WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!


Региональные зоны роста инновационной экономики

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

Рожков Григорий Васильевич

 

региональные зоны роста

инновационной экономики

Специальность:  08.00.05 - «Экономика и управление народным хозяйством»  

(региональная экономика)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора экономических наук

Москва

2009


Работа выполнена на кафедре региональной экономики и управления Института  экономики и социальных отношений.

Научный консультант:

доктор экономических наук

Ерошенков Сергей Георгиевич

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор Аладьин Виталий Владимирович

доктор экономических наук, профессор

Федосова Раиса Николаевна

доктор экономических наук

Лебедев Никита Андреевич

Ведущая организация:

Государственный университет управления

 

Защита состоится «25» сентября  2009 года в 14.00  на заседании Диссертационного совета Д 520.050.01 в Институте экономики и социальных отношений, 105203, г. Москва, 15-я Парковая ул., д. 8, в аудитории 212.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экономики и социальных отношений.

Автореферат разослан «     » августа  2009 г.

Ученый секретарь  

Диссертационного совета, к.э.н.

 

Петров О.В.

 

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что перед экономикой России стоит стратегическая задача перехода на инновационный путь развития. Инновационная экономика является экономикой знаний, поэтому нематериальные активы выходят на первый план. Центральная роль в инновационной экономике принадлежит человеку, что определяет значимость человеческого капитала (свойственного отдельным людям) и социального капитала (характеризующего отношения между людьми). В российских экономических и социальных условиях трансформация экономики не может быть мгновенной и повсеместной, а потому начинается с культивирования региональных зон роста. При тройной фокусировки в региональной зоне физического, человеческого и социального капиталов  возможно формирование ростков инновационной экономики. Разработка методология такой селекционной работы представляет весьма актуальной для решения центральных задач социально-экономического развития регионов и страны в целом.

Степень научной разработанности проблемы. Тематика данного исследования лежит на стыке экономических и социальных наук, поэтому потребовалось обращаться к трудам представителей разных гуманитарных школ.

Основные тенденции трансформации современной экономики, мегатенденции Новой экономики находятся сейчас в центре внимания мировой экономической мысли. Большое влияние на автора оказали книги Стокгольмской школы экономики, особенно такие авторы, как К. Нордстрем, Й. Риддерстрале, А. Гиус, Т.Питерс, Р. Уотерман, А. Бард, Я. Зодерквист, Й. Кунде, Р. Брэнсон, Р. Йенсен, Д.Коллинз.

Проблема создания и функционирования свободных экономических зон как в России, так и за рубежом широко рассмотрена в экономической и правовой науках. Отметим работы А. Аганбегяна, А. Барышникова, М. Богуславского, Б. Кожевников, И.П. Фаминского, Н.В. Смородинской, В.И. Кравцовой, Ю.С. Селивохина, Т.Е. Никитиной, М.А. Халдина, Е.Ф. Авдокушкина, С.Г. Овчинниковой. Социальные аспекты свободных экономических зон затронуты в работах С.Т. Хурьянова, Э.М. Андреева, В.М. Иванова, П.Г. Пономарева, М.Н. Ночевника и др.

Исследованию экономической сущности человеческого и интеллектуального капиталов посвящено достаточно много работ как зарубежных, так и отечественных авторов. Среди западных ученых, занимающихся исследованием проблемы интеллектуального капитала, следует выделить работы таких признанных специалистов в этой области как П. Дракер, О. Тоффлер, И. Шеффлер, Дж. Гелбрейт, Т. Стюарт, Л. Туроу, М. Кастельс, Ф. Фукуяма, Ч. Хэнди, X. Такиучи, М. Сакакибара, Л. Эдвинссон, М. Мэлоун. Аспекты постиндустриального общества и интеллектуального капитала затронуты в публикациях Л. Абалкина, В. Автономова, С. Глазьева, В. Кудрова, В. Куликова, С. Меньшикова, А. Эльянова. Вопросу изучения человеческого капитала как фактора экономического роста посвящены исследования Э. Денисона, Дж. Кендрика, Т. Шульца, П. Ромера, Р. Лукаса. Среди отечественных ученых, внесших заметный вклад в развитие теории человеческого капитала, можно назвать таких, как Г.Е. Алпатов, И.В. Бушмарин, Е.А. Вильховченко, Б.М. Генкин, В.А. Гойло, С.А. Дятлов, Ю. Корчагин, М.М. Критский, С.А. Курганский, Д.В. Нестерова, И.А. Никитина, В.С. Пригарин, Т.О. Разумова, К.З. Сабирьянова, Л.Г. Симкина, В.М. Цветаев. 

Институциональные особенности организации сферы высшего образования в России исследуются в работах С.С. Белякова, В.В. Глухова, С.М. Гуриева, Я.И. Кузьминова, Т.Л. Клячко, Л.Л. Любимова, С.В. Шендеровой и др.

Вопросам тесной связи  человеческого капитала и формирования инновационной экономики посвящены труды М. Бендикова, С. Валентея, Э. Вильховченко, А. Гапоненко, Л. Куракова, Н. Чеботарева и др.

Основоположниками теории социального капитал являются П. Бурдье, Дж. Коулман, Р. Патнэм. Описание концепции социального капитала в контексте российского общества содержат научные труды Е.М. Аврамовой, Т.Е. Ворожейкиной, Г.В. Градосельской, С.И. Долуцкой, Л.А. Колесниковой, В.В. Радаева, В.Л.Римского, Л.В. Стрельниковой, П.Н. Шихирева.

Теория кластеров разработана зарубежными экономистами, в первую очередь, М. Портером. Исследованию в области теории кластера и управления конкурентоспособностью на различных уровнях (продукции, предприятия, отрасли, региона, страны) посвящены научные труды известных зарубежных и отечественных экономистов: А. Воронова, А.П. Градова, Г.В. Гутмана, Ю.И. Коробова, К.Р. Макконела, А.В. Мартынова, М.Г. Миронова, К.И. Плетнева, М. Портера, А.И. Татаркина, С.В. Убеля, Р. А. Фатхутдинова, А.Ю. Юданова и др.

В сфере прогнозирования процессов социально-экономического развития в регионе выступают фундаментальные труды ученых: А.Г. Аганбегяна, М.К. Бандмана, А.Г. Гранберга, В.В.Егорова, Л.В. Канторовича, К.Д. Льюиса, Н.М. Найбороденко, Г.А. Парсаданова, С.А. Суспицына, В.А. Цыбатова, Р.И. Шнипера и др.

Теории и практике формирования инновационной экономики посвящено в настоящее время множество работ. Современное состояние и перспективы формирования инновационной экономике в России лучше всего отражаются на мощных информационных порталах в Интернете: www.innovbusiness.ru, www.inno.ru, www.inno-expert.ru,  www.informnauka.ru www.rus-nano.ru, www.techfuture.ru, www.rsci.ru, www.fips.ru, www.gradient-i.ru, www.innovatika.ru, www.itportal.ru, www.regios.extech.ru, www.extech.ru, www.mag.innov.ru,. www.miiris.ru.

Однако становление и развитие региональных форм инновационной экономики как управленческая задача в рамках региональной экономической системы, решаемая на основе синтеза материального и нематериального капиталов,  несмотря на ее очевидную научно-практическую актуальность и значимость, объектом отдельного исследования еще не выступала. Таким образом, необходимость разработки системного подхода и разработка методологии  формирования региональной инновационной экономики предопределили и обусловили цель и задачи данного диссертационного исследования.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработка методологии создания региональных зон роста инновационной экономики.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач:

  • исследовать состояние и перспективы концентрации капитала в свободных (особых) экономических зонах, основы  и типы  их функционирования, а также возможности их трансформации в российских экономических условиях для формирования региональных зон роста инновационной экономики;
  • оценить роль нематериального капитала, адекватность и возможности адаптации и развития теории  человеческого капитала для решения задач  формирования инновационной экономики;
  • изучить возможности развития и концентрации человеческого капитала на базе реформируемого высшего образования и новых форм университетов (федеральных, исследовательских, корпоративных);
  • оценить роль социального капитала, адекватность и возможности адаптации и развития теории  социального  капитала для решения задач  формирования инновационной экономики;
  • изучить возможности развития и концентрации социального капитала на основе кластерного подхода;
  • предложить стратегию создания и проект интеграции в федеральную сеть региональных зон роста инновационной экономики, позволяющие добиться социально-экономического эффекта за счет тройной концентрации: физического, человеческого и социального капиталов.

Область исследования - закономерности и проблемы функционирования и развития инновационной экономики Российской Федерации как системы взаимодействующих региональных узлов и зон  (экономических зон, крупных экономических районов, субъектов федерации, территориально-производственных комплексов, промышленных узлов, городских агломераций и других территориальных экономических подсистем).

Объект исследования – региональная инновационная инфраструктура и региональная социально-экономическая система.

Предметом исследования являются управленческие отношения, возникающие в процессе формирования региональных зон роста инновационной экономики.

Теоретико-методологическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых, занимающиеся теоретическими и практическими вопросами свободных экономических зон, человеческого капитала, инновационного образования, социального капитала, кластерного подхода, региональной политики,  инновационной экономики. В процессе исследования применялись диалектический подход, методы системного анализа, экспертных оценок, статистических группировок, прогнозирования, моделирования и др.

Эмпирическую базу исследования составили статистические и другие информационные источники, материалы, характеризующие производственно-хозяйственную деятельность предпринимательских структур различных организационно-правовых форм в РФ, экспертные заключения, законодательные акты и другие нормативно-правовые документы в хозяйственной сфере.

Научная новизна выполненного исследования состоит в разработке теоретических положений, совокупность которых дает системное решение проблем формирования и развития региональных зон роста (РЗР) инновационной экономики (ИЭ),  в том числе:

  • дана оценка особым  экономическим зонам (ОЭЗ), перспективам их использования в качестве  зон ускоренного развития экономики, предложено выделение экспортно-ориентированных научно-производственных комплексов (с введением для них режима ОЭЗ) в районах городов с высокой концентрацией научно-технического и кадрового потенциала;
  • проведен анализ эволюции и проблем организационно-правовой конструкции ОЭЗ, предложены  направления ее развития в России (участие резидентов в системе управления, привлечение профессиональных девелоперов и т.д.);
  • выявлены свойства ОЭЗ как  социальной системы (инструмент решения общественных задач,  человеческая общность, специфическая социальность и т. д.), обоснована необходимость комплексной стратегии социально-экономического развития в таких зонах;
  • проведен анализ существующих ОЭЗ промышленно-производственного типа  с точки зрения их трансформации в РЗР, что позволило определить направления такой трансформации (создание  инфраструктуры международного уровня, запуск  механизма совместной работы всех задействованных государственных органов и служб и т.д.);
  • проведен анализ существующих ОЭЗ технико-внедренческого типа как наиболее близких к роли РЗР ИЭ, определены  направления их развития (синхронизация развития центров генерации уникальных компетенций, высокотехнологичных предприятий,  центров воспроизводства кадрового потенциала; создание благоприятной градостроительной и природной среды; формирование уникальной среды для активного развития инновационного бизнеса и т.д.);
  • рассмотрена концепция и роль в ИЭ  нематериального (интеллектуального) капитала, в структуре которого можно выделены две основные части - человеческий капитал (присущий отдельным людям)  и социальный (структурный) капитал (характеризующий отношения между людьми), обоснована  решающая роль образования в развитии человеческого капитала;
  • проанализирован опыт и возможности новых форм высшего образования в России - федеральных, исследовательских и корпоративных университетов, обоснована стратегия преобразования их в системообразующие для РЗР ИЭ, предложены направления таких преобразований и 2 модели: создания Регионального университета как Корпоративного университета  региона  и  Сетевого научно-исследовательского университета в виде конгломерата национального исследовательского университета как головного вуза (базовое образование) и сети региональных университетов (бизнес-подготовка);
  • рассмотрена концепция социального капитала, ее место в теории институциональной экономики, развивается идея рассмотрения группового капитала, предлагается реконцептуализация социального капитала применительно к России (учет неформальных социальных сетей, оценка роли социального института государства как ключевого в развитии социального капитала);
  • исследованы кластеры как экономическая категория, в наибольшей степени реализующая идею концентрации социального капитала в РЗР, на основе анализа мирового опыта выделены модели формирования кластеров, дана оценка перспектив кластерного подхода в ИЭ, дано развитие положений современной теории кластеров в части концентрации внешней (аутсорсинг) и внутренней структуры (выделение "локомотива") кластера на уникальной компетенции;
  • проанализированы примеры, выявлены проблемы и перспективы кластерного подхода в региональной политике России, определены принципиальные отличия модели кластера от советской модели территориально-производственных комплексов и индустриальной модели вертикально-интегрированных компаний; предложена стратегия формирования кластеров на основе ОЭЗ, а также организационная структура  в виде региональной кластерной Сети (образовательный центр, центр трансфера технологий, социальную сеть и т. д.);
  • рассмотрены общие тенденции трансформации мировой экономики, обобщен мировой и российский опыт формирования институтов инновационного развития с особым упором на механизмы регионального развития и венчурного финансирования, предложено создать Российский институт успеха, обобщающий   российские "истории успеха"венчурной деятельности;
  • дан анализ законодательной базы и новых законопроектов в инновационной сфере, предложена  разработка в России  Закона о технологических инновациях, подробно регламентирующего продвижение разработок в бизнес, формы сотрудничестве между государством и бизнесом и т. д.
  • предложен общий проект формирования ИЭ в России на основе создания и развития РЗР,  включающий в себя:  создание сети инновационных кластеров; развитие инструментов финансирования, коммерциализации и капитализации инноваций; развитие системы профессионально-делового сопровождения инновационных проектов "от идеи до рынка", формирование национальной стратегии создания и продвижения инновационных брендов; формирование Федерального и сети региональных Координационных Инновационных Советов, формирование системы поддержки  инновационных стратегий бизнеса политическими и административными элитами РФ; развитие и оптимизация законодательства и иных институтов ИЭ; формирование инновационной конъюнктуры рынка ("культа инноваций", ценности, востребованности, привлекательности инновационной деятельности).

