WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Конкретность / обобщенность ситуации в семантике аспектуально-темпоральных категорий (на материале современного русского языка)

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

Смирнов

Игорь Николаевич

КОНКРЕТНОСТЬ / ОБОБЩЁННОСТЬ СИТУАЦИИ

В СЕМАНТИКЕ АСПЕКТУАЛЬНО-ТЕМПОРАЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ

(на материале современного русского языка)

Специальность 10.02.01

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук

Санкт-Петербург

2011


Работа выполнена на кафедре русского языка федерального бюджетного государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена».

Официальные оппоненты:    доктор филологических наук, профессор

Казаков Владимир Павлович

доктор филологических наук, профессор

Матханова Ирина Петровна

доктор филологических наук

Оркина Людмила Николаевна

Ведущая организация:          Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина

Защита состоится 22 декабря 2011 г. в 16 часов на заседании совета Д 212.199.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций в Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена по адресу: 199053, Санкт-Петербург, 1-я линия В.О., д. 52, ауд. 47.

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 191186, Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, д. 48, корп. 5.

Автореферат разослан «___» ноября 2011 г.

Ученый секретарь совета

доктор филологических наук, профессор                                    К. П. Сидоренко


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена исследованию семантической вариативности в рамках аспектуально-темпорального комплекса русского языка, функциональному анализу значений конкретности / обобщенности глагольного действия (и ситуации в целом), а также описанию средств выражения указанных значений.



Актуальность исследования обусловлена несколькими обстоятельствами.

1. Для современной лингвистической науки в целом (и грамматики в частности) характерен интегральный подход к изучению языковых фактов, интерес к «надкатегориальным» единствам и семантическим комплексам, одним из которых и является аспектуально-темпоральный комплекс, ставший объектом научного анализа относительно недавно. Важное значение имеет тот факт, что в указанный комплекс входят как грамматические категории, которые опираются на специальные формы выражения (например категории вида и времени), так и категории, которые, не опираясь на специальные грамматические формы и синтаксические конструкции, находят свое выражение в закономерностях функционирования тех или иных грамматических форм во взаимодействии друг с другом и окружающим контекстом (например, категория временной локализованности / нелокализованности).

2. Противопоставление двух групп выражаемых языком фактов: конкретных (Я вижу, как друзья машут мне рукой) и обобщенных (После драки кулаками не машут) – уже служило предметом научного описания для многих ученых и разных лингвистических школ. Это противопоставление в различных терминах: кратности (единичности, однократности) / многократности (неоднократности), конкретности / неконкретности, временной локализованности / нелокализованности (Л/НЛ) – рассматривалось в аспектологии, теории референции, когнитологии. Разница в подходах вызвала необходимость решения проблем как общего, так и частного (даже терминологического) характера.

3. Современная аспектология – это наука (в рамках которой существуют различные школы), имеющая свою историю, традиции и значительные достижения. Однако онтологическая сложность аспектуальных значений, многообразие форм и способов их выражения, а также разность в подходах к их изучению не позволяют прийти к общепризнанным решениям и однозначным выводам. Не утрачивает своей остроты и актуальности дискуссия о составе группировки аспектуальных полей, о семантическом потенциале форм совершенного (СВ) и несовершенного (НСВ) видов, о возможности / невозможности выделения их инвариантных значений, о системе частных видовых значений, о способах глагольного действия (СД), о характере взаимодействия вида с другими грамматическими категориями, о критериях выделения и анализа функционально-семантических категорий (и базирующихся на них ФСП), пересекающихся с аспектуальностью, таких, как, например, категория Л/НЛ или категория временного порядка.

Путь к решению этих общих аспектологических проблем лежит через исследование частных вопросов, через анализ отдельных аспектуальных значений и описание системы (или комплекса) средств их выражения.

Объектом диссертационного исследования является аспектуально-темпоральный комплекс русского языка, включающий функционально-семантические категории аспектуальности, темпоральности, таксиса, временной локализованности / нелокализованности (Л/НЛ) действия. В последнее время к аспектуально-темпоральному комплексу относят также категорию временного порядка.

