WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Пушкин в воспоминаниях: Проблемы изучения литературных мемуаров

Автореферат докторской диссертации по филологии

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 

Кошелев

Анатолий Вячеславович

Пушкин в воспоминаниях:

Проблемы изучения литературных мемуаров

Специальность 10.01.01 – русская литература

Великий Новгород

2011

Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы

Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого

Научный консультант:   

Доктор филологических наук, профессор В.А. Кошелев

Официальные оппоненты:

Доктор филологических наук С.В. Денисенко

Доктор филологических наук, профессор Е.В. Душечкина

Доктор искусствоведения, профессор В.С. Листов

Ведущая организация:

Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

Защита состоится __ ________ ______ года в ____ часов на заседании диссертационного совета Д 212. 168. 05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора филологических наук в Новгородском государственном университете им. Ярослава Мудрого по адресу: 173014, Великий Новгород, Антоново, Университет, ауд. 1220.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Новгородского государственного университета.

Автореферат разослан        __   ________    2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Доктор филологических наук                                                             О.С. Бердяева

Общая характеристика работы

Изучение биографии предполагает работу с тремя массивами источников: автобиографическими источниками, документальными (или официальными) источниками, а также мемуарными источниками. Ни один из выделенных пунктов не является безусловным с точки зрения достоверности; при этом мемуары – наиболее сложный источник, фактическая ценность которого обусловлена целым рядом самых различных факторов. Между тем без учета мемуаров невозможно создание биографии – Пушкина ли, или любого другого писателя.

В работе внимание уделено двум проблемам. Одна связана с комплексным изучением воспоминаний о Пушкине, вторая – с общими вопросами литературоведческого анализа воспоминаний, причем нас интересовали проблемы, связанные с использованием мемуаров в качестве источника исследования. Безусловно, эта проблема оказывается одной из основных для ученого-биографа, однако  ставилась она главным образом на материале отдельных воспоминаний.

Уже П.В. Анненков и П.И. Бартенев, понимая важность мемуаров, активно собирали и использовали их в своих пушкиноведческих работах. К концу XIX столетия, с формированием национального «пушкинского» мифа, поиск новых мемуарных источников этого рода, по сути дела противоестественный (большинство знавших Пушкина современников ушло из жизни) усилился. Это привело к появлению ряда откровенных подделок и апокрифов. Но эта же тенденция определила и появление по-своему ценных «вторичных» воспоминаний – мемуаров «через поколение» (П.П. Вяземский, Л.Н. Павлищев, О.Н. Смирнова и др.), свидетельств детей пушкинских современников, опирающихся (хотя бы частично) на документы своих родителей. Воспоминания лиц или не вовсе не знакомых с Пушкиным, или видевшим его только в детстве, представляют отдельную источниковедческую и историко-литературную проблему.

Целью работы оказывается поиск и учет новых мемуарных источников о жизни и творчестве Пушкина. При этом речь идет не только об архивных исследованиях (их целью является открытие неизвестного ранее документа), а об опубликованных материалах. Казалось бы, это весьма спорное намерение – но в связи с изучением мемуаров оно оказывается справедливым.  В картотеке Пушкинского кабинета ИРЛИ РАН раздел, где были бы представлены персоналии мемуаристов, не выделен. В недавно вышедшей «Библиографии библиографий произведений Пушкина и литературы о нем» также нет специального раздела, посвященного мемуарам. В результате воспоминания о Пушкине известны широкому кругу исследователей не полностью, а лишь по двухтомному изданию «Пушкина в воспоминаниях современников» (при всех достоинствах этого, несколько раз переизданного, сборника, на его основе нельзя составить полного представления ни о количестве материала, ни о его «качестве»).

Предметом исследования становится целостный свод воспоминаний о Пушкине. Под «воспоминанием» в данном случае понимается повествование от лица автора о реальных лицах и событиях прошлого («повествование о прошлом, основанное на личном опыте и собственной памяти мемуариста» - А.Г. Тартаковский). В работе осваивается материал журнальных публикаций преимущественно второй половины XIX века, а также привлекаются ряд архивных материалов рукописных фондов и собраний ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН, РГБ, РГАЛИ, ГИАНО, которые не были введены в научный оборот. Обследованы личные фонды Л.Я. Гуревич, О.Н. Смирновой, А.О. Смирновой, А.Ф. Онегина, В.Д. Спасовича.

