WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Народное творчество периода Золотой Орды: мифологические и исторические основы

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

Закирова Ильсеяр Гамиловна

Народное творчество периода Золотой Орды:

мифологические и исторические основы

10.01.09 – фольклористика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора филологических наук

Казань - 2011


Работа выполнена в отделе народного творчества Института языка,

литературы и искусства им. Г. Ибрагимова АН РТ

      Научный консультант:

доктор филологических наук

Садекова Айслу Хусяиновна

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук профессор

Бакиров Марсель Хаернасович (г. Казань)

доктор филологических наук профессор

Надршина Фануза Аитбаевна

(г. Уфа)

доктор филологических наук профессор

Рогачев Владимир Ильич (г. Саранск)

       Ведущая организация:

ГНУ  «Чувашский государственный институт гуманитарных наук»

Защита диссертации состоится «20» декабря 2011 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 022.001.01 по присуждению учёной степени доктора филологических наук при Институте языка, литературы и искусства им.         Г.Ибрагимова Академии наук Республики Татарстан по адресу: 420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31.

С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке Казанского научного центра РАН (420111, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Лобачевского, 2/31).

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ИЯЛИ им. Г. Ибрагимова АН РТ «20» сентября 2011 г. (http://www/iyali.antat.ru /dissertacii.html). Режим доступа: свободный.

Автореферат разослан  « ___ » ____________  2011 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук доцент                           А.А. Тимерханов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Фольклор – духовная составляющая истории народа, развивающаяся в связи с общественными событиями своего времени. Если история освещает цепь событий, происходящих в обществе, через факты, то восприятие народом этих событий воссоздается в фольклоре в их художественном отражении. То есть фольклор рассматривает реальность через образы и архетипы, сформировавшиеся в рамках самого фольклора. Таким образом, история интерпретируется фольклором. У каждого периода истории есть свой фольклор, и соотнесенность фольклора с историей не отрицается учеными. Но изучение фольклора по отдельным периодам представляет собой довольно новое явление. Это относится и к фольклору периода Золотой Орды. Фольклор богатого в духовном и культурном отношении периода Золотой Орды – одна из наименее исследованных областей татарского фольклора.

Духовная культура, в том числе и фольклор народов Золотой Орды не возникла на пустом месте. Она формировалась как продолжение фольклора, мифологии, этнической истории, традиций предыдущих периодов. Фольклор каждого народа хранит в себе прежде всего следы древних верований и религий. Это отчетливо прослеживается в татарском фольклоре периода Золотой Орды. Фольклор Золотой Орды формировался на основе традиций предыдущих периодов, которые, в свою очередь, подвергались влиянию фольклора народов, состоящих в экономических, политических и общественных связях с Золотой Ордой. Таким образом, фольклор этнически очень пестрой Золотой Орды, с одной стороны, развивается опираясь на мифологию этих народов, с другой стороны является сложным отражением истории, жизненного уклада и быта каждого народа по отдельности. В то же время фольклор является одним из видов идеологии своего времени. В фольклоре запечатлены не только сведения о быте, культуре народа, но и взгляды на социально-экономические, общественные, политические и другие явления соответствующего периода . Сведения, сохранившиеся в фольклоре, дают возможность глубже понять мировоззрение тюркских народов. Модель мира реконструируется главным образом на основе фольклорных текстов: мифологических сюжетов, легенд, дастанов, обрядового фольклора и т.п.

Татарское народное творчество периода Золотой Орды – один из важнейших этапов развития татарского фольклора. Тем не менее, он до сегодняшнего дня, за исключением отдельных жанров, специально не изучался. В настоящий период, когда формируется новое отношение к истории, политическому строю Золотой Орды, когда каждый народ поднялся до понимания необходимости научного изучения своей этнической истории, культуры, духовных ценностей, особенно актуальным становится исследование фольклора, соотношения фольклора этого периода с историей, истолкование ее мифологических основ. Осмысление и научное изучение фольклора периода Золотой Орды может в дальнейшем послужить сохранению исторической памяти народа, его духовных ценностей и национальных традиций, повышению его национального самосознания.

Степень изученности темы и проблемы. Несмотря на определенную изученность истории периода Золотой Орды, трудов, посвященных её фольклору, крайне мало. Иными словами, нет оснований утверждать, что проблема изучена в достаточной степени. Это объясняется, с одной стороны, ограниченностью фольклорного материала или его распыленностью. С другой стороны, фольклор традиционно изучается по жанрам, а не по периодам. Хронологический же подход имел место разве что при исследовании татарского фольклора дооктябрьского и послеоктябрьского периодов . Более того, исследование фольклора периода Золотой Орды вплоть до 90-ых годов 20 века было невозможно в принципе, так как существовало негласное табу. В постановлении ЦК ВКП (б) от 9 августа 1944 года Золотая Орда была объявлена государством-«паразитом», существующим за счет завоеваний и грабежа, в связи с чем было решено: «Предложить Татарскому обкому ВКП (б) организовать научную разработку истории Татарии, устранить допущенные отдельными историками и литераторами серьезные недостатки и ошибки националистического характера в освещении истории Татарии (приукрашивание Золотой Орды, популяризация ханско-феодального эпоса об Идегее)» . Этим постановлением на долгие годы из научного контекста был вырван не только дастан «Йдегэй», но и практически весь фольклор периода Золотой Орды. С.М. Гилязетдинов, составивший том «Легеды и предания» многотомника «Татар народное творчество» , классифицирует произведения этого жанра именно по историческим эпохам. Однако он вынужден отнести памятники периода Золотой Орды к Болгарскому периоду и обойти вниманием период Золотой Орды. Таким образом, изучение фольклора, основанное именно на принципе одного периода – новое направление в татарской фольклористике, начало которому положил Ф.И. Урманчеев. Учебники и хрестоматии для ВУЗов, составленные автором, выполнены именно в таком ключе. Это направление развивают и диссертации, написанные под руководством Ф.И. Урманчеева – «Народное творчество булгарского периода» (2000 г., Закирова И.Г.), «Татарский фольклор периода Казанского ханства в русских исторических источниках» (2001г., Садеков М.Р.).

