WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Частеречная транспозиция (субстантивация) в татарском языке в сопоставлении с русским языком

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

В третьем параграфе проводится обзор функционально-стилистических особенностей субстантивированных имен прилагательных. Стилистический план употребления субстантивированных прилагательных в обоих языках достаточно широк, они могут быть как элементами разговорного, так и подвидов книжного стиля речи. Подавляющее число анализируемых единиц представлено в нейтральном стиле: бай – богатый, татлы – сладкое.

Субстантиваты участвуют в формировании общественно-политической, социальной лексики: з??г?рл?р голубые, суллар – левые, ультра у?нар – ультраправые и т.д.

Субстантивированные прилагательные в обоих сопоставляемых языках используются в образовании собственных имен (антропонимов, эргонимов, прагматонимов и др.). В татарском языке: Г?з?л, Ирк?, Сылу (женские имена), Батыр, Газиз, Камил, Н?фис (мужские имена) и др. В русском языке среди антропонимов, образованных субстантивацией, отмечены как имена, фамилии (патронимы), так и прозвища людей: Грозный, Горький, Премудрый и др.

Подмечено также обилие заглавий с субстантивированными прилагательными, напр., в названиях художественных произведений: Б?хетсезл?р б?хете (Ф.Садриев). ?Счастье несчастных’, ?илк?нсезл?р (К.Тинчурин). ?Без ветрил’, Матур туганда (Ш.Камал). ?Когда рождается прекрасное’; Кроткая (Ф.Достоевский), Нищий (М.Лермонтов); Толстый и тонкий (А.Чехов); в названии телепередачи: Очевидное-невероятное.

Субстантивированные прилагательные участвуют и в образовании эргонимов (наименования организаций и др.). В татарском языке это примеры типа: Б?хетле ?счастливый’(торговый центр), Т?мле ?вкусный’(кондитерская), Татлы ?сладкий’(магазин продуктовый), Бай ?богатый’(видеостудия) и др. В русском языке – Связной, Парикмахерская, Шашлычная и др.

Высокочастотными в обоих сопоставляемых языках выступают субстантиваты нейтрального стиля (в татарском языке их 48%, в русском – 49,7% от общего количества). Субстантиваты разговорного и книжного стилей в обоих языках умеренночастотны (16 %).

Как в татарском, так и в русском языках малочастотны образования пассивной лексики: диалектные (в татарском – 3,6%; в русском – 6,4%), устаревшие (3,4% и 5,1%), неологизмы (0,3% в татарском языке и 4,7% в русском).

Об активности отдельных субстантиватов свидетельствует их употребление в пословицах, поговорках и во фразеологизмах, напр., в татарском языке: ертык тишект?нк?л? ?прореха смеется над дыркой’, ирк?кайда, юл?р шунда ?где избалованность, там и глупость’; в русском – тихий наедет, а бойкий сам наткнется; умный знает и спросит, а глупый не знает и не спрашивает. Они встречаются в разного рода афоризмах: новое – это хорошо забытое старое; лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным.

Встречаются случаи адекватного соответствия в обоих языках субстантиватов в составе пословиц, поговорок и фразеологизмов: тиле кызылга кызыгавсякий дурак красному рад, б?кренекабер ген? т?з?т?горбатого только могила исправит и др.

Третья глава «Переход отглагольных образований в имена существительные в татарском и русском языках» посвящена анализу субстантивации причастий в татарском и русском языках, и переходу имен действия в имена существительные в татарском языке.

В первом параграфе анализируются пути, способы и условия перехода причастий в имена существительные. Переход причастий в существительные сопровождается тем, что отпадает надобность в определяемом существительном, категории рода, числа и падежа у них становятся независимыми, в предложении они выполняют характерные для существительного синтаксические функции, могут иметь при себе определения, т.е. у них развивается значение предметности и утрачиваются глагольные признаки, напр., будущее – кил?ч?к, ведущий – алып баручы, провожающие – озатучылар и т.д.

