WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Частеречная транспозиция (субстантивация) в татарском языке в сопоставлении с русским языком

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

ГАЙНУТДИНОВА АЛЬБИНА ФАТХУТДИНОВНА

 

ЧАСТЕРЕЧНАЯ ТРАНСПОЗИЦИЯ

(СУБСТАНТИВАЦИЯ) В ТАТАРСКОМ ЯЗЫКЕ

В СОПОСТАВЛЕНИИ С РУССКИМ ЯЗЫКОМ

Специальности: 10.02.02 – языки народов Российской Федерации (татарский язык), 10.02.20 – сравнительно-историческое, сопоставительное и типологическое языкознание

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

Казань – 2011


Работа выполнена в отделе лексикографии Института языка, литературы и искусства АН РТ

Научный консультант:

доктор филологических наук профессор

Юналеева Румия Айнитдиновна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук профессор

Насилов Дмитрий Михайлович

(г. Москва)

доктор филологических наук профессор

Салимова Дания Абузаровна

(г. Елабуга)

доктор филологических наук профессор

Арсентьева Елена Фридриховна

(г. Казань)

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Башкирский государственный университет»

Защита диссертации состоится «15» декабря 2011 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 по присуждению учёной степени доктора филологических наук при Институте языка, литературы и искусства им. Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра РАН (420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ «15» сентября 2011 г. (http://www/iyali.antat.ru /dissertacii.html). Режим доступа: свободный.

Автореферат разослан  « ___ » ____________  2011 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук доцент                           А.А. Тимерханов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая диссертация представляет собой результат исследования одного из самых сложных и интересных проявлений языка в действии, в его функционировании – взаимосвязанности и взаимопроникновения элементов языка.

Актуальность исследования определяется, в первую очередь, усилением исследовательского интереса к проблемам переходных явлений в языковой системе в целом. Современная наука, сама по себе развивающаяся все больше в рамках межпредметных парадигм, активно обращается к теории транспозиции в единой системе языковых единиц и в отдельных ярусах иерархической организованности языковых уровней.     Система частей речи не статична – ей присуща динамика, проявляющаяся в транспозиционных процессах, в т.ч. в переходе слов различных частей речи в разряд существительных – субстантивации.

Изучение субстантивации имеет давнюю историю. Первые сведения относятся к XVIII веку. Одним из первых в языкознании на существование слов, употребляющихся как существительные, но имеющих нехарактерную для существительных морфемную структуру, указал М.В.Ломоносов. В «Российской грамматике» он рассматривает слово прохожий наряду с другими отглагольными существительными (терпение, клятва)и пишет: «Имена, с причастиями и прилагательными сродные, кончающиеся на -ей и -ой,склоняются как прилагательные: певчей, певчаго, певчему» [Ломоносов 1952: 464]. О возможности использования имен прилагательных в значении существительных свидетельствуют Н.И.Греч, В.Г.Белинский, Г.П.Павский, И.И.Давыдов, Ф.И.Буслаев.

Характеристика процесса субстантивации представлена также в работах Л.Б.Перльмуттер (1948), И.М.Подгаецкой (1950), С.Д.Липкина (1950, 1956), О.М.Доконовой (1953, 1964), В.М.Маркова (1957, 1961), И.Ф.Протченко (1958, 1971), Н.Н.Чуриловой (1959), Л.И. Ройзензон (1962), А.М.Барзилович (1962), Н.П.Голубевой (1963, 1970), М.Ф.Лукина (1965, 1973, 1986), В.В.Лопатина (1967), В.Я.Кузнецова (1976), Е.Г.Ковалевской (1977), Г.П.Снетовой (1980, 1984, 1992), С.А.Остапенко (1990), Т.Ю.Щуклиной (1995), Т.К.Бардиной (2003), Е.М.Хачировой (2003), О.В.Редькиной (2003), С.И.Богданова, Ю.Б.Смирнова (2004), И.В.Высоцкой (2006), У.Н.Фысиной (2007), Е.В.Смирновой (2007).

Исследования, посвященные изучению переходных явлений в области частей речи в целом, и субстантивации в частности, появившиеся в течение последнего десятилетия XX – нач. XXI вв., посвящены определению места данных явлений в системе языка (Остапенко 1990; Бабайцева 1991; Калечиц 1991); выяснению соотношения переходных процессов и лексико-грамматической полисемии (Баудер 1991; Стернина 1991); сопоставительному анализу транспозиционных явлений (Бологан 1997; Чижова 1997; Громова 1990); языковым и функциональным аспектам этого переходного явления (Редькина 2003); проблеме лексико-грамматической переходности частей речи (Бардина 2003); синкретизму в системе частей речи современного русского языка (Высоцкая 2006); окказиональной субстантивации (Смирнова 2007); стилистическим и семантическим аспектам субстантиватов (Фысина 2007).

В тюркологии проблема субстантивации стала разрабатываться сравнительно недавно и представлена в работах Г.А.Абдурахманова (1950), А.Н.Кононова (1960), А.А.Юлдашева (1970), Б.Р.Мамедова (1973), А.Г.Гулямова (1975), И.П.Павлова (1976), А.А.Ахундова (1977), С.А.Бегляровой (1979), А.А.Аймурзаевой (1985), Е.М.Хачировой (2005), касающихся узбекского, башкирского, чувашского, азербайджанского, каракалпакского, карачаево-балкарского языков.

