WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ В РЕГИОНЕ

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

Плахова Любовь Васильевна

 

Формирование системы управления инвестиционной деятельностью в регионе

 

 

Специальность

08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством

(управление инновациями и инвестиционной деятельностью;

региональная экономика)

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

Москва – 2008


Работа выполнена на кафедре экономики и государственного регулирования рыночного хозяйства ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор Злобин Борис Константинович

Официальные оппоненты:

Комаров Илья Константинович

доктор экономических наук, профессор

Спицын Анатолий Тихонович

 

доктор экономических наук, профессор

Иванов Олег Владимирович

 

доктор экономических наук

 

Ведущая организация: Институт экономики РАН

Защита диссертации состоится __________ 2009 года в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 502.006.18 в ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» по адресу: 119606, Москва, пр-т Вернадского, 84, учебный корпус 1, ауд. 3302.

С диссертацией можно ознакомиться в учебно-методическом кабинете кафедры экономики и государственного регулирования рыночного хозяйства ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»  (учебный корпус 1, ауд.______)

Автореферат разослан ________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

Доктор экономических наук, профессор                            В.С. Буланов


I. Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В современных условиях одной из важнейших задач, стоящих перед Россией и ее субъектами, является создание инвестиционной системы, обеспечивающей устойчивый рост экономики и ее переход на инновационный путь развития. Потенциал действия экстенсивных факторов экономического роста, определяемый возможностями более полного и эффективного использования существующих производственных площадей и оборудования, почти до предела исчерпан, поэтому реальным и наиболее значимым ресурсом развития экономики выступают инвестиции. Перед экономической наукой встает проблема изыскания и теоретического обоснования новых подходов к формированию инвестиционной политики, отвечающей задачам государства по модернизации экономики и достижению на этой основе высокого уровня и качества жизни населения.

Решение этих задач в России осложняется существованием значительных территориальных различий в экономическом пространстве страны, состоящей из множества субъектов, отличающихся друг от друга природным, трудовым, интеллектуальным потенциалом, а также этническими, культурными, конфессиональными и иными особенностями. С началом рыночных преобразований, при отсутствии адекватных механизмов государственного воздействия на экономику регионов ассиметрия в их социально-экономическом развитии постоянно усиливается, при этом более 50% суммарного ВРП страны производится лишь в десяти из 87 субъектов РФ. Сюда же направлены инвестиции в основной капитал и в социальную сферу, что оборачивается дальнейшим углублением межрегиональной социально-экономической дифференциации и нарастанием кризисных явлений во многих региональных системах.

Переход России к рынку предполагает пересмотр модели государственного регулирования и управления региональным развитием, характерной для прежней административно-командной системы. С учетом этого особую актуальность приобретают вопросы о характере и особенностях государственного регулирования экономики региона как локальной территориально-производственной системы, сочетания рыночных и нерыночных механизмов взаимодействия государства и субъектов РФ в формировании региональной инвестиционной политики.

Достижение высоких и стабильных результатов при реализации стратегических целей социально-экономического развития России будет более вероятным, если входящие в ее состав субъекты будут следовать стратегиям максимального использования потенциала собственной территории, включающего ресурсные, в особенности инвестиционные и инновационные возможности. В этой связи растет актуальность проблемы оптимального сочетания стимулирующей и выравнивающей функций государственной региональной политики, реализуемой с помощью инвестиционной поддержки и финансовой помощи регионам. То же самое в более широком смысле касается проблем совершенствования межбюджетных отношений, усиления роли финансовой и банковской систем в активизации инвестиционной деятельности регионов.

Степень научной разработанности проблемы. Рассматриваемые в диссертационном исследовании проблемы исследовались как российскими, так и зарубежными экономистами. Основой классических подходов к анализу проблем инвестиционного развития территорий являются теоретические идеи и воззрения, изложенные в трудах А. Смита, Д. Риккардо, К. Маркса, А. Маршала, Дж. Кейнса. В современной западной экономической литературе региональные аспекты государственного участия в социально-экономической деятельности, принципы и инструменты управления инвестиционным процессом в региональных экономических системах исследовали Дж.Бьюкеннен, Д.Гэлбрэйт, Д.Э.Стиглиц, Я.Корнаи, П.Самуэльсон, В.Парето, Дж.Хикс и др. В контексте регулирования развития территориальных образований экономики выделяются работы У.Айзарда, Ж.Будвилля, Г.Мюрдаля, Ф.Перру, М.Фридмена, Дж.Форрестера и др. Необходимость тесного взаимодействия властных структур государства и агентов экономики в социально-экономическом развитии рассматривается в работах зарубежных ученых Т.Веблена, Дж. Р. Коммонса, У.Митчелла, Р. Хайлбронера, Д. Норта, Дж. Ходжсона и др.

В России инвестиционные аспекты развития региональной экономики нашли отражение в трудах Н.Н. Барановского, Н.Н. Колосовского, Э.Б. Алаева, Н.Н. Некрасова, Б.Б. Родомана, В.Д. Сухорукова, Р. Шниппера.

Особое значение с началом радикальных экономических реформ в России и в связи с модификацией механизмов инвестирования приобрели исследования по проблемам развития и управления инвестиционной деятельностью регионов, представленные в трудах А.Г.Гранберга, А.И.Татаркина, П.А.Минакира, Д.С.Львова, О.С.Пчелинцева, В.Н.Лексина, А.Н.Швецова, С.С.Артоболевского, В.И.Клисторина, Б.М.Штульберга, В.Г.Введенского, А.С.Зубаревича, А.Лаврова, Н.Лариной.

Институциональные аспекты региональной политики рассматриваются в работах А.Аузана, Р. Капелюшникова, С.Кирдиной, Г.Клейнера, А.Ляско, А.Нестеренко, Р.Нуреева, А.Олейника, В. Полтеровича, А. Радыгина, О. Сухарева, В. Тамбовцева, А.Шаститко, А. Пилясова, А. Шеломенцева и др.

В трудах по проблемам управления конкурентоспособностью регионов в привлечении инвестиций широко воспринята идея использования кластерного подхода, которая принадлежит М. Портеру и развита в работах таких авторов, как Райне Ф., Фезер Э., Суини С., Мартин Р., Санли П., Бреннер Т. Важность кластерного подхода к реструктуризации экономики регионов отмечается, а также попытки обосновать его использование сделаны в трудах таких экономистов, как Белоусов Д., Сальников Д., Сиваков Д., Гурова Т., Воронов А., Буряк А., Федорова И.С. и др.

Инвестиционная проблематика затрагивает широкий пласт современных научных исследований отечественных авторов, ориентированных на общие проблемы социально-экономического развития регионов. Наиболее значимыми в этом направлении представляются труды А. Аганбегяна, Ю. Алексеева, А. Гапоненко, Ю. Дульщикова, Б. Злобина, В. Кушлина, Н. Ратнера, В. Старовойтова, Ю. Трещевского, А. Фоломьева и других авторов. Проблемам формирования привлекательного инвестиционного климата в регионах посвящены работы А.Н. Фоломьева, А.В.Маршак, В.Д.Маршак, Г. Марченко, О. Мачульской, К. Гусевой, И.Тихомировой и др.

В последнее время существенно активизировались исследования в сфере регионального стратегического управления и научно-теоретического обоснования инновационно-инвестиционных аспектов данного процесса. Это научное направление представлено работами Э. Акбулатовой, Б.Н. Кузыка, В.И. Кушлина, К.И. Плетнева, Ю.В. Яковца, А.Т. Спицына, а также И. Гафурова, Б. Жихаревича, В. Ефимовой, Ю. Савельева, С. Самарцева, А. Шишкина, С. Филина и др.

Однако остается множество вопросов, требующих дальнейшей разработки. Несмотря на значительное количество работ по данной проблематике, следует отметить, что такие аспекты, как механизм влияния федеральных органов на формирование региональной системы управления инвестиционном процессом, структурные особенности региона как территориального образования и как территориально-производственной системы, взаимосвязь территориальных и производственных систем в инвестиционной деятельности не нашли достаточно полного отражения, и поэтому требуют детального исследования с применением комплексного подхода. В современной литературе не определены функциональные отличия производственных и территориальных инвестиций региональной экономической системы, недостаточно разработаны проблемы их оптимизации в решении задач социального и экономического развития регионов.

Бюджетное законодательство возлагает на регионы финансирование государственной поддержки большинства отраслей хозяйства страны, НИОКР, проектно-изыскательских работ, развитие рыночной инфраструктуры и т. д. Большинство авторов, исследуя проблемы межбюджетных отношений, связанные с инвестициями, не выделяют институциональные аспекты инвестиционной деятельности субъектов Российской Федерации, определяемые их правовым статусом.

В современной России регионы перестали быть подчиненными центру административно-территориальными единицами и приобрели конституционный статус субъектов федеративных отношений, построенных на принципах разграничения предметов ведения и полномочий. Этот фактор, уже в официальных установках, должен стать основой комплексной системы регионального планирования размещения производительных сил и распределения капитальных вложений. Однако отсутствуют концептуальные подходы к формированию сбалансированной по линии Федерации и регионов единой системы регионального планирования.

Таким образом, недостаточная степень научной разработанности проблемы, несомненная актуальность и практическая значимость ее решения в российской экономике обусловили выбор темы диссертационного исследования и определили его цель.