Практическая значимость работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования могут быть использованы при прогнозировании регионального развития, при изучении текущей и прогнозируемой пространственной неоднородности, в процессе совершенствования региональных форм ИЭ. Предложенные рекомендации могут быть использованы в работе департаментов инвестиций и целевых программ региональных администраций, региональных фондов с целью повышения эффективности проводимой в стране государственной инновационной политики. Отдельные положения работы могут использоваться в учебном процессе при чтении лекций по дисциплинам "Финансы, денежное обращение и кредит", "Финансовый менеджмент", "Региональная экономика", "Инвестиции" студентам экономических специальностей вузов и слушателям курсов повышения квалификации, а так же при подготовке специалистов финансовых служб региональных органов власти и управления.

Апробация работы и использование результатов. Основные положения диссертации неоднократно докладывались на семинарах  и  научно-практических конференциях Института социально-политических исследований РАН, на инновационных форумах, на конференциях в регионах.  Основные результаты диссертационного исследования также апробированы в ходе практической деятельности автора и внедрены на предприятиях  и в учебный процесс в образовательных учреждениях. Основные положения диссертационной работы нашли своё применение при законодательных новациях Комитета Государственной Думы по науке и наукоемким технологиям, в работе Экспертного  Совета по развитию институтов инновационной системы, при разработке  партийного проекта "Национальная инновационная система" партии "Единая Россия", при формировании региональной экономической политики в Красноярском крае.

Публикации. По теме исследования опубликовано 54 работы, отражающих основные положения исследования, среди которых – 5 монографий общим объёмом 141,82 п.л., 8 публикаций в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки России общим объёмом 4,0 п.л., 42 публикации в журналах и сборниках научных трудов общим объемом 19,97 п.л.

Структура и объем работы диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы. Работа содержит 256 страниц основного текста, 8 таблиц, 2 рисунка. Список использованной литературы включает 448 наименований.

Содержание

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ЗОНЫ КОНЦЕНТРАЦИИ ФИЗИЧЕСКОГО КАПИТАЛА

1. Свободные экономические зоны

1.1. Типология свободных экономических зон | 1.2. Мировой опыт | 1.3. Российский опыт

2. Развитие особых экономических зон в России

2.1. Правовые основы | 2.2. Социальные основы | 2.3. Развитие особых экономических зон |  2.4. Зоны развития инноваций

3. Промышленно-производственные зоны

3.1. Особые экономические зоны промышленно-производственного типа | 3.2. ОЭЗ ППТ "Липецк" в Липецкой области | 3.3. ОЭЗ ППТ "Алабуга" в республике Татарстан

4. Технико-внедренческие зоны

4.1. Особые экономические зоны технико-внедренческого типа | 4.2. ОЭЗ ТВТ "Санкт-Петербург" |  4.3. ОЭЗ ТВТ "Зеленоград" |  4.4. ОЭЗ ТВТ "Дубна" |  4.5. ОЭЗ ТВТ "Томск"

Глава 2. ЗОНЫ КОНЦЕНТРАЦИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА

5. Нематериальный капитал

5.1. Концепция нематериального капитала | 5.2. Концепция интеллектуального капитала

6. Человеческий капитал

6.1. Человеческий капитал: определение и классификация | 6.2. Генезис теории человеческого капитала |  6.3. Человеческий капитал как фактор социально-экономического развития | 6.4. Основные направления роста человеческого капитала

7. Федеральные университеты

7.1. Образование в инновационной экономике | 7.2. Сибирский федеральный университет | 7.3. Южный федеральный университет | 7.4. Дальневосточный федеральный университет

8. Исследовательские университеты

8.1. Мировой опыт исследовательских университетов | 8.2. Типовая структура исследовательского университета | 8.3. Формирование исследовательских университетов |  8.4. Отраслевые исследовательские университеты | 8.5. Региональные исследовательские университеты |  8.6. Направления развития исследовательских университетов

9. Корпоративные университеты

9.1. Мировой опыт развития корпоративных университетов | 9.2. Проблемы российской системы образования | 9.3. Характеристики корпоративного университета |  9.4. Создание корпоративного университета | 9.5. Облик регионального корпоративного университета

Глава 3. ЗОНЫ КОНЦЕНТРАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО КАПИТАЛА

10. Социальный капитал

10.1. Концепция социального капитала | 10.2. Генезис теории социального капитала |  10.3. Теория социального капитала  | 10.4. Формирование социального капитала компании | 10.6. Развитие социального капитала в России | 10.7. Концентрация социального капитала в зонах роста инновационной экономики

11. Кластерный подход

11.1. Определения | 11.2. Мировой опыт кластерного подхода | 11.3. Кластерная теория экономического развития | 11.4. Кластерный подход в инновационной экономике

12. Формирование кластеров в России

12.1. Кластерный подход в России | 12.2. Проблемы кластерного подхода | 12.3. Арсенал кластерной политики | 12.4. Основные направления развития кластерного подхода

13. Кластерная политика регионального развития

13.1. Мировой опыт региональной кластеризации | 13.2. Социально-экономическое развитие регионов России | 13.3. Кластерный подход к развитию региона | 13.4. Роль государства в развитии кластеров в регионах | 13.5. Примеры и перспективы кластеризации в регионах | 13.6. Направления развития региональных кластеров.

Глава 4. ФОРМИРОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ЗОН РОСТА ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ

14. Мировой опыт и тенденции развития инновационной экономики

14.1. Определения терминов | 14.2. Тенденции трансформации экономики | 14.3 Мировой опыт инновационного развития | 14.4. Точки роста инновационной экономики

15. Состояние инновационной сферы в России

15.1. Состояние инновационной сферы в России | 15.2. Инновационная инфраструктура | 15.3. Государственная политика в инновационной сфере | 15.4. Создание инновационного бизнеса | 15.5. Охрана и развитие интеллектуального капитала

16. Формирование инновационной экономики

16.1. Развитие венчурного капитала | 16.2. Совершенствование законодательства в инновационной сфере | 16.3. Развитие инновационной системы РАН | 16.4. Проект формирования инновационной экономики на основе региональных зон роста.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе  "Зоны концентрации физического капи-тала" рассматриваются свободные экономические зоны (СЭЗ), их типология, мировой и российский опыт и перспективы использования особых экономических зон (ОЭЗ) в качестве зон ускоренного развития экономики. Особое внимание уделяется анализу тех типов ОЭЗ, которые могут играть роль РЗР ИЭ.

В п. 1  "Свободные экономические зоны" рассматривается типология и эволюция СЭЗ, под которыми понимается ограниченная часть территории государства, на которой действует преференциальный режим хозяйствования для иностранных и отечественных инвесторов. Однако преференциальный режим не является самоцелью, стратегическая задача - формирование конкурентоспособных региональных условий хозяйствования.

В исследовании показана эволюция типов СЭЗ в зависимости от фокуса экономики. Зоны первого поколения, берущего начало с античности - это торговые СЭЗ, в которых создается преференциальный режим для внешней торговли. Промышленные СЭЗ относятся ко второму поколению, когда в международных экономических отношениях стали доминировать производственные связи. Научно-технологические зоны относятся к третьему поколению, обеспечивают разработку и внедрение современных технологий. Для их создания необходим крупный университет или другой научный центр с мощной исследовательской базой, венчурный капитал, благоприятные природно-географические условия для работы и отдыха. К этому же поколению можно отнести сервисные СЭЗ - это зоны постиндустриальной эпохи с доминирующей ролью сферы услуг (финансовых, банковских, страховых, информационных, туристических), осуществляемых на льготном режиме проведения соответствующих операций.

В каждом регионе, в зависимости от существующих проблем, принимаются решения о создании СЭЗ на основе учета состояния экономики и социокультурного  многообразия  самых различных факторов. Как правило, СЭЗ — предвестники регионального экономического роста.

В СЭЗ отрабатываются модели мирохозяйственной интеграции на основе преференциального режима. Это рубежные полюса либерализации международных экономических отношений, локальные модели мирохозяйственной интеграции, где в первую очередь проявляются тенденции будущего роста. В крупных СЭЗ, как правило, присутствуют все основные функциональные типы либерализации экономики.

В современных теоретических работах, посвященных проблемам СЭЗ, их сущность трактуется довольно широко. Они определяются как инструмент выборочного сокращения масштабов государственного вмешательства в экономические процессы, что охватывает весь спектр явлений, связанных с действием преференциального режима хозяйствования. Этот экономико-правовой подход определяет СЭЗ не только как  обособленную географическую территорию, но, скорее, как часть национального экономического пространства, где законодательно регулируется и применяется определенная система льгот и стимулов, не используемая в других его частях.

При организации СЭЗ используют два различных концептуальных подхода - территориальный и функциональный (точечный). В первом случае СЭЗ рассматривается как обособленная территория, где все предприятия-резиденты пользуются льготным режимом хозяйственной деятельности. Согласно второму подходу, СЭЗ - это льготный режим, применяемый к определенному виду предпринимательской деятельности независимо от местоположения соответствующей фирмы в стране.

На основе анализа мирового опыта, оцениваются, с целью эффективного использования в России, возможные виды СЭЗ. Отмечается, что для формирования ИЭ центральную роль играют технико-внедренческие зоны (технопарки, технополисы и др.), в которых концентрируются национальные и зарубежные исследовательские, проектные, научно-производственные фирмы, пользующиеся единой системой налоговых и финансовых льгот.

Следует особо обратить внимание на такой момент из зарубежного опыта: именно кризис в экономике всегда был толчком к созданию технико-внедренческих зон (Великобритания, Франция, Германия и др.). Их создание - эффективный механизм возрождения и выхода из кризисных ситуаций.

В лице технопарков в условиях рыночных отношений мы имеем новые формы и структуры интеграции высшего образования, науки, промышленности, предпринимательства, источников финансирования, региональных и местных органов государственного управления, что позволяет эффективно реализовать новейшие технологии.

Создание СЭЗ получило в мире большое развитие. Во многом их развитие зависит от того, что такая зона может дать региональной и национальной экономике в конкретных условиях хозяйствования и в данной экономической ситуации. Многие СЭЗ зоны прошли свой "путь", трансформируясь сначала из складских и транзитных зон в экспортно-производственные, а затем - и в технико-внедренческие и комплексные зоны.

Проведен анализ развития и проблем крупных российских СЭЗ: СЭЗ "Находка" на Дальнем Востоке, СЭЗ "Янтарь" в Калининградской обл., СЭЗ в Магаданской обл., проекта межгосударственной СЭЗ "Туманган". Трудности первого опыта создания СЭЗ в нашей стране объясняются, прежде всего, неподготовленностью нормативно-правовой базы и излишней политизированностью экономических решений. Вместе с тем, несмотря на незначительность результатов, шло накопление опыта и более глубокое теоретическое осмысление проблемы, что, в частности, позволило вновь к ней вернуться именно с позиций формирования соответствующих четких социальных и нормативно-правовых основ.

СЭЗ в России необходимы. Они способны помочь в решении ряда стратегических задач: концентрации  ресурсов для формирования ИЭ, превращения СЭЗ в зоны роста т. д. Наиболее эффективным представляется выделение экспортно-ориентированных научно-производственных комплексов (с введением для них режима СЭЗ) в районах городов с высокой концентрацией научно-технического и кадрового потенциала, таких как подмосковные Зеленоград и Троицк, Новосибирский Академгородок и др.

В п. 2 "Развитие особых экономических зон в России" анализируются пра-вовые и социальные основы развития российских СЭЗ, их роль в формировании ИЭ.

В российском законодательстве понятие "особые экономические зоны" (ОЭЗ) идентифицируется с понятием "свободные экономические зоны" (СЭЗ) и связывается, в первую очередь, с особым режимом деятельности и кругом отношений, возникающих в рамках внешнеторговой деятельности.

Проведен анализ эволюции правовой конструкции ОЭЗ на основе ряда законодательных актов: Закон "Об особой экономической зоне в Калининградской области" (1996), Таможенный Кодекс РФ (2003), Федеральный закон об особых экономических зонах (2005), законодательные дополнения для создания туристско-рекреационных зон (2006) и портовых ОЭЗ (2007). Анализ показал наличие ряда проблем функционирования ОЭЗ.

Главная проблема состоит в том, что не определены результаты, которые будут достигнуты с помощью ОЭЗ. Ставится общая цель стимулировать экономический рост, но при этом не определяются конкретные показатели, которых необходимо достичь. В то же время экономические механизмы, заложенные в законе, по сути, превращают технопарки в офшоры, в которых дешевая российская рабочая сила создает продукт для западных кампаний.

В Федеральном законе формулируется цель создания ОЭЗ: развитие обрабатывающих производств, отраслей высоких технологий и производства новых видов продукции. Однако при этом не дается более подробного описания критериев для правительственной разработки в области ОЭЗ, например, для их создания.

Фактически, единственным "свободным" субъектом ОЭЗ является государство, а регионы, муниципалитеты и предприниматели практически не участвуют в управлении ОЭЗ.

Закон сильно ограничивает активность предпринимателей, заставляя подстраиваться под те виды деятельности, которые разработало государство.

Выявлены основные направления развития организационно-правовой конструкции ОЭЗ в России: все участники проекта ОЭЗ должны иметь возможность влиять на принятие решений, касающихся ее функционирования; необходима подробная регламентация принципов и механизмов развития и управления ОЭЗ; требуется привлечение профессиональных девелоперов, способных осуществлять задачи комплексного развития территорий; необходимо  обеспечить возможность беспрепятственного выхода "совокупного инновационного продукта" на территорию России. Только при выполнении этих условий можно создать эффективно работающие "бизнес-инкубаторы", способные производить законченные инновационные продукты и являющиеся зонами роста для региона и страны в целом.

Ряд признаков экономического и правового характера характеризует СЭЗ как социальную систему, под которой мы понимаем такой механизм, где наряду с наличием экономических и правовых компонентов, определяющую роль играют социальные отношения, направленные на достижение общих целей, обладающий собственными различного рода ресурсами, нормативной и статусной структурами, в рамках которого хозяйствующие субъекты за соответствующее вознаграждение выполняют отведенные им функциональные роли.