Несмотря на малоизученность фольклора периода Золотой Орды, отдельные проблемы освещены в работах ряда ученых. Монография Ф.И. Урманчеева , посвященная одному из основных жанров фольклора Золотой Орды – эпосу, является основополагающей не только при изучении данного направления, но и всего фольклора. Г.М. Давлетшин рассматривает отдельные жанры фольклора в рамках духовной культуры татарского народа, анализирует предания и легенды, отдельные сюжеты. Монография Г.М. Давлетшина «История духовной культуры тюрко-татар» имеет большое значение для освещения мифологии, обрядового фольклора, космогонических взглядов тюркских народов.

Жанр загадок изучался учеными Н. Исанбетом и Х.Ш. Махмутовым на примере загадок, относящихся к периоду Золотой Ордыи и зафиксированных в словаре «Кодекс Куманикус», составленном в 1303 году. Х.Ш. Махмутов исследовал куманские загадки в сравнении с современными татарскими загадками и выявил, что 50 процентов их до сих пор используются в татарском фольклоре .

Отдельные произведения, жанры фольклора Золотой Орды исследуются казахскими, киргизскими, башкирскими и др. фольклористами. Так проблема соотношения исторического и фольклорного рассматривалась в работах башкирского ученого Ф.А. Надршиной . С.А. Галин в своей монографии “История и народная поэзия” освещает тему борьбы против правителей Золотой Орды в башкирских кубаирах . Киргизский ученый И.Б. Молдобаев анализирует киргизские, казахские, ногайские версии песни-предания о смерти Джучи. Он выясняет, что и другие сюжеты, например, предания об Асан Кайгы, Жиренче Чечен, Толубас Сынчы являются общим достоянием тюркских народов, созданным между 13-17 веками .

Отдельные проблемы, касающиеся народного творчества периода Золотой Орды, освещаются в трудах М.И. Ахметзянова, М.Х. Бакирова, Р.К. Ганиевой, Х.Ю. Миннегулова, Ф.А. Надршиной, А.Х. Садековой, А.М. Сулейманова, М.А. Усманова, Н.Ш. Хисамова, Ф.З. Яхина и др.

Источники. Традиции фольклора Золотой Орды продолжили все народы – наследники Золотой Орды, поэтому их фольклор был проанализирован на предмет сохранения общего фольклорного фонда и сбора материала. Материалы по интересующему нас периоду содержатся также в мифологии, в трудах китайских, монгольских, арабо-персидских, русских историков, в письменной литературе, в путевых записках, летописях, словарях, археологических и нумизматических материалах. Каждое произведение необходимо было изучить в совокупности с большим количеством его версий и вариантов. Значимыми для настоящей работы являются источники, позволяющие описать традиционое мировоззрение народа, его представления об идеалах и ценностях. По мере возможности и необходимости привлекаются данные лингвистики и археологии.

Для тщательного изучения фольклора периода Золотой Орды потребовался комплексный анализ материалов, собранных из вышеозначенных источников.

Первый источник – это фольклор тюркских народов, и в первую очередь, богатое фольклорное наследие татарского народа. Хотя произведения народного творчества известны нам главным образом в записях XVIII-XX веков, они сохраняют в своем содержании явные следы, связанные с периодом Золотой Орды. То, что одно и то же произведение сохранилось в национальных версиях у тюркских народов, проживавших на территории Золотой Орды, может служить подтверждением, что оно относится к данному периоду.

Второй источник – исторические труды. Для изучения истоков фольклорных произведений требуется изучение исторических источников как сравнительного материала для фольклорных сюжетов. Источники по истории Золотой Орды весьма разнообразны. В то же время они могут являться и первоисточниками. Историки в своих трудах часто опираются не на исторические факты и документы, а на рассказы об исторических событиях, сохранившихся в народной памяти. Таким образом, они “нередко передают уже первую стадию фольклорной обработки будущего эпического сказания, а в ряде случаев могут непосредственно опираться на фольклорный источник” .

Сведения о Чингизхане, основавшем золотоордынское государство, о чингизидах и о Золотой Орде хранятся в китайских и монгольских письменных памятниках. В многочисленных персидских и арабских источниках сохранились богатые сведения об отдельных страницах истории Золотой Орды, о её ханах, в них с большой подробностью рассказывается о феодальных распрях или о взаимоотношениях чингизидов. Эти произведения, наряду с историческими данными, содержат значительное число сведений легендарного или фольклорного характера. В русских источниках – летописях, в первую очередь, освещались отношения Золотой Орды с русскими княжествами. Они имеют большое значение хронологически верным освещением фактов. Записки западных путешественников, посетивших Золотую Орду в XIII-XIV вв., также являются ценным источником для изучения золотоордынского фольклора. Западные путешественники оставили многочисленные сведения о быте, хозяйстве, международных отношениях Золотой Орды. Особую ценность для нас представляют сведения о верованиях, культуре, мифологии, обрядах народов Улуса Джучи.

