WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Локальные ресурсы региональной экономики в системе инновационно-ориентированного воспроизводства: концепция, условия и факторы капитализации

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

Дармилова Женни Давлетовна

Локальные ресурсы региональной экономики в системе

инновационно-ориентированного воспроизводства:

концепция, условия и факторы капитализации

Специальность: 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством:

региональная экономика

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Ростов-на-Дону – 2008 
Диссертация выполнена в Северо-Кавказском НИИ экономических и

социальных проблем Федерального государственного образовательного

учреждения высшего профессионального образования

«Южный федеральный университет»

Научный консультант                 доктор экономических наук, профессор,

заслуженный работник высшей школы России

                                                      Колесников Юрий Семенович

Официальные оппоненты:           доктор экономических наук, профессор

 Альтудов Юрий Камбулатович

доктор экономических наук, профессор

 Белоусов Виталий Михайлович

доктор экономических наук, профессор

 Попов Ринад Александрович

Ведущая организация:               Ростовский государственный экономический

университет (РИНХ)

Защита состоится « 2» апреля 2009 года в 13-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.03 по экономическим наукам в ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344006, Ростов-на-Дону,

ул. Пушкинская, 160, ИППК, ауд.34.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344006, Ростов-на-Дону, ул.Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «___»____________2008 г.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим направлять по адресу: 344006, Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160,  к.105, диссертационный совет Д 212.208.03.

Ученый секретарь диссертационного совета,

д-р экономических наук, профессор                                  И.П.Красовская

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В современной теории региональной экономики ресурсный подход к анализу экономической динамики не получил должного развития и популярности ввиду явного доминирования в отечественной литературе рыночного подхода, где спросовые ограничения определяют логику движения товаров и капиталов, результаты хозяйственной деятельности субъектов рынка.

Соответственно анализ и оценка роли региональных ресурсов в воспроизводственном процессе не получили исчерпывающей интерпретации, а новые формы и механизмы взаимодействия глобальных и региональных (локальных) ресурсов, их капитализации оказались слабо изученными проблемами теории региональной экономики. Более того, ввиду усиливающихся процессов централизации управления региональными территориально-хозяйственными комплексами, эта проблематика в какой-то степени даже остается невостребованной за исключением, пожалуй, ситуаций, когда необходимо определиться с бюджетными трансфертами и оценить степень их эффективного использования.

В настоящее время отсутствуют не только концепция, но и методологическая база оценки региональных (локальных) ресурсов, в том числе новых видов экономических ресурсов, ранее не рассматриваемых в теории в региональном контексте – информационных, инфраструктурных, инновационных, социальных ресурсов, других нематериальных активов.

Между тем ресурсный фактор развития в условиях перехода к инновационной модели экономики и усиления влияния на нее процессов глобализации и регионализации, все более актуализируется в практике регионального менеджмента. В частности, регулярно возникают дискуссии о величине вклада природных или инновационных ресурсов в прирост доходов частного и государственного секторов экономики, о «ресурсном проклятии», «голландской болезни», о влиянии природных богатств на экономическую динамику и др.

Связано это с тем, что сдвиг мировых и национальных экономических систем в сторону инновационной экономики («информационной», «знаниевой» и т.п.), перенос центра тяжести конкуренции в сферу науки, образования, инновационной деятельности, по-новому ставит проблему о внутренней структуре ресурсов, их месте в экономическом воспроизводстве, о роли в нем нематериальных активов, значении территориально распределенных, невозобновляемых ресурсов. Появляются их новые виды, изменяющие экономическое содержание, формы и механизмы всей цепочки превращения локальных ресурсов в конкурентоспособные глобальные факторы производства, меняющие экономические функции и стоимость тех или иных видов ресурсов, их конъюнктуру на мировых рынках.

Однако, несмотря на это, мир экономически продолжает в решающей степени зависеть от традиционных видов ресурсов – природных, трудовых, производственных, т.е. тех, которые распределены (и весьма неравномерно) в пространстве и могут быть востребованы, использованы и первично воспроизведены только в локальных условиях региональной экономики.

В этом контексте особую актуальность приобретают вопросы теоретико-методологического анализа «локальных ресурсов» в системе глобальных конкурентных ресурсов, выявления их роли в системе регионального инновационно-ориентированного воспроизводства, условий, факторов и механизма их капитализации на национальном и глобальном уровнях, комплексной, интегрированной оценки экономических ресурсов региона, эффективности их использования и формирования на этой основе интегрального ресурсного баланса территории и оценки их «производительности» в современных условиях регионального менеджмента.

Особое место процесс капитализации локальных ресурсов региона занимает в системе факторов, определяющих конкурентоспособность региона, его инвестиционную привлекательность и бюджетообеспеченность.

Все эти проблемы имеют высокую актуальность для регионов с глубоко дифференцированным, неоднородным экономическим пространством с аграрной, ресурсоориентированной экономикой, к которым относится Юг России (макрорегион Южный федеральный округ).

Степень разработанности проблемы

Выявлению проблем ресурсных ограничений в процессах устойчивого развития экономики посвящен ряд исследований классиков экономической мысли – В. Леонтьева, Р. Солоу, Дж. Стиглица и Дж. Хартвика. Экономическая природа, место и роль ресурсной базы воспроизводства исследованы в трудах М. Кейнса, Я. Корнаи, П. Самуэльсона, Л. Фридмана, Л. Илларионова, А. Махмутова, М. Чепурина. Региональные аспекты воспроизводства ресурсов в моделях устойчивого развития национальной экономики затронуты в трудах отечественных экономистов: Н.Ю. Бланка, А.Г. Гранберга, Т.Н. Губайдулиной, В.И. Гурмана, В.И. Данилова-Данильяна, И.И. Думовой, К.С. Лосева, А.И. Татаркина и других. В работах этих авторов исследуется совокупность факторов-ресурсов, определяющих устойчивый экономический рост, рассматриваются подходы к моделированию развития региональных экономик. Методологические аспекты исследования современных социально-экономических систем и ресурсных факторов развития с позиций воспроизводственного подхода обоснованы в работах О.В.Иншакова, А.А. Керашева, О.А. Ломовцевой, И.Н. Олейниковой, Р.А. Попова, О.С. Пчелинцева. Анализ ресурсов как фактора структурной эволюции экономических систем представлен в трудах Д. Белла, Х. Зиберта, К. Кларка, Р. Мюрдаля, Ф. Перроу, Т. Хаторстратда,.

Изучению динамики конкурентоспособности регионов и ее факторов, включающих ресурсы, посвящены работы С. Баранова, Б. Лавровского, Н. Калюжновой, А. Полынова, С. Суспицына. Исследование воспроизводственной роли ресурсов – нематериальных активов (знаний, информации, инноваций) осуществлено в работах А.В. Бузгалина, Г.Б. Клейнера, Э.Г. Кочетова, А.Н. Олейника, А.Х. Тамбиева, Ю.В. Яковца.

Разработка проблем капитализации ресурсов регионального развития, поиска факторов экономического роста в процессах стратегирования регионального развития осуществлена в работах В.Г. Введенского, А.Л. Гапоненко, В.Н. Княгинина, В.Н. Лексина, Д.С. Львова, В.Н. Овчинникова, Ф.Ф. Рыбакова, Е.В. Рюмина, А.Н. Швецова, Б.М. Штульберга и др.

Методологии параметрической оценки национальных и глобальных ресурсов посвящены работы А.Г. Грязновой, И.И. Елисеевой, М.Р. Ефимовой, Г.Д. Кулагиной, М.Г. Назаровой, Л.И. Нестеровой, Б.Т. Рябушкина, А.П. Устинова, Е.Б. Шуваловой, Е.Г. Ясина и др.

Статистические методы оценки и прогнозирования ресурсов представлены работами С.А. Айвазяна, Т.Н. Агаповой, О.Э. Багшиной, Н.К. Белявского, Т.А. Дубровой, М.В. Карманова, Н.А. Корнилова, А.В. Короткова, В.И. Кузнецова, Ю.П. Лукашина, В.С. Мхитаряна, А.А. Френкеля.

Комплекс исследований, выполненных по проблемам социально-экономического развития регионов Юга России, идентификации ресурсов модернизации его экономики, инновационного и инвестиционного роста, получил отражение в работах А.Ю. Архипова, В.М. Белоусова, О.С. Белокрыловой, В.С. Вильямского, А.Г. Дружинина, Л.Л. Игониной, Н.П. Кетовой, Ю.С. Колесникова, В.Г. Наймушина, С.Г. Тяглова, С.С. Слепакова И.В. Шевченко, Л.И. Ушвицкого.

Несмотря на многообразие теоретических подходов в области исследования проблем воспроизводства и эффективности использования ресурсов, изменения их роли и механизмов капитализации в условиях перехода к инновационному типу воспроизводства, до сих пор не реализован подход, связанный с интегрированной оценкой локальных ресурсов региональной экономики, стратегий их капитализации в депрессивных с многоукладной экономикой регионах, не выявлена воспроизводственная функция ресурсов - нематериальных активов, практически не поставлена проблема баланса экономических ресурсов в системе государственной региональной политики, вследствие чего ряд таких важных механизмов региональной политики, как бюджетные трансферты, программы и стратегии развития регионов, инвестиционные мегапроекты, особенно в регионах с устаревшей структурой экономики и неразвитой институциональной инфраструктурой, остаются вне системного научного обоснования, что снижает их эффективность.

Недостаточная разработанность концептуальных и методологических аспектов ресурсного подхода к анализу воспроизводственного процесса на мезоуровне экономики, необходимость совершенствования регионального менеджмента во всем, что касается ресурсного обеспечения инновационного вектора экономического развития, обусловили выбор темы исследования, постановку цели и задач, логическую структуру работы.

Цель и задачи диссертационного исследования.

Целью диссертационной работы является разработка теории и методологии анализа воспроизводственной функции локальных экономических ресурсов, поиск путей их интегрированной оценки и потенциала капитализации, условий их включения в национальную и глобальную экономические системы, а также совершенствование принципов и инструментов региональной экономической политики, направленной на мобилизацию внутренних ресурсов регионов в интересах модернизации и развития инновационных сегментов их экономик.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие задачи:

  • раскрыть экономическую природу локальных ресурсов в рыночной системе хозяйствования, направления и характер эволюции их воспроизводственных функций;
  • выявить типологию локальных ресурсов, их системные характеристики и роль в воспроизводственном процессе;
  • определить особенности и факторы реализации потенциала государственной собственности на локальные ресурсы в системе региональной экономики;
  • показать структурные и воспроизводственные особенности локальных ресурсов в инновационно-ориентированной экономике;
  • раскрыть экономическое содержание конкурентоспособности локальных ресурсов, стратегии и условия их капитализации;
  • определить направления и инструменты совершенствования государственной региональной политики в области повышения эффективности использования локальных ресурсов;
  •  разработать модели экономической оценки ресурсообеспеченности и уровня капитализации локальных ресурсов регионов;
  • дать на примере модельного региона – КЧР – оценку вклада локальных ресурсов региона в производство ВРП и разработать прогнозные варианты динамики уровня капитализации ресурсов региона.

Объект исследования – совокупность локальных экономических ресурсов региона как энергетического потенциала воспроизводственного процесса.

Предмет исследования – экономические формы и механизмы функционирования локальных ресурсов в региональном инновационно-ориентирован-ном воспроизводственном процессе, условия и факторы их капитализации в системе национальной и глобальной экономики, методология анализа и методы их интегрированной экономической оценки.

Теоретическую и методологическую базу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых в области региональной экономики и региональной экономической политики, системного анализа и оценки ресурсного потенциала экономики, теории конкурентоспособности регионов, теории воспроизводства их устойчивого экономического роста, взаимосвязи процессов глобализации и регионализации, теории государственного регулирования воспроизводственных процессов, концепции инновационной экономики и инновационной политики.

