WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Развитие методологии исследования экономики благосостояния на основе теории элит

Автореферат докторской диссертации по экономике

 

На правах рукописи

 

 

 

Лавров Игорь Валентинович

 

Развитие методологии исследования экономики благосостояния на основе теории элит

 

Специальность: 08.00.01 – Экономическая теория

(общая экономическая теория)

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

доктора экономических наук

 

 

 

 

 

Екатеринбург – 2009

Диссертационная работа выполнена в Институте экономики

Уральского отделения Российской академии наук

Научный консультант:            

доктор экономических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ                                                                                

Попов Евгений Васильевич (Россия), руководитель Центра экономической теории Института экономики УрО РАН

Официальные оппоненты:      

доктор экономических   наук, профессор

Горшков Александр Владимирович (Россия),

профессор кафедры экономической теории 

ГОУ ВПО «Челябинский государственный университет», г. Челябинск

      

доктор экономических  наук, профессор

Дятел Евгений Петрович (Россия),

декан факультета экономики и управления

Института урбанистики ГОУ ВПО «Уральская государственная архитектурно-                                                     художественная академия», г. Екатеринбург

доктор экономических наук, профессор

Семененко Всеволод Васильевич (Россия),

заведующий кафедрой общей экономической теории ГОУ ВПО «Уральский государственный технический университет – УПИ имени первого Президента России Б.Н. Ельцина», г. Екатеринбург

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Уральский государственный экономический университет», г. Екатеринбург

Защита состоится  « 27 »  октября  2009 года в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 004.022.01 в Институте экономики УрО РАН по адресу: 620014, г. Екатеринбург, ул. Московская, 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института экономики УрО РАН.

Автореферат разослан     «  24  »    сентября    2009 года.

Ученый секретарь диссертационного

совета,  кандидат экономических наук,

профессор                                                                                     В.С. Бочко

  • ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования. Проблема логико-методологического осмысления основных направлений развития экономической теории выражает фундаментальную потребность науки в самопознании и самооценке. С момента возникновения научного знания проблема анализа его концептуальных оснований становится трудной, но настоятельной задачей научной рефлексии. Поэтому актуальность исследования определяется следующими обстоятельствами.

Во-первых, научное понимание функционирования современных социально-экономических систем зависит от уровня развития экономической теории, в которой отражался бы, по возможности, весь институциональный, этический и социокультурный контекст рыночных отношений. 

Во-вторых, важными проблемами метода экономической науки и ныне остаются вопросы расширения проблематики на основе включения в ее логическую структуру объектов неэкономической сферы (например, политико-правовой, этической), а также вопросы легальных способов проникновения нормативных (оценочных) элементов в экономическую теорию, способствующих развитию и усилению ее познавательных возможностей.

В-третьих, в современной экономике значительно расширяются перспективы человека, модифицируется его индивидуальный жизненный путь в направлении роста личной свободы и благополучия. При этом социально-демографические и биосоциальные общности (поколенческие, гендерные, возрастные) активно формируют экономическую среду и ее акторов, что предопределяет необходимость новой трактовки предмета и метода экономической теории благосостояния на основе институционального подхода.

В-четвертых, теория экономики благосостояния и общественного выбора должна учитывать, объяснять и прогнозировать положительное или отрицательное действие различных социальных групп на благосостояние, среди которых элиты представляют один из самых важных элементов социально-экономической и политической структуры общества. Поэтому представляется важной и настоятельной задачей науки развивать методологию теории экономики благосостояния и общественного выбора с учетом современной теории элит.

В-пятых, развитие институциональной теории экономики благосостояния выявляет логико-методологические ресурсы современной научной парадигмы, в рамках которой полезность и благосостояние являются необходимыми предпосылками теории общественного выбора и экономического поведения.

Степень научной разработанности проблемы исследования. Отдельные институциональные аспекты экономической теории благосостояния первоначально получили рассмотрение еще в коммунистической утопии Платона, затем в учении об экономике и хрематистике в этике Аристотеля, в работах Ксенофонта, Демокрита, последователей киников и стоиков в форме философской рефлексии о причинах и природе богатства, сущности денег и стоимости. В схоластическом мышлении европейского Средневековья, концептуально представленного философской системой Фомы Аквинского, экономическая проблема богатства решалась исключительно в этическом, нормативном плане и в контексте его справедливого распределения.

Мотивы постижения богатства в качестве основного предмета экономической науки нового времени сформировались в теориях меркантилистов, представителей классической политической экономии от А. Смита и Д. Рикардо до Ж.-Б. Сэя, П.Ж. Прудона и К. Маркса, повторяясь затем в трудах маржиналистской и неоклассической школы (Дж. Кларк, В.Парето, А.С. Пигу).

В теории экономики благосостояния и общественного выбора современные подходы к решению проблемы богатства представлены в работах А. Бергсона, Дж.М. Бьюкенена, Н. Калдора, Д. Норта, М. Олсона, П.Самуэльсона, Г.Таллока, Дж.Р. Хикса, С.Н.С. Чюна, К.Дж. Эрроу и др., которые опираясь на этику утилитаризма И.Бентама, индивидуалистическую философию и методологию, критически анализировали понятие общественного благосостояния и предлагали различные по содержанию критерии его измерения, удовлетворяющие парето-оптимальности. В теории элит, непосредственно связанной с социально-экономическими работами В.Парето, изучались проблемы критерия эффективного субъекта принятия политических и управленческих решений, влияющих на общественное благосостояние.

В работах С.Н. Булгакова, Г. Зиммеля, Дж.М. Кейнса, Х. Ортеги-и-Гассета, Ю.М. Осипова, П. Пильцера, Дж. Ролза, А. Сена, П.А. Сорокина, Г.Тарда, М. Энаффа, Л. Эрхарда, А.В. Этциони и др. разработаны идеи современной теории хозяйства, благодаря которым на основе междисциплинарного подхода, дополнительности институционального и социокультурного контекста экономического поведения, проблемы экономики благосостояния увязываются с технологическими и религиозно-этическими принципами.

Современное развитие методологии теории общественного выбора опирается на синтез идей рационализма, индивидуализма и представления политики как обмена, что позволяет объяснить взаимозависимость принятия политических решений и общественного благосостояния, взаимодействия различных ветвей и уровней социально-политической власти, групп элит и населения как факторов изменения благосостояния. Различные политико-экономические аспекты формирование общественного выбора в условиях прямой и представительной демократии применительно к России и другим государствам обстоятельно рассматривались в работах В. Ванберга, В.В.Вольчика, В.Е. Дементьева, Ю.В. Латова, В.Л. Макарова, Р.М. Нуреева, Е.В. Попова, О.С. Сухарева и др.

Исследованием институциональных, экономических, политических, социокультурных и этических реализаций общественного и индивидуального благосостояния, включая исследования национального богатства как важнейшей категории системы национальных счетов, занимаются многие отечественные и зарубежные экономисты. Среди российских ученых известны работы А.И. Анчишкина, В.Н. Белкина, В.Л. Берсенёва, В.Н. Богачева, В.С. Бочко, С.Н. Булгакова, Е.М. Бухвальда, А.Л. Вайнштейна, Д.В. Валового, Т.И. Волковой, А.А. Галагана, А.В. Горшкова, Е.П. Дятела, Б.А.Ерзнкяна, А.Н. Илларионова, Р.И. Капелюшникова, В.Н. Кириченко, Г.Б. Клейнера, Я.А. Кронрода, А.И. Ноткина, С.Г. Кирдиной, В.Н. Лаврова, Д.С. Львова, В.И. Маевского, Б.Н. Миронова, А.Н. Нестеренко, Л.И. Нестерова, В.М.Полтеровича, Е.В.Попова, Н.Г.Привалова, В.В.Семененко, С.Г.Струмилина, В.Л.Тамбовцева, А.И.Татаркина, М.И. Туган-Барановского, Н.П.Федоренко, Р.Х.Франка, а также исследования Т.И.Заславской, Н.М.Римашевской, О.В.Крыштановской, Н.А.Макашевой, А.Д.Некипелова, Е.В.Охотского, А.В.Понеделкова, В.М.Розина, А.М.Старостина, Ж.Т.Тощенко, М.А. Хевеши, Ф.И.Шамхалова, А.Е.Шаститко, П.Н.Шихарева и др.

Среди зарубежных ученых следует отметить работы А.Алчиана, Д.Асемоглу, Й.Барцеля, Е.Бём-Баверка, Л.Е. Бирдцелла, К.Бюшера, Т.Веблена, Ф.Визера, А.Горца, Дж.К.Гэлбрейта, С.Джонсона, Х.Демсеца, Дж.О'Дрисколла, В.Зомбарта, М.Кастельса, И.М.Кирцнера, Дж. Коммонса, Я. Корнаи, Р. Коуза, Л. Лахмана, С.Литтлчайлда, Г. Маркузе, Ф. Махлупа, К. Менгера, Л. Метцлера, Л. Мизеса, С.Московичи, М. Мэлоуна, В.А. Нисканена, К. Поланьи, М.Портера, М.Риццо, Дж.Робинсона, М.Роттбарда, Т.Сакайи, Р.Солоу, П.Сраффы, Т.Стюарта, Э.Тоффлера, Д. Трейсмана, Л.Туроу, О.Уильямсона, О.Фавро, Э.Фромма, Ф.Фукуямы, Г.Хаберлера, Ф.Хайека, П.Хейне, Дж.М.Ходжсона, Ч.Хэнди, А. Шляйфера, Й.Шумпетера, Т. Эггертссона, Л.Эдвинссона и других.

Как известно из истории экономической мысли, проблема благосостояния (в виде нормативной теории богатства) разрабатывалась с момента зарождения в античные времена товарно-денежных отношений и сложения рыночного хозяйства вплоть до настоящего времени. Именно уже первоначальный научный анализ феномена богатства, соотносимый Платоном, Ксенофонтом и Аристотелем с проблемой бедности, справедливости, равенства, неравенства, свободы, определил на века вперед проблематику целого комплекса общественных наук – экономики, социологии, политологии, этики, социальной футурологии.

Проблема производства, сбережения, накопления и распределения богатства, его позитивная оценка и учет, динамика роста и флуктуаций, влияющая на социальную стратификацию в обществе и конкурентные позиции в международных отношениях проходит как одна из основных тем через все эпохи существования западной экономической науки. Анализ степени разработанности темы дает основания утверждать, что феномен благосостояния до сих пор не в полной мере осмыслен и познан с точки зрения соотношения его нормативных основ, общих и специфических законов производства, распределения, накопления и присвоения богатства в различных социально-экономических системах.

Актуальность поставленных проблем, их теоретическое, методологическое и особенно практическое значение, наличие ряда нерешенных и дискуссионных вопросов определили выбор темы исследования, его цель, задачи, предмет и объект.

Целью диссертационного исследования является развитие системы общих принципов, положений и методов исследования экономики благосостояния на основе теории элит. Исходя из поставленной цели, определены следующие научные задачи:

1) обосновать на основе нормативного метода исследования экономической науки взаимосвязи богатства, благосостояния (сочетания производства как источника богатства и распределения как формирования благосостояния), ресурсов, социальной ответственности и роли элит;

2) определить общие принципы и положения производства, сохранения и увеличения богатства как основы максимизации благосостояния и условия достижения обществом и человеком своих жизненных целей;

3) выделить специфику реализации института лидерства в условиях формирующейся российской экономики благосостояния (на примере субъектов Уральского федерального округа, Уральского и Поволжского экономических районов); 

4) определить механизм сглаживания неравенства как условия достижения общественного благосостояния в связи с его цикличностью в процессах воспроизводства элит;

5) определить предмет, метод, проблематику и категориальный аппарат теории элит в экономике благосостояния.

