WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Специфика понимания текста смешанного типа и формализация его сложности

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 

Богословская Инна Валентиновна

СПЕЦИФИКА ПОНИМАНИЯ ТЕКСТА СМЕШАННОГО ТИПА

И ФОРМАЛИЗАЦИЯ ЕГО СЛОЖНОСТИ

Специальность 10.02.19-теория  языка

АВТОРЕФЕРАТ

 диссертация на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Уфа 2011

Работа выполнена на кафедре языковой коммуникации и психолингвистики  Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уфимский государственный авиационный технический университет»

Научный консультант

доктор филологических наук, профессор

Рогожникова Татьяна Михайловна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Иванова Светлана Викторовна

доктор филологических наук, профессор

                                    Лебедева  Светлана Вениаминовна

доктор филологических наук, профессор

Чугунова Светлана Александровна  

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Защита состоится «»   2011 года в 10 часов 00 мин. На заседании диссертационного совета ДМ 212.013.12 по защите  диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук при Башкирском государственном университете по адресу: 450076, г. Уфа, ул. Коммунистическая, 19, ауд.31.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет» по адресу: 450074, г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.

Автореферат разослан «» 2011г.

Ученый секретарь

диссертационного совета                                                         Чанышева З.З.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Проблема понимания текста, несмотря на многолетнюю традицию ее исследования психологами, лингвистами и психолингвистами, по-прежнему остается одной из наиболее актуальных для многих областей современной науки. Различные подходы к проблеме определяются сложностью феномена под названием «текст». Как отмечает А.А. Залевская, текст и особенности его понимания – это две стороны одной медали: понимание текста зависит от его специфики, а особенности текста выявляются через его понимание [Залевская 2005].

Рассмотрение проблемы понимания научно-популярного текста с точки зрения индивидуальных различий или специфичности переработки информации находилось вне поля зрения исследователей. Проблема понимания текста рассматривалась с целью выявления и формулирования общих закономерностей познавательной деятельности. Реферируемое исследование специфики понимания сложности текста посвящено изучению универсальных и специфических особенностей, выявленных у разных типов читателей, при понимании текстов смешанного типа, в частности научно-популярного текста. При изучении процесса понимания научно-популярного текста следует рассматривать эту проблему, учитывая как авторское текстопостроение и специфику его вторичности, так и личностные характеристики субъекта. При таком подходе к изучаемой проблеме востребованными оказываются не толькотеоретические вопросы, связанные с научными подходами к трактовке языковой личности, но и вербальный инструментарий, которым пользуется языковая личность – слова и тексты.

В основе опосредованного аналитико-синтетического процесса (каким представляется процесс понимания) лежит активная интеллектуальная переработка воспринимаемого текста, которая состоит, во-первых, из членения текста на смысловые отрезки, а во-вторых, заключается в объединении «контекстных объединителей» в общий смысл [Новиков1983]. Изучив основные закономерности процесса понимания, А.И. Новиков сделал вывод о том, что понимание является сложным процессом, состоящим из целого ряда этапов преобразования словесной формы текста (перекодированием) [Новиков 1983].

В исследованиях, так или  иначе связанных с анализом процесса понимания текста, большое  внимание уделяется слову, поскольку на определенном этапе понимания текста читателю приходится изолировать, узнавать и искать значения этих слов в своем ментальном лексиконе. Слово является критической единицей сегментации текста, которая позволяет проследить взаимодействие между означающим и означаемым, сопоставить то, что дано в тексте с тем, что хранится в памяти читателя. Исследователями отмечается, что разные активные динамические системы смыслов, выступающие в качестве опорных элементов понимания, которые усиливают вариативный характер понимания, складываются на основе психологической структуры одного и того же слова.

В процесс переориентации психолингвистических исследований с синтаксических моделей на стратегические четко вписывается концепция, разработанная Т.М. Рогожниковой. Теоретический анализ и экспериментальная проверка основных гипотез семантического развития привели автора к созданию интегративной модели семантического развития значения слова. Спиралевидная модель,  отражающая  процесс развития значения слова и демонстрирующая количественно-качественные, а также качественно-количественные изменения, подтверждает действенный характер гипотез генерализации и дифференциации [Рогожникова 1986, 2000]. Расширение витков спирали символизирует не только выход на личностную картину мира, но и ее континуальность, поскольку понимание текста – это некий условный интервал на определенном участке перцептивно-аффективного континуума. Существование такого условного интервала объясняет вариативность понимания текста  разными  индивидами. А.А.Залевская, подтверждая прогностический потенциал  спиралевидной модели, предлагает использовать ее для исследования  особенностей процесса  понимания текста. Графическое изображение  варианта спиралевидной модели А.А. Залевская описывает в виде песочных часов. Предложенный вариант  представляет собой раскручивающуюся в двух направлениях спираль, «раскрутка» идет от «тела текста» вглубь многостороннего опыта индивида, и в «проекцию текста», формирующуюся при взаимодействии множества факторов [Залевская 1999].

Актуальность работы обусловлена интенсивным развитием современных научных подходов, связанных с проблематикой декодирования информации, с вопросами восприятия и понимания текста, с созданием универсальных моделей функционирования текста в индивидуальном сознании и установлением глубинных механизмов овладения и пользования «живым знанием» как инструментом для достижения взаимопонимания между людьми. Обращение к научно-популярному тексту позволяет выявить и изучить структурные особенности текстов смешанного типа. Сравнительно-сопоставительное исследование дает возможность определить универсальные и специфические особенности процесса понимания компонентов сложностей текста представителями разных психологических типов.

Объектом исследования является специфика понимания сложности текста и возможности его формализации.

Предметом исследования выступают стратегии вербального поведения испытуемых, принадлежащих разным психологическим типам.

Цель работы  заключается в определении универсальных и специфических особенностей,  наблюдаемых в условиях личностных различий, при понимании  компонентов сложности научно-популярного текста. Достижение поставленной цели требует решения ряда задач:

  1. проанализировать разнообразные подходы к языковой личности, осуществляемые с различных теоретических позиций, уточнить понятие «языковая личность»;
  2. обобщить экспериментальный и теоретический материал по проблемам исследования слова как достояния индивида;
  3. проанализировать и обобщить имеющийся теоретический и экспериментальный материал по проблеме понимания текста;
  4. обобщив достижения в области исследования языковой личности, слова и текста, существующие на сегодняшний день, наметить пути их концептуальной  интеграции;
  5. сформулировать рабочую гипотезу, подлежащую экспериментальной  проверке;
  6. выбрать основные инструменты и  методы анализа, соответствующие особенностям данного исследования;
  7. определить исходный список слов-стимулов для проведения ассоциативного эксперимента и серий экспериментов с текстом и определить профиль предпочтений испытуемых (экстравертированность - интровертированность);
  8. провести количественный и качественный анализ материалов экспериментов и выявить универсальные и специфические особенности функционирования семантики слова при личностных различиях;
  9. исследовать структуры ассоциативных полей экстравертов и интровертов, описать качественную наполняемость ассоциативных полей экстравертов и интровертов;
  10. определить стратегии идентификации  значения слова экстравертами и интровертами;
  11. установить типологические особенности  при определении степени и глубины понимания прочитанного и выявить стратегии понимания научно-популярного текста разными группами испытуемых;
  12. осуществить экспериментальную проверку рабочей гипотезы и построить модели ассоциативных полей экстравертов и интровертов;
  13. провести сопоставительный анализ набора стратегий экстравертов и интровертов в процессе идентификации изолированного слова и слова в контексте;
  14.  формализовать процесс понимания сложности научно-популярного текста  и вывести формулу;
  15. провести проверку выработанной формулы путем подсчета коэффициента сложности отобранных научно-популярных текстов.

Междисциплинарный характер исследования потребовал обращения к специальной литературе и работам, выполненным в разных исследовательских парадигмах: лингвистической, психологической, психолингвистической.

Теоретическое основание создавалось с опорой на классические труды А.Р. Лурия, Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, Н.И. Жинкина, А.Н. Леонтьева.

В основу работы положены следующие концепции и теории:

  1. концепция слова в лексиконе человека и теория индивидуального знания, разработанные А.А. Залевской;
  2. концепция  функционирования  многозначного слова в идиолексиконе и спиралевидная модель развития значения слова, разработанные Т.М. Рогожниковой;
  3. концепция текста Н.И. Жинкина;
  4. концепция семантики текста и методика денотативного анализа текста, разработанные  А.И.Новиковым;
  5. концепция  трехуровневой  модели языковой личности, разработанная  Ю.Н. Карауловым;
  6. теория личности К.Г. Юнга;
  7.  теория защит А.А. Реформатского.

 С целью осмысления возможности интеграции результатов, полученных в разных областях, были изучены следующие теории: теория психологии восприятия Б.М. Величковского, теория живого знания В.П. Зинченко; теории личности Г. Айзенка, Дж. Келли, Р. Кеттела, А. Маслоу, Г. Олпорта,  К. Роджерса. На становление авторской позиции значительное влияние оказали работы А.Н. Арутюновой, Т.В. Ахутиной, Г.И. Богина, В.В. Виноградова, Л.П. Доблаева, И.А. Зимней, С.В. Ивановой, В.В. Красных, Е.С. Кубряковой, Я.А. Микка, Л.В. Сахарного, С.А. Сиротко-Сибирского, Ю.А. Сорокина, Н.В. Уфимцевой, А.М. Шахнаровича. При формировании рабочей гипотезы были востребованы результаты исследований Т.А. ван Дейка и В. Кинча, Е. Кларк, Ф. Кейла и Н. Баттерман, Д. Палермо, Э. Рош.

В соответствии с целью и задачами исследования основными методами являются ассоциативный контекстный эксперимент с регистрацией первичного ответа; количественный анализ; наблюдение; опрос; метод денотативного анализа, разработанный профессором А.И. Новиковым; описательно-сопоставительный метод. В качестве инструмента исследования психологического типа испытуемых был использован опросник Майерс-Бриггс (MBTI – Myers Briggs Type Indicator).

В ходе анализа теоретического материала была сформулирована рабочая гипотеза, согласно которой двунаправленная специфичность функционирования значения слова в условиях нормы трансформируется в универсальность под влиянием контекста. Универсальность использования стратегий понимания испытуемыми при работе с текстом позволяет предположить равнозначность установленных сложностей текста для разных типов испытуемых, что, в свою очередь, является основанием для создания универсальной формулы сложности научно-популярного текста.

Материалом для исследования послужили 30 научно-популярных текстов, относящиеся к текстам смешанного типа, построенные на основе этих текстов 30 денотатных графов, ассоциативные реакции, полученные на 373 стимульных слов и словосочетаний, выбранных из тридцати текстов. Алгоритм выделения слов основывался на определении в текстах зон сложности, которые являлись индикаторам зон непонимания. Экспериментальный список стимульных слов и словосочетаний составили четыре группы слов. Единицы, предъявленные испытуемым, включают ключевые слова, термины, а также те слова, которые принадлежат ядру лексикона человека. В этот список также были включены слова, выбранные по результатам работы испытуемых с текстами: на одном из этапов эксперимента испытуемым было предложено составить тексты из частей. Тексты разрезались экспериментатором на части (авторская последовательность абзацев была тем самым нарушена), и при предъявлении испытуемым части перемешивались. Таким образом, были определены «проблемные» абзацы. «Проблемными» в работе называются абзацы, которые, по результатам эксперимента, «блуждали» по всему тексту, т.е. испытуемые не смогли по содержанию связать эти абзацы с теми, которые предшествуют им или следуют за ними по авторскому замыслу, в результате испытуемые сами определили слова, которые находились на стыке найденных в текстах сложностей. Эти слова также были включены в ассоциативный эксперимент.

В эксперименте приняли участие 200 испытуемых 100 экстравертов и 100 интровертов – студенты первого и второго курсов разных факультетов Уфимского государственного авиационного технического университета и Башкирского государственного университета. В результате проведенного исследования на защиту выносятся следующие положения:

1. Установлена взаимосвязь уровня стереотипности реакций с типологическими особенностями испытуемых. Предпринятое исследование  позволяет рассматривать процесс ассоциирования у экстравертов/ интровертов как процесс, имеющий ряд универсальных и специфических черт. Процесс ассоциирования характеризуется двумя разнонаправленными векторами – семантическим и формальным.

2. Универсальная компонента в процессе функционирования значения слова опирается на универсальный комплекс стратегий, характерный для вербального поведения обеих групп испытуемых. Специфичность функционирования значения слова у экстравертов/интровертов определяется доминированием стратегий генерализации или дифференциации, при этом «свобода выбора» ограничивается только субъективными факторами, зависящими от перцептивного, когнитивного и аффективного опыта индивида.

3. Созданы 2 модели функционирования семантики слова, описывающие специфику исследуемого процесса в индивидуальном сознании экстраверта и интроверта (в вертикальном срезе).

а) Объемная модель - Э с многоуровневой структурной организацией отражает тенденции стратегического поведения экстраверта (активация горизонтальных связей) и графически изображена как раскрытый зонтик с большим количеством узлов (общий вид). Вид сверху представляет собой спираль с расширяющимися в горизонтальном направлении и редкими витками.