Единым интеграционным основанием для взаимодействия указанных категорий является идея времени в самом широком понимании. Однако в рамках аспектуально-темпорального комплекса естественным образом отмечается и четкая дифференциация этой общей идеи, связанная с различными временными ориентирами.

Категория аспектуальности отражает характер внутреннего распределения действия во времени, обозначает его длительность / недлительность, процессность / непроцессность, целостность / нецелостность, единичность / неединичность, интенсивность и различные варианты многократности.

Темпоральность обозначает отношение действия к внешнему ориентиру – грамматической точке отсчета (моменту речи).

Категория Л/НЛ отражает противопоставление конкретности действия, имеющего определенное местоположение на временной оси, обобщенности действия, абстрагированного от временной оси (абстрагированность имеет разные степени: от неограниченной повторяемости и типичности до вневременности (полной обобщенности).

Таксис выражает временные отношения предшествования, одновременности и следования между действиями в полипредикативных высказываниях.

Категория временного порядка отражает поток времени, воплощенный в нарративной временной упорядоченности действий, событий и состояний, и может быть отнесена к аспектологии текста. Именно поэтому семантика временного порядка рассматривается часто как аспектуально-таксисная; мы придерживаемся этой же точки зрения.

Конкретным предметом настоящего исследования являются значения конкретности / обобщенности ситуации, выражаемые в семантике аспектуально-темпоральных категорий.

Основная цель исследования – изучение структуры значений конкретности / обобщенности действия (и ситуации в целом) – обусловила постановку следующих задач:

а) проанализировать противопоставление конкретности / обобщенности в сопоставлении с оппозициями единичности / повторяемости, однократности / многократности, временной локализованности / нелокализованности;

б) определить характер соотношения значений кратности и временной нелокализованности действия;

в) выделить типы, разновидности и варианты ситуаций конкретного (единичного), локализованного во времени действия;

г) выделить типы, разновидности и варианты ситуаций повторяющегося, нелокализованного во времени действия;

д) выделить типы, разновидности и варианты ситуаций обобщенности;

е) выявить закономерности взаимодействия обобщенности (неограниченной кратности, типичности, вневременности) с темпоральными, субъектными, квалитативными и модальными значениями;

ж) установить систему языковых средств выражения различных вариантов значений конкретной единичности, неограниченной повторяемости, полной и неполной обобщенности.

Решение комплекса названных задач и определяет теоретическую значимость и научную новизну диссертационного исследования.

Материалом для анализа послужили, в основном, примеры из разножанровых произведений XIX – XXI веков, а также из современных источников, использованы словарные статьи Словаря русского языка в 4-х томах под ред. А. П. Евгеньевой (МАС), учтены данные Национального корпуса русского языка ruscorpora.ru (в тексте диссертации такие примеры обозначаются аббревиатурой НКРЯ). В некоторых случаях, при общей констатации тех или иных положений, автором приводятся собственные примеры и примеры из цитируемых в диссертационном исследовании работ.

В диссертационном исследовании используется метод функционального анализа. Данная работа включается в то направление функционально-грамматических исследований, которое разрабатывается санкт-петербургской аспектологической школой на основе понятий функционально-семантического поля и категориальной ситуации и представлено работами Ю. С. Маслова, А. В. Бондарко, М. А. Шелякина и др.

Понятие функционально-семантического поля (ФСП) является чрезвычайно важным для аспектологии, так как дает системное основание для анализа функций единиц разных языковых уровней.

В концепции санкт-петербургской школы ФСП - это базирующаяся на определенной семантической категории группировка разноуровневых языковых средств, взаимодействующих на основе общности их семантических функций. Каждое поле включает систему типов, разновидностей и вариантов определенной семантической категории, соотнесенную с разнообразными формальными средствами их выражения.

