WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Формирование и развитие регионального кластера качества жизнеобеспечения: теория, методология, практика

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

УДК  65.011:528.854.4

ББК   У9(2Рое) – 94я031

           С13

САВИН Константин  Николаевич

 

ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ

РЕГИОНАЛЬНОГО КЛАСТЕРА

КАЧЕСТВА ЖИЗНЕОБЕСПЕЧЕНИЯ:

ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ, ПРАКТИКА

 

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:

(экономика и управление качеством; региональная экономика)

 

 

 

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

Тамбов

2009

Работа выполнена на кафедре экономического анализа ГОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет».

Научный консультант           доктор экономических наук,

доктор технических наук, профессор,

Заслуженный работник высшей школы

                       Герасимов Борис Иванович

Официальные оппоненты:    доктор экономических наук

                                        Мешкова Людмила Леонидовна

                                                      доктор экономических наук, профессор

Салимова Татьяна Анатольевна

                                                      доктор экономических наук, профессор

Яшин Николай Сергеевич

Ведущая организация           Удмуртский филиал института

                                                      экономики Уральского отделения РАН

Защита диссертации состоится 8 июня 2009 г. в 10 часов на заседании объединенного диссертационного совета ДМ 212.260.04 в ГОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» по адресу: 392000, г. Тамбов, ул. Советская, 106, Большой актовый зал.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в научной

библиотеке Тамбовского государственного технического университета по

адресу: 392032, г. Тамбов, ул. Мичуринская, 112, корп. Б, а с авторефератом диссертации дополнительно на официальном сайте ВАК Минобрнауки России http:/vak@ed.gov.ru, а также на официальном сайте Тамбовского государственного технического университета www.tstu.ru.

Автореферат разослан 4 мая 2009 г.

Ученый секретарь объединенного

диссертационного совета ДМ 212.260.04

кандидат экономических наук, доцент                                         Н.В. Злобина

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В последнее время научные, государственные, экономические и политические круги все большее внимание начинают уделять обсуждению проблем качества жизни российского общества.

Показателями повышения внимания к вопросам качества жизни являются публикации в различных периодических изданиях, проведение научно-практических конференций, форумов и семинаров, разработка программ улучшения качества жизни на уровне субъектов Российской Федерации, выдвижение рядом специалистов инициативы разработки федеральной программы качества жизни.

Наступивший XXI век по мнению мыслителей, политиков, экономистов является веком качества. Качество жизни признано международным сообществом одним из главных показателей, характеризующих развитие стран и народов. Отступают в прошлое ориентиры только на научно-тех­нический прогресс, на построение тех или иных моделей индустриального развития. Поиск новых путей экономического развития привел к осознанию, что только качество жизни может в наибольшей степени выражать цели мирового сообщества, так как человечество стоит на пороге перехода в новую цивилизацию – «цивилизацию качества».

Современный период мирового экономического развития характеризуется усиливающейся взаимозависимостью стран, активным развитием процессов глобализации мировой экономики, сопровождаемой не только интернационализацией производства, но и свободным перемещением капитала и рабочей силы, быстрым ростом финансовых рынков.

Мировой финансовый кризис заставил многие страны объединиться в поисках совместных действий, чтобы минимизировать его последствия.

К сожалению экономические категории в сегодняшних реалиях не могут работать без политической составляющей. Примером тому служит газовый конфликт между Россией и Украиной, затронувший интересы многих стран Европы, являющихся потребителями российского газа, как источника жизнеобеспечения населения, так и групп промышленных предприятий.

Основной задачей региональной или муниципальной администрации при данных процессах является налаживание партнерских взаимоотношений между предприятиями-участниками единого процесса создания системы качества, при которых совместно разрабатываются и осуществляются единые стратегические планы, а образовавшийся в результате корпоративных решений ресурс является общим и используется в интересах развития всей образовавшейся неформальной структуры.

Сегодня научно-промышленные комплексы в регионах России представляют собой, как правило, разрозненные организации, не объединенные между собой серьезными кооперационными и, более того, интеграционными связями. Единичные совместные проекты научно-исследовательских организаций и промышленных предприятий нельзя назвать экономической стратегией развития научно-промышленных комплексов. Однако наметились определенные тенденции развития и взаимодействия промышленных и научных организаций, которые свидетельствуют о начале процесса объединения последних в единый комплекс.

Кластер процессов жизнеобеспечения (далее именуемый КПЖ) представляет собой комплекс взаимосвязанных и взаимодополняющих социально-экономических, экологических государственных и муниципальных структур и институтов, предприятий, систем и учреждений, осуществляющих мероприятия, дифференцированные в зависимости от региональных особенностей, направленных на выполнение основных функций общества и решение задач по обеспечению благополучия граждан при максимальном сохранении и развитии здоровья человека и окружающей среды.

Эффективность отраслевой структуры кластера процессов жизнеобеспечения и качество институциональной и конкурентной среды являются основой устойчивого социально-экономического роста и обусловливают ряд позитивных долгосрочных эффектов для экономики страны и региона. Экономический кластер как форма устойчивых взаимообусловленных и воспроизводящихся экономических отношений, основанных на синергетическом эффекте, формируется под воздействием стихийных рыночных процессов. Однако с помощью мер государственной структурной политики целесообразно программировать процесс кластеризации экономики, поскольку это способствует более рациональному использованию ресурсов и потенциалов экономики регионов и страны в целом. Следовательно, для оптимизации процессов формования и развития кластеров необходимо четко сформулировать приоритеты и направления государственного регулятивного воздействия, основа которого – государственно-частное партнерство. При этом функции государства как экономического агента должны быть сконцентрированы на реализации инфраструктурных проектов с длительными сроками окупаемости или на социально значимых некоммерческих проектах.

Устойчивое функционирование реального сектора экономики и повышение его конкурентоспособности во многом зависят от эффективности регионального стратегического управления социально-экономическим развитием. Российская экономика сталкивается с объективной необходимостью интеграции в мировое экономическое пространство, и оттого, каким конкурентным статусом будет обладать ее экономика, зависят место и роль России в глобальной экономической системе. Сценарий развития отечественной экономики во многом зависит от форм и методов участия государства в регулировании экономических процессов и формировании инструментов стимулирования качественного роста бизнеса.

Одним из направлений развития региона, которое способно обеспечить рост конкурентоспособности его экономики, является применение кластерного подхода к построению или реструктуризации региональных экономических систем. Использование такого подхода позволяет определить приоритеты экономического развития на мезо- и микроэкономическом уровне для формирования вектора социально-экономического развития региона.

В этой связи возникает целесообразность рассмотрения одного из приоритетных направлений развития экономической политики, направленного на повышение конкурентоспособности государства, компаний, продукции, – создание отраслевых кластеров.

Кластерная политика в ведущих странах рассматривается как ключевая для повышения конкурентоспособности. Термин «кластерное развитие» все чаще используется при разработке стратегий социально-экономи­ческого развития российских регионов.

В России существуют потенциальные региональные кластеры, но их выявлением пока не занимаются, или не опубликованы результаты исследований. Формирование и развитие региональных кластеров оценивается как важное конкурентное преимущество современной экономики, обеспечивающее синергетический эффект.

Кластеры включают фирмы и организации, связанные выпуском конечной продукции и географическим положением. Такую географическую близость рассматривают как место накопления «критической массы» человеческого капитала, научного, инновационного и производственного потенциалов.

Однако в российской экономической науке пока нет единого подхода к определению кластера, нет ясности в том, какую модель кластерной политики следует использовать в России и насколько эффективно кластерное развитие для отдельных российских регионов.

Для российских ученых кластерный подход к развитию региона и повышению его конкурентоспособности относительно нов, отсутствуют конкретные методики выявления кластеров и разработки механизма их поддержки на уровне региона.

Также не разработаны и проблемы финансового обеспечения концепции кластерного развития региона. Задача выравнивания возможностей инновационного развития и использования имеющегося трудового и финансового потенциала в регионе является приоритетной.

Следовательно, особую актуальность приобретают разработка и практическая реализация мер по совершенствованию теоретических и методологических основ финансового обеспечения кластерного развития экономики региона.

Сегодня перед кластером процессов жизнеобеспечения стоит задача совершенствования технологии оказания услуг, обеспечения их качества и повышения качества и эффективности деятельности посредством формирования системы менеджмента качества (СМК) с целью получения конкурентного преимущества.

Степень разработанности проблемы. Исследование теоретических и практических вопросов управления качеством жизнеобеспечения проводилось по определенным направлениям.

Исходные представления об уровне благосостояния как определенных стандартах жизни формировались уже в работах Аристотеля, И. Канта, К. Маркса, Д. Рикардо, П. Самуэльсона, А. Смита. Общим проблемам теории качества жизнеобеспечения посвящены новаторские работы видных зарубежных теоретиков и практиков в области качества: М. Аоки, А.В. Фейгенбаума, Г. Тагути, Дж. М. Джурана, К. Исикавы, Р.М. Пирсинга, Ф. Кросби, Э. Деминга, Дж.Х. Харингтона и др.

Исследованием проблем качества жизнеобеспечения занимаются многие отечественные ученые, в частности: А.В. Гличев, А.Д. Шадрин, А.И. Субетто, Б.В. Бойцов, В.Ф. Безъязычный, Б.И. Герасимов, Л.Г. Дубицкий, М.Б. Плущевский, Ю.В. Крянев и многие другие. Серьезную организационную и научную работу в области качества жизни ведут Госстандарт России и его институты, в том числе Академия проблем качества.

Актуальные вопросы, связанные с анализом накопленного опыта регионального планирования, программного управления качеством жизнеобеспечения в регионах, нашли свое отражение в научных трудах отечественных ученых, таких как: А.И. Лисицин, В.Ф. Безъязычный, А.И. Чирков, Г.Н Тарасова, Е.В. Шилков, Н.И. Неряев и др.

На различных уровнях научной абстракции кластерное развитие экономики и формирование на этой основе стратегии развития экономики региона также исследовались по определенным направлениям.

Развитию кластеров как перспективной формы организации производительных сил посвящены работы ряда зарубежных и отечественных

ученых. Методологией формирования кластеров занимались М. Портер,

Л. Янг, В. Прайс, Д. Якобс, Л. ДеМан, С. Розенфельд, М. Войнаренко,

М. Галушкина, Л. Воронов, А. Буряк и другие. Значительный научный вклад в исследование проблемы кластеризации российской экономики, совершенствования ее институционального устройства внесли отечественные ученые: Л. Абалкин, А. Аганбегян, С. Анфиногентов, С. Глазьев,

В. Капелюшников, А. Полиди, Е. Ясин и др.