б) Объемная  модель - И  с многоуровневой структурной организацией отражает тенденции стратегического поведения испытуемых-интровертов. Принципы ассоциирования характеризуются задействованием вертикальных связей (активация вертикальных связей). Общий вид этой модели совпадает с общим видом Объемной модели – Э. Выявленные принципы ассоциирования позволяют удлинить спираль и увеличить количество витков.

4. Единая плоскостная модель - Т отражает распространение ассоциативного поиска в определенном направлении, задаваемом текстом, и препятствует ассоциативному движению в других  произвольных направлениях. Графическое изображение соответствует плоскому кругу с одноуровневым расположением узлов.

5. Текст является регулятором «свободы выбора» стратегий, в результате чего матрица специфичности, наблюдаемая в материалах ассоциативного эксперимента, трансформируется в универсальную матрицу, способную нивелировать личностные различия испытуемых.

6. Выявлено исчезновение стратегической специфичности в вербальном поведении испытуемых с одновременно протекающим процессом количественного увеличения набора стратегий, входящих в универсальный стратегический комплекс.

7. Установлены условия для успешного протекания процесса понимания, к которым относятся особенности смысловой структуры текста, понимание как основной компонент читательской деятельности и индивидуально-психологические особенности читателя. Имплицитная информация определена как главный компонент сложности глубинного уровня, дополнительными причинами сбоя ориентации в семантическом пространстве являются невозможность идентификации подтем и субподтем и немотивированное введение новой темы.

8. Названные выше компоненты сложности являются компонентами глубинного уровня, и на них строится новая формула сложности понимания научно-популярного текста:

где     R - показатель соотношения эксплицитной  и имплицитной информации;

k – количество эксплицитной информации;

s  - количество имплицитной информации;

m – количество денотатов в тексте;

n - количество эквивалентов

ni – количество эквивалентов для каждого денотата

Формула наглядно показывает взаимосвязь величин, входящих в номенклатуру сложностей глубинного уровня.

Научная новизна Автором впервые предпринята попытка через сопряжение парадигм провести комплексное исследование особенностей функционирования слова и текста в индивидуальном сознании испытуемых с различными личностными установками. Путем интеграции концепций осуществлен поэтапный анализ триады ТЕКСТ - ПРОЦЕСС ПОНИМАНИЯ - ЯЗЫКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ, и разработана комплексная методика анализа понимания текста, позволяющая формализовать его сложности.

Выявлены основные закономерности и специфические особенности вербального стратегического поведения испытуемых, принадлежащих разным психологическим типам. На основе существующей модели семантического развития создан ее модифицированный вариант, характеризующий вербальное поведение экстравертов и интровертов. Определен универсальный комплекс стратегий, который характерен для всех испытуемых, независимо от их личностных установок и объяснены условия трансформации «специфичности» в «универсальность». Впервые предложена формула сложности понимания текста, компонентами которой стали составляющие глубинного уровня. Формула отображает зависимость между входящими в нее величинами, которыми являются количество имплицитной и эксплицитной информации, а также количество денотатов и их эквивалентов в тексте. Уровень имплицитности определяется степенью отклонения в сторону преобладания той или иной информации, при идеальном значении R=1, когда количество скрытой и явной информации в тексте совпадает.

Теоретическая значимость исследования заключается в реализации комплексного подхода к описанию языковых явлений с позиций «живого знания» и определяется вкладом в теоретико-экспериментальное исследование проблем, непосредственно связанных с функционированием слова и текста в индивидуальном сознании. Через создание формулы сложности понимания текста и ее апробацию в экспериментальных условиях эвристического самостоятельного построения знания в работе раскрываются глубинные механизмы овладения и пользования словом и текстом как главными инструментами, стимулирующими активность языкового сознания.

Практическая значимость исследования определяется тем, что положения и выводы, сделанные в ходе анализа полученных материалов, могут быть использованы для решения целого ряда задач лингвистики текста, психолингвистики. Обнаружение специфики стратегий понимания научно-популярного текста может быть использовано в разработке текстов дидактической, информационной направленности, что обусловливает практическую ценность исследования. Полученные материалы эксплицируют ментальные процессы, характерные для стратегического поведения экстравертов-интровертов, что может способствовать оптимизации процесса информационного управления индивидом. Презентируемый способ формализации сложности текстов смешанного типа найдет применение в процессе обучения родному и иностранному языкам, материалы исследования могут быть полезны для разработки спецкурсов и учебных пособий по прикладной и экспериментальной лингвистики.

Апробация результатов исследования: результаты, полученные в ходе работы над диссертационным исследованием, были изложены в выступлениях и докладах на симпозиумах, конференциях разного уровня: международных – XVI симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации, Москва: РАН, 2009; V, VI, VII «Березинские чтения», Москва: МГЛУ, 2009 – 2010 – 2011; IV международная межвузовская научно-практическая конференция «Концепция формирования иноязычной компетентности в контексте Болонского процесса», Уфа – Москва: МГАВТ, 2010; II международная научно-методической конференция «Теория и практика языковой коммуникации», Уфа: УГАТУ, 2010, межвузовских – Уфа, 2003-2010; Курск, 2010.

Основные результаты работы отражены в 34  публикациях, из них 15 работ опубликовано в рецензируемых изданиях, включенных в реестр ВАК (Вестник УГАТУ, Вестник МГЛУ, журнал «Искусство и образование»,  Вестник Челябинского государственного университета, Известия Самарского научного центра Российской  Академии  Наук,  Вестник Читинского государственного университета, Вестник ВЭГУ, Вестник Череповецкого ГУ). По теме диссертации опубликованы монография  «Понимание: две особенности одного процесса». – Уфа, 2011, и  глава в  монографии: «Галерея ассоциативных портретов» / Т.М. Рогожникова и др., под общ.  ред. Т.М. Рогожниковой, Уфа, 2009. 

Работа обсуждалась на расширенном заседании кафедры языковой коммуникации и психолингвистики УГАТУ (июнь 2011).

Структура диссертации: работа состоит из введения, пяти глав, заключения, библиографического списка и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются цель и задачи работы, раскрывается научная новизна, практическая и теоретическая значимость.

В первой главе «Общетеоретические основы исследования:  языковая личность - слово - текст» диссертационного исследования  анализируются точки зрения различных авторов,  исследующих языковую личность (Ю.Н. Караулов, С.В. Иванова, В.В.Красных),  авторов, исследовавших отдельные личностные характеристики (Г. Айзенк, Р. Кеттел, А. Маслоу Г. Олпорт, З.Фрейд, Э. Эриксон, К.Г.Юнг), психологическую структуру значения слова (Л.С.Выготский, А.А.Леонтьев, А.Р. Лурия, А.А. Залевская, Н.В. Уфимцева, Т.М. Рогожникова), проблему понимания текста (Г.И. Богин, В.П.Белянин Н. И. Жинкин,В.А.Звегинцев, А.И. Новиков, Ю.А. Сорокин, А.Д. Швейцер).

В главе рассматриваются научные гипотезы, которые послужили основными опорами при анализе данных, полученные нами в ходе экспериментального исследования.

Предлагаемое исследование основывается на общепринятых положениях, к которым относятся признание необходимости выхода за рамки лингвистики в область экстралингвистических знаний индивида и в сферу психических процессов, отвечающих за репрезентацию знаний, их организацию и особенности хранения и извлечения. Общие закономерности психической деятельности свидетельствуют о том, что в тексте индивид видит: а) то, что хочет, б) на что нацеливают мотивы, в) на что нацеливает ситуация. При рассмотрении влияния личностных установок в процессе понимании текста, было зафиксировано, что сложности текста являются одинаково значимыми для разных типов испытуемых (экстравертов и интровертов), зарегистрирован переход специфичности  использования стратегий в универсальность, что позволило вывести формулу сложности с учетом компонентов сложности глубинного уровня.

Образ мира, как отмечает А.А.Леонтьев, является отображением в психике человека предметного мира, опосредованным предметными значениями и соответствующими когнитивными схемами и поддающимся сознательной рефлексии. Самая непосредственная ситуация - это непрерывное движение сознания в актуально воспринимаемом образе мира. Воспринимая мир через его образ, «светлое пятно» внимания с одного предмета переходит на другой. По мере переключения внимания и сознания на другие предметы происходит поочередное «высвечивание» этих предметов. Вместе с переключением сознания на новый предмет одновременно происходит переход означенного образа предмета с одного уровня осознания на другой. В сознании человека сосуществуют объект актуального осознания, и то, что находится на уровне сознательного контроля. Человек является частью мира, и он постоянно общается с другими частям этого мира, без его мысли и действия, его отражения мира мир будет другим. Для общения в этом вещном и социальном мире необходима определенная система ориентиров  - язык. Язык может служить средством общения, если за ним стоит единое и сходное понимание реальности. Должна существовать некая «сердцевина», единая для всех членов общества, которая впоследствии позволит говорить об универсальности некоторых процессов и явлений, характерных для всех, а личностно-смысловые образования приведут нас к индивидуальным особенностям в исследуемой проблеме.

Психолингвистический подход к исследованию предполагает рассмотрение не только языковых характеристик. Экскурс в психологию, в частности психологию личности, позволяет понять специфику процесса переработки информации с учетом существующих индивидуальных различий.

В более широком контексте проблема индивидуальных способов познания нашла отражение в теории психологических типов К. Г. Юнга. Его классификация построена на сочетании двух критериев: личностные качества и познавательные функции. В «Психологических типах» К. Г. Юнг описал типы людей в соответствии с разными способами восприятия и оценки информации [Юнг 1998]. Если процесс восприятия у двух психологических типов отличается, то следует предположить, что будет различным и результат  – они по-разному поймут авторские сложности построения научно-популярного текста (далее – НПТ). В процессе рассмотрения проблемы понимания сложности НПТ принимался во внимание тот факт, что читатели могут быть сгруппированы в два психологических типа.

Полученный экспериментальный материал позволяет говорить о том, что любая воспринимаемая  информация преломляется через структуру и содержание индивидуального сознания. Процесс толкования принимаемой информации опирается на ожидания, направляемые нашими желаниями и настроениями, и естественно, что каждый реципиент по-своему домысливает содержание. Проблемой функционального взаимодействия полушарий головного мозга занимались многие исследователи. Особого изучения заслуживают работы Н. А. Бернштейна, Н. П. Бехтеревой, Б. М. Величковского, В. В. Иванова, С. Л. Рубинштейна, И. М. Сеченова, Р. Солсо, М. А. Холодной, Е. Д. Хомской.

Формирование информационной базы любого человека происходит через слово – только слово позволяет нам в полной мере овладеть опытом предшествующих поколений. Изначально индивид должен усвоить идеи предшествующих поколений, и только на этой основе происходит формирование его собственной системы мыслей, которая вырабатывается в совместной человеческой деятельности. Участие в этом процессе предполагает передачу результатов интеллектуальной работы одного человека другому. И в этом прямое назначение языка, который является своего рода передаточным механизмом. Речь является каналом общения, а понимание становится тем подкреплением коммуникации, без которого общение прекращается. Лексикон является средством доступа к этой информационной базе и, соответственно, отражает «системность знаний человека об окружающем его мире.

По мнению А. Р. Лурия, слово является сложным строением, позволяющее «удваивать» мир, поскольку индивид имеет дело не только с наглядно воспринимаемыми образами предметов, но и с образами предметов, вызванными во внутреннем представлении с помощью слов. Значение слова составляется из наглядно-образных и отвлеченных обобщающих компонентов, что позволяет индивиду использовать слово, как в его общем значении, так и в конкретном. Автор определяет значение слова через способность анализировать предмет, выделять в нем существенные свойства. При таком понимании значения процесс реального употребления слова заключается в выборе нужного смысла из всех возможных. Процесс использования слов для выражения мысли и для  обобщения будет считаться успешным только при наличии четко работающей системы такого выбора с выделением нужного смысла и торможением всех иных альтернатив [Лурия 2004].

Современная наука трактует значение слова как обобщенное и устойчивое отражение предметного мира, включенного в деятельность индивида. Значение слова находится в постоянном развитии, при том, что его предметная отнесенность может оставаться неизменной. Это происходит потому, что развивается система связей и отношений, которая стоит за словом, слово не только меняет свою структуру, находясь на разных ступенях развития, но и опирается на новые соотношения психологических процессов.

В реферируемой работе исследуется текст, который, с одной стороны, характеризуется простой, в некоторых случаях облегченной внешней формой презентации материала, а с другой – определенной степенью сложности. Образование под названием «научно-популярный текст» сочетает в себе как особенности научного текста с его высокой степенью абстрактности, понятийности, терминологичности, так и художественного с его конкретно-образными средствами выражения. Специфика научно-популярный текста, которая кроется в причине возникновения научно-популярной литературы – интерес к исследованиям в науке людей без специального образования – заключается в преодолении противоречия между строгостью научного изложения и упрощенным представление научного знания.

Определение тех или иных характеристик, свойственных научно-популярному тексту, следует связать с возникновением соответствующих коммуникативных задач, стилеобразующих факторов, уровнем развития языка и степенью развития общества. Для научно-популярного текста коммуникативной задачей является передача научной информации неспециалисту.