Объектом исследования являются эпические произведения татарского фольклора периода Золотой Орды: национальные версии и варианты дастанов, сказаний, преданий, легенд и мифов.

Предметом исследования являются основные сюжетные линии, мифологические мотивы и исторические прототипы, наиболее характерные для национальных версий фольклорных произведений данного периода.

Цель и задачи исследования. Целью предлагаемой работы является изучение фольклора периода Золотой Орды для определения идейно-художественных особенностей татарского фольклора данного периода в свете общетюркских фольклорных традиций.

В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи исследования:

  1. систематизация и классификация фольклорного материала по периоду Золотой Орды;
  2. объяснение специфических особенностей художественного содержания фольклорных произведений этого периода, истолкование смысла отдельных эпических сюжетов и образов;
  3. соотнесение эпического повествования с летописью, с историческими документами и реалиями. Выявление исторических источников эпических сюжетов;
  4.  изучение мифологических мотивов эпических произведений, как сложной системы, отражающей представления о мире;
  5. анализ идейного-художественного содержания фольклора. Представления об общественном идеале и социальной справедливости. Идея гуманизма. Общественно-воспитательная роль фольклора;

-   реконструкция основных моделей ритуально-языкового поведения, раскрытие мировоззренческой основы фольклора;

-   рассмотрение фольклора как важного источника изучения духовных ценностей тюркских народов.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что она является первой работой в татарской фольклористике, посвященной системному изучению фольклора периода Золотой Орды, в которой исследуются сюжеты и мотивы фольклорных произведений в историко-типологическом плане, рассматриваются вопросы их эволюции, трансформации. Сравнительно-типологическое изучение национальных версий и вариантов дастанов этого периода позволяет выявить наиболее характерные и важные типовые элементы эпических произведений. Выявлены специфические особенности национальных версий как отражение исторического прошлого конкретного народа, его национального характера.

В диссертации впервые в татарской фольклористике анализируется фольклор периода Золотой Орды с целью воссоздания эпических биографий конкретных исторических личностей.

В работе прослеживается динамика эпического историзма в содержании, в интерпретации идентичных сюжетов, мотивов, присутствующих в разных национальных версиях дастанов и преданий. На фольклорном материале реконструируется тюрко-татарская картина мировосприятия и миропонимания, основу которого составляют непреходящие ценности, формировавшиеся на заре истории этих народов и на протяжении многих исторических периодов удовлетворявшие духовные потребности общества.

Новизна исследования определяется и тем, что фольклор тюркских народов впервые оценивается с позиций общечеловеческой значимости и гуманистического содержания.

Теоретическую и методологическую основу проведенного исследования составили труды ведущих отечественных фольклористов, историков и литературоведов (В.В.Бартольда, А.Н. Веселовского, В.М. Жирмунского, Е.М. Мелетинского, В.П. Проппа, И.В. Пухова, Б.Н. Путилова, О.М. Фрейденберг, Х.Г. Короглы, В.М. Гацака, И.В. Стеблевой, А.И. Алиевой, С.Г. Кляшторного, М.Г. Сафаргалеева, Н.А. Криничной, А.В. Кудиярова, Е.Н. Кузьминой, С.С. Суразакова, Е.Д. Турсунова, М.А. Усманова, Ф.И. Урманчеева, Р.К. Ганиевой, М.Х. Бакирова, Х.Ш. Махмутова, А.Х. Садековой, Х.Ю. Миннегулова, Г.М Давлетшина, Ф.А. Надршиной, А.М. Сулейманова, С.А. Галина, Ф.З. Яхина и др.).

Методологическая основа диссертации. В основу исследования положен комплексный подход, включающий сравнительно-исторический, историко-типологический, текстологический и генетический методы исследования.

Комплексное использование данных фольклористики и истории направлено на усиление аргументов автора.

Материалом исследования послужили дастаны, предания, легенды и мифы, включенные в фольклорные сборники тюркских народов, зафиксированные в исторических источниках, а также неопубликованные версии и варианты из архивов. Кроме того, в работе использовался материал, собранный автором во время многочисленных фольклорных экспедиций в различные регионы России: Тюменскую, Пермскую, Челябинскую, Свердловскую, Пензенскую, Нижегородскую области и др., а также в районы Татарстана: Камско-Устьинский, Мамадышский, Балтасинский, Кукморский и др.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в следующем:

Оно вносит существенный вклад в исследование и теоретическое осмысление фольклора периода Золотой Орды.

Осуществлен концептуально новый подход к изучению тюрко-татарского фольклора данного периода.

В нем впервые систематизируются типичные для тюркского фольклора мотивы, мифологемы, сюжеты, отраженные в эпических произведениях данного периода.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы при подготовке учебников и учебно-методической литературы по фольклору. Полученные результаты могут быть также использованы в процессе преподавания устного народного творчества, культурологии, регионоведения, истории отечественной культуры, а также в дальнейшей научно-исследовательской работе по данной проблематике.