Проблемами повышения качества услуг предприятий жизнеобеспечения и экологической безопасностью регионов в разное время занимались Е.М. Анохина, О.Э. Бессонова, П.П. Бирюков, В.Н. Богачев, В.Н. Вольфсон, Ю.Ю. Галямов, А.А. Горбунов, А.П. Горина, Б.М. Гринчель, Г.Д. Дроздов, А.А. Дронов, А.Д. Евменов, В.Б. Зотов, С.И. Калинский, М.И. Каменецкий, Н.А. Конотовский, Э.В. Коровин и др.

Рассмотрение факторов, определяющих качество экономических объектов, их взаимосвязи с реальными экономическими процессами нашли отражение еще в работах Аристотеля, Е. Бем-Баверка, Л. Вальраса, Гегеля, У. Джевонсона, Д. Локка, К. Менгера, В. Парето, П. Самуэльсона, Ф. Эджуорта.

Институциональные и функциональные формы реализации принципов кластерного подхода обобщены в работах О.Э. Бессоновой, Е.Б. Дубровец, С.Г. Крапчан, В.Д. Прокофьева, С.Б. Сиваева, Т.Б. Кутаковой, О.С. Пчелинцева, В.С. Бондарева, М.Л. Крупницкого, В.Б. Сивого, Б.Г. Скокова, В.В. Токмакова и других авторов.

Основные разработки по вопросу формирования кластерной системы проводились зарубежными авторами: Е. Дахменом, Е. Лимером, М. Портером, М. Тодаро, И. Толенадо, П. Фишером. Несмотря на наличие ряда работ по данной проблеме, в условиях современной экономики появляется необходимость выработки новых подходов, выявления закономерностей и принципов формирования кластерной системы.

Эти исследования, несомненно, имеют большое теоретическое и практическое значение, но в большинстве из них отсутствует целенаправленное рассмотрение вопросов организации анализа, планирования и прогнозирования качества жизни, его методического обеспечения, реализации системы программных принципов и признаков, определение важнейших направлений, факторов, влияющих на изменение показателей качества жизни, оптимизации инвестирования этих направлений по основным критериям эффективности их реализации. В работах перечисленных авторов нет однозначного ответа на вопрос о структуре «качества жизнеобеспечения». Причем проблемы оценки показателей «качества жизнеобеспечения» остаются до сих пор дискуссионными.

Критический анализ трудов, посвященных вопросам формирования региональных кластеров обеспечения качества жизни, определил направления дальнейшего развития методического обеспечения кластеризации экономики. В частности, в общественно-политической практике и в науке отсутствует единый подход к пониманию «качества жизни», к системе индикаторов, позволяющих его оценить. Отсюда нечеткость и произвольное толкование этого термина, отождествление понятий «уровень жизни» и «качество жизни». Не сформулированы и цели улучшения качества жизни как на уровне федерации, так и на уровне регионов. Понятие качества и уровня жизни не однозначны. Каждый из них предполагает фиксирование изменяющихся стандартов качества проживания и определенных достигаемых нормативов.

Наполнение поля кластера процессов качества жизнеобеспечения производится в системном взаимодействии с вектором качества развития регионов, реализующего стратегию TQM (Total Quality Management – глобальный менеджмент качества) в поле международных стандартов качества ИСО 9000 : 2000, ИСО 9000 : 2005 и ИСО 14000.

Данному динамичному процессу необходима научно-методическая помощь в теоретическом обосновании процессов формирования и развития качества кластера процессов жизнеобеспечения, приемов и способов их контроля, а также оценке результативности производимых мероприятий по обеспечению качества жизни.

Недостаточность научной проработки вышеизложенных проблем определяет актуальность и значимость их исследования.

Целью работы является построение теоретико-методологического аппарата формирования и развития качества процессов жизнеобеспечения на базе кластерного подхода.

В рамках сформулированной цели выделено пять подцелей с соответствующими задачами.

1.   Разработка теоретической концепции формирования и развития кластера процессов качества жизнеобеспечения (системное исследование эволюционного развития кластера процессов качества жизнеобеспечения; разработка и обоснование принципов кластеризации процессов жизнеобеспечения; формирование и мониторинг системы менеджмента качества кластера процессов жизнеобеспечения).

2.   Формирование организационно-экономических аспектов качества процессов жизнеобеспечения (анализ институционально-струк­турных сдвигов качественного уровня кластера процессов жизнеобеспечения; кластер процессов жизнеобеспечения как фундаментальная основа качества жизни; теоретическое обоснование институциональных резервов повышения качества услуг кластера процессов жизнеобеспечения).

3.   Систематизация и развитие теоретико-методических подходов к формированию и развитию кластера процессов качества жизнеобеспечения (развитие системного подхода к институциональному управлению качеством услуг кластера процессов жизнеобеспечения; разработка институционального управления качеством услуг и эффективностью функционирования кластера процессов жизнеобеспечения; формирование программно-целевого подхода развития кластера процессов жизнеобеспечения как института качества продукции и услуг).

4.   Разработка методики анализа и оценки качества процессов кластера жизнеобеспечения (формирование системы менеджмента качества кластера процессов жизнеобеспечения на базе ГОСТ Р ИСО 9001–2001; анализ результативности и эффективности функционирования кластера процессов жизнеобеспечения; разработка индикаторов качества жизни в поле кластерной парадигмы менеджмента качества систем жизнеобеспечения).

5.   Развитие и мониторинг системы управления качеством кластера процессов жизнеобеспечения (формирование кластерной структуры процессов жизнеобеспечения; выявление концептуальных направлений стратегической эволюции систем жизнеобеспечения; идентификация регионального кластерного потенциала качества жизнеобеспечения).

Объектом исследования выступает деятельность предприятий и организаций регионального кластера качества жизнеобеспечения.

Предметом исследования выступают управленческие решения, возникающие в процессе формирования и развития регионального кластера качества жизнеобеспечения.

Теоретической и методологической основой исследования служат достижения отечественной и зарубежной кластерной теории и практики, труды ранее упомянутых авторов по вопросам развития и совершенствования экономического анализа и управления качеством деятельности кластерных образований и сетей.

Исследование основано на методологии научного познания; системном анализе; теории и методологии экономико-математического моделирования, экономического анализа; методологии TQM.

Использованы законодательные и нормативные акты федеральных, региональных и муниципальных органов власти. По практическим вопросам функционирования качества в региональном жилищно-строительном комплексе использованы статистические материалы «Минэкономразвития РФ, Госкомстата РФ и статистического управления Тамбовской области.

В ходе исследования использованы разработки, выполненные научными коллективами Финансовой академии при Правительстве РФ, Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Санкт-Пе­тербургского университета экономики и финансов, Всероссийского заочного финансово-экономического института и других организаций.

Область исследования. Содержание диссертационного исследования соответствует п. 9.3. «Теоретические и методологические основы обеспечения качества жизни» и п. 9.4. «Теоретические и методологические основы формирования и мониторинга систем качества предприятия (организации)» паспорта специальности ВАК 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством: экономика и управление качеством, а также п. 5.1. «Развитие теории региональной экономики; методы и инструментарий региональных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений» паспорта специальности ВАК 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством: региональная экономика.

Научная новизна исследования заключается в разработке системного подхода к формированию и развитию экономических кластеров качества процессов жизнеобеспечения с использованием механизмов и инструментов государственно-частного партнерства. Это позволило получить следующие новые научные результаты.

В области специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика и управление качеством):

  • введено в научный оборот понятие «качество процессов жизнеобеспечения» как рациональное устройство жизни и деятельности местного населения по использованию всех доступных ресурсов, которые позволяют ему удовлетворять свои основные биологические и социальные потребности на уровне не ниже средних показателей, сложившихся в стране, позволяющее теоретически обосновать механизм формирования и развития кластера процессов качества жизнеобеспечения, в котором показаны зависимость качества жизни от процессов кластера жизнеобеспечения, недостатки в законодательстве и в работе руководителей региона, низкий уровень заработной платы, недостатки в системе образования, низкое качество продуктов питания, недостатки в системе финансирования образования, несовершенство систем управления качеством;
  • выявлены критерии качества формирования кластера процессов жизнеобеспечения и их зависимость от стратегических целей регионального социально-экономического развития, таких как законодательство и работа руководителей региона, уровень заработной платы, система образования, качество продуктов питания, система финансирования образования, системы управления качеством предприятий;
  • выявлена сущность устойчивости качества жизнеобеспечения как способность местного населения самостоятельно сохранять и поддерживать приемлемый уровень собственных доходов и потребления на неопределенно долгий срок в рамках неистощительного природопользования, определены основные этапы формирования и становления стратегического управления в России с целью обоснования роли кластера процессов жизнеобеспечения в повышении качества жизни, при этом устойчивость жизнеобеспечения характеризуется способностью местного населения самостоятельно сохранять и поддерживать приемлемый уровень собственных доходов и потребления на неопределенно долгий срок в рамках неистощительного природопользования;
  • предложена методика формирования и выделения опорных кластеров процессов жизнеобеспечения, предусматривающая комплексное использование социально-экономического и научно-технического потенциала на базе бенчмаркинговых, кайзен, кайрио, информационных и интеграционных резервов повышения качества процессов жизнеобеспечения. При выполнении этих условий модернизация позволяет создать в социально-ориентированном КПЖ индивидуализацию трудовых усилий (повышение роли творческого начала в производственной деятельности, формирование институтов, рост частной собственности, конкуренции, банков), которые обеспечивают развитие качества процессов жизнеобеспечения без государственного принуждения;
  • идентифицирована переходная характеристика качества процессов жизнеобеспечения, которая имеет точку перелома (точку бифуркации), положение которой, в значительной степени, определяется институциональным и инновационным потенциалами КПЖ. Переходная характеристика качества КПЖ соответствует природе простого и расширенного воспроизводства, поскольку потребительная стоимость процессов жизнеобеспечения дифференцируется на временном лаге в потребительные стоимости промежуточных процессов, которые в свою очередь интегрируются в потребительную стоимость готового процесса жизнеобеспечения;
  • разработан алгоритм идентификации кластеров процессов жизнеобеспечения на региональном уровне, при котором формирование региональных отраслевых кластеров происходит с вмешательством государства, стимулирующего развитие определенных типов кластеров в зависимости от региональной специфики. Целенаправленно создается инфраструктура для приоритетных кластеров: филиалы университетов, научно-исследова­тельские институты, аэропорты, дороги. При этом оказывается регулятивное воздействие на бизнес в рамках механизмов государственно-частного партнерства, государственного протекционизма и государственных преференций;
  • сформирована методика оценки результатов реализации кластерного проекта на основе экономико-математического моделирования, обеспечивающая быструю адаптацию к изменяющимся условиям. Данная методика реализует процессный подход стратегии TQM с помощью критерия потенциальной возможности процесса выполнять работу без брака – 6s, где s – среднеквадратическое отклонение процесса. Критерий 6s с помощью контрольных сигма-карт оценивает не только качество процесса воспроизводственного цикла, но и его производительность;
  • разработана зависимость качества жизнеобеспечения от внутренних и внешних факторов, таких как: отрицательный естественный прирост населения; низкий уровень заработной платы; низкое качество продуктов питания, низкий удельный вес расходов на образование и здравоохранение в общем объеме расходов бюджетов всех уровней и др. Это позволило обосновать качество жизнеобеспечения как объект управления в системе всеобщего качества (TQM);
  • разработан механизм формирования комплексной кластерной программы качества, основанной на системном подходе, предназначенной для реализации комплекса мер по управлению качеством, направленных на достижение оптимальных параметров, характеризующих качество жизни населения и экономическое развитие региона;
  • подготовлены предложения по установлению региональных стандартов оплаты жилья и коммунальных услуг и льгот на услуги, оказываемые организациями жизнеобеспечения, в целях социальной защиты населения, а также разработаны региональные критерии качества функционирования систем жизнеобеспечения.

