды»; Авулдашынг болгъан, къардашынг да болар «Кто твой земляк, тот тебе и братом будет»; Ким бузав урласа, сонг оьгюз де урлар «Тот, кто украдет теленка, потом украдет и быка».

В пословицах – сложноподчиненных предложениях с придаточными сказуемыми придаточная часть конкретизирует сказуемое главной части пословицы, которое выражается указательными местоимениями: Ашда – тири, ишде – кири. «Кушать любит, а работать – нет», Элингны сирин бек сакъла. «Не предавай Родину, отдай за нее жизнь».

Пословицы со структурой сложноподчиненных предложений с придаточными дополнительными характеризуются тем, что их первая часть – придаточное предложение – придает конкретность содержанию второй части – дополнениия главного предложения.

Яшыртгъын айтдым – билмединг, гёрюне айтдым – сюймединг «Скрыто сказал – ты не понял, открыто сказал – тебе не понравилось»; Къызынг эрши буса, къызыл опуракъ гийдир «Если дочка некрасивая, одень ее в красное».

Придаточные места указывают на место или пространство, где происходит действие, обозначенное в главном предложении. В кумыкском языке обстоятельства места в главном предложении выражаются дейктическими словами: шонда «там», онда «туда», шондан «оттуда». Придаточное места обычно находится в препозиции: Арт дёгерчик, ал дёгерчик къайдан юрюсе, шондан юрюр «Куда пойдет переднее колесо, туда и заднее».

Придаточное условное указывает на условие совершения действия главного предложения и относится не к отдельному его члену, а связано с общим содержанием этого предложения в целом. Предшествуя главному, придаточное условное в кумыкском языке указывает, при каком условии может совершаться действие главного предложения. Грамматическими показателями условия, а также связи придаточного с главным становятся условные глаголы на -са/ -се, вспомогательные формы условного наклонения болса (от болмакъ), десе (демек). Такие сложноподчиненные предложения связываются при помощи союза эгер «если». В таких предложениях обобщенный смысл пословицы в целом создается придаточной частью. Приведем примеры: Атадан къалып ат мингенни аты болмаса да, атлы болур «Если после отца останется лошадь, ты станешь всадником, но не человеком без своих дел»; Атанг аюв буса, сен арслан бол «Если твой отец медведь, ты будь тигром»; Арба сынса – от, оьгюз оьлсе – эт «Если поломается арба, то костер, если сдохнет волк – мясо»; Язлыгъы къолай буса, къышлыгъы да шолай болур «Если весна будет благодатной, зима тоже будет такая».

Придаточное времени в кумыкском языке является разновидностью обстоятельственного придаточного предложения. Такие предложения либо определяют время действия сказуемого главного предложения, либо уточняют обстоятельства времени сказуемого, находящего в главном предложении. Приведем примеры: О замангъа я эшек, я эшекни еси оьлер «К тому времени или ишак умрет, или его хозяин умрет»;Ат оьлсе-майдан къалыр, игит оьлсе-аты къалыр «Когда помрет конь – останется поле, когда погибнет джигит – останется имя»; Гюн гёрмеген гюн гёрсе, гюндюз чыракъ якъдырыр «Когда тот, кто жил бедно, разбогатеет, то он заставит жечь свечи и при дневном свете».

Как показывает исследуемый материал, в кумыкском языке придаточное предложение цели в составе сложноподчиненного предложения не имеет опорного слова в главной части, не подчинено ее глаголу и не поясняет его, а относится к главному предложению в целом, независимо от того, каким оно является – простым распространенным или нераспространенным предложением, односоставным или двусоставным.

При соединении компонентов придаточное цели чаще всего стоит в форме повелительного наклонения, тогда как сказуемое придаточного причины выражается глаголом настоящего и прошедшего времени изъявительного наклонения: Байдан борч тилетме, ярлыны гёнгюн кюлетме «Не проси у богача в долг, чтоб бедняк смеялся»; Инанма тюлкюге, къалырсан кюлкюге «Не верь лисе, если не хочешь, чтоб над тобой смеялись».

В Заключении подводятся итоги проведенного в диссертации исследования, основными из которых являются:

1. В кумыкской паремиологии только к ХХ веку формируется научный лингвистический интерес к пословицам: ученые занимаются собиранием, изучением нового материала и его классификацией.

