WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ОСВОЕНИЯ ПРИРОДНО-РЕСУРСНЫХ РАЙОНОВ СЕВЕРА И ОЦЕНКИ ИХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

                                                                                                                                    

 

Логинов Владимир Григорьевич

 

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ОСВОЕНИЯ ПРИРОДНО-РЕСУРСНЫХ РАЙОНОВ СЕВЕРА   И ОЦЕНКИ ИХ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО   ПОТЕНЦИАЛА   

 

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(региональная экономика)

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

 

Екатеринбург - 2009

Диссертационная работа выполнена в Институте экономики

Уральского отделения Российской академии наук

Научный консультант:         академик РАН, доктор экономических наук,

                                                   профессор Татаркин Александр Иванович

                                                   (Россия),  директор Института экономики

                                                   УрО РАН

Официальные оппоненты:   доктор географических наук, профессор

                                                    Анимица Евгений Георгиевич   (Россия),

                                                    заведующий кафедрой региональной и муници-                       

                                                    пальной экономики Уральского государствен-

                                                    ного экономического университета,                    

                                                    г.Екатеринбург

                                                    

                                                    доктор экономических наук, профессор

                                                    Мокроносов Александр Германович  (Россия),

                                                    директор Института экономики и управления

                                                    Российского государственного профессионально-

                                                    педагогического университета, г.Екатеринбург

                                                    

                                                    доктор географических наук,   профессор 

                                                    Пилясов Александр Николаевич  (Россия),

                                                    директор  Центра экономики Севера и Арктики       

                                                    Совета по  изучению производительных сил                              

                                                    (СОПС), г.Москва

Ведущая организация:    Институт социально-экономических и энергетических  проблем Коми научного центра УрО РАН, г.Сыктывкар

 

Защита состоится ………………..……..в……..часов на заседании

диссертационного совета Д  004.022.01       при Институте экономики

Уральского отделения Российской  академии наук по  адресу: 620014,

Екатеринбург, ул.Московская, д.29

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экономики

УрО РАН

 

Автореферат разослан………….

Ученый секретарь

диссертационного совета, к.э.н.,

профессор                                                                                  В.С.Бочко

1.  ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Проблемы освоения и социально-экономического развития северных природно-ресурсных регионов были и остаются актуальными для России, около 70% территории которой расположен в зоне Севера. Разрабатываемые здесь природные ресурсы  гарантируют экономическую и энергетическую безопасность РФ, являются основной базой пополнения федерального и региональных бюджетов, источником валютных поступлений и финансовой базой инновационной политики.  Широкомасштабное освоение природных ресурсов Севера, которое осуществлялось в советский период при  государственной поддержке, выявило целый ряд проблем экономического, социального и экологического характера.  Переход к рыночным отношениям вызвал ряд принципиальных изменений, обусловивших крупные преобразования, охватывающие практически все стороны жизнедеятельности человека.

Освоение северных территорий в рыночных условиях требует теоретического осмысления данного процесса, связанного с формированием институциональной среды, соответствующей новым реалиям, а их устойчивое развитие - с решением социальных, экономических, экологических и этнических проблем на основе разумного сочетания традиционности и инноваций.

Освоение и разработка топливно-энергетических, минерально-сырьевых, лесных и водных ресурсов в северных районах оказали негативное влияние на жизненный уклад  коренных малочисленных народов Севера, экономической базой которого являются возобновляемые природные ресурсы.

В связи  с этим требуются совершенствование концептуальных основ освоения территории и природных ресурсов, методологии оценки социально-экономического потенциала  и разработка методических положений комплексной оценки природных ресурсов.

Разработанность темы исследования

Отечественной экономической наукой создан значительный задел по разработке  теоретических и методологических основ освоения и социально-экономического развития северных территорий. Большой вклад в решение этих вопросов внесли Г.А.Агранат,  А.Г.Гранберг, Е.Г.Егоров,  А.В.Истомин, Л.Н.Карпов, К.П.Космачев, В.Н.Лаженцев, О.П.Литовка, Г.П.Лузин, П.А.Минакир,  В.И.Павленко, В.П.Подоплелов, А.Н.Пилясов, А.М.Поздняков, В.С.Селин, С.В.Славин   и др.

Теоретические основы освоения и развития Севера были заложены в советский период. В 1990-е гг. произошел спад научных исследований в этом направлении, связанный с изменением государственной политики по отношению к северным регионам как обычным регионам страны, без учета их специфики. В начале XXI столетия  в результате повышения роли Севера в экономике страны цели развития этих территорий стали декларироваться как общегосударственные. В связи с начавшимися крупномасштабными работами по освоению природных ресурсов этой территории исследователи вновь обращаются к теоретико-методологическим вопросам развития этих регионов.

Особенностям развития природно-ресурсных и горнопромышленных регионов посвящены работы М.К.Бандмана, А.И.Деменева, Е.М.Козакова, В.А.Крюкова, В.П.Пахомова, О.А.Романовой, М.А.Сергеева, А.И.Татаркина, В.Н.Харитоновой, А.Г.Шеломенцева  и др. В их трудах затрагиваются вопросы развития горнопромышленных комплексов как старопромышленных (Урал), так и районов нового освоения. В связи с переходом экономики страны на рыночные рельсы в них рассматриваются теоретические и практические вопросы институциональных изменений, смены парадигмы от технико-экономического подхода - к социально-экономическому. 

В последнее десятилетие постоянно растет интерес к институциональной теории не только за рубежом, но и в нашей стране.  Теоретические, методологические, методические и практические аспекты научной деятельности отечественных исследователей созвучны с основными позициями этой экономической теории, которая претендует на право мейнстрима в современной экономической теории, и нашли широкое применение при исследовании различных сторон экономической жизни, а в данном исследовании - применительно к коренным малочисленным народам Севера и отраслям традиционного природопользования. В связи с этим автор обратился к теоретическим разработкам институционального и эволюционного  направлений экономической теории,  раскрытых в трудах отечественных и зарубежных авторов - Дж.Бьюкенена, Г.Колодко, Н.Д.Кондратьева, Р.Коуза, Д.С.Львова, В.И.Маевского, Д.Норта, Р.М.Нуреева, А.И.Олейника, В.М.Полтеровича, Е.В.Попова, О.С.Сухарева, Д.Ходжсона, Й.А.Шумпетера, Т.Эггертссона и  др.

Весьма широк круг  трудов, посвященных проблемам коренных малочисленных народов Севера (КМНС), подавляющее большинство из них имеет философскую, социологическую, этнографическую, историческую  и правовую направленность (А.В.Головнев, А.П.Гудыма,  В.А.Кряжков, В.В.Мархинин и И.В.Удалова, Ю.В.Попков  и многие др.). Их исследования глубоко и объективно отразили эти аспекты жизнедеятельности малочисленных этносов, но  в незначительной степени затронули ее экономическую сторону.  Вопросам социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера посвящены труды В.А. Корчмита,  В.М.Курикова,   Т.Г.Харамзина и др.

Проблемы экономической оценки природных ресурсов рассмотрены в работах  А.А.Голуб и Е.Б.Струковой, М.Н.Игнатьевой, Ю.В. Лебедева, Н.Н.Лукьянчикова, И.М.Потравного  и др. В данных работах отражены методологические и методические подходы к оценке земельных, лесных и биологических ресурсов. 

Вместе с тем требуют уточнения положения теории освоения природно-ресурсных районов Севера, необходимы   разработка и совершенствование методологии  оценки их социально-экономического потенциала в рыночных условиях,  не  решены  вопросы  развития малочисленных северных этносов. Недостаточно разработана методическая база комплексной оценки природно-ресурсного потенциала применительно к северным территориям.

Объект исследования – процесс освоения и развития северных природно-ресурсных районов.

Предмет исследования – система социальных и экономических отношений, возникающих при освоении и развитии северных природно-ресурсных районов по поводу оценки их  потенциала.  

Целью работы  является уточнение теоретических основ  процесса освоения северных природно-ресурсных районов  и разработка методологии оценки их  социально-экономического  потенциала.

Цель исследования предопределила необходимость решения следующих задач:

1. Уточнить и конкретизировать  теоретические положения  освоения и  развития  природно-ресурсных районов Севера.

2. Обосновать методологический подход к оценке социально-экономического потенциала  северных территорий.

3. Разработать концепцию  институционально-эволюционного подхода к воспроизводству коренных малочисленных народов Севера.

4. Выделить методологические особенности формирования   территорий проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера.

5. Сформулировать принципы и уточнить методические положения оценки природно-ресурсного потенциала северных территорий.

6. Предложить   рекомендации по комплексной кадастровой экономической оценке природных ресурсов и   определению ущерба, наносимого деятельностью хозяйствующих субъектов техногенных отраслей северным территориальным  природным комплексам.

Теоретическую и методологическую основу исследования составили  теория экономического анализа, институциональная и эволюционная теории,  труды отечественных и зарубежных ученых и специалистов  в области освоения и развития северных территорий,  оценки социально-экономического и природно-ресурсного потенциала, социальных и экономических проблем коренных малочисленных народов Севера. Применены методы системно-структурного, логического, сравнительного анализа, программно-целевой, картографический, аналогий, эмпирический; использованы статистический и  балансовый методы и др.

Информационную основу диссертации составляют нормативные документы РФ и субъектов Федерации, официальные статистические данные федерального, регионального и муниципального уровней, научно-исследовательских и проектных институтов гг.Москвы, Кирова, Екатеринбурга, Тюмени, Братска, Ханты-Мансийска, результаты научных работ, выполненных в Институте экономики УрО РАН и по заданию администраций Ханты-Мансийского автономного округа – Югры и муниципальных образований ХМАО-Югры, Свердловской области и Пермского края. В диссертации также использованы данные,  собранные  автором  во время экспедиций и командировок, в комитетах и управлениях сельских и городских администраций; информация, содержащаяся в научной и периодической печати, в Интернете; материалы конференций, симпозиумов, совещаний; информация, полученная в результате личного общения с представителями властных структур, хозяйствующих субъектов и простых граждан.  

Научные результаты, полученные автором,  и их новизна.

1. Предложена новая интерпретация  процесса освоения Севера России как системы  социальных и экономических отношений, возникающих в результате оценки потенциала и вовлечения  природно-ресурсных районов в хозяйственный оборот на основе государственно-частного партнерства. Обновлено содержание понятийной базы теории освоения, в том числе понятий «освоение»,  «развитие»,  «северный природно-ресурсный район» (пункт 5.1 паспорта специальностей ВАК РФ. Развитие теории региональной экономики и инструментарий региональных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений).

2. Обоснована методология  (методические подходы)  оценки социально-экономического  потенциала территории, социальных последствий хозяйственного освоения северных районов, условий комфортности проживания населения. Предложена  система  количественных и качественных показателей, позволяющая повысить уровень знания, характеризующий социо-природный территориальный комплекс (пункт 5.14 паспорта специальностей ВАК РФ. Разработка перспектив развития региональных социально-экономических систем; прогнозирование в социально-экономических системах).

3. Разработана концепция  институционально-эволюционного подхода к  регулированию воспроизводства коренных малочисленных народов Севера, императивом которой является определение места и роли формальных и неформальных правил в  жизнедеятельности этих народов; отмечена особенность  эволюции институтов коренных этносов, сочетающая элементы традиционности и инновационности данного процесса (пункт 5.1 паспорта специальностей ВАК РФ. Развитие теории региональной экономики и инструментарий региональных экономических исследований; проблемы региональных экономических измерений).

4. Сформулированы принципы выделения  ареалов проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, позволяющие адекватно оценивать социально-экономическое положение КМНС. Обоснованы  причинно-следственные связи неэффективной производственной деятельности традиционных отраслей, предложен механизм  финансовой поддержки и  выполнен  прогноз их развития, учитывающий естественные и рыночные ограничения  функционирования данных отраслей в условиях северного региона  (пункт п.5.18 паспорта специальностей ВАК РФ. Разработка проблем функционирования предприятий, отраслей и комплексов в регионах; рациональное использование природно-ресурсной базы).

5. Предложен научно-методический аппарат оценки природно-ресурсного потенциала  применительно к северным экосистемам, отличительной чертой которого является использование методов аналогий и ключевых кварталов, позволяющих ускорить сбор необходимой информации при проведении оценочных работ (пункт 5.18 паспорта специальностей ВАК РФ. Разработка проблем функционирования предприятий, отраслей и комплексов в регионах; рациональное использование природно-ресурсной базы).  