Целью диссертационного исследования является разработка целостной концепции формирования и обеспечения устойчивого функционирования региональных инвестиционных систем, механизмов управления и повышения их эффективности, способствующих преодолению негативных тенденций углубления социально-экономической дифференциации регионов и выходу России на траекторию пространственно сбалансированного инновационного развития.

Указанная цель предопределила постановку и решение следующих логически связанных задач:

  • выявить основные особенности формирования инвестиционных систем субъектов Российской Федерации в условиях реализации современной инновационно ориентированной стратегии социально-экономического развития России;
  • уточнить содержание категории регион как территориально-производственной экономической системы, раскрыть взаимосвязь территориальных и производственных систем в инвестиционном процессе;
  • рассмотреть теоретико-методологические подходы к формированию региональной инвестиционной политики в рамках концепции комплексного социально-экономического планирования регионального развития России;
  • определить факторы, обеспечивающие оптимальную сбалансированность выравнивающей и стимулирующей функций региональной инвестиционной политики;
  • обобщить существующие в мировой практике способы и примеры участия государства в формировании региональной инвестиционной политики, оценить их приемлемость с точки зрения возможности использования при разработке стратегий экономического роста в регионах;
  • обосновать принципы формирования системы управления инвестиционной деятельностью региона, обеспечивающие высокий уровень качества жизни населения региона, устойчивость и саморазвитие региона, конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность региона, эффективность его инвестиционной деятельности;
  • систематизировать наиболее значимые ресурсные предпосылки преодоления технологического отставания в промышленном развитии регионов, активизации роли финансовой и денежно-кредитной систем в обновлении производственного аппарата региональных экономик;

8. обосновать необходимость кластерного подхода при определении приоритетов реструктуризации инвестиционного потенциала региона;

9. предложить новые решения по развитию институциональных основ инвестиционной деятельности в регионах;

10. конкретизировать условия, формы и методы осуществления региональной инвестиционной политики на примере Орловской области:

- оценить стратегическое планирование и программно-целевое обеспечение инвестиционной деятельности в Орловской области;

- разработать предложения по развитию форм взаимодействия участников инвестиционного процесса в регионе;

- обосновать меры по совершенствованию налогово-бюджетного механизма реализации инвестиционной политики в Орловской области;

- определить направления экологической ориентации инвестиционного процесса в регионе.

Объектом исследования в диссертационной работе является система управления инвестиционной деятельностью в регионе, рассматриваемая как совокупность принципов, факторов и процессов, формирующих региональную инвестиционную политику и обусловливающих рост экономической и социальной эффективности развития региона.

Предметом исследования являются экономические отношения, возникающие между субъектами управления в ходе трансформации инвестиционной системы региона и последовательного ее перевода в новое состояние, отвечающее стратегическим целям социально-экономического развития России и повышения качества жизни ее населения.

Теоретическую и методологическую базу исследования составляют достижения современной экономической науки в области общественного воспроизводства, инновационного типа развития, государственного регулирования экономики, теории систем и институциональных преобразований. В работе учтены положения Конституции РФ и отдельных законов РФ, постановления Правительства РФ по вопросам экономической реформы и управления территориальным развитием. Использованы научные разработки Российской академии государственной службы при Президенте РФ, Министерства экономического развития РФ, Института экономики РАН,  Всемирного банка.

В диссертационном исследовании использованы теоретические концепции, представленные в классических и современных трудах отечественных и зарубежных ученых, материалах научных конференций и симпозиумов, в том числе и преимущественно по проблемам инвестиций. Важное отличие авторской исследовательской программы состоит в том, что диссертант обосновал и применил комплексный подход к анализу систем управления, позволивший смоделировать и исследовать возникающие в региональной экономике сложные и диалектические противоречивые межсубъектные отношения, в том числе на примере инвестиционных отношений Орловской области и Федерального центра.

В ходе исследования проблем инвестиционного взаимодействия государства и регионов (в т.ч. Орловской области) применены принципы неоклассической, неокейнсианской, институциональной и эволюционной теорий; использован системный анализ, позволивший в рамках разноуровневых взаимодействий (макро-, мезо-, микро-) выявить направления, объекты, инструменты государственного регулирования инвестиционного развития региона, разработать конкретные рекомендации по совершенствованию механизмов государственного регулирования инвестиционной системы региона. При решении конкретных проблем использовались методы сравнительного анализа, предметно-логического и структурно-функционального анализа и синтеза, экспертных оценок, системного моделирования и построения классификаций. Теоретические обобщения диссертационного исследования опираются на достижения смежных с экономикой отраслей научного знания, в том числе правоведения, труды известных специалистов, занимающихся исследованиями в сфере административного управления, государственного регулирования социально-экономического развития территорий, взаимодействия государства и Орловской области как субъекта РФ.

Информационную базу исследования составили правительственные программы, материалы Государственной службы статистики, аналитические отечественные и международные материалы по исследуемой проблеме, в том числе полученные через Интернет, а также информационно-аналитическая база Департамента  экономической политики администрации Орловской области. Достоверность исследования обеспечивается наличием системы логических доказательств и аргументов, обоснованных лично автором.

Основным научным результатом диссертационного исследования является решение крупной народнохозяйственно проблемы – формирование на общей концептуальной и теоретико-методологической основе региональных инвестиционных систем нового типа, способствующих преодолению тенденций углубляющейся социально-экономической дифференциации регионов и выходу России на траекторию пространственно сбалансированного и эффективного инновационного развития в стратегической перспективе.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

По специализации «Управление инновациями и инвестиционной деятельностью»

1.Дано концептуальное определение управления инвестиционной деятельностью региона как общей функции территориальной и производственной подсистем региональной экономики, обусловливающей объективную необходимость их взаимодействия в инвестиционном процессе. Обоснованы целесообразность, теоретико-методологическое и практическое значение группировки всех видов и форм инвестиций по признаку их направленности на развитие производства (производственные инвестиции) и на развитие территорий (территориальные инвестиции).

Выявлены особенности территориальных и производственных инвестиций, отражающие их различия по соотношению социальных и экономических функций. Раскрыты функциональные взаимосвязи в управлении инвестиционной деятельностью территориальных органов управления и менеджмента предприятий, отраслевых и межотраслевых комплексов на региональном и муниципальном уровнях.

2. Систематизированы принципы и целевые установки формирования региональной системы управления инвестиционной деятельностью, в числе которых выделены: качество и устойчивость экономического развития регионов; конкурентоспособность и инвестиционная привлекательность региона; самодостаточность и инвестиционная поддержка региона; эффективность инвестиционной деятельности региона. Новизна систематизации состоит в том, что все эти принципы и целевые установки автор рассматривает с точки зрения оптимального сочетания в инвестиционном процессе территориальных и производственных систем региональной экономики, сбалансированности экономических и социальных интересов их субъектного состава.

3. Обоснованы приоритетные направления формирования и использования инвестиционного потенциала региона: преодоление технологического отставания и переход на инновационный путь развития; кластеризация инвестиционного потенциала региона под решение этих задач; активизация роли финансовой и денежно-кредитной систем в формировании инвестиционных ресурсов региона; совершенствование институциональных основ развития инвестиционной деятельности региона. Инвестиционный потенциал предложено структурировать по составляющим экономического потенциала региона, включая производственный потенциал, трудовой потенциал, потребительский потенциал, инфраструктурный потенциал, внешнеторговый потенциал региона.

4. Воспроизводственная функция инвестиционного потенциала региона представлена в диссертации через ее влияние на эффективность использования региональной части национального богатства, в наиболее общем виде выражаемой отношением национального богатства региона и валового регионального продукта. Максимизация ценности региональной части национального богатства рассматривается в качестве критерия оптимизации воспроизводственной структуры инвестиционного потенциала региона.

5. Предложено теоретико-методологическое решение проблемы кластерной реструктуризации инвестиционного потенциала региона в соответствии с выбранными приоритетами инновационной перестройки структуры региональной экономики. Дано определение регионального кластера как формы взаимодействия территориальной и производственной систем, реализующей конкурентные преимущества местоположения региона (территориального образования) и географической близости образующих кластер бизнес-структур. Доказывается, что кластер фактом своего существования обязан влиянию территориальной системы на производственную систему, на ее превращение в кластер. С другой стороны, территориальная кластеризация производственных систем придает дополнительные конкурентные преимущества региону как целостной территориально-производственной системе, повышает его инвестиционную привлекательность. Тем самым  задаются условия инновационной кластеризации инвестиционного потенциала региона.

6. Теоретические и методические подходы к формированию отвечающей актуальным и перспективным требованиям системы управления инвестиционной деятельностью в регионе конкретизированы на примере Орловской области. Проведен концептуальный анализ работы по стратегическому планированию и программно-целевому обеспечению инвестиционной деятельности в Орловском регионе, выработаны предложения и рекомендации по совершенствованию форм и методов взаимодействия участников инновационно-инвестиционного процесса, развитию налогово-бюджетного механизма региональной инвестиционной политики, усилению экологической ориентации инвестиционного процесса в Орловской области с учетом ее  культурно-исторического и природного наследия.

По специализации «Региональная экономика»

7. Аргументировано определение региона как системы экономических отношений, состоящей в рыночных условиях из двух подсистем: территориальной экономической системы, в основе которой лежат опосредованные отношениями собственности природные условия жизнедеятельности людей, и производственной системы, развивающейся на основе законов рынка. С этой позиции проведен анализ существующих в литературе и в паспорте экономических специальностей ВАК определений предмета и объекта региональной экономики, показана теоретико-методологическая несостоятельность отождествления региона либо с территориальной, либо с производственной системой, в особенности с ее частным сектором.

