WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Риторическое высказывание: формы, семантика, функции

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

 

Канафьева Аля Васильевна

РИТОРИЧЕСКОЕ ВЫСКАЗЫВАНИЕ: ФОРМЫ, СЕМАНТИКА, ФУНКЦИИ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре современного русского языка

Московского государственного областного университета

Научный консультант:                    Войлова Клавдия Анатольевна,

                                                               доктор филологических наук, профессор

Официальные оппоненты:              Волков Александр Александрович,

                                                               доктор филологических наук, профессор

(Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова)

                                                             Монина Тамара Степановна,

                                                               доктор филологических наук, профессор

(Новый гуманитарный институт

г.  Электросталь)

                                                                         

Свиридова Тамара Михайловна,

                                                               доктор филологических наук, профессор

(Елецкий государственный университет

им. И.А. Бунина)

Ведущая организация:                      Московский государственный университет печати им. И. Фёдорова

         Защита состоится «15» декабря 2011г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций (специальности: 10.02.01 – русский язык, 13.00.02 – теория и методика обучения и воспитания [русский язык]) при Московском государственном областном университете по адресу: 105005, Москва, ул. Радио, д. 10-а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, Москва, ул. Радио, д. 10-а.

Автореферат разослан  «     »   ноября 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

проф.                                               В.В. Леденёва

Объектом данного исследования является риторическое высказывание, в котором чётко не разделены, не противопоставлены, а переплетены, слиты языковые и речевые сущности: общее и отдельное; абстрактное и конкретное; означаемое и означающее; воспроизводимое и единичное, индивидуальное; рациональное и эмоциональное – мысль, чувство, воля.

В риторическом высказывании непосредственно, ярко, с размахом – по-русски – запечатлена личность говорящего. Основные признаки предложения, установленные В.В. Виноградовым, - предикативность и интонация сообщения – лишены той чёткой координации и субординации, которые характерны для образцовых, эталонных форм русского предложения.

Предметом лингвистического исследования являются: оригинальные, но и типизированные модели и формы риторического высказывания, потенциал его формальных средств; специфическая семантика – сплав информации и экспрессии, субъективности; палитра коммуникативных функций с общей прагматической направленностью на покорение, убеждение, очарование адресата.

Актуальность исследования определяется следующими факторами:

а) активностью, интенсивностью и широтой употребления риторических высказываний в различных областях речевой деятельности – личной, художественной, публичной, церковно-проповеднической;

б) необходимостью разработки и описания значительного фрагмента синтаксического строя современного русского языка – по призыву академика В.В. Виноградова изучать «живую речь»;

в) целесообразностью нового освещения активных процессов в синтаксисе русского языка и представления его реальной, а не идеальной картины;

г) потребностью реализовать в описании риторических высказываний тезис «грамматика – наука о человеке» (Г.А. Золотова);

д) отсутствием в грамматических описаниях целостной концепции риторического высказывания.

Цель исследования – обосновать и разработать целостную концепцию риторического высказывания как особого фрагмента синтаксической системы современного русского языка.

Задачи исследования:

- установить специфику формальной организации риторического высказывания: а) описать систему моделей; б) обосновать особый статус риторических формантов – прономинальных и партикулярных – и их гармоническое софункционирование с интонацией; в) проанализировать особенности предикативных значений времени и модальности и арсенал формальных средств в риторических высказываниях; определить особенности парадигматики;

- представить семантическую систему риторических высказываний разных уровней обобщения:

а) экспрессивное отрицание; экспрессивное утверждение; субъективное рассуждение;

б) градация, экспрессивность, эмоциональность, оценочность;

в) прагматика,  адресованность;

- определить арсенал функций риторических высказываний и представить их функциональную парадигму.

Гипотеза исследования: риторическое высказывание базируется на категориях грамматической системы русского языка, а по специфической формальной организации, семантике, функциям может быть представлено как особый фрагмент синтаксического строя в аспекте языка и речи.

Метод исследования – структурно-семантический, предполагающий единство содержательной и формальной сторон единиц языка и направление анализа от частного к общему; используются методические операции сопоставления и преобразования.

