WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Частеречная транспозиция (субстантивация) в татарском языке в сопоставлении с русским языком

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

Ниже приводится распределение субстантивированных имен действия по семантическим моделям.

Модели

Количество

%

I. Значение лица

74

27,6 %

1.1. Слова, характеризующие отношения между людьми

26

1.2. Слова, характеризующие психическое (психологическое), эмоциональное состояние человека

26

1.3. Слова, характеризующие физиологическое состояние человека

15

1.4. Слова, характеризующие умственную, мыслительную деятельность человека

4

1.5. Слова, характеризующие лицо по роду занятий, профессии

3

II. Субстантиваты, обозначающие различные термины (научные, спортивные, военные и др.)

120

43,1 %

II. Научные термины

55

II.1. Универсальные

7

II.1.1. Со значением литературоведческих терминов

12

II.1.2. Со значением физических терминов

11

II.1.3. Со значением биологических (ботанических, зоологических) терминов

8

II.1.4. Со значением математических терминов, обозначающих математические действия

7

II.1.5. Со значением лингвистических терминов

7

II.1.6. Со значением химической терминологии

2

II.1.7. Со значением философской терминологии

1

II.2. Со значением сельскохозяйственной терминологии

20

II.3. Со значением юридических терминов

12

II.4. Со значением военной терминологии

12

II.5. Со значением общественно-экономической терминологии

10

II.6. Со значением политических терминов

5

II.7. Со значением социальных терминов

3

II.8. Со значением спортивной терминологии

3

III. Со значением речи

8

2,8 %

IV. Со значением обучения, образования

10

3,4 %

V. Группа субстантиватов, обозначающих различные участки местности

6

2,15 %

VI. Со значением различных болезней

9

3,23 %

VII. Со значением ремонта, починки, строительных работ

8

2,87 %

VIII. Со значением предметов быта

7

2,51 %

IX. Группа субстантиватов, обозначающих природные явления

7

2,51 %

X. Со значением слов, встречающихся в официально-деловой, номенклатурной речи

6

2,15 %

XI. С религиозно-магическим значением

6

2,15 %

XII. Группа субстантивированных имен действия, обозначающие блюда, кушанья, еду

5

1,8 %

XIII. Со значением поломки, износа, ветхости

4

1,43 %

XIV. Со значением реализации (купли-продажи)

3

1,07 %

XV. Со значением консервирования, подготовки продуктов к длительному хранению

2

0,71 %

XVI. Со значением предметов одежды

2

0,71 %

XVII. Со значением финансово-денежной операции

1

0,35 %

Всего

278

        100 %

Исходя из вышеизложенного можно констатировать то, что самой высокочастотной является группа субстантиватов со значением терминов, т.к. названия действий и процессов способствуют употреблению имён действия в образовании различных терминов. Особенно много субстантивных образований в составе лингвистической, юридической, литературоведческой терминологии (алу ?вычитание’, чагыштыру ?сравнение’ и др.).

Высокочастотностью отличаются также образования со значением лица (асрау ‘слуга’, мич?? ‘помощник’). Умеренно частотны модели со значениями: обучения и образования (уку ‘чтение; учение, учеба’, укыту ‘обучение); болезней (кычу ‘чесотка, экзема’, сыну ‘перелом’); местности (?рч? ‘делянка’); ремонта и строительных работ (торгызу ‘восстановление’, т?з?т? ‘починка, ремонт’); предметов быта (буяу краска’, иг?? ‘напильник, подпилок’); природных явлений (ишел? ‘обвал, оползень’, ташу ?разлив, паводок’); слов, встречающихся в официально-деловой речи (килеш? ‘соглашение’, кис?т? ‘предупреждение’); религии (арбау ‘молитва, волшебное слово, волшебство’); речи (с?йл?ш? ‘разговор’); различных математических и лингвистических знаков (алу ‘минус’, сорау ‘вопросительный знак’); блюд и кушаний (ашау-эч? ‘еда, пища; питание’). Малочастотными являются слова со значениями дефектов, поломки, износа (сыну ‘поломка’, тузу ‘износ’); консервирования, подготовки продуктов к длительному хранению (тозлау ‘засол, посол, соление’, х?зерл?? ‘заготовка’); предметов одежды (бил?? ‘пелёнка’, чолгау ‘портянка’).

Продуктивность, активность, частотность употребления субстантиватов в немалой степени зависит от того, в каком функциональном стиле речи они больше всего употребляются. Отмеченные высокочастотностью терминологические образования в основном характерны деловой, научной речи.

Субстантивированные имена действия широко используются в составе фразеологизмов, пословиц и поговорок: б?ре б?йл??г? к?нм?с ?волк не привыкнет к привязи’, д?шм?? – ризалык билгесе ?молчание – знак согласия’.

В пятой главе «Субстантивация местоимений в татарском и русском языках» рассматриваются особенности перехода местоименных слов в имена существительные в татарском и русском языках.

В первом параграфе анализируется связь местоимений с именем существительным. В обоих языках местоимение, субстантивируясь, перестает обозначать отвлеченное понятие. Основанием для перехода местоимений в существительное является приобретение ими нового категориального значения – значение предметности в широком смысле этого слова. Напр.: Мин ул, ?ни, сине? яшь чагы? (Песня). ?Я – она, мама, твоя молодость’; – Тише; здесь ведь не лес, а я – не он (Н.Лесков).

Местоимения-существительные по своему лексическому значению соотносительны с именами существительными. Следствиями субстантивного употребления обобщённо-предметных местоимений М.Ф.Лукин считает следующие факторы: 1) возможность обобщённо-предметных местоимений быть носителями признака, быть определяемыми словами; 2) потеря обобщенно-предметными местоимениями склоняемости и сохранение ими начальной формы . Напр.: Син д? с?ясе?дер, бел?м аны, Тик ул мине, мине ярата… (Г.Сабирова). ?Ты, наверное, тоже любишь его, я знаю, Но он любит меня, меня …’; – Но кто ж тебя пленила? – Она… – Но почему ж ты столько огорчен? И кто виной? Супруг, отец, конечно… – Не то, мой друг! – Но что ж? – Я ей не он (А.Пушкин).

Субстантивация местоимений-прилагательных может быть рассмотрена как субстантивация имен прилагательных. Они подвергаются субстантивации в тех же синтаксических условиях, что и имена прилагательные. В большинстве своем, – в типичных субстантивных функциях подлежащего и дополнения: ??ркем ?з уена батып, ?з кайгысында й?з? башлады. ... ??ркайсы ?зенекен уйлады (З.З?йнуллин). ?Каждый окунулся в свои мысли и утонул в своем горе. Каждый думал о своем’; Они замолчали, каждый думал о своем (Ч.Айтматов).

Местоимения-прилагательные так же, как и прилагательные, имеют степени субстантивации (выделяется контекстуальная и узуальная субстантивация): а) чаще отмечается контекстуальная субстантивация, к которой прибегают иногда в индивидуальном стиле речи писатели и поэты: Н?рс? ?йтерен Сания да, х?терен калдырган б?т?нн?р д? бел? алмады (М.К?рим). ?Что он скажет не знала ни Сания, ни другие, которые обидели его’; Убийца? Который из двух? И кем? (А.Пятигорский); б) узуальная субстантивация, напр.: Идар?г? барганда да ?аман ?зенекен с?йл?де М?н?в?р? … (З.З?йнуллин). ?Когда шли в правление все о своём говорила Мунавара …’; Потом королева Клара помогла Танкреду завести речь опять о своём (Ф.Сологуб).

В обоих языках процесс субстантиваций местоимений-существительных осуществляется одинаково. В татарском языке субстантивированные местоимения-прилагательные приобретают грамматические признаки имени существительного и начинают изменяться по категориям падежа, числа и принадлежности (бу – моны?, мо?а, моны, моннан, монда; бу – болар, бусы – болары и др.). Расхождения по языкам в основном проявляются в структурном несоответствии самих местоимений. Напр., в ряде случаев одному субстантивату русского языка соответствует одно субстантивированное местоимение в татарском языке (мин – я, кем – кто, н?рс? – что и т.д.). Есть случаи, когда одному субстантивированному местоимению русского языка соответствует несколько субстантиватов татарского языка. Напр., ряд субстантивированных указательных местоимений татарского языка передаются на русский язык одним и тем же субстантивированным местоимением: андый, мондый, шундыйтакой, бу, шушы – этот, теге, ул, шултот.