Описание типов, разновидностей и вариантов того или иного значения возможно лишь при анализе конкретных речевых произведений: от единичного высказывания до целого текста. Поэтому для той модели функциональной грамматики, в рамках которой выполнено настоящее исследование, актуальным оказывается понятие категориальной ситуации (КС) – типовой содержательной структуры, которая, базируясь на определенной семантической категории и ФСП, представляет собой один из аспектов общей ситуации, передаваемой высказыванием, одну из его категориальных характеристик (аспектуальную, темпоральную и т. п.) и выражается различными средствами высказывания.

Понятие КС позволяет исследователю проанализировать разноуровневые единицы языка в их взаимообусловленности и взаимодействии с окружающим контекстом и выводит анализируемую семантику на уровень высказывания. В высказываниях представлены конкретно-речевые варианты КС, репрезентируются те или иные типовые варианты, имеющие иерархическую устроенность. В конкретных случаях могут быть представлены и моносемантические, и «сопряженные» КС: аспектуально-темпоральные, аспектуально-модальные и т. п. Такое сопряжение связано с тем, что зоны пересечения имеют и семантические (функционально-семантические) категории, и базирующиеся на них ФСП.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Противопоставление конкретности / обобщенности ситуации выражается категориями аспектуально-темпорального комплекса, взаимодействующих с категориями персональности, субъектности / объектности, квалитативности, модальности, оценочности..

2. Частные видовые значения русского глагола выявляются в 4 основных типах употребления, выражающих ситуации конкретного (единичного), неконкретного (неединичного, повторяющегося), постоянного действия и обобщенного факта.

3. Конкретность ситуации предполагает наличие в ней следующих признаков: 1) наблюдаемости (перцептивности), 2) единичности, 3) конкретности субъекта и объекта, 4) определенной временной локализованности.

При построении типологии ситуаций конкретности (временной локализованности) следует учитывать следующие дифференциальные семантические признаки: а) точечность / линейность локализации (противопоставление конкретного факта конкретному процессу); б) объективность / субъективность локализации действия (противопоставление общеизвестных конкретных фактов фактам наблюдаемым); в) определенность / неопределенность локализации (возможность / невозможность установления хронологических рамок локализации).

4. Обобщенность ситуации может иметь разные степени, но всегда связана с ослаблением перцептивности и отвлечением от конкретного момента или периода времени.

Первый этап такого отвлечения – это констатация  повторяемости того или иного действия, выходящая за рамки единичного наблюдения. За ним следует этап интерпретации обозначаемого действия как типичного для субъекта, составляющего его отличительную особенность или свойство. Последний этап отвлечения связан с обобщением опыта той или иной социальной группы или человечества в целом и отражает, не имеющий локализованности во времени процесс познания общих закономерностей и связей между явлениями объективной действительности. Особый тип абстрагированности – констатация наличия (осуществления) какого-либо действия без дополнительного указания на процессуальные особенности, единичность или повторяемость (противопоставление Л/НЛ в этом случае дезактуализируется).

Переход от конкретности к обобщенности можно представить как комплекс следующих ситуаций: а) ситуации конкретного единичного действия, б) ситуации повторяющегося (неограниченно-кратного, итеративного) действия, в) ситуации типичного действия (неполной обобщенности), г) ситуации вневременного действия (полной обобщенности), д) ситуации постоянного действия, е) ситуации обобщенного факта.

Необходимо различать обобщенные ситуации, обладающие признаком временной нелокализованности (ситуации б, в, г), и ситуации, в которых дезактуализируется противопоставление локализованности / нелокализованности (ситуации д, е).

5. Вариативность категориальных ситуаций локализованности и нелокализованности, обусловлена двумя типами пересекающихся противопоставлений: а) единичности / неединичности (неоднократности, повторяемости) и б) конкретности / обобщённости.

Конкретным, локализованным во времени ситуациям противостоят неконкретные, не локализованные во времени ситуации неограниченной повторяемости (разновидности: простая и обычная повторяемость) и ситуации обобщенности (разновидности: типичность и вневременность).

Дифференциальными признаками, по отношению к которым определяются типы простой повторяемости, являются: 1) однородность / разнородность глагольного действия, 2) единичность / множественность субъекта и 3) единичность / множественность объекта действия.

