WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Социально-экономическое содержание российской олигархии: теоретико-методологические проблемы

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

 

 

 

Бубнов Дмитрий Игоревич

 

Социально-экономическое содержание российской олигархии: теоретико-методологические проблемы

 

Специальность:  08.00.01 – Экономическая теория

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

 

 

Москва -  2009

Работа выполнена на кафедре экономической теории Академии труда и социальных отношений.

Официальные оппоненты:

Попов Юрий Николаевич, доктор экономических наук, профессор;

Куликов Всеволод Всеволодович, доктор экономических наук, профессор;

Дудкин Василий Егорович, доктор экономических наук, профессор

Ведущая организация: 

Академия народного хозяйства при Правительстве РФ

Защита диссертации состоится «24» июня 2009 г. в 14.00 на заседании Диссертационного совета  Д 602.001.02 в Академии труда и социальных отношений по адресу: 119454, Москва, ул. Лобачевского, 90, ауд. 222.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии труда и социальных отношений.

Автореферат разослан  «    » мая 2009 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета 602.001.02

кандидат экономических наук, доцент                                   Т.А. Тхоржевская

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. На фоне существенных сдвигов в российском обществе (определенная политическая стабильность, укрепление властной вертикали и др.) в отечественной экономике остается еще много нерешенных проблем.

Одной из самых острых из них, безусловно, является проблема олигархических структур («олигархического капитализма»), которые превратились, по нашему мнению, в доминирующую составляющую российской теневой экономики. Не случайно, что олигархия и неотделимая от нее коррупция являются проблемами, на которые постоянно  обращает свое внимание Президент РФ Д. А. Медведев в своих публичных выступлениях.

Непосредственная связь олигархии и коррупции очевидна. Большое беспокойство вызывает то обстоятельство, что, несмотря на все заклинания, коррупция, ее масштабы в последние годы, не только не уменьшились, но и увеличились. Согласно рейтингу, проведенному «Интернейшнл транспаранси», Россия по степени коррумпированности скатилась  с 80 места в 2005 году   на 147 в 2007 году среди 160 стран мира, в которых проводился опрос.  По подсчетам  некоторых исследовательских центров, общий коррупционный оборот в России достиг более 300 млрд. долларов. Основная часть этой огромной суммы, конечно, приходится не на бытовую коррупцию и не на мелкие взятки, а на  теневые операции олигархов с коррумпированной частью чиновничества.

В то же время некоторые средства массовой информации, находящиеся под влиянием олигархов,  предприняли широкую пиаровскую компанию, стремясь убедить общественное мнение в том, что олигархические структуры, якобы, являются «локомотивом» национальной экономики, эффективными собственниками и менеджерами, благородными меценатами и бескорыстными благотворителями.

Тема российской олигархии весьма злободневна и  в политическом контексте. В 90-х годах, когда они практически находились у власти, и в настоящее время, сохранив значительный экономический  и финансовый потенциал, имея поддержку  со стороны влиятельных политических кругов Запада, пустив корни в российскую власть, олигархия, по всей вероятности, не отказалась еще от идеи реванша.  По крайней мере, об этом, как о реальной угрозе, продолжают говорить многие авторитетные политологи.

Без преувеличения можно утверждать, что сегодня олигархия является серьезнейшим тормозом в дальнейшем проведении рыночных реформ в нашей стране. Узы клановости, интересы олигархии побуждают ее самыми разнообразными путями и методами противостоять принятию антимонопольного законодательства, внедрению в предпринимательскую деятельность принципов финансовой прозрачности, социальной ответственности бизнеса, ужесточению государственного контроля за использованием бюджетных средств и т.п.

По нашему мнению, олигархия во многом обуславливает и будущее социально-экономического развития России. Если в отечественной  экономике олигархические структуры сохранят свои позиции, то вряд ли будет реальностью  осуществление стратегических задач, сформулированных  в правительственной программе социально-экономического развития страны до 2012 года, в которой определены изменения демографической ситуации, борьба с бедностью, переход к высокотехнологичным и конкурентоспособным секторам экономики, а также осуществление приоритетных национальных проектов (образование, здравоохранение, жилье, сельское хозяйство).

Степень научной разработанности проблемы. В последнее десятилетие у нас в стране очень много говорят  и пишут об олигархии. Этот термин у всех на слуху. Но, к сожалению, в настоящее время он  превратился в некий политический штамп, чаще всего в его ругательном значении.

Однако, что касается  научной разработки проблемы, а тем более раскрытия социально-экономического содержания олигархии, то они практически находятся на нулевой отметке.

За рубежом вопросы российской олигархии освещаются в основном в публицистической и политической литературе, да и то зачастую  принимают форму  разоблачительных статей относительно «российской мафии».

В то же время следует отметить, что в зарубежной научной литературе достаточно большое внимание уделяется проблеме коррупции, которая, конечно, во многих своих аспектах соприкасается с проблемами олигархии.

Из зарубежных исследователей по проблемам коррупции хотелось бы выделить Роуз-Аккерман, Фрай Т., Уэй С.И., Джонсон С., Кауфман Д. Мак-Миллан Д. и др.

Общую картину коррупции в глобальном масштабе дают документы и исследования международных организаций: международный валютный фонд (МВФ), организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), “Transparency Internationale”.

В отечественной научной литературе нам известна только одна работа, посвященная российской олигархии. Ее автор – профессор Высшей школы экономики, Я.Ш. Паппе , ограничился в своем исследовании правовыми и организационными аспектами этой проблемы.

Отдельную категорию представляют работы отечественных ученых   по теневой экономике . В этих монографиях или  учебниках проблемы олигархии затрагиваются, но нигде не стали предметом специального исследования.

Таким образом, приходится констатировать, что теоретические и методологические аспекты формирования и развития олигархических структур, их роли и места в национальной экономике до сих пор остаются малоизученными и практически неразработанными  в контексте экономической теории.

Информационно эмпирическую базу исследования составили: данные официальной статистики, материалы СМИ, аналитические документы правоохранительных органов, результаты экономических и социальных исследований, отражённых в специальной литературе.

Методологической и теоретической основой диссертации послужили:

а) системный политэкономический подход к объекту и предмету исследования;

б) теоретические положения, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных учёных, разрабатывающих проблемы теневой экономики;

в) концептуальные основы, зафиксированные в законодательных и нормативных актах РФ.

Объектом настоящего исследования является специфическая система социально-экономических отношений, формирующих олигархические структуры в национальной экономике России.

Предмет исследования – социально-экономическое содержание российской олигархии как одной из разновидностей теневой экономики.

Цель исследования заключается  в теоретико-методологическом обосновании экономического содержания понятия «российская олигархия» и в разработке на этой основе комплекса практических предложений относительно  государственного воздействия на олигархические структуры.

Исходя из  поставленной цели, в настоящей работе автор поставил следующие основные задачи:

  • Обосновать экономический подход к олигархии;
  • Раскрыть историческую эволюцию понятия «олигархия»;
  • Выявить роль коррупции как системообразующего фактора олигархии;
  • Обосновать деятельность олигархических структур как грубейшую форму нечестной конкуренции;
  • Раскрыть характерные черты и особенности российской олигархии;
  • Обосновать причины гипертрофированных масштабов олигархических структур в России;
  • Охарактеризовать олигархические структуры как фактор, деформирующий систему рыночных отношений;
  • Определить основные направления государственного воздействия на олигархические структуры;
  • Сформулировать практические рекомендации по совершенствованию антикоррупционного законодательства, формированию этической основы предпринимательства, модификации (модернизации) институциональных структур, сотрудничеству государства с институтами гражданского общества.

Научная новизна диссертационной работы заключается  в комплексной разработке концепции олигархических структур в российской экономике как сложной народнохозяйственной проблемы, деформирующей нормальное функционирование всей системы рыночного хозяйства. Данная концепция разработана на основе авторских теоретико-методологических подходов и содержит развернутую программу практических рекомендаций по государственному воздействию на олигархические  структуры.

Основные научные результаты, полученные лично соискателем и вынесенные на защиту, состоят в следующем:

Научная новизна данного исследования в принципиальном плане заключается в разработке авторской концепции олигархии как политэкономической категории. Наиболее существенные результаты, характеризующие научную новизну, по мнению автора, заключаются в следующем:

Во-первых, с точки зрения методологии в контексте соцэкономических отношений обоснован политэкономический подход к сущности и социально-экономическому содержанию российской олигархии:

а) доказано, что суть олигархических структур выходит за рамки дисциплины «экономикс»;

б) а также не может ограничиваться рамками правовых и политологических дисциплин;

Во-вторых, раскрыта историческая эволюция понятия современной олигархии. На основе сравнительного анализа доказывается:

а) различия современной олигархии по отношению к олигархии Античного мира, которая была легитимна в глазах общества, как аристократическая элита держащая в своих руках и власть и собственность. Подобный статус олигархии соответствовал морально-этическим нормам античного общества;

б) она отличается от финансовой олигархии на пороге XIX-XX вв., которая явилась результатом относительно длительного исторического процесса концентрации и централизации капитала, приведшего к формированию финансового капитала.