Научно-популярный текст относится к текстам смешанного типа, поскольку сообщение, передаваемое в таком тексте, может быть представлено словесно и изобразительно – наблюдается сочетание вербальных и изобразительных средств передачи информации. Кроме этого, само название предполагает сочетание /смешение стилей – научный и художественный.

По мере смещения акцентов исследовательских интересов к изучению смысловой структуры текста стало обнаруживаться не столько общее в различных видах текстов, сколько отличное. В качестве самостоятельных объектов исследования начитают выступать отдельные виды текста, обладающие набором своих собственных характеристик.

Научно-популярный текст, при всем своеобразии, характеризуется теми же основными чертами, что и любой текст. Основными характеристиками любого текста определяются (вслед за А.И.Новиковым) развернутость, связность, последовательность, законченность, соответственно, научно-популярный текст должен обладать этими свойствами. При рассмотрении развернутости и связности в работе отмечается, что эти две характеристики затрагивают имплицитный способ передачи информации. При таком способе передачи информации автор не может гарантировать, что эта имплицитная информация будет воспринята именно так, как предполагалось автором. Следовательно, имплицитность является возможной причиной сложности. Проблема, заключается в выявлении и исследовании случаев сложности и причин их возникновения. Данная проблема связана с процессом понимания, то есть деятельностью, предполагающей самостоятельную переработку воспринятого, его расшифровку, приведение в соответствии с прошлым опытом. Проблеме понимания посвящено большое количество исследовательских работ.

Сложный и опосредованный характер соотнесенности научно-популярного текста,  как с научным текстом,  так и с самой научной проблемой, с новым знанием, являющимся результатом решения этой проблемы, неопределенность адресата в связи с его «массовостью» - все это может служить причиной сложности научно-популярного текста. Такие трудности понимания рассматриваются в работе как некоторые «индикаторы» сложности текста. При этом такая сложность может и не осознаваться читателем достаточно отчетливо. В связи с этим можно сказать, что внешняя упрощенность и доступность научно-популярного текста может приводить в определенных случаях не к адекватному пониманию, а лишь «иллюзии» такого понимания. Трактовка значения слова, процессы восприятия, идентификации и понимания слова зависят от личностных установок (характеристик) индивида. Изучение свойств языка выдвигает в центр внимания языковую личность, а личностные различия в данном контексте становятся тем пусковым механизмом, который, выполняя функцию исследовательского инструмента, позволяет трактовать процессы «жизнедеятельности» текста в индивидуальном сознании и делать заключения об индивидуальных способах понимания его сложностей.

Во второй главе «Вопросы организации и проведения экспериментального исследования» описываются методы и приемы исследования, определяется методика анализа полученных экспериментальных данных. Специфические связи языковых единиц в индивидуальном сознании выявляются  в ходе  психолингвистических экспериментов. В качестве основных методов исследования в работе были использованы контекстный ассоциативный эксперимент и метод денотативного анализа текста. Результаты ассоциативного эксперимента отражают индивидуальные особенности  испытуемых, принадлежащих к разным психологическим типам. Денотатный граф позволяет эксплицировать всю имплицитную информацию текста и является единственной структурой, позволяющей избежать синонимии и провести сравнительный анализ текстов с целью определения степени понимания. Для определения профиля предпочтений испытуемых  был использован психологический опросник Майерс- Бриггс.

Отбор слов-стимулов для экспериментального исследования  основывался на психолингвистической концепции слова как средства доступа к единой  информационной базе человека, хранящей совокупные продукты переработки перцептивного, когнитивного, аффективного опыта взаимодействия человека с окружающим миром. Список слов-стимулов  состоял из 373слов и словосочетаний, выбранных из научно-популярных текстов, и включал ключевые слова текста, термины, слова, относящиеся к ядру языкового сознания, и слова, которые находились на стыке найденных в текстах сложностей.

Список слов-стимулов приводится ниже, название текстов указано в скобках курсивом: ДЕВУШКА, ГИДРОМОТОЛЫЖА, ОДИНОЧЕСТВО, ДЕЛО, ДОСКА С АККУМУЛЯТОРОМ, СНАРЯД, РАЗМЫШЛЕНИЯ, ИНЖЕНЕР, ДВИГАТЕЛЬ, ЛОПАТКИ ТУРБИНЫ, КОНСТРУКЦИЯ, ЦИКЛ, ЛАТА, ВОЙНА, ВОДА, СИЛОВАЯ УСТАНОВКА, СХЕМА, МЕРТВАЯ ТОЧКА, ЗАКЛЮЧЕНИЕ (Бегущая по волнам);  ГАЗОВАЯ ТУРБИНА,  КОМПРЕССОР, КПД, КОМПОЗИЦИОННЫЕ МАТЕРИАЛЫ, «ЮТ-МОБИЛЬ», ДОСТОИНСТВО, КОЛЕСО, СХЕМА, ЗАПРАВКА (Катайтесь на Брайтоне); БЫТОВАЯ ТЕХНИКА, КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ, СОЛНЕЧНАЯ ЭНЕРГИЯ, ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬ, МИКРОМЕТЕОРНЫЕ ТЕЛА, ТОПЛИВНЫЙ ЭЛЕМЕНТ,  ВОДА, УСТАНОВКА, РАДИОИЗОТОП, МОЩНОСТЬ,  ХИМИЧЕСКАЯ ЭНЕРГИЯ (Где взять электроэнергию?); СЭР СТРИНГФЕЛЛОУ, ПРИМИТИВНЫЙ, СЖАТЫЙ,  ВОЗДУХ, КОМПРЕССОР, МОЩНОСТЬ, ВЫСОТНЫЙ ПОЛЕТ, ПАРОСИЛОВАЯ УСТАНОВКА, БОМБАРДИРОВЩИК, САМОЛЕТ-БИПЛАН, ДВИГАТЕЛЬ ХЮТНЕРА, ВОЙНА, ЯДЕРНЫЙ РЕАКТОР, НЕДОСТАТКИ, БЕНЗИНОВОЕ «СЕРДЦЕ» (А не поставить ли паровой котел на крыло?); ОДЕЖДА, КИСЛОРОДНОЕ ГОЛОДАНИЕ, ПУХ, КОСТЮМ-ТЕРМОС, ЛАТЫ,  НИХРОМНАЯ ПРОВОЛОКА, ТОК НИЗКОГО НАПРЯЖЕНИЯ, ДАТЧИК, АККУМУЛЯТОР, СВЕЧА, ТЕФЛОНОВЫЙ ШЛАНГ, ПЛОЩАДЬ СЕЧЕНИЯ, КАТАЛИТИЧЕСКАЯ ГОРЕЛКА (И мороз не страшен, коли печь в кармане); ТЕПЛОВАЯ ТРУБКА, ПОРИСТЫЙ МАТЕРИАЛ, ЛЕТУЧАЯ ЖИДКОСТЬ, КОМПРЕССОР, ЛОРД КЕЛЬВИН, ВОЗДУШНЫЙ, АГРЕГАТИРОВАННЫЙ,  УСТАНОВКА,  РЕКА (С тепловым насосом тепло даже в Сибири); РАДИОТЕЛЕФОН, СОТОВАЯ СВЯЗЬ, ЗОНА, ПЕЙДЖИНГ, ДУПЛЕКСНО-СИМПЛЕКСНЫЙ,  РЕЖИМ, СПУТНИК, ОДИНОЧЕСТВО, ГЛОБАЛЬНЫЙ, ТЕЛЕИНФОРМАЦИОННАЯ СЕТЬ (Связь для всех); ЦИФРА, ЭКОНОМИТЬ, ЗАКОНОМЕРНОСТЬ, РЕШЕНИЕ, ОТРАЖАТЕЛЬНЫЙ, УЛИЦА, ПОДВАЛ, ЛЕПЕСТОК, УСТРОЙСТВО, ОПТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА, ЛАТР, ЗЕРКАЛО (Фотоны по желобам); УСКОРИТЕЛЬ, ПЫЛЬ, ПОЛИРОВКА, ПЕРВОПРОХОДЕЦ, РАДИАЦИОННАЯ СУШКА, МОЛЕКУЛЯРНЫЙ, ЗАКОН,  МОНСТР, ЭОЛ, ИНТЕНСИВНОСТЬ, ОТЛИЧИЕ, УПАКОВКА КУР, ПРИМЕНЕНИЕ (Ускоритель на все руки); МАШИНА, НЕДОСТАТОК, ПЕДАЛЬНЫЙ, КОНСТРУКЦИЯ, ПРИВОД, СХЕМА, КОЛЕСО, РЕШЕНИЕ, ВЕЛОКАТ (Знакомтесь: велокат); ВЕЛОМОБИЛЬ, ЧЕЛОВЕК, ТРАНСПОРТ, ВОЗМОЖНОСТЬ, КОНСТРУКЦИЯ, ПЕРЕДАЧА, ИЗОБРЕТАТЕЛЬ, КОЛЕСО, «ЗОЛОТОЕ» ПРАВИЛО, СКОРОСТЬ (Автомобиль ….без мотора. Катайся качаясь); ГАЛАКТИКА, ТЕЛЕСКОП, СТРУКТУРА, ТУМАННОСТЬ, ЭКВАТОРИАЛЬНАЯ ПЛОСКОСТЬ, РАЗМЕР, НЕПРАВИЛЬНЫЕ, ЭЛЛИПТИЧЕСКИЕ, ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ, МЕТОД, ОБСЕРВАТОРИЯ, БЕСКОНЕЧНОСТЬ (Другие звездные страны); КРАСИТЕЛЬ, ФОТОН, ЛАБОРАТОРИЯ, ПОГЛОЩЕНИЕ, ФЛЕР, МОДЕЛЬ,  СМЫСЛ, СКАЗКА, КВАНТ СВЕТА, УСПЕХ (Обыкновенный полупроводник); ИЗОБРЕТЕНИЕ, А.БЕЛЛ, ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ФОНЕТИКА, УСТРОЙСТВО, ЗВУК, ЗЕРКАЛО, ОПТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ, ЛАМПА, ВОЛНА, КОНСТРУКЦИЯ (Говорящий свет); ЛЕГЕНДА, АЛМАЗ, ГРАФИТ, КАТОПТРИКО-ДИОПТРИЧЕСКИЙ, УСТРОЙСТВО, СЕРДЦЕ, СОЛНЕЧНАЯ ЭНЕРГИЯ, ЗЕРКАЛО, ЭКСПЕРИМЕНТ, ТЕМНЫЕ ОЧКИ (Возьмите солнце в помощники); ТУРБИНА, МОЩНОСТЬ, КОНСТРУКЦИЯ,  ДВИГАТЕЛЬ, ПАРОВОЙ, ГИДРАВЛИЧЕСКИЙ, ВОДА, СТАЦИОНАРНЫЙ, КОНДЕНСАЦИОННЫЙ, ТЕПЛОФИКАЦИОННЫЙ, КПД, ЭНЕРГИЯ (Опять Турбина?); РОБОТ, МИКРОПРОЦЕССОР, МАНИПУЛЯТОР, ПРОГРАММА, ОБЯЗАННОСТЬ, ОПЫТ, АВТОМОБИЛЬ, ПОМОЩНИК (Робот принимает самостоятельное решение); ЛУЧ, СВЧ,  РЕКТЕННА, РАДИОЛОКАЦИЯ, ПОСТОЯННЫЙ,  ВОДА, ИЗЛУЧЕНИЕ, МОЛЕКУЛА, КОСМОС, БОГАТСТВО, ЛУНЕТТА, СОЛЕТТА, ПЕРСПЕКТИВА (Ректенны и прочее); ДВИГАТЕЛЬ, ПОЗИЦИЯ, ОСОБЕННОСТЬ, ТОПЛИВО, ЦИКЛ, ДВС ,ТАКТ, РАСПРОСТРАНЕННЫЙ, КПД (Дизель занимает позиции); ДЕРЕВНЯ,  ЭНЕРГИЯ, ФОТОЭЛЕМЕНТ, ОРБИТАЛЬНЫЙ, РАБОЧЕЕ ТЕЛО, ЭЛЕКТРОГЕНЕРАТОР, ПАРАБОЛИЧЕСКИЙ, ВОДА, ПЕРСПЕКТИВА, КРЕМНИЙ, МОЩНОСТЬ (Электроэнергия их светового луча); ЦИВИЛИЗАЦИЯ, ЕВКЛИДОВОЕ ПРОСТРАНСТВО, ВСЕЛЕННАЯ, КЛАССИЧЕСКИЙ, МОДЕЛЬ, КВАНТОВАЯ МЕХАНИКА, МУЗЫКА, ЯЗЫК, МАТЕМАТИКА, ПЛАНЕТАРНАЯ ТЕОРИЯ, ОРБИТА, АТОМ, ЧАСТИЦА, СОЛОМОНОВО РЕШЕНИЕ (Квантовая сутра). ТЕОРИЯ ГРАВИТАЦИИ, СФЕРИЧЕСКИЙ, ТЯГОТЕНИЕ, РАДИУС, ОТО, МОДЕЛЬ, ЗВЕЗДА, ТОПЛИВО, ИНТЕРВАЛ, КАРЛИК, КОЛЛАПС, СИНГУЛЯРНОСТЬ, ГРАВИТАЦИОННОЕ ПОЛЕ (От неверия к утверждению), СВЕТОВОЙ СИГНАЛ, СИНГУЛЯРНОСТЬ, ГОРИЗОНТ, ДЫРА, ТЕЛО, ИНЕРЦИЯ, ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ЗАРЯД, КОРАБЛЬ, ОТО, ПОПЕРЕЧНИК, МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТОЧКА, КВАЗИПРОСТРАНСТВО, СВЕРХПРОЧНЫЙ СПЛАВ, КОМПОЗИТ, СВОЙСТВА, ФЛУКТУАЦИЯ, ЗОНА, ЧАСТИЦА. ТЯГОТЕНИЕ, ВСПЛЕСК, ФОТОН (Там, за горизонтом) КОСМОС, ДВОЙНАЯ СИСТЕМА, КВАНТ, СГУЩЕНИЕ, ПЫЛЕВОЙ, МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ, ДЫРА, ТЕОРИЯ СУПЕРСТРУН, МНОГОМЕРНЫЙ, НАПРЯЖЕННОСТЬ, ПРОСТРАНСТВО, ЭНЕРГИЯ, ВРАЩАЮЩИЙСЯ, БУКЕТ (Глубины космоса), КОНДЕНСАЦИЯ, ВРАЩАТЕЛЬНЫЙ, ПОЛЕ, МЕТРИКА, СФЕРИЧЕСКИЙ, СТАТИЧНЫЙ, ЭЛЛИПСОИД, ЦЕНТРОБЕЖНАЯ СИЛА, УВЛЕЧЕНИЕ, ПЕРИФЕРИЯ, ЭРГОСФЕРА, ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ, ЗАКОН, СУПЕРМАХОИК, ТОПЛИВО, ПРИРОДА, ЗОНА, ГАММА-КВАНТ (Теорема о лысине), АТМОСФЕРА, СТРАТОСТАТ, ЗАЩИЩАТЬ, СЧЕТЧТК ГЕЙГЕРА, ИЗЛУЧЕНИЕ, КРАБОВИДНАЯ ТУМАННОСТЬ, ДЕТЕКТОР, СОЛНЕЧНАЯ СИСТЕМА, РАКЕТА, ВОЗДУШНЫЙ ШАР, СПУТНИК, АПЕРТУРА, ЗЕРКАЛО, ЛУЧ, СХЕМА, ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ (На военной службе); СПУТНИК, РЕАЛЬНОСТЬ, МОЩНЫЙ, ТЕЛЕСКОП, МОЩНЫЙ, ГЕОСТАЦИОНАРНАЯ ОРБИТА, КОСМИЧЕСКИЙ ПОЛЕТ, УГЛОВОЙ, НИЖНИЙ ПОРОГ. СЕКУНДА, ДЕТИ ШПИОНОВ, ЗЕРКАЛО, РЕФЛЕКТОР (Небесный глаз); ХАББЛ, СПЕКТОГРАФ, ТЕЛЕСКОП, СИСТЕМА. ПРОСТРАНСТВО, ГИРОСКОП, СЕАНС, МОДЕРНИЗАЦИЯ, ЗАПУСК, ОРИЕНТАЦИЯ, ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ ,АККУМУЛЯТОР, ЭНЕРГИЯ, КАМЕРА, УЛЬТРАФИОЛЕТОВЫЙ, ПРЕЕМНИК (Долгая вахта); ИЗМЕРЕНИЕ, КЛУБОК. ИНСТРУМЕНТ, ГЕОМЕТРИЧЕСКАЯ ТОЧКА, ПРОСТРАНСТВО, ВСЕЛЕННАЯ, ЗАМОК ИФ, ГРАВИТОН, СТРУНА, СИЛА ТЯГОТЕНИЯ, ФОРМУЛА, ПРИТЯЖЕНИЕ (Узники-3брана) ТЕРРИТОРИЯ, БУТЕРБРОД, ПУСТЫННЫЙ, СКОВОРОДА, АСФАЛЬТ, МАРЕВО, КОЭФФИЦИЕНТ ПРЕЛОМЛЕНИЯ, ПЛОТНОСТЬ, АТМОСФЕРА, ПРИЗМА, ИЛЛЮЗИЯ (В пустыне).