С этим связана и научная новизна исследования. Она заключается:

- в расширении источниковедческой базы и введении в научный оборот малоизвестных материалов мемуарного характера;

- в составлении «Материалов к аннотированному указателю воспоминаний о Пушкине»;

- в формировании общих принципов литературоведческого анализа мемуаров;

- в обосновании методики работы с «вторичными» воспоминаниями о поэте.

Методология исследования основана на представлении о единстве литературного процесса, которое обеспечивает возможность целостного анализа мемуарных текстов различных авторов. В основу методологии положен историко-литературный метод исследования, инструментарий которого актуализирует понятия и представления о целостности восприятия прошлого как «движущейся» данности.



Актуальность работы обусловлена фундаментальностью категории памяти в русской словесности в целом и необходимостью выявления историко-литературной логики в эволюции воспоминаний как специфического ее жанра.

Положения, выносимые на защиту:

1. Фактическая «достоверность / недостоверность» не является единственным критерием при характеристике и оценке мемуаров о Пушкине. Точка зрения на этот источник определяется тем, что воспоминания, как и другие личные документы о писателе (его переписка, автобиографические материалы и пр.) выстраивают не только его реальную биографию, но и «биографию-легенду», которая является неотъемлемой частью его творчества. Фундамент для биографии-легенды закладывает сам писатель, впоследствии она «обогащается» отзывами и воспоминаниями современников, по-разному интерпретируется исследователями. Поэтому мемуары о Пушкине необходимо изучать не только с точки зрения фактической точности; они приобретают значительный интерес как факт осмысления личности и творчества Пушкина в определенную эпоху.

2. Память вспоминающего выступает как особая способность к сохранению и закреплению «того, что уже было в сознании» (А.Г. Тартаковский), прежнихвпечатлений, ранее воспринятой информации. В этом смысле она выступает как свойство сознания отражать и аккумулировать прошлое. И роль памяти тем значительнее, чем более «вспомненная» действительность отдалена от времени создания мемуаров. При этом неточность сведений, заключенных в мемуарах – это органическое свойство жанра. Это тем более важно потому, что мемуарист вспоминает не разговоры, споры, не литературные прения, а бытовые детали, подчас очень незначительные (вне зависимости от его принадлежности / непринадлежности к кругу собственно писателей).

3. Воспоминание о поэте несет в себе, кроме информативной, другую задачу - оценить его жизнь и творчество. Мемуары сближаются, таким образом, с другим феноменом – с литературной критикой.  Поэтому, например, статьи В.А. Жуковского «Последние минуты Пушкина» и Н.А. Полевого «Пушкин» с полным правом входят и в сборники «Пушкин в русской критике и в сборники воспоминаний о поэте. Близость мемуарного и критического высказывания стала определяющей и для нашего исследования.

4. Анализ «вторичных» воспоминаний как исторического источника сужает проблему изучения спорных документов. Рассмотрение «Записок А.О. Смирновой» в контексте эпохи второй половины 80-х – начала 90-х гг. XIX в. позволяет рассматривать их как полемическое сочинение, но не мемуарное свидетельство. 

Теоретическая значимость диссертации заключается в корректировке имеющихся в историко-литературной науке представлений о возможностях использования литературных мемуаров, в разработке отношения к так называемым «недостоверным» мемуарным источникам, в уточнениях существующих текстологических и эдиционных принципов публикации и комментирования мемуарных текстов.

Практическое значение полученных результатов работы состоит в возможности их использования в преподавании историко-литературных и теоретических курсов, посвященных русской литературе XIX в., а также в рамках специальных курсов.

Основные результаты исследования апробированы в  50 публикациях, общим объемом более 60  п.л., в том числе в монографии, изданиях литературных мемуарах: «Алексей Степанович Хомяков в воспоминаниях современников» (Тула,  2004); «А.О. Смирнова-Россет. Воспоминания» (СПб., 2011); 12 публикациях на страницах изданий, рекомендованных ВАК для размещения научных результатов по докторским диссертациям; в учебно-методических пособиях. Материалы диссертации докладывались на ряде всероссийских и международных конференций: «Дни науки» (Великий Новгород, 1999-2010), «Болдинские чтения» (Большое Болдино, 1999, 2000, 2003, 2009, 2011), «Традиции в контексте русской культуры» (Череповец, 2000, 2004), «А.С. Хомяков: Личность – творчество – наследие» (Хмелита, 2004),  «Литературное общество «Арзамас»: культурный диалог  эпох» (Арзамас, 2005), «Историко-культурное наследие семьи Раевских и ее международное значение» (Кировоград (Украина), 2006), «XXI Фетовские чтения» (Курск, 2006), «Славянские чтения» (Измаил (Украина), 2007, 2010), «Пушкин и мировая культура» (Арзамас, 2007), «Культура и словесность Русского Севера» (Череповец, 2010).