В-третьих, дано авторское определение современной олигархии как политэкономической категории, которая обусловлена следующими базовыми характеристиками:

а) относительно объективная устойчивая система экономических отношений, имеющих способность постоянно воспроизводить себя, она занимает определенное место в системе теневой экономики рыночного хозяйства;

б) сущность олигархии определяется не масштабами капитала, а как результат слияния коррумпированного чиновничества с частным бизнесом, в этом контексте олигархами следует считать конкретных лиц, создавших бизнес или пришедших к власти на основе теневого сговора между властью и бизнесом, - это слияние может быть не только на федеральном уровне, но и на уровне региона и муниципального образования;

в) коррупция стала системообразующим фактором в процессе сращивания функций частного бизнеса и государственного управления. Обстоятельства, что в коррупции участвует и власть, и бизнес, превращают антикоррупционную борьбу в исключительно сложное направление государственной политики;

г) олигархия является самой опасной разновидностью теневой экономики, она наносит не только наибольший материальный ущерб, но и не -поправимый морально-нравственный урон российскому обществу;

д) она также является грубейшей формой нечестной, недобросовестной конкуренцией, небрезгующей такими грязными методами, как рейдерство, теневой сговор относительно монопольных высоких цен, вплоть  до заказных убийств.

В-четвертых, раскрыты те аспекты деятельности олигархии, которые характеризуют её как угрозу национальной безопасности:

а) олигархия в основном опирается на сырьевой сектор и на экспортную ориентацию сырьевых продуктов, что ставит под угрозу реализацию стратегических целей, ориентированных на инновационный характер, на устойчивое и долгосрочное развитие Программы социально-экономического развития России до 2020 года. Надо учитывать, что социальная безответственность крупных сырьевых корпораций привела к амортизации основных фондов и стала тормозом для внедрения инновационных технологий в национальную экономику;

б) негативный имидж российской олигархии не способствует привлечению иностранных инвестиций в российскую экономику;

в) стремление олигархических структур к получению сиюминутной выгоды любыми путями и способами, обуславливает их невысокий уровень корпоративного управления, недооценку разработки стратегического менеджмента, основанного на минимизации социальных рисков. Всё это снижает конкурентную способность корпораций и российской экономики в целом;

г) безответственная социальная политика олигархии, тем более в условиях нынешнего кризиса, ведет к возрастанию социальной напряжённости в обществе, которая может быть конвертирована в политическую нестабильность.

В-пятых, определены причины гипертрофированных масштабов коррупции в России. Доказано, что коррупция имеет объективную основу, она была, есть и будет, но масштабы её обусловлены неэффективностью государственной политики, а также субъективными ошибками властных структур:

а) доказана научная несостоятельность концепций первоначального капиталистического накопления в качестве оправдания коррупции. Россия давно прошла этот период, она является индустриальной державой, в которой собственник ещё в советское время был окончательно оторван от средств производства;

б) объективные причины превратили коррупцию  в глобальную проблему мирового сообщества, но её масштабы далеко не одинаковы в разных странах. Объективными причинами коррупции являются экономические, социальные, политические, социально-культурные и другие факторы. Субъективные же причины большей степенью обусловлены политической коньюктурой, ошибками и просчётами политического руководства.

в) в основе гипертрофированных масштабов коррупции в России лежат: ошибки политического руководства России 90-х годов, непрофессионализм команды радикальных монитористов, оказавшихся у власти, отсутствие деловых навыков и предпринимательской этики у «новых русских».

В-шестых, определены характерные черты и особенности российской олигархии:

а) Бурный рост олигархии в 90-х годах стал возможен в условиях относительного политического безвластия и стал результатом стихийных процессов в стране, где не было сформировавшихся институтов гражданского общества;

б) крупные олигархические корпорации сформировались в основном на базе советских гигантских научно-производственных объединений, что способствовало монопольному характеру возникших олигархических холдингов;

в) плюроэтнический состав российской олигархии объясняется во многом тем, что она сформировалась из представителей различных бывших советских республик, представлявших многонациональные сообщества;

г) слабая этическая основа российской олигархии объясняется многими причинами: отсутствием морального наследия дореволюционного предпринимательства, гносеологическими корнями «новой волны» предпринимательства в России, глубоким духовным кризисом 90-х годов;

д) российские олигархи проявили свою социальную безответственность в период своего появления, нахождения у власти в 90-х годах и в условиях нынешнего кризиса;

е) неэффективный менеджмент российских олигархов  проявляется в их ориентации на прибыль, а не на достижение конкурентных преимуществ, в недостаточном уровне инвестиций в более глубокую переработку продукта, в новейшие технологии, сохранение практики кумовства, землячества и т.д.;

ж) все эти характерные черты и особенности российских олигархов формируют довольно непривлекательный имидж российской олигархии в глазах общества.

В-седьмых, определены основные тенденции эволюции российской олигархии:

а) выявлено, что формирование олигархических структур в значительной мере приостановлено на федеральном уровне, но это явление в основном перешло на региональный уровень;

б) многие крупные олигархи перепродали свои активы и чаще всего превращаются в рантье, чем в производителей;

в) очень чувствительный удар по олигархии и особенно по её верхушке был нанесён нынешним финансовым кризисом;

г) будущее российской олигархии  в основном зависит от воли политического руководства страны и его борьбы с коррупцией.

В-восьмых, доказана необходимость комплексного и эффективного государственного воздействия на олигархические структуры в контексте стратегии социально-экономического развития страны:

а) показана существующая  разница между понятиями «государственное вмешательство» и «государственное воздействие»;

б) доказана необходимость стратегии государственного экономического развития страны, определения временных рамок и количественных параметров трансформации и минимизации олигархических структур в российской экономике.

В-девятых, предложена комплексная программа по совершенствованию антикоррупционного законодательства.

В-десятых, сформулированы практические рекомендации по сотрудничеству государства с институтами гражданского общества и международными организациями.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в том, что положения и выводы, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы в качестве теоретической основы изучения теневой экономики, коррупции, сущности российских олигархических структур; они могут быть полезны для более глубокого рассмотрения многих аспектов коррупции: её причин, основных форм проявления и её российской специфики; политэкономический подход позволил раскрыть сложную суть олигархии.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы правоохранительными органами, органами государственной власти, профсоюзными комитетами в качестве практических рекомендаций, направленных против коррупции, которая является основной причиной такого уродливого явления, как олигархия. В правительство РФ и МВД России были направлены служебные записки, содержащие выводы относительно олигархических структур, а также практические рекомендации по борьбе с коррупцией.

Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, могут быть применены в создании учебников и учебных пособий, лекционных и специальных курсов по дисциплинам: «Экономическая безопасность», «Теневая экономика», « Социально-экономическое развитие России», «Политика и экономика», «Финансовая олигархия», « Межгосударственное сотрудничество в борьбе с экономической преступностью» и др.

Материалы диссертации могут быть использованы для подготовки и переподготовки слушателей программ ДПО, повышения квалификации, а также профсоюзной учебы.

Рекомендации и выводы диссертационного исследования могут представлять интерес для правоохранительных и контролирующих органов государственной власти, в чью компетенцию входит пресечение экономических преступлений.

Результаты диссертации могут быть востребованы при подготовке программно-теоретических, в том числе и правовых документов (разделов документов) политических партий и общественных организаций.

Апробация результатов исследования. Диссертант представлял результаты своих исследований на российских и международных научных конференциях, научно-практических семинарах, круглых столах, интернет – конференциях:  «Актуальные проблемы противодействия криминальным угрозам в сфере налогообложения» (Москва, 2004 г.), «Наиболее опасные формы проявления экономических преступлений: опыт борьбы и направления её совершенствования» (Москва, 2006 г.), «Проблемы организации взаимодействия правоохранительных и контролирующих органов по пресечению экономических преступлений» (Москва, 2006 г.) и др.

В качестве члена Общественного совета «Ученые Болгарии», участвовал в работе интернет – конференций, соискатель выступал с докладами: « Социально-экономические особенности российской олигархии» (Болгария, Варна, 2006 г.) и «Олигархия – социально-экономическая сущность (Болгария, Варна, 2008 г.).

Диссертация была обсуждена на заседании кафедры экономической теории Академии труда и социальных отношений (март 2009 г.).





Некоторые положения и выводы диссертационного исследования использовались автором при чтении курсов «Оперативно-розыскная деятельность», «Экономическая безопасность», «Социальная политика» в ВИПК МВД РФ и АТиСО.

По теме диссертации автором опубликовано 23 работы общим объёмом 35,7 печатных листа, в том числе 2 монографии, 21 научная статья.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, десяти глав и заключения, списка использованной литературы.

Оглавление выглядит следующим образом:

Введение

Раздел I. Олигархия как политэкономическая категория

Глава 1. Историческая эволюция понятия «олигархия».

Глава 2. Коррупция как системообразующий фактор олигархии.

Глава 3. Олигархия как фактор, деформирующий систему рыночных отношений.

Раздел II. Характерные  черты и особенности российской олигархии

Глава 4. Гносеологические корни олигархии и причины ее  гипертрофированных масштабов.

Глава 5.  Эволюция российской олигархии.

Раздел III. Государственное воздействие на олигархические структуры

Глава 6.  Борьба с коррупцией – одно из  основных условий реализации стратегических задач.