Всего было проанализировано 6000 текстов, 746000 ассоциативных реакций.

Испытуемыми стали студенты первого курса разных специальностей Уфимского государственного авиационного технического университета, а также студенты первого и второго курсов Башкирского государственного университета. В целом, в эксперименте приняли участие 200 испытуемых – 100 интровертов и 100 экстравертов.

Процедура изучения ассоциативных полей экстравертов и интровертов включала количественные и качественные методы анализа экспериментальных данных. Группировка ассоциаций проводилась по алгоритму, разработанному А.А. Залевской. В основе алгоритма лежит принцип группировки ассоциатов по общности основания для их связи с исходным словом. В «текстовой» части эксперимента были также использованы опрос, экспертная оценка трудности текста, методика дополнения, методика восстановления текста, методика денотативного анализа текста, созданная А.И. Новиковым.

Третья глава «Потенциал ассоциативного эксперимента при изучении стратегий вербального поведения испытуемых» посвящена описанию проведения и анализа результатов ассоциативного эксперимента. Специфика психолингвистической трактовки значения слова заключается в изучении внутреннего контекста слова, в основе которого лежит перцептивный, когнитивный аффективный опыт индивида, с опорой на внешний (вербальный или ситуативный) контекст. С позиции такой трактовки слово оказывается средством вывода на индивидуальную картину мира во всем многообразии его объектов, связей и отношений между ними. А.А. Залевская характеризует двойственную медиативную функцию значения слова наличием двух видов значения. Один вид значения согласуется с дефинициями толковых словарей и является общесистемным значением. Второй вид значения обеспечивает соотнесение общесистемного значения с индивидуальной картиной мира. Установление значения слова «для самого себя» А.А. Залевская называет психологическим значением слова [Залевская 1999]. Противопоставление слова в словаре и в голове индивида И.Л.Медведева метафорически называет противопоставлением «мертвого и живого» [Медведева 1999б]. А.А. Потебня сетовал на то, что не изучается жизнь слова и сравнивал слово в словарях с растением в гербарии, то есть искусственно приготовленное для изучения – познания [Потебня 1976]. 

Рассматривая функционирование иноязычного слова в индивидуальном сознании,  И.Л. Медведева, вслед за В.П. Зинченко,  выстраивает психолингвистическую  концепцию «живого знания», актуальность которой объяснялась тем, что знание слова в  словарном виде, не пригодно для моделирования реальной речевой  деятельности. Это привело к тому, что  исследователей стали интересовать процессы, связанные с осознанием и использованием слова [Медведева1999б]. Данная идея в дальнейшем повлекла за собой переход психолингвистической парадигмы на другой метаязык и новую систему координат.

Одним из способов исследования психологической структуры слова  является ассоциативный эксперимент. Ассоциативный эксперимент в психолингвистическом исследовании признается эффективным средством проверки рабочей гипотезы, поскольку материалы такого эксперимента воспроизводят как универсальные когнитивные структуры, стоящие за языковыми значениями, так и специфические черты личностных смыслов.

Структуры ассоциативных полей у экстравертов и интровертов имеют как универсальные, так и специфические черты, что в свою очередь свидетельствует об универсальных и специфических особенностях семантического развития слова у интровертов и экстравертов. Основанием для изучения уровня стереотипности реакций послужило предположение о том, что он может быть связан с типологическими особенностями испытуемых. Данные экспериментального исследования позволяют отметить разный уровень стереотипности у испытуемых, принадлежащих разным психотипам. В результате эксперимента было зафиксировано, что реакции экстравертов отличаются более высоким уровнем стереотипности по сравнению с реакциями интровертов. Ассоциативные поля интровертов отличаются большим количеством  разных и единичных реакций.

По результатам анализа экспериментальных текстов составлены таблицы, в которых представлены количественные показатели ассоциативных полей экстравертов и интровертов. Формат автореферата не позволяет продемонстрировать все таблицы, составленные в ходе работы к тридцати исследуемым текстам. В реферируемой работе для удобства, получения целостной картины выявления определенных особенностей (различий) в качестве примера предлагается рассматривать один из исследуемых текстов – «Бегущая по волнам».

Таблица 1

Сводная таблица количественных показателей ассоциативных полей экстравертов и интровертов (текст «Бегущая по волнам»)

СЛОВО-СТИМУЛ

Количественный показатель экстравертов

Количественный показатель интровертов

ДЕВУШКА

100+35+1+27

100+42+0+33

ГИДРОМОТОЛЫЖА

100+55+5+40

100+47+9+39

ОДИНОЧЕСТВО

100+45+1+29

100+47+3+38

ДЕЛО

100+46+0+34

100+53+1+41

ДОСКА  С АККУМУЛЯТОРОМ

100+52+13+44

100+58+16+48

ЛАТА

100+46+21+39

100+53+14+41

СНАРЯД

100+42+0+31

100+46+1+32

РАЗМЫШЛЕНИЯ

100+48+1+31

100+51+3+37

ИНЖЕНЕР

100+52+0+37

100+56+0+41

ДВИГАТЕЛЬ

100+33+0+19

100+48+1+36

ВОЙНА

100+37+0+27

100+41+1+30

ВОДА

100+41+0+30

100+47+0+38

ЛОПАТКИ ТУРБИНЫ

100+50+13+39

100+64+9+55

СИЛОВАЯ УСТАНОВКА

100+49+6+34

100+55+9+39

КОНСТРУКЦИЯ

100+50+4+36

100+55+4+39

СХЕМА

100+39+0+31

100+47+2+34

МЕРТВАЯ ТОЧКА

100+67+1+57

100+70+3+62

ЦИКЛ

100+46+3+32

100+48+2+40

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

100+28+1+20

100+32+0+27

Анализ всего корпуса полученных реакций позволяет говорить о том, что поиск слов в памяти у испытуемых обеих групп происходит чаще всего с учетом смысловых признаков, общее количество формальных реакций незначительно. В процессе анализа экспериментального материала было выявлено, что  у испытуемых обеих групп преобладают реакции с парадигматическим типом отношений. При небольшом количестве синтагматических реакций в целом (по сравнению с числом парадигматических реакций), этот показатель у интровертов выше, чем у экстравертов. Словообразовательные реакции в общей массе проанализированных реакций составляют весьма незначительное количество – 3,8 % у экстравертов и 2,9 % у интровертов, способы образования нового слово у испытуемых, принадлежащих разным типам, схожи.

Сопоставление словарных дефиниций исходных слов-стимулов (по данным толковых словарей) позволило установить факт сходства или различия в наборах и последовательности перечисления лексико-семантических вариантов (далее – ЛСВ), характерных для испытуемых с различными личностными установками. У интровертов актуализируется больше ЛСВ, чем у экстравертов. Во всех ассоциативных полях (как у экстравертов, так и у интровертов) присутствует сектор «прочие» и следует также отметить, что у интровертов сектор «прочие» во всех случаях больше.

Группировка  ассоциативных реакций на стимульное слова ВОДА по общности основания  связи этих реакций с ЛСВ слова-стимула выявила следующее соотношение секторов ассоциативного поля, соответствующее актуализованным ЛСВ, представленным на диаграмме 1. Анализ реакций, соответствующих тому или иному ЛСВ, демонстрирует степень наполняемости отдельных секторов ассоциативного поля, что, в свою очередь, позволяет  судить об актуализации тех или иных ЛСВ слова для каждой группы испытуемых, а также об «удельном весе» каждого ЛСВ (см. работы  [Рогожникова 1985; 2000]).

Диаграмма 1

Это объясняется спецификой  психолингвистической трактовки значения слова, в соответствии с которой существование двух значений слова – общесистемного и психологического, находят отражение в ассоциативных полях экстравертов и интровертов соответственно.

Анализ полученных в ходе эксперимента данных выявил универсальные и специфические особенности в протекании основных процессов семантического развития у испытуемых, принадлежащих к разным психологическим типам. Был определен универсальный комплекс стратегий (УКС), характерный для всех групп испытуемых. Специфичность заключается в разнице доминирующих стратегий: для экстравертов характерно доминирование процесса генерализации, интроверты характеризуются доминированием процесса дифференциации.

Рис.1 Универсальные и специфические стратегии идентификации при разных личностных установках

Использование идеи спиралевидной модели развития значения слова, предложенной Т. М. Рогожниковой, помогло нам провести четкую грань между ядром ассоциативного поля и его периферией и проанализировать их качественную наполняемость. Размер ядра ассоциативного поля напрямую связан с уровнем стереотипности – чем больше ядро, тем выше уровень стереотипности. Напомним, что для иллюстрации в реферате взяты ассоциативные поля, составленные по результатам анализа одного из исследуемых текстов «Бегущая по волнам».  Графическое представление  ассоциативных полей (вид сверху) показало, что в  семнадцати случаях ядра ассоциативных полей  у экстравертов больше, чем у интровертов.  Кроме того,   у экстравертов зафиксировано расширение ядра поля более чем на 50 % в пяти случаях, в то время как у интровертов такая ситуация зарегистрирована трижды.  Системность и состав ядер ассоциативных полей у экстравертов и интровертов отражают системность и наполнение существующих в коллективном бессознательном этнических констант (сравним с идеями К. Г. Юнга о коллективном бессознательном). Ядра  четырнадцати  полей  у экстравертов и интровертов совпадают по первой реакции. В двух случаях зафиксировано полное  совпадение  реакций (по наполняемости и по ранжированию), составляющих ядро поля у экстравертов и интровертов. В пяти случаях не совпадает ранжирование  реакций у экстравертов и интровертов.