6.  Разработаны   методические рекомендации по комплексной экономической оценке природных ресурсов северной территории,  в отличие от известных позволяющие оценить долгосрочный и краткосрочный ущербы при  нецелевом использовании природных ресурсов, в том числе  в ареалах  хозяйственной деятельности  коренных малочисленных народов  (пункт 5.18 паспорта специальностей ВАК РФ. Разработка проблем функционирования предприятий, отраслей и комплексов в регионах; рациональное использование природно-ресурсной базы).

Практическая значимость работы определяется использованием предложенных с авторским участием методических положений для оценки природно-ресурсного потенциала северных районов и ареалов проживания коренных малочисленных народов Севера. Результаты исследования были апробированы и внедрены в практику в муниципальных районах ХМАО-Югры.

Результаты работы могут быть использованы:

- в качестве теоретико-методологической основы при научных исследованиях проблем освоения и оценки социально-экономического потенциала северных районов;

- в качестве методических материалов  законодательными и исполнительными органами государственной власти субъектов Федерации северных территорий РФ;

-  в качестве методических материалов  органами местного самоуправления муниципальных образований северных регионов;

- в учебном процессе системы высшего профессионального образования для представления учебных дисциплин «Региональная экономика» и «Экономика традиционного природопользования».

Апробация работы. Основные результаты исследования обсуждены на 19 международных конференциях (1998-2008 гг.); на 10 российских научно-практических конференциях (2001-2008 гг.) и  ряде межрегиональных конференций.

Теоретические, методологические и методические разработки автора доведены до конкретных научно-практических рекомендаций и нашли применение в деятельности:

- Комитета по земельным ресурсам и землепользованию Ханты-Мансийского автономного округа – при разработке Комплексной кадастровой экономической оценки природных ресурсов для взимания платежей при нецелевом использовании земель и определения арендной платы;

- Управления лесами Ямало-Ненецкого автономного округа – при разработке Кадастровой оценки лесных земель лесного фонда для взимания платежей при нецелевом использовании лесных земель;

- Департамента по делам малочисленных народов Севера ХМАО:  при разработке Концепции социально-экономического развития малочисленных народов Севера ХМАО на период до 2004 г.

- Департамента по вопросам малочисленных народов Севера ХМАО-Югры – при подготовке проекта Программы социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера ХМАО-Югры на период с 2002 по 2006 год;

- Ассамблеи коренных малочисленных народов Севера Думы ХМАО-Югры – при разработке мероприятий, касающихся  социально-экономического  развития коренных малочисленных народов Ханты-Мансийского автономного округа;

- Управления АПК ХМАО-Югры – при обосновании направлений развития отраслей традиционного природопользования;

- Правительства  ХМАО-Югры – при разработке разделов Схемы развития и размещения производительных сил Ханты-Мансийского автономного округа – Югры на период 2006-2015 гг. и до 2020 г.;

- Министерства регионального развития Российской Федерации – при  формировании социально-экономической политики по отношению к коренным малочисленным народам Севера Российской Федерации и Уральского федерального округа.

Диссертант являлся научным руководителем грантов  РФФИ № 00-06-80257 (2000-2002 гг.),  РФФИ-Югра  №03-0696809 (2003-2004 гг.), интеграционного проекта УрО РАН с  СО РАН (2003-2008 гг.), гранта РГНФ №09-02-18004е (2009 г.) ответственным исполнителем грантов РГНФ №97-0202213 (1997-1998 гг.)   и  №05-02-18003е, №06-02-18006е, №07-02-18010е (2005-2007 гг.).

Результаты исследования включены в научно-исследовательские работы Института экономики УрО РАН на 2002-2008 гг., научным руководителем и ответственным исполнителем которых являлся диссертант.

Авторские предложения нашли отражение в Методических положениях по кадастровой комплексной экономической оценке природных ресурсов Ханты-Мансийского автономного округа (1993-2001 гг.),  в Концепции социально-экономического развития малочисленных народов Севера Ханты-Мансийского автономного округа на период до 2004 г.,  в Программе социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера на период с 2002 по 2006 год, в программах социально-экономического развития Красновишерского района Пермского края, гг.Качканара и Североуральска Свердловской области, Березовского, Кондинского, Советского районов и г.Нягань ХМАО-Югры, в Схеме развития и размещения производительных сил Ханты-Мансийского автономного округа – Югры на период 2006-2015 гг. и до 2020 года.

Основные положения диссертации отражены в 41 научном труде общим объемом 132,6 п.л. (авторских 93,7  п.л.), в том числе в 2 монографиях  и в 9 статьях в журналах, рекомендованных ВАК (Вопросы экономики, Известия высших учебных заведений, Горный журнал, Уральское горное приложение, Регион: экономика и социология, Экономика региона, Журнал экономической теории).

Логика и структура работы.  Логика диссертационного исследования обусловлена основной целью и задачами, решение которых необходимо для достижения поставленной цели. Основная направленность принятой логики – движение от теоретико-методологических концепций к методологии, методическим положениям и к практике. 

Это определило структуру работы, состоящей  из введения, 5 глав, заключения, списка литературы и 16 приложений. Общий объем диссертации - 303 страницы  основного текста. Работа содержит 67 таблиц, 3 рисунка, 16  приложений общим объемом 139 страниц

Во введении раскрывается актуальность, формулируются цель и основные задачи исследования, обосновывается научная новизна и практическая ценность результатов.

В первой главе «Теоретические основы социально-экономического  освоения и развития северных территорий» систематизированы подходы отечественных ученых к понятиям «освоение территории» и «освоение природных ресурсов», на основе которых предлагается их авторское определение с уточнением содержания этих понятий. Обоснован теоретико-методологический подход к социально-экономическому освоению и развитию  территории. Определена типология освоения северных территорий в зависимости от временных и пространственных параметров, методов и способов освоения.  

Во второй главе «Методологические и методические особенности  оценки социально-экономического потенциала северных территорий» определены методологические основы оценки социально-экономического ресурсного потенциала, рассмотрены методологические и методические особенности их оценки.

В третьей главе «Коренные малочисленные народы Севера как субъект и объект общественного воспроизводства»  рассмотрены особенности и тенденции социально-экономического развития  северных этносов России и проблемы социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера (КМНС). Разработана концепция институционально-эволюционного  подхода к оценке социально-экономического развития КМНС.

В четвертой главе  «Социально-экономические проблемы организации этнических территорий  и развития отраслей традиционного природопользования» рассмотрены  методические особенности формирования территорий традиционного природопользования, предложен инструментарий диагностики определения их природно-ресурсного потенциала, сделан анализ состояния и выполнен прогноз развития традиционных отраслей на перспективу.

В пятой главе «Методические положения комплексной экономической  оценки и определения ущерба природным ресурсам» выполнен  ретроспективный анализ эволюции методических подходов к оценке природных ресурсов применительно к северным территориям, разработаны методические положения комплексной экономической оценки природных ресурсов и комплексного ущерба при их нецелевом использовании и методические особенности определения ущерба от изъятия земельных участков территорий традиционного природопользования.

В заключении изложены основные научные результаты исследования.

 

2. НАУЧНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ,

ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1.  Предложена новая интерпретация  процесса освоения Севера России, как системы  социальных и экономических отношений, возникающих в результате оценки потенциала и вовлечения  природно-ресурсных районов в хозяйственный оборот на основе государственно-частного партнерства. Обновлено содержание понятийной базы теории освоения, в том числе понятий «освоение»,  «развитие»,  «северный природно-ресурсный район».

В экономической теории в советский период под  «процессом освоения» понимались: процесс взаимодействия общества и природы; процесс освоения ресурсов; процесс территориальной организации хозяйства;  процесс социально-экономического развития; процесс размещения производительных сил, которые в разной степени отражали отдельные стороны данного процесса.  В рыночных условиях исследователи, наряду с освоением природных ресурсов, значительное внимание уделяют возможностям «обживания» тех или иных северных регионов.

Авторская трактовка, уточняющая вышеприведенные понятия, определяет данный процесс  как  систему социальных и экономических отношений по поводу освоения территории и природных ресурсов, представляющий собой   взаимодействие  частных типов освоения   (промышленного и транспортного) и заселения определенной территории для использования ее ресурсного потенциала в хозяйственных целях,  с учетом интересов коренных жителей и оценки  последствий  для коренного и пришлого  населения и природной среды.  Данная трактовка, по мнению автора, позволяет более полно раскрыть суть этого процесса.

Северные природно-ресурсные районы в работе рассматриваются в рамках законодательно установленных границ Севера , общая площадь которого  составляет более 11,8 млн кв.км, или около 70% территории страны (табл.1).

 

Таблица 1 - Районы Российского Севера: территория и население

Годы

Территория

Население, на 1 января

Ср.плотность, чел. на 100 км2

млн км

уд.вес в РФ, %

млн чел.

уд.вес в РФ, %

1956

10,5

62

3,8

3,4

36

1966

10,9

64

5,0

4,0

46

1976

11,0

64

6,8

5,0

61

1986

11,0

64

9,15

6,4

83

1991

11,0

64

9,8

6,6

90

2000

11,8

69

11,5

7,9

97

2006

11,8

69

10,65

7,5

90

В территориальном аспекте Север представлен двумя широтными зонами: Дальний (Крайний) Север и Ближний Север (местности, приравненные к Крайнему Северу) и четырьмя крупными макрорегионами: Европейским, Уральским, Сибирским и Дальневосточным Севером, имеющих как общие черты (экстремальные природные условия, развитие добывающих производств, низкая заселенность и др.), так и определенные отличия (особенности экономико-географического положения,  уровень освоенности и развития, специализация хозяйства   и др.) (табл.2).

Таблица 2 – Доля крупных регионов Севера, % (оценка, 2006 г.)

Регионы

Территория

Численность населения

Зарплата*

Объем от-груж.

товаров

всего

городского населения

работающих

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Европейский

11,3

36,4

37,0

34,5

72,8

13,6

Уральский

11,2

19,0

21,5

25,5

151,2

64,7

Сибирский

28,6

17,4

15,3

14,6

81,1

12,7

Дальневосточный

48,9

27,2

26,2

25,4

83,9

9,0

Регионы

Добыча

Производство 

нефти

газа естественного

угля

электроэнергии

древесины

пиломатериалов

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

100,0

Европейский

6,5

0,65

41,7

20,0

46,6

46,2

Уральский

89,5

98,4

-

37,9

2,5

5,0

Сибирский

2,5

0,4

5,2

29,8

30,1

40,8

Дальневосточный

1,5

0,55

53,1

12,3

20,8

8,0

* Среднемесячная зарплата в процентах от средней по районам Севера.

В диссертации процесс освоения,  экономической основой и объектом которого является  разработка природных ресурсов,  определяющая сроки освоения и уровень освоенности того или иного северного района, рассматривается под углом  его воздействия на коренное население и природный комплекс. Это воздействие обусловливает соответствующие последствия и причиняет ущерб, который необходимо компенсировать, а также предусмотреть меры по защите и охране наиболее ценных объектов природной среды и мест проживания    коренных малочисленных народов Севера  (табл.3). 

В связи с этим  к основным вопросам, которые раскрыты в диссертации, относятся:

- в теоретическом плане - процесс социально-экономического освоения и развития северных регионов и его воздействие на природные комплексы и население;

- в  методологическом плане -  методология  оценки социально-экономического и природно-ресурсного потенциала,  разработка концепции институционально-эволюционного подхода применительно к коренным малочисленным народам Севера  (воспроизводство, развитие, воздействие и последствия); - в методическом плане – разработка методических положений комплексной кадастровой оценки природных ресурсов (оценка и компенсация последствий).  

Таблица 3  – Последствия социально-экономического освоения территории  для КМНС и природной среды

Показатели

Типы социально-экономического освоения

Промысловое

освоение

Промышленный

Транспортный

Заселение

Объект освоения

Минерально-сырьевые,  лесные, водные ресурсы

Земельные, лесные и водные ресурсы

Земельные ресурсы

Биологические ресурсы

Воздействие процесса  освоения на:

 КМНС

Традиционные отрасли и образ жизни

Традиционные отрасли и образ жизни

Традиционные отрасли и образ жизни

Традиционный образ жизни

 ПР*

Нецелевое использование земель

Нецелевое использование земель

Нецелевое использованиее земель

Целевое использование ПР

Последствия процесса освоения для:

 КМНС

Сокращение ресурсной базы традиционных отраслей

Сокращение ресурсной базы традиционных отраслей

Ассимиляция,  метисация и маргинализация

Сохранение и развитие традиционных отраслей и образа жизни

 ПР

Ущерб природным ресурсам

Ущерб природным ресурсам

Ущерб природным ресурсам

Традиционное природопользование

Компенсация за причиненный ущербдля:

 КМНС

Социальные трансферты и экономические соглашения с хозяйствующими субъектами

Социальные трансферты

Бюджетные субсидии на переселение или на строительство жилья

Дотации для поддержки традиционных отраслей

 ПР

Плата за изъятие,  арендная плата, экологические платежи

Плата за изъя-тие,  экологические платежи

Плата за изъятие, земельный налог  или арендная плата

Постоянное воспроизводство природных ресурсов

Необходимые меры по сохранению  традиционного образа жизни и охране ПР для:

 КМНС

Выделение зон для организации ТТП**

Выделение зон для организации ТТП

Переселение или адаптация к изменившимся условиям

Сохранение условий для традиционного природопользования

 ПР

Организация ТТП, ООПТ ***

Организация ТТП,  ООПТ

Локальные ООПТ 

Рациональное использование ПР

* ПР   комплекс земельных и биологических ресурсов.  ** Территории традиционного природопользования. *** Особо охраняемые природные территории. 