Глава 7. Совершенствование антикоррупционного законодательства.

Глава 8. Изменение институциональных структур.

Глава 9. Формирование этической основы предпринимательства и государственной службы.

Глава 10. Сотрудничество государства с институтами гражданского общества и международными организациями

Заключение

Список использованной литературы

Основное содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается степень научной разработанности поставленной в нём проблемы, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, освещаются теоретико-методологические основы и эмпирическая база диссертации, излагаются научная новизна и положения, выносимые на защиту. Помимо этого, во введении содержится информация о теоретической  и практической значимости работы и её апробации.

Раздел I. Олигархия как политэкономическая категория

Рассмотрение содержания олигархии как политэкономической категории начинается со сравнительного анализа этого понятия в разных исторических эпохах.

В Античном мире, в аграрном обществе олигархия означала власть немногих, очень богатых семей, землевладельцев или торговцев,  осуществляющих властные функции в силу своего личного  богатства  и аристократического происхождения. В античных государствах олигархи пользовались общепризнанным  авторитетом среди граждан.

Много веков спустя уже после промышленных революций в условиях индустриального общества, на рубеже XIX и XX веков, в социал-демократической теории (Р. Гельфердинг, В.И. Ленин) финансовая олигархия рассматривалась, как  результат слияния банковского и промышленного капитала, как одна из характерных черт империализма. Социал-демократические теоретики объясняли появление финансовой олигархии, как закономерный процесс, связанный с концентрацией и централизацией капитала на основе ожесточенной конкуренции. С возникновением финансовой олигархии, в форме всесильных монополий, на всем протяжении прошлого века в экономической науке ее отношения с властью стали одной из важных проблем, острых дискуссий ( Дж. Кейнс, Дж. Голбрейт и др.).

В марксистской политической экономике была разработана концепция государственно-монополистического капитализма (ГМК), который «представлял собой соединение силы государства с силой монополий в единый механизм с целью спасения капитализма от  гибели и максимального роста прибылей от монополистической буржуазии» .

Нельзя отрицать, что крупный капитал оказывает значительное влияние на государственную власть. Однако эволюция рыночного хозяйства многих стран в прошлом веке  также свидетельствует о том, что это влияние не беспредельно. Более или менее нормальное функционирование рыночного хозяйства в постиндустриальном обществе обеспечивалось системой государственного регулирования, парламентской демократией и  антикоррупционным законодательством, наконец, определенным контролем государственных органов со стороны институтов гражданского общества. В целом, можно утверждать, что многие страны добились разделения функций государственной власти и функции частного бизнеса.

В сегодняшней России наблюдается  полный разброд и разногласие относительно понимания современной олигархии. Этот термин у всех на слуху, но он  скорее превратился в политический штамп, который используют в зависимости от идеологических симпатий или сиюминутной конъюнктуры.

В этом отношении весьма показательны результаты опроса, проведенного журналом «Коммерсантъ Власть» под рубрикой «Кто сегодня олигарх? ». Весьма известные в России люди, причисляющие себя к российской политической и деловой элите, совершенно по-разному относятся к олигархии. Большая группа опрошенных (Сергей Степашин, Председатель Счетной палаты РФ, Виктор Рашников, председатель Совета директоров Магнитогорского металлургического комбината; Виктор Вексельберг, президент группы компаний «Ренуво»; Александр Изосимов, гендиректор «Вымпелком’а»; Владимир Дмитриев, председатель Внешэкономбанка и др.) склонны считать, что в настоящее время олигархии в России уже нет.

Александр Смоленский, в 1990-х годах  владелец банка «СБС – Агро», Андрей Илларионов,  экс-советник президента РФ, Александр Абрамов, председатель совета директоров EVRAZ Group, считают олигархами тех, кто связан с властью или представляет ее.

Резкоотрицательное отношение к олигархии высказали  Сергей Глазьев, который в своё время был сопредседателем фракции «Родина», и Валерий Мутко, президент Российского футбольного союза. А Любовь Слиска, депутат Госдумы, Алексей Кузнецов, вице-президент компании «Роснефть», Иван Глухов, зам. начальника ГУВД Москвы, наоборот, – довольно положительно относятся к олигархам. Нам представляется, что проблемы российской олигархии нельзя рассматривать односторонне. Тем не менее, предпринимаются попытки представить олигархию в качестве локомотива российской экономики, основного источника формирования государственного бюджета. Кое-кто жалеет олигархов как  невинно пострадавших, другие требуют немедленного пересмотра итогов приватизации и чуть ли не ликвидации олигархии как класса.

По нашему мнению, только комплексный политэкономический подход поможет объективно рассмотреть экономическое содержание современной олигархии.

В этом направлении автор попытался дать свое определение олигархии.

Современная олигархия – это устойчивая, способная воспроизводить себя, коррупционная система экономических, социальных и политических отношений, в которой ее остальные субъекты (коррумпированные чиновники и нечестные бизнесмены) стремятся получить доход преступным путем, формируя олигархические структуры, где сливаются функции государственного, муниципального управления и частного бизнеса, что превращает олигархию в грубейшую форму  недобросовестной конкуренции.

Коррупционная система. Олигархи – это  не отдельные люди, взятые, как таковые, и даже не группы людей, как некая совокупность представителей чиновничества и бизнеса. Субъекты олигархии взаимосвязаны и взаимообусловлены, их объединяют общие экономические интересы и политические амбиции, личные связи, взаимная политическая поддержка друг друга, схожие формы и методы поведения и т.п. Иными словами, мы рассматриваем олигархию, как довольно устойчивое явление,  как подсистему рыночного хозяйства и занимающее в нём особое место.

Мы считаем, что олигархическая деятельность носит преступный характер и поэтому должна быть отнесена к теневому сектору национальной экономики. Причем, среди других разновидностей теневой экономики олигархия занимает доминирующую роль с точки зрения наносимого ею государству и обществу  материального и морального ущерба.

Коррупционная система может формально («де-юре») функционировать в рамках правового поля. Это возможно, когда нет законодательной базы, или когда по инициативе самой олигархии принимаются  законодательные акты в ее узко корпоративных интересах. Однако по существу («де-факто») олигархическая деятельность несет преступный характер, так как явно противоречит  принципам деловой этики, партнерских отношений между государственными органами и  предпринимателями, добросовестной конкуренции и морально-нравственным устоям общества.

Анализ олигархии в контексте ее системного характера позволяет  сделать важный вывод: борьба должна вестись  не с отдельными олигархами, а с коррупционной системой, которая охватывает экономические, социальные и политические отношения.

Коррупция как системообразующий фактор олигархии

Существует много определений коррупции. В пакете новых правовых норм, направленных на борьбу с коррупцией, это понятие определяется так: «Злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения, вопреки законам общества и государства, в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц, либо незаконное представление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами». Нам же больше всего импонирует то определение коррупции, которое дано исследователями Российского государственного гуманитарного университета: «Коррупция – это социальное явление, связанное исключительно с официальной деятельностью государственных служащих, выражающееся в незаконном предоставлении третьим лицам материальных и иных преимуществ и необоснованных льгот из корыстной или личной заинтересованности с прямым или косвенным нарушением служебного долга» .

Коррупция является одним из самых сложных феноменов в современном рыночном хозяйстве. Она носит объективный характер: появляется вместе с рождением государства, принимает различные формы и масштабы своей исторической эволюции и в настоящее время превратилась в одну из глобальных проблем мирового сообщества.

Анализ коррупции как системообразующего фактора олигархии позволяет констатировать, что наибольшие масштабы коррупции, а вместе с ней и олигархии, достигают там, где рыночные отношения еще недостаточно зрелы, а политическая власть нестабильна. Примером тому могут быть многие страны периферийной экономики, а также бывшие «социалистические» страны, экономика которых раньше опиралась на государственное централизованное планирование.

Коррупция весьма многообразна и  имеет много разновидностей, например, она  может осуществляться в денежной и нематериальной форме  (компенсация услуг в виде предоставления «теплых местечек» в частных компаниях, организации громких разоблачений с использованием «компроматов» и т.п.).

Коррупция может быть политической (подкуп политических партий, законодателей, пиаровских компаний через СМИ);  мафиозной (связь с криминалом, заказные убийства, сотрудничество с мафиозными группами); бытовой (взятки в системе здравоохранения, образования, жилищно-коммунального хозяйства и т.п.); институциональной (государственные правоохранительные  органы, оплата теневых услуг дорожной милиции, пожарным,  представителям санэпидемстанций и т.п.).

Основные субъекты олигархии – это коррумпированные чиновники всех уровней (федеральный центр, региональный уровень, муниципальные образования) и недобросовестные бизнесмены, независимо от масштабов и капитала (крупный капитал, малый и средний бизнес).