На защиту выносятся следующие положения:

– эпическое творчество народов Золотой Орды наглядно иллюстрирует все последовательные этапы развития эпоса. В нем сохранились элементы сформировавшейся в более ранний период древней богатырской сказки. В то же время развитие эпического жанра достигло уровня полноценного исторического эпоса. К этому же периоду относится и начало формирования героико-романического, то есть любовного дастана;

– суть содержания дастанов этого периода сводится к освещению истории народа, призыву к единению, борьбе против внешних врагов, воспеванию героев борьбы за независимость, идее защиты государственной независимости;

– фольклорные произведения, посвященные историческим личностям, в большинстве своем носят эпический характер и представляют значительный пласт тюрко-татарского фольклора, отражающий специфику художественного переосмысления исторической действительности;

– эпическая биография выдающихся личностей периода Золотой Орды представляет собой синтез наиболее древних мифологических элементов (момент рождения) с развивающимися эпическими традициями (богатырское детство) и соотнесенность с историческими реалиями (наличие конкретного прототипа);

– основная идея фольклорных произведений о сильных личностях сводится к сакрализации роли харизматической личности, являющейся залогом стабильности и благоденствия народа;

– фольклорные материалы, отражающие такие наиболее характерные проявления мировоззрения татарского народа, как мифологемы, суеверия, культы и т.п. показывают, что в данный период устойчиво сохраняются признаки язычества, некоторые традиционные образы и мотивы трансформируются под влиянием ислама;

– фольклор, сформировавшийся как часть синкретичного искусства в первобытную эпоху, не теряет своей роли и в последующем, продолжая совершенствоваться не только в плане жанров, сюжетов, но и в аспекте влияния на социум. Различные жанры фольклора периода Золотой Орды служили как средством передачи накопленного социального опыта в виде культурных стереотипов, так и средством формирования и корректировки ментального поведения народа.

Апробация работы. Основные положения диссертации изложены в монографиях «Болгар чоры халык и?аты» («Народное творчество булгарского периода») (Казань: Фикер, 2003. – 145 с.), «Эпический фольклор периода Золотой Орды: мифологические и исторические основы» (Казань, 2011. – 268 с.), получивших положительные отзывы, и в более чем 40 статьях (общий объем публикаций – более 30 п.л.). Основные научные результаты   исследования были изложены и обсуждены на международных (гг. Казань, Елабуга, Чебоксары, Уфа; гг. Анкара, Фетхие, Болу (Турция), всероссийских (гг. Москва, Тобольск), региональных и республиканских научно-практических конференциях (гг. Чебоксары, Пермь, Казань и др.).

Материалы диссертации были использованы при чтении курса «Татарское устное народное творчество» в факультете татарской филологии Татарского государственного гуманитарного института (1998-2003) и Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета (2008-2009).

Структура исследования. Диссертация состоит из Введения, трёх глав, Заключения и Списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность исследования, определены его цель и задачи, сформулированы основные методологические установки работы, научная новизна и положения, выносимые на защиту, обозначена структура диссертации.

Первая глава «Дастаны периода Золотой Орды: историческая основа и мифопоэтические традиции» посвящена исследованию дастанов периода Золотой Орды, выявлению мифологических и исторических основ тюркских дастанов.

Эпос является самым объемным и самым сложным фольклорным жанром. Основным источником в формировании эпоса являются мифы. Особенно значительную роль при этом играют «мифологические сказания о первопредках – культурных героях» . Ученые отмечают, что если первым источником эпоса является миф, то вторым – исторические предания: «Классические формы эпоса, развивавшиеся в условиях государственной консолидации народов, опираются на исторические предания» . Таким образом, в архаическом эпосе отображается эпическое время – мифическая эпоха и в то же время история реального рода или племени, первых архаических государств, взаимоотношения между ними. Одной из особенностей архаического эпоса является то, что в нем, как правило, изображается дуалистическая система враждующих между собой элементов, например племен. Это отображение взаимоотношений между понятиями «свой мир» и «чужой мир». При этом «эта межплеменная борьба является конкретным выражением защиты космоса от сил хаоса» . В тюркском фольклоре первые мотивы дуалистической системы сохранились в первую очередь в сюжетах, связанных с женитьбой. Герой женится на представительнице другого – чужого мира, в поисках своей суженой проникает в параллельные миры, проходит преграды между мирами, борется с представителями другого мира. Для эпического героя «своим миром» является только земля, где он живет, а за пределами определенной черты начинается другой – «чужой» мир. «Чужим миром» могут быть подземный (“Йир Тюшлюк”) или подводный (“Туляк”) миры, или просто заречье (“Алып Манаш”). Соседние территории тоже относятся к «чужому миру». Он может находиться рядом с территорией, где живет герой, по ту сторону родового дерева Байтиряк (“Кузы-Курпяч и Баян-Сылу”). Очутиться в другом мире герою помогают его конь, гигантский орел, птица симург или другие персонажи, способные быть посредником между двумя мирами. Может также помочь старик-лодочник, переправляющий в тот мир на лодке. Все эти помощники сообщают герою, что путь может быть только в одну сторону, что обратного пути нет и нет человека, вернувшегося оттуда.