Лукин М.Ф. Трансформация частей речи в современном русском языке. – Донецк: Изд-во ДГПИ, 1973. – С.56.

Таблица соответствия субстантиватов татарского и русского языков

Разряды местоимений

Татарские субстантивированные местоимения

Русские субстантивированные местоимения

1. Личные

ед.ч.

ул

он, она, оно

мн.ч.

без, безл?р

мы

2.Указательные

андый, мондый, шундый

такой, таковой

бу, шушы

этот

теге, ул, шул

тот

3.Неопределенные

кемдер, ?лл? кем, бер??

кто-то

н?рс?дер, ?лл? н?рс?, нидер, ?лл? ни

 что-то

4.Вопросительные

нич?, нич??, никад?р, ничаклы

сколько

5. Отрицательные

?ичкем, беркем, ?ичберкем

никто

?ичн?рс?, берн?рс?, ?ичбер н?рс?, берни, ?ични 

ничто

6. Определительные

бар, барча, б?тен, ??мм?

все

 ??р, ??рбер

 каждый

башка, б?т?н

иной, другой

Во втором параграфе «Семантические модели субстантивированных местоимений в татарском и русском языках» рассмотрены семантические модели субстантивированных местоимений.

С точки зрения семантики в составе зафиксированных местоимений, которые подверглись субстантивному переосмыслению как в татарском, так и в русском языках, можно выделить следующие семантические модели со значениями: 1) лица: кайбер??л?р мн. – некоторые; мин я; минекемой; ??ркемкаждый; сезнекел?р мн. – ваши; теге, ул тот. Напр.: «Мин!» дидем мин, яш?сен «мин!»... (С.Рамеев) ‘«Я!» сказал я, пусть живёт «я!»...’; Ныне она должна была не только все видеть, все слышать, но еще и постигнуть: «А я сама до каких же пор – я? (С.Залыгин). В первом случае местоимение я употреблено в своем обычном значении, во втором – в субстантивном. В выражении «Я и не я» местоимение имеет значение «человек и внешний мир»; 2) «то, что принадлежит, свойственно или присуще кому-нибудь»: аныкы – его, безнеке – наше, минеке – моё. Напр.: Башкаларны да Алла?ы т?гал? яраткан бит. Минеке д?рес, синеке д?рес т?гел, дип с?з й?рт? хата (Ислам). ?Других тоже бог создал. И спорить: мое верно, твое неверно, ошибка’; Ну, так на твоё и выходит (А.Н.Островский); 3) «явление или предмет, только что упомянутые в речи»: бу это, ул оно; теге, ул, шултот. Напр.: Н?рс? кир?к шуны табам, Б?гырем, диг?н була (В.Х?йд?рова). ?Что нужно  – то найду, Душа моя, говорит’; Эх, Петр Андреич, надлежало бы мне посадить тебя под арест, да ты уж и без того наказан (А.Пушкин); 4) «какой-нибудь предмет из двух или нескольких, которому противопоставляется другой, прочие»: анысы, теге, шул – то; бу, монысы – это. Напр.: Анысы кич? булган иде, ? монысы б?ген – То было вчера, а это сегодня  (Разг.); 5) «предмет, явление и т.п., который находится перед говорящим»: бу, шул – это, этот. Напр.: Моны си?а ядкяр-ист?лек ит?мен, – дип, алтын й?зек Х?ниф?г? бирде (М.Акъегет). ?Это тебе сувенир, на память, сказал он, и дал Ханифе золотое кольцо’; [Князь:] … Еще с собой привез я ожерелье – Возьми его. Да вот еще: отцу Я это посулил. Отдай ему (А.Пушкин); 6) «что-либо не имеющем никакой цены, лишенном серьезного значения; отсутствие чего бы то ни было, пустота, небытие»: берн?рс?, берни (т?гел) – ничто. Напр.: Безг? параша да, … мыжлап й?рг?н бетл?р д? берн?рс? т?гел... (И.Туктаров). ?Для нас ничто ни параша, … ни кишащие вши’; Я сам – ничто во всем, что есть под солнцем! (М.Лермонтов); 7) «нечто, привлекающее внимание»: мондый, шундый – такое. Напр.: [Ф??им:] – Кыргыйлык бит бу! Мондыйны? Р?с?йд? ген? булуы м?мкин! (Г.Б?широв). ?[Фахим:] – Это дикость! Такое могло случиться только в России’; Хрестоматийная ситуация, в школе проходили, знаем, что в нашей истории такое уже случалось, и не раз (НИ); 8) вещи, предмета: н?рс? – что. Напр.: Н?рс?л?ремне второй класска кертеп бер Урынга куйгач... пристань халкыны с?ер ит?рг? башладым... (Ф.К?рими). ?После того как отнес свои вещи на второй класс и поставил на одно Место, я начал наблюдать за людьми на пристани’; Что – упало, то пропало (Посл.); 9) абстрактного понятия: башка, б?т?н – другое, иное, прочее, бу, теге – то, сезнеке – ваше, т?рле, тел?с? нинди, ??р т?рле – всякое; ?земнеке – своё, шундый – такое. Напр.: Тормыш булгач т?рлесе була инде (ВТ). ?В жизни уж всякое бывает’; Поскольку в моей жизни может случиться всякое, я беру себе на заметку всех этих персонажей … (журн.Пушкин). Со значением абстрактного понятия могут субстантивироваться указательные (теге – то), определительные (башка, б?т?н – иное, другое, прочее), притяжательные местоимения (синеке – твое, сезнеке – ваше); 10) в обоих языках отмечена модель со значением болезни, которая употребляется в диалектах и она представлена адекватными примерами: ?зенеке своё (в значении внезапная болезнь или припадок, обморок, истерика, падучая). Напр.: Бу ?бине багарга кир?к, аныкы ?зенеке тота (БДСТЯ). ?За этой бабушкой уход нужен, у нее падучая’; Его свое беретъ (Даль).

В татарском языке обнаружено субстантивированное местоимение, являющееся для современного языка устаревшей: б?тен (монета в 1 рубль) – в значении денежной единицы.

Только в русском языке отмечено субстантивированное местоимение со значением«исход игры, при котором никто не выигрывает; никем не выигранная партия; ничейный результат»: ничья.Местоимение ничей субстантивируется только в женском роде преимущественно в форме – ничья. Напр.: Закономерная ничья. «Рубин» и «Сатурн» не забивают уже в двух матчах подряд … (Спорт-экспресс). Эквивалентом этого субстантивированного местоимения в татарском языке выступает описательная конструкция – бер якны? да отмавы, или словосочетание – уртак н?ти??. Напр.: … ?з м?йданыбызда уртак н?ти?? бел?н ген? кан?гатьл?нерг? туры килде (ТЯ). ?… в своем поле нам пришлось довольствоваться только ничьей’.

Соотношение субстантивированных местоимений для смысловых рядов.