В области специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (региональная экономика):

  • определены характер и типы связей между основными и поддерживающими отраслями кластера процессов качества жизнеобеспечения, выявлены соответствующие направления их интеграции и развития (оптимизация процессов: снижение использования ресурсов, воздействия на окружающую среду и операционных затрат; отказ от государственных мероприятий по регулированию цен на побочные продукты: кооперация между компаниями для увеличения ценовой эффективности посредством стремления к нулевым ценам утилизации отходов; инновационные продукты и услуги: обеспечение лучших дизайна, конструкции и функций с меньшим воздействием на окружающую среду при использовании и большей долей рынка);
  • выработаны принципы и направления государственной программы в сфере формирования и развития кластеров процессов жизнеобеспечения (обеспечение конкурентоспособности продукции на внутреннем и внешнем рынках; расширение экспорта произведенной продукции; внедрение передовых инновационных технологий; повышение инвестиционной привлекательности предприятий, в том числе для иностранных инвесторов; создание и развитие новых производств; расширение рынков сбыта продукции и поиска партнеров для бизнеса; модернизация основных фондов и технологий, обновление производственной инфраструктуры организаций; формирование и развитие конкурентных преимуществ организаций и видов деятельности на основе реализации приоритетных инновационных проектов; повышение государственной поддержки инвестиционной и инновационной деятельности, совершенствование механизмов предоставления государственной поддержки; увеличение количества рабочих мест);
  • разработаны основные элементы кластерной стратегии развития экономики региона, которые включают следующие направления: инерционное (развитие существующих производств и инфраструктуры); институциональное (формирование благоприятного предпринимательского климата); инновационное (переход на наукоемкую продукцию);
  • разработан организационный механизм формирования кластера на основе интеграции и интерференции основных и поддерживающих отраслей экономики региона, посредством программно-целевого реформирования качества жизнеобеспечения и интеграции отрасли в структуру муниципального управления – механизма, способного обозначить ключевые направления развития не только жизнеобеспечения, но и деятельности самого муниципалитета, финансовая база которого в нынешних условиях не обладает необходимой самостоятельностью;
  • разработан прогноз и программа социально-экономического развития отраслей жизнеобеспечения, объектов инфраструктуры, сетей и средств связи региона посредством совершенствования нормативно-пра­вовой базы (система стратегического управления краем, поддержка инновационной и инвестиционной деятельности, трудовые и земельные отношения, социальная сфера) и установления доверия между бизнесом и властью на основе частно-государственного партнерства, развития его механизмов на региональном и местном уровнях, в том числе при реализации инфраструктурных проектов, при создании и развитии особых экономических зон и технико-внедренческих парков.

Практическая значимость диссертации заключается в том, что использование предложенного механизма формирования и развития региональных экономических кластеров дает возможность повысить эффективность стратегического управления развитием территорий и обеспечить устойчивый рост конкурентных преимуществ региональной экономики.

Самостоятельное практическое значение имеют:

  • предложенные основные и обязательные требования к системам менеджмента качества организаций кластера процессов жизнеобеспечения Тамбовской области, которые позволят не допускать на рынок те предприятия, которые не способны выполнять конкретные виды работ, а также создать здоровую конкурентную среду среди субъектов рынка процессов качества жзнеобеспечения в целом;
  • схема оценки качества и конкурентоспособности продукции и услуг кластера процессов жизнеобеспечения, который характеризуется наличием системы стратегического планирования, стремлением руководства к повышению качества продукции, услуг и сервиса процессов жизнеобеспечения, высокими стандартами обслуживания, системой контроля за предоставлением услуг, системой удовлетворения жалоб потребителей;
  • механизм изменения функций участников СМК и порядок их взаимодействия, а также алгоритм формирования «портфеля заказов» процессов жизнеобеспечения, сущность которого заключается в создании каждым подразделением службы качества, возглавляемой заместителем генерального директора по качеству, т.е. разработкой и внедрением СМК должны заниматься освобожденные работники, а не «совместители», что позволит: прекратить практику перекрестного субсидирования, заинтересовать инвесторов во вложении средств в организации кластера процессов жизнеобеспечения, а это, в свою очередь, должно привести к развитию конкуренции, демонополизации процессов жизнеобеспечения обслуживания муниципальными предприятиями и появлению экономических стимулов для повышения качества оказываемых услуг;
  • разработанные Стандарты и Правила в виде документированных процедур управления функциональными, техническими и физическими характеристиками качества процессов жизнеобеспечения, что позволит подчинить службы качества организаций процессов жизнеобеспечения КПЖ и обеспечить эффективную действующую сеть обмена информацией;
  • модели систем управления качеством продукции и услуг качества процессов жизнеобеспечения. В отличие от известных моделей Фейгенбаума, Эттингера–Ситтига и Джурана модели содержат институциональные и инвестиционные экономические регуляторы на всех этапах жизненного цикла моделей, настройки которых определяются уровнем качества и конкурентоспособности производителей услуг жизнеобеспечения, ориентированных на потребителя;
  • методика самообследования качества функционирования кластера процессов качества жизнеобеспечения как начальный этап разработки, внедрения и сертификации системы менеджмента качества. Методика реализует алгоритм поэтапного процесса самооценки менеджмента качества процессов жизнеобеспечения с минимальными трансакционными затратами по совершенствованию и развитию менеджмента качества и выбором стратегии развития кластера жизнеобеспечения на базе программно-целе­вого подхода как институционального резерва повышения качества услуг, направленного на эффективность функционирования кластера;
  • стандарты качества кластера процессов качества жизнеобеспечения, адаптированные к особенностям региональной среды КПЖ. При этом стандарты выполняют роль объектов институционального управления качеством услуг и эффективностью функционирования кластера процессов жизнеобеспечения.

Внедрение и апробация результатов исследования. Исследование выполнено в рамках НИР института «Экономика и управление производствами» Тамбовского государственного технического университета, проводимых в соответствии с Единым заказ-нарядом на тему: «Качество

объектов микро-, мезо- и макроэкономики, бухгалтерского учета, экономического анализа, аудита и финансово-кредитной деятельности».

Предложенные процессы качества формирования и развития кластера жизнеобеспечения были апробированы и внедрены в деятельности Администрации Тамбовской области; Администраций г. Тамбова и Уварово; управляющих компаний г. Глазова Удмуртской Республики, что подтверждено справками о внедрении.

Полученные теоретические, методические и практические результаты обсуждались на 23 конференциях и научных семинарах, в том числе

II международной научно-практической конференции «Наука и устойчивое развитие общества. Наследие В.И. Вернадского» (г. Тамбов, 2007 г.); IV международной научно-практической конференции «Наука на рубеже тысячелетий» (г. Тамбов, 2007 г.); IV международной научно-практи­ческой конференции «Прогрессивные технологии развития» (г. Тамбов, 2007 г.); III международной научно-практической конференции «Проблемы рынка труда и занятости: пути их решения» (г. Тамбов, 2007 г.); международном научно-практическом семинаре «Качество информационных услуг» (г. Тамбов, 2008 г.); IV международной научно-практической конференции «Качество науки – качество жизни» (г. Тамбов, 2008 г.); I международной научно-практической конференции «Современные проблемы науки» (г. Тамбов, 2008 г.); IV международной научно-практической конференции «Составляющие научно-технического прогресса» (г. Тамбов, 2008 г.); I международной научно-практической конференции «Интеграция науки и производства» (г. Тамбов, 2008 г.); научном семинаре «Экономика качества: теория, методология, практика» (г. Тамбов, 2008 г.);

II международной научно-практической конференции «Состояние и развитие топливно-энергетического комплекса и жилищно-коммунального хозяйства России» (г. Тамбов, 2008 г.), а также ежегодных научных конференциях института «Экономика и управление производствами» Тамбовского государственного технического университета (2006 – 2008 гг.).

Ряд положений и выводов диссертационной работы могут использоваться в целях совершенствования содержания, структуры и методики преподавания дисциплин высшей школы: «Стратегический менеджмент», «Институциональная экономика», «Экономика промышленного производства», «Экономика организаций», «Региональная экономика», а также спецкурсов в области государственной экономической политики.

Результаты исследования использованы в учебном процессе института «Экономика и управление производствами» Тамбовского государственного технического университета для подготовки экономистов по специальностям: 08.01.05 «Финансы и кредит», 08.05.02 «Экономика и управление», 08.05.07 «Менеджмент организации», 08.01.11 «Маркетинг», что подтверждено соответствующими справками.

Публикации. Результаты диссертации нашли отражение в публикациях авторским объемом 105 печ. л. в 56 научных работах, в том числе

15 периодических изданиях, определенных ВАК России, авторским объемом 7,5 печ. л.

Объем и структура работы. Диссертационная работа состоит из введения, пяти глав, выводов по каждой главе, рисунков, таблиц, заключения, библиографического списка, приложений.

2. Основное содержание РАБОТЫ

В соответствии с целью и задачами исследования в работе рассматриваются пять групп проблем.