Субстантивация причастий в обоих сопоставляемых языках имеет девять разновидностей: 1) субстантиваты как результат непосредственной (причастие > существительное) субстантивации причастий. Напр.: ??м кил?ч?кт? укучыны? к?рм?г?нен к?рс?т?ч?кл?рен? зур ышаныч уята (М.К?биров). ?И верится, что задаст жару читателю в будущем’. Язучыга укучыларыны? к?п булуы м??им, артистларга – заллар тулуы... (М.К?биров). ?Для писателя необходимо, чтоб было больше читателей, а для артистов – полный зал’; Мужчина за столом начал читать: – ... Возраст тридцать лет, рост метр шестьдесят восемь... Имеется отчетливая вдавленная борозду на лобной части головы, наличие темного пятна на верхнем веке правого глаза... – Читающий поднял голову и внимательно посмотрел на Есенина, – от кого же Вам так досталось, голубчик? Не сами же Вы себе фингал под глазом поставили? – И прежде, чем Сергей успел объяснить, читающий сказал, – ну ладно-ладно, с этим потом... (Ю.Гранатова); 2) субстантиваты как результат опосредованной (причастие > прилагательное > существительное) субстантивации причастий. Напр.: … вакыт, туктамыйча агучы ??м агулаучы вакыт (Ф.Яхин). ?… время, непрерывно текущее и отравляющее время’. Халкыбызны? а?-зи?енен агулаучы бу б?нд?л?р татарча с?йл?шс? д?, аларны татар дип ?йтерг? тел ?йл?нми... (БГ). ?Язык не поворачивается назвать этих людей, отравляющих сознание народа, татарами, хотя они и говорят по-татарски’. ?з-?зл?рен агулаучылар т?тен пыскыткан арада, ?леге куркыныч чирд?н файдаланып акча эшл?рг? тел??чел?р к?нн?н-к?н арта (ВТ). ?В то время как самоотравители дымят, желающих заработать на этом страшном недуге становится все больше и больше’; Секретарь Гарина, одна из пишущих барышень и двое рассыльных были агентами Мак Линнея (А.Толстой); 3) субстантиваты как результат окончательного перехода причастия в имена существительные, т.е. как результат полной субстантивации (укытучы ?учитель’, к?т?че ?пастух’; приданое, подсудимый); 4) субстантиваты как результат окказионального употребления причастия (неполная субстантивация): бир?че ??м алучы б?х?се – спор дающего и берущего; 5) субстантиваты как результат эллипсиса (?телг?н (материал) – пройденный (материал); 6) субстантиваты как результат употребления причастия в форме Pl tantum (имез?чел?р – млекопитающие, с?йр?л?чел?р – пресмыкающиеся); 7) субстантиваты как результат закрепления причастия в форме Sg tantum (ким?че – уменьшаемое, б?лен?че делимое); 8) субстантиваты как результат употребления сложных слов, одним из компонентов которых являются причастия (ил гиз?че ‘путешественник’, эшбашкаручы ‘делопроизводитель’; впередсмотрящий, незаконнорожденный); 9) субстантиваты как результат использования причастия при обращении: Гаепл?н?че, басыгыз! – Обвиняемый, встаньте!

В процентном отношении разновидности субстантиватов можно представить следующим образом: как результат непосредственной субстантивации причастий – 24%; опосредованной субстантивации причастий – 20%; окончательного перехода причастия в имена существительные (результат полной субстантивации) – 18% и 9%; окказионального употребления причастия – 12% и 13%; эллипсиса – 7,4% и 11%; употребления причастия в форме Pl tantum – 5,8% и 6,8%; употребления сложных слов, одним из компонентов которых являются причастия – 5,4% и 5,6%; закрепления причастия в форме Sg tantum – 4,8% и 6,8%; использования причастия при обращении – 2,6% и 3,8%.