Таблица 2

Количественный состав ядер ассоциативных полей на слова-стимулы, находящихся вне зон сложности   (текст «Бегущая по волнам»)

СЛОВО-СТИМУЛ

 Количественный состав ядра АП

Э

И

ДЕВУШКА

61

52

ДЕЛО

42

38

ГИДРОМОТОЛЫЖА

34

36

ДВИГАТЕЛЬ

51

34

ДОСКА С АККУМУЛЯТОРОМ

30

22

ИНЖЕНЕР

30

28

КОНСТРУКЦИЯ

34

28

ЛОПАТКИ ТУРБИНЫ

31

22

ОДИНОЧЕСТВО

41

44

 РАЗМЫШЛЕНИЯ

38

29

СНАРЯД

41

32

 ЦИКЛ

41

44

 Графическое представление ассоциативных полей  позволяет проанализировать характер развития и  последующее движение значения слова у испытуемых, принадлежащих  разным психологическим типам. В ходе эксперимента фиксировалось, насколько «ядерным» или «периферийным» является каждое ассоциативное поле.

Таблица 3

Сводная таблица количества  кругов и частоты их проявления

(текст «Бегущая по волнам»)

Кол-во кругов

Частота появления данного кол-ва витков АП экстравертов

Частота появления данного кол-ва витков АП интровертов

4

10

5

5

6

9

6

3

3

7

0

2

 Количество витков спирали  позволяет  увидеть вектор направления развития значения слова (см.рис.2).

ЭКСТРАВЕРТЫ                                                                ИНТРОВЕРТЫ

ДЕВУШКА

Ядро  –  61                                                                              Ядро – 52

Кругов  – 5                                                                            Кругов –  4

                                                                                            

Рис.2 Ассоциативные поля экстравертов и интровертов. Вид сверху

(текст «Бегущая по волнам»)

Небольшое количество витков спиралей, характерное для экстравертов, говорит о том, что развитие значения слова у экстравертов идет вширь, в то время как большее количество витков свидетельствует о движении вглубь. Это явление  можно сравнить с движением жидкости в стакане при помешивании. Чем интенсивнее помешивание, тем уже круг и длиннее спираль жидкости, и наоборот – вялое помешивание дает широкий и плоский круг. Такая же картина наблюдается при графическом представлении ассоциативных полей  у испытуемых двух разных психологических типов. Это наблюдение открывает перспективу в изучении проблемы понимания научно-популярного текста в условиях разных личностных установок.

В четвертой главе «Экспериментальное исследование стратегической природы процесса понимания сложности текста» описываются серии эксперимента, направленного на изучение особенностей процесса понимания научно-популярного текста представителями разных психологических типов. Проведение предварительной серии (пилотажный эксперимент) заключалось в  ответе на вопросы по текстам. В первой серии определялась степень и глубина понимания прочитанного. Для этого  перед испытуемыми ставилась задача  прочитать тексты и пересказать своими словами их содержание близко к оригиналам. Эта часть эксперимента проводилась в группах по 15-20 человек. Всего было опрошено 200 человек. Вторая серия была направлена на исследование трудности понимания текстов. Для этой цели использовалась  методика экспертной оценки трудности текстов, методика дополнения, суть которой заключается в восстановлении испытуемыми пропущенных слов в текстах. Заключительная, третья  серия эксперимента предполагала восстановление испытуемыми смысловых связей текстов (реконструкция «разорванных» текстов). Таким способом  определялась разница в стратегическом поведении испытуемых, принадлежащих разным типам. Проведенные эксперименты со словами и текстами были направлены на определение различий или сходств у разных психологических типов в процессе понимания обнаруженных экспериментатором сложностей текста.

Ассоциативный контекстный эксперимент выявил определенную направленность использования испытуемыми стратегий разного рода. Текстовая часть эксперимента показала отличия в использовании  испытуемыми, принадлежащими разным типам, стратегий идентификации. На рис.3 отображены стратегии  идентификации слова, применяемые экстравертами и интровертами. Напомним, что набор определенных стратегий, характерных для испытуемых обоих типов, называется универсальным комплексом стратегий (УКС) и располагаются такие стратегии над типами. Типы испытуемых – экстраверты и интроверты – обозначаются параллелепипедом. Под параллелепипедами расположены овалы, отображающие стратегии, используемые испытуемыми в процессе идентификации. Оба эллипса находятся в середине, на равном расстоянии от фигур, отображающих типы испытуемых, что говорит об отсутствии приоритета в использовании той или иной стратегии испытуемыми определенного типа.

Рис. 3. Стратегии идентификации слова, применяемые испытуемыми в  процессе понимания текста

Эксперимент с текстом позволяет сделать вывод, что использование стратегий (противоположных по своей сути) происходит вне зависимости от того, к какому типу принадлежит испытуемый (см. рис. 3). В триархической теории интеллекта Р. Стернберг, объясняет причины использования тех или иных стратегий неосознанным стремлением задействовать рабочую память как можно меньше, то есть используется та стратегия, которая требуют меньшей нагрузкой на рабочую память [Стернберг 1996].

Из всего сказанного можно сделать вывод, что причина заключается не в испытуемых, а в тексте. Текст является мощным образованием, которое нивелирует определенные индивидуальные особенности. 

Рис. 4.  Ассоциативные связи слова

В психолингвистических исследованиях лексикон трактуется как   иерархическая система,  состоящая из двух основных ярусов – глубинного  и поверхностного. Оба основных яруса  состоят из множества подъярусов. На уровне поверхностного яруса  связи устанавливаются по признакам звуковой и графической формы, протяженности и т.д.  Единицы глубинного яруса обнаруживают большое количество связей по принципу  пересечения или  совпадения содержания элементов, такое пересечение – совпадение происходит благодаря включению в контекст акта глубинной предикации. А. А. Залевская отмечала, что включение в разнообразные связи происходит по линии актуализации зрительного, слухового и т.д. характера объекта, называемого словом [Залевская 1990]. Поскольку любое слово включается в многомерную систему связей, то оно соотносится с целым рядом единиц глубинного яруса лексикона.

Точки соприкосновения ассоциативной структуры значения и текста давно находились в поле зрения исследователей [Леонтьев 1976; Сахарный, Штерн 1984;  Овчинникова 1986;  Сиротко-Сибирский 1988]. Ученые полагали, что любое ассоциативное поле – это набор ключевых слов, что напрямую относит  ассоциативное поле к разряду текстов. Ю.А. Сорокин называл ассоциативную структуру свернутым описанием ситуации, которая может быть развернута в тексте, созданном на ее основе  [Сорокин 1985].

Учитывая текстообразующий потенциал ассоциативного поля, можно рассматривать его как текст, а схематично представить  в виде сети (наша память формирует систему взаимосвязанных элементов), поэтому и любой текст будет представлять собой сеть. Купол такой сети в отличие от сети ассоциативного поля слова должен быть представлен как ровное плато, поскольку в тексте все подчинено смыслу и в процессе понимания задействуются только те связи, которые лежат в плоскости текста: текстовое сочетание слов не позволяет сознанию «уйти» далеко в поисках каких-либо ассоциаций, как это происходит в ассоциативном эксперименте.

Рис. 5.  Ассоциативные связи текста

Роберт Солсо, рассуждая о влиянии контекста, писал, что «информационный процессор» индивида  дополняет определенную перцептивную ситуацию огромным количеством информации. Взаимодействие двух переменных - содержания стимулов и ожиданий, вырабатываемых у человека его процессором, влияют на восприятие и обработку информации. Чем сильнее ожидание при обработке информации, тем меньше информации нужно для его подтверждения, и наоборот – тем больше информации нужно для его опровержения [Солсо 2002].

Подтверждение полученным выводам находим также и у Н.И.Жинкина. В результате исследований внутренней речи он выявил условия составления предложений. В частности, одним из таких условий является всплывание  схемы объединения слов. Слова подбираются не только прямо из лексикона, но и с учетом уже отобранных слов. Процесс отбора слов характеризуется неопределимостью, поскольку отбор слов происходит из бесконечно возможного ряда комбинаций, окончание отбора слов для данного сообщения характеризуется полной конкретной определенностью [Жинкин 1998]. Существующие семантические и логические правила построения текста сокращают число комбинаций отбираемых слов, что постепенно трансформирует многоуровневую систему в одноуровневую. Таким образом, контекст,  переходя от многоуровневой структуры  к одноуровневой, ограничивает возможность выбора, тем самым помогая испытуемым принять правильное решение. 

Созданные в результате проведенных экспериментов ассоциативные поля экстравертов и интровертов являются некоторой моделью ассоциативно-вербальной сети, которая, отражая организацию языковой способности человека, содержит информацию об уровнях языковой личности. Материалы проведенных экспериментов свидетельствуют о реализации основных путей развития значения слова, которые укладываются в рамки целого ряда гипотез: гипотезы генерализации, гипотезы дифференциации, гипотезы прототипов и гипотезы характеризующе-определительного сдвига.

На основе спиралевидной модели, разработанной Т.М.Рогожниковой, мы построили Объемную модель–Э, отражающую тенденции стратегического поведения экстравертов. Следует заметить, что наше представление о специфики функционирования значения слова у экстравертов и интровертов согласуется с мнением С.В. Закорко [Закорко 2009]. Предлагаемый в работе вариант моделей развернут на 90 градусов, для удобства проведения аналитических процедур и демонстрации разницы в количестве витков спирали. В общем виде она представляет собой раскрытый зонтик с большим количеством узлов на куполе. (см.рис.6)

Рис. 6 Объемная модель –Э ( общий вид)

Вид сверху такой модели представляет собой спираль с расширяющимися в горизонтальном направлении витками. На рис.7 представлена типовая модель ассоциативного поля экстравертов с четырьмя витками.

Рис.7. Объемная модель – Э (вид сверху)

Объемная модель – И отражает тенденции стратегического поведения интровертов и представляет собой вытянутый раскрытый зонтик с большим количеством узлов на куполе (см.рис. 8).

               

Рис.8. Объемная модель – И (общий вид)

Вид сверху отличается от предыдущей модели количеством витков спирали. Ассоциативные поля интровертов включали от четырех до семи витков спирали (см.рис.9).

Рис.9. Объемная модель – И (вид сверху)

Созданная  Единая плоскостная модель –Т  подтверждает представление автора диссертации  о том, что текст, используя свои защиты,  регулирует  и ограничивает свободу выбора стратегий испытуемыми, в результате чего специфичность, проявленная испытуемыми в ассоциативном эксперименте,  трансформировалась в эксперименте с текстом в универсальность.  Трансформация специфичности вербального поведения в универсальность повлекла за собой увеличение количества набора стратегий, входящих в универсальный стратегический комплекс.

Рис.10.Единая плоскостная модель –Т 

Как видно на рисунке, веер направлен вниз, на слово, так как в процессе понимания механизм компрессии приведет нас от текста к нескольким опорным словам. Т. М. Рогожникова отмечает, что ассоциативные миры слова и текста представляют собой динамичную систему. Существование текста заключается в его постоянном  развитии, которое уходит в глубины индивидуального [Рогожникова 1991].

Основной задачей понимания на определенном этапе является установление значимой связи между предложениями текста – конструирование локальной связности. Такое установление происходит в кратковременной памяти под контролем управляющей системы. Главным условием локальной связности  является то, что факты некоторого возможного мира  обозначаются сложными пропозициями. Пропозиции конструируются на основе значений слов, активированных в семантической памяти, и синтаксических структур предложений. Т. А. ван Дейк и В. Кинч ставят знак равенства между простым предложением и пропозицией: простое предложение выражает одну пропозицию, следовательно, сложное предложение – сложную пропозицию. Установление локальной когерентности (связности)  зависит от способности читателя проводить поиск потенциальных связей между фактами, обозначенными пропозициями. 

В предлагаемом  исследовании было выявлено, насколько успешно применяется стратегия локальной когерентности  представителями разных психотипов  в  процессе  понимания  текста. На этом этапе эксперимента испытуемым (100 интровертов  и 100 экстравертов) было предложено реконструировать текст, разделенный экспериментатором на части. Экспериментатор намеренно «разрывал» созданные автором смысловые части с целью исследования влияния разрыва на более глубоком уровне (чем при использовании методики дополнения) на понимание. Перед участниками эксперимента ставилась задача по составлению целого текста из частей. Полученные  6000 новых текстов затем  были расклассифицированы в зависимости от психологического типа автора. Устранение логической связи изложения заставляло испытуемых искать и устанавливать  эту связь, привлекая весь свой предшествующий опыт. Таким образом,  проверялась возможность успешного/неуспешного применения стратегии локальной когерентности интровертами и экстравертами.

