WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Литературная критика в контексте русской журналистики: генезис, специфика функционирования, типология текстов

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

Шильникова Ольга Геннадьевна

Литературная критика в контексте русской журналистики:

генезис, принципы функционирования, типология текстов

Специальность: 10.01.10 – журналистика

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Воронеж – 2011

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный

университет».

Научный консультант:           доктор филологических наук, профессор

Смирнов Виталий Борисович.

Официальные оппоненты:      доктор филологических наук, профессор

Ахмадулин Евгений Валерьевич;

доктор филологических наук, профессор

Звягина Марина Юрьевна;

доктор филологических наук, профессор

Тертычный Александр Алексеевич.

Ведущая организация – ГОУ ВПО «Кубанский государственный

университет».

Защита состоится 14 декабря 2011 года в 14 часов на заседании

диссертационного совета Д 212.038.18 в Воронежском государственном университете по адресу: 394068, г. Воронеж, Московский проспект, д. 88, к. 211 а

(конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Воронежского

государственного университета.

Автореферат разослан «____» ноября 2011 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат филологических наук                                             Гладышева С.Н.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Отечественная литературная журналистика, прежде всего толстые журналы, во всей полноте своих компонентов, – уникальное явление русской культуры, Однако в настоящее время, несмотря на поистине героические усилия, предпринимаемые для собственного спасения, и определенную помощь государства, они находятся в затяжном глубоком кризисе, а вместе с ними неотъемлемая часть журнала – критика. Среди причин этого кризиса как объективные обстоятельства социокультурной ситуации последних двух десятилетий (смена философско-мировоззренческой парадигмы, кардинальное изменение коммуникативной ситуации, в том числе экспансия электронных СМИ, перераспределение аудиторных потоков, трансформация интересов аудитории), так и происходящие с журналом глубинные мутационные процессы, слабо осознаваемые как самими практиками, так и современными теоретиками журналистики, что обусловлено целым комплексом причин. До их пор не систематизирован и не осмыслен целостно значительный исторический опыт эволюции «толстого» журнала как отдельного, специфического типа издания, на что неоднократно обращали внимание А.И. Акопов, Г.В. Жирков, В.Б. Смирнов. Не подвергнуты пристальному анализу кризисные исторические коллизии в судьбе журнала. В историко-журналистских работах, посвященных прежде всего демократической журналистике XIX века, перипетии развития журнала, взлеты и падения его популярности и общественного влияния традиционно связываются лишь с двумя характеристиками – идейным направлением и художественной политикой, и остается неясным, за счет каких внутренних ресурсов журнал как тип издания в течение своей двухсотлетней эволюции выходил из этих ситуаций. До сих пор журнал не рассматривался во всей структурной сложности, полноте функций, содержательном многообразии, не изучалась качественная взаимосвязь и взаимозависимость всех его компонентов.

В то же время в качестве влиятельного социально-культурного института критика оформилась в недрах журнальной периодики, в первую очередь «толстого» журнала, на что указывали историки литературы и журналистики – В.Г. Березина, Б.Ф. Егоров. В.Н. Коновалов, Н.Г. Поспелов, В.В. Прозоров, В.Б. Смирнов, А.И. Станько. Более того, на начальных стадиях развития русской периодической печати именно литературная критика брала на себя теоретическое осмыслении самого феномена журналистики как самостоятельного рода профессиональной деятельности и как системы различных типов печатных изданий. Изначально представляя собою необходимую и органическую часть «толстого» журнала, русская критика наравне с другими публикациями – беллетристикой, поэзией, публицистикой   участвовала и в практической реализации его политики, и в оформлении типологических характеристик. И до сих пор, вопреки мнению некоторых литературоведов о слиянии критики с наукой, она продолжает функционировать в границах СМИ, и общие тенденции развития современной литературной аналитики аналогичны процессам, происходящим в современном медиапространстве в целом: критика активно осваивает все новые информационные каналы, в том числе электронные – радио, телевидение, Интернет, формируется критика, обслуживающая сектор массовой культуры и работающая по ее законам, появляются коммерчески ориентированные варианты критики, интенсивно использующие рекламные ходы и PR-технологии. Несмотря на это, принадлежность критики к журналистике, осмысление литературно-критической деятельности в рамках публицистического творчества, исследование качественных параметров литературно-критического дискурса, сложившихся благодаря именно журнальному контексту,– одни из самых спорных и менее разработанных вопросов. В теоретическом аспекте игнорирование журналистско-публицистической природы критики имеет ряд негативных последствий. Во-первых, в современных литературоведческих исследованиях зачастую не учитывается вся полнота социокультурных функций отечественной литературной аналитики, далеко не весь корпус текстов привлекается для анализа, в тени оказываются многие интересные и важные для своего времени фигуры журнальных «литературных экспертов», вне исследовательского внимания – богатейшая жанровая палитра критики, многие жанровые формы даже не идентифицированы, поскольку они функционируют исключительно (или преимущественно) в пределах СМИ. В итоге недостоверной становится оценка различных этапов исторической эволюции отечественной критики и ее влияния, прежде всего аудиторного, культурно-просветительского. Положение осложняется неразработанностью теории критики, которая с конца 1980-х гг., так и не сменив свою научную парадигму, пребывает в стагнации: не решен вопрос о природе, специфике, предметном поле критики, отсутствует целостная модель литературно-критического текста, принципы и методика его научного анализа (за исключением жанровой типологии в работах Б.Ф. Егорова, В.Н. Коновалова, Л.Е. Кройчика, А.А. Тертычного), не рассмотрены специфические механизмы текстопорождения и формы репрезентации критической рефлексии, обусловленные ее реальной коммуникативно-прагматической ориентированностью .