Вышерассмотренный материал показывает, что разновидности перехода субстантивированных причастий в имена существительные по языкам в принципе совпадают. Количественное несоответствие некоторых разновидностей, объясняется, в первую очередь, разным количеством мотивирующих причастий, т.е. тем, что большинство причастий татарского языка на русский язык передается именем существительным (укытучы – учитель, к?т?че – пастух, сайлаучы – избиратель и т.д.).

В разделах «субстантиваты как результат непосредственной субстантивации причастий» и «субстантиваты как результат опосредованной субстантивации причастий» квантитативный анализ может быть только приблизительным, т.к. одно и то же причастие, в зависимости от контекста, может быть результатом как опосредованной, так и непосредственной субстантивации. Напр.: Ял ит?чел?р ... м?йданчыкка килеп чыгачак (ШК). ?Отдыхающие ... попадут на площадку’. ... ял ит?чел?р (= ял итк?нн?р) бел?н с?йл?шерг? булдым (ВТ). ?Решил поговорить с отдыхающими (= отдыхавшими)’; Провожающие, (= провожавшие) теснясь, взволнованно перекидываясь словами, побежали из сарая к толпе на пустырь … (А.Толстой) и Пассажирский терминал создан на основе государственных стандартов, и имеет все условия. В том числе: зал ожидания для пассажиров, перрон для провожающих(ТиС). В первых примерах слова ял ит?чел?р ?отдыхающие’ и провожающие – результат непосредственной субстантивации (субстантивированное причастие сохраняет признаки глагола), а во втором случае – опосредованной.

Во втором параграфе демонстрируются семантико-тематические и структурные особенности субстантивированных причастий. Субстантивированные причастия в татарском и русском языках образовывают восемь семантико-тематических групп. Основное количество причастий в обоих сопоставляемых языках субстантивируется со значением лица (если в татарском языке всего 941 пример, из них 900 – со значением лица (это 96% от общего количества), в русском языке из 348 примеров, 277 – со значением лица (79,5 % от общего количества). Среди них выделяются:

1. Названия людей в зависимости от рода их занятий, профессии, должности, обязанностей (в татарском языке – 743 примеров; в русском – 228). Лишь часть субстантиватов, входящих в данную подгруппу, одинаково представлена в обоих языках, т.е. они являются субстантивированными причастиями как в татарском, так и в русском языках: г?рл??чеводящий, галящий; ?лгерм??че неуспевающий, отстающий (об учащемся), р?ислек ит?че председательствующий и др.

2. Названия людей в зависимости от их межличностных отношений: котыртучы ?подговорщик’, к??ел аздыручы ?соблазнитель’; желанный, уважаемый.

3. Слова, выражающие характер, какие-либо качества человека, психический склад лица: ?айлашучы ‘приспособленец’, пешм?г?н перен., разг. ‘растяпа’; одержимый, умалишенный.

4. Названия людей в зависимости от их физиологических признаков (слова, выражающие физиологическое состояние человека): ??фаланучы, иза чиг?че ?страдалец, мученик’; первородящая, слепорожденный.

5. Названия людей в зависимости от их организаторских способностей, от их склонности к лидерству: алда баручы, алдан баручы ?лидер, передовик’, ?йд??че ‘инициатор, зачинщик, зачинатель’; впередсмотрящий перен. (о передовом работнике, новаторе), преуспевающий.

Группа, определяющая лицо по его роли в области морских отношений характерна только для русского языка: впередсмотрящий; завозенный (Даль –второй лоцман).

Субстантивированные причастия в обоих сопоставляемых языках участвуют в образовании терминов (математических, биологических): алынучы – вычитаемое, кис?че – секущая, к?к?й салучылар – яйцекладущие, чагучылар – стрекающие.

Субстантиваты со значением лингвистических терминов отмечены только в русском языке: мотивирующее, редуцированные; дрожащие, шипящие. Эквивалентами данных лексем в татарском языке выступают: а) базовые существительные: подлежащее – ия, сказуемое – х?б?р; б) имена прилагательные: дрожащие – калтыравык, калтыравыклы,тетр??ле; в) несубстантивированное причастие: мотивирующее – д?лилл??че, редуцированный – кыскарган, кыскартылган (сузык); шипящие чыжылдаучы (тартыклар).