Семантические модели

В татарском

языке

В русском

языке

I. Со значением лица

35

32

I.1. Со значением «семья, родные, близкие, родственники»

4

4

I.2. Со значением «всякий, любой»

  5

             3

I.3. Со значением «начальник, хозяин, глава, влиятельное лицо»

1

1

I.4. Со значением «любимый, возлюбленный; герой романа»

3

4

I.5. Со значением «не все, отдельные»

1

1

I.6. Со значением «соотечественники»

2

2

I.7. Со значением спортивной команды, за которую «болеют»

2

2

I.8. Со значением «ничтожная личность, ничтожество»

4

3

I.9. Со значением «индивидуум», «личность»

1

1

I.10. Со значением «в полном составе, без исключения»

2

2

I.11. Со значением лица, которому противопоставляется другой, прочие

1

1

I.12. Со значением лица «без предварительного о нем упоминания, как каким-нибудь образом известный, определенный»

1

1

I.13. Со значением лица по отношению к моменту речи

4

4

I.13.1. Со значением «первый из упомянутых выше»

2

2

I.13.2. Со значением «последний из упомянутых выше»

2

2

II. Со значением «то, что принадлежит, свойственно или присуще кому-нибудь»

7

7

III. Со значением «явление или предмет, только что упомянутые в речи»

5

3

IV. Со значением «какой-нибудь предмет из двух или нескольких, которому противопоставляется другой, прочие»

5

2

V. Со значением «предмет, явление и т.п., который находится перед говорящим»

2

2

VI. Со значением «что-либо не имеющем никакой цены, лишенном серьезного значения; отсутствие чего бы то ни было, пустота, небытие»

2

1

VII. Со значением «нечто, привлекающее внимание»

2

1

VIII. Со значением вещи, предмета

1

1

IX. Со значениемабстрактного понятия

9

8

X. Со значением болезни

1

1

XI. В значении денежной единицы

1

XII. Со значением«исход игры, при котором никто не выигрывает; никем не выигранная партия; ничейный результат»

1

Всего

70

60

В третьем параграфе проанализированы функционально-стилистические особенности субстантивированных местоимений.Функционально-стилистическая характеристика субстантивированных местоимений, в первую очередь, выражается в их особой частотности в разговорной речи.

К числу разговорных в обоих языках относятся субстантиваты: безнекел?р мн. – наши (близкие нам люди); минекел?р мн. – мои (родные, близкие), ??ркем, тел?с? кем неодобр. – всякие (разный, всевозможный); сезнеке – ваше (то, что принадлежит или свойственно вам); синеке – твой (муж, возлюбленный или жена, возлюбленная). Напр.: Без бит икебез д? ятим х?зер. Синекел?р д?, минекел?р д? бик ирт? китеп бардылар... (Г.Гыйльманов). ?Мы ведь оба теперь сироты. И твои, и мои ушли очень рано’; – Вcё-таки все они сволочи, – разрешала себе Ирина. – И мои, и твои. – Знаешь, в чём состоит родительская любовь? (В.Токарева).

Субстантивированные местоимения употребляются в образовании собственных имен, напр., в произведений искусств (артионимов): в названиях произведений – ?зем турында ?зем (А.Гыйл??ев). ?Сам о себе’, Барысы да советски (С.??л?л). ?Всё советское’ – произведения; Син минеке, ул синеке ?Ты – мой, он – твой’ – кинофильм; ?зебез ?сами’ – молодежный ток-шоу в телеканале «Татарстан – Я?а Гасыр»; в русском языке – в названиях произведений: Егор Булычов и другие (М.Горький), Прыжок в ничто (А.Беляев); Нечто о Нежине, или Дуракам закон не писан (Н.Гоголь); телепередач – Одна за всех, Я – путешественник; кинофильмов: Свой среди чужих, чужой среди своих, Господин Никто и др.

Субстантивированные местоимения в составе онимов в русском языке представлены значительно шире, напр., в названиях русских газет и журналов: Все для Вас, Моё, Я, Караван+Я, «Я сам» (журнал для дошкольного образования); магазина одежды – Твое; организации для перевозки людей – такси Твое; медицинской клиники – Он и Она;в названиях товаров (прагматонимов): Наше (вино), Ясамая (ватные палочки и т.д.), Я, Моё, Оно (соки).

Данные ономастические единицы обнаружены только в русском языке, это объясняется тем, что на сегодняшний день татарский язык не имеет достаточного широкого применения в потребительской сфере.

Отличительной особенностью субстантивированных местоимений по сопоставляемым языкам выступает то, что субстантиваты русского языка активно участвуют в образовании собственных имен (прагматонимов, эргонимов), что, как было отмечено выше, диктуется экстралингвистическими факторами.

В четвертой главе «Субстантивация имен числительных в татарском и русском языках» рассматриваются субстантивированные имена числительные.

Условием субстантивации числительных (как и других частей речи) является опущение существительного в двухсловном сочетании «числительное + существительное». Напр.: ?р??д?н ?ч солдат сикерде. Д?ртенчесе ?ст? калды (З.З?йнуллин). ?С кузова спрыгнули трое солдат. Четвертый остался наверху’; Вот, говорит, нос! для двух рос, а одному достался! (М.Салтыков-Щедрин).

Субстантивация имен числительных осуществляется двумя способами: 1) слово приобретает предметное значение при сохранении старого значения. В этом случае перед нами факт полной субстантивации с точки зрения слов, входящих в класс имен существительных; 2) слово приобретает предметное значение только в определенном контексте – окказиональная субстантивация. В обоих исследуемых языках это наиболее продуктивная и многочисленная группа субстантиватов. Напр.: Боларны? [тирм?не?]уртадагы ?чесе байныкы. Кызны? торганы шул ?чне? сул ягындагы ак ?й ик?нен ул бел? иде (Г.Ибра?имов) ?На восточной стороне большого озера, под светом яркой  луны, стоят в ряд двенадцать белых теремов. Три из них, посередине, богатых. Он знал, что девушка живет в белом доме, по левую сторону от этих трех’. Но эти три пришли в редакцию, как с базара, расторговавшись (Г.Бакланов).

Переход числительных в имена существительные проявляются в изменении синтаксической функции. Субстантивированные числительные употребляются для выражения субъекта и в предложении выполняют роль подлежащего. Напр.: Безне? халыкка хас ике т?р бел?зекне аерып ?йтерг? м?мкин: беренчесе тоташ, икенчесе буынлы (тупсалы) бел?зекл?р (Р.М?х?мм?дова). ?Можно различить два вида браслетов, свойственных нашему народу: первый – сплошной, второй – коленчатый (ступенчатый) браслеты’; Они тут все пролетариями переодеваются, сказал третий (М.Горький).

При субстантивации числительных важны, главным образом, следующие два момента: а) мысль направлена не на конкретный предмет, а на группу предметов, объединенных общностью количества; б) т.к. основное внимание направлено на количество, то происходит подчеркивание, акцентирование именно количества. Субстантивированные числительные отображают как количество, так и предмет, принимая все свойственные существительному элементы (аффикс множественного числа, падежные и притяжательные аффиксы и т.п.).