Автор рассматривает процесс освоения во взаимосвязи  трех аспектов, выделяя в качестве его объектов: территорию, природные ресурсы,  территорию и природные ресурсы (табл.4). Такое деление, по мнению автора, вызвано  тем, что в одном случае разрабатываются только природные ресурсы,  например, при освоении отдельных месторождений минерального сырья (золота, пьезокварца и др.), а территория остается неосвоенной, если после их доработки  перестает использоваться человеком. Заселение территории может происходить без ее социально-экономического освоения - создание первичных слоев освоения, связанных с наиболее экстенсивными его формами:  охотой, рыболовством, оленеводством, а также колонизацией новых земель, приобретением стратегических позиций.

Таблица 4 – Взаимосвязь аспектов и объектов  освоения территории

Объект

 освоения

Аспекты

Политический

Экономический

Социальный

Территория

+++

+

+

Природные ресурсы

+

+++

+

Территория и природные ресурсы

++

+++

+++

Примечание. Значимость: +  низкая, ++  средняя, +++  высокая.

Изучение генезиса процесса освоения территории и природных ресурсов Российского Севера позволило  выделить  следующие этапы:   колонизация-освоение (XI в. - 30-е гг. XX в.);  освоение-экспансия (в рамках административно-плановой системы представлен тремя периодами: 1930-1950-е  гг., 1960-1980-е гг., в рыночных условиях – 1990-е и последующие годы);  и  освоение-развитие (отдельные элементы его имелись в 1960-1980-е гг., дальнейшее развитие -  в 1990-е гг.  – по настоящее время,  характерное, главным образом, для регионов-доноров) .   

В работе предложено общепринятое деление районов Севера  по степени освоенности на  резервные, пионерного экономического освоения и  освоенные территории дополнить  территориями затухающего развития.  В настоящее время Север и его отдельные регионы представляют собой различные комбинации данных сочетаний. Во временном аспекте эти ступени рассматриваются как стадии социально-экономического развития определенной территории.

По мнению автора, основными индикаторами, характеризующими разные этапы развития территории, являются: динамика воспроизводства природных ресурсов, населения и трудовых ресурсов; занятость; уровень развития социальной сферы и  промышленного производства; объемы инвестиций в основной капитал и в объекты непроизводственного назначения.

Отмечено, что процесс освоения территории в зависимости от воздействия на окружающую среду подразделяется надва типа: интенсивный (промышленный и транспортный) и экстенсивный (промыслово-сельскохозяйственный).  Отмечено широкое распространение последнего по территории, что обусловливает его постоянные контакты с техногенными субъектами хозяйствования, что, в свою очередь, приводит к сокращению ресурсной базы традиционных отраслей. 

Показаны особенности использования различных форм  освоения ресурсов и территории:  очаговой, линейного  и площадного освоения. Очаговой формы - при чисто промышленном освоении локально расположенных и труднодоступных месторождений полезных ископаемых. Линейной формы - при транспортном и промышленном освоении месторождений минерального сырья и лесных ресурсов. Площадной формы - при освоении территорий, имеющих выгодное экономико-географическое положение и большое разнообразие природных ресурсов. Рассматриваемые формы освоения географически разбросаны по территории Севера,  их также можно рассматривать  как генезис развития процесса освоения.

Предложенная автором типология освоения северных территорий в зависимости от временных и пространственных параметров, методов и форм освоения природных ресурсов и территории представлена в таблице 5.

Таблица 5 – Типология   процесса  освоения северных районов

Уровни

освоенности района

Этапы освоения

Очеред-

ность освоения

Направления процесса

освоения

Формы освоения

Методы освоения

Резервный

Информационный

Освоение дефицитных ресурсов

Освоение

ресурсов

Очагово-точечная

Экспеди-ционный

Пионерный

Информационный, инфраструктурный

Ресурсы первоочередного и очередного освоения

Освоение ресурсов и территории

Очаговая, линейная

Межрегиональный вахтовый,

вахтовый, стационарный

Освоенный

Промышленный

Ресурсы первоочередного и очередного освоения

Освоение ресурсов и территории

Линейная, площадная

Межрегиональный вахтовый,

вахтовый, стационарный

Депрессив-ный

Стагнация

Доработка ресурсов

Транзитное использование

Линейная

Вахтовый,

стационарный

В работе рассмотрены возможности и ограничения применения в практике освоения северных районов экспедиционного, межрегионального вахтового и вахтового (внутри  регионального) методов.

Обращено внимание и выявлены причины появления депрессивных и дотационных районов, связанные, по мнению автора, с «затуханием» развития сырьевого сектора территории в результате истощения используемых природных ресурсов и моноотраслевого промышленного развития, и  неблагоприятного изменения конъюнктуры на данные ресурсы, что обусловливает цикличность освоения иразвития сырьевых территорий.  Каждый цикл, в авторской трактовке, представляет собой необратимый во времени процесс  освоения и развития северного района,  который связан, прежде всего, с функционированием в пространстве производств по использованию эффективных невозобновляемых и возобновляемых природных ресурсов, вовлекаемых в хозяйственный оборот, ограниченный  временным периодом  полного исчерпания  их запаса при существующей технологии (табл.6).

В диссертации отмечено, что данная схема наиболее  характерна для одного или нескольких локальных районов сырьевой ориентации, если их хозяйство опирается только на невозобновляемые (минеральные и топливно-энергетические) ресурсы, или при нерациональном использовании  долго возобновляемых (лесных) ресурсов. Первичное промыслово-сельскохозяйственное освоение, не внося нарушения в природную среду, соответствует резервному состоянию территории. Для развития товарного производства и поддержания определенного уровня жизни населения такого района требуется финансовая поддержка извне, т.к. собственные ресурсы для саморазвития отсутствуют. С началом промышленного освоения природных ресурсов начинается пионерный этап развития, требующий значительных финансовых ресурсов на создание производственной и социальной инфраструктуры, привлечения недостающих трудовых ресурсов. С началом производства на предприятиях специализации территория становится экономически развитой и самодостаточной. После стабилизации промышленного производства она достигает уровня освоенной и при условии разработки высокоэффективных природных ресурсов становится донором для дотационных районов. С отработкой природных ресурсов наступает период стагнации промышленного производства, связанный с отработкой ресурсов, и перехода в депрессивное состояние до полного затухания промышленной деятельности.

Таблица 6 -  Цикл развития северной территории сырьевой ориентации

Типы освоения

Специализация

хозяйства

Уровни:

освоенности

экономического развития

финансовой обеспеченности

Промысловый и

сельскохозяйственный

Традиционные отрасли

Резервный 

Традиционное природопользование

Дотационный

Промышленный 

Горнодобывающая,  лесозаготовительная  отрасли промышленности

Пионерный

Освоенный

Переходный

Экономически

развитый

Дотационный

Экономически

самодостаточный

Промышленный

Горнодобывающая,

лесозаготовительная  отрасли промышленности

Освоенный

Экономически

развитый

Регион-донор

Экономически

самодостаточный

Промышленный

Горнодобывающая,

лесозаготовительная  отрасли промышленности

Затухающий

Стагнация

Депрессивный

Дотационный

Промысловый

Традиционные отрасли

Переходный к резервному

Депрессивный

Традиционное природопользование

Дотационный

Затем, после восстановления возобновляемых (лесных) ресурсов или открытия новых месторождений полезных ископаемых,  может возродиться новый цикл. При невозможности этого используются, после своего восстановления, только ресурсы традиционного природопользования. Продолжительность каждого  цикла, по  мнению автора, зависит от запасов ресурсов, их специфики, темпов и объемов их освоения, рыночной конъюнктуры сырья. Последний фактор при неблагоприятных условиях может  «замораживать»  разработку ресурсов до его устранения.В работе показано, что причиной преобладания регионов сырьевой специализации является то, что только при эксплуатации природных ресурсов образуется  рента, благодаря которой их разработка становится эффективной, а продукция  конкурентоспособной на внутреннем и международном рынках. Подобного преимущества не имеют обрабатывающие производства в северных условиях в силу удорожающих факторов (табл.7).

В связи с особенностями развития северных регионов в современных условиях автор вводит  понятие «северный природно-ресурсный район (регион)». Под ним понимается субъект Федерации или его часть, которые в силу своего экономико-географического положения, экстремальности природно-климатических условий, ограниченных возможностей для диверсификации промышленного производства, наличия  природно-ресурсного потенциала имеют четко выраженную ресурсную специализацию  хозяйства, обусловленную использованием экономически доступных запасов как  невозобновляемых, так и возобновляемых природных ресурсов.  К наиболее типичным природно-ресурсным районам Севера можно отнести  Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, республику Саха (Якутия) и некоторые другие.

Таблица 7 – Доля специализированных районов Севера, 2006 г., %

Регионы

Территория

Население

Добыча полезных

ископаемых

Обрабаты-вающие производства

Производство и распределение электроэнергии, газа и воды

Север, всего

100,0

100,0

100 ,0

100,0

100,0

Природно-ресурсные

56,8

51,8

 95,9

 22,0

66,6

С преобладающими обрабатывающими производствами

19,6

42,8

3,8

 77,0

25,6

с ведущей отраслью «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды»

5,4

 

 

5,4

 

 

 0,3

 

 

1,0

 

 

7,8

В авторской трактовке понятий «освоение» и «развитие»,  процесс развития рассматривается как продолжение процесса освоения во временном аспекте с  переходом его из одного состояния в другое как в количественном, так и в качественном отношении.  С другой  стороны, эти понятия  в определенном  смысле являются синонимами, т.к. социально-экономическое освоение территории подразумевает и развитие.  Разделительная граница между процессами освоение и развитие  находитсяво временных пределах завершения этапа пионерного освоения, когда уже  в его рамках начинается этап развития,  который имеет как общие с первым этапом черты, так и определенные отличия.

Так, процесс освоения северных территорий в экономическом плане осуществляется за счет внешнего воздействия (привлечение  инвестиций, трудовых и материальных ресурсов происходит извне). Процесс развития происходит за счет внутренних источников саморазвития: финансовых ресурсов и др. в результате разработки высокоэффективных природных ресурсов.  В этом заключаются отличия понятий «освоение» и «развитие». Сам процесс, исходя из специфики территории, может быть связан с ростом, стабилизацией или затуханием производственно-промышленной деятельности, обусловленной  разработкой природных ресурсов. Данные  направления его в настоящее время имеют место во всех крупных регионах северной зоны.    В этом отношении с экономической точки зрения процесс освоения диссертант рассматривает как затратное мероприятие, а процесс развития – результативное, что можно представить следующей схемой:

 

Содержание процесса освоения и развития ПР районов Севера

Дихотомия

процесса

Освоение

Развитие

Последствия

Затраты

Результаты

Риски

 

Таким образом, выявлено, что понятия «освоение» и «развитие» имеют между собой как причинно-следственную связь, так и свои особенности  и различия. Данные понятия, по мнению автора, представляют собой  дихотомию единого процесса, в результате которого на основе воспроизводимого и невоспроизводимого природно-ресурсного потенциала создаются, развиваются и прекращают свое существование градообразующие хозяйствующие субъекты.

В качестве экономических особенностей освоения и развития северных природно-ресурсных территорий автор выделяет также  слабую диверсификацию хозяйства в силу экстремальности природных условий, обусловливающих низкую конкурентоспособность всех отраслей, кроме рентообразующих. 

В диссертации обоснованы инерционный и инновационный сценарии применительно к развитию отдельных природно-ресурсных  регионов. Выявлено, что каждый из сценариев может быть реализован, исходя из возможностей и потенциала территории, которая в зависимости от этого будет иметь в своем хозяйственном развитии либо экономический рост (развитие с плюсом), либо стабилизацию (нулевой рост), либо затухание (развитие со знаком минус).

2. Обоснована методология  (методические подходы)  оценки социально-экономического  потенциала территории, социальных последствий хозяйственного освоения северных районов, условий комфортности проживания населения. Предложена  система  количественных и качественных показателей, позволяющая повысить уровень  знания, характеризующий социо-природный территориальный комплекс. 