8. Раскрыт механизм взаимодействия территориальной и производственной систем региональной экономики в рыночных условиях, под влиянием которого территориальная система приобретает рыночные оценки стоимости природного потенциала и национального богатства, включая человеческий капитал, а производственная система становится объектом институционального регулирования со стороны территориальной системы. Обоснованы необходимость и меры по регулированию тенденций к самодостаточности территориальной и производственной систем регионов, проявляющихся, с одной стороны, в стремлении органов территориальной системы иметь в ее собственности производственный сектор (госкорпорации, государственные и муниципальные унитарные предприятия), а с другой – в стремлении бизнес-структур к обладанию земельными и другими природными ресурсами, составляющими экономическую основу территориальных систем.

9. Выявлена зависимость эффективности развития региональной экономики от степени сбалансированности территориальной и производственной систем, оцениваемой по критерию эффективности использования регионального национального богатства (отношение валового регионального продукта к региональной составляющей национального богатства страны); обобщены факторы, способствующие либо препятствующие достижению оптимально сбалансированного взаимодействия территориальной и производственной систем региональной экономики, в особенности создающие ситуации захвата бизнеса государством или наоборот, подавляющего влияния бизнеса на экономические и социальные интересы территориальных образований.

10. Сделан вывод, что для территориальной составляющей региональной экономики неприменимы без потерь эффективности принципы рыночного хозяйствования, адекватные бизнес-структурам. Показано, что территориальная система в лице ее органов должна вносить экзогенные институциональные ограничения в эти принципы, определять правила игры для бизнеса и контролировать их соблюдение, руководствуясь критерием достижения наибольшей экономической и социальной эффективности развития региона. Аргументировано положение, что межрегиональная конкуренция, особенно в применении к депрессивным и дотационным регионам, несовместима с борьбой на выживание, как это свойственно бизнес-структурам.

11. В принципиально новой трактовке изложена концепция территориального социально-экономического планирования, рассматриваемая как теоретическая, методологическая и методическая основа качественной трансформации регионального пространства России, управления его развитием. Доказана несостоятельность попыток представить эту концепцию как возвращение в советский госплан, ибо ни в одной развитой стране мира принятие крупных проектов и решений по размещению производительных сил не обходится без участия федеральных и региональных органов власти. Придание территориальному планированию долговременного характера создаст базу стратегического взаимодействия федерального центра и регионов, будет способствовать соединению интересов бизнеса и территорий, упорядоченному развитию рыночных отношений.

Внедрение и апробация результатов исследования.

Отдельные положения и выводы диссертационного исследования излагались автором и получили поддержку на международных научных конференциях: XIV и XVII Международные конференции «Новые технологии в машиностроении» 2004г.и 2007г г.Харьков.; научно-практическая конференция «Инновационный потенциал региона в реализации национальных проектов» 2007г. г.Орел; Международная научно-практическая конференция «Развитие финансового контроля в современных условиях 23-26 января 2008г г.Рязань; II Международная научно-практическая конференции«Актуальные проблемы развития внешнеэкономических связей в условиях глобализации» 27-28 марта 2008г г. Орел; II международная научно-практическая конференция «Статистические исследования социально-экономических систем в условиях развития мирохозяйственных связей» 2008г.Орел .

Различные фрагменты исследования неоднократно докладывались на заседаниях Ученого совета и кафедры менеджмента Орловского государственного института экономики и торговли. Они апробированы диссертантом в цикле лекций для студентов Орел ГИЭТ «Государственное и муниципальное управление», «Инвестиционная стратегия», «Финансовый менеджмент», «Стратегический менеджмент». Публикации автора по исследуемой проблеме составляют более 45 п.л.

Логика и структура работы.

Структура и логика изложения обусловлены целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, пяти глав (шестнадцати параграфов), заключения, списка используемой литературы. Для обоснованности и наглядности сформулированных рекомендаций в тексте даны рисунки и таблицы.

II. Основное содержание диссертации

Во введении дано обоснование актуальности выбранной темы, ее научной значимости и степени теоретической  разработки, выделены  проблемы, требующие дальнейших исследований в этой области; определены цель, задачи, объект и предмет диссертации, охарактеризованы научная новизна и практическая значимость полученных результатов.

В первой главе «Теоретические аспекты управления инвестиционным процессом в региональных экономических системах» исследуются общие условия и особенности инвестиционной деятельности в регионе, определяемые  объективными закономерностями развития региональной экономики как территориально-производственной системы. Выявление этих закономерностей, с точки зрения автора, является необходимой предпосылкой выработки концепции и принципов формирования инвестиционной системы региона, механизмов управления ее функционированием, отвечающих стратегическим целям эффективного роста российской экономики на инновационно-инвестиционной основе.

Проведенный диссертантом концептуальный анализ работ отечественных и зарубежных авторов по региональной проблематике показывает, что в большинстве из них регион определяется как территориальная экономическая система, без уяснения принципиальных  различий между его территориальной и производственной подсистемами.

В качестве концептуально иного подхода к исследованию региональной экономики в диссертации рассматривается позиция М. Портера. Согласно его трактовке, территориальная система государства (государство – как регион) ничего не производит и, следовательно, не является производственной системой. Последнюю представляют предприятия и компании, создающие национальное богатство в виде материальных благ и услуг и обеспечивающие рост благосостояния населения. Государство, по М. Портеру не может создавать богатство, но играет важную роль в регулировании условий, способствующих либо препятствующих созданию богатства.

В диссертации отмечается категоричность и поэтому неприемлемость аналогичных суждений и взглядов, элиминирующих роль государства как основного собственника природных ресурсов в границах своей территории и его функции в создании национального богатства, в том числе и особенности в развитии человеческого потенциала страны и ее регионов. Однако методологически важен подход, позволяющий разграничить ролевые функции территориальных и производственных систем, как на общегосударственном, так и на локально-региональных уровнях и раскрыть механизмы их взаимодействия в рыночных условиях.

В диссертации показано, что принципы рыночной экономики, адекватные для бизнеса (свобода частной собственности и предпринимательского выбора, свобода конкуренции, ограниченная роль правительства и др.) не являются столь же адекватными для территориальных систем. Если основной целью бизнеса в производстве является максимизация прибыли, то для территориальных систем и органов управления на первое место выходят такие задачи, как обеспечение условий воспроизводства и повышения качества жизни населения, развитие территориальной инфраструктуры, культуры, образования, науки и другие социально-значимые цели.

Структурно-функциональные взаимосвязи территориальной и производственной систем региональной экономики представлены на рис. 1.

Раскрытие органической и вместе с тем диалектически противоречивой взаимосвязи территориальной и производственной систем региональной экономики дает основание, во-первых, для концептуального определения управления инвестиционной деятельности в регионе как общей функции этих двух систем, во-вторых – для разграничения территориальных и производственных инвестиций с учетом различий в каждой из них удельного веса социальных и экономических функций. В диссертации показано, что на практике территориальные инвестиции, осуществляемые за счет налоговых и иных поступлений в территориальный бюджет, внебюджетных средств направляются как в производственную сферу (в том числе в частный сектор в виде государственной доли в смешанном капитале акционерных обществ и иных бизнес структур, а также в уставные фонды государственных предприятий), так и непосредственно в развитие территорий (дороги и другие виды территориальной инфраструктуры, жилищное строительство, образование, здравоохранение и т.п.). В свою очередь, производственные системы вкладывают средства не только в свое собственное развитие, в инвестиционные проекты, но и в развитие территорий (например, частно-государственные партнерства на основе концессионных соглашений и др.). Тем не менее, считает автор, принципиально важно рассматривать территориальные инвестиции как преимущественно социальные, а производственные инвестиции – как преимущественно экономические,

Рис. 1 Структурно-функциональная схема региональной экономики

обеспечивая их оптимальное и наиболее эффективное сочетание при выработке региональной инвестиционной политики.

В диссертации отмечается наличие определенного перекоса в экономической теории, сводящей экономические отношения лишь к отношениям по поводу производства.

Это просматривается и в работах по проблематике управления инвестиционной деятельностью в регионе, мало затрагивающих или вообще не затрагивающих вопроса воспроизводства территориальной экономической системы региона как условия жизнедеятельности населения и развития самого производства.

В практическом плане важно обеспечить преимущественно социальную направленность как реальных, так и финансовых территориальных инвестиций, формируемых за счет как бюджетных, так и внебюджетных  фондов, иностранных источников, а также сбережений населения, привлекаемых на территориальный финансовый рынок.

Принципиальную значимость диссертант придает упорядочению и регламентации целевого назначения территориальных инвестиций с учетом их финансового наполнения. Бюджетное законодательство возлагает на регионы финансирование государственной поддержки большинства отраслей народного хозяйства, НИОКР, проектно-изыскательных работ, развитие рыночной инфраструктуры и т.д. Из бюджетов субъектов РФ финансируется формирование их собственности, обеспечение реализации региональных целевых программ, развитие предприятий, учреждений и организаций, находящихся в их ведении. При недостаточном финансировании, характерном для большинства регионов, многие из этих функций не только оказываются чисто номинальными, но и снижают ответственность местных органов власти за решение социальных проблем.