Н. И. Жинкин говорил о том, что последовательность элементов характеризуется определенной избыточностью (в разных языках она превышает 75%). Любой элемент синтаксически упорядоченной последовательности  несет некоторую информацию, позволяя  антиципировать появление другого элемента, в данный момент еще не реализуемого. Если реципиентом усвоены правила упорядочивания, то упреждающая память сработает автоматически, безо всяких дополнительных усилий. Хотя следует отметить, что упреждение будет не полным, а лишь частичным. Н. И. Жинкин упоминает известную шеноновскую методику, когда испытуемому открывают слово по букве, и он должен угадать еще непоказанные символы. Результаты этого эксперимента позволили Н. И. Жинкину высказать мысль о том, что угадывание идет не только по синтаксическим признакам. Испытуемые угадывали не только единичные слова, но и группы слов. Экспериментальные исследования в области внутренней речи, о которых  писал Н.И. Жинкин, показывают, что синтаксические связи слов возникают мгновенно – испытуемые должны были восстановить текст из перемешанных частей [Жинкин 1998]. Сложность этого задания заключается не в том, чтобы удержать или упредить грамматическую связь слов, а в том, чтобы найти смысл высказывания. Испытуемым это удавалось не всегда. Рассмотренные выше примеры восстановления текста, не совпадающего с авторским, отражены в табл.4.

Таблица 4

Примеры восстановления текста «Бегущая по волнам», не совпадающего с авторским

Порядок следования абзацев

Количество интровертов, предложивших данный вариант (в %)

Количество экстравертов, предложивших данный вариант (в %)

3,7,4

12

9

5,8

12

18

6,8

13

10

4,7

17

18

7 в начале текста

7

9

7 в конце текста

7

10

8 в начале текста

5

10

13 в середине

4

8

Одно неправильное расположение

17

10

Таким образом, организация связей в тексте является сложной системой, отражающей результаты процесса понимания. Стратегии понимания, применяемые испытуемыми, принадлежащими  разным психотипам, характеризуются  неоднородностью. По результатам предпринятого экспериментального исследования можно утверждать, что использование стратегии локальной когерентности является основной задачей понимания текста  на определенном этапе, что требует дальнейшего сопоставительного анализа всех этапов процесса понимания научно-популярного текста.

Читатель в процессе понимания не просто пассивно анализирует текст, а вовлекается в конструктивный процесс, при котором ему приходится использовать  свои знания. Использование знания при понимании текста предполагает способность читателя соотнести текст с имеющейся у него структурой знания, на основе чего и создается модель ситуации. Одновременно с этим созиданием происходит вспоминание прошлых ситуаций, которые входят в состав определенных пересекающихся структур. В процессе понимания подобные структуры отыскиваются и становятся основой модели новой ситуации. Переработка текста по принципу «сверху-вниз» (выдвигается гипотеза о целом, которая позволяет его идентифицировать, а потом и распознать составные части) в процессе понимания предполагает  частичное планирование – ожидание структур и значения предложений. Кратковременная память не может вместить всю информацию, которую необходимо обрабатывать и поддерживать в  процессе  понимания текста. Чтобы найти в памяти какой-то элемент, стимул должен частично совпадать с закодированной единицей, то есть стимул-ключ должен подходить к коду. Взаимодействием кодирования и поиска и определяется эффективность памяти. Характер кодирования влияет на качество запоминания: детализированное, семантически осмысленное кодирование событий обеспечивает высокую степень запоминания – более глубокие и детализированные процессы обработки информации оставляют в памяти больше следов.  В данном случае стимул будет эффективным, если хоть частично совпадет с эпизодом, закодированным в памяти. Этот эпизод может быть найден и восстановлен в активной кратковременной памяти. Но кроме эффективности стимула необходима его действенность. Одновременно с восстановлением в памяти нужной информации  порождается другой сигнал, позволяющий найти расширенную информацию.

В разных типах текстов проявляется традиционная культурно-обусловленная схематическая структура. Иерархическая структура рассказов состоит из завязки, кульминации, развязки.  Научно-популярный текст  также характеризуется  традиционной схематической структурой. В таких текстах автором используется принцип матрешки, ставится задача, предлагается технический проект. Такие схемы называются суперструктурами текста и обеспечивают обобщенный синтаксис и макроструктуры текста. Читатель управляет суперструктурами, активируя подходящую суперструктуру из семантической памяти после появления в тексте первого стимула.

При понимании текста читатель обращается также к стилистическим стратегиям. Они позволяют автору и   читателю выбирать  релевантные способы выражения одного и того же значения.  Понятно, что на этот выбор влияет тип текста и контекстуальная информация.

За эталон построения текста был взят авторский вариант расположения абзацев  и пронумеровали каждый абзац порядковым числительным: 1, 2, 3,  и т.д. В исследуемом тексте таких абзацев 13.  В табл. 5 колонки с цифрами – это соединенные испытуемыми абзацы в соответствии с авторской нумерацией. Например, текст состоит из 13 абзацев и испытуемые решили, что абзацы в тексте следуют в порядке: 1, 2, 3, 4, 7, 5, 8, 9, 6,  12, 10, 11, 13.  Такой вариант записывается следующим образом: 4+2+2 – это означает, что сначала испытуемый расположил подряд 4 абзаца (1, 2, 3, 4) и такое расположение совпадает с авторским, потом еще 2 (8, 9) и еще (10, 11). Фиксировалось любое соединение абзацев, совпадающее с авторским,  даже если после 7 абзаца испытуемый располагает 4. Например, испытуемый предлагает расположить абзацы следующим образом: 1, 2, 7, 8, 3, 4, 9, 10, 5, 6, 11, 13. Этот вариант записывается следующим образом: 2+2+2+2+2, то есть   испытуемый указывает короткие соединения по два абзаца. Следует отметить, что 12 абзац испытуемый вообще не включил в «свой» текст, считая, что он не из этого текста.

Таблица 5

Общее количество одинаковых соединений

Общее количество соединений

интроверты

экстраверты

 2

142

154

 3

35

30

 4

29

23

 5

11

10

 6

4

3

 7

2

1

 8

1

2

9

1

1

10

2

1

12

1

0

13

7

1

Данные этой таблицы позволяют  проанализировать длину  соединений. Длиной  в работе называется количество следующих подряд (по авторскому замыслу) абзацев, соединенных испытуемыми за  один раз. Сначала просчитывались все самые короткие соединения – по 2 абзаца. Например, испытуемые соединили первый абзац со  вторым, пятый с шестым и т. д. Как видим, число таких  соединений  у экстравертов и интровертов одинаково.  Далее, аналогичным образом просчитывались, сколько было сделано объединений по 3 абзаца, по 4 и т.д. В целом, из 11 рассмотренных соединений больше правильных (соответствующих авторскому) у интровертов. Только в 2 случаях наблюдается лучший результат у экстравертов, и то расхождения весьма незначительны, при этом явный численный перевес зарегистрирован  у интровертов.

Следующая  табл. 6  позволяет проанализировать «качество» соединений – насколько было удачным  построение осмысленного отрывка текста. Цифры в скобках обозначают номера абзацев. Исследуемый текст представляет собой  иерархическую структуру традиционных категорий: завязки, кульминации и развязки. Именно эти абзацы соответствуют трем ступеням иерархической структуры. После появления в тексте первого маркера  любой ступени  читателю приходится активировать релевантную структуру в семантической памяти. Если это происходит, то у читателя есть мощное средство для приписывания релевантных функций каждой категории.

Таблица 6

Количество соединений

Количество соединенных абзацев

интроверты

экстраверты

6 (1+2+3+4+5+6)

8

6

5 (1+2+3+4+5)

4

3

4 (1+2+3+4)

12

13

3 (1+2+3)

11

5

4(7+8+9+10)

14

5

3(12+11+13)

19

10

Как видим, интроверты были более успешны в «собирании» текста.

Самое продолжительное и, следовательно, самое осмысленное построение включает 6 абзацев. Интроверты показали результат хуже  только в одном случае. В двух других случаях интроверты были более успешны в размещении абзацев.

Проведенный анализ  позволяет сделать вывод о том, что понимание научно-популярного текста часто представляет собой лишь «иллюзию» понимания, а не полное и глубокое понимание.   Экспериментальный материал, полученный от испытуемых, принадлежащих к разным психологическим типам, свидетельствует о том, что иллюзия легкости понимания  характерна для испытуемых обоих типов.

Восприятие текста сопровождается определенными мыслительными операциями, обеспечивающими адресату постоянную ориентацию. Такая ориентация осуществляется в двух пространствах одновременно: в семантическом пространстве текста и  когнитивном пространстве мышления.  Для того чтобы в процессе понимания сформировалась целостная структура содержания, оба эти пространства должны совмещаться по некоторым опорным точкам – «точкам контакта», то есть по таким общим элементам, по которым эти пространства могут как бы взаимопроецироваться. Конкретно

это выражается в том, что читатель при восприятии текста постоянно должен знать, о чем идет речь в данный момент, какая подтема или субподтема должна находиться в оперативной памяти, даже если она в этот момент эксплицитно и не обозначается.  Ориентируясь в пространстве  подтем и субподтем на уровне языковых средств, читатель одновременно должен определять координаты этих единиц в когнитивном пространстве. Вследствие указанных выше причин такая ориентация может нарушаться и приводить к трудности понимания. Инструментом, позволяющим проверить успешность понимания текста, является  денотатный граф. Наложение эталонного графа на графы, построенные на тексты испытуемых, демонстрирует либо совпадение вершин графа, либо их отсутствие, что свидетельствует о непонимании. Эталонный граф на текст «Бегущая по волнам» представлен на рис.10.   Треугольниками обозначены вершины графа.

Рис. 11. Эталонный граф к тексту «Бегущая по волнам»

Сопоставление количественных показателей, полученных от испытуемых-экстравертов и  интровертов, выявило, что зоны сложности, обнаруженные экспериментатором  в тексте,   образуют идентичные  зоны непонимания для экстравертов и интровертов.

Методика дополнения, использованная в качестве сопутствующей методики для определения трудности текста, подтвердила результаты, полученные нами в первой части эксперимента. Сравнение структуры ассоциативных полей у экстравертов и интровертов выявило, что интроверты предлагали больше единичных и разных ответов, следовательно, можно говорить о низком уровне стереотипности реакций интровертов и, соответственно, высоком у экстравертов.

Анализируя  выявленные  стратегии, которые применялись испытуемыми в процессе понимания текста, можно констатировать, что набор стратегий у представителей  разных психотипов характеризуется неоднородностью. Успешность процесса понимания достигается различием в использовании экстравертами и интровертами стратегий понимания, в частности стратегии локальной когерентности,  продукционных стратегий, стратегий вывода.

В пятой главе «Формула сложности понимания научно-популярного текста», которая является  итогом всего диссертационного исследования, рассматривается поэтапное  создание формулы сложности понимания научно-популярного текста и описывается ее потенциал. Формула сложности строится с учетом структурной организации текста, что потребовало более подробного рассмотрения таких понятий как признаки текста, категории, формальный и содержательный уровни. Таким образом, логика исследования позволила вновь вернуться к рассмотрению различных подходов к трактовке понятия «текст» и его составляющих.

Большинство существующих определений понятия «текст» включает слова «организованный» и «закономерности».

Организованность - это упорядоченность и системность, которая основывается на определенных закономерностях. Эти закономерности получили название «категорий». Поскольку любое произведение (и текст не является исключением) имеет форму и содержание, кажется вполне правомерным разделить категории текста на содержательные и формальные или структурные. Впрочем, деление это будет условным, поскольку все текстовые категории взаимообусловлены: формальные категории имеют содержательные черты и наоборот.

Традиционные характеристики текста описаны в работах известных лингвистов: И.Р. Гальперина, А.А.Леонтьева, А.И.Новикова, Н.Э.Энквиста, О.И.Москальской, В.В.Красных. Наряду с традиционно обсуждаемыми характеристиками ряд авторов предлагает свой набор базовых характеристик текста. В частности, Г.Г.Москальчук исследуя самоорганизацию текста, говорит о метро-ритмической структуре текста [Москальчук1998, 1999]. В качестве текстообразующего фактора называется эмоционально-смысловая доминанта (В.А. Пищальникова, Е.Ю. Мягкова, В.П. Белянин). В разных трактовках исследуется фоносемантическая структура текста (Л.П. Прокофьева, А.П. Журавлев, Т.М. Рогожникова, Р.А. Даминова, Н.В. Ефименко).

Анализ существующих наборов текстовых категорий и их реализации в тексте позволяет высказать следующую гипотезу о том, что все категории текста связаны с имплицитной информацией текста и, следовательно, с его пониманием. В ходе исследования было высказано предположение, что имплицитная информация является основным фактором сложности понимания текста, кроме того, все текстовые категории «работают» над созданием эксплицитной и имплицитной информации. Также было установлено, что одинаковое количество текстовых категорий участвует в создании как эксплицитной, так и имплицитной информации, при том, что количество эксплицитной и имплицитной информации не должно быть равным. От соотношения эксплицитной и имплицитной информации в тексте зависит сложность понимания этого текста. Для подтверждения этого было рассмотрено, было рассмотрено на создание какой информации – эксплицитной или имплицитной «работает» та или иная текстовая категория.