Были выявлены свойства СЭЗ как социальной системы: 1) СЭЗ создается как инструмент решения общественных задач, средство достижения целей, поэтому на первом плане при ее исследовании стоят вопросы выяснения ее целей и функций, эффективности результатов, мотивации и стимулирования; 2) СЭЗ складывается как человеческая общность, специфическая социальность; 3) СЭЗ объективируется как безличная структура связей и норм, детерминированная административными и культурными факторами.

Важным для эффективного функционирования СЭЗ является процесс социализации, т. е. процесс усвоения человеком (группой людей) определенной системы знаний, норм, ценностей, установок, образцов поведения, которые свойственные СЭЗ, одни из них могут совпадать как для всех свободных зон, так и для общества в целом, другие - соответствовать конкретной СЭЗ.

Слабая нацеленность на развитие человеческого и социального капиталов ограничивает потенциал СЭЗ по повышению производительности и качества рабочих мест. Трудовые и социальные отношения остаются двумя самыми проблемными областями деятельности СЭЗ. Часто слабы и механизмы по улучшению условий труда. В СЭЗ крайне редка классическая модель регулирования трудовых отношений, которая опирается на базовый набор минимальных трудовых норм и в рамках которой свободные профсоюзы и работодатели ведут переговоры с работниками. Чтобы СЭЗ полностью использовали свой экономический и социальный потенциал, правительство должно разработать четкую комплексную стратегию в области промышленного развития и инвестиций, которая содействовала бы социально-экономическому росту.

В п. 3 "Промышленно-производственные зоны" рассматриваются ОЭЗ промышленно-производственного типа (ОЭЗ ППТ), которые специализируются на производстве  и переработке товаров и их реализации.

В настоящее время существуют 2 ОЭЗ ППТ: "Липецк" в Липецкой области и "Алабуга" в Республике Татарстан. Проводится их анализ с точки зрения их позиционирования как РЗР ИЭ. Такой подход позволяет определить направления развития таких зон: создание промышленной и деловой инфраструктуры международного уровня: запуск отлаженного механизма совместной работы всех задействованных государственных органов и служб,  создание передовой системы информационных технологий,  применение эффективных практик по привлечению инвесторов и сопровождению  деятельности резидентов, продуманной политики в области кадрового обеспечения и развития социальной сферы.

В п. 4 "Технико-внедренческие зоны" рассматриваются ОЭЗ технико-внедренческого типа (ОЭЗ ТВТ), которые специализируются на создании и реализации научно-технической продукции, доведении её до промышленного применения, включая изготовление, испытание и реализацию опытных партий, а также создание программных продуктов, систем сбора, обработки и передачи данных, систем распределенных вычислений и оказание услуг по внедрению и обслуживанию таких продуктов и систем.

В настоящее время в России существуют 4 ОЭЗ ТВТ: в г. Санкт-Петербурге, в г. Зеленограде, в г. Дубне (Московская область); в г. Томске. Проводится анализ опыта функционирования этих зон, их роль как катализатора процессов кластеризации в наиболее перспективных направлениях для экономики региона. Процессу кластеризации содействуют следующие услуги: поддержка и развитие связей с родственными организациями (networking); поддержка создания бизнеса (обучение, информационные услуги, организация поддержки торговой миссии, предоставление онлайновых ресурсов); поддержка развития бизнеса (исследования рынка, консультации, привлечение финансирования, помощь в выходе на новые рынки, услуги по управлению интеллектуальной собственностью); развитие товара (проектирование изделия, макетирование, промышленный дизайн, проектирование производственных мощностей).

Для трансформации ОЭЗ ТВТ в РЗР ИЭ должны быть решены задачи по объединению и синхронизации развития следующих видов организаций: центров генерации уникальных компетенций, высокотехнологичных предприятий, центров  воспроизводства кадрового потенциала. Данные организации, вынесенные в ОЭЗ ТВТ в качестве резидентов,  должны иметь доступ к услугам сервисных организации по поддержке и развитию бизнеса (построение корпоративных систем обучения персонала, построение корпоративных инновационных систем, проектирование высокотехнологичного производства).

Анализ опыта и принципов функционирования существующих ОЭЗ ТВТ показал, что в наибольшей степени роль РЗР ИЭ выполняет ОЭЗ ТВТ в г. Дубна, где создается современная российская модель научно-технологического парка, включающего университет, исследовательские и инженерные центры, инновационные предприятия. Для дальнейшего развития ОЭЗ ТВТ необходимо: развитие инфраструктуры; отладка механизма совместной работы компаний и государственных органов; создание благоприятных условий для деятельности резидентов; создание благоприятной градостроительной и природной среды; решение вопросов кадрового обеспечения компаний-резидентов; обеспечение привлекаемых специалистов жильем; формирование уникальной среды для активного развития инновационного бизнеса; эффективный доступ к финансовым ресурсам и т. д.

Процесс создания СЭЗ должен включать законодательно-правовую, финансово-экономическую, социальную, информационную и организационную поддержку, включающую в себя введение в законодательство блока по поддержке и стимулированию ОЭЗ, решение вопросов финансирования ОЭЗ из различных источников, создание информационно-справочной и управляющей системы формирования СЭЗ, создание в системе высшего образования сегмента подготовки высококвалифицированных специалистов в свете новых перспективных направлений научно-промышленной деятельности СЭЗ, развитие продуктивного взаимодействия структур государственной власти с внутрироссийскими и зарубежными организациями различного уровня, заинтересованными в участии в СЭЗ.

Для формирования ИЭ очень важно практически повсеместное использование новых технологий в СЭЗ. Их высокая стоимость и необходимость научно-технической унификации дают дополнительный импульс общим интеграционным процессам, а также оказывают существенное влияние на международное разделение труда и интеграционные межгосударственные социальные, экономические и политические процессы.

Восстановление Россией в ближайшем будущем достойных научно-технических позиций в мировом сообществе возможно только при условии концентрации ее усилий для научно-технического прорыва в двух-трех наиболее перспективных по важности и широте возможного использования, и даже совершенно новых, направлениях, по которым еще не утеряны передовые позиции, и создание максимально возможного льготного режима по их реализации  в существующей экономической  ситуации, в первую очередь, используя СЭЗ.

В качестве приоритетных для России должны быть выделены быстро развивающиеся прорывные "универсальные" направления, эффект практического последействия которых выходит далеко за пределы XXI века и в которых российская фундаментальная и прикладная наука сохраняет сегодня одно из ведущих положений в научном мире: нанотехнологии; информационные технологии и т. д.

Помимо значительного улучшения социально-экономических условий в СЭЗ и тяготеющих к ней территориях, под влиянием СЭЗ  на всей территории региона происходит трансформация существующих экономических, производственных и социальных отношений.

СЭЗ являются своеобразным открытым окном вхождения страны в международную экономическую интеграцию. Этот факт очень важен для России, которая в настоящей время превратилась, практически, в источник сырьевых ресурсов для зарубежных стран. Создание на базе СЭЗ высокотехнологичных производств товаров, конкурентных на мировом рынке, позволит стране в ином качестве развивать партнерские отношения с другими странами.

Во второй главе "Зоны концентрации человеческого ка-питала" рассматривается концепция нематериального капитала, в структуре которого можно выделить 2 основные части - человеческий капитал, присущий отдельным людям, и социальный (структурный) капитал, характеризующий отношения между людьми. Раскрывается процесс генезиса теории человеческого капитала, обосновывается решающая роль образования в его развитии. Анализируются опыт и возможности новых форм высшего образования в России - федеральных, исследовательских и корпоративных университетов. Оцениваются перспективы их использования как системообразующих для РЗР ИЭ.

В п. 5 "Нематериальный капитал" анализируется концепция нематериального капитала (НК) и его роль в ИЭ.

В XXI веке происходит переход от "индустриального общества", с господством материального (физического) капитала к "постиндустриальному", с главенствующей ролью нематериальных ресурсов (информации, знаний), изменяющих структуру общественного производства и обладающих своеобразной стоимостью, полезностью и ценностью, способных экономически конвертироваться в любую, необходимую для удовлетворения потребностей,  форму.

Значительно изменяется структура как материального, так и нематериального производства капитала. Нематериальное производство всё в большей степени ориентируется на обоснование концепций и доктрин развития общества, на поиск "национальных идей", объединяющих людей, интересы которых в условиях рыночных связей и отношений предельно индивидуализированы и модифицированы. Производство нематериальных благ, имеющее прямое отношение к формированию общественного сознания, становится мощной материальной силой - фактором выхода на новую качественную основу производительных сил общества.

В ходе исторического развития взглядов на процесс общественного производства, в рамках экономической теории существенно трансформировалось понятие "капитал" как непосредственно только материального ресурса, способного самовозрастать и приносить экономическую прибыль. Это явление во многом обусловлено увеличением роли нематериального производства в современной структуре общественного производства.

Проводится краткий исторический обзор развития концепции НК - от выявления тенденции разделения капитала на материальный (вещественный) и нематериальный в работах К. Маркса до современных трактовок капитала как всего, что приносит доход.Переживаемый в настоящее время исторический период (выбор инновационного пути развития, ориентир на повышение конкурентоспособности человеческого капитала на мировом рынке труда, необходимость использования ресурсосберегающих технологий и т. д.) обусловливает необходимость рассмотрения многих нематериальных  факторов в современных трактовках капитала. Согласно этим трактовкам, капитал может принимать не только овеществленные, но также "инкорпорированные" формы, т. е. воплощаться в отдельных людях (человеческий капитал) и отношениях между людьми (социальный капитал). Дается общее определение: капитал — это накапливаемый хозяйственный ресурс, в материальной или нематериальной форме, который включен в процессы воспроизводства и возрастания стоимости путем взаимной конвертации своих разнообразных форм.

Сущность категории НК: это задействованный в материальном и нематериальном производстве экономический ресурс, приносящий доход, превышающий реальные экономические затраты на его использование и способный участвовать в производственном процессе в невещественной форме. НК - любые активы организации, не имеющие вещественно-материального субстрата (как измеряемые, так и нет), находящиеся в её владении и используемые в хозяйственной деятельности для достижения собственных целей.

Рассматривается концепция "интеллектуальный капитал"(ИК), раскрывается процесс генезиса теории ИК, делается вывод об эквивалентности для целей развития ИЭ терминов НК, ИК, "нематериальные активы", "неосязаемый капитал". Подчеркивается, что интеллектуальная деятельность выступает единственным источником добавленной стоимости, рутинный же труд только переносит стоимость средств производства на вновь создаваемый продукт. ИК действует как мультипликатор, многократно увеличивающий  усилия работника.

Существует много подходов для классификации НК (ИК). Для целей проводимого исследования выделим две основные части: 1) человеческий капитал,  2) структурный капитал. Под человеческим капиталом  понимается совокупность знаний, связей и компетенций, которые имеют работники организации. В свою очередь, структурный капиталсостоит из двух частей. Во-первых, это внутренний структурный капитал (ноу-хау, организационные структуры, процессы, методы, информационные системы обмена информацией и применения общего знания, системы и процессы управления, позволяющие концентрироваться на стратегии и приспособлять ее к условиям среды). Во-вторых, внешний структурный капитал, который представляет собой устойчивые связи организации с внешними партнерами - поставщиками, посредниками, клиентами.

В социологических исследованиях в структуре НК также выделяют две части: 1) человеческий капитал, присущий отдельным людям, 2) социальный капитал, характеризующий отношения между людьми. Сопоставляя данную классификацию с приведенной выше, убеждаемся также в практической эквивалентности понятий "структурный капитал" и "социальный капитал" (СК).

Одним из базовых показателей инновационности может служить величина ИК. Оценке (рейтингованию) и исследованию ИК уделяется значительное внимание во многих странах. Анализируются известные подходы к измерению ИК, которые можно сгруппировать в 4 категории методов: прямого измерения ИК (DIC), рыночной капитализации (MCM), отдачи на активы (ROA), подсчета очков (SC). Делается вывод о близости DIC и SC методов вследствие общей ориентации на идентификацию отдельных компонентов ИК. Такие методы дают денежные оценки, полезные для коммерческих организаций. Две другие категории - МСМ и ROA методы  - имеют общую ориентацию на интегральный эффект ИК и более полезны для некоммерческих организаций и социальных целей.

В п. 6 "Человеческий капитал" дается анализ концепции ЧК. После анализа существующих концепций, дается следующее определение: ЧК - это сформированный в результате инвестиций и накопленный человеком определенный запас здоровья, знаний, навыков, способностей, мотиваций, которые целесообразно используются в той или иной сфере общественного воспроизводства, содействуют росту производительности труда и эффективности производства и тем самым влияют на рост заработков (доходов) данного человека, доходы предприятий, региона и государства.

Стремление России обеспечить переход к инновационному типу социально-экономического развития, обеспечивающему должный уровень конкурентоспособности и позволяющему добиться улучшения благосостояния значительной части населения страны, делает актуальным углубленное изучение факторов социально-экономического развития, характерных для постиндустриальной эпохи.

Преобразования, происходящие в этом направлении в развитых странах мира, сегодня характеризуются ростом роли качественных сдвигов в развитии производства и общества. Сущностным проявлением этих изменений является выдвижение человека в центр воспроизводственного процесса. Экономика, главной движущей силой которой является человек и его способности, приобретает социальное направление.

Прогресс мировой экономической системы связан с формированием постиндустриального общества. Это должно стать одной из долгосрочных целей развития и российской экономики. Достижение данной цели даст возможность существенно изменить структуру российского экспорта, переориентируясь с сырьевых ресурсов на наукоемкие технологии и добиться лидирующего положения среди стран в мировой экономике. Формирование ИЭ, где главенствующую роль играет специфический ресурс - знания, заставляет исследователей обратиться к анализу ЧК. Функционирование и развитие ЧК, использование его потенциала, становится не менее важным, чем внедрение современной технологии, так как является средством, с помощью которого разрабатываются данные технологии. Мировой опыт показывает, что развитие ИЭ неразрывно связано с концепцией человеческого развития, развитием сфер, где происходит накопление человеческого ЧК.