Официальная статистика не учитывает различий регионов по соотношению территориальных и производственных инвестиций, что затрудняет раздельную оценку вклада территориальной и производственной систем региона в экономические и социальные результаты инвестиционной деятельности. Законодательно утвержденный перечень показателей, по которым регионы должны отчитываться перед федеральным центром, содержит почти 50 пунктов, в том  числе не являющихся объектами реального влияния местных органов власти. По мнению автора, подход к оценке эффективности инвестиций, направляемых на развитии территории, должен базироваться на обобщающих показателях, характеризующих, прежде всего качество и уровень жизни в регионах: ожидаемая продолжительность жизни при рождении, уровень грамотности (образования), ВРП на душу населения. Кроме того, в систему оценочных показателей целесообразно включить среднедушевые денежные доходы, жилище на душу населения, занятость, показатели, характеризующие развитие дорожной сети и других видов территориальной инфраструктуры, предоставление социально- культурных услуг и обеспечение личной безопасности граждан. Реализация этих предложений требует внесения существенных корректив в официальную методику ранжирования регионов по уровню социально-экономического развития, ныне группирующую регионы  безотносительно к их различиям по соотношению производственной и социальной составляющих, а также и по тем инвестиционным возможностям, которыми реально располагают регионы в силу действующих механизмов межбюджетного, налогового и других видов государственного регулирования (табл. 1).

Таблица 1

Структура производственных и территориальных инвестиций в основной капитал по отдельным регионам РФ в 2006 г.1

в % от общего объема инвестиций в основной капитал региона

отрасли, производя-

щие товары

промышленность

Сельское хозяйство

строительство

отрасли территориальной инфраструктуры

транспорт и связь

торговля

жилищное хозяйство

Государственные и муниципальные финансы

здравоохранение

образование

предоставление куль

турно- социальных услуг

государственное управление

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

Российская Федерация

45,7

37,2

5.0

3,5

54,3

23,5

3,8

16,4

1.2

2,7

2,2

2,9

1,6

Регионы с высоким уровнем развития

г. Москва

16,0

14,4

0,1

1,5

84,0

38,6

5,1

26,8

2,4

2,0

3,3

3,8

2,0

Липецкая область

74,4

54,6

19,0

0,8

25,6

9,2

5,0

4,9

0,7

1,7

1,6

1,1

1,4

Тюменская область

71.2

66,6

0.7

3,9

28,8

13.5

0,5

6,6

1,3

1,5

2,3

2,2

0,9

Регионы со средним уровнем развития

Курская область

65,5

44,5

18,2

2,8

34.5

6,7

7.9

8.0

2,9

1.8

3,3

1,1

2,8

Орловская область

56,0

23,9

28,2

3,9

44,0

5,8

4,4

22,6

0,8

3,8

3,7

0,5

2,4

Кемеровская область

67,2

63,6

2.8

0,8

32,8

12,3

4,5

6,7

0,7

2,6

1,9

1,8

2,3

 

 

 

 

Продолжение таблицы 1

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

Регионы с низким уровнем развития

Ивановская область

64,5

58,2

5,3

1,0

35,5

15,6

1,2

6,4

1,0

5,4

2,9

1,3

1,7

Республика Калмыкия

44,5

16,3

20,0

8,2

55,5

12,9

2,3

23,1

0,4

2,1

2,4

1,1

11,2

Приморский край

27,4

20,0

6,6

0,8

72,6

35,5

4,5

11,0

4,8

3,7

4,7

5,4

3,0

Регионы с крайне низким уровнем развития

Республика Дагестан

52,5

33,6

3,4

15,5

47,5

33,5

-

6,0

-

3,3

2,7

1,6

0,4

Республика Ингушетия

42,2

26,3

1,1

14,8

57,8

3.0

-

15,7

2,5

3,3

8,6

5,7

19,0

Республика Тыва

29,5

22,7

1,7

5,1

70,5

10,7

0.7

21,0

1,7

8,4

8,5

4,6

14,9

1Группировка регионов по уровню социально-экономического развития приведена согласно классификации МЭРТ РФ

В диссертации (гл.2) в качестве концептуальной основы управления инвестиционной деятельностью регионов рассматривается воссоздание системы государственного планирования регионального развития, обеспечивающей в рыночных условиях планомерное во времени и пространстве преодоление глубокой социально-экономической дифференциации регионов и сбалансированность, с учетом этой реальности, выравнивающей и стимулирующей функций их государственной поддержки. В авторской трактовке отмечается непоследовательность региональной политики государства, в которой эти функции фактически противопоставляются друг другу, невзирая на различия в достигнутом уровне, ресурсных возможностях и перспективах долговременного развития регионов.

В мировой практике апробированы различные концепции региональной политики государства, в том числе кейнсианская модель с упором на выравнивание территориальных различий, теория «полюсов роста» Ф. Перру, акцентировавшая необходимость государственного перераспределения ресурсов между «точками» экономического роста с ориентацией на сбалансированное развитие, и другие. В диссертации анализируется опыт США и других стран, использующих методы государственного стратегического программирования в развитии определенных регионов, особенно тех, которые нуждаются в стартовой поддержке государства.

В советский период преобладающей концепцией региональной политики государства было постепенное выравнивание и повышение уровней социально-экономического развития регионов (республик, районов) в рамках единого народнохозяйственного комплекса, формируемого на основе планомерного и централизованно управляемого размещения производительных сил. На взгляд автора, неприемлемо ни механическое перенесение, ни полное отрицание значимости этого опыта при переходе к рынку, широко распространенное в отечественной литературе и в официальных кругах до последнего времени.

Государственный совет РФ в 2006 г. принял решение, касающееся воссоздания в рыночных условиях системы планирования социально-экономического развития регионов, однако существенных дальнейших продвижений в этой области пока нет.

С точки зрения взаимодействия федеральных и местных органов власти в инвестиционной политике особое значение придается разработке Генеральной схемы пространственного развития Российской Федерации, на основе которой должно планироваться размещение объектов капитального строительства разного уровня (в том числе объектов федеральных энергетических систем, использования атомной энергетики, обороны и безопасности, транспорта, путей сообщения, информатики и связи, космической деятельности и других), развитие и размещение зон различного назначения (природоохранных, с особыми условиями использования и других), развитие территорий объектов культурного наследия и других территорий особого регулирования, предусмотренных законодательством.

Опираясь на эту схему с учетом интересов территорий, регионы и муниципалитеты должны планировать собственное развитие, имея прежде всего в  виду территориальную, энергетическую инфраструктуру, инфраструктуру связи и другие элементы территориальной системы региона, муниципального образования. В логике доказательств автора, долгосрочное территориальное планирование будет способствовать внедрению плановых начал и в развитие бизнеса, более рациональному распределению капитальных вложений и размещению производительных сил в регионе.

Автор выступает за внесение изменений в существующий порядок предоставления компаниями статистической информации, сделав обязательным для них предоставление  соответствующим органам перспективных прогнозов своего развития по ряду показателей, непосредственно связанных с развитием территорий: строительство новых производственных объектов в регионе, динамика рабочих мест, изменения объемов налоговых платежей в бюджет региона и в местные бюджеты. Для региональных администраций важно располагать данными о реализации внутрикорпоративных социальных мер, в том числе по предполагаемому росту доходов работников и в целом по реализации социальных программ корпораций, об изменениях объемов потребления природных ресурсов, а также в части природоохранных мер. Получая эти данные, государство могло бы существенно улучшить учет интересов субъектного состава производственных и территориальных систем в региональном планировании, как на федеральном, так и на  региональном уровнях, существенно повысить качество государственно-частного партнерства на всем пространстве страны. Более точный учет планов бизнеса необходим при планировании бюджетных инвестиций, при составлении федеральных адресных инвестиционных  программ, региональных инвестиционных программ в составе комплексных и целевых программ социально-экономического развития регионов. 

В построении региональных систем управления инвестиционной деятельностью важны принципы такого построения, которые, не исключая различий и особенностей развития того или иного региона, были бы общими для них всех. В составе таких принципов, соединяющих объективные условия и целевые установки инвестиционной деятельности регионов, в диссертации выделяются (гл. 3):

  1. качество и устойчивость экономического роста региона – принцип, отражающий объективную обусловленность целевых установок региональной инвестиционной политики в рамках стратегического курса страны на преодоление технологического отставания и переход на инвестиционный путь развития;
  2. конкурентоспособность и инвестиционная привлекательность региона – принцип, определяющий инвестиционную привлекательность как основное конкурентное преимущество региона в борьбе за ресурсы инновационного развития и повышения уровня жизни населения;
  3. самодостаточность и инвестиционная поддержка региона – принцип оптимизации выравнивающей и стимулирующей функций региональной инвестиционной политики с учетом различий в базовых, или исходных условиях развития территориальной и производственной систем региона;
  4. эффективность инвестиционной деятельности региона – принцип общего оценивания результата осуществления  других принципов в сопоставлении с ресурсами, затраченными на получение этих результатов.

В диссертации раскрывается содержание каждого из основных принципов формирования системы управления инвестиционной деятельности региона. Качество и устойчивость экономического роста региона рассматриваются как проблема взаимодействия его территориальной и производственной систем,  призванного обеспечить гармонизированное с природой эффективное социально-экономическое развитие на основе применения современных технологий и форм управления во всех отраслях экономики и в социальной сфере.