В практическом плане весь комплекс названных проблем приводит к недостоверности научных прогнозов относительно дальнейшей эволюции современной критики и литературных журналов, при этом не намечаются реальные перспективы их дальнейшего успешного развития, что актуализирует проблему осмысления литературной критики в системе исследовательских координат отечественной журналистики.

Степень разработанности темы. К началу XX столетия в журналистике и общественном сознании уже сформировалось представление о журнале как типе общественно-литературного издания, который фокусировал и представлял читающей публике интересы той или иной общественной группировки, был занят структурированием идеологического и литературного поля, стремился дать своей аудитории определенную «систему воззрений, единую и стройную» (В.Г. Короленко) прежде всего за счет общности идейных устремлений редакции, а также идеологического потенциала критики. Однако научный интерес к проблеме появляется лишь в советский период, когда формируется несколько разновекторных подходов к изучению журнала.

В первой трети ХХ столетия идеи о структурном, мировоззренческом и идейном единстве русского «толстого» журнала развивали представители формального метода в литературоведении. Они инициировали формирование одновременно структурно-семиотического и поэтологического подходов к журналу, характеризуя его как целостное «литературное произведение особого рода» (Ю.Н. Тынянов), «особый жанр, противостоящий альманаху, сборнику» (Б.М. Эйхенбаум), «большую литературную форму» (В. Шкловский). В теоретических построениях формалистов обнаруживаются гносеологические установки, ставшие продуктивными спустя почти столетие: они первыми сформулировали в качестве научного принципа мысль о необходимости изучать журнал с учетом качественноговзаимодействия его материалов и особенностей читательской рецепции.

1950 – 1970-е годы ознаменовались вниманием к проблемам исторической эволюции литературной журнальной периодики (работы Э.Г. Бабаева, А.Г. Дементьева, В.Г. Березиной) и к изучению конкретных литературных изданий, прежде всего XIX века. В историко-журналистских исследованиях (Л.П. Громовой, В.Е. Евгеньева-Максимова, Н.П. Емельянова, Б.И. Есина, Н.И. Дикушиной В.А. Каверина, В.И. Кулешова, П.В. Куприяновского, А.А. Максимова, Н.И. Мордовченко, В.С. Нечаевой, В.Н. Орлова, Н.Г. Степанова, В.А. Твардовской и др.) фиксировались наличие и активная роль критики практически во всех вариантах «толстого» журнала, независимо от их идеологического статуса, однако специфических подходов к ее изучению и каких-либо оснований для дифференциации текстов внутри журнала, за исключением традиционного для советской науки идеологического критерия, намечено не было.

1970 – 1980 гг. – период формирования типологического исследовательского подхода, когда в результате осмысления общих параметров групп печатных СМИ (в работах А.И. Акопова, А.Г. Бочарова, Е.А. Корнилова, В.В. Тулупова, М.В. Шкондина) журнал был атрибутирован как тип издания, журнальное дело признавалось самостоятельной отраслью периодической печати, а журналоведение – специфической областью научных интересов. Все это сделало потенциально возможным, хотя и не реализованным на тот момент, типологическое описание отечественного литературно-художественного журнала.

В 1980 – 1980-е гг. оформляются социокультурологический (Б.В. Дубин, А.И. Рейтблат, Ю.А. Головин) и «филологический» (В.Э. Вацуро, М.И. Гиллельсон, Г.В. Зыкова, Л.Г. Фризнам) подходы к журналу и критики в нем, где используются социологические и литературоведческие методы исследования.