Субстантиваты как в татарском, так и в русском языках представлены следующими семантическими моделями со значениями: 1) лица, напр.:Беренче, сезне командир чакыра (Разг.) ?Первый, вас вызывает командир’; – Срочно передайте Первому. Я Четвёртый. Я Четвёртый. Бабушка приехала. В помощи не нуждаемся (В.Богомолов); 2) «балл, оценка»: бер ‘один’ (эквивалентом числительного бер,в вышеуказанном значении, в русском языке выступают базовые существительные «кол», «единица»), ике – два,?ч – три, д?рт – четыре, биш – пять, шутл. алты – шесть. Напр.: – Элек студентлар имтиханны ?чк?, д?ртк? яки бишк? бир?л?р иде... ? х?зер – ?ч ме?г?, д?рт ме?г?, ? кайсы х?тта ки биш ме?г? (Юмор). ?Раньше студенты сдавали экзамены на три, четыре или на пять… А сейчас – за три, четыре, а некоторые даже за пять тысяч’; – И тем, кто успешно справился с домашним заданием, я поставила…Ученики: – «Пять!» – «Шесть!» Учитель: – …хорошие отметки… (ПС); 3) карточных и др. игр; карточных терминов: егерме бер – двадцать одно («очко»), алтмыш алты – шестьдесят шесть и др. Напр.: Бер карчык ?зене? карта уйнап эшт?н чыгып бетк?н улына: «Их улым, улым, шул «егерме бер» харап итте инде сине», – ди ик?н (М.Гали) ‘Одна старуха говорит своему сыну, окончательно испортившемуся, играя в карты: «Эх, сынок, сынок, «двадцать одно» как раз и испортило тебя»’; Игра «Тысяча» ведется в основном по правилам «тысяча одного», но с определенными отличиями (ТВ); 4) субстантиваты ме? – тысяча, миллион, миллиард,которые субстантивируются в значениях: «огромное, несметное, неисчислимое количество кого, чего-л.», в т.ч.: а) в значении «большие деньги, состояние». Напр.: – Гомер буе ме?н?р, миллионнар бел?н эш итк?ч, исенд? калгандыр инде (Акч.). ?– Раз всю жизнь имела дело с тысячами, миллионами, наверное, запомнилось уж’; Куда футболисты вкладывают заработанные миллионы (КП); б) в значении «лица». Напр.: Азмы аны? кебекл?р бу ?ирд?! Ме?н?р, миллионнар!(М.К?биров). ?Мало ли таких, как он на этой земле! Тысячи, миллионы!’; Стань телеведущим! Тебя узнают миллионы! (ТВ); 5) «денежная сумма». Напр.: Беренче ме?не кулына тоткач, бер шеш? с?т бел?н ак ипи алып, «б?йр?м ?ст?ле» оештырды (Г.Гыйльманов). ?Получив свою первую тысячу, купил бутылку молока с белым хлебом, и устроил «праздничный стол»’; Дал я сорок вперед. У него пятьдесят два было, у меня тридцать шесть (Л.Толстой); 6) «написанная цифра». Напр.: 6 9ны? киресе – 6 обратное 9 (Разг.). Здесь, в значении «написанной цифры» может субстантивироваться любое количественное числительное; 7) «размер». Напр., в речи лиц, занимающихся фотографией: ?чк? д?рт три на четыре; 8) отвлеченного количества и арифметических действий. Напр.: – ?нием, унга бишне кушкач унбиш була бит? (?.Бикч?нт?ева). ?– Мамочка, если к десяти прибавить пять будет пятнадцать?’; Мы сложили: три и сорок восемь. Получилось пятьдесят один (В.Левшин, Э.Александрова); 9) «очки (счет)». Напр.: Магнитогорск «Металлург»ы икенче тапкыр Нижегородск «Торпедо»сын д?ртк? ике ис?бе бел?н ?и?де (ТЯ). ‘«Металлург» Магнитогорска выиграл во второй раз Нижегородскую «Торпеду» со счетом четыре один’; 29 ноября 2009 ... Манчестер Юнайтед разгромил Портсмут со счетом четыре один (Спорт); 10) «блюдо»: беренче – первое, ?ченче – третье; 11) «класс; группа»: беренчепервый,... унберенче одиннадцатый. Напр.: Бервакытны алтынчыда укыганда, ахрысы, тарих д?ресенд? ислам динене? барлыкка кил?е диг?н теманы ?тк?ч, ул ин?се бел?н дин турында, Алла турында б?х?с куертып ?иб?рде (Н.Ф?ттах). ‘Однажды, вроде, когда учился в шестом, после того как прошли на уроке истории тему о возникновении исламской религии, он затеял спор с мамой о религии, о Боге’; Со всех сторон Витя чувствовал на себе десятки удивленных, недоверчивых, настороженных взглядов учениц и учеников десятого «А» (В.Малов); 12) ТВ каналов. Напр.: Б?ген беренчед?н бик яхшы кино булачак Сегодня по первому очень хороший фильм покажут; 13) «год» («годы»). Напр.: Мен? бу ?йне салганга ике дист?д?н артык. ?йе, кырык беренчед? иде (З.З?йнуллин). ‘Больше два десятка уже как построили этот дом. Да, в сорок первом было’; Пнин преподавал в Вайнделле уже с середины сороковых, и я никогда не видел его более крепким, цветущим и уверенным в себе (В.Набоков).

Только татарскому языку присуща субстантивация порядковых числительных в значении «поминки по покойнику на третий (седьмой, сороковой) день»: ?чесе – ‘поминки ... на третий день’, ?идесе – ‘поминки ... на седьмой день’. Рассмотренные числительные субстантивировались в результате эллиптического опущения существительного к?н ‘день’, и принятия аффикса притяжательности. В русском языке опущение существительного «день» в словосочетаниях «три дня», «семь дней», «сорок дней» (имеющих сходный смысл), не наблюдается. Эквивалентами данных числительных в русском языке выступают имена существительные третьины, седьмины, сороковины или словосочетания поминки на третий (седьмой, сороковой) день.

Субстантивированные порядковые числительные со значением «часть, доля, результат деления какого-либо числа на равные доли»: сотая, десятая и др. присущи только русскому языку, напр.: Как найти 3% от числа? Разделить на 100, т.е. найти одну сотую или 1%, а потом умножить результат на 3 (Матем.). Эквивалентом слов, входящих в данную подгруппу, в татарском языке выступают количественные числительные, напр.: Бу – ?ирне? Кояштан алган ?ылылыгыны? й?зд?н бере диг?н с?з (Физика). ?Это – одна сотая тепла, которую Земля берет у Солнца’.

В обоих языках собирательные числительные субстантивируются со значением лица. Если в татарском языке собирательные числительные употребляются в значении количественных, то они субстантивируются в значении неодушевлённого существительного: 1) при абстрактном счете предметов, напр.: Бер??, ик??, ?ч??, д?рт??, Биш??, алтау ярата, ?зе, наян, ярата да, Юри ген? шаярта (Песня). ‘Один, два, три, четыре, пять, шесть – любит, Он сам, шутник, и любит, и дразнит’ и 2) при устных арифметических действиях, напр.: Бер?? кушам ик?? була ?ч?? (Разг.). ‘Один прибавлю два будет три’.

В нижепредставленной таблице семантических моделей субстантивированных имен числительных ряд моделей (со значениями: лица, денежной суммы, написанной цифры, отвлеченного количества и арифметических действий, «очки (счет)», ТВ каналов, «год» («годы»), «часть, доля, результат деления …») может выражаться любым числительным (количественным (лкч), собирательным (лсч), порядковым (лпч); в татарском языке – разделительным (лрч)), т.к. в их образовании может участвовать любое имя числительное.

Модели

Количественные

числительные

Порядковые

числительные

Собирательные числительные

 

  тат.яз.

    тат.яз.

тат.яз.

тат.яз.

   тат.яз.

 рус.яз.

1. Со значением лица

1.1. С общим значением лица

лкч

лпч

лсч

1.2.Со значением «должностное лицо»

3

3

1.3. Со значением «военнослужащий»

лпч

лпч

2. со значением «балл, оценка»

6

6

3. Со значением игр

4

7

4.Субстантиваты ме? – тысяча, миллион …

3

3

4.1. В значении «большие деньги»

3

3

4.2. В значении «лица»

3

3

5. Со значением: «денежная сумма»

лкч

лкч

6. Со значением «написанная цифра»

лкч

лкч

7. Со значением «размер»

лкч

лкч

8. Со значением

арифм. действий

лкч

лкч

9. Со значением «очки (счет)»

лкч

лкч

10. Со значением «блюдо»

4

4

11. Со значением «класс; группа»

11

11

12. Со значением ТВ каналов

лпч

лпч

13. Со значением «год» («годы»)

лкч

-

лпч

лпч

14. Со значением «столетие, век»

1

-

15. Со значением «поминки по покойнику …»

4

-

16. Со значением «часть, доля, результат деления …»

-

лпч

Сфера употребления субстантивированных числительных довольно широкая, если даже субстантивация числительных преимущественно окказиональная, и в основном отражается в речевом, ситуативном проявлении. Круг значений субстантивированных числительных широк, хотя они и не отражают каких-либо конкретных предметов. В них выражается абстрактно какое-либо количество однородных предметов. Это явление широко встречается в заключающих сложные мысли афоризмах, пословицах, поговорках, крылатых словах, напр.: ике сигез уналты ик?нне кем д? бел? ‘всем известно, что дважды восемь – шестнадцать’; ме?не с?йл?г?нн?н берне эшл?п к?рс?т? ме? кат артыграк ‘лучше один раз сделать, чем тысячу раз говорить’; двое дерутсятретий не мешай; один у каши сирота; одно дерево срубишьдесять посади и др. Возможны тождества субстантивированных числительных в составе пословиц, поговорок и фразеологизмов: бел?ге юан берне егар, белеме булган ме?не егарруки побьют одного, знание побьёт тысячу; бер?? сука бел?н, ?ид?? кашык бел?нсемеро с ложкойодин с плошкой; икене? берсе, икесене? берсеодноиз двух.