В трактовке автора, устойчивость предполагает сохранение на долговременную перспективу условий для воспроизводства потенциала территории (его человеческой, природно-ресурсной, экологической и других составляющих) и потенциала производственно-хозяйственных структур в режиме оптимальной сбалансированности, эффективной инновационности и социальной ориентации.

Автор выделяет виды или факторы устойчивости, определяющие направления адресной инвестиционной политики государства и регионов, представленные на рис.2.

Соотношение составляющих потенциала устойчивого развития и его инвестиционного обеспечения различно для разных регионов страны. С учетом этого в диссертации анализируются проблемы и перспективы развития российских макрорегионов в их прежней и в новой «нарезке», предусмотренной в Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ (2008 г.) - Центральный, Центрально-Черноземный, Северо-Западный, Северный, Южный, Поволжский, Уральский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Дальневосточный макрорегионы. На взгляд автора, в новой Концепции просматривается привязка макрорегионов к существующему размещению и региональной специализации производительный сил. Но специфически пространственные аспекты развития региональных экономик разработаны явно недостаточно.

Аналогичный вывод сделан относительно определения конкурентоспособности регионов. В отечественной литературе конкурентоспособность региона обычно связывают с его конкурентными преимуществами в

Рис.2  Факторы устойчивости, определяющие направления адресной инвестиционной политики государства и регионов

межрегиональных отношениях, понимая под конкурентными преимуществами совокупность характеристик природного, человеческого и других составляющих экономики. При этом, как правило, акцент делают на конкурентоспособность производственных структур, в особенности частного бизнеса, не принимая во внимание, что многие характеристики  бизнеса (например, свободное перемещение капитала в межрегиональном экономическом пространстве, свобода предпринимательского выбора и др.), не являются столь же адекватными для территориальных систем региона. Тем более недопустимо перенесение на регион принципа выживания в конкурентной борьбе, когда речь идет о жизни населения, связанного с местом его проживания, этническими, историческими, культурными корнями.

Нуждаются в уточнении существующие в литературе подходы к  классификации базовых и обеспечивающих признаков, или факторов, конкурентоспособности региона. К базовым признакам целесообразно относить, прежде всего, характеристики человеческого капитала региона и его природных ресурсов, к обеспечивающим - характеристики производственной системы региона, включая основной капитал и региональный продукт, механизмы хозяйствования и управления.

С учетом авторских уточнений в диссертации раскрывается роль  и значение инвестиционной привлекательности региона как фактора, определяющего его конкурентоспособность. Инвестиционная привлекательность региона структурируется по факторам, формирующим конкурентоспособность региона – инвестиционная привлекательность человеческого капитала, в том числе привлекательность вложений в образование, в совершенствование профессиональной и квалификационной структуры трудоспособного населения, а также привлекательности вложений в обновление производственного аппарата и другие. С учетом этого аргументируется правомерность определения инвестиционной привлекательности региона, как интегрального или синергического фактора, определяющего конкурентоспособность.

Изучение теоретических работ и имеющихся методик по определению инвестиционной привлекательности свидетельствует о существовании разных взглядов в понимании как сущности этой категории, так и ее соотношение с понятиями «инвестиционный климат», «инвестиционный потенциал» и их взаимосвязи.

В одних случаях исходным понятием считается инвестиционный климат, а его структурными составляющими – инвестиционный потенциал, инвестиционный риск, инвестиционная привлекательность и инвестиционная активность (методика авторского коллектива Совета по изучению производительных сил, Минэкономразвития и РАН). В разных методиках инвестиционная привлекательность региона рассматривается с разных исходных позиций (суженный подход на базе рентабельности, ресурсно-факторный подход на основе широкого спектра показателей, выделение инвестиционного риска как определяющего фактора инвестиционной привлекательности и другие). Все эти подходы с их понятийным аппаратом имеют право на существование, но всем из них, по мнению автора, свойствен один и тот же недостаток: в них не разграничиваются и не структурированы в логических связях факторы территориальной и производственной систем региона, влияющие на инвестиционную привлекательность региона.

В системе принципов, определяющих целевые установки и условия инвестиционной деятельности в регионе, диссертант рассматривает обеспечение самодостаточности развития региона. Согласно одному из наиболее общих определений, под самодостаточным развитием региона понимается развитие с максимальной опорой на собственные силы, преимущественно за счет внутренних возможностей и источников, позволяющих обеспечить расширенное воспроизводство, совершенствование структуры региональной социально-экономической системы и повышение уровня жизни населения.

Верная в общих чертах, эта формулировка в литературе используется для неправильного, на взгляд диссертанта, определения региона как относительно самостоятельной части социально-экономического комплекса страны с законченным циклом воспроизводства.

Представляется вполне очевидным, что в структуре социально-экономической системы страны ни один регион не может являться и не является подсистемой с законченным воспроизводственным циклом. Регион как территориально-производственная система является открытой системой, и эта открытость диктуется, прежде всего, условиями единого рыночного пространства для производственных систем, функционирующих на принципах свободного перемещения финансового и товарного капитала. Поэтому такие положения, как взаимодействие субъектов, между которыми осуществляются материальные, финансовые и информационные связи, воспроизводство финансово-кредитных и денежных ресурсов и тому подобное явно «не вписываются» в законченный, замкнутый внутри региона воспроизводственный цикл. Относительной (и то лишь в определенной мере) завершенностью обладает воспроизводственный кругооборот факторов территориальной системы региона, таких, как воспроизводство природных, трудовых ресурсов региона, социально-бытовых услуг и т.п.

Вместе с тем, было бы неправильно полагать, что самодостаточное развитие может быть сведено к регулированию процессов взаимодействия производства, распределения, обмена и потребления внутри региона. Каждая фаза воспроизводства существует и развивается под влиянием как вертикальных, так и горизонтальных связей. Поэтому включение в задачи субъекта Федерации управления фазами воспроизводства в полном объеме нереально. Так, например, формирование материальных товарных ресурсов и их воспроизводство во многих случаях требует общегосударственного подхода, учитывая размещение производства и потребления отдельных товарных групп, экономические возможности их транспортировки с учетом региональных особенностей.

В настоящее время в Российской Федерации стоит проблема более четкого разделения функций между федеральными и субфедеральными уровнями власти. Механизм решения этой проблемы может быть разработан на основе использования методологии регионального воспроизводства: именно совокупность региональных воспроизводственных циклов, пространственно локализованных на территории определенного ранга, или же выходящих за ее пределы должна определять круг функций того или иного уровня власти. Подход к решению этой проблемы с позиций теории регионального воспроизводства позволяет методологически обоснованно разграничить и связать социально-экономические задачи и стратегические приоритеты, конкретизировать формы и методы формирования инвестиционной политики, стимулирующей повышение уровня самодостаточности развития региона.

Принцип самодостаточности развития регионов в региональной инвестиционной политике, как и в целом региональной политике государства не может быть реализован без учета социально-экономической дифференциации регионов, ее состояния и тенденций развития, углубления или же выравнивания.

Неравномерность территориального развития – это объективный процесс, свойственный не только России. Однако необходимо учитывать характер этого процесса, его направленность, динамику и социально-экономические последствия. Одно дело, когда пространственная неравномерность имеет место при общем поступательном развитии регионов, другое – когда ряд (а в России большинство) регионов относится к так называемым проблемным и дотационным территориям, а многие из них находятся в глубокой депрессии.

Несомненно, что неравенство территориального развития негативно сказывается на экономической и внутриполитической ситуации в стране. Социально-экономическая дифференциация порождает конфликты между различными группами населения, принадлежащими к разным общественным слоям (классам), вызывает напряженность в отношениях между людьми, проживающими на разных территориях. Более того, наличие огромных территорий с низким уровнем их освоения, социально-экономического развития приводит и к возникновению разнообразных внешних проблем, связанных с угрозами национальной безопасности и территориальной целостности России.

В числе мер, способных повысить значимость результатов от инвестиций в проблемные ареалы, автор выделяет создание при федеральной поддержке диверсифицированной структуры экономики, развитие малого и среднего бизнеса, ориентированного на использование внутренних ресурсов территорий. Ресурсы, вовлеченные в перераспределение средств в рамках федерального и региональных бюджетов от «доноров» к «реципиентам», должны быть ощутимыми в плане выравнивания и достаточными для стимулирования процесса устойчивого саморазвития проблемных территорий. Важнейшее значение при этом имеет избирательность и концентрация сил и средств на приоритетных направлениях, исходя из отраслевых особенностей и производственной специализации конкретных регионов.

Прежде чем построить эффективно действующую систему управления инвестиционным процессом в регионе, надо определить критерий ее эффективности, который в сущности оставался бы общим для всех регионов, независимо от их социально-экономических и иных различий. При этом следует учитывать, что общий для инвестиционных систем критерий является частным по отношению к интегральному, или синергическому, критерию эффективности социально-экономического развития региона. В качестве такого критерия в диссертации выдвигается максимизация ценности региональной части национального богатства страны при минимуме затрат человеческого, материального и финансового капитала на производство валового регионального продукта.

Диссертант исходит из общепринятого определения национального богатства как совокупности ресурсов страны, составляющих необходимые условия производства товаров, оказания услуг и обеспечения жизни людей.

С. Кузнец ввел в экономическую теорию понятие производительности национального богатства (Wпр) как отношение стоимости национального богатства (НБ) к величине валового внутреннего продукта (ВВП),

                                                  (1)

Обратное отношение можно определить как эффективность использования НБ в производстве ВВП (Wэф),

                                                   (2).