Начиная с1960-х гг. в работах В.И. Кулешова, М.В. Теплинского и главным образом В.Б. Смирнова получил обоснование продуктивный методологический подход, терминологически обозначенный как историко-литературное («стыковое») изучение журналистики, истоки которого восходят к работам В.Г. Белинского . Практическая реализация нового вектора научного поиска стала возможна благодаря введению понятий «идейное направление», «литературная политика», «журнальный контекст» в качестве операционных гносеологических категорий. «Журнальный контекст» в рамках данного направления трактовался как устойчивая система тем, идей, жанров и стилевых приемов, которые вырабатываются сотрудниками издания в художественных произведениях, публицистике, критике и в своей совокупности формируют его идейное направление, а координирующий методологический принцип состоял в требовании сопоставления всех публикаций между собою, учета их идейно-тематической близости и взаимосвязи. По сути, представители этого направления вплотную подошли к вопросу о механизмах воссоздания контекстуального единства журнала, Но раскрыть сложные процессы смыслопорождения в условиях максимальной гетерогенности журнального содержания и специфики его читательской рецепции на прежней теоретической базе, да еще в условиях начавшейся с конца 1980-х годов резкой смены методологической парадигмы, оказалось невозможно. Об этом свидетельствует отсутствие крупных монографических исследований по вопросам методологии изучения журнального контекста с учетом его двуединой литературно-журналистской природы. Среди работ, аккумулирующих эти идеи, можно назвать лишь вводные предисловия к указанным выше сборникам, статьи В.Б. Смирнова последнего десятилетия и работу А.В. Млечко с обширной теоретической главой, обосновывающей методологию изучения повествовательного художественного дискурса журнала как единого текстуального пространства на основании идей мифосимволической школы . Однако нерешенным еще остается целый комплекс проблем: какие конкретные механизмы задействованы в обеспечении контекстуального единства, каким образом осуществляется корреляция разноприродных компонентов журнала (критики и художественного творчества, критики и публицистики), какие формы она может принимать и какими факторами – внешними и внутренними – регулируется. Все эти вопросы требуют как теоретического осмысления, так и методологической конкретизации вплоть до разработки специальных исследовательских методик и стратегий. Одним из самых эффективных научных механизмов, обеспечивающих высокий уровень обобщения, а значит, и универсальность в практическом применении, является типологизация.

Цель работы – выявить и обосновать типологию журнальных литературно-критических текстов, которая, с одной стороны, корреспондировала бы с типологическими характеристиками литературно-художественного журнала, с закономерностями функционирования, особенностями и историческими тенденциями развития СМИ и инфоноосферы в целом, а с другой – будучи адекватной тем перспективным задачам, которые ставит перед собой история журналистики как научная дисциплина, могла бы стать ее эффективным методологическим инструментом. 

Цель работы определяет постановку конкретных исследовательских задач, имеющих как теоретико-конструктивный, так и содержательный характер:

1. На основании феноменологического, герменевтического, структурно-функционального и семиотического подходов, а также достижений современной теории коммуникации, экстраполированных на историческую практику функционирования феноменов литературной критики и «толстого» журнала в конкретных историко-культурных обстоятельствах:

а) разработать теоретическую модель литературной критикикак деятельности и текста, позволяющую подвергать анализу и систематизации весь корпус журнальных текстов, а также описывать выявленные литературно-критические публикации конгениально их сущностной природе;

б) создать эвристическую модель и сформулироватьтеоретическое определение журнального контекста,дающие возможность не только объяснять, но и прогнозировать медиапроцессы в сфере литературной журналистики;

в) провести процедуру конструктивного введения моделей в форме обоснования, адаптации к эмпирическому материалу и опытной верификации специальной системы исследовательских категорий, понятий и соответствующих дефиниций, которые делают возможным репрезентацию критики как цельного феномена в единстве процессуальных и текстовых характеристик и исследование особенностей ее функционирования в рамках журнального контекста;

г) разработать и продемонстрировать инновационные исследовательские стратегии, позволяющие эффективно изучать литературную критику в соответствии с приоритетами истории журналистики как научной дисциплины.

2. Осмыслить критику как специфический структурно-содержательный компонент «толстого» журнала, выявить ее роль в конституировании, моделировании и трансформации типологического облика литературно-художественного журнала на разных этапах его исторической эволюции.

3. Рассмотреть функциональные возможности и формы участия критики в формировании гуманитарно-просветительской ориентации, идеологического направления, художественной концепции «толстого», журнала, в практической реализации проводимой изданием редакционной политики и осуществлении коммуникативных стратегий, в том числе диалоговых и полемических. 

4. Исследовать качественные параметры литературно-критического дискурса как одного их видов дискурсивных практик и их обусловленность «бытованием» критических текстов в контексте «толстого» журнала.

5. Продемонстрировать консолидирующий потенциал и специфические механизмы, обеспечивающие участие критики в формировании журнального контекста как целостного семантического и морфологического пространства, в воссоздании единого общежурнального дискурса ивозникновении аудиторного эффекта цельности его читательского восприятия.

6. Выявить типологию журнальных литературно-критических публикаций, проанализировав их контекстуальные и аудиторные функции, особенности реализации всех уровней критической рефлексии, формы текстовой репрезентации критических суждений, способы выражения ценностного сознания критического субъекта, жанровый состав, аудиторную составляющую. 

7. Проследить генезис и динамику исторического развития выявленных типов критических публикаций в составе ведущих «толстых» журналов XIX и рубежа XX – XXI веков. 

8. Изучить формы координации типов литературно-критических публикаций с различными структурно-содержательными ярусами журнального контекста: межтекстовое взаимодействие семантических и риторических структур, корреляцию критических отделов и рубрик, соотношение критических публикаций с другими модулями и дискурсами «толстого» журнала – художественным и публицистическим, идентифицировать и классифицировать возникающие в результате этих процессов жанровые и типологические модификации журнальных текстов.