Информационно-эмпирической базой послужили данные Федеральной службы и территориальных органов государственной статистики, министерств и ведомств Карачаево-Черкесской Республики, материалы авторских экономико-статистических исследований, осуществленных в 2005-2007 гг. в процессе разработки программы экономического и социального развития Карачаево-Черкесской республики на 2007-2012 гг., материалы периодической печати и Интернет-ресурсов.

Репрезентативная совокупность использованных статистических данных, соответствующим образом обработанных, проанализированных, обобщенных, интерпретированных и прокомментированных, обеспечила достоверность результатов исследования и обоснованность практических рекомендаций, содержащихся в работе.

Инструментально-методический аппарат исследования.

При разработке проблемы использован широкий гносеологический инструментарий теоретико-прикладного исследования: методы системного, структурно-функционального и сравнительного анализа, статистические методы.

В процессе исследования использованы также методы индексного, кластерного, корреляционного и регрессионного анализа, временных рядов и прогнозирования, а также табличные и графические методы интерпретации результатов исследования. Обработка исходной информации осуществлялась с использованием аналитических пакетов прикладных программ EXCEL, Statistica, SPSS.

Совмещение в исследовательской практике аналитико-эвристического потенциала каждого из этих частных научных методов, организованное единой логикой достижения цели, обеспечило надежность, аргументированность оценок и достоверность полученных результатов.

Логика исследования состоит в движении от концептуально-методологической разработки дефиниций локальных ресурсов региональной экономики с позиции воспроизводственного подхода и имманентных ему системообразующих факторов, выявления условий и факторов их капитализации в контексте глобализационных процессов и особенностей экономических структур территориально-хозяйственных систем к обоснованию интегрированного подхода к оценке экономического потенциала локальных ресурсов и эффективности использования их конкурентных преимуществ, выявлению уровня ресурсной, в т.ч. бюджетной сбалансированности экономики региона и разработки практических рекомендаций по совершенствованию государственной и корпоративной региональной экономической политики применительно к региону с многоукладной экономикой – Югу России.

Концепция исследования базируется на воспроизводственной парадигме и ресурсном подходе к анализу функционирования региональной экономики и состоит в совокупности положений, в соответствии с которыми диверсификация состава и воспроизводственных функций ресурсов региональной экономики под воздействием процессов глобализации, расширяющей границы региональных воспроизводственных циклов, с одной стороны, сужает материальную основу собственно региональной экономики, как в субъектном, так и в объектном отношении, с другой стороны – повышает ценность уникальных локальных ресурсов региона, уровень и возможности их капитализации в системе национальной и мировой экономик; при этом изменяется не только статус и экономическая форма локальных ресурсов, но и их состав, когда наряду с традиционными материальными их видами (земля, труд, капитал), системообразующее значение приобретают нетрадиционные ресурсы – нематериальные активы (информация, инновации, интеллектуальный, символический капитал) и, как таковые, они включаются в качестве конкурентоспособных ресурсов в инновационно-ориентированные сектора общественного воспроизводства на региональном, национальном и глобальном уровнях, участвуя в создании не только ресурсной, но и инновационной ренты, перераспределяемой через каналы налоговой и межбюджетной систем между регионами (собственником части ресурсов), хозяйствующим субъектом (их производителями и потребителем) и государством (собственником части ресурсов), которая становится источником «экономики развития» регионов, материальным ресурсом их модернизации.

В соответствии с этим государственная региональная политика может быть эффективной при условии смены ее целевой ориентации и осуществления перехода от перераспределительных функций, компенсирующих территориальные воспроизводственно-ресурсные диспропорции (выравнивание территорий по уровню бюджетной обеспеченности и т.п.) к развивающим – создание современной инфраструктуры и институтов инновационной экономики, «запуск» новых видов деятельности, новых форм территориальной организации бизнеса (сетевых, кластерных, межотраслевых структур, свободных экономических зон и др.), создание институциональных условий для включения ресурсов традиционных хозяйственных укладов (этноэкономики) в сферу влияния корпоративной экономики, экономической интеграции регионов в системе единого народнохозяйственного комплекса страны.

При моделировании оценок экономической эффективности использования регионом локальных ресурсов и уровня их капитализации следует учитывать диверсифицированный характер источников происхождения ресурсов региона в едином и взаимосвязанном потоке воспроизводственных процессов на микро-, мезо- и макроуровнях.

Теоретико-практическая значимость работы состоит в разработке положений, методик и рекомендаций, обеспечивающих повышение эффективности регионального менеджмента и инструментов государственной экономической политики в области производства и использования локальных экономических ресурсов, стратегий и условий их капитализации и формирования методических основ интегрированной оценки экономических ресурсов регионов.

Теоретические выводы, разработанные модели, предложенные методы и инструментарий анализа и оценки локальных ресурсов могут быть использованы при разработке программ социально-экономического развития регионов, механизмов капитализации локальных ресурсов и выработке мер по повышению конкурентоспособности региона, а также в преподавании курсов «Методы экономического анализа», «Региональная экономика», «Государственное регулирование экономики».

Основные положения, выносимые на защиту:

  • Ресурсный подход в теоретических моделях анализа экономического развития, начало которому было положено в научной школе классической политической экономии, получил наиболее полное развитие в рамках институциональной школы экономической теории, позволившей по-новому осмыслить воспроизводственные функции и формы экономического бытия ресурсов в эпоху «экономики знаний» («инновационной экономики», «информационной экономики» и т.п.) и идентифицировать на базе институциональной методологии в составе экономических ресурсов новый класс ресурсов, по природе своей относящихся к воспроизводимым нематериальным ресурсам – инновационные ресурсы, ресурсы интеллектуального капитала (человеческий капитал), информационные ресурсы, социальные ресурсы и связанные с ними инфраструктурные ресурсы. В системе общественного воспроизводства усиливается системная взаимосвязанность и взаимная зависимость всех видов ресурсов, используемых в производстве при возрастающем доминировании нематериальных активов – источника качественного роста и развития всего процесса общественного производства. Особые экономические содержание и формы проявления эти процессы имеют в системе территориально неравномерно распределенных глобальных и региональных (локальных) ресурсов.
  • К локальным ресурсам относятся исходно «привязанные» к территории своего происхождения материальные и нематериальные средства для производства товаров, общественных благ, а также включенные в их состав «извне» через систему трансакций (бюджетно-налоговые и другие каналы) институционально и пространственно связанные – ресурсы, участвующие в региональном воспроизводственном процессе как относительно самостоятельной части макроэкономического цикла. Обобществленная в международном формате часть локальных ресурсов-факторов, превращающаяся в результате их использования мирохозяйственными структурами в глобальные ресурсы, обслуживают воспроизводственные циклы за пределами локалитета (региона). Этот вид региональных ресурсов, приобретая черты конкурентного товара на мировых рынках, порождает доход в виде монопольной ренты, перераспределяемой между центром и регионом через систему межбюджетных отношений, финансово-налоговых процедур и т.п., и частично возвращаемый обратно в состав локальных ресурсов территории в качестве ее финансовых ресурсов (бюджетных, инвестиционных, кредитных). В этом контексте содержание и результаты регионального воспроизводственного процесса определяются созданными на территории региона механизмами институционального «связывания» как локальных, так и глобальных ресурсов, аккумулирования имеющихся и привлекаемых извне инорегиональных и глобальных ресурсов для производства общественных благ и услуг, воспроизводства территории (региона), как конкурентного товара. Экономическим содержанием такого институционального «связывания» локальных ресурсов является капитализация их сравнительных преимуществ (конкурентоспособности) в процессе интеграции регионов в национальный рынок и мирохозяйственные отношения, прежде всего в сферах энергетики, транзитного, аграрного, природоресурсного потенциалов, т.е. превращение этих преимуществ в источник добавленной стоимости и объекты инвестиционной активности глобальных компаний.
  • Процессы глобализации создали новую систему отношений на мезоуровне, особенностью которых является разделение ресурсной составляющей регионального воспроизводства на глобальные и локальные. Методологически разделение экономических ресурсов на глобальные и локальные позволяет более содержательно понять процессы обмена (эндогенные и экзогенные источники развития) в системе регионального воспроизводства, вычленить факторы, определяющие собственно региональную экономику, и факторы, являющиеся продуктом глобальной экономики мирового рынка.

В этом контексте ресурсный подход предполагает рассмотрение региона именно как воспроизводственной системы (а не «квазикорпорации» или «квазигосударства», например), региональные ресурсы которой представляют причудливую комбинацию глобальных и локальных ресурсов, эквивалентный или неэквивалентный обмен которых в глобальной и национальной системе отношений становится ключевым фактором региональной динамики.

В процессе воспроизводства локальные ресурсы совершают эволюцию – смену экономических форм в системе «ресурсы – факторы производства – активы – капитал – рента – доход», которая и составляет экономическое содержание процесса капитализации локальных ресурсов, то есть территориальные ресурсы выступают в процессе регионального воспроизводства в форме приносящих доход активов, контролируемых регионом.

Формой реализации собственности на тот или иной ресурс является рента, получаемая в ходе капитализации территориальных (локальных) ресурсов-активов, часть которой возвращается в региональный воспроизводственный процесс в виде финансовых ресурсов или инвестиций. В воспроизводственном процессе локальные ресурсы совершают метаморфозы, обеспечивая, таким образом, устойчивость и повторяемость процесса производства.

  • Региональная воспроизводственная система, функционирующая как механизм трансформации ресурсов в материальные и нематериальные блага, капитал и рентные доходы с целью обеспечения жизнедеятельности определенного территориально-целостного субъекта эко­номики и социума, характеризуется, наряду с общесистемными свойствами, рядом специфических признаков: сложившейся локализацией ресурсов, сочетанием воспроизводственных циклов разной степени локализации, специализацией в системе территориального разделения труда, сложившимся уровнем комплексности экономики. Воспроизводственная связанность всех видов локальных ресурсов – природных, производственных, финансовых, трудовых, инновационных, интеллектуальных, информационных, социальных, инфраструктурных – обеспечивает единство и преемственность их экономических форм в процессе производственного потребления и использования, результатом которого выступает рента и предпринимательская прибыль.
  • Региональную собственность на ресурсы правомерно рассматривать как экономическую основу доходной базы региона, включающей бюджетные и иные доходы региона и его низовых звеньев, объем находящихся в его распоряжении природных ресурсов, земли, недвижимости, имущественные и неимущественные права на объекты собственности, денежные средства, информационные ресурсы, находящиеся на территории региона. Федеральные и региональные объекты государственной собственности составляют базовый воспроизводственный ресурс локальных (региональных) экономик. Возрастающая роль инновационных ресурсов дает основание для включения в состав объектов государственной собственности на территории региона нематериальных активов (брендов, торговых марок и т.п.) и объектов интеллектуальной собственности. В этой связи возникает необходимость разработки научно обоснованного реестра нематериальных активов региона, что позволит наращивать объемы ресурсов федерального и регионального имущества.
  •  Процессы глобализации оказывают противоречивое воздействие на экономические механизмы использования, экономическую роль локальных ресурсов в воспроизводственном процессе. С одной стороны, процессы глобализации оказывают мощное воздействие на поляризацию пространственного развития национальной экономики и ее регионов, модернизируют институциональные связи региональных экономик, унифицируя и стандартизируя критерии конкурентоспособности, с другой стороны – усиливают значение уникальности и эксклюзивности локальных ресурсов, включая в состав конкурентных факторов товары (услуги) этническую региональную его составляющую. Чем выше уровень глобализации, тем более востребованными на мировых рынках оказываются цена региональной (локальной) идентичности товара (услуги), как результат – появление нового явления, названного в литературе «глокализацией», как единства процессов глобализации и локализации, определяющих конкурентоспособность регионов.

С одной стороны, глобализация расширяет хозяйственно-экономическое пространство региона и возможности капитализации его конкурентных ресурсов, сокращает издержки на трансакции и содействует росту мобильности факторов производства, с другой – вызывает дополнительный импульс для возрастания территориальной ассиметрии, поляризации в развитии регионов.