Первая группа проблем связана с разработкой системы понятий, позволяющей теоретически обосновать механизм формирования и развития кластера процессов качества жизнеобеспечения, в котором показана зависимость качества жизни от процессов кластера жизнеобеспечения; недостатки в законодательстве и в работе руководителей региона, низкий уровень заработной платы, недостатки в системе образования, низкое качество продуктов питания, недостатки в системе финансирования образования, несовершенство систем управления качеством др.

Качество жизнеобеспечения – это рациональное устройство жизни и деятельности местного населения по использованию всех доступных ресурсов, которые позволяют ему удовлетворять свои основные биологические и социальные потребности на уровне не ниже средних показателей, сложившихся в стране. При этом устойчивость жизнеобеспечения характеризуется способностью местного населения самостоятельно сохранять и поддерживать приемлемый уровень собственных доходов и потребления на неопределенно долгий срок в рамках неистощительного природопользования.

С экономической точки зрения качество жизни индивида можно описать как потребление, человеческий капитал в форме образования и здоровья, общественных взаимоотношений, а также социального капитала, экономического взаимодействия человека и окружающей среды. Такие составляющие качества жизни, как: здоровье, образование, состояние природной и социальной окружающей среды остаются в качестве потребностей, даже если доход, связанные с ним трудовая деятельность и рыночная форма потребления перестают быть необходимыми ресурсами удовлетворения потребностей. Следовательно, платформа жизнеобеспечения со всем неободимым перечнем работ и услуг является базовой для становления и развития качества жизни населения посредством формирования соответствующего кластера.

Кластер процессов жизнеобеспечения (КПЖ) формируется как экономический институт и развивается в соответствующем институциональном поле (рис. 1).

Рис. 1. Формирование кластера процессов жизнеобеспечения

в мировом экономическом пространстве

На рис. 2 представлена динамика ранга КПЖ в структуре производства валовой добавленной стоимости (ВДС) . Ранг отрасли соответствует уровню качества отрасли, который характеризуется внедрением новых информационных, финансовых, производственных, управленческих и других технологий, развитием глобальной конкуренции и основывается на идеях и принципах TQM (Total Quality Management – Глобальный менеджмент качества), которая обеспечивает совмещение системы менеджмента качества КПЖ с другими социально-экономическими системами,

а также временной ряд отраслевой структуры процессов жизнеобеспечения в производстве ВДС, характеризующей вклад (в %) КПЖ в качество жизни.

Обеспечение стабильного роста экономики региона и повышение эффективности функционирования его предприятий уже не может быть решено только за счет применения стандартных приемов и инструментов менеджмента. В связи с этим отечественная и зарубежная наука и бизнес-практика определяют целью поиск механизмов экономической интеграции и интерференции для достижения мультипликативных и синергетических эффектов. Одной из эффективных форм подобной интерференции через формирование пространственной организации производительных сил является создание и развитие экономических кластеров в рамках отдельного региона или экономической территории.

Теоретические аспекты кластерного подхода на мезоэкономическом уровне разработаны и рассмотрены рядом отечественных и зарубежных ученых. Существует много видов и определений кластеров, они различаются по масштабам, направленности.

Анализ основных подходов к определению кластеров показал, что авторы, как правило, фиксируют в этом понятии два момента: территориальную привязку взаимосвязанных компаний и обладание ими конкурентными преимуществами, реализуемыми в рамках кластерной модели. В общем виде под кластером понимается территориально локализованная совокупность компаний, которые в результате своего взаимодействия эффективно реализуют конкурентные преимущества данной территории.

Анализ литературы по вопросам кластера выявил вторую проблему: недостаточную степень разработанности отличия кластера от других объединений. В экономической литературе встречаются разные виды сетевых объединений. Зачастую, к ним относят кластеры, индустриальные сети, бизнес-центры, бизнес-инкубаторы, технопарки, технополисы. Мы согласны с тем, что кластер во многом похож на сетевые объединения. С другой стороны, использование модели кластера применительно к проекту стратегического развития региона предполагает идентификацию отличительных свойств кластера.

 

 

 

 

а)

 

 

 

 

 

б)

 

 

 

 

 

в)

Рис. 2. Институционально-структурная динамика качества КПЖ:

а – ранг отрасли (уровень качества); б – качество отраслевой структуры

производства валовой добавленной стоимости (ВДС), %;

в – качество уровня рентабельности КПЖ, %

Конъюнктура процессов жизнеобеспечения выделяет следующие

этапы формирования и развития кластера процессов жизнеобеспечения (см. рис. 2): I – этап децентрализации (формирование качества кластера);

II – приватизационный этап (обеспечение качества кластера); III – социальный этап (контроль качества кластера); IV – институционально-программный этап (программно-целевое управление качеством кластера). Данные этапы в полной мере отображают для КПЖ малые волны континуума перемен информационной парадигмы качества продукции и услуг, причем качество процессов жизнеобеспечения рассматривается как информация отображения их собственных характеристик (надежность, ответственность, доступность, безопасность и др.), выполняющих требования рыночной конъюнктуры, а качество кластера процессов жизнеобеспечения как информация адекватного отображения, причем степень адекватности характеризуется рангом отрасли (уровнем качества) КПЖ в региональной структуре ВДС и ее значимостью в структуре качества жизни. Оценка качества процессов кластера жизнеобеспечения производится по оценке класса точности степени удовлетворения (ТСУ) потребителя КТСУ:

,

где Ко, Кф, Кп – качество кластеров ожиданий, фактического и планового качества ТСУ, соответственно; Ко I По; Кф I ; Кп I .

Модернизационные циклы трансформации КПЖ (рис. 2) создают экономические предпосылки бенчмаркинговых, кайзен, кайрио, информационных и интеграционных резервов повышения качества процессов жизнеобеспечения. При выполнении этих условий модернизация позволяет создать в социально-ориентированном КПЖ индивидуализацию трудовых усилий (повышение роли творческого начала в производственной деятельности, формирование институтов, рост частной собственности, конкуренции, банков и др.), которые обеспечивают развитие качества процессов жизнеобеспечения без государственного принуждения.

Вторая группа проблем связана с формированием организационно-экономических аспектов качества процессов жизнеобеспечения и характеризуется следующими чертами: неоднозначностью фиксации потребителя и стоимостной оценки полученного объема информации; неопределенностью полезности информации; динамическим механизмом старения информации; наличием соответствующих фильтров в выборе необходимой информации, уменьшающей у потребителя неопределенность знаний об объекте.

Устойчивость качества процессов жизнеобеспечения проявляется по степени изменения (робастности) ее переходной характеристики от действия внешних и внутренних дестабилизирующих факторов жизненного цикла, причем устойчивость возрастает при переходе к использованию для управления систем менеджмента качества.

Рис. 3. Воздействие кластера процессов жизнеобеспечения на качество жизни

Управляемость и адаптация качества жизни позволяет сохранить эластичность и чувствительность кластера процессов жизнеобеспечения с привлечением институциональных и бенчмаркинговых резервов (рис. 3).

Толчком к развитию кластеризации экономики как фактора повышения региональной конкурентоспособности послужили работы М. Портера. Согласно теории Майкла Портера, кластер – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы гос. управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга.

Портер считает, что конкурентоспособность страны следует рассматривать через призму международной конкурентоспособности не отдельных ее фирм, а кластеров – объединений фирм различных отраслей, причем, принципиальное значение имеет способность этих кластеров эффективно использовать внутренние ресурсы. Им же разработана система детерминант конкурентного преимущества стран, получившая название «конкурентный ромб» (или «алмаз») по числу основных групп таких преимуществ.

Начиная с 1990-х гг., правительства развитых стран обращают все больше внимания на феномен кластеризации экономики. Подобный подход становится основой экономической политики многих стран.

В свою очередь, кластерная структуризация экономики оказывает существенное влияние на общую экономическую политику государства. Прежде всего, это связано с поддержкой науки, рискованных инноваций, экспортной деятельности, созданием необходимой инфраструктуры и образованием.

В России, несмотря на стагнацию инновационной деятельности и преобладание энергосырьевой структуры промышленности, в последние

8 лет наблюдаются положительные тенденции динамики инвестиций и макроэкономических показателей, обусловленные ростом цен на нефть и структурой экономики, ориентированной в пользу экспорта энергосырье­вых ресурсов (рис. 4).

Вместе с тем, более низкие темпы роста промышленности по сравнению с ростом ВВП остаются сдерживающим фактором социально-экономического развития страны из-за недостаточного инвестирования инновационной деятельности и отсутствия кластерных структур. Инвестиции в знания растут ускоренно в развитых странах мира, а затраты на

НИОКР в процентах к ВВП составляют: в США – 2,55 %, Германии –

2,26 %, Японии – 2,78 %, Франции – 2,05 %, Италии – 1,13 %, Великобритании – 2,05 %, причем 90 % объема знаний, измеренных в физических единицах, получено за последние 30 лет.

Подпись: Рост инвестиций, %Подпись: Темпы роста, %

Рис. 4. Анализ влияния инвестиций на динамику ВВП и

рост выпуска промышленной продукции:

? – ВВП; ¦ – промышленная продукция (ПП); ––D–– – инвестиции

Как правило, организации кластера процессов жизнеобеспечения в своей микроэкономической деятельности реализуют модель развития вида:

у = (Е, И, Ф, П, Т),

где у – эффективность ПП; И – показатель инновации; Ф, П, Т – финансовый, производственный и трудовой потенциалы; Е – эффективность миссии, видения и кредо.

Оценка относительной эффективности программы кластеризации процессов жизнеобеспечения Эо производится по модели :

,

где Рt – поток платежей, Рt I [Рtmin, Рtmax]; Иt – величина инвестиций,

Иt I [Иtmin, Иtmax]; d – ставка дисконтирования, d I [dmin, dmax]; tн, tк – время начала и окончания реализации программы; min, max – соответственно минимальные и максимальные значения параметров модели.

Эффективность целей Эц программы формирования кластера процессов жизнеобеспечения равна:

где Вi – вес цели,Вi I [Вi min, Вi max]; Верi – вероятность реализации цели

Верi I [Верi min, Верi max], ; Иi – инвестиционный показатель, Иi I [Иi min, Иi max];  – количество целей; min, max – соответственно минимальные и максимальные значения параметров модели.

Выбор сценария производится по критерию Эо = max Эц с учетом рисков конкретной программы качества.

Программа качества кластера процессов жизнеобеспечения реализует процессный подход стратегии TQM, поэтому количественно его целесообразно оценивать с помощью критерия потенциальной возможности процесса выполнять работу без брака – 6s, где s – среднеквадратическое отклонение процесса. Критерий 6s с помощью контрольных сигма-карт оценивает не только качество процесса воспроизводственного цикла ПП, но и его производительность. Метрическая шкала критерия приведена в табл. 1.