Основными структурными элементами ЧК являются: образование, здоровье, интеллектуальный капитал, мотивация к работе и обучению, мобильность, профессиональные навыки и природные способности. Важнейшей составляющей ЧК является образование. Запас знаний, которыми обладает человек, характеризует способность индивида к росту и развитию. Здоровье необходимо для развития физических и познавательных навыков человека. ИК - это система определенных человеческих мыслительных, познавательных, творческих способностей, формирующихся у человека в условиях им же воспроизводимых норм созидающей морали, справедливости и высокого уровня культуры. Мотивация трудовой деятельности зависит от моральных норм и ценностей, принятых в обществе, престижа и социального статуса той или иной специальности, наличия знаний, необходимых для выполнения профессиональных обязанностей, корпоративной культуры организации, справедливого уровня оплаты труда, государственной политики, направленной на поддержку крупных трудовых достижений. Степень мобильности индивидуального ЧК зависит от личных способностей человека. Нравственные и моральные ценности, принятые в обществе, проецируются на каждого его члена, т. е. составляют общую культуру.

Классификация видов ЧК возможна по разным основаниям и в разных целях, что и представлено в литературе по этой проблематике. Западные исследователи обычно выделяют виды ЧК по видам инвестиций в человеческий капитал. Воспроизводственный подход к классификации видов ЧК важен для оценки величины и интенсивности использования человеческого капитала в конкретных отраслях деятельности. Подход диссертационного исследования к выделению видов ЧК основан на разграничении групп способностей, необходимых для активной жизнедеятельности человека. Назначение классификации состоит в обосновании целевых программ образования как основной формы формирования и накопления ЧК.

Типологию ЧК можно представить следующим образом. Во-первых, это неотчуждаемые виды ЧК (неликвидный капитал) - капитал здоровья (биофизический), культурно-нравственный капитал, трудовой капитал, ИК, организационно-предпринимательский капитал. Во-вторых, отчуждаемые виды ЧК (ликвидный капитал) - СК, клиентский капитал (бренд-капитал), структурный капитал, организационный капитал. Более укрупненная структура классификации ЧК - многоуровневая (на уровнях отдельного человека, фирмы, региона, государства).

Подробно исследуются составляющие неотчуждаемого ЧК для России, а именно: капитал здоровья (особую тревогу вызывает состояние психического здоровья населения страны), трудовой капитал (указывается на важность увеличения финансирования образования в качестве инвестиций в трудовой капитал), ИК (отмечается возрастании роли творческого начала на производстве), организационно-предпринимательский капитал (инвестиции в его развитие являются наиболее продуктивными), культурно-нравственный капитал (высокая культура и нравственность человека сегодня также необходимы в производстве как квалификация и интеллект).

Исследуется генезис теории ЧК, от работ классиков - У. Петти, А. Смита и др., до современных работ Нобелевских лауреатов - Г. Беккера и Т. Шульца. Инструментарий теории ЧК не был новым, он сформировался в русле неоклассической парадигмы. Новым было изучение Беккером и Шульцем тех институтов, которые оставались прежде за пределами традиционного экономического анализа (образования, здравоохранения и т. д.). На сферы деятельности, которые ранее рассматривались только как социальные, они распространили микроэкономическую гипотезу о максимизирующем поведении индивида. В результате базовая аксиоматика разработанной ими теории приняла следующий вид: вложения средств в образование, здравоохранение и другие виды деятельности по совершенствованию способностей человека имеют рациональную экономическую мотивацию — получение в будущем дополнительных индивидуальных доходов. Дается обзор зарубежных и российских работ по теории ЧК.

Главный конкурентный капитал, главный источник развития страны — это ее граждане. Эта принципиальная позиция государства имеет важнейшее значение для организации эффективного развития регионов России. Многие проблемы, возникающие на территориях в процессе реформирования экономики, имеют либо в своей основе, либо в способах разрешения, взаимосвязи с деятельностью общественных институтов, обеспечивающих увеличение человеческого потенциала регионального развития: образовательной системы, здравоохранения и других социально-ориентированных отраслей. Методы целенаправленного их совершенствования являются важнейшим элементом создания жизнеспособной модели регионального развития.

Исключительно важное значение имеет процесс воздействия ЧК на формирование ИЭ. ЧК является функциональной составляющей инновационного производства и главным источником социально-экономического развития экономики, обусловливающим необходимые темпы экономического роста. В последние годы в России экономический рост, по преимуществу, обеспечивают высокие мировые цены на сырье. Если в 2007 году по реальному объему ВВП Россия находилась на 7-м месте в мире, то по инновационной политике - на 52-м, по использованию новых технологий - на 60-м, а по индексу конкурентоспособного роста - на 63-м. Для России это очень низкие показатели. Причина такого положения -  в том, что если в развитых странах инновационная составляющая органически встроена в процесс расширения воспроизводства, то у нас она еще в стадии становления,  ЧК для ИЭ России, как фактор экономического роста, пока не достаточно развит.

Основной сферой, в которой формируется ЧК, является сфера образования, поэтому именно здесь и должны быть сфокусированы усилия общества и государства. Сфера образования - это сфера стратегических интересов общества, а потому ее состояние и уровень развития являются факторами социального прогресса и хозяйственного роста. В период становления ИЭ инвестиции в образование выступают важнейшим ресурсом становления высококачественного ЧК. Образование формирует креативные характеристики работника, способного и готового к принятию рациональных и эффективных решений, способствующих повышению уровня конкурентоспособности предприятия. Однако в настоящее время российская образовательная система сохраняет преобладающие характеристики индустриальной эпохи и поэтому актуализируется задача ее трансформации в направлении развития ИЭ. Развитие национальных систем образования становится ключевым элементом глобальной конкуренции и одной из наиболее важных жизненных ценностей. Стратегия инновационного развития опирается на одно из главных конкурентных преимуществ – на реализацию человеческого потенциала, на наиболее эффективное применение знаний и умений людей для постоянного улучшения технологий, экономических результатов, жизни общества в целом.

В п. 7 "Федеральные университеты" анализируются основные тенденции развития образования в ИЭ, их учет в российском Национальном проекте "Образование", имеющийся опыт и принципы построения нового вида вуза - Федерального университета (ФУ), возможность трансформации такого типа институтов в РЗР ИЭ.

В центре ИЭ находится человек. Основной путь развития ЧК - образование. Поэтому конкуренция между странами будет сведена к конкуренции систем образования. В мире, где поиск конкурентного преимущества смещается в нематериальную сферу, где всё решают знания, образование должно стать непрерывным и продолжаться всю жизнь. В индустриальную эпоху образование было общим и одинаковым для всех, в постиндустриальную - индивидуальным и узкоспециализированным.

В веке нематериальных ценностей и ИК  становится очень важным обучение творчеству. Возникает мир, в котором добавленная стоимость не образуются на конвейере, а являются следствием индивидуальной инициативы и творчества.

Мировая конкуренция в высшем образовании развертывается в трех сегментах: 1) в сегменте массового профессионального образования формируются "образовательные гипермаркеты", организованные по сетевому принципу и работающие на основании единых стандартов и квалификационных требований; 2) в сегменте высоких технологий происходит формирование глобальной сети университетов-лидеров в отдельных технологических сферах; 3) в сегменте подготовки элит, способных управлять глобальными процессами, значимыми игроками являются только крупные университеты с мировым именем и богатыми традициями, высоким глобальным рейтингом.

Пока российские университеты не представлены в этих наиболее перспективных и динамичных сегментах мирового рынка профессионального образования. Российские университеты в настоящий момент не решают и масштабных задач обеспечения глобального технологического лидерства базовых отраслей российской экономики. В 2006 г. руководством страны были сформулированы стратегические задачи и практические шаги в реализации приоритетных национальных проектов в таких областях, как здравоохранение, образование, жилье, сельское хозяйство. Именно эти сферы затрагивают каждого человека, определяют качество жизни и формируют ЧК – образованную и здоровую нацию.

Чтобы не допустить утраты российскимобразованием своих преимуществ и одновременно усилить его инновационность, необходимо повышать и модернизировать требования к образованию. Для страны, которая ориентируется на инновационный путь развития, жизненно важно дать системе образования стимул к движению вперед – это и есть первоочередная задача приоритетного национального проекта "Образование". Для реализации данной задачи в проекте предусмотрено несколько взаимодополняющих подходов: выявление и поддержка "зон роста" (государство стимулирует учреждения и целые регионы, внедряющие инновационные программы и проекты); нацеленность на обеспечение доступности, выравнивание условий получения образования; внедрение новых управленческих механизмов. В сфере высшего образования национальный проект предполагает развитие трех направлений: 1) стимулирование вузов, активно внедряющих инновационные образовательные программы; 2) формирование сети национальных университетов; 3) формирование сети бизнес-школ.

В 2006 году в рамках национального проекта "Образование" были созданы два ФУ в Сибирском и Южном федеральных округах. Задача новых университетов – подготовка кадров для крупных инновационных проектов, а также ученых, способных развивать современные технологии. Программы развития ФУ предусматривают включение в их состав научно-исследовательских центров, что позволит учащимся овладевать практическими навыками – в их распоряжении окажется суперсовременная лабораторная база. В случае успеха ФУ станут в своих регионах центрами качественного обновления и развития науки и экономики за счет притока высококвалифицированных молодых специалистов. Вокруг ФУ со временем должна сформироваться сеть технопарков и венчурных производств, работающих в тесной связи с академическими научными организациями.

ФУ – это вуз, который реализует инновационные программы высшего и послевузовского профобразования, интегрированные в мировое пространство, выполняет фундаментальные и прикладные исследования по широкому спектру наук, обеспечивает интеграцию науки. И, что важно, доводит результат своей интеллектуальной деятельности до практического применения.

В диссертационном исследовании подробно анализируется опыт и перспективы развития Сибирского федерального университета (СФУ) и Южного федерального университета (ЮФУ). Особое внимание уделяется исследованию роли СФУ и ЮФУ в решении стратегических задач регионов.

Рассматриваются две конкурирующие Концепции создания Дальневосточного федерального университета (ДФУ). В первой концепции предлагается ДФУ развивать как классический университет, а во второй - как инновационный. Согласно этой концепции, сегодня крайне важно осмыслить инновационный путь экономического и социального развития территории, ее существующий и перспективный потенциал и объединить его под эгидой  ФУ. В концепции предлагается модель, основанная на объединении инновационных площадок всех вузов, чтобы они функционировали на базе единой методической платформы.

В п. 8 "Исследовательские университеты" анализируется мировой опыт исследовательских университетов (ИУ), выявляется их типовая структура, исследуются перспективы формирования ИУ в России, возможность создания на их основе РЗР ИЭ.

В развитии университетской жизни и образования, самой идеи университета особый интерес представляет опыт университетов США. Согласно классификации Карнеги, ИУ - это высшая группа американских университетов. Анализ успешного опыта ИУ позволил сформулировать основные параметры ИУ: высокая доля науки в бюджете университета, развитая инновационная инфраструктура, высокая доля аспирантов и т. д. ИУ США выступают мощнейшим фактором развития регионов размещения через формирующиеся при них технопарковые структуры. ИУ стали равноправными партнерами бизнеса в интеграции науки, образования и производства, выполняют во многих регионах роль ведущего интегратора.

Неудачным признан опыт построения ИУ в Сан-Пауло (Бразилия). Несмотря на большие вложения и амбициозные планы, этот университет не вошел в число ведущих университетов мира. Основная причина такого положения – в слабости международных связей (например, всего 3% аспирантов было из-за рубежа).

Анализируется типовая структура ИУ, в первую очередь, входящие в нее исследовательские парки как форма интегрированного развития науки, образования и бизнеса, ядром которых является инновационный бизнес-инкубатор.

ИУ является важнейшим фактором технологического и экономического развития региона. Традиционные функции университета - подготовка специалистов и фундаментальные исследования - дополняются его активной деятельностью по передаче новых технологий в промышленность и бизнес. Нужно сказать, что современные ИУ,  двигаясь по пути развития открытой модели взаимодействия и сотрудничества со всеми общественными институтами, обладают наибольшим потенциалом и спектром воздействий на социальную практику.

В России имеем два успешных примера ИУ, построенных на двух разных организационных принципах: МГУ (всё сконцентрировано в одном месте) и МФТИ (базовая подготовка – в институте, специальная – на "базовых кафедрах" в  НИИ).

Необходимость создания  университетов мирового уровня обусловлена масштабными проектами развития высокотехнологичного сектора российской экономики. В 2009 г. стартовал конкурс среди вузов на присвоение статуса "Национальный исследовательский университет"  (НИУ). Согласно принятому законодательно определению, НИУ - это вуз, который сочетает одинаково успешно образовательную и научную деятельность. Предполагается, что НИУ станут инновационными технологическими центрами, своеобразными "локомотивами", которые потянут за собой все учебные заведения отрасли.

В настоящее время в качестве пилотных выбраны проекты создания отраслевых НИУ, а именно: Национального исследовательского ядерного университета (на базе МИФИ); Национального исследовательского технологического университета (на базе МИСИС). Анализируется один из пилотных проектов, а также возможности создания НИУ в других отраслях (транспорт, медицина)

В настоящее время все пилотные проекты НИУ направлены на создание отраслевых исследовательских университетов. Однако важнейшее значение для развития ИЭ будут иметь региональные ИУ.  Приводятся примеры региональных университетов, которые фактически на региональном уровне уже являются исследовательскими (Удмуртский государственный университет, Иркутский государственный университет, владимирский государственный университет). Такие университеты имеют характерные черты ИУ. Практически, они все более трансформируются в РЗР ИЭ.

Предлагаются основные направления действий, облегчающих подобную трансформацию ИУ: ввести интегральный показатель состояния и эффективности реализации создания НИУ; возродить институт стажеров-исследователей; добиваться концентрации ЧК (часть финансирования ИУ должна выделяться конкретным сильным кафедрам и конкретным профессорам); создавать инновационный "пояс" из малых фирм вокруг ИУ; интегрироваться в национальную инновационную систему.

Следующим шагом будет преобразование ИУ в Сетевые научно-исследовательские университет, которые способны стать зонами роста, "кристаллизации" модернизированной системы образования, отвечающей требованиям ИЭ. Такая глобальная задача обусловливает необходимость дальнейшей трансформации вузов в России.