В татарском языке вопросы субстантивации затрагиваются в незначительном числе работ, в большинстве случаев статейного характера (Валиуллина 1968, 1970; Салимгараева 1972) или в виде отдельных вкраплений в соответствующих разделах грамматик и монографий (Закиев 1972; Тумашева 1978; Татарская грамматика 1995, 1997; Салимова 2001; Ганиев 1985, 2004; Хисамова 2006).

Значительным этапом в постановке и решении общих вопросов субстантивации в татарском языке является труд Ф.А.Ганиева «Современный татарский литературный язык. Словообразование по конверсии» (Ганиев 2004). В работе регулярный и нерегулярный переходы слов из одной части речи в другую рассматриваются как конверсия, как способ словообразования.

По изучению субстантивации различных частей речи в тюркологии в сопоставительном аспекте нам известны работы Б.Р.Мамедова «Субстантивация в разносистемных языках (на материале английского и азербайджанского языков)» (Мамедов 1973), кандидатская диссертация Э.А.Сайдашевой «Словообразование в татарском и английском языках на примере конверсии и словосложения (сопоставительный анализ)» (Сайдашева 2006) и статья Ф.А.Ганиева и Р.А.Юналеевой «Конверсия в тюркских языках в сравнении с другими языками» (Ганиев, Юналеева 1986).

В последнее время в тюркологии появились работы, посвященные изучению конверсии как способа словообразования – это кандидатская диссертация З.Х.Трамовой (2006), посвященная вопросу образования имен существительных по конверсии в карачаево-балкарском языке, также Р.З.Заббаровой (2010), в которой исследуется способ отражения слов-конверсивов в словарях татарского языка. В этих работах субстантивация рассматривается лишь как частный аспект конверсии.

Итак, изучение субстантивации частей речи в отечественной лингвистике ведется довольно активно. Имеются работы, посвященные изучению субстантивации различных частей речи, а также – различным аспектам субстантивации. Но, несмотря на довольно обширную литературу по субстантивации в русистике и наличие отдельных изысканий в тюркологии, в них не представлены все возможные аспекты исследования: ни в одной из приведенных работ не рассмотрены разновидности перехода той или иной части речи в имена существительные. Семантико-тематическая характеристика субстантиватов, присутствующая в них, является не исчерпывающей, функционально-стилистическая характеристика носит лишь эпизодический характер.

В татарском языкознании субстантивацию частей речи следует отнести к малоизученной сфере. Настоящее исследование призвано восполнить этот пробел.

Принципиально новым и актуальным в нашей работе является сопоставительное исследование субстантивации частей речи в разноструктурных языках (татарском и русском). В ней впервые определены основные условия системного осуществления частеречной транспозиции (субстантивации) в разносистемных языках, и выявлены уникальные и универсальные возможности перехода для каждого отдельно взятого языка, а также для рассматриваемых языков. Сопоставительному анализу подвергнуты семантико-тематические разряды субстантиватов, разновидности их перехода в имена существительные в сопоставительном аспекте, структурные и функционально-стилистические особенности. В работе также представляется лексикографическая разработка субстантиватов в татарском языке.

Актуальность данной диссертации определяется также и тем, что в контрастивной лингвистике до настоящего времени отсутствуют работы, касающиеся изучения проблемы субстантивации в сопоставительном плане в татарском и русском языках, также необходимостью представить полиаспектное освещение субстантивации в типологически различных языках по материалам вышеназванных языков.

Объект исследования – субстантиваты татарского языка в сопоставлении с русскими субстантивированными единицами.

Предмет исследования – грамматическая, семантическая, структурная и функционально-стилистическая характеристики субстантиватов татарского и русского языков.

Цель данной работы – представить лингвистическую природу субстантивации прилагательных, отглагольных образований (причастий и имени действия – в татарском; причастий – в русском), числительных и местоимений в сопоставлении показателей по языкам, выявить универсальные и уникальные особенности, продиктованные типологическими различиями. Реализация этой цели связывается с решением ряда частных задач:

– раскрыть теоретико-методологические аспекты исследования субстантиватов в контексте общелингвистического языкознания;

– рассмотреть различные точки зрения на транспозицию и субстантивацию как частное проявление транспозиции; раскрыть терминологическое обозначение субстантивации.Показать широту и многообразие субстантивной транспозиции, рассмотрев это явление по отношению к различным категориальным разрядам (прилагательным, причастиям, местоимениям, числительным, именам действия);

– определить место субстантивации в системе словообразования татарского и русского языков и установить тождественность субстантивации и конверсии, как одного из продуктивных способов словообразования в исследуемых языках;

– вычленить семантические модели субстантиватов и провести их сопоставительный анализ в исследуемых языках. Охарактеризовать модели узуальной (языковой) и окказиональной (речевой) субстантивации в сопоставлении по языкам, и определить продуктивность этих моделей, полученных на основе квантитативного анализа субстантиватов;

– провести анализ структурного плана по языкам, показать сходства, расхождения и особенности грамматического построения субстантиватов в татарском и русском языках; на основе сопоставительного анализа выявить адекватные субстантиваты по языкам; установить основные способы передачи татарских субстантиватов на русский, русских – на татарский языки;

–  определить функциональную загруженность субстантиватов, восходящих к различным частям речи;

– установить характерную форму фиксации субстантиватов в словарях татарского языка и выявить наиболее приемлемый вариант для использования в словарях.