Для большинства организаций процессов жизнеобеспечения критерий сигма равен 3 – 4, поэтому они должны применять комбинацию различных резервов повышения качества продукции для эволюционного развития кластера.

1. Метрическая шкала критерия 6s

Значение уровня

сигма

2

3

4

5

6

Число дефектов на 1 млн. продукции

308 700

66 810

6210

233

3,4

Устойчивость и чувствительность процесса формирования кластера жизнеобеспечения возрастает при переходе к системному информационному анализу качества жизни как динамической социально-экономической категории. Такой анализ целесообразно проводить на базе переходной характеристики качества жизни, отображающей ее зависимость от временного лага жизненного цикла КПЖ (рис. 5).

Переходная характеристика КПЖ имеет точку перелома (точку бифуркации), положение которой в значительной степени определяется инновационным потенциалом, формирующим качество жизни общества. От качества и количества инновационных продуктов, входящих в соответствующий потенциал, точка перелома смещается в поле качества жизни.

В начальной стадии цикла tн стартовое качество жизни формируется с помощью КПЖ.

                         а)                                                       б)

Рис. 5. Переходная характеристика качества процессов КПЖ:

а – переходная характеристика качества КПЖ;

б – поле качества КПЖ: Кн, Кк – качество в моменты времени ?н и ?к;

УКн – начальный уровень конкурентоспособности КПЖ и процесса;

ТПmin, ТПmaх – минимальное и максимальное положения точки перелома

переходной характеристики качества КПЖ, соответственно;

ТПii-е положение точки перелома; i = 1, n – количество состояний

функционирования переходной характеристики качества КПЖ

КПЖ как динамическая социально-экономическая категория в условиях наполнения вектора качества устойчивого общественного развития проявляется через аттракт-функции (S-функции развития): информационные, устойчивости, наблюдаемости, управляемости, адаптации, стимулирующие и мотивационные, санирующие, затратные.

Информационные функции КПЖ характеризуются следующими чертами: неоднозначностью фиксации потребителя и стоимостной оценки полученного объема информации; неопределенностью полезности информации; динамическим механизмом старения информации; наличием соответствующих фильтров в выборе необходимой информации, уменьшающей у потребителя неопределенность знаний об объекте.

Устойчивость КПЖ проявляется по степени изменения (робастности) ее переходной характеристики от действия внешних и внутренних дестабилизирующих факторов жизненного цикла, причем устойчивость возрастает при переходе к использованию для управления систем менеджмента качества.

Стимулирование и мотивация КПЖ по критериям стандартов качества ИСО 9000, ИСО 14000 и TQM необходимы для повышения эффективности выполнения инновационных работ в области качества жизни и строятся на внешнем экономическом побуждении к труду и внутренних побудительных силах приоритета качества.

Санирующие функции качества формируются на базе концепции экологического менеджмента и мониторинга КПЖ, по которой каждый этап его жизненного цикла не должен вызывать вредных последствий на экологию и жизнь человека.

Затратные функции качества касаются, главным образом, учета и оценки затрат на КПЖ. Как правило, реализация данной функции не требует сверхбольших затрат, так как экономичность качества подтверждает динамическая схема в виде цепной реакции Деминга: улучшение качества – снижение затрат – повышение производительности – снижение цены – расширение рынка – удержание рынка – обеспечение работой – возврат инвестиций.

Для оценки и контроля КПЖ проводят соответствующие экономические измерения и формируют индикаторы качества жизни (ИКЖ), которые целесообразно разделять на дифференциальные и интегральные. В основу такой классификации положен субъектно-объектный признак, по которому выбор ИКЖ осуществляется потребностью устойчивого развития общества с учетом самооценки КПЖ. Дифференциальные ИКЖ базируются на параметрах объективных условий и процессов жизнедеятельности, однако до настоящего времени на практике не существует нормативно установленной номенклатуры таких ИКЖ и критериев их оценки как на уровне РФ, так и на уровне субъектов. Разработкой данной системы ИКЖ на государственном уровне занимается ВНИИТЭ. На микроуровне развития субъектов рынка и мезоуровне субъектов РФ система дифференциальных ИКЖ формируется в рамках соответствующих программ управления КПЖ на базе конкурентоспособных инновационных ресурсных продуктов (рис. 6).

Рис. 6. Механизм формирования инвестиционной политики

кластера процессов жизнеобеспечения

Учитывая имеющийся опыт создания кластерных структур в автомобилестроении, авиапромышленности, химической и металлургической отраслях, есть предположение, что данная кластеризация будет более масштабной и регулируемой правительствами стран-участниц консорциума. Вопросы обеспечения качества жизни будут непосредственно зависеть от работоспособности данного международного объединения. В идеале необходимо рассматривать создание международной сети с участием как поставщиков, так и потребителей всего сегмента энергоресурсов, обеспечивающих комфортное проживание всего населения планеты. Ценовая и тарифная политика в международной торговле энергоресурсами должна быть не только равной для всех участников, но и исключать недобросовестное использование монопольного положения, как это случилось в нашем случае с Украиной, а именно транзитное доминирование. Возможно возникновение подобных проблем и в других отраслях жизнеобеспечения, поэтому решение газовой проблемы должно быть достигнуто только за счет коллективных усилий международного сообщества с применением всех имеющихся правовых механизмов.

Третья группа проблем связана с необходимостью систематизации и развития теоретико-методических подходов к формированию кластера процессов качества жизнеобеспечения. Разработан алгоритм выделения кластеров на региональном уровне и проведена комплексная оценка конкурентоспособности Тамбовского региона.

В настоящее время стратегия отечественной экономики и повышение эффективности работы отраслей народного хозяйства имеют первостепенное значение. Россия в попытке выхода из кризиса вступает в третий этап реформ, которые главным образом касаются реформирования регионов. Разработка глубоко обоснованной долгосрочной стратегии развития экономической системы региона является в настоящее время важной задачей.

Преимущества подхода выделения кластеров, в том числе опорных, в анализе динамики экономического развития региона для органов власти состоят в том, что он позволяет комплексно, системным образом рассматривать ситуацию в группе взаимосвязанных предприятий, относящихся к разным отраслям. Кроме того, кластерный подход позволяет использовать в качестве «стержня» стратегии развития кластера инициативы, выдвинутые и реализуемые лидерами бизнеса, которые, таким образом, гарантированно будут успешно реализованы.

Изучив работы современных ученых, можно с сожалением отметить, что в настоящее время не существует универсальной разработанной конкретной методики выделения кластеров (в том числе опорных кластеров) в анализе динамики экономического развития региона, поскольку формирование и выделение кластеров напрямую зависит от особенностей региона и страны в целом. Поэтому разработка методики выделения опорных кластеров в стратегии развития региона актуальна, современна и, что очень важно, может быть востребована в современной региональной экономической науке.

Отдельные регионы страны обладают различной конкурентоспособностью в отдельных секторах экономики и, зачастую, низкий уровень производительности и конкурентоспособности реального сектора зависит от географических, климатических, ресурсных факторов.

Высокая степень влияния таковых факторов на результат регионального развития приводит к необходимости проработки вопросов стратегического планирования в рамках формирования отраслевых кластеров региона.

Любое региональное развитие, на наш взгляд, может происходить по трем основным сценариям: хаотичное, эволюционное и системное развитие.

Хаотичное развитие региона было свойственно 1990-м гг. прошлого столетия, когда государство неэффективно справлялось с основными государственными функциями в сфере экономики и социальной политики.

В этих условиях построение эффективных отраслевых кластеров практически невозможно по причине отсутствия интеграционных связей между субъектами рынка.

Эволюционное развитие кластеров происходит под воздействием факторов рыночного характера без вмешательства органов федеральной и региональной власти. Кластерная политика такого типа предполагает развитие кластеров, которые изначально были сформированы рынком. Государственные структуры крайне редко участвуют в создании инфраструктуры для кластеров. Данный тип развития экономики региона и региональных кластеров имеет существенный недостаток – формирование кластеров происходит медленно, что влияет негативно на темпы роста развития региона и уровня конкурентоспособности его экономической системы.

Наиболее эффективным, на наш взгляд, является системное развитие региона, при котором формирование региональных отраслевых кластеров происходит с вмешательством государства, стимулирующего развитие определенных типов кластеров в зависимости от региональной специфики. Целенаправленно создается инфраструктура для приоритетных кластеров: филиалы университетов, научно-исследовательские институты, аэропорты, дороги. При этом не следует понимать, что государство оказывает административное влияние на бизнес. Регулятивное воздействие происходит в рамках механизмов государственно-частного партнерства, государственного протекционизма и государственных преференций.

В рамках данного исследования предложен механизм формирования экономических кластеров в рамках региона и комплекс действий основных держателей экономических интересов в ходе кластеризации региональной экономики. Исходя из нашего видения решения вышеприведенных задач, мы предлагаем новый механизм формирования региональных экономических кластеров, приведенный на рис. 7.

Рис. 7. Структура развития кластера качества

процессов жизнеобеспечения

Оценка развития общества с помощью кайрио и кайзен технологий улучшения КПЖ производится по интегральным критериям, наиболее часто по аддитивному усредненному индексу развития человеческого потенциала (АУИРЧП):АУИРЧП = I1(КИРП)  I2(КИРП)  I3(КИРП),

где I1, I2, I3 – индексы продолжительности жизни, уровня образования и валового внутреннего продукта;  – знак объединения; КИРП – конкурентоспособный инновационный ресурсный продукт.

В табл. 2 и на рис. 8 приведена динамика IS РФ и Тамбовской области, которая с учетом начальных условий (эффект от инерционности наследования) формирует S-образную кривую развития ИКЖ с аналогичными аттракт-функциями ее проявления на практике. Причем пересечение переходных функций развития КПЖ и ИКЖ формирует точку бифуркации, определяющую нормальное институционально-бенчмаркинговое состояние функционирования ИКЖ как визуального идентификатора в поле «притяжения» информационной парадигмы качества. Возможности исследования данного механизма обусловлены теорией асимметрии информации Дж. Акерлофа.

Результаты стратегического анализа сильных и слабых сторон Тамбовской области, возможностей и угроз, классифицированных по группам основных факторов внутренней и внешней среды области, интегрированы в табл. 3.