Эпический герой – получеловек и полубог. С одной стороны, рождение от женщины приближает его к миру земному, миру людей, с другой же стороны, сверхъестественные силы, способствовавшие его рождению, говорят о том, что герой не простой смертный. Как правило, герой рождается от престарелых родителей. Эпический герой также имеет признаки, указывающие на его необычность. Это, например, золотая косичка героя (Кузы-Курпяч), печать на спине или на лбу (Алпамыш). Бессмертность героя также выделяет его из общей массы земных людей. Рождение большинства героев предсказывается заранее. Эпический герой посылается на землю с определенной миссией. Например, в монгольском эпосе о Гесере герой рождается на свет с миссией очистить от врагов четыре стороны света. Этот мотив прослеживается в волшебных сказках татарского народа. Так, репликой этого мотива можно считать элемент сюжета сказки “Танбатыр”, где имя героя, который должен убить Дию (Дива) также известно заранее.

Мифическая борьба за космос, составляющая основную идею архаического эпоса, со временем преобразуется в защиту «своей» земли от захватчиков. Постепенно меняется и соотношение исторической и мифической составляющих в эпосе. “Классические формы эпоса, хотя в них и сохраняется связь с мифами, опираются на исторические предания, пользуются их языком для изложения событий далёкого прошлого, причём не мифического, а исторического, точнее квазиисторического. Они отличаются от архаического эпоса не столько степенью достоверности рассказа, сколько географическими названиями, историческими наименованиями племён и государств, царей и вождей, войн и миграций” . Героический эпос сам по себе изначально был близок к древней богатырской сказке и отображал родо-племенные отношения. Впоследствии же, когда тюркские племена начали создавать первые государственные объединения, в эпосе также начали отражаться особенности феодального строя. Это и изменение в хозяйственной деятельности в сторону увеличения роли животноводства и земледелия по сравнению с охотой, формирование ремесленничества, зарождение индивидуальной семьи и частной собственности и, в первую очередь, расслоение общества на классы. В эпоху феодализма героический эпос начал посвящаться историческим событиям, отображать этническую историю, особенности бытового уклада, обычаи и традиции. Именно в период Золотой Орды жанр эпоса получает развитие от героического к историческому. Эпос начинает повествовать о реальных исторических личностях, описывать исторических события в рамках героического эпоса. В то же время даже в таком эпосе, посвященном конкретному историческому деятелю или реальному событию, свою важную роль сохраняют мифологемы. Эпическому герою, даже если он имеет исторического прототипа, приписывается божественное или царственное происхождение. Легендарный характер имеет и рассказ о предках эпического героя. Например, Идегей по отцу ведет свой род от Баба-Тукляса – легендарного исламского святого. А матерью Идегея является сказочный персонаж – пери.

Тюркские народы “издавна были связаны между собой древней языковой общностью, длительным соприкосновением, этническим и культурным взаимодействием в условиях совместной исторической жизни” . В период Золотой Орды эти отношения еще более укрепляются, развиваются. И одним из самых существенных результатов таких связей является творческий обмен культурными ценностями. В фольклоре такой обмен прослеживается наиболее ярко. Многочисленные национальные версии и варианты дастанов, соотнесенных с эпохой Золотой Орды, являются доказательством взаимосвязи этих народов. Национальные версии, объединяемые общностью персонажей и единой фабулой, конечно при этом имеют свои особенности в отборе эпизодов, поэтическом изображении героя и других персонажей, мотивировке и разрешении конфликта.

В первом разделе «Сравнительно-типологический анализ национальных версий дастана об Алпамыше и легенды о богатырях-алыпах» исследованы национальные версии дастана тюркских народов “Алпамыш”. Многочисленные версии и варианты дастана записаны у узбеков, казахов, каракалпаков, азербайджанцев, башкир, татар, турок, алтайцев, а также таджиков. Во всех этих национальных версиях имеется древнейшее общее зерно, а в отличных друг от друга национальных версиях отражаются специфические черты национальной культуры и быта, относящиеся к более поздним периодам. В то же время основная сюжетная линия, имена главных героев едины для всех версий, часто встречаются и текстовые совпадения. Отдельные мотивы имеют аналоги и за пределами фольклора тюркских народов.

В корне имени героя (Алпамыш или Алпамша) лежит слово алып. Согласно словарю Махмута Кашгари оно означает «силач, великан, богатырь» . Это слово встречается и в эпитафических памятниках тюркской рунической письменности, найденных в бассейнах рек Орхона и Енисея и датированных V-VIII веками. Имя это давалось в качестве прозвища, титула или воинского звания местным богатырям: Йиген-Алп-Туран, Ининчу алп.

С древних времен булгарам были известны сказания и легенды об алыпах. Фрагменты некоторых из них дошли и до наших дней. Отдельные мотивы этих легенд и сказаний созвучны с дастаном об Алпамыше. Фрагменты сказаний и легенд об алыпах зафиксированы в путевых записях арабских путешественников Ахмета ибн Фадлана (X в.) и Аль-Гарнати (XII в.).

Татарская версия эпоса была подвержена позднейшим искажениям. Однако сохранившиеся в ней архаические мотивы, хотя и потерявшие первичное значение, указывают на то, что некогда это произведение было намного объемнее. Многие эти мотивы сохранились и в других национальных версиях. Сравнение татарской версии с версиями других тюркских народов дает возможность установить древность этой версии.