9. Проанализировать актуальные модуляции «литературного поля» и социокультурные факторы, влияющие на формирование и трансформацию качественных характеристик литературно-критического дискурса и журнального контекста.

Объект исследования – литературная критика в составе отечественных литературно-художественных журналов XIX и рубежа XX – XXI веков.

Предмет исследования – генезис, принципы функционирования, идентификационные и типологические параметры литературно-критических публикаций как текстов СМИ в контексте ведущих российских литературно-художественных ежемесячников, определяемые условиями их специфического контекстуального осуществления в динамике коммуникативного события.

Эмпирическая база и хронологические границы исследования. Выбор материала исследования обусловлен тем, что и генетически, и в своем историческом «анамнезе» русская критика была неразрывно связана с судьбой отечественных литературно-художественных ежемесячников. Но что еще более важно, именно благодаря влиянию изданий данного типа происходила спецификация и концептуализация литературно-критического дискурса. Поэтому при выборе конкретных изданий ключевым было не идейно-художественное направление того или иного журнала, а его типологические характеристики. Мы обращаемся к «Московскому журналу» Н.М. Карамзина, «Московскому телеграфу» Н.А. Полевого, «Библиотеке для чтения» О.И. Сенковского, «Отечественным запискам» (А.А. Краевского) периода сотрудничества В.Г. Белинского, пушкинскому «Современнику», «Отечественным запискам» Н.А. Некрасова и М.Е. Салтыкова-Щедрина, «Новому миру» А.Т. Твардовского, а также к журналам рубежа XX – XXI веков – «Знамени», «Иностранной литературе», «Новому миру», когда в условиях разрушения литературоцентризма русской культуры и журналоцентризма отечественных СМИ в сфере российской литературной журналистики и критики наблюдались репрезентативные вначале деструктивные, а затем регенерационные процессы и шло интенсивное экспериментирование с типологической матрицей «толстого» журнала. Эпизодически привлекаются литературно-критические публикации журналов и альманахов первой четверти XIX века – «Московского Меркурия» П.И. Макарова, «Лицея» И.И. Мартынова, «Сына отечества» Н.И. Греча, «Полярной звезды», «Невского зрителя», «Вестника Европы» В.А. Жуковского, критический дискурс «Библиотеки для чтения» А.В. Дружинина», «Вестника Европы» М.М. Стасюлевича. С одной стороны, все названные издания принадлежат к одной типологической группе, которую принято определять как «русский толстый журнал». В процессе исторической эволюции они вырабатывали и культивировали общую парадигму характеристик, и обращение к классу однородных предметов дает возможность продемонстрировать системные зависимости между состоянием критики и «толстым» журналом как типом издания. С другой стороны, в своем историческом развитии журнал прошел несколько стадий: изменялась его внутренняя структурная организация, совершенствовалось содержание, уточнялись актуальные задачи, аудиторная составляющая, корректировалась роль в литературном процессе, менялся вектор социокультурных предпочтений и, конечно же, издания разнились по своим идейным и художественным направлениям. Журнальная критика, адаптируясь к новым контекстуальным условиям, генерировала отвечающие этим условиям типы и жанровые формы текстов. Соответственно, обращение к разным вариантам «толстого» журнала создает предпосылки для обнаружения новых регистров взаимодействия критики с журнальным контекстом и выявления не диагностированных ранее типов и жанров публикаций.

Для монографического дискурс-анализа привлекаются кросс-персональные тексты (Н.М. Карамзина, О.М. Сомова, А.А. Бестужева, А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, В.Ф. Одоевского, О.И. Сенковского, Н.А. Полевого, В.Г. Белинского, Н.Г. Чернышевского, П.И. Вейнберга, М.К. Цебриковвой, М.Е. Салтыкова-Щедрина, современных критиков), находящиеся в широком жанровом диапазоне (рецензии, обозрения, литературно-критические, критико-биографические очерки, аналитические, теоретико-критические, полемические статьи, критические циклы, критико-публицистические и критико-документальные жанровые формы), репрезентирующие различные идейно-эстетические концепции русской критики, что позволяет установить самые общие закономерности и механизмы текстопорождения, сформулировать универсальные принципы научного анализа литературно-критических публикаций и выявить стабильные качества критического дискурса.

Широта хронологической амплитуды исследования продиктована задачей проследить динамику исторического развития выявленных типов критических публикаций. Журналы рубежа XX – XXI веков интересны как репрезентативный пример интенсивного влияния актуальных социально-экономических и социокультурных модуляций на трансформацию и формирование качественных характеристик критического дискурса и журнального контекста.

Положения, выносимые на защиту:

1. Содержательно-функциональная модельлитературно-художественной критики как процесса и текста методологически базируется на разделении понятий «критический текст», «литературно-критическая деятельность» (рефлексия) и литературно-критический дискурс, а содержательно – на системе социокультурных и коммуникативных функциональных доминант критики. Атрибуция литературно-критических текстов в журнальном контексте осуществляется на основании специфики предметного поля, цели и задач, структуры критической рефлексии, основных направлений и доминирующих форм деятельности, коммуникативно-прагматических установок, способа узнавания и познания критикой своего предмета.