2. Динамика IS Российской Федерации и Тамбовской области

Год

РФ

Тамбовская область

1

2001

0,771

0,603

2

2002

0,775

0,607

3

2003

0,778

0,618

4

2004

0,779

0,634

5

2005

0,795

0,653

6

2006

0,795

0,663

7

2007

0,806

0,677

8

2008

0,812

0,683

IS

 

Рис. 8. Динамика IS РФ и Тамбовской области

3. SWOT-анализ развития кластера жизнеобеспечения

Тамбовской области

Факторы внутренней среды

Преимущества

Недостатки

Географическое

положение,

транспортная

инфраструктура

1. Благоприятное географическое

положение республики.

2. Экологически чистая территория.

3. Значительный объем лесных

ресурсов

1. Невысокая

плотность

железнодорожных

путей

Население, рынок труда, социальная сфера

4. Социальная стабильность.

5. Стабильные темпы роста доходов

населения.

6. Наличие свободной рабочей силы, высокий образовательный уровень

2. Неблагоприятная демографическая ситуация

Экономический

потенциал

7. Наличие крупных промышленных предприятий.

8. Многоотраслевой характер

промышленного комплекса, обладающего рядом высоких технологий.

9. Наличие вузовской науки.

12. Наличие свободных производственных площадей.

11. Наличие инфраструктуры

поддержки предпринимательства

3. Ограниченная собственная

сырьевая база.

4. Недостаточность и высокая

стоимость

энергоресурсов.

5. Низкая доля

малого бизнеса

в ВРП

Инженерная

инфраструктура

12. Наличие развитой сети автомобильных дорог.

13. Высокие темпы телефонизации и газификации региона

9. Высокий износ инженерных

систем

Жилищная сфера

17. Развитие индивидуального

жилищного строительства и

газификации

10. Наличие

ветхого жилья

В соответствии с пакетом федеральных законов о реформировании электроэнергетики последовательно и поэтапно проводится реорганизация ОАО «Тамбовэнерго». Созданы: генерирующая компания, энергосбытовая и сетевая компании (в составе ОАО «Тамбовэнерго»). Подписан ряд

соглашений, в соответствии с которыми в ближайшие 2 года предполагается реализовать в муниципальных образованиях (г. Мичуринск, г. Кирсанов, р.п. Дмитриевка) социально значимые энергетические проекты.

Продолжает расширяться самостоятельность муниципальных органов власти. В последние годы в области реализуются крупные инвестиционные проекты совершенствования теплоснабжения городов области. В 2007 г. завершилось строительство газотурбинной ТЭЦ в г. Тамбове. Объем

вложенных средств на конец 2008 г. составил свыше 300 млн. р., более

70 млн. р. – на строительство газопоршневой мини-ТЭС в г. Мичуринске.

На основе проведенного стратегического анализа факторов внутренней и внешней среды, во многом определяющих приоритеты социально-экономического развития, наиболее вероятными представляются следующие направления перспективного развития Тамбовской области:

  • инерционное – предполагающее преимущественное развитие существующих производств и инфраструктуры;
  • институциональное – формирование благоприятного предпринимательского климата, ускорение развития малого бизнеса;
  • инновационное – разработка и внедрение новых технологий, переход на наукоемкую продукцию.

Четвертая группа проблем связана с разработкой методики анализа и оценки качества процессов кластера жизнеобеспечения. При реализации кластерного подхода развития региональной экономики перед органами власти встает необходимость перехода к существенным изменениям в экономической политике.

Процесс повышения качества услуг КПЖ неразрывно связан с их безопасностью и комфортностью для потребителей, которые формируются в рамках нормативно-правового поля (рис. 9).

Региональная программа управления качеством жизни (ПРУКЖ) формируется за счет системного объединения миссия-, видение-, кредо-обра­зующих подпрограмм Пi: , среди которых необходимую структурно-образующую (декомпозиционную) роль играет региональная программа управления качеством КПЖ (ПКПЖ), максимально ориентированная на удовлетворение ожиданий потребителей с минимальным значением оценки класса точности. Построение ПРУКЖ и соответствующих подпрограмм, особенно ПРУКТПУ, базируется на восьми принципах Международных стандартов качества ИСО серии 9000 версии 2000 г. (ориентация организации на потребителя, ведущая роль руководства, вовлеченность работников, процессный и системный подход к управлению качеством,

Рис. 9. Модель проектирования процессов СМК КПЖ:

1 – изучение спроса на услуги КПЖ; 2 – формирование целей;

3 – формирование услуг; 4 – планирование процессов КПЖ;

5 – производство услуг КПЖ; 6 – распределение услуг КПЖ;

7 – обслуживание потребителей после сбыта услуг; 8 – сервисное

обслуживание и эксплуатация услуг КПЖ; 9 – институциональные и

инвестиционные регуляторы; У – уставка, определяемая уровнем качества и

конкурентоспособности производителя услуг КПЖ

постоянное улучшение качества, принятие управленческих решений, основанных на фактах, взаимовыгодные отношения с поставщиками) и модели TQM Оукленда, обеспечивающей повышение конкурентоспособности, эффективности и гибкости ПРУКТПУ.

Однако для большинства регионов важен не столько результат сам по себе, сколько процесс самооценки. Самообследование позволяет региону использовать положения TQM и интегрировать многие отдельные шаги по достижению отличного качества результативности КПЖ в единую систему менеджмента качества жизни.

Синтетическая структура формирования ПКПЖ приведена на рис. 10.

В ней возможно диагностирование областей и направлений улучшения программы. Внутренний и внешний бенчмаркинг, который проводится постоянно, позволяет поставить реальные цели, связанные с процессом управления качеством КПЖ.

Формирование ПКПЖ и оценки ее результативности происходит по девяти критериям, имеющим собственный «вес» (рис. 10). Оценка каждого критерия осуществляется по десяти показателям, каждый из которых

может принимать значения в баллах от 0 до 1. Для подсчета итогового

результата оценки по каждому критерию складывают баллы показателей

Рис. 10. Структура ПКПЖ:

1 – руководство (10 %); 2 – управление персоналом (9 %);

3 – политика и стратегия (8 %); 4 – ресурсы (9 %); 5 – процессы (14 %);

6 – удовлетворение потребностей разработчиков программы (9 %);

7 – удовлетворение потребностей потребителей услуг (20 %);

8 – влияние на общество (6 %); 9 – бизнес-результаты (15 %)

каждого из них и умножают на его удельный вес. Представление относительной важности проблем КПЖ с целью выбора «стартовой» точки для их решения основано на принципе Парето 80/20: примерно 80 % действий обусловлено 20 % причин. В дальнейшем каждый из наиболее негативных по оценке критериев КПЖ анализируется аналогичным образом при помощи диаграммы Парето.

Для более результативной реализации этапов формирования качества процессов кластера жизнеобеспечения и решения задач, поставленных рекомендациями по скорейшей реализации федерального закона № 185 от 21.07.2007 г., возникла необходимо рассмотреть возможность проведения следующих мероприятий:

  • проведение ежегодных аттестаций персонала предприятий КПЖ;
  • прохождение курсов повышения квалификации или курсов профессиональной переподготовки руководителей и специалистов предприятий КПЖ;
  • участие руководителей и специалистов предприятий КПЖ в семинарах, конференциях и специальных обучающих тренингах;
  • обязательная регистрация и формирование реестра предприятий КПЖ, текущий учет и контроль за соответствием предприятий, внесенных в реестр, основным требованиям качества, предъявляемым к ним;
  • организация региональной системы добровольной сертификации предприятий КПЖ;
  • обязательное вхождение региональных предприятий КПЖ Тамбовской области в единую информационную систему;
  • создание регионального информационно-аналитического центра стратегического планирования комплексного развития качества жилищно-коммунального хозяйства;
  • разработка учебно-методического плана по организации систем управления качеством на предприятиях КПЖ и формирование комплексной программы подготовки специалистов по разработке и внедрению СМК на предприятиях КПЖ;
  • разработка в соответствии с нормативно-регламентирующей документацией и сложившимися технологическими и социально-экономи­ческими условиями (особенностями) районов и отдельных территорий региона требований к качеству услуг ЖКП и проведению конкурсов среди предприятий жилищно-коммунального комплекса;
  • разработка комплексной программы по созданию, апробированию и внедрению на всех административных территориях региона системы автоматизированного учета жилого фонда и автоматизированного контроля за системами жизнеобеспечения населенных пунктов в целях повышения качества соответствующих услуг;
  • создание регионального инновационного научно-технического центра по разработке и внедрению современного оборудования и технологий повышения качества продукции и услуг предприятий КПЖ, а также создание центра экологической экспертизы и безопасности систем жизнеобеспечения населенных пунктов региона;
  • открытие коммуникационной линии «Телефон доверия Управления ТЭК и КПЖ администрации Тамбовской области».

Вышеизложенные мероприятия и требования к предприятиям КПЖ позволят не допускать на рынок жизнеобеспечения те предприятия, которые не способны выполнять конкретные виды работ, а также создадут здоровую конкурентную среду среди субъектов рынка коммунальных услуг в целом.

Необходимо выделить направления государственной политики, которые будут стимулировать формирование и развитие кластеров в рамках экономики региона:

1.   Реализация комплекса мер по развитию рынка, конкуренции, основных и поддерживающих отраслей.

2.   Создание необходимой инфраструктуры.

3.   Обеспечение эффективного стратегического планирования социально-экономического развития региона.

4.   Формирование благоприятного инвестиционного климата в регионе.

5.   Содействие росту инновационного потенциала региона.

6.   Формирование комплекса мер по стимулированию развития кластеров.

7.   Повышение качества жизни населения региона.

Вышеприведенные направления государственной политики в сфере кластеризации обусловливают ряд конкретных мероприятий в сфере повышения эффективности государственного администрирования кластеризации экономики региона:

–    совершенствование системы государственного и корпоративного управления в отраслях экономики и социальной сфере края;

–    расширение практики использования и повышение эффективности программно-целевого управления развитием отраслей экономики и социальной сферы;

–    повышение эффективности использования общественных финансов за счет реализации принципов бюджетирования, ориентированного на результат (БОР);

–    внедрение новых механизмов административного регулирования и управления, взаимоотношений с органами местного самоуправления;

–    создание агентств (институтов) регионального и муниципального развития, основными функциями которых должны стать осуществление мониторинга и анализа экономического развития;

–    создание особых экономических зон (промышленно-производст­венных, технико-внедренческих, туристско-рекреационных), способствую­щих в том числе кластеризации экономики;

–    совершенствование нормативно-правовой базы (система стратегического управления краем, поддержка инновационной и инвестиционной деятельности, трудовые и земельные отношения, социальная сфера и т.д.)