Предлагается создать Сетевой университет в виде конгломерата, который включает: головной вуз – НИУ; кольцо ведущих региональных вузов, которые ассоциируются с головным. Фундаментальность и междисциплинарность знаний обеспечивает обеспечит головной НИУ, а высокий уровень профессиональных компетенций выпускников, нацеленность на бизнес, вплоть до индивидуальных образовательных траекторий - региональные вузы.. Для этого подойдет механизм корпоративных институтов, ориентированных на конкретное бизнес-сообщество. Системный сетевой подход должен реализоваться с привлечением региональных властей. Тогда он поможет проводить единую государственную региональную политику. Опыт построения таких территориально распределенных систем в России уже накопился при функционировании учебно-методических объединений и федеральных целевых программ, в которых региональные и ведущие университеты ведут совместные работы.

В п. 9 "Корпоративные университеты" анализируется мировой опыт корпоративных университетов (КУ); проблемы российской системы образования, в решении которых могут важную роль сыграть КУ; проблемы и направления создания КУ в России; создается облик регионального КУ.

КУ – это система внутрифирменного обучения, объединенной единой концепцией в рамках стратегии развития организации и разработанной для всех уровней руководителей и специалистов.

Глобализация рынков, начавшаяся в 80-е гг., вынуждает крупнейшие концерны осваивать новые страны и континенты. Наибольшие сложности при этом возникают не в сфере маркетинга, а в обеспечении единых стандартов менеджмента и корпоративной культуры во всех региональных офисах. КУ стали создавать для того, чтобы облечь опыт головного подразделения в систему знаний и методику их преподавания. КУ можно определить как зонтичную структуру, которая призвана обеспечить обучение и развитие всех сотрудников компании. В отличие от тренинговых центров, в которых развиваются отдельные трудовые навыки, он обеспечивает постоянный обмен знаниями, формирует единую культуру управления. На Западе тенденция к появлению новых КУ достаточно устойчива. КУ в настоящее время является наиболее перспективной моделью развития персонала (и компании в целом).

Изменения в мировой экономике привели к настоящей войне в сфере подготовки кадров — квалификация против компетенции. Российская система образования по-прежнему основной упор делает на квалификацию — объем знаний, необходимых для работы в определенной отрасли. А Запад давно сделал выбор в пользу компетенции — способности работников реагировать на требования рынка. Подготовка по-настоящему компетентных кадров невозможна без КУ. Основной недостаток существующей системы профессионального образования в России - оторванность от потребностей бизнеса. Поэтому принципиально: обучение в университете будущего должно отвечать потребностям бизнеса.

Зазоры между профессиональными (корпоративными) и государственными образовательными стандартами можно заполнить за счет их координирования и создания многоуровневой структуры образования. Компании должны активнее воздействовать на вузы, точнее формулируя свои потребности. Вузам в свою очередь следует указывать бизнесменам на перспективные технологии, чтобы компании, осваивая их, не отставали от конкурентов.

КУ, помимо образовательной деятельности, способен играть различные стратегические роли: инициатор изменений, носитель корпоративной культуры, проводник идеологии, стратегический центр, генератор новых знаний.

Одним из основных (после обладания каким-либо эксклюзивным монопольным ресурсом) некопируемым преимуществом являются "скрытые знания". Передавать явное, ясное и понятное в принципе все уже умеют. КУ видится как способ распространения внутри организации способности (самой трудно-копируемой, ключевой компетентности) регенерировать, сохранять и распространять новое знание, релевантное стратегиям организации и видению топ-менеджеров и владельцев. Именно здесь может лежать разница между курсами-семинарами и системой КУ.

Внедрение и реализация КУ должны рассматриваться как инвестиция в развитие компании. Соответственно, оценка эффективности должна рассматриваться с точки зрения возврата на вложенный капитал, а это - рост капитализации компании, укрепление ее рыночных позиций. Основные эффекты от внедрения КУ: повышение эффективности деятельности компании; повышение инвестиционной привлекательности компании; повышение бизнес-культуры; создание позитивного климата в самой компании.

Предлагается развить идею КУ на качественно ином уровне, рассмотрев в качестве корпорации экономику региона. Основная идея: создавать Региональный университет как Корпоративный университет региона. При таком подходе не только система образования получает естественные цели и критерии эффективности, но и сам Региональный университет становится ключевым элементом системы стратегического управления развитием региона. Объединяющим началом компаний будущего становятся идеология и ценности, а не штатная структура и офисные здания. Поэтому начинаться строительство Регионального университета должно с разработки общей конструктивной философии непрерывного профессионального образования в регионе. Для распределения инвестиций в создание Регионального университета предлагается использовать эффективную схему венчурного финансирования: 1) на бюджетные средства строятся здания общего назначения (аудитории, информационный центр, лабораторные корпуса, научный парк, общежития для студентов и дома для преподавателей); 2) в доли (например, 40% на 60%) организуется сеть из разнообразных относительно автономных учебных центров и инновационных фирм для крупных компаний региона (в том числе, и для администрации).

В третьей главе - "ЗОНЫ КОНЦЕНТРАЦИИ СОЦИАЛЬНОГО КАПИ-ТАЛА" рассматривается концепция социального капитала (СК), ее воплощение в кластерном подходе, формирование кластеров в России, перспективы кластерной политики для решения задач регионального социально-экономического развития.

В п. 10 "Социальный капитал" исследуется эволюция понятия СК и анализируются его основные характеристики.

СК можно определить как сознательное пользование индивида, организации, социальной группы или всего общества социальными сетями, которые благодаря доверию, общим нормам и правилам становятся средствами достижения цели.

В отличие от других форм НК, СК воплощается не в определенных объектах или субъектах, а в социальных отношениях субъектов. Поэтому он не является собственностью использующего его субъекта. Как и другие формы капитала, СК  представляет собой долговременное имущество, для сохранения или возобновления которого необходимы инвестиции.

Можно выделить три формы СК: 1) структурный капитал - это социальные сети, их форма и соответствующие организации; 2) когнитивный капитал - общие ценности, коды, язык; 3) взаимосвязывающий капитал - доверие, нормы, обязательства и идентификация. Социальные сети можно определить как конкретные межличностные отношения и их структуры. Эффективные нормы - законодательные или неписанные - могут стать мощной формой СК, такой СК не только облегчает определенные действия, но и сдерживает другие (негативные) тенденции. Формальные институции и правила воздействуют на структуру социальных сетей, нормы и убеждения. Правительство оказывает прямое влияние на СК  общества в зависимости от того, обеспечивает ли своим поведением доверие граждан. Убеждения и ценности, проявляющиеся как общее стратегическое видение, значимы для формирования СК. Если в организации отсутствуют общие цели, сотрудничество теряет свой смысл.

Теория СК является интенсивно разрабатываемым направлением современных социально-экономических исследований. Уже в начале разработки концепции СК стала ясно видна установка на интеграцию традиционных экономических концепций с социологическими и политологическими построениями. Следует указать на то, что такая интеграция оказалась одним из приоритетных направлений развития экономической теории. В последние годы Нобелевские премии по экономике присуждаются ученым, работающим на стыке экономики и социологии (рациональный выбор,  этические элементы, и т. д.). Вполне отчетливо прослеживаются взаимосвязи СК с институциональной и эволюционной экономиками. В многочисленных работах последних лет, посвященных развитию концепции СК, эти взаимосвязи получили свое развитие. По существу, СК сегодня прочно встроен в структуру институционального подхода.

Для развития российской экономической науки проблема развития концепции СК особенно актуальна. Ее включение в концептуальный арсенал исследований может способствовать более адекватному пониманию характера социально-экономического и политического развития России по инновационному пути.

Новые горизонты понимания ключевых проблем экономического развития вполне способны стимулировать смещение приоритетов в экономической политике в сторону комплексного, внутренне взаимосвязанного упрочения институциональной среды, интегральным выражением которого как раз и выступает СК.

Прослеживается генезис теории СК, особо выделяются такие авторы как Г. Беккер, после работ которого началось широкое использование категории "капитал" в социологии; П. Бурдье, проделавший первый современный систематический анализ СК; Дж. Коулмен, давший расширительную трактовку СК и сравнивший СК с социальным "клеем", который позволяет мобилизовать дополнительные ресурсы отношений на основе доверия людей друг к другу; Р. Патнем, обнаруживший глобальную тенденцию сокращения СК в США, что вызвало широкую дискуссию в научной прессе.

СК может выступать не только как общественное благо, но и как клубное и как частное благо. Довольно новой является идея рассмотрения группового СК (в фирмах и организациях). Для исследования формирования ИЭ предлагается реконцептуализация СК применительно к России, что возможно при учете: неформальных социальных сетей, роли  социального института государства как ключевой в развитии СК и т. д.

Важнейшим фактором, ограничивающий в России формирование ИЭ является нехватка СК. Об этом свидетельствуют:  демодернизация российского общества, неравенство возможностей использования СК, возрастание преступности, уменьшение уровня межличностного доверия. Для адекватного измерения СК необходим учет социокультурной системы, что подробно анализируется в  работе. Так, формальное членство в добровольных организациях не является адекватным индикатором группового СК в российском обществе. Опору человек ищет в традиционных неформальные социальные сети, ядро которых составляет семья.

Используя ранее накопленный СК, власть реализовала стратегию "захвата бизнеса". С другой стороны, предприниматели, вошедшие в соответствующие социальные сети, стали реализовывать стратегию дальнейших инвестиций в сотрудничество с властью и действий в ее интересах. Данная стратегия оказалась связана с масштабными инвестициями в социальный капитал как в клубное благо. Интересы отдельных чиновников, реализующих стратегию "захвата бизнеса" и предпринимателей, реализующих стратегию "захвата власти" сошлись в том, что обе направлены на формирование локальных "правил игры", закрепляющих дифференцированный подход к предпринимателям и основанных на социальном капитале как клубном благе, накопленном в смешанных сетях бизнеса и власти. Лидерами реализации подобных социальных практик являются главы регионов (Краснодарского края, Татарстана, Башкортостана, Москвы, Кемеровской области и т. п.). Они формируют модели региональной экономики, в которых региональная власть выступает как "хозяин территории" и активно прибегает к "ручному управлению". В современной российской экономике бизнес явно недоинвестирует в создание собственных сетей социальных взаимодействий. Он инвестирует в конкретные контакты с властью и поэтому обречен на проигрыш в конкуренции с более сильными социальными сетями государственных структур и сетей взаимодействия власти и бизнеса.

В российском обществе существует дефицит устоявшихся, разделяемых людьми ценностей, рациональной трудовой этики и ответственности, корпоративной идентичности и самоотдачи, что сдерживает формирование отношений доверия между работодателем и работником, партнерами по бизнесу. В этих условиях необходимость исследований потенциала доверия как механизма социальной интеграции в отдельных организациях и обществе в целом приобретает особую остроту.

Необходимо совершенствование управления формированием и развитием эффективной системы стратегического партнерства государства, бизнес-сообщества, науки и общества как субъектов инновационно-инвестиционной деятельности на основе приоритетных способов и форм мобилизации инновационного потенциала и, прежде всего, в РЗР, что позволяет реализовать стратегию инновационного прорыва для обеспечения конкурентоспособности национальной экономики.

Анализ опыта управления инновационным процессом в российских ОЭЗ показывает, что государство является непременным участником этого процесса. Оно выполняет одну из важнейших ответственных и квалифицированных функций, требующей высочайшего профессионализма, стратегического мышления и усилий со стороны руководителей государства, его органов и государственных служащих. Однако не стоит сводить идею инновационного партнерства только к взаимоотношениям между предпринимателем и государством. Есть еще два участника этого партнерства: наука и гражданское общество, которое вместе должно управлять объектами инновационной инфраструктуры в ОЭЗ.

В п. 11 "Кластерный подход" объектом исследования являются кластеры как экономическая категория, в наибольшей степени реализующая идею концентрации СК в РЗР. Анализируется мировой опыт кластерного развития, состояние кластерной теории экономического развития, перспективы кластерного подхода в ИЭ.

Термин "кластер" заимствован из английского языка (cluster, буквально — "расти вместе"). Кластер имеет множество схожих между собой определений: регионально ограниченные формы экономической активности внутри родственных секторов; вертикальные производственные цепочки; отрасли промышленности, определенные на высоком уровне агрегации (например, "химический кластер"). Региональный кластер – это сетевая структура, которая включает представителей власти, бизнес-сообщества, организации гражданского общества в регионе, сплоченных вокруг ядра конкурентоспособной экономической деятельности.

К числу характерных признаков кластеров относятся: наличие сильных конкурентных позиций и высокий экспортный потенциал участников; наличие у территории базирования конкурентных преимуществ; географическая концентрация и близость расположения предприятий и организаций кластера; широкий набор участников; наличие эффективного взаимодействия между участниками кластера.

В ряде зарубежных государств уже имеется успешный многолетний экономический опыт внедрения и развития кластерных структур как в традиционных отраслях промышленности (здесь интересен опыт Италии), так и в высокотехнологичных отраслях (например, Силиконовая долина). Повсеместное распространение кластеров можно рассматривать в качестве главной черты всех высокоразвитых экономик. Мировой опыт подтверждает, что высокотехнологичное производство может базироваться только на процессах интеграции научных, инновационных и производственных предприятий различных типов. Кластерный подход является прекрасной основой для создания новых форм объединения знаний.

В качестве примеров успешных кластеров рассматриваются: формирование и укрепление региональных инновационных кластеров в США, общеевропейская программа кооперации "Эврика", разработка инновационной стратегии в Нидерландах, формирование автомобильных кластеров в Германии, кластерная политика в Канаде.

Анализ мирового опыта кластеров позволил выделить 5 моделей формирования кластеров: 1) итальянская (большое количество малых фирм, объединенных в различные ассоциации для повышения конкурентоспособности); 2) японская (формируется вокруг фирмы-лидера с масштабным производством); 3) финская (характеризуется высоким уровнем инноваций, поддерживается мощным сектором научных исследований и разработок, развитой системой образования); 4) североамериканская (отличается выраженной конкуренцией между предприятиями); 5) индийско-китайская (ключевую роль играет государство).

Одна из основных тенденций современной экономики - концентрироваться на главном, отдавая другим производство промежуточных продуктов и предоставление ключевых услуг (аутсорсинг). Вот почему создание кластеров оказывает мощный эффект на малый бизнес.