Под текстовой категорией в исследовании, вслед за Т.М. Николаевой, понимается определенный тип отношений между его единицами, соответствующий его коммуникативным установкам [Николаева 1978]. Обзор основных работ, рассматривающих текстовые категории, их статус, характер предлагает С.В.Иванова [1987]. Некоторые исследователи текста полагают, что категориям текста присущ только семантический характер, поскольку текст строится по смысловому принципу. Другие  говорят о функционально-семантическом характере категорий, которые сочетают в себе разноуровневые языковые средства,  взаимодействующих друг с другом [Ионице 1981].  Следует отметить, что исследователи не пришли к единому мнению по количеству текстовых категорий, варьируется и их перечень (см. работы [Лотман 1970; Гальперин 1981; Арнольд 1981; Откупщикова 1982; Скребнев 1986; Торсуева 1986 и другие]).

Большинством исследователей признается факт существования двух категорий  –  связность и цельность, хотя обязательность  их существования в тексте не исключает дискуссии по определению самих этих понятий.

Подробно в исследовании  рассмотрены два набора текстовых категорий -  категории, названные И.Р. Гальпериным [1981], а так же набор текстовых категорий, предложенный А.И.Новиковым, поскольку именно этот набор категорий соответствует нашему пониманию текста.

Текстовые категории, к которым относятся развернутость, последовательность, внутренняя связность, все они преследует одну цель – сформировать у реципиента целостный образ содержания. Достичь этого можно, если все подтемы и субподтемы автор опишет вполне определенно и конкретно, и такое развернутое описание позволит реципиенту синтезировать тему текста. А.И. Новиков дополняет общие признаки текста еще двумя специфическими - глубинная перспектива текста и статика и динамика текста.

Анализ текстовых категорий А.И.Новикова, И.Р.Гальперина, позволяет отметить, что наблюдается абсолютное равенство при распределении категорий по видам информации.

Объективные особенности научно-популярного текста и субъективное качество изложения текста могут создавать проблемные ситуации. Само содержание и характер изложения научно-популярного текста определяется рядом факторов, среди них уровень подготовленности читателя, на которого автор ориентирует свое научно-популярное произведение, его опыт, возраст, цели. Если говорить о проблемных ситуациях, возникающих  при восприятии текста, то они могут возникать не только из-за несоответствия читательских способностей уровню данного текста, (то есть текст рассчитан на определенный тип читателя), но и в связи со сложностью излагаемого в тексте содержания. Безусловно, автор не должен «опускаться» до уровня развития читателя, он должен стремиться проинформировать читателя, и в какой-то степени образовать его. Но целью научно-популярной литературы не является обучение и, следовательно, текст не должен быть слишком сложным. В том случае,  если сложность и присутствует, то она должна быть побуждающей к активному творческому мыслительному процессу. Однако не всегда сложность бывает оправдана побудительным мотивом, порой это – результат недостатков изложения.

Автор, создавая текст, рассчитывает не только на восприятие, но и на понимание (что достигается обработкой предложений). Каждое новое предложение «стирает» предыдущее, оставляя только некий концепт. И только этот концепт может быть извлечен из долговременной памяти (в том же виде, в котором предложения поступили в память, они могут быть воспроизведены после заучивания, что не гарантирует понимания),  если читатель понял текст, он может передать его своими словами, перестроить его структуру. При этом может произойти изменение смысловых связей в тексте. Таким образом, установление логических связей между предложениями, анализ смысловой структуры текста – неотъемлемая часть понимания текста, осознание содержательных и вслед за ними логических связей ведет к истинному пониманию текста. Понимание – это результат коммуникации, которая всегда осуществляется с определенной целью (как правило, с целью воздействия на поведенческую, интеллектуальную или духовную ипостась индивида).

Затрагивая аспект формализации  сложности научно-популярного  текста, нельзя обойти стороной структурную организацию текста. Число работ, посвященных структуре текста множество: проблемы членения текста интересовали М.Я.Блох, Г.А.Вейхман, Е.В.Падучеву, Е.А.Реферовскую; конститутивные свойства текста описывали И.Р.Гальперин, С.И.Гиндин, Г.В.Колшанский О.И.Москальская. Типологию внутритекстовых связей для современного уровня развития языка приводит О.Л.Каменская. Структурная организация может затрагивать как внешнюю форму, так и внутреннюю структуру. Рассматривая возможные основания для классификации, связанные с внешней организацией текста, Н.П.Пешкова указывает на степень сложности внешней организации текста, степень жесткости организации компонентов текста, композиционную схему текста, расположение в тексте смыслового ядра, количественное соотношение составляющих текст элементов [Пешкова 1987]. Анализируя существующие классификации, Н.П.Пешкова делает вывод о том, что на теории актуального членения основана большая часть классификаций. Среди оснований деления, связанных с внутренней организацией текста Н.П.Пешкова выделяет тип тематической прогрессии, тип комбинирования тем текста, тип рематической доминанты, вид отношений между субъектом и предикатом, а также связность, модальность и некоторые другие. Следует отметить, что существуют определенные закономерности при построении текста. Строя текст, автор, в соответствии со своим замыслом создает некую структурную организацию фрагмента реального мира, той ситуации, которую автор решил положить в основу своего текста. Основными семантико-структурными отношениями А.А. Мецлер называет тема-рематические связи. Исследовательские работы дают представление  о тематико-смысловой организации текста. Сетка внутренних связей основывается на системе семантических отношений определенного отрезка и позволяет надеяться на ограниченность вариативности понимания текста. Следует подчеркнуть необходимость знания дотекстового или послетекстового контекста для однозначности восприятия, поскольку грамматические и семантические индикаторы связи взаимодействуют с внетекстовыми факторами. А.П. Юдакин говорит о развитии структуры на основе развития органической системы. Нельзя не согласиться с его мыслью о том, что при развитии система преодолевает этапы, содержащие результаты предыдущего развития. Он приходит к выводу о том, что изменяющаяся (= развивающаяся) система должна быть структурно организованной, и ее усложнение будет наблюдаться и в структурной организации.

Составные элементы, образующие смысловые части, всегда взаимосвязаны и части текста находятся в определенных отношениях друг с другом.  Чтобы определить смысловые части текста и значение каждой для всего текста, необходимо понимать, о чем говорится, и что именно говорится – вычленять субъект и предикат. Понятие текстового субъекта и текстового предиката было введено Л.П. Доблаевым [1969], который, в свою очередь, опирался на положение Н.И. Жинкина о том, что «текст – это иерархия предикатов». Предмету мысли, то есть текстовому субъекту, соответствуют некоторые характеристики, то есть текстовый предикат. Распознавание связей между текстовым субъектом и текстовым предикатом позволяет понять текст. Формализованную запись смысловой структуры в виде иерархии предикатем делает В.Б. Апухтин в работе [1978]. Теорию актуального членения предложения автор применяет к тексту.  Т.М. Николаева систематизирует результаты применения теории актуального членения и в целом предикативного подхода к тексту [Николаева 1978]. Любой текст обладает поверхностной (внешней) и глубинной (внутренней) структурой. Методы исследования, учитывающие внутреннюю  структуру  сообщения,  берут начало в концепции Н.И. Жинкина [Жинкин 1968]. К ним относится система разнопорядковых предикатов, разработанная В.Д. Тункель [Тункель 1964], информационно-целевой анализ Т.М. Дридзе [Дридзе 1976], метод денотативного анализа, разработанный А.И. Новиковым [Новиков1983]. Были выдвинуты теории, объясняющие, какие структурные характеристики дают возможность тексту быть лучше (более понятным) или менее понятным.  При описании  внутренней структуры текста, некоторые авторы утверждают, что структура имеет основу, в которой семантические отношения представлены в форме иерархически организованных предложений (пропозиций, суждений). Н.И.Жинкин  рассматривал текст как «иерархию предикатов». Эта концепция нашла свое продолжение в работах Л.П.Доблаева [Доблаев 1982], И.А.Зимней [Зимняя1976] и многих других. Классификация подходов к описанию структуры текста предлагается в работе Н.Н. Леонтьевой [Леонтьева 1981].

Предметно-образные связи являются своего рода, каркасом, на который накладывается внутренняя смысловая структура. Наличие у реципиента этих предметно-образных связей способствует возможности проведения смыслоформирующих операций. Переход актуализованных связей и отношений с поверхностного яруса на глубинный ярус свидетельствует о том, что воспринимаемая информация вписалась в индивидуальную систему знаний и в результате возникает некий концепт, который представляет собой целостное ментальное образование. Сетка внутренних связей основывается на системе семантических отношений определенного отрезка и позволяет надеяться на ограниченность вариативности понимания текста. Следует подчеркнуть необходимость знания дотекстового или послетекстового контекста для однозначности восприятия, поскольку грамматические и семантические индикаторы связи взаимодействуют с внетекстовыми факторами. Нельзя не согласиться с мыслью о том, что при развитии, система преодолевает этапы, содержащие результаты предыдущего развития. Изменяющаяся (= развивающаяся) система должна быть структурно организованной, и ее усложнение будет наблюдаться и в структурной организации.

Темарематизация является одним из базовых элементов структуры текста. Многочисленные исследования тема-рематического развития были проведены в рамках лингвистики текста. Важное место занимают работы Ф.Данеша [Danes 1974]. Ю.В.Попов анализирует исследования Ф.Вегенера, Г.Аммана, Э.Драха, К.Бооста [Попов 1972].

Исследуя динамику тема-рематического движения, Н.В. Рафикова в работе [1996] высказывает мысль о том, что все единицы постепенно, по мере развития текста, становятся ремами. При завершении становления текста, все единицы становятся темами. Ранее об этом писал Н.И.Жинкин. В рамках предложения тема – это известное, рема – новое, но с точки зрения целого текста новым является тема, поскольку для того и написан текст, чтобы прояснить тему. С этой идеей стоит согласиться, если рассматривать тема-рематическое движение с позиций автора. Н.В. Рафикова соотносит тема-рематическое развитие с фиксацией наиболее важных этапов развития текста. Это делается для того, чтобы читатель образовал свои собственные единицы, соответствующие авторским единицам смыслового уровня текста. В долговременной памяти хранятся знания, которые впоследствии становятся темами, именно они служат опорой понимания. На основе этих знаний происходит развитие читательской проекции текста, ограниченное авторскими ремами. Безусловно, автор стремится к тому, чтобы все его рематические образования были поняты читателем. Если же этого не происходит, то тем самым создается перспектива развития читательской проекции.

Соотношение опосредованных и непосредственных связей является тем семантическим компонентом сложности понимания, который должен быть принят во внимание. Поскольку опосредованные связи возникают вследствие появления рематически необоснованных тем, то представляется логичным назвать этот семантический компонент немотивированной темой в бытийных предложениях. Это требует своего объяснения. Определение темы как немотивированной говорит о том, что тот элемент, который представляет тему, должен быть ремой какого-либо предыдущего предложения, но поскольку этого не наблюдается, данная тема несет в себе черты ремы. Если читатель сможет понять эту немотивированную тему, если он сможет понять, что данная тема, являясь темой и, выполняя функции темы, одновременно является ремой предыдущего предложения и, следовательно, выполняет и эту функцию, он сумеет восстановить «скважину».

Имплицитная информация обязательно будет присутствовать в любом тексте – это его неотъемлемая часть, это информация, представленная в сообщении в скрытом виде, т.е. явно не выражается, но может быть извлечена реципиентом при понимании текста. Вероятно, здесь следует отметить, как понятие имплицитности соотносится с понятиями выводного знания и пресуппозицией. Известно, что знания вообще требуют не интеллектуально-творческой работы, а работы памяти. Выводное знание извлекается из долговременной памяти. И в данном случае важна организация памяти реципиента и те текстовые опоры,  которые подсказывают ему, что именно надо «вытащить» из долговременной памяти. Имплицитную   информацию  невозможно «вытаскивать» из памяти. На основе текстовых опор приходится анализировать и восстанавливать смысловые скважины. И даже опоры не будут опорами, а просто эксплицитной информацией, так как реципиент не знает, что именно эта часть эксплицитной информации может быть опорой для восстановления скважины.

Н.И.Жинкин  говорил о том, что конкретная лексика способствует развитию информации не за счет стереотипа синтаксических правил, а благодаря смысловым предметным связям в результате произвольного управления [Жинкин 1982]. Так происходит проникновение смысловых связей в структуру предложения и связь предложений между собой. Порядок предложений целиком и полностью зависит от интенции автора. Грамматических указаний, как перейти к другому предложению в составе предложения, нет. Смысл – вот единственное указание для говорящего. Грамматика же будет реализована благодаря автоматизму памяти.

Особое место в исследованиях, посвященных проблеме сложности понимания текста, занимают работы по определению трудности текста   и выведению формул читабельности текста. Первая формула  была предложена в 1928 году. Эта формула представляла собой уравнение и  включала следующие компоненты: количество разных слов (за основу брался отрывок, включающий 1000 слов), общее число предлогов в отрывке, количество слов, не входящих в список Торндайка (этот список включает 10000 наиболее часто употребляемых слов), количество сложных предложений (рассматривалось 75 предложений в качестве примера). Б.Брюс и А.Рубин в своей работе называют еще одну формулу, которая, по их мнению, является необычайно популярной – формула Дейла-Чолла [Bruce, Rubin  1988].