Постановка задач развития методологии и теории экономики благосостояния с учетом специфики российского общества как массового, модернизируемого по преимуществу при участии таких социальных групп, как элиты, позволяет структурировать направление исследования, определить его объект и предмет.

Объектом исследования являются взаимосвязи и процессы экономики благосостояния, предметом – экономические отношения основных групп населения по поводу формирования институтов общественного и индивидуального благосостояния в современных российских условиях.

Область исследования соответствует п.п. 1.1., 1.2., 1.4. специальности 08.00.01 Паспорта специальностей ВАК.

Методология исследования. Теоретическую и методологическую основу исследования составляют фундаментальные положения политической экономии, теорий экономики благосостояния и общественного выбора, теорий институтов, прав собственности и трансакционных издержек, новой политической экономии, теории стоимости, теории принятия управленческих решений, теории элит, теории экономики общественного сектора. Особенностью диссертации является системное, комплексное, в широком историческом и социокультурном контексте решение современных проблем теории экономики благосостояния. Работа базируется на положениях микроэкономической и эволюционно-институциональной теорий, теории экономического роста, в ней использованы принципы системного анализа, положения синергетической экономики, принципы теории ограниченной рациональности, дополнительности трудовой теории стоимости и теории предельной полезности, расчеты показателей неравенства распределения доходов (коэффициент Джини, коэффициент фондов, индекс Лоренца) и другие показатели социальной статистики: структура распределения бюджетных средств государства и муниципальных образований, стоимость минимального набора продуктов питания, распределение общего объема денежных доходов по 20-процентным группам населения, величина прожиточного минимума, соотношение среднедушевых денежных доходов с величиной прожиточного среднедушевого минимума.

Фактологическую и статистическую базу исследования составили отчеты Всемирного банка, официальные материалы Госкомстата РФ, нормативные документы и аналитические материалы Минэкономразвития, информация и публикации по проблемам теории и методологии развития экономической науки, монографии, статьи, аналитические разработки автора, материалы периодической печати, научные доклады, реферативные сборники и тезисы докладов, в том числе на иностранных языках, информация по проблемам экономического развития из Интернета.

Научная новизна диссертации и вклад соискателя в разработку поставленных проблем:

1). Разработан авторский вариант содержания нормативного экономического исследования, развивающий методологию австрийской школы маржинализма на основе расширения неоклассического подхода за счет включения в теорию социокультурных, политико-правовых и институциональных аспектов (п.п. 1.2., 1.4. специальности 08.00.01 Паспорта специальностей ВАК  РФ).

2). Предложены термины «режим функционирования экономики» и «экономическая динамика поколений», развивающие существующий категориальный аппарат теории экономики благосостояния в направлении уточнения роли и конкретизации влияния деонтологических факторов и этических норм, а также возрастных и гендерных социальных групп на трудовые ценностные ориентации, хозяйственный менталитет, на выбор моделей экономического поведения и мышления индивидами, дополняющее известные модели мотивации и регуляторов в экономическом поведении, связанные с институтами собственности (п.п. 1.2., 1.4. специальности 08.00.01 Паспорта специальностей ВАК РФ).

3). Предложен термин «экономика элит», развивающий существующий категориальный аппарат теории экономики благосостояния в направлении обобщения влияния (воздействия) малых социальных групп на экономические и политические решения в государстве. Обоснована с позиций институционального подхода экономическая специфика элит, которая заключается в том, что они определяют, в первую очередь, правила экономического поведения и шире – экономическую рациональность на всех уровнях организации социума. Предложена методология экономической теории национальных, региональных и местных элит как групп, формирующих неформальные институты участия в политической и экономической жизни страны, ее регионов, разрабатывающих механизмы манипулирования властью и распределения ее ресурсов как важнейшего экономического института, включая институционализацию получения всевозможных видов ренты (п.п. 1.2., 1.4. специальности 08.00.01 Паспорта специальностей ВАК РФ).

4). Определено, что цикличность общественного благосостояния связана с механизмом воспроизводства элит и элитами общества, дополняющее существующие представления о механизмах и факторах его изменения. Предложен на основе теории элит новый подход к оценке социально-экономического развития России, отличающийся от известных подходов к экономике благосостояния, к формированию теории национального и делового успеха, социальной ответственности власти, бизнеса и населения трактовкой определяющей роли воздействия экономики элит на национальное развитие, образованное ее функциями в обществе. Обоснована необходимость расширения проблематики теории экономики благосостояния в результате укоренения в ее категориальном аппарате понятий институтов лидерства, социальной ответственности, доверия и перспективы (п.п. 1.1., 1.2., 1.4. специальности 08.00.01 Паспорта специальностей ВАК РФ).

5). Предложен нормативно-оценочный подход к конкретизации экономического содержания категории «богатство», отличающийся от существующих в экономике подходов разработкой институциональных и праксеологических аспектов этой категории. Определены концептуальные основы теорий богатства и благосостояния как альтернатив государственной экономической политики, отличающиеся от всех существующих в настоящее время подходов и развивающие содержание понятий «активы» и «благо». Разработана классификация форм и видов проявления благосостояния современного общества, представлена их типология, отличающаяся от существующих в настоящее время подходов логическими основаниями и параметрами. Разработаны концептуальные элементы экономической теории элит: понятие репрезентативных институтов социальной интеграции; понятие сцепления, или «куплюнга» (Die Kupplung (нем.), Coupling (англ.)), как передаточного механизма взаимосвязи экономического, этического и политического равновесия в обществе; понятие ренты (экономической, административной, политической и социально-психологической) как основания классификации элит в российском обществе и общей почвы их воспроизводства; понятие «сверхравновесия» как базовой обеспечивающей функции элит в переходном состоянии общества при доминировании аномии, борьбы и отсутствии институтов порядка, партнерства, доверия, ответственности, законопослушания, эмпатии; ресурсы элит; система воспроизводства элит (п.п. 1.1., 1.2., 1.4. специальности 08.00.01 Паспорта специальностей ВАК РФ).

Практическая значимость работы заключается в том, что ее положения ориентированы на широкий круг специалистов, занимающихся изучением проблем логики и методологии экономических теорий благосостояния и общественного выбора, концепции национального богатства в системе национальных счетов, оценкой влияния институтов общественного благосостояния на поведение человека в экономической и неэкономической сферах жизнедеятельности.

Материалы диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании ряда экономических дисциплин в вузах, системы подготовки и повышения квалификации научно-педагогических кадров, государственных служащих, специалистов-хозяйственников, менеджеров.

Предложенный в диссертации нормативный подход в оценке общественного благосостояния, включая национальное богатство в единстве всех его частей, может применяться для разработки целевых экономических программ национального, регионального и местного уровней, а также для оценки уровня общественного благосостояния, социального аудита, прогнозирования и таксономии сложных, иерархически организованных социально-экономических объектов и систем. Результаты диссертационного исследования могут использоваться при формировании региональной социальной политики и социально-экономического развития территорий.

Апробация. Исследования автора поддержаны грантом РГНФ №09-02-00504а/Р «Российские особенности теории экономики благосостояния». Разработки автора нашли применение в практической деятельности администрации Челябинской области в процессе подготовки и проведения конференций и семинаров, тематически связанных с повышением эффективности взаимодействия органов государственной власти и местного самоуправления. Разработки автора с 1999 по 2002 годы применялись в социально-экономических исследованиях административной, политической и бизнес-элиты региона в рамках деятельности Центра анализа и прогнозирования г. Челябинска.

Ряд проблем, связанных с темой диссертационного исследования, разрабатывался с 2003 по 2007 годы в рамках научно-исследовательских работ Института экономических исследований и бизнес-образования «РОБИС» (Москва, Челябинск), при разработке Стратегии развития города Челябинска до 2020 года. Во всех разделах научно-исследовательских работ были использованы основные положения и выводы, полученные автором в ходе диссертационного исследования, что подтверждено актами о внедрении.

Результаты диссертационного исследования применяются в преподавании курсов: «Экономическая теория», «История экономических учений», «Экономическая история», «Институциональная экономика», «Экономика общественного сектора», «Экономика отраслевых рынков» в Челябинском филиале Уральского государственного экономического университета, в Уральской академии государственной службы (Челябинский институт), в Южно-Уральском государственном университете.

Основные положения и выводы диссертационной работы докладывались на международных, всесоюзных, всероссийских, межрегиональных, региональных, межвузовских научных и научно-практических конференциях и семинарах, в том числе:

– международные научно-практические конференции, симпозиумы и семинары: «Формирование экономического образа мышления» (Нью-Йорк, 2003 г.), «Управление социальными, экономическими и политическими процессами в российских регионах» (Екатеринбург, 2004 г.), «Россия и регионы: взаимодействие гражданского общества, бизнеса и власти» (Челябинск, 2004 г.), VI Международный Российско-Китайский симпозиум «Государство и рынок» (Екатеринбург, 2005 г.), «Конкурентоспособность России и качество жизни» (Челябинск, 2006 г.), «Ключевые проблемы качества жизни» (Челябинск, 2006 г.), «Россия в глобальном пространстве: национальная безопасность и конкурентоспособность» (Челябинск, 2007 г.), «Австрия как культурный центр Европы» (Екатеринбург, 2008 г.), «Личность и общество: проблемы взаимодействия» (Челябинск, 2008 г.);

– всероссийские научно-практические конференции и симпозиумы: «Россия на пути реформ: XXI век – камо грядеши?» (Челябинск, 2000 г.), «Россия и регионы: новая парадигма развития» (Челябинск, 2002 г.), «Управление государственным сектором экономики: технологии и инструменты» (Екатеринбург, 2004 г.), II Всероссийский симпозиум по экономической теории (Екатеринбург, 2006 г.), «Государство и рынок: новое качество взаимодействия в информационно-сетевой экономике» (Санкт-Петербург, 2007 г.), «Модернизация экономики дотационного региона на основе научных знаний» (Курган, 2007 г.), III Всероссийский симпозиум по экономической теории (Екатеринбург, 2008 г.), «Регион в условиях формирования экономики знаний» (Курган, 2008 г.);

– межрегиональные, региональные и межвузовские научно-практические конференции: «Социально-экономические проблемы региона в XXI столетии» (Челябинск, 2002 г.), «Становление и развитие местного самоуправления в Челябинской области» (Челябинск, 2002 г.), «Взаимодействие органов государственной власти и местного самоуправления: правовые основы и практика реализации» (Челябинск, 2003 г.), «Экономика и социум на рубеже веков» (Челябинск, 2004 г.), «Государственная и муниципальная служба в условиях формирования гражданского общества и рыночной экономики: опыт, проблемы, перспективы» (Челябинск, 2004 г.), «Проблемы реструктуризации экономического образования» (Екатеринбург, 2004 г.), «Неоэкономика и стратегии развития российских регионов» (Киров, 2004 г.), «Концепции и инструменты эффективного менеджмента»: X научные чтения памяти профессора Ю.В. Пашкуса (Санкт-Петербург, 2005 г.), «Управление и самоорганизация в национальной экономике»: I Научные чтения профессоров-экономистов и докторантов (Екатеринбург, 2005 г.), «Новая экономика: вызовы, тенденции, реализуемость»: II Научные чтения профессоров-экономистов и докторантов (Екатеринбург, 2008 г.), «Развитие инновационного предпринимательства в современной экономике» (Пермь, 2008 г.) и др.