Группа субстантивированных причастий со значением отвлеченных, абстрактных понятий обнаружена в обоих сопоставляемых языках: ?тк?н(н?р) – пройденное, минувшее; к?рг?н(н?р) – увиденное.

Есть группы, характерные только одному из исследуемых языков, напр., татарскому языку: 1) субстантивированные причастия с общим значением «машина для …» брикетлаучы ?брикетировщик (машина для брикетировки)’, брошюралаучы ?брошюровщик’; 2) разрозненные: элг?н-та??ан диал. ?полотенца, занавески и т.п.’; кыстырган диал. ?национальное мучное изделие (йа?мыш)’.

Ряд групп характерен только для русского языка: 1) субстантиваты, обозначающие звонки: входящие, исходящие; 2) субстантивированные причастия, обозначающие отвлеченные понятия в философии: познающее, познаваемое; 3) слово, обозначающее снаряд по устройству, действию: трассирующие; 4) субстантиваты самых разнообразных лексических значений, не образующие так называемых групп: ископаемое,растворимый (кофе), славущая (праздник), съезжая устар. (помещение).

Ниже представлена таблица с семантической классификациейсубстантивированных причастий в татарском и русском языках, где указано количественное и процентное отношение числа лексем, составляющих ту или иную семантическую модель, к общему числу субстантиватов.

Модели

В

татарском языке

В

русском языке

I. Значение лица

900 (96 %)

277 (79,5 %)

I.1. Названия людей в зависимости от рода их занятий, профессии, должности, обязанностей

743

228

I.1.1. По роли в юридической сфере

95

25

I.1.2. По роли в сфере воспитания и обучения, образования, науки

43

8

I.1.3. По роли в военной сфере

23

36

I.1.4. По отношению к средствам массовой информации, связи

23

8

I.1.5. По отношению к музыкально-хореографической или сценической деятельности

20

12

I.1.6. По отношению к религии, к общественным мероприятиям

18

7

I.1.7. По принадлежности к сфере спорта, физической культуры

14

3

I.1.8. По отношению к колдовству, магии

14

1

I.1.9. По общественному и социально-имущественному положению

12

15

I.1.10. По отношению к сфере литературы и искусства

11

3

I.1.11. Названия людей в зависимости от их склонности к переездам, путешествиям

9

10

I.1.12. Субстантиваты, обозначающие брачные (семейные) отношения

8

5

I.1.13. По отношению к сфере медицины, здравоохранения

8

7

I.1.14. По роли в сфере политики

8

21

I.1.15. По роли в играх

7

5

I.1.16. По склонности к вредным привычкам

6

4

I.1.17. По отношению к руководящим должностям

4

4

I.1.18. По роли в авиации

2

3

I.1.19. По его отношению к сфере различных отраслей производства

81

I.1.20. По его роли, деятельности в области сельского хозяйства

72

I.1.21. По его отношению к финансово-экономической и торговой сфере

29

I.1.22. По его роли в сфере лёгкой промышленности

26

I.1.23. По его роли в строительстве

17

I.1.24. По его роли в сфере общепита

13

I.1.25. По его роли в сфере жилищно-бытовых услуг

10

I.1.26. По месту жительства  

8

I.1.27. По его отношению к рыболовецкой деятельности

4

I.1.28. По его отношению к сфере ритуальных услуг

1

I.2. Названия людей в зависимости от их межличностных отношений

96

15

I.3. Слова, выражающие характер, к.-л. качества человека, психический склад лица

37

11

I.4. Названия людей в зависимости от их физиологических признаков

11

19

I.5. Названия людей в зависимости от их организаторских способностей, от их склонности к лидерству