Научная новизна исследования заключается:

- в обосновании особого статуса риторического высказывания в функциональной парадигме: это не придаток вопросительного предложения и не его рудимент, а специализированная форма субъективного экспрессивно-оценочного сообщения и рассуждения;

- в выделении специальных риторических формантов, исторически сложившихся на основе местоименных слов и формальных «словечек» - частиц: это прономинальные компоненты риторической формы, утратившие указательный, а также отчасти «разрядный» смысл, и партикулярные риторические форманты – частицы, переосмысленные, перемещённые из арсенала вопросительных средств;

- в определении специфики модально-временного плана риторических высказываний, который представляет собой сложное переплетение полных и неполных парадигм, обобщённо-временных и вневременных конструкций, а также усложнённый и дифференцированный комплекс типовых предикатно-модальных и модально-оценочных значений;

- в установлении системы моделей риторических высказываний, которая не укладывается в комплекс традиционных форм двусоставных и односоставных предложений;

- в представлении трёх основных типов семантических категорий риторических высказываний: а) экспрессивное отрицание; б) экспрессивное утверждение; в) субъективное рассуждение;

- в выявлении и описании коммуникативной парадигмы функций риторического высказывания: субъективной, экспрессивной, эмоциональной, оценочной, патетической, лирической, логической (убеждение – разубеждение);

- в определении основных речевых сфер употребления риторических высказываний: а) художественной; б) ораторской (публицистической, судебной, политической); в) церковно-проповеднической; г) обиходно-личной – и в раскрытии их выразительных качеств: живости, яркости, эффектности, страстности, привлекательности, интенсивности воздействия.

Теоретическая значимость исследования заключается в обосновании особого статуса риторического высказывания в синтаксической системе русского языка, в установлении его общих признаков как единицы языка и речи и параметров функционирования в разных областях речевой деятельности.

Практическая значимость работы определяется анализом, описанием и подробной квалификацией речевых реализаций риторических высказываний в разнообразном и значительном по объёму корпусе текстов. Этот материал может быть использован в грамматических описаниях и в учебной литературе.

Положения, выносимые на защиту:

  1. Риторическое высказывание представляет собой особый фрагмент синтаксической системы современного русского языка, базирующийся на общих синтаксических категориях и формальных средствах, но располагающий специфическими строевыми чертами, семантической структурой, коммуникативными функциями.
  2. Экспрессия риторического высказывания создаётся его формой, специализированными риторическими компонентами и интонацией, а не лексическим наполнением.
  3. Специальными формальными единицами риторического высказывания являются прономинальные компоненты (модифицированные местоимённые слова) и партикулярные компоненты («связанные» частицы).
  4. Формы моделей риторических высказываний разнообразны: а) двусоставные с простым глагольным, составным глагольным и составным именным сказуемым; б) односоставные безличные, обобщённо-личные, инфинитивные, номинативные; в) «псевдоэллиптические»; г) «псевдосложные»; д) фразеологизированные; е) сложные разных видов, включающие риторические предикативные единицы.
  5. В риторических моделях в той или иной вариации представлено синтаксическое время (определённое, неопределённое, обобщённое, вневременность) – с тенденцией обобщённости – в соответствии с набором формальных показателей – глагольных форм и форм связки быть (включая нулевую форму настоящего времени), а также «значимого отсутствия» глагола.
  6. Модальность риторических высказываний, в отличие от образцовых, эталонных форм предложения, представляет сложный комплекс значений и оттенков, включающий объективное значение реальности – ирреальности, типовые значения предикатной модальности – возможность, желательность, необходимость, - а также многообразные модификации и оттенки (целесообразность /нецелесообразность, уместность / неуместность, бесцельность, бессмысленность, опасение / предостережение и др.), которые совмещаются, переплетаются с оценочными и с эмоциональными значениями.
  7. Субъективность риторического высказывания – это прежде всего интенция говорящего, его позиция, его оценка, представляемая прономинальными и партикулярными компонентами, сохранившими дейктический потенциал, а также экспрессивной интонацией.
  8. Семантика риторических высказываний является многоуровневой – от логико-семантической категориальной: утверждение, отрицание, рассуждение (с разветвлённой градацией) до ситуативной: согласие, возражение, подтверждение, колебание, раздумье и пр.
  9. Главной особенностью основной, коммуникативной, функции риторического высказывания является передача информации в экспрессивной, образной форме.
  10. Субъективная функция является общей для всех видов риторических высказываний, но различается в определённых речевых ситуациях степенью полноты и яркости.
  11.  Все другие функции: эмоциональная, оценочная, патетическая, лирическая, логическая (убеждение – разубеждение) – реализуются разными видами риторических высказываний в различных речевых сферах.
  12. Риторическое высказывание как экспрессивная синтаксическая единица имеет широчайший стилистический диапазон, не замыкается границами функциональных стилей; различные виды риторических высказываний могут быть соотнесены с категориями высокого, нейтрального, низкого.