Общепринятым является включение в понятие «социально-экономический потенциал» социального, природно-ресурсного, индустриального, агропромышленного, научно-технического и финансового потенциалов. Диссертант при оценке северных территорий подразделяет социально-экономический потенциал на природно-ресурсный и социально-производственный.  

В рамках предложенной автором структуры систематизации сведений о социально-экономическом потенциале природно-ресурсной территории в диссертации основное внимание уделено (выделено курсивом, табл.8) комплексной кадастровой оценке природных ресурсов (лесные, сельскохозяйственные, биологические) и природно-климатического фактора, а при исследовании социально-производственного потенциала – населению и трудовым ресурсам и развитию отраслей традиционного хозяйствования.

Социально-экономический анализ процесса освоения и развития природно-ресурсного района в авторском понимании включает два этапа:  оценка потенциала и оценка последствий данного процесса. Таким образом, объектами оценки являются  социально-производственный и природно-ресурсный  потенциал и все виды последствий освоения территории и природных ресурсов (хозяйственные, социальные, эколо­гические, этнические) в той мере, в какой они оказывают влияние на эконо­мическую жизнь.

Таблица 8 – Структура систематизации сведений о социально-экономическом потенциале

природно-ресурсной  территории

Виды изыскательской и исследовательской деятельности

Объект  оценки

Природно-ресурсный потенциал

1. Метеорологические наблюдения

2.Геодезические, топографические и землеустроительные работы

3. Гидрологические работы

4. Геофизические работы и геологоразведка

5. Лесотаксационные работы

6. Натурные обследования

сельхозугодий, оленьих пастбищ,

запасов рыбных, охотничьих,  пищевых  и лекарственных растительных ресурсов

7. Кадастровые работы

1. Климатические ресурсы (природно-климатические условия  в отношении  проживания и трудовой деятельности населения,  работы техники и пр.)

2. Земельные ресурсы

3.Водные ресурсы

4. Минеральные ресурсы

5. Лесные ресурсы

6а. Сельскохозяйственные ресурсы (сельхоз-угодья и оленьи пастбища)

6б. Биологические ресурсы (рыбные, охотничьи, дикорастущие)

7. Комплекс природных ресурсов

Социально-производственный потенциал

8. Исследование человеческого потенциала

8.  Процесс развития человеческого потенциала

9. Социальные  и демографические исследования

9. Население и трудовые ресурсы, социальная инфраструктура

10. Исследование производственного потенциала и транспортные изыскания

10. Производственный  потенциал (промышленное производство, традиционные отрасли и др.)

В работе в качестве проблемного вопроса обозначена сложность определения достоверной экономической оценки последствий освоения природных ресурсов, т.к. не все социальные и экологические последствия  могут быть оценены  в стоимостном выражении.

Рассмотрены направления использования социальных и экологических оценок в практике составления технико-экономического обоснования (ТЭО) различных проектов в разделе ОВОС (оценки воз­действия на окружающую среду). Отмечен более высокий уровень раз­работанности  экологических оценок, связанных с определением ущербов, обусловленных изменениями внешней среды, и ограниченность использования социальных оценок.

С точки зрения автора наиболее полно методические рекомендации по учету социального фактора могут быть отражены  в  социально-экономическом  обосновании  (СЭО) проектов горнодобывающих предприятий

Оценка отрицательных социальных последствий при освоении се­верных территорий, по мнению автора, имеет две цели.

1. Определение масштаба и характера последствий для учета их в практике управления и прогнозирования хозяйственной деятельнос­ти и разработки системы мер, направленных на ликвидацию, предуп­реждение или компенсацию этих последствий.

2. Выявление причин, вызывающих эти последствия, для разра­ботки мероприятий, уменьшающих их воздействие.

Причины, вызывающие социальные последствия, носят системный характер. Они представляют собой сочетание поли­тических, экономических, экологических и собственно социальных факторов, которые оказывают  влияние  в чистом виде или опосредованно.

Социальные последствия освоения той или иной территории Се­вера трудно поддаются обсчету, т.к. для социальных процессов воз­можна главным образом качественная, а не количественная оценка.

Автор социальную оценку подразделяет на три группы.

1. Социальные факторы, которые можно оценить в стоимостном вы­ражении (количественная оценка).

2. Социальные факторы, которые можно оценить в натуре или в баллах (количественно-качественная оценка).

3. Социальные факторы, которые нельзя оценить  вышеназванными способами (качественная оценка).

При оценке последствий освоения территории и (или) природных ресурсов наиболее сложным моментом является получение достоверной информации. В работе показано, что для получения количествен­ных и количественно-качественных показателей наиболее приемлемы данные статистики,  для качественной оценки социально-экономических последствий - анкетирование и оценки экспертов.

Выявлены различия воздействий в зависимости от стадии освоения территории  и от влия­ния на тот или иной объект (коренное и старожильческое  население и новопоселенцы, оседлое и кочевое, стационарное и вахтовики).  В этом отношении, по мнению автора, для пришлого населения оценка социально-экономических последствий  более четко выражена в виде стоимостных и натуральных показателей, качественные показатели играют для него меньшую роль, т.е. для дан­ной группы большой удельный вес в оценке последствий занимают стоимостные показатели. Если пороговая величина социально-экономических последствий достигнет критического уровня по какой-либо причине (политической, экономической или экологической), у пришло­го населения имеется возможность, несмотря на существующие сложности финансового характера, возврата к месту прежнего жительства, что и происходит в настоящее время - отток населения за пределы зоны Севера.

Отмечено, что для коренного населения большую роль играют  качественные показатели, которые нельзя отразить в денежном выражении. Это связано, в первую очередь, с сохранением образа жизни и уникальной культуры малочисленных народов Севера, при разрушении которой происходит деградация личности, маргинализация коренного населения, обусловленная ростом безработицы, тунеядства и алкоголизации.

Для малочисленных народов Севера наибольший ущерб связан с сокращением средней продолжительности жизни в силу изменения их традиционного уклада и сужением поля деятельности традиционных отраслей, что обуславливает рост безработицы и снижение доходов населения. В целом изменения в социальной и хозяйственной деятельности КМНС, вызванные рядом факторов, оказали влияние на воспроизводство коренных малочисленных народов Севера (табл.9).

 

Таблица 9 - Факторы, влияющие на воспроизводство КМНС

Факторы

Воздействие на процесс воспроизводства населения

Демографические

Урбанизация

Рост городского населения положительно повлиял на естественный прирост КМНС, благодаря снижению показателя смертности.

Миграция

Изменения в половозрастной структуре городского и сельского населения, увеличение доли молодых возрастов в городских поселениях, стимулирующих рост рождаемости и снижение повозрастной смертности, для сельской местности присущи обратные процессы.   

Половозрастные структурные

изменения

Дисбаланс между полами нарушает процесс естественного воспроизводства коренного населения в сельской и городской местности в результате снижения рождаемости из-за отсутствия партнера для брака с представителем коренной национальности (в основном  для мужчин). Молодой медианный возраст  коренного населения (около 23 лет) способствует росту рождаемости и снижению смертности (в результате низкой доли в населении лиц старше трудоспособного возраста).

Культурно-физические

Ассимиляция

Уменьшение численности коренного населения в результате приобщения к инонациональной культуре в результате этнически смешанных браков или других причин.

Метисация

Увеличение численности аборигенов за счет метисного населения, отождествляющего себя с ними по национальному самосознанию.

Адаптация

Стабилизация численности коренного населения в результате приспособления их к изменившимся условиям жизни. 

Личностные

Менталитет

Сохранение духовных установок предшествующих поколений позволяет сохранить тип воспроизводства населения, присущий данному народу. Для КМНС – это высокий уровень рождаемости, наличие многодетных семей. При сохранении этого и снижении уровня смертности идет процесс  расширенного воспроизводства населения.

Рутины,

привычки

Сохранение исторического опыта предшествующих поколений при привычном укладе жизни, который постоянно воспроизводится последующими поколениями. При традиционном образе жизни -  простое воспроизводство населения.

Экономические

Промышленное и транспортное освоение

Снижение численности населения из-за роста преждевременных смертей вследствие развития процессов ассимиляции, алкоголизации и маргинализации.

Трансформация экономических отношений

Спад производства в традиционных отраслях. Снижение уровня жизни и естественного прироста в результате снижения рождаемости и роста преждевременных смертей.

Показано, что возросшая адаптационная способность КМНС к изменившимся условиям позволила стабилизировать и снизить уровень смертности, вследствие чего повысился естественный прирост и возросла общая численность северян.  Выявлена  двойственная роль воздействия интенсивного промышленного освоения территории, что обуслови­ло, с одной стороны, сокращение зон жизнедеятельности коренных народов Севера, с другой стороны, повлияло на социально-демографическую структуру и воспроизводство населения.

В диссертации предложены методические основы определения количественной социально-экономической оценки, которые базируются на различных подходах к расчету экономического ущерба  тех или иных социальных последствий. Так, социальные последствия повышенного миграционного оборота населения и текучести кадров выражаются в виде экономического ущерба от количества дней, не занятых в общественном производстве в результате переездов с одного места на другое или смены работы в одном и том же населенном пункте.

Отмечено, что стихийный рост населения и хроническое отставание ввода в строй объектов социальной инфраструктуры были основными при­чинами высокого миграционного оборота в советский период. С начала 1990-х гг. по настоящее время идет главным образом обратный процесс - отток населения из регионов Севера, обусловивший снижение общей численности населения северной зоны России.  Затраты, связанные с этими процессами, осуществляются за счет  источников федерального и регионального бюджетов, средств предприятий и самих мигрантов. Обращено внимание на то, что  финансирование из федерального бюджета  и основные затраты регионального связаны с переселением лишнего населения за пределы северных регионов. Затраты предприятий сопряжены как с высвобождением рабочей силы, так и с привлечением квалифицированных рабочих кадров со стороны - из других регионов и из-за рубежа  по отдельным контрактам  или по межрегиональной вахте. Соотношение этих источников финансирования зависит от возможностей той или иной территории реализовать данный процесс на практике.

В диссертации на основе анализа сложившейся ситуации, для которой характерен спад производства и отток населения из северных районов, предложен подход к определению ущерба от чрезмерного миграционного оборота населения и недоиспользования созданных здесь объектов социальной инфраструктуры: недоамортизированных объектов жилья и соцкультбыта. Это наиболее ярко проявлялось и проявляется в северо-восточных районах Российского Севера.

В предлагаемой автором формуле (1) для того, чтобы оценить ущерб от неизбежного недостаточного использования социальной инфраструктуры, необходимо ввести коэффициенты недоамортизации (К) использования каждого вида социальной сферы.

Величина этого ущерба (Ус) в данном случае определяется по формуле:

Ус  =    Зж ? Кж + Зо ?  Ко + Зз ? Кз + Зб ?Кб,                                        (1) 

где Зж -   затраты на  жилье;

Зо  -   затраты на объекты образования и дошкольного воспитания;

Зз   -   затраты на объекты здравоохранения;

Зб  -   затраты на объекты культурно-бытового обслуживания.

В работе выявлено, что наиболее сложным методическим моментом является определение на предварительном этапе исследования оценок возможных рисков,  неопределенностей и социально-экономических последствий, так как их не всегда можно выразить в денежном выражении. Практически это возможно осуществить только ex post.  

Показано, что основным  видом риска при освоении природно-ресурсных районов является финансовый, представляющий омертвленный овеществленный капитал (производственная и социальная инфраструктура), связанный с неверной экономической оценкой запасов минерально-сырьевых ресурсов. 

В качестве примера качественно-количественной социально-экономической оценки для конкретной территории использованы методические положения разработки прогноза численности населения и  трудовых ресурсов.  Эта  процедура, по мнению автора, имеет определенные особенности в зависимости от этапа развития территории. Для  районов нового освоения  достоверность его на перспективу невелика, что связано с динамичностью развития таких территорий. Даже за среднесрочный период (пять и более лет)  происходят значительные изменения в половозрастной структуре населения из-за большого притока пришлого населения. В данном случае можно определить лишь тенденции развития демографических процессов, сам же прогноз сводится к обычной экстраполяции, основанной на прогнозе масштабов освоения природных ресурсов территории, как правило,  невозобновляемых ресурсов. Достоверность определения их запасов, а также применяемые при этом формы и методы освоения  оказывают влияние на все подобного вида прогнозы. 

Для освоенных территорий вполне  приемлема общепринятая методика расчета перспективной численности населения путем половозрастных передвижек с использованием возрастных коэффициентов смертности и рождаемости.  На ее основе в работе был выполнен авторский прогноз численности и состава населения и трудовых ресурсов Ханты-Мансийского автономного округа – Югры на период до 2020 года.