При такой трактовке олигархии, ее определение выходит за рамки понятия «очень богатый» или «финансовый магнат». Определяющим в олигархии являются не масштабы капитала, а их вовлеченность в коррупционную систему. В нашем определении в известной мере сознательно  размываются границы между представителями власти и бизнеса, так как в конечном итоге, как это  образно определил   В.В. Путин: «…они слились в экономическом экстазе». Действительно, олигархи представляют собой некий симбиоз сросшихся между собой структур: власти и бизнеса. Как правило, это сращивание идет поэтапно: от простых форм к более сложным. На начальном этапе  власть стремится конвертировать свое политическое влияние в собственность, затем претендует на свою долю в бизнесе, чтобы, в конце концов, претендовать на полноправное в нем участие и решающую роль. Примерно такой же поэтапный путь пытаются проделать бизнесмены, но уже в противоположном направлении: от бизнеса к власти.

В заключительной части  первого раздела диссертации сделаны  выводы:

  • Понимание современной олигархии принципиально отличается от того смысла, который вкладывался в это понятие в Античную эпоху или эпоху «индустриального общества». Принципиально различными являются  причины возникновения, гносеологические корни, экономическое содержание, формы и методы деятельности, последствия этой деятельности;
  • Будучи одной из самых грубейших форм недобросовестной конкуренции, олигархия представляет собой болезненное явление в рыночной экономике, деформирует ее структуру, значительно снижает эффективность рыночного хозяйства;
  • Коррупция, которая является системообразующим фактором в формировании олигархии, носит объективный характер. Но масштабы олигархических структур зависят от факторов, преимущественно, субъективного характера и прежде всего - от политической воли, государственной решительности  и последовательности борьбы против олигархии как системы;
  • Эта борьба носит исключительно трудный характер, так как в коррупционный процесс частично вовлекается и сама власть. Иными словами, речь идет о борьбе в своих рядах, что требует непреклонной воли и высоких морально-нравственных принципов.

Раздел II. Характерные черты и особенности российской олигархии

До сих пор предпринимаются попытки создать некую мифологию относительно российской олигархии и ее характерных черт. В этом мифотворчестве олигархия предстает, как чуть ли не самая динамичная часть российского общества, его политическая и экономическая элита, и в качестве крупного капитала, играющая роль двигателя национальной экономики.

Более глубокий и непредвзятый анализ российской олигархии дает принципиально иную картину ее сущности и характерных черт.

Сущность олигархии выявляется в анализе поэтапного процесса восстановления структур частного бизнеса в постсоветской России.

На всех этапах становления частного бизнеса происходил процесс его соединения с институтами власти. Во второй половине 80-х годов, в период развития кооперативов и частных коммерческих банков, очень важна была готовность государственных  предприятий сдавать в аренду кооперативам свои производственные площади и размещать свои финансовые средства в частных банках.

Во время ваучерной приватизации в начале 90-х годов от государственных органов  во многом зависело установление списков предприятий, подлежащих  приватизации, и выбор форм приватизации.

Приватизацию в форме залоговых аукционов следует считать периодом  правового оформления крупного олигархического бизнеса. По существу – это  был теневой сговор между банковскими дельцами и представителями государственной власти. Первые, якобы давали деньги под залог собственности крупных государственных компаний, вторые оформляли эту сделку в форме Указов Президента РФ и постановлений правительства. Но те и другие хорошо знали, что наиболее рентабельные предприятия останутся в руках частных собственников. Было и еще одно важное обстоятельство этой сделки: государственное имущество оценивалось не по рыночной, а по остаточной стоимости.

В 2005 г., так как уже после более чем десятилетие, когда прошли уже залоговые аукционы, по данным опроса фонда «Общественное мнение»  (ФОМ) 64% россиян были убеждены, что приватизация проходила с нарушениями законов, а 51%   –  что итоги приватизации необходимо пересмотреть.

Хотя приватизация формально и имела под собой правовую основу, но, тем не менее, в народе ее продолжают называть «грабительской». Эмоциональное восприятие на уровне обыденного сознания не из формально-правовых аспектов, а из констатации фактов, а они таковы: например, при приватизации «Сибнефть» была оценена в 196 млн. долларов, а продана Газпрому за 13 млрд. долларов, 51%  акций «Норильского никеля»  были проданы за 170 млн. долларов при  годовой выручке около 3 млрд. долларов.

Появление бизнес-слоя в постсоветской России, строго говоря, нельзя назвать возрождением российского предпринимательства. Дореволюционное предпринимательство и олигархический бизнес разделяет целая историческая эпоха, насчитывающая многие десятки лет. У них разные  корневые системы, механизм взаимодействия с властью, организационные структуры и социально-экономическое содержание. В отличие от дореволюционного предпринимательства олигархический бизнес в постсоветской России возник не в ходе  исторического длительного накопления капитала, его концентрации и централизации, а в результате стихийного раздела государственной собственности в условиях распада прежней политической и социально-экономической системы.Очевидно, что в этой ситуации новые бизнес-структуры не могли унаследовать от дореволюционного предпринимательства ни капиталы, ни их деловые навыки, ни морально-нравственные ценности.

В то же время  ряд исторических особенностей исторического развития наложили свой отпечаток на процесс формирования бизнес-структуры в постсоветской России. Например, хорошо известно, что и в царской России,  при ее централизованной бюрократической системе частное предпринимательство всегда испытывало большую зависимость от государства. В Советском Союзе вообще практически вся экономическая деятельность осуществлялась на основе государственной собственности.

Надо также учитывать, что крупный олигархический капитал возник на руинах некогда мощной индустриальной державы – Советского Союза. Однако советская экономика была представлена крупными научно-производственными объединениями, что, несомненно, способствовало уже в рыночных условиях формированию вертикально-интегрированных холдингов.

Нельзя также утверждать, что теневые операции в экономике характерны только для постсоветской России. Известно, что в России существовала система «кормления», чиновничество не брезговало взятками. Да и в Советском Союзе существовал теневой сектор в лице подпольных «цеховиков», спекулянтов иностранной валюты и т.п.

Весьма специфична была и «родословная» бизнес-групп,  появившихся на развалинах советской экономики. Основными источниками их формирования стали представители партийной и административной номенклатуры, директорского корпуса «новой волны» и криминального мира. Общим для всех этих разнородных групп  было то, что  никто из них прежде профессионально и легально не мог заниматься частным бизнесом. Неслучайно, что в народе этих людей стали называть «новыми русскими».

Состав «новых русских»  как бы способствовал слиянию государственной власти и бизнеса. Партийный или административный номенклатурщик в советское время всегда претендовал на руководство экономикой, ведь он распределял финансовые средства и материальные ресурсы, во многом определял и судьбу руководящих кадров предприятий. В новых условиях он получил возможность конвертировать свою власть в личную собственность. Из своих государственных кабинетов бюрократы широко распределяли бюджетные средства, подписывали разрешительные документы на приватизацию, но требовали денежной компенсации за свои услуги. Директора государственных предприятий предоставляли  возможность кооперативам  использовать государственное оборудование, сырье, энергию по  государственным ценам, но требовали свои доли в прибылях, которые уже формировались на свободном рынке. Подобная практика давала им  возможность в период ваучерной приватизации выкупать государственную собственность и стать реальными хозяевами предприятия.

Целыми отделами государственные чиновники перемещались в частные товарные биржи и коммерческие  банки, фирмы, хозяева которых получили возможность «делать деньги» из воздуха. В то же время в массовом порядке воздвигались «финансовые пирамиды», но также быстро и рушились.

Среди других стран мира частный бизнес и особенно крупные корпорации  в России за последние пятнадцать лет развивались рекордно быстрыми темпами. Авторитетные  зарубежные источники сообщают, что по темпам прироста  миллионеров Россия обогнала американцев и западноевропейцев. Например,  2005 год оказался очень удачным  для российских бизнесменов, как подсчитал журнал «Forbes», их совокупное  состояние выросло на 75% до 250 млрд. долларов. Бесспорным лидером «золотой сотни» остается губернатор Чукотки Роман Абрамович – у него 18,3  млрд. долларов. Вслед за Абрамовичем «призовое место» занимают президент «Лукойла» Вагит Алекперов (12,7 млрд. долл.) и председатель Совета директоров Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лесин (11,3 млрд. долл.).

Таким образом,  к середине 90-х годов прошлого  столетия олигархические структуры в России сложились в воспроизводящую себя систему:

  • К этому периоду произошел процесс слияния государственной власти и частного бизнеса, причем, как на федеральном, так и на регионально-муниципальном уровнях;
  • В экономическом плане после разгосударствления собственности олигархия получила в свои руки наиболее прибыльные компании и, тем самым, обрела значительную финансовую и экономическую мощь, которую она использовала как инструмент для своих коррупционных операций;
  • В политическом плане представители крупного олигархического бизнеса стали доминировать в ближайшем окружении Президента РФ в 90-х годах, в его администрации и правительстве РФ, создали лоббирующие структуры в ведущих политических партиях, в Федеральном Собрании, в органах власти на уровне российских регионов и муниципальных образований;
  • В идеологическом плане олигархия прибрала к своим рукам крупные издания и СМИ, опиралась на концепции, разработанные  научными и консультативными центрами, которые, в конечном итоге, превратились в организаторов широких пиаровских компаний, начатых по инициативе олигархии;
  • На международном уровне верхушка российской олигархии установила прочные связи с политической элитой Запада,  неправительственными  организациями, которые активно поддерживали олигархический режим извне.