Прослеживается генезис теории кластеров, в первую очередь - в работах М. Портера.

Рассматриваются и развиваются основные положения современной теории кластеров.  Территориальная конкуренция - основа кластеризации. Кластерная политика приводит к улучшению бизнес-климата страны и росту конкурентоспособности государства. Для всей экономики государства кластеры выполняют роль зон роста. Кластерный подход способен самым принципиальным образом изменить содержание государственной промышленной политики (традиционное деление экономики на секторы или отрасли утрачивает свою актуальность, на первое место выходят кластеры). Предпосылками конкурентоспособности кластеров являются локализация и агломерация субъектов кластера на определенной территории. Сотрудничество - источник конкурентных преимуществ кластера. В кластере есть "локомотив" - лидирующий (интегрирующий) продукт или услуга, собственно, "выстраивающий" кластер на базе вновь создаваемых, действующих и реструктурируемых предприятий.

Источником активизации инноваций в кластерах является развитие сетевого сотрудничества (в образовании, в научных исследованиях и разработках, некоммерческих партнерствах) и государственно-частных партнерств ( помощь местных властей в организации кластеров в регионе; привлечение иностранных инвестиций в кластеры; лоббирование интересов субъектов кластеров и др.)

Отличительной чертой кластера является его инновационная ориентированность. Наиболее успешные кластеры формируются там, где осуществляется или ожидается "прорыв" в области техники и технологии производства с последующим выходом на новые "рыночные ниши". В этой связи многие страны - как экономически развитые, так и только начинающие формировать рыночную экономику - все активнее используют "кластерный подход" в формировании и регулировании своих национальных инновационных программ.

В п. 12 "Формирование кластеров в России" анализируются примеры, проблемы и перспективы кластерного подхода в России, разбирается арсенал кластерной политики, обрисовываются основные направления кластерного подхода.

В свое время в СССР существовало понятие "территориальный производственный комплекс"  (ТПК). Однако плановая система и отраслевой принцип управления экономикой накладывали жесткие ограничения на их деятельность. Например, выбор поставщика зачастую определялся не интересами предприятия, а распоряжением “сверху”. В результате детали, которые производились в регионе, приходилось завозить из других республик. В современных условиях ситуация изменилась. Отсюда и главное отличие кластера от ТП: кластер максимально учитывает рыночный механизм, он может быть эффективным только когда создается по инициативе снизу, когда сами предприятия для повышения своей конкурентоспособности приходят к необходимости объединения в кластер.

Сегодня в России существует несколько кластеров, образованных вокруг ключевых отраслей (химическая, нефтегазовая, автомобилестроение, металлургия, машиностроение и судостроение), однако значительная часть оборудования, узлов и компонентов приобретается у иностранных поставщиков.

Кластеры могут и должны формироваться на региональной основе, где наблюдается высокая географическая концентрация взаимосвязанных отраслей (например, машиностроение в Москве и Санкт-Петербурге, автомобилестроение вокруг Тольятти, химическое производство вокруг Москвы, Тулы и Нижнего Новгорода). Это позволит увеличить прилив капитала и технологий при помощи прямых иностранных инвестиций. Приводятся примеры российских кластеров (текстильный кластер в Ивановской обл., автомобильный кластер в Калужской обл., инновационный кластер в г. Сосновый бор в Ленинградской обл. и др.).

Проводится анализ принятой в 2008 году Минэкономразвития РФ "Концепции развития территориальных промышленных кластеров", которая включает три основных блока: 1) содействие институциональному развитию кластеров; 2) повышение конкурентоспособности участников кластера; 3) формирование благоприятных условий для развития кластеров. Недостатком Концепции является ориентация только на отраслевые кластеры. Кроме того, Концепция ориентируется на практику вертикально-интегрированных компаний, что существенно ограничивает эффективность деятельности компаний. В Концепции меры, предпринимаемые для поддержки малого бизнеса, носят декларативный характер, а ведь конкурентоспособность кластеров основана на развитых поддерживающих и смежных секторах, в которых работают преимущественно небольшие  фирмы.

Развитию кластеров служит создание инфраструктуры - промышленных парков (в настоящее время темпы их создания на территории страны нельзя признать удовлетворительными), технопарков (для повышения их эффективности нужны новые организационные модели), инженерной и транспортной инфраструктуры и т. д.

Для развития кластеров могут быть использованы различные механизмы финансирования мероприятий за счет бюджетных средств, что достаточно подробно описывается в работе.

Перспективно развитие кластерного подхода на основе ОЭЗ, которые фактически включают в себя все элементы кластерной политики РФ. По своему характеру, выбор расположения ОЭЗ определяется конкурентными преимуществами регионов, на территории которых они создаются. Есть предпосылки к тому, что ОЭЗ обрастут сетью поставщиков, субподрядчиков, логистическими центрами, образовательными и научными учреждениями и прочими объектами. В комплексе они будут формировать мощные промышленные и научные кластеры. Аналогичную "затравочную" роль могут сыграть также технопарки и наукограды.

В целях активизации развития кластеров в полной мере должен быть использован потенциал ОЭЗ, связанный с финансированием развития инфраструктуры, осуществляемой из бюджетных источников, а также льготным налоговым режимом и обеспечиваемым привлечением "якорных" резидентов – крупных компаний, конкурентоспособных на отечественном и мировом рынках, выступающих в качестве ядра развивающихся кластеров.

К числу основных направлений развития кластерного подхода в России можно отнести долевое финансирование аналитических исследований структуры кластера, определение целей и направлений развития кластера, создание в кластерах центров по обмену знаниями, реализацию программ содействия выходу предприятий кластера на внешние рынки, повышение эффективности программ профессиональной подготовки кадров и т. д.

Для решения задач построения ИЭ предлагается использовать организационную структуру в виде Сети кластеров производителей. В целях развития сетевого сотрудничества и государственно-частного партнерства субъектов кластера в образовании и науке в структуре такой Сети предлагается создание образовательного центра, центра инжиниринга и трансфера технологий, социальной сети. Образовательный центр может быть создан при базовом университете. Центр инжиниринга и трансфера технологий Сети целесообразно создавать на базе научного и/или образовательного учреждения региона, которые также являются учредителями Сети. Субъекты кластера, изъявившие желание вступить в Сеть, становятся ее членами, уплачивая при этом вступительные и членские взносы. Это дает им право получать услуги Сети в области развития образования, активизации инноваций, совершенствования маркетинга и другие бесплатно или по льготным тарифам.

В п. 13 "Кластерная политика регионального развития" излагается мировой опыт региональной кластеризации, формулируется роль кластерного подхода в общей стратегии развития регионов России, приводятся примеры и обсуждаются перспективы развития региональных кластеров.

Региональный кластер представляет собой сконцентрированную на ограниченной территории группу взаимосвязанных и взаимодополняющих компаний и организаций. Подобная концентрация поддерживает (обеспечивает) конкурентоспособность и развитие отдельных компаний и организаций, а также кластера в целом, что выражается в относительно высоком уровне производительности; развитии малого и среднего бизнеса, а также технологических инноваций. Развитие кластеров также является основой для повышения конкурентоспособности и экономического развития регионов.

В США активно используется кластерный подход к регулированию регионального развития. Сотни американских городов осуществили экономические программы развития на основе концепции кластеризации. В Европе пришли к выводу, что в настоящее время невозможно представить процесс принятия стратегических управленческих решений на региональном уровне без учета специфики процессов кластеризации.

Ценность концепции региональной кластеризации заключается в ее способности представлять систему региональной экономики в качестве единого взаимосвязанного комплекса, предоставляющего возможность принятия управленческих решений. Следовательно, теория кластеризации - это не столько новшество в региональной теории и методах, сколько некий новый комплексный подход к оценке региональных условий и тенденций развития, а также тех политических вызовов, которые влияют на эти условия и тенденции.

В современных условиях кластерный подход оказывается оптимальным для конкурентного развития как самого кластера, то есть компаний и институтов, входящих в его состав, так и для того региона, на территории которого этот кластер находится.

Важнейшим элементом кластерного принципа развития региона является диалог и сотрудничество всех участников кластера.

В проекте "Концепции совершенствования региональной политики в Российской Федерации" (2009), разработанной Минрегионразвития РФ,  определены зоны опережающего экономического роста. Эти зоны призваны стать платформой для образования территориально-производственных кластеров и единых технологических цепочек для производства продукции с высокой добавленной стоимостью, формирующих основной вклад в экономику соответствующих субъектов РФ. Это важнейшее направление региональной политики.

Развитие российских регионов в перспективе должно приобрести инновационный характер, пространственная конфигурация должна стать более гибкой, не привязанной к сложившейся энергосырьевой базе и центрам концентрации финансовых потоков. Будет расти также роль новых центров инновационного экономического роста, где предполагается концентрация кадрового и технологического потенциала, существенным образом влияющего на изменение территориальной структуры расселения и распределения трудовых ресурсов.

Создание кластеров предполагает проведение ряда исследований на региональном уровне, которые, прежде всего, касаются определения конкурентных преимуществ региона в той или иной области производства.

Кластеры включают фирмы и организации, связанные выпуском конечной продукции и географическим положением. Такая географическая близость характеризует  место накопления "критической массы" ЧК, научного, инновационного и производственного потенциалов.

В настоящее время стоит задача перехода от политики выравнивания экономического развития регионов к политике поддержки РЗР. Задачей региональной экономики является  выявление потенциальных кластеров на территории региона, а также разработка механизма поддержки растущих кластеров на уровне региона.

Для российской экономики в целом зонами роста ИЭ будут регионы, основывающие свои планы развития на основе кластерного подхода. Ряд регионов приняли отдельные программы развития кластеров.

Значение кластеров для регионов состоит в их способности придать наукоемкий характер традиционному ресурсному освоению этих территорий, способствовать диверсификации монопрофильной экономики регионов, содействовать динамичному развитию транспортной, энергетической, коммуникационной инфраструктуры, содействовать развитию фирм малого и среднего бизнеса.

Конкурентоспособные кластеры часто имеют развитые связи со схожими кластерами в других регионах и странах. Стимулирование подобных международных связей должно стать важным направлением кластерной политики и заключаться в развитии кооперации между родственными кластерами, разработке и реализации программ развития сотрудничества.

Правительство РФ в настоящее время готово поддерживать регионы с кластерным развитием При этом поддержку на конкурсной основе получат лучшие проекты, отобранные на конкурсе по аналогии с конкурсом на создание ОЭЗ. При этом предосудительно навязывать кластерную инициативу сверху, региональный кластерный проект должен доказать, что готов производить конкурентную продукцию на мировом рынке продукции. Конечно, роль государства в управлении региональным развитием остается определяющей. На государство возложена ответственность за разработку механизмов и инструментов  обеспечения  кластерного развития, что дает основание решить поставленную перед страной задачу перехода к ИЭ.

Отличие регионального индустриального комплекса  от постиндустриального кластера состоит в том, что в настоящее время все более важным скрепляющим фактором выступают виртуальные коммуникационные сети и факторы нового знания, инноваций, которые способны длительно поддерживать конкурентоспособность кластера. В то время как внутренним интегратором индустриального комплекса выступали объекты производственной инфраструктуры.

Важным направлением кластерной политики является формирование институтов и эффективная организация бизнес-среды для развития региональных кластеров и обеспечения высокого уровня их конкурентоспособности. Данное направление предусматривает формирование эффективной среды для деятельности участников региональных кластерных инициатив. Должны быть разработаны инструменты по формированию и длительному поддержанию особой творческой атмосферы конкуренции и партнерства между участниками кластера.

Для более активного проведения кластерной политики Правительство РФ приступило к реализации пилотных проектов по апробации механизма создания кластеров (морской кластер в Санкт-Петербурге и др.) Рассматриваются перспективы создания кластеров в других регионах: на Урале (титановый, автомобильный и машиностроительный кластеры); в северных регионах России (Мурманский логистический, Архагельский лесной, Якутский биотехнологический и др.); агропромышленные кластеры.

Инициативы федерального центра (создание ОЭЗ, ИУ и др.) создают условия для развития кластеров на региональном уровне. Более того, концепция стратегии социально-экономического развития регионов РФ, предусматривающая переход на принцип поляризованного развития регионов вместо политики выравнивания, однозначно указывает на кластеры как на один из приоритетов регионального развития России.

Для концентрации ЧК в региональных кластерах ключевой задачей органов региональной власти является улучшение качества местных человеческих ресурсов, привлечении квалифицированных специалистов из других регионов и стран для укрепления конкурентного потенциала региональных кластеров. Длительное поддержание конкурентоспособности кластера возможно только через непрерывный инновационный процесс, который опирается на квалифицированные кадры. Поэтому для решения задач формирования ИЭ необходимо использовать потенциал университетов.

В четвертой главе "ФОРМИРОВАНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ЗОН РОС-ТА ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКИ"  обобщается мировой опыт и тенденции развития ИЭ, даинновационной сферы в России, рассматриваются направления формирования ИЭ, предлагается проект формирования ИЭ на основе РЗР, завершающий идею диссертационного исследования - тройной фокус физического, человеческого и социального капиталов для генезиса ИЭ.

В п. 14 "Мировой опыт и тенденции развития инновационной экономики" даются определения основным ключевым понятиям инновационной сферы, обсуждаются общие тенденции трансформации мировой экономики, обобщается мировой опыт инновационного развития с особым упором на зоны роста ИЭ.

Инновация, по своей сути, это применение науки в производстве, применение науки к разработке, производству и последующему широкому внедрению новых технологий, новых продуктов (более широко – применение новых знаний для удовлетворения потребностей людей и общества).

Собственно, ИЭ - это экономика знаний, то есть такой тип экономики, где создаются, распространяются и используются знания для обеспечения своего роста и конкурентоспособности, а инновационные процессы признаются ключевой движущей силой развития.

Базисом ИЭ является Национальная инновационная система (НИС) - это комплекс институтов правового, финансового и социального характера, обеспечивающих инновационные процессы и имеющих прочные социальные корни, традиции, политические и культурные особенности.