Дифференциальным признаком для ситуаций обычной повторяемости является значение интервала: объективного (регулярность / нерегулярность) и субъективного (частотность / нечастотность).

Дифференциальными признаками для ситуаций типичности являются объект характеризации и тип характеризующего значения.

Дифференциальные признаки для ситуаций вневременности: тип и структура характеризующего значения, расчлененность / нерасчлененность объекта характеристики, а также наличие / отсутствие значения потенциальности.

6. Семантические противопоставления единичности / неединичности (повторяемости) и конкретности / неконкретности действия в русском языке соотносятся с двумя ФСП: кратности и Л/НЛ. Эти поля имеют широкую зону пересечения, но не совпадают. Так, например, выделяются кратные ситуации многоактного и дистрибутивного действия, которые тем не менее характеризуются признаком временной локализованности (Дождь стучит в окно; Жена перебила все чашки). С другой стороны, признаком временной нелокализованности обладают ситуации обобщенного, потенциального действия (Его не обманешь; Язык до Киева доведет), в которых специально не выражается повторяемость.

Научная новизна диссертационного исследования определяется конкретными результатами и личным вкладом автора в анализ категорий, составляющих аспектуально-темпоральный комплекс: 1) впервые в аспектологической литературе разграничиваются понятия «тип употребления видовой формы» и «частное видовое значение», в связи с чем вносятся существенные уточнения в существующие классификации частных видовых значений и описывается система значений СВ и НСВ, определяемым по их способности передавать конкретные и неконкретные ситуации; 2) впервые предлагается схема лекскографической интерпретации аспектуальных значений; 3) впервые определяется характер взаимодействия и взаимообусловленности категорий аспектуальности и темпоральности, с одной стороны, и кратности и временной локализованности / нелокализованности, с другой; 4) впервые в аспектологии проанализированы конститутивные и дифференциальные признаки конкретности (временной локализованности) действия) и описаны основные типы и разновидности ситуаций конкретного действия; 5) в работе предлагаются критерии для разграничения многоактности и итеративности (неограниченной кратности); дается полное описание средств выражения интервала – важнейшего признака, по отношению к которому различаются ситуации повторяющегося действия; определяется соотношение признаков регулярности / нерегулярности и частотности / нечастотности; 6) значения неполной и полной обобщенности (типичности и вневременности) анализируются как зона семантического взаимодействия категорий аспектуальности, темпоральности, персональности, субъектности, объектности, квалитативности и потенциальности, однако впервые в функциональной грамматике характер такого взаимодействия принимается за критерий классификации ситуаций обобщенности; 7) впервые различаются обобщенные ситуации, обладающие признаком временной нелокализованности (ситуации а) неограниченно-повторяющегося, б) типичного, в) вневременного действия), и ситуации, в которых противопоставление локализованности / нелокализованности дезактуализируется (ситуации а) обобщенного факта  и б) постоянного отношения).

 
Теоретическая значимость работы связана с многоаспектностью исследования, с решением конкретных научных задач: а) проведена субкатегоризация значений конкретности /неконкретности (повторяемости и обобщенности) действия, б) ситуации конкретности/обобщенности представлены в виде многоуровневой «естественной» классификации, в) проанализированы особенности межкатегориального взаимодействия в рамках аспектуально-темпорального комплекса, в) описана система способов и средств выражения анализируемых значений; г) представлена схема лексикографической интерпретации аспектуальных значений. Все это имеет важное теоретическое значение для развития функциональной грамматики русского языка.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в возможности использования его теоретических положений, материалов и результатов в составлении вузовских курсов по общему языкознанию, лексикологии и морфологии и синтаксису русского языка, а также в лексикографической практике.

Практическая значимость подтверждается также фактом успешного использования его результатов в практике преподавания русского языка как родного и иностранного: в чтении спецкурсов и проведении спецсеминаров по функциональной грамматике в РГПУ им. А. И. Герцена, а также в университетах г. Франкфурта-на-Майне (1992 – 1997гг.) и г. Ольденбурга (1999 – 2004) (ФРГ).