Результаты диссертационного исследования использовались в лекционных курсах диссертанта: «История русской литературы XIX века (первая треть)», «История русской литературной критики», «Принципы научного комментирования», «Филология и источниковедение», на семинарских занятиях, в рамках специальных курсов.

Структура исследования. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, а также трех Приложений. Одно из них - «Воспоминания о Пушкине. Материалы к аннотированному указателю» - содержит указатель мемуаров о Пушкине. В него вошли тексты, не попавшие в два издания «Пушкина в воспоминаниях современников» (М., 1950; М., 1976). Два других приложения («<Записи воспоминаний А.О. Смирновой (?)> А.Ф. Онегина»; «Статья О.Н. Смирновой о матери и русских писателях») относятся к третьей главы диссертации и представляют собой комментированную публикацию ранее неизвестных материалов. Библиография работы насчитывает 320 источников.

Основное содержание работы

Во Введении определяется предмет, задачи и цели, разъясняется структура работы. Уместно говорить о трех этапах становления свода воспоминаний о Пушкине.

Первый этап (40-е года XIX в.) – время, близкое к смерти Пушкина, по объективным причинам не мог быть эпохой активной публикации мемуаров о нем.

Второй этап (1850-1870-е гг.) связан с деятельностью первых пушкинистов: П.В. Анненкова, П.И. Бартенева, М.Н. Лонгинова, М.И. Семевского и др. Их деятельность по сбору воспоминаний о Пушкине описана в целом ряде исследований, а мемуары, которые появились благодаря их усилиям, прочно вошли в научный оборот. Этот этап – «золотой век» воспоминаний, когда Пушкин стал восприниматься как глава русской литературы. Именно она закрепила за Пушкиным роль главы русской литературы, а, значит, и ценность любого биографического известия о нем.

Наконец, третий этап, начало которого условно определяется пушкинскими торжествами 1880 года, который справедливо осмысляется исследователями как ключевой момент в формировании мифа о Пушкине (Маркус Ч. Левитт, Н.П. Генералова, В.А. Кошелев и др.). Именно к этому времени относится и всплеск мемуаров о Пушкине, причем нередко сомнительных с фактической точки зрения.

В работе главное внимание уделено первому и последнему из выделенных этапов (каждому из них посвящена отдельная глава).

Глава I «Воспоминания о Пушкине: обзор» посвящена нескольким вопросам. В ней даны теоретические предпосылки исследования: определена специфика мемуаров как объекта исторического и литературоведческого исследования, предложена типология мемуаров. В этой главе предложен также обзор изданий воспоминаний о Пушкине. В общей сложности она включает в себя  четыре раздела.

Первый раздел: «Мемуары – объект исторического исследования». В нем раскрывается подход исторической науки к указанной в заглавии проблеме (Н. Чечулин, М.Н. Черноморский, И.А. Миронова, П.А. Зайончковский, А.Г. Тартаковский, М. Блок и др.).

Значение мемуаров в исторической науке определяется фактической достоверностью сведений, сообщенных в них, однако они, в силу своей субъективной природы, не имеют значения документа (П.А. Зайончковский). Личностная природа воспоминаний заставляет ученых-историков рассматривать их двояко: «<…> мемуары - особый жанр литературного творчества, запечатлевающий события прошлого и в обычной жизни успешно конкурирующий с историческими трудами. <…> Мемуары – материал не столько для исследователей, сколько для чтения, часто занятного. <…> В то же время как история, засвидетельствованная ее прямыми участниками, мемуары могут рассматриваться и в качестве источника в научно-исторических исследованиях» (Источниковедение новейшей истории России: теория, методология, практика. Учебник. М., 2004. С. 288-289). Мемуары оказываются фоном исторического исследования.