В работе отмечено, что степень адаптации пришлого населения к условиям Севера зависит от ряда факторов: природно-климатических условий, обеспеченности объектами социальной инфраструктуры, уровня квалификации, состояния и возраста прибывшего контингента. Показана зависимость  воздействия этих факторов от экономико-географического положения региона, уровня его освоенности, специфики хозяйственной деятельности.

Выполненный автором анализ, касающийся теоретических, методических и прикладных вопросов социально-экономической оценки природных условий освоения, показал, что разработаны они пока недостаточно ввиду того, что трудно найти такой интегральный показатель (тем более, стоимостной), который бы позволил определить сравнительную экономическую эффективность различных вариантов развития территории с неодинаковыми природными условиями. Недостаточен и имеющийся опыт оценки комплекса и даже отдельных компонентов природных условий жизни населения, проведенный в региональном аспекте.

Отмечено, что в практической деятельности используются пока количественные (стоимостные или в процентах) оценки отдельных элементов природных условий (таких как климат, рельеф, заболоченность, многолетняя мерзлота) - коэффициенты удорожания строительства в экстремальных условиях. Количественная оценка жизни населения в условиях Севера установлена зако­нодательно, где в зависимости от природных, а также неприродных условий, установлены различные коэффициенты и надбавки к зарплате в районах Севера.

Авторский подход к оценке природных условий по степени трудности освоения и комфортности проживания населения применительно к территории Уральского Севера основывался на балльной оценке.  Районирование и оценка такого типа, по мнению автора, позволяет выбрать более рациональные пути развития неосвоенных или слабо освоенных территорий и определить    территории с различными  уровнями  дискомфортности для жизнедеятельности  населения.

3. Разработана концепция  институционально-эволюционного подхода к  регулированию воспроизводства коренных малочисленных народов Севера, определены место и роль формальных и неформальных правил в  жизнедеятельности этих народов, отмечена особенность  эволюции институтов коренных этносов, сочетающая элементы традиционности и инновационности данного процесса.

 В работе на основе институционального  направления экономической теории  предложена и разработана концепция институционально-эволюционного  подхода применительно к воспроизводству коренных малочисленных народов Севера.   

Использование его при обосновании освоения северных территорий и для оценки социально-экономического развития коренных малочисленных народов Севера обусловлено, по мнению автора, следующими причинами:

- высокой долей государственной собственности на различные виды ресурсов (минеральные, земельные, лесные) в районах Севера;

- неопределенностью хозяйственного развития  этих районов после отработки природных ресурсов;

- значимостью домохозяйств населения в традиционной экономике.

Авторский подход позволил выявить место в жизнедеятельности малочисленных народов неформальных правил, позволяющих им сохранить свою самобытность как в дореволюционный, так и в советский периоды истории нашей страны, а также на новом этапе их развития – в рыночных условиях, и показать  особенности  становления  формальных правил.

В работе отмечена значительная роль в социальной и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера неформальных норм  (ограничений, правил, обычаев, привычек), которые сохранили свою значимость до настоящего времени.  В годы советской власти с некоторыми из них боролись, пытались устранить. Типичным примером является перевод кочевых хозяйств на оседлый образ жизни. Каждый год составлялись планы о количестве хозяйств, переводимых на оседлый образ, но тундровики так и остались кочевым народом. Это относится и к процедуре выделения родовых угодий (территорий традиционного природопользования) в пределах Ханты-Мансийского автономного округа. Владельцами их становились представители семей, чьи предки вели здесь традиционный образ жизни, споров по этому поводу не было, границы проводились по естественным рубежам, неформально узаконенным. Сохранились и сезонные обычаи ведения традиционного хозяйства - чередование видов хозяйственной деятельности по временам года.

Исторически сложившиеся обычаи передавались  из поколения в поколение, способствовали сохранению традиционного образа жизни КМНС. Они настолько укоренились у этих народов, что все действия властей в советский период, направленные на их разрушение, оказались несостоятельными. Поэтому, когда государственное давление исчезло, обычаи быстро возродились, даже у той части коренного населения, которая была отторгнута в силу различных причин от традиционного образа жизни.

Сохранению обычаев, привычек и рутин у аборигенного населения, по мнению автора, способствовал такой фактор, как их адаптация к экстремальной для других народов природной среде. Она  проявилась не только в чисто физиологическом отношении, но и в рационе питания, создании образцов одежды и обуви, предметов утвари, транспортных средств и жилища, характере семейно-брачных отношений,  что особенно ярко выражено у оленеводческих народов.

В работе отражен процесс формирования нормативно-правовой базы в отношении КМНС, т.е. формальных правил, и выявлены сложности его развития. В настоящее время насчитываются десятки законодательных актов федерального уровня, имеющих прямое или косвенное отношение к коренным малочисленным народам. Помимо этого практически во всех субъектах Федерации, в которых проживают представители малочисленных народов Севера, были приняты  региональные нормативно-правовые акты в отношении КМНС, зачастую опередившие федеральное законодательство. Первый же общероссийский закон, касающийся прав малочисленных народов, появился только в 1999 г., преодолев многолетние препоны при  обсуждении .  

В диссертации показана роль нормативных правовых актов  (Земельного  кодекса,  федеральных законов «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока») в закреплении прав этих народов, в частности, на  «особо охраняемые природные территории для  ведения традиционного природопользования и традиционного образа жизни».  Отмечена декларативность отдельно  принятых статей федеральных актов, которые  не являются нормами прямого действия и требуют разработки и утверждения дополнительных положений регламентации правового режима.  Ввод их в действие зависит от того, как скоро они будут приняты на федеральном уровне.  Это, на взгляд автора, является причиной того, что  практически не реализуется Федеральный закон о территориях традиционного природопользования (ТТП), несмотря на то, что с момента его принятия прошло уже восемь лет. В результате природопользование коренных малочисленных народов Севера в районах интенсивной разработки топливно-энергетических ресурсов оказалось фактически вне правового поля. Представители этих народов не могут приобрести правового статуса субъектов территорий традиционного природопользования вследствие образовавшегося институционального разрыва между законодательно   закрепленным правовым статусом и сложившейся фактической правовой практикой.

Рассмотрены и оценены попытки региональных властей решить данную проблему на примере законодательства  Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, где,  не дожидаясь федерального постановления,  принят и с  января 2007 г. начал действовать Окружной закон  «О территориях традиционного природопользования …» .  Закон подтвердил статус созданных в автономном округе родовых угодий  как территорий традиционного природопользования регионального значения.   

В качестве формальных правил в работе рассмотрены также проблемы реализации федеральных и региональных программ, разработанных и принятых в отношении коренных народов.

В период трансформации экономики самым важным моментом становится вопрос  о собственности прав на землю и природные ресурсы в пределах территорий традиционного проживания малочисленных народов Севера.

Выполненный в диссертации ретроспективный анализ нормативных и правовых актов по поводу землепользования в отношении коренных народов (инородцев) в сибирских губерниях свидетельствует о том, что исконные земли проживания северных народов никогда не находились в частной собственности.  Права собственности на данные территории, как в царской России, так и в настоящее время, не были закреплены в законодательном порядке. Законодательством Российской империи де-факто был наложен запрет на использование этой категории земель для иных групп населения, кроме аборигенного. В советский период земля и ресурсы стали государственной собственностью и были закреплены за хозяйствующими субъектами, занимающимися традиционными промыслами. Большая часть аборигенного населения, занятого в традиционном хозяйстве, являлась работниками предприятий рыбной промышленности, совхозов и кооперативных хозяйств. К частному сектору относились, в основном, немногочисленные владельцы личных стад оленей.  

Имеющиеся в настоящее время правовые прецеденты на уровне субъектов Федерации, выделяя эти категории земель в качестве территорий традиционного природопользования и родовых угодий, пока данную проблему не решили. Как правило, земельные участки для этих целей передавались в постоянное (бессрочное) пользование, в пожизненное наследуемое владение, в пользование или аренду.

Показаны институциональные изменения, происшедшие в рыночных условиях в традиционных отраслях хозяйствования, особенно в оленеводстве, которые оказали значительное влияние на его современное состояние. Вскрыты причины развала  и краха общественного оленеводства и сокращения численности личного поголовья во многих регионах северной зоны:  это непродуманный процесс приватизации, который, по мнению автора,  имел неодинаковые последствия для отдельных регионов Севера, и отсутствие с начала реформ государственной поддержки предприятий отрасли.

В работе отмечена роль экономических субъектов низшего уровня – домохозяйств и индивидов коренного населения.  Выявлена их значимость  и необходимость формирования надлежащих организационных, правовых и социально-экономических условий для развития различных типов домохозяйств  с целью сохранения самобытного жизненного уклада коренных этносов.

Отмечен процесс совершившейся натурализации домохозяйств. В  оленеводстве он связан  с изменениями по  отношению к кочевому образу жизни, с которым на протяжении послевоенных лет вплоть до начала переходного периода боролось государство, пытаясь сделать оленеводов оседлыми. В настоящее время в основном регионе развития оленеводства – Ямало-Ненецком автономном округе - традиционный кочевой образ жизни ведет каждый третий из числа представителей коренных малочисленных народов Севера.

Поведение этих хозяйств ориентировано на домашнюю экономику, что означает их стремление к обособленности от других хозяйствующих субъектов. Продукты питания, одежда, обувь и другие жизненно важные блага производятся самими домашними хозяйствами, либо обеспечиваются через отношения взаимопомощи с подобными им.

Процессу натурализации, по мнению автора, способствовали медленная реорганизация хозяйственной структуры и длительный процесс адаптации домохозяйств КМНС к изменившимся условиям. В связи с этим на первом этапе, оставшись без государственной поддержки, домохозяйства перешли практически на полное самообеспечение.

В работе показано, что институциональные преобразования коснулись  всех сфер жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера. С одной стороны, это проявилось в возврате к прошлому, чему  способствовали сохранившиеся исторически сложившиеся обычаи и привычки, с другой стороны - внедрение рыночных отношений в традиционные отрасли и образ жизни аборигенного населения привело к появлению новых формальных правил и норм поведения, способствующих  постепенной адаптации  хозяйственного и культурного уклада к изменившимся условиям.

4.  Сформулированы принципы выделения  ареалов проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, позволяющие адекватно оценивать социально-экономическое положение КМНС. Обоснованы  причинно-следственные связи неэффективной производственной деятельности традиционных отраслей, предложен механизм  финансовой поддержки и  выполнен  прогноз их развития, учитывающий естественные и рыночные ограничения  функционирования данных отраслей в условиях северного региона.

По мнению автора,  более адекватно отражается  истинное  социально-экономическое  положение малочисленных народов Севера в рамках ареалов их проживания. Это сельские администрации с подчиненными им населенными пунктами, а также отдельные сельские поселения и домохозяйства.

Ареалы проживания в авторском понимании представляют собой территории с высоким  удельным  весом компактно (населенный пункт) и дисперсно (юрты,  чумы, избы) расселенных этнических меньшинств, занимающихся прямо или косвенно традиционным хозяйством. К ареалам проживания КМНС на примере Ханты-Мансийского автономного округа автором отнесены 30 сельских администраций с 74 населенными пунктами  с общей численностью коренных малочисленных народов Севера 13,2 тыс.чел. (или три четверти КМНС-сельчан),  которые в данных поселениях составляют в среднем  42% от общей численности проживающих.

Созданные в 1990-е гг. родовые угодья (территории традиционного природопользования) занимают около четверти площади Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. В их пределах автором выделено около 20-ти территориальных участков, для которых предлагается утвердить более высокий особо охраняемый статус - этноприродный парк.

В авторской трактовке ареалы представляют собой ядра населенных пунктов, в различной степени  приуроченные к ТТП и этноприродным паркам.

Схематично для ХМАО-Югры их можно представить в следующем виде:

Территория                                 Уд.вес в площади,%    Уд. вес в численности КМНС,%

Автономный округ                                         100,0                                                2,0

Районы проживания КМНС                            93,0                                              15,8

Ареалы проживания КМНС                               -                                                 42,0

ТТП                                                                    25,0                                              10,0

Этноприродный парк                                       10,0                                                5,0

В диссертации выполнен ретроспективный анализ развития традиционной экономики, которая  базируется на воспроизводимых природных (биологических) ресурсах: рыбных, охотничьих, дикорастущих и кормовых. Выявлены причины спада производства в ее отдельных отраслях, связанные как с промышленно-транспортным освоением территорий, так и с другими причинами экономического, социального, организационного и институционального характера. Вскрыты причины низкой эффективности традиционных отраслей. Показано, что перспективы их развития  связаны с  прогнозной оценкой природно-ресурсного потенциала, являющегося базой сохранения и развития традиционных отраслей,    особенностью которых является сочетание рыночных и нерыночных форм производства продукции. При этом нерыночный сектор связан, главным образом, с добычей сырья и требует для организации рентабельного товарного производства бюджетной  поддержки. На цикле переработки рентабельность повышается, но из-за диспаритета цен на энергоносители и высоких транспортных издержек, несовершенства нормативно-правовой базы предприятия традиционного сектора также остаются  дотационными.