Научная новизна исследования обусловлена тем, что в диссертации впервые проведены функционально-семантическая классификация субстантиватов в разноструктурных языках в полиаспектном их проявлении и анализ текстовой реализации рассматриваемых единиц. Работа репрезентирует субстантивацию как один из видов словообразования в татарском и русском языках; при этом подробно прослежены грамматические и функционально-стилистические возможности субстантиватов каждого класса в разноструктурных языках. Научная новизна работы также состоит в том, что она представляет собой первый опыт монографического, системно-комплексного исследования субстантивации частей речи в типологическом плане в татарском и русском языках.

Теоретическая и методологическая основа работы. Особенность привлекаемого к анализу материала предопределила опору настоящей работы на теоретические посылки ряда дисциплин:  это основополагающие труды в области транспозиции и дериватологии В.В.Виноградова, А.И.Смирницкого, Э.В.Севортяна, А.Н.Кононова, Н.К.Дмитриева, А.А.Юлдашева, Ф.А.Ганиева, Е.А.Земской, Е.С.Кубряковой, М.Д.Степановой, В.В.Лопатина, А.Н.Тихонова, В.В.Бабайцевой, также труды зарубежных ученых Ш.Балли, М.Докулила и др. В процессе исследования субстантиватов применялись преимущественно контрастивный (сопоставительный) и типологический методы наряду с описательным, а также элементами количественного анализа. Использовались приемы техники сплошной выборки и статистической обработки материалов; применялись прямые и обратные переводы на татарский и русский языки.

Материалом исследования послужили: 1) данные корпуса словарей татарского и русского языков: Толковый словарь татарского языка: в 3-х томах; Толковый словарь татарского языка: в 1 томе 2005; Татарско-русский словарь 1966; Татарско-русский словарь 1988; Татарско-русский словарь: в 2-х томах 2007; Русско-татарский словарь 1997; Словарь языка поэзии Габдуллы Тукая: в 2-х томах; Словарь русского языка: в 17-х томах; Словарь русского языка: в 4-х томах; Толковый словарь русского языка конца ХХ века; Словарь языка Пушкина: в 4-х томах; Словарь новых слов русского языка; Толковый словарь живого великорусского языка В.И.Даля; 2) тюркско-русские, русско-тюркские словари; словари тюркских языков; 3) диалектные, терминологические и фразеологические словари; словари пословиц и поговорок татарского и русского языков; 4) произведения татарской и русской художественной и публицистической литературы; 5) данные исследований, касающихся субстантивации

Теоретическая значимость данного исследования заключается в следующем:

? оно вносит значительный вклад в развитие положений теории переходности не только татарского, но и русского языка, т.к. в его рамках осуществлено изучение транспозиции (субстантивации) двух разносистемных языков на основе сопоставительного изучения основного массива языковых фактов субстантивации с позиций грамматического, функционального и семантического аспектов;

? в исследовании впервые на материале разноструктурных языков определяются основные условия системного осуществления частеречной транспозиции (субстантивации) и  выявляются уникальные условия для каждого отдельно взятого языка и универсальные условия для рассматриваемых языков;

– впервые с теоретической точки зрения поднимается и исследуется проблема системного взаимодействия частей речи татарского и русского языков на примере связей имени существительного с другими частями речи на уровне конверсивного словообразования и межчастеречных переходов;

– выработана методика комплексного подхода к исследованию субстантивации в сопоставляемых языках, которая может быть  использована при изучении данного явления в других разноструктурных языках;

? впервые применен комплексный подход к изучению субстантивной транспозиции, который позволил выявить универсальность и уникальность в контрастивных исследованиях микрополей субстантиватов;

? разработаны основные принципы лексикографирования субстантиватов в татарском языкознании; исследование также вносит определенный вклад в развитие семасиологии, словообразования татарского языка.

Практическая ценность исследования. Материалы и результаты исследования могут быть использованы в трудах по функциональной морфологии, словообразованию, контрастивной лингвистике и языковым контактам. Отдельные теоретические приемы анализа языкового материала могут быть применены в описании субстантиватов в других сопоставляемых языках, также в лексикографической практике.

На защиту выносятся следующие положения:

– субстантивация широко распространена в обоих исследуемых языках. Субстантивироваться может практически любая часть речи. Однако в татарском языке наиболее развита субстантивация прилагательного, причастия и имени действия, в русском – субстантивация прилагательного, причастия и местоименного прилагательного. Субстантивация является одним из типов конверсии и в обоих исследуемых языках является продуктивным способом словообразования;

– татарские и русские субстантивированные единицы обнаруживают сходство в семантике, которое проявляется в совпадении наиболее характерных стержневых моделей и основных семантико-тематических разрядов. В обоих языках преобладают субстантиваты антропоцентрического характера (г?рл??чеводящий, картстарик, кайбер??л?р некоторые);

– в структурном плане субстантиваты в большинстве случаев в сопоставляемых языках имеют некоторую тождественность: семантико-тематически они соответствуют однословной форме (больной – авыру,матур – красивый; гаепл?н?че – обвиняемый, ?ченче третье (блюдо); миня);