Апробация работы осуществлялась в виде докладов и сообщений на кафедре русского языка РГПУ им. А. И. Герцена, в отделе теории грамматики Института лингвистических исследований РАН, в университетах Санкт-Петербурга, Вологды (РФ), Франкфурта-на-Майне, Потсдама, Ольденбурга, Гёттингена, Регенсбурга (ФРГ).

Результаты исследования обсуждались на конференциях различного уровня (общероссийских и международных), на конгрессах МАПРЯЛ, были использованы в качестве нескольких разделов двух серий коллективных монографий, опубликованных Институтом лингвистических исследований РАН: «Теория функциональной грамматики» и «Проблемы функциональной грамматики».

На заключительном этапе исследование выполнялось при финансовой поддержке Фонда Президента РФ (грант НШ-1335.2008.6, «Петербургская школа функциональной грамматики»). Издание авторской монографии «Выражение повторяемости и обобщенности действия в современном русском языке» было осуществлено при финансовой поддержке СПбНЦ РАН (научная программа 2008 года).

Материалы и выводы диссертационного исследования внедрены в учебный процесс в виде авторских курсов: «Проблемы грамматической семантики» и «Функциональный метод в современной лингвистике» для студентов магистратуры филологического факультета РГПУ им. А. И. Герцена.

Основные положения и результаты исследования изложены в 38 публикациях (общим объемом 37,97 п. л.), включающих 2 монографии, 5 разделов коллективных монографий ИЛИ РАН, 2 раздела коллективных монографий РГПУ им. А. И. Герцена, 3 статьи в иностранных изданиях, 8 статей в рецензируемых научных изданиях, рекомендуемых ВАК: «Известия РГПУ им. А. И. Герцена», «Acta linguistica Petropolitana»: Труды ИЛИ РАН, «Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина», «Сибирский филологический журнал», «Вестник Череповецкого государственного университета».

Объем и структура работы. Диссертационное исследование объемом в 350 стр. состоит из введения, трех глав, заключения и двух приложений: а) библиографии, включающей в себя 212 наименований. в том числе 13 – на иностранных языках; б) списка источников литературных примеров.

Содержание работы

Во Введении дается обоснование выбора темы, актуальности и научной новизны исследования, изложены цели и задачи работы, рисываются материал и метод исследования, его теоретическая и практическая значимость, приводятся положения, выносимые на защиту, и данные об апробации работы.

В первой главе – «Противопоставления единичности / неединичности и конкретности / неконкретности действия в русском языке» рассматриваются категории, составляющие аспектуально-темпоральный комплекс в русском языке, в семантике которых выражаются обозначенные в названии главы противопоставления.

Особое внимание уделено основным типам аспектуальности: 1) качественной аспектуальности, охватывающей противопоставления а) динамического процесса статическому состоянию или процессу; б) действия, направленного на предел, действию, не направленному на предел; в) предельного действия, достигающее своего предела, действию, не достигшего предела, и 2) количественной аспектуальности, характеризующей действия и состояния а) по количеству «крат» или непрерывности / прерывности осуществления, б) по степени длительности и в) по степени интенсивности. Значения однократности и многократности относятся к количественно-аспектуальным. Количественно-аспектуальными являются значения многих СД, в семантике которых взаимодействуют значения кратности, длительности, интенсивности. Ср. прерывисто-смягчительный (покалывать, покашливать), интенсивно-кратный (названивать, нахлестывать), многократно-дистрибутивно-взаимный (переговариваться, переглядываться); накопительно-суммарный (насбивать, обстирать, излазить), дистрибутивный (переломать, покидать) и др. СД.

Основными средствами выражения аспектуальных значений, центром ФСП аспектуальности являются формы СВ и НСВ, реализующие в конкретных высказываниях свои частные значения. Однако способность видовых форм выступать в той или иной функции (в том или ином частном значении) зависит, в первую очередь, от лексического значения глагола.