Применительно к региону эта формула имеет вид:

                                                 (3)

где Wэфр – эффективность использования  регионального национального богатства (РНБ) в производстве валового регионального продукта (ВРП).

Согласно оценкам Всемирного банка, в настоящее время более половины мирового национального богатства составляет человеческий капитал и природные ресурсы, т.е. те составляющие НБ, которые находятся на стороне территориальной системы экономики и создают условия развития производства. Для России это имеет особое значение, ибо по величине природных ресурсов, приходящейся на душу населения, страна имеет самый высокий показатель в мире.

Российская статистика пользуется упрощенной методикой исчисления НБ, без включения в его состав величины человеческого капитала. Еще более несовершенна методика расчета НБ на региональном уровне, где такие расчеты зачастую вообще не ведутся.

При анализе подходов различных авторов к оценке эффективности формирования национального (регионального) богатства и его использования в производстве ВВП (ВРП) автор приходит к выводу о несопоставимости методик, на которых основаны эти подходы, и о недостоверности расчетов эффективности (производительности) национального богатства как на народнохозяйственном, так и на региональном уровнях.

Включение в состав национального богатства, помимо материальных элементов, также и человеческого капитала требует принципиально нового подхода к оценке эффективности инвестиций в человека как главной производительной силы и всесторонне развитой личности. Речь должна идти не только об инвестициях в образование, здравоохранение и другие отрасли социальной сферы. Необходимо иметь ввиду, что важнейшим фактором развития человеческого капитала и повышения его производительности является его текущее потребление, определяемое уровнем заработной платы и других видов доходов работников. Тот факт, что доля человеческого капитала в России, по оценкам Д.С. Львова и других авторов, является крайне низкой, объясняется крайне низким уровнем заработной платы при недопустимо высоком уровне бедности в стране. Повышение заработной платы для основной массы занятого населения следует рассматривать как особого рода инвестирование в человеческий капитал, в неразрывной связи с формированием так называемого потребительского капитала в составе национального богатства общества.

Неприемлемо категоричным, по мнению автора, является тезис «сначала производительность, потом – зарплата». Рост заработной платы может стать импульсом повышения производительности даже при ее недостаточно высоком уровне, что характерно для современных российских условий. В диалоге с бизнесом региональные власти должны руководствоваться принципом социальной справедливости, подвергшимся глубокой деформации при проведении приватизации и рыночных преобразований в России.

В главе 4 «Факторы – приоритеты расширенного воспроизводства инвестиционного потенциала региона» особо акцентируется проблема преодоления технологического отставания и перехода на инновационно-инвестиционный путь развития. На федеральном и региональном уровнях в этом направлении за последние годы принят ряд мер, но существенных сдвигов не наблюдается. По официальным и экспертным оценкам, технологическое отставание России от развитых стран не сокращается, а растет. Инновационно-инвестиционная активность подавляющего большинства российских предприятий остается низкой, рынок привлекательных бизнес – проектов крайне деформирован и ограничен. Интересы отечественных и зарубежных инвесторов по-прежнему устремлены в основном в минерально-сырьевой сектор, что закрепляет за Россией роль сырьевого агента мирового рынка и препятствует ее переходу на высокотехнологичный, наукоемкий путь развития.

Региональный разрез этой проблемы и пути ее решения мерами государственной региональной политики в общем виде представлены МЭР в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 г.. Согласно упомянутому документу, инновационный социально-ориентированный путь развития предполагает многополярное развитие территории страны и формирование новых региональных, межрегиональных зон опережающего развития. Конфигурация пространственного развития должна стать более разнообразной, не привязанной жестко к сложившимся энерго-сырьевым и финансовым зонам развития, появятся новые центры инновационного роста, опирающиеся на концентрацию человеческого и технологического потенциала.

Реализацию задач инновационного развития регионов разработчики  связывают с решением общих задач территориального развития в долгосрочной перспективе – рост территориальной мобильности населения и преодоление депопуляции, формирование устойчивой системы региона, развитие транспортной инфраструктуры для сокращения издержек бизнеса и роста мобильности населения, развитие энергетической инфраструктуры и энергоснабжения пространственных зон роста. Однако, на взгляд диссертанта, здесь нет ни постановки, ни предложений по сути вопроса, а именно – об инновационном пути развития регионов и о механизмах взаимодействия территориальных и производственных систем региона при переходе на этот путь.

На взгляд диссертанта, основу взаимодействия местных органов власти и бизнеса в инновационном развитии региона должна составлять реализация положений, сформулированных на государственном уровне: первое – создание и отладка институтов, определяющих принципы взаимодействия территориальных и производственных структур в научно-технической сфере; второе – определение приоритетов инновационного развития регионов; третье – финансовое и инвестиционное обеспечение инновационных проектов; четвертое – развитие и защита интеллектуальной собственности; пятое – научно-техническое и организационное сопровождение инфраструктуры, обеспечивающей реализацию инновационной политики в регионе.

Инновационная направленность перспективного развития регионов диктует необходимость усиления государственных и территориальных инвестиций в том же направлении. В реальности удельный вес инвестиций невелик и из года в год снижался, причем в большей степени сокращались инвестиции из бюджетов субъектов РФ. Суммарная доля бюджетных инвестиций не превышает 20%, причем ? бюджетных инвестиций осуществляется из территориальных бюджетов, а территориальные инвестиции не могут свободно перемещаться из одного региона в другой в зависимости от спроса на инвестиции. На федеральный бюджет приходится лишь 5% от общего объема инвестиций в стране. В финансируемых за счет федерального бюджета федеральных целевых программах доля расходов на науку и сектор высоких технологий в 2007 г. составляла 21% против 55%, выделяемых на производственную и территориальную инфраструктуру.

Надо также учесть, что государственные и территориальные инвестиции считаются менее эффективными в экономическом плане, поскольку они часто направлены на достижение не экономических, а социальных и иных целей. Поэтому важны институциональные и другие воздействия власти на бизнес, несущий основную ответственность за экономическую эффективность инноваций.

Радикальное расширение инновационного поля экономики резко ставит вопрос об институтах сопровождения инвестиционных проектов (включая все стадии этого процесса – выбор приоритетов, концентрация ресурсов в кооперации с частным бизнесом и внешними игроками, реализацию всех этапов проекта) на базе государственных и региональных проектов. Неразвитость этих институтов  является сегодня существенным  ограничителем для государственных и территориальных инвестиций в инновационное развитие регионов.

Для инновационного прорыва в стране и в ее регионах должна быть повышена роль интеллектуальной деятельности и интеллектуальной промышленной собственности, поднято значение изобретательской и научно-технической деятельности на предприятиях. По имеющимся оценкам, интеллектуальная собственность России составляет около 400 млрд. долларов, что свидетельствует о ее огромном интеллектуальном потенциале. Реально же на мировом рынке высоких технологий и наукоемкой продукции Россия занимает всего лишь 0,3%.

Актуальной проблемой, в решении которой должна быть повышена роль государственных и региональных органов управления, является промышленное освоение открытий, изобретений, других объектов и результатов интеллектуальной деятельности. В рыночных условиях нужны новые способы передачи научно-технических разработок из государственных и частных лабораторий в промышленность, поощрения различных форм кооперации в области НИОКР между научно-исследовательскими центрами и промышленными компаниями, а также между отдельными предприятиями, что требует знания рынка от центральных и местных органов власти. То же касается создания по инициативе государственных органов и высшей школы инновационных корпораций, центров технической помощи, кооперативных научно-исследовательских центров, центров поддержки нововведений, научных и технологических парков и других структур.

Одной из последних новаций государственной экономической и научно-технической политики является идея реструктуризации региональных экономик на основе кластерного подхода. В ныне действующей  Программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006 - 2008 годы) разработка и осуществление мер по кластеризации региональных экономических систем поставлены в ряд основных задач для федеральных и местных органов власти. Между тем ни в научно-теоретическом, ни тем более в практическом плане сколь-нибудь заметных продвижений в этой новой для России области нет.

В диссертации анализируются работы М. Портера, по праву считающегося одним из основоположников теории кластеров в ее современном виде. В его определении кластеры - это сконцентрированные по географическому признаку группы взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков услуг, фирм в соответствующих отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций. Однако само понятие географического признака у Портера размыто, географические масштабы кластера могут варьироваться от одного города, области  или штата до страны или даже ряда соседствующих стран.

В диссертации определение кластера уточнено на основе трактовки региона как территориально-производственной системы. В авторском уточнении, кластер есть форма, или способ, взаимодействия территориальной и производственной систем, реализующий конкурентные преимущества местоположения региона (территориального образования) и географической близости образующих кластер бизнес-структур. Это определение существенно для понимания того, что кластер фактом своего существования обязан влиянию территориальной системы на производственную систему, на ее превращение в кластер. С другой стороны, территориальная кластеризация производственных систем придает дополнительные конкурентные преимущества региону как целостной территориально-производственной системе.

Особо важен инновационно-инвестиционный аспект кластеризации национальной и региональных экономик. Сегодня концепция кластеров становится все более связанной с так называемой «экономикой знания», «информационной экономикой» или тем, что обозначают как «новая экономика».