2. Журнальный контекст в феноменологическом аспекте и в свете теории коммуникации с точки зрения адресанта – это системный сложноорганизованный комплекс, представляющий особую форму контаминации художественных, публицистических, литературно-критических публикаций и порождаемых ими дискурсов, объединенных общей гуманитарной социокультурной функцией, приоритетной для изданий этого типа. С точки зрения адресата – общежурнальный дискурс включает как семантику, заложенную адресантом, так и индивидуально-личностные смыслы, возникающие в результате: а) осмысленияреципиентом содержания и структурной организации журнального пространства; б) актуализации пресуппозиционного фонда, предлагаемого всей совокупностью журнальных публикаций; в) возникновения смысловых и экспрессивных коннотаций в связи с колебаниями коммуникативной ситуации и влиянием объективных факторов.

3. Цельность журнального контекста преднамеренно формируется адресантом за счет единства общественного направления и художественной концепции, моделирования специфического хронотопа, консолидации и идейно-содержательной и/или экспрессивно-стилистической диспозиции всех публикаций, в том числе литературно-критических, органического сопряжения всех содержательных и формальных структур издания. С точки зрения механизмов работы самого контекста единство воссоздается в результате взаимодействия публикаций между собой и со смысловым содержанием всего номера в целом, вследствие чего возникают незапланированные и не обусловленные напрямую значением каждого текста в отдельности интегральные сверхтекстовые эффектысемантические, коммуникативные, эмоционально-экспрессивные, которые могут быть усилены/ослаблены внешними факторами влияния.

4. Спецификация литературно-критического дискурса как вида дискурсивной практики исторически происходила именно в контексте литературно-художественного журнала, где критика устойчиво и регулярно обнаруживает следующие качественные параметры: «экспансивность», поливалентность семантического поля, легкость образования интертекстуальных перекличек, способность к проблематизации и актуализации как собственного смыслового пространства, так и внешнего «поля литературы» и «поля власти», многовекторная полемическая ориентация, преобладание публицистических форм аксиологической деятельности, выраженная коммуникативно-прагматическая и диалоговая интенциональность, нарративность и манипулятивный потенциал. Названные особенности коррелируют не с научным или художественным, а с публицистическим типом дискурсии, что не позволяет идентифицировать критику как компонент литературоведения или художественного творчества.

5. Тип журнальных литературно-критических публикацийэто исторически сложившаяся устойчивая группа текстов, которые обладают общими атрибутивными текстовыми характеристиками и выполняют в журнальном дискурсе сходные функции, которые по своим социогуманитарным и просветительским установкам, а также коммуникативной ориентации оказываются конгениальны «толстому» журналу. В процессе эволюции русской критики сформировалась единые для всех вариантов «толстого» журнала типы журнальных литературно-критических текстов: программные, аксиологические, популяризаторские, полидискурсивные, паратексты, а также синкретические жанровые формы. У каждого типа диагностируются общие контекстуальные, аудиторные функции, целевой адресат и коммуникативно-прагматические установки, аналогичное соотношение философско-эстетического, оценочно-прагматического, социально-публицистического уровней критической рефлексии и единообразные способы их текстовой репрезентации, близкие формы авторской субъективации, близкие свойства критического дискурса, достаточно устойчивая жанровая палитра.

6. Совокупность (или комбинации) литературно-критических публикаций разных типов образует структурно-содержательный модуль «толстого» журнала, маркирующий идентичность данной группы печатных изданий и активно участвующий в формировании их типологического алгоритма. В процессе генезиса русских литературно-художественных ежемесячников модификация литературно-критического дискурса, использование инновационных форм его рубрикационной и текстовой репрезентации приводили к совершенствованию контекста и возникновению новых вариантов «толстого» журнала, а ослабление, значительная деформация или утрата – к перепрофилированию издания либо распаду феномена журнального контекста и, как следствие, к снижению общественно-литературного статуса и аудиторной популярности журнала.

7. Особенности литературно-критического дискурса усиливают консолидирующие способности критики в качестве уникального средства преодоления энтропийности и удержания цельности журнального контекста как единого феноменологического пространства. Литературно-критические публикации всех типов образуют корреляты на семантическом, морфологическом, структурно-композиционном уровнях журнала, соответственно порождая полидискурсивные типы журнальных текстов, синкретические жанровые формы, новые отделы и рубрики. Таким образом, литературная критика выступает фактором, стимулирующим и внутрижурнальное, и литературное развитие.