Вопросу отражения лексического («вещественного») значения глаголов в их видовой грамматической семантике посвящена классическая статья Ю. С. Маслова «Вид и лексическое значение глагола в современном русском языке», опубликованная в 1948 г., но не утратившая своей актуальности. Ю. С. Маслов отмечает, что причина видовой непарности, а также возможность / невозможность тех или иных противопоставлений парных глаголов зависит, в первую очередь, от их лексического значения, а также от объективных свойств обозначаемых действий и процессов (то есть ситуаций в широком смысле этого слова). К таким объективным свойствам следует отнести прежде всего конкретность / обобщенность ситуации

Вопросы соотношения лексического значения глаголов с грамматическим значением вида очень актуальны для определения частных видовых значений и – особенно – для классификации глагольных способов действия.

Категория вида рассматривается как система противопоставленных друг другу рядов форм глаголов, обозначающих ограниченное пределом целостное действие (глаголы СВ), и ряда форм глаголов, не обладающих признаком ограниченного пределом целостного действия (глаголы НСВ).

Однако основным объектом рассмотрения в аспектологии являются не общие значения видовых граммем, а частные видовые значения, которые возникают из взаимодействия общего значения видовой формы с контекстом — лексическим, синтаксическим, ситуативным. Под лексическим контекстом мы (вслед за Е. В. Падучевой) понимаем семантический тип самого глагольного слова, его лексическое значение; под синтаксическим – наличие в конструкции обстоятельственных слов; под ситуативным – значения, выражаемые в соседних предложениях, составляющих единое высказывание с конструкцией, где употребляется интересующий исследователя глагол.

Частные значения – это регулярно повторяющиеся семантические типы, являющиеся результатом взаимодействия грамматической формы и контекста, системы и среды. Грамматические формы СВ и НСВ являются основными (лучше – базовыми) носителями тех или иных частных значений. Ни один контекст не может навязать форме несвойственного ей значения; контекст позволяет лишь реализовать имеющийся у формы семантический потенциал. В некоторых случаях частные видовые значения связаны только с лексическим значением глагола и не зависят от синтаксического и ситуативного контекстов. Ср., например, постоянно-непрерывное (реляционное) значение глаголов НСВ: Россия граничит с Финляндией; Окна спальни выходят на юг и т.п.

Необходимо различать «частное видовое значение» и «тип (или ситуация) употребления видовой формы». В «Русской грамматике» 1980 г. выделены 4 типа ситуаций, которые передаются при участии глагольного вида: 1) ситуации единичного (неповторяющегося) действия, 2) ситуации повторяющегося действия, 3) ситуации постоянного отношения, 4) ситуации обобщенного факта.

Выделенные типы ситуаций различаются разным отношением к признаку конкретности / неконкретности (обобщенности) действия.

1. В ситуациях конкретного (единичного), локализованного во времени действия глаголы СВ употребляются в конкретно-фактическом значении (представляют действие как конкретный целостный факт, ограниченный пределом, имеющий точную временную локализацию). В ситуациях этого типа глаголы НСВ употребляются в конкретно-процессном значении (представляют действие или состояние как не ограниченный пределом конкретный процесс). Противопоставление двух этих значений в рамках одной конкретной ситуации в «РГ» проиллюстрировано следующим примером: Я вошел, старик читал газету в кресле (А. Толстой).

2. В ситуациях неконкретного (повторяющегося, типичного), нелокализованного во времени действия глаголы НСВ употребляются, как правило, в неограниченно-кратном значении (представляют неограниченную повторяемость типичного для субъекта действия). В таких ситуациях глаголы СВ выступают в наглядно-примерном значении (представляют действие как ограниченный пределом целостный факт, дающий представление о других подобных фактах). Ср. выражение обоих значений в рамках одной ситуации (пример из «РГ»): Прежде я каждый вечер перед сном заходила в папин кабинет.. А теперь, когда ни зайдешь, там он (В. Каверин).

Как отмечает М. А. Шелякин, на основе обобщенного переосмысления регулярной кратности у глаголов развились потенциально-качественные значения, которые только имплицируют регулярную кратность действия, выражая действия как характерные свойства, качества, постоянные занятия конкретного или обобщенного субъекта: Я учусь в университете. Он курит и пьет. Рыбы дышат жабрами.