В произведении появление героя на свет является необычным, что соответствует эпическим традициям. Необычное рождение – мотив, пришедший из мифологии, распространенный как в сказочном, так и в эпическом жанре. С чудесным рождением Алпамыша связана его неуязвимость. Мотив неуязвимости Алпамыша прослеживается во всех версиях дастана. Алпамыша не могут убить, а потому заточают в подземелье. Подземелье, согласно мифам, означает мир мертвых, потусторонний мир. В алтайской версии «Алп-Манаш» о неуязвимости его говорится следующее:

Покраснеть – крови ему не дано,

Умереть – души у него нет .

Иными словами, душа свойственна лишь для живущих в среднем мире, т.е. для земных людей. Отличие Алпамыша от прочих эпических героев заключается в том, что у Алпамыша нет уязвимых мест.

У Алпамыша есть еще один атрибут героя классического эпического героя – это прядь золотых волос, признак того, что он относится к божественному миру. Этот мотив также сохранился во всех версиях дастана. В татарских вариантах он описывается следующим образом: «Волосы на голове Алпамши одной частью были золотыми, а другой – серебряными» . «Если это Алыпмамшан, то на лбу его будет прядь золотых волос» . В этих вариантах жена должна была узнать своего мужа, приехавшего к ней на свадьбу, именно по этому признаку. В башкирской версии, помимо волос, Алпамыша от других отличает еще и лучезарное лицо: «На голове Алпамыша еще с самого рождения золотой месяц светится. Если солнце облако прикрывало, то лицо его как полуденное солнце сверкало. Лицо его было ясным, источающим свет» . Лучезарность его лика также подтверждает его приближенность к небесному царству.

Согласно традициям эпического и сказочного жанра, взросление также проходит необычно. Алпамыш рос не по дням, а по часам. По башкирской версии произведения, Алпамыш уже при рождении имел зубы и умел говорить. За 25 дней он достиг 25-летнего возраста .

Главная цель эпического героя – отыскать сосватанную для него девушку и жениться на ней. Во всех дастанах герой выходит в путь на поиски своей суженой. Так, по узбекской версии, Алпамыш, уезжает на поиски Ай-Барчин, дочери Байсара, которую ему сосватал дервиш.

Кроме того, герой, прежде чем подняться на ступень выше по своему социальному статусу, должен отправиться в путешествие в потусторонний мир, в эпосах и волшебных сказках часто расположенный под землей. В подземелье, куда спящего Алпамшу повелевает закрыть Кылтап, он просыпается только по истечении 24 суток. Ученые полагают о связи пребывания Алпамши в темнице с представлениями древних людей о потустороннем мире , где обрывается связь бессмертного Алпамыша с миром людей. По мифологической традиции, между параллельными мирами всегда существуют посредники, которыми могут являться птицы и животные . В данном случае роль посредника и посланника выполняет дикий гусь.

Сюжеты различных национальных версий дастана во многом отличны друг от друга. Но во всех имеются общие мотивы – заключение в подземелье, послание, написанное на крыле гуся, возвращение домой в день свадьбы жены. Эти мотивы, оставшиеся без изменений, свидетельствуют о древности этого произведения и едином генезисе.

Общее наследие тюркских народов «Дастан об Алпамыше» – один из сохранившихся до сегодняшних дней древнейших сюжетов. Алтайская версия произведения относится к VI-VIII вв., огузская версия – к IX-X вв. Сходства дастана с «Одиссеем» Гомера сдвинули временные рамки произведения еще дальше в глубину истории. В Булгарский период это произведение было популярно как исконно народное произведение об алыпах, а в период Золотой Орды оно становится снова актуальным благодаря воззваниям к борьбе против захватчиков. Эпос сохранился в памяти народа вплоть до ХХ столетия, был записан в разных регионах России, где проживают татары, что однозначно свидетельствует о популярности эпоса об Алпамыше среди всех этнических групп татар.

Во втором разделе Идейное усовершенствование героического эпоса в период Золотой Орды: дастан «Ак Кубек» на примере данного дастана прослеживается эволюция в идейном содержании жанра, в частности усиление идеи внутреннего единения и борьбы против внешних врагов. В науке известны три полных варианта дастана «Ак Кубек»: тобольский, барабинский, алтайский. Также существует отрывок из хакасского варианта. Все эти произведения включены в десятитомник В.В. Радлова «Образцы народной литературы тюркских племен». Кроме того, П.А. Фалев считает версией этого дастана сказку «Ак Кобек – Кара Кобек», записанную им у ногайцев . В книге известного арабского путешественника Ибн Халдуна (1332-1406) и в энциклопедии египтянина ан-Нувейри (1279-1333) повествуются истории, схожие с этим сюжетом.

«Ак Кубек» – древнее произведение, сохранившее особенности героического эпоса. По своему сюжету, мотивам, именам персонажей, трактовке образов все варианты этого дастана близки друг к другу. Не вызывает сомнений тот факт, что они являются вариантами одного и того же эпического произведения и восходят к одному произведению-источнику и претерпели те или иные изменения, связанные с обычаями и традициями, бытом и мировоззрением каждого народа. Различия между вариантами появились в результате устного хранения, привнесения индивидуальных вставок исполнителем или выпадения отдельных эпизодов и др. Поэтому очень важно сравнительное изучение каждого варианта дастана. Кроме того, в результате исследования различных вариантов и версий прослеживается не только эволюция внешних, формальных особенностей дастана, но и серьезные изменения в его идейном содержании. Так, идея примирения, единства племен, проводившаяся и в более ранних произведениях, здесь получает более глубокое звучание. На примере главного героя дастан сводит причину всех несчастий народа и самого героя к бессмысленной вражде, вызванной самим героем. Осуждается не только сам герой, ставший источником распрей, но и сама идея междоусобиц.