Анализ макроэкономических показателей, характеризующих включенность регионов в глобальную экономику, демонстрирует высокую степень неравномерности этих процессов в регионах Юга России, неконкурентоспособность локальных ресурсов как доминирующий фактор, консервирующий экономические структуры, снижающий уровень капитализации локальных ресурсов.

  • Следствием противоречивого взаимодействия тенденций глобализации и локализации является приход в регионы инорегиональных компаний, формирование в регионах трансрегиональных территориально-производственных кластеров и межотраслевых горизонтальных и вертикально интегрированных структур, обеспечивающих включение локальных структур в более широкие воспроизводственные системы – межрегиональные, национальные, межстрановые, глобальные – и превращающих регионы в хозяйствующие субъекты мировой экономики.

В результате воспроизводственные циклы в регионе меняют свою конфигурацию, все в большей степени превращаются в «частный случай» воспроизводственных систем более высокого уровня и соответственно делая процесс капитализации локальных ресурсов все более оторванным от непосредственных социально-экономических интересов регионов.

С этим связано появление новой целевой функции у государственной региональной экономической политики – функции обеспечения баланса социально-экономических интересов региона и инорегиональных корпораций в использовании и капитализации локальных ресурсов региона, в построении системы межбюджетных отношений.

  •  Включение природных ресурсов в баланс экономических активов территории означает их трактовку как природного капитала, то есть источника возникновения стоимости в многолетнем цикле экономического воспроизводства, а стоимостное измерение природных ресурсов осуществляется на общей с другими элементами баланса активов инструментально-методической основе, то есть на основе исчисления по текущей рыночной стоимости. Однако чисто рыночный подход не отражает полную стоимость ресурсов, включающую трудноисчислимую составляющую и частично экологическую компоненту. Наиболее адекватным подходом к экономической оценке природных ресурсов региона в условиях исчерпания резервов их экстенсивного использования является воспроизводственный подход, при котором стоимость природного ресурса должна определяться как совокупность затрат, необходимых для воспроизводства (или компенсации потерь) ресурса на определенной территории. Кроме того, оценки, проводимые методом восстановительной стоимости, наиболее приемлемы тогда, когда отсутствуют данные о рыночных ценах на биологически значимые ресурсы (растительные, лесные ресурсы, ресурсы морей и рек и др.).
  • В условиях российского бюджетного  федерализма ключевое место в составе локальных ресурсов регионов занимают средства консолидированных бюджетов субъектов РФ. Отсутствие комплексного подхода на федеральном уровне к обеспечению сбалансированности бюджетов в разрезе субъектов Российской Федерации, неполная компенсация выпадающих доходов в результате проведения бюджетной и налоговой реформ приводят к нарушению сложившихся пропорций в доходной части консолидированных бюджетов регионов, усилению различий в социально-экономическом развитии территорий, необеспеченности собственными ресурсами бюджетов регионов и муниципальных образований, и как следствие, к невозможности самостоятельно и в полном объеме выполнять возложенные на них функции. Вследствие этого дефицит финансирования, необходимого для решения неотложных проблем, возрастает – со всеми негативными последствиями для создания условий экономического роста и социального прогресса. С этим органически связано усиление дифференциации регионов России по величине бюджетных доходов на душу населения и объемов дефицита финансирования (необеспеченного источниками). Асимметрия в социально-экономическом развитии регионов России сужает воспроизводственные возможности региональной экономики, а региональные ресурсы и факторы производства превращаются в инструменты обеспечения «чужих» (инорегиональных) воспроизводственных процессов и циклов, что ведет к потере регионом своей хозяйственно-экономической субъектности.
  • В контексте рыночной, институциональной и технологической модернизации региональных экономик в структуре рентных доходов регионов все большее место начинают занимать рентные доходы, получаемые от эффективного использования новых видов локальных ресурсов – информационных, инновационных, инфраструктурных, интеллектуальных. Учитывая существующие в регионах, как показывает анализ этих процессов на Юге России, особенно в периферийных, институциональные дефициты, неразвитость венчурного бизнеса, коммерциализация имеющегося достаточно крупного научно-технического и образовательного потенциала в регионах весьма затруднительна, а получение инновационной ренты носит точечный характер. Так, на Юге России практически отсутствует или весьма слабо развит рынок инновационных продуктов и услуг, а сами локальные инновационные ресурсы столь незначительны, что не могут выполнить функции источников ресурсов модернизации экономики. Эти функции, как правило, выполняют инорегиональные внешние ресурсы, собственниками которых выступают или государство, или крупные отечественные и зарубежные корпорации.
  • К особому виду инфраструктурных ресурсов следует отнести ресурсы социальной инфраструктуры, непосредственно обеспечивающие воспроизводство человеческого капитала – жилищные условия, образование, здравоохранение, культуру, физическую культуру и спорт, отдых и развлечения и т.п. Сеть объектов социальной инфраструктуры органично привязана к особенности территории, потребностям социально-территориальной общности, системе расселения населения, а ее услуги носят характер общественно-полезного блага, в воспроизводстве которого, однако, участвуют как бюджетные (государственные) ресурсы, так и ресурсы домохозяйств, частных лиц. И в этом контексте ресурсы социальной инфраструктуры территории имеют ярко выраженный локальный характер в системе социального воспроизводства и интегрируют особенности, условия и возможности приоритетной реализации, прежде всего, потребностей и интересов не общехозяйственного (государственного) значения, а регионального социума. Состояние инфраструктурных ресурсов Юга России не обеспечивает на необходимом уровне капитализацию человеческих ресурсов, что снижает уровень конкурентоспособности региона.
  •  Ключевой параметрической характеристикой материальной основы регионального воспроизводственного процесса являются показатели его ресурсной обеспеченности. Интегральный показатель ресурсообеспеченности регионов Южного федерального округа, рассчитанный по авторской методике, составил 56,7 % от среднего показателя по РФ, а по группе республик Северного Кавказа – 37,7 %. В составе интегрального показателя ресурсообеспеченности наиболее низкие доли приходятся на финансовые, инновационные и информационные ресурсы. При этом показано, что наибольший удельный вес в ресурсообеспеченности региона имеют трудовые ресурсы, что отражает приоритет традиционных укладов в производстве валового регионального продукта на Юге России, особенно в республиках Северного Кавказа. Представлен многовариантный прогноз трендов роста (снижения) вклада основных видов ресурсов в экономику регионов Юга России, отражающий сохранение в регионе в качестве доминирующего ресурсо-инерционный тип экономического развития с элементами роста вклада инновационных ресурсов в региональную экономику.
  •  На примере субъектов федерации Южного федерального округа и Карачаево-Черкесской Республики, в частности, реализована авторская версия оценки уровня капитализации основных видов локальных ресурсов региона. Авторские расчеты уровня капитализации ресурсов регионов ЮФО, выполненные по специальной методике, позволили установить, что при глубокой неравномерности общей картины доминирующими видами ресурсов, определяющими динамику инновационно-ориентированного развития экономики регионов, являются не устойчиво дефицитные в настоящее время финансовые или избыточные трудовые ресурсы, а производственные, инвестиционные и инновационные ресурсы. Это указывает на приоритеты в реализации экономической политики на Юге России, в которых ключевую роль должны играть инвестиции в инфраструктуру и современные сегменты промышленности, науку и образование.
  • Анализ динамики фактических показателей капитализации локальных ресурсов Карачаево-Черкесской Республики выявил снижение ее общего интегрального показателя с 4,982 в 2001 г. до 2,561 в 2006 г. Тенденция снижения  капитализации локальных ресурсов за последние 7 лет в республике характерна, прежде всего, для трудовых, финансовых и инвестиционных ресурсов. В то же время, прогнозные расчеты до 2013 г. показали, что наибольшую отдачу в увеличение валового регионального продукта могут дать инновационные ресурсы, объемы которых возрастают по мере модернизации экономики и расширения воздействия на нее глобального рынка.

Новизна полученных выводов и результатов состоит в теоретико-методологическом обосновании экономического содержания и эволюции функций локальных ресурсов региона как феномена глобализации, разработке концепции и методологии воспроизводственного подхода к экономической оценке локальных ресурсов, анализе модернизации их состава за счет инновационных ресурсов, в том числе нематериальных активов их составляющих (информационных, инновационных, социальных, интеллектуальных, инфраструктурных) и выявлении условий и факторов их капитализации; эмпирической верификации разработанной модели экономической оценки локальных ресурсов в воспроизводственном процессе и эффективности их использования на материалах проблемного многоукладного региона со значительным сегментом этноэкономики Юга России и одного из его регионов – модельного объекта Карачаево-Черкесской Республики.

Конкретно элементы новизны состоят в следующем:

  • Обосновано положение, в соответствии с которым в теоретических рамках воспроизводственного подхода в составе ресурсов региональной экономики методологически правомерно выделять наряду с глобальными, локальные ресурсы, отличающиеся спецификой своего происхождения, характером и направленностью целевой воспроизводственной функции, механизмом капитализации. Показано, что категория «локальные ресурсы» в системе теории региональной экономики фиксирует территориальную «привязку» ресурсов в двояком отношении – с точки зрения места их производства и с точки зрения территории их воспроизводственного потребления, что позволяет методологически более четко идентифицировать структуру ресурсов, необходимых для осуществления сбалансированного воспроизводственного процесса.
  • Выявлено, что в процессе движения по фазам общественного воспроизводства локальные ресурсы совершают смену экономических форм «ресурсы – факторы производства – активы – капитал – рента – доход», что и составляет экономическое содержание процесса капитализации локальных ресурсов региона и его территории в целом, то есть территориальные (локальные) ресурсы в процессе регионального воспроизводственного процесса выступают в форме приносящих доход активов, контролируемых регионом; значительная часть из них (инновационные, информационные, интеллектуальные ресурсы) выступает в форме нематериальных активов, чья капитализация осуществляется на глобальных конкурентных рынках, результатом которой выступает доход в виде инновационной ренты, являющейся источником модернизации воспроизводственного процесса на региональном уровне.
  • Обосновано, что региональная воспроизводственная система характеризуется рядом специфических признаков: сложившейся территориальной  локализацией ресурсов, сочетанием воспроизводственных циклов разной степени локализации, специализацией в системе территориального разделения труда, сложившимся уровнем комплексности экономики. Инновационные факторы, формирующие специфическую структуру и источники развития региональной экономики, определяют новые параметры соотношения глобальных и региональных (локальных) ресурсов, где все более доминирующими становятся именно глобальные ресурсы.
  • Показано, что конкурентоспособность экономики региона определяется не только комплексом локальных ресурсов – (в своем единстве и полноте совокупности материальных и нематериальных активов), – но  и состоянием институциональных условий их капитализации, обеспечивающих превращение локальных ресурсов в конкурентные факторы воспроизводства на региональном, национальном и глобальном уровнях экономики. В состав локальных ресурсов входят как ресурсы, производство которых осуществляется на данной локальной территории, так и инорегиональные ресурсы, производительное потребление которых происходит на данной территории.
  • Показано на примере Южного федерального округа, что приход в регионы России крупных инорегиональных компаний и корпораций превращает регионы в хозяйствующие субъекты национальной и мировой экономики, а региональные воспроизводственные циклы все в большей степени «отрываются» от непосредственных социально-экономических интересов регионов, что формирует новый императив государственной региональной политики – обеспечение баланса экономических интересов хозяйствующих субъектов региональной экономики и инорегиональных, в т.ч. транснациональных корпораций, в эффективном использовании и капитализации локальных ресурсов региона (прежде всего – бюджетных ресурсов), интересов сбалансированного развития территориально-хозяйственного комплекса и социальной сферы, современной инновационно-ориентированной корпоративной экономики и этноэкономики (представляющей в периферийных регионах значительный сегмент экономики).
  • Выявлено, что различия регионов в ресурсной (в т.ч. бюджетной) обеспеченности, механизмах институционального «связывания» ресурсов и их капитализации, воспроизводят асимметричный тип социально-экономического развития регионов, сужают воспроизводственные возможности региональной экономики, ведущей к потере регионами своей хозяйственно-экономической субъектности. Выдвинуто и обосновано в связи с этим концептуальное положение, в соответствии с которым государственная региональная политика, построенная на принципе стимулирования и поддержки межрегиональной конкуренции (который неоднократно провозглашался и реализовался в современной федеральной экономической политике), содержит высокие риски разбалансированности и дезинтеграции единого экономического пространства России, и что более адекватным и эффективным является региональная политика, в основе которой лежит ключевой принцип создания институциональных и организационных условий для развития кооперации между регионами, разделения труда и специализации их хозяйства, экономической интеграции, научно-технического сотрудничества.
  • Теоретически доказано и эмпирически проиллюстрировано, что информационные ресурсы, как и любые другие, имеют пространственные координаты, свое пространственное измерение, которое, в отличие от природных, сырьевых ресурсов по своему происхождению изначально имеют инновационную форму, а их распределенность в пространстве полностью определяется уровнем развития инновационного сегмента экономики региона, его интеллектуальными ресурсами.