Специфическое содержание российской олигархии привело к весьма неутешительным результатам:

  • В постсоветской России наблюдаются гипертрофированные масштабы коррупции, как системообразующего фактора олигархии, что позволяет определить российский бизнес, как преимущественно олигархический;
  • В структуре российского частного бизнеса доминирующую роль играют крупнейшие сырьевые монополии, ориентирующиеся на экспорт, что создает определенную угрозу превращения страны в сырьевой придаток.  Что же касается среднего и  малого бизнеса, то для них характерны такие параметры, которые во много раз меньше, чем они должны быть в нормальном рыночном хозяйстве;
  • Высокие прибыли олигархии не могут быть критерием, характеризующим эффективность их  менеджмента, слияние с властью дает возможность  олигархическому бизнесу использовать полученные коррупционным путем привилегии и не прилагать усилий к повышению эффективности системы управления (повышение конкурентоспособности хозяйствующих субъектов за счет улучшения качества продукции, инновационного характера производства,  формирования привлекательного имиджа предприятия и т.п.). Иными словами, для российской олигархии характерен неэффективный менеджмент;
  • Современный российский бизнес отличается своей слабой этической основой. О разрыве между  дореволюционной и современной Россией уже говорилось выше. Это как раз и объясняет то, что морально-нравственные устои дореволюционного российского предпринимательства не могут  стать этической основой нынешнего бизнеса в России. Во времена существования Советского Союза коммунистический режим  проводил политику воинствующего атеизма, тем не менее,  пытался разработать какой-никакой «моральный кодекс». В ельцинской же России доминирующей стала идеология радикального монетаризма, проводящего призывы под лозунгом «обогащайтесь», и основанная на таких суждениях, как «бесплатным сыр может быть только в мышеловке», или «когда я  слышу о социальной справедливости, то хватаюсь за свой карман, так как уверен, что кто-то хочет в него залезть», «морально все то, что разрешает закон»;
  • Российские олигархические структуры являются плюроэтни- ческим бизнесом, и в то же время в этой сфере проявляются формирования внутри этого бизнеса этнических бизнес-групп, например, хозяевами крупных частных нефтяных компаний  в основном стали представители не русской национальности, хозяевами городских рынков чаще всего являются  выходцы из Азербайджана. Этнический характер особенно четко прослеживается в мафиозных группировках. Печально известная деятельность чеченской, грузинской, армянской и других  организованных преступных группировок построена по этническому принципу. Только в Москве и Московской области существуют 47 этнических национальных  группировок, деятельность которых  связана с бизнесом.

Многочисленные социологические опросы, проведенные в последние годы среди различных социальных групп граждан России, убедительно свидетельствуют о том, что подавляющая часть россиян совершенно определенно выражает свое явно отрицательное отношение к олигархам.

Часто приходится слышать, что негативное отношение россиян к олигархам объясняется тем, что в нашей стране существует традиционная зависть к богатым и  удачливым людям. Однако подобное объяснение нам кажется слишком упрощенным. Конечно, хорошо известные исторические традиции православной культуры, осуждающей стяжательство, поклонение золотому тельцу, стремление к личному обогащению  и т.п. Но надо видеть разницу между примитивной завистью и приверженностью к социальной справедливости. Для россиян все же более характерно второе, чем первое. Надо вспомнить, что православие признает частной собственностью только то, что создано своим трудом. Вероятно, российскому обществу трудно признать олигархическую собственность, как справедливо доставшуюся.

Важными аспектами негативного отношения рядовых россиян к олигархам являются их некоторые характерные черты, которые характеризируют социальный портрет самих российских олигархов. Например, их считают корпоративными эгоистами и людьми, которые не проявляют необходимой социальной ответственности по отношению к наемному труду.

Крупных олигархов также трудно признать в качестве патриотов  России. В России они, как правило, бывают наездами, по вахтовому  методу, их дети учатся в зарубежных колледжах, жены  также предпочитают жить в европейских странах.

В современной России олигархические структуры  стали тормозом для ее социально-экономического развития.

В национальной экономике экспортно-сырьевая  ориентация крупных российских корпораций деформирует хозяйственную структуру страны, тормозит переливание капиталов в наукоемкие и более  конкурентно-способные отрасли, создает угрозу превращения страны в сырьевой придаток центров мирового развития.

В социальном плане олигархия способствует возрастанию социальной дифференциации российского общества и росту социальной  напряженности.

В политическом плане олигархия играет роль  дестабилизатора политической обстановки: спонсирует политические партии, депутатский корпус, апеллирует к поддержке из-за рубежа и т.п.

Весьма показательны социальные опросы, которые убедительно свидетельствуют о том, что российское общественное мнение не склонно рассматривать  олигархию в качестве «локомотива» национальной экономики. На вопрос аналитического центра Юрия Левады (март 2006 г.) «Как Вы считаете, почему в России нет сейчас серьезного экономического роста?»  –  33% опрошенных ответили: «Грабительская политика крупного российского бизнеса (олигархов), незаинтересованность крупного бизнеса в экономическом  возрождении страны», – а 34% сформулировали свой ответ так: «Бюрократический произвол,  коррупция и взяточничество в высших органах власти».

Следует отметить, что эти ответы по своему удельному весу являются наиболее репрезентативными. 49% участников одного из опросов «Левада-центр» заявили, что деятельность российских бизнесменов идет во вред стране.

Во втором разделе диссертации  рассматривается эволюция олигархических структур.

Эволюция олигархических структур

За последнее десятилетие происходят определенные сдвиги в самой олигархии, надо признать, что, с одной стороны,  нейтрализованы самые одиозные олигархи (Березовский, Гусинский, Ходорковский и др.), но другая часть крупных олигархов, наверное, стали более осторожными по отношению к власти и заняли выжидательную позицию. И, тем не менее, некоторые из крупных олигархов начинают все более отходить от непосредственной производственной деятельности, продают крупные партии акций своих компаний на фондовом рынке, так, например, Р. Абрамович начал распродажу своих активов еще в 2003 году. Управляющая его активами компания Millhouse Capital продала 26% акций «Аэрофлота», затем последовала сделка с «ЮКОС», и продажа 50% акций в «Русском алюминии». Позже Абрамович продал свои акции «Сибнефти» Газпрому (за 13,1 млрд. долл.), и, как утверждают специалисты, теперь налоговым инспекторам трудно предъявить ему претензии  относительно условий,  по которым покупалась «Сибнефть» в 1995 году.

В последние годы значительная часть акций крупнейших российских компаний была продана на мировых фондовых биржах. В конце 2005 г. владелец Новолипецкого металлургического комбината (НПМК) Владимир Лесин продал на Лондонской фондовой бирже 7% акций НПМК за 609 млн. долларов. Еще вчерашний хозяин «АвтоВаза» В.Каданников сегодня превратился в банкира. Этот перечень можно было бы продолжить. Во всяком случае, выявляются достаточно устойчивые тенденции: многие олигархи – представители первой волны, создав миллиардные состояния, сегодня предпочитают превратиться в рантье.

Другой тенденцией является то, что крупнейшие российские корпорации  теряют свой преимущественно сырьевой характер. С одной стороны, это связано со стремлением корпораций диверсифицировать свою деятельность. А. Мордашев – хозяин «Северстали» -  пытался укрепить свои позиции и в автопроме, Олег Дерибаско («Базовый элемент») проявляет интерес к строительству ГЭС, инвестициям в сельское хозяйство, стремится приобрести акции «силовых машин».

С другой стороны, в крупный бизнес начинают  приходить относительно новые предприниматели не сырьевого сектора. По данным журнала «Forbs»,  из «золотой сотни»   богатейших бизнесменов России 44 человека являются представителями не сырьевых секторов и владеют активами на сумму около 40 млрд. долларов.

Реструктуризация российской экономики продолжается, но уже не на основе прежней «ваучерной» или «залоговой» приватизации. Надо  признать, что хотя очень медленно, но рыночные отношения в национальной экономике становятся  более зрелыми, и на процесс формирования капитала все большее воздействие начинают оказывать конкуренция и более эффективные формы современного менеджмента. Эти новые тенденции в значительной степени подрывают ту базу, на которой сформировалась первая волна российских олигархов. В этом же направлении действует и  возрастной фактор. Мало  шансов у нынешних олигархов превратиться в фамильные династии, далеко не у всех  из них их прямые наследники проявляют явные таланты в сфере предпринимательства.

Более существенные сдвиги в структуре предпринимательской собственности происходят и по другим направлениям.

Прежде всего, надо признать, что крупные российские корпорации медленно, но все более уверенно превращаются в транснациональные корпорации. Многие из них имеют не только филиалы и дочерние фирмы за рубежом, но и значительная часть их предпринимательской деятельности концентрируется в зарубежной сфере. Конечно, продолжается передел собственности, но сегодня его основными инструментами уже не являются различные формы разгосударствления. Чаще всего открыто или подспудно наиболее активные топ-менеджеры становятся  владельцами контрольных пакетов акций крупных компаний. Передел собственности интенсивно происходит и на фондовых рынках.