8. В российской литературной журналистике XIX века типы литературно-критических публикаций формировались параллельно с эволюцией «толстого» журнала. Главные факторы, детерминирующие модификацию типов критических текстов, – трансформация типологических характеристик журнала, его аудиторные и контекстуальные потребности и влияние историко-литературного макроконтекста. Отсюда типы более, чем жанры, зависимы от того, как изменяется сам журнал, и менее связаны с проявлением авторской индивидуальности критического субъекта. Поэтому их совокупность, образуя системную эпистемологическую матрицу, может служить достаточно универсальным инструментом целостного исследования художественной концепции и литературно-критического дискурса «толстого» журнала как в синхроническом, так и в диахроническом аспектах.

9. В исторической ретроспективе все типы являются достаточно устойчивыми группами журнальных текстов, эволюция которых происходила за счет того, что при стабильности контекстуальных функций, аудиторной составляющей, сохраняющемся балансе уровней критической рефлексии, внутри типа шло интенсивное развитие коммуникативных тактик (полемических, диалоговых, манипуляторских), расширение жанрового спектра, совершенствование приемов текстовой репрезентации критического суждения и способов экспликации критического дискурса в общей архитектонике журнала.

10. Хронологически эволюционная траектория различных типов литературно-критических публикаций в журналах определяются следующим образом: программный тип окончательно сложился к 1820-м гг., активное оформление аксиологической группы текстов приходится на 1830 – 1840-е гг., популяризаторские публикации как самостоятельный тип эксплицируются в ежемесячниках последней трети XIX века, массовое появление полидискурсивных текстов относится ко второй половине XIX века, паратексты отчетливо диагностируются начиная со второй половины ХХ столетия и в настоящее время находятся в активной фазе своего развития. Все названные типы присутствуют в контекстуальном пространстве современного «толстого» журнала.

Методология и теоретическая база. Цели и задачи, а также общая ориентация диссертации на получение теоретических результатов предопределили использование мультидисциплинарной теоретической базы, синтезирующей предшествующие достижения российской науки и современные отечественные и зарубежные теории в области медиапроцессов.

Поскольку изучаемые явления – литературно-художественная критика и «толстый» журнал – представляют собой одновременно сложные феномены, медиафеномены и социофеномены, то основополагающими для насстали работы, находящиеся в русле научной традиции философской феноменологии (Э. Гуссерля, М. Бубера, А.Ф. Лосева, М.К. Мамардашвили), феноменологически ориентированной социологии (А. Шюца, Т. Лукмана, Н. Лумана, феноменологической герменевтики (М. Хайдеггера, П. Рикера, Г.-Г. Гадамера), концепции диалогичности языка и мышления (В.С. Библера, М.М. Бахтина, В.В. Виноградова, М.С. Кагана), общие теории массовых коммуникаций, теории МК культурологического плана (Ж. Бодрийяра, П. Бурдье, М. Фуко), а также идеи структурно-семиотической школы (Ю.М. Лотмана, А. Пятигорского), теория дискурса (М.Л. Макарова, В.В. Красных, Т.А. ван Дейка).

Решение конкретных исследовательских задач инициировало обращение к комплексу частных гуманитарных дисциплин – истории и теории журналистики, публицистики, литературоведения, истории и теории литературной критики, социологии, когнитивной психологии, медиалогии, социолингвистике, прагмалингвистике, теории коммуникативных актов.

Понимание особенностей и закономерностей функционирования критики в контексте отечественной журналистики стало возможным благодаря актуализации идей В.М. Горохова, Ю.И. Суровцева, И.В. Кондакова, В.Н. Коновалова, А.П. Короченского, Г.Н. Поспелова, рассматривавших критику как полноценный компонент печатных СМИ прошлого и настоящего. В свою очередь это потребовало апелляции к историко-журналистским исследованиям, посвященным описанию конкретных «толстых» журналов: трудам Л.Я. Гинзбург, Б.И. Есина, Н.П. Емельянова, В.А. Каверина, Ф.Ф. Кузнецова, В.И. Кулешова, П.В. Куприяновского, В.Е. Максимова, А.А. Максимова, В.С. Нечаевой, В.Б. Смирнова, В.А. Твардовской, М.В. Теплинского, И.Г. Ямпольского и еще целого ряда ученых, а также к работам В.Г. Березиной, Н.А. Богомолова, А.А. Грабельникова, Л.П. Громовой, Г.В. Жиркова, А.В. Западова, Б.И. Есина, М.М. Ковалевой, Р.П. Овсепяна, А.И. Станько, выявляющим общие тенденции развития русский литературной журналистики.

Принципиально важным является для нас пласт исследований по вопросам типологии периодических изданий. Работы А.И. Акопова, Е.А. Корнилова, В.Б. Смирнова, В.В. Тулупова, М.В. Шкондина позволили осмыслить константные параметры отечественных литературно-художественных ежемесячников и установить динамические взаимозависимости между эволюцией журнала как типа издания и развитием журнальной критики.