Апробация работы.  Основные теоретические положения диссертации обсуждались на научном семинаре и заседаниях кафедры современного русского языка Московского государственного областного университета. Автор выступал с докладами на международных и региональных научных конференциях в Москве, Владимире, Ярославле. По материалам диссертационного исследования опубликована  монография «Риторическое высказывание: формы, семантика, функции» (М., 2011; 8,6 п.л.), научные статьи в межвузовских сборниках научных трудов.

Материалом  для научного анализа риторического высказывания послужили тексты разных стилей и жанров древнерусской литературы, литературы средневековья, русской классической литературы 18 – 20 вв., судебных речей, современной периодической печати, публичных выступлений видных политических и общественных деятелей, а также материалы современного диалогического общения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение содержит краткий обзор мнений об основных языковедческих понятиях, входящих в сферу исследования. Сравнительно недавно вошедшее в арсенал грамматики понятие высказывания всё ещё осмысливается и уточняется в соотношении с понятием предложения. В системе языка предложение представлено как структурный образец, обладающий формами выражения предикативных категорий, как основа высказывания. Предложение объективно, высказывание субъективно. Н.С. Поспелов отмечал стандартность структуры предложения и «индивидуализм и творческое начало в построении высказывания говорящим». Речевая ситуация позволяет говорящему представить коннотативные смыслы в пределах данной структуры.

Расчленить, противопоставить предложение и высказывание почти никто не решается. Н.Ю. Шведова определяет предложение через высказывание [Шведова: 1982, 47-52]. В.В.Виноградов пользовался термином «конкретное предложение», когда касался конкретного содержания как выражения мысли, воли, чувства. В высказывании можно видеть «конкретный экземпляр предложения» [Кобозева: 2009, 200]. Однако субъективность высказывания предполагает большую свободу говорящего не только в выборе форм предложения, конкретного лексического наполнения, но главное – в решении конкретных коммуникативных задач, в стремлении быть правильно понятым, в реализации воздействия на адресата – всё это возлагается на высказывание. В распоряжении говорящего колоссальный потенциал «внепредложенческих» средств для решения указанных и многих других задач: вводные компоненты, междометия, частицы. Н.С. Поспелов находит в высказывании «тенденцию к экспансии».

В условиях речевой деятельности, которые могут быть свободными, разнообразными, эта тенденция вырабатывает особые средства и формы. Высказывания приобретают известную автономность структуры в виде трансформированных структурных образцов, которые имеют воспроизводимость. Эта тенденция складывалась в риторическом высказывании на протяжении длительного развития, стандартизации, специализации. В работе рассматривается не процесс (он требует специального диахронического исследования), а результат - система форм, семантики, функций. Эта система, внешне характеризующаяся условной вопросительной формой, не является рудиментом вопросительного предложения, а представляет особый фрагмент лексико-грамматического строя современного русского языка (ср.: [РГ т.2: 1980, 357]). Соответственно, мы считаем неадекватным для обозначения данного фрагмента термин риторический вопрос. В значении «утверждение в форме вопроса» [Волков: 1996, 311] он узок для репрезентации всего корпуса риторических высказываний. Риторическое высказывание – это сообщение в условно вопросительной форме. Элементами условно вопросительной формы являются модифицированные вопросительные местоимения, частицы, перекодированная эмотивно-экспрессивная интонация. Сообщение (коммуникация) является не единственной и даже не главной функцией риторического высказывания. Для говорящего это субъективно-экспрессивная форма воздействия на адресата.

Логическое содержание предложения Я знаю можно передать в риторических высказываниях: Почему не знаю? Знаю; - Как не знать?; Неужели не знаю?; Как можно подумать (допустить, представить), что я не знаю?; Кто же знает, если не я?