Публикации. По результатам исследования опубликовано 67 работ общим объемом 42,5 п.л., в том числе авторского текста 35 п.л., включая 2 монографии, учебное пособие, 9 статей в ведущих рецензируемых научных журналах, определенных ВАК Минобрнауки России («Вопросы экономики», «Журнал экономической теории», «Общество и экономика», «Проблемы современной экономики», «Известия Уральского государственного экономического университета», «Вестник Челябинского государственного педагогического университета», «Вестник Оренбургского государственного университета»).

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, двадцати параграфов, заключения, списка используемой литературы, содержащего 483 наименования, списка сокращений, 30 таблиц, 23 рисунков и 14 приложений. Содержание работы изложено на 302 страницах машинописного текста.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается и оценивается степень разработанности проблемы в научной литературе, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, научная новизна и практическая значимость, рассматриваются методологические основы и апробация основных положений диссертации.

В первой главе «Проблематика теории элит в исследованиях богатства, благосостояния и общественного выбора в истории российской и зарубежной  экономической мысли» анализируются с позиций теории элит теоретические и методологические проблемы, связанные с изучением хозяйственных, социальных и нормативных основ воспроизводства и распределения национального богатства как закона развития благосостояния индивида, государства и общества, а также основные характеристики, параметры и признаки экономики элит.

Во второй главе «Ориентиры развития институциональной теории экономики благосостояния» исследуются актуальные направления развития институциональной теории экономики благосостояния, определяется методологическое значение институциональных матриц для разработки основ нормативной экономической теории, анализируется элитистская парадигма в экономической теории благосостояния и общественного выбора, функции и роль элиты в механизме воспроизводства общества как единого социального организма. Автор показывает, что различные виды равновесия – частичное и общее – поддерживаются элитами при помощи созданных и укорененных институтов экономики благосостояния: лидерства, социальной ответственности, доверия и перспективы. Особую роль в этом процессе играют репрезентативные институты, интегрирующие экономическую и политико-правовую систему современного массового индустриального общества, к ним относятся институты гедонизма (по И. Бентаму), конкурентного равновесия, эффективной экономической политики, признания индивидуальной свободы (по А. Сену), этических, социокультурных и культурно-исторических оценок как регуляторов поведения в рамках деонтологической этики (по А.В. Этциони), утилитаристского (роулсианского) контракта.

В третьей главе «Экономические отношения в связи с формированием институтов индивидуального и общественного благосостояния» рассматривается нормативная парадигма экономической науки, специфика ее пересечений с позитивным экономическим подходом. Автором представлена классификация элементов нормативных и позитивных элементов экономической науки в рамках традиции австрийской школы маржинализма. Нормативная экономическая теория для различных типов общественного устройства создает различные варианты экономики благосостояния. В случае российского общества таким вариантом будет экономическая теория элит как типичный случай неоинституциональной теории экономики благосостояния. Реализация российской элитой политической и экономической власти в современном обществе основано на институтах лидерства, социальной ответственности, доверия и перспективы. Автор констатирует, что для развития инструментария экономического анализа отношений «власти-собственности» необходима диагностика качества правящей элиты.

В четвертой главе «Механизм циркуляции элит как фактор изменения общественного благосостояния» раскрываются подходы к исследованию института лидерства в современной социально-экономической науке. Элиты реализуют социокультурные метаценности населения и выступают как группы менеджеров регионально-территориальных систем. Стабильные и эффективные политические модели взаимодействия элит выступают условием устойчивости экономического развития. Одной из важнейших проблем формирования региональных лидеров, по мнению автора диссертации, является проблема легитимации (законности) целей в использовании власти. Именно от ее решения зависит масштаб и эффективность использования региональным лидером политических ресурсов территории. В массовом обществе элиты являются генераторами, аттракторами роста общественного благосостояния. Если элиты не выполняют своих социальных функций и деградируют до правящих групп, не имеющих связей с гражданским обществом и населением, то в этом случае их цель – максимизация экономической ренты при помощи политической власти государства. Механизм циркуляции элит, включая модели конфликта, консенсуса, иерархии, консолидации и рекрутинга, является значимым фактором изменения общественного благосостояния. Элиты создают эффективные институты в обществе и в государстве, имеющих или узкогрупповое, нацеленное на извлечение экономической ренты, или общенациональное значение.

В пятой главе «Региональные аспекты исследований фактора благосостояния в экономическом поведении» исследуются и решаются проблемы рациональности экономического поведения, социальной ответственности бизнеса и региональных факторов роста благосостояния населения, излагаются результаты исследований диссертанта, посвященных смене парадигмы экономического человека в направлении большего реализма положений теории, исследуются такие актуальные проблемы экономики благосостояния, как соотношение экономики предпринимательства и социальной ответственности, формирование среднего класса в условиях российских регионов. В свете новой экономической парадигмы излагаются наиболее сложные вопросы взаимодействия и взаимосвязи роста благосостояния населения и регионального развития на примере экономики ряда субъектов УрФО.

В заключении изложены основные выводы и предложения, являющиеся результатом проведенного исследования, и намечены перспективы новых исследований.

  • ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

 

1. Разработан авторский вариант содержания нормативного экономического исследования, развивающий методологию австрийской школы маржинализма на основе расширения неоклассического подхода за счет включения в теорию социокультурных, политико-правовых и институциональных аспектов.

Проблематика нормативной парадигмы обусловлена потребностями в воспроизводстве общественной системы с точки поддержания порядка, гармонии общих, корпоративных и частных интересов, единства экономического, этического и политического строя, комплементарности институтов, обеспечении экономической справедливости и реализации индивидуальных жизненных целей (позитивный анализ в этой связи направлен на исследование необходимых и/или достаточных условий, ограничений и факторов их достижения). Нормативные проблемы неизбежно связаны с изменением научных и философских представлений о природе человека и общества, которые инициируют «переоценку ценностей», цементирующих на некоторое время фундамент здания общественных наук, а также экономической и социальной политики государства.

Субъект-объектное противопоставление является обязательным (хотя и трудно выполнимым) условием существования социальной науки, что устанавливает «правила» взаимодействия между нормативным и позитивным подходом в экономике. Можно выбрать несколько вариантов «правил» взаимодействия подходов, моделируемых по признакам известных в науке связях между процессом и результатом. Например, как показывает автор, взаимодействие может протекать по типу химической реакции, генетической мутации, эпистемологического отрицания и разрыва, комплементарного взаимодействия процесса и результата на основе дополнительности. Собственно, как представлено в работе, в случаях с теориями второго лучшего, институциональных ловушек и поколений, нормативный и позитивный анализ дополняют друг друга в исследовании нормы и патологиифункционирования общественной системы. Содержания нормы и патологии, их реальные диалектические взаимосвязи составляют область пересечений нормативного и позитивного подходов. Так, методология позитивного экономического анализа применяется нормативной теорией в ситуациях определения допустимых практических отклонений от норм (нормативных девиаций) и пороговых значений их предельных изменений (нормативных деликтов).

В рамках расширенного неоклассического подхода необходимо модернизировать философские основы современной экономической науки, включив в ее рассмотрение демографические, социокультурные, этические, эстетические и политические категории и факторы на основе единства нормативных и позитивных элементов. Но для того чтобы объединить эти различные элементы, сначала их необходимо четко разделить. Для этого автор воспользовался онтологическим критерием, который наряду с гносеологическим и аксиологическим критериями будет основным инструментом анализа суждений, понятий, норм и ценностей.

Диссертант предлагает считать нормативным всякий элемент науки, если он обозначает и соотносится по своему содержанию с идеальным (абстрактным) объектом. Напротив, позитивным, соответственно, следует считать всякий элемент научного знания, если при помощи его обозначается, описывается реальный (конкретный) объект, которым может быть предмет (вещь), событие, человек, институт и т.п. В экономической теории, как показывает автор, кроме основного (онтологического) надо применять гносеологический и аксиологический критерии для последующей конкретизации признаков множества нормативных и позитивных элементов, но уже по другим основаниям.

Типология свойств нормативных и позитивных элементов науки представлена в табл. 1.

В научном знании позитивное с гносеологической точки зрения разделяется на теоретические и эмпирическое знание, то есть на знание законов и знание фактов. Гносеологический критерий в отношении нормативных элементов дает деление нормативного на знание необходимого (аподиктической очевидности) и знание должного. Наконец, применение аксиологического (ценностного) критерия к позитивной науке помогает выделить в ней знания свойств объектов предметного мира как полезных, нейтральных или вредных для человека и общества. Нормативная наука с аксиологический точки зрения включает знание плохого, хорошего и наилучшего. Типология нормативных элементов науки необходима для отделения их от идеи нормирования, свойственной техническим дисциплинам. И нормативное, и позитивное знание в экономической науке одинаково доказательно и утверждает, что всякие улучшения в общественной и частной жизни, как и требования к политике, целью которой является некоторое улучшение ситуации, рациональны и основаны на объективно-реальных связях вещей.

Таблица 1

Типология свойств нормативных и позитивных элементов науки

Критерий

Нормативная наука

Позитивная наука

Онтологический

Идеальные (абстрактные) объекты

Конкретно-реальные объекты

Гносеологический

Знание необходимого (аподиктической очевидности) и знание должного

Знание фактов (эмпирическое знание) и знание законов (теоретическое знание)

Аксиологический

Знание плохого, хорошего и наилучшего

Знание свойств объектов как полезных, нейтральных и вредных для человека и общества

Идея трактовки экономической теории как таксономической науки не нова и встречается в неоклассической методологии австрийской школы маржинализма (в работах основателей школы К. Менгера, Ф. Визера, Е. Бём-Баверка и их многочисленных последователей). Недостатки дедуктивного метода австрийской школы резко критиковались Т. Вебленом, который взамен устаревшей к тому времени антиномии индукции и дедукции предложил институционально-эволюционный подход к исследованию экономической реальности. Но очевидно, что смещение исследований в маржиналистской парадигме от производства и производственного потребления к индивиду как субъекту хозяйственной деятельности, к его потребностям и благосостоянию, полностью меняет взаимосвязи категорий в экономической теории. С позиций автора диссертации, лидерами австрийской школы был совершен своеобразный «коперниканский переворот» – они разработали новую методологию систематизации научных категорий, которую можно определить как нормативный подход в экономической теории.

2. Предложены термины «режим функционирования экономики» и «экономическая динамика поколений», развивающие существующий категориальный аппарат теории экономики благосостояния в направлении уточнения роли и конкретизации влияния деонтологических факторов и этических норм, а также возрастных и гендерных социальных групп на трудовые ценностные ориентации, хозяйственный менталитет, на выбор моделей экономического поведения и мышления индивидами, дополняющее известные модели мотивации и регуляторов в экономическом поведении, связанные с институтами собственности.