Фактор инновационной ориентированности является важной отличительной чертой кластера в общей модели производственно-кооперационных и иных взаимодействий субъектов хозяйствования в регионе. Кластеры должны создаваться там, где осуществляется или ожидается прорыв в области техники и технологии производства и последующего выхода на новые «рыночные ниши».

В разделе регионального развития Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года инновационный аспект кластерной реструктуризации экономики представлен лишь в самых общих чертах и нуждается, на взгляд диссертанта, в более глубокой проработке. Это касается прежде всего развития научно-технического и образовательного потенциала крупных городских агломераций Европейской части и городов Сибири с высоким качеством человеческого капитала и динамичной инновационной и образовательной инфраструктурой, создания сети территориально-производственных кластеров, ориентированных на высокотехнологичные производства в авиационной промышленности, судостроении, атомной промышленности, производстве новых материалов, информатике и телекоммуникациях, с концентрацией таких кластеров в урбанизированных регионах.

Реализация федеральными и региональными органами власти кластерной политики требует выработки механизмов, обеспечивающих взаимную заинтересованность территориальных образований и бизнеса в инновационном и в целом социально-экономическом развитии. В этой связи в диссертации анализируются достоинства и недостатки предлагаемых в литературе «моделей обменов» между сторонами, представляющими интересы бизнеса и территорий. Согласно этой модели региональные и местные власти поддерживают финансово и организационно в первую очередь предприятия, активно помогающие региону. В обмен те оказывают спонсорскую помощь в выполнении региональных и местных программ, ремонтируют дороги, школы, больницы, содержат социальные объекты и жилье, котельные, теплосети и прочую инфраструктуру ЖКХ, участвуют в совместных коммерческих проектах в социальной сфере и т.п. Автор высказывается в поддержку мнений, что более обещающей перспективой является формирование инвестиционных кластеров, способных объединить корпоративные и региональные интересы с интересами центра на базе стратегических программных инвестиций.

В инфраструктурном обеспечении инновационного развития регионов должна быть повышена роль финансовой и денежно-кредитной систем, в том числе и в особенности представленных на региональном уровне.

Негативное влияние на характер и динамику инвестиционного процесса в стране и в регионах оказывает углубляющийся разрыв между финансовым и денежно-кредитным секторами экономики, с одной стороны, и нефинансовым сектором, реальным производством – с другой. На России не могут не отражаться общемировые тенденции, обусловливающие эти углубления. Если в 1980 году размеры мировых финансовых активов почти приравнивались к мировому ВВП, то к 2005 году они в три раза превысили размеры текущей мировой экономической деятельности. Производные финансовые инструменты (фондовые и валютные фьючерсы, опционы, свопы, трансфертные листы, депозитарные расписки и другие виды отраженных форм) формируют особый сегмент финансового рынка, обороты которого на порядок превышают обороты на рынке основных финансовых инструментов.

В России процесс денежной «виртуализации» экономики усиливается гипертрофированным рынком банковского капитала, где чрезмерной концентрации  активов в крупнейших банках центра России сопутствует абсолютная неконкурентоспособность большинства периферийных банковских систем. В 2004г. на пять крупнейших банков приходилось свыше 40% активов всей банковской системы страны, на двадцать крупнейших банков- более 60%. В московском регионе сосредоточена половина кредитных учреждений, доля активов которых составляет более 80% от их общего объема в стране.

Практически для большинства коммерческих банков и региональных банковских систем свойствен спекулятивный характер денежно-кредитных операций, благодаря чему обеспечивается их безубыточность, независимо от состояния и нужд в инвестициях реального сектора экономики (табл.2).

Таблица 2

Ассиметрия между развитием реального и денежно-кредитного секторов экономики  в федеральных округах РФ в 2006г.

 

Обрабатывающая промышленность

Кредитные организации

Рентабельность активов,%

Доля убыточных предприятий,%

Рентабельность активов,%

Доля убыточных предприятий,%

Российская Федерация

15,6

32,7

2,6

1,5

Центральный федеральный округ

17,2

32,7

2,6

2,2

Северо-Западный федеральный округ

14,0

29,0

3,6

1,2

Южный федеральный округ

10.9

32,6

3,1

0,8

Приволжский федеральный округ

11,1

33,6

2,3

-

Уральский федеральный округ

17,6

28,1

1,9

1,5

Сибирский федеральный округ

23,9

33,6

2,6

-

Дальневосточный федеральный округ

0,7

42,9

2,8

-

Источник:

Регионы России. Социально-экономические показатели. 2007:   Стат. сб. / Росстат. - М., 2007,С.458-459,908-912

Бюллетень банковской статистики- региональное приложение. -М.: Издательство ЦБ РФ,2007.№1(25),С.12,19-21

По приведенным в диссертации данным лишь 11 из 76 региональных банковских систем  специализируются на кредитовании небанковского сектора экономики. Развитие банковского сектора на оказывает серьезного влияния на инвестиционные процессы в регионах.

Подавляющее большинство самых развитых региональных банковских систем, активы которых имеют наибольший вес в активах банковской системы страны, ориентированы на рынок межбанковского кредитования.

Между тем, как показывает анализ, в случае развития в регионе банковской системы, ориентированной на рынок МБК, происходит замещение инвестиций в реальный сектор инвестициями на межбанковском рынке: увеличение активов такой региональной банковской системы на 1 п.п. ВРП ведет к сокращению инвестиций в основной капитал на 1,6 п.п. ВРП. То есть инвестиции в финансовые активы фактически вытесняют инвестиции в реальный сектор.

Пятая глава диссертации посвящена обобщению опыта работы по совершенствованию форм и методов управления инвестиционным процессом в Орловской области. Главной целевой установкой Концепции социально-экономического развития области на долговременную  перспективу (до 2010года) определено устойчивое  улучшение качества жизни для всех категорий населения на основе формирования многофункционального региона, интегрированного в российскую и мировую экономику. Возможности такого сценария обеспечиваются как включенностью Орловской области в состав Центрально-Черноземного экономического района, так и развитыми связями с регионами Центрального экономического района, в том числе с Москвой. Конкурентные преимущества региона обусловлены его географически  выгодным местоположением, природными и индустриальными факторами развития агропромышленного комплекса, широким рынком сбыта сельскохозяйственной и иной продукции в другие регионы страны и за ее пределы. Административный центр региона – г. Орел является одним из крупных научных, образовательных и культурных центров в европейской части России.

В диссертации анализируется инновационно-активный сценарий социально-экономического развития Орловской области в направлении экономики знаний. При поддержке областной администрации и Минобразования РФ, начиная с 2000 года в Орловской области отрабатывается первая в России организационно-правовая и финансовая модель инновационно-инвестиционного учебно-научно-производственного комплекса (УНПК) на базе Орловского государственного технического университета. В нее, помимо Орел ГТУ, на первом этапе вошли научно-производственные объединения «Автограф», АОЗТ «Научприбор» и другие структуры; был образован специализированный инвестиционный фонд, который, по замыслу участников, должен аккумулировать финансовые ресурсы инновационного развития региона. Несмотря на организационные и финансовые трудности, Орел ГТУ продолжает работу в этом направлении в основном опираясь на свои собственные возможности.

В Концепции социально-экономического развития России до 2020 года намечается создание межрегиональных и инжиниринговых центров, целесообразность которых также подтверждается орловским опытом. Еще в середине 90-х годов по инициативе МАЭВ «Черноземье» был разработан аван-проект межрегиональной инновационной инфраструктуры на базе создания в Орле такого центра. Хотя в рамках межрегиональной ассоциации эта идея не была реализована, в Орловской области формирование контура  внутрирегиональной инновационной структуры состоялось (рис.3).

Рис.  3  Инновационная инфраструктура Орловской области (в сфере промышленного производства)

Диссертант отмечает, что в развитии инновационной инфраструктуры регионов, и в частности, инжиниринговых центров остается нерешенным целый ряд вопросов организационно-технического, финансового, а также и  теоретико-прикладного характера. Создание инжиниринговых центров предполагает единонаправленность связанных инновационным проектом научных, проектно-конструкторских, монтажных, сервисных и других функционально-организационных структур на общий конечный результат, обеспечивающий максимизацию эффекта для каждого из участников этого проекта. Однако при неразвитости рыночных отношений взаимодействие участников затруднено, многие из них замыкаются в себе и выпадают из первоначально задуманной  схемы  построения  и развития  региональной инновационной инфраструктуры. Поэтому как в научном, так и в практическом плане актуальна проблема влияния местных органов на бизнес в вопросах развития инжиниринга и других форм  активизации инновационной  деятельности, особенно касающихся коммерциализации её результатов, оценки и охраны авторских прав на объекты интеллектуальной промышленной собственности.

В 2006 году в Орловской области осуществлялась реализация проектов по десяти федеральным целевым программа и строительству 9 объектов в составе непрограммной части федеральной адресной инвестиционной программы.

Как показал анализ, большинство программных мероприятий, кроме тех, которые направлены на реализацию конкретных инвестиционных проектов, при отсутствии механизмов управления программами, фактически стали разновидностью дополнительного финансирования выполняемых исполнительными органами государственной власти Орловской области текущих функций.