В то же время сохраняются и силовые методы передела собственности путем принудительных слияний и просто захватов предприятий. Широкое распространение получил так называемый «рейдеровский бизнес», когда «гринмэйлеры» (акционеры-миноритарии) вначале занимаются шантажированием компании (срывают собрания акционеров), пишут  жалобы, инициируют проверки для того, чтобы затем обанкротить компанию, а в конечном итоге, захватить ее. В этих действиях подкупают судей, сотрудников правоохранительных органов, т.е. рейдерство использует коррупцию.

Сегодня этот бизнес в России  измеряется миллиардами долларов и наносит колоссальный ущерб для отечественной экономики. Эта форма насильственных поглощений возмущает не только российскую общественность, но и «либералов» российского правительства – Германа Грефа, который в феврале 2006 г. вынужден был заявить: «На рынке появились гринмэйлеры, которые стали миллиардерами  на незаконном отъеме собственности. Вместо того, чтобы находиться в местах не столь отдаленных, они у нас находятся на высших местах в рейтинге журнала «Forbes».

Определенная эволюция происходит и в том, что называется «крышеванием». Известно, что на первых этапах становления рыночных отношений, бизнес вынужден был прибегать к «крышам» явно бандитского характера. Несколько позже появились частные  охранные фирмы на коммерческой основе. В настоящее же время их все более заменяют, так называемые, «милицейские крыши», т.е. за соответствующую компенсацию функцию охраны берут на себя представители милиции, но которые не брезгуют прибегать к услугам и криминальных  элементов.

На прямо поставленный вопрос – в современной России в целом олигархические структуры  укрепляют свои позиции или ослабевают? – ответ не может быть однозначным. Как нам представляется, на федеральном уровне процесс формирования олигархии в какой-то мере приостановлен. Одиозные олигархи утратили возможности влиять на  принятие государственных решений стратегического характера. Самые авторитетные  международные рейтинги не дают основания говорить о появлении новых российских миллиардеров, которые сделали свое состояние в последние годы благодаря коррупционным связям с верхними эшелонами власти.

Однако создается впечатление, что процесс слияния власти и бизнеса не остановился, но перемещается в большей степени в российские регионы и муниципальные образования.

Р. Абрамович остался одним из руководителей Чукотки. Люди из бизнеса в настоящее время руководят регионами: Александр Хлопонин – в Красноярском крае, Александр Ткачев –  в Краснодарском крае, Виктора Вексельберга прочат главой  объединенных в один регион Камчатки и Корякии.

Подавляющая часть депутатов региональных законодательных собраний  представляет бизнес-структуры, и  весьма нетрудно предположить, что они не используют свои властные полномочия для личного делового успеха.

На уровне муниципальных образований в российских городах и сельской местности продолжают действовать  организованные преступные группировки, которые являются одной из сфер мафиозных структур.

«Большинство россиян сомневается в том, что российская деловая элита заинтересована в решении общественно значимых задач,  в массе своей граждане уверены, что крупнейшие бизнесмены озабочены лишь преумножением своего богатства и влияния  и переводом своих капиталов за рубеж, - утверждают социологи из Института комплексных социальных исследований Российской академии наук (ИКСИ РАН). При этом весьма значительная доля граждан (каждый третий) считает вполне нормальным сам факт участия  большого бизнеса в политике. Но столько же участников всероссийского исследования выступают категорически против этого. Социологи отмечают важное обстоятельство недоверия к олигархам – только десятая часть опрошенных согласилась с тем, что экономическую элиту можно рассматривать как «мотор развития» современной России. Причины тому – как профессиональные, так и нравственные качества этой категории бизнесменов. Вместе с тем, почти две трети респондентов Фонда «Общественное мнение» отмечают, что уже сегодня деятельность олигархов оказывает серьезное влияние на жизнь их региона».

Влияет ли сегодня крупный бизнес на положение в вашем регионе?

           62%

           Да

                                           

 


                                                                                  13%

                                                                                  Нет

                     

                 25%

           Затрудняюсь ответить

Имеет ли право бизнес-элита участвовать в политике?

           31%

           Да

 


                                                                                      31%

                                                                                      Нет

 


              38%

         Затрудняюсь ответить

                                    Рисунок 1.

 

 

Раздел III. Государственное воздействие на олигархические структуры

Многофакторный характер причин олигархии и разнообразие ее разновидностей обуславливает множественность направлений, форм и методов воздействия на олигархические структуры.

Учитывая, что именно слабость власти явилась основной причиной гипертрофированных масштабов олигархии, мы обращаем особое внимание на действия  государства и его органов. Конечно,  это не отстранение от борьбы института гражданского общества, но все же основным орудием здесь должно быть государство.

Причем, как нам представляется, понятие «воздействие» более широкое и носит более комплексный и разнообразный характер, чем «борьба»: оно  охватывает различные сферы воздействия (экономическую, политическую, социальную, этическую и др.) и включает в себя самые различные методы – начиная от ужесточения антикоррупционной борьбы до государственной поддержки целого ряда направлений частного бизнеса.

В понятие государственного воздействия на олигархические структуры мы вкладываем политэкономическое содержание. По нашему мнению, процессы, связанные  с рождением олигархических структур, их  развитием и масштабами зависят во многом от характера политической власти. Именно сильная и стабильная государственная власть способна не допустить трансформацию политических структур  в коррумпированное государство, выражающее преимущество, узкокорпоративным интересам  олигархического бизнеса и коррумпированного чиновничества; сильная государственная власть предполагает, что властная вертикаль способна остановить коррупцию не только на уровне федерального центра, но и в российских регионах и муниципальных образованиях.

На макроэкономическом уровне государственное воздействие на олигархические структуры должно осуществляться,  прежде всего, через социально-экономическую политику государства.

Россия наших дней остро нуждается в разработке научно-обоснованной и реалистичной стратегии социально-экономического развития страны. В этой стратегии должны быть четко очерчены контуры  российской модели рыночной экономики, структура отечественного бизнеса, предельные границы  теневого сектора, стратегические направления государственной налоговой политики и другие основные показатели индикативного государственного планирования, играющих роль важных ориентиров для частного бизнеса. Внятная государственная стратегия социально-экономического развития,  безусловно, является довольно прочным барьером для олигархических структур.

В социально-экономической стратегии трансформация олигархических структур в конкурентоспособные хозяйствующие субъекты должно рассматриваться как паритетное условие реализации основных стратегических целей социально-экономического развития страны.

В государственной стратегической программе должны быть определены предельно допустимые масштабы теневой экономики, по нашему мнению, не более 10-12%, а также временные рамки (5-7 лет) кардинального решения этой проблемы.

Очевидно, что успешная реализация этой сложной цели возможна, если  принципами государственной политики будут:

  • Прозрачность принимаемых исполнительной властью  решений, исключающих теневые сделки чиновничества с бизнесом (условия тендеров, аукционов, приватизации государственных предприятий и т.п.);
  • Равноудаленность власти и бизнеса – особо важный принцип, осуществление которого  должно находиться под постоянным контролем гражданского общества;
  • Социальная ответственность государства перед обществом, т.е. проведение социально ориентированной  политики, что, несомненно, ограничивало  бы антисоциальные акции олигархии;
  • Борьба с коррупцией не должна носить характер единовременной компании, а принять системный и бескомпромиссный характер.

Одним из важнейших направлений государственного воздействия на олигархические структуры является совершенствование антикоррупционного законодательства.

Представители некоторых радикальных общественных организаций выдвигают требования пересмотра итогов приватизации, проведенной в интересах олигархии в 90-х годах. Причем, они опираются на результаты проведенных социальных опросов, которые говорят о том, что более половины опрошенных россиян считают эту приватизацию незаконной.

По нашему мнению, пересмотр итогов приватизации как метод борьбы с олигархией несостоятелен по нескольким причинам.

Во-первых, в правовом отношении она была оформлена Указами Президента РФ  и подзаконными актами российского правительства.

Во-вторых,  очень трудно и практически невозможно доказать финансовые и правовые махинации по истечении более чем десятилетнего срока.

В-третьих, надо принимать во внимание, что олигархия, как все еще влиятельная структура, без боя не отдаст то, что попало в ее руки.

В правовом отношении наиболее эффективным направлением борьбы с коррупцией является совершенствование антикоррупционного  законодательства.

Неразработанность российского антикоррупционного законодательства является закономерным итогом длительного игнорирования проблемы в советский период. Тогда слово «коррупция» вообще не использовалось в языке официальных документов. Отрицая термин, отрицали понятие и вместе с ним и явление.

В нынешнее время действуют следующие правовые акты, связанные с данной проблематикой:

  • Указ Президента 1992 г. «О борьбе с коррупцией»;
  • Закон «Об основах государственной службы в РФ» (1995);
  • Постановление Правительства РФ от 30 апреля 1997 г. № 495 «Об утверждении Комплексного плана действий Правительства РФ по реализации в 1997 г. Послания Президента России Федеральному Собранию «Порядок во власти – порядок в стране», программы Правительства РФ «Структурная перестройка и экономический рост в 1997-2000 г.г.»;
  • Подписанная в 1999 г. Европейская Конвенция об  усилении уголовной ответственности за коррупцию;
  • Указ Президента РФ от 12 августа 2002 г. № 885 «Об утверждении общих принципов служебного поведения  государственных служащих».