Понятие режима функционирования экономики обозначает две различные по сути экономики – меркантилистическую экономику (в теории А. Сена она называется «материально ориентированной экономикой») и социальную этически ориентированную экономику. Термин «меркантилистическая экономика» в диссертационном исследовании указывает на так называемую «экономику властных группировок» (по В.В. Вольчику). В литературе подобная экономика рассматривается в качестве гибридного социально-экономического образования, противостоящего как централизованной плановой, так и конкурентной рыночной экономике. «Экономика властных группировок» существует в любых типах хозяйствования (нерыночных, рыночных, конкурентных, неконкурентных), но в транзитивных условиях, когда собственные «старые» институты массового общества уже не действуют, а новые институты еще не созданы. Их заменяют корпоративные, групповые суррогаты этики, которые навязываются обществу, включая государство и местное самоуправление, в качестве реальных норм неформальной конституции. Иногда в ситуациях разрыва с «path dependence» властные группировки и группы могут выполнять роль элит, стимулируя необходимые социальные бифуркации, изменения в направлении укоренения «хороших» экономических институтов. «Хорошие» экономические институты, соответствующие распределению реальной политической власти, ресурсов (совокупного экономического и социального потенциала) и установкам (архетипам) общества, являются основным фактором, определяющим рост благосостояния населения. 

Для меркантилистической и социальной этически ориентированной экономики существуют концептуальные обобщения и базовые модели (2), (3): неомеркантилизм как идейный продолжатель меркантилистической доктрины в условиях глобализации и массового общества, с одной стороны, и вся неоклассическая традиция, совмещенная с эволюционно-институциональной экономической теорией, с другой. К концептуальным основам меркантилистической экономики относится определенная теория богатства, к основам социальной этически ориентированной – теория благосостояния.

В меркантилистической экономике богатство является своеобразным «лифтом» во власть с целью умножения и сохранения богатства. С другой стороны, публичная власть становится удобным и универсальным инструментом создания таких экономических институтов, которые бы, по меньшей мере, не влияли на легитимность индивидуальных состояний, на привилегированное положение групп лоббирования корпоративных интересов тех или иных производителей, собственников, т.е. власть должна прирастать властью (Власть(t) ? … ? Власть(t+1)) на основе легитимного распределения национального богатства среди властных групп, становящихся элитой, или, наоборот, среди элит общества, перерождающихся в паразитирующие закрытые социальные группы и кланы. На рис.1 представлены основные элементы режимов функционирования экономики. Режим функционирования экономики и экономическая динамика поколений – актуальное направление нормативного анализа в диссертации.

Переходное состояние любой социально-экономической системы характеризуется социальной аномией, дисфункциями, утерей влиятельности прежних организаций и институтов, социальных групп и общностей. В этой ситуации социальные связи заменяется разнообразными гендерными, биосоциальными связями, вплоть до асоциальных общностей. Иными словами, почвой, на которой укореняются новые ценности и институты, становятся поколения, возрастные и гендерные группы. Отсюда следует, что микро- и макротрансформации социума, дистанции, порождаемые эволюцией, вместе с падением влиятельности традиционных социальных институтов и ценностей опираются на биосоциальную основу – возраст и пол.

В отношении эволюции экономических и социальных институтов теория поколений стоит особняком. Если с биологической и генеалогической точки зрения понятие поколений имеет точное научное значение, которое связано в первую очередь с упорядоченностью происхождения когорты людей от общего предка, то в экономике придать этому термину четкий смысл оказалось совсем не просто. Идея объективной причинной зависимости между политическим поведением и поколениями разрабатывалась в исследованиях К. Мангейма, Х.Ортеги-и-Гассета, М. Бубера, В. Парето, значительная часть которых посвящена вопросам механизма циркуляции элит, их генезиса, отношений лидеров и масс, конфликтов поколений в политике и культуре. В политике поколение имеет такое же значение, как социальный класс или гендер при объяснении индивидуальных и групповых различий в культуре, интересах и поведении.

На основании этого можно предполагать, что конфликты поколений и стратификация общества по возрастным группам параллельны или аналогичны гендерным или классовым конфликтам. Существуют два подхода к идентификации образа (модели) поколений как особой социальной группы людей одного возраста. Первый подход можно обозначить как биосоциальный, его особенность заключается в том, что поколения являются своеобразными таксономическими единицами (таксонами) социально-экономических систем, которые вводятся в научный оборот аналогично их содержанию в медико-биологических науках (системность, иерархия, уровни организации объектов, внутренний источник развития, основные таксономические категории и единицы). Наиболее трудной проблемой биосоциального подхода является обоснование выбора главного критерия таксономической оценки поколений – их возрастных параметров. К одному поколению исследователи-демографы в зависимости от своих предпочтений относят людей двадцати, тридцати, сорока и даже пятидесяти лет. В различные эпохи одной и той же культуры или в разных цивилизациях существуют свои особые критерии распределения по возрастным группам.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Рис.1. Основные элементы режимов функционирования экономики

Альтернативный подход в теории поколений можно назвать социокультурным; его специфика заключается в использовании в качестве критерия разделения современников и сверстников одного и того же общества крупных социальных, экономических, военных или культурных событий, имеющих решающее значение в процессе формирования исторического, делового, жизненного и ментально-психологического опыта групп людей 20-25 лет. Возникшие уникальная структура и особый строй опыта поколения формирует общее сознание сверстников в направлении их консолидации и демаркации между возрастными когортами. Возможно, этот опыт не столь уникален и своеобразен, а внешние события не столь радикальны как исторические переломы, чтобы вызвать конфликт поколений, их реальный разрыв и дистанцирование. В этом случае к жизни приходят конформные когорты, контролируемые элитами другой эпохи. 

В экономической науке категория «поколение» обозначает когорты, возрастные группы, являющихся действительными субъектами и объектами процесса производства и воспроизводства общественной и индивидуальной жизни. Идея поколений – это не абстрактный теоретический конструкт, а методологический принцип изучения динамики социально-экономических и политических систем. Она имеет концептуальное значение для достижения соответствующей конкретности и точности теорий экономического человека, институтов, экономического поведения хозяйствующих субъектов, общественного выбора.

Поколение формирует почву, опору для экономического разума, политической судьбы и жизненного миропонимания сверстников, поэтому они способны не только заимствовать от прошлого, но и «выращивать» собственные идеи, институты и формы жизни. Таким образом, поколение – это фактор исторического процесса в широком смысле слова, куда, естественно, входит вся хозяйственная и экономическая жизнедеятельность общества. Но научное осмысление результатов действия этих факторов в соответствующей им «картине» реальности представляется возможным лишь на метаисторическом уровне. Метаисторическое исследование общественной системы складывается для экономики в важнейший аспект ее нормативной теории.

3. Предложен термин «экономика элит», развивающий существующий категориальный аппарат теории экономики благосостояния в направлении обобщения влияния (воздействия) малых социальных групп на экономические и политические решения в государстве. Обоснована с позиций институционального подхода экономическая специфика элит, которая заключается в том, что они определяют, в первую очередь, правила экономического поведения и шире – экономическую рациональность на всех уровнях организации социума. Предложена методология экономической теории национальных, региональных и местных элит как групп, формирующих неформальные институты участия в политической и экономической жизни страны, ее регионов, разрабатывающих механизмы манипулирования властью и распределения ее ресурсов как важнейшего экономического института, включая институционализацию получения всевозможных видов ренты.

Традиционная проблематика теории экономики благосостояния и общественного выбора, в рамках которой были всесторонне исследованы прежде всего отношения государства и фирмы, государства и индивидуального домохозяйства, а также нормативная проблема взаимосвязи экономической эффективности и социальной справедливости, уже исчерпала себя. Развитие современной теории экономики благосостояния лучше всего представить как синтез ряда ее стандартных положений и новой социальной реальности на основе расширения проблематики. Интегративные изменения в теории экономики благосостояния, как показал диссертант, могут быть осуществлены на основе синтеза институциональных, социоэкономических и социокультурных исследований.

Так, например, основополагающая категория национального дивиденда в теории экономического благосостояния А. Пигу получит дальнейшее развитие на основе разработки такого понятия, как перспектива, а в свою очередь, дополнением к оптимуму Парето (Парето-эффективности) в отношении индивидуальных и общественных предпочтений послужит понятие мотивации в духе теорий А. Сена и А.В. Этциони. Значительным потенциалом исследований благосостояния обладает теория элит и элитистская парадигма в экономике.  

Отчасти цель современных исследований благосостояния и общественного выбора точнее всего можно выразить, перефразируя Аристотеля: теория благосостояния изучает экономические институты с точки зрения оптимального формирования гражданского общества. Вместе с рыночной экономикой, политическими институтами представительной демократии происходит трансформация  социальной структуры в направлении массового общества с характеристиками, специфическими для России.

В этой связи автор указывает на три важнейшие характеристики российского социума: 1) рост разрыва и степени дифференциации в доходах населения и «верхов» общества (правящих слоев, групп элит); 2) формирование институтов массового общества на основе дихотомии «масса – элита», которые дополняют институты гражданского общества с дихотомией «частное – публичное»; 3) сложение разнообразных связей зависимости в политико-экономических сферах, включая модель догоняющего развития, запирающие эффекты «институциональных ловушек», системные закономерности «path dependence» и «qwerty-эффекты». Элиты и население связаны институтом доверия, который практически полностью заменяет формально-договорные, контрактные отношения.

Конфликтное взаимодействие рыночных контрагентов провоцирует циклические кризисы в обществе атомизированных хозяйствующих субъектов, или в массовом обществе. На основе теории элит и массового общества диссертант получил нетривиальные объяснения временных нерыночных институтов и структур регулирования провалов рынка или их отсутствия для достижения общего экономического равновесия в транзитивных экономических системах (предельный случай). Так, в них равновесные структуры возникают как результат действия элит и инсталлируемых ими институтов: лидерства, социальной ответственности, доверия и перспективы. Понятие экономики элит обозначает совокупность экономических отношений по поводу распределения ресурсов власти в обществе в состоянии трансформации. Созданная элитой в процессе эволюции общества экономическая организация порождает выгоды или потери для индивидов, фирм, домохозяйств, государства в целом.

В транзитивном обществе те социальные группы, которые формируют новый институциональный порядок, выполняют функции элиты и по праву считаются элитой. Так же элиты в немалой степени определяются динамикой поколений, которая имеет экономические и политические формы проявления. Для исследования экономических процессов определенный интерес представляет подход к общественному выбору как своеобразной экономике элит и групп в институциональных границах представительной демократии. В модели представительной демократии, принципы которой одинаковы для любых национальных государств и различных социально-экономических систем, могут быть приняты решения, совершенно не соответствующие модели предпочтений усредненного избирателя (по Дж. Бьюкенену и Г. Таллоку).

К основным параметрам экономики элит относятся: среднедушевой ВВП; соотношение сельского и городского населения; плотность населения (отношение численности населения к площади территории проживания); социальная стратификация; уровень образования; уровень здоровья нации; уровень маргинализации и преступности; уровень среднедушевых денежных доходов; величина и структура расходов; режим функционирования экономики.

В истории науки теорию элит активно разрабатывали наряду с В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс, М. Вебер, Х. Ортега-и-Гассет, Ч.Р. Миллс, Г. Лассуэлл. Подобные исследования особенно актуальны для нашей страны, так как за короткое время реформ (в центре и регионах) сформировались группы лидеров, т.е. элита в функциональном смысле этого слова, включая политическую бюрократию (административный аппарат власти), политиков и бизнесменов, обладающих значительным влиянием на жизнь страны и регионов, имеющих высокий уровень социального капитала.

С позиций методологии диссертационного исследования критерием отличия элит от неэлит (например, населения в целом, отдельных классов общества, его страт и слоев, включая правящие и властвующие группы) будет лидерский статус элиты, который складывается как интеграция индексов влиятельности, способности принимать важные политические и экономические решения, ответственности, уровня социального и символического капитала индивидов и групп.  