Показано, что асимметричный характер распределенности информационных ресурсов по территории определяется, таким образом, исключительно способностью региона генерировать инновации, формировать и капитализировать информационные продукты и услуги на всех стадиях регионального воспроизводства, а локализация информационных ресурсов по территории является функцией инновационных процессов, контур воспроизводства которых отличается от воспроизводства сырьевых, финансовых или трудовых ресурсов тем, что он выступает изначально как часть глобального инновационного процесса, конкурентного глобального рынка.

  • Обосновано, что инновационные ресурсы регионов, воплощенные в объектах интеллектуальной собственности, материальных и нематериальных активах являются ключевыми для развития и модернизации экономики регионов и представляют собой ориентированную в рамках непрерывного потока движения нового знания (в системе регионального воспроизводства) совокупность взаимосвязанных активов и институтов, обеспечивающих производство и воспроизводство научно-технических и технологических новшеств, капитализация которых на рынках инноваций создает инновационную ренту. Определено, что лежащие в основе инновационного процесса результаты фундаментальных исследований изначально глобальны, а их прикладная форма реализации и процедура коммерциализации имеют региональную или страновую «привязку»: именно в этом смысле можно говорить об инновационных ресурсах региона – его способности создавать конкурентные условия (инвестиционный климат, инфраструктура, территориально-производственные кластеры и т.д.) для обеспечения процесса коммерциализации инноваций по всей цепочке звеньев воспроизводственного процесса.
  • Выявлено, что существующие концептуальные подходы в рамках теории «человеческого капитала» позволяют включить в систему локальных ресурсов региона его инфраструктурные ресурсы, которые обеспечивают единство всех фаз воспроизводственного процесса на территории региона и в каждом его структурном звене на основе реализации их главной воспроизводственной функции – обеспечения общих условий эффективного функционирования структурообразующих отраслей производства и отраслей специализации – воспроизводства человеческого капитала, в результате чего интегральный результат использования инфраструктурных ресурсов выражается в сокращении совокупных издержек воспроизводства, а основой воздействия инфраструктуры как ресурса на экономику региона являются, таким образом, эффекты внешней экономии, обусловленные более низкими издержками, полученные за счет снижения издержек на обеспечение общих условий ведения хозяйственной деятельности в регионе.
  • Развито положение, в соответствии с которым эффективная государственная политика предполагает разработку и реализацию механизмов включения ресурсов этноэкономики в ресурсную базу корпоративной экономики с помощью различных форм производственной и потребительской кооперации, создания специфических финансовых институтов, кредитных учреждений, страховых фондов и т.п., которые смогут осуществить трансферт местных ресурсов этноэкономики в конкурентные ресурсы крупных корпораций, а также сформировать соответствующие рынки товаров и услуг.
  • Разработана интегрированная методика оценки совокупных экономических ресурсов региона, участвующих в воспроизводственном процессе, позволяющая вычленить и идентифицировать издержки региона на собственные воспроизводственные нужды и оценить эффективность использования локальных ресурсов, в производство валового внутреннего продукта, а значит более точно и адекватно оценить эффективность межбюджетных трансфертов в региональную экономику, развитие ее инновационной составляющей.
  •  Определено на базе прогнозных моделей, рассчитанных по Карачаево-Черкесской Республике, что обеспечение более высокого уровня капитализации локальных ресурсов способствует повышению экономической эффективности использования ресурсного потенциала, росту валового регионального продукта. Эмпирически верифицировано и показано, что отдача произведенных затрат на информационно-коммуникационные технологии превышает отдачу затрат на другие виды ресурсов в 3-4 раза. В то же время выявлено, что с 2000 по 2006 гг. наблюдалось снижение интегрального показателя уровня капитализации ресурсов КЧР.

Обосновано в процессе прогнозного моделирования, что наибольший рост валового регионального продукта может быть достигнут при опережающих темпах ресурсообеспеченности экономики региона инновационными ресурсами.

Апробация работы осуществлена в форме докладов и обсуждений результатов исследования более, чем на 15 международных, всероссийских и региональных научно-практических конференциях и форумах в Москве (2005, 2006 гг.), Ростове-на-Дону (2006, 2007, 2008 гг.), Сочи (2005, 2006, 2007 гг.), Ставрополе (2006 г.), Краснодаре (2008 г.), Кисловодске (2005,2006 гг.).

Материалы диссертационного исследования использованы автором при выполнении инновационных проектов по программе развития Южного Федерального университета по приоритетному направлению «Гуманитарные технологии и модели развития человеческого капитала и толерантных социально-экономических сообществ в полиэтническом регионе Юга России», тематики НИР Северо-Кавказского НИИ экономических и социальных проблем по ЕЗН фундаментальных исследований, проекта РГНФ «Разработка теоретической модели и проектирования институциональных условий реализации механизмов коммерциализации инновационных продуктов и услуг на мезоуровне национальной экономики» (проект 07-02.00029а), а также при выполнении комплекса исследований по программе развития Республики Карачаево-Черкесия на 2007-2012 гг.

Теоретические и методические разработки автора диссертационного исследования доведены до конкретных научно-практических мероприятий, нашедших отражение в деятельности ряда предприятий и исполнительных органов власти и управления, в том числе: при разработке Программы экономического и социального развития Карачаево-Черкесской Республики на период до 2012 года; в практике работы Министерства экономического развития и торговли, Министерства природных ресурсов, администрации туристско-рекреационного комплекса КЧР; в процессе экспертизы и разработки бизнес- и инвестпроектов ООО «Меркурий», «Бумажная фабрика» и др.

Итоги исследования получили отражение в 2 монографиях, 23 статьях (из них 9 опубликованы в рецензируемых научных изданиях, определенных ВАК), 4 тезисах докладов на конференциях. Общий объем публикаций составил 44,5 п.л., в том числе авторских – 38 п.л.

Структура диссертационной работы последовательно раскрывает поставленные задачи исследования проблемы и состоит из введения, пяти глав, объединяющих 18 параграфов, заключения, списка использованных источников, насчитавшего 298 наименований, 35 приложений. Работа включает 35 таблиц, 22 рисунка.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Локальные ресурсы в системе региональной экономики: теоретико-методологический анализ.

1.1. Локальные ресурсы как феномен региональной экономики в контексте глобализации.

1.2. Основные экономические формы локальных ресурсов.

2. Локальные ресурсы в системе регионального воспроизводственного процесса.

2.1. Регион как воспроизводственная система.

2.2. Воспроизводственная структура локальных ресурсов региона.

2.3. Финансовые ресурсы региона: источники формирования, воспроизводственные функции, проблема дотационности регионов.

2.4. Природная рента как воспроизводственный ресурс: модификация механизма извлечения и распределения.

3. Ресурсы воспроизводства инновационно-ориентированного типа: экономическая природа, особенности, функции.

3.1. Инновационные ресурсы региона: сущность, особенности, механизмы коммерциализации.

3.2. Информационные ресурсы как мультипликативный фактор модернизации региональной экономики.

3.3. Интеллектуальные ресурсы – человеческий капитал в региональной инновационно-ориентированной экономике.

3.4. Ресурсы социальной инфраструктуры как фактор воспроизводства человеческого капитала региона.

4. Капитализация локальных ресурсов региона: условия, факторы, стратегии.

4.1. Бизнес и локальные ресурсы региона: новые стратегии и механизмы капитализации.

4.2. Совершенствование отношений государственной собственности в системе локальных ресурсов региона как условие их капитализации.

4.3. Процессы глобализации и их воздействие на процесс капитализации локальных ресурсов региона.

4.4. Локальные ресурсы как фактор конкурентоспособности региона.

4.5. Государственная экономическая политика как условие институциализации конкурентоспособности локальных ресурсов региона.

5.  Уровень и эффективность капитализации локальных ресурсов региона: опыт экономической оценки.

5.1. Ресурсная обеспеченность региона.

5.2. Эмпирическая оценка уровня капитализации локальных ресурсов региона.

5.3. Опыт прогноза тренда капитализации локальных ресурсов региона.

Заключение.

Список использованных источников.

Приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, его актуальность, показана степень разработанности проблемы в научной литературе, поставлены цели и задачи, определены объект и предмет, сформулирована концепция исследования, представлены теоретико-методологические основы, инструментарно-методический аппарат и информационно-эмпирическая база разработки проблемы, основные положения, выносимые на защиту, раскрыта новизна полученных результатов исследования, а также аргументирована теоретическая и практическая значимость диссертационной работы.

Первая группа проблем, рассмотренных в работе, включает обоснование на основе развитого в экономической теории ресурсного подхода эвристической ценности категории «локальные ресурсы региона» в условиях глобализации и регионализации национальных экономик, рассмотрение эвристических возможностей теории воспроизводства применительно к анализу процесса модернизации структуры локальных ресурсов региона в условиях перехода к инновационно-ориентированной экономике, оценку характера влияния локальных ресурсов региона на уровень его конкурентоспособности.

В работе показано, что появление глобальных ресурсов как доминирующего фактора воспроизводства на всех уровнях экономики (макро- мезо-, микро-) позициирует не менее значимый статус локальных (территориальных) ресурсов, значительная часть которых относится к невозобновляемым. И по мере развития глобализации (а значит интернационализации, унификации, стандартизации ресурса – товара) возрастает значение уникальных невоспроизводимых ресурсов и территориальных условий хозяйствования, способных не только выступать в качестве конкурентного фактора производства, но и воспроизводить доход по типу монопольной ренты.

Глобализация территориальных ресурсов и их воспроизводства приводит к необходимости переоценки самого содержания понятия «территориальные ресурсы».

Все виды территориальных ресурсов с точки зрения своего кругооборота в процессе воспроизводства можно разделить на две категории:

– локальные (территориальные «по происхождению»), включенные в региональный воспроизводственный процесс (территория служит естественной ареной воспроизводства), институционально связанные локальными (территориальными) условиями функционирования (правовыми нормами, инфраструктурой, системой правомочий и ответственностью региональных структур управления, формами собственности региональной или муниципальной и т.п.) и выполняющие функцию воспроизводства общественных товаров, экстерналиев, человеческого капитала и обустройства территории;

– глобальные – часть локальных ресурсов, превращающиеся в результате деятельности макроэкономических и глобальных субъектов хозяйствования в глобальные ресурсы,  обслуживающие воспроизводственные циклы за пределами локалитета. Этот вид территориальных ресурсов, приобретая на мировых рынках черты конкурентоспособного товара (глобальных ресурсов), порождает доход в виде монопольной ренты, перераспределяемой между центром и регионом через систему межбюджетных отношений, финансово-налоговых процедур и т.п., частично «возвращаемый» в качестве финансовых ресурсов обратно в состав локальных ресурсов регионального развития.