В настоящее время назрела необходимость повышения результативности областных целевых программ и перехода от управления бюджетными затратами к управлению результатами через принцип формирования критериев достижения поставленных целей и обоснованности планируемых расходов. При разработке инвестиционной политики важно предусмотреть оптимальное распределение доходных и расходных полномочий, а также их финансового обеспечения между бюджетами всех уровней, включая федеральный, региональный и местный или муниципальный. Экономически необоснованные и социально несправедливые межбюджетные отношения дестимулируют территориальные органы управления, особенно в части, касающейся  развития территорий. Это особенно актуально для агропромышленных регионов в силу недостаточного уровня социально-экономического потенциала, невысоких темпов роста экономики как главной базы формирования регионального и муниципальных бюджетов.

Именно разный уровень развития экономики и социальной инфраструктуры в регионах и муниципальных образованиях приводит к необходимости выравнивать бюджетные доходы и расходы по территории страны с помощью распределения и перераспределения налогов и налоговых поступлений.

Рассматривая вопрос о структуре налоговых платежей в бюджете Орловской области, диссертант отмечает долгосрочную тенденцию преобладания федеральных налогов в ущерб региональным и местным налогам.

Если в 2006 г. удельный вес налоговых доходов в доходах консолидированного бюджета Орловской области составлял 74%, то спустя год их доля увеличилась до 78.8% (в 2007 г.). Причем удельный вес федеральных регулирующих налогов в доходах областного бюджета характеризуется высокой степенью изменчивости. Так, если в 2005г. доля федеральных регулирующих налогов в доходах консолидированного бюджета составляла 30.0%, то в 2006г. она увеличилась до 58.2% ,а в 2007г. -до 62.7% . В условиях, когда нормативы отчислений от регулирующих налогов могут быть изменены, региональные власти лишены долгосрочных стимулов наращивать собственную налоговую базу.

По мнению автора, необходимо пересмотреть закрепление налоговых полномочий в пользу территориального бюджета Орловской области, чтобы позволить субъекту РФ сохранить достигнутый уровень исполнения собственного бюджета без привлечения дотаций на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджетов, заемных средств из федерального бюджета, тем самым сократить встречные бюджетные потоки.

В заключительном разделе диссертации рассматриваются вопросы усиления экологической ориентации инвестиционной политики в регионах.

Орловская область не относится к числу регионов с экстремальной ситуацией в экологической сфере, однако негативные следствия «истощающего» природу характера производства и здесь дают о себе знать в достаточно ощутимой мере.

Наибольший урон экологии области в 2007 г. наносили предприятия транспорта, предприятия обрабатывающих производств и предприятия, занимающиеся производством и распределением электроэнергии, газа и воды; суммарно на них приходится 90% всех вредных выбросов в окружающую среду.

Наиболее подвержены вредному воздействию жители областного центра. В 2007 году от стационарных источников в воздушный бассейн г. Орла было выброшено 5 тыс. тонн вредных веществ (41% от всех выбросов загрязняющих веществ по области).

Региональный разрез проблемы экологически ориентированного развития вскрывает необходимость принципиальных изменений в инвестиционной политике российских регионов. Речь идет не только о привлечении инвестиций непосредственно в решение природоохранных задач, но и об общей «экологизации» инвестирования, его системной «работы» на обеспечение экологически целесообразных структурных изменений в региональной экономике в целом.

Как свидетельствует статистика по Российской Федерации и по Орловской области, удельный вес инвестиций, непосредственно нацеленных на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов, в общем объеме инвестирования в основной капитал в последние годы весьма невелик. Более того, доля таких инвестиций имеет тенденцию к общему снижению, причем характерно не только суммарное, но и  удельное снижение инвестиций в основной капитал, направленных на охрану окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов.

Для Орловской области как агропромышленного региона особенно ощутимым следствием снижения инвестиций в природоохранные мероприятия является ежегодное уменьшение эффективной площади сельскохозяйственных земельных угодий, обусловленное постоянным сокращением содержания гумуса в пахотном слое земли. Связано это с недостаточным инвестированием производства и организации внесения в почву органических и минеральных удобрений.

Особый аспект экологически ориентированной инвестиционной политики в Орловской области - это эффективная реализация туристско-рекреационного потенциала. Значительный историко-культурный потенциал и богатое литературное наследие открывают возможности для туристско-экскурсионной деятельности, познавательного туризма. Поэтому создание в Орловской области современной, технически оснащенной туристской индустрии, способной удовлетворить потребности как российских, так и иностранных граждан, следует рассматривать как важный фактор повышения эффективности инвестиционной политики региона.

В заключении диссертации представлены основные выводы и предложения, раскрывающие содержание работы, научную новизну и практическую значимость полученных результатов.

Основные публикации по теме диссертационного исследования.

Монографии:

  1. Злобин Б.К. Плахова Л.В. Инвестиционная система региона: концепция, механизм управления. – М: Изд. Дом «Финансы и кредит», 2008 (18п.л./авт. 9,0 п.л.)
  2. Плахова Л.В. Формирование системы управления инвестиционным развитием региона .- М: Издательский Дом «Финансы и кредит».2007 (10 п.л)
  3. Плахова Л.В.Механизм регулирования инвестиционно-инновационных процессов в регионе .- Орел:ОрелГИЭТ.2006 (11.2 п.л.)
  4. Плахова Л.В.Финансовые ресурсы в механизме функционирования инвестиционного рынка региона: в колл. монографии «Стратегическое развитие экономических систем: теория и практика».- СПб: ИНФО-ДА, 2006 (1п.л)
  5. Плахова Л.В. Конкурентоспособность как основа развития региона: в колл. монографии «Организация и управление социально -экономическими системами» - СПб:ИНФОДА, 2007 (1п.л)
  6. Плахова Л.В.Механизм формирования инновационных процессов в регионе: в колл. монографии « Развитие инновационной инфраструктуры на основе активизации инвестиционной деятельности» - СПб: ИНФО-ДА. 2007 (1,1 п.л)
  7. Плахова Л.В. Управление финансированием региональных целевых программ : в колл. монографии « Современное предпринимательство: социально-экономическое измерение» - Воронеж: Воронежский государственный педагогический университет.2003 (1.0 п.л.)

 Статьи в журналах, рекомендованных ВАК для публикации научных работ:

  1. Плахова Л.В. Финансовое поведение населения в формировании инвестиций // Финансы и кредит,2007,№18,С.29-36 (0.9 п.л.)
  2. Плахова Л.В. Институциональные основы формирования приоритетов инвестиционной политики регионов / Региональная экономика: теория и практика, 2007, №5. 50-55 (0.7 п.л.)
  3. Плахова Л.В. Регулирование инвестиционно-инновационной деятельности в регионе // Региональная экономика: теория и практика,2007,№6.С.14-21 ( 0.9 п.л.)
  4. Плахова Л.В. Развитие организационных форм и инструментов привлечения инвестиций в регион // Региональная экономика: теория и практика,2007,№9.С.95-103 (1.1 п.л.)
  5. Плахова Л.В. Инвестиционные кластеры в системе региональной экономики //Региональная экономика: теория и практика,2008,№13.С.76-81(0.9 п.л.)
  6. Плахова Л.В. Развитие бюджетного механизма региональной инвестиционной политики // Финансы и кредит, 2008, № 22.С.36-47(1.5 п.л).
  7. Злобин Б.К. Плахова Л.В. Регион как территориально-производственная экономическая система // Национальные интересы: Приоритеты и Безопасность. С. 39-44 (0,9 п.л. / авт. 0,45).

Прочие публикации.

  1. Плахова Л.В. ,Никитин С.А., Калута Ю.Г. Роль государственной инвестиционной политики в формировании благоприятного инвестиционного климата в России / Сборник научных трудов «Компьютерные и информационные технологии при моделировании, в управлении и экономике» книга 1.Харьков:2004,с.19-26 ( 0.5 п.л./0.15п.л.авт)
  2. Плахова Л. В. Нормативно-правовое регулирование инновационно-инвестиционной деятельности в регионе/ Сборник научных трудов «Компьютерные и информационные технологии при моделировании, в управлении и экономике» книга 2.Харьков:2007,с.5-12 (0.4п.л.)
  3. Плахова Л.В. Формирование инновационной инфраструктуры региона / материалы научно-практической конференции «Инновационный потенциал региона в реализации национальных проектов». Орел: Издательство ОрелГИЭТ,2007,с.63-70 (0.5п.л.)
  4. Плахова Л.В. Системный подход к формированию механизмов инвестиционно-инновационной модернизации экономики регионов//ВестникОрелГИЭТ,2007,№2,с.29-35(0.5п.л.)
  5. Плахова Л.В. Взаимосвязь инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности региона/ Материалы II Международной научно- практической конференции 27-28 марта 2008г.; «Актуальные проблемы развития внешнеэкономических связей в условиях глобализации». Орел : Издательство Орел ГТУ,2008,с.204-210 (0.5 п.л.)

20. Плахова Л.В. Особенности механизма формирования кластеров в регионе/Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Развитие финансового контроля в современных условиях» 23-26 января 2008 г..-Рязань,2008,С.175-180 (0.5 п.л.)


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Плахова Любовь Васильевна

Формирование системы управления инвестиционной

деятельностью в регионе

Научный консультант

доктор экономических наук, профессор

Злобин Борис Константинович

Изготовление оригинал-макета

Плахова Л.В.

Подписано в печать Тираж 100 экз.

Усл. 2,00 п.л.

ФГОУ ВПО «Российская академия государственной службы

при Президенте Российской Федерации»

Оформлено  ОПМТ РАГС. Заказ №

119606 Москва, пр-т Вернадского, 84

 



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.