Предложен механизм разработки поддержки традиционных отраслей, который, по мнению автора, связан с двумя направлениями: финансовым обеспечением текущих затрат и инвестициями в создание перерабатывающих производств, позволяющих получать конечную продукцию с более высокой добавленной стоимостью.  Источником финансовых ресурсов  являются федеральный,  региональный и муниципальный бюджеты, среди которых в регионах-донорах, таких как ХМАО-Югра, ЯНАО, лидерство принадлежит бюджету субъекта Федерации. 

В работе отмечена специфика природных ресурсов, являющихся сырьем для традиционной экономики, их определенная ограниченность, связанная с различными факторами. В Ханты-Мансийском автономном округе это обусловлено не только  воздействием транспортно-промышленного освоения, но и общими хозяйственными запасами этих ресурсов, которые можно изъять без нарушения равновесия природной среды (по оценке автора,  вылов рыбы может составлять порядка 15 тыс. т в год, поголовье оленей не должно превышать ресурсной базы пастбищ – около 50 тыс.гол., также ограничены ресурсы пушнины и других охотничьих ресурсов, урожаи дикоросов значительны, но не все экономически доступны и очень колеблются по годам).

Выделена экономическая, социальная и этническая роль традиционных отраслей и особенно оленеводства - самой национальной отрасли, где заняты преимущественно КМНС и коми. 

Отмечено значение рыбных запасов  - естественного базиса рыбной промышленности, занимающей в экономическом отношении первое место среди традиционных отраслей. Ценность рыбных запасов в отдельных водоемах возрастает в связи с уникальностью продуцируемых видов, например, сиговых. Основные запасы их сосредоточены пока в слабо освоенной в промышленном отношении  северо-западной части ХМАО-Югры (Березовский район -  60%  ежегодного вылова сиговых пород). Выявлены причины и факторы, сдерживающие развитие отрасли в связи с отсутствием современной материальной базы, несовершенством организационных форм производства, недостатком финансирования. Отмечена необходимость создания  холодильных установок в местах рыбодобычи, строительства мини-предприятий и мини-цехов по переработке рыбы вблизи промысла для повышения  рентабельности отрасли.  Предложена схема выбора мест  дислокации таких предприятий исходя из определения  зон экономического влияния действующих крупных предприятий рыбной промышленности.

Выполненный ретроспективный анализ развития рыбодобычи в округе свидетельствует о снижении потенциала отрасли с конца 1960-х годов, обусловленном промышленным и транспортным освоением территории ХМАО.  Это выразилось не только в количественном, но и, особенно,  в качественном отношении. С каждым пятилетием снижалась доля вылова ценных пород рыб и увеличивался удельный вес частиковых пород (доля их  в последние годы составляет около 90%).

Отмечено место охотничьего промысла в традиционном секторе хозяйства, который в значительной степени утратил свою товарность в рыночных условиях,  но остается одной из важных отраслей занятости коренного населения. Несмотря на длительный срок промышленного освоения округа и снижение продукции охотничьего промысла ресурсы копытных животных и пушных зверей довольно значительны. Выявлены причины кризисного состояния отрасли в настоящее время,  основными из которых являются диспаритет цен и снижение спроса на полевую пушнину. 

Автор рассматривает природно-ресурсный потенциал ХМАО-Югры как  базу сохранения и развития традиционного хозяйства и основу социально-культурного и материального развития северных народов.

В диссертации сделан прогноз развития традиционных отраслей  на период до 2020 года, учитывающий естественные и рыночные ограничения, с одной стороны,  социальную и этническую значимость – с другой.  Прогноз учитывает два варианта: инерционный - на основе сложившейся динамики развития; и инновационный, предусматривающий принятие необходимых мер финансового, организационного и институционального характера.  

5. Предложен научно-методический аппарат оценки природно-ресурсного потенциала  применительно к северным экосистемам, отличительной чертой которого является использование методов аналогий и ключевых кварталов, позволяющих ускорить сбор необходимой информации при проведении оценочных работ.

В диссертации сформулированы принципиальные отличия воспроизводимых природных ресурсов (промысловых) от минерально-сырьевых:

- во-первых, воспроизводимостью. Минеральные ресурсы являются невоспроизводимыми, поэтому эксплуатация их  в зависимости от запаса и темпов изъятия имеет временные ограничения. Биологические же ресурсы воспроизводимы, их использование при соблюдении необходимых условий воспроизводства (квот изъятия) имеет неограниченный временной срок;  

- во-вторых, характером производства. Промысловые ресурсы являются основой присваивающего хозяйства, минеральные ресурсы – производящего; 

- в-третьих, типом освоения территории и ресурсов. Для биологических ресурсов характерен промысловый  (аграрный), экстенсивный тип,   для минеральных  - индустриальный (промышленный) интенсивный тип освоения;   

- в-четвертых, воздействием на окружающую среду. Рациональное освоение биологических ресурсов не вносит заметных изменений в экологическое равновесие. Промышленное освоение привносит значительные изменения в окружающую среду при добыче, транспортировке и первичной переработке сырья. 

В связи с этим  применительно к ареалам проживания коренных малочисленных народов Севера автор предлагает  различать два вида оценки природно-ресурсного потенциала: основанные на биологической (полной) и на хозяйственной (частичной) продуктивности природных ресурсов. 

Первый вид оценки, по мнению автора, необходим для определения размера платы за их изъятие при промышленном и транспортном освоении территории (нецелевое использование  природных ресурсов). Второй вид - при хозяйственном (целевом) использовании как базы развития традиционных отраслей хозяйствования. Под хозяйственной продуктивностью природных ресурсов в данном случае понимается предельная норма изъятия ресурса без ущерба для его дальнейшего воспроизводства.  В работе выполнен анализ научно-методических документов и рассмотрены вопросы, касающиеся оценки природно-ресурсного потенциала, отмечено отсутствие единства методических подходов по экономической оценке природных ресурсов, вовлекаемых в хозяйственный оборот.

Алгоритм оценки природных ресурсов, используемый в работе, включает следующие этапы: определение объекта оценочных работ – определение цели проведения оценки – определение перечня оценочных показателей – выбор метода расчета определенных ранее показателей – расчет стоимостных показателей.

В качестве объекта оценки в диссертации рассматривается природный комплекс, включающий земельные, лесные, дикорастущие, охотничьи и рыбные ресурсы. Основополагающими среди них являются земельные ресурсы.

Сформулированы основные задачи натуральной оценки - составление кадастров природных ресурсов, и экономической оценки – определение ценности их в стоимостном выражении.

Отмечены отличия экономической оценки природных объектов от их рыночной стоимости, которые, по мнению автора,  могут не совпадать, т.к. в экономическую оценку могут включаться некоторые компоненты, не являющиеся товаром.

В диссертации определены конкретные задачи экономической оценки и ее отличия для разных  видов природных ресурсов (сельскохозяйственных, лесных, промысловых)  с точки зрения их целевого и нецелевого использования.  

Отмечено, что экономическая значимость сельскохозяйственных ресурсов  зависит от производительности почв и эффективности использования различных по качеству земель в зонах с различными климатическими условиями.  Экономическая оценка лесных земель включает оценку запасов древесины,  дикорастущих, охотничьих ресурсов и других полезностей леса.

Основой экономической оценки земель, отводимых под строительство, для горнодобывающих отраслей   и других целей, является их кадастровая оценка. Она позволяет учесть потенциальную производительность природных ресурсов тех или иных территорий (земельных, лесных, охотничьих, рыбных и других), а также упущенную выгоду и потери земель, поскольку в случае их изъятия из оборота величина ущерба характеризуется потерей именно потенциальной ценности.

При наличии такой оценки любое перераспределение земельных фондов может регулироваться возмещением вреда хозяйствам, у которых земли изымаются за счет предприятий и организаций, которым она передается.

В работе предлагается определять общий ущерб природным ресурсам  и отдельные виды ущербов: земельным ресурсам (земли сельскохозяйственного назначения и оленьи пастбища); лесным ресурсам (земли лесного фонда, древесина и дикорастущие ресурсы) и  охотничьим ресурсам на основе кадастровой комплексной экономической оценки земель.  При этом учитывается также временной лаг - изъятие и предоставление земель  во временное или постоянное пользование и  при передаче их  в краткосрочную или долгосрочную аренду.

Отмечена сложность определения кадастровой экономической оценки земель в северных районах на основе капитализации расчетного рентного дохода в связи с его отрицательным значением  для отдельных видов ресурсов.  В связи с этим, предлагаемый в настоящее время подход к определению кадастровой оценки на основе дифференциальной и абсолютной ренты, по мнению автора, не сможет адекватно отразить кадастровую стоимость ресурсов в условиях северной зоны.   На его основе невозможно обеспечить надлежащее воспроизводство земельных и других ресурсов, т.к.  не учитываются такие моменты,  как климаторегулирующее,  кислородопродуцирующее и другое значение  лесных, болотных и водных угодий Севера. Для учета данных факторов предлагается  применять поправочные коэффициенты, которые определяются  экспертным путем.

Экономическая оценка природных ресурсов  в диссертации осуществлена  на следующей информационной базе:

1. С использованием картографического материала, где ресурсы привязаны к конкретным ландшафтам.

2. По типологии лесных земель и групп леса без использования картографического материала. Оценка изымаемого участка для тех или иных нужд осуществляется  по уже оцененным   типам леса конкретной территории.

Отмечено, что как в первом, так  и  во втором случаях оценочные работы требуют большого объема информации. В связи с этим существует насущная потребность в научно обоснованных и достаточно дешевых методах сбора данных и проведения анализа, позволяющих ускорить процесс оценки природных ресурсов.

В работе эту задачу было предложено решить на базе использования методов аналогий и ключевых кварталов.

Первый метод применялся, когда отсутствовала исходная информация о тех или иных ресурсах территории. В качестве аналога выступала территория, имеющая похожий набор таких ресурсов, например,  типов земельных угодий.

Второй метод основывается на выборе наиболее типичных для данной территории участков, как правило, лесных. Определялась  их оценка, которая затем экстраполировалась на всю оцениваемую территорию. При этом площадь обследования для сбора необходимой информации, по авторской оценке,  уменьшалась в 14  и более раз.

Оба названных метода применяются совместно для комплексной оценки природных ресурсов. С помощью первого метода можно оценить земельные угодья территории, о которой имеется лишь незначительная информация о типах почвенного покрова  и сведениях о ландшафтах.

С помощью ключевых кварталов выполняется оценка древесных ресурсов, дикоросов и объектов охотничьего промысла.

В диссертации выявлено, что общий характер многих действующих нормативно-правовых документов, прерогатива федеральных органов власти в их утверждении ограничивают возможности принятия региональных законодательных актов и затрудняют практическое использование разработанных методических положений и рекомендаций на местах.   В связи с этим было приостановлено действие апробированных и оформленных в качестве  региональных методик для оценки природных ресурсов в условиях Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округах.

6. Разработаны   методические рекомендации по комплексной экономической оценке природных ресурсов северной территории,  в отличие от известных позволяющие оценить долгосрочный и краткосрочный ущербы при  нецелевом использовании природных ресурсов, в том числе в ареалах  хозяйственной деятельности  коренных малочисленных народов Севера.  

При разработке методических положений и рекомендаций, как свидетельствует опыт автора, возникает необходимость агрегирования их элементов, иначе они будут просто методическим аппаратом, а не инструментом для практического применения. В этом отношении любая методика требует определенных допущений.

Это было учтено при разработке методических положений по комплексной экономической оценке природных ресурсов, которые нашли практическое использование в северных регионах.

Методические положения по комплексной экономической оценке природных ресурсов были разработаны и апробированы в условиях Ханты-Мансийского автономного округа. Они включали оценку земельных ресурсов (сельскохозяйственных или лесного фонда), лесных, рыбных, дикорастущих и охотничьих ресурсов.