– в отличие от татарских, субстантиваты русского языка сохраняют грамматические признаки исходной части речи (напр., словоизменительные особенности прилагательных: больной, столовая, участковому); в татарском языке субстантиваты приобретают грамматические признаки существительного, т.е. словоизменительные особенности существительного: аффиксы категории числа, падежа и принадлежности: аклар ?белые, белогвардейцы’, яшьл?рне ?молодых’, беренчег? ?первому’ и т.п.;

– узуальная и окказиональная субстантивации могут быть противопоставлены как системно-языковое и речевое явления. Узуальной субстантивации в исследуемых языках в основном подвержены имена прилагательные и причастия, а окказиональной – имена числительные и местоимения;

– субстантиваты обладают большим функционально-стилистическим потенциалом: участвуют в создании образной системы художественных произведений; реализуют информативную и эмотивную функции языка СМИ; являются тематически специализированными элементами в деловом стиле. В настоящее время происходит расширение семантической классификации субстантиватов за счет появления новых семантико-тематических групп (язык деловых бумаг – в татарском языке; средства связи – в русском) или их пополнения новыми единицами (яшелл?р ?зеленые’; сертификациял?? ?сертификация’; оранжевые; сотовыйи др.);

– в практической лексикографии татарского языка еще не устоялись принципы определения сущности и подачи субстантиватов, что объясняется теоретической неразработанностью проблемы, связанной с самой природой субстантивации, а также лексикографическим субъективизмом.

Апробация работы.Основные положения, а также выводы по отдельным проблемам неоднократно докладывались на научных конференциях: международных – «Наследие Галимджана Ибрагимова и современность» (Набережные Челны, 2007); «Казань и Алтайская цивилизация: 50-я международная научная алтаистическая конференция» (Казань, 2007); «Язык, культура, общество» (Москва, 2009); «Восточные языки и культуры» (Москва, 2007, 2010); «Чувашский язык и этнос в истории евразийской цивилизации» (Чебоксары, 2010); «Ономастика Поволжья» (Казань, 2010); «III Международная тюркологическая конференция (Елабуга, 2010); «Проблемы словообразования в тюркологии» (Казань, 2002, 2010); Международный тюркологический симпозиум (Казань, 2011); всероссийских – «Лингвистические и образовательные ресурсы и терминология» (Казань, 2004); «Современные языковые процессы Республики Татарстан и Российской Федерации: Законодательство о языках в действии» (Казань, 2007); «Тенишевские чтения» (Казань, 2007); «IV Тумашевские чтения» (Тюмень, 2010). Результаты, полученные в ходе исследования, докладывались и обсуждались также на ежегодных итоговых научных конференциях ИЯЛИ АН РТ в городе Казани, на заседаниях и семинарах отдела лексикографии ИЯЛИ АН РТ (2000-2008 гг.). Работа обсуждалась на заседании отдела лексикографии ИЯЛИ АН РТ.

Содержание диссертации отражено в 54 опубликованных работах, в числе которых две монографии, один словарь и 12 статей в журналах, входящих в перечень рецензируемых научных изданий,  утверждённый ВАК РФ.

Структура работы.Диссертация состоит из Введения, шести глав, Заключения, содержит библиографический список и список источников.

ОСНОВНОЕ СОДЕРАЖНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность и новизна разрабатываемой проблемы, указываются цель, задачи исследования, его теоретическая и научно-практическая значимости, излагается основное содержание работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические аспекты исследования субстантивации в татарском и русском языках» рассматриваются общетеоретические вопросы разрабатываемой проблемы.

Субстантивация широко распространена в татарском и русском языках. Субстантивироваться может практически любая часть речи. Однако в татарском языке наиболее развита субстантивация прилагательных, причастий и имён действия, в русском – субстантивация прилагательных, причастий и местоименных прилагательных.

Первый параграф посвящен изучению субстантивации как разновидности транспозиции. Изменение языка, его грамматического строя проявляется в различных транспозиционных процессах, в т.ч. и в переводе слов из одной лексико-грамматической категории в другую или его употребление в функции другой части речи. Изменение функции слова в речи, накопление нового грамматического качества, возникновение новых связей с другими словами и утеря старых связей, а главное – семантические возможности создают условия для перехода частей речи.

Транспозиционные возможности разных классов слов в русском языке не одинаковы (Дьячук 1988; Ким 1978; Мигирин 1971; Шигуров 1988). Как считает О.М.Ким, «чем богаче система значений, форм и функций у семантического класса, тем шире его транспозиционные возможности и наоборот, чем беднее семантика, форма и функции семантического класса, тем уже его транспозиционные возможности» . По справедливому мнению В.В.Шигурова, «процесс переходности охватывает все семантико-грамматические классы слов, но наиболее активно он развивается в именах, наречиях и служебных частях речи. Что касается глагольной системы, то здесь в названный процесс вовлекаются лишь причастия и деепричастия» .