Примеры стилистической актуализации субстантивированных числительных, окруженных особым экспрессивным ореолом, встречаются в заглавиях произведений: Кырык д?ртне? буранлы кышы (Г.Галиев). ‘Холодная зима сорок четвертого’; Ме?н?р, яки г?з?л кыз Х?дич? (З.Бигиев). ‘Тысячи, или прекрасная Хадича’; Двадцать шесть и одна (А.Блок); Двенадцать (В.Маяковский); Трое (М.Горький), и в названиях кинофильмов В двадцать шестого не стрелять, Миллион в брачной корзине, Четвёртый, также в названиях телепередач – Одна за всех, Сто к одному и др.

В связи с изменениями в общественно-политическом строе страны за последние двадцать лет субстантивированные числительные первый – беренче, второй – икенче (в значении секретарь обкома, гаркома …), возникшие как советизмы, утратили стилистический оттенок новизны, и из неологизма превратились в историзмы. Напр.: М?гърур кыяф?тле ир-ат килеп керде ??м кунакка игътибар бел?н карап алгач, Беренче алдына, ?ст?лг? юка гына конверт куйды (Р.Мирх?йд?ров). ?Вошел импозантный мужчина и, после того, как пристально посмотрел на гостя, положил на стол Первому тонкий конверт’; Я была на приеме у Первого (Разг.).

Среди субстантиватов имеют место cитуативно-синонимические образования. Напр.: Аны? гуманитар ф?нн?рд?н биш ??м д?рт, ? математикадан . Шушы к?нн?рд? т?ртибенн?н ике куйганнар (Разг.). ‘У него по гуманитарным предметам пять и четыре (т.е. отлично и хорошо), а по математике только три (посредственно). На днях за дисциплину поставили два (плохо)’; Через час Суровцев объявил отметки, которые поставил министр, – только пять и четыре, четверок было мало (Д.Засосов, В.Пызин).

Шестая глава «Лексикографирование субстантиватов в татарском языке» посвящена вопросу лексикографирования субстантивированных имен прилагательных, отглагольных образований (причастия и имени действия), местоимения и имени числительного в татарском языке.

В первом параграфе рассматривается применение субстантивированных имен прилагательных в лексикографических источниках татарского языка.

А.А.Юлдашев справедливо отмечает, «конверсия по своему существу представляет собой сознательное словообразование и… подлежит обязательному отражению в грамматических описаниях, и в особенности – в словарях» .

При подаче субстантивированных прилагательных в словарях татарского языка необходимо учитывать четыре степени субстантивации: абсолютно-полную, относительно-полную, частичную (неполную) и окказиональную (контекстуальную).

Следует отметить, что в словари татарского языка (ТСТЯ 1977 – 1981; ТСТЯ 2005) не различаются полностью субстантивировавшиеся слова и слова, субстантивировавшиеся в связи с их употреблением в традиционных словосочетаниях: и те, и другие имеют в словаре одну и ту же помету: ?в значении существительного’. На наш взгляд, было бы более правильным дать вокабулами слова, прошедшие путь полной субстантивации, напр.:

аклар?белые’ ис. ?сущ.’, к?пл. ?мн’. Примерами абсолютно-полной субстантивации в татарском языке также выступают слова типа: 1) кызыллар ?красные’, у?нар ?правые’; 2) б?ртеклел?р ?зерновые’, кыяклылар ?злаковые’.

В отличие от абсолютно-полных субстантиватов, относительно-полные имеют в языке омонимичные образования. Это слова типа карт ?старый’ и карт ?старик’, бай ?богатый’ и бай ?богач’, яшь ?молодой’ и яшь ?возраст’, кара ?черный’ и кара ?чернила’, ак ?белый’ и ак ?белок, бельмо’.

Данные и подобные примеры следовало бы подать в словари в качестве омоформ к несубстантивированным, каковыми они и являются, напр.:

карт I ?старый’ сф. ?прил.’. Карт кеше ?старый человек’.

карт II ?старик’ ис. ?сущ.’. Ярлы карт ?бедный старик’.

Примеров относительной субстантивации в языке немного, и фиксация их в словарях в качестве омоформ к несубстантивированным, было бы более правильным.

Примеры частичной (неполной) субстантивации следует подать в словарях в одной статье с мотивирующим именем прилагательным после арабской цифры и с пометой ?в значении существительного’, напр.:

сабый ?маленький’ сф. ?прил.’. Сабый бала ?маленький’. 2. ис. м?гъ. ?в зн. сущ.’ Сабый уйный ?младенец играет’.

В речи часто встречается окказиональная (контекстуальная) субстантивация, когда имя прилагательное субстантивируется окказионально, ситуативно, лишь в рамках определенного контекста.

Примеры окказиональной субстантивации  не следует включать в словари, в противном случае можно дойти до абсурда, т.е. «любое слово, употребленное в типичной для имени существительного функции подлежащего и дополнения, невольно воспринимается как существительное» .

Во втором параграфе рассматривается лексикографирование субстантивированных причастий.

Как правило, в толковых словарях тюркских языков, в т.ч. и татарского языка, собственно причастия не выделяются отдельными статьями. Это вполне обосновано: будучи глагольной формой, причастие сохраняет значение исходного глагола, поэтому его дублировать нецелесообразно. Напр., в ТСТЯ причастие х?рм?тл??че, х?рм?т ит?че ?уважающий’ не дается отдельной статьей, его значение можно определить по значению глагола х?рм?тл?? ?уважать’1. Олылау, ихтирам ит? ?относиться с уважением’; 2. Т?рбиял??, т?рбия к?рс?т?, карау, багу ?воспитывать, ухаживать’ (ТСТЯ 1981).

Словари татарского языка в основном ограничиваются подачей лишь одиночных субстантиватов (укытучы ?учитель’, к?т?че ?пастух’). В то  время как в двуязычных словарях представлены и составные термины, одним из компонентов которых является причастие (газ ?тк?р?че ?газификатор; газовщик’, газап чиг?че ?страдалец, мученик’). Однако составные причастные формы в них даны в словарной статье «сплошным текстом, по принципу первого слова после перевода значений заглавного слова» (ТРС 1988), напр.:

такта сущ. доска, лес; … такта яручы распиловщик (ТРС 1988).

Аналогичная картина наблюдается и в двухтомном татарско-русском словаре (ТРС 2007), напр.:

корыч сущ. сталь // стальной; тутыкмый торган корыч нержавеющая сталь … ? корыч коючы (эрет?че) сталевар, сталелитейщик (ТРС 2007).

Ф.И.Тагирова, разработав пути усовершенствования подачи сложных слов в словарях татарского языка, отметила необходимость «включать в состав словника раздельнооформленные сложные слова (тезм? с?зл?р), при отборе которых следует опираться на критерии различения сложных слов от других сложных конструкций» . Мы, вслед за Ф.И.Тагировой, подтверждаем целесообразность подачи в качестве вокабул раздельнооформленных композит, в т.ч. и составных терминов одним из компонентов которых является причастие (жавап бир?че ?ответчик’, утиль ?ыючы ?утильщик’), иначе часть лексического богатства языка остается неучтенной.