Процесс формализации текста  как метод исследования  обоснованно может быть причислен к продуктивным методам, потенциал которого не раскрыт в полной мере. В настоящее время происходит  активное проникновение кибернетических методов в моделирование мыслительной деятельности человека. Определение основных этапов  формализации текста А. И. Новиковым и их подробное описание в работе «Семантика текста и ее формализация» [Новиков  1983] позволили автору данного исследования  модернизировать ряд операций и подойти вплотную к созданию формулы  сложности  научно-популярного текста. В данном исследовании, вслед за  А.И.Новиковым, принимается, что одним из параметров, который способен наиболее полно охарактеризовать этот процесс, является соотношение имплицитной и эксплицитной информации. Выбор этого параметра А.И.Новиков объяснял просто -  имплицитная информация представляет собой, с одной стороны, обязательную составляющую речемыслительного процесса, а с другой стороны,   этот вид  информации  - основное препятствие в процессе формализации.

Параметры формул, используемые при оценке текста и отраженные в формулах, описаны в работах Р. Андерсона, А. Дэвисона, Е. Бейкера, Н. Атвуда, Т. Даффи, Б. Брюса и А. Рубина, а также в работах Я.А. Микка. Они касаются главным образом процесса восприятия, во многом связанного с обработкой сенсорной, перцептивной информации. Эти параметры релевантны для разных видов текстов, в том числе и для научно-популярных. Они относятся к поверхностной структуре текста, к дискретным ее единицам, и практически не затрагивают другие уровни его организации, связанные со смысловой структурой. Процесс понимания текста не находит в них отражение. Этот процесс не сводится к анализу отдельных слов и предложений. В ходе исследования было доказано, что на глубинном уровне также имеются свои компоненты сложности, играющие не меньшую роль в успехе понимания, именно эти компоненты сложности должны  войти в новую формулу сложности текста.

На основе проведенного  исследования  предлагается следующий алгоритм построения формулы:

  1. Выявление компонентов сложности
  2. Измерение трудности понимания текста
  3. Определение степени связанности всех рассматриваемых компонентов сложности между собой
  4. Вычисление формулы.

Исследуя исходный текст, был зафиксирован  каждый случай использования имплицитной и эксплицитной информации. Имея определенное количество той или иной информации, можно  вычислить соотношение, взяв за основу нашей формулы алгоритм, предложенный А.И.Новиковым [1983].  Итак, формула, включающая компоненты сложности  глубинного уровня, представляет собой следующее уравнение:

где     R - показатель соотношения эксплицитной  и имплицитной информации;

K – количество эксплицитной информации;

S  - количество имплицитной информации;

m – количество денотатов в тексте;

n - количество эквивалентов

ni – количество эквивалентов для каждого денотата

Значение  R может быть ?1 или ? 1.  Значение  R=1 примем за исходное и идеальное, когда количество скрытой и явной информации в тексте поровну. Степень отклонения в сторону преобладания той или иной информации назовем степенью имплицитности, если R?1 или степенью эксплицитности  в случае R ? 1. Если предположить, что количество эксплицитной информации будет значительно меньшим, чем имплицитной, то «вследствие этого нарушалась бы управляющая функция со стороны языковых явлений по первичной ориентировке в тексте» [Новиков 1983: 190]. С одной стороны, понятно, что преобладание имплицитной информации над эксплицитной приводит к трудностям понимания, поскольку читателю приходится эксплицировать информацию на основе другой информации или знания, уже сформированного в его памяти. С другой стороны, большой процент эксплицитной  информации затрудняет переход к денотатной структуре при определении предметных отношений и при включении денотатных пар в общую структуру содержания.

Параметры, используемые разными  исследователями  при оценке текста, связаны с обработкой  сенсорной, перцептивной  информации, относятся к поверхностной  структуре.

Уровни смысловой структуры текста также имеют свои компоненты сложности,  влияющие на процесс понимания или непонимания.  Компонентами сложности понимания научно-популярного текста будем называть такие текстовые явления, появление которых влечет за собой возникновение зон непонимания. На глубинном уровне к компонентам следует отнести идентификацию, немотивированную тему и имплицитность.

Доминирующим компонентом сложности следует признать  имплицитность  в силу своей значимости, сложности, а порой невозможности превращения имплицитной информации в эксплицитную.  Кроме того, два других компонента    являются причиной возникновения имплицитной информации в тексте. Схематическое изображение тема-рематического развития позволяет объяснить сложности, возникающие при идентификации денотатов. Данная схема указывает на случаи употребления имплицитной информации между предложениями.

Предлагаемая формула включает компоненты глубинного уровня и позволяет определить сложность текст на глубинном, не формальном уровне.

В Заключении подводятся общие итоги диссертационного исследования, формулируются основные выводы и обсуждаются перспективы научного поиска.

Список использованной литературы содержит  437 наименований

Статьи, опубликованные в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр ВАК РФ:

1. Богословская, И.В. Структура научно-популярного текста и возможные причины сложности его понимания [Текст] / Богословская И.В.// Вестник УГАТУ. Т. 4 № 2. Уфа, 2003. С. 28-32

2. Богословская, И.В. Экспериментальное исследование проблемы понимания научно-популярного текста [Текст] / Богословская И.В. // Вестник МГЛУ. Вып. 541.  Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты. Серия Лингвистика. - М.: 2007. С.36-40

3. Богословская,  И.В. Факторы трудности текста и формулы сложности [Текст] / Богословская И.В. // Искусство и образование. – 2009. - №8. – С.181-185.

4. Богословская, И.В. Понимание научно-популярного текста сквозь призму ассоциативного эксперимента [Текст] / Богословская И.В. // Известия Самарского научного центра Российской Академии Наук. – 2010. – Т.12.- №3(2). – С. 467-473.

5.  Богословская, И.В. Экспериментальное исследование степени и глубины понимания текста [Текст] / Богословская И.В.// Известия Самарского научного центра Российской Академии Наук. – 2010. – Т.12.- №3(3). – С. 756-760

6. Богословская, И.В. Текст как объект формализации [Текст] / Богословская И.В. // Вестник ВЭГУ. – Уфа: 2010. -  №3 (47) – С. 57 -62.

7. Богословская, И.В. Алгоритм построения формулы сложности понимания научно-популярного текста [Текст] / Богословская И.В. // Вестник Читинского государственного университета. – Чита: ЧитГУ, 2010. – С.28-32.

8. Богословская,  И.В. Продукционные стратегии понимания текста при личностных различиях [Текст] / Богословская И.В. // Известия Самарского научного центра Российской Академии Наук. – 2010. – Т.12.- №5(2). – С. 490-493.

9. Богословская, И.В. Стратегия локальной когерентности при понимании текста [Текст] / Богословская И.В. // Известия Самарского научного центра Российской Академии Наук. –  2010. – Т.12.- №5(3). – С.745-749.

10. Богословская, И.В. Ассоциативное поле термина: результаты экспериментального исследования [Текст] / Богословская И.В.  // Вестник ВЭГУ. – Уфа: 2011. . – №4(54). – С.159-167.

11. Богословская,  И.В. Денотатная структура содержания текста [Текст] / Богословская И.В. // Вестник ВЭГУ. – Уфа: 2011. . – №5(55). – С.63-70.

12. Богословская,  И.В. Языковая личность и проблема понимания сложности текста [Текст] / Богословская И.В. // Вестник Череповецкого ГУ. –  Череповец: 2011. . – №3 (32). – Т.2. – С.50-54.

13. Богословская, И.В.  Моделирование  ассоциативного поля экстравертов и интровертов: результаты психолингвистического эксперимента [Текст] / Богословская И.В. // Вестник ЧелГУ. – 2011. – №11 (226). Филология. Искусствоведение. – Вып.53. – С. 25-28.

14. Богословская, И.В. Ассоциативные связи слова и текста [Текст] / Богословская И.В. // Вестник ЧелГУ. – 2011. – №17 (232). Филология. Искусствоведение. – Вып.55. – С. 31-36.

15. Богословская, И.В. Количественный анализ ассоциативных реакций  интровертов и экстравертов [Текст] / Богословская И.В. // Вестник ЧелГУ. – 2011. – №24 (232). Филология. Искусствоведение. – Вып.57. – С. 28-32.

Публикации в сборниках научных трудов и материалах научных конференций:

16.  Богословская, И.В. Формулы сложности понимания текста [Текст] / Богословская И.В. // Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Уфа: Уфим. гос. авиац. техн. ун-т, 2002. – С. 32-35.

17. Богословская,  И.В. Соотношение научно-популярного текста с научным текстом [Текст] / Богословская И.В. // Лингво-методические проблемы обучения иностранным языкам в вузе. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Уфа: БГУ, 2002. – С. 19-22.

18. Богословская, И.В. Семантическое пространство текста и когнитивное пространство мышления  [Текст] / Богословская И.В. // Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2003. – С. 46-51.

19. Богословская,  И.В. Имплицитная информация как возможная сложность понимания научно-популярного текста  [Текст] / Богословская И.В. // Лингводидактические и культурологические аспекты обучения иностранным языкам в вузе. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 3. –Уфа, 2003.        –   С. 25-29.

20. Богословская, И.В. Научно-популярный текст в его соотношении с текстом научным [Текст] /  Новиков А.И., Богословская И.В. // Международная конференция. Когнитивное моделирование в лингвистике. Сб. докладов. – Varna, 2003.        –   С. 346-356.

21.  Богословская,  И.В. Традиционные формулы сложности понимания текста

[Текст] / Богословская И.В. Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. Материалы межвузовской научно- методической конференции. – Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2004. – С. 63-65.

22. Богословская,  И.В. Сложность понимания научно-популярного текста и психологические типы  [Текст] /Богословская И.В. //Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2005. – С. 51-54.

23. Богословская, И.В. Текстовые категории и информация в тексте [Текст] // С любовью к тексту: коллективная монография; под ред. Ю.М. Камильяновой, Н.П. Нешковой, Н.Л. Сунцовой. – Уфа, изд-во Восточный университет, 2006. – С. 6-15.

24. Богословская,  И.В. Процесс ассоциирования и многоуровневый принцип строения лексикона [Текст] /Богословская И.В. //Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2006. – С. 366-370.

25.  Богословская, И.В. Коллективное бессознательное и ядро языкового сознания [Текст] /Богословская И.В. //Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2007. – С. 61-64.

26. Богословская,  И.В. Организация мыслительного процесса при понимании знакомого и незнакомого текста [Текст] /Богословская И.В. //Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. Материалы межвузовской научно-методической конференции. – Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2008. – С. 52-55.

27. Богословская,  И.В. Исследование стратегий ассоциирования и понимания научно-популярного текста разными психотипами  [Текст]  // Галерея ассоциативных портретов: коллективная  монография; под общ. ред. Т.М. Рогожниковой. – Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2009. – С. 183-192.

28.  Богословская,  И.В. Процесс понимания научно-популярного текста и способы его познания [Текст] /Богословская И.В.  //Языковое бытие человека и этноса: когнитивный  психолингвистический аспекты. Материалы Международной школы-семинара (V Березинские чтения). Вып. 15. – М.: ИНИОН РАН, МГЛУ, 2009. – С. 32-37.

29. Богословская,  И.В. Индивидуальные способы познания возможных сложностей научно-популярного текста [Текст] /Богословская И.В. // Психолингвистика в XXI веке: результаты, проблемы, перспективы.  XVI Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации. Тезисы докладов. Москва, 15-17 июня 2009 г. – М.: Изд-во «Эйдос», 2009. – С. 273-274.

30. Богословская,  И.В. Универсальное и специфическое в способах познания сложностей научно-популярного текста [Текст] /Богословская И.В. // Языковое бытие человека и этноса: когнитивный  психолингвистический аспекты. Материалы Международной школы-семинара (VI Березинские чтения). Вып. 16. – М.: ИНИОН РАН, МГЛУ,  2010. –  С.18-24.

31. Богословская,  И.В. Объективность структуры текста и субъективность процесса понимания [Текст] /Богословская И.В. //Теория языка и межкультурная коммуникация: Электронный научный журнал Курского государственного университета. – 2010. – № 1(7). – Режим доступа: http://tl-ic.kurscku.ru/pdf/007-02.pdf.

32. Богословская,  И.В. Ассоциативное поведение: экстраверты против интровертов [Текст] / Богословская И.В. // Теория и практика языковой коммуникации. Материалы  II Международной научно-методической конференции. – Уфа: Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2010. –  С. 71-73.

33. Богословская,  И.В. Универсальность и специфичность стратегий идентификации слова экстравертами и интровертами [Текст] / Богословская И.В. //Концепция формирования иноязычной компетентности в контексте Болонского процесса. Сборник докладов на 4 международной межвузовской научно-практической конференции. – Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ,  2010. – С. 50-53, 59-60.

34. Богословская, И.В. Понимание: две особенности одного процесса: Монография  [Текст]  /Богословская И.В. //  Уфа, Уфим. гос. авиац. техн. ун-т,  2011. – 192с.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.