Одной из основных целей формирования комплексной оценки земель явилось решение задачи соизмерения эффективности и ущербов при использовании земель в различных целях. Основой для решения этого вопроса являлась кадастровая оценка земель. В используемом  подходе предлагалось учитывать потенциальную ценность всех природных ресурсов той или иной территории, а также упущенную выгоду и потери земель. Комплексная кадастровая оценка земель в таком случае () включала оценку земельных (сельскохозяйственных и лесных) ресурсов (), лесных ресурсов (), ресурсов побочного и второстепенного пользования (), охотничьих () и рыбных ресурсов ():

                                                         (2)

В работе отмечено, что сложившаяся в начале 1990-х гг. практика землепользования в округе не была обеспечена достоверными сведениями о количестве и качестве земель и об их нарушенности под влиянием развития промышленности, транспорта и других видов использования.

Информационной базой разработанных методических положений послужили  исследования по определению агропроизводственной значимости земель данной территории (НИИ земельных ресурсов, г.Мытищи – 1989-1991 гг.), методика экономической оценки охотничьих ресурсов - Всероссийского научно-исследовательского института охотничьего хозяйства и звероводства (ВНИИОЗ, г. Киров).

В результате проведенного исследования были выделены однородные группы земель, характеризующиеся сходством способов возможного использования и потенциальной производительности. При этом предполагалось, что одинаковые по природному потенциалу земли, входящие в каждый из ареалов, должны иметь одинаковую ценность, независимо от их фактического использования.

Экономическую оценку земель лесного фонда (), находящихся в пределах выделенных агроэкологических групп земель, было предложено осуществлять на основе экономических оценок земельных ресурсов агроэкологической группы с учетом понижающего коэффициента. Величина коэффициента была принята равной 0,25:

                                                                               (3)

Для упрощения расчетов по экономической оценке лесных, дикорастущих и охотничьих ресурсов был применен метод выделения ключевых кварталов в пределах каждой агроэкологической группы земель. Под ключевыми кварталами понимались наиболее типичные для данной агроэкологической группы лесные угодья, болотистые и обводненные территории с характерным набором лесных, дикорастущих и охотничьих ресурсов.

Экономическая оценка древесных ресурсов () учитывала фактический запас древесины на момент изъятия () и потенциальный прирост древесины () за весь период изъятия земельного участка из хозяйственного оборота и восстановления древесных запасов и определялась на основе такс на древесину (), отпускаемую на корню, учитывающих шкалы рентных надбавок на деловую древесину. Для сопоставимости оценок запаса древостоя и прироста древесины использовался коэффициент приведения (). В общем виде экономическая оценка древесных ресурсов определялась по формуле:

.                                                                   (4)

В работе был применен усредненный метод оценки запасов древесины.  Экономическая оценка древесных ресурсов () определяется суммированием экономической оценки запасов древостоя () и оценки прироста древесины () для основных лесообразующих пород с учетом лесотаксационных разрядов.

Базой для экономической оценки продуктов побочного использования    дикоросов () послужила формула:                        

,                                          (5)

где  - экономическая оценка дикоросов, руб./га;

 - рыночная цена i-го вида дикоросов, руб./кг;

 - затраты на заготовку i-го вида дикоросов, руб./кг;

 - потенциальная продуктивность i-го вида дикоросов, кг/га;

  - коэффициент, учитывающий долю плодоносящей площади по дикоросам в общей площади земель определенной агроэкологической группы (в расчетах принят равным 0,25);

  - коэффициент приведения для дикоросов;

i – вид дикорастущих ресурсов;

n – количество учтенных видов дикорастущих ресурсов;

j – тип растительности ;

m – количество типов растительности.

Экономическая оценка охотничьих ресурсов () при этом определялась как разница между рыночной ценой и затратами на освоение охотничьих ресурсов с учетом коэффициента фактора беспокойства () и коэффициента приведения для охотничьих ресурсов ():

,                                      (6)

где   - экономическая оценка охотничьих ресурсов, руб./га;

 - рыночная цена i-го вида охотничьих ресурсов, руб./кг;

 - затраты на заготовку i-го вида охотничьих ресурсов, руб./кг;

 - потенциальная продуктивность i-го вида охотничьих ресурсов, кг/га;

  - коэффициент, учитывающий фактор беспокойства (в расчетах принимался равным 17 );

  - коэффициент приведения для охотничьих ресурсов;

i –       вид охотничьих ресурсов;

n –      количество учтенных видов охотничьих ресурсов;

j–      тип растительности;

m –     количество типов растительности.

Основой для экономической оценки рыбных ресурсов послужили показатели продуктивности рыбопромысловых угодий с учетом величины потенциального запаса. Учет в экономической оценке рыбных ресурсов ценности земель водного фонда, как мест обитания водных форм флоры и фауны (экологический фактор), осуществлялся введением повышающего коэффициента (). Сама экономическая оценка рыбных ресурсов при этом определялась как разница между рыночной ценой и затратами на освоение рыбных ресурсов:

,                                                     (7)

где     -  экономическая оценка рыбных ресурсов, руб./га;

  -  цена i-го вида рыбных ресурсов, руб./кг;

 - затраты на заготовку i-го вида рыбных ресурсов, руб./кг;

 - потенциальная продуктивность i-го вида рыбных ресурсов, кг/га;

 - коэффициент, учитывающий ценность земель водного фонда как мест обитания водных форм флоры и фауны;

i   – вид рыбных ресурсов;

n – количество учтенных видов рыбных ресурсов.

Расчеты по определению комплексной экономической оценки земель включали следующие этапы:

1. Оценка стоимости 1 га земельных ресурсов различных агроэкологических групп земель.

2. Оценка средней стоимости 1 га лесных ресурсов с ресурсами побочного и второстепенного пользования по каждой агроэкологической группе земель.

3. Оценка средней стоимости 1 га охотничьих ресурсов определенной агроэкологической группы земель.

4. Оценка средней стоимости 1 га рыбопромысловых угодий в разрезе районов округа.

Комплексная оценка 1 га земель каждой агроэкологической группы рассчитывалась как сумма стоимостной оценки 1 га земельных, лесных и охотничьих ресурсов и определялась для сельскохозяйственных земель и земель лесного фонда. К карте агроэкологических групп земель округа были представлены ведомости (таблицы) с кадастровой экономической оценкой земель округа  в разрезе существующих лесхозов.

В зависимости от местоположения конкретного земельного участка комплексная оценка земли для каждой агроэкологической группы должна корректироваться с помощью повышающих коэффициентов по особым условиям (), которые учитывают своего рода ренту по местоположению и социальной значимости природных ресурсов. К особым условиям, дополнительно повышающим экономическую оценку земель, отнесены  транспортная доступность, средозащитная и социальная ценность территории.

В диссертации подробно рассмотрено в методическом плане определение комплексного ущерба, обусловленного последствиями изменений в природной среде от различного рода воздействий (подтопление, затопление и др.),  и полного комплексного ущерба при кратковременном изъятии земельных участков с учетом времени изъятия земельного участка и восстановления природных ресурсов.

На основе информации о времени воспроизводства природных ресурсов были установлены усредненные сроки их восстановления после возврата земельных участков.  Такие ресурсы, как ягоды, грибы, дичь, копытные, были отнесены к быстро возобновимым, которые восстанавливаются приблизительно через 5 лет после рубки древостоя и даже увеличивают свою численность и урожайность в молодняках. Группу медленно возобновимых ресурсов образуют древесные ресурсы, из  промысловых - кедровые орехи и пушные звери. Так, для того чтобы восстановилась  численность или урожай последних двух, необходимо, чтобы лес принял свой первоначальный облик.  На основе этих данных  были определены коэффициенты пересчета  ущербов (табл.10).

Таблица 10 - Коэффициенты пересчета ущербов ( ) в зависимости от периода изъятия

 земельных участков и восстановления лесных, дикорастущих и охотничьих ресурсов

Период изъятия и восстанов-ления, лет

Коэффициент пересчета ()

Период изъятия и восстановления, лет

Коэффициент пересчета ()

Л

Д

ОХ

Л

Д

ОХ

1

0,97

0,91

0,94

16-20

13,80

8,20

10,80

2

1,92

1,74

1,83

21-25

16,40

8,90

12,30

3

2,83

2,49

2,67

26-30

18,80

9,30

13,40

4

3,71

3,17

3,46

31-35

22,75

9,50

14,20

5

4,58

3,79

4,21

36-40

22,40

9,60

14,80

6-7

5,80

4,60

5,24

41-45

24,00

9,70

15,10

8-10

7,80

5,74

6,79

46-49

25,14

9,80

15,60

11-15

10,60

7,10

8,83

50 и более

27,58

9,80

15,70

Примечание. Л – лесные (древесные) ресурсы, Д – дикорастущие ресурсы, ОХ – охотничьи ресурсы.

Особое внимание в работе уделено методике определения ущерба территориям традиционного природопользования, которая, по мнению автора, должна состоять из двух частей: Методических положений по определению ущерба (вреда), утвержденных, исходя из сложившейся практики нормотворчества,  федеральными органами, и расчетной части по территориям традиционного природопользования административных районов Ханты-Мансийского автономного округа на базе  комплексной оценки природных ресурсов, показатели которой утверждаются на уровне субъекта Федерации. Расчетная часть – это приложение к методике в виде таблиц комплексной кадастровой экономической оценки природных ресурсов отдельных групп земель или геоботанических контуров с картографическим обеспечением определенной административной единицы Ханты-Мансийского автономного округа.  

Величина ущерба от изъятия земельных участков () складывается из убытков, упущенной выгоды и потерь владельцев ТТП (родовых угодий):

,                                                                   (8)

где  - убытки (реальный ущерб), обусловленные необходимостью компенсационных затрат на возмещение утраты (частичной порчи) материальных ценностей при изъятии земельного участка, руб.;

 –  упущенная выгода, характеризуемая величиной недополученного дохода с промысловых угодий и оленьих пастбищ при изъятии земельного участка, руб.;

 - убытки, определяемые размером дополнительных расходов, связанных с недополучением промысловых ресурсов, используемых для удовлетворения собственных хозяйственных и бытовых нужд, при изъятии земельного участка, руб.;

 - потери, определяемые размером компенсационных затрат на восстановление утраченных оленьих пастбищ.

Годовая упущенная выгода () определяется суммарной величиной доходов, недополученных владельцем родового угодья, и может быть рассчитана двумя способами: исходя из ресурсной экономической оценки и прямым счетом. В соответствии с первым способом:

,                                                                (9)

где  - упущенная выгода от недополучения дохода от реализации дикоросов в t -м году, руб./год;

 - упущенная выгода от недополучения дохода от реализации охотничьих ресурсов в t-м году, руб./год;

  - упущенная выгода от недополучения дохода от реализации рыбных ресурсов в t-м году, руб./год;

 - упущенная выгода от недополучения дохода от реализации продукции оленеводства в t-м году, руб./год.

При изъятии или временном занятии земельных участков в границах родовых угодий под промышленное освоение имеют место экономические потери (), обусловленные сокращением и безвозвратной потерей оленьих пастбищ, повлекшие выбытие этих земель из оборота системы традиционного хозяйства. Данные потери возмещаются в целях сохранения среды обитания коренных малочисленных народов, уровня развития традиционных отраслей, в том числе оленеводства, в размерах затрат на восстановление этих земельных площадей до их первоначальной стоимости.

Оценка потерь () от изъятия оленьих пастбищ или земель, пригодных для использования под оленьи пастбища, производится на основании экономической оценки земельных ресурсов оленьих пастбищ. Возмещение потерь производится за счет ежегодного платежа в размере 5% от экономической оценки земельных ресурсов оленьих пастбищ (при сроке изъятия до 10 лет). При сроке изъятия более 10 лет возмещение потерь производится следующим образом:

- за последующие 11-20 лет в размере 2% от экономической оценки земельных ресурсов оленьих пастбищ;

- за последующие 21-50 лет в размере 1%  от экономической оценки земельных ресурсов оленьих пастбищ.

Возмещение ущерба (вреда) ТТП автор рассматривает с двух позиций: определение ущерба, нанесенного всему природному комплексу ТТП, и владельцам, пользователям – представителям коренных малочисленных народов Севера, занимающимся здесь традиционной деятельностью.

В первом случае величина нанесенного ущерба (вреда) будет равна при долгосрочном изъятии комплексной кадастровой экономической оценке; при краткосрочном изъятии сумма последней будет скорректирована на срок изъятия и восстановления нарушенных ресурсов.

Во втором случае сумма ущерба будет определяться более узким кругом ресурсов (не учитываются древесные ресурсы, т.к. лес является государственной собственностью), продуктивность угодий определяется по хозяйственному запасу (частью биологического запаса природных ресурсов, которая может ежегодно изыматься без ущерба экосистеме). В данном случае величина ущерба для КМНС будет иметь меньшую величину, чем в первом случае.

Сложившаяся в ХМАО-Югре практика экономических соглашений (договоров) между недропользователями и владельцами (пользователями) родовых угодий и ТТП, по мнению автора, должна сохраняться и далее.