Существование явлений переходности, по мнению исследователей, обусловлено внеязыковыми факторами, а именно «потребностью в более экономном, но точном и семантически емком выражении информации о действительности» . Как отмечает М.Ф.Лукин, «законы развития языка определяются коммуникативными потребностями членов социального коллектива. К этим потребностям восходят все причины изменений, инноваций, новообразований в языке, в т.ч. и так называемый переход слов из одной части речи в другую» . В качестве главной причины существования переходности в системе частей речи исследователи называют «потребность человека в выражении многообразных оттенков мыслей имеющимися языковыми средствами» . Благодаря транспозиции «одна и та же семантема может переходить с одного уровня языка на другой, расширяя синтаксические возможности языка, способствуя более точному оформлению мысли и придавая исключительную гибкость выражению» . Переходные явления можно рассматривать как специальный механизм, предохраняющий язык от перегрузки лексическим материалом. А.А.Кизюкевич считает, что транспозиция «функционально объединяется со способом аффиксации, восполняя его недостаточность», а преимуществом транспозиции является то, что в ходе этого процесса «материально слово не образуется» .

Во втором параграфе раскрываются типы субстантивации в сопоставляемых языках. В зависимости от особенности употребления, функционирования в речи в отечественной лингвистике выделяется полная (узуальная), окказиональная и эллиптическая субстантивации.

Узуальной субстантивации подвержен достаточно строго очерченный круг грамматических форм (в татарском языке это в основном «причастия на -учы, -?че и имена действия на -у», в русском языке это «слова прилагательного склонения», (прилагательное, причастие, местоимение-прилагательное, порядковое числительное)), в то время как окказиональная субстантивация принимает в свой состав практически любые языковые единицы. Для разделения субстантивации на узуальную и окказиональную необходимо учитывать грамматическую природу и семантическую структуру субстантивированного слова. Исследователи (напр., Яцкевич 1977; Бабайцева 1983 и др.) отмечают, что в узуальных субстантиватах на первый план выступает предметное значение, а в окказиональных единицах преобладает семантика исходной части речи. Ср. субстантивированные прилагательные в контекстах: Берк?нне шул танышымны очраттым (Г.Гыйльманов). ?Недавно встретил того знакомого’. ??л?р кызылга кызыгаДурак красному рад (Посл.); Один знакомый позвонил из Дейвиса в Техасе … (С.Довлатов). Низенький, совершенно квадратный человек... в сиреневом пальто и лайковых рыжих перчатках стоял у прилавка... У сиреневого не хватало чего-то в лице, а наоборот, скорее было лишнее... (М.Булгаков). В первом случае произошла узуальная субстантивация, обладающая четко выраженным категориальным значением предмета (лица) и удаленным признаковым компонентом, тогда как второй субстантиват – окказиональный – определенно указывает на признак называемого предмета (лица), т.е. имеет тесную связь с семантикой исходного прилагательного.

Окказиональные единицы речи – реально существующие слова, созданные для случая и по случаю. Они имеют, как правило, яркую эмоциональную окраску и употребляются в разговорном стиле и в текстах художественной литературы. Напр.: [Х?лил] моны? шикелле «юу» м??лесл?рен котылгысыз берн?рс? итеп санарга ... к?некк?н иде инде (?.Еники). ‘[Халил] уже привык считать ... такого рода посиделки – «обмывания» чем-то неизбежным’; Полковнику померещилось, что на багажнике, растопырив ноги, сидит прыщавый, но велосипед уже проехал и свернул на тропу (С.Юрский).

При эллипсисе двучленное выражение предмета и его признака заменяется однословным выражением этого же представления. Когда в речи сочетание «прилагательное (причастие, числительное, местоимение) + существительное» становится привычным, употребление существительного при нем становится необязательным. Эллипсис можно объяснить стремлением к лаконичности изложения, экономией речевых средств, воспринимаемое как устранение избыточной информации. Напр.: ?низ?р сатучы бирг?н шоколадны ??м ?ч «унлык»ны кыенсынган кебек кен? алды да бер читк? барып басты (Г.Гыйльманов). ‘Анизар как бы чувствуя неловкость, взял шоколадку и три «десятирублевые», которых дала продавщица, и встал в сторонке’. Ту да р?хм?т диеп кара Сине тудыручыга! (Н.Измайлова). ‘Родись и попробуй скажи спасибо Родившей тебя!’; Что же, пиши меня на основную [то есть на работу] (Работ.). Отец – знаменитый сварщик, а еще она в строительном заочница (В.Кожевников). – И слава богу, – облегченно решила Лариса. – Я в этом году медицинский уже кончаю. А что ты в мирной жизни делать собираешься? – Осенью в педагогический поступать буду (А.Степанов).

Закрепляются в языке и фиксируются в словарях, только результаты субстантивации в узком, морфологическом понимании (т.е. узуальные субстантиваты). В настоящей работе субстантивация рассматривается как в языковом (узуальные), так и в функциональном (окказиональные) аспектах.

Третий параграф посвящен вопросу отношения субстантивации к конверсии. «Конверсия есть такой вид словообразования (словопроизводства), при котором словообразовательным средством служит только сама парадигма слова» .

У исследователей нет единого мнения в вопросе разграничения субстантивации, адвербиализации (и подобных им явлений) и конверсии. Особые споры вызывает разграничение конверсии и субстантивации. Оба эти явления относятся к наиболее характерным способам образования новых единиц языка. То, что результатом этих способов образования новых единиц языка является получение нового слова, омонимичного по форме исходному слову, привело к тому, что эти явления стали считать тождественными и объединили под общим названием «конверсия». Самой распространенной точкой зрения на природу конверсии и субстантивации является мнение лингвистов относительно тождественности этих явлений. К ученым, разделяющим эту точку зрения, относятся Е.И.Чапник (1952), А.Я.Загоруйко (1960), Г.П.Троицкая (1964). Ф.А.Ганиев (1985, 1990, 2000, 2004).