По мнению исследователей, Указ Президента «О борьбе с коррупцией» (1992) оказался фиктивным, поскольку тогда отсутствовало четкое законодательное регулирование вопросов, связанных с государственной службой, не был введен контроль за исполнением положений Указа. В то же время некоторые требования Указа были отрегулированы другим Указом только в 1997 г. (например, требования декларации дохода, имущества).

На данный момент основным  законодательным актом в данной сфере остается Закон «Об основах государственной службы в РФ», принятый в 1995 г. Но он, по мнению криминологов, не носит антикоррупционного характера, так как сохраняет возможности для коррупционного поведения. Ведь действие этого Закона распространяется  только на государственных служащих. Однако в целях технического обеспечения работы государственных органов в их штат вводятся должности, не подпадающие под государственную службу (п.1 ст.1). Замещающие эти должности граждане составляют потенциал для коррупции, так как на них не распространяются антикоррупционные запреты. Лица категории «А»  не являются госслужащими, и на них действие Закона также не распространяется, а высокая степень неприкосновенности на практике делает невозможным уголовное преследование.

До сих пор отсутствует Положение о криминологической экспертизе, которая необходима для выяснения пробелов в законодательстве, позволяющих осуществлять коррупционные преступления. Проект такого положения был разработан в Институте государства и права еще в 1999 г., однако он не был принят Советом безопасности РФ, который заказывал его разработку. В мае 2008 года Президент России подписал Указ «О мерах по противодействию коррупции», а в июле 2008 года принял Национальный план по противодействию коррупции.

С точки зрения исследователей, противодействие коррупции неэффективно и фактически невозможно при отсутствии гражданского  участия. Помимо низкой активности граждан и ряда других проблем построения гражданского общества в России, возможное сотрудничество граждан  с правоохранительными органами  в деле борьбы с коррупцией, в том числе с коррупцией в самих органах правопорядка законодательно не обеспечено. Лица, сотрудничающие с правосудием, должны быть защищены Программой защиты свидетелей, которая до сих пор не принята.

Таким образом, сейчас правоохранительные органы не имеют ресурсов и реальной независимости для эффективной борьбы с разнообразными проявлениями коррупции, такими, как: 1) коррупционный лоббизм; 2) коррупционный фаворитизм; 3) коррупционный протекционизм; 4) скрытые взносы на политические цели; 5) взносы на выборы с последующей раздачей государственных должностей; 6) келейное проведение приватизации, акционирования, залоговых аукционов; 7) представление налоговых и таможенных льгот; 8) государственных должностных лиц (сразу после отставки) на руководящие высокооплачиваемые должности в коммерческом секторе; 9) совмещение государственной службы с коммерческой деятельностью; 10) международная коррупция.

По нашему мнению, пришло время для разработки и принятия пакета правовых документов, направленных на строгое запрещение сочетания в  одном лице функции частного бизнеса и функции государственного управления. Этот  пакет должен содержать правовые нормы, предназначающиеся,  прежде всего,  высшим эшелонам власти, например, лицам, которые относятся к категории «А» (министры, их заместители, депутаты Федерального Собрания и др.). Должен быть установлен строгий контроль не только за их доходами, но и расходами, т.е. недвижимостью, которой они располагают (в России и за рубежом), включающую  земельные участки, транспортные средства, строения, ценные бумаги, художественные ценности, драгоценные металлы в слитках и т.п. Вероятно, такой же строгий контроль должен быть осуществлен в отношении их ближайших родственников, высокопоставленных государственных служащих.

Многие специалисты настаивают на необходимости  вернуться к нормам конфискации имущества, приобретенного преступным путем. Подобные меры особенно актуальны, если учесть, что Государственная Дума РФ приняла  Закон о ратификации Конвенции ООН против коррупции. По всей видимости, надлежит конкретизировать ряд аспектов правовых актов, которые призваны обеспечить прозрачность  финансовых операций корпораций, определить четкое содержание правовой нормы «коммерческая тайна».

Ужесточение антикоррупционного законодательства необходимо сочетать с правовыми нормами, которые на деле означали бы государственную поддержку добропорядочного бизнеса. Здесь речь идет, например, о снижении налогового пресса на бизнес, замену разрешительной системы предпринимательства уведомительной. Представляется также целесообразным стимулировать возвращение  отечественного капитала из-за рубежа не в форме его «амнистии», а  «легализации».

Отдельно в этом разделе выделяется комплекс практических рекомендаций, связанных с модификацией институциональной системы. Речь идет о том, что действительно из всех проблем, которые существуют сейчас в России, может быть, система управления является одной из самых сложных. Уже доказано, что слабость политической власти в 90-х годах явилась одной из причин появления олигархии в ее гипертрофированных масштабах.

Особое место  занимает проблема усиления властной вертикали. Мы пришли к выводу, что она решена на уровне отношений Президента РФ  с Федеральным Собранием, Правительством, Генеральной прокуратурой, губернаторами, органами государственной власти.

Однако в этой властной структуре до сих пор  уязвимыми местами остаются отношения на уровне регионов и их отношения с муниципальными образованиями. Надо признать, что существует нечеткая система отношений между регионами и местной администрацией, законодательными собраниями и правоохранительными органами. У нас создается впечатление, что  коррупционный процесс в какой-то степени стал более приглушенным на федеральном уровне, но начал интенсивно, еще в большей степени,  развиваться  на уровне регионов. Речь идет о том, что именно здесь продолжается процесс слияния власти не только с бизнесом, но и с криминальными структурами, на основе чего формируются мафиозные структуры. Нельзя отрицать, что до сих пор актуальными проблемами на уровне регионов является независимость прокуроров, судей, СМИ от регионального начальства.

Весьма сложная проблема заключается в том, что необходимо найти действенные меры снижения степени коррупционности государственного аппарата. Подобная задача была одной из целей проведения административной реформы. По некоторым экспертным оценкам, потери нашей экономики от неэффективности чиновничества исчисляются в 10-15% ВВП, а это более 100 млрд. долларов.

Концептуальная основа административной реформы разрабатывалась в стенах Высшей школы экономики, ее инициаторами были и Греф, и Козак. Однако в настоящее время становится очевидным, что эта реформа явно пробуксовывает. Трехуровневый принцип управления (министерство, агентство, служба) привел к значительному увеличению численности госслужащих (на 30%). Что касается коррупции, то следует признать, что ее уровень  повысился: бизнесмен должен сейчас  улаживать свои дела уже на трех уровнях.

Одна из самых острых проблем административной реформы – формирование стандартов государственных услуг и функций – не решена. Полномочия отдельного чиновника не определены и не ограничены, что позволяет ему произвольно толковать государственные нормы и  предписания в зависимости от готовности  частного клиента платить за оказанные услуги.

Несмотря на определенные усилия, предпринятые в отношении общественного статуса государственного служащего, имидж российского чиновника в глазах общества не стал  выглядеть более привлекательным. Конечно, материальный  стимул для государственного служащего играет большую роль. Однако уже накопленный практический опыт показал, что только повышение зарплаты не может быть основным инструментом в борьбе против взяточничества. В результате административной реформы была значительно повышена заработная плата высших категорий госслужащих, но весьма парадоксальным явлением стало и то, что центр коррупции стал также перемещаться в этом же направлении. В то же время нельзя считать нормальным, что уровень заработной платы  чиновника среднего уровня в 8-10 раз ниже вознаграждения  менеджера коммерческих структур, имеющего примерно сравнимый уровень образования и профессионализма. Очевидно, что подобная ситуация создает благодатную почву для взяточничества и использования государственной службы как трамплина для перехода в частную компанию, которой оказывалась услуга.

По всей видимости, в общественном статусе должны быть улучшены социальные гарантии государственных служащих, которые бы его оградили от несправедливых  организационных перетрясок, а также необходима гарантия морально-нравственных критерий государственной службы.

К проблеме государственного управления следует отнести и то, что можно назвать «десантированием государственных служащих в коммерческие структуры». Речь идет о том, что чиновники самого высокого уровня одновременно являются членами руководства частных корпораций, в которых они, по идее, должны защищать интересы государства. В реальности, тем самым государство как бы само провоцирует своих чиновников на коррупцию.  Ведь различные формы вознаграждений частных компаний (дивиденды, премии, бонусы и т.п.) намного превышают официальную зарплату государственных служащих. Зарубежный опыт подсказывает, что более эффективной формой  управления пакетом государственных акций являются независимые менеджеры. К такой форме государственного управления следует перейти и России.

Давно уже следует  навести порядок и с государственными заказами, которые стали объектом масштабных теневых операций, покупки товаров и услуг для государственных  нужд должны проходить через, так называемые, «обратные» аукционы, товарные биржи, конкурсы.  По оценкам экспертов, экономия  в этой сфере может составить около 5 млрд. долларов в год.

Вполне оправданным следует считать, что таможенная служба выведена из подчинения Министерства экономического развития и торговли и передана под личный контроль премьер-министра. В то же время мало убедительно то  обстоятельство, что  федеральная служба по финансовому мониторингу находится при Министерстве финансов. По существу эта служба, играющая роль финансовой разведки, должна находиться, по нашему мнению, при Правительстве РФ или при Президенте РФ.