Территориальная организация общества на всех уровнях основана на принципах политической устойчивости и стабильности, которые входят в систему аксиом демократии. Политическая устойчивость и стабильность в управлении государством составляет оптимальные условия его территориальной организации. Экономику благосостояния современного национального государства (его регионов и особенно муниципальных образований) определяют экономические институты предпринимательства, а также институты перспективы, социальной ответственности, доверия и лидерства. В системе институтов экономики благосостояния следует выделить их подсистему – репрезентативные институты, функция которых заключается в обеспечении равновесия политического, экономического и этического порядка в обществе. В условиях трансформирующейся экономики и социума элиты функционируют как социально-политические менеджеры, которые ориентируются на метаценности населения, элиты создают эффективные институты – «правила игры» в обществе и в государстве.

Так, принятие или изменение правил хозяйствования и поведения является для муниципального образования, а также для предприятий, учреждений, юридических и физических лиц государственной, муниципальной и частной форм собственности стратегическим направлением повышения социально-экономического потенциала территории муниципального образования и перспективой его экономического роста. Стратегическим ресурсом для муниципальных образований, особенно крупных городов, обладает смена экономической модели местного самоуправления в направлении от зависимого рентоориентированного поведения муниципальной власти к лидерству в регулировании совокупного потенциала муниципального образования на основе изменения правил (т.е. институтов и схем политического и экономического поведения на территории муниципального образования власти, бизнеса и населения).

Например, у такого крупного в промышленном отношении уральского города и, соответственно, городского округа, как Челябинск, бюджетные средства развития почти наполовину формируются на основе роста поступлений налогов на доходы физических лиц, налогов на имущество физических лиц, доходов от использования и от реализации имущества, находящегося в муниципальной собственности, тогда как удельный вес налогов на прибыль предприятий в структуре доходов бюджета городского округа незначителен (увеличился за два последних года с 1,2%  до 2,1%). При этом основу (до 65%) экспортной базы Челябинского городского округа образует продукция предприятий черной и цветной металлургии и металлургического производства (ОАО «Челябинский металлургический комбинат», ОАО «Челябинский электрометаллургический комбинат», ОАО «Челябинский цинковый завод», ОАО «Челябинский трубопрокатный завод», ОАО «Челябинский завод металлоконструкций» и др.). С другой стороны, доля безвозмездных поступлений из вышестоящих бюджетов увеличивается (более 50%), одновременно уменьшается доходность от использования муниципального имущества, что в будущем может негативно повлиять на институциональную среду развития города.

В структуре бюджетных доходов доля собственных доходов города за период 2005-2007 гг. уменьшилась с 54,6% до 46,8%, а доля безвозмездных перечислений увеличилась, соответственно, с 45,3% до 53,1%. В составе собственных доходов городского бюджета наиболее значимыми являются поступления по налогу на доходы физических лиц (обеспечивают от 41% до 47% собственных доходов), налоги на имущество, в том числе земельный налог (от 20% до 25%), налоги на совокупный доход (от 12% до 16%), доходы от использования имущества, находящегося в муниципальной собственности (от 13% до 14%).

4. Определено, что цикличность общественного благосостояния связана с механизмом воспроизводства элит и элитами общества, дополняющее существующие представления о механизмах и факторах его изменения. Предложен на основе теории элит новый подход к оценке социально-экономического развития России, отличающийся от известных подходов к экономике благосостояния, к формированию теории национального и делового успеха, социальной ответственности власти, бизнеса и населения трактовкой определяющей роли воздействия экономики элит на национальное развитие, образованное ее функциями в обществе. Обоснована необходимость расширения проблематики теории экономики благосостояния в результате укоренения в ее категориальном аппарате понятий институтов лидерства, социальной ответственности, доверия и перспективы.

Работы Д. Асемоглу, С. Джонсона, Дж. Робинсона представляют одно из первых исследований в институциональной теории, предметом которой стала способность элиты реализовать политическую и экономическую власть и формировать в зависимости от этого эффективные иерархии институтов. Их подход, согласно автору диссертации, следует считать ресурсным.

Распределение ресурсов в обществе определяет политическое влияние de facto, которое, в свою очередь, определяет экономические институты и реальное функционирование экономики. Экономические институты и власть, которой они подчиняются, формируют образ будущих политических институтов, программирующих поддержание значимого социального статуса и сохранение высокого уровня благосостояния элитарных групп.

Вместе с тем, согласно автору, иерархия и качество институтов лишь в синергии с иерархией элит в массовом обществе (табл.2) обеспечивают относительное процветание наций, поэтому представляется обоснованным дополнить иерархию институтов иерархией элит.

Таблица 2

Результаты сравнительного анализа комплементарности иерархий институтов и элит

Показатели

Иерархия институтов (Д.Асемоглу, С.Джонсон, Дж.Робинсон)

Иерархия элит

(авторский подход)

Власть и влияние

Группы влияния, индивиды и группы обладающие

властью de facto (t)

Доминирующие элиты

Ресурсы

Финансовые,

материальные и

человеческие ресурсы

Харизма, статус, функции,

а также финансовые, материальные и человеческие ресурсы

Продолжение таблицы 2

Показатели

Иерархия институтов (Д.Асемоглу, С.Джонсон, Дж.Робинсон)

Иерархия элит

(авторский подход)

Компромисс

Усиливает влияние институционального

порядка на основе синергии институтов

Выбор института компромиссов в реализации интересов прямо зависит от культуры элитных групп

Конфликт

Социальный конфликт – инструмент поиска институтов, максимизирующих совокупную ренту

правящих групп.

Институты – инструмент господства в ситуации противоборства интересов

Конфликт элит – источник гармонизации интересов

элит и массы населения

Влияние на организацию коллективных действий

Незначительное,

ситуативное

Сами элиты становятся фундаментальным институтом развития массового общества. Перерождение элит и утеря ими элитного статуса

сопровождается их закрытостью, клановостью. Напротив, открытость ведет к «элитизации» массы и «массовизации» элит

Выполнение принятых обязательств элитой

Основная институциональная проблема власти. Выполнение ранее принятых обязательств свидетельствует о качестве институтов

Элита руководствуется долгом, системой прав и обязанностей

Потенциал власти

Равен совокупному экономическому потенциалу общества

В совокупном экономическом потенциале общества акцент делается на социальный, человеческий и символический капиталы, укорененных в институтах перспективы, ответственности, доверия и лидерства

 

Окончание таблицы 2

Показатели

Иерархия институтов (Д.Асемоглу, С.Джонсон, Дж.Робинсон)

Иерархия элит

(авторский подход)

Политическая власть

de jure (t)

и de facto (t)

Иерархия институтов (от политических через социальные к экономическим) не отменяет формальных норм, но регулируется реальным, фактическим влиянием групп

Политическая власть элит

de jure (tи de facto (t

совпадает, не разделяется

Определение критерия роста общественного благосостояния (табл. 3) заключается в том, что таким критерием  является институт перспективы, где материальное богатство (одна из переменных благосостояния) является мерой социальной свободы индивидов и групп (мерой возможного в действительности).

По сравнению с богатством, его производством и распределением благосостояние является нормативной категорией, поскольку при определении то, что относится к благосостоянию, делается оценочное суждение относительно того, что хорошо, а что плохо. Благосостояние представляет собой функцию уровней полезности индивидов, образующих общество, т.е. социальный оптимум как наилучшую аллокацию ресурсов общества.

Экономическая составляющая благосостояния – производство богатства как набора переменных благосостояния в социальной этически ориентированной экономике. Социальная составляющая благосостояния – это распределение и перераспределение созданного общественного богатства, оценка неравенства и равенства. В настоящее время в российских условиях наибольшая доля в производстве богатства принадлежит экономической элите, а его распределение и перераспределение – административной элите. Все остальные группы элит оказывают наименьшее влияние на экономическое благосостояние общества и индивидов.

Становление среднего класса и, следовательно, гражданского общества в условиях Урала и Челябинской области противоречиво, т.е. по критериям Всемирного Банка среднего класса еще нет, но средний класс все-таки формируется в соответствие с российскими реалиями переходного общества. Негативное влияние глобального финансового кризиса на экономическое положение регионов России и на благосостояние населения проявляется как острый кризис существующей управленческой региональной парадигмы и начало формирования нового институционального порядка развития территорий страны.

Общественный выбор в неоинституциональной теории связывают с деятельностью основных акторов политических систем современного демократического общества (политиков, депутатов, СМИ, чиновников, избирателей, разнообразных элитарных групп), поведением государства, партий и их лидеров. В федеративных государствах с трехуровневой системой организации публичной власти, как в Российской Федерации, общественный выбор реализуется органами государства и местного самоуправления в их экономической и социальной политике. В широком смысле общественный выбор – это решения не только власти, но любых социальных и производственных коллективов в пользу тех или иных альтернатив.

Таблица 3

Критерии оценки роста общественного благосостояния

Секторы

экономики

Режимы функционирования

Меркантилистическая

экономика

Социальная этически ориентированная экономика

Трансформационный

Критерий оптимума В. Парето. Критерий теории второго лучшего Р.Дж. Липси-К.Ланкастера. Критерий «арифметики счастья» И.Бентама.

В основе построения функции благосостояния – принцип утилитаризма: SW(u1,u2) = u1 + u2, т.е. главное – эффективность. Кривая Лоренца, коэффициент Джини и к-т фондов.

Критерий «компенсации» Дж.Р.Хикса-Н.Калдора. «Двойной критерий» Т.Скитовски. Функция общественного благосостояния А.Бергсона-П.Самуэльсона. Максиминный критерий благосостояния Дж.Ролза. Ведущий принцип экономики благосостояния – эгалитаризм: SW(u1,u2) = min(u1, u2), т.е. главное – справедливость.

Трансакционный

Подход теории групп М.Олсона. Ресурсный критерий «хороших и плохих» экономических институтов Д.Асемоглу, С.Джонсона, Дж.Робинсона. Основной фактор благосостояния – различие экономических институтов: SW(u1,u2) = maxU(I) | minU(I),

где U(I) – экономический институт с антиполезностью для общественного благосостояния. Иерархия и качество институтов.

Критерий ключевых инструментальных свобод А.Сена. Теорема невозможности К.Эрроу. Основной принцип благосостояния – признание приоритета личности, ее свобод и прав. Рост общественного благосостояния – это мультипликативный рост возможностей индивида, т.е. либерализм: SW(u1,u2) = max(u1a u2b).

Институт перспективы как критерий роста благосостояния автор предлагает моделировать функцией потерь, которую экономический агент стремится минимизировать. С функцией потерь связана функция антиполезности (disutility), и она минимизируется экономическими агентами с помощью компромисса между перспективами. Механизм формирования и реализации перспектив в решениях индивидов (экономических агентов) показан на рис.2, и он тесно связан с трансакционными издержками. Отсюда трансакционные издержки представляют, кроме уже известных аспектов их содержания, «потери полезности» благ для агентов, функция которых может иметь следующий вид (1):

CU= a1(P1 – P?1)2 + a2(P2 – P?2)2 + … + an(Pm – P?m )2  ,                                   (1)

где CU – «потери полезности» благ как трансакционные издержки агента; P1, P2, Pm – фактические значение показателей; P?1, P?2, P?m  – ожидаемые, желательные их значения; a1, a2 , an   – веса указанных показателей, которые определяются агентами субъективно. Минимизация функции «потерь полезности», которые идентифицируются автором диссертации с трансакционными издержками, осуществляется согласованием перспектив, т.е. нахождением агентом компромисса между ожидаемыми, желательными (P?1, P?2, P?m) значениями показателей от использования благ.