Мы также считаем, что эти явления тождественны, т.к. слова, образованные по конверсии, не имеют никакого отличия от слов, образованных путем субстантивации – новые слова в обоих этих случаях образуются без использования специальных словообразовательных аффиксов, путем включения основы одной части речи в парадигму слова и соответствующую сочетаемость другой части речи.

В четвертом параграфе рассмотрены аспекты изучения субстантивации. Тематическая классификация субстантиватов представляет собой определенные модели, которые в большинстве случаев тождественны в исследуемых языках. Схожесть семантических моделей в татарском и русском языках убедительно демонстрирует определенную общность в системе образования субстантиватов в разноструктурных языках, что свидетельствует о наличии межъязыкового сходства. Семантика субстантиватов весьма обширна; практически самая различная по значению (человек, его поведение и деятельность, животные, пища, одежда, предметы домашнего обихода и др.).

Наличие отличительных для каждого языка семантических моделей  определяется спецификой национального восприятия слова.

Из общего числа семантико-тематических моделей субстантиватов особо выделяется модель со значением лица, общая и центральная для субстантиватов всех частей речи (авыру – больной, безнекел?р – наши, ?лгерм??чел?р – неуспевающие, ?ченчесе килм?де третий не пришел).

Наибольшим числом моделей характеризуются субстантивированные прилагательные, довольно многочисленны субстантивированные причастия, немногочисленны субстантивированные числительные и местоимения.

В структурном плане наблюдаются различные типы субстантиватов. В большинстве случаев они имеют общее проявление: семантико-тематически они соответствуют однословной форме (ярлы нищий, гаепл??чеобвиняющий, икенче второе (блюдо), миня).

Диктующим элементом субстантивации являются функциональные целевые задачи речи. Речевая потребность диктует функциональное выражение субстантивата. Функциональная загруженность субстантиватов, восходящих к различным частям речи, неодинакова. Максимальная функциональная загруженность отмечена у субстантивированных прилагательных. В обоих языках субстантивированные прилагательные прослеживаются во всех стилях речи: в официально-деловой письменности: гомуми – общее, р?сми – официальное и т.д.; в научном языке: билгесез – неизвестное, б?тен – целая и т.д.

Основной сферой употребления субстантивированных причастий является книжная речь, что объясняется природой причастий, их сущностью и свойствами как части речи, напр., б?лен?чеделимое, с?йр?л?чел?рпресмыкающиеся.

Сфера употребления субстантивированных числительных преимущественно окказиональная, отражается в речевом, ситуативном проявлении (– Син нич?нчед? укыйсы??Бишт? (бишенчед?) – Ты в каком учишься?В пятом).

Функционально-стилистическая характеристика субстантивированных местоимений в первую очередь проявляется в их особой употребительности в разговорной речи. К числу разговорных в обоих языках относятся субстантиваты: безнеке – наш (человек, имеющий к нам отношение начальник, хозяин и т.д.), наше (то, что принадлежит или свойственно нам); синекел?р – твои (родные, близкие кого-л.); ?зе – сам (хозяин, глава дома, семьи, предприятия, учреждения и т.д.).

Субстантиваты широко представлены в пословицах и поговорках обоих языков: юаш булса? басалар, усал булса? асалар ?будешь злым повесят, будешь мягким раздавят’, кырыкка ярылу ‘расколоться на сорок частей’, ?зе?неке?з?кт? ?свое – в центре’; глухому две обедни не служат, знающий молчит, не знающий говорит, в гору семеро едва тянут, а под гору и один столкнет, я последняя буква в алфавите.

Есть случаи адекватного соответствия в обоих языках субстантиватов в составе пословиц, поговорок и фразеологизмов: корыны бушка аударупереливать из пустого в порожнее, батып баручы саламга ябышаутопающий хватается за соломинку, бер?? сука бел?н, ?ид?? кашык бел?нодин с сошкой, семеро с ложкой.

С точки зрения временной дистрибуции, среди анализируемых лексем есть слова, отражающие различную степень давности: архаические (яшелл?р ?рекруты’; городничий, каторжный (каторжник); устарелые (беренче – первый, икенче – второй (в значении секретарь обкома, горкома), т?м?н ‘десять тысяч’), новые (эш бир?че ?работодатель’; тек? – крутой; мобильный, сотовый и др.).

По стилистическому статусу выделяются субстантиваты разговорно-просторечные (ялтырбаш ?лысый’, тумрау ‘чурбан, колода’; суленое (обещанное), чумовой (шальной); книжные (к?шеф ит?че, к?шеф кылучы ?открыватель, изобретатель’, кемдер – кто-либо, кайбер – некоторый; ученый, просвещенный), диалектные (арбаучы ?колдун’, арчалаучы ?заступник, защитник’; алты-биш ?шесть и пять’ (о слабоумном человеке); волочащий (волокита, повеса); пёрший (первый).