–    установление доверия между бизнесом и властью на основе частно-государственного партнерства, развитие его механизмов на региональном и местном уровнях, в том числе при реализации инфраструктурных проектов, при создании и развитии особых экономических зон и технико-внедренческих парков.

Реализация программы формирования и развития кластеров в экономике региона с участием органов государственной власти позволит существенным образом повысить эффективность регионального развития и конкурентоспособность краевых отраслей экономики. Кроме того, экономическое развитие обусловит значительное улучшение социальных показателей, что положительно отразится на качестве жизни населения региона.

В конечном итоге от внедрения кластерных структур должны быть получены следующие результаты:

  • обеспечение конкурентоспособности продукции на внутреннем и внешнем рынках;
  • расширение экспорта произведенной продукции;
  • внедрение передовых инновационных технологий;
  • повышение инвестиционной привлекательности предприятий, в том числе для иностранных инвесторов;
  • создание и развитие новых производств;
  • расширение рынков сбыта продукции и поиска партнеров для бизнеса;
  • модернизация основных фондов и технологий, обновление производственной инфраструктуры организаций;
  • формирование и развитие конкурентных преимуществ организаций и видов деятельности на основе реализации приоритетных инновационных проектов;
  • повышение государственной поддержки инвестиционной и инновационной деятельности, совершенствование механизмов предоставления государственной поддержки;
  • увеличение количества рабочих мест и т.д.

Пятая группа проблем связана с развитием и мониторингом системы управления качеством кластера процессов жизнеобеспечения. Формирование кластерной структуры процессов жизнеобеспечения рассмотрено в долгосрочной перспективе, обоснованы концептуальные направления стратегической эволюции систем жизнеобеспечения как структурного ядра кластера (рис. 11).

Фактором, позволяющим преодолевать растущее расслоение общества и увеличение масштабов бедности в России, служит социальный капитал. Социальный капитал включает отношения между людьми, по которым курсируют ресурсы или информация об этих ресурсах. В наибольшей степени используется социальный капитал в форме социальных сетей.

Рис. 11. Концептуальная схема повышения надежности и эффективности

кластера процессов жизнеобеспечения

На современном этапе хозяйствования КПЖ для российской практики характерны исчезновение директивных методов управления и развитие конкуренции товаропроизводителей. В связи с этим основной проблемой российских КПЖ в условиях интеграции российской экономики в мировую систему является адаптация накопленного опыта в области управления качеством к новым условиям. Для этого, в первую очередь, необходимо привести методические основы управления качеством в соответствие с современными требованиями к качеству продукции.

Основным направлением программно-целевого реформирования КПЖ в современных условиях является разработка механизма интеграции отрасли в структуру муниципального управления – механизма, способного обозначить ключевые направления развития не только коммунального хозяйства, но и деятельности самого муниципалитета, финансовая база которого в нынешних условиях крайне размыта и не обладает необходимой самостоятельностью. В небольших городах целесообразно максимально сократить цепочку между соответствующим подразделением муниципалитета и районными отделениями КПЖ, создав эффективную систему отчетности и привлечения населения к решению ключевых вопросов функционирования и развития отрасли.

Для гармонизации интересов участников и потребителей работ и услуг регионального и муниципального кластера жизнеобеспечения, а также в целях формирования полноценной СМК, автором разработаны проекты документов, методических рекомендаций, которые утверждены органами представительной власти в ряде субъектов и муниципальных образований РФ и применяются в практической деятельности.

Министерство регионального развития РФ окончательно определилось с приемником лицензий в строительной области, а именно – сертификатом соответствия на СМК КПЖ стандарту ГОСТ Р ИСО 9001–2001

(ISO 9001–2000). Стандарт OHASAS 18001 «Система менеджмента здоровья и безопасности на производстве» дает возможность КПЖ управлять профессиональными рисками в данной области, создавая преимущества для исполнителей, в целях их сокращения. Данная система стандартов, по нашему убеждению, позволит КПЖ осуществлять контроль над опасными производственными факторами; управлять рисками, возникающими в процессе производственной деятельности; предотвращать возникновение инцидентов, аварий, нештатных ситуаций; интегрировать систему управления профессиональной безопасностью и здоровьем с действующими системами менеджмента; улучшать моральный климат в организации.

В последующем каждое КПЖ будет обязано приобрести методическое пособие по разработке и сертификации СМК на соответствие международным стандартам серии ISO 9000. Именно этот документ способен официально подтвердить качество производимых работ и услуг КПЖ и служить для потребителей основным критерием отбора при выборе организации КПЖ (табл. 4).

Внедрение СМК, соответствующей Международному стандарту

ISO 9001 : 2000, дало сегодня следующие преимущества: гарантированное эффективное управление качеством; значительное снижение производственных и непроизводственных расходов; повышение доверия к торговой марке организации; повышение конкурентоспособности предприятия; создание позитивного имиджа у потенциальных клиентов; снижение себестоимости услуг и работ при неизменно высоком качестве; постоянное улучшение системы управления; непрерывный контроль компетентности персонала.

Аккумулирование человеческого капитала населением страны затрудняется из-за проблем государственного финансирования сфер здравоохранения и образования. Кроме того, существует тенденция уменьшения

4. Анализ основных производственных показателей объединенного

кластера жизнеобеспечения предприятий и организаций г.Тамбова

с 2005 по 2008 гг. (тыс. р.)

Показатели деятельности

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

1. Себестоимость работ и

услуг

567 000

612 600

687 800

721 788

2. Основные средства

122 000

165 433

216 544

368 111

3. Чистая прибыль

32 000

45 000

51 780

60 899

4. Средняя заработная плата

5,9

7,8

9,9

11,3

5. Привлечено заемных средств

76 000

108 000

290 000

478 000

6. Количество аварий

89

65

31

19

7. Количество персонала

(тыс.)

5,3

5,6

6,1

7,2

8. Объем платных услуг

населению

28 000

41 000

107 000

196 000

9. Всего предприятий

кластера

7

18

22

34

10. Наличие документов Международного стандарта ISO 9001–2000

(кол-во предприятий)

2

5

10

24

доступности услуг здравоохранения и образования для наиболее бедных слоев населения. Частичное финансирование негосударственными экономическими организациями образования и здравоохранения в рамках обеспечения услугами этих сфер членов семей своих сотрудников позволит одновременно установить четкий и централизованный контроль эффективности выполнения поставленных задач и перераспределить государственные ресурсы в пользу наиболее бедных слоев населения. Подобное

решение позволяет повысить качество жизни как сотрудников организации, так и лиц, нуждающихся в бесплатной форме обеспечения подобными услугами.

Состояние экологии в России можно назвать стабильным по сравнению со многими развитыми странами. Однако продолжение интенсивного малорентабельного использования ресурсов может привести страну в затруднительную ситуацию, характеризующуюся разрушающейся экосистемой с прежними темпами деградации окружающей среды и устаревшей производственной базой. В настоящий момент требуется активное внедрение новейших энерго- и ресурсосберегающих технологий.

Существует широкий ряд негосударственных промышленных предприятий, а так как индивид использует экономические формы проявления составляющих «внутреннего кольца» качества жизни в процессе трудовой деятельности, поддержание определенного уровня качества жизни сотрудников оказывается выгодно в первую очередь именно этим организациям.

Дополнительные меры, предпринимаемые промышленным предприятием в отношении обеспечения своих сотрудников услугами здравоохранения, являются на сегодня фактором, позволяющим наиболее оптимально управлять изменениями человеческого капитала в форме здоровья. У работников появляется возможность в какой-то мере снизить неопределенность, возникающую при взаимодействии поставщика и потребителя медицинских услуг, описанную в первой главе. В данном случае стороной, заинтересованной в качественном выполнении медицинских услуг, выступает фирма, обеспечивающая их организацию. Оплата организацией тех или иных услуг устраняет проблему финансового обеспечения учреждений сферы здравоохранения, при этом большая часть государственных ресурсов распределяется на обеспечение медицинскими услугами оставшейся части населения.

На сегодня становится совершенно ясно, что общее состояние здоровья и функционирование организма значительно изменяются в зависимости от условий работы. Комплексные организационные программы наиболее успешны в улучшении духовного и физического здоровья работников и повышении связанной с ним производительности труда. Подобная программа должна включать широкий ряд элементов: постоянное оперативное обеспечение сотрудников услугами здравоохранения; проведение регулярных медосмотров, позволяющих выявить ранние стадии заболеваний; разработку и проведение спортивных мероприятий; выдачу путевок в санатории-профилактории и дома отдыха; организацию рабочих мест на основе эргономических принципов; реорганизацию рабочих групп и каналов коммуникаций для улучшения процессов взаимоотношений и социальной поддержки; создание гибкого распорядка рабочего дня, учитывающего особенности природы человека. При этом наибольшее внимание при разработке этой части стратегии должно уделяться мерам предупреждения заболеваний, так как это наиболее оптимальная форма сохранения и увеличения человеческого капитала. На многих предприятиях существуют собственные медицинские службы, именно на их основе необходимо реализовать основные элементы этих программ.

Сегодня невозможно в процессе трудовой жизни пользоваться только теми знаниями, которые были приобретены в специальной школе или высшем учебном заведении. В развитых странах была разработана концепция непрерывного образования, которая за последнее время стала одним из самых эффективных инструментов, позволяющих решать проблемы соответствия быстро растущего технического потенциала и персонала. Рассматривая важность процесса непрерывного образования в целом, необходимо иметь в виду, что эффективность процесса обучения зависит от успешности каждого отдельного учебного мероприятия. В зависимости от характера решаемых задач можно выделить два типа целей учебных занятий в рамках программ последипломного образования: 1) передачу знаний и 2) формирование определенного арсенала умений, а также развитие потенциала работников. Соответственно, можно говорить о двух разных типах учебных программ – «сохраняющих» и «инновационных». Часто для эффективного и своевременного обучения работников компании создают корпоративный университет. Существуют два базовых подхода к созданию корпоративного университета – альянс с традиционными учебными заведениями или специализированными сервисными фирмами либо формирование самостоятельной структуры. На практике первый вариант нашел большее распространение как наиболее дешевый и простой способ обзавестись собственным учебным заведением. Суть корпоративного университета – в создании внутрикорпоративной системы знаний. Для этого учебный процесс должен направляться компанией и в нем должны принимать участие (в качестве преподавателей-тренеров) как можно больше внутренних специалистов.