Выбор риторических вариаций для передачи определённого коммуникативного смысла определяется речевой ситуацией. «Языковое значение данного высказывания понимается на фоне языка, его же актуальный смысл – на фоне других конкретных высказываний на эту же тему, на фоне разноречивых мнений, точек зрения и оценок» [Бахтин: 1975, 94].

Во введении определяются облигаторные признаки риторического высказывания, общие для вариантов и вариаций: а) повествовательный смысл в субъективно-экспрессивном обрамлении; б) риторическая форма, в которой совмещаются средства предикативности с показателями эмоций, оценок, экспрессии – модифицированными местоимениями и частицами; в) полное отсутствие ожидания ответа (хотя расчёт на реакцию адресата неизменно присутствует); г) преобладание прагматического направления в комплексе функций риторического высказывания.

Для риторических высказываний характерна стабильность формы, наличие воспроизводимых компонентов, определяющих типовую семантику: утверждение, отрицание, рассуждение-размышление. Поэтому заслуживает особого внимания тенденция фразеологизации риторических высказываний и явления нечленимости [см.: Шведова: 2003, 9-10].

Стабильность, воспроизводимость риторической формы определяет известное постоянство лексического состава, а следовательно, афористичность риторических высказываний различных видов (советы, рекомендации, нравоучения): Не лучше ль на себя, кума, оборотиться? (И. Крылов).

В речевом исполнении словесно-формальные риторические средства «цементируются» интонацией. Её структура создаётся мелодикой, динамикой и дополнительными эмоционально насыщенными тонами, передать которые в письменной форме очень сложно. Декодирование риторической интонации базируется на общей «грамматической памяти» участников общения. Описание структуры риторической интонации может быть реализовано по схеме: а) положение вершины базового тона; б) положение динамической доминанты; в) положение пауз. Первые два компонента структуры риторической интонации реализуются, как правило, формальными единицами высказывания – прономинальным и партикулярным; напр.: Что с небосводом? Зачем он зарделся? (Б. Ахмадулина); Зачем мне знать твои печали? Зачем ты жалуешься мне? (М. Лермонтов); Кто не проклинал станционных смотрителей… (А. Пушкин); О, к чему обрекать эту юную грудь На борьбу, на тоску и мученья! (С. Надсон); Любви сердечной и святой, С какой – как в этом не сознаться? – Своею лучшею звездой Вся Русь привыкла любоваться. (Ф. Тютчев).

Трём аспектам риторического высказывания – форме, семантике, функциям – посвящены соответствующие главы.

В первой главе исследуются модели риторического высказывания. В их описание входит репрезентация предикативных категорий темпоральности, модальности, персональности, определяющих грамматическую форму русского предложения. Парадигматика этих категорий риторического высказывания имеет некоторые отклонения от общей нормы, обусловленные составом моделей, наличием специальных риторических компонентов.

Продуктивные риторические компоненты определяют не только состав моделей, но и типовую семантику риторических высказываний: экспрессивное утверждение, экспрессивное отрицание, экспрессивное размышление.

В прономинальных риторических высказываниях местоименные лексемы модифицированы, настолько вещественно опустошены (В.В. Виноградов), что местоименный смысл утратился, установились отношения омонимии. Однако общее указательное значение прономинального компонента, его падежная форма реализуются в моделях риторического высказывания на уровне членов предложения: Увы, что нашего незнанья и беспомощней и грустней (Ф. Тютчев) – подлежащее; ср.: Но что вам до чужой печали? (М. Лермонтов) – фразеологизированная форма с отрицательным смыслом; ср. также: Что нужды мне в твоём уме? (А. Пушкин) – модальное значение бесполезности (при участии пользы, толку, смысла, радости и т.п.); аналогичные: что хорошего, плохого, удивительного и т.д. Прономинально-инфинитивная модель с указанными компонентами может быть отнесена к сфере безличности с модальным значением нецелесообразности, бессмысленности: Желанья!.. Что пользы напрасно и вечно желать?.. (М. Лермонтов).

Риторическая семантика моделей с что – бесполезность, ненужность и т.д. – варьируется в двучленных именных формах: Что слава мира?.. дым и прах (А. Пушкин); Что такое эта мириады раз воспетая людьми любовь? (И. Бунин). Во всех риторических моделях с участием прономинального что общее отрицательное значение отягощено оценочным смыслом «ненужности», «эфемерности»; модели реализуются в расширенном темпоральном плане; содержание тяготеет к афористичности.