Широкая фиксация данных слов в произведениях классиков, современных писателей и публицистов, а также в разговорной, просторечной, диалектной и сленговой речи наглядно демонстрирует их функциональную активность.

Вторая глава «Субстантивация имен прилагательных в татарском и русском языках» посвящена раскрытию транспозиции имен прилагательных в имена существительные в сопоставляемых языках.

В первом параграфе рассматриваются разновидности перехода имен прилагательных в имена существительные. Среди субстантиватов обоих языков с точки зрения связи с именем прилагательным как словообразующим элементом можно выделить две разновидности: 1) субстантиваты как результат непосредственного перехода имени прилагательного в имена существительные и 2) как результат опосредованного перехода (причастие > имя прилагательное > имя существительное). В татарском и русском языках самым продуктивным и распространенным способом является непосредственный переход, когда имя прилагательное непосредственно переходит в класс имен существительных. Внутри этой разновидности можно выделить несколько разрядов: 1) субстантиваты как результат лексико-грамматической омонимии (образования омоформ) (ак ?белый’ и ак ?белок, бельмо’, авыр ?тяжелый’ и авыр ?беременность’; горючее вещество и горючее, рыжий цвет и рыжий (клоун)); 2) субстантиваты как результат использования имени прилагательного при обращении (кадерлем дорогой (мой), с?еклем милый (мой)); 3) субстантиваты как результат переносного значения имени прилагательного (?ш?ке ?плохой’ > ?ш?ке ?грязь’; горячее ?о спиртных напитках’, кладовая ?о сложении ценного, ненужного’); 4) субстантиваты как результат калькирования (аклар белые, партояклыларпарнокопытные; внешнее, внутренне, вселенная); 5) субстантиваты как результат окказионального употребления; 6) субстантиваты как результат эллипсиса; 7) субстантиваты как результат образования самого прилагательного по готовой словообразовательной модели (модель на «-лы»: ярлы ?бедный, бедняк’, ??я?ле ?пешеход’; модель на «-ая»: пельменная, пирожковая); 8) субстантиваты как результат употребления имени прилагательного в форме Pl tantum (кызыллар – красные; яшьл?р – молодые); 9) субстантиваты как результат употребления имени прилагательного в форме singularia tantum (гомуми – общее, начар – дурное).

Во втором параграфе анализируются семантические модели субстантивированных имен прилагательных. Субстантивированные прилагательные в зависимости от общего для ряда слов лексического значения в татарском и русском языках представлены следующими семантическими моделями со значениями: 1) лица: аксак – хромой, бай – богатый;2) различных классификаций растительного и животного мира: кузаклылар – бобовые, агулылар – ядовитые; 3) названия животных: кара – вороной, к?к – сивый, туры – гнедой. Как показывают факты, данная модель в сопоставляемых языках представлена мастью животных (лошадей); 4) отвлеченных, абстрактных понятий: иске – старое, м??им – важное; 5) различных временных понятий: айлык – ежемесячное, ??в?лге, элекке – прежнее, прошлое; 6)напитков: ак – белое, кырыклы – сорокоградусная;7) различных монет, бумажных денег: бишлек  – пятирублевая, й?злек – сотенная; 8)«одежда и материал для ее изготовления». Субстантивированные прилагательные данной группы мотивированы прилагательными цвета: соры – серое, чуар – пестрое. Субстантиваты типа красное, синее, черное преимущественно имеют собирательное значение, кроме того, они могут обозначать предмет по материалу определенного цвета и сам материал. В субстантивации участвуют близкие по значению к цветообозначениям прилагательные, не называющие конкретного предмета, но указывающие на наличие хроматического тона: ч?ч?кле – цветастое; 9) среди диалектизмов обоих языков отмечается субстантивированное прилагательное йомшак мягкий в значении ?хлеб’; 10) отвлеченного понятия цвета: ак – белое, кызыл – красное и др.

Таковы общие для обоих языков семантические модели субстантивированных прилагательных, которые совпадают не только тематически, но нередко семантически однозначны (аксак – хромой, саран – скупой, яшелл?р – зеленые).

Наряду с универсальными моделями есть и уникальные, т.е. присущие только одному из сопоставляемых языков, напр., татарскому языку со значениями: 1) оценки: бишле ?пятерка’, яхшы ?хорошо’; 2) игр: акчалы ?игра в деньги’, егермеберле ?игра в двадцать одно’; 3) «вышедшие из употребления, старые вещи»: ватык ?осколок’, ертык ?рвань’; 4) «природные явления и состояние»: салкын ?холод’, юеш ?влага’; 5) «материал»: а) для изготовления одежды (чалбарлык ?брючный материал’, чолгаулык ?портяночный материал’); б) для хозяйства и постройки (рамлык ?материал, годный для изготовления рамы’, т?ш?млек ?материал для потолка’); 6) веществ: ачы ?кислота’, ми?гер?ткеч ?дурман’. Как подтверждают факты, эквивалентами субстантиватов, рассмотренных групп татарского языка, в русском выступают базовые существительные или словосочетания.