Доказательство закономерной связи между колебаниями общественного благосостояния и функционирующим в обществе механизмом воспроизводства элит представлено автором в форме обобщения на основе собственных и заимствованных исследований правил реализации института современного социально-политического и экономического лидерства.

Взаимосвязи между лидерами и гражданами страны – это устойчивые взаимодействия элит и населения, которые отображаются, с одной стороны, в результатах и социальной «цене» принимаемых элитой управленческих решений, с другой стороны, они проявляются в качестве социальной структуры массового общества и создают его паттерн.

В качестве института лидерство проявляется на всех уровнях социальной организации – от отдельной семьи до системы общества в целом. На современную теорию лидерства, особенно в части менеджмента и экономического поведения, повлияла аксиологическая парадигма западной социальной философии, согласно которой «основу лидерства составляют ценности» (Х. Ортега-и-Гассет, К. Ходжкинсон, Л.Мэмфорд и другие).

Элиты выполняют в индустриальном обществе ряд важнейших функций, что предопределяет возможность, достаточность и неизбежность их существования и функционирования. Фрагментация современного общества, дробление индустриальных масс на отдельные группы, усложнение общественной жизни в целом – естественная основа для структурно-функциональных изменений элиты. Диверсификация национального и мирового производства выступает как составной элемент диверсификации элит. Процессы глобализации также изменяют характер, ценности, состав и функции элит. Глобализация имеет своим прямым следствием образование наднациональных элит (элиты транснациональных корпораций, банков, органов управления международных организаций, международных политических организаций и т.п.), миссия которых заключается в усилении влияния корпораций внутри своей страны и в мире.

Общий недостаток концепций исследований цикличности общественного благосостояния состоял в том, что они были разработаны, во-первых, в главном, для двух или трех стадий общественного развития: доиндустриальной, индустриальной и постиндустриальной и, во-вторых, совершенно не затрагивали такие особые состояния социума, как массовое общество, взаимодействие в нем правящих и неправящих групп (элит) между собой, элит и масс. В-третьих, элиты (группы лидеров) следует рассматривать как особый политический и экономический институт, что соответствует институциональному подходу к пониманию цикличности экономического роста и развития.

В XIX веке цикличность благосостояния, по мнению автора, исследовалась в форме флуктуаций двух типов – изменений экономического статуса общества как единого целого и высоты и профиля экономической стратификации внутри общества в социологии социокультурного (П. Сорокин, Г. Тард, Г. Лебон) и функционального направлений (Г. Зиммель, Э. Дюркгейм). Индикатором повышении или понижении благосостояния общества служили колебания подушного национального дохода, измеряемого в денежных единицах.

Примерно в это же время В. Парето разработал политическую теорию элит и так называемый закон постоянства распределения богатства, но не связал цикличность общественного благосостояния и механизм циркуляции элиты, а К. Маркс разработал теорию капиталистического накопления, противоречия которой ведут к абсолютному обнищанию основных производительных классов общества. Первостепенной задачей экономической теории благосостояния в XIX веке, включая теорию К. Маркса, является исследование факторов риска и неопределенности роста или снижения индивидуального и общественного благосостояния, которые рассматривались вне зависимости от политических и экономических институтов в качестве причин его роста или снижения.

В XX веке неоклассические и кейнсианские теории экономического развития рассматривали цикличность благосостояния как результат накопления капитала, включая человеческий, независимо от изменений институционального порядка в обществе. Тем более циклы повышения и снижения общественного благосостояния не связывались с таким институтом как элиты. Элиты, лидеры – значимый фактор изменений в массовом обществе, особенно в периоды переходных состояний, когда эффективность обычных политико-экономических институтов низкая.

Так как современная экономическая теория не исследует массовое общество и его основные факторы (группы лидеров-элиту общества и его массу, ротацию и циркуляцию элиты, взаимодействие правящих и неправящих элит и населения и т.п.), то такая теория не способна объяснить процесс порождения и укоренения институтов в иных, чем тоталитаризм, авторитаризм, демократия и плюрализм, социально-политических условиях. А именно такими условиями обладает большинство стран с транзитивной экономикой – уже не административно-государственной, но еще и не конкурентно-рыночной экономикой и политикой в ситуации стабилизации. В переходных социально-экономических системах массовых обществ стабилизирующим фактором являются не демократические или плюралистические институты, а только один и совершенно недемократический институт – институт лидерства и его носители – элиты общества.

Параметры механизма воспроизводства элит: а) время карьерного роста в политике, на административной или муниципальной службе, в бизнесе; б) социальная база рекрутирования, в) эффективность ротации и скорость циркуляция элиты как группы лидеров, принимающих важнейшие решения; г) доминирование одной из двух (I или II) схем взаимодействия политики, власти и бизнеса.

Понятие богатства в данном контексте обозначает совокупность ресурсов фактического экономического и политического влияния. Власть служит средством роста общественного благосостояния, формирования и стабилизации социального оптимума, когда правят в обществе элиты не только «богатых», а всего населения, поощряя создание экономически оправданной прибыли (3), или же власть является инструментом приобретения богатства в форме ренты, что приводит к перерождению элиты и государства в неэффективный институт типа ловушки с запирающими эффектами, углубляя социальное неравенство и поляризацию уровня жизни населения, свойственные меркантилистической экономике (2).

I). Богатство(t) ? Власть(t) ? Богатство(t+1) ? … ? Власть(t) ? Богатство(t)

? Власть(t+1)  ?  Суррогатная этика властных групп как институты

неформальной конституции общества                      (2)                                                                                        

или

II).Субъект (индивид, группа)(t) ? Оценка благ и субъекта в                                                                                                

перспективе(t+1)  ? Благосостояние как социальный оптимум,

набор перспектив и чистый выигрыш субъекта(t+1)                  (3)                                           

В условиях социальной этически ориентированной экономики увеличивается чистый выигрыш всех хозяйствующих субъектов. Ресурсы, которые служат элитам для формирования нового институционального порядка и управления на этой основе, есть масштаб экономики элит. Элита как особая социальная группа принимает важнейшие экономические и политические решения в центре и в регионах, которые определяют, первую очередь, правила экономического поведения, включая институты, и шире – экономическую рациональность.

5. Предложен нормативно-оценочный подход к конкретизации экономического содержания категории «богатство», отличающийся от существующих в экономике подходов разработкой институциональных и праксеологических аспектов этой категории. Определены концептуальные основы теорий богатства и благосостояния как альтернатив государственной экономической политики, отличающиеся от всех существующих в настоящее время подходов и развивающие содержание понятий «активы» и «благо». Разработана классификация форм и видов проявления благосостояния современного общества, представлена их типология, отличающаяся от существующих в настоящее время подходов логическими основаниями и параметрами. Разработаны концептуальные элементы экономической теории элит: понятие репрезентативных институтов социальной интеграции; понятие сцепления, или «куплюнга» (Die Kupplung (нем.), Coupling (англ.)), как передаточного механизма взаимосвязи экономического, этического и политического равновесия в обществе; понятие ренты (экономической, административной, политической и социально-психологической) как основания классификации элит в российском обществе и общей почвы их воспроизводства; понятие «сверхравновесия» как базовой обеспечивающей функции элит в переходном состоянии общества при доминировании аномии, борьбы и отсутствии институтов порядка, партнерства, доверия, ответственности, законопослушания, эмпатии; ресурсы элит; система воспроизводства элит.

Богатство и связанные с ним категории собственности и деятельности, включая труд и управление, относится, по мнению автора, к конститутивным элементам современной цивилизации. Богатство – нормативное экономическое понятие – представляет вместе с тем и категорию нравственную: богатство может получать высокую или низкую оценку, его роль в человеческой жизни может пониматься по-разному, так как хозяйственная деятельность во всем ее объеме является важнейшей составной частью взаимодействия человека с миром и его творческого воздействия на мир.

Автором предлагается следующее синтетическое (нормативно-позитивное) определение богатства: богатство есть мера возможного в действительности. При этом необходимо принимать во внимание, что мера имеет качественные и количественные аспекты. Со стороны качества богатство измеряется степенью использования благ (степенью комфорта). Количественный аспект богатства раскрывается в ценах, цены отражают его стоимость как денежного богатства, и оно становится предметом оценки во временном масштабе с точки зрения текущих, прошлых и будущих периодов использования. Иначе говоря, богатство – это стоимость комфорта, выраженная в текущих ценах. Концептуализация категории богатства необходима для понимания социокультурной и деонтологической основы современной мировой и российской национальной экономики. К тому же экономическая теория богатства отражает менталитет и жизненные установки наций, классов и социальных групп. Поэтому концепция богатства и труда, доминирующая в обществе, задает императивы поведения, формирует идеалы, которыми руководствуются члены этого общества. Согласно авторскому подходу, основными параметрами формирования концепций богатства и труда в обществе являются их цель и сущность. Логика рассмотрения цели богатства в истории экономической мысли, как показывает автор, реализует хозяйственную или экономическую, а его сущности – биосоциальную или социокультурную трактовку (табл.4).

Как следует из табл. 4, интерпретация сущности богатства в истории и теории экономической науки в наиболее абстрактном виде сводится, согласно автору, к двум альтернативным схемам объяснения: первая схема основана на сведении (редукции) многообразия форм богатства к некой их естественной субстанции, например, к психосоматическим и физиологическим затратам человеческого труда (именно в таком качестве труд анализируется в «Капитале» К. Маркса) или к кортикализации денег как основной формы экономического богатства (этот физиологический аспект денег дан в «Философии денег» Г. Зиммеля).

Вторая объяснительная схема в исследовании сущности богатства опирается на разновидность дедукции – на логические связи так называемой традукции – движения познания от старого знания к новому знанию равной степени общности (от единичного к единичному, от частного к частному и от общего к общему). Сущность богатства в социокультурной интерпретации рассматривается как величина равная всем своим экономическим проявлениям, видам и формам. Так, если существует финансовое богатство наряду с нефинансовым, то их взаимосвязь не нуждается в редукции и выведении затем из какой-либо абстрактной сущности природы, человека и/или общества, скорее наоборот, их достоверная связь устанавливается через сравнение и равенство с третьим объектом той же самой совокупности. В данном случае все виды богатства равны друг другу как активы, которые формируют соответствующие потенциалы в социально-экономической системе.

Таблица 4

Взаимодействие цели и сущности богатства в экономической системе

Сущность

богатства

                       Цель богатства

Самовозрастание стоимости элементов богатства (W)

(экономическая)

Воспроизводство человека (H), социальной группы, общества в целом 

(хозяйственная)

I. Биосоциальная: биология и физиология человека; природно-географическая среда;

материальные характеристики общества как социального организма

Трудовая деятельность, труд человека;

тягость условий трудовой деятельности и жизнедеятельности;

редкость или изобилие благ природы (классическая, марксистская и советская политэкономия;

Г. Зиммель)

Производство и сохранение индивидов как части семьи, территориальной корпорации, нации и общества на основе договора о правах и свободах, равенстве и справедливости (Аристотель, Фома Аквинский, маржиналисты, неоклассическая школа, Г. Маркузе, Г. Лебон, А. Сен)

II. Социокультурная: совокупный социальный, экономический, экологический, духовный и т.п. потенциал

общества и человека, включающий соответствующие ресурсы и активы

Превращение монетарной экономики

в «финансомику» (Ю.М. Осипов, Е.Ф. Авдокушин) на основе «закона кортикализации денег» (Г. Зиммель), новой экономики, массового общества и предпринимателя как делателя (накопителя)

денег (А. Смит, К. Маркс)

Рост изобретений, инноваций,

человеческого и символического капиталов, социального творчества в рутинных практиках  хозяйствующих субъектов (С.Н.Булгаков,

Ю.М. Осипов, Г. Тард, Й. Шумпетер,

А.В. Этциони, П. Бурдье)

Пересечение в позитивном экономическом анализе той или иной трактовки цели и сущности богатства раскрывает его нормативную основу и возможных субъектов.