10

3

I.6. Субстантиваты, называющие лицо в соответствии с их возрастом

3

1

II. Научные термины

31 (3,29 %)

22 (6,32 %)

II.1. Биологические

18

6

II.2. Математические

13

10

II.3. Лингвистические

6

III. Субстантиваты, выражающие обобщенно-отвлеченные, абстрактные понятия

6 (0,63 %)

37 (10,6  %)

IV. Субстантиваты, обозначающие звонки

2 (0,57 %)

V. Субстантивированные причастия, обозначающие снаряды по устройству, действию

2 (0,57 %)

VI. Субстантивированные причастия, обозначающие отвлеченные понятия в философии

1 (0,28 %)

VII. Разрозненные

2 (0,21 %)

7 (2,01 %)

VIII. Субстантиваты с общим значением «машина для …»

2 (0,21 %)

Всего

941 (100 %)

348 (100 %)

Третий параграф посвящен раскрытию функциональных особенностей субстантивированных причастий.Субстантивированные причастия в основном являются словами нейтральной лексики, в обоих языках осуществляют различные языковые функции.

Субстантиваты в научной речи используются наряду с союзами, местоимениями и наречиями в качестве специфических средств связи. Так, типичными для научного текста являются фразы: Алда (югарыда) ?йтелг?нн?рд?н (?йр?нелг?нн?рд?н, тикшерелг?нн?рд?н, к?з?телг?нн?рд?н) чыгып (к?ренг?нч?); тикшерелг?нн?рг? нигезл?неп (таянып) основываясь (опираясь) на исследуемое (исследуемый материал), из предыдущего мы узнаем..., прежде, чем перейти к доказательству, укажем следующее..., исходя из вышесказанного...

Субстантивированные причастия, используемые в официально-деловом стиле, представляют собой немногочисленную группу. Большинство субстантиватов – название профессий и характеристика лица по какому-либо признаку. Для языка официальных бумаг, так же как и для научного стиля, характерно использование устоявшихся формул, клише: Т?б?нд? к?рс?телг?нн?рд?н тыш юридик м?н?с?б?тл?р объекты булып … (из Постановления РТ). ?Объектами юридических взаимоотношений кроме нижеуказанных …’;... совместно именуемые стороны заключили настоящий договор о нижеследующем ... (из потребительского договора).

Субстантивированные причастия в обоих исследуемых языках широкоупотребительны во фразеологизмах (крылатых выражениях), пословицах, поговорках: в татарском языке ?и?ел мал табучы ?любитель легкой наживы’, с?з й?рт?че ?сплетник, кляузник’, аерылганны аю ашар, б?ленг?нне б?ре ашар ?отделившегося медведь съест, разделившегося волк съест’ и т.д.; в русского языке навёрстывать упущенное, спасение утопающихдело рук самих утопающих; бритый стриженого голее.

Субстантивированные причастия имеют место в сфере собственных наименований, – в названиях произведений художественной литературы, кинокартин и т.д., напр.: С?йг?немне? исеме Сирин? (Г.Гыйльманов). ?Любимую зовут Сирина’, Кил?ч?кк? хатлар (?.Такташ). ?Письма в грядущее’ и др.; «Униженные и оскорбленные» (Ф.Достоевский), «Непокоренные» (Б.Горбатов).

Среди субстантиватов татарского и русского языков, присущих газетно-публицистическому и официальному стилям, выделяются новообразования, напр., арендага алучы ?арендатор’, хосусыйлаштыручы ?приватизатор’; впередсмотрящий, инакодумающие, малоимущие.

Субстантивированные причастия имеют место в диалектах обоих исследуемых языков, напр.: айак ?ст?н й?р?чел?р ?люди, обслуживающие свадьбу’, аш айыручы ?человек, который разливает суп, разделяет еду во время угощения’; доброжелающий (доброволец),забидящий (обидчик) и др.

В четвертом параграфе анализируются разновидности перехода имён действия в имена существительные в татарском языке.