Повышению уровня совокупного человеческого капитала и развитию технологий способствует целенаправленное управление знаниями внутри организации. Основу управления знаниями любой компании составляет процесс формирования знаний, который подразумевает выявление информационных источников, получение информации из этих источников, изучение, структурирование и трансформацию ее в знания, а также их воспроизведение.

Социальные сети взаимодействия являются весьма развитой формой социального капитала в современной России. В организации социальный капитал формируется посредством сетей социального взаимодействия в форме взаимоотношений внутри и между ними, а также норм, управляющих этими взаимоотношениями. По определению сеть образована некоторым набором отношений, или связей, между индивидами. Повторяющейся темой в организационных исследованиях является взаимодействие между формальными и неформальными структурами – властная иерархия, зафиксированная в уставе организации, против дружеских отношений и негласных норм, принятых на рабочем месте.

Экологические требования в будущем превзойдут требования традиционного подхода к обеспечению качества. Сохранение природных ресурсов станет одной из главных потребностей человека, и этот вопрос будет обязательным ключевым элементом маркетинга изделий. Появляется необходимость создания стратегии управления, одновременно способствующей улучшению экономической деятельности и сохранению окружающей среды. Эта стратегия должна быть направлена на использование более эффективных процессов производства и создание продуктов и услуг высокого качества, а также экономию использования ресурсов, снижение загрязнений и выбросов на протяжении всего производственного цикла, т.е. создание продукции высокого качества с наименьшим воздействием на окружающую среду. Выработка большего количества качественной продукции из меньшего количества ресурсов возможна благодаря инновациям, разделяющим процессы создания товаров, услуг и эксплуатацию природы.

Концепция экологической эффективности уже широко используется в бизнесе, и ее влияние растет. Экологическая эффективность разделяется на три зоны воздействия, каждая из которых может обеспечить рыночные преимущества:

  • оптимизация процессов: снижение использования ресурсов, воздействия на окружающую среду и операционных затрат;
  • отказ от государственных мероприятий по регулированию цен на побочные продукты: кооперация между компаниями для увеличения ценовой эффективности посредством стремления к нулевым ценам утилизации отходов;
  • инновационные продукты и услуги: обеспечение лучших дизайна, конструкции и функций с меньшим воздействием на окружающую среду при использовании и большей долей рынка.

Компании, независимо и добровольно предпринимающие собственные действия, направленные на соответствие все более и более жестким стандартам охраны окружающей среды, имеют несомненное преимущество перед теми, которые делают это только под нажимом закона. Кроме того, экологически безопасные технологии являются передовыми, более эффективными и менее дорогостоящими.

Возвращаясь к анализу экономической модели качества жизнеобеспечения, автор делает ряд выводов. Повышение производительности труда является основной целью всех программ мотивации персонала. Большинство экономических организаций, разрабатывая мероприятия, направленные на мотивацию персонала, ориентируются на «внешнее кольцо» качества жизни. Подобные формы мотивации рассчитаны на увеличение производительности труда посредством предоставления возможности повысить уровень удовлетворения экономических потребностей работника. Этот процесс затрагивает «внутреннее кольцо» качества жизни только в рамках платных услуг здравоохранения и образования, в какой-то степени изменяет характер социальных взаимоотношений. Однако совершенно не гарантировано, что работник вложит дополнительно полученные деньги в повышение уровня профессионального образования или программы по поддержанию здоровья.

Таким образом, если экономическая организация предпринимает действия, направленные на удовлетворение потребностей «внутреннего кольца» качества жизни, то при этом увеличивается уровень удовлетворения потребности индивида в образовании, здравоохранении, благоприятной социальной и природной окружающей среде, а также повышается уровень совокупного человеческого капитала, за счет чего работник может достичь более высоких трудовых результатов. С этой целью на любой фирме возможно создание стратегии управления качеством жизни. Организация планомерно положительно воздействует на составляющие «внутреннего кольца» качества жизни сотрудников и их семей. Одновременно повышаются уровни здоровья и образования, а также улучшается состояние природной и социальной окружающей среды каждого индивида. Это в значительной степени способствует эффективности использования социальных форм взаимодействия в экономике и реализации человеческого капитала на рабочем месте. Комплексная стратегия позволяет достичь значительных результатов при минимальных затратах ресурсов.

На основе всего вышеизложенного были определены общие направления управления качеством жизнеобеспечения, что позволило построить причинно-следственную диаграмму Исикава, демонстрирующую основные области реализации стратегии (рис. 12).

Резервы повышения качества ИКЖ позволяют реализовать «пирамиды» повышения качества и уровня конкурентоспособности процессов жизнеобеспечения и жизни населения региона (рис. 13) через континуум эволюционных перемен по качеству ИКЖ.

Формование и развитие качества КПЖ позволит идентифицировать наукоемкие, прорывные технологии, оказывающие значительное влияние на повышение эффективности производства и конкурентоспособности продукции, способных обеспечить качественные изменения в развитии процессов жизнеобеспечения (табл. 5).

Рис. 12. Дерево целей развития КПЖ и повышения ИКЖ

 

5. Цели и задачи развития критических

технологий федерального уровня

Цели

Задачи развития

Обеспечение национальной безопасности

  • Обеспечение обороноспособности
  • Обеспечение экологической безопасности
  • Обеспечение технологической безопасности

Решение социальных

проблем

  • Увеличение продолжительности жизни
  • Снижение уровня заболеваемости население
  • Улучшение транспортного обслуживания населения
  • Улучшение экологической ситуации
  • Увеличение занятости

Решение экономических

проблем

  • Стабилизация и устойчивый рост объемов промышленного производства
  • Повышение конкурентоспособности

а)

б)

Рис. 13. «Пирамиды» качества КПЖ (а) и качества жизни общества (б)

Ключевые положения диссертационного исследования нашли отражение в следующих основных публикациях автора.

Монографии:

  • Савин, К.Н. Формирование и развитие регионального кластера качества жизнеобеспечения / К.Н. Савин. – М. : Изд-во «Экономика», 2009. – 14 печ. л.

Статьи в периодических научных изданиях, в которых

рекомендуется публикация основных результатов диссертации

на соискание ученой степени доктора наук:

  • Савин, К.Н. Теоретические основы программно-целевой тарифной стратегии качества функционирования организаций топливно-энергети­ческого комплекса  /  К.Н. Савин  //  Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. Серия «Гуманитарные науки». –

    2008. – Вып. 2 (12). – 0,5 печ. л.

  • Савин, К.Н. Экономический анализ топливно-энергетической стратегии России / К.Н. Савин // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. Серия «Гуманитарные науки». –

    2008. – Вып. 3 (13). – 0,5 печ. л.

  • Савин, К.Н. Формирование и развитие научного направления в системе функционирования топливно-энергетического комплекса России / К.Н. Савин // Вестник ИжГТУ. – 2008. – Вып. 4 (40). – 0,5 печ. л.
  • Савин, К.Н. Цели, задачи, приоритеты и основные направления развития ТЭК России / К.Н. Савин // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2008. – Вып. 7 (63). – 0,6 печ. л.
  • Савин, К.Н. Теоретическое обоснование системы стратегического управления тарифной политикой топливно-энергетической продукции / К.Н. Савин // Вестник Тамбовского государственного университета. Серия «Гуманитарные науки». – 2008. – Вып. 8 (64). – 0,6 печ. л.
  • Савин, К.Н. Теоретические подходы идентификации кластера качества процессов жизнеобеспечения / К.Н. Савин // Российское предпринимательство. – 2008. – Вып. 2. – № 11. – 0,6 печ. л.
  • Савин, К.Н. Кластерный анализ качества процессов жизнеобеспечения на примере ООО «Жилищно-эксплуатационный комплекс 1» г. Тамбов / К.Н. Савин // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. Серия «Гуманитарные науки». – 2008. – Вып. 4 (14). – 0,6 печ. л.
  • Савин, К.Н. Теоретические обоснование резервов повышения качества продукции и услуг поставщиков газа / К.Н. Савин // Газ, нефть и бизнес. – 2008. – Вып. 10. – 0,6 печ. л.
  • Савин, К.Н. Формирование организационно-экономических аспектов качества процессов кластера жизнеобеспечения / К.Н. Савин //

    Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. Серия «Гуманитарные науки». – 2008. – Вып. 5 (15). – 0,5 печ. л.

  • Савин, К.Н. Формирование кластера жизнеобеспечения как разработка и совершенствование системы менеджмента качества предприятий и организаций жилищно-коммунального комплекса / К.Н. Савин // Вестник ИжГТУ. – 2009. – Вып. 1 (41). – 0,5 печ. л.
  • Савин, К.Н. Международные стандарты качества ИСО серии 9000 как методологическая основа производственных и инвестиционных программ предприятий и организаций ТЭК России / К.Н. Савин // Вестник ИжГТУ. – 2009. – Вып. 2 (42). – 0,5 печ. л.
  • Савин, К.Н. Теоретико-методологические основы программно целевой стратегии повышения качества функционирования процессов

    жизнеобеспечения / К.Н. Савин // Экономика строительства. – 2009. –

    Вып. 1. – 0,5 печ. л.

  • Савин, К.Н. Систематизация и развитие теоретико-методических подходов к формированию и развитию кластера процессов качества жизнеобеспечения / К.Н. Савин // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. Серия «Гуманитарные науки». – 2009. – Вып. 6 (16). – 0,5 печ. л.
  • Савин, К.Н. Формирование программы качества кластера процессов жизнеобеспечения / К.Н. Савин // Экономика и управление: научно-практический журнал. – 2009. – Вып. 1. – 0,5 печ. л.
  • Савин, К.Н. Методологические вопросы формирования и развития кластера процессов качества жизнеобеспечения / К.Н. Савин // Вестник Челябинского государственного университета. – 2009. – Вып. 1. –

    0,5 печ. л.

Кроме того, в прочих изданиях по теме диссертации опубликовано

40 научных и методических работ авторским объемом 83 печ. л.

Подписано в печать  3.02.2009.

Формат 60 ? 84/16.  2,79 усл. печ. л.

Тираж 100 экз.  Заказ № 36

Издательско-полиграфический центр ТГТУ

392000, Тамбов, Советская, 106, к. 14

Далее просто интегральный индекс – IS.

Akerlof G. The market for lemons: Quality Uncertainty and the market mechanism // Quarterly Journal of Economics. – August 1970. – 85. – Р. 488 – 500.

Модель построена на базе модели экономического роста Дж. Мида.

При построении моделей использованы материалы исследований И.В. Федосеева.

Данные получены из изданий органов статистики РФ и результатов научных исследований А.В. Потаповой.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.