2. На основании анализа признаков собственно пословиц и поговорок в работе указывается на отсутствие в современной паремиологии однозначного решения проблемы разграничения пословиц и поговорок. Обзор основных идей ученых по данной проблеме показывает, что в отечественной лингвистике разграничение проводится, в основном, по двум линиям – структурной (Г.Л. Пермяков) и семантической (В.П. Жуков, Ю.Н. Солодуб). Структурные особенности пословиц и поговорок предлагается использовать как дополнительную характеристику.

3. Из нашего исследования можно заключить, что наиболее широко представленной из 14 тематических групп оказалась тематическая группа со значением «Человек», куда вошли 7 подгрупп: «Место и роль человека в коллективе»; «Семья. Термины родства»; «Мужчина и женщина»; «Богатство и бедность»; «Торговля и деньги»; «Дружба»; «Счастье и судьба». Всего охвачено в данной тематической группе «Человек» около 600 кумыкских пословиц и поговорок. Обширной оказалась также тематическая группа со значением  «Соматонимы», включающая в себя 7 подгрупп. Здесь оказались охваченными около 200 пословиц и поговорок кумыкского языка.

4. Наполняемость остальных тематических групп «Животные», «Труд» и «Время» оказалась приблизительно одинаковой, кроме вышеназванных групп «Человек» и «Соматонимы». Эти тематические группы шире представлены в кумыкском языке, чем остальные. Остальные тематические группы являются  малочисленными.

5. Анализ паремий кумыкского языка показывает, что синтаксическая структура пословицы и её особенности дают возможность более детального исследования паремий кумыкского языка.

6. Кумыкские пословицы по форме и структуре отличаются от свободных предложений. Форма пословицы несвободная. Это достигается различными приемами – рифмой, ритмом и параллелизмом. Ритм, рифма, экспрессия за счет использование антонимичных выражений придают паремии живость игривость.

7. Использование метафоры, метонимии и аллегории в кумыкских пословицах и поговорках придает им национальную окрашенность, делают значение каждого компонента или всего выражения поэтическим и ярким.

8. Мы учитываем только функции пословицы-предложения и ее состав. Различение типов предложения может также происходить по интонации и по функции предложения как единицы общения. Из коммуникативных функций в кумыкских пословицах наиболее чаще отмечаются побуждение и утверждение. По характеру предикативных отношений пословицы могут иметь структуру утвердительного и отрицательного предложения.

9. В единичных случаях встречаются пословицы в форме вопросительных предложений. Это объясняется тем, что пословицы в большинстве своем означают суждения, мнения о чем-либо. А вопросительные предложения заключают в себе вопрос. Такие вопросительные предложения в кумыкском языке содержат скрытый ответ-утверждение.

10. Структурный анализ кумыкских пословиц свидетельствует о меньшей частотности сложного предложения по сравнению с простым. При этом наиболее часто встречаются пословицы – сложноподчиненные предложения и бессоюзные сложные предложения.

Положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:

Статьи, опубликованные в изданиях, включенных в перечень ВАК РФ:

1. Морфологическая структура кумыкских паремий // Вестник ВГУ. Языкознание № 2 (10) Волгоград, 2009. – С.155-158.

2.Кумыкские паремии о времени. Вестник челябинского государственного педагогического университета. № 5, 2010. С. 295-307.

3. Зоонимы в паремиях кумыкского языка. Сборник материалов. Вестник Университета Российской академии образования № 4. М., 2010. – С 20-22.

4. Основные лексико-семантические особенности паремий кумыкского языка. Министерство образования и науки Российской Федерации. Вестник Адыгейского государственного университета. № 4, Майкоп, 2010 г. – С. 170-175.

5. Соматонимы в кумыкских паремиях и фразеологизмах // Известия ВГПУ «Филологические науки», № 2 (46). Волгоград, 2010. – С. 91-95.

6. Национальное и интернациональное в пословичном фонде кумыкского языка // Вестник Университета Российской академии образования. М. – С. 57-60.

7. Основные синтаксические модели кумыкских пословиц// Сборник материалов.  Вестник Университета Российской академии образования № 2. М., 2011. –  С. 97-101.

Статьи, опубликованные в других изданиях:

8. Бессоюзные сложные предложения-пословицы кумыкского языка. «Лексико-грамматическая структура тюркских и нахско-дагестанских языков». Махачкала: ДГПУ, 2004.Вып. I.-С.25-28.