Любопытна характеристика мемуаров как «истории, засвидетельствованной ее прямыми участниками». Комментируя это положение, мы используем учение французского историка М. Блока о «намеренных» и «ненамеренных» свидетельствах. Характеризуя воспоминания герцога Сен-Симона, ученый отметил: «<…> в явно намеренных свидетельствах наше внимание сейчас преимущественно привлекает уже не то,  что сказано в тексте умышленно. Мы гораздо охотнее хватаемся за то, что автор дает нам понять, сам того не желая». Сен-Симон гораздо более интересен для историка как бытописатель, а не как политик или придворный деятель (в этой части воспоминаний он не искренен). Таким образом, ученого-историка привлекает в мемуарах «ненамеренные» свидетельства. Поэтому в качестве источника охотнее рассматривается материал, написанный не известным деятелем, а рядовым участником исторического процесса (личностная сторона этих воспоминаний менее выражена).

А.Г. Тартаковский выделил три основополагающих критерия, характеризующих этот феномен: субъективность, ретроспективность и память. Все три критерия отражают именно личностную природу воспоминаний, при этом проясняют некоторые авторские установки мемуариста.

В диссертации на ряде конкретных примеров (воспоминания О.А. Пржецлавского, А.О. Смирновой, В.П. Бурнашева) показано, что своеобразным правилом для мемуариста в сочинении мемуаров оказывается ориентация на свою собственную память, а не на литературу (мемуарную, исследовательскую и пр.) о пережитом автором времени.

Особое внимание в работе уделено критерию ретроспективности мемуаров (они «всегда возникают после описываемого в них события и всегда обращены в прошлое» - А.Г. Тартаковский). Однако спустя какое время после события мемуарист считает возможным описать его в своих записках и, главное,  предавать гласности свои личные воспоминания? Традиционно воспоминания в XIX веке публиковались лишь после смерти их авторов, когда с уходом мемуариста заканчивалась эпоха, описанная в его записках. Воспоминания же, близкие к современности (и изданные при жизни автора) воспринимались как попытка автора оправдаться перед своим поколением и будущими читателями. Так, Ф.В. Булгарин, литературная репутация которого прочно утвердилась к середине 40-х гг. XIX в., не скрывал полемических целей своих записок.

Ретроспективность воспоминаний предполагает «двойную точку зрения автора на события» (А. Галич, Т. Колядич), т.е. не только описание событий, но и оценку событий прошлого с точки зрения настоящего.

Второй раздел - «Мемуары – объект литературоведческого исследования». Значение мемуаров в исторической науке определяется главным образом фактической достоверностью сведений, в них сообщенных, при этом меньшее внимание уделено субъективной авторской их оценке (Л.Я. Гаранин).

Специфика обозначенной в заглавии работы проблемы («Пушкин в воспоминаниях») предполагает иное отношение к материалу, нежели в историческом исследовании. Если там на первый план становится факт, то мы в данном случае на первое место ставим образ  поэта, как он запомнился современникам. Проблема достоверности, без сомнения, важная и в литературоведении, в данном случае не будет определяющей при обсуждении ценности отдельного свидетельства. В работе феномен мемуаристики сближается с литературной критикой.

Критический потенциал заложен в самой природе русской мемуарной культуры. В работе приводится ряд примеров, которые указывают на полемическую природу мемуаров. Многие воспоминания о Пушкине существуют именно благодаря «неправде», которая была опубликована ранее, а мемуаристы (И.П. Липранди, В.П. Горчаков, П.В. Нащокин и др.) уточняют вкравшиеся ошибки.

В конце раздела обосновываются принципы составления «Материалов к обзору воспоминаний о Пушкине» (Приложение 1 диссертации). Рассматривая мемуары как форму критической оценки, мы вынуждены по-иному преподнести материал. Если обычно мемуары о Пушкине структурировались, исходя из его биографии (Лицей, юг, Михайловское и т.д.), то для нас важнейшим фактором будет время публикации. С другой стороны, мы не стремились ставить проблему достоверности того или другого воспоминания: обзор в этом случае выглядел бы по-другому. Материал в нем можно было расположить, например, ориентируясь на личность мемуариста:  от близкого знакомого Пушкина (его воспоминания более достоверны) до случайного встречного (который, кроме факта случайной встречи, не мог вспомнить ничего другого). Основным принципом, которого мы придерживались при составлении обзора – время публикации воспоминания.

Публикация воспоминаний, т.е. осознание, что личные записи (о своей жизни, семье, друзьях и пр.) могут быть интересны для большого круга читателей – явление большой культурной важности. Только когда «мемуары начинают предназначаться для читающей публики и проникают на страницы разного рода изданий, они перестают быть частным делом автора и, как бы превращаясь из «вещи в себе» в «вещь для всех», становятся подлинно общественным явлением духовной жизни» (А.Г. Тартаковский).