Среди других предложений институционального характера, есть идея объединения  налоговой и таможенной службы. Вероятно, это предложение может вызвать определенные сомнения, но, возможно, здесь следует подумать о том, что эти службы имели бы общую информационную базу. Такая мера, по нашему мнению, могла бы  повысить эффективность борьбы с коррупцией.

Обращает на себя внимание, что в последнее время  государство сосредоточило свое внимание на разоблачении коррупции в высших эшелонах власти. Несколько десятков высокопоставленных чиновников были уволены из силовых ведомств и правительственных органов (ФТС, ФСБ, МВД, Прокуратура). Досрочно  были прекращены полномочия некоторых членов Совета Федерации РФ. Весьма  показательно то, что Президент Татарстана Минтимер Шаймиев заявил по этому поводу. По его мнению, нынешний Совет Федерации состоит из «денежных мешков», которые зачастую не имеют никакого отношения к представляемым ими регионам. Он также  предложил формировать палату из представителей  парламентов в ранге вице-спикера и членов  региональных правительств.

Хотелось бы  надеяться, что усилия  государственной власти по очищению своих  рядов от коррупционеров не станет кратковременной кампанией, а началом широкой системной борьбы против  системообразующего фактора олигархических структур – коррупции.

Важным направлением антиолигархических действий со стороны государства является его сотрудничество с институтами гражданского общества.

Безусловно, контроль общества над  деятельностью государственных органов является важным условием эффективной борьбы с коррупцией, тем самым предотвращая формирование олигархических структур. В этой связи большие надежды возлагаются на деятельность Общественной палаты, которая призвана производить экспертизу проектов законов, осуществляя контроль за их исполнением.

Нельзя игнорировать роль воспитательной функции государства, когда оно совместно с институтами гражданского общества,  в том числе и с Русской православной церковью, активно содействовало бы  формированию  этических основ российского общества. Идеологии стяжательства, исповедуемой олигархией, следует противопоставить национальную идею, которая в России опирается на такие ценности, как державный патриотизм, возрождаемая духовность, социальная справедливость.

Партнерские отношения между властью и бизнесом также должны  строиться на основе сотрудничества между государством и объединениями предпринимателей, в  частности, с Российским союзом предпринимателей и промышленников (РСПП).

В условиях глобализации экономических отношений особое значение приобретает сотрудничество с международными организациями. Подобные сотрудничества имеют прямую связь с борьбой против олигархических структур и коррупцией. В этом отношении особый интерес представляют, созданные Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР)  международные стандарты государственной службы, а также концепция антикоррупционной стратегии, разработанная Всемирным банком. Как бы не была спорна методика рейтингов коррупции, проведенной «Transparency Internationale», деятельность этой организации все же полезна для России.

Выход российских олигархических корпораций на международные просторы побуждают и отечественные правоохранительные органы развивать деловое сотрудничество со своими зарубежными коллегами.

В заключении  диссертации изложены основные выводы и предложения, вытекающие из логики и результатов исследования.

ПУБЛИКАЦИИ

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии

1. Организационно-концептуальные аспекты взаимодействия предприятий и вузов в подготовке и повышении квалификации кадров // Монография. - Домодедово, 2005, - ВИПК  МВД РФ. – 9,4 п.л.

2. Российская олигархия и государство: кто победит? // Монография. – М.: ИД АТиСО, 2008. – 14 п.л.

 

 

Публикация в издании, содержащемся в Перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованном ВАК РФ:

3. Бубнов Д.И., Гуляев В.Н., Мешалкин С.Н. Обеспечение экономической безопасности – залог сохранности, целостности и независимости страны // Труд и социальные отношения. - М, - 2005. - № 1 (29). – Авт. вклад – 0,3 п.л.

4. Бубнов Д.И. Коррупция как системообразующий фактор олигархии // Труд и социальные отношения. - М. - №2, 2006. – 0,4 п.л.

5. Бубнов Д.И. Олигархия как политэкономическая категория // Труд и социальные отношения. - М. - №1, 2007. – 0,5 п.л.

6. Бубнов Д.И. Характерные черты и качественные особенности российской олигархии // Труд и социальные отношения. - М. - №2, 2007. – 0,6 п.л.

7. Бубнов Д.И. Российская олигархия и её специфические черты // Труд и социальные отношения. -  М. - № 4, 2009. – 0,5 п.л.

8. Бубнов Д.И. Политэкономическое содержание понятия «Олигархия» // Вестник Университета (ГУУ) -  № 3, 2009. - 0,3 п.л.

9. Бубнов Д.И. Социально-экономическая политика государства – основной фактор государственного воздействия на олигархические структуры // Гуманизация образования. - № 2, 2009. – 0,3 п.л.

Статьи  в других научных сборниках и журналах:

10. Бубнов Д.И., Мешалкин С.Н. Проблемы обеспечения экономической безопасности // Экономическая безопасность России: подходы и опыт: Сборник  научных статей – М.: ВНИИ МВД, 2004. – Авт. вклад – 0,7 п.л.

11. Бубнов Д.И. Актуальные вопросы обеспечения экономической безопасности. //Материалы научно-практической конференции. Проблемы организации взаимодействия правоохранительных и контролирующих органов по пресечению экономических преступлений. - ВИПК МВД РФ, - М., 2006. – 0,8 п.л.

12. Бубнов Д.И., Мешалкин С.Н. Актуальные вопросы возмещения НДС при совершении экспортных операций. Уголовно-правовая квалификация. //Материалы научно-практической конференции. - ВИПК МВД РФ., - М., 2006. – Авт. вклад – 0,5 п.л.

13. Бубнов Д.И. Анализ олигархии в контексте её системного характера. // В сб.:Совершенствование управления социально-экономическими процессами  в условиях рыночной трансформации экономики России. — М.: Издательский дом «Экономический журнал», 2006. – 0,6 п.л.

14. Бубнов Д.И. Государственное воздействие на олигархические структуры // Российский экономический интернет-журнал. - М., 2006. – 0,8 п.л.

15. Бубнов Д.И. Слились в экономическом экстазе // Российский экономический интернет-журнал. - М., 2006. – 0,6 п.л.

16. Бубнов Д.И. Социально-экономические особенности Российской олигархии.   - Национальный технический университет. - Болгария, Варна, 2007. – 0,9 п.л.

17. Бубнов Д.И. Борьба с коррупцией – одно из основных условий стратегических задач. // В сб.: Реформирование российской экономики: современные подходы. - М.: Издательский дом «Экономический журнал», 2007. – 0,8 п.л.

18. Бубнов Д.И. Олигархия – социально-экономическая сущность // Наука, труд, капитал. - 2008. - Болгария. – 0,7 п.л.

19. Бубнов Д.И. Государственное регулирование иностранных инвестиций в Российской Федерации // Государство и экономика переходный период: Сборник научных статей – М.: Академия труда и социальных отношений, 1998. – 0,8 п.л.

20. Бубнов Д.И. Коррупционная составляющая олигархии. // В сб.: Современные технологии управления: социоэкономические аспекты. – М.: Издательский дом «Экономический журнал», 2008.- 0,6 п.л.

21. Бубнов Д.И. К вопросу о структурных изменениях государственных институтов. // В сб. Экономика и управление в современных российских условиях. – М.: Издательство «Перспектива», 2008, - 0,9 п.л.

22. Бубнов Д.И. Организационно-правовые формы предприятий с иностранными инвестициями и особенности управлениями ими //Управление в социальных и экономических системах: вопросы теории и практики: Сборник научных статей – М.: Академия труда и социальных отношений, 1999. – 0,5 п.л.

23. Бубнов Д.И. Эволюция российских олигархических структур. // В сб. Экономика и управление в современных российских условиях. – М.: Издательство «Перспектива», 2008, - 0, 8 п.л.

«Smartmaney», 17.04.2006, стр. 65-66.

«Ведомости», 20.04.2007.

«Известия», 13.02.2007.

«Известия», 23 сентября 2007.

«Известия», 23 сентября 2007.

Паппе Я.Ш. Олигархия, М. ГУ-ВШЭ, 2000.

Клямкин И., Тимофеев Л. Теневая Россия. Экономико-социологическое исследование. М., РГГУ, 2000; Волков В. Силовое предпринимательство. СПб; М., 2000. Барсукова С.Ю, Неформальная экономика М. ГУ-ВШЭ, 2004; Есипов В.М. Теневая экономика. Учебное пособие. М., 1997; Тимофеев Л.М. Институциональная коррупция. Очерки теории. М., РГГУ, 2000; Латов В.В.,  Ковалев С.Н. Теневая экономика. Учебное пособие для вузов. М., 2006; Попов Ю.Н., Тарасов М.Е. Теневая экономика в системе рыночного хозяйства. «Дело», «Экономика», М., 2005.;  Суслов И.В. Политэкономия плутократизма. М., 2005.

Экономическая энциклопедия. Политическая экономика. т.1, стр. 331-332, М., 1972.

«Коммерсантъ Власть», 24 апреля 2006, стр 8-10.

Научный журнал «Коррупция»,  7/2, РГГУ, М.Ю. 2005, стр. 116.

“ Smartmoney”, 17.04.2006, стр. 67.

Там же, стр. 67.

 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.