9. Омонимия фразеологических единиц в кумыкском и русском языках Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2009: сборник научных трудов. – Махачкала: ДГТУ, 2009. – Вып. III. – С. 161-164. Сложноподчиненные предложения-пословицы кумыкского языка. «Лексико-грамматическая структура тюркских и нахско-дагестанских языков». Махачкала: ДГПУ, 2004. Вып. II.-С.58-59.

10. Сложноподчиненные предложения – пословицы кумыкского языка со значением сопоставления. «Лексико-грамматическая структура тюркских и нахско-дагестанских языков». Махачкала: ДГПУ, 2004.Вып. II.-С.59-61.

11. Пословицы и поговорки о жизни и быте. «Лексико-семантические особенности тюркских и нахско-дагестанских языков». Махачкала: ДГПУ, 2007.Вып. I.-С.41-44

12. Пословицы и поговорки об уме, знании и с компонентом баш «голова». «Лексико-семантические особенности тюркских и нахско-дагестанских языков». Махачкала: ДГПУ, 2007.Вып. I.-С.44-48

13. Особенности типологического развития концептуального поля кумыкской лексики и фразеологии в сопоставлении с немецкой (монография) М.: Academia, 2008. – 150 с.

14. Сложносочиненные предложения-пословицы кумыкского языка. «Лексико-грамматическая структура тюркских и нахско-дагестанских языков». Махачкала: ДГПУ, 2004.Вып. I.-С.28-31.

15. Семантика лексики кумыкских паремий // Актуальные проблемы гуманитарных наук. Сборник научных трудов. Махачкала: ДГТУ, 2009.  Вып. 4. – С.212- 218.

16. Ориентализмы в системе кумыкских паремий // Актуальные проблемы гуманитарных  наук. Сборник научных трудов. Махачкала: ДГТУ, 2009. Вып. 4. – С. 223-228.

17. Многозначность фразеологизмов кумыкского и русского языков. Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2009: сборник научных трудов. – Махачкала: ДГТУ, 2009. – Вып. III. – С. 168-171.

18. Синонимия фразеологических единиц в кумыкском и русском языках. Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2009: сборник научных трудов. – Махачкала: ДГТУ, 2009. – Вып. III. – С. 164-167.

19. Лексика паремий кумыкского языка // Актуальные проблемы гуманитарных наук. Сборник научных трудов. Махачкала: ДГТУ, 2009.  Вып. 4. – С.208-212.

20. Семантическое взаимодействие фразеологизмов и слов в кумыкском и русском языках. Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2009: сборник научных трудов. – Махачкала: ДГТУ, 2009. – Вып. III. – С. 171-174.

21. Сложные и парные слова в лексике паремий кумыкского языка // Актуальные проблемы гуманитарных  наук. Сборник научных трудов. Махачкала: ДГТУ, 2009. Вып. 4. – С.218-223.

22. Бинарные оппозиции и стереотипы. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VI. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С.-233-241.

23. Пословица как прецедентный текст. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VII. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 210-218.

24. Классификация картин мира. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VI. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С.-255-261.

25. Концепты как элементы картины мира. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VII. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С.189-194.

26. Контраст как универсальный принцип пословицы. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VI. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С.261-266.

27. Национальная картина мира и национальный характер. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VII. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 198-203.

28. Пословичная картина мира как фрагмент языковой картины мира. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII.  Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 176-180.

29. Диалогичность пословицы и контраст. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VI.  Махачкала: ДГТУ, 2010. – С.241-249.

30. Проблема определения статуса паремий. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII.  Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 180-187.

31. Проблема разграничения пословиц и поговорок в лингвистике. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII.  Махачкала: ДГТУ, 2010.С. – 187-191.

32. Концепт «труд» в кумыкских и русских паремиях. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII.  Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 191-194.

33. Нравственные ценности в лексике паремий кумыкского языка. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 194-198.

34. Пословицы и поговорки кумыкского языка о религии. Всероссийская научно – практическая конференция. Сборник статей. «Философия и филология классического текста». Пенза 2010.– С. 135-138.

35. Кумыкские и русские паремиологические традиции. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 202-206.

36. Проблемы классификаций пословично-поговорочных паремий. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII.  Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 206-210.

37. Пословицы кумыкского языка, выражающие понятия дом – Родина. II международная заочная научно-практическая конференция «Современные направления научных исследований». г. Екатеринбург, 2010. С.110-112.