В энциклопедии ан-Нувейри события дастана «Ак Кубек» описываются как исторические факты, имевшие место в действительности. В.В. Тизенгаузен указывает, что в трудах Ибн Халдуна также имеется рассказ об Ак Кубеке . В энциклопедии ан-Нувейри описываются события межплеменных распрей. Показано, как отсутствие между ними согласия привело их к поражению от монголов. В книге же Ибн Халдуна отражен конфликт между кипчаками и татарами. Эти события, представленные как «исторические», по своему содержанию очень схожи с вариантами дастана. Произведения, записанные ан-Нувейри и Ибн Халдуном – самые первые зафиксированные варианты дастана.

Записанные В.В. Радловым у барабинских и тобольских татар и у алтайцев варианты дастана «Ак Кубек» – это произведения, созданные на основе тюркских эпических традиций. В каждом варианте сохранилось немало стихотворных отрывков, доказывающих их древнее происхождение. Одни из них переходят из одного варианта в другой, другие характерны лишь для одного варианта. В сюжете дастана встречаются почти все традиционные мотивы – чудесное рождение героя, наречение именем, выбор коня, испытание оружия, борьба с врагами.

Алтайская версия дастана начинается со своеобразного зачина. В нем дается оценка произведению, главному герою дастана Ак Кубеку. Более могучим и сильным, чем Кубек, никто не может родиться. Проводится мысль, что он должен восприниматься как непревзойденный идеал.

Рождению Ак Кубека в произведении уделено достаточно много места. Этот мотив присутствует в каждом варианте. Ак Кубек, еще находясь в утробе матери, начинает разговаривать. Он не хочет родиться обычным способом, до рождения давая понять, что он отличается от всех других. В барабинском варианте он говорит: «Я появлюсь не этим путем, я разорву твой живот с одной стороны!». Тетушки уговаривают его родиться завещанным Богом путем.

Конфликт между главным и второстепенным героями начинается сразу. Различные варианты и версии дастана «Ак Кубек» по-разному трактуют причины и виновника конфликта, послужившего основой сюжета. Впервые выйдя из дома, Ак Кубек встречается с Киданом би, и с этой встречи начинается их конфликт. Эпический герой рождается для того, чтобы бороться с врагами, испытывать силу. В этом произведении нет ни мотивов освободительной войны против внешних захватчиков, ни борьбы против ханов или биев, т.е. борьбы за социальную справедливость. Например, присутствующие в эпосах «Алтай-Бучай», «Маадай-Кара» мотивы сохранения рода, возвращения захваченного врагом добра, освобождения соплеменников, видимо, относят эти произведения к более позднему периоду.

Заключительная часть дастана «Ак Кубек» в разных национальных версиях имеет незначительные различия. В алтайском варианте Кобек, несмотря на ранения, полученные в бою, остается жив. Несмотря на наличие в дастане архаических эпических традиций, в целом в нем сравнительно немного фантастико-мифологических мотивов. Каждый герой описывается как реальный человек. Взаимоотношения героев прозрачны и понятны. Пока Кобек воевал, его сестренку похитил Мангыт. Мангыт режет коня Кобека, в ответ на это Кобек убивает Мангыта. Отец Мангыта решает убить Кобека. Хотя в этом варианте первоначальной причиной вражды между Кобеком и Мангытом является еще и Коден пи. Сначала Коден пи смеется над именем Кобека: «Я думаю, что я пью молоко, сдувая с него пену» , затем натравливает на него своего сына Мангыта: «У тебя нет совести? Ты лежишь, нет у тебя души. Ак Кобек спустился с колыбели и встал на ноги» .

В целом, в алтайском варианте Ак Кобек – положительный эпический герой. С самого начала произведения он воспринимается позитивно. В этом варианте в образе героя практически нет мифологических реликтов. И лишь сказочное рождение героя представлено детально. В основе сюжета данного архаичного дастана, видимо, лежат исторические или квазиисторические легенды об отдельных личностях.

В отличие от алтайского варианта, по мере продвижения к Западу, образ Ак Кубека претерпевает изменения. В этих вариантах меняется и отношение к герою, вернее, присутствующие в алтайском варианте восхищение и любовь отсутствуют. На первый план выходят его отрицательные черты.

Барабинский и тобольский варианты имеют много схожего. В них усложняется сюжет, появляются новые герои, отводится больше места фантастическим элементам. Произведение обогащается мифологическими мотивами. В обоих этих вариантах Ак Кубек встречается с Киданом би, смеется над его именем, проявляя такие недостатки, как высокомерие, хвастливость, вспыльчивость, самоуверенность. Понимая, что взаимные оскорбления могут привести к вражде, он с воинственной энергией продолжает свои нападки, постепенно превращая Кидана би в своего врага. Излишняя самоуверенность, грубость, заносчивость приводят к поединку с Киданом би, который сильнее его, и, в конечном счете, к трагедии. Причем эта «храбрость» Кубека ничего не дает его племени. Наоборот, он становится источником межплеменной вражды, причиной нападения на его племя. Это нетипичная ситуация для эпоса. Как правило, эпический герой воюет с целью защиты себя или своей семьи и племени. И только в этом случае участие батыра в войнах соответствует эпической ситуации. Лишь защита интересов коллектива оправдывает храбрость, силу и даже грубость героя.