Важно, во-первых, обозначить грань, когда мемуары о Пушкине из «вещи в себе» становятся «вещью для всех», в данном случае - когда личность Пушкина оказывается интересной для читателя. Во-вторых, нам важно рассмотреть воспоминание в контексте той эпохи, когда оно публиковалось.

Третий раздел главы – «Мемуары о Пушкине: источниковедческая база».  Здесь обсуждаются несколько частных вопросов обозначенной проблемы.

В первой части раздела, который озаглавлен «Воспоминания в пушкиноведческих трудах 50-70-х гг. XIX века», прослеживается, как собирались, публиковались и изучались мемуары о Пушкине в указанное время. Этот период уместно разделить на два: первый из них (вт. пол. 50-х гг.) ознаменован деятельностью П.В. Анненкова и П.И. Бартенева (здесь же прослеживаются пушкиноведческие работы М.Н. Лонгинова, М.Ф. Де-Пуле, К.П. Зеленецкого, Е.И. Якушкина).

А.В. Дружинин, отзываясь на «Материалы для биографии Пушкина» Анненкова, назвал его трудом, проясняющим «духовную жизнь поэта» и противопоставил его «сухому панегирику», а также работам, в которых «нарушается скромность». Критик противопоставил здесь два пути исследования биографии Пушкина: под одним из них он имел в виду Анненкова; под другим он имеет в виду Бартенева (усилия которого были направлены не столько на осмысление творческого пути поэта, сколько на сбор новых материалов о биографии Пушкина). Второе направление Дружинин характеризует как второсортное. Столь же уничижительной оценки удостаиваются и материалы (в том числе и мемуарные), собранные учеными.

Второй период (вторая половина 60-х гг. XIX в.) знаменуется пушкиноведческими трудами М.И. Семевского («Прогулка в Тригорское», статья «К биографии Пушкина»). Явившись собеседником, а потом - публикатором воспоминаний А.Н. Вульфа, М.И. Осиповой, Е.Н. Вревской и др., он осознавал, что знакомит читателя с явно «проходными» фигурами, которые не могли сообщить ничего, кроме незначительных бытовых подробностей из жизни Пушкина. Однако сам факт, что эти люди общались с ним, рождает в  Семевском «особенное чувство уважения (чуть-чуть не сказал благоговения)» – такое ощущение во многом противоположно научным установкам предшествующего поколения пушкинистов (характерно, что сарказм Д.И. Писарева («статья «Пушкин и Белинский») направлен именно на таких исследователей).

Вторая часть раздела – «Издания мемуаров о Пушкине». В этой части анализируются сборники воспоминаний о Пушкине, начало которым было положено в 80-е годы XIX века (статья Л.С. Мацевича «Кишиневские предания о Пушкине», книга В.А. Яковлева «Отзывы о Пушкине с юга России»). Составители подобных сборников ставили своей целью опубликовать малоизвестные материалы; такие цели позднее преследовал и М.А. Цявловский, составитель «Книги воспоминаний о Пушкине» (М., 1931).

При всех очевидных недостатках книга В.В. Вересаева «Пушкин в жизни» (первое издание – 1926 г.) стала первой попыткой создания свода воспоминаний о Пушкине. Характерными особенностями этой работы является то, что автор учел большое количество источников, в том числе и мемуарных, а также в расположении материала (Вересаев предложил хронологический принцип). Эта книга явилась основой для следующих опытов в издании мемуаров о Пушкине.

Самым распространенным сборником мемуаров о Пушкине оказывается двухтомник из серии «Писателей в воспоминаниях современников (М., 1974, 2-е изд.: М., 1985, 3-е изд. – СПб., 1998). «Мемуарная биография», т.е. «отраженная биография, составленная из разного <…> материала» – такое понятие вводит В.Э. Вацуро во вступительной статье к сборнику. Составители его пытались не только выстроить биографию Пушкина, как она отразилась в воспоминаниях, но и представить литературную среду, в которой находился поэт в различные периоды своей жизни («лицейский дух», «арзамасское братство» и пр.), «борьбу за Пушкина» в русской культуре XIX века. Состав сборника вызывает вопросы исследователей, убежденных в тенденциозности его составителей (М.В. Загидуллина), однако такая точка зрения справедлива только отчасти, если учитывать общую установку издания, сформулированную во вступительной статье.

  СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ ДОКУМЕНТА  
Страницы: | 1 | 2 | 3 |
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.