3. В ситуациях постоянного отношения употребляются только глаголы НСВ: Волга впадает в Каспийское море; Сумма углов треугольника равняется 180°(пример «РГ»). Эти ситуации выходят за рамки конкретного наблюдения, но не утрачивают связи с временной осью. Они не обладают ни признаком актуальной конкретности, ни признаком неограниченной повторяемости.

4. В ситуациях обобщенного факта также употребляются только глаголы НСВ, которые указывают на сам факт совершения (наличия или отсутствия) действия, но не выражают ни единичности, ни повторяемости (нейтрализация противопоставлений единичности / многократности, локализованности / нелокализованности): Кто шил Вам это платье? К тебе сегодня кто-то приходил. Ср. употребление указанных глаголов в ситуациях конкретного (а) и неограниченно-кратного (б) действия: а) Когда я вошел, она сидела за машинкой и что-то шила; б) К нему каждый день кто-нибудь приходил.

Классификация частных видовых значений в рамках выделенных ситуаций может быть продолжена на основании дополнительных контекстных противопоставлений и других дифференциальных признаков.

Рассмотрим частные значения СВ в соответствии с основными типами употребления: для СВ это а) ситуации конкретного (единичного) и б) ситуации неконкретного (повторяющегося, обобщенного) действия. В ситуациях постоянного действия и обобщенного факта формы СВ не употребляются.

А. Основным частным значением СВ, в меньщей степени зависящим от контекста, является конкретно-фактическое:. форма СВ обозначает единичное, целостное действие, которое совершилось в прошлом (до момента речи) или обязательно совершится в будущем (после момента речи). Как конкретный факт могут интерпретироваться результативные действия. Такие глаголы выражают общерезультативную разновидность конкретно-фактического значения (Отец открыл окно; Я расскажу об этом завтра).

Особым вариантом конкретно-фактического употребления форм СВ в настоящем-будущем является перформативное значение: Внимание! Попрошу билетики. Глагол в перформативном значении называет действие, совпадающее по времени осуществления с самим «называнием» непосредственно в момент речи.

Конкретно-фактическое употребление глаголов СВ в форме прошедшего времени может осложняться оттенком перфектного (налично-результативного) значения. Ср.: Чай уже остыл; Она очень похудела; Мамонты вымерли. Особенностью перфектного значения является взаимодействие двух временных планов, определяемых по отношению к точке отсчета: действие относится к плану прошлого (ретроспективный характер наблюдения), а его результат синхронно наблюдается говорящим.

Как конкретный факт могут быть представлены также ограниченные во времени, целостные, но не обязательно результативные действия (поспал полчаса или проспал весь день). Это ограниченно-длительная разновидность конкретно-фактического действия.

Б. Второй тип с употребления глаголов СВ связан с повторяющимися, типичными и обобщенными ситуациями. Речь идет о двух частных значениях: наглядно-примерном и потенциальном.

Формы СВ в наглядно-примерном значении обозначают повторяемость, типичность действия на примере одного «наглядного» осуществления: побреешься, умоешься ...- останешься довольным и так бывает иногда, в какие-то дни. Наличие оттенка типичности лишает конкретный факт определенной временной локализованности и представляет его в потенциальной неограниченной повторяемости.

Формы СВ в потенциальном значении (как правило, это формы настоящего-будущего времени) также не выражают единичности действия. Они обозначают принципиальную возможность (невозможность), необходимость осуществления факта, способность (неспособность), готовность (неготовность) субъекта (конкретного или обобщенного) осуществить действие: Ему ничего не запретишь; Язык до Киева доведет; По нужде поклонишься и сыроежке; Кулаком правду не убьешь.

Актуализация в высказывании модального оттенка потенциальности всегда свидетельствует об обобщенности выражаемой ситуации.

В суммарном значении (Он выстрелил два раза; Он позвонил нескольким друзьям) представлено взаимодействие единичности и многократности (ограниченной, суммарной кратности). Несколько осуществившихся действий интерпретируются как единый результат, сумма, конкретный факт. Это позволяет рассматривать суммарное значение как разновидность конкретно-фактического употребления.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.