В заключение можно сказать, что в основе произведения лежит довольно древний сюжет. Встречающиеся сказочно-мифологические мотивы, сходство его с «Китабе дэдэм Коркут» и былиной «Святогор» также доказывают древность этого произведения. Как этого требует эпическая традиция, главный герой дастана должен умереть. Ф.И.Урманче так пишет об этом: «На наш взгляд, это связано с отражением в дастане исторической действительности в реалистической плоскости. В эту эпоху историческая действительность для кипчакских племен была действительно трагической» .

Древние версии дастана были распространены еще до нашествия монголов и были чрезвычайно популярны. В основе содержания лежит трагедия враждующих меж собой племен. Позднее, в эпоху монгольских завоеваний, главная идея этого сюжета получает прогрессивное звучание. В дастане показывается, как взаимная вражда, отсутствие единства ведет к гибели народа, насколько велики могут быть трагические последствия межродовых распрей, поднимается идея единства.

Ярми Х?мит. Татар халкыны? поэтик и?аты. – Казан: Татар. кит. н?шр., 1967. – Б. 9-82.

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 7. 1938-1945. – М.: Политиздат, 1985. – С. 518.

Татар халык и?аты: Риваятьл?р ??м легендалар. / Томны т?з?че, кереш м?кал? ??м иск?рм?л?рне язучы Гыйл??етдинов С.М.  – Казан: Тат.кит. н?шр., 1987.

Урманчеев Ф.И. Героический эпос татарского народа. – Казань: Тат. кн. изд-во, 1984. – 312 с.

М?хм?тов Х.Ш. Борынгылар ?йтк?н с?зл?р (VIII-XVII й?з т?рки-татар ядкярл?ренд? афоризмнар). – Казан: Фикер, 2002.  – 175 б.

Надршина Ф.А. Память народная (исторические корни и жанровые особенности башкирских народных преданий и легенд). – Уфа: “Гилем”, 2006. – 320 с.

Галин С.А. Тарих ??м халык поэзия?ы. – ?ф?, 1996. – Б. 120-135.

Молдобаев И.Б. Кыргызы в эпоху Золотой Орды // http: // turkolog. narod. ru

Жирмунский В.М. Некоторые итоги изучения героического эпоса народов Средней Азии // Вопросы изучения эпоса народов СССР. – М.: Изд-во АН СССР, 1958. – С. 55.

Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т. / Гл. Ред. С.А. Токарев. – М.: Сов. Энциклопедия, 1992. Т II.  – С. 664.

Там же. Т II.  – С. 664.

  Там же. Т.2. – С. 664.

Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т. / Гл. Ред. С.А. Токарев. – М.: Сов. Энциклопедия, 1992. Т II. – С. 665.

Жирмунский В.М. Некоторые итоги изучения героического эпоса народов Средней Азии // Вопросы изучения эпоса народов СССР. – М.: Изд-во АН СССР, 1958. – С.36.

Кошгарий М. Туркий сузлар девони (Девони луготит турк). – т. 1. – Тошкент, 1960. – С. 340, 351.

Малов С.Е. Енисейская письменность тюрков. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1952. – С. 21, 57.

Улагашев Н.У. Алтай-Бучай. Ойротский народный эпос / Под редакцией А.Коптелова. – Новосибирск: ОГИЗ – Областное государственное издательство, 1941. – С. 80.

Центр письменного и музыкального наследия при ИЯЛИ АН РТ, колл. 39

Татар халык и?аты. Дастаннар./ Томны т?з?че, кереш м?кал? ??м иск?рм?л?рне язучы ?хм?това Ф.В. – Казан: Тат. кит. н?шр., 1984. – Б. 53.

Башкорт халык и?аты. Эпос. Икенсе китап / Т?з??се, баш ??з языусы, а?латмалар бире?се М?хт?р С?гитов. – ?ф?: Башкортостан кит.н?шр., 1973– Б. 44.

Там же. – Б. 43.

Толстой И.И. Статьи о фольклоре. – М.-Л.: Наука, 1966. – С. 67.

Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х т. / Гл. Ред. С.А. Токарев. – М.: Сов. Энциклопедия, 1991. Т I. – С. 662.

Радлов В.В. Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Дзунгарской степи. Ч. IV. – СПб., 1872. – С. 45-58, 142-152; ч. I. – СПб., 1866. – С. 204-212; Образцы народной литературы тюркских племен, изданные В.В. Радловым. Тексты, собранные и переведенные Н.Ф. Катановым. Ч. IX. – СПб., 1907. – С.392-393.

Фалев П.А. Ногайская сказка об Ак-Кобоке // Сборник музея антропологии и этнографии при Российской Академии наук. – Т. 5, - вып. 1. – Петроград, 1918. – С. 189-196.

Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Извлечения из арабских сочинений. Т. I. – СПб., 1884. – С. 641.

Там же. – С. 365.

Радлов В.В. Образцы народной литературы тюркских племен, живущих в Южной Сибири и Дзунгарской степи. Ч. I. – СПб., 1866. – С. 205. (По-татарски “к?бек”- пена).

Там же. – С. 205.

Урманче Ф.И. Татар халык и?аты. – Казан: М?гариф, 2002. – Б. 198.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.