Австрийская школа маржинализма представила первый в истории неоклассики научный проект нормативной теории: концепция экономического блага и, соответственно, ценности базируется на отношении предметов, продуктов труда, самого труда и т.д. к потребностям и благосостоянию человека. По К. Менгеру, предмет является благом, если совпадают следующие условия его функционирования: а) наличие человеческой потребности; б) свойств предмета, делающих его годным быть поставленным в причинную связь с удовлетворением этой потребности; в) познания человеком этой причинной связи; г) возможности распоряжаться предметом таким образом, чтобы действительно употреблять его для удовлетворения этой потребности. Предмет только тогда становится благом, когда совпадают эти четыре условия, но если отсутствует хотя бы одно из них, то предмет никогда не может быть благом.

Собственно, качественная сторона отношения полезных свойств вещей к благосостоянию человека выражается в понятии ценности, а количественная трактовка указанного отношения дает метод предельного (маржинального) анализа хозяйственных явлений. 

Таким образом, во-первых, в основе нормативной экономической теории лежит отношение потенциальных, реальных или воображаемых благ к потребностям и благосостоянию человека. Во-вторых, экономика является таксономической наукой. В-третьих, основными категориями нормативной экономической теории, которые делят объем ее проблематики на взаимосвязанные части, являются категории богатства (благосостояния индивида и общества), собственности и деятельности (труда). Теоретики австрийской школы ориентировались на исследование отношения человека и окружающих его предметов, которое (отношение) и формирует у них характер блага. Исходя из подхода австрийской школы, в диссертации были разработаны определения тождества и различий экономических категорий «активы» и «благо», которые представлены в табл.5. Соотношения этих категорий концентрируются в разном отражении ими экономической сущности трансакций, ценности, стоимости, механизма обмена в процессе социального и экономического взаимодействия агентов, в различии атрибутивных свойств.

Таблица 5

Соотношение категорий «активы» и «благо»

Категории экономических отношений

Активы

Благо

1

2

3

Трансакции

Обмен

Обмен, дарение

Ценность

Экономическая ценность

Социокультурная ценность (включает как аспект экономическую ценность)

Окончание таблицы 5

1

2

3

Стоимость

Преимущественно денежная оценка. Редко бартерная оценка

Денежная и неденежная оценка применяются в равной степени

Механизм обмена

Механизм обязательств и требований:

обязательство > договор >

передача актива >

определенное вознаграждение

Дополненный экономический механизм обязательств и требований системой трансфертов, награждений и безвозмездной передачи

Свойства

Два атрибутивных свойства: потребительная и меновая стоимости

Четыре атрибутивных свойства (по К. Менгеру)

Выбор альтернатив государственной экономической политики в значительной степени вместе с активами и благами определяется трансакционными издержками ее осуществления. В истории институциональной экономики проблема определения специфики трансакционных издержек реализации общественного выбора и их минимизации была решена, на наш взгляд, на основе ряда подходов.

Первые два подхода к решению этой проблемы сложились благодаря известным исследованиям Дж. Коммонса и К. Поланьи, другие представлены в работах О. Уильямсона, П. Милгрома и Дж. Робертса, Т. Эггертссона и Д. Норта. Подходы О. Уильямсона, П. Милгрома и Дж. Робертса, Д. Норта и Т. Эггертссона к классификации трансакционных издержек и определения их специфики автор диссертации трактует как дополнительные к подходам Дж. Комманса и К. Поланьи.

В диссертации автор представляет в систематизированном виде вклад подходов в определение специфики трансакционных издержек общественного выбора и институтов их минимизации по шести параметрам: объект теории, количество трансакций, функции трансакций, социальная метрика, определение вертикально ориентированных трансакций, институты минимизации трансакционных издержек общественного (коллективного) выбора.

Группируя наиболее влиятельные трансакционные теории в институциональной экономике благосостояния, автор показывает, что развитие теоретических представлений о содержании и функциях трансакций, издержек их реализации, способах минимизации на основе институтов, наконец, локализации трансакций в социальном пространстве/времени (на основе социальной метрики) движется в направлении максимальной конкретности и операциональности научного знания. Вместе с тем, синтетический подход Дж. Коммонса и К. Поланьи до настоящего времени наиболее полно соответствует, согласно авторской позиции, объективной социальной метрике (размерности) трансакционной экономики.

Логика сведения экономики благосостояния к «вещам» (запасам, активам, ресурсам и потенциалам) проявляется в моделировании временных аспектов накопления богатства. Так, в первой половине 1990-х гг. для оценки динамики национального богатства в ИСЭИ Госкомстата РФ была разработана следующая модель (4).

(B0 + ?B)?JPb = B1

NW0             (C0 + ?C)?JPc = C1           NW1, ……, NWt ,                     (4)     

(D0 + ?D)?JPd = D1

где NW0, NW1, ……, NWt – национальное богатство на конец соответствующего периода; B0, C0, D0 – составные элементы национального богатства;  ?B, ?C, ?D – приросты (накопление) соответствующих элементов богатства за некоторый период времени; JPb, JPc, JPd – индексы цен за период на соответствующие элементы национального богатства.

При разработке модели (4) основным критерием объединения элементов национального богатства служило положение о том, что накопление результатов деятельности текущего и предшествующих поколений людей как определенных ценностей, предназначенное в обществе для поддержания воспроизводственного процесса, составляет суть этой социально-экономической категории.

Согласно методологии диссертационного исследования, представленная выше модель (4) позволяет оценить изменение элементов богатства, но совместима ли такая модель оценки богатства с экономическим поведением хозяйствующих субъектов, включая физических лиц, и экономической политикой государства?

Так, синтез институциональных и неоклассических аксиом в отношении категории богатства будет состоять в том, чтобы превратить это понятие из теоретического образа материального объекта оценки в элемент самой оценки и оценочной деятельности хозяйствующих субъектов, то есть в элемент их праксиологии.

Богатство как мера возможного в действительности и элемент благосостояния является общим механизмом выявления и демонстрации предпочтений индивидов в экономическом поведении, опирающегося на логику выбора. Индивид не вырывается их общего хода реальных процессов жизнедеятельности, а оценивается и «измеряется» вместе с ними при помощи набора новых индикаторов, среди которых основным является перспектива (рис.2).

Соответственно, изменяется контрарное понятие бедности, которая (бедность) понимается уже как нарушение меры в плане понижения и ограничения возможностей человека, их редукции. В этом аспекте понятия богатства и бедности составляют сущность свободы, справедливости, эффективности и экономической власти в обществе.

 

 


Рис.2. Модель благосостояния как элемента индивидуальной праксиологии

В методологическом плане автору представляется оправданным (см. табл.6) разделение благосостояния по временному параметру на потенциальное (возможное) и актуальное (действительное), а также по субъектам присвоения – на индивидуальное (индивиды, домашние хозяйства), общественное (государство) и корпоративное (фирмы и предприятия).

Таблица 6

Типология благосостояния

Субъект благосостояния

  Временные параметры

Потенциальное благосостояние

Актуальное

благосостояние

Индивиды, домашние хозяйства

Обучение, включая все виды инвестиций в человеческий, социальный и символический капитал.

Изобретения и инновации

Конечное индивидуальное потребление материальных, финансовых и нематериальных активов и благ

Государство

Инвестиции в производство товаров и услуг, финансовые титулы, нематериальные активы.

Инновации

Конечное государственное потребление материальных, финансовых и нематериальных активов и благ

Фирмы, предприятия

Производственные и финансовые инвестиции.

Инновации

Прибыль

Потенциальным  источником благосостояния автор предлагает считать инвестиции как сущность накопления; актуальным источником благосостояния, по его мнению, являются конечное индивидуальное и государственное потребление и прибыль фирм и предприятий. В представленной типологии явно выражен дуализм благосостояния – противостояние индивидуального и общественного, которое чаще всего ассоциируется с государством как политическим представителем всего общества, общественного по преимуществу. В этом смысле индивидуальное благосостояние, формируемое неоклассической теорией полезности, противостоит общественному благосостоянию.

В норме система воспроизводства элит включает реализацию всего набора функций с использованием совокупности ресурсов, открытого формирования механизма лидерства и естественного восприятия населением ренты элит как некой справедливой цены развития социально-экономического организма.

Инверсия общественного развития и многочисленные дисфункции, как следствие утери элитой лидерского статуса, связаны с редукцией системы ее воспроизводства и патологией самого механизма и основы функционирования института лидерства. В нормальном состоянии система воспроизводства элит (института лидерства) функционирует на основе синтеза и синергии четырех ее подсистем. Согласно авторской позиции, к инверсии развития ведет резкое сокращение социальной базы элиты, утеря ценностных ориентаций, ресурсов и факторов влияния, «закрытость» механизма воспроизводства, социальный паразитизм, снижение разнообразия жизни, смещение источника эволюции на низовые уровни социальной организации (появление так называемых системных «qwerty-эффектов»).

На рис.3 представлена система воспроизводства элит (система функционирования института лидерства в рыночной экономике). 

 


Рис. 3. Система воспроизводства элит в рыночной экономике

В табл. 7 представлено описание элементов четырех подсистем системы воспроизводства элит в национальной экономике.

Таблица 7

Перечень подсистем и элементов системы воспроизводства элит

Подсистема

Описание элементов

1

2

3

1

Функции элит

1. По сфере влияния функции элит подразделяются на экономические, социальные, политические и социокультурные.

2. По силе влияния – на функции доминирования и лидерства.

3. По инструментам влияния – функция легализации государственных, корпоративных, индивидуальных средств воздействия на объект управления и манипулирования.

4. По технологии влияния – на функцию легитимации схем и способов влияния и власти и на функцию институционализации норм, стандартов, правил, стилей жизни, этических кодексов и т.п.

2

Основа воспроизводства

Основу воспроизводства элит образует рента. Рента служит универсальной экономической категорией классификации элит в России. В зависимости от вида и специфики фактора, при помощи которого достигается регулярное получение ренты, следует выделить четыре вида ренты по видам факторов: административную, политическую, экономическую, социально-психологическую и социокультурную ренты.

3

Ресурсы

и факторы

влияния

Под ресурсом, по мнению автора, следует понимать совокупность факторов и источников административного, политического, экономического, социально-психологического и социокультурного влияния. Административный ресурс – это власть и влияние бюрократии. Политический ресурс, соответственно, влияние политиков, депутатов, представителей политических партий и СМИ. Экономический ресурс – имущественные и финансовые средства, которыми располагают элиты. Социально-психологические и социокультурные ресурсы – это средства духовного, морального, интеллектуального и т.п. влияния.

4

Механизм воспроизводства

В российских условиях под механизмом воспроизводства понимается схема обеспечения непрерывного и устойчивого влияния элиты. Механизм состоит из двух частей – иерархии институтов и иерархии элит. Иерархии институтов включают кроме политических и экономических институтов институты циркуляции, рекрутинга, карьерного роста, лидерства и др.