На текущем этапе цивилизационного развития экономика развитых стран трансформируется в так называемую Новую экономику. Термин "Новая экономика" характеризует ряд качественных и количественных изменений, которые в последние годы преобразовали структуру и правила функционирования экономики: основа современного общества - знания и передовые технологиях, которые стали основой основ современного общества; фокус сместился с производства товаров на оказание услуг; творческие идеи и новые технологии — ключ к росту;  СК (совместная работа, общие нормы ведения бизнеса и доверие) стал столь же важен, как капитал физический (заводы, оборудование и технология) и человеческий (интеллект, умения и знания) и т. д. Кратко формулируются основные тенденции происходящей трансформации: от конвейера - к уникальности, к тотальной инновационности, от географической общности - к биографической, от организационных структур - к системам ценностей, от стандартных коробок - к индивидуализации, к инновационной архитектуре и т. д.

Возникает новый образ науки, который базируется на постепенном сращивании фундаментальных и прикладных наук. Наряду с развитием постоянных организационных структур происходит активизация различных контрактных (договорных)схем. Решение многих поисковых задач рационально стало осуществлять не силами крупных научных институтов, а временными коллективами. Наряду с техническими инновациями, все боле востребованными становятся инновации экономического, психологического и гуманитарного характера.

В экономике знаний все большее значение имеет ИК. Отмечу, что интеллектуальная собственность (ИС) - это только та часть ИК, которую можно выделить, формализовать, систематизировать, обеспечить правовую охрану, т. е.  можно отделить от человека как источника новых знаний. В постиндустриальном обществе решающее значение будут иметь некодифицируемые знания, опыт, технологии, а участие автора разработки становится обязательным на всех этапах.

Даются краткие характеристики эволюции, состояния, особенностей ИЭ США (отмечаем бизнес-инкубаторы различных видов), Японии (выделяем город науки Цукубу и технополисы), Европы (берем на вооружение опыт инновационных "поясов"  английских университетов и немецких ИТЦ).

НИС различных стран значительно отличаются друг от друга, в том числе в плане постановки целей и задач. Правительства развитых стран пытаются определить главные направления развития, подходящие для своих НИС в новых условиях, вызванных глобализацией экономики. Национальное понимание наиболее благоприятного направления инновационного развития зависит от конкретной страны – ее размера, общеэкономического уровня и структуры промышленности.

В мировой практике создания инфраструктуры для поддержки инновационной деятельности существует несколько эффективных организационных форм инновационных комплексов: бизнес-инкубаторы, научно-технологические парки, ИТЦ,  наукограды и технополисы, зоны развития новых и высоких технологий, регионы науки. В различных странах преобладает, как правило, одна из перечисленных выше форм. Рассматривается каждый из названных классов инновационных комплексов в порядке увеличения территориального охвата их деятельности.

В п. 15 "Состояние инновационной сферы в России" дается характеристика положения дел в инновационной сфере России, развития инновационной инфраструктуры, государственной инновационной политики, охраны и роста ИК, основных этапов и возможностей создания инновационного бизнеса в России.

В настоящее время руководством страны поставлена стратегическая задача перехода от топливно-сырьевой ориентации экономики к ее инновационному развитию.

Создавая на базе мирового опыта новые организационные формы инновационной инфраструктуры, забывается и уничтожается отлаженная инновационная система, существовавшая в России до начала транзитивных процессов создания рыночной экономики. Эта система состояла из отраслевых НИИ, опытно-конструкторских бюро, заводских КБ, различных интеграционных структур (научно-производст-венные объединения, научно-технические центры, межотраслевые научно-техничес-кие комплексы и т. д.).

Основным источником инноваций являются новые фундаментальные разработки. В России, в отличие от других стран, уже несколько веков центром фундаментальной науки является Российская академия наук (РАН). Поэтому инновационная система России была и будет эффективной,  только когда РАН играет в ней роль базового элемента.

Развитие инновационной деятельности в России сдерживается различными причинами: отсутствие ясной нормативной базы; нет притока денежных средств; невостребованность со стороны отечественного производителя и т.д.

Прослеживается история попыток создания  в России инновационных комплексов  западного типа (сначала - технопарки, затем - ИТЦ и т.д.). Особое внимание обращается на опыт создания исследовательских академических университетов (например, на базе Физико-технического института в Санкт-Петербурге). Подробно освещается проблематика наукоградов, дается краткая характеристика и описываются перспективы развития ведущих наукоградов Московской области - Дубны, Реутово, Королева, Пущино, Фрязино. Основная задача в сфере политики в отношении наукоградов и территорий научно-технического развития (ТНТР) - использование их как зон регионального роста, очагов инновационной, образовательной деятельности и экономического развития.

Основная тенденция современного бизнеса – это концентрация усилий и ресурсов на тех направлениях, где фирма или страна имеет наибольшее конкурентное преимущество. Для России такими общими преимуществами являются: развитая фундаментальная наука; высокий образовательный уровень населения; универсальный, системный взгляд российских специалистов на действительность, что позволяет рассматривать междисциплинарные и межотраслевые инновационные проекты как потенциальную область специализации российской инновационной системы; инновационный характер мышления.

Развитие инновационной системы — это, по сути, структурный сдвиг российской экономики и реальный выход к модели, позволяющей достичь опережающего развития. Развитие инновационной деятельности является не просто важной, а коренной проблемой антикризисной политики. Необходимо создание инновационной системы на принципах рыночной экономики. Начинать здесь надо с решения такой задачи на уровне региона, области, предусматривать создание в регионах инновационных центров, которые будут обеспечивать координацию взаимодействия и поддержку участников инновационной деятельности.

Конкурентоспособность российской экономики и ее хозяйствующих субъектов в XXI веке будет определяться способностью государства  защищать и обеспечивать коммерческое использование наукоемких изобретений, ноу-хау и другие объектов интеллектуальной собственности (ИС). Патентная система обеспечивает также мотивацию патентообладателей и создателей изобретений - авторов, защищая их права и обеспечивая выплату вознаграждения, поощряя тем самым к созданию новых технологий. В силу этого ИС как нематериальный актив становится экономическим ресурсом, обеспечивающим их владельцу конкурентные преимущества и дополнительный доход.

Дан краткий анализ подходов к формированию политики в области ИС промышленно развитых стран, в первую очередь, США. Выделю Закон Бэя-Доула (1980) - это один из самых успешных примеров законодательного решения проблемы создания и использования ИС. Новизна подхода заключалась в том, что государство, отказываясь от собственности, ввело на рынок реальных и заинтересованных собственников научно-технических результатов - университеты, тем самым, сформировало базовые условия для взаимодействия всех участников ИЭ страны.

В развитых странах до 90% экономического роста обеспечивается эффективным введением в хозяйственный оборот ИС, которая в наиболее общем виде является правами на результаты интеллектуальной деятельности, генерируемые на  трех стадиях жизненного цикла инновационного продукта: в научных исследованиях, опытно-конструкторскими разработками и в промышленном освоении. В России даже невысокое количество создаваемых объектов ИС не находят практического применения ни на российском, ни на мировом рынке наукоемкой продукции.

Решению этой проблемы должно способствовать формирование эффективной политики в области ИС, реально функционирующей НИС и современной инфраструктуры, обеспечивающей создание, правовую защиту и хозяйственное освоение нематериальных результатов научных исследований. Формулируются причины, сдерживающие развитие деятельности в области ИС, обосновывается необходимость самостоятельной государственной политики в области ИС.

В п. 16 "Формирование инновационной экономики" дается анализ таких важных направлений формирования ИЭ, как развитие венчурного капитала, совершенствование законодательства в инновационной сфере, развитие инновационной системы РАН. Завершает главу и диссертационную работу в целом описание предлагаемого проекта формирования ИЭ на основе РЗР.

Наиболее распространенное понимание венчура  - это финансирование частным предпринимательским капиталом проекта, успешная реализация которого не гарантирована. Венчурный Фонд  (ВФ) -это долгосрочные (5-7 лет) рисковые инвестиции частного капитала в акционерный капитал вновь создаваемых малых высокотехнологичных перспективных компаний или уже хорошо зарекомендовавших себя венчурных предприятий, ориентированных на разработку и производство наукоемких продуктов, для их развития и расширения с целью получения прибыли от прироста стоимости вложенных средств.

Основными источниками ВФ являются: "бизнес-ангелы" (частные лица, инвестирующие личные средства в молодые перспективные фирмы); венчурные фонды, аккумулирующие средства различных инвесторов; промышленные и торговые корпорации.

Российский капитал пока что очень мало вкладывает в ВФ, хотя российские ВФ  выглядят инвестиционно более привлекательными по сравнению с европейским. Основными секторам вложений российских ВФ  являются пищевая промышленность и телекоммуникации (в сумме эти две отрасли поглощают больше 50% вложений ВФ). Важный показателем успешности ВФ  является число и доходность "выходов" (обычно это обратный выкуп или продажа стратегическому инвестору). Российские ВФ ориентируются на доходность 20% годовых.

Международным образцам ВФ соответствует "товарищество на вере" (командитное). Однако в России такое товарищество является юридическим лицо и не прозрачно для налогообложения, должно платить все полагающиеся налоги. Для функционирования ВФ нужно однократное налогообложение, не должно быть налоговых фильтров при входе и при выходе. Единственная – хотя и усеченная - возможная форма – простое (договорное) товарищество (то есть фактически договор о совместной деятельности).

Государство должно вкладывать в ВФ,  создавая технопарки  и осуществляя "посевное" (на начальных этапах инновационного проекта) финансирование.

Для успешного развития ВФ  в России не хватает "историй успеха", ведь венчурные инвесторы вкладывают, по их признанию, не в технологии, а в людей.  Предлагается создать Российский институт успеха, коллекционирующий и обобщающий российские истории успеха ВФ.

Необходимым условием успешного формирования ИЭ является создание благоприятной законодательной базы.  Анализируются законодательные новации в инновационной сфере, обсуждаемые в настоящее время в Государственной Думе. Наиболее важное значение, по мнению автора, будут иметь три проекта. Во-первых, законопроект "Об инновационной системе Российской Федерации", регламентирующий реализацию системного подхода к инновационной деятельности через создание инновационной системы РФ и региональных инновационных систем. Во-вторых, законопроект о создании малых инновационных компаний, предоставляющий  научно-образовательным  учреждениям право без согласия государства создавать малые и средние предприятия. В-третьих, законопроект "О передаче технологий" (аналог закона Бая-Доула в США), регламентирующий передача рынку ИС, созданной на бюджетные деньги, на открытых конкурсах.

Нужны и другие законы. В первую очередь, предлагается разработать Закон о технологических инновациях (аналог закона Стивенсона-Уайдлена в США), чтобы заполнить как раз ту брешь, где речь идет о продвижении разработок в бизнес,  о формах сотрудничества между государством и бизнесом и пр.

Формирование ИЭ в России является комплексной экономической, социальной и политической задачей, решение которой возможно на пути создания, развития и интеграции РЗР при концентрации в них физического, человеческого и социального капиталов. Для формирования ИЭ необходимо объединение общественных институтов для запуска механизма постоянного развития и общества посредством взаимодействия бизнеса, науки, власти. По своей значимости, задача формирования ИЭ является общенациональным проектом. Формирование ИЭ должно стать партийным проектом ведущей политической партии. В настоящее время такой партией в России является "Единая Россия", имеющая имеет большинство в Государственной Думе.

Рассмотрим основные темы интегральных ограничений  (создание и интеграция РЗР, концентрация СК,  повышение спроса на инновации, инновационная конъюнктура, системность сопровождения инноваций) процесса формирования ИЭ и пути их преодоления в общем проекте.

Разом нельзя построить ИЭ во всей стране, следовательно, нужно строительство в регионах инновационных кластеров с интегрированной технической средой, обеспечивающей эффективность инновационной деятельности: это коуч-центры, образовательные программы, информационные базы и инструменты коммуникационного пространства, центры управления интеллектуальными активами, временные творческие лаборатории, центры финансового инжиниринга, комплекс инжиниринговых услуг, фирмы-проводники через "долину смерти" (от идеи до создания производства). В инновационных кластерах необходимо решение вопросов инвестиций в инфраструктуру и выбора резидентов НИС.

На начальном этапе предлагаемого проекта на основе инновационных кластеров  создаются (в 20-25 регионах России) РЗР ИЭ со своими конвенциальными правилами. Это, прежде всего, зоны с оптимальным режимом экономической деятельности для резидентов НИС, т. е. с оптимальной институциональной структурой.  Многие предлагаемые социально-экономические меры в той или иной степени уже реализуются. Однако для роста ИЭ нужно системное социально-экономическое концентрированное воздействие в первую очередь, на региональном уровне. Во многих регионах есть зачатки такой системы.

Начинать формирование ИЭ надо именно с создания РЗР, а не с переформатирования всей экономики России. Институциональные изменения – сложный и, как правило, встречающий сопротивление процесс. Изменить разом ситуацию в масштабах всей страны, не вызвав ожесточенного сопротивления не мыслящей себя вне "кормленчества" бюрократии, просто невозможно, реально  создать локальные зоны роста. Причем, в таких зонах чиновники смогут цивилизованно реализовать свои интересы и, таким образом, получат хорошую альтернативу "кормленчеству".

Неэффективно, с точки зрения ИЭ, институциональное устройство отечественной экономики, науки и административной власти. Имеются существенные разрывы во взаимоотношениях административно-политических, экономических и научно-технических элит.

Для формирования ИЭ нужна концентрация СК. В России не хватает институтов ИЭ. Необходимы оптимизация, формирование, развитие институтов ИЭ, т. е. формирование правил, норм, рамок, ориентирующих резидентов на инновационные стратегии развития и оптимизирующие инновационную экономическую деятельность. К подобным институтам относится законодательство, конвенциальные нормы ("договоренности", неписанные правила).

НИС представляется как большая конвенциальная структура. Участник (резидент) НИС получает определенные префенции в обмен на конкретные обязательства.

Всё сразу нельзя перевести на инновационный путь, соответствующие чиновники будут искать свои бонусы на этом пути. При создании РЗР есть возможность договориться с такими чиновниками. Здесь важна роль "Единой России". Можно договариваться о любых правилах, но нужен арбитр, который гарантирует исполнение конвенциальных соглашений. Таким арбитром может быть "Единая Россия".