В то же время, часть территориальных ресурсов, реально участвующих в региональном воспроизводстве (имущество, денежные сбережения населения, средства предпринимателей, товары массового спроса, товары и услуги общественного сектора) используется в хозяйственной деятельности и потреблении домашних хозяйств в системе социальных сетей и неформальных связей и отношений.

Таким образом, к числу локальных ресурсов относятся исходно привязанные к территории материальные и нематериальные факторы производства товаров и общественных благ и/или включенные в их состав «извне» через систему трансакций (бюджетно-налоговые и другие каналы) институционально и пространственно связанные ресурсы, участвующие в региональном воспроизводственном процессе (как относительно самостоятельной части макроэкономического цикла).

Из этого вытекает, что главная проблема обеспечения регионального воспроизводства ресурсами состоит в механизмах институционального «связывания» как территориальных, так и глобальных (в т.ч. национальных) ресурсов, создании на территории регионов эффективных механизмов аккумулирования имеющихся и доступных извне территориальных и глобальных ресурсов для производства общественных благ и услуг, воспроизводства экономического потенциала региона как конкурентного товара.

Экономическим содержанием такого институционального «связывания» локальных ресурсов является капитализация их сравнительных преимуществ (конкурентоспособности) в процессе интеграции регионов в мирохозяйственные отношения, прежде всего энергетического, транзитного, аграрного, природоресурсного потенциалов, т.е. превращение этих преимуществ в источник добавленной стоимости и объекты инвестиционной активности глобальных компаний.

Вторая группа проблем связана с анализом влияния локальных ресурсов на конкурентоспособность регионов, установлением ведущей роли инорегиональных корпораций в процессах рыночной трансформации и диверсификации региональных экономик, а также значения институтов государственной собственности в формировании ресурсных факторов воспроизводства в российских регионах.

В работе показано, что именно рента, получаемая от реализации территориальных ресурсов-активов, является экономической основой развития и дифференциации регионов. В контексте теории территориального разделения труда, а на современном уровне – теории кластеризации, «сетевой экономики» - региональная рента выступает как результат монополизации ресурсов-активов,  находящихся на территории региона.

Соответственно ресурсный капитал региона измеряется потенциалом объектов собственности, отношений владения и распоряжения материальными и нематериальными ресурсами-активами, уровнем контроля над финансовыми потоками, образуемыми в процессе капитализации этих ресурсов-активов, размерами доходов и бюджетов домохозяйств.

Рента на ресурсы-активы, которыми располагает регион, представляет собой важнейшую компоненту совокупного дохода региона.

Монополизация регионами территориальных ресурсов и новейших технологий составляет современный институционально-экономический инструментарий извлечения доходов рентоориентированной экономики российских регионов.

Воспроизводственные ресурсы имеют сложную структуру. Поэлементная структура воспроизводственных ресурсов региона может быть представлена следующей схемой (рис.1):

Воспроизводственные ресурсы региона

  


Рисунок 1 – Поэлементная структура воспроизводственных ресурсов региона

Главная проблема обеспечения регионального воспроизводства ресурсами состоит в обеспечении функциональной действенности механизмов институционального «связывания» территориальных и глобальных (в т.ч. национальных) ресурсов, создании на территориях регионов эффективных механизмов аккумулирования имеющихся и доступных инорегиональных локальных и глобальных ресурсов для производства общественных благ и услуг, воспроизводства ресурсного потенциала территории как конкурентного товара.

Региональная воспроизводственная система функционирует как ме­ханизм трансформации ресурсов в материальные и нематериальные блага, пригодные для потребления с целью обеспечения репродуктивного режима развития данного целостного тер­риториального субъекта экономики. Воспроизводство уровня жизнедеятельности локального социума предполагает не только сохранение окружающей среды, воспроизводство ре­сурсов и производственного потенциала, но и поддержание, а также улучшение социальной составляющей, т.е. факторов повышения уровня и качества жизни населения данной территории.

Как показывает опыт российских регионов, в том числе Юга России, важнейшим институциональным фактором, влияющим на уровень капитализации локальных ресурсов региона, является регистрация на его территории «головных контор» крупных компаний, концентрирующих у себя существенную часть доходов, созданных в результате деятельности предприятий разных регионов России.

Специфика не только депрессивных, но и большинства «периферийных» регионов (среди них регионы Северного Кавказа) - их непривлекательность для «головных контор». Но, даже если инорегиональные инвесторы, скупая акции местных предприятий, осуществляют в них реальные инвестиции, регионы, получая дополнительные рабочие места, обречены производить больше, чем расходовать на нужды своего региона, поскольку внешние инвестиции создают прибыль, которая выводится за пределы региона.

Поэтому, особое значение имеет механизм спецификации и защиты прав на те ресурсы, прежде всего природные, которые де-факто еще остаются объектами общего, регионального, пользования, т.е. являются объектами государственной региональной собственности.

Создание институциональных условий для спецификации и эффективного распределения прав собственности между собственником, владельцем и пользователем локальных ресурсов региона - ключевая задача повышения уровня их капитализации и превращения в конкурентные ресурсы.

Совокупность объектов региональной собственности правомерно рассматривать как эквивалент доходной базы региона, включающей бюджетные и иные доходы региона и его низовых звеньев, объем находящихся в его распоряжении природных ресурсов, земли, недвижимости.

Возрастающая роль инновационного сектора экономики, информационных технологий и их инфраструктурного обеспечения требует включения в реестр объектов государственной собственности нематериальных активов и объектов интеллектуальной собственности.

В отличие от крупных корпоративных интегрированных структур, как правило инорегиональных, главной линией поведения которых является перераспределение в свою пользу рентных ресурсов и максимальное присвоение рентных доходов, малый и средний бизнес остается основным «игроком» на поле региональной экономики, для которого сохранение и развитие потенциала региональной экономики как таковой остается вопросом существования и экономической безопасности, основой их деловой среды.

Регион как территориально локализованная воспроизводственная система имеет ярко выраженную социальную направленность целей, их объективную приближенность к интересам проживающего на этой терри­тории населения, а развитие экономики региона - первооснова формиро­вания жизненного уровня его населения.

В работе обосновывается, что содержание понятий «глобальные» и «локальные» ресурсы проявляется в наибольшей степени в системе отношений конкуренции на мезо-, макро- и  глобальном уровне экономики, причем, выдвигается положение о конкурентоспособности регионов как квазиэкономическом явлении в системе межрегиональных отношений, так как регионы не имеют полного набора базовых характеристик обособленного субъекта экономики и действуют в рамках единого национального народнохозяйственного комплекса. Межрегиональные отношения и связи кооперации, разделения труда, сотрудничества, интеграции, а не отношения конкуренции являются системообразующими, то есть наиболее полно выражающими базовые отношения между регионами в едином экономическом пространстве страны, формируемом едиными правилами игры, единой национальной валютой, бюджетом, взаимосвязанностью воспроизводственных циклов, государственной собственностью на региональные ресурсы и т.п.

Российская экономика, выступая в форме единого народнохозяйственного комплекса, где все субъекты хозяйствования, в т.ч. и регионы, действуют по единым правилам в рамках территориального разделения труда, специфических локальных природно-ресурсных условиях и всеобщей взаимосвязи макроэкономического воспроизводственного процесса, является на самом деле не совокупностью конкурирующих на рынке регионов, а кооперацией региональных экономик, содержанием отношений между которыми является разделение и кооперация труда и производства, взаимодействие, сотрудничество, взаимопомощь в социально-экономическом развитии регионов и страны в целом, создание равных институциональных условий для развития конкуренции между фирмами, предприятиями, корпорациями.

Кроме того, современные тенденции развития инновационного сектора экономики видоизменяет функцию конкуренции как главного механизма рыночной экономики, стимулирующей не только дифференциацию субъектов хозяйствования, но и их интеграцию в альянсы, союзы и т.п.

Конкурентоспособность регионов, таким образом, может быть идентифицирована или в формате конкуренции в макроэкономическом пространстве между различными системами регионального менеджмента (участие в конкурсах инвестпроектов и бизнес-проектов, конкурсах на выполнение госзаказов, создания условий для размещения тех или иных производств, объектов инфраструктуры и т.п.) или в рамках глобальных процессов, в системе мирохозяйственных связей, то есть, в том экономическом пространстве, где регион выступает как субъект в поле межстрановой конкуренции, позициируя себя от имени страны с помощью своего регионального брэнда, этнического «окраса», региональных культурных символов и т.п.

Таким образом, концепция межрегиональной конкуренции, конкурентоспособности региона, интерпретированная и представленная в смысловых рамках теории конкуренции фирмы не способна отразить специфику экономических отношений, формирующихся в территориально локализованных социально-экономических системах, в которых воспроизводство общественных благ и услуг составляет основную функцию региональной экономики и ее институтов. «Вписанная» же в государственную региональную политику эта концепция ведет на практике к углублению расслоения между регионами, поляризации их развития, что выступает на макроэкономическом уровне серьезным фактором снижения однородности единого экономического пространства России.

Третья группа проблем включает теоретико-методологический и инструментально-методический анализ процессов модификации в условиях перехода к «экономике знаний» роли, значения факторов и условий использования и капитализации, как традиционных ресурсов регионов (природные, финансовые), так и относительно новых видов ресурсов, акцентированных инновационно ориентированным развитием экономики – инновационных, информационных, интеллектуальных, ресурсов социальной инфраструктуры.

В работе, подчеркивается, что процесс капитализации традиционных видов региональных ресурсов – природных, финансовых, инвестиционных – также модернизируется под воздействием всей совокупности инновационно-ориентированных условий и факторов воспроизводства.

В современной практике институализации рыночных отношений в области использования и воспроизводства природных ресурсов, их вовлечения в хозяйственный оборот, ключевая роль принадлежит механизмам и инструментам экономической оценки природных ресурсов, сформированных на базе теории и методологии ренты.

Включение (по методологии СНС) природных ресурсов в баланс экономических активов означает их трактовку как природного капитала, то есть источника возникновения стоимости в многолетнем цикле экономического воспроизводства, а стоимостное измерение природных ресурсов осуществляется на общей с прочими элементами баланса активов инструментально-методической основе, то есть на основе исчисления по текущей рыночной стоимости.

Расчеты стоимости природных ресурсов по рентному методу представляют собой прогнозное эконометрическое построение, базирующееся на предположениях о размерах будущих доходов от эксплуатации природных активов.

Финансовые ресурсы являются наиболее мобильным видом ресурсов региона  и формируются в региональном экономическом кругообороте федеральными и региональными институтами государственного управления и включают в себя а) поток чистых налогов (разность налогов и трансфертных платежей), которые население региона отчисляет от своих доходов в федеральные и региональные органы финансовой системы страны; б) государственные расходы, которые представляют государственные закупки товаров и услуг, осуществляемых федеральными и региональными органами управления. Этот вид расходов увеличивает совокупный спрос на региональном рынке готовых товаров и услуг, обеспечивая тем самым рост объемов реализации совокупного регионального продукта.

Базовой составляющей финансовых ресурсов региона являются бюджетно-налоговые поступления. Более половины доходов регионального бюджета формируется за счет налоговых поступлений, в которых более 25% составляет налог на прибыль предприятий и организаций, около 5% - плата предприятий за пользование природными ресурсами, около 4% - налог на совокупный доход предпринимателей. В структуру финансовых ресурсов входят налоговые и неналоговые доходы регионов (субъектов РФ), финансовые трансферты, заемные ресурсы (источники финансирования бюджетного профицита).

Далее в работе на примере Южного Федерального округа рассмотрены особенности процесса формирования финансовых ресурсов региона. На Южный федеральный округ приходится 8,7 % бюджетных расходов России, но доля налоговых поступлений по территории округа составляла только 4,8 % всех налоговых поступлений по РФ (без таможенных платежей). Налоговые доходы субъектов ЮФО покрывают лишь 51,1 % расходов его бюджета.