Имена действия в татарском языке образовываются от всех глагольных основ. Это около шести тысяч единиц. Однако, как показывает анализ языкового материала, из них субстантивировались лишь 270.

Важным фактором субстантивации имён действия является их генетическое родство с именами существительными. Э.В.Севортян в работе «Аффиксы глаголообразования в азербайджанском языке», рассматривая глаголообразующие аффиксы, высказал мнение о том, что: «все глаголы и имена, семантически связанные между собой и объединяемые значениями названия процесса, результата и т.д., восходят к корням и производным словам, в которых не было не только грамматического, но иногда и лексического разграничения глагола и имени действия, процесса и его признака (или результата) и т. д.» .

В то же время в татарском языке не все существительные на -у образованы субстантивацией имени действия, есть слова образованные при помощи суффикса -у. Ф.А.Ганиев предлагает следующие критерии различения суффиксального способа словообразования существительных от субстантивации: отсутствие такой глагольной формы в современном татарском языке; при существовании параллельной глагольной формы установление наличия в древней форме звука г в конце слова; отсутствие в производящей основе современного значения или его семантическое изменение. «Наличие отмеченных трёх признаков показывает суффиксальный характер образования изучаемого существительного» . Такой подход к решению данного вопроса не всегда соответствует истине.

Во-первых, отсутствие соответствующей глагольной формы в современном языке не всегда может являться показателем суффиксального словообразования. Напр., предложенное в качестве примера Ф.А.Ганиевым слово борау ‘сверло’, восходит к древнетюркской глагольной основе бур- ‘вертеть, повёртывать, поворачивать’ и является основой  для образования вторичного имени действия и омонимичного с ним субстантивата (напр., борау-лау). Следовательно, здесь не суффиксальное словообразование, а субстантивация.В данном случае нельзя не согласиться с мнением К.С.Сабирова, который утверждает «по существу данный аффикс относится к глаголообразующим средствам – он образует имена действия, однако часть слов с этим аффиксом окончательно перешла в разряд имён существительных ... Напр., нижеперечисленные слова выступают лишь как имена существительные: иг?? ‘напильник’, тышау ‘путы’, кыршау ‘обруч’, кис?? ‘кочерга’, борау ‘сверло’, утрау ‘остров’, тимр?? ‘лишай’, кырау ‘заморозки’, бел?? ‘оселок’» .

Во-вторых, при существовании параллельной глагольной формы установление наличия в древней форме звука г в конце слова также не всегда может являться показателем суффиксального словообразования. Приведённое автором в качестве примера слово йамаг-йамау в татарском языке является результатом не словообразования, а субстантивации, образованное от омонимичного имени действия йамау ‘латать’. Сам жеФ.А.Ганиев в работе «Современный татарский литературный язык. Словообразование по конверсии» в разделе «Переход глаголов в существительные» имя существительное йамау ‘заплата’ рассматривает в числе субстантиватов от имени действия, что ещё раз подтверждает правильность наших слов .

В-третьих, отсутствие в производящей основе современного значения или его семантическое изменение, по нашему мнению, также не может выступить убедительным основанием для определения способа словообразования того или иного существительного. Если существительное и омонимичное с ним имя действия исторически восходят к одной и той же древнетюркской основе, то здесь целесообразнее говорить о субстантивации. В то же время в языке есть существительные, безусловно образованные при помощи суффикса -у. Напр., кы?гырау ‘колокол; колокольчик, звонок’, тимр?? ‘лишай’, чабу ‘пола, фалда’ и др. Данные слова, во-первых, не имеют омонимичных глагольных форм ни в современном татарском, ни в древнетюркских языках. Во-вторых, в их семантике отсутствует значение глагола.