Это связано с тем, что даже самая совершенная методика по объективным причинам не в состоянии оценить полный ущерб в стоимостном выражении, т.к. многие факторы, как природные, так и социальные, можно оценить только лишь на качественном или количественном уровнях (климаторегулирующий, психологическое самочувствие, моральные аспекты и пр.).

В данном случае экономические соглашения являются дополнениями методических положений по комплексной оценке природных ресурсов, как плата за пользование предоставленным участком, представляющая собой компенсации   владельцам (пользователям) ТТП за причиненный моральный и материальный ущерб, который не может быть оценен в стоимостном выражении.

 

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монографии

1. Логинов В.Г. Социально-экономическая оценка развития природно-ресурсных районов Севера. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2007.  –  311 с. (19,3 п.л.).

2. Пахомов В.П., Логинов В.Г. Социально-экономическое развитие коренных этносов в рыночных условиях. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2003. – 272 с.  (авторских 8,5 п.л.).

Разделы в монографиях

3. Логинов В.Г. Традиционный сектор хозяйства: состояние и перспективы, Проблемы адаптации коренных малочисленных народов к рыночным отношениям, Социальные и экологические проблемы малочисленных народов ХМАО. //Концепция региональной политики социально-экономического развития малочисленных народов Севера в Ханты-Мансийском автономном округе (на международное десятилетие коренных народов Мира) /Отв.ред. Т.Г.Харамзин.   - Екатеринбург, Ханты-Мансийск, 1996. – 122 с. (авторских 2,0 п.л.).

4. Логинов В.Г., Беляев В.Н.  Земельные отношения и государство. //Государственное регулирование региональных рыночных процессов. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2002. – С.143-155  (авторских 0,7 п.л.).

5. Логинов В.Г. Природно-ресурсный и социально-экономический потенциал МО «Красновишерский район» //Комплексное освоение ресурсов горной части севера Пермской области /Отв.ред.В.П.Пахомов. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2005. – 206 с. (авторских   4,7 п.л.).

6. Логинов В.Г. Адаптация коренных малочисленных народов Севера как условие устойчивого развития этнических территорий. //Реструктуризация регионального промышленного комплекса: от индустриальной к социально ориентированной модели. – Екатеринбург: РАН, УрО, Ин-т экономики, 2005. - Т.II. Гл.1. – С. 96-112 (авторских 1,35 п.л.).

7. Логинов В.Г. Социально-экономические и правовые аспекты развития муниципальных образований северных территорий. //Модернизация социально-экономического развития муниципальных образований: в 2 т./ РАН, УрО, Ин-т экономики; под общ.ред. А.И.Татаркина. - М.: Экономика, 2006. Т.2. – С. 411-429 (авторских  1,0 п.л.). 

8. Логинов В.Г. Разделы книги «Югра – взгляд в будущее. Обзор социально-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа - Югры». - Екатеринбург: Уральский рабочий, 2006. – С. 198-202, 214-224, 260-269, 286-294 (авторских 5,6 п.л.)

9. Логинов В.Г. Разделы Атласа Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Т.1. История, население, экономика /Пред. редкол. Филипенко А.В. - Ханты-Мансийск; Москва, 2006.  -  С.75, 83, 89-91, 94, 102, 116, 117, 120, 122, 123, 128,129, 131, 143, 144, 146 (авторских 5,5 п.л.).

10. Логинов В.Г., Литвинова А.А., Мельников А.Г.  Оценка природно-ресурсного потенциала ареалов проживания малочисленных народов Севера. Монография, депонированная в ИНИОН РАН, 2007 №60240. Екатеринбург: УрО РАН  Ин-т экономики, 2007. - 188 с. (авторских 9,4 п.л.).

11. Логинов В.Г. Развитие традиционных отраслей в зоне влияния проекта Урал промышленный – Урал Полярный. Влияние транспортно-промышленного освоения на коренных малочисленных народов Севера. Экологические последствия реализации проекта. //Концептуальные основы формирования и реализации проекта «Урал промышленный – Урал Полярный». - М.: Экономика, 2007.  – С.208-244 (авторских 2,0 п.л.).

12. Логинов В.Г. Российский Север как объект исследования. //Стратегические приоритеты экономики региона /Под общ.ред акад. РАН А.И.Татаркина. – Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2008. – С.511-527 (авторских 1,0 п.л.)

Публикации в рецензируемых журналах

13. Вершинин А.А., Логинов В.Г., Пахнев Н.В. Состояние меднодобывающей промышленности на Урале //Известия высших учебных заведений. Горный журнал. Уральское горное приложение. 1994. №5. С.126-130 (авторских 0,2 п.л.).

14. Пахомов В.П., Логинов В.Г. Хозяйственное освоение Тюменского Севера и проблемы коренных народностей //Вопросы экономики. 1994. №5. – С.125-132  (авторских 0,6 п.л.).

15. Логинов В.Г., Шеломенцев А.Г., Логинов С.В. Сырьевая ориентация экономики северных территорий: причины и следствия //Регион: экономика и социология. 1997. №2. – С. 69-81  (авторских 0,5 п.л.).

16. Логинов В.Г. Этнические особенности  промышленного освоения региона //Экономика региона. Екатеринбург, 2007. №2 (10).  – С.130-142 (0,8 п.л.).

17. Пахомов В.П., Логинов В.Г.  Уральский Север: эволюция изучения и хозяйственного освоения //Экономика региона. Екатеринбург, 2007. №4 (12).  – С.164-178  (авторских 0,5 п.л.).

18. Логинов В.Г. Отрасли традиционного природопользования: состояние и перспективы //Экономика региона. Екатеринбург, 2008. №1 (13). -  С. 178-182  (0,3 п.л.).

19. Логинов В.Г. Институты традиционного природопользования и малочисленных народов Севера: эволюция и реалии //Журнал экономической теории. Екатеринбург, 2008. №1 (14).  - С.81-92  (0,75 п.л.). 

20. Логинов В.Г. Особенности развития северных регионов сырьевой ориентации //Экономика региона. Екатеринбург, 2008. №4 (16).  -  0,8 п.л.

21. Логинов В.Г. Теоретические аспекты освоения северных территорий //Журнал экономической теории. Екатеринбург, 2008. №4 (17). -  0,65 п.л.

Брошюры, препринты

22. Логинов В.Г. К истории социально-экономических исследований на Уральском Севера: Препринт. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2001. – 38 с. (2,4 п.л.).

23. Юрпалов С.Ю., Логинов В.Г., Магомедова М.Н., Богданов В.Д. Традиционное природопользование в условиях промышленной экспансии (на примере ЯНАО): Препринт. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2001. – 53 с. (авторских 1,9 п.л.).

24. Пахомов В.П., Логинов В.Г., Беляев В.Н., Литвинова А.А. Методические положения оценки комплексного ущерба природным ресурсам Севера: Препринт. -  Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2002. –  44 с. (авторских 2,0 п.л.).

25. Логинов В.Г. Социально-экономические аспекты традиционного природопользования. Препринт. - Екатеринбург: Институт экономики, 2003. – 50 с. (3,1 п.л.).

26. Логинов В.Г., Пахомов В.П., Масленников В.В., Мельников А.В. Население Югры: состояние и перспективы: Препринт. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2005. – 73 с. (авторских 3,5 п.л.).

27. Логинов В.Г., Попков Ю.В., Тюгашев Е.А. Проблемы коренных малочисленных народов Севера: институциональная перспектива: Препринт. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, Институт философии и права СО РАН, 2005. – 69 с. (авторских 2,2 п.л.).

28. Пахомов В.П., Логинов В.Г., Полянская И.Г., Мельников А.В.  Развитие традиционной экономики в национальных селах: Препринт.  - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН,  2005. – 46 с. (авторских 2,2 п.л.).

29. Логинов В.Г., Такташкин Б.А., Черепанов Г.Г.  Природно-ресурсный потенциал и перспективы освоения Улсовско-Велсовской зоны (Пермский край). - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2007. – 86 с. (авторских 2,0 п.л.).

30. Логинов В.Г., Литвинова А.А., Мельников А.В. Экономическая оценка природно-ресурсного потенциала северных территорий. Брошюра.  - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2007. – 76 с. (авторских 2,35 п.л.).

Научные статьи, опубликованные в журналах, сборниках научных трудов и материалы конференций

31. Логинов В.Г. Горнодобывающие и традиционные отрасли: проблемы взаимодействия. //Сб. науч. трудов Депрессивные территории: оценка и механизм выхода из кризиса:   Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2000. – С.306-315 (0,6 п.л.)

32. Журавлев А.С., Логинов В.Г. Состояние АПК Ханты-Мансийского автономного округа //Аграрный вестник Урала.  2001. № 1. – С.22-31 (авторских 0,4 п.л.).

33. Логинов В.Г., Киселев А.К. Рыболовство и рыбная промышленность Ханты-Мансийского автономного округа //Аграрный вестник Урала. 2002. №2. – С.47-51 (авторских 0,35 п.л.).

34. Логинов В.Г. Социально-демографические процессы в среде малочисленных народов Севера Ханты-Мансийского автономного округа  //Этносоциальные процессы в Сибири: Темат.сб. Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2003. Вып.5. – С.50-54 (0,6 п.л.).

35. Логинов В.Г. Экономико-правовые вопросы регулирования земельных отношений //Мат-лы Междунар. научн.-метод. семинара «Экономика природных ресурсов: от научных исследований до применения активных методов обучения». - Екатеринбург, 2003. – С.96-103 (0,5 п.л.).

36. Логинов В.Г. Особенности социально-экономического развития малочисленных народов Севера Уральского федерального округа  //Этносоциальные процессы в Сибири: Темат.сб.  Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2004. Вып.6. – С.132-136 (0,6 п.л.).

37. Логинов В.Г. Институционально-эволюционный подход к оценке социально-экономического развития малочисленных народов Севера //Экономика региона. Екатеринбург,  2005.  №2. – С.37-50 (0,85 п.л.)

38. Логинов В.Г. Проблемы традиционного природопользования коренных малочисленных народов Югры в условиях нефтяной экспансии. Образование и устойчивое развитие коренных народов Сибири //Мат-лы междунар. научн.-практ. конф. Новосибирск, 26-28 апреля 2005 г. Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2005. – С.273-281 (0,6 п.л.).

39. Логинов В.Г. Население Югры: проблемы формирования и развития. //Этносоциальные процессы в Сибири: Темат.сб.  Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2006. Вып.7.  – С.90-94 (0,7 п.л.).

40. Логинов В.Г. Районы проживания малочисленных народов Севера: состояние и проблемы развития. //Этносоциальные процессы в Сибири: Темат.сб. Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2007.  Вып.8. – С.114-119 (0,65 п.л.).

41. Логинов В.Г. Особенности воспроизводства коренных малочисленных народов Севера – региональный аспект. //Этносоциальные процессы во Внутренней Евразии: Темат.сб. /Под ред. Ю.В.Попкова и А.П.Коновалова. Новосибирск – Семей: Научн.-изд. центр Семипалатинского гос. университета. Вып.9. 2008. – С.392-401 (0,7 п.л.).

______________________________________________________________

                   ИЭ УрО РАН №          Подписано к печати   

Бумага писчая  Формат 60х84/16  Усл.печ.л. 2,4   Тираж 100  Заказ

Институт экономики УрО РАН, 620014, г.Екатеринбург, ул.Московская,29

Типография Института экономики УрО РАН

Коэффициент рассчитан автором на основе собранной информации о площадях отвода земельных участков под обустройство нефтяных месторождений и строительство транспортных коммуникаций и др. линейных объектов

Козаков Е.М., Пахомов В.П., Игнатьева М.Н. Социально-экономическое обоснование освоения минеральных ресурсов /РАН, Урал. отд-ние.   Екатеринбург, 1992.  112 с.

О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации: Закон РФ от 30 апреля 1999 г. №82-ФЗ //Собрание законодательства РФ.  1999. №.18   Ст.2208.

О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера регионального значения в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре: Закон Ханты-Мансийского АО-Югры от 28 декабря 2006 г. №145-оз.

Под освоением-экспансией автор понимает ведомственное, моноотраслевое транспортно-промышленное освоение, направленное на изъятие природных ресурсов, без учета социальных и экологических последствий. Освоение-развитие предполагает более комплексное развитие территории, опирающееся на диверсифицированную экономику, ее социальную и экологическую устойчивость.     

Перечень районов Крайнего Севера и местностей, приравненных к районам Крайнего Севера: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 сент. 1967 г. //Сборник законодательных актов о труде. М.: Юридическая литература, 1977. С.679-680, и др. нормативно-правовые акты, уточняющие их состав (1992-1994 гг.).

 






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.