Текущие потребности территорий Юга России, таким образом,  не могут быть обеспечены собственными финансовыми ресурсами. Динамика бюджетных расходов в ЮФО относительно незначительная, поскольку ограничивается низкой динамикой налогового потенциала и лимитированием роста трансфертов из федерального бюджета уровнем инфляции. Дисбаланс между налоговым потенциалом и потенциалом бюджетных расходов вызывает потребность в существенной финансовой помощи из федерального бюджета (горизонтальное бюджетное выравнивание).

Южный федеральный округ в системе бюджетного выравнивания по объемам поступления средств из федерального фонда финансовой поддержки субъектов федерации занимает одно из первых мест.

Уровень дотационности республик Северного Кавказа в 2-3 раза выше, чем краев и областей ЮФО (табл.1). Чем выше уровень развития региона, тем ниже удельная дотационность региона.

Поскольку высокая дотационность и несбалансированность налоговых ресурсов и бюджетных расходов в ЮФО по оценкам Федерального закона «О Федеральном бюджете на 2008 г. и плановый период 2009 и 2010 гг.» сохраняется в среднесрочной перспективе, дотации из федерального фонда финансовой поддержки субъектов федерации сохраняется на высоком уровне (рост в среднем по республикам на 14-15 %) .

Таблица 1 – Дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности

субъектов федерации в ЮФО

Субъекты федерации

Численность населения на 01.01.2006 г., тыс. чел.

Дотации из федерального бюджета на выравнивание бюджетной обеспеченности, 2006 г., млн руб.

Дотации на душу населения, руб.

Российская Федерация

142221,7

603100

4241

Южный федеральный округ

22777,2

101966,3

4477

Республика Адыгея

441,2

3411,9

7733

Республика Дагестан

2658,6

20773,3

7814

Республика Ингушетия

492,7

5739,3

11649

Кабардино-Балкарская Республика

891,3

6390,6

7170

Республика Калмыкия

287,2

2293,7

7986

Карачаево-Черкесская Республика

428,7

4165,6

9717

Республика Северная Осетия-Алания

701,4

6885,6

9817

Чеченская Республика

1162,8

11979153,9

10302,0

Краснодарский край

5101,1

15385

3016

Ставропольский край

2704,2

10853,2

4013

Астраханская область

994,1

3900,5

3924

Волгоградская область

2620

6715,2

2563

Ростовская область

4276

15452,4

3614

Однако, методика распределения дотаций должна учитывать возможности субъектов Федерации по обеспечению определенных темпов экономического роста, исходя из сложившейся структуры региональной экономики. Это определяет необходимость учета в рамках методики расчета индекса налогового потенциала региона факторной декомпозиции прироста ВРП региона на составляющие, обусловленные макроэкономической динамикой, отраслевой структурой региональной экономики и эффективностью экономической политики региональной адми­нистрации.

В связи с тем, что в 2003-2007 гг. в регионах обострилась проблема дефи­цита бюджетного финансирования по той причине, что на формирование их доходного потенциала значительное влияние оказывали ежегодные изменения федерального бюджетного и налогового законодательства, а также перерегист­рация высокодоходных юридических лиц в других регионах, в дальнейшем необходима более основательная экспертиза внесения изменений в налоговое законодательство с точки зрения последствий для бюджетного финансирова­ния.

Сложившаяся ситуация с формированием доходов региональных бюджетов должна быть существенно улучшена, поскольку регионы не могут качественно прогнозировать доходы на средне- и долгосрочную перспективу. Нет механиз­мов, стимулирующих их к укреплению базы роста всех закреплен­ных доходных источников.

Инновационные ресурсы региона представляют собой организованную совокупность взаимосвязанных активов (материальных, финансовых, кадровых, информационных, интеллектуальных) и институтов, обеспечивающих производство и воспроизводство научно-технических и технологических новшеств, капитализация (коммерциализация) которых создает инновационную ренту.Инновационные ресурсы, в отличие от природных или производственных, могут существовать и реально функционировать только в качестве непрерывного потока (цикла) движения нового знания в системе общественного воспроизводства, содержанием которого является трансформация знания в новый товар массового производства по непрерывной цепочке его коммерциализации.

Инновационные ресурсы по своей изначальной природе глобальны в той мере и в том смысле, в каком наука, новое знание является всеобщим продуктом глобальной науки, хотя территориально и «привязана» к определенной территории и сегментирована в рамках национальных задач и ресурсов.

В этом контексте сама инновация индифферентна к территории своего происхождения. Наоборот - она инновация потому, что содержит капитализированное новое знание, тотально-глобальное по своему содержанию и территориально (национально) локальное по механизму коммерциализации (осуществляемой в системе региональной (национальной) экономики или в рамках глобальной корпорации). Поэтому территориальную «прописку» имеет по существу лишь процесс коммерциализации инновации, то есть ее товарная (капитальная) форма.

Конкурентное преимущество в инновационной деятельности, таким образом, возникает не из близости доступа к факторам производства, которые могут поставляться из глобальных рынков, а из эффективности совместного использования интеллектуального капитала корпораций, ресурсов региона, благоприятного инвестиционного климата и наличия развитой институциональной инфраструктуры коммерциализации инноваций.

Переход к инновационной экономике регионов России, особенно регионов аграрно-депрессивного типа с многоукладной экономикой, где инновационные процессы имеют слабо выраженный характер, осуществляется весьма асимметрично, формируя тем самым тенденцию углубления дифференциации регионов, как по типам, так и уровню социально-экономического развития.

Поскольку на долю таких регионов, являющихся к тому же высокодотационными, приходится большая часть экономического пространства России, оценить их ресурсы в сфере инновационного развития представляется важным и методически оправданным. Модельным объектом такой оценки выступает Юг России (прежде всего восемь республик, находящихся на его территории), который представляет собой трансграничный мегарегион, агропромышленной специализации с высокой долей доиндустриальных технологических укладов (этноэкономикой).

В целом Юг России, и, прежде всего, Северный Кавказ демонстрирует не только низкий уровень конкурентоспособности экономики, за исключением отдельных сегментов экономики (наука, образование), но и отсутствие собственных инновационных ресурсов. И хотя степень износа основных производственных фондов регионов Юга России дает весьма противоречивую картину, производительность основных секторов экономики Южного федерального округа существенно уступает этому показателю по России в целом (рис. 2).

Рисунок 2 – Производительность секторов экономики в ЮФО

по сравнению с РФ, 2006 г., тыс. руб. на чел.

По всем основным показателям «инновационности» экономики – количество использованных передовых производственных технологий, затраты на технические инновации, количество организаций, выполняющих исследовательские работы, количество выданных патентов, затраты на инженерно-технические услуги – регион Северного Кавказа существенно отстает от общероссийских показателей, что отражает объективный факт отсутствия потенциала для капитализации инновационных ресурсов.

Кроме того, ФЦП «Юг России» явно не имеет инновационных ориентиров, о чем свидетельствуют запланированные в ее формате мероприятия.

Накопление инновационных ресурсов модернизации за счет собственных источников (прибыль и т.п.), как свидетельствует нынешнее состояние экономики Северного Кавказа, потребует при благоприятных условиях развития десятилетия, что для России неприемлемо.

Поскольку собственными инвестициями Северный Кавказ не располагает, функции модернизации и наращивания инновационных ресурсов его экономики, как и в первой половине XX века, могут выполнить лишь ресурсы федерального бюджета и инорегиональные ресурсы крупных корпораций и сетевых структур, глобальные ресурсы транснациональных компаний.

Таблица 2– Мероприятия  ФЦП «Юг России», млрд. руб.

 

Мероприятия

Федеральный бюджет

Бюджеты субъектов РФ

Внебюджетные источники

Итого

Устранение инфраструктурных ограничений

5,6

1,5

44,8

51,9

Развитие туристско-рекреационного комплекса

18,07

3,57

35,64

57,28

Развитие сельхозпроизводства, рыбохозяйственного комплекса и инженерной инфраструктуры сельских территорий

5,3

1,6

1,66

8,56

Стратегия их привлечения связана с а) развитием рыночной инфраструктуры и снятием институциональных дефицитов в регионе, б) наращиванием производства с опорой на внутренний спрос и развитие форм внутриотраслевой координации, в) созданием условий для капитализации ресурсов мелкотоварного сектора экономики, наращивания возможностей импортозамещения и расширения экспорта, г) использованием потенциала трансграничного положения регионов Юга России и развитием на этой основе транспортно-логистических сетей, д) использованием эффекта монопольного положения на рыках ряда товарных групп и услуг, е) «точечными» инвестициями в капитализацию рентных ресурсов (минеральная вода, полиметаллические руды, строительные материалы, производство экологически чистой продукции и т.п.).

Таким образом, наращивание инновационных ресурсов модернизации на Юге России предполагает не только привлечение «стратегических инвесторов», в том числе государственных корпораций, реализацию мегапроектов, но и «точечных» инвестиций во все рентообразующие сегменты экономики, независимо от типа хозяйственного уклада, к которым они относятся, полноценное инфраструктурное обустройство территории, приоритетное развитие малого бизнеса на основе ресурсов экономики. Создание благоприятных институциональных условий для привлечения в республики Северного Кавказа инорегиональных ресурсов, создание рыночной инфраструктуры для капитализации имеющихся конкурентных локальных ресурсов, наращивания ресурсов ФЦП «Юг России» до уровня мегапроекта национального значения (в сопряжении с программой «Сочи-2014») будет стимулировать развитие инновационных сегментов экономики, высокотехнологичных производств, обеспечит формирование современной профессиональной структуры населения Северного Кавказа.

Информационные ресурсы, как и любые другие, имеют пространственные координаты, свое территориальное измерение. Однако, поскольку в отличие, например, от природных, сырьевых ресурсов они по своему происхождению изначально «рукотворны», являются продуктом инновационной деятельности, феноменом экономики знаний, их распределенность в экономическом пространстве полностью определяется уровнем развития инновационного сегмента экономики региона, степенью его включенности в глобальный рынок. Поэтому регионы по критерию насыщенности информационными ресурсами оказываются не столь глубоко дифференцированы, как по другим макроэкономическим критериям – уровню жизни, величине ВРП на душу населения и  т.д. Так, если различия среднего показателя ВРП на душу населения между федеральными округами составляет 4 раза, то по такому показателю, как число персональных компьютеров в домашних хозяйствах, – не более, чем в 2 раза .

Доля предприятий и организаций, использующих информационные и коммуникационные технологии (глобальные информационные сети), в среднем по России составляет 87 % к их общей численности. По регионам этот показатель колеблется в диапазоне – 3-5 %.

Пространственная локализация информационных ресурсов (имеющих изначально глобальный характер) является функцией инновационных процессов, потому их воспроизводство имеет иной формат, нежели, например, воспроизводство сырьевых, финансовых или трудовых ресурсов.

В процесс регионального воспроизводства они включаются в качестве инорегиональных ресурсов, конкурентоспособность которых уже получила свое экономическое воплощение на глобальных рынках в виде инновационной ренты, и как таковые они превращают региональную воспроизводственную систему в подсистему глобальной экономики, подчиненную ее циклам и колебаниям.

«Человеческий капитал» выступает как совокупность производительных способностей и функциональных возможностей человека, имманентная экономика знаний, как по содержанию, так и по форме, включенная в систему рыночных отношений в качестве ведущего фактора общественно-воспроизвод-ственного процесса.

Особенность существо­вания категории интеллектуальных ресурсов на мезо- и макроуровне экономики состоит в расширении ее объективированной составляющей, представленной в виде накапливаемых банков знаний и информации, часть которой может даже не находить в данный момент практического применения, не теряя при этом своей ценности. Вместе с тем, возможности сохранения и развития интеллектуальных ресурсов общества всегда экономически ограничены теми финансовыми ресурсами, которые выделяются государством и субъектами хозяйствования на содержание соответствующей инфраструктуры, обеспечивающей воспитание и образование человека, производство, накопление и передачу знаний.