В словарях татарского языка причастные формы представлены следующими способами:

1) в составе глагольной формы при соответствующем глаголе, напр.:

адашырга гл. заблудиться (напр., в лесу) 2. блуждать, плутать 3. в знач. прил. адашкан заблудивший, заблудившийся;

2) причастия выделяются в отдельную статью и рассматриваются как самостоятельные слова (результат адъективации или субстантивации), напр.:

агулаучы прил. отравляющий // сущ. отравитель. Как видим, адъективированное причастие может выступить связующим звеном в пути к субстантивации (так называемая опосредованная субстантивация: причастие > адъективированное причастие (имя прилагательное) > субстантивированное причастие (имя существительное)), напр.:

белг?н 1. прич. от белерг? 2. в знач. прил. знакомый

б?ял??че сущ. оценщик, расценщик; б?ял??че булып эшл?? работать оценщиком

булдыручы сущ. 1. работающий, добытчик; 2. создатель, творец

гадил?штер?че сущ. упроститель; упрощенец; ?итди м?сь?л?не гадил?штер?чел?р упростители серьезных вопросов.

Обобщая материал параграфа, можно заключить, что составители татарских словарей и авторы словарей других тюркских языков не разработали четких критериев подачи этого лексико-грамматического разряда в лексикографических изданиях, что объясняется, прежде всего, теоретической неразработанностью понимания природы причастия и процессов его переходности. Учитывая этот, в словари татарского языка при подаче причастий следует вносить следующие корректировки:

во-первых, всегда необходимо учитывать тот факт, что причастия приводятся в словаре только в том случае, если они выступают в значении соответственно прилагательного или существительного;

во-вторых, включать в состав словника раздельнооформленные сложные слова, одним из компонентов которых являются причастия (сарык ?рчет?че ?овцевод’, сорт сынаучы ?сортоиспытатель’, сыер савучы ?дояр’, уйлап табучы ?изобретатель’).

В третьем параграфе рассматривается подача субстантивированных имен действия в словарях татарского языка.

В тюркских языках, в частности в татарском, до сих пор не найден оптимальный вариант передачи глаголов в словарях.

В огузских и карлукских языках словарной формой глагола принята форма на -мак (в узбекском, азербайджанском, турецком и др.), что соответствует природе этих языков, в кыпчакских – форма на -у (в казахском, татарском, башкирском и др.).

Лексикографирование глагольных форм на -у затрудняет понимание словарных статей, т.к. данной формой в языке передаются как имена действия, так и существительные, образованные от них путём субстантивации.

Использование в качестве словарной формы имени действия на -у приводит к тому, что в словарях очень часто не фиксируются имена существительные, образованные путём субстантивации. Наиболее удачный вариант передачи русских имён действия на родной язык найден в русско-татарском словаре, изданном под редакцией Ф.А.Ганиева (РТС 1997), напр.:

вязание 1. см. вязать; 2. б?йл?г?н ?йбер, б?йл?нг?н ?йбер, б?йл??.

В таком оформлении виден перевод значений и глагола, и субстантивированного имени действия.

В тюркской лексикографии окончательно не выработаны единые критерии включения глаголов в словари. При лексикографировании глаголов в тюркских языках необходимо учитывать имена действия и образованные от них путём субстантивации существительные. Для этого в толковых словарях тюркских языков, на наш взгляд, было бы более целесообразно оформить глаголы в форме чистой их основы (КТС 1978). А имена действия и их «опредмеченные» пары (если имя действия субстантивировано) представлять в одной  статье под цифрами 1, 2 и т.д., напр.:

буяу и д. 1. 1) крашение; 2) перен. приукрашивание чего-л. 2. 1) краска … 2) окраска …

Четвертый параграф посвящен анализу субстантивированных имен числительных и местоимений в словарях татарского языка.

В словарях татарского языка субстантивированные числительные в основном даны в одной словарной статье с мотивирующим именем числительным после арабской цифры и с пометой ?в значении существительного’, напр.:

кырык ?сорок’ сан ?числ.’ 40 саны ?цифра 40’ 2. и. м?гъ. ?в знач. сущ.’ кырыгы дини Кеше ?лг?нн?н со? кырык к?н ?тк?ч, аны иск? алу й?зенн?н ?тк?рел? торган йола?поминки по покойнику на сороковой день после его смерти’ (ТСТЯ 1979).

В трехтомном толковом словаре татарского языка (ТСТЯ 1977–1981) представлены субстантивированные числительные (15) икенче ?второе’; ?три’; ?идесе ?поминки по покойнику на седьмой день’ и др.

Разработка субстантивированных имен числительных в трехтомном словаре не вызывает особых затруднений, – она соответствует общей теории лексикографирования конверсивов, – в словарях в большинстве своем даются слова, прошедшие путь полной субстантивации, т.е. узуальные образования, а окказионализмы в словарях в основном не фиксируются.

В однотомном толковом словаре субстантивация порядковых числительных не расписана, а определена грамматическим составляющим самой субстантивации, составители словаря определили ее как результат эллипсиса, напр.:

бишенче т?рт. саны 1. … 2. ис. м?гъ. Сан янында килг?н исемне кыскартканда ?В результате усечения (эллипсиса) имени существительного в словосочетаний «имя существительное + имя числительное»’. Бишенчег? к?ч? ?перейти в пятый’. Данный прием представляется достаточно удачным, особенно с точки зрения практики – он позволяет значительно сократить объем словарной статьи и компактно показать соотношение значений в зависимости от их грамматической характеризованности, что облегчает их усвоение. Однако у ряда других порядковых числительных (алтынчы ?шестой’, д?ртенче ?четвертый’) субстантивированное значение в словаре не представлено.

Известно, что в двухтомном татарско-русском словаре (ТРС 2007) субстантивированные числительные даны несистемно. Так, переход порядковых числительных в существительные в словаре передан по-разному:

а) в пределах одной статьи как одно из значений многозначного слова при помощи вертикальных параллельных линий:

тугызынчы числ. поряд. девятый|| сущ. перен. девятый класс;

б) в рамках одной словарной статьи как одно из значений многозначного слова за арабской цифрой:

бишенче числ. поряд.4. в знач. сущ. пятерка, пятый (о городских транспортных средствах);

д?ртенче числ. поряд. … 3. в субст. употр. разг. 1) четверка; 2) мн.ч. ~ л?р четвероклассники;

икенче числ. поряд. 1. … 2) в знач. сущ. мн. икенчел?р второклассники, второклассницы; учащиеся второго класса ... 3. в знач. сущ. второе (блюдо).

Субстантивированные местоимения в словарях татарского языка также даны в одной словарной статье несубстантивированным местоимением, напр.:

минеке ?мой’ алм. ?мест.’. Кемне? яки н?рс?не?дер беренче зат исеменн?н с?йл??чег? караган булуын белдер? ?мое’ 2. и. м?гъ. ?в знач. сущ.’. Ир, с?йг?н яр турында?муж, возлюбленный’ (ТСТЯ 1979).

Местоимения подвергаются только частичной, окказиональной, субстантивации. По анализам словарей татарского языка нами было выявлено десять случаев фиксации субстантивированных местоимений: минеке ‘мой’ (муж, хозяин); н?рс? ‘что’; уст. ??мгысы ‘множественное (число)’; уст. б?тен (монета в 1 рубль) и др.

Немногочисленность субстантивированных местоимений, зафиксированных в лексикографических источниках татарского языка, объясняется тем, что местоимения преимущественно субстантивируется в контексте, а контекстные переходы в словарях не отражаются.

Учитывая самостоятельный статус субстантиватов, их широкий спектр и продуктивность, в словарях татарского языка следует представить их вокабулами. Также необходимо исключить подачу в словарях окказиональных, контекстуальных субстантиватов, функционально не освоенных; фразеологизмы, пословицы и поговорки не должны служить иллюстрацией окказионально-ситуативных субстантиватов. Они могут выступать лишь как дополнительный иллюстративный пример употребления функционально закрепленных субстантиватов в художественной литературе; дать омонимами только те образования, которые прошли путь полной субстантивации;  мотивированный всегда должен следовать за мотивирующим; включать в состав словника раздельнооформленные сложные слова (тезм? с?зл?р), одним из компонентов которых являются причастия (бала караучы ?няня’, хат ташучы ?почтальон’); во всех словарях татарского языка разработать абсолютно единообразную подачу субстантиватов.