Русскому языку характерны следующие модели со значениями: 1) помещения: детская, столовая. Данная модель является многочисленной и продуктивной в русском языке, по своей численности уступая лишь модели со значением лица. В татарском же языке эта группа полностью отсутствует; эквивалентами русских субстантиватов данной модели в татарском языке выступают базовые существительные (парикмахерская – ч?чтарашхан?, рюмочная – ч?рк?хан?); 2) различных лекарств, медикаментов. Эквивалентами русских субстантиватов данной группы в татарском языке выступает: а) вторая форма изафета существительных: глазное – к?з даруы, снотворное – йокы даруы; б) описательная конструкция: рвотное – костыра торган дару, слабительное – эч йомшарткыч дару;3) «официальная бумага, документ»: больничный, накладная, обходной. Большинство русских примеров данной группы – слова устаревшей лексики: духовная, подорожная и др., что является одной из причин отсутствия их эквивалентов в татарском языке. Субстантиваты типа больничный, накладная, передаются на татарский язык описательно: авыруларга бирел? торган бюллетень, ?иб?рел?се товар исемлеге язылган к?газь; 4) различных мифических существ. Это слова, называющие Бога (всевышний, вышний, предвечный, пресвятая, пречистая) и духов (водяной, леший, банный). Понятия, обозначающие богов, лакунарны для татарского языка. Эквивалентом всех этих слов в татарском языке выступает словосочетание: Алла?ы (ходай) т?гал? или слово Алла; 5) «музыкальные инструменты»: ударные, щипковые и т.д.; 6) «виды работ»:курсовая, дипломная, контрольная и т.д. Употребление указанных лексем ограничено семантически. Они характеризуют сферу учебы, научной работы, практических и теоретических занятий. Сфера употребления этих лексем разговорная; 7) «средства связи». Данная группа является продуктивной, что обеспечивается за счет быстрого развития и вхождения в потребительское обращение последних достижений техники и электроники. Такими субстантиватами-новинками являются возникшие в конце XX столетия лексемы сотовый и мобильный.

Модели

В

татарском языке

В

русском языке

значение лица

609 – 59,9 %

650 – 40,7 %

значение различных классификаций растительного и животного мира

116 – 11,4 %

170 – 10,6 %

значение отвлеченных, абстрактных понятий

86 –8,46 %

110 – 6,9 %

значение различных временных понятий

23 – 2,26 %

23 – 1,44 %

значение пространственных понятий

22 – 2,16 %

27 – 1,69 %

значение отвлеченного понятия цвета

19 – 1,87%

19 – 1,19 %

название животных

14 – 1,37 %

40 – 2,5 %

значение игр

10 – 0,98 %

10 – 0,62 %

значение различных болезней

10 – 0,98 %

8 – 0,5 %

значение различных монет, бумажных денег

9 – 0,88 %

22 – 1,38 %

значение «одежда и материал для ее изготовления»

8 – 0,78 %

20 – 1,25 %

значение блюд и кушаний

7 – 0,68 %

27 – 1,69 %

значение напитков

5 – 0,49 %

23 – 1,44 %

значение посуды, кухонной утвари

5 – 0,49 %

2 – 0,12 %

субстантиваты, обозначающие различные виды платы, пошлин

2 – 0,19 %

90 – 5,64 %

со значением материал: а) предназначенный для изготовления обуви или одежды; б) предназначенный для хозяйства

18 – 1,9 %

субстантиваты, обозначающие природные явления

14 – 1,37 %

значение веществ

14 – 1,37 %

субстантиваты, обозначающие вышедшие из употребления, старые вещи

12 – 1,18 %

значение оценки, отметки

7 – 0,68 %

значение помещения

255 – 15,9 %

общее значение «официальная бумага, документ»

30 – 1,88 %

названия мифологических существ

23 – 1,44 %

значение различных лекарств, медикаментов

20 – 1,25 %

общее значение «музыкальные инструменты»

10 – 0,62 %

общее значение «виды работ»

   10 – 0,62 %

субстантиваты с общим значением «средства связи»

 5 – 0,31 %

разрозненные

6 – 0,59 %

всего

1016

      1594

Ким О.М. Транспозиция на уровне частей речи и явление омони­мии в современном русском языке: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. – Ташкент, 1978. – С.17.

Шигуров В.В. Переходные явления в области частей речи в синхронном освещении: Учебное пособие. – Саранск: Изд-во Саратовского ун-та, Саранский филиал, 1988. – С.9.

Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматическом строе русского языка и методика их изучения // Явления переходности в грамматическом строе современного русского языка: Межвуз. сб. науч. тр. – М, 1988. – С.5.

Лукин М.Ф. Переход частей речи или их субституция? // Фило­логические науки. –  М., 1982. №2. – С.78.

Баудер А.Я. К лингвистической интерпретации явлений пере­ходности в грамматическом строе русского языка // Филологические науки. –  М., 1980. №5. – С.80.

Дьячук И.В. Проблема транспозиции на уровне частей речи // Развитие частей речи в истории русского языка: Межвуз. сб. науч. тр. – Рига: Изд-во ЛатвГУ, 1988. – С. 42.

Кизюкевич А.А. Безаффиксная транспозиция личных субстантивов (на материале русского и польского языков) // Вопросы словообра­зования и номинативной деривации в славянских языках: М-лы III респ. конф. (5-6 окт. 1989 г.). – Гродно, 1990. – С. 168.

Смирницкий А.И. По поводу конверсии в английском языке // Иностранный язык в школе. – 1953. – №3. – С. 12-24.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.