Важной материальной базой воспроизводства интеллектуальных ресурсов являются ресурсы социальной инфраструктуры.

Основой воздействия инфраструктуры как фактор-ресурса на экономическую ситуацию в регионе является эффект внешней экономии, обусловленный более низкими издержками на обеспечение общих условий ведения хозяйственной деятельности в регионе. Данный эффект проявляется как на уровне системы связей между основными узлами территории (транспортные сети, система телекоммуникаций, линии электропередач и т.п.), так и на уровне осуществляемых при этом субъектами хозяйственной деятельности трансакций.

Специфика социальной инфраструктуры обусловлена реализацией социально-экономических функций, которые она выполняет в современном обществе. Производимые отраслями социальной инфраструктуры услуги представляют собой непосредственные инвестиции в человеческий капитал (состояние здоровья населения, уровень его знаний, умений и культуры, а также такие элементы социального капитала, как система привитых воспитанием ценностей, ориентирующих людей на взаимное доверие и конструктивное сотрудничество и основанные на этом сети сложившихся общественных связей).

Средняя доля расходов на отрасли социальной инфраструктуры в бюджетах регионов Юга России составила 52,1 %. При этом, чем выше уровень бюджетной обеспеченности региона, тем выше и доля расходов на отрасли социальной инфраструктуры (рис.2). Тем самым, еще больше увеличиваются региональные различия в потреблении услуг, которые в регионах округа составляют в 4,7 раза. В большинстве республик Северного Кавказа и Ставропольском крае душевые социальные расходы составляют 2/3 от средних по стране. На душевые социальные расходы в основном влияют два фактора – уровень экономического развития и различия в потребностях, обусловленные географическим положением (рис. 3).

Рисунок 3 – Удельный вес расходов на отрасли социальной инфраструктуры

в структуре расходов консолидированных бюджетов субъектов Федерации

в ЮФО  (2002-2006 гг.).

Основной статьей в структуре расходов на отрасли социальной инфраструктуры региональных бюджетов являются расходы на образование (44,0 %) и здравоохранение (30,8 %). Сравнение душевых расходов регионов по отдельным видам услуг, оказываемых отраслями социальной инфраструктуры, показывает, что межрегиональные различия по уровню финансирования ЖКХ, здравоохранения составляют более чем в 2 раза.

Четвертая группа проблем концентрируется вокруг эвристической задачи оценки интегрированных локальных ресурсов региона, разработки методических подходов к экономической оценке и прогнозу их потенциала и эффективности использования, эмпирической верификации предложенных подходов к решению этой задачи на модельном объекте макрорегиона – Юга России и, в особенности, на примере Карачаево-Черкесской Республики как типичного дотационного субъекта Федерации в ЮФО.

Проведение анализа потенциала совокупных ресурсов региона предполагает использование критериев и показателей, которые позволяют получить достоверную оценку их уровня и эффективности использования. Уровень потенциала локальных ресурсов определяется в работе в качестве характеристики ресурсообеспеченности региона: трудовыми ресурсами, производственными, финансовыми, информационными, инновационными, инвестиционными ресурсами.

В качестве основных показателей оценки эффективности использования локальных ресурсов использованы показатели их отдачи.

Расчет интегральных показателей ресурсообеспеченности по регионам Южного федерального округа выявил, что ресурсная обеспеченность экономики ЮФО в целом составляет от средней по РФ 56,7 %. По группе республик Северного Кавказа этот показатель составляет в среднем 37,7  %, по остальным регионам почти в 2 раза выше – 66,5 %.

Причем в составе интегрального показателя обеспеченности ресурсами наиболее низкие показатели для республик Северного Кавказа характерны по финансовым, инновационным и информационным ресурсам, а основная доля в интегральном показателе ресурсообеспеченности приходится на трудовые ресурсы, которые, однако, не обеспечивают необходимый уровень ВРП. И хотя инвестиции в основной капитал в республиках Северного Кавказа относительно сопоставимы с ЮФО в целом, отдача от этих ресурсов пока незначительна.

Из аналитических данных также следует, что с увеличением ресурсного потенциала увеличиваются не только объемы валового регионального продукта, но и возрастает уровень использования имеющихся ресурсных возможностей.

Проведено ранжирование субъектов ЮФО по уровню ресурсообеспеченности на базе разработанных матриц стандартизированных коэффициентов ресурсообеспеченности (табл.3).

Используя результаты расчетов интегральных показателей ресурсообеспеченности регионов ЮФО (табл. 4), где определены удельный вес каждого вида ресурсов в общем интегральном показателе, а также показатели ресурсооотдачи (табл. 5), в диссертации определен интегральный показатель капитализации ресурсов в регионах по формуле:

где    – удельный вес j-того вида ресурсов в интегральном показателе ресурсообеспеченности в i-том регионе;

 – коэффициент отдачи  j-того вида ресурсов в i-том регионе.

Интегральный коэффициент капитализации локальных ресурсов в 2006 г. составил 3,948 в среднем по ЮФО (табл.6).


Таблица 3 – Матрица коэффициентов ресурсообеспеченности регионов ЮФО по отношению к среднероссийским показателям в 2006 г.

Субъекты ЮФО

Среднегодовая стоимость трудовых ресурсов

Производственные ресурсы на душу населения

Финансовые ресурсы на душу занятого населения

Затраты на ИКТ на душу занятого населения

Затраты на технологические инновации на душу занятого населения

Инвестиции в основной капитал на душу занятого населения

РФ

1,000

1,000

1,000

1,000

1,000

1,000

ЮФО

0,680

0,603

0,322

0,613

0,403

0,679

Республика Адыгея

0,527

0,377

0,173

0,213

0,186

0,373

Республика Дагестан

0,482

0,461

0,059

0,034

0,024

0,656

Республика Ингушетия

0,400

0,409

0,040

0,026

0,000

0,770

Кабардино-Балкарская Республика

0,500

0,457

0,150

0,160

0,040

0,293

Республика Калмыкия

0,423

0,683

0,128

0,266

0,000

0,496

Карачаево-Черкесская Республика

0,533

0,563

0,130

0,261

0,026

0,710

Республика Северная Осетия-Алания

0,533

0,437

0,206

0,187

0,020

0,325

Краснодар-ский край

0,776

0,742

0,479

1,228

0,216

0,993

Ставропольский край

0,662

0,517

0,310

0,298

0,705

0,515

Астрахан-ская область

0,715

0,752

0,319

0,773

0,018

0,936

Волгоград-ская область

0,717

0,585

0,424

0,533

1,425

0,405

Ростовская область

0,754

0,608

0,296

0,570

0,229

0,698

Таблица 4 – Результаты расчетов интегральных показателей ресурсообеспеченности по регионам ЮФО, в % от среднероссийского уровня

Субъекты ЮФО

Интегральный показатель ресурсообеспеченности, %

Структура интегрального показателя ресурсообеспеченности

Всего

Среднегодовая стоимость трудовых ресурсов

Производственные ресурсы на душу занятого населения

Финансовые ресурсы на душу занятого населения

Затраты на ИКТ на душу занятого населения

Затраты на технологические инновации на душу занятого населения

Инвестиции в основной капитал на душу занятого населения

ЮФО

56,7

100

24,0

18,8

5,4

19,5

8,4

23,9

Республика Адыгея

33,4

100

41,5

21,3

4,5

6,8

5,2

20,8

Республика Дагестан

38,3

100

26,4

24,2

0,4

0,1

0,1

48,8

Республика Ингушетия

39,2

100

17,3

18,1

0,2

0,1

0

64,3

Кабардино-Балкарская Республика

31,5

100

42,1

35,.1

3,8

4,3

0,3

14,5

Республика Калмыкия

40,4

100

18,3

47,7

1,7

7,2

0

25,2

Карачаево-Черкесская Республика

44,5

100

23,9

26,6

1,4

5,7

0,1

42,4

Республика Северная Осетия-Алания

33,1

100

43,2

29,0

6,4

5,3

0,1

16,0

Краснодарский край

80,9

100

15,3

14,0

5,9

38,4

1,2

25,1

Ставропольский край

52,4

100

26,6

16,2

5,8

5,2

30,1

16,1

Астраханская область

66,5

100

19,3

21,4

3,8

22,5

0

33,0

Волгоградская область

76,5

100

14,6

9,7

5,1

8,1

57,8

4,7

Ростовская область

56,1

100

30,1

19,5

4,6

17,2

2,8

25,8


Таблица 5 – Показатели отдачи локальных ресурсов регионов ЮФО

Субъекты ЮФО

Отдача трудовых  ресурсов

Отдача производственных ресурсов

Отдача финансовых ресурсов

Отдача информационных ресурсов

Отдача инновационных ресурсов

Отдача инвестиций

ЮФО

1,674

0,858

4,018

3,996

1,816

5,735

Республика Адыгея

1,159

0,734

3,998

6,592

9,882

5,600

Республика Дагестан

0,087

0,421

8,252

5,783

8,856

2,231

Республика Ингушетия

0,805

0,357

9,140

2,815

0,000

1,429

Кабардино-Балкарская Республика

0,952

0,474

3,621

8,602

10,963

5,559

Республика Калмыкия

0,859

0,241

3,217

1,862

0,000

2,503

Карачаево-Черкесская Республика

1,290

0,475

4,183

11,708

42,541

3,297

Республика Северная Осетия-Алания

1,233

0,683

3,634

8,819

0,676

6,921

Краснодарский край

1,778

0,843

3,273

1,915

2,498

4,752

Ставропольский край

1,426

0,830

3,464

5,929

1,835

6,270

Астраханская область

1,182

0,510

3,015

3,077

1,514

3,089

Волгоградская область

2,115

1,176

4,071

9,116

0,363

12,826

Ростовская область

1,949

1,098

5,650

7,235

5,483

7,204

Например, для КЧР: = 0,239*1,290 + 0,266*0,475 + 0,014*4,183 + 0,057*11,709 + 0,001*1,999 + 0,424*3,297 = 2,56 руб. Таким образом, каждый занятый в экономике КЧР человек произвел продукции (работ, услуг) в 2006 г.  на сумму: 89,3 тыс.руб.*2,56 = 228608 руб. Итого выпуск: 228608*164,5 = 37606 млн.руб. ВРП составил 22672,4 млн.руб. т.е. 60,3% от объема выпуска отраслей экономики республики,

Таблица 6 – Уровень капитализации локальных ресурсов в регионах ЮФО в 2006 г.

Регионы ЮФО

Интеграль-ный показатель

капитализации

Ресурсы

Трудо-вые

Произ-водственные

Финан-совые

Инфор-мацион-ные

Иннова-ционные

Инвес-тицион-ные

ЮФО

3,948

0,402

0,161

0,217

0,779

0,152

2,237

Республика Адыгея

2,937

0,481

0,156

0,180

0,448

0,509

1,163

Республика Дагестан

1,471

0,234

0,102

0,033

0,007

0,006

1,089

Республика Ингушетия

1,141

0,139

0,065

0,016

0,002

0,000

0,919

Кабардино-Балкарская Республика

1,908

0,401

0,166

0,136

0,371

0,030

0,804

Республика Калмыкия

1,090

0,157

0,115

0,054

0,134

0,000

0,630

Карачаево-Черкесская Республика

2,561

0,308

0,126

0,059

0,667

0,002

1,398

Республика Северная Осетия-Алания

2,542

0,532

0,198

0,233

0,468

0,000

1,110

Краснодарский край

2,543

0,273

0,118

0,192

0,736

0,030

1,195

Ставропольский край

2,586

0,379

0,134

0,202

0,309

0,552

1,010

Астраханская область

2,165

0,228

0,109

0,115

0,693

0,000

1,020

Волгоградская область

2,176

0,309

0,115

0,208

0,737

0,210

0,597

Ростовская область

4,315

0,586

0,215

0,261

0,244

0,152

1,857

Наиболее высокий уровень капитализации ресурсов (4,315) показывает Ростовская область (рис. 4). При высокой степени приближенности интегрального показателя ресурсообеспеченности Ростовской области (107,9 тыс. руб./чел.) к уровню, сложившемуся в среднем по ЮФО (103,6 тыс. руб./чел.) в Ростовской области показатели отдачи по всем видам ресурсов значительно превышают их уровни по ЮФО (табл.5). Из всех видов локальных ресурсов в этом регионе лучше всего капитализируются инвестиционные и трудовые ресурсы.