38. Основные источники формирования кумыкского и русского пословичных фондов. Сборник научных трудов Актуальные проблемы гуманитарных наук – 2010. Выпуск VIII.  Махачкала: ДГТУ, 2010. – С. 198-202.

39. Пословицы и поговорки кумыкского языка с компонентами «язык» и «глаза». Сборник материалов VI международной научно-практической конференции. Наука и современность - 2010. Часть 2. Новосибирск, 2010 г. –С. 244-248.

40. Лингвокультурологический подход к изучению паремиологических единиц // Актуальные проблемы гуманитарных  наук. Сборник научных трудов. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С.194-198.

41. Паремиологическая картина мира // Актуальные проблемы гуманитарных  наук. Сборник научных трудов. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С . 203-210.

42. Исторический экскурс к истокам истории паремиологии // Актуальные проблемы гуманитарных  наук. Сборник научных трудов. Махачкала: ДГТУ, 2010. – С.249-255.

43. Лексические  группы кумыкских пословиц // Сборник тезисов докладов XXXI итоговой научно-технической конференции преподавателей, сотрудников, аспирантов и студентов ДГТУ. Гуманитарные науки. – Махачкала: ДГТУ, 2010. – Ч.2. – С.22-27.

44. Кумыкские пословицы, связанные с питанием // Материалы международной научно- методической конференции «Языковые и культурные контакты различных народов». Пенза, 2010. – С. 76-80.

45. Паремии кумыкского языка о толерантности // Актуальные проблемы адыгейской филологии // Майкоп, 2010. – С.  89-93.

46. Глагольные пословицы кумыкского языка // Сборник тезисов докладов XXXI итоговой научно-технической конференции преподавателей, сотрудников, аспирантов и студентов ДГТУ. Гуманитарные науки. – Махачкала: ДГТУ, 2010. – Ч.2. – С.27-33.

47. Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке  (монография)/ Махачкала: ДГУ, 2010.- 156с.

48. Место и роль человека в обществе в пословицах кумыкского языка. Кавказский лингвистический журнал. Махачкала: ДГПУ, 2011.-Вып.I.-(в печ)

49. Термины родства в пословицах и поговорках кумыкского языка. Кавказский лингвистический журнал. Махачкала: ДГПУ, 2011.-Вып.I.-(в печ.)

50. Пословицы и поговорки о природе  в кумыкском языке/ XII Международная научно- практическая конференция. Вопросы филологии и методики обучения языкам в ВУЗе и школе. (МК-10-11). Пенза, 2011.- С.102-107.

51. Пословицы и поговорки кумыкского языка (монография). Махачкала, ДГУ, 2011.- 170с.

52. Кумыкские пословицы – двусоставные предложения. Вопросы кавказского языкознания. Махачкала: ДГУ,2011.-С- 91-97.

53. Сочетание слов в пословицах кумыкского языка. Вопросы кавказского языкознания. Махачкала: ДГУ,2011. С-52-57.

54. Основные синтаксические модели кумыкских пословиц. Вестник Университета Российской академии образования. М.- № 2.- 2011.

55. Национально-культурная семантика пословиц кумыкского языка. Конференции и сборники публикаций. Астраханский государственный университет. Сборник научных трудов по филологии. Астрахань 2011.- №7.-  (в печ.)

56. Источники формирования кумыкского пословичного фонда. III Международная научная конференция молодых ученых. Конференция молодых исследователей. Центр гуманитарных исследований. «Парадигмы современной науки». Караганда, Казахстан 2011.- С.109-123.

57. Факторы, влияющие на синтаксическую организацию пословиц кумыкского языка.  «Проблемы сохранения и развития языков народов северного кавказа в XXI веке». Всероссийская научно- практическая конференция. Махачкала: ДНЦ РАН, ГОУ ВПО ДГУ,2011.-С.36-41.

58. Сложноподчиненные предложения с придаточными времени, места и условия в пословицах кумыкского языка. «Проблемы сохранения и развития языков народов северного кавказа в XXI веке». Всероссийская научно- практическая конференция. Махачкала: ДНЦ РАН, ГОУ ВПО ДГУ.-2011. -С- 41-45.

59. Основные культурные концепты в  кумыкской языковой картине мира. Волгоградский государственный педагогический университет. Сборник публикаций. «Русское слово». Волгоград-2011.С- 56- 61.

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.