Условия субстантивации имён действия заключаются в следующем: а) препозиция имён действия, напр.: К?т? к?т?м ?пасу стадо’; б) метафорическое и метонимическое употребление имён действия, напр., черем ит? ‘дремота’, к?з буу ‘гипноз’, кич утыру ‘посиделки’; в) в общности с существительными аффикса -у, -?; г) предметное значение семантического содержания самих имён действия: буяу ?краска’, уку ?учеба’, ?лч?? ?весы’; д) невозможность имени действия употребляться в отрицательной форме. [Бал корты] Нечк?билг? бер сорау (сорамау ?) бирде … (А.Алиш). ?[Пчела] задала вопрос Нечкэбилю’; е) позиция определения, напр., сорау интонациясе ?вопросительная интонация’; ж) закрепление в языке в качестве специальных терминов (идеаллаштыру ‘идеализация’, яшелл?ндер? ‘озеленение’; алу ‘вычитание’, б?л? ‘деление’ и др.).

Пятый параграф посвящен раскрытию семантических и функционально-стилистических особенностей субстантивированных имён действия в татарском языке.Субстантивированные имена действия в татарском языке образуют довольно большое количество семантических моделей со значениями: 1) различных терминов (научные, спортивные, военные и др.): индустриял?ш? ‘индустриализация’, планлаштыру ?планирование’; 2) лица: асрау ‘слуга’, мич?? ‘помощник’; 3) речи: пышылдау ‘шёпот’, с?йл?? ‘речь’; 4) обучения, образования: сынау ‘экзамен, испытание’, язу ‘письмо, письменность; алфавит; почерк’; 5) различных участков местности: ?рч? ‘делянка’, ??йл?? ‘джайляу, летняя стоянка кочевников, выпас, летнее пастбище для скота’; 6) болезней: ?илсен? ‘отёк’, калтырау ‘дрожь’; 7) ремонта, починки, строительных работ: тарттыру ‘обтяжка (мебели)’, тышлау ?обивка, облицовка’; 8) предметов быта: б?рк?? ‘полог, покрывало’, ?лч?? ‘весы’; 9) «природные явления и состояния»: ишел? ‘обвал, оползень’, ташу ?разлив, паводок’; 10) слова, встречающиеся в официально-деловой, номенклатурной речи: белдер? ‘объявление’, килеш? ‘соглашение’; 11) «религиозно-магическое»: арбау ‘молитва, волшебное слово, волшебство’, багу ‘ворожба, гадание’, тукату ‘колдовство’; 12) блюд, кушаний: ашау ‘еда’, эч?-тарту ‘пьянство и курение’; 13) поломки, износа, ветхости: сыну ‘поломка’, чатнау ‘трещина’; 14) реализации (купли-продажи): сату ‘продажа, распродажа, сбыт; торговля’, сату-алу ‘купля-продажа, торговля’; 15) консервирования, подготовки продуктов к длительному хранению: тозлау ‘засол, посол, соление’, ?зерл?? ‘заготовка’; 16) предметов одежды: бил?? ‘пелёнка’, чолгау ‘портянка’; 17) финансово-денежной операции: т?л?? ’плата, оплата, платёж; разг. налог’. Итак, субстантивированные имена действия в татарском языке образуют довольно большое количество семантических моделей. В количественном отношении состав групп различен, неодинакова и их продуктивность. Есть группа, состоящая из 120 слов (группа со значением различных терминов), и есть группы, состоящие из 2-3 слов.

Севортян Э.В. Аффиксы глаголообразования в азербайджанском языке: Опыт сравнительного исследования. – М.: Изд-во восточной литературы, 1962. – С.423.

Ганиев Ф.А. Современный татарский литературный язык: суффиксальное и фонетическое словообразование. – Казань: Дом печати, 2005. – С.130.

Севортян Э.В. Аффиксы глаголообразования в азербайджанском языке: Опыт сравнительного исследования. – М.: Изд-во восточной литературы, 1962. – С.351.

Современный татарский литературный язык. Лексикология. Фонетика. Морфология. – М.: Наука, 1969. – С.148.

Ганиев Ф.А. Современный татарский литературный язык. Словообразование по конверсии. – Казань: Дом печати, 2004. – С.39.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.