Прономинальный компонент кто в различных моделях риторического высказывания реализует абстрактный смысл «поиск сути лица» [Шведова: 2005, 485]; см.: Кто ты? Откуда? Как решить, небесный ты или земной? (Ф. Тютчев).  Однако форма модели и положение в ней компонента кто определяют не только предикативные категории, но и типовое значение: а) утвердительное в моделях с глагольным сказуемым и негативом не: Кто же в своей жизни не делал глупостей! И кто не раскаивался! (М. Лермонтов); - обобщённый смысл «все – каждый»; б) отрицательное в моделях с глагольным или именным сказуемым: Кто может чуду приказать: «Свершись!» (Р. Рождественский); О Русь! Кого я здесь обидел? (Н. Рубцов); Кому теперь стихи твои нужны? (Р. Рождественский) – обобщённый смысл «никто, никого, никому… - не».

Модели имеют полную темпоральную парадигму, однако реализуются преимущественно формы настоящего времени.

Прономинальный компонент какой характеризуется высочайшей продуктивностью. В риторической модели он утрачивает исходный смысл, репрезентирует отрицательное значение: Пусть коронован твой король, - Какая заслуга в том? (А. Тарковский). В такого рода прономинально-номинативной модели реализуется типовое значение «отсутствия» [Шведова: 2004, 81], которое может быть также приписано компоненту какой как регулярное. Кроме того данная модель используется как отрицательно-оценочная: [Счастливцев] А ведь игры хорошей у образованных нет. [Несчастливцев] Нет. Какая игра! Мякина! (А. Островский).

Прономинальный компонент какой сближается с категорией формальных слов-частиц, но не утрачивает парадигму рода, падежа, числа (Какой смысл?! Какая радость?! Какие успехи?! Какое удовольствие?!), однако отдельные формы приобрели специфическое содержание и оценочный смысл. Какое употребляется для выражения решительного отрицания: Какое колпаки! Больным велено габерсуп давать, а у меня по всем коридорам несёт такая капуста… (Н. Гоголь); А что, он лечит, точно? – Какое лечит! – Ну, где ему! (И. Тургенев). Каков включается в оценочное высказывание с семантикой порицания, недоумения, иронии: А каков Швабрин, Алексей Иваныч! Ведь остригся в кружок и теперь у нас тут же с ними пирует! Проворен, нечего сказать (А. Пушкин).

Прономинальный компонент какой участвует в модели с обобщительно-утвердительным смыслом, аналогичной кто не: И какой же русский не любит быстрой езды?; Какое горе не уносит время? (Н. Гоголь).

Прономинальный компонент где оформляет отрицательное риторическое высказывание с эмоционально-оценочной субъективной семантикой сожаления: А где покой среди больших дорог?! (Н. Рубцов).

В номинативной модели синтаксическое время контекстуально обусловлено: Где эти мечты? – думал теперь юноша после своих посещений (Л. Толстой). В глагольной модели – двусоставной или односоставной – отрицаемое действие представляется как невозможное либо как утраченное, «пройденное»: Его душа… сердце… Где найти другого такого человека? (А. Чехов); Он и работник, он и покупатель. Где это есть в таком числе? (М. Горький).

Модальный потенциал инфинитива, инфинитивных предложений реализутся в вариативных риторических высказываниях с разными прономинальными компонентами: На ком жениться мне? (А. Грибоедов); Зачем мне – скажи на милость – знать запах её волос?.. (Р. Рождественский); Я человек не новый! Что скрывать? (С. Есенин).

Риторическими являются и «чисто» инфинитивные предложения без прономинальных компонентов, совмещающие отрицание действия с модально-оценочными значениями недопустимости, бессмысленности и под.: Продать всё это? За какие деньги? Кто их чеканит? (Р. Рождественский); И этакую собаку держать?! Где же у вас ум? (А. Чехов).

Отдельной сферой использования инфинитивных риторических моделей является размышление, обдумывание, «взвешивание», поиск решения, выхода из сложного положения; адресатом выступает сам говорящий, но размышление, благодаря вневременности инфинитива, приобретает обобщённый характер: В глуши что делать в эту пору? Гулять? Деревня той порой Невольно докучает взору Однообразной наготой. Скакать верхом в степи суровой? (А. Пушкин).

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.