Рисунок 4 – Интегральный коэффициент капитализации локальных ресурсов в регионах ЮФО в 2006 г.

Относительно высокий уровень интегрального коэффициента капитализации локальных ресурсов демонстрируют Республика Адыгея и Ставропольский край. В этих регионах ресурсными доминантами являются инвестиционные и инновационные ресурсы. В Карачаево-Черкесской Республике высокое значение интегрального коэффициента капитализации в решающей степени обеспечивается инвестиционными, информационными и трудовыми ресурсами.

Примечательно то, что в Краснодарском крае, который лидирует в ЮФО по уровню интегрального показателя обеспеченности локальными ресурсами (128 тыс. руб./чел.) и парето-оптимальное решение, и метод стандартизированных коэффициентов показывают относительно невысокую степень ресурсоотдачи. И интегральный коэффициент капитализации локальных ресурсов на уровне 2,543 характеризует не лучший рейтинг по этому показателю. Это свидетельствует либо о присутствии в регионе сегмента теневой экономики, продукт которой не идентифицируется органами официальной статистики, либо локальные ресурсы используются недостаточно эффективно. 

Прогноз на период до 2013 г. интегрального показателя капитализации локальных ресурсов показал, что при сохранении тенденций и параметров предшествующего периода высока вероятность его снижения, что требует изменения акцентов в региональной экономической политике. Модель дотационного выравнивания бюджетообеспеченности регионов должна быть заменена на стратегию стимулирования инвестиционно-инновационного роста с помощью формирования в регионе институтов развития.

Далее, в работе анализ ресурсообеспеченности и уровня капитализации ресурсов рассматриваются на примере типичного представителя данной группы субъектов РФ ЮФО – Карачаево-Черкесской Республики. 

Анализ динамики фактических показателей капитализации локальных ресурсов КЧР выявил снижение уровня интегрального показателя с 4,98 руб. в 2000 г. до 2,56 руб. в 2006 г. Тенденция снижения уровней капитализации за последние 7 лет наблюдается по трудовым ресурсам – с 0,415 в 2001 г. до 0 308 руб. в 2006 г., по финансовым – с 0,073 в 2000 г. до 0,059 руб. в 2006 г., по инвестиционным ресурсам – с 4,317 руб. до 1,398 руб.   В таблице 7 показаны полученные в результате расчетов параметры трендов показателей капитализации локальных ресурсов.

Таблица 7 – Параметры трендовых моделей показателей капитализации локальных ресурсов КЧР в 2000-2006 гг.

Показатели капитализации

Уравнение тренда

R?

1

Трудовых ресурсов

y = 0,0049x2 - 0,0587x + 0,4993

0,8389

2

Производственных ресурсов

y = 0,0017x2 - 0,0029x + 0,0723

0,8518

3

Финансовых  ресурсов

y = 0,0017x2 - 0,0139x + 0,0804

0,4905

4

Информационных ресурсов 

0,0065x3 - 0,0604x2 + 0,215x - 0,088

0,9804

5

Инновационных ресурсов

y = 0,0001x2 - 0,0007x + 0,0009

0,7218

6

Инвестиционных ресурсов

y = 0,0877x2 - 1,0335x + 4,616

0,671

В соответствии с полученными линиями трендов выполнен прогноз капитализации локальных ресурсов Карачаево-Черкесской Республики на период до 2014 г.

Прогноз интегрального показателя капитализации локальных ресурсов КЧР по трем сценариям: пессимистическому, реалистическому (усредненному) и оптимистическому на период до 2013 года при сохранении тенденций и параметров предшествующего периода выявил высокую вероятность ее снижения. Оптимистический вариант прогноза, связанный с усилением инвестиционно-инновационной составляющей ресурсов региона, демонстрирует возможность существенного роста уровня капитализации ресурсов в регионе (рис. 5).

Рисунок 5 – Моделирование интегрального показателя капитализации

локальных ресурсов КЧР

В Заключении диссертации сформулированы основные выводы теоретического, методологического и практического характера, систематизированы предложения по совершенствованию механизмов капитализации локальных ресурсов региона, повышению их конкурентоспособности.


Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:

Монографии и брошюры

1. Дармилова Ж.Д., Аджикова А.С., Кривобоков Ю.А., Прядкина О.А. и др. Экономика Карачаево-Черкесии: ресурсы, проблемы, стратегии развития. – Черкесск: Изд-во КЧГТА, 2006 (10,5/5,5 п.л.).

2. Дармилова Ж.Д. Локальные ресурсы в системе региональной экономической политики государства и бизнеса. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2008 (11,16 п.л.).

Статьи в ведущих научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации

  • Дармилова Ж.Д., Колесников Ю.С. Локальные ресурсы региональной экономики в эпоху глобализации: метаморфозы и механизмы реализации // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. 2006. №2 (134) (0,7/0,4 п.л.)
  • Дармилова Ж.Д. Капитализация конкурентных преимуществ локальных ресурсов региона – ключевая стратегия развития регионов Северного Кавказа // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2007. Т. 5. № 1. Ч. 3 (0,3 п.л.).
  • Дармилова Ж.Д. Локальные ресурсы как феномен глобальной экономики // Теоретическая экономика. 2007. № 1 (0,4 п.л.).
  • Дармилова Ж.Д., Колесников Ю.С. Локальные ресурсы регионов в эпоху глобализации: возможности и проблемы капитализации // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 5 (1,1/0,6 п.л.).
  • Дармилова Ж.Д., Колесников Ю.С. Архаичные экономические структуры Юга России в контексте федеральной региональной экономической политики // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 6 (0,6/0,3 п.л.).
  • Дармилова Ж.Д., Колесников Ю.С. Крупный бизнес и модернизация экономики российских регионов // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2008. № 4 (0,7/0,5 п.л.).
  • Дармилова Ж.Д. Опыт экономической оценки ресурсообеспеченности регионов России // Экономический вестник Ростовского государственного университета. 2008. № 4 (0,45 п.л.).
  • Дармилова Ж.Д. Бизнес и локальные ресурсы регионов: новые стратегии капитализации. // Известия Кабардино-Балкарского научного центра РАН. 2008. № 5 (0,6 п.л.).
  • Колесников Ю.С., Дармилова Ж.Д. Ресурсы модернизации многоукладной экономики России // Проблемы прогнозирования. 2009. №1 (0,7/0,4п.л.).

Статьи и тезисы научных докладов на конференциях

    • Дармилова Ж.Д. Финансовый анализ и эффективность деятельности предприятий // Актуальные проблемы формирования личности: методология, теория, практика: Внутривузовский сборник. – Ставрополь: Изд-во Ставроп. гос. техн. ун-та, 1995 (0,1 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Роль государства в регулировании экономических отношений в сельскохозяйственном производстве // Сборник научных трудов Ставропольского государственного технического университета. Сер. «Гуманитарные и социально-экономические науки». – Ставрополь, 1999 (0,3 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Развитие экономических взаимоотношений предприятий сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности на основе интеграции // Сборник научных трудов Ставропольского государственного технического университета. Сер. «Гуманитарные и социально-экономические науки». – Ставрополь, 1999 (0,3 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Снижение государственной поддержки как фактор дестабилизации сельскохозяйственного производства в КЧР // Экономика Ставрополья: проблемы и перспективы: Материалы научно-практической конференции. – Ставрополь, 1999 (0,4 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Тенденции развития животноводства в Карачаево-Черкесской Республике // Экономика: Сборник научных трудов. Вып. 3. – Ставрополь, 2001 (0,5 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. О методах регулирования сельскохозяйственного производства // Сборник трудов II научно-практической конференции преподавателей, аспирантов и студентов Карачаево-Черкесского государственного технологического института. – Черкесск, 2002 (0,1 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Методы оценки деловой активности предприятий // Сборник трудов II научно-практической конференции преподавателей, аспирантов и студентов Карачаево-Черкесского государственного технологического института. – Черкесск, 2002 (0,2 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Факторы глобализации локальных ресурсов // Проблемы становления правового государства в современной России: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ч.2. Экономические аспекты правового государства (Сочи – Адлер 27-31 мая 2005 г.). –  Краснодар, 2005  (0,1 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Стратегии и приоритеты Программы социально-экономического развития Карачаево-Черкесской Республики на период до 2012 года // Многоукладность развития региональных экономик Юга России: риски, модернизации и механизмы трансформации: 2-я Всероссийская научная конференция. – Черкесск: Изд-во КЧГТА, 2006 (0,5 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Локальные ресурсы региональной экономики в эпоху глобализации: проблемы идентификации // Многоукладность развития региональных экономик Юга России: риски, модернизации и механизмы трансформации: 2-я Всероссийская научная конференция. – Черкесск: Изд-во КЧГТА, 2006 (0,6 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Локальные ресурсы в системе региональной экономики и приоритетные направления социально-экономического развития Карачаево-Черкесской Республики // Экономическая модернизация России: макроэкономическая динамика и региональное развитие. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. гос. ун-та, 2006 (0,8 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Локальные ресурсы как феномен глобальной экономики // Модернизация экономики Юга России и новые стратегии региональной экономической политики: 3-я Всероссийская научная конференция («Домбайские чтения») 12-16 апреля 2007 г. – Черкесск: Изд-во КЧГТА, 2007 (0,6 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д. Локальные ресурсы как феномен глобальной экономики // Стратегии и проблемы региональной экономики: Научный вестник. Вып. VIII. – Ростов н/Д: Изд-во ООО «Терра Принт», 2007 (0,6 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д., Колесников Ю.С. Реструктуризация региональной экономики и межрегиональная конкуренция в контексте процессов модернизации России: новые тенденции // Научная мысль Кавказа. 2007. №2 (1,0 /0,5п.л.).
    • Дармилова Ж.Д., Колесников Ю.С. Регулируемая многоукладность: экономические аспекты снижения конфликтогенности на Северном Кавказе //Вестник актуальных прогнозов. 2007. №14 (0,5 /0,3 п.л.).
    • Дармилова Ж.Д., Колесников Ю.С. Инновационные ресурсы Юга России: опыт экономической оценки. // Стратегии и проблемы региональной экономики: Научный вестник. – Ростов н/Д: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2008. Вып. IХ

      (1,0/0,5 п.л.).

    • Дармилова Ж.Д. Информационные ресурсы как экономический феномен //Современная стратегия социально-экономического развития России: вопросы экономики и права: Материалы Международной научной конференции. – Краснодар: ЮИМ, 2008 (0,6 п.л.).
    • Малое предпринимательство как ресурс развития национальной экономики // Конкурентоспособность российской экономики: факторы роста и императивы развития: Материалы XXVI Международной научно-практической конференции. – Краснодар, 2008 (0,7 п.л.).

    Регионы России. – М., 2007. С. 351, 356

    Южный репортер. 2007.  № 44. 24-30 декабря.

    Рассчитано по:  Регионы России. – М., 2006. С. 351-352, 685-686

    Разработано автором на основе данных  Федеральной службы государственной статистики//www/gks/ru

    Составлено автором по результатам исследования

    В бюджете РФ на 2009 г. и плановый период на 2010-2011 годы дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности республик Северного Кавказа не только не сокращены, но и увеличены: Республика Адыгея – на 13%, Республика Дагестан – на 15%, Республика Кабардино-Балкария – на 17%, Карачаево-Черкесская Республика – на 11,5%; Республика Северная Осетия-Алания – на 21% //Российская газета. 2008. №260 (4817) от 19 декабря.

    Рассчитано по материалам Федерального бюджета на 2008 г.

     



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.