Окончание таблицы 7

1

2

3

4

Механизм воспроизводства

Иерархии элит как составная часть их воспроизводственного механизма формируется в дистанции к оси «власть-собственность». Другие социальные оси иерархических структур в условиях российской экономики имеют гораздо меньшее значение или не имеют его вообще, например ось «образование-статус».

Из содержания табл. 7 следует, что борьба элит за новые стили и формы жизни есть продолжение экономической динамики поколений.

III. Основные публикации по теме диссертации

Монографии:

  1. Попова Е.А., Лавров И.В., Дементьев Г.М. Контрактная парадигма формирования национального богатства. М.: ВНИЭТУСХ. 2004. 144 с. (7,2 п.л., в т.ч. авторских – 4,0 п.л.).
  2. Лавров И.В. Парадигма богатства: монография. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. экон. ун-та. 2006. 173 с. (10,0 п.л.).

Учебные пособия:

  1. Кенжибаев А.Е., Лавров И.В., Попов А.Н. Богатство как менталитет и творчество экономического разума: учебное пособие. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. экон. ун-та. 2003. 148 с. (7,4 п.л., в т.ч. авторских – 5,4 п.л.).

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК:

  1. Лавров И.В. Понимание и менталитет в экономическом поведении // Известия Уральского государственного экономического университета. 2004. №9. С.106-113 (0,5 п.л.).
  2. Лавров И.В. Богатство как экономическая парадигма // Известия Уральского государственного экономического университета. 2005. №11. С. 24-30 (0,5 п.л.).
  3. Лавров И.В. Богатство и труд как объекты нормативной экономической теории // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. Серия 7. Экономика России: проблемы и перспективы. 2005. №5. С. 100-105 (0,4 п.л.).
  4. Лавров И.В. Институциональные матрицы формирования богатства: теория и методология // Вестник Оренбургского государственного университета. 2005. №6(44). С.91-96 (0,5 п.л.).
  5. Лавров И.В. Коэволюция человека, природы и общества в социальной рыночной экономике // Проблемы современной экономики. 2007. №4. С. 58-64 (0,6 п.л.).
  6. Лавров И. О проблематике нормативных исследований в экономике // Вопросы экономики. 2007. №7. С. 59-72 (0,8 п.л.).
  7. Лавров И.В. Институциональное представление современной теории благосостояния // Журнал экономической теории. 2008. №2. С. 86-105 (1,2 п.л.).
  8. Попов Е., Лавров И. Элиты в теории экономики благосостояния и общественного выбора // Общество и экономика. 2008. №10-11. С.147-160 (0,85 п.л., в т.ч. авторских – 0,45 п.л.).
  9. Попов Е.В., Лавров И.В. Специфика трансакционных издержек реализации общественного выбора и институты их минимизации // Известия Уральского государственного экономического университета. 2009. №1(23). С. 46-51 (0,45 п.л., в т.ч. авторских – 0,25 п.л.).

Статьи в других журналах, публикации в научных сборниках,

материалы конференций:

  1. Лавров И.В. Политические ресурсы региональной элиты и «стрела» выборов // Регион: информационно-аналитический бюллетень. Челябинск. 1999. №2. С. 7-15 (1,0 п.л.).
  2. Лавров И.В. 50 ведущих политиков области: практика как критерий политического влияния // Регион: информационно-аналитический бюллетень. Челябинск. 1999. №3. С. 32-35 (0,4 п.л.).
  3. Лавров И.В. Элита области: трудный путь самоопределения // Регион: информационно-аналитический бюллетень. Челябинск. 1999. №4. С. 42-47 (0,65 п.л.).
  4. Лавров И.В. 50х50: объединенный рейтинг влияния ведущих политиков и деловой элиты области // Регион: информационно-аналитический бюллетень. Челябинск. 1999. №№ 6-7. С.35-38 (0,4 п.л.).
  5. Лавров И.В., Лаврова М.И. Региональный уровень промышленной политики: опыт системного анализа // Сборник материалов II-й межрегиональной научно-практической конференции «Взаимодействие органов государственной власти и местного самоуправления: правовые основы и практика реализации». Челябинск: Филиал УрАГС в Челябинске. 2003. С. 90-101 (0,7 п.л., в т.ч. авторских – 0,4 п.л.).
  6. Лавров И.В. Экономические институты в формировании рыночного доверия // Труды выездной научно-практической конференции «Кросс-культурная оценка доверия в агробизнесе». М.: ВНИЭТУСХ. 2003. С. 53-59 (0,33 п.л.).
  7. Лавров И.В. Модель экономического человека: теория и методология // Сб. статей «Экономика и педагогика». Екатеринбург: УрГЭУ. 2004. Вып.4. С. 32-38 (0,5 п.л.).
  8. Лавров И.В. Понимание и менталитет в когнитивной конкуренции парадигм экономического знания // Межрегиональная группа ученых – институт проблем новой экономики. Ежеквартальный научно-методический журнал. 2004. №1. С. 14-20 (0,65 п.л.).
  9. Лавров И.В., Лаврова М.И. Ресурсы малого бизнеса в процессе самоорганизации гражданского общества // Материалы XXI-й Международной научно-практической конференции «Россия и регионы: взаимодействие гражданского общества, бизнеса и власти». Челябинск: УрСЭИ АтиСО. 2004. Ч. III. С. 227-232 (0,4 п.л., в т.ч. авторских – 0,25 п.л.).
  10. Лавров И.В. Метафизика стоимости в ее отношении к сущности человека // Материалы Второй региональной научно-практической конференции «Государственная и муниципальная служба в условиях формирования гражданского общества и рыночной экономики: опыт, проблемы, перспективы». Челябинск: Челябинский институт (филиал) Уральской академии государственной службы. 2004. Ч.I. С. 86-90 (0,35 п.л.).
  11. Лаврова М.И., Лавров И.В. Специфика регулирования малого бизнеса в РФ // Материалы Международной конференции «Управление социальными, экономическими и политическими процессами в российских регионах». Ч.2. Сб. статей. Екатеринбург: УрАГС. 2004. С. 276-279 (0,3 п.л., в т.ч. авторских – 0,2 п.л.).
  12. Лавров И.В., Лаврова М.И. Промышленная политика в системе государственного регулирования национальной экономики: теория и методология // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Управление государственным сектором экономики: технологии и инструменты». Екатеринбург: УрГЭУ. 2004.С.170-173 (0,25 п.л., в т.ч. авторских – 0,2 п.л.).
  13. Лавров И.В., Лаврова М.И. Государственное регулирование экономики региона как фактор роста конкурентоспособности субъекта Российской Федерации // Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Управление государственным сектором экономики: технологии и инструменты». Екатеринбург: УрГЭУ. 2004. С. 173-177 (0,3 п.л., в т.ч. авторских – 0,2 п.л.).
  14. Лавров И.В., Лаврова М.И. Портфельная оценка синергии брендов в маркетинговой стратегии торговых предприятий // Научный Вестник Челябинского института (филиала) РГТЭУ.  2004.  №4. С. 95-102 (0,6 п.л., в т.ч. авторских – 0,4 п.л.).
  15. Лавров И.В. Функции инвестиций в составе и динамике национального богатства // Труды VI Международного Российско-Китайского симпозиума «Государство и рынок». В 3-х частях. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН. 2005. Секция 1. С. 201-204 (0,25 п.л.).
  16. Лавров И.В. К определению понятия «экономика счастья» // Труды VI Международного Российско-Китайского симпозиума «Государство и рынок». В 3-х частях. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН. 2005. Секция 3. С. 134-137 (0,25 п.л.).
  17. Лавров И.В. Категория богатства в экономической теории // Экономическая безопасность агробизнеса в преддверии вступления России в ВТО: Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. 28-30 апреля 2005 года, г. Уфа / Башкирский институт переподготовки и повышения квалификации кадров агропромышленного комплекса. Уфа: БИППКК АПК: Информреклама. 2005. Ч.1. С. 107-113 (0,4 п.л.).
  18. Лавров И.В. Анализ социального капитала в современной науке // Формирование социального капитала российской экономики. Школа-семинар профессора А.Н. Попова. Челябинск: УралГУФК. 2005. С.10-15 (0,38 п.л.).
  19. Лавров И.В. Понятие стоимости в теории хозяйства Сервис: экономика, техника, образование. Межвузовский сборник научных трудов. Челябинск: Изд-во ЮУрГУ. 2005. С. 48-70 (1,2 п.л.).
  20. Лавров И.В. Нормативная теория богатства и экономика предпринимательства // Управление и самоорганизация в национальной экономике: I научные чтения профессоров-экономистов и докторантов / Отв. за выпуск В.П. Иваницкий, А.И. Татаркин. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. экон. ун-та. 2005. С. 88-91 (0,2 п.л.).
  21. Лавров И.В., Анохин Л.М. Институциональные основы социального рыночного хозяйства // Конкурентоспособность России и качество жизни: Материалы XXIII Международной научно-практической конференции / Урал. соц.-экон. ин-т АТИСО. Челябинск. 2006. Ч. I. С. 92-95 (0,3 п.л., в т.ч. авторских – 0,2 п.л.).
  22. Лавров И.В. Методология и проблематика нормативной экономической теории // Ключевые проблемы качества жизни: материалы Международной научной конференции. Челябинск, 25 мая 2006 г. / Отв. ред. Г.Г. Горелова. М. – Челябинск. 2006. С. 159-165 (0,45 п.л.).
  23. Лавров И.В. Парадигма богатства в экономической теории // Вопросы новой экономики. Рецензируемый научно-методический журнал. 2007. №1. С.4-7 (0,35 п.л.).
  24. Лавров И.В., Лаврова М.И. Нормативная теория богатства как методология модернизации экономики региона // Модернизация экономики дотационного региона на основе научных знаний. Всероссийская научно-практическая конференция (заочная). Сборник научных трудов. Ответственные редакторы: академик РАН А.И. Татаркин, доктор экономических наук, профессор В.И. Ефименков. Курган: Курганский филиал ИЭ УрО РАН. 2007. С.129-133 (0,33 п.л., в т.ч. авторских – 0,22 п.л.).
  25. Лавров И.В., Лаврова М.И. Современные экономические модели накопления богатства и воспроизводства человека // Государство и рынок: новое качество взаимодействия в информационно-сетевой экономике / Материалы Всероссийской научной конференции. Санкт-Петербург,  4-6 октября 2007 года. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ. 2007. С.121-129 (0,45 п.л., в т.ч. авторских – 0,35 п.л.).
  26. Лавров И.В. Перспектива как базовый институт экономики благосостояния // Новая экономика: вызовы, тенденции, реализуемость. II научные чтения профессоров-экономистов и докторантов: материалы / [Отв. за вып. М.В. Фёдоров и др. Екатеринбург: Изд-во УрГЭУ. 2008. С.39-41 (0,2 п.л.).
  27. Лавров И.В. Методология австрийской школы маржинализма – научная основа современных нормативных исследований в экономике // Австрия как культурный центр Европы: материалы Междунар. симп. Екатеринбург, 13-17 мая 2008 г. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та. 2008. С. 34-38 (0,33 п.л.).
  28. Лавров И.В. Определение критерия роста общественного благосостояния // Труды III Всероссийского симпозиума по экономической теории. Том 1. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН. 2008. С. 227-229 (0,2 п.л.).
 





© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.