Целесообразно в качестве образца взять североевропейскую модель управления инновациями, основу которой образуют Координационные инновационные Советы (КИС) и фирмы-проводники, сопровождающие инновации в пути через "долину смерти".  КИС за продвижение инноваций легитимно получает 30% доходов. Под эгидой Совета находятся мелкие фирмы (2-3 человека), которые сопровождают проект. Выбор североевропейской модели не случаен. Швеция и Финляндия являются лидерами ЕС по совокупному индексу инноваций. Особенности России таковы, что сдвинуть нашу экономику на инновационный путь развития без заинтересованного вовлечения в инновационный менеджмент административных и политических элит вряд ли возможно.  Нужен инструмент легитимного вовлечения элит в инновационный менеджмент. Если не сделать систему, то любой мелкий чиновник может остановить работу любой группы. Нужно создавать Федеральный КИС, который будет арбитром на федеральном уровне, а также региональные КИС как арбитры на региональном уровне. При отсутствии арбитра и гаранта любые, сколь угодно хорошие, соглашения вряд ли будут обязательны к выполнению.

Гарантами и ключевыми игроками ИЭ должны являться, прежде всего, КИС регионального и федерального уровней. Миссия КИС состоит в обеспечении легитимного и заинтересованного вовлечения в продвижение инноваций больших административных ресурсов и политических сил. Такие Советы лежат в основе НИС скандинавских стран, являющихся в настоящее время лидерами Европы по совокупному индексу инноваций. Соответственно, целью является формирование Федерального КИС и развертывание сети региональных КИС. КИС призваны оптимизировать взаимодействие инновационного бизнеса с властью, осуществить легитимное и заинтересованное вовлечение административных и политических элит в управление инновациями. Необходимо подчеркнуть важность этой задачи в контексте партийного проекта. Сегодня только "Единая Россия" в состоянии сформировать Федеральный КИС и сеть региональных КИС, обладающих реальными силами и полномочиями. Фактически, речь идет о миссии "Единой России" в формировании ИЭ.

Важно развитие самоорганизации в сфере ИЭ. Речь идет о создании саморегулируемых организаций по профессиональному и отраслевому принципу. Самоорганизация – это важнейший элемент институциональной структуры: это стандарты, нормы, правила, устанавливаемые участниками рынка.

Ограниченный внутренний спрос на инновации вызван нехваткой конъюнктуры, слабой конкуренцией. Важной частью строительство ИЭ должна стать система взаимоотношений организаций ИЭ с государственными структурами с целью увеличения государственного заказа на инновационные продукты.

Ограниченный внешний спрос на российские инновации обусловлен сырьевой специализацией России в современной мировой экономике. Для развития страны по инновационному пути нужно изменить структуру мировой экономики. Например, Китай выдвинул государственную программу вывода 100 мировых брендов на рынок. Олигархи интегрированы в мировую экономику и удовлетворяют там свои потребности в инновациях. Средний бизнес не может самостоятельно интегрироваться в мировую экономику, помочь в этом может механизм ОЭЗ. Трансформация мировой экономики - вопрос международной политики, где "Единая Россия"  также играет определяющую роль.

В России отсутствует конъюнктура инновационной деятельности (т. е. признание ценности, привлекательности инновационной деятельности). В глазах бизнесменов, инновации не представляются конкурентными преимуществами. В представлении молодежи, сейчас всё новое идет из-за рубежа и в инновациях мы полностью отстали. Необходимо вернуть нации сознание престижности инновационной деятельности.

Основная цель - формирование инновационной конъюнктуры, т. е. ценности, востребованности, привлекательности, престижности инновационной деятельности для основных контрагентов (разработчиков, заказчиков, инвесторов и др.). Это генеральная задача: будет конъюнктура – будут спонтанно возникать предприятия и проекты ИЭ.

Зачастую предприниматели просто не видят инновационной составляющей в своем бизнесе, не ориентированы на нововведения, не связывают ценность своего бизнеса с инновациями. Конъюнктура, как известно, определяется набором факторов, многие из которых носят внеэкономический характер ("мода на инновации", "инновационный менталитет", "культ и культура инноваций", "символы инновационной конкурентоспособности нации"и др.). Для формирования конъюнктуры надо создавать информационное и коммуникационное пространства ИЭ.

"Единая Россия" как ведущая политическая сила через свои структуры (Центры социально-консервативной политики и др.) может и должна системно влиять на весь комплекс мероприятий.

В России сейчас отсутствует системность в сопровождении инноваций. Например, в Японии по каждому проекту образуются горизонтально и вертикально интегрированные группы. Нужно, чтобы всё действовало синхронно. А у нас, как только инноватор решит одну проблему, тут же возникает следующая проблема. Поэтому мало кто из иннноваторов проходит весь путь. Нужно развитие инфраструктуры, повышение эффективности системы информационного обеспечения ИЭ.

Отсутствует структура ИЭ, вследствие чего сегодня ИЭ являет собой пеструю картину "точечной застройки", не объединенной единым архитектурным замыслом (то есть на сегодня это не система, а множество). В этом множестве "точечной застройки" отсутствуют системообразующие доминанты, "несущие конструкции", хотя есть отдельные элементы - ОЭЗ, технопарки и т. д. Нет четкой идеи ИЭ, архитектуры, системы.

Для интеграции РЗР необходимо развертывание институтов и инструментов финансирования, коммерциализации и капитализации инноваций. Примером может служить программа Yozma, ставшая катализатором для венчурной индустрии в Израиле.

Необходима реализация конкретных программ и проектов, направленных на создание и продвижение отечественных брендов ИЭ. Стратегическая задача состоит не просто в выведении разработок на рынок, а в создании брендов ИЭ, так как бренды являются самым мощным инструментом репозиционирования страны, изменения её места в мировой экономике.

Пути интеграции ЗРЗ: создание Федерального КИС и сеть региональных КИС;  партийный проект "Единой России", имеющей большие возможности формирования инновационной конъюнктуры, работы с органами местного самоуправления и разнообразными возможностями работы в регионах;  формирование социального капитала ИЭ, интегрирующая структура - Союз некоммерческих организаций ИЭ; профессионально-деловое сопровождение инновационных проектов, интегрирующая структура - Некоммерческое партнерство компаний ИЭ.

В заключении диссертации автором излагаются основные выводы, рекомендации и практические рекомендации.

Основные положения диссертационной работы изложены

в следующих публикациях:

                 Монографии

 

  1. Рожков Г.В. Генезис инновационной экономики в России. М.: МАКС Пресс, 2009. 55,5 п.л.
  2. Рожков Г.В. Региональные зоны роста инновационной экономики. М.: МАКС Пресс, 2008. 17,75 п.л.
  3. Рожков Г.В. Социологические аспекты и формирование особых экономических зон в условиях инновационной экономики. М.: Научная перспектива. 2008. 27,5 п.л.
  4. Рожков Г.В. Социологические принципы и формы особых экономических зон. М.: РАН; Научная перспектива, 2006. 23,88 п.л.
  5. Джафаров И.С., Боксерман А.А.,  Рожков Г.В. Ресурсная база и развитие нефтедобычи  в России. СПб.:  Недра,  2005. 17,19 п.л.

                                       Статьи в журналах, рецензируемых  ВАК РФ

  1. Рожков Г.В., Панайотиди Г.В. Роль особых экономических зон технико-внедренческого типа в инновационной экономике // Микроэкономика. 2009. №1.  0,5 п.л.
  2. Рожков г.в., Мутовин С.И. Законодательная база и направления развития особых экономических зон в России // Вестник Государственного Университета Управления. 2009. №15 0,5 п.л.
  3. Рожков г.в., Мутовин С.И. Федеральные университеты - новые зоны роста инновационной экономики // Транспортное дело. 2009. №2. 0,5 п.л.
  4. Рожков Г.В. Развитие свободных экономических зон как социальных систем // Микроэкономика. 2009. №6. 0,5 п.л.
  5. Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Развитие социального капитала – путь в инновационную экономику // Транспортное дело. 2009. № 5. 0,5 п.л.
  6. Рожков Г.В. Социальные факторы развития свободных экономических зон // Транспортное дело. 2009. № 5. 0,5 п.л.
  7. Рожков г.в,  Мутовин С.И.  Совершенствование законодательства о свободных (особых) экономических зонах // Транспортное дело. 2009. №6. 0,5 п.л.
  8. Ерошенков К.М., Мутовин С.И., Рожков Г.В. Градостроительное развитие российских регионов - стратегическое направление приоритетного национального проекта по доступному жилью // Транспортное дело. 2009. №5. 0,5 п.л.

 

                                    Учебники, учебные пособия, методические рекомендации,

                                                              научные статьи и доклады.

    • Ерошенков К.М., Мутовин С.И., Рожков Г.В. Взаимодействие государственных и предпринимательских структур в инвестиционной градостроительной деятельности // Материалы научно-практической конференции «Современные вопросы интеграции, образования и бизнеса». М.: ИЭиУП, 2008. 0,5 п.л.
    • Ерошенков К.М., Мутовин С.И., Рожков Г.В. Градостроительное развитие регионов  // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,5 п.л.
    • Ерошенков К.М., Мутовин С.И., Рожков Г.В. Частно-государственное партнерство в региональной градостроительной деятельности // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.. 0,5 п.л
    • Мутовин С.И., Рожков Г.В. Роль федеральных университетов в развитии инновационной экономики // Проблемы экономики. 2009. №4. 0,5 п.л.
    • Мутовин С.И., Рожков Г.В., Честнов С.Н.  Исследовательские университеты как центры формирования инновационной экономики // Актуальные проблемы современной науки. 2009. №5. 0,38 п.л.
    • Мутовин С.И., Рожков Г.В., Честнов С.Н.  Исследовательские университеты // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,38 п.л.
    • Мутовин С.И., Рожков Г.В., Честнов С.Н.  Корпоративные университет региона – ключ стратегического развития //  Местное самоуправление в Российской Федерации. 2009. № 7-8. 0,5 п.л.
    • Мутовин С.И., Рожков Г.В., Честнов С.Н.  Корпоративные университет региона //  Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.  0,5 п.л.
    • Рожков г.в  Социологические аспекты государственного управления в странах Содружества (СНГ) //  На пути к цивилизованному рыночному хозяйству. М.:  АВИА-ИЗДАТ, 1997. 0,6 п.л.
    • Рожков г.в Производственные аспекты интеграции и Евразийский союз // Материалы научно-практической конференции «Евразийский союз: новые рубежи, проблемы, перспективы». М.:  САМПО, 1996. 0,9 п.л.
    • Рожков г.в. Внутренние и внешние источники развития свободных экономических зон  // Актуальные проблемы новой России. М.: ИСПИ РАН:  Научная перспектива, 2000.  0,38 п.л.
    • Рожков Г.В. Развитие свободных экономических зон по социальному пути // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В. Региональная политика в условиях социально-экономического развития России // Социально-экономическое развитие и международные отношения. М.: ИСПИ РАН:  Научная перспектива,  2004.  0,69 п.л
    • Рожков Г.В. Социальные аспекты развития свободных экономических зон // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В. Функционирование и перспективы развития особых экономических зон в Российской Федерации  // На пути к цивилизованному рыночному хозяйству.  М.: Научная перспектива, 2008. 0,88 п.л.
    • Рожков г.в., Мутовин С.И. Законодательные новации развития особых экономических зон // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,5 п.л.
    • Рожков г.в., Мутовин С.И. Федеральные университеты - опора  модернизации региональной экономики // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.. 0,5 п.л
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Кластерная политика в региональной экономике  // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.. 0,38 п.л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Кластерная политика инновационного развития региона // Вопросы экономических наук. 2009. №5. 0,38 п.л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Накопление социального капитала // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Нематериальный капитал в инновационной экономике // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.. 0,31 п.л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Развитие интеллектуального потенциала // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,31 п. л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Развитие концепции и методов измерения интеллектуального потенциала // Промышленная политика. 2009. №7-8. 0,31 п.л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Развитие концепции и повышение значения нематериального капитала в инновационной экономике // Материалы научно-практической конференции «Современные вопросы интеграции науки, образования и бизнеса».  М.: ИЭиУП, 2007. 0,31 п.л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Человеческий капитал в инновационной экономике // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,38 п.л.
    • Рожков Г.В., Мутовин С.И.,  Честнов С.Н. Человеческий капитал как фактор инновационного развития // Современные гуманитарные исследования. 2009. № 4. 0,38 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Мировой опыт развития анклавов  //  Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Мировой опыт развития свободных экономических зон //  Проблемы экономики. 2009. №3. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Организационные формы  ускоренного развития инновационной экономики // Актуальные проблемы современной науки. 2009. №5. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Особые экономические зоны инновационной экономики // Современные гуманитарные исследования. 2009. №4. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Особые экономические зоны технико-внедренческого типа // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.  0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Развитие свободных экономических зон в России // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.  0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Российский опыт и направления развития свободных экономических зон // Вопросы экономических наук. 2009. №4. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Спектр зон роста инноваций // Вопросы экономических наук, 2009. №5. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В, Честнов С.Н. Эволюция особых экономических зон Спектр зон роста инноваций // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009. 0,5 п.л
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В. Свободные экономические зоны - механизма ускорения перехода к инновационной экономике // Проблемы экономики. 2009. №2. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В. Типология и  эволюция свободных экономических зон // Промышленная политика в Российской Федерации. 2009. № 3-4. 0,5 п. л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В. Трансформация свободных экономических зон - что взять из мирового опыта? // Вопросы экономических наук. 2009. №3. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В. Эволюция и перспективы свободных экономических зон в России // Местное самоуправление в Российской Федерации. 2009. №3-4. 0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Панайотиди Г.В., Честнов С.Н.  Ускорение регионального развития на основе свободных экономических  зон // Модернизация региональной экономики. М.: МАКС Пресс, 2009.  0,5 п.л.
    • Рожков Г.В., Цвылев Р.И.  Феномен бедности. Причины его появления // Социально-экономические, правовые и технологические аспекты реформ. М: ИСПИ РАН,  1999. 0,5 п.л.
     






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.