Для обоснования теоретической модели журнального контекста как сложного медиафеномена и установления механизмов корреляции его составляющих были использованы теоретико-прагматическая концепция русских формалистов (Ю.Н. Тынянова, В.Б. Шкловского, Б.М. Эйхенбаума), труды представителей структурно-семиотической школы, прежде всего Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского, исследование по феноменологии текста печатного издания Б.Я. Мисонжникова, позволившие трактовать журнальный контекст и литературно-критические публикации как тексты культуры и как многоуровневое семиотическое и морфологическое единство, в пределах которого содержательны, функциональны, значимы не только отдельные семантические образования, но и весь набор формообразовательных элементов, общая структура текста, связи и отношения внутри нее, что в совокупности и может порождать новые смыслы, генерировать экспрессивные, эстетические сверхэффекты.

Проблема восприятия журнального контекста как медиафеномена решается с использованием методологического инструментария рецептивной эстетики Р. Ингардена («конкретизация», «реконструкция», интенциональность как механизмы восприятия), В. Изера (теория «пустых мест»), Х.Р. Яусса («горизонты ожидания»), М. Наумана («потенциал восприятия»), теории дискурса, социо- и психолинвистики (референция, пресуппозиция, импликатура, релевантность, коммуникативная ситуация, успешная коммуникация и ее условия, коммуникативный «провал» и др.).

В процессе конструирования теоретической модели литературной критики, с одной стороны, привлекались отдельные концептуальные положения работ по теории критики Р. Барта, Ю.Б. Борева, Е.С. Громова, М.Г. Зельдовича, А.Н. Иезуитова, В.П. Муромского, В.В. Прозорова, Л.Н. Столовича, В.Е. Хализева, Т.С. Щукиной, Р.П. Шагиняна, в которых рассматривается природа литературной критики и ее сущностные свойства в соотношении с сопредельными областями знаний. С другой – теоретические посылы В.С. Брюховецкого, В.Н. Крылова, Л.В. Чернец, акцентирующих самоценность критики, ее коммуникативно-прагматические интенции и автономность жанровой поэтики критического текста.

Однако в основе концепции – интеракционная модель коммуникации, система социокультурных, коммуникативных функциональных преференций критики, инновационные представления об атрибутивных свойствах критического дискурса и специфических механизмах их реализации, опирающиеся на теорию «речевых актов» Дж.Л. Остина, Д.Р. Серла, «логику речевого общения» Г.П. Грайса, исследовавших авторские и рецептивные интенции, коммуникативные возможности речевых сообщений и обусловливающие коммуникативный акт конвенции, труды М.М. Бахтина, В.В. Виноградова, Г. Шпета, заложившие представление об интерсубъективном диалогическом характере коммуникации, достижения современной прагмалингвистики (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, Г.Г. Почепцов, Ю.С. Степанов). Названные исследования позволили решить в диссертации круг проблем, связанных с текстопорождающим субъектом, адресатом и их взаимодействием в коммуникативном процессе, а именно: осуществить методологическую сегрегацию критики как текста, типа дискурса, специфической формы деятельности, интерпретировать данные категории в социокультурном, интерактивном, когнитивном аспектах, выявить структуру и качественную специфику литературно-критической коммуникации.

Теоретико-методологической почвой для обосновании типологии литературно-критических текстов и разработки стратегии их типологического анализа в ситуации отсутствия аналогичных научных разработок стала исследовательская парадигма, ассимилирующая подходы нескольких научных отраслей. Это теория журналистики и МК, в первую очередь работы Е.В. Ахмадулина, С.Г. Корконосенко, М.М. Назарова, Е.П. Прохорова, Ю.В. Лучинского, В.В. Хорольского, а также зарубежных авторов (А. Берга, П. Лазерфельда, Г. Лассвелла, Д. МакКуэйла, Р. Мертона), подробно анализирующих функционализм СМИ и социальную мотивированность МК, теория и история журналистских и литературно-критических жанров, представленная исследованиями В.Г. Березиной, А.Г. Бочарова, Л.П. Гроссмана, В.М. Горохова, Б.Ф. Егорова, В.Н. Коновалова, Н.В. Крылова, М.Я. Полякова, В.И. Попова, А.И. Станько, Б.В. Стрельцова и в особенности – М.Г. Зельдовича, Л.Е. Кройчика, А.А. Тертычного, где разработаны принципы и классификационные критерии жанровой типологии. Учитывался также опыт исследователей журналистики (Т.Г. Добросклонская, Р.Л. Дускаевой, И.В. Силантьева, С.И. Сметаниной, Э.В. Чепкиной, А.М. Шестериной), проецирующих теоретико-методологические посылы прагмалингвистики на медиатексты.

Методы и принципы исследования. В диссертации реализуется комплексный подход, предполагающий сочетание общенаучных и специальных методов познания, что позволяет соединить теоретический анализ с интерпретацией эмпирического материала и обеспечить использование операционного инструментария, релевантного поставленным целям и задачам.

Для осмысления критики и журнального контекста в качестве целостных медиафеноменов мы обращаемся к таким общенаучным методам, как теоретическое моделирование в его гипотетически-конструктивном варианте с использованием процедур абстрагирования, феноменологической редукции, анализа и синтеза.