В Заключении диссертации отражены и обобщены основные результаты исследования в соответствии с поставленными задачами, приводятся общетеоретические выводы и намечаются возможные перспективы дальнейшего исследования. Использование комплексного анализа позволило выявить структурно-семантические и функционально-стилистические особенности частеречной транспозиции (субстантивации) в татарском и русском языках. 

Результаты сопоставительного анализа субстантивной транспозиции свидетельствуют о том, что в лингвистике определены и зафиксированы возможные направления рассматриваемого процесса. Принципиально общим для сопоставляемых языков является процесс субстантивации всех частей речи. Наиболее продуктивны и частотны субстантивации в обоих языках имен прилагательных и причастий, менее – местоимений и числительных

Главным условием субстантивации является наличие семантических моделей. Семантико-тематический анализ субстантиватов представляет собой определенные модели, которые в большинстве случаев адекватны в исследуемых языках.  Одинаковость семантических моделей в татарском и русском языках убедительно демонстрирует определенную общность в системе образования субстантиватов в разноструктурных языках, что вполне закономерно и свидетельствует о наличии межъязыкового сходства.

Наши разыскания показывают, что субстантивация является одним из типов конверсии и в обоих исследуемых языках является продуктивным способом словообразования.

Анализ включения субстантиватов  в татарские словари показал, что в них: а) не все существительные, образованные по конверсии, охвачены; б) в словарях нарушен порядок расположения существительных, образованных субстантивацией; в) прилагательные и образованные от них существительные зарегистрированы то как самостоятельные слова, то как комплексные слитные слова, то как значения исходного слова – прилагательного, т.е. по трем принципам. Это обстоятельство не полностью отвечает требованиям современной лексикографической теории.

Комплексное и сопоставительное описание языков в плане исследования процесса субстантивации позволяет глубже изучить структуру каждого из этих языков, а также выявить типологические схождения и расхождения между данными.

Предложенный метод полиаспектного исследования субстантиватов татарского и русского языков как сложного и многогранного лингвистического объекта может быть использован при изучении субстантиватов других разноструктурных языков.

Основные положения и результаты исследования получили отражение в следующих публикациях:

Монографии:

1. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивные прилагательные в татарском и русском языках / А.Ф.Гайнутдинова. – Казань: «Фикер», 2004. – 136 с.

2. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивация отглагольных образований в татарском и русском языках / А.Ф.Гайнутдинова. – Казань, 2011. – 208 с.

Словарь:

3. Гайнутдинова А.Ф. Татар телене? исемл?шк?н с?зл?р с?злеге / Словарь субстантиватов татарского языка / А.Ф.Гайнутдинова. – Казан: Алма-Лит, 2011. – 172 б.

Статьи в журналах, входящих в перечень ВАК РФ:

4. Гайнутдинова А.Ф. Тематические группы субстантивированных имен действия в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Чувашского государственного университета. – Чебоксары, 2010. № 1. – С.171-175.

5. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивация причастий в разноструктурных языках: сопоставительный аспект (на материале русского и татарского языков) / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – Челябинск, 2010. № 6. – С.243-252.

6. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивации количественных числительных в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Читинского государственного университета. – Чита, 2010. № 7 (64). – С.45-49.

7. Гайнутдинова А.Ф. Структурно-функциональная характеристика субстантивированных причастий в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник университета Российской академии образования. – М., 2010. №4. – С.64-68.

8. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивация местоимений в русском языке. Тематические группы субстантивированных местоимений / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Челябинского государственного университета. – Челябинск, 2010. Выпуск 45. –  С.17-20.

9. Гайнутдинова А.Ф. Функционально-стилистические особенности субстантивированных причастий в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Поморского университета. – Архангельск, 2010. № 8. – С.181-185.

10. Гайнутдинова А.Ф. Три плюс два (О субстантивации числительных в русском языке) / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. – Челябинск, 2010. № 6. –  С.243-252.

11. Гайнутдинова А.Ф. О разновидностях перехода причастий в имена существительные в русском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Мир науки, культуры, образования. – Горно-Алтайск, 2010. № 4. – С.65-68.

12. Гайнутдинова А.Ф. Функциональная характеристика  субстантивированных числительных в русском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Известия Волгоградского государственного педагогического университета. – Волгоград, 2010. – С.79-82.

13. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивации причастий со значением лица в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Вятского государственного университета. – Киров, 2011. –  С.79-82.

14. Гайнутдинова А.Ф. Семантико-тематическая характеристика субстантивированных местоимений в разноструктурных языках: сопоставительный аспект (на материале русского и татарского языков) / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета. – Казань, 2011. № 2. – С.101-105.

15. Gainutdinova A.F. Substantivation of pronouns in Turkic languages (on material of theTatar language) / A.F.Gainutdinova // Oriental Languages and Cultures. – Cambridge, 2008. – 10 p.

Статьи и иные научные публикации:

16. Салимова Д.А., Гайнутдинова А.Ф. Семантические группы субстантивированных прилагательных в русском языке / Д.А.Салимова, А.Ф.Гайнутдинова // Единицы разных уровней языка: структура, семантика, функция. Межвузовский сборник научных трудов Тул. гос. пед. ун-та. – Тула,1997. – С.85-91.

17. Гайнутдинова А.Ф. О разновидностях перехода имён прилагательных в имена существительные в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Гуманитарные науки в профессиональной подготовке специалиста. – Казань,1998. – С.13-15.

18. Гайнутдинова А.Ф. К вопросу о субстантивации имен прилагательных в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Языковая ситуация в Республике Татарстан: состояние и перспективы (часть II). – Казань, 1999. – С.132-133.

19. Гайнутдинова А.Ф. О разновидностях перехода имен прилагательных в имена существительные в русском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Новационные процессы в образовательных системах. – Казань, 1999. – С.75-80.

20. Гайнутдинова А.Ф. О тематических группах субстантивов татарского языка / А.Ф. Гайнутдинова // Проблемы лексикологии и лексикографии татарского языка. – Казань, 1999. – С.106-109.

21. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивированных прилагательных русского языка / А.Ф.Гайнутдинова // Материалы Международной  научно-практической конференции «Народы России и Татарстана: возрождение и развитие (часть I)». – Альметьевск, 2000. – С.56-59.

22. Гайнутдинова А.Ф. М?кт?п д?реслекл?ренд? конверсия  к?ренешен? карата / Явление конверсии в школьных учебниках / А.Ф.Гайнутдинова // Материалы Международной  научно-практической конференции «Народы Росси и Татарстана: возрождение и развитие (часть I)». – Альметьевск, 2000. – С.64-67.

23. Гайнутдинова А.Ф. К тематической характеристике субстантивов в русском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Гуманитарное образование в высшей школе: языкознание, педагогика, психология. – Казань, 2000. – С.45-52.

24. Гайнутдинова А.Ф. О подаче субстантивированных прилагательных в словарях татарского языка / А.Ф.Гайнутдинова // Проблемы лексикологии и лексикографии татарского языка. – Казань, 2001. – С.81-85.

25. Гайнутдинова А.Ф. Тематические группы русских и татарских субстантивированных прилагательных: сопоставительный аспект / А.Ф.Гайнутдинова // Проблемы языка, литературы и народного творчества. Сборник аспирантских работ. – Казань, 2002. – С.3-9.

26. Гайнутдинова А.Ф. К сопоставительному изучению субстантивированных прилагательных в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Проблемы словообразования в тюркских языках. – Казань, 2002. – С.146-150.

27. Гайнутдинова А.Ф. О подаче конверсивов в словарях (на материале русского и татарского языков) / А.Ф.Гайнутдинова // Труды Казанской школы по компьютерной и когнитивной лингвистике. ТЕL-2004. Выпуск 8. – Казань: «Отечество», 2004. – С.84-87.

28. Гайнутдинова А.Ф. ТРСны редакциял?? барышында туган кайбер фикерл?р / Мысли, возникшие в процессе редактирования ТРС / А.Ф.Гайнутдинова // Проблемы лексикологии и лексикографии татарского языка. – Казань, 2005.

29. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивации имен действия в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Казань и Алтайская цивилизация: 50-я международная научная алтаистическая конференция.– Казань, 2007. – С.61-63.

30. Гайнутдинова А.Ф. Г.Ибра?имов ?с?рл?ренд? исемл?шк?н с?зл?р ??м аларны? кулланылыш ?зенч?лекл?ре / Субстантивы в произведениях Г.Ибрагимова и особенности их употребления / А.Ф.Гайнутдинова // Г.Ибра?имов ??м XXI гасыр: тууына 120 ел тулуга багышланган халыкара ф?нни-гам?ли конференция материаллары. – Казан, 2007. – Б.215-219.

31. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивации числительных в татарском и русском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Проблемы преподавания русского языка и литературы в условиях двуязычия: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. – Стерлитамак, 2007. – С.36-41.

32. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивации числительных в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Тенишевские чтения – 2007: Сборник научных статей. – Казань: Gumanitarya, 2007. – С.113-115.

33. Гайнутдинова А.Ф. Г.Ибра?имов ?с?рл?ренд? конверсивлар ??м аларны? кулланылыш ?зенч?лекл?ре / Конверсивы в произведениях Г.Ибрагимова и особенности их употребления / А.Ф.Гайнутдинова // Материалы Международной конференции «Наследие Г.Ибрагимова и современность». – Набережные Челны, 2007. – С.127-130.

34. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивированные причастия в татарском языке и особенности их употребления в языке официальных документов / А.Ф.Гайнутдинова // Современные языковые процессы Республики Татарстан и Российской Федерации: Законодательство о языках в действии. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой 15-летию принятия Закона о языках. – Казань: Таткнигоиздат, 2007. – С.409-411.

35. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивация местоимений в тюркских языках (на материале татарского языка) / А.Ф.Гайнутдинова // Восточные языки и культуры. Материалы I международной научной конференции 22-23 ноября 2007г. – М.: Изд-во РГГУ, 2007. – С.24-27.

36. Гайнутдинова А.Ф. О разновидностях субстантивации глаголов в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Филологическая наука конца 20 начала 21 века: проблемы, опыт исследования, перспективы. Материалы всероссийской научно-практической конференции, посвященной 75-летию заслуженного деятеля науки РТ и РФ, доктора филологических наук, профессора Л.Ш. Арсланова. – Елабуга, 2007. – С.165-168.

37. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивированные имена действия в тюркских языках и их отражение в словарях (на материале казахского языка) / А.Ф.Гайнутдинова // ?асырлар то?ысындагы т?ркi ?ркениетi: саясат, экономика ж?не м?дениет // Халы?аралы? ?ыл.-т?ж. конф. материалдары – Орал: «А?артушы» мемлекеттiк тiлдi о?ыту орталы?ы, 2007. – С.72-75.

38. Гайнутдинова А.Ф. «О семантико-стилистических функциях субстантивированных причастий и прилагательных в поэтических произведениях Ф.Карима» / А.Ф.Гайнутдинова // «Ф.К?рим – шагыйрь ??м яугир». – Казан, 2009. – С.192-195.

39. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивированные имена действия в тюркских языках и их отражения в словарях/ А.Ф.Гайнутдинова // Московский институт иностранных языков, научный журнал «Вопросы филологии»: V Международная научная конференция «Язык, культура, общество». – М., 2009. – С.232.

40. Гайнутдинова А.Ф. Татар теленд? конверсияне? бер очрагы буларак исемл?ш? / Субстантивация как частный аспект конверсии в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Мilli м?d?ni?т.  № 20. – Казан, 2010. – Б.34-36.

41. Гайнутдинова А.Ф. Лексикографирование причастных форм в словарях тюркских языков / А.Ф.Гайнутдинова // Восточные языки и культуры. Материалы II международной научной конференции 22-23 ноября 2010г. – М.: Изд-во РГГУ, 2010 – С.24-27.

42. Гайнутдинова А.Ф. Роль субстантивации в образовании собственных имен в русском и татарском языках/ А.Ф.Гайнутдинова // Ономастика Поволжья. Материалы XII Международной научной конференции. – Казань, 2010. – С.47-50.

43. Гайнутдинова А.Ф. «Функционально-стилистическая характеристика субстантивированных местоимений в русском и татарском языках» / А.Ф.Гайнутдинова // III Международная тюркологическая конференция. – Елабуга, 2010. – С.38-42.

44. Гайнутдинова А.Ф. М.Гафури поэзиясенд? исемл?шк?н алмашлыкларны? кулланылыш ?зенч?лекл?ре  / Особенности употребления субстантивированных местоимений в поэзии М.Гафури / А.Ф.Гайнутдинова // М.Гафури: ?дип ??м халык язмышы. – Казан, 2010. – Б.191-194.

45. Гайнутдинова А.Ф. Семантико-тематическая характеристика субстантивированных числительных в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Язык. Культура. Общество. Межвузовский сборник научных трудов (выпуск 2). – Саранск, 2010. – С.60-64.

46. Гайнутдинова А.Ф. Тематическая характеристика субстантивированных причастий в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Вестник КГУКИ. – Казань, 2010. № 3. – С.71-78.

47. Гайнутдинова А.Ф. Субстантивация причастий в татарском и русском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Творческие связи Казанской тюркской лингвистической школы: материалы международной научно-практической конференции, посвящённой 80-летию Мирфатыха Закиева (Казань, 9 октября 2008). – Казань, 2010. – С.308 -309.

48. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивации подражательных слов в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Тумашевские чтения: актуальные проблемы тюркологии. Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. Тюменский государственный университет, 17 октября 2010г. – Тюмень: изд-во «Печатник», 2010. – С.116-119.

49. Гайнутдинова А.Ф. Конверсионные образования существительных в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Словообразование в тюркских языках: исследование и проблемы: материалы Международной тюркологической конференции, посвященной 80-летию Фуата Ганиева (Казань, 20-21 сентября 2010 г.). – С.171-175.

50. Гайнутдинова А.Ф. О субстантивации количественных числительных в татарском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Жизнь, посвященная тюркологии. – Вып.2. – Казань, 2011. – С.137-142.

51. Гайнутдинова А.Ф. Семантическая характеристика субстантиватов в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Язык. Образование. Культура: материалы международной конференции студентов, аспирантов, молодых преподавателей и ученых 12-13 мая 2011. – Пенза: ПГУАС, 2011. – С.178-182.

52. Гайнутдинова А.Ф. Семантико-стилистические функций субстантиватов в поэзии Габдуллы Тукая / А.Ф.Гайнутдинова // Габдулла Тукай мирасы ??м милли-м?д?ни багланышлар: ГабдуллаТукайны? тууына 125 ел тулуга багышланган халыкара ф?нни-гам?ли конференция материаллары (25 апрель 2011 ел). – Казан, 2011. – Б.245-246.

53. Гайнутдинова А.Ф. Тематическая характеристика субстантивированных причастий в русском языке / А.Ф.Гайнутдинова // Славянские языки и культуры: прошлое, настоящее, будущее. Материалы IV международной научно-практической конференции (Иркутск 24-25 мая 2011). – Иркутск: ИГЛУ, 2011. – С.78-83.

54. Гайнутдинова А.Ф. О способах субстантивации причастий в русском и татарском языках / А.Ф.Гайнутдинова // Жизнь, посвященная тюркологии. – Вып.2. – Казань, 2011. – С.71-75.

Юлдашев А.А. Конверсия в тюркских языках и ее отражение в словарях // Советская тюркология. – 1970. – № 2. – С. 80

Смирницкий А.И. Так называемая конверсия и чередование звуков в английском языке // Иностранные языки в школе. – 1959. – №5. – С.109.

Тагирова Ф.И. Лексикографирование и орфографирование сложных слов татарского языка. – Казань: Изд-во "Печатный двор", 2005. – С.62, 63.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.