Чтобы исходные гипотетические схемы (модели) литературной критики и контекста приобрели статус теоретических представлений и могли служить в качестве инструмента, помогающего описывать и объяснять эмпирический материал, проведено их конструктивное введение в тройной исследовательской перспективе, сочетающей диахронический, синхронический и имманентный принципы анализа, объединенные общим историко-типологическим вектором. Во-первых, с применением историко-функционального, сравнительно-исторического методов изучается генезис и историческая эволюция литературно-критических публикаций различных типов в журналах XIX и рубежа XX – XXI веков. Во-вторых, историко-литературная методология и контекстуальный метод изучения «толстых» журналов (В.Б. Смирнов) в совокупности с сопоставительным методом и культурологической рефлексией способствовал рассмотрению каждого из выявленных типов в условиях подвижного, нестабильного, подверженного влиянию множества разнонаправленных факторов актуального медиапространства. В-третьих, параллельно осуществляется целостный текстуальный анализ наиболее репрезентативных образцов каждого из выявленных типов с использованием дискурс-анализа, жанрового анализа, оригинального типологического анализа литературно-критических публикаций как текстов СМИ с привлечением стратегий конгитивной лингвистики. Для исследования аудиторной составляющей привлекались литературоведческие и лингвистические методики выявления субъектных форм выражения авторского сознания и лингвостилистических способов субъективации критического дискурса.

Подобный подход, с одной стороны, позволяет провести дополнительную верификацию моделей не только в статике, но и в динамике. С другой – в процессе верификации углубляются представления о реальных параметрах литературно-критического дискурса (например, наличие манипулятивной ориентации практически всех типов критических текстов), обнаруживаются новые факторы внешнего влияния (к примеру, мощное воздействие на самоорганизацию и «синхронное самосознание» критики качественных трансформаций в системе массовых коммуникаций), обнажаются противоречия и теоретические лакуны (такие, как наличие межвидовых литературно-критических текстов и проблема их типологической идентификации, особый характер взаимосвязей критики с иными журнальными дискурсами), что делает возможным дальнейшее перспективное планирование новых направлений исследования заявленной научной проблематики.

Исключение составляют работы: Л.В. Чернец («Как наше слово отзовется...»: Судьбы литературных произведений. М, 1995.) и Ю.А. Говорухиной (Метакритический дискурс русской критики: от познания к пониманию. Томск, 2009). Однако названные авторы исходят из прежнего теоретико-методологического посыла о критике как части литературоведения.

Смирнов, В.Б. Литературная история «Отечественных записок». 1668 – 1884. Пермь, 1974; Смирнов, В.Б. Журналистика и литература. Методологические и историко-литературные проблемы. Волгоград, 2005. См. также: Кулешов, В.И. «Отечественные записки» и русская литература 40-х годов XIX века. М., 1958; Теплинский М.В. «Отечественные записки». 1868 – 1884: История журнала. Литературная критика. – Южно-Сахалинск, 1966; Литературный процесс и русская журналистика конца XIX – начала XX века. 1890 – 1904: Социал-демократические и  общедемократические издания. М., 1981;  Литературный процесс и русская журналистика конца XIX – начала XX века. 1890 – 1904: буржуазно-либеральные и модернистские издания. М., 1982. Среди современных исследований, выполненных в русле этой методологии, –  монография А.А. Гапоненко «Журнал  «Русская мысль» 1907 – 1917 гг. Редакционная программа, литературно-философский контекст» (Саратов, 2004).

Смирнов, В. Б. Поэтика русского литературно-художественного журнала как проблема комплексного изучения // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов: Материалы Второй Международной науч. конф. – Волгоград, 2007. С. 383 – 389; Он же. О типологии и морфологии русского литературно-художественного журнала // Былое и думы. Журналистика и литература в пространстве культуры. В 2 ч. Ч. 1. Воронеж, 2009. С. 209 – 219.

Млечко А.В. От текста к тексту. Символы и мифы «Современных записок» (1920 – 1940). Волгоград, 2008. – С. 54 – 128.

В современной науке конструирование теоретических объектов, образующих «идеальные» (абстрактные) модели исследуемой реальности, и манипулирование ими признается универсальным методологической процедурой, которая организует движение исследовательской мысли и обеспечивает развертывание теоретических знаний в сфере не только точных, естественных, социальных, но и гуманитарных наук, в том числе журналистики, на что обращают внимание теоретики науки (Степин, В.С. Теоретическое знание. Структура, историческая эволюция. М., 2000. С .113 – 114, 340 – 355) и специалисты в области медиапроцессов и теории журналистики – Е.В. Ахмадулин, Г.С. Корконосенко, Е.П. Прохоров, В.В. Тулупов. См.: Ахмадулин, Е.В. Основы теории журналистики. Учебное пособие. М., 2008. С. 94; Корконосенко, С.Г. Теория журналистики: Моделирование и применение. М., 2010. С. 83; Прохоров, Е.В. Исследуя журналистику. Теоретические основы, методология, методика, техника работы исследователя СМИ. М., 2006. С. 84 – 86; Тулупов В.В. Моделирование в журналистике. Воронеж, 2010. – С. 4, 91 – 111.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.